WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Алиева Анжелла Валерьевна Дагестанские переселенцы на Ставрополье во второй половине ХХ века Специальность 07. 00. 02. – Отечественная ...»

-- [ Страница 2 ] --

родиной, расширяются активизация исторической межличностного, культурные связи между диаспорой Ставропольского края и Грецией. Еще с XVIII века на Ставрополье возникает и растет армянская диаспора. Хотя армяне были известны на Северном Кавказе еще в античное время, крупные группы армян-переселенцев начали обосновываться здесь лишь в конце XVIII века. Волна армянской иммиграции на территорию современного Ставропольского края была вызвана Высочайшей грамотой Павла I (28 октября 1799 года), в соответствии с которой армяне-переселенцы основали город на месте, где были Старые Моджары с наименованием Святой Крест2. Большинство переселенцев тогда пришло из Карабаха, часть армян мигрировала из Крыма и из района Мариуполя, где они селились ранее. В XIX веке подобным образом из Карса и Трапезунда. Из АзовоМоздокской оборонительной линии армяне, мигрировавшие вместе с русской армией, заселяли прилегающую сельскую местность. Отдельные крепости Азово-Моздокской линии положили начало формированию городов (Ставрополя, Георгиевска, Пятигорска, Кисловодска)3. С самого основания в этих городах велика была доля армянского населения. В середине XIX века армяне (и греки) расселились на территории нынешних Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 490. С. 492. 2 Кабузан В. Население Северного Кавказа в XIX-XХ веках. – СПб., 1996. С. 118. 3 Малахова Г.Н. Становление и развитие российского государственного управления на Северном Кавказе в конце XVIII-XIX вв. – Ростов н/Д., 2001. С. 400.

Андроповского и Минераловодского районов.

Сходным образом происходило формирование в крае – армянской диаспоры, которая во многом пополнилась за счет переселенцев из Азербайджана, Армении, Чечни, Грузии. Концентрация армянских этнических групп отмечается в Ставрополе, Буденновске, городах КМВ, Георгиевске, Предгорном, Кировском районах. Диаспора активно формирует национальнокультурные организации, традиционно уделяя внимание реализации религиозных, культурных интересов (строительство церквей, изучение языка, издание литературы, празднование национально-значимых событий). Массовая миграция на Ставрополье турецких армян, испытывала возрастающее давление со стороны мусульманских правителей, проживающие в Османской империи христиане стремились выехать в Россию, на территории которой их предки жили еще в античное время. Миграционное движение армян и греков из Турции в Россию не было стихийным, а регулировалось специальными царскими указами и мирными договорами по окончании войн. Новая волна массовой миграции армян на территорию края связана с событиями конца XX века. После Спитакского землетрясения (декабрь 1988 года) на Ставрополье хлынули армяне – из Армении;

после погромов в Сумгаите и Баку (1989 - 1990 годы) – из Азербайджана;

после начала чеченской войны – из Чечни1. На начальном этапе армяне, как и представители других этнических групп, «как правило, занимали свою этническую территорию и проживали изолировнао друг от друга»2. Ю. Асадов отмечает соответствующую топонимику (Армянский аул, Армянский лес, армянская улица), которая Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 493. 2 Кабузан В. Население Северного Кавказа в XIX-XХ веках. – СПб., 1996. С. 118.

обозначала присутствие армянской диаспоры на территории современного Ставрополья1. Для ставропольских армян, как и для армян вообще мощной объединяющей идеей выступает идея исторической родины, оставленной в результате трагических обстоятельств, а также память о массовых жертвах геноцида в Турции. Сегодня к этим сюжетам добавились трагические воспоминания о землетрясении в Армении, о событиях в Нагорном Карабахе, Чечне. Успешное развитие и функционирование в Ставропольском крае армянской диаспоры определяется некоторыми эндогенными и экзогенными детерминантами. А.М. Аствацатурова выделяет «полиэтничность региона;

доминирование русских, к которым армяне питают исторические симпатии;

христианство как религия православного большинства;

развитие сферы торговли и услуг, мелкого предпринимательства, что отвечает этнопрофессиональным интересам армян»2. Армянская диаспора в большей степени, чем какая-либо, «имеет в общеэтническом процессе свою особую роль, которая связана с акцентуацией тех или иных ценностных доминант, определенным образом коррелирующих с этнической культурной темой»3. Обострение общей этнополитической ситуации на Северном Кавказе заставляют искать армян новые, безопасные места жительства. Армянская диаспора Ставропольского края находится как отмечает М.А. Аствацатурова «в более выгодных условиях, чем ее этнические сородичи в республиках, где разразились межэтнические конфликты»4. В результате межэтнического общения с русскими (в том числе, казачеством) украинцами, греками, евреями, карачаевцами, осетинами, ногайцами и другими этносами Ставропольского Асадов Ю. Дворянская история Пятигорска // Бекский дом. Историко-культурный и литературнохудожественный альманах. – М.-Пятигорск, 1996. С. 516. 2 Аствацатурова М.А. Диаспоры в Росской Федерации : формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 495. 3 Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997. С. 386. 4 Аствацатурова М.А. Диаспоры в Росской Федерации : формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 496.

края, расширяются культурные контакты армянского населения в крае. Периодическое пополнение диаспоры способствует упрочению этнических связей в Ставропольском крае во многих отношениях: увеличение численного состава, сохранение этнокультурной самобытности, целостности исторического сознания. В.А. Колосов и другие отмечают сложную структуру современной армянской диаспоры Ставрополья, выделяя «мигрантов с первоначальной этнической территории», «вторичных мигрантов – из Крыма», «третичных мигрантов – из Мариупольского уезда», «мигрантов последней волны – главным образом из Азербайджана и в меньшей степени – из Армении»1. К классической диаспоре относят евреев, этнические группы которых на Ставрополье немногочисленны и сосредоточены в городах и прочно интегрированы в экономические и социальные структуры. При высоком уровне ассимиляции, евреи сохраняют этническое самосознание, связанное с религией, обрядностью и ведущей идеей еврейской диаспоры – идеей оставленной родины. В разных субъектах Юга России еврейские общины сформировали различные общественные объединения. В Ставропольском крае действует религиозная еврейская община «Шалом» и функционирует система еврейских благотворительных объединений хеседов, Института общинных и социальных работников им. Розенвальда. В основе системы – помощь евреям в чрезвычайных ситуациях, возрождение еврейских общин, физическая, психологическая и моральная реабилитация социально незащищенных слоев еврейского населения. Еврейская община представляет собой группу людей, сознающих себя в качестве общины и осуществляющих совместную деятельность в пределах определенного географического района.

Колосов В.А., Галкина Т.А., Криндач А.Д. Территориальная идентичность и межэтнические отношения. На примере восточных районов Ставропольского края // Полис. 2001. № 2. С. 67.

Одной из местных организаций Хэседа является Пятигорский еврейский благотворительный фонд Милосердие – «Хэсед Бенцион», учрежденный в 2000 году Кавминводской еврейской религиозной общиной «Геулой». В 2000 году учрежден филиал еврейского благотворительного фонда «Хэсед Бенцион» в Невинномыске, где подопечными организации являются пенсионеры, инвалиды и социально незащищенные жители. Хэсед организует встречи Шабата, празднование традиционных праздников (Рош-а-Шана, Шавуот и другие), снабжение лекарствами, реабилитационным оборудованием. В городе работает воскресный клуб – ульпан, где дети и взрослые изучают иврит. Под эгидой «Хэседа Бенцион» выходит газета «Наш дом», которая выражает интересы диаспоры Ставропольского края. Важнейшим и определяющим в функционировании еврейской диаспоры являются ее связи с Израилем. На начало 2002 года в регионе КМВ проживает около 12 тысяч евреев, из них около 8 тысяч – в Пятигорске1. Определенная динамика ощущается в развитии немецкой диаспоры. Ставропольские немцы стремятся к консолидации, обустройству имеющихся мест компактного проживания и образованию новых, достижению профессиональных и культурных интересов. Основанием для этого стали соответствующие федеральные законы и программы, нацеленные на поддержку немецкой диаспоры в России. С 1990 годов в крае сложились более 15 национально-культурных организаций этнических немцев (в Ставрополе, Георгиевске, Невинномыске, городах КМВ, Изобильном, Нефтекумске, а также в сельских населенных пунктах Георгиевского, Шпаковского, Кочубеевского, районов). Андроповского, Ставропольская Изобильненского, немецкая диаспора Красногвардейского стремится к активизации связей с Германией в целях осуществления Аствацатурова М.А. Диаспоры в Росской Федерации : формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 446.

программ местного обустройства. В местах компактного проживания (в том числе и в Ставрополе) строятся центры и дома российско-немецкой дружбы, организуются курсы языка. Немецкая диаспора на Ставрополье имеет традиции успешного функционирования, хотя и прерванного выселением. Активное переселение немцев из центральной России, в частности, из Поволжья, и из Украины на территорию Ставрополья проходило во второй половине XIX века, в ходе хозяйственного «хозяйство освоения региона. на Исследователи частной подчеркивают, и что было немцев базировалось собственности высокотоварным, были развиты товарно-денежные отношения»1. Немецкая диаспора на Ставрополье имеет традиции успешного функционирования, хотя и прерванного выселением. Во второй половине XX века в немецких поселениях, в том числе и в Ставрополе, основывались государственные и конфессиональные (лютеранские) национальные школы. В Ставрополе действовала немецкая кирха. Быстрое увеличение диаспоры и ее укрепление было прервано депортацией немецкого населения в Казахстан, Среднюю Азию и Сибирь в ходе Великой Отечественной войны. Как уже отмечалось, возвращение немцев на Северный Кавказ началось лишь в конце 70-х годов. Текущий статистический К 1989 году учет подтверждает группы наличие немцев возвратившихся на Северный Кавказ немцев, которые пытались поселиться на прежних территориях. наибольшие сосредотачивались в Невинномысске, Зеленокумске, Пятигорске, Ставрополе, Благодарном, а также Курском, Советском, Кочубеевском, Кировском, Шпаковском, Александровском районах. В крае нет населенных пунктов с доминированием немецкого населения, в течение последних десяти лет в немецкой диаспоре проходят разноплановые процессы. С 1991 до 1995 года Красюков А.В. Немцы Поволжья: историко-социологический аспект хозяйственной жизни // Межнациональное взаимодействие и проблемы управления в Поволжье и на Северном Кавказе. – Саратов, 1998. С. 130-131.

происходит существенный отток немцев на историческую родину, и диаспора резко сокращается. Возвращаясь в Ставропольский край, немцы не смогли образовать прежние компактные поселения. В крае нет населенных пунктов с доминированием немецкого населения, то есть, как отмечает М.А. Аствацатурова «диаспора лишилась своего характерного признака – локальной территории пребывания»1. Немецкая диаспора всегда заметно уступала по численности армянской и греческой, а к 1994 году значительно сократилась в связи с усилившейся миграцией немцев на историческую родину. Современное состояние немецкой диаспоры в Ставропольском крае отличается не столько количественным ростом, сколько усилением самоорганизации и самоуправления. Новые политико-правовые условия повлияли на состояние диаспоры, которая стремится осуществить свои социально-экономические, политические и национально-культурные права. Современное состояние немецкой диаспоры в Ставропольском крае отличается не столько количественным ростом, сколько усилением самоорганизации и самоуправления. Перед немцами, как и перед другими национальными меньшинствами края, встали проблемы самоидентификации, выбора пути реализации этнических интересов. В межэтнических отношениях Ставропольского края свое место занимают ставропольские туркмены. Прибытие туркмен в край началось в конце XVI века, когда они стали продвигаться к границам Российской империи вместе с кочевыми народами – ногайцами и калмыками. Не являясь кавказскими или северокавказскими народами, туркмены Ставрополья стали неотъемлемым субъектом местного этнокультурного процесса. Если другие диаспоры и этнические группы – армяне, азербайджанцы, осетины, карачаевцы, народы Аствацатурова М.А. Диаспоры в Росской Федерации : формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 504.

Дагестана – расположены в непосредственной близи к историческим территориям, то туркмены образования. существенно Контакты удалены диаспоры с от одноименного Туркменистаном государственного затруднены, однако всячески активизируются в конце 90-х годов по инициативе национально-культурных объединений диаспоры. К середине XIX века в пределах Северного Кавказа кочевало около 17 тысяч туркмен. К этому времени прекратились их миграции из Астраханской формирование губернии в Ставрополье, и этнической окончательно общности завершилось туркменского территории населения края. Ставропольские туркмены получили в пользование земли, ограниченные с северо-запада Калаусом и Манычем, с юга - землями государственных крестьян, с востока - Кумой, а также пастбища по правой стороне Кумы. 1860-е годы ознаменовались для ставропольских туркмен переходом к оседлости. Этап седентаризации этой группы закончился к 1920-м годам, однако затем начались ее миграции в пределах сложившейся территории обитания, вызванные гражданской войной, голодом, коллективизацией и так далее. В результате возникли новые аулы в районах прежних зимних кочевий и исчез ряд старых поселений. Октябрьская революция и гражданская война резко нарушили динамическое равновесие этносов, сложившееся на Северном Кавказе. Этому способствовал и ряд административных мер, принятых в первые послереволюционные годы. В частности, в 1922 - 1924 годы в Ставрополье проводилась государственная политика изоляции туркмен от русских и разграничения их земель. В итоге часть туркмен переселилась за Куму, в Дагестан, в районы прежних зимних кочевок. В 1927 году было принято решение о концентрации туркменского населения вокруг поселка Летняя Ставка.

В 1950-е годы подобная политика была продолжена: в 1956 году был упразднен Туркменский район, закрыты национальные школы и газета, что привело к усилению русификации туркменского населения. В 1972 году Туркменский район был восстановлен (туда вошла меньшая часть туркменских аулов, разбросанных по разным районам края). За последний период развитие туркменской этнической группы характеризуется некоторым ростом численности. Так, в 1989 году численность туркмен в крае составляла 11 113 человек (данные Всесоюзной переписи населения 1989 года), в 1994 году – 12 300 человек, в 1995 года – 12 500 человек, в 1999 году – 13 100 человек (данные Ставропольского краевого комитета государственной статистики от итогов переписи 1989 года). На начало 2001 года туркмены составили 0,5% в составе населения края1. Туркмены компактно расселены, прежде всего, в Туркменском районе, где они занимают второе место по численности после русских, то есть 14,8%2. В результате формировавшаяся в течение более чем двухсот лет отдельная этническая группа ставропольских туркмен к середине XX века оказалась разобщенной. Однако в ней можно выделить две довольно компактные группы: западную (на территории Ипатовского, Туркменского, Благодарненского и Арзгирского районов) и восточную (в Нефтекумском районе). Западная группа расселена в русско-татарской среде, а восточная в русско-ногайской, что придает каждой из них определенное своеобразие. Далеко не все туркменские села и аулы однородны по своему национальному составу. Наиболее интернациональными являются крупные села, бывшие в разные периоды административными центрами (к примеру, Летняя Ставка). В последние годы в Ставрополье появились многочисленные мигранты с Северного Кавказа, а также усилились Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 508. 2 Там же.

экономические, культурные, семейно-родственные и религиозные связи между восточной и западной туркменскими этническими группами. К особенностям функционирования диаспоры относится давний отрыв от исторической родины и материнского этноса. Если другие диаспоры и этнические группы – армяне, азербайджанцы, осетины, карачаевцы, народы Дагестана – расположены в непосредственной близи к историческим территориям, то туркмены существенно удалены от государственного образования. Контакты диаспоры с Туркменистаном затруднены, однако всячески активизируются в конце 90-х годов по инициативе национальнокультурных объединений диаспоры. Среди населения Ставропольского края представлены чеченцы. Чеченская диаспора Ставропольского края отличается собственной логикой развития и спецификой социального поведения. Согласно Всесоюзной переписи 1989 года, из 899 тысяч чеченцев РСФСР в крае проживали 14 988 человек1. По числу чеченцев, проживающих за пределами своей республики, край занимает третье место после Дагестана и Ростовской области. Как отмечает М.А. Аствацатурова: «На протяжении своего проживания в крае чеченская этническая группа проявляла устойчивую тенденцию к росту»2. Так между переписями 1970 и 1989 годов она увеличилась в три раза;

1970 году – 4 400, 1980 годы – 9 400, 1990 годы – 15 000 человек3. Расселение чеченцев осуществлялось первоначально в южных районах – Курский, Степновский, Андроновский, далее – в северных и западных – Александровском, Грачевском, Кочубеевском, Труновском районах. В 1989 годы чеченцы составляли большинство в 23 сельских населенных пунктах края4.

Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 511. 2 Там же. 3 Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Этнические группы и диаспоры Ставрополья. – Ставрополь, 1997. С. 84. 4 Белозеров В.С. Этнодемографические процессы на Северном Кавказе. – Ставрополь, 2000. С. 106.

Чеченские этнические группы отличаются компактностью расселения и занятостью преимущественно в сельском хозяйстве, как и представители дагестанских этносов как на Ставрополье. Им присущи также такие характеристики, высокая рождаемость, многодетность, высокая продолжительность жизни, по которым они существенно превосходят основной этнос края – русских. В целом чеченская диаспора края отличается постепенным пополнением, что связано с продолжающимся выездом чеченцев из Чеченской республики. В Ставропольском крае они селятся преимущественно в сельские районы, а также в регионе Кавказских Минеральных Вод. Свое место в крае занимают – азербайджанская, татарская, грузинская, карачаевская и другие диаспоры Ставропольская края. В Ставропольском крае зарегистрировано 18 национальных автономий, которые можно разделить на пять основных групп: армянская, греческая, корейская, народы Дагестана и немецкая. Всего в регионе действует 77 национальных организаций1. Такое большое количество организаций связано с ситуацией социокультурного кризиса идентичности, когда человек может отказаться от собственной индивидуальности в обмен на чувство защищенности, которое дает слияние с этнической группой. Распад Советского Союза в 1991 года радикально изменил положение многих этнических групп и вызвал резкое усиление этнических миграций. Выросло число этнических меньшинств, живущих за пределами своих титульных государств. Помимо греков и немцев, к данной категории относятся Начались сегодня массовые армяне, украинцы, грузины, азербайджанцы в и представители других национальностей из бывших республик СССР. миграции, вызванные войной Чечне, Таранов Д.В. Особенности взаимодействия бизнес элит на Северном Кавказе // Региональные элиты в структуре общественных отношений. Материалы научной конференции. – Ставрополь, 2000. С. 209.

националистическими и сепаратистскими движениями. Из опасных мест стали переселяться в более спокойное Ставрополье и другие регионы России не только русские, но и представители коренных народов Кавказа. Частично эти миграции имели экономический характер (из экономически неблагополучных районов – в российские города, где можно успешнее заниматься бизнесом или торговлей). Необходимо отметить, что на демографическую обстановку в крае негативное влияние оказывает общая нестабильность на Северном Кавказе. Конфликты в ряде соседних республик, военные действия в Чечне, а также массовая миграция населения породила новые проблемы. Ставропольский край вышел на первое место в Российской Федерации по количеству вынужденных переселенцев1. С 1 июля 1992 года по 1 января 2001 год миграционными службами края было зарегистрировано около 80 тысяч вынужденных переселенцев. Их максимальное число пришлось на 1993 год. На 1 января 2001 год статус вынужденного переселенца в крае имели 29 тысяч человек из них: русские – более 80%, армяне –5%, ногайцы – 3%, украинцы – 2%. Примечательно, что в край прибывает трудоспособное население, которое усиливает конкуренцию на рынке труда. На начало января 2001 г. среди безработных числились около 115 вынужденных переселенцев, из которых 107 получали пособие. В то же время среди переселенцев 2001 года – 47% нетрудоспособные, нуждающиеся в социальной помощи2. Вынужденные переселенцы вызывают значительный дисбаланс между спросом и предложением на рынке труда: только каждый девятый из них может найти работу3. В то же время миграция является единственным источником поддержания демографического роста в крае. Несмотря на продолжающуюся 1 Косиков И.Г., Косикова Л.С. Северный Кавказ / Социально-экономический справочник. – М., 1999. С. 223. Источник: данные Миграционной службы Ставропольского края. – Ставрополь, 2002. 3 Косиков И.Г., Косикова Л.С. Северный Кавказ / Социально-экономический справочник. – М., 1999. С. 222.

миграцию, по прогнозам Государственного Комитета статистики РФ, с 2001-2005 года численность населения, а Ставропольском крае уменьшится на 6,4 тысяч человек и составит к концу 2005 года 2633 тысяч, а к концу 2015 года – 2569 тысяч человек1. В крае происходит уменьшение доли основного народа – русских, некоторое увеличение доли украинцев, белорусов, греков, туркмен, татар, аварцев. Ощутимо пополнились диаспоры армян, греков, азербайджанцев. Вместе с тем, уменьшились диаспоры евреев, немцев, карачаевцев. Современные этнополитические отношения, как отмечает М.А. Аствацатурова2, выдвинули на первый план в Ставропольском крае целый комплекс политико-правовых и нравственно-этических ситуаций, в которых диаспоры играют существенную роль. Среди них: – диаспор;

– – – – – – – – отношения диаспор между собой;

взаимодействие диаспор с материнским этносом;

вовлечение диаспор в межэтнические конфликты;

самоорганизация и самоуправление диаспор;

взаимодействие этнокультурных объединений диаспор с взаимодействие основного по численности этноса – русских и иными общественными объединениями и движениями;

позиционирование диаспор в политических процессах;

взаимодействие национально-культурных объединений с участие диаспор через национально-культурные объединения и органами власти и структурами местного самоуправления;

этнических активистов в урегулировании межэтнических отношений и предупреждении межэтнических конфликтов.

Источник: данные Ставропольского краевого комитета государственной статистики. – Ставрополь, 2000. Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление Северо-Кавказским регионом. – Ростов н/Д., 2002. С. 514.

2 Следовательно, этнический состав населения Ставропольского края разнообразен, народы края представляют разные этнолингвистические, этноконфессиональные группы. В.А. Колосов и другие подчеркивают, что «этническая гетерогенность края возрастала в периоды социальных потрясений и распада крупных государственных образований и снижалась во времена устойчивого геополитического развития»1. Таким образом, в сравнении с такими общинами Ставропольского края как: армянская, греческая, туркменская, немецкая, татарская и другие, формирование этнических общин народов Дагестана происходило под воздействием контактов с русским населением. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что территория Ставропольского края является ареной интенсивных этнодемографических процессов, связанных с вынужденными или добровольными миграциями.

Колосов В.А., Галкин Т.А., Криндач А.Д. Территориальная идентичность и межэтнические отношения. На примере восточных районов Ставропольского края // Полис. 2001. № 2. С. 68.

ГЛАВА II. ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ В ЖИЗНИ ДАГЕСТАНСКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ НА СТАВРОПОЛЬЕ 2.1. Культурно-бытовые и хозяйственные традиции и обычаи дагестанских переселенцев Современная обстановка на Северном Кавказе, в том числе и на территории Ставропольского края, определяет актуальность поиска путей гармонизации межэтнического общения народов. Этническая палитра тесно переплела и культурные связи. Республика Дагестан относится к регионам Российской Федерации с уникальным культурным многообразием. Народы Дагестана обладают древней культурой, сохраняют ее и передают из поколения в поколение. Многонациональность состава населения республики – не только залог культурного богатства и широты нравственного кругозора общества, но и основа для распространения взаимопонимания и толерантности. Перестройка образа жизни, трансформация культуры и быта у переселенцев на основе заимствований у русского населения и других народов населяющих Ставропольский край, прослеживается в условиях совместного проживания на одной территории. Нельзя забывать, что у народов Дагестана, как и у всех народов Северного Кавказа, особый менталитет, который сформирован в течение всей истории. Народы Дагестана поддерживают традиции и обычаи, общепринятые правила этикета, которые обуславливают, как показывают наблюдения, традиционные нормы жизни консервативные и медленно подвергающие изменениям.

Дагестанские народы, проживающие в таком многонациональном регионе как Ставропольский край, с одной стороны, избежали полной ассимиляции и аккультурации под влиянием культуры других народов, с другой стороны у ставропольских дагестанцев обнаруживается много общего в обычаях, одежде, пище и других элементах материальной и духовной культуры с другими народами Ставрополья. Ставропольские дагестанцы, как и другие этнические группы Ставрополья, воплощают в себе самобытность и присущие им особенности национальной культуры. Культура дагестанских народов является важнейшим элементом их этнической идентичности. В этой связи рассмотрим наиболее типичные выражения культурного стереотипа народов Дагестана, среди которых важное место занимают обычаи, обряды, быт, жилище, одежда, пища, танцы, религия. Из всего многообразия этнокультурных явлений важное значение занимают свадебные обычаи, которые присущи каждому дагестанскому народу. Традиционный свадебный обряд, подвергшийся содержательной и формальной трансформации, имеет значительное распространение у всех этнических групп народов Дагестана в Ставропольском крае. В процессе переселения дагестанцев на Ставрополье, за исключением отдельных элементов, сохранилась вся совокупность Закономерно, обрядов, что на сопровождавших традиционную свадьбу.

протяжении многих столетий свадебная обрядность дагестанцев развивалась, частично или полностью теряя некоторые старые элементы. Обряд обогащался новыми деталями, именно в результате взаимодействия с русскими и другими народами, населяющими Ставропольский край. Эти детали в каждый исторический период были обусловлены особенностями экономического и культурного развития общества. Также существенную представления, роль во играют многом господствующие идеологические определяющие существующие морально-этические нормы и эстетические воззрения. Среди дагестанских народов широко распространена эндогамия1, поэтому брачный союз горцы предпочитают заключать между близкими родственниками и однофамильцами, если условия этому благоприятствуют. На существовавший у дагестанцев обычай вступать в брак исключительно с женщинами собственного рода, указывал в свое время известный юрист-кавказовед М.М. Ковалевский. По его словам, «в народе этот обычай объясняли тем, что, отдавая предпочтение чужому аулу, девушка унижает как себя, так и своих односельчан. Жениху также не следует брать невесту из чужого аула, чтобы не обидеть девиц своего селения»2. Академик В.В. Бартольд остроумно заметил, что «на личность женщины Коран смотрит почти исключительно с точки зрения ревнивого мужа»3. Приверженность к эндогамии исследователи-этнографы объясняют и боязнью предательства жен, взятых из чужих аулов. Однако, «строгой эндогамии» у дагестанских горцев не наблюдалось, «дагестанские тухумы, строго говоря, не являлись обязательно эндогамными, но не были и экзогамными наподобие родов у других горцев Кавказа. Браки разрешались и внутри рода и между родами, но поощрялись браки внутри рода»4. Разница в возрасте жениха и невесты варьируется в пределах от 3 до 8 лет. Считается желательным, чтобы муж был старше жены на несколько лет как глава семьи, являющийся кормильцем и защитником. Брак по шариату («магьар») и развод («талакь»;

цудах.- «зу кайшвиз» – Эндогамия – (от греч. Endon внутри – Gamos брак) правила, предписывающие заключение брака внутри отдельных групп. Согласно этим правилам люди должны выходить замуж и жениться на представителях своего класса, расы, этнической группы или вероисповедания. 2 Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. Т. 1. – М., 1980. С. 710. 3 Бартольд В.В. Ислам. – Пг., 1918. 4 Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. Т. 1. – М., 1980. С. 182.

букв.- «дать развод») продолжают устойчиво сохраняться в наше время и дополняются гражданскими браком и разводом. В случае развода жена возвращается к своим родителям. Дети обычно остаются с отцом. Разведенная забирает свое приданое и сделанные ей подарки. Интересно отметить, что в прошлом женщина, просившая развода, исчерпав все другие возможности, кидала Коран через голову за спину, тем самым как бы отрекаясь от религии (и от «магьара»). Затем она каялась («товба»), как бы вновь принимая веру, и выходила замуж по своему желанию. Постепенно стали уходить в прошлое наиболее консервативные элементы свадебного обряда, это прежде всего: несвобода выбора;

необходимость согласия родственников или опекуна;

сговаривание родителями детей, иногда сразу после рождения, когда отец мальчика давал в виде залога какую-нибудь вещь отцу девочки и малолетние считались с этого времени женихом и невестой. В последнее время происходит дальнейшая демократизация брачных и семейных обрядов, внутрисемейных отношений, принципов выбора партнеров, взаимоотношений мужа и жены, родителей и детей и так далее. На место прежних норм приходят более современные отношения с некоторыми элементами новшеств. Так, в современной дагестанской себе семье женщина занимает равное через с мужчиной в положение, ее роль неизмеримо возросла1. Женщины обеспечили материальную независимость, вхождение экономические структуры, а это, в свою очередь, отразилось на отношениях между членами семьи. Изменилось и само содержание понятия главы семьи, которым может быть не обязательно старший по возрасту мужчина. Воспитание детей стало делом не только Гаджиева С.Ш. Семья и семейный быт народов Дагестана. – Махачкала, 1967. С. 130.

матери, но и отца. Родители в одинаковой степени заботятся о детях и несут за них равную ответственность. В прошлом к появлению в семье мальчика и девочки относились неодинаково: рождению мальчика радовались, так как он считался опорой и кормильцем семьи в будущем, к появлению дочери относились сдержанно. Если она была первым ребенком в семье, родителям желали, чтобы она стала сестрой семи братьев. В современной семье рождение ребенка любого пола является радостным событием. С конца 90-х годов XX века отмечается тенденция к снижению рождаемости, вступлений в брак, увеличиваются разводы. Как отмечает А.К. Алиев: «Ныне молодежь ориентируется на 1-2 детей, реже троих»1. Все это ведет к тому, что дагестанские семьи в ближайшие 20-30 лет станут малочисленными, то есть двух и однодетными. Эта тенденция становится определяющей практически для всех этнических групп Ставропольского края. Тем не менее, на современном этапе рождаемость некоторых этнических групп (народов Дагестана, ногайцев, туркмен, чеченцев) опережает рождаемость у армян, белорусов, греков, немцев, русских, украинцев. Заключение брака у дагестанцев происходит на основе свободного выбора, воля родителей для девушки не является законом, как это было раньше. По обычаю, девушка или юноша, вступающие в брак, сообщают родителям о своем решении, советуются с ними, но последнее слово всегда остается за молодыми, ибо брак не по любви считался недолговечным. Как показал собранный нами полевой материал, основным стимулом для вступления в брак в настоящее время для переселенческой Полевой материал. Записан 6.01.2000 г. в с. Арзгир.

молодежи является любовь, личное чувство1. Однако мы усматриваем здесь противоречие с традиционной этикой ислама. Так, можно привести такие слова, отмеченные в «Сборнике сведений о кавказских горцах»: «Любовь у горцев считается священным чувством. Они говорят, что гдето в книге написано, что если мусульманин умрет от чистой любви к женщине, то наследует царство небесное»2. Как новшество, важно отметить именно факт большей самостоятельности девушки в браке. Современная молодежь не имеет никаких ограничений для знакомств. Большинство браков заключается именно в результате знакомства через родственников и друзей. Так, из числа опрошенных нами дагестанцев, проживающих в Апанасенковском и Левокумском районах, 46 % признали, что познакомились с будущим супругом через родственников или друзей, 20 % до женитьбы работали вместе, 10 % вместе учились, и всего 8 % не были знакомы с будущим супругом3. Нередки в настоящее время и «обменные» браки, которые сохраняются как специфические элементы свадебного обряда. Например, Исмаил выдает дочь за сына Ибрагима, а Ибрагим выдает дочь за сына Исмаила. Ранее у горцев практиковался брак похищением, но, в основном, с согласия девушки, то есть случаи насильственного похищения, практически не происходили. В одних случаях это связано с экономической несостоятельностью жениха, в других – с отказом родителей на данный брак. Брак похищением (от авар. «руцибле» – досл. «поймав», «похитив») был скорее исключением, чем правилом и регулировался Полевой материал. Записан 6.01.2000 г. в г. Нефтекумске. Сборник сведений о кавказских горцах (Издание кавказского горского Управления). Вып. III. – Тифлис, 1970. С. 22. 3 Полевой материал. Записан 28.06.2001-2002 гг. в с. Дивное, с. Левокумское.

адатом1. При похищении по взаимному уговору дело в большинстве случаев кончалось примирением с родными похищенной и свадьбой. Такие браки среди дагестанцев не одобряются и даже осуждаются, так как они могут привести к конфликтной ситуации в том случае, если похищенная девушка не пожелает выйти замуж за похитителя или ее родственники против такого брака. При похищении, увозе или побеге невесты, мужчина обязан жениться, или принять перед определенным числом родственников очистительную присягу в том, что он не был с ней в любовной связи. Сопоставление традиционных свадебных обрядов, принципов и формы семейно-брачных отношений дагестанских народов из Дагестана и ставропольских дагестанцев. При устном собеседовании с информаторами-переселенцами, выяснилось, что случаи похищения невесты в Ставропольском крае очень редки и эта мера вынужденная, когда молодые люди, не сумев добиться согласия родителей на брак, прибегают к крайнему средству2. Большинство женщин, вышли замуж по собственному желанию, учитывая мнение родных. В дагестанских многодетных семьях младшая сестра или брат не вступают в брак раньше старших. Не разрешается брак между молочными братом и сестрой. Дорожа честью своей дочери, горцы торопились выдать их замуж в раннем возрасте. В связи с тем, что стали больше уделять внимание образованию, брачный возраст девушек колеблется от 17 до 22 лет, юношей от 21 до 27 лет и старше. У ставропольских дагестанцев бытуют свадьбы двух типов. Первый тип, которого придерживается большинство сельского Булатова А.Г., Гаждиев Г.А., Ибрагимов М.-Р.А., Исламмагомедов А.И. Традиционное и новое в современном быте дагестанцев-переселенцев. – М., 1998. С. 121. 2 Полевой материал. Записан 23.05.2000 г. в с. Арзгире.

населения, является традиционным с незначительными инновациями1. Во втором типе, присущем горожанам, преобладают современные элементы и частично соблюдаются традиционные обряды. Он характерен для всех народов Дагестана, проживающих в иноэтнической среде, в том числе и в Ставропольском крае. Здесь, можно встретить также и смешанные варианты. По своей структуре дагестанская свадебная обрядность распадается на предсвадебный цикл (сватовство, предварительный сговор, помолвка, доставка невесте подарков от жениха и так далее), собственно свадьбу и послесвадебные ритуалы. О своем желании жениться юноша сообщает через друга, сестру, тетю, так как считается неприлично прямо говорить об этом отцу. После того, как становится известно имя избранной девушки и ее кандидатура одобряется, начинают готовиться к сватовству. Для девушки считаются предпочтительными следующие нравственные, физические и социальные качества: скромность, уважение к старшим, красота и здоровье, умение вести домашнее хозяйство и вязать платки. Также важно наличие какой-либо специальности. Юноша также должен обладать качествами подобного рода, среди них: уважение к старшим, трудолюбие, способность содержать семью, образованность, отсутствие вредных привычек. Сватать невесту приезжают не только близкие родственники, как раньше, но и уважаемые и авторитетные люди. Это особенно характерно для тех случаев, когда взаимный выбор молодых людей не совпадает с желанием родителей той или иной стороны. Цель такого посещения объясняется намеками;

прямое предложение родным о выдаче их дочери замуж считается неприличным. Просьба сватать Булатова А.Г., Гаджиев Г.А., Ибрагимов М.-Р. А., Исламмагомедов А.И. Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев переселенцев. – М., 1988. С. 167.

излагается как можно деликатнее. Началом разговора служит следующая общепринятая фраза, объясняющая дело вкратце: «Просим вас сделаться отцом и матерью», или «братом и сестрою». Устоявшиеся нормы приличия требуют неоднократного посещения представителями парня родителей девушки. При первом посещении родителей девушки одним или двумя близкими родственниками парня родители девушки обещают подумать, спросить у девушки, так как без ее согласия они не дают теперь окончательного ответа сватам. Если жених им не по вкусу, тогда они прямо отказывают, или если они согласны, то говорят (от араб. «Инша-Аллах» если Богу будет угодно)1. Следует отметить как новшество у дагестанцев Ставропольского края тот факт, что девушку о согласии на брак с парнем, от которого пришли сваты, могут спросить тут же, в их присутствии. При удачном сватовстве представители сторон договариваются о количестве и качестве подарков, которые сторона жениха должна принести невесте. Эта торжественная церемония носит название (от авар. «ваяхI кадихьни» букв. «вещи положить»)2. Необходимо отметить, что взимание калыма3, как неотъемлемый атрибут исламского свадебного обряда встречается и у переселенцев, хотя основная масса относится к этому обычаю отрицательно. Причины отрицательного отношения к калыму мы усматриваем в разных областях жизни деятельности дагестанцев Ставропольского края. Это: невозможность нести большие материальные затраты;

нежелание следовать ортодоксальным нормам быта;

влияние культурных норм русского, армянского, украинского населения;

модернизация обрядности в соответствии с современной культурой семьи и быта.

Булатова А.Г., Гаджиев Г.А., Ибрагимов М.-Р. А., Исламмагомедов А.И. Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев переселенцев. – М., 1988. С. 56. 2 Там же. С. 82. 3 Калым ( тюрк.) – выкуп, уплачиваемый за невесту первоначально роду, позднее родителям или родственникам невесты. См.: Большая советская энциклопедия. Т. 1. – М., 2003.

В период проведения свадьбы значительную денежную помощь оказывают близкие родственники, а также друзья жениха. Вещи, кольцо, ткани на одежду, парфюмерия несут в определенный, заранее обговоренный день от жениха к невесте. Процессия состоит, как правило, из женщин, которые несут подарки, разложив их на подносах. В число подарков, могут входить изделия из золота: серьги, золотые часы, браслеты, разнообразные кольца в нескольких экземплярах, а также верхняя одежда. У некоторых переселенцев принято давать вместе с прочими подарками и деньги. Хотя деньги стороной невесты не запрашиваются и сумма, количество подарков соответственно уменьшаются, а сами деньги именуются то «деньгами на одежду», то «суммой за согласие невесты»1. В доме невесты по этому случаю также собираются ее близкие родственницы, встречают пришедших, для которых уже заготовлено лучшее угощение, в числе блюд которого бывает много сладкого, так как в этом обряде, как правило, участвуют только женщины. Побыв здесь несколько часов, повеселившись, гости уходят, унося с собой хлеб с халвой. У лакцев и аварцев, как и у лезгин, часть подарков, отправляемых невесте, может быть от близких родственников жениха. В этом случае при демонстрации подарков у невесты в доме конкретно указывается, что дарится и от имени кого;

в соответствии с этим могут адресоваться и ответные подарки. После ухода гостей в доме невесты рассматривают и обсуждают количество и качество подарков. Однако в отличие от калыма, размер которого определяется стороной невесты и выплата которого обязательна т а м, где он существует, ни состав, ни размеры подарков никем не регламентируются.

Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX-начале XX вв. – М., 1985. С. 25.

В настоящее время от сватовства до свадьбы срок не велик, в среднем от 1 до 6 месяцев, иногда и меньше, так как исчезли причины, по которым в прошлом этот срок иногда растягивался на годы. Если уровень материального благосостояния молодоженов предметами первой необходимости. Кроме того, родители начинают откладывать денежные средства, а также делать своеобразный запас тканей и платков чуть ли не с младенческого возраста своих детей. После официального сговора, каковым считается получение подарков, молодые люди могут появляться вместе в общественных местах. Как свидетельствует полевой материал, обрученные могут видеться в общественных местах, не избегая друг друга. Родители обрученных в досвадебный период заходят друг к другу в гости, обмениваются небольшими знаками внимания во время праздников, принимают участие в семейных торжествах друг друга. Свадьбы празднуются в любое время года, но излюбленным периодом для них являются лето и ранняя осень, когда этому особенно благоприятствуют теплая погода и обилие фруктов и овощей, что позволяет богато сервировать столы. Свадьба у дагестанцев идет два дня – в субботу и в воскресенье, подготовка к этому событию начинается за несколько дней до ее начала. Приготовления к свадьбе заключается в том, что готовят бузу, режут баранов, пекут хлеб и так далее. В пятницу вечером у даргинцев, принято по традиции печь пироги «чуду» с творожной начинкой в доме невесты. Для этого сюда собирается молодежь, девушки занимаются выпечкой, парни их развлекают, инсценируя, к примеру кражу пирогов. Здесь бывает много шума, шуток и веселья. Каждая уходящая домой девушка уносит с собой по одному чуду. На следующий день стекаются приглашенные к невесте и жениху. У позволяет в сравнительно короткий срок подготовиться к свадьбе и обеспечить невесты большого торжества не бывает, здесь большей частью собираются женщины, а из мужчин только близкие родственники. У аварцев, например, в этот день отец и братья уходят из дому. Более многолюдно бывает в этот день в доме жениха, хотя у лакцев, например, в доме невесты до ее ухода также собирается много народу, играет музыка, исполняются танцы. Приглашенные гости приходят с подарками, причем мужчины подарков не приносят (они несут деньги), их несут женщины. В числе подарков может быть отрез на одежду, косметика, что-нибудь из постельного белья, посуда. Одним из основных моментов первого дня свадьбы, до переводы невесты в дом жениха, является регистрация брака. Гражданская регистрация брака долгое время не являлась обязательной составной частью свадебного торжества, этот не свойственный дагестанским традициям новый обычай широко входит в быт. Во многих случаях совершается в основном до свадьбы, но бывают случаи, оформления брака, после свадьбы. С благословения родителей жених и невеста, сопровождаемые молодежью, едут в загс на машинах, украшенных подарочными платками невест, золотыми кольцами, куклами, шелковыми лентами, цветами, воздушными шарами. Представитель загса произносит речь, молодые расписываются и обмениваются кольцами. Затем все присутствующие приглашаются к накрытому здесь же столу, на котором обязательно бывает шампанское, конфеты и другие легкие закуски. Этот, не свойственный традициям дагестанцев, новый обычай широко входит в быт в последние годы. Затем, после регистрации брака, молодожены отправляются по своим домам: жених, если находился в «другом» доме, возвращается туда же, невеста идет в родительский дом, оттуда ее через несколько часов забирают в дом жениха. Или же, после загса, молодожены едут вместе в дом жениха, а родители невесты отправляются в свой дом, где тоже может проходить свадьба.

Свадебный наряд невесты, как правило, однотипен, независимо от этнической принадлежности. Он состоит из длинного белого платья, сшитого по индивидуальному заказу с учетом новейших требований моды. Само платье или материал для него иногда заранее посылается из дома жениха. Обычно с белым платьем надевают белые же туфли или босоножки. На голову, в основном раньше, чаще всего одевали белый платок или шарф, иногда платок может быть красным (у лезгин). В наши дни дагестанки в качестве свадебного головного убора используют фату, купленную в магазине. Свадебный костюм жениха однотипен для всех народов Дагестана, это общеевропейского покроя пиджачная пара, носимая с белой сорочкой и галстуком. В летнюю жару костюм жениха может состоять из рубахи модного покроя и брюк. Следовательно, в последние годы в свадебной одежде наблюдается своеобразная инверсия традиций и инноваций. Судя по полевому материалу1, религиозное оформление брака у переселенцев весьма редкое явление. Хотя, свадьба и брак, считаются недействительными, если не был заключен «магьар» – религиозное оформление брака. Следует отметить, что «магьар» является единственным мусульманским обрядом из всех обрядов свадебного цикла. Проводят его обычно накануне свадьбы в четверг или пятницу в доме жениха или в мечети. Участниками обряда являются мулла, жених или его представитель («вакил») из числа родственников или друзей, представитель невесты (обычно ее отец или брат) и по одному свидетелю с каждой стороны. Во время совершения «магьара» присутствующим не разрешается скрещивать ноги и пальцы рук, их необходимо вытянуть вперед. Невесте нельзя завязывать головной платок узлом, ей также необходимо Полевой материал. Записан 16.04.2000 г. в с. Садовое.

распустить волосы. Процедура «магьара» состояла в том, что «мулла соединял руки доверенных лиц жениха и невесты (векилей), читал молитву, установленную Кораном, и спрашивал у доверителей согласия на брак...»1. После проведения обряда «магьар» молодые, называвшиеся от сговора до заключения брака «гьалмагъе» (то есть «нареченные», «сговоренные»), теперь называются (от авар. «цIикурте», ед.ч. «цIикури» – «жених», «невеста»)2. Вместе с тем следует заметить, что еще достаточно высок процент дагестанцев, ориентированных на заключение религиозного брака наряду с гражданской его регистрацией. Приданное уносят из дома невесты до ее выхода, или везут вместе с ней. В состав приданного входит мебель, несколько комплектов постельных принадлежностей, посуда, иногда несколько сервизов разного назначения, ковер и так далее. Приведенный состав приданного является почти стандартным с некоторыми изменениями в каждом индивидуальном случае в сторону увеличения или, напротив, уменьшения численности составляющих его предметов. Приданным невесты обставляют выделенную для молодых в доме жениха комнату. Приблизительно в 2-3 часа дня из дома жениха свадебный кортедж отправляется за невестой на машинах. В это время невеста, прощается со своими родными: родителями, братьями, сестрами, которые дают ей напутствия, желают счастья. У даргинцевпереселенцев по традиции, для того чтобы невеста встала со своего места, родители ее дают ей выкуп, теперь это чаще всего что-нибудь из золотых украшений или ковер. С невестой в машину садятся две ее подруги-ровесницы. У дома жениха свадебную машину встречают его родители, родственники, в некоторых случаях у даргинцев, рутульцев, сам жених.

1 Юсупов Х.А., Муталимов М.А. Харбукцы: история и культура. – Махачкала, 1997. С. 268. Там же.

По традиции невесту сразу из машины не выводят. У аварцев и лакцев родители жениха по требованию опекуна невесты стелют ей под ноги ковер. У аварцев и лезгин женщинам, сидящим с невестой в машине, дают деньги или кладут им на плечи по отрезу ткани. После этого невесту выводят из машины. У даргинцев жених, присутствующий среди встречающих, танцует с невестой один круг перед заходом ее в дом. Затем у всех переселенцев молодую обнимает ее будущая свекровь, кладет ей в рот ложку меда, засыпает ее конфетами. Заходя в дом, невеста у даргинцев по традиции перешагивает через мешок с зерном, у лезгинских народов она наступает на тарелку, перевернутую вверх дном. Невесту заводят в комнату, предназначенную молодым, и сажают на диван или стул. Здесь она сидит до вечера в окружении своих подруг и родственниц жениха, которые стараются ее развлечь. Любая дагестанская свадьба немыслима без музыки, песен и танцев. Песни исполняют на разных языках и танцуют различные танцы, не обходясь без лезгинки, национального танца горцев. Горец, не умеющий танцевать лезгинку и не готовый выскочить в круг по первому же приглашению женщины или просьбе друзей, вызывает искренне недоумение, которое может легко обернуться общественным порицанием. Горцы стараются не давать к этому повода. С утра в воскресенье свадьба продолжается в доме жениха. Кульминационным моментом этого дня свадьбы является танец новобрачной. Во время танца жениха и невесты их родственники, друзья и гости кидают поверх головы невесты деньги – этот танец называется «танцем невесты»1. Свадебный стол традиционно отличается богатством и разнообразием выставляемых блюд. В состав свадебной пищи входит даргинский или аварский хинкал с вареными мясом и горской колбасой, Полевой материал. Записан 5.06.2001 г. в х. Богдановка.

чуду с мясом и картошкой, плов, долма, шашлык из баранины и осетрины, жареными окорочками с картофелем, разнообразными салатами, пирогами с начинкой из абрикосов и орехов. Десерт может состоять из фруктов (арбузы, дыни, виноград, персики, груши и яблоки), разнообразных сладостей, Выставляют и тортов, чая и прохладительных напитков. спиртные напитки, которые многочисленные употребляются довольно умеренно и многие другие блюда и напитки, заимствованные у других народов. У многих дагестанских народов вечером второго дня свадьбы, или в другой день, принято приглашать на ужин родителями новобрачной молодых супругов с их друзьями и родственниками. После угощения происходит одаривание молодых ее родителями, дается обычно чтонибудь из посуды или одежды. У лезгин и народов лезгинской группы это приглашение в родительский дом производится через несколько месяцев после свадьбы. Следовательно, о популярности свадьбы по традиционному сценарию свидетельствуют материалы опроса и непосредственные наблюдения самой свадьбы у переселенцев разной этнической принадлежности2. Здесь следует еще раз подчеркнуть, что традиционные обряды или их элементы присутствуют в современной свадьбе, хотя и произошли некоторые изменения. Многие свадебные обряды и обычаи имеют ныне иное содержание, некоторым из них придается новое значение. О популярности свадьбы по традиционному сценарию свидетельствуют материалы опроса, и непосредственные наблюдения самой свадьбы у переселенцев разной этнической принадлежности1. Здесь следует еще раз подчеркнуть, что традиционные обряды или их 2 Полевой материал. Записан 12.01. 2001 г. в п. Затеречном. Полевой материал. Записан 15.01. 2002 г. в с. Турксад.

элементы присутствуют в современной свадьбе. Вместе с тем нельзя не отметить, что характерной чертой современного свадебного обряда, является его сокращение и упрощение в целом. Тесные контакты культурно-бытового, хозяйственного характера, дружеские связи между населением Ставропольского края, способствует процессу интенсивного взаимодействия и взаимопроникновения элементов культур различных народов. Наблюдается сближение с обрядностью других народов. Собранный полевой материал свидетельствует о том2, что несмотря на внедрение инноваций, межэтническое взаимовлияние и заимствование, в целом проявляются определенный консерватизм в сохранении самобытных элементов национальной обрядовой культуры. Основные причины сохранения или исчезновения отдельных элементов свадебных обычаев, внедрения и закрепления инноваций заключаются в политических, контакты с социально-экономических, русскими и другими культурных народами, изменениях населяющими общественной жизни. Решающим фактором являются этнокультурные Ставропольский край, которые прямо или косвенно воздействуют на свадебные ритуалы дагестанцев. Постепенно такие особенности свадебного обряда как поездка за невестой, вхождение в дом мужа, знакомство родни с обеих сторон и прочие многомесячные почти театральные действия превращается в однодневный свадебный банкет с небольшими обрядными штрихами. Выраженной новацией является несение свадебных расходов обеими сторонами на равных. Как свидетельствует полевой материал1, калым теперь почти нигде не платят: напротив, приданное содержит такое количество материальных благ, что может составить основательную базу 2 Полевой материал. Записан 12.01. 2003 г. в с. Новоселицком. Полевой материал. Записан 18.08. 2000 г. в с. Ачикулак.

для молодой семьи. Как видно, акценты в семейном быту не просто переставлены, они меняются диаметрально. Одним из неотъемлемых элементов в материальной культуре дагестанских народов является национальная кухня. Новшества, связанные с проживанием дагестанцев на Ставрополье, оказали влияние на традиционные для блюда, то есть были внесены коррективы в устоявшиеся рецепты. Но все же, если и проникали элементы нового, то это не могло кардинально изменить привычки к определенным блюдам, которое каждое новое поколение воспринимала от предыдущего. Если такие отрасли материальной культуры, как одежда, украшения в большей степени подвержены изменениям, то пища испытывает их в незначительной мере. Внесение корректив в устоявшиеся рецепты способствует обогащению новыми блюдами и приправами, способами наиболее рационального приготовления с обеспечением достаточной калорийности и насыщенности витаминами. В целом кухня народов Дагестана довольно разнообразна. Этнический фактор большой роли не играет, так как основные блюда характерны в той или иной степени для всех народов и этнических групп. В то же время в способах приготовления отмечались некоторые локальные особенности2. Блюда характерны для аварской кухни – хинкал по-аварски, рассух хиндальский, ботищал, пурщаби, голубцы с виноградными листьями. Из даргинской кухни – хинкал со свежей домашней колбасой, чуду с мясом и картошкой, чуду с курицей и орехами, чуду с творогом и яйцом, чуду с варенной тыквой. Из лезгинской кухни – довга, суп с галушками по-лезгински, суп с зелеными стручками фасоли, хинкал по-лезгински. Из кумыкской кухни – хинкал по-кумыкски, халта-курзе с крапивой, чуду с требухой. Из Юсупов Х.А., Муталимов М.А. Харбукцы: история и культура. – Махачкала, 1997. С. 383.

лакской кухни – суп с конским щавелем, тонкий хинкал, хьахьари (супкаша из разных зерен), пышка из чабреца и мяты и другие блюда. Среди национальных блюд наиболее часто употребляемые в пищу в дагестанской семье переселенцы называли из традиционных блюд: хинкал – кусочки пресного теста, приготовленные из кукурузной, пшеничной муки, сваренные в мясном бульоне. Подается с вареной говядиной или бараниной и чесночной приправой, разбавленной сметаной, кефиром, томатом;

долма – голубцы со свежими или маринованными виноградными листьями;

чуду – тонкие лепешки или пироги из пшеничной муки, начиненные мясом, сыром, творогом, картофелем, зеленью, тыквой;

курзе – аналогичны вареникам с творогом, мясным фаршем или зеленью;

шурпа – готовят из фасоли, кукурузы, макаронных изделий, картофеля;

халва – готовят из орехов и меда, в основном на праздники. Из современных заимствований были названы: борщ, пюре картофельное, котлеты, отварные макароны, жаркое, винегреты и так далее. Часто стали использовать в пищу покупной хлеб. В целом, опросы выявляют сохраняющуюся приверженность к традиционным блюдам1. Во время трапезы, как правило, вся семья собирается за одним столом. Начинает и заканчивает трапезу старший. Брать из общей посуды надо то, что ближе, так как сдержанность в еде воспитывается с детства. Едят в основном три раза в день. Завтрак состоит чаще всего из чая, молока, простокваши, реже кофе или какао с хлебом, сыром, маслом, различными кондитерскими изделиями. В обед (если лето, то в основном салаты), отварной или жаренный картофель, супы с рисом, макароны, вермишель, фасоль, также каши из всевозможных круп, хинкал, пельмени, вареники и другие блюда. Ужин не имеет постоянной Полевой материал. Записан 4.03. 2002 г. в с. Приозерском.

структуры. Он состоит из одного какого-нибудь блюда: каша с молоком, молочный суп, пирожки и так далее. В приготовлении пищи используют животные жиры, сливочное и растительное масло, реже маргарин. Также в пищу употребляют мясо – говядина, баранина, курятина, индюшатина подаются в варенном или жаренном виде, широко распространено вяленное мясо. Также распростанена рыба, вяленная, сушенная, из нее готовят уху, шашлык. Кроме основных продуктов питания, употребляют фрукты, травы, такие как: крапива, конский щавель, лук, лебеда, ширица, а также и дикорастущие травы: мята, чабрец, тмин, зверобой. В небольшом количестве используют лук и чеснок. Среди молочных блюд, редко употребляют молоко, в основном его используют для приготовления масла, творога, сыра. Часто творог засушивают на зиму, так как он относится к скоропортящим продуктам. Современное питание стало разнообразнее и калорийнее. Оно обогатилось в результате контактов с русским населением, а также с другими народами Ставропольского края. Однако, несмотря на проникновение в современную пищу кушаний из кухонь других народов, традиционная национальная пища сохраняет устойчивость, традиционные блюда являются преобладающими как в повседневной, так и в праздничной пище дагестанских народов. На вопрос: «Часто ли готовятся в Вашей семье национальные блюда?», утвердительно ответило 83% опрошенных, остальные ответили, что национальные блюда готовятся главным образом в особо торжественных случаях1. Однако полученные данные, могут быть относительными, так как многие «национальными блюдами» считают только плов, чихиртму, бозбаш, которые действительно не являются каждодневной пищей.

Полевой материал. Записан 25.01. 2002 г. в с. Приозерском.

В качестве особенности праздничного стола дагестанского населения Ставропольского края можно отметить то, что все блюда, закуски, салаты, десерт подаются на стол сразу, чтобы стол буквально «ломился» от изобилия. При исполнении семейных обрядов (свадьба, рождение ребенка, похороны) широко бытует взаимопомощь и участие в них родственников и соседей, в том числе принадлежащих и к другому народу. В переселенческих семьях полностью исчез обычай приема пищи на полу, в каждом доме есть теперь столы и стулья. В результате тесных контактов представителей различных народов происходит взаимное обогащение пищевых рационов. Вместе с тем в пище сохраняется много традиционных деталей, обусловленных устоявшимися вкусами и представлениями. В одежде проявились значительные тенденции в изменении, хотя традиционная одежда Дагестанских народов не отличается особой пестротой и на первый взгляд кажется однотипной. Очень уместна такая пословица: «Человек похож на свое время больше, чем на своих родителей»2. Как свидетельствует полевой материал3, у дагестанцевпереселенцев наблюдается смешивание национальной и принятой на новом месте проживания. При этом закономерно, что переселенцыдагестанцы старшего поколения больше сохраняют элементы традиционной одежды. Основными элементами мужской одежды являются: нательная рубаха туникообразного покроя, штаны, бешмет, черкеска4. На голове носят папахи разных форм. Преобладающим видом мужской обуви является кожаная, а также вязаная и войлочная. Молодые женщины отдают предпочтение туфлям на небольшом широком каблуке, женщины 2 Улаков М.З. В новый век с вековыми традициями дружбы и братства. – Махачкала, 2000. С. 57. Полевой материал. Записан 1.07.2004 г. в г. Ставрополе. 4 Юсупов Х.А., Муталимов М.А. Харбукцы: история и культура. – Махачкала, 1997. С. 378.

средние и старшие возраста категории носят туфли и всевозможные чувяки, но в общем отдают предпочтение современной обуви. Женщины носят нательное платье – рубаху, также туникообразного покроя, штаны как с широкими, так и узкими штанинами1. Поверх рубахи надевают длинную распашную одежду. На голове носят чухту, или верхний головной убор в виде покрывала – полотнища треугольной, либо квадратной, сложенной вдвое формы. Дагестанские женщины избегают облегающей, подчеркивающей фигуру одежды, также стараются шить одежду умеренной длины, закрывающую колени и соответственно длинные или три четверти рукава. Характерным головным уборам дагестанок, как впрочем и многих северокавказских женщин, является платок. Так, проявляя большую приверженность к современным шерстяным орнаментированным платкам и косынкам, переселенки, особенно молодые, любят яркие и блестящие броские тона. В приверженности к тем или иным видам платков можно заметить также некоторые этнолокальные особенности. Так на молодых аварках чаще можно увидеть шелковые с бахрамой платки с блестящим тканным рисунком, лачки и лезгинки больше носят шелковые платки «кялагъай», производимые и привезенные из Азербайджана, хотя не отказываются и от всех прочих видов. Для женщин пожилого, среднего возрастов платок неотъемлемая часть одежды, в то время как молодые женщины повязывают косынку, либо накидывают ее на плечи, хотя могут совсем не носить платка. Власть традиций, для большей части дагестанцев Ставрополья, особенно женской молодежи, привита горским воспитанием. Она нацелена на уважение к мнению представителей старшего поколения, своеобразное понимание практических и эстетических достоинств Юсупов Х.А., Муталимов М.А. Харбукцы: история и культура. – Махачкала, 1997. С. 379.

одежды, и в то же время представляет собой полное смешение традиционных и новых форм. На вопрос: «Какую одежду вы предпочитаете?», большинство опрошенных ответили, что покупают одежду в магазине, то есть основная масса переселенцев носит одежду современного типа и степень сохранения традиционных элементов в одежде переселенцев достаточно низкая1. К числу особенностей, свойственных переселенцам, относится недостаточное знание молодым поколением состава традиционного костюма, элементов его составляющих, терминологии, относящейся к нему. Несколько лучше знают национальный костюм представители старшего поколения. Можно заметить, что народная одежда в ее архаических формах в настоящее время, исчезла. Современный национальный костюм у ряда народов сформировался на основе переработки традиционных форм и большей частью новых сочетаний. Следовательно, основная масса переселенческого населения в наши дни ориентируется на общераспространенный тип одежды. Особенностью одежды является ее дифференциация на домашнюю, повседневную и выходную. Для самого старшего поколения домашняя и повседневная одежда не различается атрибутами. Материал, полученный в результате опроса и непосредственного наблюдения, свидетельствует о том, что одежда переселенцев достаточно приближена к современной, особенно это относится к молодежи и детям. Функцию носителей общезначимых ценностей выполняют такие формы этнической культуры как традиции, обряды, обычаи, ритуалы, кодексы чести, совести. Нарушение народного кодекса, нравственное падение, традиционно осуждаются в этнической культуре, порок, недостойный человека, позорящий род, тухум, этнос в целом. Традиционный институт, Полевой материал. Записан 3.02.2002 г. в с. Турксад.

общественного мнения, обычай уважения к старшим с переселением дагестанцев на Ставрополье не потерял значения в общественной жизни, быте и культуре. Из всего многообразия носителей общечеловеческих ценностей не последнее место в этнической культуре занимают традиционные праздники. Наиболее известные среди них: праздник «Первой борозды», «Ураза-байрам», «Курбан-байрам», «Навруз-байрам», праздник «Цветов» и другие1. У каждого народа эти праздники имеют свое название, все они любимы и почитаемы. В основе многих традиционных праздников лежат благородные идеи свободы и справедливости, мира и дружбы, красоты и трудолюбия. Традиции человечности, взаимопомощи и взаимовыручки всегда были важнейшими для дагестанцев, которые гармонично дополняли их родовыми, семейными традициями. Народные праздники остаются носителями многих ценностей, которые получили общечеловеческое признание и служат тем звеном, которое сближает и объединяет разных людей, представителей различных национальностей. Этническая культура позволяет приобщить каждого к ценностям и достижениям, имеющим непреходящий характер и способствующим формированию духовно-нравственного облика личности, выработке ее ценностных ориентаций и жизненных позиций. Традиционная народная культура и воплощенные в ней ценностные принципы и ориентиры жизни, помогают выстоять перед ударами судьбы, сохранять величие духа при всяких социальных потрясениях. Таким образом, на основе вышесказанного, необходимо отметить, что проживание дагестанцев вне территории своей исторической родины, с одной стороны, приводит постепенно к стиранию особенностей этнической культуры.

С другой обуславливает определенный Булатова А.Г. Традиционные праздники народов Дагестана (XIX-XX вв.). – М., 1988. С. 17.

консерватизм, связанный во многом с территориальным прилеганием Ставропольского края и Республики Дагестан. Переселение некоторой части дагестанских народов на Ставрополье привело к перестройке образа жизни, значительной трансформации культуры и быта. Процесс этот многосторонний, протекает неоднозначно и нередко происходящие в нем явления противоречивы и противоположны друг другу. Особый интерес вызывает социокультурная эволюция, которую мы наблюдаем в ходе взаимодействия этнических групп народов Дагестана с русским населением. Вместе с тем прослеживается тенденция к сохранению традиционных элементов культуры и быта. Данное исследование выявило несколько направлений в развитии культуры и быта, как городского, так и сельского дагестанского населения Ставропольского края. Одним из элементов культурной жизни, подверженных изменениям, является одежда, которая прежде была для народов Дагестана одним из наиболее характерных признаков этнической идентичности. Традиционная дагестанская одежда сохранилась лишь у пожилых женщин в сельской местности. Более устойчиво сохраняется традиционность в пище дагестанцев, а именно, в ассортименте продуктов питания, технологии приготовления блюд, выпечке хлебов и так далее. Такая традиционность объясняется этническим самосознанием, приверженностью народа к своим привычным вкусам. Другим направлением в развитии культуры и быта дагестанцевпереселенцев, является внедрение новых элементов, заимствованных из культуры других народов, в основном у русского населения проживающего на территории Ставропольского края. Коренные изменения условий жизни переселенцев привели к исчезновению многих элементов обычаев, обрядов, привычках, занимавших заметное место в жизни горцев. Но, несмотря на все нововведения, процессы межэтнической интеграции не лишили культуру и быт дагестанцев-переселенцев своей национальной самобытности, специфики, характерных особенностей. В результате проживания в новых условиях, во всех сферах жизни наблюдается сочетание в разных соотношениях традиционного и нового, национального и интернационального, что усилило процесс межэтнического сближения и социального прогресса.

2.2. Проблемы толерантности и социокультурной адаптации переселенцев из Дагестана Процессы массового переселения этнических групп народов Дагестана оказывают существенное влияние на весь комплекс социальноэкономических процессов Ставропольского края. Они обуславливают проблемы демографического и этнополитической характера. В связи с этим активизируется адаптация переселенцев на новом месте, где они испытывают множество трудноразрешимых экономических, социальных и психологических трудностей. Новая культурная среда вынуждает переселенцев частично отказаться от прежнего образа жизни, принять иные в определенной мере социальные нормы, правила и способы поведения. Этот процесс называют социокультурной адаптацией1. Меняется все, от природной и климатической среды до одежды и пищи, от социальных, экономических и психологических отношений с обществом до отношений в собственной семье. Самая важная часть изменений – культурные: другой язык, обычаи, традиции, ритуалы, нормы и ценности. Местные жители, зачастую с опаской и недоверием, принимают приезжих. Даже при благоприятных условиях адаптация – трудный, стрессогенный процесс. В качестве основных показателей успешности социокультурной адаптации мигрантов можно выделить следующие: установление позитивных связей с новой средой, удовлетворение социальных запросов (школа, семья, быт, работа), участие в социальной и культурной жизни принимающего общества, удовлетворительное психическое состояние и Адаптация – (от лат. Аdaptare - приспособлять) приспособление к реальным условиям. Чем выше уровень адаптации, тем надежнее система, тем выше степень ее выживаемости и эффективности. См.: Бизнес-словарь. – М., 2003;

См.: Аккультурация – (анг. Acculturation – образование, развитие) процесс взаимовлияния культур, восприятия одним народом полностью или частично культуры другого народа / Большой энциклопедический словарь. – М., 2001;

См.: Ассимиляция – (от лат. Assimilation – слияние, уподобление, усвоение) / Иллюстрированный энциклопедический словарь. – М., 2001.

физическое здоровье, адекватность в общении и в межкультурных отношениях, целостность и интегрированность личности. Проблема адаптации является актуальной в силу нескольких взаимосвязанных причин. Важнейшим обстоятельством выступает то, что мигранты, не имея возможности реализоваться, пополняют ряды социальноэкономически незащищенного населения края, что подрывает общую стабильность региона. Высокая миграционная нагрузка усиливает конкуренцию на рынках труда. Отсюда вытекают правовые, бытовые, экономические проблемы пришлого населения. В свою очередь это приводит к маргинализации мигрантов и к участию их в конфликтных отношениях. М.А. Аствацатурова выделяет пассивную адаптацию, при которой этнические группы принимают нормы и ценности новой этносоциальной среды и активную адаптацию, когда переселенцы сами привносят новшества культуры1. В этой связи уместно говорить о балансе между активной и пассивной этническими адаптациями, то есть о целесообразной адаптации. Общеизвестно, что показателями успешной адаптации выступает «высокий уровень приживаемости в данной национально-этнической среде, а так же психологическая удовлетворенность этой средой в целом»2. Показателем низкой этнической адаптации «является эмиграция, различные виды нарушений в ценностно-нормативной системе социально-этнической среды»3. В процессе адаптации переселенцев из Дагестана можно выделить ряд проблем. Во-первых, проблема размещения и поиска места жительства. Характер социально-экономической адаптации дагестанцев во многом имеет схожие проблемные черты как в городе, так и на селе, так как именно в сельскую местность края направляется большинство переселенцев из Дагестана. При этом наблюдается частичная нереализованность потенциала Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Пятигорск, 2002. С. 55. 2 Тавадов Г. Этнология. Словарь-справочник. – М., 1998. С. 21. 3 Паин Э. Межнациональные отношения и миграция // Миграция. 1997. № 1. С. 13.

переселенцев в социальной и экономической сфере жизнедеятельности. Это выражено в личной оценке неудовлетворённости работой, своим материальным положением и имущественным состоянием. По другим не менее значимым критериям наблюдаются значительные различия связанные с типом местности. Так, по наличию жилья в силу своей дороговизны переселенцы, кроме города имеют дома или квартиры в селе. Именно эта «вынужденная» привлекательность села и прежде всего, занятость в овцеводстве, обусловила критерием массовый является поток дагестанцевдоходов переселенцев в сельскую местность. Вторым существенным источник переселенцев. В городе основной доход трудоспособных переселенцев составляет зарплата, тогда как в селе – около половины доходов приходится на личное подсобное хозяйство. Таким образом, наличие подсобного домашнего хозяйства в селе является важнейшим фактором адаптации. Переселенцы из Дагестана, для того чтобы выжить в новых условиях, на кошарах держат скот, выращивая и продавая мясо, молочные продукты. Источник доходов дагестанских переселенцев связан с уровнем обустройства и материального благосостояния. По проведенным нами результатам опроса достаточно высокое материальное благосостояние различных этнических групп населения Ставропольского края, характеризуется следующими показателями: «среди русских – 2,3 %, карачаевцев – 17,6 %, чеченцев – 32,4 %, армян – 11,2 %, этническими группами народов Дагестана – 20,4 %, азербайджанцев – 20,6 %;

со средним уровнем благосостояния: русских – 7,6 %, армян – 20,2 %, карачаевцев – 21,6 %, чеченцев – 21,6 %, этнических групп народов Дагестана – 26,5 %;

существующих на уровне прожиточного минимума: русских – 41,8 %, армян – 41,6 %, этнических групп народов Дагестана – 30,6 %, карачаевцев – 35, %, азербайджанцев – 34,3 %, чеченцев – 21,6 %»1. На Ставрополье, как видно, отмечается разница в материальном отношении между этническими группами армян, азербайджанцев, карачаевцев, русских, чеченцев, народов Дагестана. Дифференциация населения по уровню материального благосостояния носит и этнический характер. А поэтому можно выделить те этнические группы, чей уровень материального состояния выше. Этот уровень составляет: 25,2 % – у армян, 10,4 % – у дагестанцев, 11,4 % – у чеченцев2. Следовательно, материальное благосостояние дагестанцев в Ставропольском крае можно считать более высоким в сравнении с некоторыми этническими группами. Разницу в уровне жизни переселенцев, проживающих в городской и сельской местности, показывают сведения о расходах. Так большая часть расходов у переселенцев в селе приходится на продукты питания – 56%, против – 38% в городе3. Во-вторых, в Ставропольский край прибывает трудоспособное население, которое усиливает конкуренцию на рынке труда. В этой связи необходимо отметить одну из значительных экономических проблем на Ставрополье, которая тесно связана со сферой этносоциальных отношений – рост безработицы. На начало XXI века с ростом миграции на 1%, как отмечает С.В. Рязанцев, «общая безработица в районах Ставропольского края увеличивается на 0,2 %, причем в наиболее тесной зависимости показатель количества вынужденных мигрантов и уровень безработицы находятся в восточных районах, где численность рабочих мест ограничена, а сфера приложения труда относительно невелика. Многие локальные рынки труда Ставрополья, отмеченные высокой миграционной нагрузкой, практически Полевой материал. Результаты опроса. Записан в 2002-2004 гг. в г. Ставрополе, с. Арзгире, с. Дивное, с. Левокумское. 2 Полевой материал. Результаты опроса. Записан в 2002-2004 гг. в г. Ставрополе, с. Арзгире, с. Дивное, с. Левокумское. 3 Полевой материал. Записан в 2004 г. г. Ставрополь.

исчерпали возможности в приеме новых работников при существующей социальной и производственной инфраструктуре»1. Основные причины этого явления – спад производства, особенно в строительной и сельскохозяйственной отраслях. В-третьих, адаптация в новых условиях осуществляется в отношениях с другими этносами, проживающими на территории Ставропольского края и зависит от множества причин: сходство или различие этнокультурных типов, наличие или отсутствие локальных противоречий. Основами межэтнических противоречий часто становится элементарная этнокультурная неграмотность, тем более что «для многих уникальность чужой культуры оказывается недоступной не из-за невозможности, а из-за нежелания потрудиться понять ее»2. В Северо-Кавказском регионе, а именно в Ставропольском крае, межэтнические отношения являются, прежде всего, средством взаимного познания этносов, создания достоверных этнокультурных представлений. Накопление и распространение таких представлений является эффективным противоконфликтным средством. Так как, все межэтнические конфликты возникают на почве непонимания, поэтому в современном обществе развитие толерантности, Тогда является необходимостью и подразумевает отличиям признание не будет обществом существующих национально-культурных различий.

имеющимся национально-культурным придаваться самодовлеющего и институционального значения, а мы перестанем быть помехой друг другу. Терпимость к другому человеку, нации или культуре, различающимся по своим ценностям и стилю жизни, является одной из предпосылок мира и гармонии в современном мире. Прогресс терпимости в современном сообществе является показателем нравственной высоты нации, ее общественного 1 сознания.

Очевидно, что взаимная этнокультурная Рязанцев С.В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе // Социс. 2002. № 1. С. 82. Абдулатипов Р.Г. Защитить прекрасное разнообразие мира // Дружба народов. 1998. № 10. С. 163.

осведомленность способствует взаимной адаптации этносов и этнических групп и оптимизации межэтнических связей 1. Как уже отмечалось, в течение нескольких десятилетий в восточные районы Ставропольского края происходило переселение даргинцев, обострилась отмечается, проявивших выраженную между в экономическую активность. Она Ухудшение социально-экономической ситуации привело в тому, что конкуренция прежде этническими районах групп со группами. слабо в всего, развитой сферах земли. к инфраструктурой, то есть в восточных районах. Противостояние отношений Конкуренция в этнических обозначается и отношений собственности, сферах купли-продажи аренды экономических приводит межэтническим противоречиям. Так, в крае существует напряженность в отношениях на уровнях русские – армяне, русские – чеченцы;

русские – карачаевцы, русские – ногайцы;

ногайцы – даргинцы, туркмены – даргинцы, туркмены – ногайцы. Настораживающим явлением в 2001-2002 годах стали острые противоречия и конфликты между даргинцами и туркменами в Нефтекумском, Левокумском и Степновском районах. Вызывает тревогу недоброжелательность в отношениях христиан и мусульман. Среди населения существует страх, перед «исламским», «чеченским», «дагестанским», «карачаевским», «ногайским» факторами, хотя иногда исполнителями отдельных террористических актов являются разные этносы. Такие страхи выявляются не только в среде русского населения, но и в среде диаспор, представляющих ближнее и дальнее зарубежье: армяне, азербайджанцы, белорусы, грузины, греки, евреи, корейцы, немцы, поляки, украинцы. В крае распространены предубеждения перед «лицом кавказской Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 67.

национальности»1. Относительно дагестанцев в массовом сознании и газетных публикациях зачастую отличается негативная оценка. Так, например В.А. Кореняко2 приводит подборку обвинений и эпитетов в адрес переселенцев из публикаций ставропольских газет с 1997 года: «Наши законодательные и исполнительные органы... специально создают условия для развития и процветания терроризма и мафии», «Из Дагестана в регионы России, и в первую очередь в Ставропольский край, может хлынуть потоком опий», «Вокруг Ставропольских полей и токов с хлебом нового урожая, так и порхают ушлые коммерсанты», «Приграничный город заполняется подозрительными «гостями», «наглость», «вседозволенность», «нелюди»3. «Выступления исламских экстремистов должны совпасть по времени с массовыми беспорядками в центре России..., которые парализуют волю и решимость федеральной власти к сопротивлению сепаратистам и исламским экстремистам»4. Основное обвинение в адрес переселенцев из соседнего Дагестана формируются как экспансия. В общественном мнении фиксируются также выражения «дагестанизация» и даже «даргинизация», охватившая Ставрополье, прежде всего, северо-восток края. «Экспансия» определяется не только как «постоянная», «нарастающая», «захлестнувшая край», но и как «регулируемая», «направленная» и «планомерная»5. Это характерно как отмечает В.А. Кореняко для текстов, составленных в Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 89. 2 Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. № 4. С.68. 3 Денисова А. Вот так начинается война…// Момент истины. № 17. 1997. 30 апр.-7 мая;

Лысенко А. Время собирать камни // Момент истины. № 17. 1997. 30 апр.-7 мая;

Токмакова О. Диалог о безопасности в преддверии «века регионов» // Ставропольские губернские ведомости. 1997. 8 мая. 4 Зачем казаку автомат // Северный Кавказ. 1997. № 31. авг.;

«У нас идут этнические чистки» // Вечерний Ставрополь. 1997. 1 авг.;

На Кавказе нет нейтральной полосы // Ставропольские губернские ведомости. 1997. 6 авг.;

Дубило В. Русские националисты объединяются с казаками / Вечерний Ставрополь. 1997. 30 авг.;

Бурлаков М. Русское Национальное Единство // Ставропольская правда. 1997. 3 сент.;

Бурлаков Михаил Петрович. За русское Национальное Единство (предвыборная листовка). 5 Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 70.

распространенном «геополитическо-конспирологическом стиле1.

Необходимо отметить, что для этих и других высказываний характерно тенденциозное понимание сложившейся проблемы. У значительного числа русского населения края и у отождествляющих себя в данной ситуации с русскими украинцев и белорусов возникают опасения перед «дагестанизацией» в результате постепенной концентрации в восточных районах переселенцев из Дагестана. Также схожие настроения отмечаются, в регионе Кавказских Минеральных Вод, где доля этнических меньшинств, как коренных, так и переселенческих, особенно высока, за счет пополнения армянских и карачаевских общин. Очевидной тенденцией стала смена этнического состава многих населенных пунктов «приграничных» и восточных районов края (Курского, Нефтекумского, Левокумского, Арзгирского, Нефтекумского), откуда происходит миграция русского населения в более безопасные районы. Реакция русского и другого славянского населения на быстрое изменение этнической структуры восточных районов Ставрополья типична для постсоветского пространства: усиление собственной этнической и религиозной идентичности, миграция в районы, кажущиеся более благоприятными. Также реальную возможность конфликта между русским населением и выходцами из Дагестана отмечают эксперты Апанасенковского, Буденновского, Левокумского, Ипатовского районов 2. Таким образом, процесс адаптации дагестанцев к новым социальноэкономическим условиям, в частности к русской культуре, как к доминирующей, проходит с большими сложностями. При этом проблемы возникают как у дагестанских переселенцев, так и у местных жителей.

1 Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 70. Вдовин А.И. Нация как согражданство (историко-политические проблемы) // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 1994. № 5. С. 3-31.

Необходимо отметить, что уровень адаптации переселенцев также зависит от: во-первых, от уровня знания русского языка;

во-вторых, от доли национальносмешанных браков;

в-третьих, от уровня потока населения определенной этнической принадлежности;

в-четвертых, от доли данного этноса за пределами собственного государственного образования1. Применительно к дагестанцам, указанные направления адаптации представляются интересными следующими аспектами. Владение русским языком необходимо для общения с представителями других этносов и этнических групп. Территориальное смещение привело к усилению контактов между населением Ставропольского края и способствовало широкому распространению среди дагестанцев русского языка как языка межнационального общения. Русский язык необходим для получения образования, трудоустройства в различных сферах (техника и технологии, образование, медицина, наука, искусство, информационная сфера, управление). Следовательно, знание русского языка является важнейшим условием не только этнокультурной адаптации, но и социальной и политической реализации. Вместе с тем необходимо учитывать, что русский язык среди дагестанцев распространен неравномерно. Степень его бытования зависит от этнотерриториального фактора – чем выше полиэтничность и территориальное смешение населения, тем шире распространен русский язык. Наблюдается также различная степень распространения русского языка среди мужчин и женщин. Мужчины, как правило, лучше владеют русским языком, так как в большей степени вовлечены в производственные и общественные связи. Женщины часто ограничены сферой семейно-родственного общения, где бытует родной язык. Различен уровень владения русским языком и в разных возрастных группах. Наиболее широко русский язык бытует среди молодежи, рожденной и воспитанной в новой этнокультурной среде.

Денисова Г.С. Этнический фактор в политической жизни России 90-х г. – Ростов н/Д., 1996. С. 62.

Необходимо отметить, что большая часть дагестанцев ассимилировалась в языковом и общекультурном общении с другими народами, проживающими на территории Ставропольского края. В этом процессе смешанные браки с другими этносами Ставропольского края имеют особую значимость и, кроме того, отражают множество обстоятельств. Выделим среди них степень этнической дистанции и культурной родственности народов, уровень этнической лояльности общества, динамику социальных и политических процессов, тенденции национального и этнокультурного развития. По результатам наблюдений автора в Апанасенковском и Арзгирском районах, около 20 % детей от межэтнических браков стремятся выбрать русскую национальную принадлежность, что отражает социальные и политические позиции русских как численно преобладающего этноса в крае, а также этноса, который определяет этнокультурную ситуацию1. Численность русских возрастает вследствие идентификации себя русскими, детей от межэтнических браков, даже тогда, когда оба родителя иной национальности. Если брачным партнером представителя дагестанцев является русский (или русская), то и здесь выбор русской этнической принадлежности детьми не является приоритетным. Дети зачастую избирают (или даже меняют) этническую принадлежность, исходя из общих жизненных перспектив. В условиях оживления этнонационального сознания и тем более в условиях этнополитических противоречий и конфликтов, количество межэтнических браков уменьшается. Исследуя результаты смешанных браков, В.В. Гриненко выделяет: а) двойственное этническое сознание детей, которые, по сути, являются этническими маргиналами, до конца не принятыми ни одним, ни другим сообществом, также готовыми впоследствии к вступлению в смешанный брак;

б) усиливающуюся ориентацию на одну культуру, которая чаше всего завершается «возвратом» ребенка в культуру одного из родителей;

Полевой материал. Записан в 2000, 2001 гг. в с. Арзгире, с. Садовом, с. Дивное, с. Дербетовка.

в) отмечающиеся на протяжении всей жизни сложности в общении с родственниками, соседями, друзьями1. Проблема выбора этнической принадлежности в смешанных семьях решается в зависимости от этнокультурного и этнополитического контекста, который имеет региональные особенности. Специфическая функция заключения брака в патриархальной семье проявляется в «контроле над преимущественным заключением брака с представителем своего этноса»2. Отметим, что патриархальные многопоколенные семьи в традиционных дагестанских обществах, зачастую оказывают противодействие межэтническим бракам. Поддержание эндогамии типично для традиционных северокавказских сообществ – адыго-абхаского, нахско-дагестанского, а также для других этнолингвистических групп – тюркской, иранской и других. Проживание этнических групп дагестанских народов вне своей исторической родины и процесс адаптации в новых условиях повлек за собой значительные социально-экономические и культурные перемены в их традиционной жизни. Можно выделить в этом как процесс – успешную адаптацию, так и ее дезадаптивные стороны, которые заключаются в межэтнической напряженности, что вызывает некоторую озабоченность населения Ставропольского края. На основе выше сказанного необходимо отметить, что на рубеже последнего десятилетия XX и начала XXI века, становиться все более очевидным, что человечество развивается по пути расширения взаимосвязи и взаимозависимости различных народов и их культур, проживающих как на территории Ставропольского края, так и по всей России. Этот процесс охватил различные сферы общественной жизни, где невозможно найти этнические общности, которые не испытывали бы на себе воздействия со Гриненко В.В. Социально-психологический климат вокруг национально-смешанных семей // Этнические факторы в жизни общества. – М., 1999. С. 50-59. 2 Денисова Г.С. Этнический фактор в политической жизни России 90-х г. – Ростов н/Д., 1996. С. 36.

стороны культур других народов. Становясь участниками любого вида межнациональных контактов, дагестанские переселенцы взаимодействуют с представителями других культур, как правило существенно отличающихся друг от друга. Отличия в языках, нормах общественного и семейного быта, зачастую делает эти контакты трудными. Поэтому, проживая в таком многонациональном регионе как Ставропольский край, необходимо формировать взаимопонимание и сотрудничество, которые являются нормой и традицией народов Северного Кавказа. Таким образом, чтобы избежать нетерпимости в межэтническом общении населения Ставропольского края, необходимо отказаться от национальных претензий, для сохранения и защиты человеческих прав. Так как межэтническая и межконфессиональная нетерпимость и конфликты, выступает одним из существенных препятствий на пути достижения гражданского согласия, мира и безопасности, утверждения демократических порядков как в Российской Федерации, так и на Северном Кавказе.

2.3. Этнокультурные дагестанские объединения на территории Ставропольского края Ставропольский многоцветием», которое край является характеризуется драгоценным «удивительным сокровищем всего человечества, как горный луг, на котором сотни разнообразных и неповторимых цветов»1. Такое многоцветие может сохраняться при поддержании культурных традиций и обычаев народов, населяющих Ставропольский край. Этнические группы Ставропольского края создают свои общественные организации и осуществляют самоуправление через национально-культурные объединения. Складывание национально-культурных организаций в Ставропольском крае началось в конце 80-х годов в виде обществ, союзов, общин, клубов, которые объединяли представителей той или иной этнической группы2. Такое объединение происходило, прежде всего, на почве интереса к своей истории, культуре, языку, литературе, обычаям, традициям. В Ставропольском крае отмечаются места компактного проживания армян, греков, немцев, даргинцев, евреев, туркмен и так далее. Достигая определенной организованности этнические группы переходят на уровень общинной жизни, а определенная организованность общины ведет к созданию национальнокультурных объединений. Не вызывает сомнения, что не каждое национальное меньшинство является общиной и не каждая община способна к организации национально-культурного объединения. В то же время необходимо отметить, что не каждое национально-культурное объединение становится эффективной и Жданов Ю. Солнечное сплетение Евразии. – Майкоп, 1999. С. 21. Аствацатурова М.А., Савельев В.Д. Диаспоры Ставропольского края в современных этнополитических процессах. – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2000. C. 78.

жизнеспособной структурой1. Используя классификацию М.А. Аствацатуровой, одни этнические меньшинства относятся к внешним диаспорам (диаспоры, представляющие страны ближнего и дальнею зарубежья), другие можно назвать внутренними российскими диаспорами (общины, представляющие собственно народы РФ, проживающие в большей или меньшей удаленности от соответствующего субъекта РФ)2. Разные этнические меньшинства, занимают преобладающее, либо доминирующее положение в некоторых населенных пунктах Ставропольского края или могут находится на втором или третьем месте после основного этноса в крае – русских. Процесс образования национально-культурных объединений в Ставропольском крае усилился с начала 90-х годов в связи с оживлением национальной жизни в крае и северокавказском регионе в целом. Некоторые культурные национально-культурные автономии, которые объединения, предусматривают в том числе и объединения народов Дагестана, трансформируются в национальноособый статус отдельных этнических групп и являются правовой формой развития этнических сообществ. Уж со второй половине 90-х годов начинается новый этап в организационном становлении национальных объединений, связанный с принятием Федерального закона об общественных объединениях и специального Федерального Закона «О национально-культурной автономии». Закон подчеркивает особенность национально-культурной автономии как одного из способов воплощения права наций на самоопределение в отличие от национально-территориальной и национально- государственной автономии. В соответствии с законом, национально-культурная автономия – это «форма Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 125. 2 Там же.

национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры»1. Традиция национально-культурной автономии, европейская по происхождению и либеральная по содержанию, является перспективной для многонациональных государств или федераций. В тоже время принцип национально-культурной автономии до недавнего времени не находил достаточного развития, в частности, и потому, что он не предусматривал такого основополагающего для исторической науки признака нации, как общность территории. Также в решении национального вопроса недооценивалось понимание нации как этнокультурной общности, сложившейся на почве общей исторической судьбы, общей культуры. В связи с развитием в России правового, демократического, федеративного, социального государства и становления гражданского общества актуализировался процесс создания национально-культурной автономии, посредством которой решаются многие вопросы национального развития. Национально-культурная автономия в современных условиях предоставляет самые широкие возможности, во-первых, для развития народов и этнических групп, во-вторых, для их эффективного взаимодействия. Без преувеличения можно утверждать, что национально-культурная автономия является механизмом самоуправления этнических сообществ. Согласно Концепции государственной национальной политики Российской Федерации национально-культурная автономия трактуется как эффективный путь национально-культурного самоопределения народов, которая понимается как Федеральный закон Российской Федерации «О национально-культурной автономии» от 17 июня 1996 г. № 74 ФЗ // Собрания законодательства РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.

оптимальная форма самоопределения, позволяющая «гражданам Российской Федерации, принадлежащим к различным национальным общностям, в частности малочисленным, разрозненно расселенным народам, национальным меньшинствам, решать вопросы сохранения и развития своей самобытности, традиций, языка, культуры, образования»1. Данная форма самоопределения предоставляет нациям и этническим группам возможность свободно проявлять свои этнические интересы, а также развивать самоорганизацию и самоуправление. Также может предусматриваться поддержка государства и общественная инициатива, уважение языка, традиций, культуры. Важно отметить, что осуществление этих направлений необходимо проводить не в ущерб другим этническими группам. В сравнении с такими организационными формами как общинами, центрами, союзами – национально-культурная автономия имеет некоторые преимущества как объединение более высокого уровня. В их числе осуществляется возможность выражать и защищать национально-культурные потребности национальных общностей перед органами государственной власти и органами местного самоуправления, образовательных и культурных учреждений. Помимо политические социокультурных функции. задач, необходимо отметить, что национально-культурная автономия, призвана выполнять известные Следовательно, национально-культурная автономия дополняет право нации на самоопределение, по которой различные нации «свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое и культурное развитие»2. Уже с конца 90-х годов идея национально-культурной автономии получает все большее распространение, этнокультурные объединения все больше выражают интересы представителей национальных меньшинств.

Федеральный закон Российской Федерации «О национальных меньшинствах» от 17 июня 1996 г. № 74 ФЗ // Собрания законодательства РФ. 1997. № 9. Ст. 1011. С. 3. 2 Аствацатурова М.А. Взаимодействие органов власти и национально-культурных объединений в условиях северокавказских рисков (на материалах Ставропольского края) // Научная мысль Кавказа. 2002. №3. С. 90.

Этнические группы концентрируются вокруг активных членов – представителей экономических кругов или национальной интеллигенции, стремящихся к выражению национальных интересов. К 1997 году, в Ставропольском крае, как отмечает В.А. Кореняко: «представителями этнических меньшинств было создано 60 общественных организаций»1. Представители многих народов Дагестана – аварцы, даргинцы, лезгины, лакцы, кумыки, рутульцы, агулы и другие – занимают заметное место в этнической жизни Ставропольского края и расселены в восточных и южных районах края и в регионе Кавказских Минеральных Вод, где сложились населенные пункты с доминированием, например, лезгин, даргинцев, аварцев. У представителей народов Дагестана на Ставрполье с конца 80-х годов отмечается стремление к консолидации и самоорганизации, что связано с формированием слоя гуманитарной и технической интеллигенции общины. Дагестанские объединения появились на территории Ставропольского края лишь c середины 90-х годов ХХ века. По сравнению с армянскими, греческими и другими, они возникли относительно недавно. Существуют городские, региональные, краевые общины. Представители дагестанских этнических групп инициируют прежде всего гуманитарную, благотворительную деятельность. На начало 2002 года в Управлении юстиции Российской Федерации по Ставропольскому краю зарегистрировано2: – Общественная организация «Культурный центр народов Дагестана на Кавказских Минеральных Водах» (1996);

– Общественная организация «Интернациональный культурный центр народов Дагестана г. Кисловодска «Дагестан»» (1996);

Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 72. Источник: данные Управления Юстиции Ставропольского края / Справочник некоммерческих организаций Ставропольского края. – Ставрополь, 2001.

– Общественная организация народов Дагестана «Солидарность» Апанасенковского района Ставропольского края (1999 );

– Общественная организация «Кизлярская община Дагестанской диаспоры на Кавказских Минеральных водах Ставропольского края» (2001);

– Местная «Национально-культурная автономия народов Дагестана г. Ставрополь» (2001). Как отмечает В.А. Кореняко были созданы, но не зарегистрированы: «Совет граждан Республики Дагестан» (Нефтекумский район);

«Национально-культурное общество народов Дагестана» (Арзгирский район);

Левокумский районный совет движения народов Дагестана «Интернационализм и стабильность» (функционировал в 1992-1994 годах, а в 1994 году был переименован в общественную организацию «Единство»)1. Общины народов Дагестана, с одной стороны, сохраняют традиционные культурно-национальные особенности, а с другой стороны, тяготеют к нововведениям в современных общественных отношениях. Проанализируем деятельность общин народов Дагестана. Ставропольская местная Национально-культурная автономия народов Дагестана имеет достаточно весомый социальный авторитет, опыт взаимодействия с Администрацией губернатора Ставропольского края, с Администрацией города Ставрополя, с другими этнокультурными объединениями Ставропольского края. 10 августа 1999 года в г. Ставрополе общим собранием автономии был избран председателем «Национальнокультурной автономия народов Дагестана г. Ставрополя» возглавляющий автономию и в настоящее время. Автономия представляет собой общественное объединение граждан, относящих себя к народам Дагестана, проживающих на территории Ставропольского края, на основе их добровольной самоорганизации в целях А.А. Кудрявцев, Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. №4. С. 72.

самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, языка, образования, национальной культуры. В уставе Национально-культурной автономии народов Дагестана отмечено: «автономия основывается на принципах – свободного волеизъявления граждан при отнесении себя к определенной этнической общности;

самоорганизация и самоуправление;

многообразия форм внутренней организации «Автономии»;

уважение языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных общностей;

законности»1. Необходимо отметить, что программные документы общин народов Дагестана отличаются этнокультурной лояльностью, в них отсутствует как и в названиях организаций «демонстративная этничность», они не ограничивают членство национальной принадлежностью. С начала 2000-х годов дагестанские общественные национальнокультурные организации Абдурашидов, имеют и М.М. сложившуюся Мазанов. В организационную центре структуру. Во главе Краевого культурного центра «Дагестан» стоит А.А. заместитель культурном «Дагестан» имеются два совета: Совет Старейшин, куда входят наиболее уважаемые дагестанские аксакалы Ставрополья и Координационный Совет, имеющий весьма широкое представительство. В его составе находятся известные представители науки, культуры, творческой интеллигенции и бизнеса из числа дагестанцев в Ставропольском крае, а также лидеров городских и районных диаспор в крае. Совет Старейшин уже многие годы возглавляет известный в прошлом руководитель пищевой промышленности Ставропольского края – М.Л. Рамазанов. Его заместителем является заведующий кафедрой Ставропольского Аграрного университета профессор – И.С. Исмаилов, а Источник: Устав Национально-культурной Автономии. – Ставрополь, 1999.

также члены совета – И.И.

Гаджимагомедов, Ю.Н.

Ибрагимов, А.А. Магомедов, И.К. Суюнов. Координационный Совет возглавляет известный предприниматель Северного Кавказа – М.А. Магомедов, его заместителем является известный в крае предприниматель – З.П. Магомедов и члены совета – К.К. Акуев, К.К. Алиев, М.М. Ахмедов, М.М. Гаджимирзаев, И.И. Ибрагимов, М.К. Магомедов, У.А. Маджидов, М.М. Мазанов, П.Д. Минеев, А.М. Омаров, Р.Д. Рамазанов, А.А. Саидов, К.М. Тагиров. Как отмечено в свидетельстве о регистрации «Культурнонационального центра народов Дагестана» в Ставропольском крае, целью создания организации является: «Сохранение самобытности, языка, образования, национальной культуры, а также возрождение нравственных основ общества, его интеллектуально-нравственного благоустройства, развитие дружбы и сотрудничества между народами, населяющими республику Дагестан и Ставропольский край»1. Предметом деятельности Центра является: – организация массовых культурных мероприятий, концертов, фестивалей, выставок, творческих вечеров, встреч с участием деятелей науки культуры Дагестана и других регионов, с целью гармонизации межнациональных отношений;

– организация различных видов художественной самодеятельности, кружков народного творчества, прикладного искусства, фольклора, национальной кухни и т. д.;

– проведение социологических и научных исследований в сфере образования, языка, истории, культуры, результаты которых используются при осуществлении уставной деятельности;

Источник: Свидетельство о регистрации «Культурно-национального центра народов Дагестана» – Ставрополь, 2000.

– переводческая и информационно-издательская деятельность;

– организация туристических, краеведческих экскурсий и экспедиций;

– воспитание у молодежи стремления к постоянному духовному обогащению и нравственному совершенствованию. В уставе Культурного Центра народов Дагестана в Ставропольском крае определены права и обязанности членов Центра. Члены Центра вправе1: – участвовать в управлении делами Центра в порядке, установленном действующим законодательством, а также учредительными документами Центра;

– иные документы, предусмотренные федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации и внутренними документами Центра. Учредителями Центра могут быть граждане, достигшие 18 лет, и юридические лица, или общественные объединения. Государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать учредителями Центра, если это не установлено законодательством Российской Федерации. Свое развитие получили общественные объединения дагестанцев Кавказских Минеральных Вод. В настоящее время в Пятигорске функционирует Культурный Центр народов Дагестана на Кавказских Минеральных Водах (зарегистрирован в 1996 году). Главные задачи Центра имеют гуманистический, культурно-просветительский характер. Это: «духовная реабилитация, возрождение и развитие традиций и обычаев;

поддержание добрососедских отношений со всеми народами Ставрополья и Источник: Устав общественной организации «Культурный центр народов Дагестана в Ставропольском крае». – Ставрополь, 2000.

Северного Кавказа;

распространение знаний о культуре русского народа и других народов Ставропольского края;

воспитание молодежи в духе уважения к старшим, почитания родной культуры и интернационализма»1. В соответствии с существующим законодательством важная задачи Центра заключается в защите прав и интересов представителей народов Дагестана. Как отмечает М.А. Аствацатурова: «Исповедуя мусульманскую религию, дагестанцы Пятигорска организовали молельную комнату, верующие имеют литературу (есть издание Корана на трех языках народов Дагестана), выделены специальные места для погребения. При Центре работают курсы арабского языка, на которых преподают студенты из мусульманских стран, обучающиеся в Пятигорске. Необходимо отметить, что при определенной религиозной направленности работы Центра здесь не отмечается религиозный членов фанатизм, экстремизм, по не ощущается противопоставления организации религиозно-этническому принципу русскому населению или другим диаспорам»2. Необходимо отметить, что участниками Центра могут являются представители различных национальностей – русские, осетины, армяне, которые вместе с представителями общины отмечают значимые праздники, участвуют в пропаганде ценностей культуры народов Дагестана и укреплении связей общины с Республикой Дагестан. Свой опыт самоорганизации сложился и у Кисловодской общины народов Дагестана. Интернациональный культурный Центр народов Дагестана «Дагестан» (образован в 1996 году) в качестве главных задач отмечают: пропаганду уважительного отношения к законам Российской Федерации с целью укрепления основ Российского федерализма;

содействие и помощь органам местного самоуправления, общественных организаций и объединений;

1 Источник: Устав Культурно-национального центра народов Дагестана. – Пятигорск, 1996. Аствацатурова М.А., Савельев В.Д. Диаспоры Ставропольского края в современных этнополитических процессах. – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2000. С. 138.

защита прав, законных интересов своих членов и участников, а также других граждан, проживающих в городе Кисловодске1. Само название Центра определяет его интернациональный характер, так как его членами являются представители различных дагестанских народов, провозглашаются интернационалистские идеи, которые распространяются не только на членов объединения, но и на граждан, принадлежащих к народам Дагестана, то есть на всех представителей дагестанцев, проживающих на края2. В рамках этой задачи предполагается территории Ставропольского средствами культурного общения защищать идеи социальной справедливости и воспитывать у членов Центра уважение к другим народам. Необходимо отметить, что в дагестанских объединениях на первый план выступают цели «государственного» содержания и конкретного содействия поступательному развитию Российской Федерации Центр как федеративного многонационального государства. стремится активизировать и развивать социальные интересы с наибольшим эффектом для дагестанских объединений. В Уставе выделены особые задачи, связанные с тем, что члены дагестанских объединений поддерживают отношения с дагестанцами, проживающими на исторической родине. Такое содействие направлено на осуществление положений договора Правительства Республики Дагестан и Администрации Ставропольского края. Провозглашение этой цели отражает возможности дагестанцам поддерживать и развивать связи с исторической родиной. Эти связи важны не только своей внутриэтнической значимостью, но и межрегиональным содержанием, так как эффективное экономическое и культурное взаимодействие Ставропольского края и Республики Дагестан представляет интерес для обоих субъектов. Членство в Центре делиться на Аствацатурова М.А., Савельев В.Д. Диаспоры Ставропольского края в современных этнополитических процессах. – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2000. С. 31. 2 Там же.

коллективных, индивидуальных и почетных. При этом подчеркивается, что членство в Центре несовместимо с пропагандой национальной, религиозной, классовой и политической нетерпимости. В целях и предмете деятельности Центра отмечены основные моменты возрождения и обогащения «величайшего блага, доставшегося нам от предков мудрости и единомыслия». Подчеркивается необходимость использование их в практической работе по недопущению и регулированию межнациональной напряженности», а также примиренческая работа с целью разрешения возникших конфликтов мирным путем, не допуская их дальнейшего развития. Важным моментом, который нужно отметить, является созданное в 1994 году в крае Представительство Республики Дагестан. Благодаря активной деятельности Государственного Совета Республики Дагестан, Ставропольский край и Дагестан уже обменялись полномочными представителями. представитель председателем Руководит назначаемый Госсоветом и Представительством освобождаемый Дагестан. от В Полномочный должности 1994 году, Республики полномочным Представителем Республики Дагестана в Ставропольском крае был назначен А.М. Омаров, возглавляющий представительство и в настоящее время. За вклад в развитие добрососедских отношений на Северном Кавказе в 1999 году полномочный представитель правительства республики Дагестан А.М. Омаров был награжден орденом Дружбы. Представителем Ставропольского края в Дагестане стал В. Зорин, в настоящее время заместитель Представителя Российской Федерации в Ставропольском крае, который в беседе с журналистами, оценивая свою работу, сказал следующее: «Между нами (то есть Дагестаном и Ставропольским краем) нет никаких нерешенных проблем. Это показал и год моего пребывания в Дагестане. За год нашей работы укрепились не только чисто экономические отношения, но и культурные, научные и что важно человеческие контакты между Ставропольем и Дагестаном. Значит окрепли взаимопонимание и доверие между нами. Во имя этого, стоит и стоит работать»1. Ставропольское Представительство Республики Дагестан было первым, после представительства в Москве. Теперь представительства Республики Дагестан открыты почти в двух десятках регионов России. В Ставропольском Представительстве Республики Дагестан существует музейно-выставочный народов Дагестана, комплекс, открытом где в наглядно здании показаны история, традиции, персональные экспозиции Дагестана. В зале истории и культуры Представительства, сконцентрирована информация о 14 ведущих этносах Дагестана и о самых ярких представителях республики, выдающихся деятелях дагестанцах. Добрососедские отношения между республикой Дагестан и Ставропольским краем нашли отражения в заключении сторонами ряда договоров. Наиболее важным был Договор о дружбе и сотрудничестве между Ставропольским краем и Республикой Дагестан, заключенный в 1998 году. Договор края был подписан в Ставрополе и губернатором председателем Ставропольского А.Л. Черногоровым Государственного Совета Республики Дагестан М.М. Магомедовым на пять лет. Его действие будет автоматически продлеваться на последующие пятилетние периоды, если ни одна из Сторон не заявит о своем желании прекратить его действие не менее, чем за шесть месяцев до истечения текущего пятилетнего периода. Согласно договору, Стороны будут развивать свои отношения во всех сферах жизни на принципах взаимоуважения, гражданского мира, равноправия, национального мира;

защищать права и свободы человека и Магомедов А. Окрепли взаимоотношение и доверие между Ставропольем и Дагестаном // Дагестанская правда. № 101. 23 мая. 1996. С. 8.

гражданина независимо от национальной и религиозной принадлежности, территории проживания, создавать условия для их экономического, социального и культурного развития, поддерживать общественные организации, движения, партии в их действиях;

уважать незыблемость границ и территориальную целостность друг друга;

взаимодействовать в урегулировании конфликтов и кризисных ситуаций, принимать активное участие в миротворческой деятельности, материальной поддержке в обустройстве территорий;

беженцев создавать и на вынужденных своих переселенцев;

проводить согласованную политику в межнациональных конфликтах вне своих территориях благоприятные экономические и правовые условия для совместной предпринимательской и хозяйственной деятельности1. Существуют города побратимы это: Махачкала – Ставрополь;

Кисловодск – Дербент;

Буденновск – Кизляр. Во всех населенных пунктах Ставропольского края в связи с наводнением в июне 2003 года, были проведены акции по сбору и отправке гуманитарной помощи в пострадавшие районы Дагестана, которая была доставлена в республику представителями дагестанской общины. В связи с антитеррористическими операциями в Дагестане в 2000-2002 годах, объединения народов Дагестана заметно оживили свою деятельность, и провозглашая Действия неприятие чеченских этнополитического экстремизма сепаратизма.

бандформирований подверглись осуждению на территории Дагестана и параллельно с этим усилились пророссийские и патриотические настроения. Ставропольские дагестанцы тяжело переживали события, происходящие на исторической родине и предпринимали серьезные усилия по оказанию помощи республике Дагестан. В средствах массовой информации Договор о дружбе и сотрудничестве между Республикой Дагестан и Ставропольским краем // Дагестанская правда. 28 декабря. 1993.

опубликовано Обращение Центра ко всем дагестанцам региона Кавказских Минеральных Водах с призывом оказать гуманитарную помощь и моральную поддержку материнским этносам1. Идея получила широкую поддержку у Администрации Пятигорска, у русского населения и у других национальных землячеств. Центр также принял участие в обустройстве беженцев из соседней республики. Не остались равнодушными представители дагестанских объединений к стихии, прошедшей на Ставрополье летом 2003 года. Сопроводить грузы и передать слова сочувствия, поддержки в колхоз «Восход» прибыли главный Федеральный инспектор в Южном Федеральном округе – Д.Н. Гасанов, первый заместитель Национально-культурного центра народов Дагестана г. Ставрополя – А.А. Кудрявцев, председатель Совета старейшин народов Дагестана – М.Л. Рамазанов и руководители районных дагестанских объединений. «Чужой беды не бывает, - сказал Кудрявцев Александр Абакарович - Мы знаем, как наши земляки, которые проживают в пострадавших селах, боролись со стихией, помогали спасать людей, разместили нуждающихся в своих жилищах на кошарах, резали собственный скот, чтобы накормить людей отнеслись друг к другу, как брат к брату»2. В краевом центре было проведено совещание, на которое пригласили руководителей районных дагестанских объединений и решили оказать помощь пострадавшим от имени народов Дагестана. В последние годы национально-культурные объединения активно занимаются проведением национально-религиозных праздников (Ураза, Курбан-Байрам, Рамадан), а также памятных дат, юбилеев, видных деятелей национальной культуры, Дней города и края в г. Ставрополе.

Обращение ко всем дагестанцам региона Кавказских Минеральных Вод // Пятигорская правда. 1993. 23 сентября. 2 Триско В. В кругу с друзьями // Ставропольская правда. 8 июля. 1997. № 13. C. 3.

Дагестанцы Ставрополья принадлежат к исламскому сообществу края, среди которого наиболее крупными группами являются карачаевцы, ногайцы, татары, туркмены. Дагестанцы Ставропольского края как и другие мусульмане групп стремятся дагестанцев между к обустройству не мест отправления настроения культуры, дней на религиозных обрядов, молельных комнат, мечетей. В то же время среди этнических распространены науки, радикального толка и леворадикальные вероучения, например ваххабизм. Поддерживается образования. Проводятся культуры культурные мероприятия дни по празднованию Дагестана Дагестана. Традиционные культуры общение учреждениями Ставрополье в 2003 году были посвящены двум событиям: 80-летию народного дагестанского поэта Расула Гамзатова и 10-летию открытия культурного Сотрудничают центра народов Дагестана в Ставропольском крае. Пятигорский государственный Лингвистический университет и Дагестанский государственный университет. В ходе празднования Дня города Ставрополя в 2001-2002 годах участвовал ансамбль «Лезгинка» из Республики Дагестан, проходила научно-практическая конференция, посвященная двухсотлетию имама Шамиля, был поставлен спектакль в честь столетия известного дагестанского писателя Эффенди Капиева, жизнь и деятельность которого прошла на Ставрополье. Он был родом из селения Кумух в Дагестане, но всю жизнь посвятил Ставропольскому краю, дружил и творчески сотрудничал с известным писателем Бабаевским, автором «Кавалера Золотой звезды». По словам его жены Натальи Капиевой: «Мечта стать писателем рано окрепла в нем. Русский язык, русскую культуру, русских писателей – Лермонтова, Тургенева, Л. Толстого, Чехова, Маяковского – он горячо любил, считал кровно своими»1. Э.М. Капиев много стихов посвятил русскому народу, русской культуре. Вместе с Осетинской диаспорой проводилось празднование 140-летнего юбилея в память знаменитого осетинского поэта К.Л. Хетагурова. Общины народов Дагестана принимают активное участие в общекраевых, районных, городских мероприятиях, которые имеют культурно-просветительный характер. Так, аварцы, даргинцы, лакцы и представители других народов Дагестана принимают участие в организации и проведении: – Дни Ставропольского края и Дни города Ставрополя;

– Международные фестивали «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру (Пятигорск);

– Фестивали городов России по Кавказским Минеральным Водам (КМВ);

– Краевые фестивали «Национальной кухни»;

– Дни Ставропольского края в Республике Дагестан, Республике Калмыкия, Волгоградской и Астраханской областях;

– Фестивали «Знакомство с культурой – начало сближения»;

– Краевые спортивные игры народов Северного Кавказа;

– Всероссийские фестивали учащейся молодежи;

– Северо-Кавказские детские форумы «Дети Кавказа – за мир на Кавказе». Отмеченные политики мероприятия края» осуществляются и параллельно с реализацией «Основных направлений национальной и региональной Ставропольского «Комплексной программой гармонизации межнациональных отношений в Ставропольском крае на 2000-2005 годы»2. Общины народов Дагестана участвуют в организации Головко В.М. Эффенди Каптев. Свет жизни. – Ставрополь, 2002. С. 3. Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). – Ростов н/Д.-Пятигорск, 2002. С. 581.

2 национальных подворий, которые являются важнейшим элементом общекраевого праздника «День Ставропольского края», где проводятся национальные и народные подворья. В этой связи профессор А.А. Кудрявцев отмечает: «Для чего мы организовали наше дагестанское подворье? Для чего вообще происходит этот праздник – День края? Да люди знакомятся с бытом и культурой своих соседей. Но самое главное – дружба, которая здесь растет и укрепляется. Мы понимаем, что все межнациональные и прочие розни не стоят того, чтобы ради них поступаться нашей крепкой, вековой дружбой!»1. Национальные подворья отражают этнический состав края, его многоцветную культуру. Общины народов Дагестана представляют свои народные ремесла, промыслы, национальную кухню, предметы быта. Позиция руководителя отражает коллективные настроения в общинах народов Дагестана. Такие культурные мероприятия, фестивали проводятся для того, чтобы ознакомить население Ставропольского края с особенностями народной и национальной культуры народов Северного Кавказа, знакомство через обряды с фольклором, песенным творчеством, литературой. В рамках подобных мероприятий Культурно-национальный центр Дагестана г. Ставрополя представлял национальные костюмы народов народов Дагестана Дагестана. (традиционная Экспозиция одежда включала мужская не и женская и сопутствующие ее предметы), песни, танцы, музыку, поэзию и прозу только предметы национального быта, но и подборку литературы, аудио- и видиоматериалы. В крае создаются Центры, объединяющие различные национальнокультурные автономии и национально-культурные объединения. Так, в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске, создаются Центры «Дружбы».

Берштейн А. Дагестан и Ставрополье, никому не поссорить // Ставропольская правда. 15 ноября. 1997.

Первоначальные задачи Центра заключались в следующем: объединение представителей всех национальностей города на основе взаимоуважения и сотрудничества;

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.