WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

АРЕШИДЗЕ Наталья Вадимовна ФОРМИРОВАНИЕ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА, ВЕГЕТАТИВНОГО ГОМЕОСТАЗА, МОРФОТИПА И ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ

СВОЙСТВ ЛИЧНОСТИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ОНТОГЕНЕЗА ЧЕЛОВЕКА 03.00.13.-физиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Научный консультант: доктор медицинских наук проф. Бутова О.А.

Ставрополь-2004 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. Список сокращений…………………………………………………….. Введение…………………………………………………………………. 1. Физиологические, конституциональные и психологические особенности организма детей в период первого и второго детства (обзор литературы)…………………………………………………….. 1.1. Возрастные особенности электрической активности головного мозга………………………………………………………………………. 1.2. Особенности функционирования вегетативной нервной системы у детей в период первого и второго детства…………………………… 1.3.Конституциональные особенности детей первого и второго детства……………………………………………………………………… 1.4.Характеристика психологического развития детей младшего и среднего школьного возраста …………………………………………... 2. Материалы и методы исследования ……………………………… 2.1. Исследованный контингент………………………………………… 2.2. Метод регистрации биоэлектрической активности головного мозга. …………………………………………………………………….. 2.3. Антропометрический метод………………………………………... 2.4. Метод оценки вегетативной обеспеченности сердечной деятельности ………………………………………………………………… 2.6.Психологическая типология личности детей первого и второго детсва……………………………………………………… 2.6. Методы статистической обработки результатов исследования 2.7. Корреляционный анализ…………………………………………… 3. Особенности биоэлектрической активности головного мозга, конституции и вегетативной обеспеченности сердечной 4 11 11 23 35 41 48 48 49 50 51 59 деятельности детей в период первого и второго детства (результаты собственных исследований)…………………………………………… 3.1. Особенности биоэлектрической активности головного мозга детей………………………………………………………………………… 3.2 Соматотипологические особенности детей……………………….. 3.3. Особенности вегетативной обеспеченности сердечной деятельности детей………………………………………………………………. 3.4. Психологические особенности личности детей в период первого и второго детства………………………………………………………… 3.5. Корреляционные связи между показателями ЭЭГ и антропометрическими параметрами………………………………………………… 4. Обсуждение результатов……………………………………………. 5. Выводы……………………………………………………………….. 6. Список литературы…………………………………………………. 124 139 141 110 97 91 62 74 СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ БЭА – биоэлектрическая активность ЭЭГ - электроэнцефалограмма А – астеноидный соматотип М – мышечный соматотип Д – дигестивный соматотип Т – торакальный соматотип РЖК – развитие жирового компонента сомы РКК – развитие костного компонента сомы РМК – развитие мышечного компонента сомы МЕ – мезо-эндоморфия КИГ - кардиоинтервалография ВР – вегетативная реактивность ИВТ – исходный вегетативный тонус ЧСС – частота сердечных сокращений Сокращения специальных терминов указаны в тексте соответствующих глав ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования. Одной из актуальных задач современной физиологии, адаптологии и антропологии яыляется изучение морфофункциональных особенностей организма человека в различные периоды онтогенеза. В документах ВОЗ последних лет появляется дефиниция «измерения уровней здоровья», рассматривающая здоровье в качестве «ресурса для повседневной жизни». Здоровье оценивается степенью адаптированности организма к окружающей среде, начало болезни рассматривается как явление дезадаптации функциональных систем, а сама болезнь - как результат поломки адаптационного механизма. С этих позиций, разработка любой типологии, отражающей различные стороны жизнедеятельности, является одной из главных задач изучения как изменчивости, так и адаптации человека. Проблема сохранения здоровья подрастающего поколения тесно связана с экологическими проблемами, недостаточным питанием, невысоким уровнем валеологической культуры. Организм ребенка подвержен воздействию различных факторов внешней среды, на что и реагирует в зависимости от своих конституциональных и психологических особенностей. Известно, что для оценки морофофункциональных качеств организма в различные периоды онтогенеза адекватным и целесообразным является конституционально-типологический подход. Представление о конституции как о биохронологической целостности организма, составляющие которой объединены единством темпов роста и развития систем организма, получает все большее распространение в современной науке. Рядом исследований установлено, что различная восприимчивость организма к подобного рода воздействиям зависит от его соматотипологической «защищенности» или «ослабленности» (Н.А. Агаджанян и др., 1995;

О.А. Бутова, 1998;

1999;

2000;

2001;

2002;

2003;

Л.В. Твердякова, 2001;

И.М. Лисова., 2002). Существенные умственные нагрузки выступают в роли мощного стрессового фактора, способного вызвать снижение функциональных резервов кардиоваскулярной системы (Б.О.Бородин, 1990;

Н.А. Агаджанян и др., 1997;

Ward, T.E.;

McKeown, B.C.;

Maxwell, P.T.;

1986). В свою очередь, не менее актуальным вопросом является здоровье популяции, а в особенности одной из наиболее подверженной неблагоприятным факторам окружающей среды части популяции – детей школьного возраста. Это обусловлено тем, что на данном этапе онтогенеза происходит ряд структурно-функциональных изменений органов и функциональных систем организма ребенка. Кроме того, в этот период дети переживают крайне сложный, динамический социо-психофизиологический процесс – адаптацию к обучению в школе. Этот же период является крайне важным для формирования личности ребенка (Т.Я. Сафонова, А.Д. Фролова 2001;

Н.Г. Лусканова, И.А. Коробейников 2001). Период младшего школьного детства характеризуется активным развитием когнитивной сферы, становлением личности ребенка, формированием его социального «Я», развитием самосознания. Воздействие эндогенных и экзогенных неблагоприятных факторов в данный возрастной период может повлечь за собой дизонтогенетическое развитие (Киршбаум Э.И., Еремеева А.И., 1993;

И.Л. Соломин, 1999;

Е.М. Мастюкова 2001;

В.В. Лебединский 2001). Одним из основных заболеваний в педиатрической неврологии считается эпилепсия. Болезнь, дебютирующая в детском и подростковом возрасте достаточно распространена. В частности, распространенность фебрильных судорог достигает 5-14% среди детей до 6 лет (П.А. Темин, М.Ю. Никаноров,1997;

К.Ю. Мухин, А.С. Петрухин, 2000). Наряду с нарушениями в психологической сфере, у больных эпилепсией весьма часто встречается широкий спектр различных «ассоциированных» патологических состояний. Так же известно, что эпилепсия и судорожные синдромы нередко коморбидны с рядом тяжелых нервно-психических заболеваний (В.И. Елкин, 1971;

Betts J.,1995). Дискуссионным остается вопрос о нарушении когнитивных функций у больных эпилепсией (Е.Ю. Кравцов 1994;

Е.И. Баздырев 1997;

G. Beck-Managetta, et. al. 1982;

R.M. Hill, W.M. Vernaiud, G.M. Retting 1982). В литературе исследования учтены встречаются больных возрастные, единичные эпилепсией. физиологоВ весьма и антропологические заболеваниям, не значительном ряде исследований, посвященных эпилепсии и сопутствующим психологические конституциональные особенности больных эпилепсией, хотя доказано, что для здоровья человека психологические факторы не менее важны, чем и социальные, биологические и экологические. Представлялось актуальным изучение особенностей формирования биоэлектрической активности головного мозга, конституциональных и психологических особенностей, а так же вегетативного гомеостаза у детей в возрасте 7 - 12 лет (период первого и второго детства), больных эпилепсией. Цель и основные задачи исследования. Цель исследования изучение биоэлектрической активности головного мозга и механизмов вегетативной регуляции сердечного ритма, психологических особенностей детей на конституциональной основе в зависимости от возраста. Задачи исследования. 1. Выявить особенности формирования биоэлектрической активности головного мозга детей первого и второго детства в норме и при эпилепсии. 2. Оценить вегетативный гомеостаз и адаптивные возможности организма практически здоровых детей и детей-эпилептиков и особенности становления их психологической сферы 3. Изучить соматотипологическую принадлежность детей первого и второго детства.

4. Изучить степень взаимосвязей морфологических и функциональных, психологических признаков организма обследованных детей первого и второго детства. Научная новизна. Впервые исследованы с позиций системного подхода морфофункциональные особенности детей, в том числе страдающих эпилепсией, в периоды первого и второго детства. Показано, что среди здоровых детей значительный процент составляют дети с выраженными нарушениями биоэлектрической активности головного мозга, выявлена взаимосвязь некоторых осей телосложения и показателей ритмов ЭЭГ, как у здоровых, так и у больных детей. Обнаружено, что у больных детей происходит рассогласование темпов морфофункционального соматического развития, нарушения корково-подкорковых взаимодействий, вегетативной обеспеченности и проявлений психологической дизалаптации. Установлено, что больные дети характеризуются неблагоприятным симптомокомплексом психологических свойств личности, нарушениями в познавательной сфере. Теоретическая и практическая значимость. Полученные данные о морфологических особенностях, об особенностях биоэлектрической активности головного мозга головного мозга, о вариантах вегетативной обеспеченности сердечной деятельности, психологических особенностях личности детей, в том числе и больных эпилепсией, на разных этапах онтогенеза позволяют предложить модель своеобразия мозга, становление формирования биоэлектрической активности головного морфофункционального статуса и особенностей психологической адаптации детей первого и второго детства. Практическая значимость работы заключается в том, что результаты работы могут быть использованы в качестве характеристик психосоматического развития и вегетативной обеспеченности сердечной деятельности как практически здоровых детей, так и страдающих эпилепсией в период первого и второго детства. Материалы исследования используются при чтении лекций и проведении занятий по предметам физиологического и морфологического блоков в Ставропольском государственном университете, Ставропольской государственной медицинской академии, в диагностической и клинической работе Краевой детской клинической больницы. г. Ставрополя. Положения, выносимые на защиту. 1. Возрастная динамика биоэлектрической активности головного мозга проявляется в снижении функциональной активности коры в период первого детства, и активации диэнцефальной области в период второго детства. При эпилепсии выявлены нарушения корково-подкорковых взаимодействий. 2. Ускорение темпов соматотипологического развития у практически здоровых детей первого и второго детства ассоциируется с нарушениями вегетативной обеспеченности организма. Конституциональные диссоциации детей, больных эпилепсией сопровождаются нарушениями вегетативной обеспеченности и проявлениями психологической дизадаптации. 3. Сопряженность становления морфотипа и формирования биоэлектрической активности головного мозга подтверждается тесными корреляционными связями осей телосложения и компонентов сомы с параметрами ЭЭГ у детей первого детства. Апробация диссертации. Основные положения диссертационного исследования доложены и обсуждены на: I Международной Интернет конференции «Физиология человека и животных. Экологическая безопасность» (Ставрополь, 2002), X Международной конференции «Циклы природы и общества» (Ставрополь, 2002), Межрегиональной научнопрактической конференции, посвященной 55-летию ФФК (Ставрополь, 2002), Межрегиональной конференции «Проблемы психофизиологии» (Ставрополь, 2003), Международной конференции «Актуальные проблемы медицины и биологии» (Томск, 2003), Межрегиональной конференции, посвященной 80-летию И.А. Држевецкой (Ставрополь, 2003). Публикации. По материалам диссертации опубликовано 6 работ. Структура и объем диссертации.

Работа состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, двух глав результатов исследования и их обсуждения, выводов, библиографического указателя, включающего 232 источника, из них 196 отечественных и 36 иностранных. Работа изложена на *** страницах машинописного текста, содержит 34 рисунка и 14 таблиц.

ГЛАВА 1.

Физиологические, конституциональные и психологические особенности организма детей в период первого и второго детства (обзор литературы) Разнообразие работоспособности возрастно-половой тесно связано с изменчивости показателей физического развития, биологической зрелости, физической и умственной индивидуально-типологическими особенностями. Накопленные к сегодняшнему дню исследования отражают изучение либо функционального, либо морфологическую, либо психологическую компоненту развития человека. Но только рассмотрение этих аспектов во взаимосвязи позволяет делать полностью обоснованное суждение об уровне развития человека, состоянии его здоровья. Установление такого рода связей и является одной из задач медикобиологических наук в настоящее время. 1.1. Возрастные особенности электрической активности головного мозга Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) здорового взрослого человека (находящегося в состоянии покоя, с закрытыми глазами) характеризуется наличием серий ритмов частотой 8-13 кол/ сек. Это альфа-волны, появляющиеся в виде веретен. Амплитуда веретена постоянно возрастает, затем снижается. Средняя амплитуда волн составляет 50 мкВ. В настоящее время альфа ритм разделяют на частотные поддиапазоны: альфа-1 (7,7-8,9/с), альфа-2 (9,3-10,5/с), альфа-3 (10,9-12,5). Среднечастотный альфа-2 ритм представлен в затылочных областях и подавляется при зрительной стимуляции. Он связан с неспецифическими активационными процессами и депрессируется при ориентировочной реакции. Ритм альфа-1 выражен в теменно-затылочных отделах головного мозга и обычно подавляется при открывании глаз. Низкочастотный и высокочастотный альфа ритмы (альфа-1 и альфа-3) в большей степени связаны с интегративной деятельностью мозга (Д.А. Фарбер и др.,1990;

Д.А. Фарбер, В.Ю. Вильдавский, 1996;

Е.А. Жирмунская, В.С. Лосев, 1997). Альфа ритм характерен для индивидуальных личностей, однако, с ним никто не рождается. Становление этого ритма происходит в процессе онтогенеза. К ритмам более высокой частоты относится бета-ритм (15-30/с), который в норме имеет амплитуду колебаний, не превышающую20 мкВ. Он выражен в передних отделах полушарий и обычно регистрируется во время деятельного состояния мозга. Колебания частотой ниже 22/с, обозначаются бета-1, имеющие частоту свыше 22/с обозначаются бета-2.

Кроме указанной активности на ЭЭГ регистрируются более медленные колебания, подразделяющиеся на 2 группы: дельта-ритм (0,5-3/с) и тета-ритм (4-7/с). Дельта-ритм у здоровых людей обычно регистрируется во время сна. Появление выраженной дельта-активности во время бодрствования у взрослых является признаком патологии. Тета-ритм, в норме, наиболее часто встречающийся на ЭЭГ детей, характерен для состояния эмоционального возбуждения и сна;

является частым признаком патологии диэнцефальностволовых структур головного мозга. Электрическая ритмическая активность мозга связана со сложными физиологическими явлениями. Особая роль в формировании корковой ритмики принадлежит ретикулярной формации (РФ) мозга. Отмечается активирующее воздействие РФ среднего мозга и нижнестволовых структур на кору полушарий большого мозга, проявляющееся в десинхронизации корковой ритмики (понижение амплитуды колебаний и повышение выраженности колебаний высоких частот). Помимо активирующей системы, существуют образования, оказывающие тормозное влияние на кору большого мозга - таламус, нижние отделы моста, что сопровождается синхронизацией корковой ритмики (повышение амплитуды колебаний и группирование их в виде веретен;

это характерно для перехода от бодрствования ко сну). Кора большого мозга постоянно подвергается синхронизирующим и десинхронизирующим влияниям, которые находятся во взаимно антогонистических отношениях. В свою очередь РФ мозга находится под постоянным контролирующим и регулирующим влиянием коры больших полушарий, а также под воздействием афферентации, приходящих из нижележащих отделов. С преобладанием тормозящих или активирующих воздействий на кору большого мозга со стороны РФ связан тот или иной уровень бодрствования и сна. Таким образом, суммарная ЭЭГ является показателем не только функционального состояния коры полушарий большого мозга, но и короково-подкорковых отношений. Нормальная электроэнцефалограмма у детей отличается от таковой у взрослых. ЭЭГ детей характеризуется замедлениями волн и многообразием их типов, широким диапазоном частот и разнообразием физиологических вариантов. Так, например, показано, что при регистрации ЭЭГ недоношенного ребенка отмечаются медленные, изменчивые, нерегулярные колебания с низкой амплитудой, временами наблюдается угнетение электрической активности. На электроэнцефалограмме новорожденного регистрируются медленные дельта-волны (1-3/с). В двухмесячном возрасте на ЭЭГ преобладают дельта-волны частотой 2- 4/с. Этот ритм сохраняется на протяжении первых шести месяцев жизни (И. Лесны, 1962;

Д.А. Фарбер и др., 1990). В этом возрасте может отмечаться четкая реакция на афферентные стимулы (R. Coen, D. Tharp, 1985;

). Регулярная ритмическая активность появляется между 3-м и 6-м месяцам постнатального развития и к 6 месяцам имеет частоту 6-8/с, а к 12- мес 7-8,5/с, с амплитудой от 50 до 100 мкВ (Т.А. Строганов, И.Н. Посикера, 1993;

E. Niedermeyer, 1993). Этот ритм рассматривается как онтогенетический вариант альфа- ритма. С возрастом наблюдается постепенное повышение частоты колебаний и стабилизация основного ритма. Нарастание частоты альфа-ритма отражает морфологическое созревание мозга, которое продолжается во время всего периода онтогенеза (Э. Парайц, Й. Сенаши, 1980). В возрасте 1-3 года частота альфа колебаний варьирует от 6 до 9/с. Вместе с тем, на ЭЭГ регистрируются медленные волны частотой 2-3 и 4-5/с. В этом возрасте отмечается усложнение биоэлектрической активности мозга, повышается вариабельность ЭЭГ. В затылочных отделах полушарий появляются полифазные потенциалы - сочетания альфа колебаний и медленных волн. Они встречаются у 70% детей и максимально проявляются в 9-10-ти летнем возрасте. В физиологических условиях активность дельта-ритма дольше всего сохраняется в лобных и затылочных областях головного мозга, частота колебаний этих волн увеличивается на втором году жизни до 3,5/с, а после третьего года жизни они появляются лишь спорадически и в незначительном количестве. Начиная с полуторалетнего возраста регистрируются также и бета- волны с частотой 18-24 /с, главным образом в лобной области (Л.А. Новикова, 1994;

D. Kellaway, 1965;

O. Eeg-Olofsson, 1970). В возрасте 4-6 лет на ЭЭГ преобладают волны частотой 6,5-9,5/с и наблюдается доминирование альфа ритма в затылочных областях коры большого мозга. С возрастом различия между затылочными и передними отделами коры полушарий большого мозга увеличиваются. Однако тета ритм в этом возрасте еще выражен и может быть преобладающей формой активности. В ходе процесса созревания мозга альфа–ритм становится ведущим. В возрасте 7-11 лет тета–волны с частотой 6-7 /с отмечаются только в узкой зоне височных долей. Над лобными долями начинают появляться бета–волны с частотой 15-20 /с, и их количество постоянно увеличивается (F. Gibbs, E. Gibbs, 1950;

E. Nidermeyer, 1993). В процессе дальнейшего онтогенеза, между 12-14 годами отмечаться так называемый пубертатный регресс, причем у девочек он начинается несколько раньше, нежели у мальчиков (Э. Парайц, Й. Сенаши, 1980). На фоне сформированного альфа ритма сохраняется тета активность (возможно увеличение количества тета – волн). Единичные такие волны обнаруживаются и над лобными долями. Общая картина ЭЭГ становится неправильной, «десинхронной». Многие исследователи связывают эти изменения с общими изменениями личности, процессов ВНД, гормонального фона, что тесно связано с процессом полового созревания (Н.С. Галкина, 1973;

Л.А. Новикова 1994).

После 14–го или 15-го года жизни частота регистрируемых волн повышается, быстро устанавливается их синхронность, поэтому на ЭЭГ юношей и девушек преобладает альфа ритм, иногда регистрируемый далеко в передних отделах мозга. В них отмечается различное количество бета– волн, а тета–волны представлены в гораздо меньшем объеме. Частота альфа– ритма различна (8-13 /с), но после 16 лет она постоянна, даже если на ЭЭГ с возрастом начинает увеличиваться количество быстрых волн другого типа. Формирование паттерна ЭЭГ, характерного для взрослого человека, продолжается до 21 года, причем у девочек процесс созревания электрической активности мозга опережает таковой у мальчиков на 2-3 года (Н.Л. Горбачевская, Л.Ф. Кожушко, 1990;

Л.Р. Зенков, 1996;

Н.К. Благосклонова, 2000). Таким образом, в процессе формирования корковой ритмики происходит постепенное изменение частотного спектра колебаний ЭЭГ, снижается количество медленных волн типа дельта и тета, стабилизируется альфа-ритм, происходит зональное распределение ритмики, то есть,в затылочной области отмечается альфа–активность, в лобной области преобладает бета активность, тогда как в височной области регистрируются альфа и бета волны, смешанные с эпизодическими субтета волнами (И. Лесны, 1987;

Е.А. Жирмунская, 1996;

B. Westmoreland, J. Stockard, 1977). У здорового взрослого человека существует несколько основных вариантов (типов) ЭЭГ, обусловленных характеристиками ведущего ритма, а именно: 1. Частотой ритма (быстрый или замедленный альфа – ритм);

2. Синхронностью ритма (синхронный или десинхронный);

3. Симметричностью амплитуды ритма;

4. Уровнем регистрируемой на ЭЭГ реакции на открывание глаз (большая или малая);

5. Распространенностью в передние области (выраженная или невыраженная). В связи с гораздо большей вариабельностью частот в ЭЭГ детей, чем в более зрелом возрасте, были определены границы доминирующего ритма, ниже которых ЭЭГ следует рассматривать как ненормальную (Зенков Л.Р., 1996) (табл.1) Табл.1 Граничные значения частоты доминирующего ритма у детей Возраст (годы) 1 3 5.

Частота волн (Гц) >5 >6 >7 > Процентная встречаемость некоторых вариантов активности в детском и юношеском возрастах так же была освещена в ряде работ (Н.С. Галкина, 1973;

Л.Р. Зенков, М.А. Ронкин, 1991) (табл.2). Табл.2. Представленность некоторых вариант ЭЭГ в здоровой популяции в зависимости от возраста. Вид активности Медленная диффузная активности более 50мкВ и более 30% времени Медленная ритмическая активность в задних отведениях Эпилептическая активность, вспышка ритмичных медленных волн «Нормальная» ЭЭГ Рядом исследователей 1-15 лет (%) 14 25 15 68 подчеркивается, что 16-21 год(%) 5 0,5 5 77 вышеуказанные характеристики ЭЭГ в процессе созревания головного мозга должны учитываться при дифференциальной диагностике патологического процесса (эпилепсии), поскольку присутствие тета- и дельта волн на ЭЭГ, в частности, являющееся нормой для маленького ребенка, на ЭЭГ взрослого говорит о патологических изменениях в деятельности мозга (Д.А. Фарбер, В.В. Алферова,1972;

Н.С. Галкина, 1973;

Л.Р. Зенков и др, 1989). В современной медицинской позволяют практике правильно электроэнцефалографические установит диагноз исследования провести эпилепсии, дифференциальную диагностику с неэпилептическими пароксизмальными состояниями, способствуют определению типа припадка, локализации фокуса эпилептической активности и во многих случаях позволяет оценить динамику пароксизмальной активности. В настоящее время очевидно, что интенсивность и распространенность эпилептической активности на ЭЭГ находится в существенной зависимости от функционального состояния мозга в цикле сон-бодрствование (А.М. Вейн, 1974;

А.М. Вейн, Т.Г. Вознесенская, В.Л. Голубев, 1991). Проведение электроэнцефалографических исследований при эпилепсии при различных ее функциональных состояниях возможности мозга (Р.Г. значительно расширяет диагностические Биниауришвили и др, 1985;

Г.В. Селицкий, Н.Е. Свидерская, 1986). Эпилептическая активность у больных эпилепсией разделяется на иктальную (связанную с припадками) и интериктальную, т.е. эпилептическую активность в межприступном периоде. Иногда иктальная активность идентична отмечающейся в интериктальном периоде. Тем не менее, чаще интериктальная активность отличается от эпилептической в момент припадка. Эпилептическая активность различна при разных типах припадков. Поэтому знание особенностей электрической активности мозга во время эпилептического припадка имеет большое патофизиологическое и диагностическое значение (позволяет дифференцировать виды припадков) (А.М. Киселева 1971;

П.М. Сараджишвили, Т.Ш. Геладзе, 1977). В целом ЭЭГ при эпилепсии необходимо оценивать по: • наличию специфической эпилептической активности, ее характеру, локализации, степени генерализации;

• наличию неспецифических аномальных пароксизмальных разрядов в различных частотных диапазонах;

• характеру и степени синхронизации физиологического фонового ритма, характеру самого ритма;

• реакции электроэнцефалографических различной модальности феноменов и по их на афферентную на стимуляцию изменениям функциональные нагрузки. К специфической эпилептической активности относятся спайки, острые волны, комплекс острая - медленная волна. Пик (spik) – пикообразный потенциал, представляющий собой изолированную волну, хорошо выделяющуюся из фоновой ритмики, длительностью 20 – 70 мс (Chartian et al, 1974). Пик имеет отчетливую негативность. Амплитуда ритма зависит от отношения эпилептического очага к поверхности коры, от степени синхронизации эпилептической активности и ориентации диполя источника тока по отношению к регистрирующим электродам (Gloor, 1975). Спайки редко регистрируются лишь в одном отведении. Распределение электрического поля при генерации спайков так велико, что они обычно регистрируются под несколькими электродами, расположенными по соседству (Maulsby 1971). Большинство спайков или острых волн, имеющих эпилептический характер, сопровождаются одной или серией медленных волн. Давно доказано, что острая волна имеет период колебаний от 70 до 200 мс, с преобладанием негативной фазы (H. Jasper, 1941). Важно разграничить острые колебания и вертекс-потенциалы. Вертекс-потенциал не относится к эпилептическим видам активности, является компонентом ориентировочной реакции и проявляется в центральных областях коры. Усиленный вертекс потенциал указывает на дисфункцию мезодиэнцефальных структур мозга (Н.К. Благосклонова, 1987).

Комплекс пик – волна – комплекс двух волн, одна из которых имеет длительность менее 80 мс (спайк), а другая 200 – 500 мс. Иногда отмечается комплекс острая волна – медленная волна. Отмеченные виды эпилептической активности могут иметь изолированный характер, указывая на наличие очага патологической активности, или диффузно распространяются по коре в виде чередующихся или ритмических разрядов. Они могут быть асимметричными или билатеральносинхронными (Н.К. Благосклонова, 2000;

M. Avoli, 1985;

A.W. De-Weerd, W.F. Arts, 1993). Кроме того, при эпилепсии на ЭЭГ наблюдается ряд неспецифических изменений. Так, часто регистрируется определенная склонность к усилению синхронизации физиологических ритмов ЭЭГ с тенденцией к заострению вершин колебаний. Обнаружение этих явлений не служит прямым указанием на наличие заболевания, хотя подобные феномены расцениваются как условноэпилептиформные изменения (П.А. Темин, М.Ю. Никанорова, 1997). При эпилепсии на ЭЭГ отмечаются различные изменения всех ритмов. Так, может отмечаться гиперсинхронный альфа–ритм с выраженной заостренностью вершин с амплитудой до 70 – 150 мкВ. Степень выраженности этого ритма на ЭЭГ при эпилепсии находится в большой зависимости от ее характера. Показано, что у больных эпилепсией бодрствования и у больных с абсансами отмечается увеличение амплитуды ритма (А.М. Вейн 1980), тогда как у больных височной эпилепсией и с ночными генерализованными припадками – уменьшение амплитуды. В норме амплитуда бета–ритма обычно не превышает 15 мкВ (Э. Парайц, Й. Сенаши 1980;

Ю.И. Александров 1997). Условно эпилептиформной активностью считается бета–ритм амплитудой более 20 мкВ. Обычно он представлен в виде веретен, часто распространяющихся за пределы нормальной его локализации (лобно–центральной области). Поскольку он имеет относительно высокую частоту (14 – 40 Гц), увеличение его амплитуды приводит к преобразованию ритма в группы острых волн. Следует отметить, что гиперсинхронный бета–ритм с амплитудой более 40 мкВ рассматривается как явно патологический феномен (Л.Р. Зенков 1996;

В.В. Гнездицкий 1999). Тета-ритм при эпилепсии характеризуется частотой 4 – 6 Гц и амплитудой свыше 40 мкВ, что превышает амплитуду нормальной электрической активности мозга, достигая при некоторых формах болезни 300 мкВ и более. При частоте 0,5 – 3 Гц, амплитуда дельта-ритма такая же, как и у тета–ритма (M. Avoli, 1985;

A. Gambardella et al.,1995). Тета- и дельтаколебания могут отмечаться в небольшом количестве и при амплитуде не превышающей амплитуду альфа–ритма, встречаться на ЭЭГ взрослого бодрствующего человека. В этом случае они указывают на определенное снижение уровня функциональной активности мозга. Патологическими считают ЭЭГ, содержащие тета и дельта колебания, превышающие по амплитуде 40 мкВ и занимающие более 15% от общего времени регистрации (Н.С. Галкина 1973, Н.К. Благосклонова 1994). Наиболее просто вопрос о наличии или отсутствии эпилепсии решается при обнаружении на ЭЭГ несомненно эпилептической активности. В случае отсутствия на ЭЭГ эпилептиформных проявлений используют различные способы провокации эпиактивности с помощью функциональных нагрузок, главными и др. 1985). Световая ритмическая стимуляция с разной частотой вызывает появление на ЭЭГ ритмических ответов разной степени выраженности, повторяющих ритм световых мельканий. Характер и степень выраженности реакции усвоения ритма в детском возрасте меняется по мере того, как происходит созревание нервных элементов коры и повышается активирующее влияние РФ среднего мозга. В результате нейродинамических из которых являются ритмическая фотостимуляция и гипервентиляция (И.С. Егорова 1973, Л.Р. Зенков 1996, Р.Г. Биниауришвили процессов на уровне синапсов, кроме однозначного повторения ритма мельканий, на ЭЭГ могут наблюдаться явления преобразования частоты стимуляции, обычно в четное число раз (К.И. Погодаев, 1986). Примечательно, что в любом случае возникает эффект синхронизации активности мозга с внешним датчиком ритма. В норме оптимальная частота стимуляции для выявления максимальной реакции усвоения лежит в области собственных частот ЭЭГ, составляя 8 – 20 Гц, амплитуда не превышает обычно 50 мкВ (W.M. Burnham, 1985;

S.L. Moshe, 1993). Характерной особенностью мозга при эпилепсии является повышенная склонность к реакциям возбуждения и синхронизации нейронной активности. В связи с этим на определенных, индивидуальных для каждого обследуемого частотах мозг больного эпилепсией дает гиперсинхронные высокоамплитудные ответы, называемые иногда фотоконвульсивными реакциями. Вовлекаясь по механизму резонанса в ритмическую активность, ответы на ритмическую стимуляцию в ряде случаев возрастают по апмлитуде, приобретают сложную форму спайков, острых волн, комплексов спайк – волна и других эпилептических феноменов (Г.И. Владимирова 1979, Л.Р. Зенков 1991). В некоторых случаях электрическая активность мозга при эпилепсии под влиянием мелькающего света приобретает авторитмический характер самоподдерживающегося эпилептического разряда независимо от частоты стимуляци, вызвавшей его. Разряд может продолжаться после прекращения стимуляции и иногда переходить в малый или большой клинический эпилептический припадок. Такого рода эпиприпадки называются фотогенными (А. И. Болдырев, 1984). Особое значение приобретает оценка реакции на гипервентиляцию. Так же как и фотостимуляция, она используется для выявления патологической активности на ЭЭГ. Было выявлено, что у большого числа больных эпилепсией гипервентиляция уже в первые минуты приводит к появлению и усилению эпиактивности с высокоамплитудными медленными и острыми волнами, комплексами спайк–волна, усилению и генерализации локальных эпилептических проявлений (O. Foerster, 1924;

F. Gibbs et al.,1935, 1943). Обследования здоровых людей показали различный характер ответов мозга на гипервентиляцию в зависимости от возраста. У детей моложе 12 – 15 лет гипервентиляция уже к концу первой минуты приводит к замедлению ритмики ЭЭГ, нарастающему в процессе дальнейшей гипервентиляции одновременно с увеличением амплитуды колебаний. Начиная с 3-летнего возраста, изменения на ЭЭГ во время гипервентиляции нарастают и становятся максимально выраженными в 8-11 лет. После 11 лет идет постепенное снижение выраженности реакции на гипервентиляцию. Вообще же, эффект гиперсинхронизации ЭЭГ в процессе гипервентиляции выражен тем отчетливее, чем моложе обследуемый (T.C. Barnes, M.D. Amorso, 1947;

O. Eeg-Olofsson, 1970;

Г.Джаспер, У. Пенфилд, 1958;

А.С. Петрухин, 2000). У здоровых взрослых изменения, проявляющиеся на ЭЭГ, оказывается значительно более резистентными к гипервентиляции. В большинстве случаев на ЭЭГ взрослых при гипервентиляции визуальная оценка не выявляет значительных изменений, за исключением небольшого увеличения амплитуды основного ритма (А.И. Болдырев, 1984;

Е.А. Жирмунская,. 1991;

J.C. Stoddart 1967) Необходимо отметить, что у детей до 15 – 16 лет появление регулярной медленной высокоамплитудной является генерализованной активности при гипервентиляции нормой. Билатерально-синхронная дельта активность характерна для детей до 10 лет;

она резко снижается после 10летнего возраста. Выраженность тета-активности постепенно снижается при переходе от детского к подростковому, а далее к взрослому возрасту. Такая же реакция может наблюдаться у молодых (до 30 лет) взрослых. Появление у взрослых при гипервентиляции билатерально – синхронных медленных волн, не сочетающихся с острыми волнами и не имеющих характера вспышек гиперсинхронной активности, не свидетельствует об эпилептическом заболевании, а может быть показателем дисфункции стволовых структур и вегетативной нервной системы (M.E. Drake, E. Miles, 1986;

J. Hughes, J. Cayaffa, 1977). Давно известно, что эффект гипервентиляции связан с церебральной гипоксией, развивающейся вследствие рефлекторного спазма артериол и уменьшения мозгового кровотока в ответ на повышение содержания углекислого газа в крови (Х.Х. Яруллин 1967;

F. Gibbs et al., 1935;

J.C. Stoddart 1967). Экспериментальные данные показывают, что гипоксия приводит к деполяризации мембраны нейронов, повышению их возбудимости и общему деполяризационному сдвигу в коре, с чем и связано провоцирование патологической активости при эпилепсии (В.М. Окуджава 1969, К.И. Погадаев 1986;

H. Davis, W. Wallas, 1942). Таким образом, применение гипервентиляции во время записи ЭЭГ позволяет выявить скрытую патологическую активность, определить локализацию эпилептического фокуса и в некоторых случаях уточнить характер эпилептических приступов. Взаимосвязь изменений электрической активности головного мозга, регистрируемых на электроэнефалограмме, с изменениями, происходящими с другими системами организма, остается во многом невыясненной. 1.2. Особенности функционирования вегетативной систем нервной организма, системы у детей в период первого и второго детства Характер взаимодействия функциональных направленных на поддержание гомеостаза, их устойчивость в процессе адаптации организма ребенка к постоянно меняющейся внешней и внутренней среде во многом зависит от типов вегетативной регуляции (ваготонический, нормотонический, симпатикотонический).

Специфика социально-экологических условий среды способствует реализации Морозова, различных 2003). вариантов того, нейрогормональной границы регуляции в сенситивные фазы онтогенеза (И.Л. Голенда и др., 1997;

И.Л. Бабий, О.В. Кроме вегетативного гомеостаза существенно колеблются в зависимости от морфотипа человека. Показано, что дети с мезоморфным типом являются более вегетостабильными, как в условиях покоя, так и при нагрузках. У детей с макро- и микрофенотипом гораздо чаще отмечаются различного рода нарушения вегетативного гомеостаза (А.А. Яйленко, 2001;

Д.Г. Сосин, 2003;

L.A. Tucker, 1987). Вегетативной нервной системе (ВНС) принадлежит важнейшая, во многом решающая, роль в как жизнедеятельности правило, организма. с Тяжелые вегетативные 1991). В современной биологии и медицине назначение ВНС в настоящее время рассматривается в двух аспектах. Согласной первому, функции ВНС сводятся к поддержанию гомеостаза. Это осуществляется надежными механизмами, выработанными в ходе филогенеза, которые позволяют организму успешно адаптироваться к меняющимся факторам внешней и внутренней среды. Примечательно, что нарушение гомеостаза не только проявляется множеством разнообразных вегетативных расстройств, но и существенно меняет поведение человека (А.Д. Ноздрачев, 1983;

Минин В.В.,2000). Вторым аспектом функционирования ВНС является обеспечение ей различных форм психической и физической деятельности. В период напряженной систем на деятельности фоне резкого происходит усиления как бы нарушения несовместимы нормальной жизнедеятельностью, что подтверждается рядом исследований (А.М. Вейн, значительная катаболических противоположные мобилизация процессов. удержанию энергетических ресурсов, кардиоваскулярной, респираторной и других Осуществляются процессы, гомеостатического равновесия, но необходимые для осуществления конкретных форм поведения, в том числе и в экстремальных условиях. Расстройство вегетативного обеспечения той или иной функции нарушает поведение человека и обуславливает его дезадаптацию к изменившимся условиям (А. Г. Хрипкова, 1978;

В.И. Козлова, Д.А. Фарбер, 1983). Оба этих аспекта функционирования ВНС на первый взгляд противоположны, но в этой кажущейся противоположности заключается диалектическое единство, сущностью поведения. Ранее было показано, типа, что напряженность наименее взаимодействия устойчив к функциональных систем минимальна у нормотонического и максимальна у симпатикотонического соответственно, различного рода воздействиям симпатикотонический тип регуляции. Надсегментарные вегетативные аппараты соединены с мозговыми механизмами поведения лимбико-ретикулярным комплексом, который в тесном взаимодействии с новой корой осуществляет формирование потребностей, конкретных мотивационных целей поведения, осуществляет реализацию поведенческих актов (А.М. Киселева, 1971;

А.М. Вейн,1991). Высшим звеном вегетативной и эндокринной регуляции является гипоталамус. Это важнейший интегративный орган поддержания гомеостаза, верховный регулятор вегетативных функций организма. Гипоталамус выступает в роли центрального звена гипоталамо-лимбико-ретикулярного комплекса (ГЛРК), называемого «эмоциональным мозгом» организма (Л.П. Латаш, 1968;

А.М. Вейн, А.Д. Соловьева, 1973). Эмоциональная нагрузка (особенно отрицательная эмоция), является конкретным неврогенным патогенетическим фактором, и поэтому патогенез психо-соматической патологии может быть представлен в виде следующей условной формулы: отрицательная эмоция психоэмоциональное которого является обеспечение адекватного, целостного нарушение (кортико-субкортикальная реакция) вегетативно-эндокринные сдвиги соматическая патология. В то же время нельзя забывать и о том, что воздействие эмоций на висцеральные органы является только опосредованным через системы, посредством которых мозг оказывает свое влияние на все системы организма. Такой системой в организме является ВНС (Е.А. Юматов, 1980;

В.М. Воробьев, В.П. Чебаков, 1981;

Н.А. Белоконь, М.Б. Кубергер, 1987). В современной науке (Р.А. Калюжная, 1973;

М.Я.;

Студеникин, 1978;

Н.В. Бондарь,2003) существует точка зрения, согласно которой возникновение любой психосоматической патологии определяется наличием трех моментов:

- факта психоэмоционального напряжения;

- реакции на него индивида (пациента), обусловленной преморбидными условиями его личности;

- умения (а точнее неумения) преодолевать жизненные трудности. Сложилась практика, когда при преодолении такого рода патологии у детей в период I и II детства обязательной частью должна стать оценка особенностей личности и поведения, на основе чего могут быть даны конкретные и рациональные рекомендации по изменению (нормализации) образа жизни, деятельному воспитанию и обучению (Н.Д. Лакосина, Г.К. Ушаков, 1984;

Л.О. Бадалян, 2001). Показано (И.Л. Бабий, О.В. Морозова, 2002), что у детей, часто болеющих респираторными заболеваниями в вегетативной регуляции доминируют дисрегуляторные типы с преобладающими вагусными влияниями. Исследованиями В.В. Минина с соавторами (В.В. Минин, 2002, В.В. Минин и др.,2002) доказано, что в период полового созревания у школьников, живущих в крупных промышленных городах в целом преобладает парасимпатический отдел вегетативной нервной системы, а у сельских школьников в тот же период онтогенеза отмечается преобладание симпатического отдела вегетативной нервной системы. Кроме того, доказано, что при умственных нагрузках в условиях эмоционального реакции АД. напряженной Весьма напряжения в работе сердечно-сосудистой системы происходят существенные сдвиги, выражающиеся в разнонаправленной Установлено, что кратковременная умственная работа у умственной актуальными работе и в эти параметры повышаются еще младших школьников ведет к увеличению ЧСС, повышению АД, при существеннее (Е.В. Белова и др., 1980;

Г.Е. Борисов, 1996). настоящее время представляются исследования Ю.М. Пратусевича (1964), а также М.Н. Русаловой (1980). Ими было установлено, что при умственном утомлении у школьников происходит значительное изменение биопотенциалов головного мозга, весьма сходное с таковым при блокаде ретикулярной формации мозга, а так же существенно изменяется кровоснабжение мозга с явлениями спазма его сосудов. По мнению ряда авторов (Е.С. Ремезова, 1965;

S. Robinson;

1974), такое влияние связано с повышением удельного веса симпатической регуляции функций организма. Кроме того, давно известно, что тормозные процессы в коре сопровождаются усилением симпатических воздействий на кардиоваскулярную систему (Р. А. Калюжная, 1973). Одной из наиболее распространенных форм психосоматической патологии является вегето-сосудистая дистония (ВСД) (А.М. Вейн, 1981;

А.В. Пискалова, А.Д. Сафронов, Г.П. Филиппов,2003). Этот синдром возникает вторично при целом ряде состояний, приводящих к нейрорегуляторным расстройствам и вегетативным дисфункциям. ВСД часто проявляется в те периоды жизни человека, когда в силу возрастных или других особенностей организма легко возникают вегетативные и сосудистые расстройства с нарушением регуляции функций.

Необходимо отметить, что для детей и подростков характерны прежде всего нарушения вегетативных функций и тесно связанные с ними расстройства сосудистого тонуса и регуляции кровообращения. Рядом исследований было показано, что возникновению гипертонии у детей и подростков предшествует длительный период ВСД по гипертоническому типу (Р.А. Калюжная, 1971;

А.Н. Грибанов, 2003). В качестве основных факторов, способствующих проявлению ВСД у детей и подростков, выделены следующие:

- хронические токсикоинфекционные процессы;

- эндокринная перестройка периода полового созревания;

- хроническое переутомление, гиподинамия, неправильный образ жизни;

- эмоциональное перенапряжение;

- генетический фактор. ВСД включает в себя проявления всех форм нарушения вегетативной регуляции. Внутри синдрома ВСД выделяют три ведущих вегетативных синдрома: психовегетативный;

синдром прогрессирующей вегетативной недостаточности;

вегетативно-сосудисто-трофический синдром. Особый интерес вызывают ВСД конституционного характера, обычно проявляющиеся в раннем детском возрасте и характеризующиеся нестойкостью вегетативных параметров: потливостью, колебаниями ЧСС и АД, склонностью к субфебрилитету, плохой переносимостью физического и умственного заболевания напряжения, могут метеотропностью. недостаточности, Конституциональные и синдромом и вегето-сосудистопроявиться психовегетативными прогрессирующей вегетативной трофическим синдромом (С.Б. Шварков, 1991). ВСД психофизиологической природы возникает у здоровых людей на фоне острого или хронического на стресса. Эмоционально-вегетативноявляются нормальным эндокринные реакции острый стресс физиологическим ответом организма и не могут считаться патологическими. Однако избыточная неадекватная выраженность реакции, длительность и частота их на фоне хронического стресса, нарушение адаптационных возможностей человека являются уже патологическими, основу клинических проявлений которых составляет психовегетативный синдром. К ВСД при гормональных перестройках относят изменения в период пубертата и климакса. В пубертатном возрасте имеются две предпосылки к появлению вегетативных синдромов, а именно: возникновение новых вегетативно-эндокринных взаимоотношений и быстрая прибавка роста, при которой создается разрыв между новыми физическими параметрами и возможностями сосудистого обеспечения. Проявлениями этого являются вегетативные нарушения на фоне мягких или выраженных эндокринных расстройств, колебания АД, эмоциональная неустойчивость, нарушение терморегуляции, предобморочные и обморочные состояния (О.Д. Роненсон и др., 2003). Другим часто встречающимся процессом является ВСД при органических заболеваниях. Нет отделов головного мозга, которые не принимали бы участия в вегетативной и психической регуляции. Рядом исследователей (Л.Р. Зенков, Р.А. Кууз, 1968;

Н.Н. Данилова, 1970;

С.П. Нарикашвили, 1962;

У. Наута, 1963) было выявлено значениe структур лимбико-ретикулярного структурой Стволовые состояний сосудистых является структуры мозга и в комплекса, интегративных область, интеграцию систем мозга, обеспечивающих целостное поведение и адекватную адаптацию. Узловой гипоталамическая и осуществляют функций, обеспечивающая проявления. сердечноконтроля функциональных нейроэндокринные, мотивационные цикле терморегуляторные регуляцию сон-бодрствование, дыхательных супраспинального мышечного тонуса. Важна роль и вестибуловегетативного взаимодействия.

Помимо роли лимбико-ретикулярного комплекса важна роль межполушарной ассиметрии в обеспечении целостного поведения. Имеется более тесная связь правого полушария с психовегетативной регуляцией (А.Р. Лурия, 2002;

А.Л. Сиротюк, 2003). Особый интерес представляют особенности вегетативной дистонии у детей. Вегетативные нарушения у детей могут быть генерализованными или системными, и реже локальными. При преобладании вегетативной дистонии в какой-либо висцеральной системе почти всегда наблюдаются общие сдвиги, отражающие снижении адаптации детского организма. Фактически, при достаточно детальном обследовании детей с вегетативной дистонией не удается найти систему или орган, так или иначе не вовлеченный в общие патофизиологические сдвиги (Р.А. Калюжная, 1973;

Бройтигам В. и др,1999;

Гурович И.Я.,2002). Традиционно, вегетативные пароксизмы в детском возрасте принято подразделять на симпатоадреналовые, вагоинсулярные и смешанные. Важным представляется то, что чем младше ребенок, тем большую вагальную окраску имеют все его вегетативно-висцеральные реакции. Симпатоадреналовые звена регуляции. Важным является для детского возраста определение и отражение в диагнозе общей характеристики ВНС: по симпатикотоническому, ваготоническому или смешанному типу. Установление этих характеристик позволяет выбрать основную линию в диагностическом процессе, увязать различные концепцию. Состояние сердечно-сосудистой системы у детей с ВСД является наиболее сложным и важным разделом вегетологии детского возраста. клинические признаки в общую патофизиологическую пароксизмы, как правило, начинающиеся с препубертатом, отражают общую возрастную интенсификацию гуморального Собственно ВСД наиболее отчетливо представлен именно сердечнососудистой дисфункцией. Согласно рекомендациям ВОЗ выделяют вегетативную дистонию с артериальной гипертензией или вегетативную дистонию с артериальной гипотензией. Вегетативная дистония с артериальной гипертензией является формой вегето-сосудистой дизрегуляции, чаще встречается у школьников среднего и старшего возраста. Широко распространена в детской популяции, повышенные цифры АД выявляются у 4,8-14,3% детей, а в школьном возрасте – у 6,5% (Р.А. Калюжная, 1973). У городских школьников повышение АД встречается в 2 раза чаще, чем у сельских. С возрастом юноши по частоте этой формы ВД обгоняют девушек (14,3% и 9,55% соответственно), хотя в младших группах доминируют девушки. При ВД с артериальной гипертензией имеются жалобы на головные боли, кардиалгии, раздражительность, утомляемость, снижение памяти. Важным признаком являются выраженный ваготонический исходный тонус, гиперсимпатикотоническая вегетативная реактивность. Обеспечение деятельности может быть и нормальным, но часто регистрируется варианты при гипердиастолический гиперсимпатикотонический проведении ортоклинопробы;

при стойком повышении АД отмечается асимпатикотонический вариант пробы. При этом, на ЭЭГ, как правило, не выявляется грубых нарушений, а отмечающиеся изменения носят неспецифический характер. Наиболее важной чертой биоэлектрической активности головного мозга у детей со склонностью к повышению АД является наличие признаков повышенной активности мезенцефалической ретикулярной формации, проявляющееся повышенной частотой «уплощенных» ЭЭГ, снижением альфа-индекса на нагрузки.

В возникновении артериальной гипертензии существенное значение имеют эмоционально-личностные структурой и поведенческие не увенчались особенности. успехом, В что настоящее время попытки связать заболевания кардиоваскулярной системы с определенной личности свидетельствует в пользу гетерогенности психологических факторов и их разном вкладе в патогенетические причины заболевания. Эмоциональная лабильность, психастеничность, сензитивность – важные черты личности ребенка, склонного к АД. Психологическая характеристика мальчиков с этой формой ВД заметно отличает их от девочек. Для мальчиков характерна высокая тревожность со склонностью к неприятным соматовисцеральным ощущениям, что затрудняет их адаптацию, способствует возникновению внутреннего напряжения. У девочек также имеется склонность к тревожным аффектам, но они более активны, чертами являются завышенная самооценка, что эгоцентричны, в их поведении прослеживаются истерические проявления. Неблагоприятными длительная аффективная переработка стрессирующих ситуаций, способствует поддержанию прессорных реакций в сердечно-сосудистой системе. В формировании вегетативной дистонии со склонностью к повышению АД большое значение имеют условия воспитания ребенка, взаимоотношения внутри семьи. В таких семьях, как правило, отмечается противоречивый стиль воспитания, отцы отстранены от проблем воспитания, а матери испытывают неуверенность, тревогу. Такие взаимоотношения являются стрессогенными. Это проявляется склонностью к лидерству в группе, конфликтами с соучениками, товарищами, что отражается на реакциях сердечно-сосудистой системы. Вегетативная дистония с аретриальной гипотензией так же является распространенным заболеванием в детском возрасте. Выявляется эта форма довольно рано, чаще начинается в возрасте 8- лет.

Данные о распространении ВД с артериальной гипотензией разноречивы, в различных источниках указываются цифры от 4% до 18%. Для этого заболевания характерно низкое пульсовое давление, не превышающее 30-35 мм рт. ст. Для распознания артериальной гипотензии необходимо помнить о физиологической изолированное прибывших с работоспособности;

тренированных артериальной снижение Крайнего АД гипотензии, без под которой на отличается понимают снижение у лиц, у наличия гипотензия из жалоб физиологическая Севера, как высокогорной местности, спортсменов конституциональная особенность, проявляющаяся в адаптации к новым условиям. Общепринятой является точка зрения на артериальную гипотензию как на полиэтиологическое заболевание, для возникновения которого необходимо сочетание комплекса эндогенных и экзогенных факторов. Среди экзогенных факторов выделяются наследствнная предрасположенность к артериальной гипотензии (по линии матери), патология периода беременности и родов. Среди важнейших экзогенных факторов нужно отметить влияние психических стрессов, имеющих исключительное значение в качестве предиспозиционных и пусковых. К стрессогенным факторам относится воспитание ребенка в неполной семье, алкоголизм родителей. Именно среди детей, пьянство и алкоголизм родителей которых дебютировали в семье в предошкольный и младший школьный период, наиболее высок процент больных артериальной гипотензией – 35%. Признаками ВД с артериальной гипотензией являются жалобы на головные боли, головокружение после сна (у 32% больных), плохая переносимость физических нагрузок (45%). Характерны жалобы на снижение памяти, отвлекаемость, рассеянность, ухудшение работоспособности (41% больных).

В клинической картине ВД с артериальной гипотензией обращает на себя внимание легкая задержка физического развития этих детей, отмеченная у 40%. Масса тела у половины детей снижена. На долю низкого физического развития приходится 15% детей, ниже среднего -25%. Установлена прямая корреляция между степенью отставания в физическом развитии и тяжестью течения артериальной гипотензии. Половое развитие у 12% детей так же несколько отстает от возрастного стандарта. Указанные отклонения не встречаются у детей с физиологической артериальной гипотензией. Вегетативный характеризуется гомеостаз у детей с артериальной гипотензией исходного парасимпатической направленностью вегетативного тонуса в 270% случаев. Вегетативная реактивность у этих детей повышенная, проявляется в виде гиперсимпатикотонических реакций в сердечно-сосудистой системе у 80% детей. Вегетативное обеспечение деятельности недостаточное, и при проведении ортоклиностатической пробы регистрируются наиболее дезадаптивные варианты – гипердиастолический и тахикардический. По сравнению с другими формами ВД при артериальной гипотензии отмечается наибольшая степень дефицитарности церебральных структур. состояние неспецифических, интегративных систем головного мозга при ВД с артериальной гипотензией характеризуется выраженной дисфункцией структур лимбико-ретикулярного комплекса. На ЭЭГ это отражается в виде признаков связанных функциональной недотаточности диэнцефальных структур, с генерализацией дельта-активности. Выраженность ЭЭГ изменений как правило, коррелирует с тяжестью течения артериальной гипотензии (А.М. Вейн., 1991). В психологическом отношении больные гипотензией характеризуются высокой ВД с артериальной эмоциональной тревожностью, напряженностью, конфликтностью, пессимистичностью. Выявляются низкий уровень активности, астенический тип реагирования, фиксация на собственных переживаниях. В целом патохарактерологические особенности детей этой группы тесно коррелируют с тяжестью артериальной гипотензии, с возрастом, с напряженностью в психосоциальном окружении ребенка. Вегетативные расстройства многообразны в своих проявлениях, поэтому большое значение приобретает анализ нозологической ситуации для правильного установления типа расстройств и подбора коррекционных мероприятий. В последние годы в литературе отмечены немногочисленные сообщения о том, что при эпилепсии, как у детей, так и у взрослых, так же отмечается ВСД. Этот факт важен тем, что эпилепсия – одно из частых органических заболеваний. Эпилептические припадки по существу затмевают вегетативные расстройства. Среди больных этой болезнью доминируют пациенты с вторично-генерализованной эпилепсией. Именно при такой форме наблюдаются наиболее выраженные вегетативные нарушения (А.Д. Соловьев и др.,1988). Во время эпилептического приступа как правило наблюдается ряд вегетативных реакций: повышение АД, ЧСС, гиперемия лица, груди, цианоз, расширение зрачков, апноэ. Во время эпилептического статуса генерализованных судорожных приступов возникают резкие сдвиги в системе кровообращения и дыхания с угрозой для жизни. Во время статуса малых генерализованных припадков имеются вегетативные расстройства в виде побледнения, тахикардии. Сдвиги в сердечно-сосудистой и дыхательной системах выражены в меньшей степени. При статусе комплексных парциальных припадков (психомоторных) нередко возникают эмоционально-аффективные реакции, вегетативновисцеральные симптомы, имеются нарушения восприятия и мышления.

степень выраженности межприступных вегетативных нарушений при эпилепсии коррелирует с эмоционально- личностными расстройствами и частотой приступов. Пароксизмальные вегетативные проявления в основном возникают в период эпилептических приступов, и их выраженность зависит от локализации эпилептического фокуса (передние, задние отделы височных долей), его латерализации (левое и правое полушария) и характера процесса (опухоль мозга, эпилептический фокус) (А.М. Киселева, 1971). Исследованиями вегетативного тонуса при эпилепсии выявлена его вагальная и смешанная направленность. Вегетативная реактивность так же указывает на повышение активности парасимпатической системы. 1.3.Конституциональные особенности детей первого и второго детства. Рост и развитие детей, как и состояние их здоровья имеют огромное социальное и биологическое значение, так как служат серьезными индикаторами благополучия и здоровья населения в целом. Физическое, функциональное и нервно-психическое развитие организма представляет собой целостный процесс, который складывается из совокупности множества морфологических и функциональных признаков в их динамике и взаимосвязи (Ю.Е. Вельтищев 1994). Морфофункциональные свойства определяют длину и массу тела, его поверхность и форму, соотношение 3-х основных размеров тела (длина, масса и окружность грудной клетки). Характеристика физического развития ребенка на каждом этапе онтогенеза включает 3 составляющие: уровень физического развития, который устанавливается на основании абсолютных величин размеров тела;

соматический тип-соотношение 3-х основных размеров тела, приближенно отражающих развитие сомы-скелета, мускулатуры и жироотложения;

интенсивность нарастания тотальных размеров тела (Дерябин,1997). Все 3 составляющие физического развития и множество признаков в них входящих, оцениваемые количественно и качественно, отражают фазность развития организма и на каждом этапе онтогенеза ребенка характеризуют его морфофункциональную зрелость. На темпы роста и развития детей оказывает воздействие комплекс факторов: Социальная биологических, обусловленность генетических, касается всех социально-экономических. сторон и особенностей человеческой анатомии и физиологии как в норме, так и в патологии. Среда выступает не только как условие, но и как источник развития организма человека, благоприятствуя совершенствованию его наследственных свойств или препятствуя и даже исправляя нежелательное их проявление (М.И. Корсунская 1956;

В.В. Бунак 1968;

В.Г. Властовский 1976;

Т.С. Криворучко 1976;

Т.Г. Дичев, К.Е. Тарасов 1976;

Д. Таннер 1979). Для интегративной оценки морфофукциональных качеств организма в различные периоды онтогенеза возникает необходимость применения конституционально-типологического подхода. Конституционально-типологический подход в исследованиях позволяет получить целостные показатели, объединяющие в себе влияние индивидуальных, генетических и средовых факторов, определяющих особенности реактивности организма, своеобразие его отношений с окружающей средой (О.А. Бутова 2000). Соотношение биологического морфологических человека, и функциональных из центральных аспектов вопросов статуса один конституционологии. Антропометрические признаки конституции человека способны отражать функциональные особенности организма, состояние его компенсаторно-приспособительных реакций (В.П. Казначеев 1980;

В.П. Казначеев, С.В. Казначеев 1986;

Н.А. Агаджанян и соавт. 1994, 1998, 1999, 2001;

Л.В. Твердякова 2002).

Конституция морфологических и это совокупность относительно организма устойчивых человека, функциональных свойств обусловленных наследственностью, а также длительными интенсивными влияниями окружающей среды. Некоторые авторы рассматривают различные типы конституции как «разные способы» приспособления организма к меняющимся условиям окружающей среды (А.И. Клиорин, Л.А. Тиунов 1974).Каждому типу конституции конституции соответствует тесно связан своеобразие с процессов онтогенеза. Тип нейроэдокринной регуляцией функций организма. Это подтверждается тем, что дети разных типов конституции вступают в период полового созревания и выходят из него в разные сроки. У детей мышечного и дигестивного типов эти процессы происходят раньше, чем у детей астеноидного и торакального типов. Одной из причин является разная количественная выработка половых гормонов у детей разных типов конституции (Б.А. Никитюк, С.С. Дарская 1975). В разных возрастных группах соотношение конституциональных типов неодинаково. В процессе роста и развития организма ребенка процент «чистых» соматотипов увеличивается, а переходных и неопределенных становится меньше. Данные изменения рассматриваются как модификации типов. Вместе с тем, дети астеноидного типа остаются таковыми в течение всего периода постнатального онтогенеза (Г. Гримм 1967;

В.И. Козлова, Д.А. Фарбер 1983;

Ю.Е. Вельтищев 1994) В период младшего школьного возраста тип конституции по морфологическим и функциональным критериям неопределен, таким образом, дети по одним и тем же критериям могут быть отнесены к разным соматотипам. Младший школьный возраст также неоднороден с точки зрения ростовых процессов. В этот период изменяются темпы роста организма, развития мышечной и жировой ткани, причем у детей разных соматотипов эти изменения неодинаковы (Т.В. Панасюк 1984). У детей 6-12 лет развитие мышечного, жирового и костного компонентов происходит со своими особенностями. Костный компонент (эктоморфия) в период 6-8 лет увеличивается, что вызывает увеличение длиннотных размеров тела, то есть приводит к первому вытягиванию. Затем первое вытягивание замедляется, а основное вытягивание наблюдается в 1012 лет. После замедления первого вытягивания преобладает развитие мышечного компонента (мезоморфии). Мезоморфия также имеет волнообразное развитие с 2-мя пиками: в 8 и в 12 лет. Возможно, что увеличение мезоморфии в возрасте 8 лет указывает на завершение полуростового скачка, а в возрасте 12 лет на завершение препубертатного развития. Жировой компонент (эндоморфия) в возрасте 7 лет снижается и остается приблизительно на одном уровне, а в 12 лет возрастает вместе с остальными компонентами сомы (И.М. Воронцов 1985;

Ю.Е. Вельтищев 1994). У девочек 7-8 лет, а у мальчиков 8-9 лет снижается устойчивость соматотипа., связанная с задержкой роста тела и скелетных мышц. У детей брахиморфных типов увеличивается масса жировой ткани. Данные изменения у детей-брахиморфов происходят на 1-2 года раньше, чем у детей долихоморфных и мезоморфных типов (В.В. Давыдов 1981). Принадлежность ребенка к тому или иному типу конституции определяет скорость ростовых и дифференцировочных процесов в организме. Представители астено-торакального типа половое развитие заканчивается позднее других, хотя пубертатный скачок роста они проходят в те же сроки, что и представители мышечного типа. Вместе с тем, у детей астеноидного и торакального типов ростовые процессы заканчиваются позже, чем у детей мышечного типа (О.Ф. Фомченко, Г.В. Новик и др. 2000).

С раннего возраста проявляется связь между морфологическими и психофизиологическими параметрами развития ребенка. Здоровы дети, имеющие более высокие показатели физического развития, лучше справляются с психофизиологическими задачами, чем их сверстники отстающие по соматометрическим показателям (М.В. Антропова 1971;

Д. Таннер 1979). Как экзогенные, так и эндогенные факторы в равной мере отрицательно сказываются на процессах роста и общего развития ребенка, в частности на формировании и совершенствовании речи, типологических особенностях высшей нервной деятельности, на уровне умственной и мышечной работоспособности. Отставание морфологического развития ребенка, отражающееся в его соматометрических параметрах, согласуется с физиологической незрелостью организма, значительной задержкой становления вагального тонуса (И.А. Аршавский 1967;

Г.С. Грачева, В.А. Минкина, Л.И. Шевченко 1970). У детей зрелых, характеризующихся средним и вышесредним физическим развитием и соответственно высоким развитием скелетной мускулатуры, вагуснохолинергической направленностью гомеостаза, более совершенными оказываются деятельность дыхательной и сердечно-сосудистой систем, нежели у их сверстников с низким уровнем физического развития (И.А. Аршавский 1967;

Т.А. Бальмагия 1971;

С.П. Акинина 1977;

В.М. Медведева 1978). У детей 6-7 лет с высоким уровнем соматической зрелости по пропорциям тела отмечена большая частота средних и низких величин сердечного индекса. Наоборот, соматическая незрелость согласуется с незрелостью 1979). психофизиологической и функциональной, симпатоадренергической установкой гомеостаза (М.В. Антропова, М.М. Кольцова Внутривозрастные различия по уровню биологического развития детей 7-8 лет сочетаются с их умственной работоспособностью, активностью и высокой успеваемостью. Дети (чаще мальчики, чем девочки), у которых биологический возраст отстает от паспортного (вплоть до 4 лет), чаще имеют негармоническое физическое развитие, низкую умственную работоспособность и неблагополучные типы ее изменений в процессе учебной деятельности (В.И. Теленчи 1960;

Л.В. Шулындина 1979;

G. Schwarze 1961;

J Hering 1961;

H. Steindel 1961). Взаимосвязь проявляется также соматических у детей и 8-12 психофизиологических лет. Сопоставление параметров отдельных соматометрических показателей и успеваемости учащихся выявило выраженную связь между этими параметрами. Исследования школьников 712 лет показывают, что среди неуспевающих, но прилежных учащихся чаще встречаются мальчики и девочки с низким и нижесредним уровнем физического развития, низким уровнем умственной работоспособности менее благоприятными ее типами и типами мышечной работоспособности (М.В. Антропова 1978, 1981) Показатели умственной работоспособности увеличиваются с возрастом. Темп их приростов изменяется волнообразно, подобно изменению других признаков, отражающих рост и развитие ребенка. Темп прироста коэффициента продуктивности и качественного показателя умственной работоспособности наиболее значителен в возрасте 6-7 лет и 8-9 лет, наиболее низок в 12-14 лет. Существенных различий в уровне работоспособности между мальчиками и девочками одного возраста и года обучения не выявлено (В.И. Козлов, Д.А. Фарбер 1978;

А.Г. Хрипкова, М.В. Антропова 1982;

М.В. Антропова, В.И. Козлов 1988). Физическое развитие детей и подростков непрерывно протекающий биологический процесс. Каждый этап возрастного развития от рождения до 12 лет характеризуется комплексом морфофункциональных свойств организма, определяющих длину и массу тела, его поверхность и форму, соотношение основных показателей физического развития, интенсивность нарастания всех размеров тела. В совокупности, количественное и качественное проявление уровня физического развития, соотношение размеров и интенсивности их нарастания и другие соматометрические признаки, отражают фазность развития и уровень зрелости, присущий каждому этапу онтогенеза. Период от рождения до 12 лет является критическим для формирования и становления конституционального типа (А.Г. Хрипкова, Б.А. Никитюк 1975;

И.И. Тохман 1989;

Е.Н. Хрисанфова 1990;

Л.В. Бец 2000). Кроме того, этот период является сензитивным по отношению к воздействию неблагоприятных факторов, наиболее чувствителен к реализаци программы физического развития (Т.Г. Хамаганова 1979;

М.В. Антропова, М.М. Кольцова 1983). Таким образом, необходимо учитывать, что генетически детерминированный вклад в рост и развитие организма проявляется лишь в условиях благоприятного сочетания средовых факторов. 1.4.Характеристика психологического развития детей младшего и среднего школьного возраста Возрастной период с 7 до 11 лет по праву называют вершиной детства. В этом возрасте ребенок сохраняет много детских качеств – легкомыслие, наивность, взгляд на взрослого снизу вверх. В тоже время, он начинает утрачивать детскую непосредственность в поведении, у него появляется другая логика мышления. Учение для него значимая деятельность. В школе он приобретает не только знания и умения, но и определенный социальный статус. Меняются интересы, ценности, весь уклад его жизни. Кризис семи лет является начальным этапом этого возрастного периода. По мнению ряда авторов (Л.И. Божович,1995;

Н.В. Давыденкова, 2003), этот кризисный период является периодом рождения социального «Я» ребенка. Изменения самосознания приводит к переоценке ценностей. То, что было значимо для ребенка раньше, становится второстепенным. Старые интересы и мотивы теряют свою побудительную силу, на смену им приходят новые. В кризисный период происходят глубокие изменения в плане переживаний, ребенком подготовленные переживаний, всем ходом личностного образуют развития в дошкольном возрасте. в конце дошкольного детства намечается осознание своих которые затем устойчивые аффективные комплексы (Г.М. Бреслав, 1984;

Г.М. Бреслав,1985;

Л.И. Божович,1995). В период кризиса семи лет проявляется то, что Л.С Выготский назвал обобщением переживаний (Л.С. Выготский, 1984). Цепь неудач или успехов (в учебе, в широком комплекса чувства общении) каждый к раз примерно одинаково устойчивого переживаемых аффективного самолюбия или ребенком, приводит – чувства формированию значимости, неполноценности, оскорбленного компетентности, собственной исключительности. В дальнейшем эти аффективные образования могут измениться и даже исчезнуть по мере накопления опыта другого рода. Но некоторые из них, подкрепленные соответствующими событиями и оценками, будут фиксироваться в структуре личности и влиять на развитие самооценки ребенка, его уровня притязаний. Благодаря обобщению переживаний 6-7 лет появляется логика чувств. Такого рода усложнение эмоционально-мотивационной сферы приводит к возникновению внутренней жизни ребенка (Г.М. Бреслав,1990;

Р.С. Немов,1994). Начавшаяся дифференциация внешней и внутренней жизни ребенка связана с изменениями структуры его поведения. Появляется смысловая ориентировочная основа поступка – звено между желанием что-то сделать и разворачивающимися действиями. Это интеллектуальный момент, позволяющий адекватно оценить будущий поступок с точки зрения его результатов. Но, одновременно, это момент эмоциональной, так как определяется личностный смысл поступка – его место в системе отношений ребенка с окружающими, вероятные переживания по поводу этих отношений. Смысловая ориентировка в собственных действиях становится важной стороной внутренней жизни (Л.С. Выготский,1984;

А.А. Реан и др, 1999). Кризисными проявлениями дифференциации внешней и внутренней жизни детей становится кривляние, манерность, искусственная натянутость поведения. Эти внешние особенности так же, как и склонность к капризам, аффектным реакциям, конфликтам, начинает исчезать, когда ребенок выходит из кризиса и вступает в новый возраст (И.Ю. Кулагина, 1996). Весьма важным фактором в жизни ребенка становится школа. Ребенок действительно становится школьником только тогда, когда приобретает соответствующую внутреннюю позицию. Он включается в учебную деятельность как наиболее значимую для него, а происходит это благодаря изменению социальной ситуации развития ребенка. В игровой мотивации смещается акцент с процесса на результат;

кроме того, развивается мотивация достижения. Игровая мотивация постепенно уступает место учебной, при которой действия выполняются ради конкретных знаний и умений. Это в свою очередь дает возможность получить одобрение и признание взрослых и приобрести у сверстников особый статус (А.В. Петровский, 1973;

В.К. Вилюнас, 1990). В младшем школьном возрасте учебная деятельность становится ведущей. Она имеет сложную структуру и проходит длительный путь становления. Ее развитие продолжается на протяжении всех лет школьной жизни, но основы закладываются в первые годы обучения. Ребенок становится младшим школьником, попадает в новые условия. Школьное обучение отличается особой социальной значимостью деятельности ребенка, опосредованностью отношений со взрослыми, образцами и оценками, следованием правилам, приобретением понятий. Эти моменты, как и специфика самой учебной деятельности ребенка, влияют на развитие его психических функций, личностных отношений и произвольного поведения (Д.Б. Элькинд,1989;

Р.С. Немов,1994;

Л.Ф. Обухова,1995). Доминирующим качеством в младшем школьном возрасте становится мышление. Благодаря этому развиваются и перестраиваются сами мыслительные процессы, а с другой стороны, от развития интеллекта зависит развитие всех остальных психических функций (Н.С. Лейтес, 1971;

В.В. Давыдов, 1990). Завершается (когда) переход от наглядно-образного к словеснологическому мышлению. У ребенка появляются логически верные рассуждения. Но это не формально-логические операции, рассуждать в гипотетическом плане младший школьник еще не умеет. Операции, характерные для данного возраста носят название конкретных (И.Ю. Кулагина, 1996). Такого рода операции могут применяться на конкретном, наглядном материале. В процессе обучения у младших школьников формируются научные понятия. Овладение их системой дает возможность утверждать о развитии у младших школьников основ понятийного, или теоретического мышления. Развитие теоретического мышления позволяет решать задачи, ориентируясь не на внешние признаки и связи объектов, а на внутренние существенные свойства и отношения (Г.С. Абрамова 2000). Развитие других психических функций зависит от развития мышления. Восприятие в начале младшего школьного возраста еще недостаточно дифференцировано. Из-за этого ребенок иногда путает похожие по написанию буквы и цифры (например «6» и «9»).Хотя он может целенаправленно рассматривать предметы и рисунки, им выделяются наиболее яркие, «бросающиеся в глаза» свойства – цвет, форма и величина. Если для дошкольников было характерно анализирующее восприятие, то к концу младшего школьного возраста, при соответствующем обучении, появляется синтезирующее восприятие. Развивающийся интеллект создает возможность устанавливать связи между элементами воспринимаемого (В.С. Мухина 1986, И.В. Дубровина, М.И. Лисина 1982). Память развивается в двух направлениях – произвольности и осмысленности. Дети непроизвольно запоминают материал, вызывающий у них интерес. В отличие от дошкольников, они способны целенаправленно, произвольно запоминать материал им не интересный. С каждым годом обучение все больше строится с опорой произвольную память. Младшие школьники, как и дошкольники обладают хорошей механической памятью. Совершенствование смысловой памяти в этом возрасте дает возможность освоить широкий круг мнемонических приемов. Когда ребенок осмысливает учебный материал, понимает, он его одновременно и запоминает. Таким образом, интеллектуальная работа является мнемонической деятельностью, мышление и смысловая память оказываются неразрывно связанными (Е.И. Рогов 1996, Е.Ф. Рыбалко 2001). Внимание активно развивается в течение младшего и среднего школьного возраста. Без достаточной сформированности этой функции процесс обучения невозможен. По сравнению с дошкольниками младшие школьники более внимательны. Они способны концентрировать внимание на неинтересных действиях, но у них еще преобладает непроизвольное внимание. Для них внешние впечатления на сильный отвлекающий сложном фактор, им Их трудно внимание сосредоточиться непонятном, материале.

отличается небольшим объемом, малой устойчивостью – они могут заниматься одним делом в течение 10 – 20 минут. Затруднены распределение внимания и его переключение с одного процесса на другой (Е.Ф. Рыбалко 2001, Д.А. Фарбер 2000). Развитие личности, начавшееся в дошкольном детстве в связи с соподчинением мотивов и становлением самосознания, продолжается в младшем и среднем школьном возрасте. Этот возрастной период включен в общественно значимую деятельность, результаты которой высоко или низко оцениваются близкими взрослыми. От школьной успеваемости, оценки ребенка как хорошего или плохого ученика зависит в этот период формирование его личности. Как считает А.Н. Леонтьев (1977) – мотивационная сфера это ядро личности. Среди разнообразных мотивов учения, главное место занимает мотив получения высоких отметок. Высокие отметки для маленького ученика – источник других поощрений, залог его эмоционального благополучия, предмет гордости. Другие социальные мотивы учения: долг, ответственность, необходимость получить образование – тоже осознаются учеником, придают определенный смысл учебной работе, но остаются только «знаемыми». Отметка – реально действующий фактор. Но, тем не менее, социальные мотивы учения важны для личностного развития школьника (И.В. Дубровина 1975;

А.Н. Леонтьев 1977;

Д.Б. Богоявленская 1983;

В.К. Вилюнас 1990;

И.Ю. Кулагина 1996). Проблема школьной успеваемости, оценки результатов учебной работы детей – центральная в младшем и среднем школьном возрасте. От оценки зависит развитие учебной мотивации. Школьная оценка влияет на становление самооценки. Оценка успеваемости в начале школьного обучения, является оценкой личности в целом и определяет социальный статус ребенка. У отличников и некоторых хорошо успевающих детей складывается завышенная самооценка. У неуспевающих и слабых учеников систематические неудачи и низкие оценки снижают их уверенность в себе, в своих возможностях (А.И. Липкина, 1976). У детей с заниженной самооценкой часто возникает чувство собственной неполноценности и безнадежности. Остроту этих переживаний снижает компенсаторная мотивация – направленность не на учебную деятельность, а на другие виды занятий. Утверждаясь в посильных для него видах деятельности, ребенок приобретает неадекватно завышенную самооценку, имеющую компенсаторный характер. Но, в то же время, когда дети компенсируют свою низкую успеваемость успехами в других областях, «приглушенное» чувство неполноценности, ущербности, приводит, как правило к негативным последствиям. Полноценное развитие личности предполагает формирование чувства компетентности, новообразованием которое данного ряд исследователей Учебная считает центральным является возраста. деятельность основной для младших школьников, и если в ней он не чувствует себя компетентным, его личностное развитие существенно искажается (И.Ю. Кулагина, 1996;

Л.Хьелл, Д. Зиглер,1999). Становление самооценки младших школьников зависит не только от его успеваемости и особенностей общения учителя с классом. Большое значение имеет стиль семейного воспитания, признанные в семье ценности. Родители задают исходный уровень притязаний ребенка, на что он претендует в учебной деятельности и отношениях (А.И. Липкина,1976;

В.В. Столин, 1983). Школа и семья – внешние факторы развития самосознания. Его становление зависит от развития теоретического рефлексивного мышления ребенка. К концу младшего школьного возраста появляется рефлексия и тем самым создаются новые возможности для формирования самооценки и личностных качеств. Самооценка становится более адекватной и дифференцированной, суждения о себе более обоснованными. В то же время здесь наблюдаются значительные индивидуальные различия. Примечательно, что у детей с завышенной или заниженной самооценкой изменить ее крайне сложно.

ГЛАВА 2. Материалы и методы исследования В данном разделе излагаются общие принципы проведенных исследований. Приводится характеристика исследованного контингента с учетом методов и этапов исследования. 2.1. Исследованный контингент Работа выполнена в 2000-2003 гг. на кафедре анатомии, физиологии и гигиены человека Ставропольского государственного университета. Регистрация ЭЭГ проводилась в ДККП г. Ставрополя. Комплексное исследование охватывает детей, проживающих в городе Ставрополе. Было обследовано 297 детей, из них не обращавшихся по поводу пароксизмальных расстройств (здоровых детей) – 147 человек, больных эпилепсией – 150 человек. В период первого детства обследовано в группе здоровых детей: 33 мальчика и 36 девочек, в период второго детства – 51 мальчик и 27 девочек. В группе больных детей в период первого детства обследовано 38 мальчиков и 36 девочек, в период второго детства – 37 мальчиков и 36 девочек (Табл.1). Таблица Характеристика контингента, методов и этапов исследования Методы ЗД, I 1. Электроэнцефалография (n=297) 2. Антропометрия (n=297) 3.Кардиоинтервалография (n=297) 4. Психологическое тестирования (n=297) 99 99 99 Контингент обследованных ЗД,II 88 88 88 88 БД,I 74 74 74 74 БД,II 73 73 73 Примечание: ЗД, I – здоровые дети, первое детство;

ЗД,II – здоровые дети, второе детство;

БД,I – больные эпилепсией дети, первое детство;

БД,II больные эпилепсией дети, второе детство. 2.2. Метод регистрации биоэлектрической активности головного мозга. Наиболее распространенным способом регистрации электрических потенциалов головного мозга является электроэнцефалография (ЭЭГ). ЭЭГ представляет собой сложный колебательный электрический процесс, который может быть зарегистрирован при расположении электродов на мозге или на поверхности скальпа. ЭЭГ является результатом электрической суммации и фильтрации элементарных процессов, протекающих в нейронах головного мозга. Многочисленные исследования показывают, что электропотенциалы отдельных нейронов головного мозга связаны тесной и достаточно точной количественной зависимостью с информационными процессами (Бехтерева Н.П. и др., 1979;

Карлов В.А, 1990;

Л.Р. Зенков, 2001). Наше исследование было проведено по стандартной общепринятой методике с помощью 12-канального электроэнцефалографа SAPEX (Франция) (Рис 3).

Рис. 1. Электроэнцефалограмма, полученная при помощи прибора SAPEX.

При анализе нами учитывались амплитуда, максимальное представительство, индекс выраженности четырех основных ритмов ЭЭГ. Амплитуда ритма – величина напряжения ЭЭГ волн. Выражается в микровольтах и измеряется от пика до пика. Индекс выраженности ритма – представительство того или иного ритма в его совокупности в определенной зоне головного мозга. Максимальное представительство ритма – максимальная выраженность какого-либо ритма в определенной зоне головного мозга. 2.3. Антропометрический метод Антропометрические унифицированной методики исследования (Бунак В.В., проведены 1941) с при помощи использованием антропометрических инструментов (антропометр Мартина, толстотный и скользящий циркули, сантиметровая лента с миллиметровой шкалой). Произведена калиперометрия с помощью калиператипа «Lange», осуществляющего давление 10 г/мм2. Каждая из ножек имеет прямоугольную форму с закрученными углами (размер прямоугольника 615 мм). Вес тела определялся на медицинских весах, обеспечивающих высокую надежность измерения. Исследовали 30 антропометрических признаков, снятых с каждого обследуемого. Продольные размеры тела (длина тела, туловища, руки и ноги) измеряли как прямые головной частью антропометра. Для измерения сагиттальный и трансверзальный диаметры грудной клетки, плечевой и тазогребневой диаметры применяли толстотный циркуль с согнутыми ножками. Эпифизарныс диаметры замеряли скользящим циркулем, а обхватные размеры (груди» плеча, предплечья, бедра и голени) при помощи металлической эластичной сантиметровой лентой.

Была проведена калиперометрия кожно-жировых складок (подлопаточная, продольная), на передней поверхности груди, на боковой стенке живота, на пояснице, на плече (спереди и сзади), на предплечье, кисти, на бедре, голени, на лице. В дальнейшем проводилось определение основной (балловая) формулы телосложения: МхЕу, где Мх - средний балл мезоморфии (развитие мускулатуры, костяка, абсолютная и относительная ширина плеч, трансверзальный диаметр и обхват грудной клетки), Еу - средний балл эндоморфии (степень жироотложения, весоростовой и грудной индексы). Выделялись соматотипы с использованием терминологии схемы конституциональных типов В.Г.Штефко и А.Д.Островского (1929): 1. «слабый» (астеноидный) - со средними баллами мезо- и эндоморфии от 1.0 до 1.8;

2. «средний» (торакальный) - с баллами эндо- и мезоморфии в пределах от 1.7 до 2.2-2.3;

3. «дигестивный» - средний балл эндоморфии от 2.5 и выше, Еу > Мх. Для определения для развития мышечного, абсолютного Д = d 8 К, где Д - общее количество жира (кг);

d - средняя толщина слоя подкожного жира вместе с кожей (м);

S- поверхность тела (см2);

К - константа, равная 0.13, полученная на анатомическом материале экспериментальным путем. Средняя толщина подкожного жи=ра вместе с кожей вычисляется по формуле : костного и жирового жирового компонентов сомы применялся аналитический метод (Matiegka J, 1921). Формула определения количества компонента в весе тела имеет следующий вид:

d= (d1 + d 2 + d 3 + d 4 + d 5 + d 6 + d 7 + d 8), где dl....d8 - толщина подкожно-жировых складок (мм) на плече (спереди и сзади), предплечье, спине, животе, бедре, голени и груди (Лутовинова Н.Ю. и соавт., 1970 г.). S = 3.207 Н 0,3 W 0,7285- 0.0l88log W, где S-площадь тела в см2;

Н - длина тела в см;

W - вес тела в г. Для определения абсолютного количества мышечной ткани использовали формулу Matiegka (1921):

M = L r2 К, где М - абсолютная масса мышечной ткани (кг);

L - длина тела (см);

г среднее значение радиусов плеча, предплечья, бедра, голени без подкожного жира и кожи (см);

К - константа, равная 6,5. r = сумма обхватов (плеча, предплечья, бедра, голени)/ 25,12 суммарная толщина жировых складок на предплечье, плече (спереди и сзади), бедре, голени/ Для определения абсолютной массы костной ткани использовали формулу Matiegka (1921): O = L O2 К, где О - абсолютная масса костной ткани (кг);

L- длина тела (см);

О2 - квадрат средней величины диаметров дистальных частей плеча, предплечья, бедра и голени;

К - константа» равная 1,2.

2.4. Метод оценки вегетативной обеспеченности сердечной деятельности Для суждения о вегетативном гомеостазе обследованных детей нами проводился анализ результатов определения вегетативной реактивности сердца. Этот метод позволяет установить ЧСС, исходный вегетативный тонус, тип вегетативной реактивности, состояние подкорковых нервных центров, возможное напряжение симпатоадреналовой системы, а так же возможные скрытые нарушения сердечного ритма также отмечены у большего. Простота, доступность и высокая информативность метода, позволяющего судить о степени напряженности регуляторных систем организма позволяет отказаться от продолжительного и трудоемкого анализа результатов вариационной пульсометрии, что говорит в пользу этого метода (Кузнецов С.И,1997, Стецюк Е., Лебедев С., 1997, Ноздрачев А.Д., Щербатых Ю.В., 2001.Бородин Б.О., 2002, H.-U. Rudel, 2002, E. Hartmann,2003). Исследование проводилось при помощи прибора «Поли-Спектр-3» с применением программы обработки первичных данных «Поли-Спектр». Вышеуказанная программа позволяет исследователю получить описание всех необходимых параметров, а так же их интерпритацию (рис. 4). Исследование проводилось при помощи широко применяемого теста для исследования резервов вегетативной регуляции кровообращения клиноортостатической пробы. Она заключается в регистрации сердечного ритма и артериального давления при переходе человека из положения лежа в положение стоя. Вертикальное положение тела обозначается как «ортостаз», горизонтальное - «клиноположение», а реакция организма на активный и пассивный переход из горизонтального положения в вертикальное ортостатическая реакция.

Вертикальное положение тела вызывает повышение тонуса симпатической нервной системы, ведущее к стабилизации кровообращения. КИТ регистрировали в положении лежа и на 1 минуте ортостаза. Регистрация деятельности сердца при проведении клиноортостатической пробы (исходных и сразу после перехода в вертикальное положение) при помощи прибора «Поли – Спектр-3» позволяет оценить вегетативную реактивность. 2.5. Психологическая типология личности детей первого и второго детства. При проведении психологического тестирования использовался опросник, разработанный Р.Б. Кеттелом и Р.В. Коаном, адаптированный, модифицированный вариант для детей, предназначенный для измерения степени выраженности черт личности, функционально независимая природа которых установлена в ряде факторно-аналитических исследований. Методика включает 12 факторов (А, В, С, D, E, F,G, Н, I, О, Q3, Q4), содержащих по 5 вопросов, отражающих характеристики качеств личности, в том числе и оценку уровня развития вербального интеллекта. Каждый личностный фактор рассматривается как континуум определенного качества и характеризуется биполярно по крайним значениям этого континуума. К каждому вопросу теста дается по 2 ответа на выбор, и только к вопросам фактора В, оценивающего уровень интеллекта - три варианта ответа. Значимый ответ по каждому фактору оценивается в 1 балл. Сумма баллов по каждой шкале определяет степень выраженности той или иной личностной особенности. Имеются два варианта текста опросника Кеттела для мальчиков и для девочек. Фактор А (замкнутость-общительность)низкие значения свидетельствуют о необщительности, замкнутости, безучастности некоторой ригидности и излишней строгостью в оценке людей. Дети могут отличаться недоверчивостью, негативизмом. При высоких оценках человек открыт и добросердечен, общителен, добродушен. Характерна естественность поведения, внимательность, доброта, мягкосердечность в отношениях. Такой человек охотно работает с людьми, активен в устранении конфликтов, доверчив. Фактор В (интеллект) отражает степень сформированности интеллектуальных функций, уровень развития абстрактных форм мышления. Низкие оценки по этому фактору указывают на преобладание конкретности мышления, некоторую его ригидность. При высоких оценках наблюдается абстрактность Фактор С мышления, сообразительность, быстрая обучаемость. эмоциональная Существует некоторая связь с уровнем вербальной культуры и эрудицией. (эмоциональная неустойчивость стабильность) – при низких оценках выражена низкая толерантность по отношению к фрустрации, подверженность чувствам, переменчивость интересов, склонность к лабильности настроения, раздражительность, утомляемость, невротические симптомы. При высоких оценках человек выдержанный, работоспособный, характеризуется постоянством интересов, способен следовать требованиям группы. Фактор D (уравновешенность – возбудимость) – выявляет тенденцию отвечать беспокойством, возбуждением, чрезмерно реагировать на внешние раздражители. Высокие оценки свидетельствует о повышенной возбудимости, моторном беспокойстве, отвлекаемости. Низкие оценки характеризуют эмоциональную уравновешенность. Фактор Е (подчиненность – доминантность) – при низких оценках человек застенчив, уступчив, склонен уступать дорогу другим. Он часто зависим, тревожен, покорный до полной пассивности. При высоких оценках человек властный, независимый, самоуверенный, упрямый до агрессивности, конфликтный, своенравный. Высокие оценки у детей часто коррелируют с нарушением поведения и дисциплины. Фактор F (сдержанность – экспрессивность) – при низких оценках человек характеризуется благоразумием, осторожностью, рассудительностью, молчаливостью;

свойственны склонность все усложнять, пессимистичность, некоторая озабоченность, ожидание неудач. При высоких оценках человек жизнерадостный, импульсивный, беспечный, веселый, разговорчивый, подвижный;

для него эмоционально значимы социальные контакты. Фактор G (подверженность чувствам – высокая нормативность поведения) – при низких оценках человек склонен к непостоянству, подвержен влиянию случая и обстоятельств, не делает усилий по выполенению групповых требований и норм. Характеризуется беспринципностью, неорганизованностью, безответственностью, гибкими установками по отношению к социальным нормам. При высоких оценках наблюдается осознанное соблюдение норм и правил поведения, настойчивость в достижении целей, точность, ответственность, деловая направленность. Фактор Н (робость – смелость) – определяет реактивность на угрозу и степень активности в социальных контактах. При низких оценках человек застенчив, не уверен в себе, сдержан, робок, чувствителен к угрозе. При высоких оценках свойственна социальная смелость, активность, готовность иметь дело с незнакомыми обстоятельствами и людьми, склонность к риску. Фактор I (жесткость – чувствительность) – при низких оценках человеку характерны мужественность, самоуверенность, реалистичность суждений, практичность, некоторая жесткость. При высоких оценках наблюдается мягкость, зависимость, стремление к покровительству, романтизм, артистичность натуры. Развита способность к эмпатии, сочувствию, пониманию других людей.

Фактор О (уверенность в себе – тревожность) – при низких оценках человек безмятежен, хладнокровен, спокоен, уверен в себе. При высоких оценках характерны тревожность, депрессивность, ранимость, впечатлительность. Фактор Q3 (низкий самоконтроль – высокий самоконтроль) – при низких оценках наблюдается недисциплинированность, внутренняя конфликтность представлений о себе, невыполнение социальных требований. При высоких оценках развит самоконтроль, точно выполняются социальные требования. Человек следует своему представлению о себе, контролирует свои эмоции и поведение, он интегрирован и целенаправлен. Фактор Q4 (расслабленность – напряженность) – при низких оценках человеку свойственны расслабленность, вялость, спокойствие, низкая мотивация, излишняя удовлетворенность, невозмутимость. Высокие оценки указывают на напряженность, фрустрированность, взвинченность, наличие возбуждения и беспокойства, эмоционального дискомфорта. Состояние фрустрации является результатом повышенной мотивации, приводящей к активному неудовлетворению стремлений. Помимо личностных особенностей учащихся также исследовались их познавательные процессы. При этом были выбраны основные и наиболее показательные из них: внимание, память, мышление. Для исследования внимания использовались тесты «Корректурная проба» и «Мюнстерберга», с помощью которых определяются объем и концентрация, а также избирательность и помехоустойчивость внимания. Память исследовалась с помощью пяти методик, направленных на выявление способности к механическому запоминанию несвязанного вербального, числового и зрительного материала, запоминанию связанного логического материала (текст и предложения по методу дополнения). Мышление исследовалось с помощью методик «Аналогии», «Исключение понятий», «Классификация предметов», «Сравнения». Эти тесты предусматривают выявление способности осуществлять такие важные мыслительные операции как анализ и синтез, сравнение и обобщение, а также способность к отвлеченному абстрактному мышлению. Для оценки эмоционального состояния школьников применялся тест Люшера. Данная методика нашла широкое применение в дифференциальнодиагностическом плане как индикатор дезадаптации и степени выраженности эмоциональной напряженности. Методика способна выявлять наиболее непосредственные, неподвластные сознанию проявления индивидуальноличностных свойств, при этом полученные результаты демонстрируют связь конституционально заложенных свойств с типом реагирования на средовые воздействия, степень подвластности или сопротивления этим воздействиям с помощью свойственных данному индивиду способов защиты. Данные тестирования с помощью теста Люшера сопоставимы с индивидуальнотипологическим подходом, который согласуется с концепцией целостного многоуровнего понимания личности. Особенно убедительны возможности методики в определении стресса, в оценке степени дисгармоничности или дезинтеграции личности. В то же время количественные показатели тревоги (количество знаков !) оказались достаточно надежным критерием. Что касается определения типологических свойств и психологической характеристики состояния, то здесь более актуальным представляется качественный анализ. Стимульный материал теста Люшера состоит из стандартных разноцветных карточек. Полный набор состоит из 73 карточек различных цветов и оттенков. Обычно используется неполный набор из 8 цветных карточек. Восьмицветовой набор состоит из основных и дополнительных цветов. Основными считаются (в порядке присвоенного им номера) синий, зеленый, красный, желтый, а дополнительными – фиолетовый, коричневый, черный, серый (нулевой). Процедура обследования сводится к одновременному предъявлению обследуемому всех цветных карточек на белом фоне с предложением выбрать одну наиболее понравившуюся, приятную. Выбранная карточка переворачивается и откладывается в сторону, затем процедура повторяется. В результате образуется ряд карточек, в котором цвета располагаются по их привлекательности для испытуемого. Первые два цвета считаются явно предпочитаемыми, третий и четвертый предпочитаемыми, пятый и шестой – нейтральными, седьмой и восьмой – вызывающими антипатию, негативное отношение. Психологическая предположение символическое доминированию, о интерпретация что – (напр. полученного цвету – ряда опирается к При на том, зеленый каждому упорство, присуще определенное власти, этом значение красный стремление настойчивость).

функциональную значимость имеет позиция, занимаемая конкретным цветом (напр. две первые позиции определяют цели и способы их достижения, две последние – подавляемые потребности). Выбор в области основных цветов связывается с тенденциями осознаваемыми, а среди дополнительных – со сферой бессознательного. Показатели интенсивности тревоги характеризуются позицией, занимаемой основными цветами и обозначаются следующим образом: ! – если основной цвет на 6 месте;

!! – если основной цвет на 7 месте;

!!! – если основной цвет на 8 месте. Все имеющиеся восклицательные знаки складываются. Сумма условных баллов (!) может находиться в диапазоне от 1 до 12. Считается, что чем больше !, тем прогноз неблагоприятнее. 2.6. Методы статистической обработки результатов исследований Результаты экспериментов подверглись вариационно-статистической обработке в соответствии с принципами, изложенными в руководстве Лакина Г.Ф. (1990).

Для создания одномерного статистического отчета, содержащего информацию о центральной тенденции и изменчивости входных данных, использовали описательную статистику Microsoft Exсel на базе компьютера IBM PENTIUM. Вариационные ряды, полученные в эксперименте, были охарактеризованы по следующим показателям: 1. средня арифметческая величина (М);

2. квадратическое отклонение ();

3. ошибка средней арифметической величины или средняя квадратическая ошибка (м). Вычисляя показатель существенной разности (t) и учитывая число измерений по таблице t - распределения Стьюдента, определяли вероятность различий (Р). Различие считалось статистической достоверным, начиная со значений Р0,05. В этом случае правильность вывода о существовании различий величин может быть подтверждена в 95% случаев. При графическом изображении полученных данных для суждения о достоверности различий средних величин различных вариационных рядов вычислялись границы доверительного интервала, в котором при заданном уровне вероятности находится истинное значение средней арифметической величины. Границы доверительного интервала определяли по таблице распределения Стьюдента, что соответствовало заданному уровню вероятности Р=0,05 при числе наблюдений - n. Это давало возможность утверждать, что вероятность выхода за пределы этих границ не превышает 5%. 2.7 Корреляционный анализ При изучении связей между двумя количественными признаками использовался стандартный коэффициент корреляции. Исследования проводились при помощи программы «Биостатистика». Неслучайность его отличий от 0 (неслучайность существования связи) проверялась по стандартным таблицам критических величин коэффициента корреляции (например, Мюллер и др., 1982,). При превышении критических значений использовались обозначения: * ** *** - связь неслучайна при вероятности P<0,05;

- связь неслучайна при вероятности P<0,01;

- связь неслучайна при вероятности P<0,001.

ГЛАВА 3. Особенности биоэлектрической активности головного мозга, конституции и вегетативной обеспеченности сердечной деятельности детей в период первого и второго детства (результаты собственных исследований) Период детства – это один из важнейших этапов онтогенеза человека, в который человек получает огромное количество новой информации, приобретает новые навыки, в этот период происходит закладка основных черт личности взрослого человека. Период детства неоднороден с позиций возрастной физиологии, в нем выделяют несколько этапов: раннее детство (1-3 года), первое детство (4-7) лет, второе детство (8-12 лет у мальчиков и 8-11 лет у девочек). В возрастной психологии используется периодизация, основанная на психологических критериях. Школьный возраст, согласно этой классификации, делится на младший (7-10 лет), средний (10-12 лет) и старший (12-16 лет) (А.Г. Хрипкова, 1978;

И.А. Скворцов и др.,2000). В современной науке происходит сближение физиологических и психологических позиций. Л.С.Выготский (1935) рассматривал психические новообразования, характерные для конкретных этапов развития, в качестве критериев возрастной периодизации. Продолжая эту линию, А.Н. Леонтьев (1959) и Д.Б. Эльконин (1971;

1984) особую роль придавали ведущей деятельности, новообразований. Период предполагать, определяющей детства что возникновение интенсивным психологических развитием всех характеризуется систем для морфофункциональных конституциональных организма, детей поэтому структуры вероятнее правомочно личностноимеется всего психотипологической особенностей биологическая, конституциональная основа, определяющая фенотипический диапазон психологической и личностной, поведенческой и морфологической изменчивости. Комплексный подход к проблеме биологической адаптации человека приобретает в наше время все большую повышенного В этом воздействия аспекте на организм проведено антропогенных факторов. нами изучение особенностей биоэлектрической активности головного мозга, вегетативной обеспеченности сердечной деятельности и психологических особенностей детей с учетом фактора конституции и возраста. Осуществлялась соматотипологическая диагностика с выделением типов телосложения и оценкой компонентного состава тела. Проведен анализ ЭЭГ с учетом параметров ритмов при фоновой записи и при функциональных нагрузках. Характеристика вегетативной обеспеченности сердечной деятельности детей в период первого и второго детства выявила, что в формировании исходного вегетативного тонуса преобладают парасимпатические влияния. При анализе вегетативной реактивности у большинства детей выявлены симпатические влияния. Изучение психологических особенностей обнаружило ряд изменений в психологической сфере детей периода второго детства. В этот период значимость в условиях детей неблагоприятных мальчики характеризуются замкнутостью, увеличением уровня тревожности, а у детей обоих полов отмечаются изменения в познавательной сфере. Наряду с исследованием указанных параметров у практически здоровых детей, нами было проведено изучение БЭА головного мозга соматотипологии, вегетативной обеспеченности сердечной деятельности и психологических особенностей личности у детей в период первого и второго детства, страдающих эпилепсией. 3.1. Особенности биоэлектрической активности головного мозга детей Для составления представления о характере биоэлектрической активности головного мозга нами проведен анализ ЭЭГ здоровых и больных эпилепсией детей в период первого и второго детства. В данном разделе представлены результаты анализа. Половых отличий анализа ЭЭГ не обнаружено. Характеристика биоэлектрической активности головного мозга здоровых детей в период первого и второго детства При анализе ЭЭГ, снятой с головного мозга детей в возрасте 7-9 лет, нами было отмечено, что амплитуда альфа-ритма составила 24,1±1,5 мкВ (табл.4.), индекс этого ритма был равен 62,2±2,3%, а максимальное его представительство составило 74,3±3,8% от общего объема биоэлектрической активности (Рис.2). При анализе бета-ритма выявлено, что его амплитуда была равна 13±2,1 мкВ, его индекс составил 24,2±2,0%, а его максимальное представительство – 38,2±3,7% (Рис.3). Амплитуда тета-ритма, отражающего активность срединно-стволовых образований, составила 17,1±2,4 мкВ, индекс этого ритма равнялся 48,2±3,5%, максимальное представительство этого ритма составило 55,9±3,9% (Рис.4). Амплитуда дельта-ритма, зарегистрированного кратковременно, диффузно и во всех отведениях, составила 25,6±1,1 мкВ, индекс этого ритма был равен 40,2±2,1%, максимальное представительство ритма составило 25,4±2,9% (Рис.5). При функциональных нагрузках изменения на ЭЭГ были отмечены у 39,6% детей, а у 24% детей отмечались ярко выраженные изменения, как при фоновой записи, так и при функциональных нагрузках. К умеренным изменениям биоэлектрической активности относится сглаженность зональных различий при сохранности всех необходимых ритмов фона, иногда при умеренном снижении функциональной активности коры головного мозга. Под изменениями при функциональных нагрузках понимается билатеральные генерализованные вспышки, пароксизмальная активность с деформацией ритмов. К выраженным изменениям относится снижение функциональной активности головного мозга, сглаженность зональных различий, деформация всех ритмов, эпиактивность. Анализ ЭЭГ детей в возрасте 10-12 лет позволил выявить ряд изменений в биоэлектрической активности мозга. Так, амплитуда альфаритма у этих детей составляет 16,8±1,0 мкВ (табл. ), что достоверно ниже такового показателя у детей в период I детства. Индекс выраженности альфаритма так же достоверно уменьшается до 59,9±2,3%, и так же достоверно до 71,6±2,3% снижается общее представительство этого ритма. Хотя по данным литературы (П.Ф. Прайор, 1982) в описываемом возрастном периоде отмечается доминирование альфа-ритма, а увеличение выраженности медленной составляющей спектра ЭЭГ связано с активацией диэнцефальной области в препубертатный период.

90 80 70 60 50 40 30 20 10 0 Амплитуда Индекс М аксимальное представленности представительство I детство II детство Рис. 2. Характеристики альфа-ритма детей в период I и II детства.

Амплитуда бета-ритма у этой группы детей составила 12,8±1,2, что не отличается достоверно от амплитуды ритма у детей первого детства. Но индекс выраженности этого ритма достоверно ниже (20,88±1,2%), чем у детей первого детства, так же достоверно снижается максимальное представительство этого ритма, составляя 26,8±1,1%.

Таблица 4. Параметры ЭЭГ здоровых детей Параметры ЭЭГ здоровых в период первого и второго детства N=69 Альфа-ритм А, МкВ ИВ, % МП, % 24,1±1,5 62,2±2,3 74,3±3,8 N=78 Альфа-ритм А, МкВ ИВ, % МП, % 13±2,1 Бета-ритм А, МкВ ИВ, % 24,2±2,0 Бета-ритм А, МкВ ИВ, % МП, % МП, % Тета-ритм А, МкВ ИВ, % МП, % Дельта-ритм А, МкВ ИВ, % МП, % 38,2±3,7 17,1±2,4 48,2±3,5 55,9±3,9 25,6±1,1 35,2±2,1 25,4±2,9 Тета-ритм А, МкВ ИВ, % МП, % Дельта-ритм А, МкВ ИВ, % МП, % 16,8±1,0 59,9±2,3 71,6±2,3 12,8±1,2 20,88±1,2 26,8±1,1 17,1±1,5 30,6±2,1 51,1±2,4 21,6±1,8 30,6±2,1 42,2±3,4 Р<0,005 Р<0,03 Р<0,05 Р>0,10 Р<0,05 Р<0,03 Р>0,10 Р<0,05 Р<0,05 Р>0,10 Р<0,05 Р<0, Примечание: Здесь и далее: Р– уровень достоверности различий между здоровыми детьми первого и второго детства.

45 40 35 30 25 20 15 10 5 I детство II детство Амплитуда Индекс представленности М аксимальное представительство Рис.3. Характеристики бета-ритма детей в период I и II детства.

При рассмотрении тета-ритма нами обнаружено, что амплитуда этого ритма изменяется недостоверно до 17,1±1,5 мкВ, но достоверно снижается индекс выраженности ритма (38,6±1,9%), и так же достоверно снижается максимальное представительство ритма - 51,1±2,4%. По мере возрастного созревания корково-стволовых связей происходит снижение представительства тета-ритма у детей второго детства.

70 60 50 40 30 20 10 0 Амплитуда Индекс М аксимальное представленности представительство I детство II детство Рис.4 Характеристики тета-ритма детей в период I и II детства.

Анализ дельта-ритма детей в период второго детства показал, что амплитуда этого ритма, так же достоверно снижается до 21,6±1,8 мкВ, что справедливо и в отношении индекса выраженности этого ритма - 30,6±2,1%.

В то же время нами выявлено значительное достоверное увеличение максимального представительства ритма до 42,2±3,4%. Обнаружение функциональной дельта-ритма активности указывает а на снижение уровня коры, увеличение максимального представительства ритма у детей второго детства позволяет предполагать дезадаптивные изменения функционирования нейронов в сравнении с детьми первого детства.

50 40 30 20 10 0 Амплитуда Индекс М аксимальное представленности представительство I детство II детство Рис. 5. Характеристики дельта-ритма детей в период I и II детства.

При анализе электроэнцефалограмм нами было обнаружено, что у детей в этот период, так же, как и в период I детства наблюдаются умеренные изменения на ЭЭГ, изменения при функциональных нагрузках, а у части детей изменения, как при фоновой записи ЭЭГ, так и при функциональных нагрузках. Процентное соотношение детей с теми или иными нарушениями не изменяется по отношению к таковым в период первого детства. Таким образом, особенностями биоэлектрической активности головного мозга детей в указанные периоды онтогенеза являются: снижение амплитуды альфа-ритма;

максимального представительства альфа- и тетаритмов, снижение индекса детства. У детей выраженности бета- и тета-ритмов, но увеличение максимального представительства дельта-ритма у детей второго в возрасте 10-12 лет по данным ЭЭГ наблюдаются снижения возрастание функциональной созревания активности подкорковых связей образований, и снижение корково-подкорковых функциональной активности коры больших полушарий в сравнении с данными ЭЭГ у детей 7-9 лет. Характеристика биоэлектрической активности головного мозга больных эпилепсией детей в период первого и второго детства Анализ альфа-ритма детей этой группы показал, что его амплитуда не отличается достоверно от амплитуды ритма у здоровых детей этого возраста и составляет 24,03±3,9 мкВ (табл.5), так же недостоверны различия в индексе выраженности, равном 61,5±2,5%, но достоверно ниже, чем у здоровых детей в период первого детства максимальное представительство - 72±2,6% (Рис.6). Амплитуда бета-ритма у больных эпилепсией детей в период I детства достоверно выше, чем у здоровых детей этого возрастного периода 16,4±3,2мкВ, индекс выраженности ритма отличается от такового у здоровых детей недостоверно - 23,9±4,9%, а максимальное представительство ритма достоверно ниже, чем у здоровых детей - 33,7±2,6% (Рис. 7). Увеличение амплтуды бета-ритма отражает повышение функциональной активности подкорковых обусловлено структур, а снижение представительства этого ритма сужением зоны выраженности ритма в лобных областях головного мозга. Анализ тета-ритма позволил утверждать, что амплитуда этого ритма достоверно выше, чем у здоровых детей - 23,6±1,6 мкВ, отражая состояние стойкого возбуждения образования мозгового ствола и снижения собственно мозговой активности. Но у этих детей достоверно ниже по сравнению со здоровыми, максимальное представительство ритма составило - 53,6 ±1,5%, что в определенной мере указывает на локализацию ритмической активности коры больших полушарий (Рис. 8).

При исследовании дельта-ритма нами было обнаружено, что амплитуда этого ритма составляет 27,32±0,71мкВ, что достоверно выше, чем у здоровых детей, то же справедливо и в отношении индекса выраженности этого ритма, равного 45,85±1,1%, и максимального представительства, составившего 65,75±1,1% (Рис.9), что свидетельствует о снижении функциональной активности коры и развитии утомления. Кроме того, нами обнаружено, что в описываемой группе можно отметить у 50% детей выраженные изменения на ЭЭГ при фоновой записи и при функциональных нагрузках, и у такого же количества детей регистрировались изменения на ЭЭГ при функциональных нагрузках. У больных эпилепсией детей в период второго детства при анализе альфа-ритма ЭЭГ нами обнаружено, что амплитуда этого ритма достоверно ниже, чем у больных детей в период первого детства - 18,8±0,4мкВ (табл.7), но выше, чем у здоровых детей в этом же периоде. Индекс выраженности этого альфа-ритма равен 52,8±0,9%, что так же ниже, чем у больных детей в период первого детства, ниже, чем у здоровых детей в том же возрастном периоде. Максимальное представительство этого ритма у детей этой группы составило 66,9±1,14%, достоверно ниже, чем у больных детей в период первого детства. Снижение амплитуды, индекса выраженности и о максимального представительства альфа-ритма свидетельствуют нарушениях биоэлектрических процессов, связанных с возникновением активности в структурах мозга с переходом из относительного покоя к деятельному активному или тормозному состоянию.

90 80 70 60 50 40 30 20 10 0 Амплитуда Индекс М аксимальное представленности представительство I детство II детство Рис. 6. Характеристики альфа-ритма больных эпилепсией детей в период I и II детства Таблица 5. Параметры ЭЭГ больных детей Параметры ЭЭГ больных эпилепсией детей в период первого и второго детства N= А, МкВ Альфа-ритм ИВ, % МП, % А, МкВ Бета-ритм ИВ, % МП, % А, МкВ Тета-ритм ИВ, % МП, % А, МкВ Дельта-ритм ИВ, % МП, % 24,03±3,9 61,5±2,5 Р1>0,05 Р1>0, 72±2,6 Р1<0, 23,6±1 Р1<0, 23,9±4,9 Р1>0, 33,7±2,6 Р1<0, 23,6±1,6 Р1<0, 49,2±0,9 Р1>0, 53,6 ±1,5 Р1<0, 27,32±0,71 Р1<0, 45,9±1,1 Р1<0, 65,75±1,1 Р1<0, N= Альфа-ритм А, МкВ ИВ, % 18,8±0,4 Р2<0,005 Р3<0,005 52,8±0,9 Р2>0,05 Р3<0, Бета-ритм А, МкВ ИВ, % 22,3±0,33 Р2>0,05 Р3<0,005 Р2<0,005 Р3<0, Тета-ритм МП, % 29,25±0,4 Р2<0,005 Р3<0, Дельта-ритм А, МкВ 25,04±0,7 Р2<0,05 Р3<0, МП, % Р2<0,005 Р3<0, А, МкВ ИВ, % 18,4±0,4 Р2<0,05 Р3<0,05 43,14±0,6 Р2<0,005 Р3<0, МП, % 57,6±0,8 Р2<0,05 Р3<0, ИВ, % Р2<0,005 Р3<0, МП, % Р2<0,05 Р3<0, 66,9±1,14 14,3±0, 40,1±0,55 57,39±1, Примечание: здесь и далее: Р1, – достоверность различий между больными детьми первого детства и здоровыми сверстниками;

Р2,Р3 –между больными детьми первого и второго детства, между больными детьми второго детства и здоровыми сверстниками соответственно. 22,3±0,33%, не отличается достоверно от такового в период первого детства, но выше, чем у здоровых детей второго детства. Максимальное представительство ритма составило 29,25±0,4%, достоверно ниже, чем у детей в период первого детства, и достоверно выше, чем у здоровых детей. У детей, страдающих эпилепсией, анализ бета-ритма свидетельствует о снижении активности подкорковых образований.

40 35 30 25 20 15 10 5 0 Амплитуда Индекс М аксимальное представленности представительство I детство II детство Рис. 7. Характеристики бета-ритма больных эпилепсией детей в период I и II детства Амплитуда тета-ритма по сравнению с этим ритмом у больных детей первого детства значительно ниже - 18,4±0,4мкВ, но достоверно выше, чем у здоровых детей второго детства. Индекс выраженности ритма 43,14±0,6 также меньше, чем у детей первого детства, но существенно выше, чем у здоровых детей. Максимальное представительство ритма как по сравнению с детьми первой возрастной группы, так и по сравнению со здоровыми Анализ этого ритма указывает на детьми, достоверно выше- 57,6±0,8%.

нарушение созревания срединно-стволовых образований, но не выявляет изменения функциональной активности самих нейронов.

70 60 50 40 30 20 10 0 Амплитуда Индекс М аксимальное представленности представительство I детство II детство Рис. 8. Характеристики тета-ритма больных эпилепсией детей в период I и II детства Амплитуда дельта-ритма на ЭЭГ детей, страдающих эпилепсией в период второго детства достоверно ниже, чем у детей первой возрастной группы и у здоровых детей - 25,04±0,7мкВ. То же справедливо и в отношении индекса выраженности ритма, составившего 40,1±0,55%, и максимального представительства ритма, равного 57,39±1,2%. Анализ дельта-ритма обнаруживает снижение функциональной активности коры, но степень этого снижения в возрасте 10-12 лет несколько меньше, чем у детей в 7-9 лет, страдающих эпилепсией.

80 70 60 50 40 30 20 10 0 Амплитуда Индекс М аксимальное представленности представительство I детство II детство Рис. 9. Характеристики дельта-ритма больных эпилепсией детей в период I и II детства У больных эпилепсией детей в возрасте второго детства были отмечены выраженные изменения на ЭЭГ при функциональных нагрузках в 51% случаев, а в 49% случаев наблюдались изменения, как при фоновой записи, так и при функциональных нагрузках. Наряду с выявленными особенностями биоэлектрической активности головного мозга практически здоровых детей, у детей, страдающих эпилепсией, обнаружено: снижение амплитуды всех ритмов, уменьшение максимального представительства альфа-, бета и дельта-ритма, но возрастает максимальное представительство тета-ритма. У детей в возрасте 10-12 лет, страдающих эпилепсией, при фоновой записи ЭЭГ выявляются изменения в функциональном состоянии подкорковых образований, что отражает состояние стойкого возбуждения образований ствола мозга при снижении собственно корковой активности.

3.2 Соматотипологические особенности детей В данном разделе рассматриваются ряд соматотипологических особенностей здоровых и больных эпилепсией детей в период первого и второго детства. Соматотипологические особенности здоровых детей в период первого и второго детства При обследовании здоровых мальчиков в период первого детства нами выявлено, что эту группу составили дети с астеноидным и торакальным соматотипом, причем соматоитпы распределились поровну (Рис. 10). Выявленные типы конституции характеризуются определенными морфологическими показателями. Так, мальчикам торакального типа телосложения свойственна балловая формула телосложения (табл.7) М1,9Е1,63, мальчикам астеноидного типа - М1,36Е1,38, показатель андроморфии (ПА) составил 76,7±4,6 и 74,8±4,65 соответственно, при этом развитие мышечного компонента (РМК) сомы было равно 13,94±0,6 и 12,78±0,8 соответственно, развитие костного компонента (РКК) составило 6,8±0,4 и 6,04±0,46, а развитие жирового компонента (РЖК) – 0,074±0,012 и 0,06±0, соответственно (Рис. 11). Обследование здоровых девочек в период I детства показало, что 66,7% от общего количества обследуемых составили дети с астеноидным типом телосложения, и 33,3% - дети с торакальным типом телосложения. Девочкам торакального типа телосложения характерна балловая формула М2,25Е1,3, девочкам астеноидного типа телосложения – М1,37Е1,33 (табл.7). При этом у детей торакального телосложения ПА составил 77,2±9,4, а у астеников – 64,8±6,5. РМК было равно 14,2±0,26 и 11,5±0,18 соответственно, РКК –6,29±0,4 и 5,4±0,4 соответственно, а РЖК у девочек торакального телосложения составило 0,07±0,001, а у детей астеноидного типа телосложения- 0,06±0,006 (Рис. 12).

Торакальный Астеноидный А Торакальный Астеноидный Б Рис.10. Встречаемость различных соматотипов у здоровых детей в период первого детства. А-мальчики, Б-девочки.

Т оракальный Астеноидный М Е ПА РМК РКК РЖК Рис. 11. Значение некоторых антропометрических параметров у здоровых мальчиков в период первого детства.

Т оракальный Астеноидный М Е ПА РМК РКК РЖК Рис. 12. Значение некоторых антропометрических параметров у девочек в период первого детства.

При обследовании здоровых детей в период второго детства нами было обнаружено, что среди мальчиков этой группы преобладающим типом телосложения является торакальный – 72,22% от общего числа обследованных, 22,18% составляют дети с дигестивным типом телосложения, и 5,6% составили дети с астеноидным типом телосложения (Рис. 13).

При этом балловая формула мальчиков с торакальным типом телосложения была М2,33Е1,76, детей с астеноидным соматотипом – М1,5Е1,43, а детям с дигестивным типом телосложения – М2,54Е2,75. Нами были отмечены ПА 69,5±7,0 у мальчиков с торакальным типом телосложения, что достоверно ниже, чем в период первого детства. У детей с астеноидным соматотипом тот же показатель составил 66,8±5,6 – достоверно ниже, чем в период первого детства, а у детей с дигестивным соматотипом ПА был равен 79,6±8,9 (Рис. 14). Таблица 7. Антропометрические показатели здоровых детей. Группы I II III IV I II Р III IV Р I II Р III IV Р I II Р III IV Р Соматотипы Астеноидный Торакальный Дигестивный Мускульный Основная балловая формула телосложения М2,25Е1,3 М1,36Е1,38 М1,5Е1,43 М2,33Е1,76 М2,54Е2,75 М1,37Е1,33 М2,25Е1,3 М1,83Е1,25 М2,39Е1,6 М2,83Е2,86 М,2,66Е2,46 Показатель андроморфии 76,7±4,6 77,2±4,4 69,5±4,0 79,6±8,9 68,8±5,6 Р<0,05 Р<0,05 77,2±3,4 64,8±6,5 73,4±6,2 81,9±6,2 98,4±6,3 88,2±5,8 Р<0,05 Р<0,05 РМК 13,94±0,6 14,2±0,26 17,74±0,52 20,46±1,5 11,38±0,4 Р<0,005 Р>0,05 14,2±0,26 11,5±0,18 16,91±0,2 16,05±0,15 18,38±0,8 18,38±0,8 Р<0,001 Р<0,005 РКК 6,8±0,4 6,8±0,4 7,13±0,3 8,26±1,4 4,5±0,2 Р<0,005 Р<0,005 6,29±0,4 6,29±0,4 7,55±0,25 7,22±0,3 8,08±0,3 9,4±0,14 Р<0,005 Р<0, I II Р III IV Р 0,06±0,012 0,07±0,001 Р<0,005 0,06±0,012 0,065±0,001 Р<0, РЖК 0,074±0,012 0,08±0,005 0,14±0,02 Р<0,005 0,07±0,001 0,089±0,005 0,135±0,01 Р<0, 0,14±0, Примечание: I- здоровые мальчики, первое детство;

II- здоровые мальчики, второе детство;

III – здоровые девочки, первое детство;

IV- здоровые девочки, второе детство. Р – достоверность различий между показателями первого и второго детства.

РМК мальчиков торакального соматотипа по сравнению с предыдущим возрастным периодом существенно возрастает, достигая 17,74±0,52. Тот же показатель у детей с астеническим типом телосложения не изменяется существенно в сравнении с показателем в период первого детства и равен 11,38±0,4. У детей с дигестивным соматотипом РМК равно 20,46±1,5. У мальчиков с торакальным соматотипом так же достоверно возрастает РКК – 7,13±0,3, а у детей с астеническим соматотипом этот показатель достоверно снижается до 4,5±0,2. В группе детей с дигестивным соматотипом РКК составило 8,26±1,4. РЖК у детей с астеническим соматотипом также достоверно увеличивается до 0,08±0,005, аналогичные изменения характерны и для детей с астеническим типом телосложения, у которых РЖК составило 0,07±0,001, а у мальчиков с дигестивным соматотипом РЖК равно 0,14±0,02.

Т оракальный Астеноидный Дигестивный М Е ПА РМК РКК РЖК Рис. 13. Значение некоторых антропометрических параметров у здоровых мальчиков в период второго детства.

При обследовании девочек в период второго детства нами было обнаружено, что торакальный соматотип встречается у 60% обследованных, мускульный тип телосложения отмечен у 20% детей, у 10% детей определен дигестивный соматотип, и у стольких же девочек – астеноидный соматотип.

Т оракальный Астеноидный Дигестоивный А Т оракальный Астеноидный Дигестивный Мускульный Б Рис.14. Встречаемость различных соматотипов у здоровых детей в период второго детства. А-мальчики, Б-девочки Девочкам с торакальным соматотипом характерна балловая формула М2,39Е1,6, детям с астеноидным типом телосложения – М1,83Е2,5, девочкам с мускульным соматотипом – М2,66Е2,46, а детям с дигестивным соматотипом – М2,83Е2,86. У девочек с торакальным типом телосложения ПА достоверно выше, чем в период первого детства, он составляет 81,9±8,4. У детей с астеноидным соматотипом ПА составил 73,4±6,2, что так же достоверно выше, чем у детей того же соматотипа в период первого детства. У девочек дигестивного и мускульного типа телосложения ПА равен 88,2±5,8 и 98,4±6,3 соответственно (Рис. 15). РМК девочек торакального и астеноидного соматотипов достоверно выше, чем у детей первого детства, составляет 16,05±0,15 и 16,91±0,2 соответственно. У девочек мускульного соматотипа РМК равно 18,38±0,8, а у детей дигестивного соматотипа – 18,38±0,8. РКК у девочек торакального и астеноидного соматотипов так же достоверно выше по сравнению с этим показателем у детей в период первого детства – 7,22±0,3 и 7,55±0,25 соответственно. У девочек с мускульным соматотипом РКК равно 8,08±0,3, а у детей с дигестивным соматотипом – 9,4±0,14. Так же, как и вышеописанные параметры, у девочек с торакальным и астеноидным соматотипами достоверно по сравнению с периодом первого детства возрастает РЖК до 0,089±0,009 и 0,065±0,004 соответственно. В то же время, РЖК девочек мускульного соматотипа составило 0,14±0,004, а тот же показатель у девочек с дигестивным типом телосложения равен 0,135±0,01.

Т оракальный Астеноидный Дигестивный Мускульный М Е ПА РМК РКК РЖК Рис. 15. Значение некоторых антропометрических параметров у здоровых девочек в период второго детства.

Соматотипологические особенности больных эпилепсией детей в период первого и второго детства При обследовании мальчиков, больных эпилепсией, в период первого детства, нами было обнаружено, что, как и здоровых детей, в этом возрасте представлены два соматотипа – торакальный и астеноидный. Первый был определен у 35,13% детей, второй – у 64,87%. Примечательно то, что у здоровых детей оба соматотипа представлены в равной мере, а у эпилептиков преобладающим является астеноидный соматотип (Рис. 17). Мальчикам с торакальным типом телосложения присуща балловая формула М1,64Е1,92, детям с астеноидным соматотипом – М1,23Е1,5 (табл. 8) ПА у детей с торакальным соматотипом достоверно выше, чем у здоровых детей того же соматотипа в том же возрастном периоде –86,2±3,6. У детей с астеноидным типом телосложения ПА достоверно ниже, чем у здоровых детей – 59,0±7,6 (Рис. 16). РМК у мальчиков с торакальным соматотипом так же выше, чем у здоровых детей – 14,58±0,45, а между РМК исследованных здоровых детей, и РМК эпилептиков в период первого детства с астеноидным соматотипом, равным 11,6±0,4, достоверных различий нами не было обнаружено.

В то же время, РКК у больных детей торакального соматотипа не отличается от РКК здоровых детей, составляя 6,2±0,15, а у эпилептиков астенического этот же показатель равен 5,5±0,24, что достоверно ниже, чем у здоровых детей. РЖК как эпилептиков как торакального, так и астенического соматотипов достоверно выше, чем у здоровых детей тех же соматотипов, составляет 0,09±0,006 и 0,07±0,004 соответственно.

Таблица 8 Антропометрические показатели больных эпилепсией детей Группы I II III IV I Р1 II Р2 Р3 III Р1 IV Р2 Р3 I Р1 II Соматотипы Астеноидный Торакальный Дигестивный Мускульный Основная балловая формула телосложения М1,64Е1,92 М1,23Е1,5 М1,3Е1,5 М1,97Е1,93 М2,33Е2,43 М2,83Е2,5 М1,61Е1,92 М1,58Е1,5 М2,83Е2,8 М1,58Е1,5 М1,33Е2,86 М2,12Е1,86 М2,37Е2,6 М3,1Е2,86 Показатель андроморфии 86,2±3,6 59,0±7,6 Р1<0,005 Р1<0,005 97,5±5,0 89,3±6,2 103,1±7,0 79,7±3,23 Р2>0,05 Р3>0,05 78,4±3,9 Р1<0,005 82,6±7,55 Р2<0,05 Р3<0,005 11,99±0,43 Р1>0,05 13,7±0,6 Р2<0,05 Р3<0,05 67,4±3,7 Р1<0,05 103,4±7,8 Р2<0,05 Р3<0,05 РМК 14,58±0,45 Р1<0,001 15,68±0, Р3<0,005 72,47±6,4 107,7±6,8 Р2<0,05 Р3<0, 96,8±4,2 123,1±8,2 Р2<0,001 Р3<0, 16,02±1, 26,65±2, Р2 Р3 III Р1 IV Р2 Р3 I Р1 II Р2 Р3 III Р1 IV Р2 Р3 I Р1 II Р2 Р3 III Р1 IV Р2 Р Р2<0,05 Р3<0,05 20,9±1,5 Р1>0,05 13,62±1,6 Р2<0,05 Р3<0,05 5,5±0,15 Р1<0,005 6,5±0,5 Р2<0,05 Р3<0,05 7,58±0,37 Р1>0,05 6,09±0,4 Р2<0,05 Р3<0,05 0,07±0,004 Р1<0,005 0,092±0,001 Р2<0,05 Р3<0,05 0,078±0,006 Р1<0,001 0,1±0,007 Р2<0,05 Р3<0, Р2>0,05 Р3<0,05 Р3<0,05 11,99±0,43 13,85±0,6 Р1<0,005 19,17±1,0 18,8±1,6 Р2<0,05 Р2<0,05 Р3<0,05 Р3>0,05 РКК 6,2±0,15 Р1<0,005 7,4±0,34 9,0±0,54 Р2<0,05 Р3<0,05 Р3>0,05 5,42±0,13 7,58±0,37 Р1<0,001 6,93±0,4 7,6±0,4 Р2<0,05 Р2<0,05 Р3<0,05 Р3>0,05 РЖК 0,09±0,006 Р1<0,005 0,128±0,012 0,115±0,002 Р2<0,05 Р3<0,05 Р3<0,005 0,089±0,002 0,118±0,002 Р1<0,001 0,14±0,001 0,2±0,01 Р2<0,05 Р2<0,05 Р3<0,05 Р3<0, 20,09±0,5 23,24±1,8 Р2<0,005 Р3<0, 10,7±0, 7,58±0,37 8,68±0,7 Р2<0,05 Р3<0, 0,15±0, 0,141±0,003 0,2±0,01 Р2<0,005 Р3<0, Примечание: I- больные мальчики, первое детство;

II- больные мальчики, второе детство;

III – больные девочки, первое детство;

IV- больные девочки, второе детство. Р1 – достоверность различий между показателями больных эпилепсией детей и здоровых сверстников в период первого детства, Р2 – достоверность различий между показателями больных детей в период первого и второго детства, Р3 – достоверность различий между показателями больных эпилепсией и здоровых детей в период первого детства.

Т оракальный Астеноидный М Е ПА РМК РКК РЖК Рис. 16. Значение некоторых антропометрических параметров у больных эпилепсией мальчиков в период первого детства.

В группе девочек, больных эпилепсией, преобладающим соматотипом так же является торакальный, свойственный 69,44% обследованных детей. У 25,0% девочек определен астеноидный соматотип, у 3,56% - дигестивный, и у 2,0% - мускульный соматотип.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.