WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М. В. Ломоносова Филологический факультет Кафедра теоретической и прикладной лингвистики АРХИПОВ Александр Владимирович Типология комитативных конструкций ...»

-- [ Страница 4 ] --

Между тем, немецкий и багвалинский языки ведут себя в этом отношении подобно русскому:

немецкий < ГЕРМАНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Любимова 2002] КОПРЕДИКАТ: ПРЕДМЕТ (5.11) Er kam mit Blumen und einem Geschenk.

Он пришёл с цветами и подарком.

(5.12) Er stand mit offenem Mund da.

Он стоял с открытым (от удивления) ртом.

багвалинский < НАХСКО-ДАГЕСТАНСКИЕ < СЕВЕРНОКАВКАЗСКИЕ КОПРЕДИКАТ: ЧАСТЬ ТЕЛА [Кибрик (ред.) 2001: (Т8:76), 769] (5.13) w=ei M=идти ibraka Ибрашка maina-i-s машина-INTER-EL w=aVa, M=прочь mazut-i-Y [мазут-OBL-GEN КОПРЕДИКАТ: ЧАСТЬ ТЕЛА b=ec'-u=b N=наполняться-PART=N baa-lna, лицо-COM] at'an-a-ba [черт-OBL-AFF b=aYu=m N=похожий=N kus-la вид-LA =w=o.

делать=M=CONV] {ЛК: Это было на рассвете, там (нас) остановили,} Ибрагим вышел из машины c испачканным в мазуте лицом, с видом похожим на черта [=делая вид, похожий на черта].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.3. ОПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ФКК 5.3.1. Семантические отношения в определительных ФКК В определительных ФКК комитативная группа играет роль приименного модификатора, т. е. определения вершинной ИГ.

(5.14) Петя принес нам [альбом [с новыми фотографиями]].

Вообще говоря, спектр семантических отношений, потенциально возможных между ИГ-вершиной и ИГ-зависимым1, чрезвычайно широк. Он включает в себя разнообразные отношения, традиционно объединяемые под общим ярлыком «посессивных» (дом отца, опера Чайковского, агент ЦРУ и т. д.), а также многие другие, в частности местные и временные (человек из Рио, дом на набережной, любовь с первого взгляда, любовь до гроба и т. д.). Комитативные показатели, маркирующие приименные определения, имеют склонность к выражению определенного подмножества возможных отношений. Это в первую очередь посессивные отношения, но ориентированные противоположно посессивным отношениям в генитивной группе. Если в генитивных конструкциях вершина соответствует обладаемому, а зависимое — посессору, то в определительных ФКК посессор выражается вершинной ИГ, а обладаемое — определением (ср. [крыша [дома]] vs. [дом [с красной крышей]]). Подобные конструкции, в которых вершинная ИГ-посессор характеризуется ИГ-определением по обладаемому, называются проприетивными конструкциями. По мнению К. Лемана, английские словосочетания (a) the old man’s dog ‘собака старика’ и (b) the old man with the dog ‘старик с собакой’ отражают одни и те же когнитивные отношения между человеком и собакой;

но в примере (a) старик используется для референции к собаке, а в (b), наоборот, собака используется для референции к старику. [Lehmann & Shin, unpublished: 21].

В концепции К. Лемана выделяются три уровня отношений между участниками ситуации: когнитивный, типологический и индивидуально-грамматический. Когнитивные отношения участников к самой ситуации, а также участников друг к другу образуют сложную сетевую структуру. Только часть этой структуры отражается в конкретных грамматических явлениях отдельных языков. Языки типологически различаются между собой тем, какую часть когнитивных отношений они эксплицируют в грамматике;

грамматики языков, далее, различаются конкретным способом выражения выбранных отношений. Семантические роли участников определяются на типологическом уровне, синтаксические роли — на индивидуально-грамматическом [Lehmann, unpublished].

Стоит отметить, что любые проприетивные конструкции нельзя заведомо рассматривать как точное зеркальное отображение генитивных. Для разных языков и разных показателей набор покрываемых той или иной конкретной конструкцией семантических отношений может различаться весьма существенно. Во французском языке проприетив выражается не с помощью комитативноинструментального avec, а с помощью дативно-лативного предлога, напр.: L’homme la lvre tordue ‘Человек с рассеченной губой’2. Ср. англ. The man with the twisted lip.‘[то же]’. Примечательно, что в некоторых случаях этот же предлог может, наряду с общим генитивно-аблативным de, выражать и «прямые» посессивные отношения, ср.: la femme Ernest ‘жена Эрнеста (разг.)’ [Гак & Ганшина 2003] / la femme d’Ernest ‘жена Эрнеста (станд.)’;

un ami moi ‘(один) мой друг’.

1 Включая сюда зависимые ИГ, оформленные предлогами/послелогами и/или косвенными падежами. Название одного из рассказов А. Конан-Дойля;

букв. «с изуродованной губой».

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций Использование в приименных определениях комитативных показателей типично для славянских и германских языков. Примером из другого ареала может служить имбабура кечуа:

имбабура кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Cole 1981: (452), 114] ЧАСТЬ ТЕЛА (5.15) tika грязный maki-wan рука-COM runa человек человек с грязными руками 5.3.2. Разновидности семантических отношений К сожалению, материалов для типологических наблюдений по данному вопросу мною было найдено крайне мало. Доступные грамматические описания в основном ограничиваются одним-двумя примерами проприетивных конструкций (особенно для тех языков, где отсутствуют специальные маркеры проприетива). Более полную информацию удалось получить с помощью корпуса текстов для русского языка [НКРЯ]. В русском языке функция определения весьма характерна для комитативных групп: на долю определительных ФКК приходится около двух седьмых (немногим менее 30%) из исследованной выборки в 700 употреблений предлога с с творительным падежом. Наиболее многочисленно представлены следующие разновидности семантических отношений1 между вершинной ИГ и КГ:

Вид отношения Примеры Инв. ГЕН личность — часть тела личности целое — часть обладатель — обладаемое (актуальное обладание) сущность — смежная сущность сущность — параметр сущности субъект — ситуация вместилище — содержимое носитель — изображение офицер с изможденным лицом шофер с усами домики с остекленными верандами сигарета с фильтром воин с кривым ятаганом женщина с портфелем ГЕН ГЕН речка с прекрасным песчаным пляжем станционные платформы с серыми асфальто- ГЕН выми лужами от ночного дождя человек с пугающей должностью майор с блуждающим взором люди с неясным и туманным ощущением жизни пакеты с цементом вестибюль с газетным киоском ящик с надписью «Не кантовать!» люди с зелеными полосами на куртках ГЕН ГЕН ЛОК ЛОК Таблица 16. Семантические отношения в определительных ФКК в русском языке Часть списка семантических отношений заимствована из работы [Кибрик и др. 2004].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций Большинство из приведенных выше отношений при инверсии вершины и зависимого переводятся в генитивную конструкцию (лицо офицера, веранды домиков, ятаган воина), тогда как два последние — в локативную (цемент в пакетах / *цемент пакетов, надпись на ящике / *надпись ящика), что отмечено в графе Инв[ерсия], Таблица 1617.

5.4. ПРЕДИКАТИВНЫЕ ФКК В данном типе конструкций по сравнению с определительными ФКК семантическое предикативное отношение между Спутником и Ориентиром выражается наиболее эксплицитно: комитативная ИГ имеет синтаксическую функцию предиката.

(5.16) Финка была самодельная, красивая, с инкрустациями, и он очень ею дорожил.

[корп.: Домбровский] При зависимостном маркировании комитативная группа выступает в роли именного сказуемого;

такая структура может требовать или нет финитного глагола-связки (ср. (5.18), (5.19) ниже). Предикативные ФКК с вершинным маркированием содержат экзистенциальный глагол с показателем комитативной деривации (см. (5.27)). Наконец, в языках, использующих для образования КК стратегию дополнительной предикации, предикативные ФКК сводятся к самостоятельным употреблениям комитативного маркера-предиката без участия других смысловых глаголов (см. (5.30)–(5.37)).

5.4.1. Обладание Одним из основных видов семантических отношений в предикативных ФКК являются посессивные отношения (ср. (5.16)). В некоторых языках предикативные ФКК служат основным средством предикативного выражения обладания.

Л. Стассен [Stassen 2001] выделяет следующие основные стратегии кодирования предикативного обладания в языках мира: В переходных конструкциях типа иметь (англ. I have a dog) посессор и обладаемое выступают как подлежащее и прямое дополнение глагола со значением ‘иметь’ (< ‘держать’, ‘хватать’, ‘брать’, ‘нести’ и под.). В остальных стратегиях используется непереходный глагол, локативный или экзистенциальный. Различаются они способом кодирования ИГ посессора и обладаемого. Локативная конструкция (рус. У меня есть собака): обладаемое выражается подлежащим [для уточнения можно сказать: единственным ядерным актантом. — А. А.], посессор — локативной или дативной ИГ. Топикальная конструкция:

тондано < ЗАПАДНЫЕ МАЛАЙСКОПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Stassen 2001: (5), 955 < Sneddon 1975: 175] (5.17) si AN.SG tuama si человек TOP wewean быть wale rua дом два У (этого) человека есть два дома [= Что касается (этого) человека, есть два дома]. Обладаемое также выражается подлежащим, обладатель же составляет тему (топик) предложения. Генитивные конструкции, по мнению Л. Стассена, можно рассматривать преимущественно как результат развития локативных и топикальных конструкций, поэтому в самостоятельный тип им не выделяются. Союзная стратегия, подтипом которой является комитативная: посессор выражается грамматическим подлежащим при непереходном глаголе, а обладаемое — ИГ с показателем союзного типа, который обычно используется для соединения предикаций (‘и’;

‘тоже’, ‘также’;

‘пока, в то время как’) или ИГ (комитативные показатели).

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций По данным Л. Стассена, комитативная стратегия (WITH-possessive) выражения предикативного обладания распространена в Африке южнее Сахары, в восточноавстронезийских и папуасских языках. 5.4.1.1. Зависимостное маркирование [Stassen 2001: (6), 956 < Murane 1974: 303] дага < ЦЕНТРАЛЬНО-ЮГО-ВОСТОЧНЫЕ < ТРАНСНОВОГВИНЕЙСКИЕ (5.18) orup человек da один agoe den раб COM У одного человека был раб.

санго < УБАНГИ < НИГЕР-КОНГО [Stassen 2001: (7), 956 < Samarin 1967: 95] (5.19) lo eke 3SG быть na COM bongo одежда У него/нее есть одежда [= Он(а) с одеждой].

Л. Стассен указывает, что «языки, которые используют [этот] комитативный показатель на обладаемых ИГах, также используют этот показатель как средство сочинения именных групп […]» [там же: 956]. Это утверждение, однако, не абсолютно верно. Например, в монгольском и бурятском комитативный показатель маркирует предикативное обладание, но для сочинения ИГ имеются специальные средства ((5.20)–(5.23)). В частности, в монгольском языке сочинительная конструкция образуется с помощью числительного с покрывающей референцией ((5.23)-а) или с помощью заимствованных из книжного языка союзов ((5.23)-б). Если сочинительная комитативная конструкция и возможна, то во всяком случае она не является основным средством соединения ИГ.

монгольский < МОНГОЛЬСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Интернет] [Цэдэндамба 1978: 17 сн. 1, 18;

Санжеев 1960: 79] КОМИТАТИВ (5.20) би Лувсанжав-тай 1SG Лувсанжав-COM ир-эв приходить-PST Я пришел с Лувсанжавом.

(5.21) би ном-той 1SG книга-COM ПРЕДИКАТИВНОЕ ОБЛАДАНИЕ У меня есть книга [= Я с книгой].

(5.22) энэ ххэд хар этот ребенок черный нд-тэй глаз-COM ПРЕДИКАТИВНОЕ ОБЛАДАНИЕ У этого ребенка черные глаза [= Этот ребенок с черными глазами].

(5.23) а. Цэрэн Бат Цэрэн Бата хоёр ДВА б. Цэрэн болон Бат Цэрэн И СОЧИНЕНИЕ ИГ Бата Цэрэн и Бата В супире комитатив выражается комбинацией предлога n и послелога i/e (5.24). Этим же средством может маркироваться предикативное обладание (5.25). В функции координатора, однако, используется только предлог (5.26);

таким образом, маркеры морфологически связаны друг с другом, но не совпадают (как, например, в русском языке не совпадают показатель инструмента — беспредложный творительный — и комитативный предлог с с творительным падежом).

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций супире < ГУР < НИГЕР-КОНГО [Carlson 1994: (107a), 275;

(28a), 249;

(62a), 183] уходить (5.24) m pa a мой муж.DEF PF kr Сикассо Sukwoo na n yi LOC COM больной.DEF COM КОМИТАТИВ Мой муж ушел в Сикассо с больным человеком.

(5.25) m ti мой отец.DEF быть.PST mpyi n COM pwunm-pole собака-самец COM ПРЕДИКАТИВНОЕ ОБЛАДАНИЕ У моего отца был пёс.

(5.26) dfn ослица n COM ku ее py осленок СОЧИНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТАТИВ ослица и ее осленок / ослица с осленком 5.4.1.2.

Вершинное маркирование Вершинный маркер комитатива, присоединяясь к непереходному глаголу типа ‘быть’, часто образует переходный глагол со значением обладания1. Такая транзитивизация нередко происходит путем переразложения сочетаний с зависимостным комитативным маркером, который превращается в клитику или инкорпорируется внутрь предиката. В языке сонгаи отмечаются, например, следующие деривационные пары глаголов (исходно -nda — предложный показатель комитатива):

Глагол Перевод Производный глагол Перевод goo sii ~ ii bara indi ‘быть’ ‘не быть’ goo-nda [gonda] sii-nda ~ ii-nda [inda] indi-nda ‘иметь’ ‘не иметь’ ‘иметь’ ‘обычно иметь’ ‘быть, существовать’ bara-nda ‘оставаться’ Таблица 17. Комитативные дериваты экзистенциальных глаголов в сонгаи [Heath 1999: (203a), § 6.2.5] Пример переходной посессивной конструкции (ср. (5.19) с зависимостным употреблением генетически тождественного бантуского комитативного маркера -na):

луганда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Stassen 2001: (12), 956 < Ashton et al. 1954: 234] (5.27) o-li-na 2SG-быть-COM ekitabo книга У тебя есть книга [= Ты с книгой].

5.4.2. Другие семантические разновидности По утверждению К. Лемана, «сопутствование в чистом виде, без чего-либо другого, неотличимо от обладания»2 [Lehmann & Shin, unpublished: 22]. Это утверждение, однако, не всегда верно. Во-первых, семантика обладания естественнее всего возникает при различии в эмпатии Ориентира и Спутника (особенно в сочетании Спутник-человек + Ориентир-предмет, ср. (5.19), (5.27)). При равной эмпатии участников обычно появляется другая интерпре 1 Этот процесс Л. Стассен называет «HAVE-drift» [Stassen 2001: 956]. “Naked concomitance without anything else is indistinguishable from possession.” Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций тация, лежащая ближе к социативной (совместной): ср. рус. Не бойся, я с тобой!;

Мысленно с вами!. Но и различие в эмпатии не предопределяет автоматически семантических отношений в предикативной ФКК. Так, в арчинском языке наиболее стандартная интерпретация таких конструкций предполагает не обладание предметом, а некоторую активную деятельность в связи с этим предметом, часто его починку:

арчинский < НАХСКО-ДАГЕСТАНСКИЕ < СЕВЕРНОКАВКАЗСКИЕ [М. А. Даниэль, личн. с.] (5.28) zon 1SG noL’-iY:u iw-di дом-COM F-быть.PST Я работала по дому [= была с домом].

(5.29) zon 1SG noL’-iY:u er-di дом-COM M-быть.PST Я ремонтировал дом [= был с домом].

Наконец, если обратиться к глаголам, образующим КК с дополнительной предикацией, то для них предикативными ФКК будут являться самостоятельные употребления этих глаголов (т. е. в качестве вершины независимой предикации). Ясно, что в таком случае «сопутствование в чистом виде» может оказаться весьма отличным от обладания. Напомним, что КК с дополнительной предикацией могут образовывать глаголы со значениями: ‘следовать’, ‘сопровождать’, ‘иметь’, ‘держать’, ‘брать’ [Stassen 2000: 20];

к этому списку следует добавить значение ‘быть одинаковым’, а также «чисто комитативные» глаголы (‘быть/находиться с (кем)’).

Следовать китайский < КИТАЙСКИЕ < СИНО-ТИБЕТСКИЕ [Hagge 1975: (2107), 319;

(14834), 87] (5.30) Jin Gui Цзинь Гуй bin gn тогда СЛЕДОВАТЬ/COM Yu Feng Юй Фэн zu уходить le ASP КОМИТАТИВ Тогда Цзинь Гуй ушел с Юй Фэном..

(5.31) w ji 1 тогда gn-le СЛЕДОВАТЬ-PF w d 1 отец ‘СЛЕДОВАТЬ’ Тогда я пошел за отцом. Быть с (кем) В отличие от китайского языка, в цоциле предикат, образующий комитативную конструкцию, в самостоятельном употреблении интерпретируется как стативный (быть с кем), а не динамический (идти, следовать за кем).

Переходный неглагольный предикат -chi7uk ‘быть с (кем)’ согласуется с двумя своими аргументами (5.33). Однако застывшая форма третьего лица xchi7uk также функционирует как предлог (5.32) и как сочинительный показатель.

цоциль < МАЙЯ < ПЕНУТИ [Aissen 1987: (43a), 194;

(16), 185] (5.32) mi ch-a-bat Q IPF-2.P-уходить xchi7uk COM a-tot ?

2-отец КОМИТАТИВ Ты ходил с отцом?

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций ‘БЫТЬ С’ (5.33) ja EMPH j-chi7uk-ot 1.A-БЫТЬ.С-2.P Я с тобой. Существовать Исходным для показателя hoo ‘быть с’ в языке тетун является, по-видимому, глагольное употребление типа (5.34). Второе значение этого глагола, ‘иметь’, покрывает широкий спектр посессивных отношений: отношения родства (жена, отец), социальные отношения (компаньон, слуга), части тела (рука, нога), отношения целого и части, физическую собственность (скот, обувь), ассоциативные связи, обладание временем, силой, работой и удачей [van Klinken 2000: 361]. С посессивным значением глагола hoo связана непереходная форма noo ‘иметься, существовать’ с застывшим показателем третьего лица n- (5.37).

тетун < ЦЕНТРАЛЬНЫЕ МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [van Klinken 2000] [(29), 358] ‘БЫТЬ С’ (5.34) ha’u 1SG k-oo 1SG-БЫТЬ.С emi 2PL Я с вами {так что не бойтесь}.

(5.35) ha’u la’o 1SG идти k-oo 1SG-БЫТЬ.С ha’u-kan ina-n 1SG-POSS мать-GEN [(30), 358] КОМИТАТИВ Я шел с (моей) матерью.

(5.36) ha’u 1SG k-oo 1SG-БЫТЬ.С ina мать kaa или lale нет [(44), 361] ОБЛАДАНИЕ У меня есть мать или нет? [= Я с матерью или нет?] (5.37) dadi ema так человек sei la еще noo NEG СУЩЕСТВОВАТЬ [(45), 362] ‘СУЩЕСТВОВАТЬ’ Итак, людей {на Земле} еще не было. Быть одинаковым В риау индонезийском макрофункциональное слово sama (см. § 5.6 passim) в предикативном употреблении означает ‘быть одинаковым’.

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004] КОМИТАТИВ (5.38) Damsir beli Дамсир celana sama si SAMA PERS Man Мансудир:FAM покупать штаны sudah PF bulu-bulu DISTR:перо [(9), 381] Штаны, которые Дамсир купил с Мансудиром, уже совсем износились.

(5.39) sama dengan David tasnya SAMA COM ‘ОДИНАКОВЫЙ’ [(44), 390] ‘ОДИНАКОВЫЙ’ [(49), 391] Дэвид сумка-ASSOC (Его) сумка такая же, как твоя [= одинаковая с твоей, букв. Дэвида] (5.40) besar большой sama ?

SAMA {Выбирая при рисовании на компьютере линию такой же толщины, как предыдущая:} Такая же толстая?

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.5. ЕСТЕСТВЕННО МНОЖЕСТВЕННЫЕ ФКК 5.5.1. Вершинные маркеры естественно множественных предикатов Напомним, что естественно множественные предикаты подразумевают обязательное наличие у ситуации множественного участника (см. 4.4.1). Естественно множественные предикаты складываются из нескольких разнородных классов, принадлежность к любому из которых невозможна без множественного участника. Во многих языках мира, однако, существуют показатели, покрывающие два или более из этих классов.

Тюркские языки Так, в тюркских языках существует глагольный суффикс -(V)с-/-(V)ш-/-(V)h-;

набор его функций разнится по языкам, но в целом можно отметить реципрокальную, социативную (совместную), комитативную и ассистивную функции. Традиционное название — совместно-взаимный (взаимно-совместный) залог. Ассистивом называется разновидность актантной деривации, добавляющая участникаПомощника. В отличие от Каузатора в каузативной конструкции, Помощник не является инициатором ситуации. Помощник в ассистивной конструкции выражается подлежащим, а главный Агенс-инициатор — дополнением, обычно дативным (башкирский, хакасский, якутский) или с послелогом кытта ‘с’ (якутский). Отмечается, что ассистив не употребляется в случае равноправного участия Помощника и главного Агенса [Харитонов 1963]. Выбор конкретной функции обусловлен в основном классом производящей основы: от непереходных основ со значением движения и позиции образуются комитативные глаголы (бар-ыс- ‘уходить с (кем-то)’;

хаал-ыс- ‘оставаться с (кем-то)’);

от переходных основ — ассистивные или взаимные глаголы (тут- ‘держать, хватать, ловить’ > тутус- ‘помогать ловить (напр. лошадь);

пожать друг другу (руку)’);

от основ со значением речепроизводства, звукоподражательных и «образных» — социативные (клс- ‘смеяться вместе’) [Харитонов 1963].

якутский < ТЮРКСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Харитонов 1963] КОМИТАТИВ (5.41) лэ-э ким бар-ыс-та ?

уходить-POLY-PST работа-DAT кто.Q Кто пошел вместе (с кем-то) на работу?

(5.42) кини {ми-эхэ / миигин кытта} от он я-DAT / я:ACC COM тиэй-ис-тэ возить-POLY-PST АССИСТИВ трава Он мне помогал возить сено.

(5.43) тураах-тар дааын-аh-ал-лар ворона-PL каркать-POLY-PRS-3PL СОВМЕСТНОСТЬ Вороны каркают (все вместе, дружно).

(5.44) илии тут-ус-ту-лар рука держать-POLY-PST-3PL РЕЦИПРОК Они пожали друг другу руку.

А. М. Щербак [1981: 113–115] вслед за В. Бангом возводит общетюркский суффикс -(V)с-/-(V)ш-/-(V)h- к реконструируемому глаголу *эш- ‘следовать, сопровождать’ (ср. др.-тюрк. эш ‘товарищ, спутник, сподвижник’);

«Инвариантное значение формы взаимно-совместного залога на протяжении всего периода его существования — Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций совместное, а его наиболее распространенный вариант — взаимное значение» [там же]. Б. А. Серебренников считает исходным значение многократности действия [там же]. Как отмечает В. П. Недялков [2004: 20], «полисемия показателя, включающая все четыре значения, характерна для таких языков как якутский, татарский, тувинский, туркменский, казахский, и не наблюдается, например, в турецком, азербайджанском, карачаево-балкарском, где нет ассистивного значения». Помимо указанных четырех функций, в якутском языке у показателя -(ы)с- отмечаются также непродуктивные «активно-безобъектные» и «пассивно-возвратные» употребления (ср., напр., рус. -ся в держать-ся (за что), бранить-ся, толкать-ся) [Харитонов 1963]. В некоторых языках, напр. в киргизском, социативная форма 3-го лица «воспринимается как форма множественного числа» [Щербак 1981: 114].

Монгольские языки В монгольских языках различаются так наз. «совместный залог» (суффикс -лса-/-лца-) и «взаимный залог» (-лда-). Основной функцией взаимного суффикса является выражение реципрока;

функцию суффикса «совместного залога» можно условно описать как комитативно-ассистивную: «в совместном обороте инициатором или главным исполнителем какого-либо действия является предмет, обозначенный в особом дополнении или упомянутый в предыдущем предложении, тогда как предметподлежащее выступает лишь в качестве его соучастника на начальном или заключительном этапе действия» [Санжеев (ред.) 1962: 239]. Главный Агенс выражается комитативным или инструментальным дополнением.

бурятский < МОНГОЛЬСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Санжеев (ред.) 1962: 239] (5.45) Доржо эсэгэ-тэеэ газаа Доржи гара-лса-ба КОМИТАТИВ отец-COM:POSS на.улицу уходить-SOC-PST Доржи вместе с отцом вышел на улицу.

(5.46) ши 2SG бидэнэр-ээр ошо-лсо 1PL-INS уходить-SOC:IMP КОМИТАТИВ Ты отправляйся с нами.

монгольский < МОНГОЛЬСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Санжеев 1960: 65] (5.47) Цэрэн бол Цэрэн COP Дамдин-тай ажил Дамдин-COM работа хий-лц-эв делать-SOC-PST КОМИТАТИВ / АССИСТИВ Цэрэн работал с Дамдином {Дамдин работал, а Цэрэн к нему присоединился}.

Наряду с введением дополнительного Агенса, совместный залог может означать, что «попутным является какой-нибудь объект» (т. е. объектный комитатив;

(5.48)) или что «какое-л. действие само является попутным, совершаемым в ходе выполнения другого» (т. е. добавление фоновой предикации;

(5.49)) [Санжеев 1960: 65].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций монгольский < МОНГОЛЬСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Санжеев 1960: 65] ОБЪЕКТНЫЙ КОМИТАТИВ (5.48) тэр тот гутл-аа сапог-POSS ова-лц-ав брать-SOC-OPT (Заодно с другими вещами он) прихватил и те сапоги.

(5.49) гол тийш явахдаа мин-ий морь хара-лц-аарай конь смотреть-SOC-OPT река в.сторону уходить:CONV я-GEN ФОНОВАЯ ПРЕДИКАЦИЯ Когда будешь идти к реке, (заодно) посмотри, нет ли там моей лошади.

Кроме того, совместный залог может употребляться в функции взаимного, и наоборот (монгольский, [Санжеев 1960: 65];

бурятский, [Санжеев (ред.) 1962: 241]), а также при естественно взаимных предикатах (5.51) и (преимущественно в монгольском) «для простого обозначения множества субъектов» [Санжеев 1960: 65].

бурятский < МОНГОЛЬСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Санжеев (ред.) 1962: 241] (5.50) Доржо Алексей хоёр гараа Доржи Алексей два — бари-лса-бад —SOC-PST ВЗАИМНЫЙ Доржи и Алексей подали друг другу руки.

монгольский < МОНГОЛЬСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Санжеев 1960: 83] ЕСТЕСТВЕННО ВЗАИМНЫЙ (5.51) аав отец багш-тай учитель -COM яри-лц-ав разговаривать-SOC-PST Отец беседовал с учителем.

5.5.2. Зависимостное маркирование симметричных актантов В случае симметричных актантов имеет смысл говорить не столько о семантических разновидностях ФКК, сколько о сочетаемости ФКК с различными подклассами симметричных предикатов. Напомним (см. 4.4), что можно выделять по крайней мере следующие подклассы: взаимные предикаты (получающие [более] эксплицитное поверхностное маркирование взаимности), естественно взаимные (в которых взаимность может, в зависимости от языка, не маркироваться вовсе или маркироваться более «легкими» средствами), и невзаимные предикаты. Невзаимные симметричные предикаты (типа дружить, танцевать, играть в шахматы, совпадать, одинаковый) предполагают наличие множественного участника (по крайней мере, в некоторых своих значениях), но каждый элементарный участник соответствует только одной семантической роли, а не двум, как у взаимных предикатов. Принципиальные различия между языками, допускающими комитативное оформление МНУ симметричных предикатов, сводятся главным образом к возможности или невозможности выражения МНУ при [маркированно] взаимных предикатах. Помимо этого, значительную роль играет индивидуальная сочетаемость конкретных предикатов.

русский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ (5.52) На вечеринке Петя танцевал с Машей. (5.53) *Петя женат с Машей. /+[Петя с Машей] женаты.

СИММЕТРИЧНЫЙ НЕВЗАИМНЫЙ СИММЕТРИЧНЫЙ НЕВЗАИМНЫЙ Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций (5.54) Петя познакомился с Машей в прошлом году. (5.55) *И тут вдруг Петя увидел друг друга с Машей.

имбабура кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ СИММЕТРИЧНЫЙ ЕСТЕСТВЕННО ВЗАИМНЫЙ СИММЕТРИЧНЫЙ ВЗАИМНЫЙ [Cole 1981: (423a), 105] СИММЕТРИЧНЫЙ НЕВЗАИМНЫЙ (5.56) Marya-wan Мария-COM tushu-rka-ni танцевать-PST-1SG Я танцевал с Марией.

тамильский < ДРАВИДИЙСКИЕ [Asher 1985: (122b), 30] говорить:PST.3SG.M СИММЕТРИЧНЫЙ ЕСТЕСТВЕННО ВЗАИМНЫЙ (5.57) kaan aakar-ooe peecinaan Каннан доктор-COM Каннан поговорил с доктором.

венда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (31) < Poulos 1990:440] (5.58) musidzana u девочка 3SG khou PRS.CONT rwa na бить COM mutukana мальчик СИММЕТРИЧНЫЙ ВЗАИМНЫЙ Девочка с мальчиком бьют друг друга [= Девочка бьет друг друга с мальчиком].

аква < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Аксенова & Топорова 2002: 240] (5.59) Isamu Исаму a-swag-in-i 3SG-ругать-REC-PST na COM Onduma Ондума СИММЕТРИЧНЫЙ ВЗАИМНЫЙ Исаму поругалась с Ондумой.

аякучо кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Parker 1969: 90;

69] КОМИТАТИВ (5.60) qan-wan-mi 2SG-COM1-FOC ri-saq уходить-1SG.FUT Я пойду с тобой.

(5.61) riku-na-ku-n видеть-REC-MED- qan-wan 2SG-COM СИММЕТРИЧНЫЙ ВЗАИМНЫЙ Вы с ним видите друг друга [= он видит друг друга с тобой].

5.5.3. Симметричные предикаты и грамматические разряды слов Симметричные предикаты могут быть выражены, разумеется, не только глаголами. Употребления комитатива при отглагольных существительных, прилагательных, наречиях, наречных выражениях и предлогах соответствующей семантики должны рассматриваться как актантные ФКК, ср. рус. разговор, беседа, встреча, дружба, знакомство, война, битва, матч, обмен с кем;

пересечение, совпадение, связь с чем;

равный, один [и тот же] с чем;

бок о бок, рука об руку, лицом к лицу с кем;

рядом, вместе с кем/чем (см. [Иомдин 1981]).

(5.62) а. Она живет в одном доме с Тихоновым. б. Они с Тихоновым живут в одном доме. (5.63) а. Массовая культура живет бок о бок с настоящей.

[собс.] [собс.] [корп.] Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций [корп.] б. Фулер и Гарли Браун будут работать бок о бок в течение полутора лет.

В баскском языке комитативная группа не может быть определением существительного (см. (2.9)), но при предикатном имени (в особенности при имени-симметричном предикате) может выступать в качестве актанта. При этом появляется атрибутивизатор -ko, сигнализирующий приименное зависимое:

баскский (изолят, Европа) [собс.;

корп.] (5.64) а. osaba-rekin harreman дядя-COM отношения txarr-a-k dauka.

плохой-DET-PL иметь<3PL.P>.3SG.A У него с дядей плохие отношения.

(5.65) б. osaba-reki-ko harreman-a-k [дядя-COM-ATR oso txarr-a-k dira.

отношения-DET-PL] [очень плохой-DET-PL] AUX.3PL Отношения с дядей очень плохие.

(5.66) Euskal Herri-a-reki-ko lotur-a-k adieraz-ten выражать-PART.IPF du-zte.

AUX<3PL.P>-3PL.A [Страна.Басков-DET-COM-ATR связь-DET-PL] Они выражают (свои) {культурные} связи со Страной Басков.

5.5.4. Сложные предлоги как вторичные показатели комитатива Во многих языках комитативная группа часто употребляется в сочетании с наречиями и наречными выражениями типа вместе (с), одновременно (с), заодно (с), рядом (с) и т. п. Некоторые из таких предложений допускают двоякий анализ. С одной стороны, эти наречия и наречные выражения являются симметричными предикатами. Они могут допускать совместное заполнение множественной валентности (одной ИГ) или раздельное (с помощью КГ). Во втором случае КГ нельзя опустить, если центральная ИГ обозначает единичного участника. Комитативная группа, таким образом, выполняет при данных выражениях функцию актанта. С другой стороны, некоторые особенно устойчивые сочетания можно рассматривать как сложный предлог, как единый показатель комитатива с некоторой дополнительной семантической нагрузкой. Например, в русском языке сочетание наречия вместе с предлогом с образует вторичный комитативный маркер, несущий дополнительный признак совместности.

(5.67) а. Обычно переселенцы из одних мест старались, если это было возможно, держаться вместе. б. Все это время братья вместе с теткой хохотали, глядя на нас из-за ограды. в. *Все это время брат вместе хохотал, глядя на нас из-за ограды.

[корп.: Искандер] [корп.: Искандер] [собс.] В конечном счете, эта ситуация напоминает оппозицию нейтрального и совместного маркеров комитатива в языке имбабура кечуа (см. 2.4.4), с той разницей, что там два маркера не являются морфологически производными один от другого.

5.6. АРГУМЕНТНЫЕ ФКК ПРИ НЕСИММЕТРИЧНЫХ ПРЕДИКАТАХ Наиболее изученной из семантических функций ФКК является на сегодняшний день инструментальная;

см., например, обзор специальных исследований Т. Штольца и дис Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций куссии по поводу английского предлога with в Главе 1. Между тем, насколько мне известно, в типологических исследованиях комитатива противопоставления внутри самой инструментальной зоны (напр., между обязательным и факультативным Инструментом, Средством передвижения, Средством, Материалом) практически не учитывались. Только в работе [Lehmann & Shin, unpublished] различаются собственно Инструмент, Материал и Средство передвижения. Роль Инструмента, кроме того, тесно связана с ролью Агенса и с обстоятельствами Образа действия. Напомним высказанное И. Шлезингером предположение, что оппозиции «Инструмент — Агенс» и «Инструмент — Образ действия» имеют континуальный характер [Schlezinger 1989] (см. 1.3.6). В частности, в нескольких языках комитатив употребляется для выражения Агенса в пассивной конструкции и Каузируемого агенса (Causee);

в риау индонезийском отмечается также использование «макрофункционального» показателя sama для обозначения Переходного агенса (вне диатезных преобразований) [Gil 2004]. Далее среди распространенных «ролевых» функций ФКК следует упомянуть функции, связанные с экспериенциальными глаголами (Стимул эмоции: рассердиться на кого;

Экспериенцер: нравиться кому), с посессивными отношениями (Реципиент: дать кому;

Источник: получать от кого;

Обладатель: оставить у кого). Некоторые функции возможно интерпретировать как наследие симметричных предикатов;

в частности, использование комитативных показателей для обозначения Стандарта сравнения (особ. равенства: большой, как что), Адресата при глаголах говорения (сказал кому), одной из границ интервала, расстояния (от чего до чего). Из распространенных обстоятельственных функций ФКК отметим выражение апудэссива (локализации ‘около’), одновременности, условия, уступки, образа действия.

5.6.1. Инструмент (Орудие) Инструментом (в широком смысле) называют роль участника, на который воздействует Агенс и который вследствие этого оказывает воздействие на Пациенс. (См. также определения инструменталиса в 2.3.3). О распространенности и ограничениях синкретизма показателей комитатива и инструменталиса в языках мира см. 1.4.1. В качестве объяснения оснований для возникновения такого синкретизма можно принять схему Т. Штольца (Рис. 22, с. 33). Комитативная конструкция вводит двух участников с одинаковой семантической ролью, часто (но не обязательно) — двух Агенсов. Инструменталис же обозначает участника агентивной ситуации (предполагается наличие Агенса), который имеет частично агентивные свойства (в частности, контроль [Lehmann & Shin, unpublished: 13]). Т. е. в такой ситуации есть два участника с похожими ролями, сходными с ролью Агенса. (Аналогичное объяснение было предложено в личной беседе Ю. А. Ландером). 5.6.1.1. Разновидности Инструмента (Орудия) Е. В. Муравенко в качестве покрывающего термина для собственно Инструмента и наиболее тесно связанных с ним ролей (на материале русского языка) использует наименование «орудие»: «вещественный (предметный) компонент деятельности, которым пользуется агенс в процессе этой деятельности, но на который действие непосредственно не направлено» [Муравенко 1994: 173]. Собственно Инструмент определяется как «частная разновидность орудия, которое может использоваться многократно и не связывается в результате действия» [там же: 184], ср. выпиливать лобзиком, чертить карандашом, расколоть о камень. Это определение в основном соответствует пониманию роли Инструмента у Ю. Д. Апресяна [1974/1995: 128].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций Помимо собственно Инструмента, выделяются также три следующие роли (в совокупности приблизительно соответствующие роли Средства у Ю. Д. Апресяна): связанный Инструмент (заколоть волосы шпилькой), свободное Средство (чистить зубы пастой) и ингредиентное Средство (рисовать гуашью). Основание для их выделения составляют два признака, «расходование» и «связывание»: свободное Средство расходуется, связанный Инструмент связывается, а ингредиентное Средство и расходуется, и связывается [Муравенко 1994: 173–174]. В русском языке орудийная валентность имеет около двадцати основных способов выражения, определяющихся приведенной выше классификацией в сочетании с конкретным способом использования Орудия (Е. В. Муравенко выделяет около сорока таких способов). Например, творительный падеж без предлога является основным способом выражения подвижного собственно Инструмента (писать ручкой), предлог из с род. падежом — основным способом выражения ингредиентного Средства-материала (вылепить из пластилина), и т. д. [там же: 174]. Необходимо также отметить, что некоторые действия могут осуществляться с применением одновременно двух или более Орудий разного типа (напр. красить кисточкой, красить краской;

стрелять из ружья, стрелять разрывными). В таких случаях следует различать несколько типов орудийной валентности или, как предлагает Е. В. Муравенко, несколько зон орудийности в рамках одной орудийной валентности [Муравенко 1998а;

1998б]. 5.6.1.2. Обязательное vs. факультативное орудие Как отмечает Е. В. Муравенко, семантическая орудийная валентность в большинстве случаев в предложении не выражается, т. е. соответствующий синтаксический актант факультативен: ср. Хозяйка нарезала хлеба к обеду [Муравенко 1998а: 184]. Упоминание Орудия появляется в основном в тех случаях, когда он обладает какими-либо важными отличительными свойствами, либо когда используется неожидаемое, нестандартное Орудие: ср. Я не могу нарезать колбасу этим тупым ножом;

Он вскрыл консервную банку гвоздем, так как под рукой не оказалось консервного ножа. «Однако семантическая орудийная валентность в приведенных примерах обязательна (действия ‘нарезать’ или ‘вскрыть банку’ не мыслятся без орудия)» [там же: 185]. Это наблюдение, видимо, касается главным образом так наз. глаголов способа, семантика которых предполагает определенный стандартный тип Инструмента или Средства. При глаголах результата явное упоминание Орудия представляется менее маркированным, ср. измельчить в мясорубке, разогреть в духовке и т. д.

Глаголы физического воздействия можно разделить на глаголы способа и глаголы результата в зависимости от того, какой аспект (элемент каузативного отношения) в них акцентирован [Кустова 2004: 46]. Глаголы способа называют тип воздействия, а глаголы результата — тип изменения, происходящего с объектом в результате воздействия. «Внутри глаголов способа есть разные варианты акцентирования участников и их компонентов: одни глаголы акцентируют собственно деятельность Агенса, тип усилия (тянуть […]), другие — тип воздействия Инструмента (резать), третьи — тип воздействия Средства (красить, мыть […])» [там же: 46–47]. Глаголы результата обычно образованы от названия конечного состояния или признака объекта: обновлять, охлаждать, понижать, расширять и т. п. [там же: 48]. Кроме того, в русском языке существует класс «смешанных» глаголов — приставочных образований совершенного вида от бесприставочных глаголов способа несовершенного вида: отрезать, вымыть, разбить и т. п. [там же: 49], сохраняющих информацию о типе воздействия. По-видимому, реже всего название Орудия употребляется при глаголах способа, акцентирующих тип воздействия Инструмента или Средства, и их приставочных дериватах.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций Действия типа резать в нормальном случае не мыслятся без Инструмента, поскольку у человека нет органа, приспособленного для резания. Однако существуют также действия, которые могут быть выполнены без применения Орудия: рассматривать окрестности в бинокль / невооруженным глазом, чистить зубы пастой / щеткой без пасты. При соответствующих предикатах орудийная семантическая валентность является факультативной [Муравенко 1998а: 185]. Оказывается, что именно категория факультативного Орудия существенна для описания русских формально комитативных конструкций: «Представляется целесообразным выделять категорию факультативности орудия, поскольку в русском языке есть специальная форма для ее выражения — с + тв[орительный] п[адеж]. Эта форма может использоваться в большинстве случаев факультативности орудия независимо от характера действия, например: вышивать с пяльцами (на пяльцах), […] подсчитать сумму с калькулятором (на калькуляторе), […] нырять и плавать с аквалангом (в акваланге), […] петь с микрофоном (в микрофон, через микрофон), мыть руки с мылом (мылом) […]» [там же: 185].

ФКК в инструментальной функции в русском языке часто обозначает Инструмент контроля («такой способ использования инструмента, когда агенс сверяет /приводит в соответствие/ пациенс с показаниями инструмента» [там же: 186]), имеющий стандартную форму выражения по + твор. падеж (следить за временем заплыва (за заплывом) по секундомеру / с секундомером. Особенно часто КК употребляется в данной функции при эллипсисе глагола контроля, когда формально орудийная ИГ подчиняется предикату, обозначающему более общую ситуацию: пройти маршрут с компасом (= ‘пройти маршрут, контролируя направление движения по компасу’), считать с таблицами, читать и переводить со словарем, отвечать со шпаргалкой, объяснять правило с учебником’ [там же: 186–187]. «В некоторых случаях форма с + тв. п. является единственной для выражения орудийного значения: идти с палкой = ‘идти, опираясь на палку’, идти в темноте с фонариком = ‘идти в темноте, освещая путь фонариком’, играть с сурдиной = ‘играть, приглушая звучность сурдиной’, охотиться с ружьем = ‘охотиться, стреляя из ружья’. С формой с + тв. п. сочетаются глаголы с общим значением действия типа работать: работать с лобзиком = ‘работать, выпиливая лобзиком’. В большинстве случаев факультативное орудие облегчает действие (шить с наперстком) или усиливает, улучшает его результаты (рассматривать иероглифы с лупой), по существу не меняя характера действия. В некоторых же случаях глагол, управляющий именем орудия в форме с + тв. п., можно считать реализующим другое, новое значение: прыгать с шестом, прыгать с парашютом.» [там же: 187].

При ближайшем рассмотрении выясняется, что оппозиция обязательного vs. факультативного Орудия прослеживается не только в русском языке. Так, в баскском и чукотском языках, где комитатив и инструменталис выражаются разными падежами, смысл ‘охотиться с ружьем’ передается с помощью комитатива (в отличие от смысла ‘стрелять из ружья’):

баскский (изолят, ЕВРОПА) [собс.] (5.68) eskopeta-rekin ehiza-tzen ружье:DET-COM охотиться-PART.IPF du AUX<3PL.P>.3SG.A oreinak олень-PL ФАКУЛЬТ. ИНСТРУМЕНТ Он охотится на оленей с ружьем.

(5.69) eskopeta-z ружье:DET-INS tiro egin du AUX.3SG.P+3SG.A стрелять делать ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ Он выстрелил из ружья.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.6.1.3. Материал Материал — разновидность ингредиентного Средства, из которого создается Пациенс. Материал нередко выражается синкретично c Инструментом, но довольно редко — с комитативом. В моей выборке во всех случаях маркер, выражающий одновременно Материал и комитатив, выражает также Инструмент:

имбабура кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Cole 1981: (463), 116] (5.70) pamba-pi поле-LOC yunda-wan пара.быков-COM yapu-ni пахать-1SG ИНСТРУМЕНТ Я в поле пашу на паре быков.

(5.71) rumi-kuna-wan камень-PL-COM rura-shka делать-PST.PART wasi-mi дом-VALID МАТЕРИАЛ дом, сделанный из камней удэгейский < ТУНГУСО-МАНЬЧЖУРСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Nikolaeva & Tolskaya 2001: (1129a), 567] (5.72) bi abuga-i 1SG отец-1SG men-e sita-zi:

REF- eme:-ti приходить.PST-3PL КОМИТАТИВ сын-INS.REF (Мой) отец пришел со своим сыном.

(5.73) ei unia-wa j’e-zi что-INS/COM wo-so ?

делать-PART.PASS МАТЕРИАЛ этот ложка-ACC Из чего сделана эта ложка?

(Ср. комитативную функцию для имбабура кечуа в (2.26).) 5.6.1.4. Средство передвижения Средство передвижения обычно рассматривается как особый вид Орудия. В частности, оно может кодироваться с помощью основного инструментального показателя (ср. рус. поездом, самолетом;

баск. kotxe-z ‘на машине’ [машина-INS], tren-ez ‘на поезде’ [поездINS];

япон. densya-de ‘на поезде’ [поезд-INS], [Lehmann & Shin, unpublished: 50]). Следует отметить, что способ кодирования Средства передвижения в языке может зависеть от многих факторов, в том числе от самостоятельности передвижения (ехать vs. везти), одушевленности Средства передвижения (на лошади vs. на поезде) и др.;

особым образом могут выражаться части тела, используемые для передвижения (ходить пешком, на руках и т. п.) [там же: 43–53]. Среди основных отличий от других типов Орудия выделим следующие. Во-первых, Средство передвижения обычно характеризуется фиксированной пространственной конфигурацией относительно Передвигающегося, при этом своим размером сопоставимо с самим Передвигающимся или превосходит его. Это отражается в том, что во многих языках Средство передвижения кодируется как Место (ср. рус. на лошади, на машине, на самолете1;

франц. en voiture, en avion;

япон. uma-ni not-te ‘на лошади’ [лошадь-LOC ехать.верхом-CONV], densya-ni not-te ‘на поезде’ [поезд-LOC ехать.верхомCONV], [там же: 44]). Во-вторых, Средство передвижения само движется, как и Передвигающийся;

следовательно, их роли частично совпадают, что может отражаться в одинаковом кодировании Средства передвижения и комитатива.

«Форма на Sпр при глаголах неавтономного перемещения всегда синкретично выражает значения инструмента и места» [Апресян 1974/1995: 140].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций ительменский < ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ [Georg & Volodin 1999: (65), 83;

(70), 84] КОМИТАТИВ (5.74) p’e мальчик k’-ipxe COM1-друг k’o-en -COM1 приходить-3SG Мальчик пришел с другом.

(5.75) t-k’o-kien atnoke k-lea COM1-лыжи-COM 1SG-приходить-1SG домой СРЕДСТВО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ Я пришел домой (в деревню) на лыжах.

Одной из центральных функций показателя sama в риау индонезийском является комитативная [Gil 2004]. Этот показатель чрезвычайно полифункционален (или, в терминах Д. Гила, макрофункционален, т. е. имеет одну широкую функцию), употребляясь в качестве показателя сочинения, реципрока, социатива, экспериенцера и др.;

однако из всей орудийной области выражает только Средство передвижения:

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004: (10, 11), 381] КОМИТАТИВ (5.76) kita 1. makan sama bang есть SAMA Ai itu ?

DEM-DEM:DIST ст.брат.FAM Айдил.FAM {Выясняя, где собеседник купил рис:} Там, где мы ели со старшим братом Айдилом?

(5.77) berangkat отправляться sama apa ?

SAMA что?

СРЕДСТВО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ {Ожидая лодку:} На какой лодке [= с чем] отправляешься?

В языке индейцев навахо комитативный предлог -i также употребляется при обозначении средства передвижения, включая верховых животных. Однако конструкция там зеркальна относительно приведенных выше примеров. Само средство передвижения выражается номинативом, а КГ обозначает того, кто перемещается:

навахо < АТАПАСКСКИЕ < НА-ДЕНЕ [E. van Gelderen, личн. с.;

Young & Morgan 1992: (5), 241] КОМИТАТИВ (5.78) b-i 3SG-COM yi-sh-’ash PROG-1SG-идти.DU Я иду с ним.

(5.79) yootodi chid Санта Фе sh-i ’lwod автомобиль 1SG-COM бежать.PF СУБЪЕКТ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ Я приехал в Санта Фе на машине. [= Машина прибежала в Санта Фе [в компании] со мной].

5.6.2. Агенс Роль Агенса может выражаться в различных синтаксических конструкциях. Тип конструкции, как и характер семантической роли, влияет на возможность совмещения функций в одном показателе. Т. Штольц, изучая синкретизм с участием комитативных и инструментальных показателей, из агентивных функций рассматривает прежде всего эргативную и пассивную конструкции [Stolz 2001b]. Связь этих двух конструкций с комитативом, однако, в подавляющем большинстве случаев опосредована инструменталисом. Гораздо более тесные отношения наблюдаются между комитативом и каузативными конструкциями, а также ролями Агенса-посредника и Агенса-помощника.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.6.2.1. Эргатив Известно, что показатели эргатива, т. е. падежа, кодирующего Агенса в переходном предложении, во многих языках совпадают с показателями инструменталиса или происходят от них;

см., например, [Абдоков 1981: 85–87] (абхазо-адыгские и нахскодагестанские яз.), [Dixon 1972, 1977;

Dixon & Blake (eds.) 1981] (австралийские языки пама-ньюнга), [Lehmann 1982/2002: 98–99] (типологические обобщения). Совпадение показателей комитатива и инструменталиса было обсуждено выше. К. Леман [там же] описывает следующий распространенный путь грамматикализации падежных показателей:

(5.80) комитатив > инструмент > эргатив > номинатив «В пассивной конструкции может добавляться агенс в инструменталисе. По мере того, как эта конструкция становится более распространенной, а агенс — все более обязательным, она реинтерпретируется как переходная эргативная конструкция, так что инструменталис также выражает переходное подлежащее». «Когда падеж переходного подлежащего обобщается на любое подлежащее, эргатив становится номинативом. В языке шерпа, например, это происходит путем вторжения эргатива в предложения с инкорпорированным объектом, которые являются в меньшей степени переходными» [Lehmann 1982/2002: 98].

Тем не менее, оказывается, что одновременный синкретизм трех категорий (комитатива, инструменталиса и эргатива) в языках мира не встречается [Stolz 2001b]. Инструменталис может объединяться либо с комитативом, либо с эргативом, но не с обоими сразу. Исследование Т. Штольца не выявило также случаев синкретизма комитатива и эргатива без участия инструменталиса. Вероятно, такая избирательность объясняется синтаксическими факторами. Участник, обозначаемый комитативом, имеет низкий структурный (синтаксический) ранг (в стратегии зависимостного маркирования — ранг косвенного дополнения);

в то же время, основная функция эргатива — маркирование одного из ядерных актантов, что подразумевает более высокий структурный ранг. Функция инструменталиса в синтаксическом отношении нейтральна, что позволяет ей сочетаться и с тем и с другим синтаксически маркированным партнером. В этом отношении представляется исключительной ситуация в риау индонезийском [Gil 2004]. Согласно Д. Гилу, одна из основных функций макрофункциональной единицы sama — комитативная (см. (5.76) выше). Собственно инструментальных употреблений sama не имеет, однако широко употребляется для обозначения переходного Агенса (5.81), (5.82).

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004: (27, 28), 385] ПЕРЕХ. АГЕНС (5.81) minum sama пить [SAMA abang старший.брат] {Говорящий хочет, чтобы адресат [= «старший брат»] поскорее допил свой напиток:} Допивай.

(5.82) sama David [SAMA Дэвид] pegang держать ПЕРЕХ. АГЕНС {В поисках бумажника:} Ты [= Дэвид] держал его (в руках).

Показатель sama может употребляться при переходном Агенсе независимо от наличия или отсутствия в предложении маркеров, выделяющих один из актантов. Ниже приведены примеры с префиксом N-, выделяющим Актора (5.83);

с префиксом di-, выделяющим Пациенса (5.84);

с суффиксом -kan, выделяющим Конечную точку (5.85). В отличие от бахаса индонесиа, где соответствующие морфемы обычно описывают как пока Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций затели фокуса (ориентированные на аргумент с определенной ролью) или залога, в риау индонезийском эти аффиксы не являются грамматическими;

«в особенности, они не являются маркерами какого-либо фокуса или грамматического залога. […] [Ф]ункция у этих маркеров чисто семантическая» [Gil 1999].

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004: (29–31), 385] ПЕРЕХ. АГЕНС (5.83) n-ampar sama AG-шлепать komandan командир] [SAMA + ВЫДЕЛ. АГЕНСА {Об армейской жизни: что случается с новобранцами, которых застают с сигаретой:} Им командир устраивает выволочку.

(5.84) talinya веревка:ASSOC di-gigit-gigit sama ikan PAT-DISTR:кусать ПЕРЕХ. АГЕНС [SAMA рыба] + ВЫДЕЛ. ПАЦИЕНСА {На рыбалке, после того как у говорящего оборвалась леска:} Рыба леску перекусила.

(5.85) kita kasi-kan sama dia lagi ?

CONJ.OP 1PL.INCL давать-ENDP [SAMA 3] {Обсуждая, что случится, Его выдадут {букв. нам} снова?

если потерять паспорт:} ПЕРЕХ. АГЕНС + ВЫДЕЛ. РЕЦИПИЕНТА Непереходный Агенс при глаголах типа lari ‘бежать’, tidur ‘спать’, senyum ‘улыбаться’ sama маркировать не может. Таким образом, показатель sama в риау индонезийском являет собой уникальный случай совмещения собственно комитативной функции с функцией маркирования переходного Агенса;

более того, это совмещение происходит в обход собственно инструментальной функции. Тем не менее, в силу необязательности sama нельзя рассматривать как настоящий эргативный маркер. 5.6.2.2. Агенс в пассиве Во многих языках Агенс в пассивной конструкции маркируется инструменталисом [Siewierska 1984: 39–44;

Schlesinger 1989;

Stolz 2001b]. Как и комитативная группа в КК при зависимостном маркировании, Агенс в пассиве занимает непрестижную позицию косвенного дополнения;

отсюда бльшая степень приемлемости объединения Агенса в пассиве и комитатива под одним показателем, по сравнению с совмещением функций комитатива и эргатива. В подавляющем большинстве случаев при этом в качестве необходимого посредника выступает функция Инструмента: за одним известным исключением, показатели, совмещающие функции Агенса в пассиве и комитативе, выражает также и Инструмент. Этим исключением является суахили, где инструментальный маркер kwa противопоставлен комитативному na, который маркирует Агенса в пассиве. В других языках, в том числе родственных языках банту такой модели синкретизма не наблюдается ([Stolz 2001b];

см. 1.4.1.4). По данным Т. Штольца, функции комитатива, Инструмента и Агенса в пассиве совмещаются в языках бака, бамбара, кихунде, оромо, шона, умбунду (Африка), в кетском и в маратхи. В моей выборке такая модель синкретизма отмечается также в аякучо кечуа (ср. (5.60) выше) и нескольких креольских языках, в частности, сейшельском креоле.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций аякучо кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Parker 1969: 42] (5.86) ama engaaiwayu-u — ay runa-wan человек-COM АГЕНС В ПАССИВЕ обманывать:CAUS:1SG.P+2/3.A-NEG.Q тот Не позволяй этому человеку обмануть меня! [=Не позволяй мне быть обманутому этим человеком!] сейшельский креол < ФРАНКО-КРЕОЛЬСКИЕ < КРЕОЛЬСКИЕ 1SG работать 27 год Ля Провиданс [Michaelis & Rosalie 2000: (1, 2), 81;

(7), 82 ] КОМИТАТИВ COM (5.87) mon’n travay vennset an Laprovidans avek Sye Raim мсье Рахим Я проработал 27 лет с мсье Рахимом в Ля Провиданс.

(5.88) nou 1PL fer servolan nou file тянуть ek COM difil нитка ИНСТРУМЕНТ делать воздушный.змей 1PL Мы сделали воздушного змея, мы его запустили на нитке [= с ниткой].

(5.89) mon’n ganny morde ek 1SG получать кусать COM lisyen собаки АГЕНС В ПАССИВЕ Меня покусали собаки [= Я был покусан c собаками].

5.6.2.3.

Каузатив / вынужденный Агенс Т. Штольц в своем исследовании синкретизма комитатива, инструменталиса и агентива рассматривает только две конструкции с Агенсом: эргативную и пассивную. Однако не менее важной для типологии комитатива представляется функция каузатива. В отличие от двух функций, обсужденных выше, каузатив реализуется и в ФКК с зависимостным маркированием, и в ФКК с вершинным маркированием.

Разновидности каузатива Сама по себе функциональная область каузатива имеет сложную внутреннюю структуру. С формальной точки зрения различаются лексические (синтетические), морфологические и синтаксические (аналитические) каузативы [Comrie 1985, 1989]. Семантически традиционно различаются прямая и непрямая (или контактная и дистантная) каузация;

выделяются также такие разновидности, как пермиссив, рогатив, ассистив и др. [Недялков & Сильницкий 1969]. В своей недавней влиятельной работе М. Сибатани и П. Пардеши предлагают континуальную шкалу семантических типов каузации [Shibatani & Pardeshi 2002]. Полюса шкалы образуют прямая и непрямая каузация;

между ними выделяется третий, промежуточный тип, который М. Сибатани и П. Пардеши называют социативной каузацией1. В ситуации прямой каузации Агенс-каузатор входит в физический контакт с Пациенсом-объектом каузации (Causee). При этом ситуация каузации и результирующая ситуация представляют собой одну ситуацию (напр. убить, разбить, почистить и т. д.). Прямая каузация часто выражается лексическими каузативами. При непрямой каузации объект каузации имеет агентивные свойства (будем называть его далее вынужденным Агенсом). Агенс-каузатор взаимодействует с вынужденным Агенсом преимущественно вербально, не принимая непосредственного участия в каузируемой ситуации. В силу наличия у вынужденного Агенса собственной воли и контроля, ситуация каузации и результирующая ситуация в значительной степени автономны, они могут быть разделены в пространстве и во времени. Непрямая каузация обычно выражается продуктивными морфологическими или аналитическими средствами. Напр.: Мэр велел построить здесь школу. М. Сибатани и П. Пардеши подчеркивают [там же: 90], что определяющим Ср. у Франсуазы Роз [Rose 2003] термин каузатив-комитатив (causatif-comitatif).

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций признаком для различения двух типов каузации является пространственно-временная (не)автономность двух ситуативных компонентов (непрямая каузация возможна и при объекте каузации-Пациенсе). Социативная каузация отличается и от прямой, и от непрямой каузации. Как и в последнем случае, объект каузации — Агенс, наделенный собственной волей и контролем. Как и при прямой каузации, каузирующая и результирующая ситуации совмещены в пространстве и во времени. Каузатор часто выполняет то же действие, что и вынужденный Агенс. Ср.:

(5.90) а. Света заставила сына пойти в школу. б. Света привела сына в школу.

НЕПРЯМАЯ КАУЗАЦИЯ СОЦИАТИВНАЯ КАУЗАЦИЯ Примером морфологического выражения социативной каузации может быть показатель -aw при агентивных глаголах в языке маратхи. Как видно из невозможности второй части (5.92), его использование предполагает участие Каузатора в каузируемой ситуации наравне с вынужденным Агенсом:

маратхи < ДРАВИДИЙСКИЕ [Shibatani & Pardeshi 2002: (16–17ab), 97–98] (5.91) raam don Рам два kilomiTar километр paL-l-aa бежать-PF-M Рам пробежал два километра.

(5.92) shaam-ne raam-laa don Шам-ERG но Рам-DAT Шам два Рам-COM kilomiTar километр paL-aw-l-a бежать-CAUS-PF-N СОЦИАТИВНАЯ КАУЗАЦИЯ {*paan shaam raam-barobar paL-l-aa бежать-PF-M naahi} NEG Шам заставил Рама пробежать два километра (*но сам не бежал вместе с Рамом).

(5.93) shaam-ne raam-laa don Шам-ERG но Шам Рам-DAT два Рам-COM kilomiTar paL-aylaa километр бежать-PART laaw-l-a заставлять-PF-N НЕПРЯМАЯ КАУЗАЦИЯ paan shaam raam-barobar paL-l-aa бежать-PF-M naahi NEG Шам заставил Рама пробежать два километра, но сам не бежал вместе с Рамом.

М. Сибатани и П. Пардеши выделяют три вида социативной каузации: «совместное действие» (joint action), «ассистив» (assistive) и «надзор» (supervision). Первые два вида сближаются с прямой каузацией;

в обоих Каузатор принимает непосредственное участие в каузируемой ситуации. Разница в том, что при каузации совместного действия Каузатор делает то же самое, что и вынужденный Агенс (ср. (5.92));

при ассистивной каузации он лишь помогает вынужденному Агенсу в осуществлении ситуации. При каузации надзора Каузатор контролирует осуществление вынужденным Агенсом ситуации. Обратим внимание на то, что категоия ассистива, рассмотренная в разделе 5.5 и обозначающая добавление Агенса-помощника, не обязательно содержит компонент каузации. По крайней мере, в изученных мной описаниях тюркских и монгольских ассистивов ничего не говорится об их возможных семантических связях с каузативом.

Комитативные показатели в каузативных конструкциях В каузативных конструкциях, обозначающих социативный и непрямой тип каузации, присутствует по два участника с агентивными свойствами: Каузатор и вынужденный Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций Агенс. Собственно комитативные конструкции вводят двух участников с одинаковыми ролями, часто — с ролью Агенса. Таким образом, наличие двух агентивных участников (которые могут различаться по некоторым другим признакам, ролевым или коммуникативным) составляет возможное общее основание для объединения функций комитатива и каузатива. В отличие от эргативных и пассивных конструкций, где Агенс только один, для комитативно-каузативного синкретизма, видимо, не требуется (но допускается) посредничество инструментальной функции, по крайней мере в ФКК с вершинным маркированием. Для них характерна социативная разновидность каузации. Грамматические показатели, выражающие комитатив и социативную каузацию, встречаются в различных языках, в том числе в семьях тупи-гуарани, пама-ньюнга и аравакских языках.

номацигенга < АРАВАКСКИЕ < ЭКВАТОРИАЛЬНЫЕ [Wise 1990: (23), 95] КОМИТАТИВ (5.94) i-pi-ak-ak-a-ri 3M-превращаться-COM/CAUS-PF-NONFUT.REFL-3M Он исчез (вместе) с ним.

(5.95) i-monti-ag-an--ri 3M-переходить.реку-COM/CAUS-ABL-NONFUT-3M АССИСТИВНАЯ КАУЗАЦИЯ Он помог ему перейти реку.

мачигенга < АРАВАКСКИЕ < ЭКВАТОРИАЛЬНЫЕ [Wise 1990: (25), 95] КОМИТАТИВ / КАУЗАЦИЯ (5.96) no-pantki-t-ag-ak-e-ri 1-сажать-EP-COM/CAUS-PF-NONFUT-3M Я сажал (что-то) (вместе) с ним. / Я заставил его сажать (что-то).

варгамай < ПАМА-НЬЮНГА [Dixon 1981: (213), 78] (5.97) ulaga 3SG.ERG ulmbuu-gu gidu женщина-ERG ребенок wua-ma-lgani гулять-COM-CONT.TR.UNMKD КОМИТАТИВ / СОВМЕСТНАЯ КАУЗАЦИЯ Женщина гуляет с ребенком {держа его за руку}.

(5.98) ua ulmbuu 3SG женщина wua-bali gidu-giri КОМИТАТИВ гулять-CONT.INTR.UNMKD ребенок-COM / СОВМЕСТНАЯ КАУЗАЦИЯ Женщина гуляет с ребенком {держа его за руку}.

(5.99) ada 1SG.ERG dada ребенок bana-ma-gu возвращаться-COM/CAUS-PURP КОМИТАТИВ / СОВМЕСТНАЯ КАУЗАЦИЯ Я должен отвести ребенка домой.

(5.100) ada 1SG.ERG ulmbuu женщина di:gi-ma-y сидеть-COM/CAUS-UNMKD КОМИТАТИВ / СИММ. АКТ.

Я женюсь на (этой) женщине [= Я буду сидеть с (этой) женщиной].

(5.101) widi-gu змея-ERG aa bia-ma-y 1SG бояться-COM/CAUS-UNMKD ПРЯМАЯ КАУЗАЦИЯ Змея напугала меня.

М. Сибатани и П. Пардеши, говоря о связи социативного типа каузативов с КК, предполагают, что комитативные употребления развиваются на базе каузативных, т. е. развитие идет от прямой каузации к косвенной каузации и далее к соучастию Спутника и Ориентира на равных.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций Между тем, по крайней мере для некоторых языков, восстанавливается противоположное направление деривации (см. [Wise 1990], [Payne 2002] о языках группы кампа;

[Heath 1999: §5.11.3, §9.1.3] о сонгаи). По сведениям М. Р. Уайз, значение показателя -akak/-ag развивалось от реципрока к комитативу и далее к каузативу (в значении каузации путем помощи или создания условий) [Wise 1990: 110];

в разных языках этой группы зафиксированы различные стадии этого развития. В большинстве случаев даже при наличии каузативного прочтения Каузатор сам принимает участие в каузируемой ситуации;

в некоторых контекстах значение может быть чисто комитативным.

Зависимостное маркирование Во всех известных мне языках, обладающих каузативной ФКК с зависимостным маркированием1, за исключением хуа (см. ниже), наблюдается тройной синкретизм комитатива, инструменталиса и объекта каузации. Кроме этого, при наличии вариативности в падежном маркировании объекта каузации инструментально-комитативный показатель используется преимущественно в ситуации не социативной, а непрямой каузации, где наиболее явно проявляются его агентивные черты.

венгерский < ФИННО-УГОРСКИЕ < УРАЛЬСКИЕ [Н. Вострикова, личн. с.;

Майтинская 1959: 132–133] КОМИТАТИВ (5.102) a DET tanr r Olg-val men-t преподаватель господин Ольга-COM приходить-PST.3SG Господин преподаватель пришел с Ольгой.

(5.103) msol-tas-s-a le a DET hallgat-val a студент-COM DET ttel-ek-t тезисы ВЫНУЖД. АГЕНС НЕПРЯМ. КАУЗАЦИЯ копировать-CAUS-IMP-3SG.O вниз Велите слушателю списать тезисы.

[Shibatani & Pardeshi 2002: (23ab), 100–101 < Hetzron 1976: 394] (5.104) az apln DET minden nap каждый день egy r-t один час-ACC stl-tat-a гулять-CAUS-3SG.O ВЫНУЖД. АГЕНС СОЦИАТ. КАУЗАЦИЯ сиделка -t 3SG-ACC Сиделка гуляла с ним каждый день в течение часа.

(5.105) az orvos DET minden nap каждый день egy rt один час:ACC stl-tat-ott гулять-CAUS-PST:3SG.S ВЫНУЖД. АГЕНС НЕПРЯМ. КАУЗАЦИЯ врач vele 3SG:COM аякучо кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ Врач велел ему гулять каждый день в течение часа.

[Parker 1969: 68] (5.106) pay-wan 3SG-COM uqa-ta 1SG-ACC engaa-i-wa-n обманывать-CAUS-1SG.P+2/3.A- ВЫНУЖДЕННЫЙ АГЕНС НЕПРЯМАЯ КАУЗАЦИЯ Он заставил его обмануть меня.

(5.107) pay-ta 3SG-ACC uqa-wan 1SG-COM engaa-i-wa-n обманывать-CAUS-1SG.P+2/3.A- ВЫНУЖДЕННЫЙ АГЕНС НЕПРЯМАЯ КАУЗАЦИЯ Он заставил меня обмануть его.

Венгерский, аякучо и боливийский кечуа — по моим материалам;

плюс четыре языка из выборки Т. Штольца [Stolz 1996b: 185–188].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций боливийский кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Куликов 1994: 55 < Cole 1983] (5.108) nuqa Fan-wan rumi-ta 1SG Хуан-COM apa-i-ni ВЫНУЖДЕННЫЙ АГЕНС НЕПРЯМАЯ КАУЗАЦИЯ камень-ACC нести-CAUS-1SG Я заставил Хуана нести камень.

(5.109) nuqa runa-man 1SG человек-DAT rikhu-i-ni увидеть-CAUS-1SG ВЫНУЖДЕННЫЙ ЭКСПЕРИЕНЦЕР Я показал [это] человеку.

В папуасском языке хуа показатель комитатива обозначает вынужденного Агенса, но не Инструмент:

хуа < ВОСТОЧНОЕ НАГОРЬЕ < ТРАНСНОВОГВИНЕЙСКИЕ [Haiman 1980: 236] КОМИТАТИВ (5.110) kosita старый de-gi человек-COM oe приходить:1SG Я пришел со стариком.

(5.111) Kamani-Ki pasi kzo Камани-COM письмо писать gu FUT. e IND.A ВЫНУЖДЕННЫЙ АГЕНС Я заставлю Камани написать письмо.

5.6.2.4.

Посредник Агенс-посредник не является инициатором ситуации, но контролирует ее;

эта роль занимает промежуточное положение между неодушевленным Инструментом и вынужденным Агенсом. Роль Посредника может выражаться инструменталисом (напр., в бурятском [Санжеев (ред.) 1962: 85]), поэтому можно предполагать наличие этой функции у ряда инструментально-комитативных показателей;

в языковых описаниях, однако, конструкции со значением Посредника отмечаются редко. В русском чаще используется предлог через, однако возможна и формально комитативная конструкция с предлогом с.

(5.112) Король Родульф воспротивился и приказал {через послов /*с послами} графа Хериберта, чтобы собор отложили… (5.113) Оплату за заказ (для иногородних) можно передать {с проводником / через проводника}.

[Интернет / собс.] [Интернет / собс.] В ситуациях, предполагающих физическое перемещение Пациенса, роль Посредника сближается со Средством передвижения;

ср. отправить посылку с проводником / с курьером / с оказией / с попуткой / с утренним поездом.

5.6.3. Присутствующий Существует особый тип участника, который не оказывает никакого влияния на ситуацию и не испытывает на себе ее воздействия никаким специальным образом, он лишь присутствует там, где ситуация имеет место. В некоторых языках эта роль имеет самостоятельное грамматическое выражение (номацигенга и др. аравакские языки;

(5.114)– (5.115));

в других она может выражаться теми же средствами, что и комитатив (багвалинский;

(5.116)).

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций номацигенга < АРАВАКСКИЕ < ЭКВАТОРИАЛЬНЫЕ [Payne 1990: (9), 222;

Wise 1990: (26), 95] (5.114) Pablo i-kenga-mo-ta-h-i-ri Пол он-рассказывать-PRESENCE-EP-снова-TEMP-M Ariberto Альберт ПРИСУТСТВУЮЩИЙ Пол рассказывал (об этом) в присутствии Альберта.

(5.115) kero ni-a-t-omo-t-i-ri NEG ПРИСУТСТВУЮЩИЙ 1-уходить-EP-PRESENCE-EP-NONFUT-3M Я не хожу туда, где он (ягуар) [= в его присутствии] багвалинский < НАХСКО-ДАГЕСТАНСКИЕ < СЕВЕРНОКАВКАЗСКИЕ [Кибрик (ред.) 2001: (i), сн. 1, 592] (5.116) den 1SG.ERG maina i машина maHammad-i-la rasul-na Расул-COM ПРИСУТСТВУЮЩИЙ давать Магомед-OBL-DAT Я отдал машину Магомеду в присутствии Расула. {не ‘отдал вместе с Расулом’}.

Роль Присутствующего, по-видимому, наиболее периферийная из возможных ролей, однако она не абсолютно вырождена. Присутствующий обычно бывает одушевленным, что говорит об определенной семантической нагрузке, которая влечет это ограничение. У Присутствующего есть определенное отличие от неодушевленных элементов обстановки, которые тоже могут присутствовать там, где разворачивается ситуация. Это отличие — в его потенциальном участии или в изменении его состояния, которое может произойти в результате его присутствия. Присутствующий либо является свидетелем ситуации и приобретает некоторое новое знание, что может повлечь значимые последствия (ср. Не говори об этом при детях), либо потенциально может стать более активным участником — например, ягуар в (5.115) может напасть на идущего. Следует отметить, что в аравакских языках группы кампа у суффикса -(i/o)mo и возможно родственного ему префикса imo-/omi(n)- отмечается не только функция Присутствующего, но и комитативная, и каузативная функции. В языке ашанинка суффикс -(i)mo кодирует роль Присутствующего, комитатив и бенефактив [Wise 1990: 111].

5.6.4. Роли при экспериенциальных предикатах Комитативные конструкции с зависимостным маркированием могут использоваться при экспериенциальных предикатах для обозначения обоих центральных участников: как Стимула, так и Экспериенцера. При этом, однако, они применяются обычно не к глаголам чувственного восприятия (видеть, слышать и т. п.), а к ментальным и/или эмоциональным предикатам. 5.6.4.1. Стимул эмоции [корп.] баскский (изолят, ЕВРОПА) (5.117) Iker ni-rekin Икер 1SG-COM haserretu сердиться eta joan и уходить zen 3SG.AUX:PST СТИМУЛ ЭМОЦИИ Икер рассердился на меня [= со мной] и ушел.

(5.118) poz-ten n-intzen bere ahots-a голос-DET entzu-te-a-rekin слышать-NMN-DET-COM радоваться-PART.IPF 1SG-AUX:PST 3SG.GEN СТИМУЛ ЭМОЦИИ Мне было приятно слышать его голос [= со слышанием его голоса].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций кенийский луо (дхолуо) < НИЛОТСКИЕ < НИЛО-САХАРСКИЕ [Tucker 1994: 229] СТИМУЛ ЭМОЦИИ (5.119) o-kwny 3SG-суровый { g COM cg / kod жена / COM cg} жена Он сердится на жену [= с женой].

цоциль < МАЙЯ < ПЕНУТИ [Aissen 1987: (27), 187] (5.120) ta x-xi IPF-бояться xchi7uk COM vo7ot 2SG li DET 7unen-e ребенок-CLT СТИМУЛ ЭМОЦИИ Ребенок боится тебя [= с тобой].

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004: (23), 384] СТИМУЛ ЭМОЦИИ (5.121) malu стыдно lah sama pengawal вельможа CONTRAST SAMA (Мне будет) стыдно перед вельможами [= с вельможами].

5.6.4.2.

Экспериенцер [Young & Morgan 1992: (5), (8), 241] ЭКСПЕРИЕНЦЕР навахо < АТАПАСКСКИЕ < НА-ДЕНЕ (5.122) sh-i b-hzin 1SG-COM 3SG-знать.об.IPF Я знаю об этом [= Знание об этом существует со мной].

(5.123) dib bi-ts’ овца POSS.3SG-мясо sh-i ikan ЭКСПЕРИЕНЦЕР 1SG-COM быть.сладким.IPF Мне нравится баранина [= Мясо овцы сладкое со мной].

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004: (26), 384] ЭКСПЕРИЕНЦЕР (5.124) semua enak все хорошо sama David [SAMA Дэвид] {Жалуясь, что адресату нравится слишком много разной еды} Тебе [= Дэвиду] все нравится! [= С тобой все хорошо] 5.6.5. Посессор В разделе 5.4.1 уже говорилось о связях комитативных показателей с выражением обладания. Эти связи проявляются и тогда, когда комитативная группа имеет функцию аргумента при некоторых предикатах, связанных с посессивными отношениями. Если в предикативных посессивных ФКК комитативная группа выражает обладаемое, то в аргументных конструкциях — обладателя (5.125). В нескольких (немногочисленных) языках комитативный маркер может кодировать участника в роли Реципиента или Источника (5.126)–(5.130).

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004] ОБЛАДАТЕЛЬ (5.125) tak ada NEG duit kecil sama saya [SAMA 1SG] существовать деньги маленький У меня нет (с собой) мелочи [= Со мной нет мелочи].

[(14), 382] Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций (5.126) saya simpan 1SG sama David mana ?

который РЕЦИПИЕНТ /ОБЛАДАТЕЛЬ оставлять.на.хранение [SAMA Дэвид] (Где то,) что я оставлял у тебя на хранение?

[(13), 382] (5.127) kenapa David tak kasi почему Дэвид NEG ikan sama dia ?

[SAMA 3] РЕЦИПИЕНТ давать рыба Почему ты [= Дэвид] не дал ей рыбу?

[(17), 383] (5.128) aku 1SG beli sama David ИСТОЧНИК покупать [SAMA Дэвид] Я куплю (ее [= камеру]) у тебя.

сейшельский креол < ФРАНКО-КРЕОЛЬСКИЕ < КРЕОЛЬСКИЕ [(16), 382] [Michaelis & Rosalie 2000: (6, 11), 82 ] ИСТОЧНИК (5.129) mon ganny pansyon ek 1SG получать пенсия COM gouvernman правительство Я получаю пенсию от правительства.

(5.130) i vann ek angle mon laba там РЕЦИПИЕНТ 3SG продавать COM англичанин 1SG Он продал (его [= остров Фрегата]) англичанам, пока я был там.

5.6.6. Функции, производные от ФКК при симметричных предикатах Некоторые функции возможно интерпретировать как наследие симметричных предикатов. Иными словами, по моим предположениям, некоторые употребления ФКК при несимметричных предикатах могут быть результатом расширения сочетаемости конструкции, на более ранних стадиях употреблявшейся при симметричных предикатах сходной семантики. Так, например, в нескольких языках комитативные показатели используются в сравнительных конструкциях, обозначая стандарт сравнения. Эта функция, по всей вероятности, является расширением симметричной ФКК при предикатах равенства: одинаковый с X-ом > (одинаково) большой, как X > больше, чем X.

северный паюте < ЮТО-АЦТЕКСКИЕ < ЦЕНТРАЛЬНО-АМЕРИНДСКИЕ [Snapp et al. 1982: 39, 55] КОМИТАТИВ (5.131) n u-noo Я пошел с ним.

mia 1SG 3SG-COM уходить (5.132) ani муравей gai ka nota-noo paba-’yu NEG ACC СТАНДАРТ СРАВНЕНИЯ пчела-COM большой-PRED (РАВЕНСТВО) Муравей не такой большой, как пчела.

цоциль < МАЙЯ < ПЕНУТИ [Aissen 1987: (26), 187] (5.133) 7i-j-chon PF-1.A-продавать mas 7ep chtom xchi7uk COM ka лошадь СТАНДАРТ СРАВНЕНИЯ больше много свинья (ПРЕВОСХОДСТВО) Я продал больше свиней, чем лошадей.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций сонгаи < НИЛО-САХАРСКИЕ [Heath 1999: (542b), §9.7.8] (5.134) ay beer 1SG быть.большим nd-aa INS/COM-3SG.OBJ СТАНДАРТ СРАВНЕНИЯ (ПРЕВОСХОДСТВО) Я больше {т. е. старше} нее [= Я большой, чем она].

В отличие от стандарта сравнения, роль параметра сравнения сближается с инструментальными функциями (ср. рус. превосходить кого чем). Совмещение функций комитатива и параметра сравнения предполагает синкретичное выражение инструменталиса (кенийский луо, сонгаи), тогда как совмещение комитатива и стандарта сравнения этого не требует (сев. паюте, цоциль, риау индонезийский).

кенийский луо (дхолуо) < НИЛОТСКИЕ < НИЛО-САХАРСКИЕ [Tucker 1994: 229] (5.135) o-ly 3SG-превосходить-1SG { g INS/COM tk / kd сила INS/COM tek } сила ПАРАМЕТР СРАВНЕНИЯ Он сильнее меня [= он превосходит меня силой].

сонгаи < НИЛО-САХАРСКИЕ [Heath 1999: (281c), §8.1.1] (5.136) woo da [[DEM EMPH] nda INS/COM] i baa nogur-oo woo DEM 3PL быть.лучше место-DEF.SG ПАРАМЕТР СРАВНЕНИЯ Именно этим [фокус] они лучше, чем здешние (люди).

Еще одна роль, для которой можно предполагать происхождение от симметричных ФКК,— Адресат при глаголах говорения. ФКК, вводящая второго участника естественно-взаимных предикатов типа разговаривать, беседовать может распространяться на несимметричные предикаты говорения. Ср. в русском несимметричные употребления здороваться с кем ‘приветствовать кого’;

Я с тобой разговариваю! ‘Я к тебе обращаюсь!’ (см. тж. (3.70)–(3.72));

вариативность в управлении глаголов говорения, напр., англ. speak to/with (someone) ‘говорить с кем-то [DAT / COM]’, япон. hito ni hanasu / hito to hanasu ‘(то же) [DAT / COM]’ [Martin 1975: 203] и т. п.

сейшельский креол < ФРАНКО-КРЕОЛЬСКИЕ < КРЕОЛЬСКИЕ [Michaelis & Rosalie 2000: (10), 82 ] (5.137) en zour mon demann один день 1SG спросить ek [COM enn PRON] laba Pralen … там Прален АДРЕСАТ Однажды я спросил у одного (человека) [= с одним (человеком)] с (острова) Прален… (5.138) … i dir ek mwan mon’n ganny laz 1SG.OBL] 1SG получать возраст АДРЕСАТ 3 говорить [COM …Они мне[= со мной] сказали, что я достиг (пенсионного) возраста.

навахо < АТАПАСКСКИЕ < НА-ДЕНЕ [Young & Morgan 1992: 241] АДРЕСАТ (5.139) sh-i-ni 1SG-COM-говорить (Он) говорит (это) мне [= со мной].

риау индонезийский < ЗАП. МАЛАЙСКО-ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Gil 2004: (19), 383] АДРЕСАТ (5.140) orang человек bahasa inggeris язык sama david ?

английский [SAMA Дэвид] Люди (говорили) с тобой [= с Дэвидом] по-английски?

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций Аналогичное объяснение может быть высказано в отношении следующих примеров, где с помощью ФКК обозначается одна из границ интервала, расстояния (между чем и чем > от чего до чего):

сейшельский креол < ФРАНКО-КРЕОЛЬСКИЕ < КРЕОЛЬСКИЕ [Michaelis & Rosalie 2000: (10), 82 ] (5.141) langar i сарай koman la DEM ek [COM pye дерево sa DEM] АДРЕСАТ 3SG как Сарай был (размером) как отсюда до того дерева [= с тем деревом].

5.6.7. Участник с неуточненной ролью Существуют случаи, когда нетрудно описать класс предикатов, при которых употребляется ФКК, но гораздо труднее определить, какова в этих употреблениях семантическая роль участника, обозначаемого комитативной группой. Рассмотрим следующие русские примеры (на основе классов предикатов, выделенных в [Золотова 1988/2000: 288];

оттуда же взята часть примеров. Другие примеры адаптированы из [НКРЯ]):

(5.142) а. помочь с билетами;

помочь с ногой;

помочь с ребенком б. помочь с трудоустройством;

помочь с переводом (5.143) а. С бензином у нас перебои;

С хлебом туго. б. Начались неполадки с двигателем;

С пьесой не ладилось. в. С ней дурно!;

Что с тобой (случилось)? (5.144) а. возиться с мотором;

возиться с ребенком;

возиться с корректурой б. медлить с ответом;

тянуть с решением в. справиться с делами;

хлопотать с обедом г. надоел со своими книжками;

приставать расспросами Г. А. Золотова [там же] объединяет приведенные употребления в синтаксему тематива с общим значением «тема, субъект описываемой ситуации». В действительности вряд ли можно говорить о каком-то более конкретной общей семантике данных ФКК, чем просто «нечто, связанное с описываемой ситуацией». Вероятно, основанием для возникновения таких употреблений ФКК послужило то, что комитативная конструкция как таковая добавляет участника с неуточненной (неспецифицированной) ролью. В конкретном употреблении роль Спутника вычисляется слушающим по контексту. Но правила, по которым она вычисляется, могут быть различны. Если в собственно комитативной конструкции Спутнику приписывается роль, тождественная роли Ориентира, то в рассматриваемых ФКК — наиболее подходящая роль из числа центральных, не занятая другими участниками. При этом в выражениях типа (5.142)-а, (5.144)-авг слушающий должен восстановить не только роль Спутника, но и ситуацию, в которой он участвует: помочь купить / достать билеты;

помочь вылечить ногу;

помочь присмотреть за ребенком / накормить ребенка. Обобщая, можно заметить, что во всех случаях Спутник скорее испытывает воздействие со стороны ситуации, чем контролирует ее;

т. е. относится к гиперроли Претерпевающего, а не Актора. В примерах (5.142)-б, (5.144)-б Спутник относится к классу ситуаций и выражен номинализациями;

их можно перифразировать с помощью соответствующих глаголов: помочь трудоустроиться, помочь перевести. Материала для типологических наблюдений по данному вопросу пока недостаточно, хотя очевидно, что аргументные ФКК с неуточненной ролью встречаются не только в русском языке;

ср. англ. happen with sb. ‘случиться с кем-л.’;

help with sth. ‘помочь (кому) с чем-л.’;

mess about with sth., fiddle about with sth. ‘возиться с чем-л.’.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.6.8. Локализация ‘около’ (апудэссив) Общие локативные маркеры и более специализированные показатели локализации ‘около’ (апудэссив) являются важным источником грамматикализации комитативных показателей. Ср., в частности, франц. avec ‘с’ < народн. лат. *apud hoc ‘с этим’, усиленная форма предлога apud ‘около’ [Baumgartner & Mnard 1996: 61].

аякучо кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Parker 1969: 58] (5.145) riku-ni wasi-ntin akra-ta поле-ACC видеть-1SG дом-COM КОМИТАТИВ / АПУДЭССИВ Я вижу поле {с домом / рядом с домом}.

марийский < ФИННО-УГОРСКИЕ < УРАЛЬСКИЕ [собс.] (5.146) klas-te okna dene pe класс-LOC [окно COM] ot jt АПУДЭССИВ очень сильно холодно В классе у окна очень холодно.

(5.147) mj 1SG ondru dene una [Андрей COM] lij-n-am становиться-PST-1SG ОДУШ. ЛОКАТИВ в.гостях (‘CHEZ’) Я был в гостях у Андрея. Прочие локативные функции марийский < ФИННО-УГОРСКИЕ < УРАЛЬСКИЕ [собс.] ПРОЛАТИВ (5.148) urem dene kaja [улица COM] идти-INF идти по улице урумский < ТЮРКСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Смолина 2004: 99] (5.149) jol-nan дорога-COM lazym надо t’it-meje идти-INF ПРОЛАТИВ Надо идти по дороге.

ренгао < МОН-КХМЕРСКИЕ < МЯО-АВСТРОАЗИАТСКИЕ [Смолина 2004: 99] (5.150) chop bOy 2PL PROH tok Ing aw paq 1SG] к jOng общинный.дом КОМИТАТИВ подниматься [COM Не поднимайтесь со мной в общинный дом!

(5.151) bOq plon brOk уходить Ing [ABL hyE дом] trUh paq ngok taw гора DEM АБЛАТИВ дедушка Плон достигать к Почтенный Плон вышел из дома и добрался до той горы.

5.6.9. Образ действия тамильский < ДРАВИДИЙСКИЕ [Asher 1985: (549), 115] (5.152) avan uccaakatt-ooe veeleye он энтузиазм-COM работа:ACC cecaan делать:PST.3SG.M ОБРАЗ ДЕЙСТВИЯ Он работал с энтузиазмом.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций киньяруанда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (20a), 8 < Kimenyi 1988: 369] (5.153) umugre a-ra-kra женщина 3SG-PRES-делать akazi работа mwete энтузиазм ОБРАЗ ДЕЙСТВИЯ Женщина работает с энтузиазмом.

удэгейский < ТУНГУСО-МАНЬЧЖУРСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Nikolaeva & Tolskaya 2001] ОБРАЗ ДЕЙСТВИЯ (5.154) ene-je идти-IMP.2SG eke-zi медленный-INS/COM Иди медленно.

[(671d), 374] (5.155) nua-ni koli-zi он-3SG dia-ki-ni ОБРАЗ ДЕЙСТВИЯ закон-INS/COM говорить-PST-3SG Он говорил в соответствии с законом (по закону).

[(1132c), 569] 5.6.10. Время русский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Х. ван Зайчик] ОДНОВРЕМЕННОСТЬ (5.156)...Баг с последним ударом колокола ступил на влажные плиты террасы. (5.157)...С каждым отточенным годами движением... Баг выдавливал из себя усталость.

баскский (изолят, Европа) ОДНОВРЕМЕННОСТЬ [собс.] (5.158) egunsentia-rekin esna-tzen рассвет-COM просыпаться-PART.IPF da AUX.3SG ОДНОВРЕМЕННОСТЬ Он просыпается с рассветом.

(5.159) hamabost urte-rekin Mexiko-ra joan год-COM Мекскика-LAT уходить zen AUX.PST.3SG ОДНОВРЕМЕННОСТЬ В пятнадцать лет он уехал в Мексику.

ительменский < ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ [Georg & Volodin 1999: (77–78), 86] (5.160) n-s’el-qzo-kien 1PL-ехать-IPF-1PL x-qhal-om COM2-день-COM Мы ехали целый день.

(5.161) sxle wetat-qzu-wen тогда работать-IPF-3PL k-txun-om COM2-сумерки-COM Тогда они работали до наступления темноты.

5.6.11. Условие русский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Золотова 1988/2001] УСЛОВИЕ (ИГ) УСЛОВИЕ (ИГ) (5.162) С третьим в тайге веселее. (5.163) С деньгами-то мы и без ума проживем.

сонгаи < НИЛО-САХАРСКИЕ [Heath 1999: (467a, 472a), §9.5.1] Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций УСЛОВИЕ (5.164) nda INS/COM bor-aa koy gawey din, Гавей ANAPH kul a все 3SG ga ni gar IPF человек-DEF уходить 2SG найти (ПРЕДИК.) Если этот человек пойдет в Гавей, он найдет тебя (там).

(5.165) nda INS/COM ya ka diy-aa, 1SG ST ay ga a IPF wii dog-oo ra LOC УСЛОВИЕ видеть-3SG.OBJ 1SG 3SG убить место-DEF.SG (ПРЕДИК.) Если бы я его увидел, я бы убил его на месте.

японский < АЛТАЙСКИЕ [Hinds 1986: ;

Martin 1975: 974] (5.166) dare to кто COM sunde_masu жить ka ?

Q КОМИТАТИВ С кем ты живешь?

(5.167) yobu звонить to … COND УСЛОВИЕ (ПРЕДИК.) Когда / Если / Как только ты позвонишь… (5.168) … oneesantachi to [сестры COM issho_ni sunde_rassharu to вместе] жить COND УСЛОВИЕ (ПРЕДИК.) ii хороший wa_nee EMPH Тебе повезло, раз [= если] ты живешь вместе с сестрами.

5.6.12. Уступка английский < ГЕРМАНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Carroll] УСТУПКА (5.169) …With all her knowledge of history, Alice had no very clear notion how long ago anything had happened.

Несмотря на все свои познания в истории, Алиса не очень ясно представляла себе, когда что происходило. { Пер. Н. Демуровой: «Хоть Алиса и гордилась своим знанием истории, она не очень ясно представляла себе, что когда происходило». } супире < ГУР < НИГЕР-КОНГО [Carlson 1994: (56), 572;

(86), 583] (5.170) n COND u он PF pa приходить nh, u сюда он g k y POT УСЛОВИЕ это видеть Если бы он пришел сюда, он бы это увидел.

(5.171) mi a я его PF cyhala, lire n l wn m POSS.DEF УСТУПКА оскорблять [этот COM свой тоже COM] u он na PROG -cyh-l IP-смеяться-IPF Я его оскорбил, а он (все равно)[= это со своим тоже] смеется.

5.6.13. Прочие роли Кроме перечисленных выше разновидностей аргументных ФКК, назовем конструкции, выражающие объект отношения (обходиться с кем-л. вежливо / почтительно) и называющие само отношение (относиться к кому-л. с уважением / с недоверием), а также тесно связанную с Агенсом роль Причины (англ. tremble with fear ‘дрожать от страха’).

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В Главе 5 были рассмотрены проблемы полисемии комитативных конструкций. Приведен инвентарь семантически связанных функций, которые могут выражаться при помощи тех же формальных средств, что и собственно комитативные конструкции. Особое внимание было уделено трем структурным разновидностям ФКК, в которых Спутник семантически определяет Ориентир — копредикативной, предикативной и определительной, а также некоторым из аргументных ФКК при симметричных и несимметричных предикатах. Наибольшим семантическим разнообразием отличаются ФКК, кодирующие добавление участника с новой семантической ролью. Одни из этих употреблений комитативных показателей мотивированы наличием в исходной и в результирующей структуре двух участников со сходными характеристиками (с одинаковой ролью — в собственно комитативных конструкциях;

с агентивными характеристиками — в инструментальных, агентивных и связанных с ними ФКК). В других ФКК роль Спутника вычисляется, как и в собственно КК, исходя из контекста (ролей других участников ситуации), но по другим правилам (участники с неуточненной ролью). Для третьих ФКК мотивирующим является отношение пространственной смежности участников (локализация ‘около’, одновременность). Некоторые «ролевые» употребления комитатива могут быть рассмотрены как производные от ФКК при симметричных предикатах. Данный инвентарь не претендует на исчерпывающий характер, но является, на мой взгляд, достаточно представительным, чтобы судить о структурном и семантическом потенциале комитативных конструкций и о многообразии семантических областей, связанных с комитативом.

Заключение Настоящее исследование было посвящено типологическому изучению комитативных конструкций. Было предложено определение данного явления, не зависящее от конкретного способа его формального выражения в языках различного строя. Утверждается, что определяющим моментом в комитативной конструкции является не какая-либо специфическая семантическая роль (роль «сопровождающего», роль «второстепенного агенса») и не такие семантические признаки, как совместность участия в ситуацию, а концепт множественного участника вкупе с определенными структурными характеристиками. Комитативные конструкции рассматриваются как один из морфосинтаксических способов кодирования множественного участника ситуации, при котором выражения, обозначающие образующих его элементарных участников, имеют различный структурный ранг и, в типичном случае, различный коммуникативный ранг. Выделяется семантический подкласс прототипических комитативных конструкций, на базе которого возможно идентифицировать комитативные конструкции и показатели различных языков. В работе предложена формальная типология средств выражения комитативных конструкций. Эта типология опирается в основном на такие параметры, как локус маркирования (вершинное vs. зависимостное маркирование vs. дополнительная предикация) и ограничения на синтаксические функции элементов конструкции. Выделенные типы коррелируют, с одной стороны, с семантическим потенциалом конструкции (возможностями использования в других, некомитативных функциях), и, с другой стороны, с возможными диахроническими источниками комитативных маркеров и результатами их дальнейшей грамматикализации. Комитативные конструкции рассмотрены в ряду других средств выражения множественности (как множественности участника, так и множественности ситуации). Существуют тесные связи между комитативом и другими членами этого ряда, в особенности сочинительными конструкциями. В диссертации уточнена типологическая классификация Л. Стассена, различающая языки по набору имеющихся в них средств соединения именных групп. Исследованы связи комитативных конструкций с естественно множественными ситуациями, в том числе реципрокальными, а также с одним из видов показателей фоновой предикации — контекстными конвербами — как способом выражения множественности ситуаций. Впервые предложен собранный на широком типологическом материале инвентарь «полисемических расширений» комитативных конструкций. Как показывает его состав, наибольшим семантическим разнообразием отличаются употребления комитативных показателей для выражения участника ситуации с различными семантическими ролями. Одним из направлений дальнейших исследований может стать целенаправленное изучение полифункциональности комитативных конструкций в языках мира на основе данного инвентаря «полисемических расширений» (т. е. инвентарь может быть использован в качестве типологической анкеты). Перспективным и необходимым представляется также изучение сочетаемости комитативных конструкций (как в узком, так и в широком смысле) с различными типами предикатов (ситуаций) и именных групп (участников).

Приложение Ниже перечислены языки, составившие основную выборку, с указанием главных использованных источников. Языки сгруппированы по генетическому принципу (основано на классификации [Бурлак & Старостин 2001: 177–220] и электронной базе Ethnologue { http://www.ethnologue.com/ });

однако информация о генетической принадлежности предназначена исключительно для удобства отождествления языка по названию и не подразумевает никаких утверждений о вхождении или невхождении языка в ту или иную семью, обоснованности выделения отдельных языковых семей и под. В отдельные группы выделены креольские языки и языки-изоляты. Во второй части Приложения дается указатель языков, упоминаемых в тексте диссертации.

1. Перечень основных языков, использованных в работе НОСТРАТИЧЕСКИЕ индоевропейские германские английский [Walmsley 1971;

Buckingham 1973;

Nilsen 1972;

Lehmann & Shin, unpublished] немецкий [Seiler 1974;

Lehmann & Shin, unpublished] романские каталанский [Pascual 1999;

2001] французский [Alda 2000, Jayez & Mari 2000a, 2000b] славянские польский [Dya 1988] русский [Золотова 1988;

собс.;

корп.] греческие тохарские уральские финно-угорские древнегреческий [Martnez 2001] тохарский A, тохарский B [Иткин, личн. с.] финский [ГФЯ 1958] венгерский [Майтинская 1959] марийский [собс.] самодийские алтайские тюркские нганасанский [М. А. Даниэль, личн. с.] турецкий [Lehmann & Shin, unpublished] урумский [Смолина 2004] якутский [Харитонов 1963;

1982] хакасский [Баскаков (ред.) 1975] монгольские монгольский [Санжеев 1960] бурятский [Санжеев (ред.) 1962] тунгусо-маньчжурские удэгейский [Nikolaeva & Tolskaya 2001] корейский японский дравидийские центральные корейский [Lehmann & Shin, unpublished] японский [Hinds 1986;

Martin 1975;

Nishina 2001] тамильский [Asher 1985] Приложение. Перечень основных языков СИНОКАВКАЗСКИЕ енисейские синотибетские китайские кетский [Дульзон 1974] мандаринский китайский [Li & Thompson 1981] средневековый китайский [Tao 1991] тибето-бирманские думи [van Driem 1993] абхазский [ГАЯ 1968;

Шакрыл 1961] абазинский [Табулова 1976] нахско-дагестанские багвалинский [Кибрик (ред.) 2001] годоберинский [Kibrik 1996] арчинский [М. А. Даниэль, личн. с.] цахурский [Кибрик (ред.) 1999] агульский [Мерданова & Плунгян 2002] севернокавказские абхазо-адыгские чукотскокамчатские ительменский чукотско-корякские ительменский [Володин 1976] чукотский [Скорик 1961;

1986] корякский [Жукова 1972] алюторский [Кибрик и др. 2000] на-дене атапаскские верхний кускоквим [Kibrik 2004] навахо [Young & Morgan 1992] АВСТРИЧЕСКИЕ таи-кадайские австронезийские тайские западные малайскополинезийские центральные малайско-полинезийские тайский [Морев 1964;

Lehmann & Shin, unpubl.] риау индонезийский [Gil 2004] тетун [van Klinken 2000] вьетнамский [Lehmann & Shin, unpublished] ренгао [Gregersen 1979] кхмерский [Lehmann & Shin, unpublished] мяо-австроазиатские мон-кхмерские АФРАЗИЙСКИЕ чадские западные хауса [Schwartz 1988, 1989/1988, 1991] мийя [Schuh 1998] семитские НИЛО-САХАРСКИЕ арабский [Gary & Gamal-Eldin 1982] сонгаи восточно-суданские восточные сонгаи [Heath 1999] кенийский луо (дхолуо) [Tucker 1994] Приложение. Перечень основных языков НИГЕР-КОНГО атлантические центральные северные гур банту фула [Коваль & Нялибули 1997] супийре [Carlson 1994] аква [Аксенова & Топорова 2002] нкоре-кига [Taylor 1985] бантоидные не-банту ИНДО-ТИХООКЕАНСКИЕ бабунго [Schaub 1985] трансновогвинейские Восточное Нагорье кобон [Davies 1981] хуа [Haiman 1980] маданг сепик-раму АМЕРИНДСКИЕ тауйя [MacDonald 1990] вашкук (квома) [Kooyers 1974] сепик пенути майя цоциль [Aissen 1987] юкатек [Lehmann & Shin, unpublished] центральноамериндские юто-ацтекские луисеньо [Kroeber & Grace 1960] северный паюте [Snapp et al. 1982] андские кечуа имбабура кечуа [Cole 1985] аякучо кечуа [Parker 1969] экваториальные аравакские амуэша [Wise 1990, Payne 1990] номацигенга [Wise 1990, Payne 1990] ашенинка [Payne 2002] тупи-гуарани же-пано-карибские АВСТРАЛИЙСКИЕ эмерильон [Rose 2003] хишкарьяна [Derbyshire 1979] карибские тиви пама-ньюнга тиви [Osborne 1974] варгамай [Dixon 1981] дирбал [Dixon 1972] йидинь [Dixon 1977] дябугай [Patz 1991] КРЕОЛЫ сейшельский креол [Michaelis & Rosalie 2000] гваделупский креол [Michaelis & Rosalie 2000] маврикийский креол [Michaelis & Rosalie 2000] ИЗОЛЯТЫ баскский [Hualde & Ortiz de Urbina 2003;

собс.] юкагирский [Maslova 1996;

2003] 2. Указатель языков АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ, 32, западные малайско-полинезийские ачехский, 37, 67, 102, 103, 106 бахаса индонесиа, 40, 104, 155 кави, 111 риау индонезийский, 12, 67, 133, 134, 144, 150, 154, 155, 156, 163, 165, 173 чаморро, 126 япский, 126 океанийские манам, 39 маори, 126 самоа, 36, 102, 103, 106 центральные малайско-полинезийские тетун, 144, АЛМОСАН-КЕРЕСИУ японский, 12, 21, 42, 97, 153, 165, 169, АНДСКИЕ кечуа аякучо кечуа, 134, 135, 148, 156, 157, 160, 167, 174 боливийский кечуа, 160, 161 имбабура кечуа, 36, 55, 56, 102, 103, 106, 117, 139, 148, 149, 153, 174 инга, АФРАЗИЙСКИЕ алгонкинские оджибва, 102 вакашские нутка, 76, 83 сиу билохи, 72, АЛТАЙСКИЕ кушитские сомали, 26, 126 семитские арабский, 21, 173 чадские мийя, 173 хауса, 12, 54, 74, 85, 125, ГУНВИНГГУ маяли, ДРАВИДИЙСКИЕ корейский, 21, 39, 77, 130, 172 монгольские бурятский, 12, 15, 141, 146, 147, 161, 172 калмыцкий, 14 монгольский, 14, 15, 50, 92, 141, 146, 147, 158, 172 тунгусо-маньчжурские удэгейский, 12, 133, 135, 153, 168, 172 эвенский, 42 тюркские башкирский, 145 киргизский, 146 татарский, 109, 146 турецкий, 26, 84, 109, 146, 172 урумский, 14, 66, 135, 167, 172 хакасский, 79, 84, 145, 172 чувашский, 84 чулымский, 84 шорский, 84 якутский, 12, 52, 53, 54, 79, 80, 145, 146, маратхи, 156, 158 тамильский, 14, 21, 74, 91, 128, 133, 135, 148, 167, ЕНИСЕЙСКИЕ кетский, 15, 129, 130, 156, ЖЕ-ПАНО-КАРИБСКИЕ карибские хишкарьяна, 25, ИЗОЛЯТЫ айну, 54 баскский, 5, 6, 14, 26, 37, 44, 46, 50, 51, 52, 67, 133, 135, 149, 152, 162, 168, 174 бурушаски, 37 юкагирский, 6, 12, 70, 119, 120, 121, 123, 124, ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ, 8, 31, 32, 33, 49, 108, 133, ведийский, 51 германские, 139 английский, 9, 12, 13, 14, 15, 17, 18, 19, 20, 22, 23, 25, 26, 29, 36, 44, 46, 56, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 71, 96, 102, 103, 106, 108, 116, 118, 128, 137, 138, 140, 150, 165, 166, 169, 172 исландский, Приложение. Указатель языков кельтские валлийский, 30 ирландский, 30 романские португальский, 30 французский, 12, 13, 14, 68, 96, 115, 118, 137, 153, 167, 172 славянские русский, 5, 6, 7, 12, 26, 29, 36, 39, 40, 41, 44, 45, 46, 50, 56, 61, 65, 67, 70, 71, 73, 74, 75, 79, 81, 86, 87, 89, 92, 94, 95, 97, 102, 103, 104, 106, 107, 108, 109, 110, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 125, 127, 128, 134, 137, 139, 140, 141, 143, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 161, 165, 166, 168, КОРДОФАНСКИЕ дефоидные йоруба, 126 ква эве, 62 убанги бака, 99, 156 санго, 42, 92, НИЛО-САХАРСКИЕ восточно-суданские кенийский луо (дхолуо), 21, 163, 165, 173 сонгаи, 12, 84, 122, 142, 160, 165, 168, ПАМА-НЬЮНГА кронго, КРЕОЛЬСКИЕ арренте, 36 варгамай, 159, 174 дирбал, 174 йидинь, 174 нгиямбаа, 118, ПЕНУТИ франко-креольские сейшельский креол, 12, 156, 157, 164, 165, 166, МЯО-АВСТРОАЗИАТСКИЕ майя хакальтек, 36, 102, 103, 106 цоциль, 143, 163, 164, 165, 174 чол, СЕВЕРНОКАВКАЗСКИЕ мон-кхмерские вьетнамский, 173 кхмерский, 173 ренгао, 167, 173 седанг, НА-ДЕНЕ атапаскские верхний кускоквим, 173 навахо, 133, 154, 163, 165, 173 сарси, 38, НИГЕР-КОНГО атлантические фула, 52, 53, 74, 135, 174 бантоидные бабунго, 12, 121, 133, 136, 174 банту аква, 121, 148, 174 венда, 100, 120, 121, 148 дуала, 121 киньяруанда, 99, 120, 121, 123, 168 луганда, 142 нкоре-кига (ньянкоре), 121, 135, 174 суахили, 21, 32, 33, 120, 121, 156 шона, 37, 102, 103, 106, 156 гур супире, 12, 14, 126, 133, 135, 141, 142, абхазо-адыгские, 75 абазинский, 75, 99, 173 абхазский, 75, 87, 173 нахско-дагестанские аварский, 81 агульский, 68, 93, 173 арчинский, 6, 67, 143, 173 багвалинский, 12, 70, 71, 72, 73, 81, 82, 92, 129, 130, 137, 161, 162, 173 годоберинский, 81, 82, 128, 173 лезгинский, 25 цахурский, 130, 173 чамалинский, 81, СИНО-ТИБЕТСКИЕ китайские древнекитайский, 111 мандаринский китайский, 65, 77, 79, 93, 94, 97, 98, 118, 143, 173 средневековый китайский, 65, 173 тибето-бирманские думи, 105, 106, ТАИ-КАДАЙСКИЕ тайские тайский, 13, Приложение. Указатель языков ТИВИ пипил, 85 хуичоль, ЧИБЧА-ПАЭССКИЕ тиви, 6, 83, 100, ТРАНС-НОВОГВИНЕЙСКИЕ Восточное Нагорье кобон, 105, 106, 174 хуа, 12, 130, 160, 161, 174 центрально-юго-восточные дага, УРАЛЬСКИЕ паэсские пираха (мура), ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ финно-угорские венгерский, 14, 15, 26, 160, 172 вепсский, 84 марийский, 6, 39, 40, 41, 84, 85, 86, 102, 103, 106, 128, 133, 167, 172 финский, 21, 27, 30, 51, 84, 172 эстонский, ХОКА алюторский, 14, 51, 66, 173 ительменский, 12, 14, 29, 56, 78, 97, 154, 168, 173 корякский, 14, 129, 130, 173 чукотский, 12, 14, 56, 129, 152, ЭКВАТОРИАЛЬНЫЕ юма явапаи, ЦЕНТРАЛЬНО-АМЕРИНДСКИЕ аравакские, 134, 159, 162 амуэша, 174 ашенинка, 174 мачигенга, 159 номацигенга, 87, 159, 161, 162, 174 тупи-гуарани гуарани, 26, 35, 159, 174 эмерильон, ЭСКАЛЕУТСКИЕ юто-ацтекские луисеньо, 39, 52, 174 науатль, западно-гренландский, 25, 75, 76, Библиография Абдоков А. И. (1981) Введение в сравнительно-историческую морфологию абхазоадыгских и нахско-дагестанских языков. — Нальчик, 1981. Аксенова И. С.;

Топорова И. Н. (1990) Введение в бантуистику. — М., 1990. Аксенова И. С.;

Топорова И. Н. (2002) Грамматика языка аква. — М.: Эдиториал УРСС, 2002. Апресян Ю. Д. (1974/1995) Избранные труды, т. I. Лексическая семантика. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1995. Архипов А. В. (2003) Проблемы автоматического анализа комитативных групп в русском языке. // И. М. Кобозева, Н. И. Лауфер, В. П. Селегей (ред.). Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды Международной конференции Диалог’2003 (Протвино, 11–16 июня 2003 г.). — М.: Наука, 2003, с. 36–42. Архипов А. В., Брыкина М. М. (2004) Разрешение синтаксической омонимии при автоматическом анализе комитативных групп в русском языке. // И. М. Кобозева, А. С. Нариньяни, В. П. Селегей (ред.). Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды Международной конференции Диалог’2004 («Верхневолжский», 2–7 июня 2004 г.). — М.: Наука, 2004, с. 21–26. Архипов А. В. (2004) Языки ‘AND’ и языки ‘WITH’: Сколько делений бывает на бинарной шкале? // Первая Конференция по типологии и грамматике для молодых исследователей. Тезисы докладов (Санкт-Петербург, 24–25 сентября 2004 г.). — СПб.: Наука, 2004, с. 17–21. Барулин А. Н. (1980) Категория числа в местоимениях. // В. М. Андрющенко (ред.). Исследования в области грамматики и типологии языков. — М.: МГУ, 1980. Белошапкова В. А. (1977) Современный русский язык. Синтаксис. — М., 1977. Боргояков М. И. (1976) Развитие падежных форм и их значений в хакасском языке. — Абакан, 1976. Бурлак С. А.;

Старостин С. А. (2001) Введение в лингвистическую компаративистику: Учебник. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. Виноградов В. В. (1947) Русский язык. Грамматическое учение о слове. — М.: Русский язык, 1947. Володин А. П. (1974) Состав падежей ительменского языка. // Склонение в палеоазиатских и самодийских языках. — Л.: Наука, 1974, с. 127–138. Володин А. П. (1976) Способы выражения комитативности в ительменском языке. // Э. Г. Беккер (ред.) Языки и топонимия, вып. 1. — Томск: Томский педагогический институт, 1976, с. 152–162. Гак В. Г. & Ганшина К. А. (2002) Новый французско-русский словарь / Nouveau Dictionnaire Franais-Russe. — М., 2002. Даниэль М. А. (1998) Конструкции с поглощенным референтом: об одном типе употреблений предлога «с». // Труды Международного семинара Диалог-98 по компьютерной лингвистике и ее приложениям, т. 1. — Казань, 1998, с. 183–196. Даниэль М. А. (2000) Типология ассоциативной множественности. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. — М., 2000. Дворецкий И. Х. (2000) Латинско-русский словарь. — М.: Русский язык, 2000. Джонсон Д. Э. (1977/1982) О реляционных ограничениях на грамматики. // Новое в зарубежной лингвистике, вып. XI. — М.: Прогресс, 1982, с. 37–75. — [D. E. Johnson. On Relational Constraints on Grammars. // Syntax and Semantics, v. 8, Grammatical Relations. — New York, 1977, p. 151–178].

Библиография Дульзон А. П. (1974) Падежные суффиксы в составе глагольных форм кетского языка. // Склонение в палеоазиатских и самодийских языках. — Л.: Наука, 1974, с. 205–210. Жукова А. Н. (1972) Грамматика корякского языка. Фонетика. Морфология. — Л., 1972. Зализняк А. А. (1995) Древненовгородский диалект. — М., 1995: Школа «Языки русской культуры». Зализняк А. А., Падучева Е. В. (1975) К типологии придаточного относительного. // Семиотика и информатика. Вып. 5, 1975. Зализняк Анна А., Шмелев А. Д. (1999) О том, чего нельзя сделать вместе. // Е. В. Рахилина, Я. Г. Тестелец (ред.). Типология и теория языка: От описания к объяснению. К 60-летию А. Е. Кибрика. — М.: Языки русской культуры, 1999, с. 450– 457. Золотова Г. А. (2001) Синтаксический словарь: Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. — М.: Наука, 1988;

Изд. 2-е, испр. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. Иванов, Вяч. Вс. (1995) Типология лишительности (каритивности) // Вяч. Вс. Иванов, Т. Н. Молошная (ред.) Этюды по типологии грамматических категорий в славянских и балканских языках. — М.: Индрик, 1995. Иомдин Л. Л. (1981) Симметричные предикаты в русском языке. // Проблемы структурной лингвистики 1979. — М.: Наука, 1981, с. 89–104. Кибрик А. Е. (1992) Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. — М.: МГУ, 1992;

2-е изд.: М.: УРСС, 2001. Кибрик А. Е. (1997/2003) Реляционная структура элементарного предложения. // [Кибрик 2003а], с. 133–187. — [Авторизованный перевод статьи: A. E. Kibrik. Beyond subject and object: Toward a comprehensive relational typology. // Linguistic typology, v. 1, n. 3, 1997, p. 279–346]. Кибрик А. Е. (2000/2003) К проблеме ядерных актантов и их «неканонического кодирования»: Cвидетельства арчинского языка. // [Кибрик 2003а], с. 332–368. — [Вопросы языкознания, № 5, 2000, с. 32–67]. Кибрик А. Е. (2003а) Константы и переменные языка. — СПб.: Алетейя, 2003. Кибрик А. Е. (2003б) Типы базисных конструкций предложения. // [Кибрик 2003а], с. 126–132. Кибрик А. Е. (ред.) (2001) Багвалинский язык. Грамматика. Тексты. Словари. — М.: Наследие, 2001. Кибрик А. Е. (редактор-составитель) (1999) Элементы цахурского языка в типологическом освещении. — М.: Наследие, 1999. Кибрик А. Е., Кодзасов С. В., Муравьева И. А. (2000) Язык и фольклор алюторцев. — М.: Наследие, 2000. Кибрик А. Е., Брыкина М. М., Хитров А. Н. (2004) Опыт фронтального корпусного исследования конструкций с внутренним и внешним посессором. // И. М. Кобозева, А. С. Нариньяни, В. П. Селегей (ред.). Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды Международной конференции Диалог’2004 («Верхневолжский», 2–7 июня 2004 г.). — М.: Наука, 2004, с. 265–275. Кинэн Э. Л. (1976/1982) К универсальному определению подлежащего. // Новое в зарубежной лингвистике, вып. XI. — М.: Прогресс, 1982, с. 236–276. — [E. L. Keenan. Towards a Universal Definition of “Subject”. // Ch. Li (ed.). Subject and Topic. — New York: Academic Press, 1976, p. 303–333]. Кобозева И. М. (2000) Лингвистическая семантика: Учебник. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. Коваль А. И.;

Нялибули Б. А. (1997) Глагол фула в типологическом освещении. — М.: Русские словари, 1997.

Библиография КРС (1990) — Китайско-русский словарь. — Пекин, 1990. Крылов С. А. (2002) Морфемика современного монгольского языка. Автореферат дисс.... канд. филол. наук. — М.: Институт языкознания РАН, 2002. Куликов Л. И. (1994) Типология каузативных конструкций в современных синтаксических теориях: опыт решения одной лингвистической метазадачи. // Знак: Сборник статей по лингвистике, семиотике и поэтике памяти А. Н. Журинского. — М.: Русский учебный центр МС, 1994, с. 48–60. Кустова Г. И. (2004) Типы производных значений и механизмы языкового расширения. — М.: Языки славянской культуры, 2004. Любимова З. М. (2002) Немецко-русский словарь активной лексики. / Grundwortschatz Deutsch-Russisch. — М., 2002. ЛЭС (1990) = Ярцева В. Н. (ред.) (1990) Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1990. Майсак Т. А. (2002) Типология грамматикализации конструкций с глаголами движения и глаголами позиции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. — М.: МГУ, 2002. Майтинская К. Е. (1959) Венгерский язык, т. 1: Фонетика. Морфология. — М., 1959. Майтинская К. Е. (1979) Историко-сопоставительная морфология финно-угорских языков. — М., 1979. Мельчук И. А. (1974) Опыт теории лингвистических моделей «Смысл Текст». — М.: Наука, 1974. Мельчук И. А. (1998) Курс общей морфологии, т. 2. — М.;

Вена, 1998. Мерданова С. Р., Плунгян В. А. (2002) Комитатив в агульском языке: семантика и статус. Доклад на XI Коллоквиуме Европейского общества кавказоведов (Москва, МГУ им. М. В. Ломоносова, 20–22 июня 2002 г.). Морев Л. Н. (1964) Основы синтаксиса тайского языка. — М.: Наука, 1964. Мразек Р. (1964) Синтаксис русского творительного (структурно-сравнительное исследование). — Praha, 1964. Муравенко Е. В. (1994) К описанию категории орудийности в русском языке: о соотношении форм с первообразными и производными предлогами. // Знак: Сборник статей по лингвистике, семиотике и поэтике памяти А. Н. Журинского. — М.: Русский учебный центр МС, 1994, с. 173–180. Муравенко Е. В. (1998a) О семантически факультативной орудийной валентности. // Вопросы русского языкознания. Межвузовский сборник статей. — Орехово-Зуево, 1998, с. 183–189. Муравенко Е. В. (1998b) О случаях нетривиального соответствия семантических и синтаксических валентностей глагола. // Семиотика и информатика, вып. 36. — М.: Языки русской культуры;

Русские словари, 1998, с. 71–81. Недялков В. П.;

Сильницкий Г. Г. (1969) Типология морфологических и лексических каузативов. // А. А. Холодович (ред.) Типология каузативных конструкций: Морфологический каузатив. — Л.: Наука, 1969, с. 20–50. Недялков В. П. (2004) Реципрокальные конструкции в тюркских языках (типологическая характеристика). // Международный симпозиум «Синтаксические отношения и структура аргументов» в серии «Языки Европы, Северной и Центральной Азии» (Казань, 11-14 мая 2004). — Казань, 2004, с. 20–23. Никольс Джоанна. (1985) Падежные варианты предикативных имен и их отражение в русской грамматике. // Новое в зарубежной лингвистике, вып. XV. — М., 1985, с. 342–387. НКРЯ = Национальный корпус русского языка { http://ruscorpora.ru }.

Библиография Основы ФУ (1976) = Основы финно-угорского языкознания: марийский, пермские и угорские языки. Отв. ред. В. И. Лыткин, К. Е. Майтинская, Карой Редеи. — М.: Наука, 1976. Павлов Д. А. (1976) О системе склонения имен существительных в калмыцком языке. // Вопросы грамматики и лексикологии современного калмыцкого языка. — М.: Главная редакция восточной литературы изд-ва Наука, 1976. Падучева Е. В. (1998) Коммуникативное выделение на уровне синтаксиса и семантики. // Семиотика и информатика, вып. 36. — М.: Языки русской культуры;

Русские словари, 1998, с. 82–107. Падучева Е. В. (2004) Динамические модели в семантике лексики. — М.: Языки славянской культуры, 2004. Плунгян В. А. (2000) Общая морфология: Введение в проблематику. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. Плунгян В. А.;

Рахилина Е. В. (1990) Сирконстанты в толковании? // Z. Saloni (red.) Metody formalne w opisie jzykw sowianskich. — Biaystok, 1990. Плунгян В. А.;

Рахилина Е. В. (1998) Парадоксы валентностей. // Семиотика и информатика, вып. 36. — М.: Языки русской культуры;

Русские словари, 1998, с. 108– 119. Рудницкая Е. Л. (1997) Проблема алтайского сочинения в корейском языке. // Вопросы языкознания, № 6, 1997. Санжеев Г. Д. (1960) Современный монгольский язык. — (Языки зарубежного Востока и Африки). — М.: Издательство восточной литературы, 1960. Санжеев Г. Д. (ред.) (1962) Грамматика бурятского языка: Фонетика и морфология. — М.: Издательство восточной литературы, 1962. Скорик П. Я. (1961) Грамматика чукотского языка, ч. 1: Фонетика и морфология именных частей речи. — М.— Л.: Изд-во АН СССР, 1961. Скорик П. Я. (1986) Категория имени существительного в чукотско-камчатских языках. // Скорик П. Я. (ред.) Палеоазиатские языки. Сборник научных трудов. — Л.: Наука, 1986. Скрелина Л. М.;

Становая Л. А. (2001) История французского языка: Учебник. — М.: Высшая школа, 2001. Смолина М. Ю. (2004) Комитатив/инструментальный падеж в старокрымском диалекте урумского языка. // Первая Конференция по типологии и грамматике для молодых исследователей. Тезисы докладов (Санкт-Петербург, 24–25 сентября 2004 г.). — СПб.: Наука, 2004. — С. 96–99. Табулова Н. Т. (1976) Грамматика абазинского языка. Фонетика и морфология. — Черкесск, 1976. Тестелец Я. Г. (2001) Введение в общий синтаксис. — М.: РГГУ, 2001. Трофимова С. М. (1989) Падежно-послеложные конструкции монгольских языков и их русские эквиваленты. — Новосибирск: Наука, 1989. Харитонов Л. Н. (1963) Залоговые формы глагола в якутском языке. — М.—Л., 1963. Харитонов Л. Н. (1982) Грамматика современного якутского литературного языка. Фонетика и морфология. — М., 1982. Храковский В. С. (1998) Понятие сирконстанта и его статус. // Семиотика и информатика, вып. 36. — М.: Языки русской культуры;

Русские словари, 1998, с. 141–153. Цэдэндамба Ц. (1978) Сопоставительный синтаксис русского и монгольского языков. — Улан-Батор: Изд-во Министерства народного образования МНР, 1978.

Библиография Чейф, Уоллес Л. (1976/1982) Данное, контрастивность, определенность, подлежащее, топики и точка зрения. // Новое в зарубежной лингвистике, вып. XI. — М.: Прогресс, 1982, с. 277–316. — [Chafe, Wallace L. Givenness, Contrastiveness, Definiteness, Subjects, Topics and Point of View. // Charles N. Li (ed.). Subject and Topic. — New York: Academic Press, 1976, p. 27–55]. Шакрыл К. С. (1961) Аффиксация в абхазском языке. — Сухуми, 1961. Щербак А. М. (1981) Очерки по сравнительно-исторической морфологии тюркских языков (Глагол). — Л., 1981. Aarts, Bas (1997) English Syntax and Argumentation. — (Modern Linguistics Series). — London: MacMillan Press, 1997. Aissen, Judith L. (1987) Tzotzil clause structure. — (Studies in natural language and linguistic theory). — Dordrecht etc.: D. Reidel Publishing Company, 1987. Anderson, John M. (1971) The Grammar of Case: Towards a Localistic Theory. — Cambridge: Cambridge University Press, 1971. Anderson, John M. (1994) Case. // Ronald E. Asher et. al. (eds.). The Encyclopedia of language and linguistics, v. 2. — Oxford etc.: Pergamon Press, 1994, p. 447–453. Anderson, Lloyd B. (1982) The ‘perfect’ as a universal and as a language-particular category. // Hopper, Paul (ed.). Tense-aspect: Between semantics and pragmatics. — Amsterdam: Benjamins, 1982, p. 227–264. Asher, Ronald E. (1985) Tamil. (Croom Helm Descriptive Grammars). — London etc.: Croom Helm, 1985. Ashton, E. O.;

Mulira, E. M. K.;

Ndawula, E. G. M.;

Tucker, A. N. (1954). A Luganda Grammar.— London: Longmans, Green and Co., 1954. Baumgartner, Emmanule;

Mnard, Philippe (1996) Dictionnaire tymologique et historique de la langue franaise. — Paris: Librairie Gnrale Franaise, 1996. Benzing, Johannes (1955) Lamutische Grammatik. — Wiesbaden: Steiner, 1955. Bisang, Walter (1995) Verb serialization and converb — differences and similarities. // [Haspelmath & Knig (eds.) 1995], p. 137–188. Blake, Barry J. (2001) Case. 2nd edition. — (Cambridge Textbooks in Linguistics). — Cambridge: Cambridge University Press, 2001. Broschart, Jrgen (1992) Prpositionen im Tonganischen (zu Varianz und Invarianz des Adpositionsbegriffs). // Zeitschrift fr Phonetik, Sprachwissenschaft und Kommunikationsforschung, v. 45, n. 2, 1992, p. 106–121. Buckingham, Hugh W. (1973) The Comitative and Case Grammar. // Foundations of Language, v. 10, n. 1, 1973, p. 1–39. Camacho, Jos (2000) Structural Restrictions on Comitative Coordination. // Linguistic Inquiry, v. 31, n. 2, 2000, p. 366–475. Campbell, Lyle;

Kaufman, Terrence;

Smith-Stark, Thomas C. (1986) Meso-America as a linguistic area. // Language, v. 62, n. 3, 1986, p. 530–570. Carlson, Robert (1994) A Grammar of Supyire. — (Mouton Grammar Library, 14). — Berlin, New York: Mouton de Gruyter, 1994. Chomsky, Noam (1969) Deep Structure, Surface Structure, and Semantic Interpretation. — Bloomington, Indiana, 1969;

mimeographed. Cole, Peter (1983) The Grammatical Role of the Cause in Universal Grammar. // International Journal of American Linguistics, v. 49, n. 2, 1983, p. 115–133. Cole, Peter (1985) Imbabura Quechua. (Croom Helm Descriptive Grammars). — London etc.: Croom Helm, 1985.

Библиография Comrie, Bernard (1982) Grammatical relations in Huichol. // Paul J. Hopper and Sandra A. Thompson (eds.). Studies in Transitivity. (Syntax and Semantics, v. 15). — New York: Academic Press, 1982, p. 95–115. Comrie, Bernard (1985) Causative verb-formation and other verb-deriving morphology. // Timothy Shopen (ed.) Language Typology and Syntactic Description, v. 3. — Cambridge: Cambridge University Press, 1985. Comrie, Bernard (1989) Language universals and linguistic typology. 2nd edition. — Chicago: University of Chicago, 1989. Comrie, Bernard;

Smith, Norval (1977) Lingua Descriptive Studies: Questionnaire. // Lingua, v. 42, 1977, p. 1–72. Cook, Eung-Do. (1984) A Sarcee Grammar. — Vancouver: University of British Columbia Press, 1984. Corbett, Greville G. (2000) Number. — (Cambridge textbooks in linguistics). — Cambridge: Cambridge University Press, 2000. Coseriu, Eugenio (1970) Semantik, innere Sprachform und Tiefenstruktur. // Tbinger Beitrge zur Linguistik, v. 2. — Tbingen: Gunter Narr, 1970, p. 213–224. Craig, Colette Grinevald (1977) The Structure of Jacaltec. — Austin: University of Texas Press, 1977. Coupez, Andr (1985) La drivation verbale en rwanda (bantou J61). // Le Kinyarwanda. Etudes de morpho-syntaxe, 1985, p. 7–41. Dalrymple, Mary;

Kanazawa, M.;

Mchombo, S.;

Peters, S. (1994a) What do reciprocals mean? // Proceedings of SALT 4, 1994, p. 61–78. Dalrymple, M., Mchombo, S. A.;

Peters, S. (1994b) Semantic Similarities and Syntactic Contrasts between Chichewa and English Reciprocals. // Linguistic Inquiry, v. 25, n. 1, 1994, p. 145–163. Dalrymple, Mary;

Kanazawa, M.;

Kim, Y.;

Mchombo, S.;

Peters, S. (1998) Reciprocal Expressions and the Concept of Reciprocity. // Linguistics and Philosophy, v. 21, n. 2, 1998, p. 159–210. Davies, John (1981) Kobon. — (Lingua Descriptive Studies, v. 3). — Amsterdam: North Holland, 1981. DeLancey, Scott (1991) Event Construal and Case Role Assignment. // Proceedings of the 17th Annual Meeting of the Berkeley Linguistics Society, 1991, p. 338–353. Derbyshire, Desmond C. (1979) Hixkaryana. — (Lingua Descriptive Studies, v. 1). — Amsterdam: North Holland, 1979. Dixon, Robert M. W. (1972) The Dyirbal language of North Queensland. — Cambridge etc.: Cambridge University Press, 1972. Dixon, Robert M. W. (1977) A Grammar of Yidi. — Cambridge etc.: Cambridge University Press, 1977. Dixon, Robert M. W. (1981) Wargamay. // R. M. W. Dixon and Barry J. Blake (eds.) Handbook of Australian Languages, vol. 2. — Canberra: The Australian National University Press, 1981, p. 1–144. Dixon, Robert M. W.;

Blake, Barry J. (eds.) (1981) Handbook of Australian Languages, vol. 2. — Canberra: The Australian National University Press, 1981. Dorsey, James Owen;

Swanton, John R. (1912) A Dictionary of the Biloxi and Ofo languages. — Washington: Government Printing Office, 1912. Donaldson, Tamsin (1980) Ngiyambaa, the language of the Wangaaybuwan. — Cambridge: Cambridge University Press, 1980. Durie, Mark (1985) A Grammar of Acehnese. — Dordrecht: Foris, 1985.

Библиография Durie, Mark (1987) Grammatical relations in Acehnese. // Studies in language, v. 11, 1987, p. 365–399. Dya, Stefan (1988) Quasi-comitative coordination in Polish. // Linguistics, v. 26, 1988, p. 383–414. Evans, Nicholas (1997) Role or cast? Noun incorporation and complex predicates in Mayali. // Alex Alsina, Joan Bresnan and Peter Sells (eds.). Complex Predicates. — Stanford: CSLI Publications, 1997, p. 379–430. Eulenberg, John B. (1971) Conjunction reduction and reduplication in African languages. // Chin-Wu Kim and Herbert Stahlke (eds.). Papers in African Linguistics. — (Current Inquiry into Language and Linguistics, v. 1). — Edmonton: Linguistic Research, 1971, p. 71– 80. Filip, Hana;

Carlson, Gregory N. (2001) Distributivity strengthens reciprocity, collectivity weakens it. // Linguistics and Philosophy, v. 24, 2001, p. 417–466. Fillmore, Charles (1968) The case for case. // Emmon Bach and Robert T. Harms (eds.). Universals in linguistic theory. — New York, 1968, p. 1–90. Foley, William A.;

Van Valin, Robert D., Jr. (1984) Functional syntax and universal grammar. — Cambridge: Cambridge University Press, 1984. Foley, William A. (1993) The conceptual basis of grammatical relations. // William A. Foley (ed.) The role of theory in language description. — Berlin: Mouton de Gruyter, 1993. Fortune, George (1955) An Analytical Grammar of Shona. — London: Green, 1955. Fortescue, Michael (1984) West Greenlandic. — (Croom Helm Descriptive Grammars). — London: Croom Helm, 1984. Frajzyngier, Zygmunt;

Curl, Traci S. (eds.) (2000) Reciprocals: Form and functions. V. 2. — (Typological studies in language, 41). — Amsterdam, Philadelphia: Benjamins, 2000. Garde, Paul (1995) Les tournures comitatives en russe. // Henrik Birnbaum and Michael S. Flier (eds). The language and verse of Russia. In honour of Dean S. Worth. (UCLA Slavic Studies). — М.: Восточная литература, 1995, p. 110–118. Gary, Judith Olmsted;

Gamal-Eldin, Saad (1982). Cairene Egyptian Colloquial Arabic. (Lingua Descriptive Studies, v. 6). — Amsterdam: North Holland, 1982. Georg, Stefan;

Volodin, Alexander P. (1999) Die Itelmenische Sprache: Grammatik und Texte. — Wiesbaden: Harrasowitz, 1999. Gil, David (1994) The structure of Riau Indonesian. // Nordic Journal of Linguistics, v. 17, 1994, p. 179–200. Gil, David (1999) Riau Indonesian as a pivotless language. // Е. В. Рахилина, Я. Г. Тестелец (ред.). Типология и теория языка: От описания к объяснению. К 60летию А. Е. Кибрика. — М.: Языки русской культуры, 1999, с. 187–211. Gil, David (2004) Riau Indonesian Sama: Explorations in Macrofunctionality. // Martin Haspelmath (ed.). Coordinating Constructions. — (Typological Studies in Language, n. 58). — Amsterdam: Benjamins, 2004, p. 371–424. Givn, Talmy (2001) Syntax: An Introduction. V. 1. — Amsterdam, Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 2001. Gregores, Emma;

Surez, Jorge A. (1967). A Description of Colloquial Guarani. — The Hague: Mouton, 1967. Gruber, Jeffrey S. (1965/1976). Studies in Lexical Relations. Dissertation. — MIT, 1965. — [Published as: Lexical Structures in Syntax and Semantics. — Amsterdam: North Holland, 1976]. Hagge, Claude (1975) Le problme linguistique des prepositions et la solution chinoise. — Paris: Socit Linguistique de Paris, 1975.

Библиография Haiman, John (1980) Hua: A Papuan Language of the Eastern Highlands of New Guinea. — Amsterdam: John Benjamins, 1980. Haspelmath, Martin (1995) The converb as a cross-linguistically valid category. // [Haspelmath & Knig (eds.) 1995], p. 1–55. Haspelmath, Martin (1997) Indefinite pronouns. — Oxford: Oxford University Press, 1997. Haspelmath, Martin (2000) Coordination. // To appear in: Timothy Shopen (ed.). Language typology and linguistic description. 2nd edition. — Cambridge: Cambridge University Press, 2000. Haspelmath, Martin (2003) The Geometry of Grammatical Meaning: Semantic Maps and Cross-Linguistic Comparison. // Michael Tomasello (ed.). The new psychology of language, vol. 2. — Mahwah, NJ: Erlbaum, 2003, p. 211–242. Haspelmath, Martin;

Knig, Ekkehard (eds.) (1995) Converbs in cross-linguistic perspective. — Berlin: Mouton de Gruyter, 1995. Heath, Jeffrey (1999) A Grammar of Koyraboro (Koroboro) Senni: The Songhay of Gao, Mali. — (Westafrikanische Studien, Band 19). — Kln: Rdiger Kppe Verlag, 1999. Heine, Bernd;

Claudi, Ulrike;

Hnnemeyer, Friederike (1991) Grammaticalization. A conceptual framework. — Chicago, London: University of Chicago Press, 1991. Heine, Bernd;

Kuteva, Tania (2002) World Lexicon of Grammaticalization. — Cambridge: Cambridge University Press, 2002. Hetzron, Robert (1976) On the Hungarian Causative Verb and Its Syntax. // Syntax and Semantics. Vol. 6: The Grammar of Causative Constructions. — New York: Academic Press, 1976, p. 371–398. Hinds, John (1986) Japanese. — (Croom Helm Descriptive Grammars). — London, New York: Routledge, 1986. Hopper, Paul J.;

Thompson, Sandra A. (1980) Transitivity in grammar and discourse. // Language, v. 56, 1980, p. 251–299. Hopper, Paul J.;

Traugott, Elizabeth Closs (1993) Grammaticalization. — Cambridge: Cambridge University Press, 1993. Hyde, Villiana (1971) An Introduction to the Luiseo Language. — Banning, Cal.: Malki Museum Press, 1971. Ionin, Tania;

Matushansky, Ora Mitchell (2003) DPs with a twist: A unified analysis of Russian comitatives. // W. Browne et al. (eds.). Annual Workshop on Formal Approaches to Slavic Linguistics: the Amherst Meeting. — Michigan Slavic Publications, 2003, p. 255– 274. Ivanov, Vyacheslav (1994) Typology of Non-Possession (Caritivity). I. Indo-European, II. Paleo-Siberian, III. Amerindian. Vortragsreihe vom 30.5.–5.6.1994 am Institut fr Sprachwissenschaft der Universitt zu Kln. Jelinek, Eloise (1984) Empty categories, case, and cofigurationality. // Natural Language and Linguistic Theory, v. 2, 1984, p. 39–76. Khler, Hans (1965) Grammatik der Bahasa Indonsia. 2nd edition. — Wiesbaden: Harrasowitz, 1965. Kemmer, Suzanne (1993) The middle voice. — Amsterdam, Philadelphia: John Benjamins, 1993. Kendall, Martha B. (1976) Selected Problems in Yavapai Syntax. — New York: Garland, 1976. Kibrik, Alexandr E. (ed.) (1996) Godoberi. — (LINCOM Studies in Caucasian Linguistics, v. 2). — Mnchen, Newcastle: Lincom Europa, 1996. Kibrik, Alexandr E. (1997) Beyond subject and object: toward a comprehensive relational typology. // Linguistic typology, v. 1, n. 3, 1997, p. 279–346.

Библиография Kilian-Hatz, Christa (1992) Der Komitativ im Baka: Eine Fallstudie zur Grammatikalisierung. M.A. thesis. — Institut fr Afrikanistik, Universitt zu Kln, Cologne. Kimenyi, Alexandre (1988) Passives in Kinyarwanda. // M. Shibatani (ed.). Passive and voice. — Amsterdam: Benjamins, 1988, p. 355–386. Knig, Ekkehard (1995) The meaning of converb constructions. // [Haspelmath & Knig (eds.) 1995], p. 57–95. Kothandaraman, R. (1986). With reference to sociative case. // ISDL Working Papers in Linguistics, v. 2, n. 1, 1986, p. 27–46. Krishnamurti, Bhadriraju (2003). The Dravidian languages. — Cambridge: Cambridge University Press, 2003. Krivoshein de Canese, Natalia (1983) Gramatica de la lengua guaran. — Asuncin: Colleccin emit, 1983. Kroeber, Alfred L.;

Grace, George W. (1960) The Sparkman grammar of Luiseo. — Berkeley, CA: University of California Press, 1960. Kuno, Susumu (1973) The Structure of the Japanese Language. — Cambridge, Mass.: MIT Press, 1973. Kuno, Susumu (1987) Functional syntax. Anaphora, discourse and empathy. — Chicago: Chicago University Press, 1987. Kuno, Susumu;

Kaburaki, Etsuko (1977) Empathy and syntax. // Linguistic Inquiry, v. 8, 1977, p. 627–672. Kupsc, Anna (1999) Clitic Climbing in Polish Tense Auxiliary Constructions. // Amalia Toderascu (ed.) Proceedings of the ESSLLI Student Session 1999, p. 43–52. Kwee, John B. (1965) Teach yourself Indonesian. — London: English Universities Press, 1965. Laffite, Pierre (1944/1978) Grammaire Basque (Navarro-Labourdin littraire). — Donostia: Elkar, 1978. Lakoff, George (1968) Instrumental Adverbs and the Concept of Deep Structure. // Foundations of Language, v. 4, n. 1, 1968, p. 4–29. Lambrecht, Knud (1994) Information structure and sentence form: Topic, focus, and the mental representation of discourse referents. — (Cambridge Studies in Linguistics 71). — Cambridge: Cambridge University Press, 1994. Landman, Fred (1996) Plurality. // S. Lappin. (ed.) The Handbook of Contemporary Semantic Theory. — Oxford: Blackwell Publishers, 1996. Langacker, Ronald W. (1969) On pronominalization and the chain of command. // D. Reibel and S. Schane (eds.). Modern studies in English. — New Jersey, 1969. Lasersohn, P. (1990) Group Action and Spatio-Temporal Proximity. // Linguistics and Philosophy, v. 13, n. 2, 1990, p. 179–206. Lasersohn, P. (1995) Plurality, Conjunction and Events. — Dordrecht: Kluwer, 1995. Lehmann, Christian (1991) Predicate classes and PARTICIPATION. // Hansjakob Seiler and Waldfried Premper (eds.) Partizipation: Das sprachliche Erfassen von Sachverhalten. — (Language universals series, 6). — Tbingen: G. Narr, 1991, p. 183-239. Lehmann, Christian (1982/2002) Thoughts on grammaticalization (Second, revised edition). — (ASSIDUE: Arbeitspapiere des Seminars fr Sprachwissenschaft der Universitt Erfurt, n. 9). — Erfurt, 2002. Lehmann, Christian (unpublished) Cognitive roles, participant roles and syntactic relations. Lehmann, Christian;

Shin, Yong-Min (unpublished) The functional domain of concomitance: A typological study of instrumental and comitative relations. Levinsohn, Stephen H. (1976) The Inga Language. — Paris: Mouton, 1976.

Библиография Li, Charles N.;

Thompson, Sandra A. (1974) An explanation of word order change SVO SOV. // Foundations of Language, v. 12, n. 2, 1974, p. 201–214. Li, Charles N.;

Thompson, Sandra A. (1981) Mandarin Chinese: A functional reference grammar. — Berkeley etc.: UCP, 1981. Lichtenberk, Frantisek (1983) A Grammar of Manam. — Honolulu: University Press of Hawaii, 1983. Lichtenberk, Frantisek (1985) Multiple uses of reciprocal situations. // Australian Journal of Linguistics, v. 5, 1985, p. 19–41. Lichtenberk, Frantisek (1994) Reflexives and reciprocals. // Ronald E. Asher et. al. (eds.). The Encyclopedia of language and linguistics, v. II. — Oxford etc.: Pergamon Press, 1994, 3504–3509. Luo, L.-P. (1999) Studien zu seriellen Verbkonstruktionen. Ihre Syntax und Semantik im Chinesischen. — (Linguistische Arbeiten, 396). — Tbingen, 1999. MacDonald, R. Ross (1976) Indonesian Reference Grammar. — Washington: Georgetown University Press, 1976. Maisak, Timur (2000) Typology of comitative: a summary. Electronic document. Mari, Alda (2000) Polysmie et dcidabilit: le cas de avec, ou l’association par les canaux. Thse pour l’obtention du grade de docteur de l’EHESS. Marsak, Charles Croft (1975) Teach yourself Samoan. — London: Hodder & Stoughton, 1975. Martin, Samuel E. (1975) A reference grammar of Japanese. — New Haven, London: Yale University Press, 1975. Martnez, Rafael (2001) The cognitive base of case syncretism: Conceptual blending of instrumental, comitative, and agent in ancient Greek. // Sprachtypologie und Universalienforschung, v. 54, n. 4, 2001, p. 329–345. — Berlin: Akademie Verlag. Maslova, Elena (1999) Reciprocals and set construal. // Zygmunt Frajzyngier and Traci S. Curl (eds.) (1999). Reciprocals: Forms and Functions. — (Typological Studies in Language 41). — Amsterdam: John Benjamins, 1999. Maslova, Elena (2000) Reciprocal and Polyadic: Remarkable reciprocals in Bantu. // Vladimir P. Nedjalkov (ed.) (to appear). Typology of Reciprocal Constructions. Maslova, Elena (2003) A Grammar of Kolyma Yukaghir. — (Mouton Grammar Library 27). — Berlin, New York: Mouton de Gruyter, 2003. Maslova, Elena;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.