WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА, ОРДЕНА ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЗИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

УДК 550.388.2+551.509.33

АХМЕДОВ Раван Рамин оглы ЧИСЛЕННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ГЕНЕРАЦИИ АКУСТИКО-ГРАВИТАЦИОННЫХ ВОЛН И ИОНОСФЕРНЫХ ВОЗМУЩЕНИЙ ОТ НАЗЕМНЫХ И АТМОСФЕРНЫХ ИСТОЧНИКОВ Специальность 25.00.29 – физика атмосферы и гидросферы ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук

Научный консультант: Доктор физико-математических наук, Профессор КУНИЦЫН Вячеслав Евгеньевич Москва 2004 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ…………………………………………….. ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………. ГЛАВА I. ВОЛНООБРАЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В АТМОСФЕРЕ И ИОНОСФЕРЕ ЗЕМЛИ 1.1. Акустико-гравитационные волны в земной атмосфере…………… 20 1.2. Механизмы генерации акустико-гравитационных волн…………... 27 1.3. Ионосферные волновые возмущения, генерированные мощными источниками………………………...…………..………………………… ГЛАВА II. ПОСТРОЕНИЕ МОДЕЛИ И РАЗРАБОТКА МЕТОДА РЕШЕНИЯ УРАВНЕНИЙ 2.1. Уравнения геофизической гидродинамики, описывающие распространения волн в атмосфере……………………………………… 2.2. Разработка численного алгоритма для решения уравнений………. 52 2.3. Моделирование ионосферных возмущений, генерированных прохождением атмосферных волн………………………………………. 2.4. Краткое содержание главы. Основные выводы………………...….. 66 ГЛАВА III. МОДЕЛИРОВАНИЕ ВОЗМУЩЕНИЙ АТМОСФЕРНЫХ ОТ И 62 46 31 4 ИОНОСФЕРНЫХ ИСТОЧНИКОВ НАЗЕМНЫХ 3.1. Включение наземных импульсных источников в модель………… 67 3.2. Генерация и распространение акустико-гравитационных волн, 69 вызванных наземными импульсными источниками…………………… 3.3. Моделирование возмущений ионосферы наземными импуль- сными источниками, и сравнение результатов с данными наблюдений……………………………………………………...………… 3.4. Отклик атмосферы и ионосферы на длиннопериодные наземные 86 источники.…………………………………………………….…………… 3.5. Трехмерное моделирование…………………………………………. 95 3.6. Краткое содержание главы. Основные выводы……………………. 99 ГЛАВА IV. МОДЕЛИРОВАНИЕ АТМОСФЕРНЫХ И ИОНОСФЕРНЫХ ВОЗМУЩЕНИЙ ПРИ ЗАПУСКАХ РАКЕТ 4.1. Ударные волны, генерируемые при запусках ракет………………. 100 4.2. Генерация и распространение акустико-гравитационных волн 101 при сверхзвуковых полетах ракет….……………………………………. 4.3. Моделирование возмущений ионосферы, вызванных запусками 108 ракет и сравнение результатов с данными наблюдений……………….. 4.4. Краткое содержание главы. Основные выводы..........................…... 116 ЗАКЛЮЧЕНИЕ......................................................................................… 117 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ....................................................................… СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АВ – акустические волны АГВ – акустико-гравитационные волны БВ – Брента-Вяйсялья ВА – верхняя атмосфера ВГВ – внутренние гравитационные волны ВОД – включение основного двигателя ИСЗ – искусственный спутник земли КВ – коротковолновой МТВ – мезосферно-термосферный волновод НДЗ – наклонное доплеровское КВ зондирование НЧА – низкочастотные акустические волны ОНЧ – очень низкая частота ПИВ перемещающиеся ионосферные возмущения ПЭС – полное электронное содержание УАВ – ударно-акустическая волна УВ – ударные волны УКВ – ультракороткая волна ВВЕДЕНИЕ Актуальность. В конце XIX века ученые начали обращать внимание на то, что сила тяжести и стратификация геофизических сред сильно модифицируют распространяющиеся в них звуковые волны. С тех пор начались первые теоретические исследования свойств распространения АГВ в атмосфере. Наряду с этим, с развитием радиотехнических средств, в середине XX столетия начались наблюдения ПИВ. Впервые в 1960м году ПИВ были интерпретированы как проявления АГВ в ионосфере. С тех пор с помощью различных методов ведутся интенсивные наблюдения АГВ в нижней и верхней атмосфере. В 90-х годах, с развитием дистанционных методов зондирования ионосферы с помощью спутников, начался новый «бум» в области исследования ионосферных системы возмущений. и сеть Радиотомографические методы позволили получить двумерные сечения ПИВ. Существующие радиотомографические приемников GPS/ГЛОНАСС дают возможность исследовать данное явление непрерывно в широких временных и пространственных масштабах. В течение почти 50 лет был накоплен огромный экспериментальный материал об ионосферных возмущениях, вызванных источниками разной природы. Среди таких источников особую роль играют сильные землетрясения, ядерные испытания, промышленные взрывы, сверхзвуковые полеты ракет и т.д. Исследование отклика ионосферы на такие антропогенные и природные источники имеет большое значение для физики атмосферы, так как это позволяет подробно изучить различные физические процессы, происходящие в атмосфере. Земная атмосфера является уникальной лабораторией для изучения многих сложных физических процессов, таких как генерация и распространение крупномасштабных волн, УВ, возникновение неустойчивых образований в ионосферной плазме и т.д. Изучение данной проблемы актуально в связи с необходимостью обоснования надежных сигнальных признаков техногенных воздействий (запуски ракет, несанкционированные взрывы и подземные ядерные испытания). Кроме того, результаты этих работ могут быть использованы для идентификации откликов от цунами и предвестников землетрясений в ионосфере. Несмотря на огромное количество экспериментальных данных, лишь в относительно небольшом количестве работ были сделаны попытки с теоретических позиций объяснить наблюдаемые возмущения в атмосфере и ионосфере от наземных и атмосферных источников. Следует отметить, что работы в данном направлении сыграли существенную роль в понимании механизма связей в системе литосфера – атмосфера – ионосфера. Эти исследования внесли большой вклад в развитие теории распространения АГВ в атмосфере и т.д. Несмотря на это, до настоящего времени отсутствует полная интерпретация данных наблюдений. Как правило, в предшествующих теоретических работах АВ, ВГВ, нелинейность среды, влияние вязкости, стратификации и зонального ветра на распространение волн рассматривались обособленно друг от друга. В результате этого, ни одна из существующих моделей не может объяснить весь спектр атмосферных и ионосферных возмущений, возбуждаемых источниками разной природы. Что касается моделирования атмосферных волновых возмущений, генерированных во время сверхзвукового движения ракет, то эта задача интересна еще и тем, что здесь мощный источник возбуждения находится прямо в верхней атмосфере. В последнее десятилетие в связи c увеличением быстродействия компьютеров и развитием вычислительной гидродинамики зародилось новое направление в физике атмосферы – исследование распространения атмосферных волн с помощью численного решения нелинейных уравнений геофизической гидродинамики. Применение таких численных методов позволяет учесть совместно все факторы, влияющие на распространения АГВ с конечной амплитудой в реальной диссипативной среде.

Цели работы: • Разработка численного метода для моделирования распространения АГВ с конечной амплитудой на большие горизонтальные и вертикальные расстояния;

• Моделирование генерации АГВ и волнообразных ионосферных возмущений от разного типа источников: наземных импульсных и длиннопериодных источников, сверхзвуковых полетов ракет;

• Сопоставление результатов моделирования с данными наблюдений. Новизна результатов: • Предложена система уравнений геофизической гидродинамики и граничные условия, позволяющие провести численное моделирование генерации и распространения АГВ от источников разной природы;

• Разработан численный алгоритм для решения системы уравнений вместе с соответствующими начальными и граничными условиями с помощью конечно-разностного метода;

• Промоделирована генерация волн от разного типа источников: сильных землетрясений, подземных ядерных взрывов, поверхностных волн Рэлея, длиннопериодных ракетоносителей;

• Впервые с помощью конечно-разностного метода были получены вместе две ветви спектра акустико-гравитационных волн – акустические волны и внутренние гравитационные волны;

• Впервые были построены кривые чувствительности (отклика) нейтральной атмосферы периодами;

• Впервые были промоделированы волнообразные вариации электронной плотности в ионосфере с учетом геомагнитного поля на больших на воздействие поверхностных источников с разными наземных источников, сверхзвуковых движений временных и пространственных масштабах, генерированные вышеуказанными источниками;

• Впервые с помощью разработанной модели были интерпретированы возмущения полного электронного содержания в ионосфере по разным направлениям лучей, связывающих спутники и приемники. Научная и практическая ценность работы. Используя разработанную численную модель, можно исследовать свойства АГВ, генерированных источниками разных видов, такими как движение солнечного терминатора, экваториальные и полярные токовые системы, тропические циклоны и т.д. Полученные численные результаты могут быть использованы для выделения и идентификации отклика в ионосфере от слабых длиннопериодных колебаний земной поверхности, наблюдаемых в некоторых случаях перед землетрясениями, зарегистрировать которые крайне трудно традиционными сейсмическими методами. Развитая модель позволяет исследовать нелинейный режим распространения АГВ и распространение слабых ударных волн в атмосфере. Результаты работы могут быть использованы в будущем для разработки и постановки экспериментов по наблюдению атмосферных и ионосферных возмущений, генерированных источниками разной природы. Полученные графические и мультимедийные материалы могут применяться в учебных курсах как наглядное пособие для изучения свойств АГВ в атмосфере. Апробация работы и публикации. Результаты работы докладывались на XII Всероссийской школе-конференции по дифракции и распространению волн (Москва, 2001), XX Всероссийской научной конференции по распространению радиоволн (Нижний Новгород, 2002), на V сессии Байкальской молодежной школе по фундаментальной физике (Иркутск, 2002), Международной конференции «Потоки и структуры в жидкостях» (Санкт-Петербург, 2003), Генеральной Ассамблее Европейского Геофизического Союза (Nice, 2003), LVIII Научной Сессии НТОРЭС им. А.С. Попова (Москва, 2003), международной конференции и школе для молодых ученых «Вычислительно-информационные технологии для наук об окружающей среде» (Томск, 2003). По теме диссертации опубликовано 12 работ в отечественных и зарубежных изданиях. Защищаемые положения. 1. Система нелинейных уравнений гидродинамики и соответствующие граничные интенсивных условия, АГВ в позволяющие двумерной описывать и распространение сжимаемой трехмерной плоскопараллельной атмосфере, с учетом реальной стратификации и зонального ветра. Граничные условия позволяют включить наземные источники с разными характеристиками и цилиндрический звуковой источник, возникающий во время сверхзвукового полета ракет. 2. Численный метод для решения соответствующей системы уравнений геофизической гидродинамики. 3. Результаты моделирования пространственных и временных распределений возмущений плотности и температуры нейтральной атмосферы, скорости гидродинамических частиц, плотности волновой энергии АГВ, генерированных наземными и атмосферными источниками. 4. Результаты моделирования пространственных и временных распределений возмущений электронной концентрации в ионосферной плазме, генерированных наземными и атмосферными источниками при разных моделях нейтральной атмосферы и ориентации магнитного поля. 5. Результаты моделирования вариаций полного электронного содержания в разных направлениях в возмущенной ионосфере, для разного рода источников.

6. Кривые чувствительности (отклика) нейтральной атмосферы на наземные источники с разными периодами. 7. Результаты трехмерного моделирования возмущений нейтральной атмосферы от наземных источников. Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка цитируемой литературы.

Работа содержит _ страниц текста, _ рисунков. Краткое содержание работы. В первой главе представлен обзор теоретических и экспериментальных работ по исследованиям АГВ в атмосфере и ионосфере. Глава состоит из трех параграфов. Первый параграф посвящен общим свойствам распространения АГВ в атмосфере. Приводятся основные спектральные характеристики АВ и ВГВ, захваченных АГВ, механизмы диссипации волн и т.д. Более энергетическая часть этих волн – ВГВ играет большую роль в циркуляции атмосферы, и их параметризация имеет важное значение в мезомасштабных и глобальных моделях атмосферы. Кроме того, ВГВ являются одним из основных механизмов передачи энергии из нижних слоев атмосферы в термосферу. Второй параграф посвящен механизмам генерации АГВ. Источники генерации могут быть антропогенными или природными. Характеристики АГВ зависят также от свойств источников. Такие источники, как конвективная неустойчивость, сдвиговая неустойчивость, орография, погодные фронты и т.д. постоянно генерируют ВГВ в нижней атмосфере. Импульсные источники, такие как сильные землетрясения, мощные взрывы, запуски ракет и т.д. способны генерировать широкий спектр волн – от высокочастотных инфразвуковых до длиннопериодных ВГВ, которые распространяются на тысячи километров без заметного затухания.

В третьем параграфе дан обзор основных экспериментальных работ по изучению проявлений АГВ в ионосфере. Один из основных эффектов АГВ в ионосфере - это ПИВ и неустойчивые плазменные образования. С развитием средств наблюдения ионосферы стало возможным проведение непрерывного мониторинга ионосферных возмущений. Конкретный механизм формирования этих возмущений ясен не до конца. Во второй главе рассмотрено построение численной модели. Глава разделена на 4 параграфа. В первом параграфе представлена система уравнений геофизической гидродинамики для моделирования распространения АГВ в атмосфере. С этой целью рассмотрены уравнения гидродинамики в общей форме. С помощью известных математических преобразований можно получить систему уравнений гидродинамики в эйлеровой форме, удовлетворяющую требованиям нашей задачи. Таким образом, после задания параметров атмосферы и соответствующих начальных и граничных условий можно решать систему уравнений. Второй параграф посвящен разработке численного алгоритма для решения системы уравнений. При выборе численного метода мы учитывали следующие особенности данной задачи: • Решение должно содержать медленные и быстрые волновые движения. • Метод должен быть устойчивым к резким градиентам плотности атмосферы. • Обеспечение устойчивости решения усложняется присутствием нелинейных компонент в уравнениях. • Большой объем вычислений из-за размера области интегрирования и длительности времени распространения волн. Учитывая все вышеперечисленное, после анализа и сопоставления разных методов был выбран явный конечно-разностный метод Flux Corrected Transport. В разработанном нами численном алгоритме используются основные свойства этого метода. Суть метода состоит в том, что для обеспечения устойчивости решения на первом этапе вводится искусcтвенная диффузия, а потом с помощью антидиффузии минимизируется численная диффузия. Так как все переменные в уравнениях могут быть как положительными так и отрицательными, мы не использовали ограничения на антидиффузионные слагаемые для обеспечения положительности. Таким образом, мы освобождаемся от таких проблем, как синхронизация потоков и обеспечения положительности решения, требующие дополнительные вычислительные затраты. Для обеспечения устойчивости и высокой точности мы аппроксимировали конвективные, адвекционные и нелинейные слагаемые в системе уравнений особыми методами. Для решения двумерной и трехмерной задачи использовался метод расщепления шага по времени для координатных направлений. Граничные условия состоят из двух частей: первая часть обеспечивает вход возмущения от источника в данную модель, вторая часть - уход волны из расчетной области. Начальные условия предполагались нулевыми. В третьем параграфе приведен вывод формулы для вычисления изменения электронной концентрации в плоскопараллельной ионосфере, вследствие столкновений с нейтральными частицами во время прохождения АГВ. Эта формула получена из уравнении неразрывности для заряженных частиц. В конкретных расчетах использовался профиль фоновой ионосферы, состоящий из двух параболических слоев – E и F (с максимумом на 300 км). Для наблюдения за состоянием ионосферы имеет очень большое значение определение изменения ПЭС в разных направлениях, т.е. между приемником и ИСЗ. В четвертом параграфе перечислены основные результаты, полученные во второй главе. В третьей главе рассматриваются включение наземных источников в представленную модель, анализ полученных результатов для нейтральной атмосферы и ионосферы и сопоставление их с экспериментальными данными. Глава разделена на 6 параграфов. В первом параграфе приведена постановка задачи для моделирования литосферно-ионосферной связи. Наземный импульсный источник рассматривался как поршнеобразный источник, который действует на атмосферу. Чтобы включить этот источник в данную модель, необходимо задать скорость движения частиц воздуха на высоте поверхности земли в окрестности эпицентра источника. Отсюда следует, что для вертикальной компоненты (горизонтальные перемещения не учитываются) скорости граничное условие будет условием сшивания над земли. При выборе значений этих твердой поверхностью мы учитывали то параметров, обстоятельство, что на практике определить точные значения параметров импульса возмущения не так просто, и они зависят от конкретного случая. Но так как нашей главной целью является изучение общих свойств возмущений от таких источников, мы принимали некоторые приближенные значения параметров источника. Что касается наземных промышленных взрывов, то их можно учитывать в нашей модели с помощью задания эквивалентного подземного источника. Во втором параграфе представлены основные результаты, полученные при решении исходных уравнений для наземного источника с вышеперечисленными параметрами. Таким образом, система уравнений вместе с начальными и граничными условиями решалась с помощью составленного нами пакета компьютерных программ. Параметры расчетной сетки были выбраны следующие: шаг по высоте 5 км, по горизонтальной координате 10 км и 0.1 сек по времени. Размеры моделируемой области составляли 4000 км и 500 км по ширине и высоте, соответственно. Как известно, стратификация температуры и зональный ветер влияют на распространение АГВ в атмосфере. Чтобы отделить эти влияния друг от друга, мы поэтапно рассматривали разные варианты модели атмосферы в наших вычислениях. Изотермический случай интересен тем, что он позволяет сравнить результаты моделирования с предшествующими работами в этой области. Как показывает сравнение, период, фазовая и групповая скорости, линейный рост периода ВГВ и т.д. полученные нами для изотермической и безветренной атмосферы, подтверждаются результатами предыдущих работ. Кроме того, как показывают результаты, данная модель хорошо описывает такие нелинейные эффекты, как укручение профиля волны и т.д. Таким образом, тестирование численной модели показало, что она обладает приемлемой точностью. Из полученных результатов видно, что период ВГВ растет от 300 сек до 1200 сек линейно по мере удаления от источника в горизонтальном направлении. Эта связано с тем, что волны с большими периодами движутся наклонно к вертикали. Период акустических волн около 200 сек. Точка насыщения, т.е. высота максимальной амплитуды АГВ находится на высоте около 200-250 км. Вертикальная скорость, возмущения плотности, давления и температуры в волне, также показывают подобную зависимость. Для АВ вертикальная скорость, а для ВГВ горизонтальная скорость играют доминирующую роль. В третьем параграфе приведены результаты вычислений ионосферных возмущений, вызванных наземными импульсными источниками. Здесь представлены пространственные распределения вариации электронной плотности в ионосфере через некоторое время после землетрясения или взрыва. После толчка в течении 15 мин возмущение доходит до верхней атмосферы. Учет зонального ветра нарушает симметрию отклика атмосферы и ионосферы. Здесь наблюдаются среднемасштабные ПИВ с длинами волн около 100 км, распространяющиеся от источника с горизонтальной фазовой скоростью около 300 м/с. Проведенные исследования показали сильную качественную и количественную модификацию ионосферного отклика при изменении ориентации геомагнитного поля. Когда магнитное поле имеет заметную вертикальную компоненту, получается совсем другая картина. Эти результаты могут быть также применены к интерпретации атмосферных возмущений вызванных наземными взрывами. Что касается данных, полученных при трансионосферном зондировании верхней атмосферы сигналами спутниковой радионавигационной системы GPS, то анализ полученных результатов показывает, что характеристики этих сигналов сильно зависят от месторасположения приемника, угла места спутника и т.д. Как показывают наши результаты, диапазон частот этих возмущений может быть очень широким. Анализируя результаты, мы увидим, что этот график качественно хорошо описывает высокочастотные (период 200 с) возмущения вертикального ПЭС (т.е. угол места спутника =90°), зарегистрированные некоторыми наблюдателями во время сильных землетрясений. Когда приемник находиться на расстоянии 800 км от источника, здесь видны ВГВ с периодом приблизительно 1000 с. Длиннопериодные колебания в ионосфере, рассчитанные нами, наблюдались с помощью томографического метода, доплеровским зондированием и др. методами во время землетрясений и взрывов. Периоды волн, горизонтальные фазовые и групповые скорости распространения волн в нашей модели и экспериментальных данных почти совпадают. В четвертом параграфе представлены результаты моделирования возбуждения атмосферы и ионосферы от длиннопериодных наземных источников. Как известно, неглубокие землетрясения генерируют длинные поверхностные волны Рэлея, которые распространяются на большие расстояния. В модели в качестве источника бегущей волны Рэлея предполагалась одиночная синусоидальная волна с периодом 50 с и длиной волны 70 км, которая распространяется со скоростью 1400 м/с по поверхности земли. Для амплитуды скорости вертикальных колебаний земной поверхности принималось значение wm= 1 мм/с. В этом случае генерированные ПИВ распространяются со сверхзвуковой фазовой скоростью. Амплитуда возмущения электронной плотности такого же порядка, как в случае импульсного источника. По периодам атмосферные волны, генерированные волнами Рэлея, принадлежат к высокочастотным АВ. Этот результат подтверждается результатами аналитических вычислений, проведенных в ранних работах. Кроме того, в природе существуют длиннопериодные источники, такие как цунами, колебания земной поверхности и т.д. Длиннопериодные колебания земной поверхности могут быть основным механизмом генерации ВГВ в сейсмически активных регионах. С этой целью мы брали источники с амплитудой 1 мм/с, но с разными периодами. Анализ отклика нейтральной атмосферы на такие источники показывает, что роль ВГВ в отклике растет с ростом периода источника. Результаты показывают, что в зависимости от расстояний в горизонтальном и вертикальном направлениях от источника, чувствительность атмосферы существенно меняется. Очевидно, что над эпицентром источника отклик нейтральной атмосферы имеет максимум на частоте Брента-Вяйсяля. Максимум отклика смешается в сторону длинных периодов с удалением от источника в горизонтальном направлении. Что касается амплитуды возмущений, то они сравнимы с откликами в случае импульсных источников, несмотря на то, что амплитуды источников отличаются в 104 раз. Таким образом, длиннопериодные наземные источники способны генерировать интенсивные масштабах. Если учесть, что в ВГВ в атмосфере в больших сейсмически активных регионах протяженность таких источников велика, тогда очевидно, что они могут сильно возбудить верхнюю атмосферу, и их можно зарегистрировать традиционными радиофизическими методами. В пятом параграфе приведены результаты трехмерного моделирования атмосферных возмущений от импульсных источников. В трехмерном случае система уравнений будет иметь аналогичный вид, но с добавлением компоненты скорости в другом горизонтальном направлении. К сожалению, большие затраты памяти компьютера и времени расчета ограничивают возможности решения трехмерной задачи и обработки полученных результатов. Поэтому здесь представлены результаты, полученные на более грубых разностных сетках в меньшей пространственной области. Из результатов видно, что в области над источником наблюдается акустический купол, и расходящиеся от него ВГВ. В трехмерном случае из-за геометрического расхождения наблюдается более сильное затухание волн. В шестом параграфе представлено краткое содержание данной главы. В четвертой главе представлены результаты работ по моделированию генерации АГВ и ионосферных возмущений, генерированных во время полета ракет. Глава разделена на 4 параграфа. Первый параграф посвящен анализу свойств УВ, излучаемых сверхзвуковыми полетами ракет. Общеизвестно, что генерация АГВ происходит в основном во время горизонтального сверхзвукового полета ракеты после запуска. При сверхзвуковом обтекании ракеты на больших расстояниях от нее вызываемые ею возмущения слабы, и поэтому их можно рассматривать как цилиндрическую звуковую волну, расходящуюся от оси, проходящей через ракету параллельно направлению обтекания. Мы ввели источник возмущения в расчетную модель следующим образом: пусть вертикальная координатная плоскость перпендикулярна к траектории горизонтального полета ракеты. Предположим, что с левой границы в расчетную область входит одиночный сильно нелинейный акустический импульс, который далее превращается в пакет АГВ. Цилиндрический звуковой импульс в первом приближении можно аппроксимировать с помощью функции Гаусса. Таким образом, акустический импульс вводиться в модель в форме, заданной нами. Значения плотности и температуры в волне можно вычислить с помощью формул, описывающих простые нелинейные акустические волны. Эти граничные условия обеспечивают передачу возмущения от среды вокруг траектории ракеты в рассматриваемую нами область атмосферы. Что касается моделирования второй области атмосферы, находящейся слева от траектории ракеты, то в этом случае такие же граничные условия будут на правой границе расчетной области. Граничные условия на других стенках области будут аналогичными, как и в случае для наземных источников. Второй параграф посвящен результатам моделирования генерации АГВ от звукового цилиндра вокруг сверхзвуковой ракеты. Здесь мы принимали приближенные значения для параметров акустического импульса. Результаты моделирования показывают, что в этом случае генерируется широкий спектр волн – АВ, ВГВ и захваченные АГВ. Основной отклик – это длиннопериодные волны. Примечательным фактом является то, что скорость распространения возмущений близка к скорости звука в термосфере, около 800 м/с. Как и в предыдущих случаях, горизонтальный ветер слабо влияет на характер отклика. В третьем параграфе приведены результаты вычислений ионосферных волнообразных возмущений, генерированных во время полета ракет. В этом случае в ионосфере генерируются крупномасштабные ПИВ с масштабами сотни километров. В области мезосферно-термосферного волновода видны захваченные волны, которые не появляются в решении, если принимать атмосферу изотермической. Сравнение результатов с данными радиотомографических реконструкций, полученных во время запуска ракеты с космодрома Плесецк в 1991 г., показывает, что данная модель качественно описывает пространственные свойства ионосферных возмущений от такого рода источников. Кроме того, низкочастотные ВГВ, предсказанные данной моделью, наблюдались также с помощью методов некогерентного рассеяния, доплеровского зондирования и т.д. во время запусков ракет с космодромов Байконур и Kennedy Space Center. Что касается данных по вариации ПЭС, здесь модель также предсказывает появление N-образного возмущения по времени. В четвертом параграфе представлено краткое содержание данной главы. В Заключении сформулированы основные выводы, полученные в ходе выполнения данной работы.

ГЛАВА I.

ВОЛНООБРАЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В АТМОСФЕРЕ И ИОНОСФЕРЕ ЗЕМЛИ 1.1. Акустико-гравитационные волны в земной атмосфере. Движение нейтрального газа в земной атмосфере состоит в основном из следующих видов: преобладающие ветры или общая циркуляция, внутренние волны, турбулентность и т.д. К волновым движениям относятся АГВ, приливы, планетарные волны. АГВ являются одними из основных волновых движений земной атмосферы. Семейство АГВ – это модифицированные звуковые волны в поле тяжести земли. Впервые дисперсионное уравнение для АГВ в линейном приближении для недиссипативной атмосферы было получено в работе (Hines, 1960):

4 2 c 2 (k x2 + k z2 ) + ( 1) g 2 k x2 + 2 2 g 2 4c 2 = (1.1) где – угловая частота, c – скорость звука, – отношение удельных теплоемкостей воздуха, g – ускорение свободного падения, k x и k y горизонтальное и вертикальное волновое числа, соответственно. Из (1.1) получается, что в решении присутствуют два типа волн: акустические волны с частотой > a и внутренние гравитационные волны с частотой < g. Где:

a = g 2c g = 1 g c (1.2) Первая это – частота акустического обрезания, вторая – частота БВ. Величина a есть резонансная частота всей атмосферы для акустической моды, когда возвращающая сила вызвана сжатием, а g есть частота резонанса для смещенного объема воздуха внутри атмосферы, когда возвращающая сила является выталкивающей силой Архимеда при всплывании (Данилов и др., 1987). Если частота волны много больше частоты БВ, как и в случае обычной звуковой волны, то эффектом гравитации можно пренебречь. Если же, эти частоты сравнимы, то потенциальная энергия, связанная с силой плавучести, становится сравнима с энергией, связанной с распространением волны. В такой волне, естественно, движения частиц воздуха приобретают компоненту, перпендикулярную к направлению распространения волны. Если частота ниже частоты БВ, то преобладает сила плавучести и волна становиться вертикально-поперечной, гравитационной. Частоты a и g близки по величине, соответствующие им периоды меняются в зависимости от температуры в интервале 515 мин (Брюнелли и Намгаладзе, 1988). Периоды ВГВ варьируются от 5 мин до 3 часов. Меньшими периодами обладают АВ, большими приливы. Скорость АВ зависит от свойств среды, так что значение частоты однозначно определяет длину волны, но не направление распространения. Для ВГВ выбор частоты определяет угол распространения, но не скорость и не длину волны. Анизотропный характер распространения АГВ сильнее проявляется на низких частотах. Если > a, распространение волн возможно во всех направлениях от ненаправленного излучателя, но при распространения (Данилов и др., 1987):

< g угол 0 = arctg ( g2 2 1) (1.3) Как видно, предельный угол 0 уменьшается с увеличением частоты. Для наблюдаемых ВГВ в средней атмосфере горизонтальная длина волны варьируется от десятка до сотни километров, а вертикальная длина волны не больше десятка километров. В крупномасштабных ВГВ, для которых << g, фаза волны распространяется почти вертикально, а частицы движутся практически горизонтально. Принципиальное различие между ВГВ и АВ заключается в том, что последние являются продольными, а ВГВ вертикально-поперечными. Еще одна характерная особенность ВГВ в том, что по горизонтали энергия и фаза волны распространяются в одном направлении и с одинаковой скоростью, а по вертикали – в противоположных направлениях: фаза вниз, а энергия вверх (Hines, 1960). Так как плотность атмосферы с высотой падает почти экспоненциально, сохранение кинетической энергии подразумевает, что амплитуда волны растет с высотой. Следовательно, АГВ на больших высотах приводят к значительным колебаниям атмосферы. В изотермической атмосфере с учетом сферичности земли АВ и ВГВ распространяются по совершенно различным траекториям (Francis, 1975). Как видно из Рис. 1.1.1, низкочастотные ВГВ преломляются вокруг земли гравитационным полем. Высокочастотные АВ не подвергается этому влиянию, так как силы плавучести не играют роль в их распространении. Низкочастотные АВ преломляются в противоположном направлении и удаляются от поверхности земли. Вышесказанное показывает, что на больших горизонтальных расстояниях от места генерации АГВ можно наблюдать ВГВ. В настоящее время свойства распространения АГВ в изотермической атмосферы атмосфере к исследованы подробно (Francis, 1975;

Григорьев, 1999). Реальная стратификация температуры приводит существенной модификации распространения АГВ в атмосфере. В работах (Friedman, 1966;

Klostermeyer, 1972;

Francis, 1973;

Гаврилов, 1986;

Савина, 1996), аналитическими и численными спектров методами в было исследовано захвата в возникновение дискретных АГВ результате атмосферных волноводах. Это связано тем, что с ростом температуры величина k z уменьшается и для некоторых и k x, k z2 может стать отрицательной, что соответствует отражению от этой области. Между такими областями волна может оказаться захваченной в волноводный канал. Но если на глубине затухания k z снова станет действительным, то возможно просачивание волны через температурный барьер, например в окрестности мезопаузы. Отражение волны от земной поверхности тоже приводит к захвату АГВ между земной поверхностью и температурным градиентом. Весь спектр захваченных АГВ был вычислен в работе (Francis, 1973).

Существуют три основных вида захваченных волн: акустическая мода, термосферическая мода и мода Лэмба. Поверхностные волны Лэмба являются частным решением волновых уравнений. Они распространяются горизонтально со скоростью звука и частицы в них движутся вдоль направления распространения волны. На Рис. 1.1.2 представлена иллюстрация к дисперсионному соотношению для не захваченных АГВ и волн Лэмба (Госсард и Хук, 1975), где m = k x2 + k y2, 2 z – инерционная частота. Вертикальные градиенты фонового ветра тоже приводят к отражению и преломлению волн в атмосфере (Гаврилов 1985;

Погорельцев и Перцев, 1995;

Whiteway and Duck, 1996). В этом случае могут возникать критические уровни, где горизонтальная фазовая скорость волны равна горизонтальной скорости ветра. Вблизи этого уровня волна захватывается и ее энергия распространяется горизонтально. В реальной атмосфере распространение АГВ усложняется еще и рефракцией, диссипацией и отражением от земной поверхности. Плотность энергии волн может затухать из-за геометрического расхождения, преломления и диссипации. Диссипация энергии волн обусловливается различными физическими процессами – молекулярная вязкость атмосферы и теплопроводность, ионное торможение, радиационные процессы (Pitteway and Hines, 1963;

Imamura, 1995). Кроме того, воздействие турбулентности на крупномасштабные волновые движения напоминает действие молекулярной вязкости и теплопроводности, и оно порождает эффективную атмосферную «вихревую» вязкость и теплопроводность, которые на несколько порядков больше соответствующих молекулярных величин (Госсард и Хук, 1975). В нижней атмосфере главными механизмами затухания ВГВ являются молекулярная вязкость, теплопроводность, и взаимодействие с фоновой турбулентностью. Ионное торможение становится преобладающим фактором в затухании волн в верхней атмосфере ( h > 140 км), где ионы движутся вдоль магнитных силовых линий. Мелкомасштабные АВ по мере распространения на большие расстояния быстро затухают из-за вязкости и теплопроводности. (Francis, 1975). Таким образом амплитуда ВГВ на больших расстояниях от источника будет гораздо больше чем амплитуда АВ. Влияние вязкости, усиливающееся горизонтальному с высотой из-за убывания ВГВ в плотности, ведет к Как распространению верхней атмосфере.

показывают современные исследования, не само значение молекулярной вязкости, а именно его вертикальный градиент, который растет с высотой является основным фактором, который сильно ограничивает прохождение волн в верхнюю атмосферу (Zhang and Yi, 2002). Радиационное затухание и ионное трение меньше зависят от масштабов волн. Ионное трение оказывает большое влияния на ВГВ, с периодами T 1 час и оно зависит от направления распространения волны. В изучении распространения ВГВ можно пренебречь электрическим полем Земли (Госсард и Хук, 1975). Несмотря на огромное количество работ, до сих пор нет четкой ясности в понимании того, какие механизмы на каких высотах преобладают в затухании ВГВ (Gardner, 1996, 1998;

Hines, 1998). Следует отметить, что ВГВ, идущие из тропосферы, из-за спадания плотности становятся очень интенсивными в области мезопаузы, что приводит к возникновению неустойчивости и происходит разрушению волн. Значительное влияние ВГВ на окружающую среду происходит в средней атмосфере, между 10 км и 110 км. неустойчивости, дискутируется насыщении, сейчас в научной Надо отметить, что вопрос о ВГВ на весьма основе оживленно линейной, разрушении литературе квазилинейной и нелинейной теорий. Обычно амплитуда наблюдаемых ВГВ составляет единицы, а горизонтальная фазовая скорость десятки и сотни м/сек. При g, при амплитудах >10 м/с и вблизи критических слоев область применимости линеаризованных уравнений сильно сокращается (Гаврилов, 1988). Нелинейные свойства ВГВ широко исследуются с помощью аналитических и численных расчетов (Романова, 1971;

Zhang and Yi, 1999). Как показывают многочисленные исследования, ВГВ вносят огромный вклад в циркуляцию атмосферы, формированию ее структуры и изменчивости. Более точные оценки влияния ВГВ на крупномасштабную циркуляцию в средней атмосфере позволяет вводить параметризацию этих волн в мезомасштабных и климатических моделях атмосферы (Gavrilov, 1997;

Alexander and Holton, 1997;

Drobyazko and Gavrilov, 2001;

Fritts and Alexander, 2003). ВГВ известны давно по их воздействию на так называемые серебристые облака, образующиеся вблизи мезопаузы (Госсард и Хук, 1975). Кроме того, ВГВ влияют на распределение озона в атмосфере (Еланский и др., 2003). В настоящее время существует много доказательств существования АГВ в атмосфере земли. Основные наблюдаемые факты: волновые структуры на тропосферных облаках;

вариации приземного давления на микробарограммах;

орографические волны;

перемещающиеся волновые структуры на серебристых облаках;

колебания в энергетических спектрах по наблюдениям ночных свечений;

волновые вариации содержания озона и других примесей в средней атмосфере;

волновые структуры, полученных методами радиозондирования ионосферы и т.д. (Гаврилов, 1988;

Григорьев, 1999).

Рис. 1.1.1. Траектории распространения АГВ в изотермической атмосфере (Francis, 1975).

Рис. 1.1.2. Дисперсионные кривые АГВ (Госсард и Хук, 1975).

1.2. Механизмы генерации акустико-гравитационных волн. Существуют десятки видов источников генерации АГВ в атмосфере. Основные механизмы генерации – тропосферные циклоны, фронтальные системы, струйные течения, полярная и экваториальная токовые системы, связанные с магнитными бурями, солнечный терминатор, метеоры, ураганы, грозы, ядерные испытания, землетрясения, извержения вулканов, сверхзвуковой полет ракет и т.д. Эти источники в основном двух типов: природные и искусственные. С целью изучения динамики и строения ионосферы используются такие источники возмущения, как искусственные взрывы, сжигание топлива, нагрев мощным радиоизлучением, выбросом химически активных веществ и т.д. (Григорьев, 1999). Наблюдения показывают, что возмущение авроральной электроструи генерирует сильные ВГВ, которые распространяются на тысячи километров. Одной из классических задач возбуждения АГВ является генерация АГВ от точечного импульсного источника. Такой источник вводится в уравнения гидродинамики в виде функции (Francis, 1975): r r (r, t ) = 0 (r ) (t ) (1.4) Эта задача имеет очень важное практическое значение, так как позволяет моделировать распространения АГВ от сильных взрывов и землетрясений. Локальное возмущение атмосферы возбуждает широкий спектр волн. В дальнейшем эти волны расходятся с разной скоростью благодаря дисперсии. Фазовые и особенно групповые скорости АВ существенно выше, чем у ВГВ. В книге (Дикий, 1969) подробно представлено решение аналитическими и численными методами задачи о генерации АГВ от таких импульсных источников. Полученные асимптотические формулы показывают значительно более сильное затухание акустической части решения по сравнению с гравитационной. Как показывают исследования, над местом взрыва будет наблюдаться АВ, а на больших горизонтальных расстояниях, в основном, ВГВ. По результатам видно, что на низких частотах ( < g ) амплитуда возмущения резонансным образом растёт вдоль направлений, задаваемых уравнением z = r 0 ( g2 02 ) 1 / 2 от точечного источника возмущения (Григорьев, 1999). Отсюда следует, что по мере удаления от источника наблюдатель «видит» длиннопериодные волны. Наблюдатель может зарегистрировать волны только в ограниченном диапазоне высот вблизи ионосферного максимума. Если источник генерирует предпочтительно низкочастотные волны, тогда атмосферный отклик растет по мере распространения волны. Протяженный источник относительно неэффективен в возбуждении волн с длиной волны меньшей, чем размеры самого источника, так как эти короткие волны из-за интерференции подавляются волнами, идущими из других областей источника. Вязкость также сильно подавляет коротковолновые возмущения. Резюмируя результаты расчетов разных авторов (Дикий, 1969;

Francis, 1975) можно сказать, что свойства свободно распространяющихся ВГВ могут меняться в больших пределах, от обратно кубического затухания до линейного роста, в зависимости от спектральных и геометрических характеристик источника и даже от метода наблюдения волн. Очевидно, что атмосферные источники возбуждают АГВ, которые распространяются наклонно вверх и вниз. Последние отражаются от твердой поверхности земли и распространяются обратно в верхнюю атмосферу. В случае землетрясения возможными источниками АГВ являются движения земной поверхности. Общеизвестным источником первого типа является поверхностная волна Рэлея, расходящаяся от эпицентральной зоны (Голицын и Кляцкин, 1967). Источником второго типа является сама эпицентральная область (Row, 1967). Наземные источники по механизму возбуждения делятся на две части. Первые – это землетрясения, подземные ядерные взрывы, цунами, и т.д., когда атмосфера возмущается колебаниями земной или морской поверхности. Вторые – это наземные взрывы, когда генерируются УВ, которые на некотором расстоянии превращаются в АГВ (Шувалов, 1999). Теоретически генерация АГВ исследуется с помощью включения в уравнения гидродинамики источника массы, энергии, импульса или заданием граничных условий. В работах (Голицын и Кляцкин, 1967;

Голицын и др., 1976) рассматривалось возбуждение АГВ от поверхностных рэлеевских волн и волн на поверхности океана. Показано, что рэлеевские волны, скорости которых велики по сравнению со скоростью звука в атмосфере, могут возбуждать лишь АВ. Морское волнение не может возбудить волны в атмосфере, но длинные волны - типа цунами - могут возбуждать ВГВ. Авторы (Григорьев и Савина, 1991;

Кожевников, 1999) и др. с помощью аналитических методов проанализировали условия генерации и распространения АГВ от орографических источников. Автор (Гаврилов 1986, 1988) численно промоделировал распространения ВГВ от тропосферных источников. Была исследована вертикальная структура этих волн в зависимости от зонального ветра и т.д. В последние годы с помощью современных компьютеров численно моделируется генерация ВГВ от разного вида тропосферных источников. В работе (Piani et al., 2002) было рассмотрено возбуждение ВГВ от конвективной области в трехмерной атмосфере. Одним из важных свойств ВГВ является то, что достигая мезосферы волны могут разрушаться, и это приводит к локальному нагреванию и движениям воздуха. Эти области могут генерировать вторичные ВГВ, которые распространяются вверх и вниз из мезосферы (Holton et al., 2002). Одним из значимых исследований в этой области является работа (Mayr et al., 1984, 1990). В этой работе представлена спектральная модель расчета акустико-гравитационного отклика многокомпонентной термосферы на разного рода источники. Модель построена для всего земного шара. Результаты показывают, что для источников генерации АГВ, находящихся в атмосфере существуют 4 основные ВГВ моды: прямая волна, которая значительна на больших расстояниях от источника;

прямая волна из нижней термосферы, которая преобладает около источника;

захваченная волна, которая доминирует на большом расстоянии от источника;

волна отраженная от земной поверхности, которая существенна вблизи источника. Первая и вторая волновые моды подвержены влиянию верхней атмосферы, и они известны как «верхние» моды. Третья и четвертая моды в основном подвержены влиянию свойств нижней атмосферы и называются «низкие моды». Существует много работ, в которых рассматривается генерация только акустического спектра волн в атмосфере, вызванных импульсными источниками, (Rudenko and Uralov, 1995;

Davies and Archambeau, 1998;

Drobzheva and Krasnov, 2003). Авторы (Rudenko and Uralov, 1995) разработали аналитический метод для предсказания влияния АВ, генерированных подземными ядерными испытаниями. Было показано, что энергия акустического импульса, распространяется в верхнюю атмосферу без значительного результатам, захвата атмосферными волноводами. По полученным взрывом с акустическое возмущение, генерированное мощностью 1100 кТн, излучается в атмосферу в виде узкого пучка: 5o.

Продолжительность сигнала составляет от нескольких до десятков секунд. Здесь задавалась начальная форма акустического импульса и исследовалась ее эволюция по мере распространения вверх. Следует отметить, что низкочастотная часть спектра АВ – инфразвуковые волны, также распространяются на большие расстояния от источника возмущения из-за захвата в атмосферный волновод. Во время извержения вулкана Кракатау в 1883 г., падения Тунгусского метеорита в 1908 г., землетрясения на Аляске 1964 г. были зарегистрированы высокочастотные акустические волны на огромных расстояниях с помощью микробарографов на уровне земной поверхности (Row, 1964;

Francis, 1975). В работе (Куличков, 1999) также были зарегистрированы и исследованы свойства инфразвуковых волн, вызванные наземными взрывами.

1.3. Ионосферные волновые возмущения, генерированные мощными источниками. В ионосфере наблюдается широкий спектр неоднородностей, связанных с природными воздействиями – солнечными и магнитными бурями (Kohl, et al., 1996), сейсмической и метеорологической активностью (Григорьев, 1999;

Sauli and Boska, 2001), антропогенными возмущениями – взрывами, запусками ракет, нагревом мощными источниками радиоволн (Альперович и др., 1983;

Jacobson et al., 1988) и т.д. Таким образом, ионосфера может служить индикатором Волновые различных воздействий генерируемые разнообразной природы. возмущения, антропогенными воздействиями, имеют разнообразную природу, однако одним из наиболее энергонесущих типов возмущений ионосферы до высот 300 км являются АВ и ВГВ (Нагорский, 1999). Генерированные разными источниками атмосферные волны распространяются до больших высот с нарастанием амплитуды и могут приводить в движение плазму ионосферы вследствие столкновительного взаимодействия нейтральных и заряженных частиц. Для приземных источников коэффициент усиления амплитуды волн может достигать 104 на ионосферных высотах (Calais and Minster, 1998). АГВ в ионосфере могут привести к формированию разнообразных явлений – спорадического Es слоя, распространение ПИВ в F области, разного типа плазменных неустойчивостей (Госсард и Хук, 1975). ПИВ – волнообразные неоднородности области F ионосферы, имеющие довольно большой пространственный масштаб. Экспериментально и теоретически обоснована способность длиннопериодных ВГВ служить затравкой для развития плазменных пузырей или областей пониженной плотности плазмы (вследствие неустойчивости Релея-Тейлора в экваториальной ионосфере и неустойчивости Перкинса в среднеширотной ионосфере) (Шалимов, 1998). АГВ в ионосфере влияют на распространение электромагнитных волн в широком диапазоне частот – от КВ-УКВ до ОНЧ (вариации амплитуды и фазы полей, углов прихода сигнала, доплеровский сдвиг частоты и т.д.) (Григорьев, 1999). Самым эффективным и распространенным методом регистрации АГВ в атмосфере является наблюдение состояния ионосферы с помощью радиотехнических систем. Первая регистрация АГВ в ионосфере началась с открытия ПИВ в работах (Munro, 1948;

Beynon, 1948). С тех пор многие исследователи наблюдают ПИВ с помощью различных методов радиозондирования. В ионосфере наблюдаются два вида ПИВ (Francis, 1975): среднемасштабные, которые распространяются со скоростью 100-250 м/сек, их периоды варьируются от 15 мин до 1 часа, горизонтальная длина волны составляет сотни км и, крупномасштабные, которые распространяются со скоростью 400-1000 м/сек, их периоды варьируются от 30 мин до 3 часов, горизонтальная длина волны больше тысячи километров. Среднемасштабные ПИВ наблюдаются чаще, чем крупномасштабные. В основном, ПИВ от авроральных источников наблюдаются ночью, так как днем ионное торможение выше. Крупномасштабные ПИВ генерируются в авроральных зонах во время магнитных бурь;

высокоскоростные ВГВ и низкоскоростные АВ, наблюдаемые в ионосфере, генерируются после ядерных испытаний. Все эти возмущения вызваны дискретным спектром захваченных АГВ. Возмущения другого класса, такие как низкоскоростные ВГВ от взрывов и среднемасштабные ПИВ от авроральных и других источников, являются проявлениями свободно распространяющихся волн, которые не захвачены температурными градиентами (Francis, 1975). Свойства ионосферных неоднородностей были широко изучены с помощью разнообразных радиотехнических средств, включая ионозонды, доплеровские зонды, возвратно-наклонные зонды, радары некогерентного рассеяния, системами спутник-приемник, спутник-спутник и т.д. В последнее десятилетие с помощью радиотомографических методов интенсивно наблюдаются двумерные сечения ПИВ (Куницын и Терещенко, 1991;

Kunitsyn and Tereshchenko, 2003). Было проведено много теоретических работ с целью интерпретации свойств наблюдаемых ПИВ в ионосфере. В работе (Смертин и Намгаладзе, 1981) путем численного решения уравнений гидродинамики были найдены амплитуды, квазипериоды и скорости распространения ВГВ в ионосфере, генерированных авроральной электроструей во время суббурь. Расчеты показывают, что вариации плотности тока в авроральном токе во время суббурь могут эффективно генерировать волновые и ветровые движения в ионосфере. В работе (Белашов, 1990), было рассмотрено возбуждение ПИВ в F слое ионосферы, с распространяющимися в ней нелинейными ВГВ. Было найдено, что даже слабая нелинейность волн играет значительную роль в формировании ионосферных проявлений. В работе (Didebulidze and Pataraya, 1999) была исследована реакция F2 слоя ионосферы на распространяющиеся в ней АГВ, с учетом горизонтального ветра. Авторы (Huang et al., 1998) промоделировали возмущения ионосферы в умеренных широтах, генерированные ВГВ. Здесь учитывалась диффузия ионосферный плазмы. В работе (Шалимов, 1998) с помощью аналитических методов были исследованы нелинейные эффекты ВГВ в верхней атмосфере и генерация плазменных неустойчивых образований в ионосферной плазме. Таким образом, аналитические и численные модели подтверждают, что основная причина генерации ионосферных неоднородностей – это АГВ. В обзоре (Kohl et al., 1996), сообщалось, что временные характеристики крупномасштабных ВГВ в ионосфере, рассчитанные с помощью современной модели TIGCMs (Thermosphere Ionosphere General Circulation Models) показывают хорошую корреляцию с действительно наблюдаемыми, но предсказанные амплитуды сильно недооценены. Кроме того, остается еще много нерешенных вопросов, связанные с изучением свойств среднемасштабных ВГВ в ионосфере и т.д. (Hocke, Schlegel, 1996). Так как нас интересуют в основном возмущения ионосферы из-за наземных и атмосферных источников, таких как запуск ракет, мы подробно остановимся на них. При импульсных воздействиях на атмосферу значительная доля энергии исходного возмущения оказывается сосредоточенной в акустической волне, модулирующей ионосферу, причем само возмущение может быть расположено под землей или в атмосфере. Такими источниками являются ядерные испытания, взрывы, а также крупные землетрясения. Исследованию ионосферного отклика на возмущения, возникающие при импульсном воздействии на земную атмосферу, посвящено огромное количество работ. Одно из громадных возмущений атмосферы и ионосферы произошло 30 октября 1961 г. во время взрыва 58 мегатонной водородной бомбы на высоте 4 км на острове Новая Земля (Francis, 1975). По данным наблюдений, акустический импульс, генерированный взрывом, сделал три оборота вокруг земного шара. Фронт возмущения в атмосфере на уровне земли двигался со скоростью волны Лэмба, около 300 м/с. Передний пик ионосферного возмущения распространялся с постоянной скоростью 400500 м/с. По данным ионозондов, расположенных на разных расстояниях от места взрыва, возмущение состояло из нескольких циклов и их период рос линейно по мере удаления от источника. Одна из первых регистраций ионосферных возмущений от природных катастроф была проведена во время сильнейшего землетрясения на Аляске 28 марта 1964 г. (Row, 1966). С помощью ионозондов было зарегистрировано возмущение критической частоты слоя F2 с периодом около 6 мин. В работе (Row, 1967) был изучен аналитическими методами отклик атмосферы на локализованные импульсные источники. Расчеты проводились для безграничной, недиссипативной, плоскопараллельной стратифицированной атмосферы. В работе (Pitteway et al., 1985) было наблюдено и промоделировано возмущения F- слоя ионосферы на наземный взрыв. Было обнаружено, что на высоте 280 км ионосфера поднимается 340 м, после взрыва. Нагорский (1985) провел расчет параметров ударных возмущений и изменения электронной концентрации, образованных крупными ядерными взрывами 28.11.81 и 25.04.82 г. По результатам этих вычислений акустическая N– волна в верхней атмосфере на 7-10 мин после взрыва представляла собой куполообразное возмущение с толщиной стенки 225 км, диаметром купола 150300 км и высотой вершины купола 135270 км. В 90-х годах, с развитием глобальной навигационный системы (GPS) начался новый «бум» в области исследования ионосферных возмущений, вызванных разного вида источниками, в том числе наземными импульсными возмущениями и запусками ракет. Развитие глобальной навигационной системы GPS (Global Positioning System) и создание на ее основе широко разветвленных сетей станций GPS, насчитывающих к настоящему времени не менее 900 пунктов и широко представленных в INTERNET (а также закрытых для внешнего пользователя региональных и национальных сетях приемных пунктов, например, в Японии), открыли новое направление в разработке методов дистанционной диагностики ионосферы (Афраймович и др., 2001). В ближайшее время глобальная сеть будет существенно расширена за счет интеграции с Российской навигационной системой GLONASS. С помощью GPS системы в настоящее время в мире ведутся интенсивные наблюдения ионосферных возмущений, вызванных различными источниками. Автор (Fitzgerald, 1997) наблюдал возмущения ПЭС с помощью GPS приемников во время ядерного испытания в США 10.06.93 г. В этом случае было обнаружено только увеличение в вариации ПЭС.

Авторы (Афраймович и др., 2001, 2002) обрабатывали огромный массив данных глобальной сети приемников. Было обнаружено возмущение ПЭС во время сильнейшего землетрясения в Турции 17.08.99 и 12.11.99 г. Результаты показывают, что все возмущения носят характер N волны с периодом 200360 с. Амплитуда возмущений превышает уровень фоновых флуктуаций в спокойных геомагнитных условиях как минимум в 23 раза. Фазовая скорость распространения возмущения 9001200 м/с. При землетрясениях положение источника приближенно совпадает с эпицентром. Об обнаружении методом GPS-просвечивания ионосферных возмущений, предположительно генерируемых вертикальным смещением земной поверхности непосредственно в эпицентральной зоне землетрясения, сообщалось в работе (Calais and Minster, 1998). Большой экспериментальный материал (Афраймович и др., 2001, 2002), который был получен с помощью GPS системы позволяет утверждать, что источником возмущения в случае землетрясений является сама эпицентральная область. Ряд других исследований подтверждает это предположение. Но с помощью этого же метода были получены результаты другого вида (Ducic et al., 2003), по которым видно, что источником генерации ионосферных возмущений во время землетрясения на Аляске в 03.11.2002 г., являлись распространяющиеся поверхностные волны Рэлея. Как источники типа промышленных взрывов, так и землетрясения, приводят к сильному смещению земной поверхности и генерации акустического возмущения. Явления в атмосфере Земли, протекающие над районом взрыва, являются откликом на воздействие акустической волны, порождаемой источником возмущения. В качестве проверки данного предположения в работе (Плотников, 2001) был исследован промышленный взрыв, который был произведен 10 июня 1993 г. в Нью-Мексико. Мощность взрыва 2 Кт, что соответствует выделенной энергии в 8.5·1012 Дж. Акустическое возмущение ПЭС имело форму N-волны с амплитудой более 0.3 TECU (Total Electron Content Units – общепринятая единица ПЭС;

1TECU=1016 м-2). Временные зависимости ПЭС, зарегистрированные во время этих событий, представлены на Рис. 1.3.1. Экспериментальные результаты свидетельствуют о том, что акустическое воздействие на ионосферу с помощью взрывов приводит не только к короткоживущим мелкомасштабным неоднородностям (Blanc and Rickel, 1989), но и к сравнительно долгоживущим крупномасштабным возмущениям (Андреева и др., 2001). Следует, однако, обратить внимание на отличие приведенных примеров от случая, рассматриваемого в данной работе. Это отличие - расстояние от места взрыва, на котором регистрируется ионосферное возмущение. Если в прежних экспериментах это расстояние довольно значительно (~1000 км), то методом радиотомографии регистрируется возмущение, которое длительное время присутствует непосредственно в окрестности взрыва. На существование долгоживущих ионосферных возмущений после взрывов было обращено внимание при проведении эксперимента МАССА, когда на расстояниях порядка 3000 км от эпицентра взрыва с использованием установки некогерентного рассеяния были обнаружены возмущения с периодом 20 мин в F-области ионосферы, начавшиеся через 0.5 ч после взрыва и имевшие длительность цуга колебаний около 1.5 ч (Таран и др., 1985). В работе (Jacobson et al., 1988) с помощью доплеровских установок, были зарегистрированы осцилляции с периодом 6 мин, распространяющиеся со скоростью около 0.15 км/ч в Еобласти ионосферы, которые продолжились в течение 1 ч после прохождения УВ. Эксперименты, проведенные на Кольском полуострове, показали, что взрывы влияют на распространения супердлинных радиоволн (частоты 100 Гц), возбуждая амплитудную модуляцию с периодами 0.5 ч, длящейся 1-2 ч (Гохберг и др., 1997). Как показывают наблюдения (Липеровский и др., 1992;

Koshevaya et al., 1997;

Zaslavski et al., 1998) в ионосфере могут регистрироваться предвестники сильных землетрясений. В качестве механизма возбуждения ионосферных неоднородностей в период подготовки землетрясений, авторы (Перцев и Шалимов, 1997;

Шалимов, 1998) предполагают следующие механизмы: 1) длиннопериодные колебания земной поверхности;

2) нестационарный выход парниковых газов;

3) нестационарный выброс литосферных газов. Сейсмогравитационные колебания земли были обнаружены с помощью супердлинных сейсмометров (Линьков и др., 1990). Периоды этих пульсаций изменяются в широких пределах и могут достигать сотни минут. Вышеперечисленное показывает, что в литературе имеется большой разброс данных об основных параметрах АГВ, генерируемых при вышеуказанных типах возмущений. Тем не менее, пока не известны достаточно надежные теоретические объяснения наблюдаемых явлений. Конкретный механизм формирования этих возмущений ясен не до конца (Artru et al., 2001). Разные авторы предлагают разные модели для объяснения таких ионосферных возмущений. Эти механизмы – генерация инфразвуковых волн (Calais and Minster, 1998), генерация внутренних гравитационных волн (Francis, 1975), вихревые движения нейтральной компоненты атмосферы, возбуждаемые после прохождения акустического импульса (Андреева и др., 2000), генерация ударно-акустических волн (Нагорский, 1998) и т.д. Полет ракеты с работающим двигателем также вызывает ряд мощных возмущений в ионосфере. В 1959 г. при запуске ИСЗ «Авангард-II» впервые было зарегистрировано возмущение в ионосфере на большом расстоянии от места старта и траектории полета (Карлов и др., 1980). Начиная с этого момента, на протяжении уже более 40 лет в мире интенсивно ведутся наблюдения за состоянием верхней атмосферы с помощью различных радиофизических методов во время запусков ракет. Ракеты, как источники возмущения, примечательны тем, что они находятся непосредственно в области F ионосферы. Анализируя результаты многочисленных экспериментальных работ, проведенных в разное время с помощью различных методов наблюдения (Карлов и др., 1980;

Адушкин и др., 2000) можно утверждать, что во всех случаях запуска РН наблюдаются возмущения в верхней атмосфере. Эти возмущения бывают в основном двух типов: первый – это генерация долгоживущих крупномасштабных неоднородностей в ионосфере, второй – возникновение волнообразных затухающих колебаний в верхней атмосфере, распространяющихся на большие расстояния от источника. Причина первого – развитие неустойчивостей Релея-Тейлора и Перкинса в плазме (Адушкин и др., 2000), нарушение фотохимии в ионосфере, вызванное выбросом продуктов сгорания двигательных установок ракет (Карлов и др., 1980) и т.д. Второй отклик возникает из-за распространения УВ в атмосфере с последующей генерацией акустико-гравитационных волн (АГВ). Этот тип возмущения примечателен тем, что АГВ наблюдаются на больших расстояниях (1000 км) от траектории полета ракет. По данным наблюдений (Нагорский, 1998), во время запусков ракет регистрируются несколько пакетов АГВ в ионосфере. Самым первым из них регистрируется УВ. Тип ракеты, ориентация плоскости наклонной коротковолновой радиотрассы относительно плоскости движения ракеты и длина радиотрассы слабо влияют на исследуемые параметры УВ. Основной вклад вносит суточно-сезонный ход параметров ионосферы. В естественных условиях отклики сигнала наклонного КВ зондирования, подобные отклику на УВ, не зарегистрированы. Это связано тем, что в ионосферной плазме отсутствуют возмущения с временными масштабами 14 мин, форма которых была бы близка к профилю, характерному для ударных волн. После прохождения УВ наблюдаются слабые волновые возмущения, принадлежащие низкочастотному акустическому диапазону – НЧА1. Через несколько десятков минут после старта в отклике сигнала появляется вторая группа волн – НЧА2. На фоне НЧА2 возможен приход еще одной группы волн – НЧА3. Периоды этих акустических возмущений варьируются в пределах 2.95.3 мин. ВГВ тоже являются неотъемлемой частью волновых возмущений, сопровождающих запуск ракет. По имеющимся данным, диапазон периодов ВГВ, наблюдаемых в спектре возмущений, распадается на три полосы: до 10 мин, 15-30 мин, 75-100 мин. Первый пакет ВГВ1 проявляется в спектре сигнала после пересечения РН плоскости реперной радиотрассы и прохождения УВ. Этот пакет волн зарегистрирован не только в непосредственной близости от активного участка траектории движения ракеты, но и на расстояниях 1000 км и более. Второй пакет волн (ВГВ2) появляется через несколько десятков минут после первого и может быть зарегистрирован в течение нескольких часов. На удаленных расстояниях 1000 км и более, фронт возмущения является практически вертикальным с небольшим опережением по времени появления возмущения на больших высотах. ВГВ с периодами 15-75 мин были зарегистрированы над обсерваторией Аресибо (на расстоянии >1000 км от источника) радаром некогерентного рассеяния радиоволн после запуска РН «Space Shuttle» с космодрома Kennedy Space Center 27.06.82 г. (Noble, 1990). Аналогичные результаты были получены при запуске РН «Союз» из космодрома Байконур 02.12.90 г. На Рис. 1.3.2 представлен график вариации доплеровской частоты, зарегистрированной во время этого запуска на трассе Ташкент-Томск, пересекающей активный участок траектории движения ракеты (Нагорский, 1998). Вышеперечисленные свойства возмущений также подтверждаются другими исследователями. АВ с периодом 1.54 мин были обнаружены во время запусков космических кораблей «Аполлон-12» и «Аполлон-13» при помощи доплеровского зондирования ионосферы на частотах 4824 и 6030 кГц и сети микробарографов (Карлов и др., 1980).

Полученные экспериментальные данные дали величины фазовой скорости волны 700800 м/с и групповой 220450 м/с. Были также проведены наблюдения с помощью высокочастотного и доплеровского зондирования во время запусков челнока «Space Shuttle» 28.02.90 г. и 28.04.1991 г. (Jacobson et al., 1994). Во всех случаях были обнаружены ионосферные волнообразные возмущения с периодом 150-250 с. Вычисления показывают, что N-образный импульс, наблюдаемый в ионосфере из-за полета челнока, распространяется со скоростью звука в верхней атмосфере. После этого через 700-800 с наблюдаются возмущения с несколькими циклами, период которых 200 с. Другие исследователи тоже зарегистрировали УВ, вызванные запусками «Space Shuttle», которые распространяются в земной атмосфере с горизонтальной скоростью 600-700 м/с. Во время запуска РН «Apollon», также были зарегистрированы УВ с фазовой скоростью 700-800 м/с. С помощью спутниковых систем также были проведены наблюдения ионосферных возмущений, вызванных запусками ракет. Высокая плотность сети GPS/ГЛОНАСС приемников и достаточная регулярность запусков ракет с разных космодромов, позволяют изучить данное явление в широких временных и пространственных масштабах. В работе (Calais and Minster, 1998) приводился подробный анализ результатов наблюдений, полученных с помощью GPS приемников во время запуска РН «Space Shuttle Columbia» 18.10.93 г. Авторы зарегистрировали два цуга волн колебаний ПЭС (см. Рис. 1.3.3). Здесь первый – это N-образный импульс с периодом около 300 с. Этот пакет волн не показывает дисперсию волн, тогда как второй пакет явно демонстрирует дисперсию и состоит из нескольких циклов. Вычисления показывают, что горизонтальная фазовая скорость распространения первой волны, около 800 м/с на больших высотах. Через 15 мин после прохождения первого цуга наблюдается второй пакет волн, который распространяется с горизонтальной скоростью приблизительно 300 м/с. С помощью GPS системы были обнаружены волновые возмущения ПЭС во время запуска РН «Союз» и «Протон» с космодрома Байконур (Afraimovich et al., 2001, 2002). По этим результатам можно утверждать, что форма отклика ионосферы во время рассмотренных запусков носит характер N-волны. Амплитуда возмущений колеблется от 0.03 до 0.9 TECU. Период этих волн изменяется от 132 до 288 с. Один из важных экспериментальных результатов в этой области был получен во время запуска ракеты с космодрома Плесецк (Kunitsyn et al., 1995). Авторы зарегистрировали двумерную картину (см. Рис. 1.3.4) ионосферных возмущений с помощью радиотомографического наблюдения, проведенного на трассе Мурманск-Москва. В относительно небольшом количестве работ были сделаны попытки с теоретических позиций объяснить наблюдаемые возмущения в ионосфере во время полета ракеты. Аналитические и численные расчеты правильно предсказывают время прибытия первого импульса ионосферных волн от таких источников. Но ни одна модель до сих пор не может объяснить причину появления второго пакета волн, следующего за первым импульсом (Calais and Minster, 1998). Автор (Arendt, 1971) предполагает, что возникающая при полете ракеты ударная волна разделяется в ионосфере на высоте 160 км на ионноакустическую и нормальную акустическую моды. Тот факт, что скорость перемещения первого возмущения, обнаруженного при запусках РН «Аполлон-14» и «Аполлон-15» близка к скорости ионно-акустической моды, а скорость второго возмущения близка к скорости нормальной акустической волны, приводится автором в пользу предложенной гипотезы. Некоторые исследователи интерпретируют появление вторичных волн как следствие отражения от твердой земной поверхности. Однако такие же возмущения наблюдаются во время землетрясений и наземных взрывов, а в этом случае это никак не может быть объяснено отражением (Calais and Minster, 1998). Авторы (Tolstoy et al, 1970;

Нагорский, 1998) и т.д. предполагают, что второй цуг волн является результатом захвата АГВ в атмосферном мезосферно-термосферном волноводе (МТВ) – который простирается от мезопаузы (100 км) до термоклина (120 км). Тем не менее, эти предположения не обоснованы выводами теоретических работ. Ни одна из существующих моделей не может точно предсказывать генерацию длиннопериодных ВГВ от кратковременных импульсов возмущения. Кроме того, основываясь на существующих моделях, невозможно полностью описать общую картину ионосферных возмущений. Вышесказанное явно показывает, что был накоплен огромный экспериментальный материал, посвященный атмосферным и ионосферным возмущениям, генерируемым при землетрясениях, сильных взрывах, перед землетрясениями, отсутствует. запусках ракет и т.д. Но полная интерпретация пока пространственно-временных характеристик этих возмущений UT Рис.1.3.1: а. - Временные зависимости наклонного ПЭС I(t) на станции GPSрешетки, находящейся в районе эпицентра землетрясения (жирная кривая), за день до и после землетрясения (тонкие кривые);

г. - То же в районе эпицентра взрыва. Треугольником на оси абсцисс отмечено время основного толчка землетрясения и время взрыва. б., д. - Для тех же дней вариации ПЭС.I(t) со снятым линейным трендом (Плотников, 2001).

Рис. 1.3.2. Временная зависимость доплеровской смещения частоты во время запуска РН «Союз». Время отсчитывается от момента старта (Нагорский, 1998).

Рис. 1.3.3. Возмущение ПЭС, зарегистрированное во время запуска ракеты РН «Space Shuttle Columbia» (Calais and Minster, 1998).

Рис. 1.3.4. Томографическая реконструкция ионосферы, полученная во время запуска ракеты с космодрома Плесецк (Kunitsyn et al., 1995).

ГЛАВА II.

ПОСТРОЕНИЕ МОДЕЛИ И РАЗРАБОТКА МЕТОДА РЕШЕНИЯ УРАВНЕНИЙ. 2.1. Уравнения геофизической гидродинамики, описывающие распространения волн в атмосфере. Для анализа условий распространения и механизмов генерации АГВ рассмотрим уравнения гидродинамики в эйлеревой форме:

r r t + ( ) = r r rr r rrr +, = p + g + F + d t rr rr (cT ) +, c T ) = p, + Q + d t p = RT m ( ) ( )( () (2.1) Первое уравнение – это уравнение неразрывности, второе – уравнение сохранения количества движения, третье – уравнение сохранения энергии, и, наконец, последнее – это уравнение состояния идеального газа. Для таких относительно быстрых движений, соответствующих распространению АГВ несущественна сила Кориолиса, поэтому мы пренебрегаем ею. Здесь – r плотность, T – температура, p – давление, – скорость движения частиц r r среды в волне, g – ускорение свободного падения, Fd – сила вязкости, Qd – теплота, поглощенная из-за диссипации волны, c – удельная теплоемкость газа при постоянном объеме, m0 – относительная молекулярная масса r воздуха, R – универсальная газовая постоянная.,, – функции, характеризирующие массу, силу, энергию источника, соответственно. Нас интересуют волнообразные возмущения электронной плотности в ионосфере, которые наблюдаются от разного рода источников. Нам следует промоделировать генерацию и распространение этих волн в нижней атмосфере и в ионосфере. Таким образом, необходимо составить и решить уравнения геофизической АГВ. гидродинамики, уравнений которые описывают составляет распространения Основу гидродинамики уравнение Навье-Стокса. Уравнение Навье-Стокса применимо к атмосфере до высот 450500 км (Казимировский и Кокоуров, 1979). Так как в основном возмущение атмосферы наблюдается именно до таких высот, то данное уравнение применимо для нашей задачи. Во многих задачах при исследовании ВГВ с периодами T 15 мин, пользуются заменой уравнения движения для вертикальной скорости на уравнение гидростатики с целью отфильтровать акустические волны (Гаврилов, 1988). Но, как следует из первой главы, в атмосфере наблюдаются наряду с низкочастотными ВГВ и высокочастотные АВ. Отсюда следует, что мы должны сохранить в (2.1) слагаемые, которые описывают сжимаемость атмосферы. Это позволит сохранить акустический спектр в решении (Госсард и Хук, 1975). Таким образом, чтобы решить прямую задачу – моделирование возмущения атмосферы, мы должны решить систему уравнений гидродинамики с соответствующими начальными и граничными условиями. Учет силы вязкости в уравнении движения является одним из трудных вопросов в физике атмосферных волн. Как было отмечено в Главе 1., молекулярная и турбулентная вязкость, ионное торможение выступают в качестве силы сопротивления в распространении АГВ. После тщательного r r анализа мы выбрали эту силу в форме силы трения Релея Fd = (Атмосфера, 1991). Эта форма простой параметризации сил вязкого трения часто используется в сложных гидродинамических расчетах. Преимуществом данного метода является то, что он позволяет учитывать турбулентную вязкость, явное выражение которой не известно. Кроме того, на больших высотах он может качественно описывать доминирующее ионное торможение, которое пропорционально скорости движения частиц воздуха (Francis, 1973). Как мы увидим дальше, этот выбор обоснован еще тем, что он позволяет нам выбрать размер шага по времени существенно больший, чем в случае выбора силы диссипации в форме силы вязкости, и тем самым позволит нам не выйти за рамки возможностей современных персональных компьютеров. Недостаток такого выбора заключается в том, что он не может показать зависимость затухания волн от масштаба, однако эта проблема может быть частично устранено выбором диссипативного слагаемого в уравнении сохранения энергии. Коэффициент кинематического трения =, который растет с высотой, был выбран после тестирования модели при разных значениях. При затухании энергии таких крупномасштабных волновых движений основную роль играет теплопроводность (Pitteway, Hines, 1963;

Zhang and Yi, 2002), т.е. в уравнении для температуры диссипативный член равен Qd = kT, где k – коэффициент теплопроводности воздуха, = 0.025 Вт/(мК). Что касается включения источников в нашу модель, здесь возможны два варианта. Первый вариант – когда роль источников могут выполнять заданные движения границы земной поверхности, аналогичные движениям, происходящим при сильных взрывах и т.д. Второй – это задание функциональной формы для различных членов, которые характеризуют источник в системе уравнений (2.1). Для решения поставленных задач, нами было выбрано первый способ. Таким образом все члены в (2.1), которые r характеризуют источник –,, равны нулю. Для решения (2.1), нам необходимо задать все начальные и граничные условия. В системе уравнений (2.1) каждый термодинамический параметр разлагается на две части – стационарная часть обозначена индексом «0», а возмущенная часть обозначена «»:

= 0 + T = T0 + T p = p0 + p x = u + U (2.2) где U 0 – горизонтальная скорость фонового зонального ветра в направлении OX (меридиональный ветер не учитывается). Для удобства полезно уравнения гидродинамики привести к безразмерному виду (Самарский и Попов, 1992). Для этого будем нормировать величины следующим образом:

s p p ps T T Ts r r cs r r r r H t t cs m m0 0 H ms (2.3) Индекс s показывает значение соответствующего параметра на поверхности земли, H – высота однородной атмосферы = 8434.5 м, cs – скорость звука на поверхности земли = 340.294 м/сек, s = 1.259 кг/м3, Ts = 283.1 K, ms =0.029 кг/мол. [Атмосфера Стандартная, 1981]. Принимая гидростатическое равновесие для фоновой атмосферы, т.е.

p0 = 0 g, после преобразований z (2.2) и (2.3) мы для двумерной, плоскопараллельной, сжимаемой атмосферы, получим систему, состоящую из уравнений в частных производных и уравнения состояния идеального газа:

t = x [( 0 + ) u ] z [( 0 + ) w] U 0 x 1 p u = u u U u w u w U 0 A A2 u 0 1 t x x z z 0 + x 1 p w = u w U w w w A A3 A2 w (2.4) 0 1 t x x z 0 + z 0 + (T + T ) T T 2T 2 T T u w + A5 2 + = u U0 w 0 A4 + t x z 2 x x z x z p = ( 0 T + T0 + T ) m0 Здесь u и w горизонтальные и вертикальные компоненты скорости движения A3 = Hg c 2 s частиц, A4 = атмосферы, соответственно.

A1 = ps, s cs A2 = H s, s cs k R, A5 = – безразмерные постоянные. Координатm s c c s c s H ная система, используемая здесь, изображена на Рис. 2.1.1, где ось OZ направлена вертикально вверх, а OX – горизонтально и лежит на поверхности земли. Как видно из (2.4), в слагаемом, относящимся к теплопроводности, отсутствует производная второго порядка от фоновой температуры по высоте. Это связано тем, что в случае, если возмущения в атмосфере отсутствуют, т.е. все переменные равны нулю, в решении 2T0 уравнений будут генерироваться волны из-за того, что 0. А это с z 2 физической точки зрения недопустимо, так как мы не учитываем внешние тепловые источники, которые и определяют высотный ход фоновой температуры. Мы брали для физических постоянных значения: R = 8.31 Дж/(молК), g = 9.81 м/с2. При моделировании использовались профили фоновой плотности и температуры атмосферы из модели MSISE-90 (http://nssdc.gsfc.nasa.gov/space/model/models/msis.html). Значения скорости зонального ветра были взяты из модели HWM-93 (ftp://nssdcftp.gsfc.nasa.gov/models/atmospheric/hwm93/). А значения относительной молекулярной массы взяты из (Атмосфера Стандартная, 1981). Чтобы избавиться от паразитарных волн, возникающих из-за резких скачкообразных изменений фоновых параметров, входные данные обрабатывались с помощью аппарата сглаживающих кубических сплайнов (Гаврилов, 1988). При выборе модельных данных мы исходили из того, что на распространение АГВ сильно влияет температурная стратификация, а она меняется в зависимости от сезона (Friedman, 1966). Следовательно, мы взяли два сезона – лето и зиму. Значения этих параметров относятся к средним широтам. В литературе нет точных данных по значениям и характеру изменения с высотой, и вообще до конца не ясно, какие механизмы на каких высотах доминируют в диссипации АГВ. Поэтому, мы после тестирований для выбрали такую форму изменения с высотой, которая обеспечивает слабое затухание на низких высотах и быстрорастущую диссипацию волны в верхней атмосфере, что соответствует действительности.

Рис. 2.1.1. Схематическая диаграмма, иллюстрирующая, генерацию АГВ наземными и атмосферными источниками и возможности спутникового радиозондирования. Показаны зональный ветер и магнитное поле.

2.2. Разработка численного алгоритма для решения уравнений. Существует множество численных методов для решения уравнений гидродинамики. Методы систем решения можно моделирующих разделить на уравнений для гидродинамических спектральные, использующие разложение искомых функций по сферически гармоникам, и чисто разностные методы. Спектральные методы в ряде случаев более удобны для анализа и интерпретации результатов, однако для их применения требуется предварительная линеаризация уравнений, кроме того, для воспроизведения резких пространственных неоднородностей системы, требуется неприемлемо большое число членов разложения, что делает предпочтительными чисто разностные методы (Брюнелли и Намгаладзе, 1988). Для численного решения системы уравнений (2.4) необходимо выбрать оптимальный метод аппроксимации, который пригоден для данной задачи. Решения задач вычислительной геофизической гидродинамики очень усложняются тем, что здесь при составлении алгоритма, необходимо учитывать начальные и граничные условия, возможности компьютеров (скорость, оперативная память), особенности численных методов и т.д. В общем, задача зависит от многих параметров, и здесь приходиться выбирать и адаптировать численный метод только для конкретной задачи. Процессы, которые рассматриваются в данной задаче, являются нестационарными. Так как возмущения очень быстроменяющиеся, необходимо интегрировать разностные уравнения мелким временным шагом, а время распространения волн на большие расстояния занимает десятки минут, что требует порядка нескольких десятков тысяч итераций. Учитывая это обстоятельство и нелинейность системы уравнений, можно сделать вывод, что в данном случае наиболее подходящим является явный конечноразностный метод интегрирования уравнений гидродинамики. Известно, что фоновая плотность атмосферы 0 с высотой очень быстро падает, и большие градиенты могут приводить к нефизическим осцилляциям в численном решении. Это надо учитывать при выборе численного метода (Yongqi and Kolumbau, 2001). Задача усложняется еще тем, что в решении должны содержаться быстрые АВ и распространяющиеся с меньшими скоростями ВГВ. До сих пор в имеющихся численных моделях использовали в основном разные уравнения для моделирования распространения АВ и ВГВ (Durran, 1999). Для решения системы уравнений (2.4) мы тестировали разные явные конечно-разностные методы, такие как метод Лакса-Вендрова (Поттер, 1975), Мак-Кормака (Роуч, 1980), методы 2-го и 3-го порядка Адамса-Башфорта (Durran, 1999), и т.д. Оказалось, что эти методы менее диффузионные, но чувствительны к нелинейным неустойчивостям, и в них могут возникать нефизические осцилляции в областях с большими градиентами. Введение искусственной диссипации в алгоритм является одним из традиционных подходов для подавления нежелательных осцилляций в областях больших градиентов. Но это сильно увеличивает время расчета и уменьшает точность полученных результатов. Кроме того, использование методов высокого порядка, таких как метод Адамса-Башфорта приводит к появлению в решении вычислительных мод, которые могут приводит к неустойчивости. В конце мы остановились на методе коррекции потоков FCT (Flux Corrected Transport) (Оран и Борис, 1990). Как показывают многочисленные применения, этот метод является одним из точных и эффективных для решения нелинейных, нестационарных задач, которые встречаются в гидродинамике, физике горения, динамике плазмы, магнитогидродинамике и т.д. FCT метод успешно применяется в последние 10-15 лет для решения разного рода задач. Метод позволяет промоделировать распространения УВ и т.д. Учитывая вышеперечисленное, мы построили численный алгоритм для решения, который использует некоторые свойства алгоритма LCPFCT (Boris et al., 1993). В некоторой литературе этот метод относиться методам конечного объема.

Для численного решения уравнений (2.4) вначале надо построить равномерную ортогональную границы разностную сетки сетку. При выборе месторасположения необходимо проанализировать физическую сторону вопроса. Точки на границах могут рассматриваться как внутренние за счет введения фиктивных ячеек, значения в которых задаются с помощью граничных условий. В этих случаях введение фиктивных ячеек упрощает программирование, так как одни и те же разностные формулы применяются во всех ячейках, независимо от того, расположены они вблизи границы или нет. В нашем случае физические границы системы располагаются вдоль участков сеточных линий. Здесь имеется одна важная физическая граница – поверхность земли. Остальные три границы находятся в атмосфере. В дальнейшем мы увидим почему была выбрана граница расчетной ячейки, совпадающая c поверхностью земли. Разностная сетка выбирается нами таким образом, что ее нижняя граница совпадает с жесткой плоской поверхностью земли – по оси ОX (см. Рис. 2.1.1). В этом случае значения величин определяются в центре каждой ячейки (см. Рис. 2.2.1).

Например, величина ikn представляет собой значение возмущения плотности в центре ячейки с координатой xi и z k в момент времени t n. Индексами i и k обозначается номер расчетной ячейки (i по горизонтали i = 1,..., I, k по вертикали k = 1,..., K ), n – номер временного слоя, n = 0, 1,..., N. Ячейки с номерами i = 0, I + 1 ;

k = 0, K + 1 фиктивные ячейки для численного расчета, которые не имеют физического смысла. Так как метод решения в нашем случае явный, то при выборе параметров разностной сетки необходимо соблюдать условие Куранта-Фридрихса-Леви (Durran, 1999), т.е. для устойчивости решения системы уравнений (2.4), должно выполняться условие t c + u 2 + w2 < 1. Здесь, t, x и z размеры шагов сетки, по min(x, z ) по горизонтальному и по вертикальному направлению, времени, соответственно. Нельзя забывать, что скорость звука растет в верхней атмосфере, кроме того, в некоторых задачах компоненты скорости частиц могут иметь большие значения, например в задаче с УВ. Второе условие для обеспечения устойчивости решения возникает из-за присутствия в (2.4) 2 = k 2 условие выражения для теплопроводности. Для уравнений вида t x устойчивости имеет вид (Поттер, 1975):

min (x ), (z ) t < 0.5 k ( ) (2.5) Ввиду малости значения А5 в (2.4) это условие выполняется автоматически. Но если бы мы выбрали силу диссипации в виде силы вязкости, то тогда из-за больших значений кинематической вязкости на больших высотах, выполнение условия (2.5) оказалось бы технически слишком трудной задачей, так как оно требует слишком маленького шага по времени. Учитывая вышеперечисленное, мы в качестве параметров разностной сетки выбрали следующие значения: шаг по высоте 5 км, по горизонтальной координате 520 км и 0.10.5 с по времени, в зависимости от параметров источника. Высота сетки составляла 500 км, а ширина 10004000 км в зависимости от задачи, так как в некоторых случаях из-за мелкого шага мы уменьшили ширину сетки. Точки на границах между расчетными ячейками являются узловыми точками конечно-разностной сетки. Положение этих точек обозначается через x i+ 1 иz k+ 1. Координаты центров ячеек обозначены ( xi, zk ) и связаны с координатами их границ соотношениями:

1 xi = x 1 + x 1 i 2 i+ 2 2 используем: и 1 zk = z 1 + z 1 k 2 k+2 Для расчета значения возмущения плотности на границах ячеек мы un 1 = i+ k 1n (ui +1k + uikn ) и un 1 ik + = 1n n (uik +1 + uik ) Аналогично для других переменных также вычисляются их значения на границах ячеек. Что касается расчета в приграничных ячейках i = 0, I + 1 и k = 0, K + 1, лежащих за пределами расчетной области, то они проводятся по формулам граничных условий. Для решения многомерных задач часто используют метод расщепления шага по времени для нескольких координатных направлений (Оран и Борис, 1990). Такой подход просто осуществить в нашем случае, так как у нас используется ортогональная сетка. Имеются очевидные ограничения при применении метода расщепления. Шаг по времени должен быть достаточно малым, так чтобы различные составляющие потоков существенно не изменяли значений функций в ячейке за шаг по времени. Желательно, чтобы все члены, стоящие справа в уравнениях (2.4) рассчитывались одновременно. Их последовательный расчет приводит к некоторой ошибке. Метод дробных шагов, используемый здесь, имеет второй порядок точности лишь тогда, когда шаг по времени мал. Отсюда возникает еще одно ограничение на размер шага интегрирования по времени. Мы расщепили (2.4) на две системы, где первая система уравнений содержит в правой части только вертикальные компоненты, а вторая только слагаемые по горизонтальному направлению:

= [( 0 + ) w] t z u = w u w U 0 t z z 1 p w = w w A1 A2 w A3 t z 0 + z 0 + 2 T = w (T0 + T ) A w + A (T0 + T ) 4 5 t z z 2 z p = ( T + T + T ) m 0 0 (2.6) t = x [( 0 + ) u ] U 0 x 1 p u = u u U u A A2 u 0 1 t x x 0 + x w = u w U w 0 t x x 2 T = u T U 0 T A4 u + A5 T t x x 2 x x p = ( T + T + T ) m 0 0 0 (2.7) Полученные системы одномерных уравнений решаются раздельно при помощи одномерного модуля, разработанного для решения системы уравнений в промежутке времени от t до t + t. Численное интегрирование уравнений в вертикальном и горизонтальном направлении попеременно чередуются. Каждая пара последовательных интегрирований представляет продвижение решения по времени на один полный шаг. Продемонстрируем применение численного алгоритма для системы уравнений (2.2.5). Конечно разностная аппроксимация для конвективного члена в уравнении неразрывности в (2.6) будет (Оран):

n n n n [( 0 + ) w] ( 0 k +1 + ikn+1 + 0 k + ikn )(wik +1 + wik ) ( 0 k + ikn + 0 k 1 + ikn1 )(wik + wik 1 ) = z 4z (2.8) Обозначим правую часть (2.8) как Fikn. Тогда применение численного метода для уравнения неразрывности в (2.6) даст следующее выражение:

ikn = ikn t Fikn Здесь ikn обозначает промежуточное значение возмущения плотности. В это уравнение следует включить диффузионную часть, которая обеспечивает устойчивость:

~ ikn = ikn + + ( ikn+1 ikn ) ( ikn ikn1 ) ~ где ikn – тоже следующей форме:

промежуточное значение возмущения плотности, ± – безразмерные коэффициенты численной диффузии. Они вычисляются в ± = 0 + 0 n Здесь 0 и 0 – некоторые числа, n ik ± 1 ik ± 1 (2.9) t 1 n n = (wik + wik ±1 ). Второе слагаемое z в правой части (2.9) в большинстве случаев имеет очень маленькое значение, так как w t << 1. Оно может играть значительную роль в задачах с УВ, z около источника волн и т.д. Но в большинстве случаев можно пренебречь им. Значит, +. На следующем этапе эта большая численная диффузия минимизируется с помощью добавления антидиффузионных потоков: ~ ikn +1 = ikn µ + ikn+1 ikn + µ ikn ikn ( ) ( ) (2.10) где µ ± - безразмерные коэффициенты численной антидиффузии. Как видно из (2.10), антидиффузионные потоки вычисляются (2.11) по величинам, рассчитанным с помощью конвективного переноса, без диффузии. µ ± = µ0 + µ0 n ik ± 1 где µ 0 и µ 0 – некоторые числа Как видно из (2.11) антидиффузионные коэффициенты тоже почти не зависят от ik ± скорости движения гидродинамических частиц из-за малости значения n 1. Выбор значений 0 и µ 0 представлялся отдельной трудной задачей. Сначала мы проверяли численный алгоритм без введения антидиффузии. Как показали результаты тестирований, малые значения диффузии приводят к неустойчивости, а большие к чрезмерному размазыванию решения. Кроме того, мы обнаружили, что разумно взять пропорциональным временному шагу 0 t. Мы выбрали значение µ 0 = 0, это позволяет уменьшать 1 размазывание профиля решения, и в то же время сохранить устойчивость. 0 и µ 0 выбрали равными единице. В зависимости от шага по времени для величины 0 мы брали ее значения в интервале 0.00010.002. Таким образом, окончательное значение возмущения плотности в новый момент времени n + 1 равно:

~ ikn +1 = ikn µ + ikn+1 ikn + µ ikn ikn1 методом. В отличие от метода коррекции потоков – FCT, мы не использовали специальное ограничение, налагаемое на антидиффузионные потоки для сохранения положительности решения, потому что переменные в (2.4) могут быть и положительными и отрицательными. Таким образом, мы освобождаемся от таких проблем, как синхронизация потоков (Оран и Борис, 1990) и т.д. Именно поэтому мы составили систему уравнений (2.4) относительно изменений плотности и температуры, а не их абсолютных значений. программы. Для обеспечения устойчивости и высокой точности адвекционные слагаемые в (2.6) мы аппроксимировали в следующей форме (Durran, 1999):

w n n n n n n T {(wik +1 + wik )(Tik+1 Tikn ) (wik + wik 1 )(Tikn Tik1 )} = z 4 z ( ) ( ) (2.12) Значения скоростей и возмущения температуры находятся таким же Кроме того, коррекция потоков увеличивает количество вычислительных процедур и сильно замедляет скорость выполнения Одной из трудностей решения нелинейных уравнений является аппроксимация нелинейных членов. Такие компоненты в решениях могут генерировать волны нефизического происхождения, которые в конце концов приводят к неустойчивости (Durran, 1999). В литературе предлагаются разные варианты для устранения этой проблемы. После применения их для разного типа задач мы решили, что для обеспечения устойчивости и точности нелинейные компоненты в (2.6) лучше аппроксимировать следующим образом:

n w 1 n w n wik 1 n = (wik +1 + wik 1 ) ik +1 2 z z w Таким же методом решается система уравнений (2.7), где в правой части присутствуют слагаемые, относящиеся к горизонтальному направлению. При решении систем уравнений (2.4) необходимо задать начальные и граничные условия. Начальные условия для скорости, возмущений плотности и температуры выбирались нулевыми. В данной модели существуют четыре стенки – две горизонтальные и две вертикальные, для которых необходимо задать граничные условия. На нижней границе применяются граничные условия такие же, как и в случае для тангенциальных разрывов (Ландау и Лифщиц, 1988), т.е. переменные не испытывают скачок при переходе через поверхность земли. Граничным условием для вертикальной скорости на нижней границе будет условие прилипания. Применение такого условия для горизонтальной скорости, как показали наши расчеты, не позволяет хорошо разрешить ВГВ с большими периодами. На верхней и правой боковых границах мы применяли обычные граничные условия для обеспечения ухода волн через эти стенки без заметного отражения (Durran, 1999). Например, для вертикальной скорости на верхней горизонтальной границе будет выполняться:

n n wiK +1 = wiK Для остальных переменных будет то же самое. При определении промежуточных искомых переменных, таких как ikn, в фиктивных ячейках, тоже будем пользоваться вышеперечисленными граничными условиями.

После составления соответствующих аппроксимирующих уравнений, задания начальных и граничных значений и входных параметров можно решить (2.4). С этой целью был составлен пакет программ - MAGWPA (Modeling Acoustic-Gravity Wave Propagation in the Atmosphere) на языке программирования C++. В программе выделяются массивы для хранения данных на текущем временном слое. Вычисляются значения на следующем временном слое и снова заносятся в эти же массивы. Значения переменных в интересующие нас моменты времени (например через каждый 10 сек) экспортируются в файлы для сохранения, последующей обработки и визуализации результатов.

u (i, k) k= k=0 i=0 i= Рис. 2.2.1. Разностная сетка. Переменные определяются в центрах расчетных ячеек. Линия с точками обозначает поверхность земли.

2.3. Моделирование ионосферных возмущений, генерированных прохождением атмосферных волн.

Решая систему уравнений (2.4) можно найти пространственное и временное распределение всех искомых параметров в области расчета. При вхождении АГВ в ионосферу в ней происходит масса явлений, природа которых до сих пор до конца не изучена. Здесь могут генерироваться волнообразные возмущения электронной концентрации и плазменные неустойчивости, такие как Релея-Тейлора, Пекериса и т.д. (Шалимов, 1998). Общая теоретическая задача образования ионосферных неоднородностей под воздействием атмосферных волн очень сложная. Реальная ионосфера, как известно, образуется в результате сложного взаимодействия различных процессов, включающих фотоионизацию, рекомбинацию, разнообразные химические реакции, движение ионов, управляемых атмосферными волнами, электрическими полями, диффузией плазмы и воздействием геомагнитного поля (Ратклифф, 1975;

Адушкин, 2000). АГВ влияют на интенсивность всех этих процессов путем возмущающего воздействия на атмосферное давление, плотность, температуру и скорость. Взаимодействие между волнами и ионосферной плазмой резко меняется с высотой. В некоторых работах влияние АВ и ВГВ на плазму ионосферы рассматривается отдельно. Так как нашей целью является предсказание возмущения электронной концентрации из-за распространения АГВ, нам следует найти такой подход, чтобы в конечном итоге мы могли вычислить её значение в любой момент времени и в любой точке моделируемой области. Следуя из этого принципа мы выбрали более упрощенный подход для решения данной задачи. Мы будем считать, что ионосфера является быстро релаксирующей системой, т.е. изменение плотности заряженных частиц происходит мгновенно под воздействием нейтральных частиц, двигающихся в волне.

Будем пренебрегать резонансными и др. эффектами. Так как нас интересуют волнобразные возмущения в ионосфере, то мы не будем рассматривать возникновение плазменных неустойчивостей. Рассмотрим уравнение непрерывности для заряженных частиц (Fitzgerald, 1997), учитывая квазинейтральность ионосферной плазмы:

r N e r + ( N e e ) = Pe Le (2.13) t r Здесь N e – концентрация электронов в невозмущенной ионосфере, e – скорость движения свободных электронов в ионосфере, Pe и Le – соответственно скорости ионизации и потерь за счет химических процессов. Согласно (Андреева и др., 2001), вследствие столкновений с нейтральными частицами во время прохождения АГВ, ионосферная плазма приобретает скорость (это наиболее точно для F- слоя): r rrr e, b (2.14) r rB где b = r – единичный вектор вдоль магнитного поля земли (см. Рис. 2.1.1). B ( )b Магнитное поле мы считаем однородным в области моделирования. Учитывая (2.14), пренебрегая рождением и уничтожением заряженных частиц, после интегрирования (2.13) мы получим:

dN N e ( x, z, t ) = e dz (2.15) где bx и bz компоненты единичного вектора магнитного поля. Здесь первый интеграл характеризует изменение концентрации вследствие движения некоторого объема ионосферы целиком, а второй – это следствие процессов сжатия или разрежения в плазме. С помощью этой формулы можно вычислить изменения электронной концентрации в ионосфере при прохождении АГВ в данной точке области и в данный момент времени. Для (b b u + b w)d N b t t x z 2 z e t t 2 x u u w 2 w + bx bz + d + bz z x z x задания высотного профиля электронной концентрации в фоновой ионосфере, существуют множество вариантов (Дэвис, 1973), такие как, распределение Чепмена, параболические слои и т.д. Мы для фоновой электронной концентрации в ионосфере брали профиль в виде Рис. 2.3.1, состоящий из двух слоев, с максимумом на высоте h=300 км. Для определения компонент геомагнитного поля мы использовали модель IGRF (http://nssdc.gsfc.nasa.gov/space/model/models/igrf.html). Если пренебречь влиrr янием магнитного поля, т.е. если всюду b ||, то тогда:

t dN e t u w N e ( x, z, t ) = w d N e t x + z d dz t 0 (2.16) Как было отмечено во введении, для наблюдения за состоянием ионосферы имеет очень большое значение определение изменения ПЭС – TEC (Total Electron Content) ионосферы в разных направлениях, т.е. между приемником и ИСЗ (см. Рис. 2.1.1).

satellite TEC = receiver N dr e (2.17) При интегрировании мы считаем, что выше моделируемой области N e 0. Следует отметить, что в реальности ионосфера горизонтально неоднородна, но мы ограничимся рассмотрением плоскопараллельной ионосферы.

Рис. 2.3.1. Высотный профиль электронной концентрации в фоновой ионосфере.

2.4. Краткое содержание главы. Основные выводы. Во второй главе описан вывод системы уравнений гидродинамики для решения данной задачи. Уравнения описывают распространение АГВ конечной амплитуды в реальной диссипативной атмосфере, где учитывается влияние зонального ветра. Здесь подробно рассмотрено построение численной модели для решения соответствующей системы уравнений. При выборе метода мы учитывали некоторые особенности данной задачи. Для аппроксимации соответствующих уравнений в частных производных применяются специальные методы. Выбор граничных условий составлял отдельную задачу, так как он влияет на конечный результат. Также в данной главе рассмотрен метод для вычисления вариации электронной плотности в ионосфере, генерируемой из-за движения нейтралов в ней. С помощью интегрирования изменений электронной концентрации вдоль луча, проходящего через ионосферу, можно найти вариации ПЭС.

ГЛАВА III. МОДЕЛИРОВАНИЕ АТМОСФЕРНЫХ И ИОНОСФЕРНЫХ ВОЗМУЩЕНИЙ ОТ НАЗЕМНЫХ ИСТОЧНИКОВ 3.1. Включение наземных импульсных источников в модель. Импульсными источниками на земной поверхности, которые сильно возбуждают атмосферу, являются землетрясения, подземные ядерные взрывы, наземные промышленные взрывы и т.д. Этим источникам соответствуют различные типы движений на границе земля-атмосфера. У этих источников разные движения на границе раздела земля-атмосфера. При землетрясениях происходят крупные движения вдоль линейных разломов с длинами, которые простираются от 10 до 100 км (Аки и Ричардс, 1983). Около эпицентра при неглубоких землетрясениях ускорение движения поверхности значительно больше, чем ускорение силы тяжести в обычное время. Как было отмечено в Главе 1. по наблюдательным материалам, оба механизма движение поверхности около источника и распространяющиеся поверхностные волны вдали от эпицентра источника возбуждают атмосферные волны. Сильные горные взрывы тоже генерируют граничные движения с пространственно-временным распределением. Такие источники можно моделировать как множество дискретных взрывов, разделенных по времени и по пространству. Подземные ядерные взрывы производят поршнеообразные движения земной поверхности прямо над источником. Промышленные взрывы также производят большие поверхностные движения, так как они находятся близко к поверхности земли. Отсюда следует, что такие импульсные источники, как неглубокие землетрясения, ядерные испытания, промышленные взрывы, производят вертикальные движения твердой поверхности земли, действующие как поршень на локальную атмосферу.

Чтобы включить эти источники в данную модель, необходимо задать скорость движения частиц воздуха на поверхности земли в окрестности эпицентра источника. Это часто используемый метод для изучения возбуждения АГВ над периодически колеблющейся плоскостью (z=0) (Романова, 1971). На поверхности земли в вязкой атмосфере скорость движения атмосферы будет равной скорости движения земной поверхности (Гаврилов, 1988). Отсюда следует необходимость задать скорость вертикального движения (горизонтальные перемещения не учитываются) твердой поверхности земли над эпицентром импульсного источника в зависимости от координат и времени. Это можно сделать численно или аналитически. Мы будем считать поверхность Земли плоской, так как длина возбуждаемых в атмосфере волн мала по сравнению с радиусом Земли (Шалимов, 1998). Следует отметить, что плоская модель оправдывает себя еще и тем, что, как было отмечено в Главе 1., на большие горизонтальные расстояния в основном распространяются ВГВ, которые преломляются гравитационным полем Земли (см. Рис. 1.1.1). В первом приближении вертикальное смещение поверхности земли можно представить в синусоидальной форме по времени и функцией Гаусса по пространству. При выборе функции, описывающей скорость движения источника, необходимо учесть, что ее первообразная по времени дает вертикальное смещение. А эта функция не может иметь разрывов, так как описывает реальный непрерывный физический процесс. Таким образом, для описания наземного источника мы выбрали следующую форму:

x xc 2 2 (t t 0 ) w = wm sin exp Dx, t 0 t t 0 + P (3.1) P Здесь wm– амплитуда скорости вертикального смещения земной поверхности, t0 – момент начала возмущения, P – период колебания, xc– горизонтальная координата эпицентра источника, Dx– Гауссовский масштаб, характери зующий протяженность источника. При моделировании для вертикальной скорости на границе раздела земля/атмосфера задается граничное условие (3.1) во время возмущения, а потом она приравнивается нулю. Для остальных переменных применяются обычные граничные условия, о которых мы говорили в Главе 2. В литературе имеется большой разброс данных по параметрам движения земной поверхности во время землетрясений и подземных ядерных испытаний. Забегая вперед, можно сказать, что, как показывают наши вычисления небольшие изменения в значениях параметров источника очень слабо меняют количественные характеристики атмосферных возмущений. Кроме того, так как нашей главной целью является изучение общих свойств возмущений от таких источников, мы принимали некоторые приближенные значения параметров наземного импульсного источника.

3.2. Генерация и распространение акустико-гравитационных волн, вызванных наземными импульсными источниками. Таким образом, для учета в модели сильных землетрясений и подземных ядерных испытаний мы брали наземный источник со следующими параметрами: wm= 10 м/с, P= 1 c, Dx= 20 км (Тетевин, 2000). Для моделирования возмущения от такого источника параметрами разностной сетки мы выбрали следующие значения: шаг по высоте 5 км, по горизонтальной координате 10 км и 0.1 с по времени. Высота сетки составляла 500 км, а ширина 20004000 км в зависимости от задачи. Таким образом, после задания граничного условия для вышеуказанного источника решалась система уравнений (2.4) с помощью разработанного численного алгоритма. При моделировании использовались разные модели фоновой атмосферы.

Вначале мы рассматривали модель изотермической, недиссипативной и спокойной атмосферы, т.е. зональный ветер отсутствует. Изотермический случай представляет интерес по двум причинам. Во первых, он позволяет сравнивать полученные результаты с результатами аналитических вычислений других авторов. Во вторых такая модель позволяет понять физическую картину явлений и правильно интерпретировать результаты более сложных моделей. На 2000 с Рис. после 3.2.1 представлено пространственное распределение источника горизонтальной скорости колебательного движения атмосферы через 1000 с, землетрясения, соответственно. Эпицентр расположен на расстоянии x=1000 км. Из графиков очевидно, что над источником распространяется широкий спектр АГВ. Асимметрия на графике относительно вертикальной линии, проходящей через источник, связана с тем, что частицы в волне движутся от или к источнику, следовательно по фазе горизонтальные скорости справа и слева от источника будут противоположными. Если проследить процесс распространения возмущения, то мы увидим, что сначала от источника поднимается вверх цуг волн со скоростью звука, с нарастанием амплитуды. На высоте около 150 км, из-за геометрического расхождения рост амплитуды волн прекращается и наблюдается максимальная амплитуда отклика атмосферы. Наряду с этим наблюдается распространение волн в горизонтальном направлении с максимумом амплитуд на высоте около 150 км. Поверхности распространения АВ и ВГВ в изотермической атмосфере представляют семейство эллипсов и гипербол, соответственно (Госсард и Хук, 1975). Как видно из Рис. 3.2.1, по всем вышеперечисленным свойствам волны, полученные в численном решении принадлежат к АВ и ВГВ. Здесь со временем наблюдается быстрое затухание АВ. Период АВ 250 с. Из графиков видно, что фазы ВГВ распространяются наклонно вниз.

Горизонтальная фазовая скорость распространения ВГВ около 200 м/с, что меньше чем для скорости АВ. С удалением от источника период ВГВ растет из-за наклонного распространения ВГВ с большими периодами. На расстоянии около 900 км от источника в верхней атмосфере наблюдается ВГВ с периодом 1000 с. В изотермической атмосфере к ветви ВГВ могут быть отнесены лишь гармоники с периодами более чем Tb sin (Афраймович и др., 2001), где Tb период Брента-Вяйсяля, угол с вертикалью. В нашем случае 80°, а для изотермической атмосферы Tb=300 c. Значит, уверенно можно утверждать, что по периодам эти волны являются гравитационными. Из вышесказанного метод можно сделать вывод, что разработанный свойства численный правильно предсказывает основные распространения АГВ в земной атмосфере. Еще одна задача может служит очень полезным тестом для разработанного метода – это испытание численной модели на очень сильном возмущении. Допустим, что параметры источника такие же как в предыдущем случае, но wm= 400 м/с. Такой источник соответствует очень сильному наземному взрыву, который генерирует УВ. Здесь при вычислениях учитывался реальный температурный профиль. Как показывают расчеты, в данном случае численная схема устойчива, несмотря на присутствие очень сильных возмущений. На Рис. 3.2.2 показана зависимость вертикальной скорости колебательного движения атмосферы от высоты прямо над источником, спустя 600 с после взрыва. Из графика видно, что здесь появляется сильно нелинейная N образная волна. Некоторые авторы называют это ударно-акустической волной (УАВ) (Нагорский, 1999). Скорость распространения УАВ в нашем случае 600 м/с. Из графика видно что в волне происходила сильная деформация профиля из-за большого значения числа Маха (Ландау и Лифщиц, 1988). Если прослеживать ход распространения возмущения, то увидим, что в нижних слоях атмосферы амплитуда волны не очень большая, но с высотой она растет, и сильно проявляются нелинейные эффекты. Такие же эффекты наблюдаются и для ВГВ, генерируемых таким источником. Для того, чтобы убедиться, что полученные результаты отражают реальную физическую картину, промоделируем вышесказанную задачу с помощью решения системы (2.4), но без учета в ней произведения малых переменных, т.е. будем решать линейную задачу. В таком случае в решении не должны появляться нелинейные эффекты, так как в уравнениях компоненты, описывающие их, отсутствуют (Руденко и Солуян, 1977). График зависимости вертикальной скорости от высоты в момент t= 600 с после взрыва продемонстрирован на Рис. 3.2.3. Здесь виден синусоидальный, почти гладкий профиль волны, т.е. отсутствуют всякие нелинейные эффекты. Вертикальная длина акустической волны 100 км. Значения амплитуды волны меньше на один порядок, чем в предыдущей модели. Следовательно, можно утверждать, что деформация волны, найденная в предыдущем случае имеет чисто физическое происхождение. Сравнивая Рис. 3.2.2 и Рис.3.2.3 можно понять, каким образом в волне происходило укручение. Наши исследования показывают, что разница на один порядок в результатах вычислений в линейной и нелинейной моделях получается также и для более слабых импульсных источников. Причиной этому является то, что поведение воздуха около литосферно-атмосферной границы во время импульсного воздействия бывает сильно нелинейным. Что касается спектра генерированных волн, в обеих линейной и нелинейной моделях в решении получаются обе части спектра АГВ АВ и ВГВ. Над импульсным источником в атмосфере могут существовать две области, в которых присутствуют нелинейные эффекты. Первая область находиться около источника. Она возникает из-за быстрых движений земной поверхности.

Вторая расположена на больших высотах, ее наличие обусловлено ростом амплитуды волны при распространении вверх. Кроме того, анализ результатов для разных wm показывает, что чем сильнее амплитуда начального возмущения, тем сильнее затухание волны. Это известное свойство нелинейных волн (Уизем, 1977). Из вышесказанного следует, что разработанная модель правильно описывает нелинейные эффекты и может применяться для моделирования отклика атмосферы на мощные источники возбуждения. После этих тестирований, численный метод можно применить для решения задачи о генерации АГВ в реальной атмосфере от землетрясений и подземных ядерных испытаний. Для этого возьмем источник с такими же параметрами, как в изотермическом случае. Параметры разностной сетки были взяты такие же, но с шириной области моделирования 4000 км. При моделировании данной задачи для атмосферы с январским профилем температуры, без ветра, мы получили следующие результаты. Возмущение быстро распространяется в верхнюю атмосферу, а затем распространяются ВГВ. Скорость распространения АВ 600 м/с, так как скорость звука растет с высотой в ВА. На Рис. 3.2.4 продемонстрирована зависимость горизонтальной скорости от времени и горизонтальной координаты на высоте 100 км. Эпицентр источника расположен в точке x=2000 км. На этой высоте наблюдаются быстро затухающие АВ. Как видно из графика, на больших горизонтальных расстояниях от источника наблюдаются ВГВ, период которых растет линейно с расстоянием. Горизонтальная фазовая скорость распространения ВГВ 250 м/с. Область возмущенной атмосферы от импульсного источника качественно делится на 3 части. Первая область прямо над источником, где видны только АВ;

вторая где накладываются друг на друга АВ и ВГВ, эта область по ширине 1000 км;

третья область, где видны только ВГВ, располагается вдали от источника. Причина такой сложности картины заключается в том, что траектории распространения АВ и ВГВ различны, и кроме того, волны могут захватываться в волноводные каналы, где они распространяются с разными скоростями в горизонтальных направлениях. Для вертикальной скорости, возмущения температуры и плотности атмосферы получаются аналогичные результаты. Для АВ основная компонента скорости эта вертикальная, а для ВГВ горизонтальная составляющая. Результаты показывают, что реальная стратификация температуры в модели приводит к меньшим значениям амплитуды отклика на одинаковые источники. Кроме того, вычисления показывают, что значения амплитуды АГВ для июльского профиля температуры получается чуть меньше, чем для январского. Это связано тем, что в результате отражения волн от температурных градиентов, часть волн не проходит вверх. А летом мезопауза выражена сильнее, чем зимой (Friedman, 1966). Учет зонального ветра не сильно меняет общую картину. В этом случае наблюдается асимметрия параметров АГВ относительно источника. Амплитуда АГВ получается чуть меньше, что может быть объяснено захватом части волн ветром (Гаврилов, 1985). Для оценки энергетических характеристик АГВ мы вычисляли плотность энергии волны с помощью следующей формулы (Гаврилов, 1985;

Zhang and Yi, 2002):

2 1 (u 2 + w2 ) + p 2 + ( p c )2 E = 0 2 2 0 c 2 0 ( 1)c (3.2) Это позволяет исследовать распределение энергии по пространству и времени. На Рис. 3.2.5 изображено распределение плотности волновой энергии в вертикальной плоскости через 5000 с после возмущения. Из графика видно, что основная энергия возмущения от импульсного источника сосредоточена в АВ. Спустя больше часа после возмущения, АВ еще остаются в области над источником. Это происходит из-за того, что АВ захватываются в волноводах, отражаясь от их стенок. Поэтому наблюдается несколько мод АВ в отклике. Но первая N образная волна в отклике имеет максимальную амплитуду. Точка насыщения, т.е. высота максимальной плотности энергии для АВ находится на высоте 300350 км, а для ВГВ 100150 км.

а) б) Рис. 3.2.1. Пространственное распределение горизонтальной скорости колебательного движения изотермической атмосферы после наземного возмущения через: а) 1000 с и б) 2000 с.

Рис. 3.2.2. Высотный профиль вертикальной скорости колебательного движения атмосферы во время очень сильного возмущения, рассчитанный в нелинейной модели.

Рис. 3.2.3. Высотный профиль вертикальной скорости колебательного движения атмосферы во время очень сильного возмущения, рассчитанный в линейной модели.

Рис. 3.2.4. Зависимость горизонтальной скорости колебательного движения атмосферы от времени и горизонтального расстояния на высоте 100 км над источником возмущения.

Рис. 3.2.5. Пространственное распределение плотности волновой энергии спустя 5000 с после импульсного возмущения.

3.3. Моделирование возмущений ионосферы наземными импульсными источниками, и сравнение результатов с данными наблюдений. После вычисления возмущения нейтральной атмосферы, с помощью формул (2.15) и (2.16) можно найти вариации электронной плотности. Ниже представлены результаты вычислений для разных случаев. На Рис. 3.3.1 показано пространственное распределение возмущения концентрации электронов в ионосфере спустя 1000 с и 6000 с после толчка, когда магнитное поле направлено параллельно оси OX (см. Рис. 2.1.1), т.е. угол наклона I=0°. Здесь зональный ветер не учитывается. Из графиков видно, что в ионосфере в результате землетрясения или взрыва возбуждаются среднемасштабные ПИВ, амплитуда которых сначала растет по мере распространения вверх, а затем убывает. В течение около 1000 с возмущение доходит до верхних слоев ионосферы. Более длинноволновые возмущения, относящиеся к ВГВ, распространяются в виде пакета волн с групповой скоростью 300 м/с. Горизонтальная длина этих волн 100 км и она растет по мере удаления от источника. Учет горизонтального ветра приводит к нарушению симметрии картины возмущения ионосферы. Этот случай продемонстрирован на Рис. 3.3.2. Здесь учитывается зимний профиль зонального ветра, и ось OX направлена на восток. Силовые линии магнитного поля в этом случае также направлены горизонтально. Как и ожидалось, из-за захвата волн ветром, в этом случае амплитуда ПИВ чуть меньше, чем в спокойной атмосфере. Ориентация магнитного поля очень сильно меняет пространственную картину ионосферного возмущения. Если принять угол наклона I=45°, и считать что проекция направления магнитного поля на ось OX положительна, что соответствует северному полушарию земли (Яновский, 1978), то получим следующую картину – Рис. 3.3.3. Наглядно видно, что магнитное поле сильно меняет количественную и качественную картину ионосферных возмущений.

Магнитное поле не дает электронам двигаться в поперечном направлении, в результате чего, справа от источника не наблюдается отклик на акустическое возмущение. Очевидно, что если индукция магнитного поля перпендикулярна к рассматриваемой плоскости, тогда в ионосфере вообще не будут генерироваться возмущения. Следует отметить, что в реальности влияние геомагнитного поля сильно проявляет себя на высотах > 120 км, где ионы и электроны движутся вдоль силовых линий (Брюнелли и Намгаладзе, 1988). После нахождения изменений электронной концентрации, можно вычислить интегралы вариации ПЭС вдоль произвольного направления по формуле (2.17). В случае горизонтального магнитного поля для вертикального ПЭС результаты расчетов представлены на Рис. 3.3.4. Как было отмечено в Главе I, в экспериментах наблюдаются разные профили возмущения ПЭС. Здесь мы представляем 3 вида профилей, которые совершенно отличаются друг от друга, но они относятся к одной модели. На Рис. 3.3.4 графики а), б), в) относятся к случаям, когда приемник находится над эпицентром источника, на расстоянии 400 км от него, и на расстоянии 800 км от него. В первом случае наблюдаются только АВ, с периодами 200250 с. Во втором случае видны АВ с тем же периодом и ВГВ с периодом 500 с. Профиль ВГВ сильно искажается из-за наложения на него высокочастотного АВ. На третьем графике видна ВГВ с периодом 1000 с. По результатам можно сделать вывод, что свойства вариации ПЭС из-за воздействия импульсного источника, зависят от многих факторов: направления магнитного поля и фонового ветра, месторасположения приемника, угла места спутника и т.д. Но во всех случаях основной отклик в вариации ПЭС носит характер N волны. Этот факт подтверждается многими наблюдениями (Афраймович и др., 2001, 2002). Как мы отметили в Главе I, при проведении наблюдений во время землетрясений и взрывов в основном были зарегистрированы ионосферные возмущения с периодами 200300 с. В области над источником наши результаты подтверждают это. Что касается наблюдения возмущений с большими периодами, то оно осложнено тем, что ПЭС меняется из-за вращения Земли и движения спутника. Поэтому на фоне этого изменения трудно выделить возмущения с периодами 1000 с и более. Но с помощью других методов были детектированы ПИВ с такими периодами. Расхождение результатов моделирования и наблюдения в основном себя проявляет в амплитуде возмущений ионосферы. Полученные низкие значения возмущений могут быть объяснены следующим образом: в данной модели задание поведения пограничного слоя атмосферы не полностью соответствует действительности. Для изучения влияния размеров источника на свойства атмосферного и ионосферного отклика мы промоделировали источники большой протяженности. Как показывают результаты, амплитуда возмущений слабо зависит от размера источника. На Рис. 3.3.5 показано распределение вариации электронной концентрации в ионосфере после землетрясения с эпицентром большой протяженности. Параметры источника и модели атмосферы были такими же, как и в предыдущем случае, за исключением Гауссовского масштаба, значение которого бралось dX= 200 км. Из графика видно, что в этом случае возбуждаются более длинные ПИВ. Поверхности фаз акустических волн не являются сферическими, вследствие отклонения от точечности источника.

а) б) Рис. 3.3.1. Распределения вариации электронной плотности в ионосфере спустя 1000 с и 6000 с после землетрясения, с учетом горизонтального магнитного поля.

Рис. 3.3.2. Распределение вариации электронной плотности в ионосфере после землетрясения, где учтен ветер и горизонтальное магнитное поле.

Рис. 3.3.3. Распределение вариации электронной плотности в ионосфере после землетрясения, где наклонение магнитного поля I=45°.

а б в Рис. 3.3.4. Возмущение вертикального ПЭС во время наземного взрыва или землетрясения: а) прямо над эпицентром;

б) на расстоянии 400 км от него;

в) на расстоянии 800 км от него;

Рис. 3.3.5. Распределение вариации электронной концентрации в возмущенной ионосфере при воздействии протяженного наземного импульсного источника, где учтено горизонтальное магнитное поле.

3.4. Отклик атмосферы и ионосферы на длиннопериодные наземные источники. На земной поверхности могут возникать вертикальные колебания с периодами несколько от нескольких десятков секунд до десятков минут. Такими источниками являются волны Рэлея и длиннопериодные колебания земной поверхности. На морской поверхности во время землетрясений распространяются длинные волны цунами, с длиной волны сотни километров, и периодами 2030 мин (Голицын и др., 1976). Сначала возникают и рассмотрим сейсмические по волны. При землетрясениях твердой земли распространяются всему объему низкочастотные сейсмические волны. Сейсмические волны, возникая в толще Земли как объемные, выходя на поверхность Земли или пересекая границы раздела порождают поверхностные волны – волны Рэлея (Трухин и др., 2000). Их период >15 с. Такие поверхностные волны распространяются со скоростью 34.5 км/с. Этот источник существенно отличается от других длиннопериодных источников тем, что он распространяется по твердой поверхности земли со скоростью, гораздо больше, чем скорость звука в атмосфере. С целью включения такого источника в расчетную модель, мы брали одиночную синусоидальную волну Рэлея, которая распространяется по поверхности земли без затухания. Она действует на атмосферу как движущийся поршнеобразный источник. С целью моделирования мы выбрали граничные условия для вертикальной скорости в системе уравнений (2.4) в следующей форме:

2 ( x x0 ) 2 (t t 0 ) w = wm sin, sin P t 0 t t 0 + P, x0 x (3.3) Здесь, длина волны Рэлея, x0 координата начала волны, которая меняется со временем, что соответствует движению источника, остальные параметры такие же как в (3.1). В качестве значений параметров источника мы брали следующие значения: wm= 1 мм/с, P= 50 c, = 140 км;

скорость распространения 2.8 км/с. Результаты моделирования для этого источника показывают, что отклик атмосферы в основном состоит из инфразвуковых волн с периодами <50 c. Этот результат подтверждается c выводами аналитических вычислений в работе (Голицын и Кляцкин, 1967). На Рис. 3.4.1 даны пространственные распределения возмущения электронной концентрации спустя 1500 с после начала распространения волны Рэлея от правой границы моделируемой области (см. Рис. 2.1.1). В первом случае угол наклона магнитного поля I=0°. Из графика видно, что мелкомасштабные ПИВ распространяются в ионосфере со сверхзвуковой горизонтальной фазовой скоростью. Интересно, что изменение ориентации магнитного поля приводит к существенной модификации ионосферных возмущений (см. Рис. 3.4.1.б). Этот случай относится к наклонному магнитному полю (I=45°). Причина такого резкого отличия заключается в распространении ПИВ с очень большой фазовой скоростью. Вариации ПЭС по всем направлениям демонстрируют высокочастотное временное изменение. ПЭС, На когда Рис. 3.4.2 приведен находится график в изменения области вертикального приемник центре моделирования и I=45°. По амплитуде они почти такие же, как в случае импульсного источника. Но качественно они существенно отличаются. Здесь наблюдаются колебания с постоянной амплитудой. Как было отмечено в Главе I., при некоторых землетрясениях были зарегистрированы возмущения ПЭС, генерированные именно волнами Рэлея (Ducic et al., 2003). С целью изучить зависимость свойств отклика атмосферы и ионосферы на длиннопериодные возмущения мы брали источник в форме (3.1), с амплитудой всего 1 мм/с, но с разными периодами. Анализ отклика нейтральной атмосферы на такие источники показывает, что роль ВГВ растет с ростом периода источника. Результаты показывают, что в зависимости от расстояний в горизонтальном и вертикальном направлениях от источника, чувствительность атмосферы качественно меняется. Кроме того, характер чувствительности различается для разных компонент скорости колебательного движения частиц. На Рис. 3.4.3 показаны три резонансные кривые, рассчитанные на основе сравнения амплитуд скоростей над источником в разных точках. Очевидно, что первая кривая имеет максимум на частоте Брента-Вяйсяля. Из второй кривой видно, что максимум отклика смещается в сторону коротких периодов из-за нахождения прямо над источником. По мере удаления от источника в горизонтальном направлении чувствительность атмосферы смещается в сторону длинных периодов (см. Рис.3.4.3с). Для наглядности рассмотрим два графика на Рис. 3.4.4. Здесь представлены зависимости горизонтальной скорости гидродинамических частиц от времени и горизонтальной координаты на высоте 100 км для двух одинаковых источников, отличающихся только периодами, с амплитудами 1 мм/с. Первый источник имеет период 1 с, т.е. это импульсный источник, а второй 600 с. Из графиков видно, что в случае импульсного источника роль акустического возмущения преобладает над гравитационным. Но, в случае длиннопериодного, превосходят АВ. идентификации наоборот, Отсюда по интенсивности сделать важный ВГВ значительно что для проводить можно вывод, предвестников землетрясений, необходимо наблюдения на больших горизонтальных расстояниях от очага. В то же время в случае землетрясений и взрывов основное возмущение наблюдается в области над источником. Что касается амплитуд возмущений, то они отличаются в 104 раз, несмотря на то, что амплитуды источников одинаковые. Таким образом, с ростом периода наземного источника нелинейном образом растет интенсивность его отклика в атмосфере. Если сравнить Рис. 3.4.4.б и 3.2.4, то мы увидим, что амплитуда генерированных волн в случае слабого длиннопериодного источника больше, чем в случае сильного импульсного. В обоих вычислениях, кроме периода и амплитуды все остальные параметры источников и модельные данные для атмосферы были одинаковыми. Для сравнения пространственных характеристик откликов атмосферы от импульсного и длиннопериодного источника, посмотрим на Рис. 3.4.5, где представлена двумерная картина ионосферного возбуждения, спустя 4000 с после воздействия источника с периодом 600с. Здесь четко видны интенсивные длиннопериодные ПИВ, возникающие из-за распространения ВГВ. Отсюда следует, что длиннопериодные колебания земной поверхности очень эффективно могут генерировать атмосферные и ионосферные возмущения, несмотря на их низкие амплитуды скорости движения. Если учесть, что в сейсмически активных регионах протяженность таких источников велика, тогда очевидно, что они могут сильно возбудить верхнюю атмосферу, и их радиофизическими методами. можно зарегистрировать традиционными а) б) Рис. 3.4.1. Распределение вариации электронной концентрации в ионосфере, генерированное при распространении волны Рэлея (волна распространяется справа): а) где I=0°;

б) где I=45°;

Рис. 3.4.2. Возмущение вертикального ПЭС во время распространения волны Рэлея.

Рис. 3.4.3. Кривые чувствительности атмосферы для вертикальной скорости движения частиц воздуха при воздействии источников с разными периодами: а) на высоте 50 км, 60 км от эпицентра;

b) на высоте 50 км, прямо над эпицентром;

d) на высоте 100 км, на расстоянии 300 км.

а) б) Рис. 3.4.4. Зависимость горизонтальной скорости гидродинамических частиц от горизонтального расстояния и времени на высоте 100 км от источника возмущения с одинаковыми амплитудами: а) импульсный источник;

б) источник с периодом 600 с.

Рис. 3.4.5. Распределение вариации электронной концентрации, генерированные из-за воздействия наземного источника с периодом 600 с, спустя 4000 с после начала возмущения.

п.3.5. Трехмерное моделирование. В трехмерном случае система уравнений (2.4) будет иметь аналогичный вид, но с добавлением компоненты скорости в другом горизонтальном направлении.

t = x [( 0 + ) u ] y [( 0 + ) ] z [( 0 + ) w] U 0 x x U 0 y y U 0 x 1 p u u u u u u t = u x U 0 x x y U 0 y y w z w z A1 + x A2 u 0 U 0 y 1 p A1 A2 U 0x U0y w w = u 0 + y z t x x y y z w 1 p w w w w w U 0x U0y w A1 A3 A2 w = u z 0 + 0 + t x x y y z T u w 2T 2 T 2 T (T + T ) T T T T = u U 0x U0y w 0 A4 + + A5 2 + + + x y z x x x y y z y 2 z 2 t p = ( T + T + T ) m 0 0 (3.4) где y компонента скорости колебательного движения атмосферы, U0x и U0y x и y компоненты зонального ветра, соответственно. Остальные обозначения как в (2.4). Система уравнений гидродинамики (3.4) решается с помощью аналогичного численного метода. Здесь тоже применяется метод расщепления по координатным направлениям и т.д. Наземный источник возмущения вводится аналогичным образом как в двумерном случае. Здесь для вертикальной скорости будет граничные условия следующего вида:

y yc 2 x xc 2 2 (t t 0 ) w = wm sin exp Dx exp Dy, P t 0 t t 0 + P (3.5) Сюда добавлены аналогичные параметры yc и Dy в направлении оси y. В качестве параметров источника возмущения мы брали следующие значения: wm= 10 м/с, P= 1 c, Dx = 20 км, Dy = 20 км.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.