WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М. В. Ломоносова Филологический факультет Кафедра теоретической и прикладной лингвистики АРХИПОВ Александр Владимирович Типология комитативных конструкций ...»

-- [ Страница 3 ] --

ж) набором элементов, несущих комитативный маркер. Параметры эти не являются полностью независимыми друг от друга, так что, повидимому, возможных сочетаний существует меньше, чем логических комбинаторных возможностей. Ниже будут перечислены с иллюстрациями основные структурные разновидности КК. Вероятно, путем комбинации названных параметров можно получить и некоторые другие, не упомянутые здесь, но реально существующие виды формально комитативных конструкций.

3.4.3. Конструкции с зависимостным маркированием КК с зависимостным маркированием демонстрируют самый широкий спектр формальных модификаций. Причем подавляющее большинство из них представлены в русском языке.

Семантическая схема Синтаксическая схема C {Ор, Сп} ЦИГ Пред сирк.

КГ [М] Рис. 8. Исходная схема КК с зависимостным маркированием (3.56) Петя пришел к нам в гости со своей младшей дочерью2.

3.4.3.1. Копредикативная модификация Очень широко распространенный тип ФКК. Отличается тем, что семантически Спутник состоит к Ориентиру в предикативном отношении, т. е. описывает его признак. При этом периферийная ИГ является сирконстантом, как и в собственно КК (подробнее см. 2.5.2.3).

Имеется в виду маркер комитатива, реализованный как дополнительный предикат. В типовых примерах комитативная группа выделена полужирным, вершинный предикат отмечается двойным подчеркиванием, центральная ИГ — одинарным.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций Семантическая схема Синтаксическая схема C Сп ЦИГ Ор Рис. 9. Копредикативная ФКК Пред сирк.

КГ [М] (3.57) Петя пришел к нам в гости с альбомом новых фотографий.

Копредикат семантически является предикатом к одному из участников ситуации (контролеру). Другими словами, копредикат всегда является выражением, ориентированным на участника (participant-oriented), в отличие от типичных обстоятельств (адвербиалов), таких как быстро, вчера и т. п., ориентированных на ситуацию (event-oriented). Тем не менее, между адвербиалами и копредикатами в том или ином языке вовсе не всегда можно провести четкую границу. В лингвистичекой литературе копредикаты обсуждались в основном на материале нескольких европейских языков. Типологическое исследование этого явления [SchultzeBerndt & Himmelmann 2004] привлекает данные из языков других ареалов, в частности из языков Австралии. В работе формулируется рабочее определение копредикатов, призванное отграничить их от многих сходных явлений: адвербиалов, результативных вторичных предикатов, предикативных дополнений и др. «Копредикативная конструкция (depictive secondary predicate construction) — это конструкция на уровне элементарного предложения (clause-level), удовлетворяющая следующим критериям: i. Она содержит два отдельных предикативных элемента, главный предикат и копредикат (depictive), причем ситуация, выражаемая копредикатом, имеет место во временной рамке ситуации, выраженной главным предикатом. Копредикат обязательно имеет контролера, т. е. состоит в формальном отношении с одним из партиципантов главного предиката, и это отношение обычно интерпретируется как предикативное (т. е. копредикат является предикатом по отношению к своему контролеру). Контролер отдельно как аргумент копредиката не выражается. Предикация, выражаемая копредикатом, по крайней мере частично независима от предикации, выражаемой главным предикатом, т. е. копредикат не образует вместе с главным сложный или перифрастический предикат. Копредикат не является аргументом главного предиката, т. е. не является обязательным. Копредикат не образует составляющей нижнего уровня со своим контролером, т. е. не является его (синтаксическим) модификатором. Копредикат не является финитным (имеется в виду: не несет маркеров времени и модальности), или же его зависимость от главного предиката выражается другими формальными средствами. Копредикат входит в ту же просодическую единицу, что и главный предикат». [Schultze-Berndt & Himmelmann 2004: 19–20] ii.

iii.

iv. v. vi.

vii.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций 3.4.3.2. Определительная модификация В этом типе ФКК Спутник также характеризует Ориентир. В отличие от копредикативных ФКК, синтаксически он при этом выражается как ИГ-определение в составе именной группы, а ситуация С и вершинный предикат нерелевантны для конструкции.

Семантическая схема Синтаксическая схема (C) Сп (Пред) ЦИГ Ор Рис. 10. Определительная ФКК опред.

КГ [М] (3.58) Петя принес нам альбом с новыми фотографиями.

Эта модификация КК менее распространена, чем предыдущая, поскольку в значительном числе языков именные группы в приименной позиции требуют оформления особыми показателями (атрибутивизаторами), что обычно (но не всегда) исключает появление комитативного маркера. В некоторых языках собственно приименное использование КГ невозможно. В таких случаях функция определения реализуется с помощью относительного предложения, которое само содержит ФКК предикативного типа (см. 3.4.3.3):

тамильский < ДРАВИДИЙСКИЕ [Asher 1985: (530), 113] (3.59) vea veei-yooe [белый набедренная.повязка-COM irunta manuan быть:PST.PART.REL] человек человек в белой набедренной повязке [= бывший с повязкой] Как расширение определительной ФКК можно рассматривать употребления, в которых комитативная группа является модификатором не именной группы, а другого модификатора — (группы) прилагательного или наречия. Комитативная группа при этом может содержать ИГ или выражение того же типа, что и центральное выражение (прилагательное, наречие).

(3.60) Волосы, черные с синеватым отливом, грубые и блестящие, как конский волос, туго заплетены и свернуты на затылке. (3.61) Петя достал с полки синий с белым альбом.

Подробнее о семантике определительных ФКК см. 0. 3.4.3.3. Предикативная модификация [корп.: Хазанов] ПРИЛ + ИГ [собс.] ПРИЛ + ПРИЛ Периферийная ИГ выступает в роли предиката (именного сказуемого);

такая структура может требовать или нет финитного глагола-связки. Предикативное употребление комитативной группы является одним из распространенных типов предикативного выражения обладания (predicative possession) [Stassen 2001: 955–956]. Однако семантическое наполнение этих ФКК может быть не только посессивным;

подробнее см. 5.4.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций Синтаксическая схема Семантическая схема Синтаксическая схема КГ [М] ЦИГ (а) без связки Рис. 11. Предикативная ФКК Cп Связка ЦИГ КГ [М] Ор (б) со связкой монгольский < МОНГОЛЬСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Цэдэндамба 1978: 17 сн. 1] ПРЕДИКАТИВ БЕЗ СВЯЗКИ (3.62) би ном-той 1SG книга-COM У меня есть книга [= Я с книгой].

русский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [корп.: Домбровский] ПРЕДИКАТИВ СО СВЯЗКОЙ (3.63) Финка была самодельная, красивая, с инкрустациями, и он очень ею дорожил.

санго < УБАНГИ < НИГЕР-КОНГО [Stassen 2001: (7), 956 < Samarin 1967: 95] ПРЕДИКАТИВ СО СВЯЗКОЙ (3.64) lo eke 3SG быть na COM bongo одежда У него/нее есть одежда [= Он(а) с одеждой].

3.4.3.4.

Сентенциальная модификация В этой модификации Ориентир и Спутник принадлежат не к классу участников, а к классу ситуаций, и выражаются предикатами. При этом противопоставлены они обычно по коммуникативным характеристикам: ситуация-Спутник используется в дискурсе как фон для ситуации-Ориентира. Такая структура характерна для ФКК с транскатегориальными показателями, присоединяющимися к предикату-вершине зависимого предложения (сентенциального сирконстанта). Другими словами, это стандартная модификация для КК с сентенциальным маркированием.

Семантическая схема Синтаксическая схема Пред {C-Ор, С-Сп} Рис. 12. Сентенциальная ФКК багвалинский < НАХСКО-ДАГЕСТАНСКИЕ < СЕВЕРНОКАВКАЗСКИЕ сирк.

Пред [М] [Кибрик (ред.) 2001: (5.243, 5.244а), 588–9] (3.65) s’e-bali, гость-PL sajid-i-r naq’ira qa-r-X-da-lna, L’e-r-X [Саид-OBL-ERG гармошка играть-IPF-CONV-DA-COM] танцевать-IPF-CONV ekoa COP Гости, пока Саид играет на гармошке, танцуют.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций (3.66) maHammad-i-r awal e-r-X-(l)na [Магомед-OBL-ERG дом rasul-i-r e-r-X делать-IPF-CONV-COM] Расул-OBL-ERG делать-IPF-CONV ekoa COP (Пока) Магомед строит дом, Расул (тоже) строит.

3.4.3.5.

Актантная модификация (при симметричных предикатах) Комитативные конструкции в узком смысле служат для референции ко множественному участнику. Аналогичным образом ФКК могут использоваться при симметричных предикатах, т. е. тех, которые обязательно требуют наличия МНУ (более детальное обсуждение симметричных предикатов и смежных явлений содержится в разделах 4.4, 5.5). Отличие данных употреблений комитатива от КК в узком смысле состоит в том, что, при прочих равных условиях, комитативная группа не может быть опущена, если центральная ИГ обозначает единичного участника. Очевидно, что ФКК как один из стандартных способов реализации множественной семантической валентности симметричных предикатов должна быть описана в их модели управления. Таким образом, КГ в данном случае является синтаксическим актантом предиката, в отличие от КК в узком смысле, где она является сирконстантом1.

Семантическая схема Синтаксическая схема C {Ор, Сп} ЦИГ Пред КГ [М] Рис. 13. Актантная ФКК при симметричных предикатах (3.67) Петя познакомился с Машей в прошлом году.

Каковы основания для отнесения данной разновидности КК к формально комитативным? Иными словами, почему нельзя считать КК при симметричных предикатах собственно комитативными конструкциями? Действительно, эти КК на первый взгляд отвечают принятому в Главе 1 определению: Ориентир и Спутник имеют одну и ту же семантическую роль, но различные синтаксические ранги. Однако имеются (пока в основном косвенные) свидетельства того, что в некоторых языках сфера применения КК на симметричные предикаты не распространяется или в прошлом не распространялась. Так, например, в агульском языке (< СЕВЕРНО-КАВКАЗСКИЕ) комитативный показатель -qaj употребляется в основном с глаголами движения и, реже, с глаголами совместной деятельности;

затем следует «первый этап грамматикализации — распространение сочетаемости на симметричные предикаты» [Мерданова & Плунгян 2000]. Имеются также свидетельства того, что в некоторых языках множественный аргумент при реципрокальных глаголах (подклассе симметричных) может быть выражен в пределах одной клаузы только с помощью одной множественной ИГ (см. 4.4.5). Наоборот, зачастую для симметричных предикатов используются средства, нехарактерные для собственно КК. Так, в китайском языке помимо комитативных показателей gn ‘следовать/COM’ и h ‘COM’ существует предикат/предлог tng ‘быть одинаковым/COM’, который в предложном употреблении обозначает только актанты симметричных предикатов, но не образует собственно КК:

Это утверждение не касается КК с вершинным маркированием, где КГ исходно является актантом.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций китайский < КИТАЙСКИЕ < СИНО-ТИБЕТСКИЕ [Hagge 1975: (9347), 70;

КРС 1990] ПРЕДИКАТ (3.68) y pngchng b-tng к обычный NEG-БЫТЬ.ОДИНАКОВЫМ/COM (Это) не то же самое, что обычно.

(3.69) t tng w y yng COM СИММ. АКТ.

одинаковый Мы с ним одинаковые.

Симметричным предикатам вообще свойственно разнообразие доступных моделей управления (как для различных употреблений одного предиката, так и между различными симметричными предикатами данного языка). Одни способы выражения МНУ подчеркивают симметричность элементарных участников (напр., множественная ИГ: война между Англией и Францией, в меньшей степени ФКК: война с Францией), другие выводят на первый план семантику их ролей (война против Франции). Таким образом, можно сделать вывод, что КК как средство референции к множественному участнику не всегда присуще симметричными предикатам, но часто «заимствуется» ими у глаголов движения/позиции. Однако, в отличие от последних, МНУ симметричных предикатов носит обязательно множественный характер. Эта обязательность находит свое продолжение в дальнейшей грамматикализации КК: ее распространении на предикаты, производные от симметричных.

Комитатив при предикатах, производных от симметричных На примере русского языка можно видеть, что симметричные предикаты могут иметь несимметричные употребления (ср. (3.70)-b, (3.71)), в которых сохраняется оформление актантов с помощью КК, хотя роли участников различаются. Центральная ИГ соответствует Агенсу (говорящему), а КГ — Адресату, в соответствии с семантикой предиката (‘приветствовать друг друга’ > ‘приветствовать’).

(3.70) a. Они тепло поздоровались друг с другом. b. Я с ним поздоровался, а он со мной нет. (3.71) Я с тобой больше не дружу!

Другой возможный случай показан в (3.72). Если в предыдущем примере мы наблюдали утрату компонента взаимности при сохранении таксономического класса участников, то в (3.72)-a Спутник принадлежит уже к другому классу, чем Ориентир.

(3.72) a. Вася неустанно борется с несправедливостью. b. *Несправедливость неустанно борется с Васей.

И в этом случае производный предикат наследует способ выражения актантов несмотря на изменения в семантике. Новая ситуация принципиально не может рассматриваться как симметричная, отсюда невозможность (3.72)-b. Как кажется, именно под влиянием подобных употреблений за комитативной группой могла закрепиться ролевая семантика, близкая к пациентивной (см. (3.73)). 3.4.3.6. Аргументные модификации (при несимметричных предикатах) Одной из важнейших структурных разновидностей ФКК можно назвать ту, в которой Спутник, выраженный комитативной группой, получает собственную ролевую семантику как самостоятельный участник ситуации, независимый от Ориентира. (Таким образом Ориентир может быть вообще исключен из рассмотрения).

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций Семантическая схема Синтаксическая схема C (Ор) Сп (ЦИГ) Пред КГ [М] Рис. 14. Аргументная ФКК при несимметричных предикатах При этом в одних употреблениях КГ может быть однозначно признана семантическим актантом вершинного предиката, в других — однозначно сирконстантом, относительно третьих решение будет зависеть от принимаемого теоретического подхода к вопросу об актантах и сирконстантах. В русском языке к первым относятся, например, КГ, выражающие при определенных группах предикатов обязательных участников, роль которых обычно близка к Пациенсу (3.73) или к Теме (3.74).

(3.73) Что с ним случилось? (3.74) С бензином у нас перебои.

Несомненно сирконстантные употребления ФКК включают, например, обстоятельства времени (3.75) и образа действия (3.76).

(3.75)...Баг с последним ударом колокола ступил на влажные плиты террасы. (Х. ван Зайчик) (3.76) Он посмотрел на нас с недоверием.

В последних двух примерах Спутник принадлежит к классу ситуаций, но, в отличие от сентенциальных ФКК, выражается именной группой (т. е., в большинстве случаев, номинализацией). Благодаря этому может создаваться иллюзия, что конструкция не отличается от собственно комитативной. Очевидно, однако, что подлежащее не является в данном случае Ориентиром для комитативной группы: они не имеют одинаковой семантической роли. Актантные и сирконстантные модификации ФКК отличаются большим семантическим разнообразием. Подробнее об их семантических типах см. 5.5.3. 3.4.3.7. Отступление: вопрос об актантах и сирконстантах Со времени введения этих терминов Люсьеном Теньером [Tesnire 1959] их понимание в лингвистической теории претерпело серьезные уточнения и изменения. В то же время, вскрытые в последнее время проблемы не нашли пока общепризнанного решения, и вопрос о том, на каких основаниях целесообразнее проводить границу между актантами и сирконстантами, остается открытым. Важным противопоставлением является оппозиция семантических и синтаксических актантов и сирконстантов. Семантические актанты соответствуют семантическим валентностям предиката и, в общем случае, переменным в его толковании (тогда как сирконстанты в толковании не учитываются). В отношениях между семантическими и синтаксическими актантами различаются несколько случаев, например: (1) Одному семантическому актанту соответствует обязательный синтаксический актант. Ср. Вася дал Пете «Лексическую семантику»: три семантических актанта (Агенс, Пациенс и Реципиент) выражены соответствующими ИГ.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций (2) Семантический актант в толковании имеет фиксированное (не переменное) заполнение и не имеет поверхностного выражения, за исключением ограниченного круга контекстов — так наз. инкорпорированный актант. Ср. *увидеть глазами vs. *увидеть невооруженным глазом. (3) Семантический актант в толковании соответствует факультативному синтаксическому актанту. Так, у глагола писать выделяется по меньшей мере шесть валентностей: Агенс (кто), Пациенс (что), Адресат (кому), Инструмент (чем: напр., кисточкой), Средство (чем: напр., краской) и Место (на чём). Однако в большинстве случаев поверхностно реализуются только некоторые из них, напр. «Лексическую семантику» написал Апресян, Петя написал краской на заборе очень длинное слово, и т. п. (4) Синтаксический актант предиката не соответствует никакому семантическому. Ср. «пустое подлежащее» при безличных глаголах: англ. It rains ‘Идет дождь’, букв. ‘Оно дождит’;

франц. Il faut le faire ‘Нужно это сделать’. Между синтаксическими и семантическими актантами могут возникать и более сложные отношения (расщепление, склеивание валентностей и др.). За последние годы были накоплены языковые факты, требующие пересмотра многих положений относительно актантов и сирконстантов (см., например, [Падучева 1998, 2004;

Плунгян & Рахилина 1990, 1998;

Храковский 1998]). Рабочая точка зрения, которую я принимаю для целей настоящего исследования, состоит в следующем. Граница между актантами и сирконстантами не является четко установленной. И актанты, и сирконстанты могут быть как обязательными, так и факультативными. И актанты, и сирконстанты могут участвовать в диатезных преобразованиях. Различие между актантами и сирконстантами сводится, скорее всего, не к их обязательности, а к их выделенности, причем выделение затрагивает участников из числа обязательных. Участник является выделенным, «если толкование не может быть составлено без его упоминания» [Падучева 1998: 89]. 3.4.3.8. Сочинительная модификация Широко распространены в языках мира сочинительные КК — формально комитативные конструкции, которые, несмотря на косвенное морфологическое маркирование периферийной ИГ (характерное для несимметричных отношений синтаксической зависимости), синтаксически проявляют, полностью или частично, свойства сочинительных конструкций (синтаксически симметричных). Например, русские сочинительные комитативные конструкции (3.77) отличаются от собственно комитативных согласованием предикатной вершины «по сумме» центральной и периферийной ИГ, обязательным контактным расположением двух ИГ, невозможностью выноса одной из ИГ (ср. *Петя уехали с женой в Прагу;

*{Петя с кем / Кто с женой} уехали в Прагу?). Одним из возможных средств достижения симметрии является дублирование комитативного маркера на центральной ИГ (в таблице — [М] ). Подробнее о сочинительных КК см. § 4.2.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций Семантическая схема Синтаксическая схема (C) {Ор, Сп} ЦИГ [М] (Пред) соч.

КГ [М] Рис. 15. Актантная ФКК при симметричных предикатах русский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ (3.77) Петя с женой уехали в Прагу.

японский < АЛТАЙСКИЕ [Stassen 2000: (126), 32 < Kuno 1973: 112] (3.78) John to Джон COM Mary to Мэри COM Tom to Том COM ga kita SUBJ приходить Пришли Джон, Мэри и Том.

3.4.4. Конструкции с дополнительной предикацией В КК с дополнительной предикацией маркер комитатива является сам по себе предикатом, который может подчиняться смысловому предикату или подчинять его. Центральная и периферийная ИГ фактически являются актантами предиката-маркера комитатива.

китайский < КИТАЙСКИЕ < СИНО-ТИБЕТСКИЕ [Hagge 1975: (2107), 319] (3.79) Jin Gui Цзинь Гуй bin gn тогда Yu Feng zu уходить le ASP СЕРИАЛИЗАЦИЯ [следовать/COM Юй Фэн] Тогда Цзинь Гуй ушел с Юй Фэном.. Семантическая схема Синтаксическая схема C {Ор, Сп} ЦИГ Пред М ПИГ Рис. 16. Исходная схема КК с дополнительной предикацией (подчиненная предикация / сериализация) ительменский < ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ [Володин 1976: (29), 161] (3.80) кмма нна т-ч’ель-чен 1SG [3SG 1SG.A-быть.с-3SG.P] к’оль-ки приходить-CONV ПОДЧИНЯЮЩАЯ ПРЕДИКАЦИЯ Я пришел с ним.

Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций Семантическая схема Синтаксическая схема C {Ор, Сп} ЦИГ М ПИГ Пред Рис. 17. Исходная схема КК с дополнительной предикацией (подчиняющая предикация) У конструкций с дополнительной предикацией по определению имеются формально комитативные употребления, в которых показатель комитатива выступает как самостоятельный предикат:

Семантическая схема Синтаксическая схема C (Ор) Сп М (ЦИГ) ПИГ Рис. 18. ФКК с предикативным употреблением комитативного маркера китайский < КИТАЙСКИЕ < СИНО-ТИБЕТСКИЕ [Li & Thompson 1981: (32b), 364] ASP (3.81) jngch полиция gn-le СЛЕДОВАТЬ-PF t sn tin le 3 три день Полиция преследовала его три дня.

Наряду с самостоятельным употреблением комитативного маркера-предиката КК с дополнительной предикацией могут располагать тем же набором модификаций, что и КК с зависимостным маркированием, включая сочинительные.

3.4.5. Конструкции с вершинным маркированием В КК-ях с вершинным маркированием КГ исходно является актантом того же предиката, что и ЦИГ:

Семантическая схема Синтаксическая схема C {Ор, Сп} Пред [М] ЦИГ КГ Рис. 19. Исходная схема КК с вершинным маркированием Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций абазинский < АБХАЗО-АДЫГСКИЕ < СЕВЕРНОКАВКАЗСКИЕ [Табулова 1976: 188–189] (3.82) б-хIы-цы-гI-гапI 2SG.F.NOM-1PL.DAT-COM-1PL.ERG-везти Мы тебя (жен.) повезем с собой.

Многие формально комитативные употребления КК с вершинным маркированием имеют такую же структуру, наполняя ее другой семантикой (например, семантикой каузации). Эти семантические модификации будут рассмотрены в Главе 5. 3.4.5.1. Естественно множественные ФКК Глагольные маркеры комитатива могут употребляться для обозначения естественно множественных ситуаций, например взаимных (подробнее см. 4.4). Кроме того, в африканских и австралийских языках зависимостные показатели комитатива, присоединяясь к глаголу, нередко выражают различные видо-временные значения.

Синтаксическая схема Семантическая схема Синтаксическая схема Пред [М] ЦИГ КГ (а) двучленное выражение МНУ Рис. 20. Естественно множественная ФКК киньяруанда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО C {Ор, Сп} Пред [М] ЦИГ [мн.ч.] (б) одночленное выражение МНУ [Maslova 2000: (20a), 8 < Coupez 1985: 15] (3.83) -kurba смотреть umugabo > человек kurba смотреть РЕЦИПРОК смотреть на человека > Семантическая схема смотреть друг на друга Синтаксическая схема С-Cп Ор Рис. 21. Аспектуальная ФКК бака < УБАНГИ < НИГЕР-КОНГО Пред [М] ЦИГ [Heine & Kuteva 2002: 83 < Kilian-Hatz 1992: 29] ПРОГРЕССИВ (3.84) w t 3PL COM na jo dand INF есть мёд Они едят мёд [= Они с поеданием мёда].

3.4.5.2.

Двойное вершинно-зависимостное маркирование Примечательно, что вершинный маркер реципрока или другого типа естественно множественных ситуаций может использоваться в сочетании с комитативной стратегией референции к множественному участнику (4.4.5). Бывает так, что маркеры комитатива Глава 3. Формальная типология комитативных конструкций и реципрока при этом совпадают (см. 4.4.6), что дает сочетание вершинного и зависимостного комитативного маркеров, каждый из которых при этом выполняет свою функцию.

Семантическая схема Синтаксическая схема C {Ор, Сп} Пред [М] ЦИГ КГ [М] Рис. 22. ФКК с двойным вершинно-зависимостным маркированием венда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (31) < Poulos 1990:440] (3.85) musidzana u девочка 3SG khou PRS.CONT rwa na бить COM mutukana мальчик РАЗРЫВНЫЙ МНУ РЕЦИПРОК Девочка с мальчиком бьют друг друга [= Девочка бьет друг друга с мальчиком].

3.4.6. Прочие конструкции За отсутствием материала мы не будем рассматривать здесь конструкции со «слитным» маркированием (инкорпорацией), хотя сделать некоторые предположения об их структурных модификациях было бы возможно. Например, вполне вероятно, что КК с инкорпорацией могла бы выступать также в копредикативной функции (ср. пример из тиви (3.37)). Что же касается КК с сентенциальным маркированием, то они отличаются тем, что сентенциальная ФКК (3.66) для них является стандартной (так сказать, «входит в комплект поставки»). В остальном для них характерно то же поведение, что и для КК с зависимостным маркированием.

3.5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В данной главе мы рассмотрели структуру комитативных конструкций. Были выделены образующие элементы КК в плане содержания (участник-Ориентир, участник-Спутник, Ситуация) и в плане выражения (центральная и периферийная ИГ, предикатная вершина, маркер комитатива). Описаны основные структурные параметры варьирования комитативных конструкций: локус маркирования комитатива, ограничения на синтаксическую функцию центральной и периферийной ИГ. Были охарактеризованы основные стратегии маркирования комитатива: неморфологическое (КК с дополнительной предикацией) и морфологическое (КК с зависимостным и вершинным маркированием). Обсуждены диахронические связи между различными типами маркирования. Раздел 3.4 был посвящен возможным структурным модификациям комитативных конструкций. Семантика формально комитативных конструкций будет рассмотрена в Главе 5.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности 4.1. ВВЕДЕНИЕ В определении комитативных конструкций (ОпрКК, § 2.6) я показал, что рассматриваю их как средство выражения множественного участника заданной ситуации. Это морфосинтаксическое средство стоит в ряду других, каждое из которых имеет свою специфику, но связь между ними не всегда ограничивается содержательной стороной. В этом разделе мы рассмотрим типы средств выражения множественности, чтобы лучше понять место, отведенное комитативу в грамматических системах различных языков. Принципиальные формальные и содержательные отношения связывают комитативные конструкции с сочинением именных групп (4.2): оба средства рассматриваются как альтернативные способы выражения соединения именных групп, т. е. выражения множественности участников с помощью двух раздельных ИГ. Известны многочисленные случаи развития сочинительных комитативных конструкций на базе собственно комитативных. Наряду со средствами соединения ИГ, языки мира обладают еще двумя разновидностями средств выражения множественности участника: это аддитивная и репрезентативная множественность (4.3). Последняя разделяет с комитативом свойство коммуникативной неоднородности референтов. Среди ситуаций со множественным участником есть такие, для которых множественность участника обязательна («многочленные» ситуации [polyadic events] в терминах Е. Масловой). К ним относятся маркированно совместные и раздельные (дистрибутивные), взаимные ситуации и др. Комитативные конструкции естественным образом используются во многих языках для референции к множественному участнику таких ситуаций. Однако в ряде случаев показатели комитатива маркируют саму ситуацию как естественно множественную. Этот тип синкретизма будет рассмотрен в разделе 4.4. Наконец, подобно тому, как комитативные и другие конструкции выражают множественность участника, существуют способы выражения и множественности ситуации (4.5), которые можно разделить на несколько типов. Аналогом КК для выражения множественности ситуаций являются конструкции с неспециализированными (контекстными) конвербами. Справедливость этой аналогии подтверждается теми языками, в которых показатели комитатива и конвербов совпадают.

4.2. КОМИТАТИВ И СОЧИНЕНИЕ: РАЗВИТИЕ ТИПОЛОГИИ Л. СТАССЕНА В данном разделе будет предложено несколько соображений в развитие типологии Л. Стассена. Обзор его работы «Языки типа ‘AND’ и языки типа ‘WITH’» [Stassen 2000] см. в разделе 1.4.2.

4.2.1. Статус комитативных конструкций с вершинным маркированием Для Л. Стассена КК с вершинным маркированием — это нестандартная, маргинальная реализация комитативной стратегии. Я не считаю их маргинальным случаем, ни с точки зрения количественной, ни с точки зрения качественной. Во-первых, сам Л. Стассен признает, что вершинную стратегию кодирования комитатива использует довольно много языков (хотя и меньшее количество, чем зависимостную): в первую очередь, это разнообразные языки Северной и Южной Америк (приводятся примеры из языков западно-гренландского, пеньолес, отоми, она-шелкнам, Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности билохи, блэкфут, оджибва, килеуте), но не только они — вершинное маркирование встречается и в австралийской семье пама-нюнга, и в севернокавказских (абхазоадыгские), и в африканских языках. Во-вторых, с точки зрения соответствия комитативной стратегии, КК с вершинным маркированием обладают всеми необходимыми свойствами для ее реализации. В этих конструкциях, как и в других КК, центральная ИГ занимает заведомо более престижную синтаксическую позицию (имеет более высокий структурный ранг), чем периферийная ИГ. В описании комитативной стратегии СИГ Л. Стассен говорит, что периферийная ИГ «неизменно кодируется как вершина косвенной (oblique) ИГ» [Stassen 2000: 18] (что справедливо для КК с зависимостным маркированием). Если принять этот вариант за норму, то, действительно, КК с вершинным маркированием от этой нормы отклоняются. Однако, как мне кажется, ранг косвенной ИГ не является в комитативных конструкциях принципиальным. Действительно важным является различие в структурных рангах ЦИГ и ПИГ и их синтаксическая независимость друг от друга (ср. определение КК в Главе 2). С этой точки зрения обе техники маркирования позволяют реализовать «настоящую» комитативную стратегию. Вспомним и КК с дополнительной предикацией. При том, что результат весьма близок к зависимостному маркированию, исходно периферийная ИГ является прямым дополнением глагола, развивающегося в комитативный маркер. Таким образом, статус прямого дополнения у ПИГ в конструкциях с вершинным маркированием не уникален (отличие состоит в том, что в них периферийная ИГ является аргументом того же самого глагола, что и ЦИГ).

4.2.2. Параметры классификации языков Вместо бинарной оппозиции языков ‘AND’ и языков ‘WITH’ я предлагаю рассматривать более дробную классификацию, основанную на двух признаках: количестве противопоставленных в данном языке конструкций и наличии специального сочинительного показателя. На самом деле, шаг в эту сторону делает и сам Л. Стассен, вводя смешанный тип ‘WITH’. Считаю вполне естественным «узаконить» это разделение типа ‘WITH’, распространив его и на тип ‘AND’. В типологии Л. Стассена различаются следующие ситуации:

Признаки типа Название типа Примеры 1) В языке нет противопоставления комитатив- чистый ной и сочинительной стратегий. ‘WITH’ 2) В языке есть противопоставление комита- смешанный тивной и сочинительной стратегий, но обе ис- тип ‘WITH’ пользуют один и тот же показатель 3) В языке есть противопоставление комита- тип ‘AND’ тивной и сочинительной стратегий, при этом используются разные показатели Таблица 5. Обобщение классификации языков по Л. Стассену тип хакальтек самоа ачехский шона английский имбабура кечуа русский марийский Но такая классификация не учитывает еще одного важного контраста — между языками внутри типа ‘AND’. Этот контраст проиллюстрируют русский и английский языки.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности В английском языке противопоставлены только две стратегии, комитативная и сочинительная, использующие различные показатели. Русский язык обладает тремя контрастирующими конструкциями: собственно комитативной, сочинительной комитативной и собственно сочинительной, первые две из которых используют один и тот же показатель.

английский < ГЕРМАНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ (4.1) John escaped from prison with Jim.

Джон сбежал из тюрьмы с Джимом.

КОМИТАТИВ (4.2) John and Jim escaped from prison.

Джон и Джим сбежали из тюрьмы.

русский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ СОЧИНЕНИЕ (4.3) Петя пришел с Машей. (4.4) Петя с Машей уже пришли. (4.5) Петя и Маша уже пришли.

КОМИТАТИВ СОЧИНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТАТИВ СОЧИНЕНИЕ Сочинительная КК в русском языке представляет собой третью структурную возможность, которая не передается адекватно средствами английского языка, так же как английскую и русскую сочинительные конструкции нельзя передать адекватно средствами языка чистого типа ‘WITH’. Аналогичная ситуация в рассмотренном выше марийском языке (1.64). В нем также противопоставлены три конструкции: КК, СКК и СК (не считая конструкций с древним комитативным падежом на -ge). Поэтому первый, самый очевидный шаг состоит в принятии четырехчастной классификации, основанной на двух признаках: [± наличие СК] и [± наличие СКК], первый из которых задает базовое деление на языки ‘AND’ и языки ‘WITH’.

4.2.3. Первая модификация классификации Л. Стассена + СК + СКК – СКК смешанный тип ‘AND’ чистый ‘AND’ Примеры – СК смешанный тип ‘WITH’ чистый ‘WITH’ Примеры русский марийский ачехский шона тип хакальтек самоа тип английский имбабура кечуа Таблица 6. Первая модификация классификации Л. Стассена Модифицированная таким образом классификация подчеркивает параллелизм между «чистыми» и «смешанными» вариантами обоих типов. Она также дает возможность для более подробной диахронической интерпретации. Так, можно утверждать, что возможные переходы языков из одного типа в другой ограничиваются общим направлением от чистого типа ‘WITH’ (правый нижний угол) к смешанному типу ‘AND’ (левый верхний угол), т. е. от «всеобщего» неразличения к различению максимального количества конструкций. Однако четырехчастная классификация нагляднее демонстрирует два возможных пути этого развития: через смешанный тип ‘WITH’ (сначала приобретается СКК, затем СК) или через чистый тип ‘AND’ (СКК развивается уже при существующей СК).

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Первый путь проделал язык бахаса индонесиа, в котором место сочинительных КК с комитативным предлогом dengan занял координатор dan (см. 1.4.2.4). «Бахаса индонесиа начинал как язык ‘WITH’, в котором комитативная конструкция грамматикализовалась в сочинение, но этот комитатив, приближающийся к сочинению (“coordination”like), был впоследствии вытеснен “настоящей” сочинительной структурой. Таким образом, бахаса индонесиа в его современной разговорной форме является языком ‘AND’» [Stassen 2000: 35]. Русский язык, судя по всему, последовал по второму пути. В частности, в корпусе новгородских берестяных грамот XII–XV вв. [Зализняк 1995] относительно надежный случай сочинительной комитативной конструкции встречается только один, в грамоте XIV в.:

древнерусский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Зализняк 1995: 449] СОЧИНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТАТИВ (4.6) прихавъ и заволоц носил серебро климц с племенъмъ на завтр по петров дни… Приехавши из Заволочья, носили [мн. ч.] серебро Климец и его родичи на другой день после Петрова дня… Грамота № 417 (1310–40 гг.) При этом собственно комитативные конструкции представлены в том же корпусе примерно двумя дюжинами примеров, и еще столько же примеров приходится на случаи контактного расположения ЦИГ и ПИГ в позициях, не контролирующих согласование (см. (4.7)–(4.8)), где нет однозначных признаков их симметричности.

древнерусский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Зализняк 1995: 307, 508] Грамота № 240 (1160–1225 гг.) Грамота № 276 (1370–1385 гг.) (4.7) вънга со братьею ггривьн … {Из долгового списка:} У Вонега с братьями 3 гривны… (4.8) поклоно дре со братию ко василию ко сидру Поклон от Ондрея с братьями Василию и Сидору.

Другими словами, СКК в древненовгородском диалекте не была столь грамматикализованной, как в современном русском языке. В то же время, сочинение ИГ с помощью союза и в тот период бесспорно существовало, хотя и имело отличную от современной сферу употребления: «В древнерусском языке, особенно в ранний период, довольно часто встречается бессоюзное соединение однородных членов (прежде всего существительных) в ситуациях, где в современном языке ставится союз и. Очевидно, древнейшее значение союза и было менее нейтральным, чем теперь;

оно было близко к ‘а также’. Поэтому употребление союза и было излишне там, где совместность воспринималась как нечто нормальное, немаркированное» [Зализняк 1995: 172]. Однако, к примеру, в адресных формулах берестяных грамот при раздельном именовании адресатов или отправителей (напр. къ жене и къ дтям ‘(письмо) жене и детям’) сочинение с помощью союза и было обязательным и в XII веке [там же].

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности 4.2.4. Вторая модификация классификации Л. Стассена Языки ‘WITH’ отличаются от языков ‘AND’ тем, что не имеют различий между средствами выражения СИГ (комитативной и сочинительной стратегией). Т. е. речь идет о богатстве выразительных возможностей языка, о его структурной мощности1. В нашем случае мы можем приписывать ей числовое значение: структурная мощность языка (в части кодирования соединения ИГ) равна количеству противопоставленных в нем по равновесности конструкций, выражающих СИГ. Комитативная конструкция наименее равновесна, сочинительная — наиболее равновесна. Языки чистого типа ‘WITH’ имеют мощность, равную единице;

языки чистого типа ‘AND’ и смешанного типа ‘WITH’ — мощность 2;

языки смешанного типа ‘AND’ — мощность 3. Количественное сравнение языков по структурной мощности оправдано с точки зрения переводимости выражений с одного языка на другой. Предложения, содержащие СИГ, вполне адекватно переводимы между языками одного типа (по модифицированной классификации Л. Стассена) и трудно переводимы между языками различных типов, в особенности крайних — чистого ‘WITH’ и смешанного ‘AND’: при переводе из первого в последний возникает многозначность, при обратном переводе происходит частичная утрата смысла. Между тем, перевод (по крайней мере частично адекватный) между языками чистого типа ‘AND’ и смешанного типа ‘WITH’ возможен: комитативная конструкция языка ‘AND’ переводится в собственно комитативную, а сочинительная — в сочинительную КК языка ‘WITH’, поскольку СКК является более равновесной структурой, чем КК. В пользу количественного подхода к параметризации данной области говорит тот факт, что в некоторых языках прослеживается градуальность грамматикализации СКК: в них сосуществуют более и менее равновесные варианты СКК. Папуасский язык кобон располагает следующими вариантами выражения СИГ:

кобон < ВОСТОЧНОЕ НАГОРЬЕ < ТРАНС-НОВОГВИНЕЙСКИЕ [Davies 1981: (162), 73] КОМИТАТИВ (4.9) Juab (nipe) Джуаб 3SG Minp aip Минёп COM be ar-p лес уходить-PF.3SG Джуаб пошел в лес с Минёпом.

(4.10) Juab (nipe) Джуаб 3SG Minp aip Минёп COM be ar-bil лес уходить-PF.3DU СОЧИНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТАТИВ- Джуаб пошел в лес с Минёпом.

(4.11) Juab aip Джуаб COM Minp aip Минёп COM kale be ar-bil 3DU лес уходить-PF.3DU СОЧИНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТАТИВ- Джуаб и Минёп пошли в лес.

Кроме того, сочинение ИГ в кобоне может быть выражено соположением двух ИГ с повторением интонации. Таким образом, этот язык обладает четырьмя конструкциями СИГ: комитативной, двумя СКК и сочинительной, которые образуют шкалу от наименее равновесной (КК) до наиболее равновесной (СК). Аналогичный набор возможностей представлен и в других языках, например, в папуасском языке усан [Stassen 2000: 40 < Reesink 1987] и в непальском языке думи [van Driem 1993].

Слово «мощность» здесь следует понимать в смысле теории множеств: мощностью множества называется, упрощенно говоря, количество его элементов.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Следует иметь в виду, что язык может обладать и бльшим количеством конструкций для СИГ, но не все они будут противопоставлены по равновесности. Различия между ними могут быть обусловлены дополнительными значениями, от которых мы в данной классификации вынуждены отвлечься. В имбабура кечуа существует два комитативных показателя, один из которых несет дополнительное значение [+ совместность]. Еще несколько примеров значений, выражение которых может быть совмещено с различием комитативных конструкций, рассмотрены в работе [Stolz 1997b]. В марийском языке наряду с упомянутыми выше (1.4.2.4) КК и СКК (показатель den) и сочинением (показатель da) существует древний комитативный падеж (показатель -ge). Он также образует КК и СКК. Конструкции с -ge имеют, по сравнению с современным комитативом den, выраженную эмфатическую окраску (‘даже и N’, ‘и N1, и N2 оба’). Однако по степени равновесности конструкции с -ge и с den существенно друг от друга не отличаются. Таким образом, хотя марийский язык различает пять конструкций СИГ, они распределяются по трем степеням равновесности, и в нашей классификации марийский следует отнести к языкам мощности 3. Мы предварительно ограничим нашу типологию мощностью 4, поскольку мне неизвестны языки, имеющие более четырех противопоставленных по равновесности конструкций. Модифицированная классификация выглядит так:

Структурная мощность + СК тип ‘AND’ – СК тип ‘WITH’ 4 КК, СКК1, СКК2, СК кобон, думи КК, СКК, СК русский, марийский КК, СК английский, имбабура кечуа — ?? КК, СКК1, СКК2 (нет примера) КК, СКК ачехский, шона КК хакальтек, самоа Таблица 7. Вторая модификация классификации Л. Стассена Как видно из этой таблицы, для каждого языка найдется не так много партнеров, обладающих аналогичным набором возможностей выражения СИГ, как можно было бы себе представить исходя из первоначальной классификации Л. Стассена.

4.3. МНОЖЕСТВЕННОСТЬ УЧАСТНИКА Множественность участника, говоря приблизительно, это то общее, что отличает предложения (б) от предложений (а) в следующих примерах:

(4.12) (а) Он пришел. (б) Они пришли. (4.14) (а) Папа вернулся.

(4.13) (а) Собака лает. (б) Собаки лают. (4.15) (а) Яблоню сломало ветром.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности (б) Папа вернулся с другом. (4.16) (а) Вася родился в октябре. (б) Анюта и Вася родились в октябре.

(б) Яблони сломало ветром.

В каждой паре оба предложения называют ситуации одного типа, требующие одинакового набора ролей для своих участников. Но в предложениях (б) для некоторых ролей имеется сразу несколько (два или более) участников, соответствующих одному участнику с той же ролью в предложениях (а). Иными словами, в предложениях (б) в рассмотрение вводятся множественные участники (МНУ)1: {они}, {папа, друг}, {собаки}, {яблони}, {Анюта, Вася}. Множественность подразумевает по крайней мере два аспекта. Во-первых, указание на то, что в ситуации имеется множественный участник. Во-вторых, референцию к составляющим его элементам. Первый аспект — указание на наличие МНУ — может выражаться, например, специальным показателем множественности (напр. окончание множественного числа в рус. собак-и, яблон-и), а также глагольным согласовательным показателем (даже при отсутствии эксплицитной референции к самому МНУ;

ср. рус. Идут! {друзья, которых мы давно ждем} vs. Идет! {поезд, автобус;

друг}). Кроме того, существуют разнообразные глагольные показатели, относящие описываемую глаголом ситуацию к определенным типам, требующим наличия МНУ. См. в частности следующий подраздел (4.3.1) касательно категории глагольного числа, а также § 4.4.1. Средства же референции к МНУ включают, кроме множественных ИГ, сочинительные, комитативные конструкции и др. (см. 4.3.2).

4.3.1. Именное vs. глагольное число Под глагольным числом понимается не именная категория, отражающаяся в глаголе путем согласования (синтаксическое число), а самостоятельные глагольные категории. Г. Корбетт [Corbett 2000] выделяет два основных типа значений глагольного числа: число ситуации (event number) и число участника (participant number). Число ситуации, относящееся, по сути, к количественно-аспектуальным значениям, будет рассмотрено в разделе о множественности ситуации (4.5). В глагольном числе участника В. А. Плунгян выделяет два типа значений, «дериватемы мультисубъектности и мультиобъектности», — разделение, отсутствующее у Корбетта, — которые «занимают промежуточное положение, примыкая скорее к семантической зоне актантной деривации.» «[…] Мультисубъектность, выраженная при предикате P, означает ‘большое количество X-ов совершает P’;

мультиобъектность, соответственно ‘X совершает P с/над большим количеством Y-ов’. Эти значения, в принципе, могут сочетаться друг с другом (ср. ситуации типа ‘много людей поймало много птиц’). Подчеркнем еще раз, что речь не идет о согласовании с субъектом или объектом по числу: во многих языках с морфологическим выражением данного значения внутреннее согласование отсутствует или имя вообще не имеет грамматической категории числа, но дело даже не в этом, а в том, что у данных показателей имеется собственное специфическое значение “большого количества” глагольных аргументов, которое не тождественно субстантивному множественному числу: напомним, что последнее означает не ‘много’, а всего лишь ‘более одного’.

В терминах Е. Масловой [Maslova 1999] — participant sets, т. е «множества участников».

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности […] Нередко данные показатели полисемичны: в качестве других значений встречаются как типичные значения актантной деривации (реципрок, ассоциатив), так и типичные аспектуальные значения (итератив, дистрибутив), что подтверждает их промежуточное положение в универсальном семантическом пространстве» [Плунгян 2000: 283-4]. 4.3.1.1. Иллюстрации из америндских языков В языке хуичоль глагол согласуется одновременно с подлежащим и прямым дополнением;

согласование строится по аккузативной стратегии (в элементарных предложениях подлежащим является агенс двухместного глагола и единственный аргумент одноместного глагола, прямым дополнением — пациенс двухместного глагола). Помимо согласования, в глагольных основах особым образом отражается единственность/множественность участников, часто с помощью супплетивных основ.

Вообще для глагольного числа характерна тесная связь с лексикой: «с точки зрения говорящих, при увеличении числа участников тип ситуации настолько изменяется, что возникает уже как бы совсем другая ситуация» [Плунгян 2000: 284]. Единичные лексикализованные примеры находятся и в индоевропейских языках, ср. рус. уничтожить vs. истребить, болезнь vs. эпидемия [там же: 284];

англ. kill ‘убивать’ vs. massacre ‘устраивать резню’, run ‘бежать’ vs. stampede ‘обращаться в паническое бегство’ [Corbett 2000: 253].

хуичоль < ЮТО-АЦТЕКСКИЕ < ЦЕНТРАЛЬНОАМЕРИНДСКИЕ [Corbett 2000: (17), (18), 253 < Comrie 1982: 99] (4.17) (nee) ne-nua я 1SG-приходить.SG НЕЙТР Я пришел.

(4.18) tri дети yhuuta-t два-SUBJ me-niuazani 3PL-приходить.PL МУЛЬТИСУБЪЕКТНОСТЬ Двое детей пришли.

В отличие от согласования, число участника контролируется по эргативной схеме: «Альтернация глагольной основы в хуичоль контролируется числом сущности, на которую обозначаемая глаголом ситуация оказывает наиболее прямое воздействие. При переходных глаголах это пациенс;

при непереходных глаголах это их единственный аргумент…» [Comrie 1982: 114]. Ср. следующие примеры:

хуичоль < ЮТО-АЦТЕКСКИЕ < ЦЕНТРАЛЬНОАМЕРИНДСКИЕ [Corbett 2000: (19), (20), 253 < Comrie 1982: 112] (4.19) wan maria Хуан Мария maa-t и-SUBJ me-neci-mieni 3PL.SUBJ+1SG.OBJ-убивать.SG НЕЙТР Хуан и Мария убивают меня.

(4.20) nee я wan maria Хуан Мария maa-me ne-wa-qiini МУЛЬТИОБЪЕКТНОСТЬ и-NON.SUBJ 1SG.SUBJ+3PL.OBJ-убивать.PL Я убиваю Хуана и Марию.

Как можно видеть, в предложении (4.19), где пациенс единственный, а агенс множественный, использована глагольная основа с признаком единственности;

в предложении (4.20), где, наоборот, агенс единичный, а пациенс множественный, использована «множественная» глагольная основа, причем в обоих случаях, независимо от типа основы, глагол согласуется с обоими центральными актантами.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Основываясь на этих и других примерах, Корбетт утверждает, что «глагольное число [вообще] оперирует на базе эргативной стратегии» [Corbett 2000: 253].

4.3.2. Структурные типы множественной референции Существующие языковые средства по-разному распределяют информацию на эксплицитную и имплицитную, лексическую и грамматическую. Так, М. А. Даниэль в своей диссертации [Даниэль 2000: 22] выделяет на структурном основании три типа множественной референции: а) Аддитивная множественная референция (термин введен в [Барулин 1980]). «Русская словоформа собак-и лексически референтна на все элементы обозначаемого множества, так как каждый из них может быть признан референтом основы собак-. Множественная референция этой словоформы однородна и в случае каждого из элементов множества носит эксплицитный характер. Особый случай составляют языки, в которых немаркированная форма в некоторых контекстах может иметь множественную референцию;

в таких контекстах турецкая словоформа kpek (‘собака, собаки’) эксплицитно и лексически референтна на каждый из элементов обозначаемого этой словоформой множества, то есть также является формой аддитивной множественности (хотя сам множественный характер референции носит имплицитный характер).» б) Сочинительная множественная референция. «Как и в случае аддитивной множественности, в русской сочиненной ИГ Петя и Вася референция к каждому из элементов обозначаемого ИГ множества является эксплицитной и лексической. Отличие от аддитивной множественности заключается в том, что на каждый из элементов совокупности референтна своя основа». в) Репрезентативная множественная референция — «[т]акой тип множественной референции, при котором референция к одним элементам обозначаемого множества носит эксплицитный, а к другим — неэксплицитный характер». Репрезентативные средства множественной референции предоставляют адресату возможность самостоятельно восстановить состав неэксплицированных референтов. В зависимости от используемой процедуры вычисления референтов («комплектования референции») языкового выражения, средства репрезентативной множественности подразделяются на функциональные подтипы. Выделяются ассоциативный, симилятивный и анафорический подтипы. Далее автор диссертации, в частности, обосновывает положение о том, что формы множественного числа личных местоимений имеют репрезентативный характер множественной референции.

аддитивная сочинительная репрезентативная kitap-lar книга-PL ahmet hm ildus Ахмет и Ильдус ahmet-ler Ахмет-PL ‘книги’ ‘Ахмет и Ильдус’ ‘Ахмет и члены его семьи’ Примеры в таблице приведены из татарского языка (< ТЮРКСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ). Таблица 8. Структурные типы множественной референции [Даниэль 2000: 23] 4.3.3. Комитативные конструкции как средство множественной референции Какое же место занимают среди перечисленных выше типов комитативные конструкции? Очевидно, что по наиболее важным параметрам они оказываются близки к сочинительному типу: референция к обоим участникам носит эксплицитный и лексический Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности характер, причем на каждого участника референтна своя основа (раздельная референция). Однако есть свойство, объединяющее комитативные конструкции с репрезентативной множественностью: это коммуникативная неоднородность референтов: «референциальная неоднородность формы репрезентативной множественности отражает коммуникативно релевантную неоднородность обозначаемой совокупности;

при этом эксплицированный референт соответствует коммуникативной доминанте совокупности» [Даниэль 2000: 23;

сохранено выделение автора]. В формах репрезентативной множественности часть референтов получает неэксплицитное выражение;

в комитативной конструкции — эксплицитное, но с помощью ИГ более низкого морфосинтаксического статуса 1. Таким образом, в выражениях обоих типов достигается высокая степень коммуникативной выделенности эксплицированного референта по сравнению с неэксплицированными (в первом случае) и референта центральной ИГ по сравнению с референтом периферийной ИГ (во втором случае). Элементы сочинительных конструкций имеют идентичное морфосинтаксическое выражение и различаются только относительным порядком. В некоторых случаях, однако, этот порядок является значимым, т. е. передает коммуникативную неоднородность сочиняемых элементов. Таким образом, коммуникативно однородными можно признать только формы аддитивной множественности. Еще один тип конструкций, выражающих множественность участника, — это рассмотренные выше в разделе 4.2 сочинительные КК. Аналогично собственно комитативным и сочинительным конструкциям, в СКК референция осуществляется раздельно, лексически и эксплицитно. Как и при сочинении, элементы СКК синтаксически равноправны. Как и в комитативных конструкциях, один из элементов СКК имеет косвенное морфологическое маркирование. Таким образом, СКК занимают промежуточное положение между КК и сочинительными конструкциями. Все три вида соединения ИГ (КК, СКК и СК) я называю двучленными типами множественной референции, подчеркивая тот факт, что референция, в отличие от других типов, осуществляется в нем с помощью двух раздельных ИГ. Аддитивную и репрезентативную множественность будем соответственно называть одночленными типами множественной референции.

Как отмечает М. А. Даниэль, формы репрезентативной и сочинительной множественности не всегда отражают актуальную коммуникативную выделенность референтов. В некоторых случаях в силу вступают устойчивые прагматические шаблоны, не зависящие от конкретной речевой ситуации. Так, «структура референции личного местоимения ‘мы’ […] опирается на прагматическую константу — принцип доминации говорящего, неизменно присутствующий во всех речевых актах в пределах конкретного языка — и поэтому не может выражать никаких дискурсивных коммуникативных значений, то есть не отражает коммуникативно релевантную неоднородность обозначаемой личной совокупности» [Даниэль 2000: 24]. То же касается и относительного порядка ИГ при сочинении или в СКК: имеются такие сочетания, в которых из двух теоретически возможных способов номинации — X с Y-ом и Y с X-ом — на практике преимущественно используется всегда один и тот же, вне зависимости от коммуникативной выделенности в конкретной речевой ситуации. Для иллюстрации приведу данные, полученные из Национального корпуса русского языка { http://www.ruscorpora.ru ;

последнее обращение к корпусу: 25.07.2004}. Было подсчитано количество документов, в которых встречаются сочетания муж и жена, жена и муж (в любом падеже), муж с женой, жена с мужем (первое слово — в любом падеже, кроме творительного);

аналогично для некоторых других пар слов.

Напомню, что в КК коммуникативной доминанте, т. е. участнику-Ориентиру, не всегда соответствует центральная ИГ.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности XиY YиX ОТН Y с X-ом ОТН X с Y-ом муж и жена отец и мать папа и мама брат и сестра отец/папа и сын/дочь отец/папа и ребенок/дети мать/мама и сын/дочь мать/мама и ребенок/дети 110 119 68 138 772 43 59 13 66 53 24 13 1 13 8,5 1,8 1,3 5,8 5,9 43,0 4,5 3, 23 48 24 11 22 1 27 0 33 30 1 0 0 0 – 1,5 0,8 11,0 – – – – Таблица 9. Соотношение прямого и обратного порядка элементов в сочинительных и сочинительно-комитативных сочетаниях с названиями ближайших родственников Если сравнить результаты для сочетаний муж и жена / муж с женой и отец и мать / отец с матерью, становится очевидно, что в первом из них порядок гораздо более устойчив;

в частности, вариант жена с мужем не встретился ни одного раза.

Как было показано выше, сочинительные конструкции для именных групп возникают в языке сравнительно поздно, и есть языки, не обладающие специальными сочинительными средствами. В то же время, комитативные конструкции, напротив, в том или ином виде присущи всем языкам. Сочинительные КК развиваются из собственно КК, зачастую раньше по времени, чем СК. Это отражено в таблице 10 в графе «Стадия грамматикализации». Средства аддитивной множественности присущи, без сомнения, любому языку. Что касается репрезентативной множественности, то она есть по крайней мере во всяком языке, где существуют личные местоимения множественного числа. В монографии Г. Корбетта, посвященной выражению категории числа в языках мира, сообщается об отсутствии грамматической категории числа в языках пираха (< ЧИБЧА-ПАЭССКИЕ), кави (< АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ) и древнекитайском (< СИНО-ТИБЕТСКИЕ) [Corbett 2000: 50–51]. Но и при отсутствии грамматической категории числа, т. е. если даже выражения для смыслов ‘я’ и ‘мы’ совпадают, это означает лишь, что в случае интерпретации местоимения первого лица как ‘мы’ референция к нефокусным референтам не только неэксплицитна, но также имеет неграмматический характер (что не мешает форме быть репрезентативной, ср. выше анализ турецкой словоформы kpek).

В графе ОТН приводится соотношение прямого и обратного порядков. За прямой принимался порядок «мужской пол–женский пол» и «старший–младший». 2 Были исключены многочисленные контексты (около 130), содержавшие форму слова святой на расстоянии до двух слов после слова сын (напр. Отцу, и Сыну, и Святому Духу).

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Тип множеств. референции одночленные аддитивная репрезентативная двучленные сочинительная СКК КК раздельная раздельная раздельная эксплицитная эксплицитная эксплицитная XY X>Y X >> Y единая раздельная эксплицитная X1 = X2 =…= Xn Единая или раздельная референция Эксплицитная или имплицитная референция Коммуникативная выделенность референтов Стадия граммции исходн исходн эксплицитная (X1) / X1 >> X2, …, Xn имплицитная (X2… X n) поздняя поздняя исходн Таблица 10. Выделенность участников при различных типах множественной референции Таким образом, из рассматриваемых явлений аддитивная и репрезентативная множественность, а также комитативные конструкции свойственны любому языку (исходная стадия);

затем возникают сочинительные КК и/или собственно сочинительные: и те, и другие характерны лишь для части языков, хотя и весьма внушительной1 (поздняя стадия). Если сопоставить эту информацию с параметром «коммуникативная выделенность референтов», можно прийти к следующему выводу: Изначально присущие любому языку средства плюрализации участника включают конструкции либо коммуникативно однородные, либо коммуникативно значительно выделяющие одного из участников. С течением времени в языках развиваются средства, позволяющие проводить более тонкую градацию коммуникативных соотношений между «омножествляемыми» участниками.

4.4. КОМИТАТИВ И РЕЦИПРОК 4.4.1. Типы ситуаций с множественным участником Многие ситуации допускают как множественную, так и индивидуальную реализацию, т. е. без множественного участника:

(4.21) Петя пришел. / Петя с Машей пришли. (4.22) Петя ударил Васю по носу. / Петя и Коля ударили Васю по носу.

Однако существуют и ситуации, которые существуют только во множественном варианте, т. е. для единичного участника не определены, напр. ‘дружить’, ‘разбрасывать’, ‘увидеть друг друга’ и т. д. По аналогии с термином С. Кеммер их можно назвать естественно множественными ситуациями. Е. Маслова использует для этой цели термин polyadic events (букв. «многочленные» ситуации). Естественно множественные ситуации складываются из нескольких категорий, принадлежность к любой из которых автоматически требует наличия у ситуации множественного участника (МНУ). Помимо рассмотренных в разделе 2.4.1 совместных и раздельных ситуаций, сюда также относятся категории мультисубъектности/мультиобъектности, глагольного числа и некоторые особые подтипы совместных ситуаций: парные и Сочинительной конструкцией обладают, по оценке Л. Стассена, около двух третей языков мира.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности взаимные. Так, наличие маркера социатива, дистрибутива или реципрока обычно требует употребления одного из средств множественной референции. Принадлежность к некоторым из указанных категорий может задаваться и имплицитно, словарными свойствами конкретного предиката. Например, русский симметричный предикат дружить не имеет никаких специальных показателей симметричности;

тем не менее, с единичным участником он не употребляется: *Вася дружит. Различные типы естественно множественных ситуаций подразумевают у МНУ не вполне тождественные свойства. Например, для мультисубъектности/мультиобъектности характерна одновременность и массовость1: число элементарных участников (ЭУ) в составе МНУ значительно превышает единицу. Предложение (4.23) кажется неприемлемым, в отличие от вариантов с заменой дистрибутивной формы на нейтральную (4.25) или с увеличением количества чашек (4.24).

(4.23) ??Петя мне две чашки перебил. (4.24) Петя мне пять чашек / все чашки перебил. (4.25) Петя мне две чашки разбил.

Напротив, социатив и реципрок прекрасно сочетаются с МНУ, состоящими из двух участников;

более того, Ф. Лихтенберк определяет прототипическую взаимную ситуацию как имеющую ровно двух участников (см. 4.4.3.1). Именно эти типы естественно множественных ситуаций во многих языках мира допускают референцию к МНУ не только с помощью аддитивной, репрезентативной и собственно сочинительной множественности, но и с помощью комитативных конструкций.

(4.26) Петя и Вася уехали отдыхать вместе. (4.27) Петя подрался с Васей.

Несмотря на внутреннюю неоднородность класса естественно множественных ситуаций, в языках различных семей существуют показатели, совмещающие значения разных категорий этого класса.

тувинский < ТЮРКСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Недялков 2004: 20] РЕЦИПРОК СОЦИАТИВ КОМИТАТИВ АССИСТИВ (4.28) пте-ш грабить-POLY грабить друг друга (REC);

грабить кого-л. вместе (SOC);

грабить кого-л. [вместе] с кем-л. (COM);

помогать кому-л. грабить кого-л. (ASST) нелемва < ОКЕАНИЙСКИЕ < АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ [Maslova 2000: (5), 3] рыбу РЕЦИПРОК СОЦИАТИВ ДИСТРИБУТИВ (4.29) pe-yagei ;

POLY-помогать pe-hgee POLY-ловить помогать друг другу (REC) ловить рыбу вместе (SOC);

ловить рыбу в разных местах (DISTR) 4.4.2. Типы совместных ситуаций Среди совместных ситуаций (и выражающих их предикатов) следует различать несколько типов. Основная часть классификации, приведенной ниже, и многие примеры взяты из работы [Зализняк & Шмелев 1999].

Термин В. А. Плунгяна (личн. с.).

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Необходимым условием совместности является наличие множественного участника;

по этому признаку ситуации делятся на индивидуальные (например, Петя пошел в кино) и множественные (Дети пошли в кино). Ситуации с множественным участником, которые не являются совместными (точнее, не осмысляются как совместные), будем называть раздельными. Заметим, что бывают ситуации, в которых множественное заполнение допускают несколько ролей. Такие ситуации могут быть осмыслены как совместные с точки зрения разных участников (например, Вася и Петя вместе побили Колю / Вася побил Колю (вместе) с Пашей / Вася и Паша вместе побили Петю c Колей). Поэтому при необходимости можно различать ситуации, совместные по той или иной роли, например, совместные по Агенсу или совместные по Пациенсу. В классификации для простоты будем учитывать каждую ситуацию только с точки зрения какого-то одного участника. Совместные ситуации могут быть парными и непарными. Парные ситуации требуют наличия двух участников, исполняющих одну и ту же роль. В языке они выражаются т. н. симметричными предикатами [Иомдин 1981], напр. играть в шахматы, пересекаться. Парные действия могут быть только совместными, а непарные в общем случае таковыми не являются. В русском языке для того, чтобы маркировать совместность непарного действия, используется слово вместе: они вместе завтракали, вместе ходили в школу, и т. д. С названиями парных действий оно не употребляется вовсе (ср. ?они вместе целовались) или вызывает изменение значения: они вместе играли в теннис может означать игру в одном и том же клубе или игру в паре против другой пары, но не игру двух человек друг против друга. Частным случаем парных ситуаций А. Зализняк и А. Шмелев считают взаимные ситуации, когда два участника выполняют одновременно по две роли каждый, например, Агенса и Пациенса или Экспериенцера и Стимула;

ср. ударить друг друга, увидеть друг друга, драться, целоваться.

4.4.3. Разновидности взаимных ситуаций 4.4.3.1. Прототипические взаимные ситуации Во множественных ситуациях элементарные участники, составляющие МНУ, выполняют одну и ту же семантическую роль. Каждый из тех, кто имеет несчастье стать жертвой эпидемии, заболевает;

все перебиваемые чашки подвергаются битью;

все юноши, идущие с девушками в кино, равно как и девушки, идут в кино. Взаимные ситуации, однако, имеют в этом отношении свою специфику.

В последние два десятка лет растет интерес к проблемам семантики и синтаксиса реципрока в таких лингвистических школах, как функционально-типологическая, с одной стороны, и формальная семантика, с другой. Среди функционалистов можно выделить труды Франтишека Лихтенберка [Lichtenberk 1985, 1994], сборник [Frajzyngier & Curl 1999 (eds.)] и работу Сьюзан Кеммер [Kemmer 1993];

из формально-семантической школы — работы Мэри Далримпл и ее соавторов [Dalrymple et al. 1994a, 1994b, 1998] и посвященные проблемам множественности вообще, включая взаимные ситуации, [Landman 1996] и [Lasersohn 1990, 1995]. Интерес представляют работы чешской исследовательницы Ханы Филип;

назовем среди них статью [Filip & Carlson 2001], затрагивающую вопросы взаимодействия семантики реципрока, совместности и дистрибутивности на чешском материале.

В отличие от множественных ситуаций других типов, во взаимной ситуации множественному участнику приписывается сразу две роли из набора соответствующей невзаимной ситуации, напр. ‘ударить друг друга’: Агенс и Пациенс;

‘увидеть друг друга’: Экспериенцер и Стимул;

‘сказать друг другу (что-то)’: Агенс и Адресат. Соответствен Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности но, с формальной стороны присоединение маркера реципрока вызывает понижение валентности предиката, тогда как социатив, дистрибутив, мультисубъектность/мультиобъектность сохраняют валентность исходного предиката. В прототипической взаимной ситуации (prototypical reciprocal situation) каждый элементарный участник в составе МНУ реализует обе роли: «имеется два участника, A и B, и A состоит к B в том же отношении, в котором B состоит к A» [Lichtenberk 1985: 21]. Однако во многих ситуациях, обозначаемых в различных языках теми же формами реципрока, дело обстоит иначе. В особенности это касается ситуаций, в которых множественный участник состоит более чем из двух ЭУ. Рассмотрим следующие предложения:

(4.30) Волки от испуга скушали друг друга. (4.31) Во дворе дети с криком бегают друг за другом. (4.32) Спортсмены бежали друг за другом по узкой тропинке над морем.

У предложения (4.30) есть две возможные интерпретации: либо одно из взаимных действий не было доведено до конца, поскольку полностью съеденный волк не может сам никого съесть;

либо каждый из волков поучаствовал в ситуации съедания хотя бы в одной из двух ролей: кого-нибудь съел или кем-нибудь был съеден. Аналогично и в (4.31), все дети вовлечены в ситуацию, однако вряд ли каждый из них бегает за всеми остальными одновременно. Ситуация, описанная в (4.32), характерна тем, что все ЭУ, кроме первого и последнего в цепочке, выполняют обе роли, но каждую — только по отношению к одному ЭУ: бегут за кем-то одним и перед кем-то другим. Такая разновидность взаимных ситуаций называется у Лихтенберка цепочечной (chaining event) [Lichtenberk 1985: 24]. В одной из недавних работ формально-семантической школы, посвященных понятию реципрока [Dalrymple et al. 1998], предлагаются шесть способов интерпретации реципрокальных выражений. Самая «сильная» из шести интерпретаций предполагает двунаправленные отношения между любыми двумя ЭУ, тогда как в самой «слабой» интерпретации каждый ЭУ участвует хотя бы в однонаправленном отношении хотя бы с одним из прочих ЭУ. Согласно Гипотезе сильнейшего значения (Strongest Meaning Hypothesis), при интерпретации предложения, содержащего форму реципрока, выбирается наиболее сильное из шести значений, не противоречащее релевантной лингвистической и экстралингвистической информации. 4.4.3.2. Естественно взаимные ситуации Среди взаимных ситуаций выделяется подкласс естественно взаимных (naturally reciprocal events [Kemmer 1993]). Разница между естественно взаимными и прототипическими взаимными ситуациями лежит, по мнению С. Кеммер, в уровне детализации внутренней структуры ситуации (relative elaboration of events). В прототипической взаимной ситуации (prototypical reciprocal event) отражаются два разнонаправленных отношения между главными участниками: от A к B и от B к A. В свою очередь, в естественно взаимной ситуации эти два симметричных отношения представляются как неразделимое целое, интегрируются в лексическую семантику предиката;

ее участники и образующие ее подситуации относительно мало отличимы друг от друга. Как следствие, взаимный характер такой ситуации не требует явного маркирования. Во многих языках существует два показателя реципрока, различающихся фонетическим и морфологическим «весом»;

прототипические взаимные предикаты маркируются «тяжелым» маркером (рус. друг друга, франц. l’un l’autre), тогда как естественно взаимные — «легким» (рус. -ся, франц. se). Легкий маркер обычно имеет ограниченную лек Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности сическую сочетаемость. В некоторых естественно взаимных контекстах легкие маркеры могут появляться в сочетании с тяжелыми с целью эмфатического или контрастивного выделения. Другая распространенная стратегия использует только один показатель, для прототипических взаимных предикатов (англ. each other, баск. elkar);

естественно взаимные предикаты имеют нулевое маркирование взаимности. Ср.: see each other ‘увидеть друг друга’ — meet ‘увидеться, встретиться’, hit each other ‘ударить друг друга’ — fight ‘сражаться’. Согласно С. Кеммер, предикаты, использующие легкие маркеры, образуют в языках мира следующие семантические классы: враждебные действия (‘сражаться’, ‘ссориться’), проявления нежности (‘целоваться’, ‘обниматься’), совместные социальные действия (‘встречаться’, ‘здороваться’), непреднамеренный физический контакт (‘врезаться в’, ‘столкнуться’), физическое совпадение или близость (‘касаться’, ‘соединяться’), обмен (‘торговать’), разделение (‘делиться (чем)’), согласие и несогласие (без примеров), общение (‘беседовать’, ‘спорить’), предикаты сходства и различия (без примеров) [Kemmer 1993: 104]. Обратим внимание на то, что явная граница между естественно взаимными и [просто] взаимными предикатами в разных языках пролегает по-разному. Например, во французском языке сфера применения «легкого» маркера se значительно шире, чем сфера применения -ся в русском: ср. ils s’aiment ‘они любят друг друга / *они любятся’, ils se sont regards ‘они посмотрели друг на друга / *они посмотрелись’. Однако вопросы возникают и в связи с противоположной границей — между естественно взаимными и невзаимными предикатами, в частности, в отношении упомянутых в списке С. Кеммер предикатов сходства и различия (скорее всего, имеются в виду предикаты типа одинаковый, похожий, разный и под.). Неясно, можно ли в них вообще усматривать две различные семантические роли, что требуется для взаимных предикатов (напр., для ‘А сражается с Б’ А и Б одновременно Агенс и Пациенс, для ‘А меняется с Б (чем-л.)’ — Агенс и Реципиент). Представляется, что в случае ‘А равен Б’ можно скорее усматривать одну множественную валентность с одной ролью (объект сравнения). Между тем, если рассмотреть выделенные С. Кеммер семантические классы, можно заметить, что в русском языке (и не только в нем) используются не два, а три вида маркеров реципрока: «тяжелые» (побить друг друга), «легкий» (познакомиться) и нулевой (беседовать, спорить, торговать, (не) согласен, одинаковый, общий и т. д.). Предикаты последней группы, обозначая естественно взаимные ситуации, не имеют выраженного маркера взаимности и, более того, факультативно допускают добавление «тяжелого» маркера (ср. Мы [друг с другом] крепко поспорили вчера), что является, вообще говоря, признаком невзаимных предикатов. Таким образом, естественно взаимные предикаты смыкаются с невзаимными. В дальнейшем в настоящей работе принимается следующее рабочее решение: симметричный предикат будет считаться невзаимным, если (1) в данном языке он не имеет маркера взаимности;

(2) существуют языки с противопоставлением «легкого» и «тяжелого» маркеров реципрока, в которых данный предикат имеет нулевое маркирование взаимности, и (3) неочевидна обоснованность выделения для множественного участника данного предиката двух различных семантических ролей. Можно обратить внимание на внутренний параллелизм в оппозициях парных vs непарных и естественно взаимных vs. прочих взаимных предикатов (и ситуаций). Признаки совместности и взаимности присутствуют в лексическом значении, соответственно, парных и естественно взаимных предикатов, а для вторых членов оппозиции являются менее ожидаемыми и требуют более явного маркирования.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Суммируем дополнения к классификации [Зализняк & Шмелев 1999] в следующей схеме:

СИТУАЦИИ МНОЖЕСТВЕННЫЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ СОВМЕСТНЫЕ РАЗДЕЛЬНЫЕ (collective) (distributive) СИММЕТРИЧНЫЕ (ПАРНЫЕ) НЕПАРНЫЕ ВЗАИМНЫЕ НЕВЗАИМНЫЕ ЕСТЕСТВ. ВЗАИМНЫЕ ПРОЧИЕ (naturally reciprocal) Рис. 23. Семантические типы совместных ситуаций Эта классификация позволяет формулировать утверждения относительно сферы применения тех или иных показателей. Например, в русском языке наречие вместе может применяться только к непарным действиям (см. выше). В языке имбабура кечуа показатель совместности -naju- может сочетаться со всеми типами совместных ситуаций, в том числе со взаимными;

при этом взаимные предикаты имеют дополнительный показатель реципрока -ri.

имбабура кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Cole 1985: (734ab), 186;

(368), 92;

(762a), 193] МНОЖЕСТВЕННЫЙ, (4.33) shamu-rka-nchi приходить-PST-1PL ±СОВМЕСТНЫЙ Мы пришли {возможно, по отдельности}.

(4.34) shamu-naju-rka-nchi приходить-SOC-PST-1PL СОВМЕСТНЫЙ, НЕПАРНЫЙ Мы пришли вместе.

(4.35) uka-nchi я-PL maka-naju-nchi бить-SOC-1PL СОВМЕСТНЫЙ, ±ВЗАИМНЫЙ Мы бьем вместе {возможно, но не обязательно, друг друга}.

(4.36) riku-ri-naju-nchi видеть-REC-SOC-1PL ВЗАИМНЫЙ Мы видим друг друга.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности 4.4.4. Способы выражения взаимных ситуаций Взаимная ситуация всегда может быть выражена с помощью более чем одного элементарного предложения, каждое из которых соответствует одному из отношений между элементарными участниками. Ср. пример из кантонского китайского:

кантонский < КИТАЙСКИЕ < СИНО-ТИБЕТСКИЕ [Maslova & Nedjalkov 2002: (1)] (4.37) ngh bi-min [я kuih kuih bi-min [он ngh давать-лицо он] давать-лицо я] ПОЛИПРЕДИКАТИВНЫЙ РЕЦИПРОК Мы с ним уважаем друг друга.

Однако в большинстве языков существуют и, как правило, используются не менее широко монопредикативные реципрокальные конструкции: они включают только один предикат, но в сопровождении специального маркера реципрока. При выражении взаимной ситуации одной клаузой возможны несколько основных стратегий маркирования. Во-первых, язык может отмечать понижение валентности;

ср. «легкие» маркеры реципрока в европейских языках, которые «по совместительству» заняты и в других понижающих валентность категориях, таких как рефлексив, детранзитив и т. д. (рус. -ся, франц. se);

особенно частотна полисемия реципрока и рефлексива. Во-вторых, может отмечаться тот факт, что МНУ выполняет сразу две семантические роли (и сами эти роли), ср. «тяжелые» маркеры реципрока в европейских языках (рус. друг друга, один другого, англ. each other, one another, франц. l’un l’autre и т. д.). В-третьих, может отмечаться просто множественность соответствующего участника, т. е. принадлежность ситуации к естественно множественным (ср. (4.28), (4.29)). Наконец, естественно взаимные предикаты могут вообще не иметь специального маркера (ср. англ. meet ‘встречать;

встречаться’;

см. выше). Говорящему, который избрал форму реципрока или естественно взаимный предикат, различия между разновидностями взаимных ситуаций обычно неважны. При избранном уровне детализации подробности о способе участия в ситуации каждого ЭУ в отдельности могут быть опущены (да и вовсе неизвестны говорящему), а интерпретация предоставлена адресату. За говорящим, однако, остается задача «комплектования референции» множественного участника, которой посвящен следующий раздел (4.4.5).

4.4.5. Комплектование референции множественного участника во взаимных ситуациях Комплектование референции МНУ во взаимных, как и в других множественных ситуациях, может использовать различные типы множественной референции, как одночленные, так и двучленные, но, как оказывается, не все из них доступны во всех языках. В австралийском языке нгиямбаа реципрок может быть выражен одним элементарным предложением только при одночленном способе референции ко МНУ:

нгиямбаа < ВИРАДЮРСКИЕ < ПАМА-НЬЮНГА [Maslova 2000: (10) < Donaldson 1980: 166] ОДНОЧЛЕННЫЙ МНУ РЕЦИПРОК (4.38) miri gadha-la-nha собака.NOM кусать-REC-PRES Собаки кусают друг друга.

Если же элементарные участники выражаются раздельно, для описания взаимной ситуации требуется два элементарных предложения, аналогично кантонскому примеру (4.37).

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Согласно наблюдениям Е. Масловой, следующие три группы средств выражения множественности образуют импликативную шкалу (А < Б < В): А. Одночленные средства (аддитивные, репрезентативные) [plain reciprocal] Б. Двучленные контактные средства (сочинение, сочинительный комитатив)1 [coordinate reciprocal] В. Двучленные разрывные средств (комитатив) [discontinuous reciprocal] Таблица 11. Шкала средств выражения множественного участника при взаимных предикатах [Maslova 2000: (11)] Обнаруживается следующая типологическая закономерность: если в языке для референции к МНУ при взаимном предикате может использоваться средство, располагающееся в правой части шкалы (Б или В), то в нем могут использоваться и все средства, расположенные на шкале левее. Т. о., получаем три типа языков:

Типы языков Примеры языков I. Только одночленные средства нгиямбаа маркированный II. Одночленные и контактные дву- русский (синтаксически членные средства реципрок) III. Одночленные и все двучленные юкагирский средства русский (естественно взаимные предикаты) Таблица 12. Типы языков по доступным средствам выражения МНУ при взаимных предикатах Необходимо, однако, сделать одно уточнение к этой классификации: в некоторых языках для предикатов разных классов доступен разный набор конструкций. Так, в русском языке естественно взаимные предикаты допускают обычно все три группы средств, а прочие взаимные, имеющие синтаксический маркер реципрока друг друга или один другого — только группы А и Б:

(4.39) а. Они знакомы очень давно. б. Петя и Маша / Петя с Машей знакомы очень давно. в. Петя знаком с Машей очень давно. (4.40) а. Они увидели друг друга издалека. б. Петя и Маша / Петя с Машей увидели друг друга издалека. в. *Петя увидел друг друга с Машей издалека.

ОДНОЧЛЕННЫЙ МНУ КОНТАКТНЫЙ МНУ РАЗРЫВНЫЙ МНУ ОДНОЧЛЕННЫЙ МНУ КОНТАКТНЫЙ МНУ *РАЗРЫВНЫЙ МНУ В языках банту такого ограничения нет, и все средства могут быть использованы при всех взаимных, а также совместных предикатах:

Остается открытым вопрос о том, как ведут себя языки, обладающие разрывной квазисочиненной конструкцией, где квазисочинение маркируется только согласованием «по сумме» ИГ.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности суахили < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (16c), 11 < Vitale 1981: 147] (4.41) Juma a-na-penda-ana Джума 3SG-PRES-любить-REC na COM Halima Халима РАЗРЫВНЫЙ МНУ РЕЦИПРОК Джума с Халимой любят друг друга [= Джума любит друг друга с Халимой].

венда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (31) < Poulos 1990:440] (4.42) musidzana u девочка 3SG khou PRS.CONT rwa na бить COM mutukana мальчик РАЗРЫВНЫЙ МНУ РЕЦИПРОК Девочка с мальчиком бьют друг друга [= Девочка бьет друг друга с мальчиком].

(4.43) Vele o Веле malana na COM khaladzi anga сестра мой 3SG женат Веле женат на моей сестре.

киньяруанда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО РАЗРЫВНЫЙ МНУ ЕСТЕСТВ. ВЗАИМНЫЙ ПРЕДИКАТ [ Аксенова & Топорова 1990] (4.44) n-kora 1SG-PRES.работать n’-mukobwa COM-девушка РАЗРЫВНЫЙ МНУ СОЦИАТИВ Я работаю (вместе) с девушкой.

Интересно, что шкала Е. Масловой в некотором смысле противоречит направлению грамматикализации двучленных типов множественной референции: среди последних немаркированной конструкцией по языкам мира является комитативная, однако при выборе средств выражения строго множественного участника предпочтение отдается, наоборот, сочинительным конструкциям. Иными словами, шкала Е. Масловой следует шкале степени обособленности референтов (Таблица 1011, с. 112): одночленные типы множественной референции предшествуют двучленным, которые располагаются в порядке убывания равновесности структуры.

4.4.6. Комитатив как маркер реципрока Интересное явление отмечено в юкагирском языке и нескольких языках банту. В них глагольный маркер реципрока этимологически связан с зависимостным показателем комитатива (в некоторых случаях в зависимости от решения морфологического анализа маркеры совпадают). При этом оба показателя могут сочетаться в одном предложении: глагольный маркер сигнализирует наличие в ситуации МНУ, а именной служит для комплектования референции МНУ [Maslova 2000]. Языки банту в основном принадлежат к смешанному типу ‘WITH’ (структурная мощность 2): собственно сочинительная конструкция в них отсутствует, для соединения ИГ используется КК или СКК с комитативным маркером n(a):

венда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (28ab), 10 < Poulos 1990: 403] (4.45) Vele u Веле 3SG khou PRS.CONT shuma na работать [COM khotsi anga giratshi-ni отец мой] гараж-LOC КК Веле работает с моим отцом в гараже.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности СКК (4.46) Vele na [Веле COM khotsi anga vha отец мой] 3PL khou PRS.CONT shuma giratshi-ni работать гараж-LOC Веле с моим отцом работают в гараже.

Глагольный показатель -(a)n(a)- имеет следующие функции (в порядке убывания частотности по языкам банту): (1) маркер естественно взаимных предикатов (лексических реципроков);

(2) маркер прочих взаимных предикатов;

(3) маркер социатива (совместных предикатов);

(4) вершинный маркер комитатива. Так, в суахили, аква и киньяруанда представлены реципрок и социатив;

в бабунго и венда — только реципрок. (Хотя существуют языки, в которых социатив — основная функция показателя -(a)n(a)-, напр. киньяруанда [Аксенова & Топорова 1990]). Обращает на себя внимание, что комитативная функция -(a)n(a)- значительно менее частотна в банту, чем реципрокальная и социативная (отмечена, например, в нкоре-кига и дуала). Чаще КК кодируется зависимостным показателем.

суахили < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (16ab), 7 < Vitale 1981: 147] (4.47) А. Juma Джумаi a-na-m-penda Halima ПЕРЕХ.

3SGi-PRES-3SGj-любить Халимаj Джума любит Халиму.

Б. Juma Джумаi na COM Halima wa-na-pend-ana Халимаj 3PLi+j-PRES-любить-REC РЕЦИПРОК Джума любит Халиму.

киньяруанда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (20ab), 8 < Coupez 1985: 15] (4.48) А. -kurba смотреть umugabo > человек kurba смотреть-REC РЕЦИПРОК смотреть на человека > Б. -guhnga umurim обрабатывать поле смотреть друг на друга > > -guhnga обрабатывать-SOC umurim поле СОЦИАТИВ обрабатывать поле нкоре-кига < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО обрабатывать поле вместе [Taylor 1985: 68] КОМИТАТИВ (4.49) y-a-ija-na 3SG-TP-приходить-COM embwa собака (ВЕРШ. МАРК.) Он пришел с собакой / привел собаку.

В генетически не связанном с банту юкагирском языке суффикс комитативного падежа -n’e также совпадает с префиксом реципрока n’e-. У показателя n’e есть и другие функции, связанные с названными, но к другим типам естественно множественных ситуаций (в частности, к совместным) он неприменим. Встают вопросы о происхождении такого совмещения функций. Во-первых, в каком направлении оно развивалось: от именного показателя к глагольному или наоборот? Во-вторых, является ли функция глагольного комитатива промежуточной стадией на пути между реципроком и комитативом, или это независимая ветвь развития (или, добавим, продолжение той же линии развития)? Каковы стадии этого развития? Хотя абсолютной уверенности при тех данных, которыми я располагаю, нет, все же выскажу некоторые соображения о правдоподобности различных вариантов ответа на поставленные вопросы.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности 4.4.6.1. Направление развития Начнем с вопроса о направлении расширения функций названных показателей. Согласно Е. Масловой, [Voeltz 1977] предполагает, что маркер реципрока отделился от глагола, присоединился к ИГ и в конце концов грамматикализовался в сочинительный союз. Такая реконструкция, однако, противоречит всеобщей тенденции дрейфа показателей по направлению к вершине.

Принцип «миграции по направлению к вершине» (Principle of headward migration) гласит, что «если какой-либо адлог [=предлог/послелог] или элемент аффиксальной морфологии движется, то он перемещается от зависимого к вершине составляющей, но не наоборот» [Nichols 1986: 84]. В нашем случае это означает, что показатель комитатива может переместиться с ИГ на ее синтаксическую вершину — глагол, но не наоборот. Известны и случаи отрыва маркеров от вершины, но часто не с перемещением в сторону зависимого, а с превращением в клитику (например, личные окончания глагола в прошедшем времени в польском языке, ср. (4.50));

т. о. речь идет о переходе не к зависимостному, а к нейтральному маркированию (см. 0).

польский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Kupsc 1999: (4.7a), 45] КЛИТИЗАЦИЯ ЛИЧНОГО ОКОНЧАНИЯ (4.50) Czsto- go widywa przedtem.

часто-2SG его видел раньше Ты часто видел его раньше.

В свою очередь, [Schladt 1996] предлагает движение в противоположном направлении, от маркера соединения ИГ (комитатива) к реципроку, что согласуется с упомянутой тенденцией дрейфа от зависимого к вершине. Против этой гипотезы сама Е. Маслова приводит следующее возражение: «[Т]еория грамматикализации предсказывает также, что значение […] должно стать более абстрактным (более “грамматическим”);

если так, то развитие [показателя] соединения ИГ в маркер реципрока едва ли может быть адекватно описано как грамматикализация;

здесь свободный элемент с весьма абстрактной (грамматической) семантикой предположительно превращается в семантически очень специфичный маркер структуры ситуации» [Maslova 2000: 18]. Противоречие теории грамматикализации, однако, легко устраняется, если предположить, что функция маркирования реципрока развивается на базе собственно комитативной функции, независимо от употребления того же маркера в качестве сочинительно-комитативного. Действительно, возможности дальнейшей грамматикализации у собственно комитативных показателей весьма обширны (см. Главу 5), остается лишь найти необходимые промежуточные этапы этой эволюции. 4.4.6.2. Возможность развития зависимостного маркера комитатива в вершинный маркер комитатива Рассмотрим в качестве возможных две крайние точки среди глагольных употреблений маркера -(a)n(a)-, глагольный комитатив и реципрок. Глагольный комитатив кажется вполне правдоподобным результатом развития комитатива именного. Более того, такое развитие зафиксировано и в других языках, например, в сонгаи (см. 3.2.3).

сонгаи < НИЛО-САХАРСКИЕ [Heath 1999: (171), §5.11.4;

(202b), §6.2.5] (4.51) ay n-a 1SG TR-3SG kar ударить nda INS/COM gaabi сила ПРЕДЛОГ Я ударил его с силой.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности ГЛАГ. ПОК-ЛЬ (4.52) ay goo-nda 1SG быть-INS/COM [a ga] garow [3SG на] кредит Он должен мне (денег) [= У меня на нем есть кредит;

Я с кредитом на нем].

Происходит переразложение сочетания V [COM-NP] > [V-COM] NP, в результате которого бывший предлог «инкорпорируется» в состав глагольной словоформы, маркируя добавление валентности на периферийного (комитативного) участника. Ср. также примеры из киньяруанда (в данном случае комитативом выражено обстоятельство образа действия):

киньяруанда < БАНТУ < НИГЕР-КОНГО [Maslova 2000: (29ab), 11 < Kimenyi 1988: 369] работа (4.53) а. umugre a-ra-kra женщина 3SG-PRS-делать akazi n'-mwete COM-энтузиазм ПРЕДЛОГ Женщина работает с энтузиазмом.

б. umugre a-ra-kra женщина 3SG-PRS-делать работа akazi энтузиазм mwete ГЛАГ. ПОК-ЛЬ Женщина работает с энтузиазмом.

Однако проблемы возникают при дальнейшем анализе. Во-первых, развитие из глагольного комитатива в реципрок данными других языков не подтверждается. Напротив, для южноамериканской группы языков кампа, например, реконструируется путь развития от реципрока к (глагольному) комитативу и далее к каузативу, причем показатель реципрока, как предполагается, образовался из «инкорпорированного» послелога [Wise 1990: 109–110]. Во-вторых, приходится искать объяснение редкости функции глагольного комитатива у показателя -(a)n(a)- в языках банту и ее отсутствию у юкагирского n’e-. Учитывая эти соображения, я склоняюсь к тому, чтобы признать эту функцию результатом независимой эволюции именного комитатива или дальнейшего развития реципрока (оба варианта могут быть верными для разных случаев). 4.4.6.3. Этапы развития «именной комитатив > реципрок» Обратимся теперь к варианту эволюции «именной комитатив > реципрок». Наиболее естественным кажется тот же способ изменения, что и в обсуждавшемся выше развитии глагольного комитатива — переразложение. Для начала представим себе упрощенную структуру типичного предложения с (естественно) взаимным предикатом в банту. При выборе одночленной стратегии выражения МНУ она выглядит так:

(i) X-PL PL-V-ana Языки банту, как уже говорилось выше, относятся к типу III по классификации Е. Масловой и допускают при любом типе предиката разрывное выражение МНУ с помощью комитативной конструкции:

(ii) X.SG SG-V-ana [na Y] Здесь уместно вспомнить, что естественно взаимные предикаты во многих языках не требуют явного маркирования реципрока, довольствуясь лексическим выражением соответствующего значения. Поэтому возможно предположить, что ранее и в банту естественно взаимные предикаты не имели никакого специального маркера. Отсюда имеем следующую предполагаемую структуру:

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности (iii) *X.SG SG-V [na Y.SG] Именно такая структура и могла быть отправной точкой для грамматикализации na как показателя реципрока. На первом этапе грамматикализации показатель отходит к глаголу, что может сопровождаться морфонологическими изменениями. При этом периферийная ИГ практически становится прямым дополнением.

(iv) *X.SG SG-V-ana Y.SG Далее можно предположить обобщение показателя na на контексты с множественным субъектом и далее на прочие классы взаимных предикатов.

(v) X.PL PL-V-ana (=(i)) В конечном счете, -(a)na в глаголе перестает отождествляться с показателем комитатива и появляется даже в сочетании с КК:

(vi) X.SG SG-V-ana [na Y.SG] (=(ii)) Практически все предложенные для языков банту структурные преобразования могут быть перенесены на юкагирский материал с точностью до зеркального отражения: n’e как именной показатель комитатива здесь выступает в постпозиции, как маркер реципрока — в препозиции, а прямое дополнение, так же, как и комитативная группа, располагается перед глаголом. Исходная структура, таким образом, имеет вид:

(vii) X.SG [Y.SG-n’e] V-SG Предполагаемая стадия после переразложения:

(viii) X.SG Y.SG [n’e-V-SG] Необходимо отметить, что наряду с КК и СКК в юкагирском существует бессоюзное сочинение. Таким образом, после переосмысления падежного суффикса -n’e вторая ИГ («Y» на схеме), вероятно, стала восприниматься как второй конъюнкт в сочинительной конструкции, откуда множественное согласование:

(ix) X.SG Y.SG [n’e-V-PL] После чего происходит расширение на контексты с одночленным выражением МНУ и прочие типы взаимных предикатов, и, наконец, повторение переосмысленного показателя при разрывном выражении МНУ.

(x) (xi) X-PL [n’e-V-PL] X.SG [Y.SG-n’e] [n’e-V-PL] Вся описанная выше предполагаемая эволюция опирается на несложные допущения, которые косвенно подтверждаются сходными явлениями в других языках. Остается добавить, что, хотя развитие у комитативного маркера реципрокальной функции с дальнейшей эволюцией «реципрок > социатив (> комитатив [верш. марк.])» кажется мне наиболее оправданным предположением, я не могу исключить и возможность отдельного, независимого развития «комитатив [зав. марк.] > комитатив [верш. марк.]» по схеме, рассмотренной выше.

4.5. МНОЖЕСТВЕННОСТЬ СИТУАЦИИ В этом разделе будет рассмотрена аналогия между средствами выражения множественности участника и подобными же средствами, оперирующими с целыми ситуациями. Мы рассмотрим по порядку аддитивные, репрезентативные и двучленные средства множественной референции к ситуациям. Для двучленных средств особую проблему представляет разграничение сочинения и подчинения. Комитативные конструкции находят свою аналогию в одном из видов подчинительных конструкций — конструкциях с контекстными конвербами (дееприча Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности стиями). Существуют языки, в которых последние имеют те же показатели, что и именные группы в КК. В конце раздела будет предложено обобщение средств множественной референции для участников и ситуаций.

4.5.1. Аддитивная множественность Формами аддитивной множественности ситуаций, по аналогии с соответствующими именными формами, следует считать выражения, в которых одна глагольная словоформа референтна сразу на несколько ситуаций (более чем одну). К формам аддитивной множественности ситуаций не относятся: (а) глагольные формы с согласовательными показателями числа, и (б) формы мультисубъектности/мультиобъектности, поскольку они указывают на число участника, а не ситуации. а значение, характеризующее саму обозначаемую глаголом ситуацию В отличие от названных форм, собственно множественность ситуации (глагольная множественность, число ситуации [event number]) описывает несколько экземпляров (повторений, реализаций) ситуации S, каждый (-ое, -ая) из которых воспринимается как отдельная ситуация. Так, форма a"aikee из примера (4.55) означает примерно ‘много раз aikee’, т. е. каждая из ситуаций, являющихся референтом формы a''aikee ‘послал.PL’, может быть названа в отдельности aikee ‘послал’, так же как каждый из референтов формы собак-и в русском является референтом основы собак- (см. 2.4.2).

хауса < ЧАДСКИЕ < АФРАЗИЙСКИЕ [Corbett 2000: (8ab), 246 < Eulenberg 1971: 73–74] НЕЙТР (4.54) naa я послал aikee их su Я послал их.

(4.55) naa я a''aikee послал.PL su их РАЗДЕЛЬНОСТЬ МНОЖЕСТВЕННОСТЬ Я разослал их.

Глагольную множественность обычно относят к аспектуальным категориям;

это так называемый количественный аспект, в отличие от линейного аспекта, связанного «с выделением различных качественно неоднородных фрагментов внутри ситуации» [Плунгян 2000: 296] (последний включает такие категории, как дуратив, пунктив, проспектив, результатив и др.). Показатели глагольной множественности обычно сообщают некоторые дополнительные значения;

в соответствии с ними выделяются следующие их виды: итератив: ситуация S полностью повторяется с некоторой периодичностью;

мультипликатив: состоит из несколько последовательных мгновенных ситуаций S составляют единую ситуацию S';

дистрибутив: ситуация S повторяется не полностью: в ней имеется МНУ, который заполняется перебором некоторого множества участников. (Напомним, что дистрибутивные, т. е. раздельные ситуации, образуют оппозицию с совместными).

4.5.2. Репрезентативная множественность Аналог именной репрезентативности можно представить себе в виде гипотетической русской формы танцевать-шманцевать (ср. танцы-шманцы), которая могла бы иметь Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности значение вида ‘танцевать и всякое такое’, ‘танцевать и заниматься другими подобными вещами’. Похожее значение имеется у некоторых редуплицированных форм в полинезийских языках [В. А. Плунгян, личное сообщение], однако к числу часто грамматикализуемых в языках мира значений оно, безусловно, не относится.

4.5.3. Двучленная множественность В двучленных формах множественной референции каждая ситуация выражается своей предикация. Как и в случае соединения ИГ, здесь существуют более и менее равновесные конструкции. Наиболее равновесными являются сочинительные конструкции, широко представленные, например, в европейских языках:

(4.56) Вика заболела и не поехала в Крым.

За пределами Европы во многих языках для сочинения предикаций используется другой показатель, чем для сочинения ИГ. Возможно даже, что такая опция в языках мира преобладает. Так, известный африканист У. Уэлмерс в своей монографии «Структура африканских языков» [Welmers 1973] утверждал, что не знает ни одного африканского языка, в котором сочинение ИГ и сочинение предложений маркировались бы одинаково. Рассмотрим иллюстрацию из языка супире:

супире < ГУР < НИГЕР-КОНГО [Carlson 1994: (8b), 492;

(62a), 183] он (4.57) А. vnyi ткань.DEF na u на mpyi a PST PF sn лежать ma И.NARR умирать kw k… REL СОЧИНЕНИЕ ПРЕДИКАЦИЙ Покрывала, на которых он лежал и умер,….

Б. dfn ослица n COM ku ее py осленок СОЧИНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТАТИВ (ИГ) ослица и ее осленок / ослица с осленком В языке может быть больше двух координаторов для различных типов сочиняемых выражений. В языке йоруба (< НИГЕР-КОНГО) различаются координаторы для ИГ (ti), главных предложений (t) и придаточных относительных (s);

в сомали (< АФРАЗИЙСКИЕ) имеются особые координаторы для ИГ (iyo), однородных сказуемых (oo) и предложений (-na) [Haspelmath 2000: 19]. Между тем, нередко в языке, имеющем отдельные соединительные показатели для сочинения ИГ и сочинения предикаций, разделительный показатель (‘или’) для них один и тот же: Соединение ИГ Соединение предикаций Дизъюнкция ИГ и предикаций маори (< АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ) чаморро (< АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ) япский (< АВСТРОНЕЗИЙСКИЕ) супире (< НИГЕР-КОНГО ) me yan ngea n aa ya ma k/m raanei pat faa la Таблица 13. Соединительные и разделительные показатели для ИГ и предикаций [Haspelmath 2000: (61), 20] Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности 4.5.4. Контекстные конвербы как комитативное средство соединения предикаций Ниже будет продемонстрирована аналогия между одним из подвидов деепричастий, а именно так называемыми контекстными деепричастиями (конвербами), и комитативными ИГ. Деепричастиями (конвербами), вслед за М. Хаспельматом, я называю нефинитные глагольные формы, главная функция которых — маркировать адвербиальное подчинение1 [Haspelmath 1995: 3].

Класс слов: Соответствующая глагольная форма: Синтаксическая функция: Существительное Прилагательное Наречие масдар причастие деепричастие (конверб) (= отглагольное (= отглагольное (= отглагольное наречие) существительное) прилагательное) аргумент приименной рас- приглагольный распропространитель странитель (определение) (обстоятельство) Таблица 14. Синтаксические классы отглагольных форм [Haspelmath 1995: 4] В. Недялков [Nedjalkov 1995] предложил деление класса конвербов на три типа: контекстные, специализированные и нарративные, в зависимости от их семантики. Специализированные конвербы, помимо подчиненного характера предикации, маркируют различные специальные значения из типичного набора обстоятельственных значений — времени, причины, цели, результата, условия, уступки и проч. В отличие от них, контекстные конвербы не имеют заранее фиксированной интерпретации, выражая только подчиненность возглавляемой ими предикации. Тип семантического отношения между ситуацией, обозначенной в главной предикации, и ситуацией, обозначенной контекстным конвербом, может быть установлен только из контекста, откуда и их название. Основная же функция нарративных конвербов — обозначение последовательности сменяющих друг друга ситуаций, что определяет их частое употребление в нарративном (повествовательном) типе дискурса. Нарративные конвербы часто также маркируют переключение референции. Между контекстными и нарративными конвербами не всегда можно провести четкую границу, поскольку первые также могут употребляться в контексте временнго следования и образовывать нарративные цепочки;

критерием разграничения здесь может служить то обстоятельство, что, наоборот, нарративные конвербы не могут выступать в условных, уступительных и прочих специализированных контекстах. Я намерен далее показать, что конструкции с контекстными конвербами имеют много общего с комитативными конструкциями и могут быть рассмотрены как аналог последних в области выражения множественности ситуаций. 4.5.4.1. Перифразы с сочинительным союзом Поль Гард в статье, посвященной комитативу в русском языке, пишет: «В русском языке есть и глагольная комитативная форма — деепричастие. […] Конструкция с деепричастием всегда может быть заменена союзной конструкцией:

Разумеется, подобное определение принимает на себя всю тяжесть последствий, связанных с проблемами разграничения финитности и нефинитности, сочинения и подчинения, и т. п.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности Он отвечает, улыбаясь. = Он отвечает и (при этом) улыбается.

В случае с деепричастием появление дополнительных оттенков значения неизбежно, потому что между двумя действиями всегда есть, как минимум, временные отношения одновременности или следования, выражающиеся в некоторых случаях видом деепричастия. На чисто временные отношения могут накладываться и логические, например, отношения причины или условия. […] [Н]и временные, ни логические отношения не выражаются деепричастием как таковым, а появляются только в комитативных конструкциях.» [Garde 1995]. Стоит обратить внимание на различие, существующее между конструкцией с союзом и и деепричастным оборотом. В предложении Он отвечает и улыбается обе предикации структурно практически равноправны;

для того, чтобы передать более низкий коммуникативный ранг одной из предикаций, приходится прибегать к лексическим средствам (и при этом). Что же касается перифразирования конструкций с деепричастиями (P, и при этом Q), то оно возможно и для многих комитативных конструкций;

Э. Косериу предположил, что общее значение предложных групп типа “mit X” в немецком языке может быть представлено как ‘и при этом есть X’ (‘und X ist dabei’) или ‘в присутствии X-а’(‘unter Dabeisein von X’) [Coseriu 1970: 218–220]. 4.5.4.2. Отрицательный коррелят В качестве одного из доводов в пользу отделения немецкого предлога mit ‘с’ от других предлогов Х. Зайлер приводит тот факт, что у него есть отрицательный коррелят — ohne ‘без’ [Seiler 1974: 219];

то же самое верно и для аналогичных предлогов в других языках, напр. в английском и русском. Контекстные конвербы также, в отличие от специализированных, часто имеют особую отрицательную форму, например в марийском (4.58), тамильском [Asher 1985], годоберинском (4.59).

марийский < ФИННО-УГОРСКИЕ < УРАЛЬСКИЕ [собс.] (4.58) А. pur-en заходить-CONV вставать.PST-3SG он бежать.PRS-1SG ogal'-e tudo a mj ая дальше-LAT umba-ke УТВЕРД. КОНВЕРБ kura-m nun-m [они-ACC l'dkt-en пугать-CONV] Она остановилась, а я дальше бегу, их пугая.

Б. dr невеста den COM kae pelet-de жених разговаривать-CONV.NEG og-a-t стоять-PRS-3PL ОТРИЦ. КОНВЕРБ Невеста с женихом стоят молча [= не разговаривая].

годоберинский < НАХСКО-ДАГЕСТАНСКИЕ < СЕВЕРНОКАВКАЗСКИЕ [Kibrik (ed.) 1996: (T2:15), 271;

(6), 199] (4.59) А. ho=r=e-la [он=N.PL-И r=e-, N.PL=вел-CONV] den я.ERG w=aa kolela M=пришел Колела УТВЕРД. КОНВЕРБ Приведя их {быков}, я пошел в Колела.

Б. c-bela-qi [гость-PL-AD hali-i'-a смотрел-NEG-CONV] он=M ho=w wu=k'a M=был bik'un-a-Li угол-OBL-INTER ОТРИЦ. КОНВЕРБ Он сидел в углу, не глядя на гостей.

Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности 4.5.4.3. Совпадение показателей Самые убедительные доводы в пользу функционального сходства контекстных деепричастий и комитатива предоставляет материал тех языков, в которых эти две категории имеют одинаковое формальное выражение. В их число входят чукотско-камчатские и кетский языки, а также некоторые нахско-дагестанские языки андийской группы. В чукотском языке суффикс -ma показателя «сопроводительного падежа» a-…-ma (см. (3.43)) генетически тождествен показателю деепричастия одновременного действия (имеются также сведения, что и циркумфикс a-…-ma образует деепричастные формы) [Скорик 1986]. Ср.:

чукотский < ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ [Скорик 1986] КОНВЕРБ (4.60) pere-ma ;

брать-CONV садиться-CONV waka-ma ‘беря’ ‘садясь’ В корякском языке, помимо деепричастия и сопроводительного падежа на -ma, идентичны также один из показателей «совместного» падежа и маркер деепричастия, обозначающего «действие, одновременное с главным», «состояние субъекта действия» [Жукова 1972]:

корякский < ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ [Жукова 1972: 120] КОМИТАТИВ (4.61) А. ejq-lewt-e ;

COM-голова-COM ajq-qaala-ta COM-утята-COM с головой Б. nwil-k останавиться-INF с утятами > ejq-nwil-e CONV-останавиться-CONV КОНВЕРБ ‘остановиться’ ‘остановившись’ В кетском языке (< ЕНИСЕЙСКИЕ), по сообщению [Дульзон 1974: 205-10], деепричастия образуются тремя способами, а именно путем присоединения падежных суффиксов, среди которых — два варианта «совместно-орудного» падежа и продольный падеж. Обращаясь к севернокавказским языкам, в нескольких языках андийской группы этой семьи мы находим транскатегориальные показатели — частицы, функционирующие одновременно как зависимостные показатели комитатива при ИГ и как особые маркеры, присоединяющиеся к деепричастиям или их зависимым (см. примеры в 3.2.3). В багвалинском языке имперфективное деепричастие на -X служит для образования сочинительных конструкций: в частности, в этих конструкциях невозможно линейное вложение предикации, возглавляемой деепричастием, в другую предикацию, а также релятивизация (в том числе из другой предикации) [Кибрик (ред.) 2001: 582–585]. Однако при присоединении комитативной частицы -(l)ena деепричастная конструкция превращается в подчинительную;

с точки зрения семантики, -(l)ena «привносит смысл второстепенности действия, выраженного деепричастием» [там же: 592]. 4.5.4.4. Сочинение vs. подчинение: переходные случаи Следует иметь в виду, что граница между сочинением и подчинением является размытой: сочинение и подчинение не есть элементарные понятия, а лишь пучки, кластеры свойств, между которыми существует значительное переходное пространство. Типичная сочинительная конструкция должна быть симметричной (равновесной);

под этим понимается как семантическое (включая коммуникативный уровень), так и формальное равноправие ее частей. При этом оказывается, что семантическая симметрия Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности не всегда выражается в формально симметричной конструкции, и наоборот: не всякая формально симметричная конструкция выражает симметричное содержание. В синтаксической типологии для разграничения сочинения и подчинения используется несколько формальных критериев, в том числе наличие ограничений на линейное вложение одного из элементов внутрь другого [Зализняк, Падучева 1975: 65;

Haspelmath 1995];

на фокализацию, топикализацию, релятивизацию одного из элементов (так наз. островное ограничение) (Coordinate structure constraint) [Ross 1967/1981];

на антецедент анафорического местоимения [Langacker 1969;

Reinhart 1983];

воздействие матричного глагола [Зализняк, Падучева 1975: 65], и др. Оказывается, что в применении ко многим конструкциям конкретных языков различные критерии дают различные результаты, т. е. наблюдается сочетание свойств сочинения и подчинения. Кроме того, конструкции с одним и тем же показателем могут обнаруживать, в зависимости от семантики предложения, то полностью сочинительные, то полностью подчинительные свойства. В корейском языке конструкция с глагольным аффиксом -ko ‘и’ может проявлять различные свойства в зависимости от некоторых дополнительных условий: времени и моносубъектности [Рудницкая 1997]. В цахурском языке так наз. бессоюзная конструкция при наличии причинно-следственной семантики или фокусного выделения одной из предикаций (но не обеих) проявляет свойства подчинительной, а в остальных случаях — свойства сочинительной [Кибрик (ред.) 1999]. Во многих языках (напр., в хуа [Haiman 1980]) немаркированный способ связи двух предикаций, соответствующий европейским сочинительным конструкциям, не является симметричным, а специальные симметричные конструкции применяются в некоторых особых условиях. Таким образом, однозначное отнесение полипредикативной конструкции к сочинительному или подчинительному типу возможно далеко не всегда. Среди переходных случаев можно выделить те конструкции, которые, несмотря на несимметричность морфологического маркирования, проявляют сочинительные свойства (ср. названные выше корейские конструкции с -ko). Они, по существу, являются сочинительнокомитативными, как и конструкции, использующие комитативный показатель для сочинения ИГ.

4.5.5. Структурные типы множественной референции для предикаций Об обоснованности функциональной аналогии между соответствующими средствами выражения множественности участника, с одной стороны, и ситуации, с другой, говорят факты совпадения формальных показателей, использующихся в этих функциях. Так, известны случаи совпадения показателей мультипликатива (аддитивной глагольной множественности) и собирательности [Плунгян 2000: 295];

сочинения ИГ и сочинения предикаций (в частности, в европейских языках);

комитатива и контекстных конвербов (см. 4.5.4.3). Можно резюмировать, что аналогию комитативным конструкциям составляют подчинительные конструкции с контекстными (неспециализированными) деепричастиями. При этом есть языки, в которых совпадают показатели комитатива и самого деепричастия (корякский, кетский);

в других языках комитативный маркер добавляется к деепричастию, чтобы обеспечить подчинительную («фоновую») интерпретацию (багвалинский). Подытоживая рассмотрение множественности и способов ее выражения, скажем, что комитативные конструкции занимают ключевое место среди двучленных средств мно Глава 4. Комитатив как средство выражения множественности жественной референции, что во многом определяет не только сферу применения комитатива, но и диахроническое развитие комитативных конструкций. В заключение раздела предлагается следующая сводная таблица средств плюрализации участника/ситуации:

Тип множеств. референции к участникам к ситуациям Характер референции Коммуникативная выделенность референтов одночленные аддитивная репрезентативная (4.3.2) (4.3.2) «число ситуации» (4.5.1) ? (4.5.2) единая X1 = X2 =…= Xn раздельная X1 >> X2, …, Xn (экспл./импл.) двучленные сочинительная сочинительнокомитативная комитативная сочинение ИГ (1.4.2.2) СКК (1.4.2.5) КК (1.4.2.2) сочинение предикаций (4.5.3) переходные случаи (4.5.4.4) контекстные конвербы (4.5.4) раздельная раздельная раздельная XY X>Y X >> Y Таблица 15. Средства множественной референции к участникам и ситуациям 4.6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В Главе 4 комитативные конструкции рассматривались в связи с категорией множественности. Собственно комитативные конструкции являются одним из средств выражения множественного участника;

обсуждено их место в ряду таких средств, как аддитивная, репрезентативная множественность, сочинительные конструкции. Уточнена и детализирована классификация Л. Стассена, разделяющая языки на два типа — ‘AND’ и ‘WITH’ — в зависимости от наличия одной (комитативной) или двух (комитативной и сочинительной) двучленных стратегий выражения множественного участника. Показано, что для языков обоих типов важно учитывать наличие сочинительных комитативных конструкций, использующих комитативный маркер в сочинительной стратегии. Предложен параметр структурной мощности языка, описывающий количество конструкций, различаемых языком в данной функциональной области (а именно, в области выражения множественного участника). Рассмотрено использование комитативных показателей в естественно множественных ситуациях, в частности взаимных (реципрокальных). Помимо обозначения одного из участников, зависимостные комитативные маркеры могут присоединяться к глаголу, превращаясь в вершинные показатели реципрока. Помимо выражения множественности участника, для типологии комитатива представляет интерес выражение множественности ситуации. Здесь аддитивная стратегия реализуется в категориях «числа ситуации», сочинительная — в сочинении предикаций, комитативная — в конструкциях с контекстными конвербами. Существуют и языки, где в последних используются комитативные показатели.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.1. ПОЛИСЕМИЯ КОМИТАТИВНЫХ КОНСТРУКЦИЙ Основным материалом данной работы являются конструкции, которые могут выступать в функции, определенной в Главе 2. Напомним это определение: Комитативной конструкцией (= КК) в языке L будем называть морфосинтаксическую конструкцию, используемую в данном языке для выражения множественного участника PL ситуации S, в которой выражения, обозначающие его элементарных участников P1 и P2, синтаксически подчиняются одному предикату и имеют различный структурный ранг. (ОпрКК, § 2.6). Любое такое морфосинтаксическое средство мы имеем право считать комитативным. Естественно, однако, что КК и используемые в них показатели чаще всего бывают полисемичны — они используются не только в функции собственно КК, но и в некоторых других. В частности, как уже известно из Главы 3, комитативные показатели могут также маркировать сочинение ИГ, реципрок и социатив. Когнитивная теория исходит из того, что полисемия в языке — не случайное явление, а отражение глубинных процессов, связанных с человеческим мышлением вообще и с функционированием языка в частности. В случае с полисемией КК это означает, что совмещение собственно комитативной функции с другими в большинстве своем носит мотивированный характер (хотя отнюдь не всегда заранее предсказуемый).

5.1.1. Задачи описания полисемии При описании семантического потенциала исследуемых конструкций перед лингвистом встают две задачи. Первая из них — это инвентаризация, «перепись» тех значений (функций), которые в тех или иных языках могут выражаться таким же образом, как и комитатив. Вторая задача — объяснительная, она состоит в поиске ответа на вопрос, каков механизм возникновения в языке именно такого совмещения функций, образования именно такой системы значений. Первая задача требует учета данных большого числа разноструктурных языков, принадлежащих к различным ареалам и семьям, т. е. типологически представительной выборки. Естественно, основным источником данных в этом случае являются грамматические описания отдельных языков. Ограничением в данном случае является наличие и доступность описаний, а также их качество — в первую очередь, степень подробности. Практический опыт автора показывает, что релевантные сведения могут быть найдены иногда более чем в десяти различных разделах одного грамматического описания. Тем не менее, информация редко бывает исчерпывающей. Так, например, в грамматиках известной серии Lingua Descriptive Series (= Croom Helm Descriptive Grammars), основанных на вопроснике [Comrie & Smith 1977], среди «не-местных семантических функций» отдельно рассматриваются Инструмент, Комитатив, Материал и Образ действия. Однако сведения о выражении роли Средства и различных подтипов Инструмента и Образа действия появляются в этих грамматиках только по усмотрению авторов (т. е. практически отсутствуют), поскольку вопросником не регламентированы. Схожие проблемы возникают и при обращении к другим грамматикам. Более того, языковые описания разных авторов фокусируются на разных фрагментах грамматики и в силу этого содержат разные фрагменты релевантных для описания КК сведений. Таким образом, про одни языки читатель может узнать, используется ли в них комитатив Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций ные показатели для сочинения ИГ;

про другие — выражают ли комитативные маркеры Агенс в пассивной конструкции, про третьи — выражают ли они Агенс в каузативной конструкции (Causee), и т. д. и т. п. Более приемлемые результаты дает целенаправленный опрос носителей языка (анкетирование), но у этого метода есть свои недостатки: относительная трудоемкость и меньший охват языков. Наконец, ценную информацию можно извлечь из аутентичных текстов на языке — как из электронных корпусов, так и из печатных текстов, особенно если они снабжены поморфемным глоссированием. Известные затруднения, связанные с этим типом источников, можно разделить на технические (существование и доступность пригодной к использованию коллекции текстов на данном языке) и содержательные. К последним относятся, например, проблема «легитимности» текстов (можно ли считать все текстовые примеры грамматически и семантически приемлемыми), а также проблема «отрицательной верификации» (если в корпусе текстов показатель X ни разу не встречается в функции Y, значит ли это, что в данном языке он не выступает в ней никогда?). В данной работе были использованы, в разной степени, все три типа источников, что позволяет надеяться на определенную близость получившейся картины к истине. Ясно, тем не менее, что передо мной не стояла задача найти все возможные в языках мира примеры совмещения комитативной функции с другими. В лучшем случае были учтены все основные образцы, наиболее часто встречающиеся в языках мира и наиболее важные для реализации второй задачи — понимания и объяснения механизмов полисемии с участием комитатива.

5.1.2. Инвентарь полисемических расширений комитативных конструкций Если в языке L выражение A имеет семантически связанные функции X и Y, то функцию Y мы будем называть полисемическим расширением функции X (и наоборот, X — полисемическим расширением Y-а). Это отношение симметрично и включает как источники, так и результаты семантических сдвигов. Первым этапом изучения семантического потенциала интересующих нас конструкций является инвентаризация зафиксированных в языках мира полисемических расширений КК. Изучая доступные материалы по разнообразным языкам, мы составляем перечень функций, которые могут выражаться тем же способом, что и комитатив. Так, например, мы узнаем, что в языке навахо формально комитативными конструкциями с показателем -i обозначаются Адресат при глаголах речи, Экспериенцер при предикатах типа ‘знать’, ‘нравиться’, Средство передвижения;

и что в навахо имеются копредикативные ФКК [Young & Morgan 1992]. Более всего нас интересуют те функции, которые попадают в наш перечень регулярно (по крайней мере более одного раза). Так, копредикативные ФКК распространены в языках мира весьма широко;

они встречаются в большинстве индоевропейских языков, отмечены в описаниях баскского, тамильского, супире, бабунго и других языков. Весьма вероятно также, что во многих описаниях копредикативные ФКК не упоминаются лишь по той причине, что не отличаются авторами от собственно комитативных конструкций;

в таком случае их распространение должно быть еще более широким. Функции Адресата и Средства передвижения у ФКК распространены чуть менее широко;

последняя отмечается, например, в баскском, удэгейском, марийском. Экспериенциальное же употребление ФКК встречается довольно редко;

в моей выборке оно встречается в риау индонезийском. Его можно отнести к отличительным чертам КК двух данных языков.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций 5.1.3. Порядок описания полисемических расширений В последующих разделах будет представлен инвентарь полисемических расширений КК в языках мира (как структурных, так и семантических). Насколько мне известно, такая задача прежде не ставилась. С одной стороны, существуют работы, посвященные полисемии с участием комитативных показателей в конкретном языке или группе языков (напр., [Maslova 2000] о языках банту, [Michaelis & Rosalie 2000] о креольских языках с французской основой, [Wise 1990] об аравакских языках, [Gil 2004] о риау индонезийском). С другой стороны, в нескольких типологических исследованиях на широкой языковой выборке изучается совмещение в одном показателе функции комитатива и одной-двух-трех других функций (см. обзор работ [Stolz 1996a, 2001a, 2001b;

Stassen 2000] в разделе 1.4). Попыток же более или менее полной инвентаризации полисемии с участием комитативных показателей в языках мира, по моим сведениям, до сих пор не предпринималось. Приведенный ниже инвентарь также ни в коей мере не является исчерпывающим, но, по крайней мере, учитывает данные многих ареалов и языковых групп. Изложение будет строиться следующим образом: последовательно обсуждаются типы формальных модификаций структуры КК, исчисление которых намечено в разделе 3.4, а внутри каждого формального типа — семантические модификации. Принятый здесь порядок рассмотрения конструкций не следует принимать за отражение диахронического развития: то, что та или иная конструкция будет названа модификацией структуры комитативной конструкции, а не наоборот, является чистой условностью. Оправдана эта условность лишь тем, что именно КК находятся в фокусе нашего изложения;

между тем, направление развития в конкретных случаях может быть прямо противоположное. В последующих разделах последовательно обсуждаются структурные разновидности, представленные в разделе 3.4. После повторения типичных примеров данной структурной разновидности ФКК обсуждаются семантические отличия ФКК от собственно комитативных конструкций и ее семантические разновидности. Приводятся примеры, характеризующие спектр употребления комитативных показателей в языках мира. В целях сокращения объема не все семантические разновидности ФКК будут освещены одинаково подробно. Детальнее других обсуждаются копредикативные, определительные, предикативные ФКК, а также аргументные ФКК с инструментальной, агентивной, каузативной семантикой, и актантные ФКК при симметричных предикатах. Сочинительные ФКК были рассмотрены в разделах 1.4.2 и 4.2. Семантические разновидности большинства сирконстантных ФКК представлены несколькими примерами без дальнейшего обсуждения.

5.2. КОПРЕДИКАТИВНЫЕ ФКК русский < СЛАВЯНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [собс.] (5.1) Петя пришел к нам в гости с альбомом новых фотографий.

аякучо кечуа < КЕЧУА < АНДСКИЕ [Parker 1969: 58–59] КОМИТАТИВ (5.2) wasi-yuq-nintin дом-PROPR-COM ri-n уходить-3SG Он идет со своим хозяином [= имеющим дом].

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций КОПРЕДИКАТ (5.3) pukana-ntin игрушка-COM ri-pura уходить-3SG.PST Он ушел со своей игрушкой.

Копредикативные ФКК широко распространены в индоевропейских языках (романские, германские, славянские);

они также зафиксированы, среди прочих, в баскском, тамильском, супире, нкоре-кига, аякучо кечуа, удэгейском. К сожалению, во многих случаях они смешиваются с другими употреблениями комитативных конструкций, и информацию о них не всегда просто получить из описательных грамматик.

5.2.1. Ролевая vs. копредикативная трактовка В целом ряде описаний копредикативным ФКК приписывается некоторая специфическая ролевая семантика, например роль несомого. Ср.: «Предметный “ассоциированный участник” особенно часто встречается с глаголами движения, обозначая несомое […]» [Коваль & Нялибули 1997: 165].

фула < АТЛАНТИЧЕСКИЕ < НИГЕР-КОНГО [Коваль & Нялибули 1997: 165] (5.4) o он wartidi возвращаться.SOC e COM hootonnde kae кольцо золото Он вернулся с золотым кольцом.

(5.5) powal гиена aodii e liingu рыба mum свой проходить.мимо.SOC COM Гиена прошла мимо со своей рыбой.

«К менее распространенным периферийным падежам относятся, в частности, следующие: комитатив, выражающий роль [выделено мной.— А. А.] второстепенного агенса, сопровождающего действия главного (пришел с друзьями) и/или объекта, который имеет при себе главный участник ситуации (как настоящий англичанин, он спал с грелкой) […]» [Плунгян 2000: 170]. На определение В. А. Плунгяна («роль объекта, который имеет при себе главный участник ситуации») ссылается, например, М. Ю. Смолина при описании комитатива в урумском языке;

ср.:

урумский < ТЮРКСКИЕ < АЛТАЙСКИЕ [Смолина 2004: 98] (5.6) o t'it-ti sumka-jnan el-n-e рука-POSS.3SG-LOC она идти-PST сумка-COM Она ушла с сумкой в руке.

В грамматиках Lingua Descriptive Series копредикативные конструкции типа (5.1)–(5.6) фигурируют в разделе «Средства выражения не-местных семантических функций» 1, наряду с ролями бенефактива, инструмента, комитатива и т. д., под названием Circumstance (‘обстоятельство, условие’):

Причем некоторые авторы грамматик приводят в соответствующем пункте копредикативные конструкции, а другие авторы — определительные конструкции (см. 0). С другой стороны, копредикативные ФКК иногда описываются в пункте Комитатив.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций бабунго < БАНТОИДНЫЕ < НИГЕР-КОНГО [Schaub 1985: (20a), 145] (5.7) w jw он приходить.PF n INS gh руки gh его bw плохой Он пришел с грязными руками.

Представляется, что свойство ‘быть объектом, который имеет при себе главный участник ситуации’ не составляет описания роли участника ситуации. (О соотношении комитатива и семантических ролей см. 2.4). Копредикативные употребления комитатива гораздо более естественно рассматривать в соответствии с другими копредикатами: синтаксически они зависят от главного предиката, семантически определяют одного из участников (подробнее см. 2.5.2.3). Семантические отношения, возникающие между Ориентиром и Спутником в такой ФКК, могут быть описаны как частный случай предикативных отношений, возможных в данном языке между двумя именами. Некоторые специфические черты им все же присущи, а именно: 1. Ситуация, выражаемая копредикатом, имеет место во временной рамке ситуации, выраженной главным предикатом [Schultze-Berndt & Himmelmann 2004: 19]. (Общее свойство копредикатов). 2. Как отмечалось в Главе 2, прототипические комитативные конструкции содержат глаголы движения или позиции. Чаще всего с этими же глаголами строятся и копредикативные ФКК (ср. примеры (5.4)–(5.7)). 3. Наконец, типы (классы эмпатии) участников в копредикативных ФКК не вполне произвольны: речь обычно идет об одушевленном Ориентире и неодушевленном предметном Спутнике (ср. те же примеры). Дело в том, что в случае совпадения характеристик Спутника и Ориентира (в частности, признака одушевленности), конструкция с большой вероятностью интерпретируется как собственно комитативная. Именно асимметрия Спутника и Ориентира, их неравноспособность (неравные способности быть участниками Ситуации) и открывает дорогу копредикативной интерпретации. Именно сочетание трех указанных признаков и производит отраженный в традиционных определениях семантический эффект: типичным случаем отношения между одушевленным участником ситуации движения и неодушевленным предметом, при условии временнго включения в саму ситуацию движения, является отношение каузативного перемещения (X идет с Y-ом X несет Y) или, шире, актуального обладания (X идет с Y-ом у X-а [с собой] есть Y)1.

5.2.2. Спутник — часть (тела) Ориентира У копредикативных ФКК имеется особая семантическая разновидность, в которой Спутник является частью Ориентира (частью тела Ориентира).

(5.8) Она забралась на диван с ногами и укрылась пледом.

В данном случае речь уже идет не об актуальном обладании, а о постоянном. Поскольку временные рамки копредиката должны ограничиваться временными рамками главного предиката, а наличие у человека рук, ног, носа, ушей и т. д. обычно со временем не изменяется и потому не представляет интереса для актуального сообщения, в конструкцию чаще всего вводится еще один атрибут, характеризующий уже Спутник (с испачканным лицом, с вытаращенными глазами, с всклокоченными волосами и проч.;

см. (5.7)). Таким образом, если в общем случае характеристикой Ориентира является само по себе наличие Спутника (Он вернулся с золотым кольцом ~ ‘Он вернулся, и у него было Характерно, что примеры (5.1)–(5.6) допускают обе интерпретации.

Глава 5. Структурный и семантический потенциал комитативных конструкций кольцо’), то в данном частном случае Ориентир определяется через характеристику Спутника (Он остался с открытым ртом ~ ‘Его рот остался открытым’;

Он появился с испачканным лицом ~ ‘Он появился, и его лицо было испачканным’).

Межъязыковые различия То, что языки по-разному «обрабатывают» обычные копредикативные ФКК и описываемую их разновидность, становится ясно уже при сравнении русского и французского языков. В обоих языках существуют копредикативные ФКК, где Спутник — неодушевленный предмет (предлог avec ‘с’ также используется и в прототипических КК):

французский < РОМАНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ (5.9) Il est rentr avec un gros sac.

Он вернулся с огромным мешком.

КОПРЕДИКАТ: ПРЕДМЕТ Однако копредикаты, обозначающие части тела, маркируются в них по-разному. Русский язык предпочитает комитативное оформление, а французский — так наз. абсолютные (беспредложные) обороты:

французский < РОМАНСКИЕ < ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ [Гак & Ганшина 2002] КОПРЕДИКАТ: ЧАСТЬ ТЕЛА (5.10) Il a rest bouche be.

Он остался (стоять) с открытым ртом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.