WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Алиева Анжелла Валерьевна Дагестанские переселенцы на Ставрополье во второй половине ХХ века Специальность 07. 00. 02. – Отечественная

история диссертация на соискание ученной степени кандидата исторических наук

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Кудрявцев А.А.

Ставрополь 2004 2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………3 ГЛАВА I. ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ И ЭТАПЫ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП НАРОДОВ ДАГЕСТАНА НА ТЕРРИТОРИЮ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА 1.1. 1.2. 1.3. Причины и факторы переселения дагестанцев на Ставрополье…………………………………………………….……27 Основные этапы переселения дагестанских этнических групп на территорию Ставропольского края…………………………………49 Дагестанские переселенцы в полиэтническом пространстве региона………………………………………………………………..66 ГЛАВА II. ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ В ЖИЗНИ ДАГЕСТАНСКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ НА СТАВРОПОЛЬЕ 2.1. 2.2. Культурно-бытовые и хозяйственные традиции и обычаи дагестанских переселенцев………………………………………….86 Проблемы толерантности и социокультурной адаптации переселенцев из Дагестана………………………………………….112 2.3. Этнокультурные дагестанские объединения на территории Ставропольского края.……………………………………………… ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………...145 СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ………………………..153 ПРИЛОЖЕНИЯ………………………………………………………….. ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования. Социальноэкономические и политические процессы последнего десятилетия XX и начала XXI века привели к глобальным изменениям в исторических судьбах народов, проживающих на территории бывшего СССР, в том числе и северокавказских. Они обусловили резкую активизацию миграционных процессов во многих регионах России, одним из которых выступает Ставропольский край. Появление здесь большого количества беженцев и вынужденных переселенцев оказало существенное влияние на социальное и экономическое развитие края. Это не может не привлекать внимание к проблемам переселенцев на Ставрополье, к их социальной и этнокультурной адаптации в крае. Одной из актуальных исследовательских проблем является история дагестанских переселенцев на Ставрополье. Все возрастающая значимость исследования данной проблематики вызвана происходящими в начале XXI века в России и на Северном Кавказе военно-политическими, этнонациональными, религиозными и другими процессами, в значительной степени связанными с миграционным обменом между регионами Российской Федерации. Ситуация, сложившаяся в Ставропольском крае, была отмечена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в выступлении на Форуме народов Кавказа и Юга России, проходившем в Сочи в 2004 году. В.В. Путин отметил необходимость расширения деловых контактов внутреннего и межрегионального взаимодействия в Южном Федеральном округе, с диаспорами кавказских народов и подчеркнул, что основой стабильности в регионе являются прочные хозяйственные и культурные связи между народами. Эти связи направлены на обеспечение стабильного развития в интересах всех кавказских народов, а значит и в интересах России. Особую роль в сохранении межэтнического мира и согласия должны сыграть общественные организации Северного Кавказа, в том числе объединения старейшин, религиозные конфессии. Президент напомнил о завете имама Шамиля своим сыновьям – хранить верность Российскому государству и жить в мире и согласии с его народами. Не подвергается сомнению мысль о том, что народы Северного Кавказа разные, но они едины в своем стремлении к стабильности и экономическому процветанию в рамках России. В связи с этим, историческое исследование процесса переселения этнических групп народов на Ставрополье является Дагестана актуальной проблемой современного кавказоведения. История переселенцев в Ставропольский край представляется важным аспектом региональной истории, призванным найти свое освещение в рамках диссертационного исследования. Ставропольский край расположен в самом центре такого многонационального региона как Северный Кавказ, где существуют различия в историческом и культурном развитии, укладе жизни, языке проживающих на его территории народов. Господства над этим регионом, самостоятельно или соперничая друг с другом, искали завоеватели различных эпох. В течение последних почти 200 лет Северный Кавказ оказался ареной и эпицентром ожесточенного и бескомпромиссного военнополитического соперничества мировых держав – Англии, Турции, Ирана и России – в основном из-за его геостратегического положения, как связующее звена между Европой и Азией и одним из важнейших перекрестков евроазиатских коммуникаций. Многовековая борьба великих держав за овладение этим стратегически важным регионом, где в XIX веке важную роль играли Дагестан и Черкесия, прикрывавшие подступы, соответственно, с юго-востока и с северо-запада, шла с переменным успехом.

Еще с древнейших времен в этногенезе народов Северного Кавказа участвовали различные проживающие на этой территории племена, проходили сложные исторические процессы, в значительной степени носящие этнополитический характер. Одни народы сложились как этносы, и Северный Кавказ является их исторической родиной. Другие сформировались или начали формироваться как этносы за пределами Северного Кавказа, но их проживание здесь в течение веков дает основание считать эти народы аборигенами многонационального края. На протяжении последнего десятилетия этот регион является ареной локальных межнациональных конфликтов.

Вышесказанные положения определили выбор как общего направления научной проблемы, вызванной переселением народов в истории России и Северного Кавказа, так и конкретной темы исследования дагестанского переселения на Ставрополье во второй половине ХХ века.

Актуальность диссертационного исследования избранной обусловлена следующими основными обстоятельствами. Во-первых, Ставропольский край в этническом аспекте является одним из наиболее сложных и интересных регионов Российской Федерации и Юга России. История и культура этого многонационального региона складывалась из взаимодействия, взаимопроникновения, а порой и взаимоотторжения элементов культур различных этносов. В этой связи заслуживает внимания исследование истории переселения групп разных народов, а именно групп народов Дагестана на территорию Ставрополья. проблемы Во-вторых, в настоящее время в связи со сложной геополитической ситуацией на Северном Кавказе, особый интерес вызывает изучение тех этнических групп, которые являются и осознают себя частью исторической общности – российской нации. Представители этих этносов адаптируются в Ставропольском крае и создают свои национально-культурные объединения с целью сохранения и поддержания своей культуры, традиций, обычаев.

В-третьих, история переселенцев из Дагестана в Ставропольский край и жизнь этнических групп народов Дагестана, не получила системного и комплексного анализа в свое время, в настоящее же время усиливается внимание исторического знания к культуре и жизни российских народов.

Дагестанские этнические группы, расселенные вне территории проживания основного этноса, представляют также интерес с точки зрения бытования их в новых природно-климатических, социальноэкономических, культурных, исторических условиях. В связи с этим представляется актуальным проследить в исторической эволюции процесс дагестанского переселения на территорию Ставропольского края, адаптацию и дальнейшее социальное развитие мигрантов на Ставрополье.

Объектом данного исследования является процесс переселения этнических групп дагестанских народов на территорию Ставропольского края. Предметом диссертационного анализа является трансформация социокультурных норм жизни дагестанских переселенцев на Ставрополье, в местах компактного и дисперсного проживания, национальнокультурные обычаи и традиции, особенности быта, сохраняющиеся и изменяющиеся в условиях проживания вне исторической родины и соответствующего национальногосударственного субъекта Российской Федерации. Территориальные и хронологические рамки исследования. В результате дагестанского переселения на территорию Ставропольского края образовались места компактного и дисперсного расселения и проживания представителей некоторых этнических групп народов Дагестана, в частности, восточные районы, где сконцентрировалась основная масса выходцев из Дагестана. География исследования включает и другие территории Дагестана на проживания народов Ставрополье, которые расселялись на всей территории Ставропольского края.

Хронологические рамки исследования охватывают вторую половину XX века, как период наиболее интенсивного притока групп дагестанских народов в Ставропольский край. Вместе с тем анализируются явления социально-экономического и культурноисторического характера, присущие дагестанским переселенцам в начале XXI века. Научная новизна исследования выражается в следующем: диссертация восполняет определенный пробел в отечественной, в том числе, региональной исторической науке, где отсутствуют специальные обобщающие исследования по истории переселения этнических групп дагестанских народов на территорию Ставропольского края. В содержательном плане новизна исследования заключается в следующем: – всесторонне изучены процессы переселения дагестанских этнических групп на территорию Ставропольского края;

определены причины и этапы дагестанского переселения на Ставрополье, которые до сих пор не были предметом специального научного исследования;

– выявлены основные тенденции в процессе формирования этнических общин народов Дагестана;

проанализированы проблемы и перспективы адаптации дагестанских переселенцев на территории Ставропольского края;

– выделены особенности в материальной и духовной культуре дагестанцев на Ставрополье, сформировавшиеся в результате контактов со старожильческим русским населением;

рассмотрена деятельность национально-культурных объединений народов Дагестана на территории Ставропольского края и определена их роль в этнокультурных, социально-экономических отношениях Ставропольского края.

Новизна исторического исследования во многом обеспечивается за счет полевого материала, собранного автором в результате поездок по краю. Были совершены экспедиции в Нефтекумский, Левокумский, Арзгирский, Грачевский, Апанасенковский районы края в 2000-2004 годы. Проводились беседы и опросы с представителями местной власти, этноконфессиональных лидеров, старейшин, интеллигенции, крестьян, рабочих, предпринимателей и других социально-профессиональных групп дагестанцев на Ставрополье, а также с представителями следующих народов: армян, греков, карачаевцев, ногайцев, русских, проживающих в указанных районов.

Историография проблемы. Анализ имеющейся литературы показал, что проблема дагестанского переселения на Ставрополье во второй половине ХХ века еще не становилась предметом специального научного осмысления. Практически редко встречаются, либо не встречаются вообще работы, посвященные комплексному историческому исследованию проблем переселения дагестанских народов в Ставропольский край. Вместе с тем, во всех публикациях, посвященных этносоциальному и культурному развитию населения Ставрополья во второй половине XX века, так или иначе, затрагивается вопрос переселения дагестанцев на территорию Ставропольского края. Исследования, посвященные процессу дагестанского переселения на Ставрополье условно можно разделить по двум направлениям: исследования, посвященные причинам, особенностям и этапам дагестанского переселения;

труды, освещающие культуру, моральнонравственные ценности и социальные перспективы дагестанцев на Ставрополье. В рамках первого направления, говоря о причинах переселения дагестанцев, М. Борисов выделяет: слабо развитую экономику, безработицу, низкий уровень доходов на душу населения, один из самых низких в России и отмечает стремление людей покинуть свою родину1.

Борисов М. Новые времена, новые проблемы // Азия и Африка сегодня. 1997. № 5. С. 7.

Комплексное исследование, освещающее причины переселения народов Дагестана и миграционные процессы в самой республике, мы находим в монографии известного исследователя С.Ш. Мудуева «Население и хозяйство в Дагестане на рубеже веков»2. Данная работа посвящена вопросам социальноэкономического развития, которые тесно с демографической, переплетены экономической, социальной, политической, этнической ситуациями в Дагестане. Особое внимание уделяется переходу к новым общественным отношениям, а также рассмотрению географических особенностей эволюции населения и хозяйства Дагестана. С конца XX века по ряду экономических, политических, социальных и других причин в Дагестане существенно ухудшились условия социально-экономического развития. По мнению автора: «в силу объективности таких причин республика не может рассчитывать на самостоятельное решение депрессивной 1 ситуации». Поэтому основные причины, вызвавшие переселение дагестанцев, автор связывает с экономическими трудностями, 2 Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 63.

затронувшими республику на современном этапе развития. В фундаментальной работе А.К. Алиева «Дагестан на рубеже веков: приоритеты устойчивого и безопасного развития» рассматривается экономическое, политическое, культурное развитие Дагестана. В работе выделяются проблемы занятости населения в Дагестане, вызванные трудоизбыточностью, анализируются пути выхода из системного кризиса, обусловленные уровнем внешней и внутренней миграции населения2.

Автор приводит убедительные цифры, показывающие сколь велика глубина социально-экономического спада в республике, где средний дагестанец живет беднее среднего россиянина. Так, он может приобрести продуктов в 10,6 раза меньше среднего москвича, в 3 раза меньше среднего нижегородца и в 2,6 раза меньше, чем средний краснодарец3. Такое положение, как подчеркивает А.К. Алиев, обусловлено «проводившейся на протяжении последних десятилетий политикой инвестирования, не учитывавшей территориальных, демографических, национальных и природных особенностей республики, и кризисом, охватившим все сферы экономики»4.

В статье А.Ф. Алиевой «Даргинцы» рассматривается одна из коренных этнических групп народов Дагестана – даргинцы. Автор указывает на безработицу, как одну из важных причин переселения даргинцев и отмечает, что 2 Алиев А.К. Дагестан на рубеже веков: приоритеты устойчивого и безопасного развития. – М., 1998. Там же. С. 36. 4 Алиев А.К. Дагестан на рубеже веков: приоритеты устойчивого и безопасного развития. – М., 1998. С. 161.

долгие годы миграционные процессы обуславливались избыточностью трудовых ресурсов в республике. Даргинцы, в поисках работы, переселялись на другие территории, в том числе на Ставрополье. В статье также приводятся данные о численном составе даргинцев, согласно Всесоюзным переписям населения1. Необходимо отметить статью исследователя М. Букиной «Земельный передел», в которой автор раскрывает причины и особенности переселения дагестанцев на Ставрополье. М. Букина отмечает, что: «не находя места в тесном Дагестане, они пытаются закрепиться на сопредельных территориях Ставропольского края»2. В связи с этим еще в конце 50-х-начале 60-х годов XX века местные власти восточных районов Ставропольского края приглашали из Дагестана даргинцев для поднятия овцеводства. Для изучения динамики численного состава народов Северного Кавказа, ценные материалы содержатся в работе В.В. Кабузана3. В целом, эта работа посвящена исследованию 1 Алиева В.Ф. Даргинцы // Возрождение. 1998. № 4. Букина М. Земельный передел // Эксперт. 6 марта. 2000. № 9. С. 2. 3 Кабузан В.В. Население Северного Кавказа в XIX-XX в. – СПб., 1996.

этнодемографического портрета населения Северного Кавказа в XIX-XX веке. Некоторые факты, нашедшие отражение в диссертационном исследовании, нашем освещены в монографии А.М. Магомедова «Дагестан и дагестанцы в мире»4. В ней автор подробно раскрывает образ жизни дагестанцев в прошлом и настоящем, рассматривает процессы, повлиявшие на расселение народов Дагестана в мире. Весьма ценные исследования избранной темы принадлежат В.А. Кореняко5. Автор публикации «Дагестанцы на Ставрополье», попытался впервые всесторонне и содержательно осветить жизнь дагестанцев на территории Ставропольского края. Материалы и выводы этой статьи автор использовал в соответствующих разделах своей диссертации. В частности, на основе его материалов в диссертации исследовался вопрос о том, откуда появились многие переселенцы в восточных районах края, которых местные власти Ставропольского края приглашали из Дагестана в колхозы и совхозы Арзгирского, Левокумского и Нефтекумского районов в качестве чабанов. В.А. Кореняко приводит 4 Магомедов А.М. Дагестан и дагестанцы в мире. – Махачкала, 1994. Кореняко В.А. Дагестанцы на Ставрополье // Научная мысль Кавказа. 1998. №4.

данные о численности даргинцев в 26-ти районах края: в 14-ти из которых доля даргинцев меньше общего (среднего) показателя по краю, а в 12-ти других районах (Левокумском, Арзгирском, Степновском, Нефтекумском, Туркменском, Новоселицком, Буденновском, Апанасенковском, Андроповском, Курском, Александровском, Грачевском) этот показатель превышен1. Глубокий аналитический вклад в изучение российских диаспор и этнических общин российских народов внесла М.А. Аствацатурова. В ее монографии содержатся исследования и обобщения формирования и становления диаспор Российской Федерации в условиях реформирования политической системы и становления новых идеологических парадигм. Также рассматривается само явление диаспоры в международной значимости, участие диаспор и общин российских народов в межэтнических отношениях2. В другой монографии «Диаспоры Ставропольского края в современных этнополитических процессах» содержится значительный материал по деятельности Кореняко В.А. Дагестанцы на Ставрополье // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 66. Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Ростов н/Д-Пятигорск, 2002.

2 национально-культурных объединений, сформировавшихся на территории Ставропольского края. Данный материал при написании нашего использовался диссертационного исследования, в котором раскрывается также деятельность национально-культурных объединений народов Дагестана в Ставропольском крае3. В числе специалистов, которые в своих трудах, так или иначе, затрагивают вопросы, связанные с темой диссертационного исследования, то есть процессами переселения этнических групп, следует отметить таких ученых как: С.А. Арутюнов1, Л.А. Бекизова2, Н.С. Ю.А. Жданов3, Э. Мелконян4, Надьярных5, Т. Полоскова6, Ю.И. Семенов7, Ж.Т. Тощенко8 и других. Миграционные процессы в Ставропольском крае и причины переселения дагестанцев в восточные районы Аствацатурова М.А., Савельев В.Д. Диаспоры Ставропольского края в современных этнополитических процессах. – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2000. 1 Арутюнов С.А. Диаспора – это процесс // Этнографическое обозрение. 2000. №2;

Народы и культуры: развитие и взаимодействие. – М., 1989. 2 Бекизова Л.А. Арифметика культуры (культурная диаспора народов Кавказа) // Ленинское знамя. – Черкесск, 17 окт. 1991. 3 Жданов Ю.А. Размышление о проблемах диаспоры // Известия высших учебных заведений Северного региона. Общественные науки. 1993. №1;

Солнечное сплетение Евразии. – Майкоп, 1999. 4 Мелконян Э. Диаспора в системе этнических меньшинств // Диаспоры. 2000. № 1-2. 5 Надьярных Н.С. Диаспора в потоке времени // Культурная диаспора народов Кавказа: генезис, проблемы изучения. – Черкесск, 1993. 6 Полоскова Т. Диаспоры в системе международных связей. – М., 1998. 7 Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспоры // Этнографическое обозрение. 2000. № 2. 8 Тощенко Ж.Т Диаспора как объект социальной политики // Постсоветское пространство: суверенизация и интеграция. – М., 1997;

Тощенко Ж.Т., Чантыкова Т.П. Диаспора как объект социального исследования // Социологические исследования. 1996. № 12.

Ставропольского края, хотя и фрагментарно, рассматривают в своих трудах современные ставропольские ученые: В.С. Белозеров10, С.В. В.А. Авксентьев9, Рязанцев11, П.П. Турун12. Приоритет в этом направлении принадлежит А.В. Авксентьеву и В.А. Авксентьеву. Краткий справочник авторов «Этнические группы и диаспоры Ставрополья» содержит сведения об истории появления, расселения, и некоторых особенностях истории и культуры шестидесяти пяти этнических групп и диаспор, об их участии в социальноэкономических и этнокультурных отношениях рассматривают в крае. Авторы Ставропольский край как многонациональный регион Юга России и анализируют сложные этносоциальные процессы1.

Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Краткий этносоциологический словарь справочник. – Ставрополь, 1994;

Авксентьев В.А. Аксиев А.З. Ногайцы Ставрополья. – Ставрополь, 1998;

Этнические группы и диаспоры Ставрополья. – Ставрополь, 1997;

Этнические проблемы современности и культура межнационального общения. Учебное пособие. – Ставрополь, 1993. 10 Белозеров В.C. Динамика этнической структуры населения Ставрополья // Социально-политические и этнические проблемы современности. Материалы XLII научно-методической конференции преподавателей и студентов СГУ. – Ставрополь, 1998;

Региональные факторы миграции и этническая структура миграционного потока на Северном Кавказе // Проблемы населения и рынков труда России и Кавказского региона. Материалы Международной научной конференции 14-17 сентября 1998 г. – М.-Ставрополь, 1998;

Современные миграционные процессы на Ставрополье (этнический аспект) // Вестник Ставропольского государственного университета. 1996. № 5;

Этнические аспекты миграция на Ставрополье // Этнические проблемы современности. Вып. 3. – Ставрополь, 1998;

Этнодемографические процессы в диаспорах // Этнические проблемы современности. Вып. 4. – Ставрополь, 1999. 11 Рязанцев С.В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе // Социологические исследования. 2002. № 1;

Миграционная ситуация в Ставропольском крае в новых геополитических условиях. – Ставрополь, 1999;

Этнические мигранты на Ставрополье // Социс. 2000. №7. 12 Турун П.П. Опорный каркас расселения Ставропольского края // Проблемы расселения. – Ставрополь, 1997;

Этнические особенности миграционных процессов в сельской местности Ставропольского края // Этнические проблемы современности. Вып. 3. Ставрополь, 1998. 1 Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Краткий этносоциологический словарь справочник. – Ставрополь, 1994.

В работе А.В. Авксентьева, А.З. Аксиева «Ногайцы Ставрополья», авторы отмечают: «В целом по Дагестану естественный прирост населения значительно обогнал рост рабочих мест. В поисках работы дагестанцы, как и представители других этносов Дагестана, также страдающих от безработицы, вынуждены были покидать родную республику. Ближайшая к Дагестану территория – Ставрополье, в восточных районах которого в свое время образовался недостаток сельскохозяйственных рабочих в сфере животноводства»2.

Следует отметить также другую работу А.В. Авксентьева, В.А. Авксентьева «Этнические проблемы современности и культура межнационального общения», которая посвящена изучению сущности национальных процессов на современном этапе, причинам этнических конфликтов и путям их разрешения. В книге создана этническая картина, связанная с миграционными процессами из других республик на Ставрополье3. В книге А.В. Авксентьева, В.А. Авксентьева «Северный Кавказ в этнической картине мира» Северный Кавказа рассмотрен как часть мировых этнических сообществ, в этническом аспекте являющийся одним из наиболее сложных и интересных регионов планеты. Авторы отмечают важную причину 2 Авксентьев А.В., Аксиев А.З. Ногайцы Ставрополья. – Ставрополь, 1998. С. 33. Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Этнические проблемы современности и культура межнационального общения. Учебное пособие. – Ставрополь, 1993.

переселения северокавказских малоземелье4.

статьях «Динамика этнической структуры народов – Вопросы, характеризующие миграционные процессы, происходящие на территории Ставропольского края, рассматривает В.С. Белозеров в своих населения Ставрополья»5, «Этнодемографические процессы в диаспорах на Северном Кавказе»1, «Современные миграционные процессы на Ставрополье (этнический аспект)»2. В данных работах автор выделяет основные этапы миграции, факторы, повлиявшие на изменение этнической структуры населения Ставрополья, приводит численные данные основных национальностей проживающих в крае. В.С. Белозеров впервые предложил классификацию этнодемографических сегментов Ставропольского края, выделил этнотерриториальные зоны в их формировании и эволюции3.

Исследователь С.В. Рязанцев в статье «Демографическая ситуация на Северном Кавказе» описывает проведенный опрос среди населения Ставропольского края на протяжении 1990-х годов. Среди опрошенных были представители наиболее крупных национальностей: армяне, даргинцы, русские, украинцы и другие. Главная цель опроса – выявление мотивов миграции, состава и особенностей адаптации мигрантов4. В статье Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Северный Кавказ в этнической картине мира. – Ставрополь, 1998. С. 116. Белозеров В.С. Динамика этнической структуры населения Ставрополья // Социально-политические и этнические проблемы современности. Материалы XLII науч.-метод. конф. преподавателей и студентов СГУ. – Ставрополь, 1998. 1 Белозеров В.С. Этнодемографические процессы в диаспорах // Этнические проблемы современности. Вып. 4. – Ставрополь, 1999. 2 Белозеров В.С. Современные миграционные процессы на Ставрополье (этнический аспект) // Вестник Ставропольского государственного университета. Вып. 4. – Ставрополь, 1996. 3 Белозеров В.С. Этнодемографические процессы на Северном Кавказе. – Ставрополь, 2000. 4 Рязанцев С.В. Миграционная ситуация в Ставропольском крае в новых геополитических условиях. – Ставрополь, 1999.

5 «Этнические мигранты на Ставрополье», С.В. Рязанцев анализирует миграционные процессы в сельской местности Ставропольского края и выделяет места компактного расселения мигрантов из Дагестана в восточных районах: Кировском, Левокумском, Буденновском5. На этот же процесс обращает внимание П.П. Турун, отмечая, что: «Основным ареалом на Ставрополье…даргинцев, расселения являются восточные зоны»6. О социальноэкономической и политической обстановке в восточных районах Ставропольского края писали следующие исследователи: С.Н. Ерин1, А.Г. Осипов2, В.А. Колосов, Т.А. Галкина, А.Д. Криндач3. Ряд авторов В.А. Колосов, Т.А. Галкина, А.Д. Криндач ставили перед собой две задачи: во-первых, изучить влияние роста этнокультурного разнообразия на отношения между отдельными национальными группами России, во-вторых, установить взаимосвязь между территориальной и иными формами идентичности и межнациональными 5 Рязанцев С.В. Этнические мигранты на Ставрополье // Социс. 2000. №7. Турун П.П. Этнические особенности миграционных процессов в сельской местности Ставропольского края. Вып. 3. – Ставрополь, 1998. С. 56. 1 Ерин С.Н. О социально-политической и межнациональной обстановке в восточных районах Ставропольского края // Этнические проблемы современности. Вып. 7. – Ставрополь, 2001. 2 Осипов А.Г. Идеология «миграционной политики» как элемент конструирования этнической конфликтности (На примере Краснодарского и Ставропольского краев) // Полис. 2001. № 2. 3 Колосов В.А., Галкина Т.А., Криндач А.Д. Территориальная идентичность и межэтнические отношения на примере восточных районов Ставропольского края // Полис. 2000. №6.

отношениями в постсоветский период4. Эти авторы рассматривают влияние процесса интернационализации и связанной с ней идентичности различных эволюции социальных, территориальных и этнических групп на усиление межнациональной напряженности. На основе данных истории заселения Ставрополья, а также на материалах проведенного авторами исследования, выявляется иерархия разных уровней территориальной идентичности современного населения Ставропольского края.

Кроме того, несомненный интерес представляет статья А.Г. Осипова «Идеология «миграционной политики» как элемент конструирования этнической конфликтности (на примере Краснодарского и Ставропольского краев)». Здесь рассматриваются миграционные процессы, происходящие на Юге России. Автор отмечает, что: «Юг России стал наглядной иллюстрацией публичного говорения о миграционных «проблемах»5. В статье представляются наиболее распространенные суждения о миграции, рассматривается изменение этнического состава населения в южнороссийских регионах, отмечаются причины массового переселения даргинцев, приглашенных в Ставропольский край для занятия овцеводством, анализируется национальный состав выходцев из Дагестана на территориях Курского, Нефтекумского, Левокумского, Степновского районов края.

В научных изданиях «Народы Кавказа»1, «Народы Дагестана»2, содержится общий 4 Там же. С. 17. Осипов А.Г. Идеология «миграционной политики» как элемент конструирования этнической конфликтности (На примере Краснодарского и Ставропольского краев) // Полис. 2001. № 2. С. 13. 1 Народы Кавказа. Т. 2. – М., 1962.

анализ экономической, политической, культурной жизни кавказских народов. В коллективных монографиях характеризуется процесс этногенеза, традиций, складывание духовных ценностей, а также рассматриваются геополитические, политико-правовые проблемы. Данные исследования являются результатом этнографического и этнологического изучения Кавказа и Дагестана. При этом подчеркивается, что одну из особенностей Республики Дагестан составляет ее этническое, а наряду с тем и языковое разнообразие3. На наш взгляд, для лучшего понимания культуры и быта дагестанских народов необходимо обратиться к ряду работ по культуре народов Дагестана, которые помогают полнее воссоздать картину культурной жизни дагестанцев Ставропольского края. По данной теме можно отметить следующих авторов: А.Г. Булатова4, Г.А. Гаждиев, М.-Р.А. Ибрагимов, А.И. Исламмагомедов5, С.Ш. Гаджиева6, Х.Н. Думаков7, Г. Курбанов8, М.А. Юсупов9.

2 Народы Дагестана. Т. 1-2. – Махачкала, 1955. Дагестан – «страна гор» называется и «горой языков». 4 Булатова А.Г. Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIX- начале XX в. – М., 1988. 5 Булатова А.Г., Гаждиев Г.А., Ибрагимов М.-Р.А., Исламмагомедов А.И. Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев переселенцев. – М., 1998. 6 Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX-начале XX вв. – М., 1985. 7 Думаков Х.Н. Старое и новое в брачно-семейных обрядах // Этнографическое обозрение. 1994. № 4. 8 Курбанов Г. Зароострийские культы и обряды Дагестана // Азия и Африка сегодня. 2000. № 6.

Весьма интересна работа «Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев переселенцев»10. Книга посвящена традиционной и современной культуре, быту дагестанцев, переселившихся с гор в равнинные районы Дагестана. Авторы показывают характерные черты и образ жизни, преобразования, вызванные изменением географических и социально-экономических условий, процесс становления новых обрядов, традиций, характеризующих сегодняшний уклад жизни горцев. В работе Х.А. Юсупова «Харбукцы: история и культура»1 автор подробно описывает богатую и разнообразную историю и культуру такого дагестанского народа как харбукцы. На богатом фактическом материале впервые полно и целостно освещаются быт, мифология, обрядовая поэзия, фольклор. В монографии «Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIXначале XX века»2 автор описывает и анализирует зимние, весенние, свадебные праздники и обряды народов горного Юсупов М.А. Харбукцы: история и культура. – Махачкала, 2002. Булатова А.Г., Гаждиев Г.А., Ибрагимов М.-Р.А., Исламмагомедов А.И. Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев переселенцев. – М., 1998. 1 Юсупов М.А. Харбукцы: история и культура. – Махачкала, 2002. 2 Булатова А.Г. Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIX- начале XX в. – М., 1988.

Дагестана, дается научное обоснование возникновению и распространению ритуалов, игр, зрелищ – основных компонентов праздничной культуры. Анализ исследований по проблеме выявил отчасти поверхностное изложение причин, этапов, особенностей переселения этнических групп народов Дагестана и недостаточное освещение вопроса в исторической литературе. История, быт, культура этнических групп дагестанцев в Ставропольском крае не получили комплексного и системного анализа, который можно осуществлять лишь только на основе полевого материала. Сбор такого материала позволил определить изменения в культурной жизни народов Дагестана, проживающих на территории Ставропольского края. Наряду с сохранившимися языком, традициями, вероисповеданием за время проживания дагестанцев в Ставропольском крае изменился не только их быт, но и национальный менталитет, социокультурные Стремясь сохранить свою ориентиры. самобытность, свои обычаи и этническую идентичность, в конце 90 годов ХХ века дагестанцы Ставрополья стали создавать культурно-национальные центры. Этот процесс также требует своего дальнейшего изучения. Отдавая должное авторам вышеназванных необходимо отметить, что их работ, исследования и публикации не охватывают всей проблемы переселения этнических групп дагестанцев на Ставрополье, а освещают лишь ее некоторые стороны. В них не ставилась задача целостного исследования проблемы, поэтому она не рассматривалась в широком плане. исследования Источниковую базу составляют разнообразные по своему характеру и значимости источники. Источниковую базу диссертации составляют следующие три группы источников: – неопубликованные (архивные);

– опубликованные: статистические сборники, сборники документов, периодическая печать;

– полевой материал (хроники, документальные сведения, материалы опросов, бесед, интервью). К первой группе источников относятся неопубликованные архивные документы и материалы из фондов Государственного архива Ставропольского края (ГАСК), Государственное архивное учреждение «Государственный архив новейшей истории Ставропольского края (ГАНИСК), Архив государственной администрации Арзгирского Левокумского (АГАЛРСК), (АГААРСК), Нефтекумского (АГАНРСК) районов Ставропольского края. Следует отметить, что тема диссертационного исследования слабо представлена в архивных фондах. Документы Государственного архива Ставропольского края (ГАСК) содержат сведения о проживании народов Дагестана на территории Ставропольского края. Наиболее полезны в этом отношении материалы по этнографии (Фонд 2377), переселению (Фонд 3058), населению и переписям в России (Фонды 3058, 3562). В Государственном архиве новейшей истории Ставропольского края содержатся сведения о привлечении дагестанцев к работе в сельскохозяйственных отраслях (овцеводстве), а также имеются материалы о взаимодействии между Ставропольским краем и республикой Дагестан (Фонд 1). Процессы второй половины ХХ века, отражающие численность и национальный состав дагестанцев в восточных районах Ставропольского края, также отражены в делах текущего учета администраций Арзгирского, Левокумского, Нефтекумского районов. диссертационном исследовании В используются следующие нормативные, политико-правовые документы – Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федеральный закон «О Федерации»1, национально-культурной автономии»2, закон СССР «О свободном национальном развитии граждан СССР, проживающих за пределами своих национальных государственных образований или не имеющих их на территории Постановление губернатора СССР»3, Ставропольского края «Об утверждении «Основных направлений национальной и региональной политики Ставропольского края» и «Комплексной программы гармонизации межэтнических отношений в Ставропольском крае на 2000-2005 годы»4. Во вторую группу вошли материалы современной периодической печати – газет, Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» от 30.04.1999. № 82. 2 Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. Федеральный закон «О национальнокультурной автономии» от 15.06.1996. № 1707. 3 Закон СССР «О свободном национальном развитии граждан СССР, проживающих за пределами своих национальных государственных образований или не имеющих их на территории СССР» от 26.04.1990. 4 Постановление губернатора Ставропольского края от 31.12.1999. № 798 (Об утверждении «Основных направлений национальной и региональной политики Ставропольского края» и «Комплексной программы гармонизации межэтнических отношений в Ставропольском крае на 2000-2005 годы»).

журналов, периодических изданий. Это такие издания как – «Ставрополь за пятьдесят лет»5, «Сборник сведений о Кавказских горцах»6, «Иммиграционный кодекс Ставропольского края»7, «Ставропольский край в цифрах»8, «Ставропольский край и регионы Северного Кавказа»9, «Миграционная служба Ставропольского края»10. Журналы – «Социологические «Дружба народов»2, исследования»1, «Свободная мысль»3, «Миграция»4, «Диаспора»5, «Этнографическое обозрение»6, «Возрождение»7, «Научная мысль Кавказа»8, «Вестник Ставропольского государственного Ставрополь за пятьдесят лет // Сборник статистических материалов. – Ставрополь, 1968. Кавказские горцы // Сборник сведений о кавказских горцах. – М., 1992. 7 Иммиграционный кодекс Ставропольского края // Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. № 1-2. Ст. 392. 1997. 8 Ставропольский край в цифрах: Краткий статистический сборник. – Ставрополь, 1998. 9 Ставропольский край и регионы Северного Кавказа: Статистический сборник. – Ставрополь, 1999. 10 Миграционная служба Ставропольского края: Информационный бюллетень. – Ставрополь, 1999. № 1. 1 Рязанцев С.В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе // Социологические исследования. 2002. № 1;

Тощенко Ж.Т., Чантыкова Т.П. Диаспора как объект социального исследования // Социологические исследования. 1996. № 12. 2 Абдулатипов Р.Г. Защитить прекрасное разнообразие мира // Дружба народов. 1998. № 10. 3 Вишневский А., Зайончковская Ж. Волны миграции. Новая ситуация // Свободная мысль. 1992. № 2. 4 Воробьев О. Вынужденная миграция в России // Миграция. 1997. №1;

Вынужденная миграция в цифрах // Миграция. 1997. № 1;

Мукомель В.И. Вынужденная миграция в СНГ // Миграция. 1997. № 1;

Мукомель В.И. Правовые основы и практика регулирования миграции в субъектах Федерации // Миграция. 1997. № 3;

Регент Т.М. Проблемы регулирования миграционных процессов // Миграция. № 4. 1997. 5 Гейнер М., Ашкинази Л. Численная мультистатусная демографическая модель диаспоры // Диаспора. 1999. № 2;

Мелконян Э. Диаспора в системе этнических меньшинств // Диаспоры. 2000. № 1-2. 6 Арутюнов С.А. Диаспора – это процесс // Этнографическое обозрение. 2000. № 2;

Думаков Х.М. Старое и новое в брачно-семейных обрядах // Этнографическое обозрение. 1994. № 4;

Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора // Этнографическое обозрение. 2000. №2;

Тишков В.А. Стратегия и механизмы национальной политики в Российской федерации // Этнографическое обозрение. 1993. № 5. 7 Аджиев А.М. Общее и национально-специфическое в пословицах и поговорках народов Дагестана // Возрождение. 1994. № 1;

Булаев К.Б. Влияние переселений на генофон горцев Дагестана // Возрождение. 1997. № 3. 8 Дружинин А.Г. Юг России: понятийно-терминологическая концепция и территориальные реалии // Научная мысль Кавказа. 1999. № 3;

Кореняко В.А. Дагестанцы на Ставрополье // Научная мысль Кавказа. 1998. №4.

6 университета»9, где содержатся актуальные теоретические и научно-публицистические материалы по истории, экономической, социальной, политической и культурной сфере, относящиеся к теме нашего исследования. Газеты – «Ставропольская правда»10, «Пятигорская «Дагестанская правда»11, правда»12, «Северный Кавказ»13, «Вечерний Ставрополь»14, «Ставропольские губернские ведомости»1, «Аргументы и факты»2, «Очаг наш Дагестан»3. Третью группу источников составил полевой материал, который был собран автором в Ставропольском крае в 2000-2004 годы. Ценные сведения по истории, культуре и быту народов Дагестана были сообщены автору многочисленными информаторами и Белозеров В.С. Современные миграционные процессы на Ставрополье (этнический аспект) // Вестник Ставропольского государственного университета. Вып. 4. – Ставрополь, 1996. 10 Балдицин В. «Круглый стол». Ставрополь и Дагестан // Ставропольская правда. 1993 – 19 января;

Берштейн А. Дагестан и Ставрополье, никому не поссорить // Ставропольская правда. 1997 – 15 ноября;

Водолажская В.А. О заселении Кавказа // Ставропольская правда. 1990 – 23 ноября;

Лычагин В. Основы согласия. Этносы Ставрополья // Ставропольская правда. 1996 – 17 апреля;

Омаров А. Сохранив мир, обеспечит безопасность // Ставропольская правда. 1997 – 20 июня;

Рыбалко Е. Национальный вопрос // Ставропольская правда. 1998 – 10 февраля;

Рыбальченко С. Мудр народ желающий в мире (о нынешней жизни в Дагестане) // Ставропольская правда. 1996 – 24 февраля;

Триско В. В кругу с друзьями // Ставропольская правда. 1997 – 8-19 июля. 11 Договор о дружбе и сотрудничестве между республикой Дагестан и Ставропольским краем // Дагестанская правда. 1993 – 28 августа. 12 Обращение ко всем дагестанцам региона Кавказских Минеральных вод // Пятигорская правда. 1999 – 23 сентября. 13 Дагестан в Ставрополе // Северный Кавказ. 1994 – 29 октября. 14 Коркина Т. Ставропольский край в зеркале федеральной статистики // Вечерний Ставрополь. 2001 – 16 мая. 1 Володченко А. «Дагестанские русские» // Ставропольские губернские ведомости. 1995 – 9-21 июля;

Представитель Дагестана «прописался» в Ставрополе в новом здании // Ставропольские губернские ведомости. 2000 – 23 мая. 2 Договор Дагестана и Ставрополья // Аргументы и факты. 1993 – сентябрь;

Влазнева А. «Ставрополь и Дагестан – братья на веки // Аргументы и факты. 1998 – 8 ноября;

Почему неспокойно в Нефтекумском районе? // Аргументы и факты. 1999. № 35. 3 Казбекова З. Грани самопознания // Наш Дагестан. 1992. №1.

респондентами различного возраста, профессии, образования, проживающими в городах, в сельских населенных пунктах Ставропольского края. Полевой материал 2000 года – (Арзгирский район – с. Арзгир, с. Садовое;

Нефтекумский район – г. Нефтекумск, с. Ачикулак, п. Затеречный, а. Махмуд-Мектеб). Полевой материал 2001 года – (Апанасенковский район – с. Дивное, с. Дербетовка;

Степновский район – с. Степное, х. Богдановка). материал 2002 года – Полевой (Левокумский район – с. Левокумское, с. Величаевское, с. Приозерское, с. Турксад). Полевой материал 2003 года – (Буденновский район – г. Буденновск;

Новоселицкий район – с. Новоселицкое). Полевой материал 2004 года – (г. Ставрополь). Использование этих разнообразных источников способствует более полному и объективному освещению темы диссертации. Цель и задачи научного исследования. Целью данной работы является комплексное изучение процесса переселения представителей народов Дагестана на территорию Ставропольского края во второй половине XX в.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач: – установить причины и факторы переселения представителей народов Дагестана на Ставрополье;

– определить и охарактеризовать основные этапы дагестанского переселения;

– выявить тенденции в формировании этнических общин народов Дагестана;

– изучить особенности культуры и быта, а также новации в жизни дагестанцев Ставропольского края;

– выделить проблемы и определить перспективы адаптации и трансформации дагестанских этнических групп в новых условиях;

– рассмотреть деятельность общественных национально-культурных объединений народов Дагестана на территории Ставропольского края, изучить их роль в этнокультурных, социально-экономических отношениях Ставропольского края. Методологической основой диссертации является принцип историзма, который предусматривает изучение исследуемых явлений и процессов в их конкретноисторической обусловленности и развитии, раскрытие объективно существующих связей между фактами, выяснение специфики исторических реалий с учетом пространственно-временных связей, позволяющих понять психологию и действия людей. При этом автор придерживается принципов научной объективности и системности.

Методы исследования. Исследование проводилось с использованием принятых в исторической науке разнообразных приемов и методов. Автор использовал специальные методы: историко-генетический, историкосистемный, историко-сравнительный, статистический Историко-генетический и количественный.

метод использовался в качестве аналитического приема рассмотрения причин переселения и основных этапов в формировании и развитии жизни дагестанских народов. Сравнительный метод широко использовался при рассмотрении особенностей культуры и быта этнических групп народов Дагестана в Ставропольском крае, при выявлении традиций и новаций жизни в новых условиях. Системный подход позволил логически выделить этапы в процессе переселения за пределы своей исторической родины. Количественный и статистический методы применялись для работы с цифровыми данными и материалами Всесоюзных переписей, микропереписи населения. При сборе полевого материала использовались методы эмпирического исследования: наблюдение, сравнение, беседы, анкетирование, опросы. Использование работ И.Д. Ковальченко «Методы исторического исследования»1, А.А. Аникеева «Проблемы методологии истории»2 позволило осмыслить процессы переселения народов Дагестана, реконструировать особенности их жизни, быта с учетом национальной специфики региона. Это позволило более глубоко изучить и воссоздать исторические процессы, происходившие на территории Ставропольского края в исследуемый хронологический период.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что материалы и выводы, сделанные в работе, могут быть использованы этнографами, социологами, историками, культурологами, политологами в дальнейшем изучении миграционных и национальных процессов, происходящих на территории Ставропольского края и всего Северного Кавказа, для создания обобщающих работ по данной проблематике, а также для корректировки национальной политики в Ставропольском крае и других регионах Российской Федерации. Выдвинутые в диссертации положения о современном состоянии дагестанской общины Ставропольского края могут помочь органам власти и местного самоуправления в разработке мер по адаптации дагестанцев в Ставропольском крае и выработке стратегии, направленной на сохранение и развитие их самобытной культуры. Материалы диссертации могут способствовать снижению конфликтогенных факторов, которые сопровождают этническую миграцию в СевероКавказском регионе и в Ставропольском крае. Эти материалы могут быть использованы национально-культурными объединениями народов Дагестана в Ставропольском крае для более полного понимания собственных задач по упрочению межэтнического взаимодействия и предотвращения напряженности в отношениях народов и этнических групп. Архивные документы и статистические данные выявленные автором могут лечь в основу учебного, учебно-дидактического материала. Положения и выводы диссертации могут применяться в учебном процессе, в спецкурсах, семинарских занятиях для студентов вузов, в региональных учебниках, курсах лекций по истории северокавказских народов. Таким образом, будет осуществлен определенный вклад в разработку проблем северокавказской региональной истории, регионального компонента отечественной исторической науки. Апробация исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры археологии и региональной истории Ставропольского государственного университета. Основное содержание диссертации, ее главные положения и результаты были представлены в качестве докладов и обсуждались на научно-практических конференциях и изложены в следующих публикациях:

1. Роль Дагестанской диаспоры на Ставрополье в постсоветский период // Ставрополь – врата Кавказа: история, экономика, культура, политика. Материалы региональной научной конференции, посвященной 225-летию г. Ставрополя. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. С. 332-335. 2. Национально-культурная автономия народов Дагестана на территории Ставропольского края // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов кафедры философии МПГУ. Вып. X. – Москва: Прометей, 2002. С. 19-21. 3. Дагестанская миграция на Ставрополье // Современные миграционные процессы на Северном Кавказе: проблемы интеграции и повышения уровня толерантности. Материалы региональной научно-практической конференции (29-30 мая 2002 г.) / Под общ. ред. Ефимова Ю.Г. и Забелина В.М. – Ставрополь: СГАУ, 2002. С. 80-82. 4. Дагестанцы Ставропольского края во второй половине XX века // Северный Кавказ и кочевой мир степей Евразии: VI Минаевские чтения по археологии, этнографии и краеведению Северного Кавказа. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. С. 159-160.

5. Особенности миграции дагестанских народов на территорию Ставропольского края во второй половине XX века // Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтническом Кавказском регионе: Тезисы Международной научной конференции – Москва-Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. С. 7-9. Структура диссертации.

Работа состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

ГЛАВА I. ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ И ЭТАПЫ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП НАРОДОВ ДАГЕСТАНА НА ТЕРРИТОРИЮ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА 1.1. Причины и факторы переселения дагестанцев на Ставрополье В исторической науке проблема переселения этнических групп народов Дагестана на территорию Ставропольского края во второй половине XX века не имеет достаточно широкого освещения. Исследуя данную проблему, необходимо учитывать весь комплекс социальноэкономических, политических и культурных процессов, происходящих как в целом по России, так и на территории края. отличался Этнический состав Ставрополья всегда динамичностью. Некоторые изменения, происходившие в составе населения края в послевоенные 1950-1960 годы, были связаны с естественным приростом и с миграционными потоками из других республик СССР, за счет чего происходило быстрое увеличение населения, которое продолжается и в настоящее время. Как отмечают ведущие специалисты А.В. Авксентьев и В.А. Авксентьев: «многонациональность обогащает этническую картину любого региона и по большому счету делает его богаче, ибо каждый народ приносит яркие краски своей культуры, интересные особенности быта, веками накопленный производственный опыт и многое другое, что является ценным и для людей других национальностей»1. В целом национальные отношения в крае характеризуются терпимостью. Здесь, несмотря на многонациональный состав населения, исторически сложились традиции миропонимания и мироподдержания. Само по себе дагестанское переселение является естественноисторическим процессом, который развивается под воздействием природно-климатических, экономических, социальных, политических и культурных факторов. Закономерно, что миграция дагестанцев в Ставропольский край имеет свои позитивные и негативные последствия. В зависимости от многих обстоятельств процесс переселения дагестанцев приобретает то большее, то меньшее значение, в одни периоды времени этот процесс усиливается, в другие, наоборот, ослабевает. Процесс переселения, как правило, связан со сменой места жительства. В одних случаях происходит окончательная смена места постоянного проживания, в других – на достаточно продолжительный, но все же ограниченный период времени. Дагестанцы переселялись как Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Этнические проблемы современности и культура межнационального общения. – Ставрополь, 1993. С. 112.

организованно, с участием и помощью государственных органов, так и неорганизованно (индивидуально, группой) средствами и силами самих участников переселения. Для того чтобы более полно представить происходившие на Ставрополье миграционные процессы, в которых участвовали народы Дагестана, необходимо дать краткую этнодемографическую характеристику населения республики Дагестан во второй половине ХХ века. Дагестан еще у арабских средневековых географов был известен под поэтическим названием «Страна гор». Название республики вовсе не связано с каким-либо народом, проживающим на его территории, как в остальных республиках региона. По данным Всесоюзной переписи 1989 года на территории Дагестана в зафиксированы территории представители нынешнего 102-х Дагестана, национальностей, около 30 этносов относятся к коренным народам, то есть сформировавшимся пределах большинство из которых говорят на языках кавказской семьи: аварцы – (28 %), даргинцы – (16,7 %), кумыки – (13,0 %), лезгины – (12,3 %), лакцы – (4,9 %), табасаранцы – (4,7 %), ногайцы – (1,6 %), рутульцы – (0,83 %), агульцы – (0,78 %), цахуры – (0,31 %)1. Кроме того, в Дагестане живут таты (0,4 %), русские (7,1 %), азербайджанцы (4,3 %), чеченцы-акинцы (4,5 %)2. Демографическая ситуация относительно благоприятная: рождаемость превышает смертность, в итоге естественный прирост населения положительный, хотя его размеры из года в год снижаются. Дагестан остается одним из немногих субъектов Российской Федерации, где не только сохраняется естественный прирост населения, но и обеспечивается его воспроизводство (замещение поколений родителей их детьми). Более интенсивный рост численности населения отмечается в сельской местности, а если сравнивать демографическую ситуацию по национальным группам – то у аварцев, даргинцев, кумыков, лезгин и табасаран. У русских, украинцев, белорусов, евреев, армян и татар естественный прирост 1 Национальный состав населения РСФСР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. – М., 1989. Косиков И.Г., Косикова Л.С. Северный Кавказ / Социально-экономический справочник. – М., 1999. С.77.

отрицательный, что наряду с более низкой рождаемостью обусловлено продолжающимся отъездом из республики представителей этих народов. На фоне сохраняющегося в целом прироста населения отмечаются и тревожные демографические заключаемых браков. Дагестан является единственной республикой в составе Российской Федерации, не имеющей, так называемой, «титульной» этнической группы3. Тем не менее, Дагестан выступает как национальная республика4, как форма «коллективной» политической автономии (государственности) дагестанских народов, созданная в свое время для этой этнокультурной или национальной категории. Эти народы, как отмечают Т.М. Мастюгина и Л.С. Перепелкин, являются «государствообразующими народами»1. Здесь уместно отметить, что содержание категории «дагестанские народы» было исторически подвижными. В постсоветское десятилетие отмечается стремление определить политические рамки категории «дагестанские народы» следующим кругом – аварцы, даргинцы, лезгины, кумыки, лакцы, табасаранцы, агулы, цахуры, рутульцы, ногайцы, чеченцы-аккинцы, таты, азербайджанцы и другие2. Древние путешественники и торговцы, географы и историки, отмечали необычное многоязычие Дагестана. Реакция на это явление была разной: распространялись мифы, выдвигались самые различные версии. Весьма интересна одна из легенд3. «В далеком прошлом Всевышний, обустраивая земной шар, вначале определил народы по странам, а затем через своих ангелов мешками «снабжал» их языками. Каждому населенному региону полагался отдельный язык. Пролетая над Дагестаном, ангел случайно задел Там же. С. 76. Конституция Республики Дагестан. Принята Конституционным Собранием 26 июля 1994 г. 1 Этнология народы России: История и современное положение / Под ред. Мастюгина Т.М., Перепелкина Л.С. – М., 1997. 245. 2 Энциклопедия народов России / Под ред. В.А. Тишкова – М., 1993. С. 33. 3 Легенда записана со слов Рамазанова Д.Н. 12.03.2004. г. Ставрополь.

4 тенденции:

снижение рождаемости, сокращение продолжительности жизни, рост младенческой смертности, снижение количества скалу, мешок с языками, зацепившись о шпиль одной из вершин изорвался, и все оставшиеся языки из него высыпались, а местные жители подобрали их по своему желанию. Вот так и появилась «гора языков». Дагестан относится к числу самых гористых местностей земного шара: насколько трудно проникнуть в Дагестан снаружи, настолько же труднее передвигаться внутри его. Эта скалистость в значительной мере повлияла на характер его населения, разбив и без того уже своеобразный дагестанский народ на целый ряд этнических групп4. Отмеченные этнолингвистические особенности являются важными в историческом процессе этногенеза народов Дагестана. Рассмотрение фактов и реалий истории дагестанских народов позволяет выделить основные причины, повлиявшие на процесс переселения дагестанцев на Ставрополье. Решающим обстоятельством массового переселения дагестанцев на территорию Ставропольского края, выступает нехватка кадров животноводства в крае, в результате чего приглашали чабанов из Дагестана, так как одной из старейших и развитых отраслей сельского хозяйства Дагестана является овцеводство. Именно отгонное животноводство, исторически сложившаяся система ведения овцеводства, занимает особое место в социально-экономическом развитии Республики Дагестан. Оно базируется на посезонном использовании зимних и летних пастбищ для сочетание земледелия и скотоводства, выпаса скота. Наиболее первым занимается типичным для сельского хозяйства горных районов Дагестана является такое когда большинство населения, а вторым – лишь небольшая группа сельских жителей (иногда – наемных работников). В Дагестане исторически сложилась система кутан, как система своеобразных животноводческих комплексов. Кутаны – временно обитаемые Энциклопедический словарь / Под ред. Ф.А. Брокгауза, И.О. Ефрона – СПб., 1890. Т.10. С.27.

пункты для выпаса скота, кутанная система включает подвижные формы скотоводства, связанные с отгоном скота на отдаленные от поселений пастбища. Они находятся в отделении и используются на период одного или несколько сезонов. Такие формы ведения хозяйства широко бытовали в Дагестане, как исторически выраженные формы отгонного скотоводства. Их существование свидетельствует о наличии географического разделения труда, в рамках которого сложилась четкая специализация. По количеству овец и коз на душу населения Дагестан занимает одно из первых мест в Российской Федерации1. В целом животноводство имеет мясошерстное и мясомолочное направления. Большая часть естественных кормовых угодий республики расположена в зоне Черных земель и Кизлярских пастбищ, на северной низменной части Дагестана в пределах Ногайского (851,5 тысяч га), Тарумовского (280,1 тысяч га) и Кизлярского (304,8 тысяч га) районов республики, а также республики Калмыкия и Ставропольского края2. Как отмечает Ш.С. Мудуев: «Хозяйствами Дагестана используются земли в Ставропольском крае (57,2 тысяч га) и 7,2 тысяч голов»3. Исследователь М. Букина отмечает, что «еще в конце 50-х годов Никита Сергеевич Хрущев открыл широкую дорогу даргинцам. Он принял решение о превращении Ставропольского края в племенную базу тонкорунного овцеводства страны, поскольку природные условия здесь схожи с австралийскими»4. В связи с этим местное руководство Ставропольского края стало привлекать для работы на кошарах чабанов из Дагестана. Труд на кошарах тяжелый и малопрестижный, однако, впоследствии он стал высокооплачиваемым. Так как в Ставропольском крае в достаточной мере не было собственных кадров животноводов, то 1 Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 85. Там же. С. 86. 3 Там же. С. 88. 4 Букина М. Земельный передел // Эксперт. 6 марта. 2000. № 9. С. 2.

пригласили специалистов и чабанов из Дагестана. Русское население в овцеводство идти не хотело, вследствие того, что руководство хозяйств не разрешало им держать на кошарах скот, позволяя это дагестанцам. Следующая причина миграции дагестанцев на территорию Ставропольского края – малоземелье, типичное для северокавказского региона. Здесь «земля – это важнейший этнический символ, средство этнической мобилизации»1. Земля издревле выступала в качестве важнейшей ценности, что вызвало механическое, социальное, политическое движение таких народов, как осетины, ингуши, карачаевцы и другие. На этот факт указывает М. Борисов, который отмечает, что одна из проблем социальноэкономического развития Дагестана заключается в следующем: «Хозяйство ведется в экстремальных условиях, к которым прежде всего следует отнести крайний дефицит пахотнопригородной земли, сильнейшую перенаселенность и, как следствие, сверхвысокое давление на природные ресурсы»2, хотя Дагестан – аграрно-развитый регион, где на душу населения приходится 1,9 га сельхозугодий и 0,3 – пашни3. Со второй половины XX века традиционный образ жизни горцев начинает утрачивать свое значение. Вместе с тем передача земель в частный сектор и в долгосрочную аренду приводит к некоторому снижению тенденции депопуляции горных районов, а в отдельных горных селениях даже стал отмечаться рост численности жителей. В качестве следующей причины переселения дагестанцев в Ставропольский край мы выделяем миграционные процессы в самой республике Дагестан, где в 1950-1970 годы XX века практиковалось так называемое «плановое переселение горцев на равнину» для решения земельной проблемы.

1 Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Северный Кавказа в этнической картине мира. – Ставрополь, 1998. С. 91. Борисов М. Новые времена, новые проблемы // Азия и Африка сегодня. 1997. № 5. С. 7. 3 Пулатов Э.Ф. Возрождение горных районов Дагестана // Эхо Кавказа. 1990. № 1. С. 80-81.

Исторически складывалось так, что производство в горах было развито слабее, чем на равнинных территориях. В то же время в горной местности естественный рост населения был выше и население проживало в густо населенных пунктах с избытком трудоспособного населения. Поэтому для многих горных районов была характерна нехватка пахотнопригородных земель в горах и, соответственно, незанятость сельского населения в течение года. Характерным было переселение целыми селениями, иногда с сохранением старого названия. Практиковалось и частичное переселение жителей из высокогорных аулов. Это обеспечивало людей, оставшихся в горах, рабочими местами и сохраняло одновременно имеющиеся в пользовании земли (пастбища, сады, террасы, пашни). Но сравнительно высокий естественный прирост населения вновь восстанавливал прежнюю численность населения. Поэтому актуальной остается проблема создания рабочих мест в горах, где отмечается избыток трудовых ресурсов. Существенное изменение в расселении народов равнинной части Дагестана вызвано также землетрясением 1970 года, которое нанесло еще большие разрушения, чем предыдущее 1966 года1. Ставропольский край оказал помощь Дагестанской республике в ликвидации последствий землетрясения2. Оно охватило примерно четверть территории республики, разрушено 16 сельских районов. Особенно сильно пострадали Буйнакский, Кизилюртовский, Кизилюрт и Унцукульский, где Гергебильский, проживало Новолакский, 50% Хасавюртовский, Гунибский районы и четыре города (Буйнакск, Хасавюрт, Махачкала), многим более населения3. серьезные Землетрясение населенным пунктам причинило повреждения, остались без крова несколько тысяч человек.

1 ГАУ. ГАНИСК. Ф. 1. оп. № 34. д. № 39. С. 37. Там же. С. 38. 3 Булатова А.Г., Гаджиев Г.А., Ибрагимов М.-Р. А., Исламмагомедов А.И. Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев переселенцев. – М., 1988. С. 29.

Плановое переселение из высокогорий на равнину, много лет проводившееся в Дагестане, привело к проживанию в одном населенном пункте представителей разных национальностей и к заключению смешанных браков между ними. Наиболее ярко эти процессы прослеживаются в местах планового заселения в Хасавюртовском, Кизлярском и Дербентском районах. Планомерная переселенческая политика в Дагестане привела к кардинальному изменению национального состава населения к высокой степени мозаичности и этнокультурного многообразия на равнине. Cледствием переселения дагестанцев с гор на плоскость стало их дальнейшее механическое движение в республике и в соседние регионы. Административно-командные методы при осуществлении переселения в сочетании с просчетами в осуществлении коллективизации горского хозяйства привели к таким негативным результатам, как забрасывание обрабатываемых земель, ухудшение структуры землепользования в горах. Впоследствии это выразилось в резком усилении уже не плановых, а стихийных миграций из горных районов. Наиболее интенсивный отток населения происходит из неудобно расположенных населенных пунктов. При этом в качестве решающего фактора выступает не столько высота горной местности, сколько прочность, надежность и регулярность связей с местом прежнего проживания. По мере увеличения высоты в горах растет и доля неудобно расположенных поселений. Таким образом, в Дагестане в 1960-1970 годы обострилась вековая проблема горных районов Северного Кавказа – малоземелье, особенно в высокогорных районах, где высокий прирост численности населения усугублял катастрофический дефицит земли1. В высокогорье Дагестана, где частые землетрясения, перенаселенность, нет крупных залежей сырья, а значит и промышленной базы, ограничено развитие сельского хозяйства. Острота Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 89.

проблемы усиливалась ограниченными возможностями рынка труда в республике и, в первую очередь, в сельской местности. В 1990 годы XX века итогом переселений явились локальные конфликты. В равнинных районах республики отмечались земельные споры. В этой связи осуществление миграций имело позитивную сторону – разгрузку плотно населенных горных районов от свободных рабочих рук, освоение равнинных территорий Дагестана, рост городов и поселков городского типа. Вместе с тем отметим и негативную сторону переселения. Равнинные территории республики оказались заселенными многими народами, что привело в начале 1990 годов к межнациональным конфликтам и вынудило представителей дагестанских народов селиться за пределами республики. Были и насильственные переселения с гор на равнину, которые не могли дать положительных результатов. В качестве третьей причины переселения горцев на территорию Ставропольского края, можно выделить экономические проблемы и связанную с этим трудовую миграцию. Республика Дагестан переживает сейчас один из сложных периодов в своей послевоенной истории. Наступило время ухода отжившего свой век старого экономического, политического порядка и создания нового: время выбора, смены норм и ценностей. Дагестан внутри Северного Кавказа характеризуется примерно такими же геополитическими и социально-экономическими параметрами, что и Северный Кавказ в в России: 1990 окраинность, годы, приграничность, спадом транзитность и исключительная полиэтничность. Экономика Дагестана характеризуется производства, простоями на предприятиях, напряженной ситуацией на рынке труда. Дагестан является регионом, который в силу сложившейся в советское время хозяйственной структуры и ее глубокой деформации за годы перестройки и рыночных реформ, не в состоянии выйти из экономического кризиса за счет собственных усилий1. Розничный товарообмен упал в 9 раз, свободный индекс цен за 19931995 года вырос в 7,4 раза, а реальные денежные доходы населения с 1991 года сократились в 4,7 раза1. Эти доходы сегодня в республике в 4 раза ниже среднероссийских. Притом, как указывает А.К. Алиев: «Стоимость потребительской корзины из 19 основных продуктов питания составляет в Дагестане 98 %»2. Средний дагестанец живет беднее среднего россиянина, он может приобрести продуктов в 10,6 раза меньше среднего москвича, в 3 раза меньше среднего нижегородца и в 2,6 раза меньше, чем средний краснодарец или ставрополец3. Эти цифры достаточно убедительно показывают, насколько велика глубина социально-экономического спада в республике. На протяжении многих лет проблема занятости в Дагестане оставалась острой. Такое положение складывалось в течение длительного времени, в результате чего отмечается прирост численности трудовых ресурсов, который опережал увеличение количества рабочих мест. практически без учета территориальных, демографических, А наорганизация развития отраслей народного хозяйства осуществлялась циональных и природных особенностей республики. В условиях формирования природно-климатических и рыночных отношений и сложившегося ухудшения экономического положения, проблема занятости в Дагестане приобрела еще большую остроту, характеризуясь так называемой скрытой безработицей. По данным статистического учета в 1992 году более 13 тысяч работников находилось в вынужденных отпусках по инициативе администрации. За 9 месяцев 1 Пути мира на Северном Кавказе / Под ред. Тишкова В.А. – М., 1999. С. 58. Алиев А.К. Дагестан на рубеже веков: приоритеты устойчивого и безопасного развития. – М., 1998. С. 36. 2 Там же. 3 Там же.

года в вынужденных отпусках без сохранения или с частично сохраненной заработной платой по инициативе администрации находилось более 23 тысячи человек и том числе 18 тысяч человек по промышленным предприятиям1. Кроме этого, как отмечает председатель Государственного комитета по занятости в Республике Дагестан И.И. Эфендиев, ориентировочно в составе безработных среди основных национальностей в конце 1990 года, зарегистрированных по сельской местности составляли: 35 % – аварцы, 23 % – лезгины, 11 % – даргинцы, 8 % – табасаранцы, 6 % – кумыки, 5 % – азербайджанцы, 2 % – лакцы, ногайцы и чеченцы, 1,4 % – русские и агулы2. Остальные народы в общей численности безработных составляют менее одного процента. Особое беспокойство вызывает структура безработных в Дагестане, среди которых женщины составляли более 60 %, а по городской местности – свыше 72 %;

более 60 % безработных – это молодежь в возрасте до 30 лет, причем самая высокая доля молодежи в числе безработных отмечаются в г. Дербенте, Дагестанских Огнях, Дербентском, Агульском, С-Стальском районах. Высокий удельный вес безработных с высшим образованием (более 20 %) отмечался в Магарамкентском, Ногайском и Табасаранском районах3. В этой ситуации нестабильность на рынке труда диктует необходимость активного государственного регулирования занятости населения, осуществляемого на основе единой социальной политики обеспечения. Становясь безработными, дагестанцы вынуждены или решать возникшие проблемы, переезжая на новое место жительства, или приспосабливаться к новым, не всегда благоприятным условиям жизни.

1 Эфендиев И.И. Безработица в Дагестане: проблемы и решения // Возрождение. 1997. № 3. С. 24. Там же. С. 25. 3 Там же.

Безработица обусловлена хронической трудоизбыточностью республики в прошлом и процессом интенсивного сокращения количества трудовых мест в народном хозяйстве и в настоящее время. Такое положение, как выделяет А.К. Алиев, обусловлено «проводившейся на протяжении последних десятилетий политикой инвестирования, не учитывавшей территориальных, демографических, национальных и природных особенностей республики, и кризисом, охватившим все сферы экономики»1. В большей степени это касается сельской местности, где уровень безработицы в 6 раз превышает аналогичный показатель в среднем по Российской Федерации2. Высокий удельный вес безработных, проживающих в сельской местности, объясняется отсутствием достаточного количества постоянных рабочих мест. За 1992-1993 годы число занятых в народном хозяйстве уменьшилось на 46 тысяч человек, в промышленности – на 20 тысяч, строительстве – на 8 тысяч, транспорте и связи – на 5 тысяч человек3. За последние 3-4 года практически не создаются новые производства, а действующие предприятия не вовлекают трудовые ресурсы в производственный процесс. В то же время положение с занятостью благополучнее в тех районах, где лучше и эффективнее используется земля. Ш.С. Мудуев в своей работе «Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков» отмечает: «Вынужденные переселенцы не только сами оказались в чрезвычайно тяжелой ситуации, но и усложнили таковую для населения Дагестана»4. Миграционный прирост в 1994 году оказался очень высоким, Дагестан уступил только Краснодарскому краю, а миграционный прирост в сельской местности республики оказался самым высоким в России. И это при недостатке пахотных земель и уже существующем аграрном перенаселении. Кроме того, Дагестан относится к территориям со слаборазвитой социальной Алиев А.К. Дагестан на рубеже веков: приоритеты устойчивого и безопасного развития. – М., 1998. С. 161. Шихахмедов Г.Г. Основные направления развития экономики Дагестана на среднесрочную перспективу // Народы Дагестана. 2001. № 6. С. 11. 3 Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 63.

2 инфраструктурой. Хотя в 1990-1995 годы ситуация существенно изменилась: миграционный прирост стал положительным, то есть, число приезжающих в республику стало превышать число выезжающих за её пределы, а с 1996 года сальдо миграции вновь приобрело отрицательный характер. Целесообразно определить негативное воздействие на состояние занятости процессов высвобождения работников. Они были вызваны сокращением объемов производства и строительных работ, переменами в структуре хозяйственного управления, нарушением хозяйственных связей между предприятиями. Из этого следует, что к негативным формам, определяющим рост безработицы, относится следующее: недостаточная развитость инфраструктуры рынка труда;

отсутствие специальных негосударственных организаций по трудоустройству;

низкая эффективность деятельности государственных органов службы занятости;

превалирующая роль самостоятельной формы поиска работы на основе использования национально-клановых и семейно-родственных отношений;

отсталая социальная сфера;

неблагоприятные природно-климатические условия и другие факторы. В.С. Белозеров отмечает, что «60-80 годы усилили малоземелье, обострили проблемы аграрного перенаселения, усложнили ситуацию на рынке труда»1. Общий объем безработицы в республике к концу 1990 года, учитывая ее скрытую форму, а также не обратившихся в службу занятости жителей, составлял не менее 170 тысяч человек или до 19 % экономически активного населения, против 10-12 % в среднем по Российской Федерации2. Как отмечает С.Ш. Мудуев, общий объем безработицы оценивается в 210 тысяч человек, или 23 % численности экономически активного населения, что практически в 2 раза 4 превышает уровень безработицы, сложившейся в Там же. С. 64. Белозеров В.С. Демографические процессы в диаспорах на Северном Кавказе // Этнические проблемы современности. – Ставрополь, 1999. Вып. №4. С. 86. 2 Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 20.

среднем по Российской Федерации, при этом уровень официально зарегистрированной безработицы достигает 4,9 % (против 2,7 % в среднем по Российской Федерации)1. На одно свободное место в республике претендует до 35 человек (против 6 в среднем по Российской Федерации), а в составе безработных доля молодежи доходит до 55 % (против 32 % в среднем по Российской Федерации). При этом крайне незначителен и уровень материальной и социальной поддержки безработных граждан. Расходы на одного безработного в республике в 2,2 раза меньше, чем в среднем по Российской Федерации. По уровню безработицы республика занимает 16 место в Российской Федерации2. Причины безработицы кроются и в производственном консерватизме на местах, низкой оплате труда из-за высокой степени предложения рабочей силы, ограниченности свободы действий и перемещений. Эти причины и вынуждают дагестанцев выезжать за пределы Дагестана в те регионы, где высок спрос на рабочую силу. Вызванное хозяйственной разрухой и недостатком пахотно-пригодных земель, отходничество было характерным явлением для горных территорий Дагестана на протяжении всего XX века. Горцы не могли обеспечить себя минимумом продуктов и предметов первой необходимости. В частности, отмечая отходничество у лакцев, А.М. Магомедов писал, что «ежегодно около 10000 казикумухцев покидают в сентябре месяце свою родину и расходятся в качестве лудильщиков, оружейников, чернорабочих и так далее по всему Кавказскому краю. В мае возвращаются домой»3. В условиях относительной перенаселенности, сравнительно большой плотности населения и ограниченности земли, трудоспособное мужское и женское население не могло быть занято в производстве в течение всего года.

1 Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 20. Там же. 3 Магомедов А.М. Дагестан и дагестанцы в мире. – Махачкала, 1994 С. 49.

Поэтому среди дагестанцев получила распространение сезонная миграция. Ее содержание состоит в том, что для уборки урожая овощей и фруктов в соседних регионах Российской Федерации приглашают мигрантов трудоспособного возраста из Дагестана. В преддверие XXI века изменилась направленность трудовых миграций, география регионов оттока и притока мигрантов. Выделим также увеличение длительности пребывания и числа участников на заработках за пределами республики. Основной причиной продолжающегося оттока населения попрежнему оставалась безработица и крайне низкий уровень развития социальной принимает сферы. разные Недостаток формы: средств существования семейную, вынуждает групповую. дагестанских жителей искать их в соседних регионах. Отходничество индивидуальную, Наиболее распространена групповая, когда объединенные жители одного или несколько смежных аулов, покупают дома и перевозят в них свои семьи. В этой связи В.Ф. Алиева указывает: «За последние годы большое число людей осталось без работы, многие попали под сокращение, специалисты (учителя, врачи, агрономы и так далее) не могут устроиться на работу после окончания высших учебных заведений»1. Именно эти жизнеобразующие цели побуждают дагестанцев переселяться в Ставропольский край. Следовательно, этнические экономические, находятся в демографические, тесной миграционные, с процессы взаимозависимости территориальной организацией и развитием рынка труда республики. Рынок труда Дагестана имеет свои особенности, в основном отражающие стремление людей к самозанятости. При этом очевидны: приоритетность развития личных хозяйств с индивидуальным трудом;

предприимчивость населения в торговой сфере;

а также приверженность к общинному скотоводству в сельском хозяйстве. Все эти традиционные виды занятости Алиева В.Ф. Даргинцы // Возрождение. 1998. № 4. С. 122.

имеют спрос на территории переселения. А.В. Авксентьев, А.З. Аксиев, по этому поводу пишут: «В целом по Дагестану естественный прирост населения значительно обогнал рост рабочих мест. В поисках работы дагестанцы, как и представители других этносов Дагестана, также страдающих районах от безработицы, вынуждены были покидать родную в свое время, образовался последнего вакуум кадров в республику. Ближайшая к Дагестану территория – Ставрополье, в восточных которого, животноводства»1. Вследствие этнополитических реалий десятилетия Республике Дагестан доля русских за последние десятилетия уменьшается. Доля же местных народов, кроме лакцев и цахуров, увеличилась. Особенно заметен прирост у чеченцев и азербайджанцев. Объективной причиной вытеснения русскоязычного населения выступает высокий прирост трудоспособного населения, за которым не поспевает сфера расширения труда. В Дагестане в анкете убытия 21, 7 % мигрантов, указали главной причиной выезда из республики отсутствие работы2. Данный фактор в сочетании с демографическими процессами выталкивает население из Дагестана. В результате интенсивной миграции доля дагестанских народов, проживающих в других районах России, в том числе и в Ставропольском крае, увеличивается. Следовательно, наименее болезненно вступили в рыночную экономику и успешно адаптировались к ней те народы Дагестана, которые в советскую эпоху были заняты торговлей, овощеводством, ремеслами, посредническими и заготовительными функциями, покупками и реализацией товаров в других регионах страны (даргинцы, кумыки, азербайджанцы, равнинные лезгины). С конца 1990 года переход к рыночному хозяйствованию нанес удар по отгонному животноводству, кутаны на равнине, как места временного хозяйствования горного населения, быстро превращаются в полноценные 1 Авксентьев А.В., Аксиев А.З. Ногайцы Ставрополья. – Ставрополь, 1998. С. 33. Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 71.

населенные пункты со всей необходимой инфраструктурой. На базе прикутанных поселков складывается, по сути, новая сеть независимых от горных территорий населенных мест, привлекательных для заселения и перспективных в плане социально-экономического роста. Примечательно, что изменение форм собственности и относительная экономическая свобода привели к фактическому отказу населения от насильно удерживаемых преимущественно местными властями коллективных форм хозяйствования. В результате происходит усиление миграционных потоков «село горное – город», «село горное – село равнинное» и появлению направления потока «город-село равнинное». Хотя имеются тенденции к улучшению, однако общее состояние экономики в Дагестане все еще не может служить основанием для утверждений о каких-либо заметных положительных сдвигах на рынке труда. Несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию (в 90-х годов ХХ века), рождаемость превышает смертность. Сохранение такого уровня рождаемости, по мнению А.А. Магомедова, объясняется «традициями некоторых народов»1. Многие из перечисленных выше причин как влияли, так и влияют на процесс переселения дагестанцев. Распад Советского Союза в 1991 году радикально изменил положение многих этнических групп, в том числе и дагестанцев и вызвал резкое усиление этнических миграций. По данным Комитета государственной статистики Республики Дагестан, среди причин выезда за пределы республики преобладают причины связанные с учебой и работой. На период между 1989 и 1999 годом в связи с учебой из Дагестана выехало: в 1989 году – 5,6 %, 1999 –5,7 %;

в связи в работой: в 1989 году – 16,3 %;

1999 – 13,01. Кроме этого, необходимо отметить семейные и личные причины. За периоды с 1989 по 1999 года по этим Магомедов А.А. Вопросы социально-демографического развития Северного Кавказа // Проблемы населения и рынков труда России и Кавказского региона. – М.-Ставрополь, 1998. С. 149. 1 Источник: данные Комитета государственной статистики Республики Дагестан – Махачкала, 2000.

причинам из Дагестана выехало в 1989 году 59,7 %, в 1999 – 59,9 %2. Большое влияние оказали начавшие боевые действия в Чеченской Республике и в Дагестане в 1999 году. В ситуации антитеррористических операций уезжало не только некоренное население Дагестана (русские, украинцы, евреи, татары, армяне и другие), но и лица коренных дагестанских национальностей. Это особенно наблюдалось в районах – Хасавюртовском, Левашинском. Нападение бандитских формирований на приграничные районы Дагестана в 1999 году оставило без крова около 17 тысяч человек, многие из которых стали вынужденными переселенцами3. В эти годы на территории республики было зарегистрировано 298 семей вынужденных переселенцев, численностью 875 человек4. Вследствие этого некоторые исследователи отмечают тенденцию к миграционной убыли в этот период, особенно в Махачкале, Буйнакске, Кизилюрте, Хасавюрте, а также Цумадинском, Хивском, Унцукульском, Казбековском, Дахадаевском и Бабаюртовском районах5. Из-за обострения межнациональных отношений и обострения криминогенной обстановки, по данным Комитета государственной статистики из Республики Дагестан выехало: из-за межнациональных отношений в 1989 году – 4,4 %;

в 1999 – 4,9 %;

из-за криминогенной обстановки в республике в 1989 году – 1,6 %, в 1999 – 1,8 % 1. Можно еще отметить и такие причины, как экологическое неблагополучие. Число выбывших по этой причине составляет в 1999 году – 0,2 %. Также – неблагоприятные природно-климатические условия в 1989 и 1999 году – 0,3 %, и иные причины в 1989 году – 6,5 %, в 1999 году – 6,0 %2. Следовательно, больше всего за эти годы выбыло из Дагестана по 2 Там же. Ковалевская Г. Рукотворная катастрофа // Итоги. 26 октября. 1999. С. 12. 4 Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 71. 5 Там же. С. 73. 1 Источник: данные Комитета государственной статистики Республики Дагестан – Махачкала, 2000.

семейными и личными причинами 59,7 %, и меньше всего в связи с экологическим неблагополучием – 0,2%. Все эти причины составляют основные предпосылки оттока населения, которые дифференцированы по разным историческим периодам. Темпы оттока также зависят от сочетания рассмотренных факторов. Миграция этнических групп народов Дагестана изменила национальный состав населения Ставропольского края, который по данным Ставропольского комитета государственной статистики к 2002 году, представлен следующим образом: русские – 83 %, армяне – 4 %, украинцы – 3 %, даргинцы – 1,4 %, греки – 1,2 %, белорусы – 1 %, ногайцы – 0,7 %, чеченцы – 0,5 %, туркмены – 0,5 %, карачаевцы – 0,5 %, татары – 0,5 %, азербайджанцы – 0,4 %, грузины – 0,3 %, немцы – 0,3 %, осетины – 0,3 %, евреи – 0,1 %3. Эти данные позволяют определить численность дагестанских народов, прежде всего даргинцев, которые совместно с остальными дагестанскими переселенцами проживают на территории Ставропольского края. По доле основного этноса – русских, Ставропольский край относится к моноэтническим образованием. В то же время, присутствие многочисленных этнических групп, а также их этническая активность позволяет говорить о полиэтничности края1. Дагестанцы, как и другие этносы, оказали существенное влияние на современную этнополитическую обстановку в Ставропольском крае, которая с течением времени изменяется. Процессы дагестанского переселения на территорию Ставропольского края определяются влиянием двух противоречивых столкновения, факторов – деструктивных и конструктивных. К деструктивным следует отнести этнические конфликты, вооруженные политическую нестабильность и экономический кризис. Эти обстоятельства изменили содержание и формы миграций, придав им вынужденный характер, спровоцировав массовые потоки беженцев, этнические противоречия. Параллельно с деструктивными действуют и конструктивные факторы, Там же. Источник: данные Комитета государственной статистики Ставропольского края – Ставрополь, 2002. 1 Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 478.

3 приведшие к развитию трудовых миграций. Все эти тенденции были характерны как для Дагестана, так и для Ставропольского края, несмотря на некоторые различия.

В целом, можно выделить следующие причины и факторы, обусловившие переселение этнических групп народов Дагестана на территорию Ставропольского края: 1. Социально-экономические проблемы, возникшие в республике Дагестан, были связанны с малоземельем, типичным для северокавказского региона. В результате демографического роста и перенаселенности в горной местности и равнинной части Дагестана ощущался недостаток свободных земель для ведения хозяйства. 2. Экономические трудности в Республике Дагестан были вызваны медленным ростом производства, обострением ситуации на рынке труда. На протяжении многих лет проблема занятости в Дагестане остается достаточно острой. Низкие темпы экономического развития вынуждали население или решать возникшие перед ними проблемы, переезжая на новое место жительства, или приспосабливаться к новым, не всегда благоприятным условиям. 3. В овцеводческом комплексе Ставрополья ощущалась нехватка кадров. Руководство Нефтекумского, Левокумского, Арзгирского районов привлекало для работы на кошарах чабанов из Дагестана. 4. Личный, семейный характер переселения был связан со сменой работы или получением образования. 5. Новым обстоятельством явились начавшиеся боевые действия в соседней Чечне, а затем и в Дагестане. В результате чего уезжало не только некоренное население Дагестана (русские, украинцы, евреи, татары, армяне и другие), но и лица коренных дагестанских национальностей, особенно из таких районов, как Хасавюртовский, Левашинский.

1.2. Основные этапы переселения этнических групп народов Дагестана на территорию Ставропольского края Переселение этнических групп дагестанских народов на территорию Ставропольского края, в целом, носило добровольный характер и происходило под воздействием социально-экономических и политических обстоятельств. О том, когда появились первые представители дагестанских этносов на Ставрополье в XX веке, нет достоверных источников. Как вспоминает председатель Совета старейшин дагестанских народов в Ставропольском крае, М.Л. Рамазанов: «Сейчас сложно назвать имя первого дагестанца, поселившегося в пределах края. Первыми поселенцами были: Казимиров Лукман, Ахмедов Юлус, Мусаев Магомед, Асамбеков Захар, Газиевы Магомед и Джамал и другие»1. Это были кустари-одиночники, лудильщики, в основном, лакцы, приезжавшие на заработки еще в 1920 году. Постепенно обосновываясь на новых местах, они стали перевозить туда свои семьи и в первой четверти XX века включались в состав городского населения края. Со временем население пополнилось и другими выходцами из Дагестана. В 1959 году за пределами Дагестана на территории России проживало 208 тысяч этнических дагестанцев2. Закономерно, что география расселения народов Дагестана охватывает разные субъекты России, в том числе и Ставропольский край. Здесь со времени послевоенной переписи населения СССР 1959 года в этническом портрете населения отмечаются изменения3. Наблюдается увеличение численности представителей дагестанской языковой группы, на территории Ставропольского края.

1 Полевой материал. Записан 15.12.2002 г. в г. Ставрополе. Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 56. 3 Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. – М., 1963. С. 312.

Рассматривая хронологию миграционных процессов, выделим несколько этапов переселения этнических групп дагестанских народов в Ставропольский край во второй половине XX века. При этом охарактеризуем содержание факторами. Первый и определяющий этап переселения этнических групп дагестанских народов на территорию Ставропольского края приходится на конец 1950-начало 1960 годов ХХ века. В этот период дагестанцы переходили из горных районов на равнину, из мелких населенных пунктов в более крупные. Большое количество чабанов из Дагестана приезжали по приглашению колхозов и совхозов Арзгирского, Левокумского, Нефтекумского районов. Как отмечает А.Г. Осипов, они были «в основном приглашенными в край для работы в овцеводстве»1. Применительно к этому этапу необходимо рассмотреть процесс переселения даргинцев в связи с тем, что в эти годы именно они переселялись как чабаны-овцеводы в те районы Ставрополья, в которых овцеводство было основной специализацией. На начальном этапе переселения ареал расселения у этнических групп народов Дагестана охватывал преимущественно восточные приграничные сельские районы Ставропольского края. На этот процесс указывает П.П. Турун, который пишет о расселении даргинцев в восточных районах Ставропольского края2. Относительно дагестанских народов в восточных районах края подобную точку зрения высказывает В.А. Кореняко: «В 1950-1960 годы наиболее представлены даргинцы, по численности и доле этноса они составляют 11,7%»1. этапов, обусловленное объективными и субъективными Осипов А.Г. Идеология «миграционной политики» как элемент конструирования этнической конфликтности (На примере Краснодарского и Ставропольского краев) // Полис. 2001. № 2. С. 13. 2 Турун П.П. Этнические особенности миграционных процессов в сельской местности Ставропольского края // Этнические проблемы современности. Вып. 3. – Ставрополь, 1998. С. 101. 1 Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 66.

Постепенное сосредоточение в этих районах дагестанцев, а именно даргинцев, способствовало поддержанию важнейшей отрасли сельского хозяйства Ставропольского края – овцеводства. Многодетные дагестанские семьи обосновывались на новых местах, компактно концентрируясь в таких районах, как Нефтекумский, Левокумский, Арзгирский, Туркменский и других. В этих районах в 60-е годы, проживают уже до 40 % выходцев из Дагестана2, то есть налицо положительная динамика движения дагестанского населения как за счет механического, так и за счет естественного прироста. Несмотря на включение перечисленных районов в восточную зону, они существенно различаются по своему географическому положению. Туркменский – в глубине территории края, Нефтекумский на границе с Дагестаном. Различаются районы и по хозяйственной специализации и экономической ситуации. В этих районах проживает почти половина всех даргинцев Ставрополья. Как отмечают А.В. Авксентьев, В.А. Авксентьев, «по численности они составляют вторую этническую группу после русских и армян (9,7% всего населения этого региона)»3. Остальная часть даргинцев расселена по всему краю, где в сельской местности они заняты в животноводстве, а в городах – в различных сферах народного хозяйства, образования и культуры. Кроме этого выделяются районы, расположенные вдоль границы края с Дагестаном – Курский, а в центральном и юго-западном направлении – Буденновский, Новоселицкий, Андроповский. В более благоприятных, расположенных в пределах Ставропольской возвышенности, Александровском и Грачевском районах доля даргинского населения незначительна, здесь в основном проживают представители других дагестанских народов – аварцев, лезгин. Хотя в таких районах как Осипов А.Г. Идеология «миграционной политики» как элемент конструирования этнической конфликтности (На примере Краснодарского и Ставропольского краев) // Полис. 2001. № 2. С. 28. 3 Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Краткий этносоциологический словарь справочник. – Ставрополь, 1994. С. 31.

Александровский и Грачевский даргинское население было представлено незначительно, но и там оно активно проявилось в сфере развития овцеводства. Как чабаны-овцеводы, дагестанцы проживали в основном на кошарах, постройки и оборудование которых принадлежали местным колхозам. Старые чабаны – потомственные овцеводы уже не могли уходить на зимовку, а молодые осваивали технику и оставались дома. О том, как приглашали из Дагестана чабанов в 1957 году в колхоз имени XX съезда КПСС Левокумского района, сообщает В.А. Кореняко: «Идти было некому, отар шло туда 25, в каждой отаре по 900-1200 овец. Председатель колхоза А.И. Оноприенко послал в Каспийский район Дагестана заведующего отделом кадров А.И. Покотило вербовать чабанов. Они приехали с семьями и поселились в помещениях бригадных станов на Черных землях. Проявили себя хорошими работниками, настоящими овцеводами. В начале 1960-х годов калмыцкое правительство поставило перед Советом Министров РСФСР вопрос об освобождении пастбищных земель ставропольскими землепользователями. Все бригады были возращены на основное землепользование. Были построены овцекомплексы. Овец стало 360 тысяч»1. О появлении дагестанцев в Арзгирском районе В.А. Кореняко пишет по документальным свидетельствам В.А. Чекуновой, работавшей в 60-е годы в местных партийных и государственных органах: «Наш район до освоения целинных земель был в основном животноводческий. На просторах степей паслись овцы и крупный рогатый скот. С началом освоения целинных земель овцепоголовье стали размещать на Черных землях Калмыкии. Там строились кошары, бригадные станы. Каждый год увеличилось поголовье и достигло с Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 66.

90 тысяч до 360 тысяч. Каждый колхоз выводил на Черные земли зимовать, начиная с 20-х чисел, это было расстояние от 220 до 300 км»1. Для поднятия овцеводства краевое руководство Ставропольского края проводило совещание чабанов колхозов и совхозов, где рассматривали вопрос: «О мерах дальнейшего развития тонкорунного овцеводства»2. Было принято решение об увеличении поголовья овец в восточных районах Ставропольского края. Архивные данные позволяют говорить о том, что: «в развитие отрасли вложено около 2 миллионов рублей, построена 21 овчарня на 17,4 тысячи маток. Выполнены задания по выходному поголовью овец, реализации племенного молодняка»3. Потребности развития животноводства обуславливали постепенное увеличение численности дагестанцев в крае. На этот факт указывает В.С. Белозеров, который отмечает, что: «по сравнению с 1959 годом, в 1970 годы численность даргинцев возросла почти в 9 раз, достигнув 6,6 тысяч человек»4. Уже в 1970-е годы на территории Ставропольского края проживало: «даргинцев – 6752, аварцев – 1232, кумыков – 1157, лакцев – 1035, лезгин – 343 человек»5. Сохранению и расширению ареала расселения даргинцев в пределах Ставропольского края способствовало в решающей степени соседство Дагестана и Ставрополья. Многие из представителей дагестанских народов, переехавшие в Ставропольский край, награждены правительственными наградами за добросовестный и самоотверженный труд. Например, в 1963 году в Левокумском районе в с. Турксад, были награждены почетной грамотой в «День чабана» Ш. Курбанов (старший чабан), О. Ибрагимов – 1 Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 66. С. 67. ГАУ. ГАНИСК. Ф. 1. оп. 1. д. 2469. С. 4. 3 ГАУ. ГАНИСК. Ф. 1. оп. 66. д. 116. С. 12. 4 Белозеров В.С. Демографические процессы в диаспорах на Северном Кавказе // Этнические проблемы современности. – Ставрополь, 1999. Вып. №4. С. 85- 86.

Там же. 86.

с. Каратюбинское»1. В соответствии с потребностями развития сельского хозяйства проводились курсы овцеводством. Проводились Александровском, по подготовке чабанов для занятия курсы: «в Петровском, ВоронцовоЛевокумском, Благодарненском, Спицевском, Приозерном, Сарпинском и других районах»2. Курсы обучения были годичными, после их окончания присваивалось звание чабана. Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1979 года, национальный состав дагестанских народов в Ставропольском крае выглядел таким образом: всего даргинцев – 15939 человек, из них городское население – 4,1 %, сельское – 95,9 %;

кумыков всего – 2206 человек, из них городское – 13,1 %, сельское – 86,9 %;

аварцы всего – 2524 человек, городское – 19,2 %, сельское – 80,8 %;

лакцы всего – 1483 человека, городское – 55,5 %, сельское – 44,5 %;

всего лезгины – 793 человека, городское – 57,3 %, сельское – 43,6 %, табасаранцев всего – 94 человека, городское – 56,4 %, сельское – 43,6 %3. Данные крае, по переписи населения даргинцы, позволяют аварцы, отметить численность лезгины, этнических групп народов Дагестана, представленных в Ставропольском убыванию: кумыки, лакцы, табасаранцы. Среди всех народов Дагестана в сельской местности Ставропольского края преобладали даргинцы (95,9 %), в городской лезгины (57,3 %). Второй этап переселения приходится на 80-90-е годы XX века и имеет свое содержание. В этот период часть дагестанского населения в крае составляло новое поколение даргинцев-ставропольцев, рожденное в районах нового расселения. Поэтому в конце 80-х – в начале 90-х годов в формировании дагестанского населения края основную роль стал играть естественный прирост. Доминирующая роль естественного 1 2 ГАУ. ГАНИСК. Ф. 1. оп. 1. С. 61. ГАУ. ГАНИСК. Ф. 1. оп. 1. д. 2708. С. 22. Население Ставропольского края (по Всесоюзной переписи населения 1979 года). – Ставрополь, 1980. С. 56.

прироста определяется за счет активизации оттока из края некоторой части дагестанцев в связи с обострением межнациональных отношений в регионе, ростом национального самосознания, возросшими масштабами этноизоляции народов. В советский период в миграциях населения республики Дагестан можно выделить два встречных потока. Первый: в Дагестан приезжали образованные специалисты разных профилей для организации новой хозяйственной жизни (в основном, русские, украинцы, евреи и другие). Второй: из Дагестана уезжали коренные жители, имеющие низкую производственную квалификацию, на заработки. Отходничество носило групповой характер и не всегда завершалось возвращением на родину. Как видно, демографический процесс выталкивал из Дагестана не только пришлое, но и коренное население, и, если бы не существенная разница в уровне естественного прироста, доля пришлого населения не падала бы так стремительно. В 1979 году разница между постоянным и приезжим населением из Дагестана в крае составили 13,3 тысяч человек, в 1989 году – около 20 тысяч человек, а в 2000 году – более 50 тысяч человек1. О масштабах миграции за пределы республики можно частично судить по росту численности коренных народностей Дагестана, проживающих за его пределами в периоды между переписями населения. В период с 1959 года по 1989 год численность коренных народов в Дагестане увеличилась в 1,96 раза, тогда как дагестанцев, проживающих за пределами республики в 5 раз1. Это свидетельствует об интенсивных миграциях коренных народов из Дагестана. Миграционные потери населения Республики Дагестан по подсчетам за указанный период составили около 15% населения2.

1 Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 65. Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 65. 2 Там же. С. 65.

Рост уровня образования народов Дагестана, высокий потенциал собственных трудовых ресурсов привели к вытеснению населения. Этот процесс усилился после начала перестроечных процессов, а затем и межэтнических конфликтов. Из республики направлялся поток в «русские регионы» (в основном русского) населения, а возвращались коренные народы Дагестана, проживавшие за пределами республики. В 1989-1999 годы произошел своеобразный поворот в направлении миграций, вызванный новыми политическими реалиями. В конце 1989 года в миграционном движении отдельных народов наблюдаются заметные различия. Наиболее активно выезжает из республики население относительно малочисленных народов – агулы (30,7%), рутульцы (20,7%), табасаранцы (20,5%), цахуры (74,1%)3. Среди наиболее крупных по численности народов, выезжающих за пределы Дагестана, по-прежнему лидируют даргинцы. Почти четверть из них живут вне республики. Следовательно, как показывают данные Всесоюзной переписи населения 1989 годы в районах Ставропольского края даргинцы были представлены следующим образом: в Александровском – 742 человека, Андроповском – 1425 человек, Апанасенковском – 1758 человек, Арзгирский – 3077 человек, Благодарненский – 411 человек, Буденовском – 2460 человек, Георгиевском – 193 человека, Грачевском – 454 человека, Изобильненском – 598 человек, Ипатовском – 125 человек, Кировском – 123 человека, Кочубеевском – 350 человек, Красногвардейском – 106 человек, Курском – 1378 человек, Левокумском – 5621 человек, Минераловодском – 431 человек, Нефтекумском – 5163 человека, Новоалександровском – 31 человек, Новоселецком – 1239 человек, Петровском – 188 человек, Предгорном – 173 человека, Советском – 445 человек, Степновском – 1901 человек, Труновском – 275 человек, Туркменском – 1492 человек, Шпаковском – 909 человек1. Из переписи 3 Там же. С. 57. Население Ставропольского края (итоги Всесоюзной переписи населения 1989 г.). – Ставрополь, 1990. С. 62.

населения видно, что даргинское население преобладало в восточных районах Ставропольского края. В некоторых малых сельских населенных пунктах края в 1989 году были представлены такие народы Дагестана, как: даргинцы – п. Кудрявый (45 человек), х. Козлов (50 человек), п. Нижний Янкуль (51 человек), х. Березкин (52 человека), п. Правокумский (74 человека), п. Камышитовый (45 человек), п. Степной (51 человек), х. Новогодний (35 человек), п. Левобалковский (24 человека), п. Бакрес (48 человек), а. Уч-Тюбе (52 человека), а. Мурзабек (41 человек), х. Горный (78 человек), х. Коммаяк (47 человек), х. Согулякин (79 человек), х. Андреевский (52 человека), п. Новорагулинский (58 человек), п. Прудовый (69 человек), п. Новокучерлинский (43 человека), п. Северный (50 человек);

аварцы – х. Левопадинский (39 человек), х. Сунженский (41 человек);

лезгины – п. Роговой (32 человека), п. Верхнебалковский (64 человека);

кумыки – а. Али-Кую (20 человек);

агулы – х. Привольный (44 человека)2. Увеличение дагестанского населения в крае на 1989 год отмечают исследователи А.В. Авсксентьев, В.А. Авксентьев. По их данным, среди дагестанских переселенцев составляли: «аварцев – 6250 человек, даргинцев – с 1979 по 1989 год, т.е. за 10 лет, удвоилось и их стало – 32740 теловек, лакцев – 2632 человек, лезгин – 5175 человек, табасаранцев – 3724 человек»1. В процентном отношении на Ставрополье резко возросла численность среди дагестанцев других национальностей. Так, если за 10 лет, начиная с 1979 года, агулов было лишь 37 человек, то после 1989 года их количество увеличилось в 27 раз2. Такая же ситуация наблюдалась и у кумыков, численность которых увеличилась за указанный период в 2,8 раза и продолжала расти до 1994 года3.

2 Национальный состав населения по данным переписи 1989 г. – Ставрополь, 1990. С. 93. Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Краткий этносоциологический словарь справочник. – Ставрополь, 1994. С. 9, 23, 39, 41, 71. 2 Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Северный Кавказ в этнической картине мира. – Ставрополь, 1998. С. 120. 3 Там же. С. 135.

В населенных пунктах процентное соотношение переселенцев и коренных жителей было различно. Например, в Нефтекумском районе на 01.01.1995 годы из 25-ти сельских поселений в 16-ти дагестанцы составляли более 10 %, а в таких аулах как Бакрес они составляли 79,9 % из 420 человек, Уч-Тюбе – 58,2 % из 380 человек»4. Можно отметить, что из 26-ти районов края в 14-ти доля даргинцев меньше общего (среднего) показателя по краю. Этот показатель по мнению В.А. Кореняко превышен в 12-ти районах, среди которых (по мере убывания) он выделяет: «Левокумский – 13,2 %, Арзгирский – 10,4 %, Степновский – 9,7 %, Нефтекумский – 8,6 %, Туркменский – 5,5 %, Новоселецкий – 5,4 %, Буденновский – 5,1 %, Апанасенковский – 4,9 %, Андроповский – 4,4 %, Курский – 3,2 %, Александровский – 1,5 %, Грачевский – 1,4 %»5. Высокий удельный вес даргинского населения был зафиксирован в засушливых низменных районах востока и северо-востока. Уже с 90-х годов наблюдался процесс возвращения коренных народов Дагестана на историческую родину. Как отмечает Ш.С. Мудуев, «в 1994 году в республику прибыло почти 8,7 тысяч аварцев, более 10 тысяч даргинцев и столько же лезгин, более 2,5 тысяч ногайцев, 4,7 тысяч кумыков и так далее. Положительное сальдо миграций отмечается у большинства народностей Дагестана, кроме кумыков и рутульцев»1. В тоже время исследователи отмечают отток дагестанских народов в 90-х годах. В частности, С.В. Рязанцев приводит такие данные: «В 1993 году происходит отток даргинцев из Ставрополья (миграционная убыль 1,1-1,3 тысяч человек ежегодно)»2. Подобную точку зрения высказывает и В.С. Белозеров, подчеркивал, что: «отток дагестанского населения с Национальный состав Нефтекумского района на 01.01.1995 г. // Архив государственной администрации Нефтекумского района Ставропольского края.

5 1 Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 66. Мудуев Ш.С. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. 65. 2 Рязанцев С.В. Этнические мигранты на Ставрополье // Социс. 2000. №7. С. 112.

территории Ставропольского края пришелся на 1993-1994 годы»3. Кроме даргинцев, уезжают и представители других народов Дагестана – аварцы, лезгины, лакцы, кумыки и другие. Выявленная нами тенденция свидетельствует о том, что с 1994 года, миграция практически всех дагестанских народов была отрицательной. В этот период Ставропольский край покидают прежде всего даргинцы и другие представители народов Дагестана. Следовательно, в 1994 году въезд и выезд на Ставрополье этнических групп народов Дагестана оставался почти равный, а у отдельных народов аварцев, даргинцев, кумыков, рутульцев выезд даже преобладал над въездом. Можно отметить: «что в общем в эти годы дагестанские народы представляли в Ставропольском крае 24212 тысячи человек (1,0 % населения, а вместе с даргинцами 2,34-2,35 %)»4. После того, как СССР перестал существовать в качестве единой союзной федерации, явственно обозначились особые геополитические условия, в которых оказался Дагестан. Республика является самым южным российским регионом на Кавказе, граничащим по суше и по морю с несколькими новообразованными суверенными государствами, где проживают большие компактные группы этнических дагестанцев. Многие дагестанцы продолжали заниматься овцеводством. Хотя в статистических источниках они фиксировались как сельское население, однако фактически жили на «чабанских точках», на большом расстоянии от указанных мест регистрации в селах и поселках и часто даже не имели в этих населенных пунктах жилья. Дети чабанов школьного возраста, живущие вдали не только от городов, но и сел, находились вне школ. Большей части дагестанского населения в Ставропольском крае свойственен такой образ Белозеров В.С. Этнические аспекты миграции на Ставрополье // Этнические проблемы современности. Вып. 3. Ставрополь, 1998. С. 90. 4 Сведения о численности населения в Арзгирском районе на 30.01.1997 г. // Архив государственной администрации Арзгирского района Ставропольского края.

жизни. Некоторая часть кумыков проживала в Ставропольском крае и Калмыкии, где обстановка была более благоприятной, чем в Дагестане. Основываясь на данных Ставропольского краевого комитета государственной статистики, можно определить, что доля представителей дагестанских народов в процентном соотношении по краю выглядит таким образом: «на 1990 год – 6,34 %, 1992 год – 4,11 %;

1993 год 2,42 %;

1994 год – 1,87 %;

1995 год – 1,80 %;

1996 год – 1,87 %. Численность даргинцев изменялась в таком же направлении: «в 1990 год – 3,47 %, 1991 год – 3,55 %;

1992 год – 2,4 %;

1993 год – 1,3 %;

1994 год – 1,01 %;

1995 год – 0,99 %;

1996 год – 0,99 %. Заметно, что 1992-1993 года стали переломным периодом, после которого данные показатели снизились по сравнению с 1989-1991 годы более чем в 3 раза»1. Если рассмотреть соотношение национального состава дагестанского и иного населения в 1997 годы в таких районах как Левокумский и Арзгирский, то состав населения выглядит следующим образом: «в Левокумском – дагестанцы составляют менее 10 %, в том числе в районном центре 4,23 %, а в таких селениях как: Приазовское (1245 и 1153 человек), Кочубей (250 и 219 человек), Степной (61 и 29 человек), дагестанцев живет больше чем русских»1. В Арзгирском районе картина сходная. Согласно данным архива государственной администрации Арзгирского района, «в конце 1990-х годов, на этой территории проживает от 13,9 до 29 %. В Арзгире проживает почти 16 000 человек»2. В постсоветские годы из-за экономического кризиса, затронувшего, прежде всего, производство товаров потребления, в частности, текстильную промышленность, спрос на ставропольскую шерсть резко упал, поголовье Ставропольский краевой комитет государственной статистики. – Ставрополь, 2000. Национальный состав Левокумского района на 30.01.1997 г. // Архив государственной администрации Левокумского района Ставропольского края. 2 Сведения о численности населения в Арзгирском районе на 30.01.1997 г. // Архив государственной администрации Арзгирского района Ставропольского края.

овец уменьшилось. Многие дагестанцы превратили свои кошары в частные фермы: каждая семья имеет примерно по 500-600 овец и до 50 голов крупного рогатого скота. Часть жителей стали заниматься торговлей, женщины стали «челноками», дагестанские семьи ведут свое домашнее хозяйство и за счет этого живут. В Нефтекумске даргинцы и другие дагестанцы обзаводятся собственностью, перекупают или организуют предприятия розничной торговли и услуг, которые приносят более высокие доходы, чем работа на нефтепромыслах или в государственном секторе. В 1997 году, как отмечает В.С. Белозеров, «начинает меняться характер миграции даргинцев. Сальдо миграции, оставаясь отрицательным сокращается почти в 5 раз, при уменьшении в 2 раза численности выбывающих за пределы края и сохранении на прежнем уровне прямого миграционного потока»3. Можно проследить как изменилась динамика национального состава дагестанских народов по Всесоюзной переписям 1979, 1989 годов и текущий 1999 год, где согласно переписи 1979 года, аварцы составляли – 6524 человек, даргинцы – 15939 человек;

в 1989 году аварцы – 6250 человек, даргинцы – 32740 человек;

в 1999 аварцев – 6500 человек, даргинцев – 37900 человек. Следовательно, к 1999 году произошло увеличение численности аварцев и даргинцев1. С.В. Рязанцев отмечает, что миграция даргинцев в 1999 году составляла 1,6 %3. Третий этап переселения приходится на 2000 год и связан с этнополитическими проблемами в Северо-Кавказском регионе и на Ставрополье. Данный период характеризуется выраженной миграцией Белозеров В.С. Этнические аспекты миграции на Ставрополье // Этнические проблемы современности. Вып. 3. С. 28. 1 Источник: данные Ставропольского краевого комитета государственной статистики. – Ставрополь, 2000. 3 Рязанцев С.В. Миграционная ситуация в Ставропольском крае в новых условиях. – Ставрополь, 1999. С. 612.

практически всех этнических групп народов Дагестана в Ставропольский край, но прежде всего, аварцев, даргинцев, лезгин. В настоящее время происходит увеличение численности дагестанских этнических общностей в восточных районах Ставропольского края и уменьшение в этих районах русского населения. К концу XX века в районах Ставропольского края проживало: «Андроповский район – даргинцы (4,4 %), Апанасенковский – даргинцы (4,9 %), Арзгирский, где овцеводческая специализация региона предопределила высокую долю даргинцев (10,4 %), Буденновский – даргинцы (5,1 %), Левокумский, где овцеводческая специализация хозяйств обусловила сравнительно высокий удельный вес даргинцев (13,2 %), Нефтекумский – народы Дагестана (5,8 %), Туркменский – даргинцы (6,0 %), аварцев (1,3 %)»4. Дагестанцы, в частности, даргинцы, активно расселяются и формируют второй участок своего этнического пространства. Первоначально ареал расселения охватывал восточные районы, но постепенно, с 90-х годов, он расширился, охватывая и северные и даже крайние западные районы. В настоящее время доля даргинцев в общей численности населения края составляет 1,4 %1. Следовательно, можно проследить изменение численности отдельных этнических групп дагестанских народов в Ставропольском крае, после Всесоюзной переписи 1989 года. Если сравнить данные переписи 1989 года с данными текущего учета 2000 года, то можно отметить, что численность аварцев, даргинцев, лезгин к 2000 году возросла. Значительно выросла их доля в общей численности населения Новоселецкого, Степновского, Левокумского и других районов, в связи с сезонной миграцией. Мигрантов трудоспособного возраста приглашают руководители сельхозпредприятий для уборки, обрезки и повязки винограда, 4 История городов и сел Ставрополья. – Ставрополь, 2002. С. 15, 18, 46, 67, 86, 99, 97. Мудуев С.Ш. Население и хозяйство Дагестана на рубеже веков. – Махачкала, 2003. С. 21.

уборки урожая овощей и фруктов. Можно отметить, что ежегодно только Левокумский район принимает более тысячи трудовых мигрантов из Дагестана. По данным Ставропольского краевого комитета государственной статистики, на 01.01.2001 год даргинцев по краю насчитывалось 37,4 тысячи человек, из них городское население – 2,4 тысяч человек, сельское – 35,0 тысяч человек2. В целом, необходимо отметить, что численность дагестанского населения менялась, в зависимости от многих процессов происходивших как в Ставропольском крае, так и по всей России. Наиболее массовым переселение дагестанцев на территорию Ставропольского края было отмечено в послевоенные годы, так как после Великой Отечественной войны, для поднятия животноводства, в частности, овцеводства, специально из Дагестана приглашали чабанов. Именно тогда переселилась большая часть этнических групп дагестанцев и население Ставропольского края пополнилось выходцами из Дагестана. В настоящее время увеличение численности дагестанских народов объясняется естественным приростом, появлением расселения. Таким образом, можно выделить три этапа переселения этнических групп дагестанцев на территорию Ставропольского края: 1. Определяющий этап переселения дагестанских этносов на территорию Ставропольского края приходится на конец 50-х – 60-е годы ХХ века. В этот период переселилась основная часть этнических групп дагестанских народов. Это были, в основном, даргинцы, переселившиеся в Ставропольский край для занятия животноводством. Как чабаны-овцеводы они проживали в сельской местности и поколения дагестанцев, рожденных в районах нового Источник: данные Ставропольского краевого комитета государственной статистики. – Ставрополь, 2002.

составляли первоначально основное население в восточных районах края. 2. Второй этап приходится на 80-90-е годы XX века, когда на Ставрополье, в увеличении дагестанского населения основную роль стал играть естественный прирост. Закономерно, что значительную часть дагестанского населения составляло поколение, рожденное в районах нового расселения. Доминирование естественного прироста над механическим обеспечивается и оттоком некоторой части дагестанцев в связи с обострением межнациональных отношений в регионе, ростом национального самосознания, возросшими масштабами этноизоляции народов. 3. Третий этап приходится на современное время и связан с этнополитическими проблемами Северо-Кавказского региона. Дагестанцы переселяются в Ставрополье и оседают на территориях, включающих северные и даже крайние западные районы Ставропольского края. В восточных районах в этот период происходит увеличение численности дагестанских общностей и уменьшение русского населения.

1.3. Дагестанские переселенцы в полиэтническом пространстве региона В рамках проблематики диссертационного рассмотреть исследования формирование представляется целесообразным этнических общин народов Дагестана в сравнении с формированием других этнических сообществ Ставропольского края. Этнический портрет Ставрополья представлен около 100 народами, среди которых кроме основного этноса русских – множество этнических групп и диаспор. Это такие этнолингвистические группы как: славянская – белорусы, болгары, русские, поляки, украинцы;

армянская группа – армяне;

тюркская – азербайджанцы, балкарцы, карачаевцы, кумыки, ногайцы, татары, туркмены;

нахско-дагестанская группа – аварцы, даргинцы, лезгины, чеченцы, ингуши;

адыго-абхазская – абазины, адыгейцы, кабардинцы, черкесы;

картвельская группа – грузины;

иранская – осетины;

германская – немцы, евреи;

греческая – греки;

корейская – корейцы1. Рассматривая этнические группы дагестанцев, мы прибегаем к сравнению с такими крупными общинами Ставропольского края как: армянская, греческая, туркменская, немецкая, татарская и другие. Их переселение в Ставропольский край происходило по различным причинам. Большую долю в переселенческом потоке составляют армяне (среди всех мигрантов из Армении – 87%), греки (среди всех мигрантов из Грузии – 26%)2. В сравнении с русским населением в последние годы ускорено пополняется в крае дагестанское население – даргинцы, лезгины, рутульцы, цахуры. Сокращение процентной доли русских связано не со снижением их общей численности на Ставрополье, а с более быстрым приростом населения Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 478.

других национальностей, миграционного прироста. На территории обеспечивающийся края прежде всего, за счет Ставропольского этническим выделились это:

территории, «западная, отличающиеся особым содержанием, центральная, северная и частично южная часть края – повышенная доля русского населения;

район Кавказских Минеральных Вод – повышенная доля армян, греков, карачаевцев, евреев;

восточные и юго-восточные районы – повышенная доля северокавказских народов»1. Следовательно, многонациональность Ставропольского края определяется проживанием в регионе многочисленных этнических групп и диаспор. Подчеркнем, что в современной этнологии, этносоциологии и этнополитологии дискуссионным является вопрос, можно ли считать диаспорой этническую группу собственно российских народов. В применении к нашему исследованию, этот вопрос можно сформулировать следующим образом. На наш взгляд, необходимо определить понятие диаспора. В энциклопедическом словаре этот термин обозначает: «(от греческого рассеяние), пребывание значительной части народа (этнической общности) вне страны его проживания»2. Что касается появления диаспор на исторической арене, то оно восходит к событиям VI века до н.э., когда вавилонский правитель Навуходоносор II после завоевания Палестины насильно переселил евреев в Вавилонию, где они жили до завоевания персидским властелином Киром. Это понятие, употребленное к конкретному народу, в дальнейшем, в процессе исторического развития человечества, стало применяться ко всем этническим группам, которые по тем или иным причинам были оторваны от своего народа и продолжали не просто жить, но и сохраняться как особая этническая общность.

2 Там же. С. 479. Белозеров В.С. Этнодемографические процессы в диаспорах // Этнические проблемы современности. Вып. 4. – Ставрополь, 1999. С. 6. 2 Большая советская энциклопедия / Под ред. Прохорова А.М. Т 1. – М., 1993. С. 239.

Теперь этот термин стал использоваться намного шире, практически распространяясь на любую этническую группу, существующую отдельно от основной массы этноса, к которому та принадлежит. Диаспоры формируются различными путями и включают в себя мирную миграцию, торговое освоение, военную экспансию, религиозное миссионерство, культурное проникновение. Диаспоры на Ставрополье возникли по самым различным причинам. Экономические проблемы, среди которых для многих северокавказских этносов сложной остается малоземелье, переизбыток трудоспособного населения в исторических этнических ареалах, открывавшиеся «экономические ниши» вследствие происходивших изменений в структуре производства, побуждали наиболее мобильные слои этносов покидать традиционные места проживания и переселяться сначала в небольших количествах, позднее – более активно на территорию Ставропольского края1. В качестве важнейших причин переселения людей и формирование диаспор А.В. Авксентьев, В.А. Авксентьев, выделяют: «политические события, многочисленные этнические конфликты как в самом регионе, так и на прилегающих и даже более отдаленных территориях»2. Придерживаясь взгляда М.А. Аствацатуровой, такие северокавказские народы как: абазины, балкарцы, карачаевцы, осетины, черкесы, чеченцы, в том числе и народы Дагестана Ставропольского края, нельзя назвать диаспорами в чистом виде. В связи с этим возможно отнести этнические общности северокавказских народов, проживающих в субъектах Российской Федерации к «новому типу диаспор российских народов или внутренних диаспор»3. Мы считаем, что общий процесс формирования этнических общин края приобретает особое содержание в связи с межэтнической 1 Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Этнические группы и диаспоры Ставрополья. – Ставрополь, 1997. С. 8. Там же. 3 Там же. С. 248.

напряженностью, представляется имея конфликтогенное содержание. и В этой связи опыт целесообразным проанализировать обобщить самоорганизации некоторых общин края. Среди классических диаспор Ставрополья прочное место занимает греческая, организованная за последние 10 лет во множество национальнокультурных объединений (городские, районные, региональные, краевые). Греческая диаспора одна из самых давних и сплоченных диаспор Ставропольского края. Становление диаспоры происходило в течение долгого исторического периода. Принадлежа к греческой языковой группе и не являясь автохтонами Северного Кавказа, греки участвуют в межэтнических отношениях становления и развития региона. Имея древнюю историю, как отмечают Кузнецов В., Илиади И. «греко-понтийская диаспора восходит к корням древнегреческой цивилизации»1. В рамках греческой общины края работают центры, ассоциации, организации профессиональной, учительские, возрастной направленности (предпринимательские, научно-исследовательские, молодежные и другие). Особая сторона деятельности греческого землячества – крепкие связи с исторической родиной, разнообразными гуманитарными, благотворительными, общественными и правительственными организациями, движениями, которые занимаются проблемами грековпонтийцев, греческой диаспоры России. Понтийская греческая диаспора в Ставрополье складывалась в основном в течение двух последних столетий в несколько этапов под влиянием геополитических процессов и, прежде всего, взаимоотношений между Россией и Турцией. Греки – специалисты по добыче и переработке руд цветных металлов из района Трапезунда (Черноморское побережье Турции) – впервые появились в первой половине XVIII века на Садонских рудниках Северной Кузнецов В., Илиади И. Греки на Северном Кавказе не мигранты // Эвксинос понтос. Общественнополитическая газета греков Кубани. 1997. № 4. С. 3.

Осетии. В тот же период они заняли вторую традиционную для себя профессиональную нишу – сельское хозяйство, особенно садоводство и овощеводство. Вторым источником миграции греков на Северный Кавказ стало переселение их в конце XVIII века из Крыма по Указу Екатерины II с целью освоения новых земель. Эта диаспора была уже вторичной, хотя первичная – крымская – образовалась еще в глубокой древности (с V века до н.э.). Третичная греческая диаспора на Ставрополье формировалась за счет мигрантов из Мариуполя и Мариупольского уезда, где греки появились в 1778 году. Движение греческого населения на Северный Кавказ, в частности, в Ставропольский край рассматривалось многими исследователями, которые указывали на особенности формирования и функционирования греческих этнических групп1. Начиная с 1870-х годов, и особенно после 1918 года, к переселенцам из района Трапезунда прибавились мигранты из Карсской области. Переселение греков не происходило безболезненно и для них, ни для местных жителей. Существовало множество проблем в обустройстве сел Ногутское, Султанское, Дубовая Балка. Нередкими были конфликты с населением Ставропольского края. Самая высокая концентрация греческого населения отмечается в Предгорном районе. Здесь они занимают вторую позицию по численности после русских, здесь же имеется большое количество населенных пунктов с доминированием греческого населения (п.Санамер, п.Урожайный, х.ПортАртур)2. Расселены греки и в Андроповском районе – четвертая позиция по численности после русских, даргинцев, чеченцев. В районе есть населенный пункт с доминированием греческого населения – с.Дубовая Балка1. Среди населенных пунктов с преимущественно греческим населением особое место Рудянов Г.С. Греческая диаспора на Северном Кавказе во второй половине XIX- начале XX века. – Ессентуки, 1998;

Кабузан В. Население Северного Кавказа в XIX-XX веках. Этностатистическое исследование. С.-Пб., 1996. С. 99-101. 2 Аствацатурова М.А. Диаспора в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказский регион. – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 491.

занимает с.Греческое. Это село, как и с.Дубовая Балка было образовано греками-переселенцами из Турции. Динамика развития греческой диаспоры в Ставропольском крае отражена в следующих показателях: 1939 год – 9,4 %;

1959 год – 13,4 %2. Развитию и укреплению диаспоры способствовала политика политических верхов. Как отмечают исследователи, «власти Российской империи поощряли переселение греков из Турции, и прогреческая ориентация была одним из элементов восточной политики Санкт-Петербурга»3. Всесоюзная перепись 1989 года свидетельствует о том, что на территории Ставропольского края проживало 26 828 греков, треть из них в Предгорном районе, большая часть сосредотачивалась в районе КМВ, где они занимают одно из ведущих мест в этническом составе4. В 1990 году численность греков Ставрополья составила 26 800 человек или 1,1% от общей численности населения, а на начало 1997 года – 31 900 человек или 1,2 % населения5. Увеличение диаспоры в 1990-1997 годы вызвано общеизвестными событиями политической жизни СССР и России, в ходе которых произошел исход греческого населения из стран СНГ (прежде всего Грузии), а также из республик Северного Кавказа – Чечни, Ингушетии – где издавна сложились многочисленные греческие общины. Важно также и то, что ставропольская греческая диаспора занимает существенное место среди греческих диаспор России, активно сотрудничает с другими греческими общинами. Как отмечает М.А. Аствацатурова1, в среде ставропольской греческой диаспоры прослеживаются следующие процессы: проявляется интерес к национальной Аствацатурова М.А. Диаспора в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказский регион. – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 491. 2 Кабузан В. Население Северного Кавказа в XIX-XХ веках. – СПб., 1996. С. 213. 3 Рудянов Г.С. Греческая диаспора на Северном Кавказе во второй половине XIX- начале XX века. – Ессентуки, 1998. С. 13. 4 Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 490. 5 Там же. 1 Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 490. С. 492.

культуре, языку, национальным обрядам;

активизируется стремление к общению с греческими землячествами других национально-государственных и административно-территориальных образований;

отмечается активизация взаимодействия с исторической родиной, оживление межличностного, родственного общения;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.