WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки РФ Ставропольский государственный университет Абрекова Жанна Ахматовна ЭВОЛЮЦИЯ АНГЛИЙСКОЙ МОНАРХИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА.

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (Новая и новейшая история) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Аникеев Алексей Алексеевич Ставрополь - 2004 2 Содержание 1 Введение………………………………………………………… 3 2 Глава I. Эпоха эдвардианства в Великобритании I.1 Начало правления короля Эдуарда VII……………… 28 I.2 Эдвардианство жизни Великобритании………………………………………… 53 3 Глава II. Британская монархия в межвоенный период II.1 Эволюция монархии в период правления короля Георга V………………………………………………… 73 в общественной и политической II.2 Монархический кризис 1936 г. ……………………… 100 4 Глава III. Британская монархия в годы Второй мировой войны и первое послевоенной десятилетие III.1 Британский королевский двор в годы Второй мировой войны…………………………………………… 121 III.2 Правление Георга VI в первое послевоенное десятилетие…………………………………………… Заключение………………………………………………… Список источников и литературы…………………… Приложение…………………………………………………… Введение Актуальность темы. Одиннадцать современных европейских государств из пятнадцати – монархии. Одиннадцать правящих монархов лишь номинально обладают государственной властью, но продолжают вызывать как страстное поклонение, так и многочисленные споры. Среди стран с крепкими монархическими традициями первое место занимает, безусловно, Великобритания. Это одна из немногих стран, в которых монархия и по сей день сохраняется, хотя, конечно, в очень измененном виде. Монархия является для британцев традиционной формой правления. Э. Фишель в своей книге «Государственный строй Англии» писал: «По чувству английская нация… есть нация строго монархическая и король, как символ государственной власти чувствуется в Англии с гораздо большим энтузиазмом, нежели на материке». 1 Лишь однажды в разгар английской буржуазной революции, англичане покушались на этот институт власти. 30 января 1649 г. был казнен Карл I, но уже в 1660 г. Парламент реставрировал монархию в лице Карла II, а затем узаконил конституционно-монархический строй, существующий и по сей день. Монарх является гарантом мира и спокойствия внутри общества, что служило, в свою очередь, залогом единства и безопасности государства. На протяжении длительного исторического способной времени монархическая эволюционное система развитие оказывалась общества. И обеспечивать сторонники монархического строя, и его противники сходятся в одном: монархия символ нации. И если политическая роль монархии в Англии со временем уменьшается, то ее роль как символа растет. С середины ХХ века в мире стал наблюдаться двоякий процесс. С одной стороны увеличивается интерес к монархиям. На волне идеи реставрации свергнутые цари вновь оказываются в центре внимания, Фишель Э. Государственный строй Англии. - СПб. 1862. – С. пробуждая у общественности верноподданнические чувства.

Восстановление монархии в Испании, трансформация японской монархии из теократической в современную конституционную и одновременное ее укрепление, начавшиеся разговоры о возможном восстановлении монархии в Афганистане. Рост монархического движения в Болгарии, Румынии и даже России. С другой – падение популярности монархия в этого эпоху института в странах кризисов, с глубокими монархическими корнями. В Британии, хоть и считается, что международных политических, социальных и экономических катаклизмов представляет собой существенный для британцев и национального менталитета элемент стабильности, преемственности и национальной принадлежности, все чаще можно встретить неодобрение двора и призывы к его упразднению. В связи с вышесказанным мы попытались рассмотреть роль этого института власти в жизни общества и государства на примере британской конституционной монархии. Объект исследования – британская монархия в первой половине ХХ века. Предметом исследования является правление британских суверенов первой половины ХХ в., эволюция конституционной монархии в Великобритании в процессе общественного развития. В работе рассматривается положение монархии на начало века, анализируются причины, повлиявшие на изменение статуса короля. Хотелось бы заметить, принято что в отношении к монархии термина Великобритании употреблять два «конституционная» и «парламентская». По мнению специалистов они однозначны, хотя более употребляемым термином является конституционная монархия. Научная новизна работы обусловлена, прежде всего, отсутствием специального монографического или иного труда связанного с рассмотрением эволюции британской монархии в первой половине ХХ века. Сделана попытка подвергнуть эту проблему комплексному и многостороннему изучению. Предпринята попытка целостного исследования политической ситуации Великобритании в рассматриваемый период. Проанализировано влияние различных политических сил на социальное развитие государства и изменение статуса монархии. Рассмотрено воздействие трансформации английского общества на положение монархии в политической системе Великобритании. Показана роль социального и сословного фактора в эволюции института королевской власти. Хронологические рамки данной работы охватывают период с 1901 по 1952 г. Такая периодизация обусловлена тем, что в рассматриваемый период наиболее ярко выражен процесс эволюции конституционно-монархического строя Великобритании. Помимо этого, рассматриваются наиболее значимые вехи британской и европейской истории: 1901 г.- смерть королевы Виктории и вступление на трон короля Эдуарда VII;

1914-1918 гг. – первая мировая война, революция и падения династии Романовых в России;

1936 г. – монархический кризис в Великобритании;

1939-1945 гг. – вторая мировая война, завершение распада Британской империи. Территориальные рамки обусловлены спецификой темы и определяется границами Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Историографический обзор. В современной отечественной историографии тема эволюции британской монархии практически не изучена.

В российской историографической науке конца ХIX – начала ХХ века чрезвычайно популярной становиться тема государственного устройства Англии и развитие ее конституции. При этом отличительной особенностью всех дореволюционных исследований является скудность использованной историками документальной базы. Поэтому из дореволюционного периода (до 1917 г.), можно отметить лишь две наиболее значимые работы. Ценным источником послужил труд русского юриста, депутата I Государственной Думы М. Я. Острогорского «Конституционная эволюция в Англии» 2, в которой автор наряду с рассмотрением развития парламентаризма в Великобритании затронул вопросы, касающиеся эволюционных процессов, которые происходили в конце XIX- начале XX вв. и повлиявшие на изменение облика британской монархии. Яркое подробное рассмотрение политических институтов Великобритании сделали эту работу популярной не только в России, но и в самой Британии. Ссылки на эту работу встречаются у большинства британских авторов изучающих политические институты Англии. По мнению Острогорского «…все прерогативы короны осуществляются министрами на том основании, что ответственны они, а не король» 3. Другой работой рассмотренной нами в процессе написания данного исследования стал «Государственный строй Англии» Муравьева А. 4, в которой автор описывает и анализирует функции и полномочия конституционного монарха. Как и многие авторы рассматривающие полномочия и прерогативы монарха, Муравьев выделяет 2 три основных права короля:

«право быть Острогорский М. Конституционная эволюция в Англии. – Петроград. 1917. Там же. с.169 4 Муравьев А. Государственный строй Англии. - Казань. информированным, право поощрять и право предупреждать». Что по его мнению вполне достаточно, что бы считаться «действующим» сувереном. В советский период британская монархия рассматривалась лишь в контексте общих проблем по новейшей истории Англии. Для советской историографии наиболее приоритетными были проблемы, имеющие отношение к развитию национально-освободительного, революционного и рабочего движения в зарубежных странах. Английская история, в данном случае, не стала исключением. Из ряда таких работ особо стоить отметить работу Троцкого Л. «Куда идет Англия?» 5, где автор анализирует правительственный кризис и рост рабочего движения в Великобритании под влиянием российской октябрьской революции 1917 г. По мнению Троцкого, монархия в Великобритании изжила себя как политический институт, и под влиянием роста рабочего движения как в самой Британии, так и в ее колониях ей «не избежать неминуемого краха». Среди общих работ, которые так или иначе затрагивают Б.С. дается интересующие нас вопросы, строй можно отметить в Крылова которой «Государственный Великобритании» 6, полная характеристика существующей системе государственного управления в Англии, в том числе рассматривает полномочия монарха. Шальнев А.А. рассматривает развитие конституционной системы в Великобритании в ХХ в. в работе «Британия меж строк «неписанной» конституции» 7.

Троцкий Л.Д. Куда идет Англия? - М.-Л. 1925 Крылов Б.С. Государственный строй Великобритании. - М. 1957 7 Шальнев А.А. Британия меж строк «неписанной» конституции. - М. 5 Стоит отметить работы Жигалова И.И. «Современная история Великобритании» 8 и Лемина И.М. «Обострение кризиса британской империи после Второй мировой войны» 9, где авторы исследуют послевоенное развитие Великобритании и анализируют изменения, происходящие в английском обществе во второй половине ХХ в. Среди исследований, представляющих интерес в изучении интересующей нас проблемы, можно отметить следующие работы, которые рассматривали историю Великобритании в контексте общих проблем, а также рассматривали на вопросы этапе связанные истории с ХХ ее в.;

политическим развитием разном «Великобритания.» Матковский Н., 11 «Выбор перед КовалевскогоС.Л., «Великобритания.» В.Н., «Британия великая и малая.» Кобыша В.И.., 12 Англией.» Некрасова «Английский политический строй на рубеже XIX-XX вв. в освещении русской либерально-буржуазной публицистики.» Котова С.А., 14 «Англия 1918-1936.» Захарова С.В., 15 «Великобритания: трудные времена» Волкова Ф.Д. 16 и другие. В современной отечественной исторической литературе наблюдается отказ от разработки исключительно популярных в советской историографии британской проблем, истории принимаются и обращение попытки к ранее переосмысления «неактуальным» темам, в том числе и к истории конституционной 8 Жигалов И.И. Современная история Великобритании (1945-1975). - М. 1978 Лемин И.М. Обострение кризиса британской империи после Второй мировой войны. - М. 1951 10 Ковалевский С.Л. Великобритания. (Экономика, политический строй, внутренняя и внешняя политика). - Алма-Ата. 1947 11 Матковский Н. Великобритания. - М. 1950 12 Кобыш В.И. Британия великая и малая. - М. 1973 13 Некрасов В.Н. Выбор перед Англией. - М. 1961 14 Котов С.А. Английский политический строй на рубеже XIX-XX вв. в освещении русской либерально-буржуазной публицистики.// В кн. Проблемы британской империи. - М. 1980 15 Захаров С.В. Англия 1918-1936. - М. 1951 16 Волков Ф.Д. Великобритания: трудные времена. - М. монархии и к личностям самих суверенов. Вследствие этого в современный период помимо работ по общим проблемам британской истории, таких как «Британская конституция: политическо-правовой анализ» Шаповал В.Н.;

«Эволюционные процессы в британском обществе в начале ХХ в. и возникновение правого радикализма» Большаков А.П.;

«На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм» Гудзинский В.В. - появились работы, непосредственно посвященные проблемам английской монархии. Среди наиболее примечательных в журнале стоит и отметить новейшая ряд статей опубликованных Остапенко Г.С.

«Новая история» и Матвеев В.А., 18 которые рассматривали историю и эволюцию британской короны через характеристику ее носителей. Кроме того, использовались публикации этих же авторов, изданные в других журналах с 1996 по 2002 г. Хотелось бы отметить, что как в отечественной историографии, так и в зарубежной, работы касающиеся британской монархии носят в основном научно-популярный характер, в связи с чем, работы Матвеева В.А. и Остапенко Г.С. это то немного, что имеет научную значимость, при этом написанные популярным языком. В своих работах «Конституционная реформа в Великобритании» и «Разделение властей по-британски» Перегудов С.П. отмечал, что «несмотря на то, что политическая система Великобритании – одна из старейших и устойчивых в Европе и мире, англичане отнюдь не считают, что она является верхом совершенства и время от времени осуществляют ее более или менее далекоидущую модернизацию» 19.

Остапенко Г.С. Первые британские монархи ХХ в. // НиНИ. №6. 1999 Матвеев В.А. Британская монархия, искусство выживания. // НиНИ. №6. 1993 19 Перегудов С.П. Конституционная реформа в Великобритании.// Эволюция политических институтов на Западе. – М. 1999 - C. 17 Удивительный настоящем» труд «Европейские наше монархии в прошлом и привлекает внимание многочисленными публикациями. Все еще оставаясь нетрадиционным сюжетом, истории европейских династий привлекает нарастающее внимание и историков, и читателей. Свидетельство тому – многочисленные публикации, появляющиеся в последние годы. О сохраняющемся и даже растущем интересе к этой теме, свидетельствует состоявшаяся 26-28 мая 1998 г в Москве международная конференция.

«Европейские монархии в прошлом и настоящем: XVIII-XX вв.», организованная Институтом Всеобщей истории РАН при содействии Музея современной истории. На основе докладов были подготовлены статьи данного сборника. Проблемы изучения политического строя Великобритании привлекают внимание не только историков, Но и юристов. В середине 80-х годов ХХ века вышла в свет коллективная работа «Политическая систематическое система Великобритании» 20, истории представляющая британской изложение развития политической системы начиная с XVI в. Резюмируя сказанное о работах отечественных авторов, следует подчеркнуть, Великобритании что история изучена внутриполитического явно недостаточно. развития Об этом свидетельствует тот факт, что к настоящему времени отсутствуют комплексные монографические исследования рассматривающие проблемы британской конституционной монархии. И тем не менее, появление в российских, как в специализированных так и в периодических, изданиях ряда статей, посвященных актуальным Политическая система Великобритании.// Под ред. Крыловой Н.С. – М. проблемам истории Великобритании, свидетельствуют о возрастающем интересе к ней отечественных исследователей. В диссертации также использовались труды зарубежных исследователей, которые рассматривали процессы, происходящие в английском обществе в начале ХХ века. Тема политических институтов Англии оказалась весьма интересной, в связи с чем, большое количество работ было переведено на русский язык. Наиболее полными и интересными работами, на наш взгляд, стали труды таких авторов как Голлан Дж. 21, Датт Р.П. 22, Бромхед П. 23, Зигфрид А. 24, Мортон А.Л. 25, Мюр Р. 26, Беер М. 27 Впрочем эти работы, видимо в связи с тем, что в период их написания в Европе явно чувствовалась социалистические настроения, навеянные победой Советского Союза над Германией, грешат марксистко-ленинской идеологией и поэтому не всегда объективно в них оценивалась политическая ситуация в Великобритании. На фоне этого, интересной работой, на наш взгляд, является «Государственный строй Англии» Сиднея Лоу 28. Известный английский государственный деятель, Сидней Лоу рассмотрел в своей работе не только политические институты Британии, но и дал свою оценку их деятельности, в том числе и короне. Он считал, что монархия в стране играет значительную роль и при желании может влиять на политические процессы в стране. «Мы забываем, что Голлан Дж. Политическая система Великобритании. - М. 1955 Датт Р. П. Кризис Британии и Британской империи. - М. 1954 23 Бромхед П. Эволюция британской конституции. - М. 1978 24 Зигфрид А. Англия наших дней. М. 1926 // Кризис Британии в ХХ в. - М. 1932 25 Мортон А.Л. История Англии. - М. 1950 26 Мюр Р. Как управляется Британия. - М. 1936. 27 Беер М. Англия на перепутье. - М.-Л. 1926 28 Лоу С. Государственный строй Англии. - М. 21 исполнительная власть de jure есть корона в совете, что корона в этом виде находится вне парламента, что роль, играемая короной в совете, состоит в том, чтобы получить совет от своего народа и издать закон, а не в том, чтобы предлагать формулировать или защищать политику» 29. Особо хотелось бы отметить работу Обри Д. «Английский двор и король Эдуард VII» 30, основанную на личных воспоминаниях и впечатлениях автора. Она дает свою оценку личности и правлению короля Эдуарда, а также британскому обществу в целом. Конечно, работа не лишена погрешностей, так автор слишком идеализирует личность монарха и приписывает ему заслуги по урегулированию внешней политики Британии, что весьма не обоснованно, так как нам хорошо известно, что король в Англии не имеет право по конституции принимать самостоятельно решений, тем более по внешнеполитическим вопросам. В работе так же использовался монография английского историка А. Сэмпсона «Современная анатомия Британии». На родине автора и за рубежом его часто называют «энциклопедией британского образа жизни». «Новая живое анатомия описание Британии» многих содержит существенных детальное, аспектов конкретное, современного британского государства. «Моя цель...- объясняет Сэмпсон,- пригласить читателя на экскурсию по коридорам власти с некоторыми отступлениями и остановками в пути, в поисках ответа на вопрос: кто правит Британией?». Существенный вклад в исследование интересующей нас проблемы внесли западные биографы. Надо заметить, что движущей силой 29 истории многие исследователи считают, скорее, волю Там же. – С.388 Обри Д. Английский двор и король Эдуард VII. - М. выдающихся личностей, чем гигантские битвы «объективных» сил. Ее высшее выражение сводится к универсальной формуле, некогда изреченной Генрихом фон Трейтшке: «Историю делают люди». В связи с этим замечен возрастающий интерес к политической мемуарной литературе, к автобиографиям, биографиям и научнопопулярным жизнеописаниям известных личностей. Вследствие этого, большая часть рассмотренных нами работ представляют собой биографии британских монархов. В контексте описания личности и правления суверенов рассматривалась и история Британии, отношение короля и парламента, короля и кабинета министров. Наиболее полно правление Эдуарда VII описал его официальных биограф Магнус Ф. 31. Помимо биографических данных монарха он рассмотрел изменения отношений между монархом и парламентом, дал свою оценку деятельности первого суверена ХХ в. Биографии монархов (в особенности Эдуарда VII, который, по мнению своих современников, был достаточно яркой личностью), по-видимому, оказалась весьма интересной темой, так как ею занимались довольно много исследователей. Среди них можно отметить наиболее полные работы таких авторов как Бенсон Е. 32, Джулиан Р. 33, Коулес В. 34, Кастелл Дж и Хопкинс Ф. 35 – описавшие биографию короля Эдуарда VII;

Николсон Х. 36, Сомервелл Д. 37, Артур Георг 38, Рекоули Р. 39, Рос К. 40, Брант А. 41 и др.- исследовали 31 Magnus Ph. King Edward the Seventh. - N.Y. 1964 Benson E.F. King Edward VII. An Appreciation. – L., N.Y., 1993 33 Jullian P. Edward and the Edwardians. – N.Y. 1967 34 Cowles J. Gay Monarch. The life and pleasure of Edward VII. – N.Y. 1956 35 Castell J., Hopkins F. The life of king Edward VII. – L. 1947 36 Nicolson H. King George the Fifth. His Life and Rein. – L. 1952 37 Somervell D.C. The reign of King George the Fifth. An english chronicle. – L. 1934 38 Arthur George. King George V. A speech of a great ruler. – L. 1935 39 Recouly R. George V. – L. период правления короля Георга V;

Джабд Д. 42, Вилер-Беннетт Дж. 43 – официальные биографы Георга VI. Все биографии грешат апологетикой личности и деятельности монархов, однако большой фактический материал, основанный на личных воспоминаниях, на воспоминаниях современников стали неоценимым подспорьем при изучении интересующего нас вопроса. Анализ комплекса проблем, связанных с эволюцией британской монархии, английской не возможен без рассмотрения ХХ в. общих вопросов истории начала Среди исследований, посвященных данной проблеме можно отметить работы таких авторов как: White A. The character of British democrasy 44;

Keith A.B. The constitutions of Engkand from queen Victoria to George VI 45. При рассмотрении периода правления короля Эдуарда VII ценным материалом послужила работа Adams W.S. Edwardian Heritage 46, в которой он рассматривает развитие британской истории и политики с1901 по 1906 гг. В большинстве обобщающих работ по английской истории, изучение вопросов внутриполитического развития страны в начале ХХ столетия ограничивалось, как правило, упоминанием общеизвестных фактов и имен «перекочевывающих» из одного исследования в другое. Такой подход вполне закономерен в связи с общим характером этих изысканий. Изучение британской политической системы было бы не полным если бы мы не рассмотрели труд известного английского экономиста 40 Rose K. King George V. – N.Y. 1981 Bryant A. George V. – L. 1936 42 Jubd D. King George VI. – L. 1982 43 Wheeler-Bennett J.M. King George VI. His life and reign. – L. 1958 44 White A. The character of British democrasy. – Glasgow. 1945 45 Keith A.B. The constitutions of England from queen Victoria to George VI. - L. 1940 46 Adams W.S. Edwardian Heritage. A study in British history 1901-1906. - L. XIX века Бэджгота В. 47 В своей работе он не только рассматривал политическую систему Великобритании, но и проанализировал эволюционные процессы происходящие в стране. Рассматрел также и роль британской конституции в общественной и политической жизни Великобритании. По мнению Бэджгота, британское правительство можно разделить на две части – «представительную» и «деловую», причем монархия находится в центре представительной части. Он рассматривает Англию как «замаскированную республику», где королевская власть является пышным карнавальным зрелищем, за кулисами которого значительно легче может вершиться фактическое управление государством. Конституционная королевская власть, говорил он, «дает возможность нашим подлинным правителям производить перемены так, что близорукий английский народ их не замечает. Английские массы не приспособлены к выборной форме правления;

если бы они знали, насколько близки к ней, то удивились бы и, может быть, даже испугались». 48 Кроме того, хотелось бы обратить внимание на коллективный труд английских ученых Кембриджского университета «Монархия и ее будущее». В сборник включены работы по актуальным проблемам английской монархии, такие как сохранение, изменение его статуса, роль монархии в общественной и политической жизни Великобритании. отметить: Среди наиболее интересных статей можно Блэйк Р. Корона и политика в двадцатом столетии 49;

47 Bagehot W. The English constitution. World’s Classics Edition. - L. 1949 Bagehot W. The English constitution. World’s Classics Edition. – P. 34 49 Blake R. The crown and politics in the twentieth century.// The monarchy and is future. – L.

Брата С. Драгоценный камень в короне 50;

Генри Льюис III. Монархия: жизненный берег 51;

Макиннес К. короли 52 и другие. Среди наиболее интересных работ по изучаемой нами проблеме можно отметить следующих авторов: Фейхтвангер Е.Д. Демократия и империя. Британия 1865 - 1914 53;

Богданор В. Монархия и конституция 54;

Лонгфорд Е. Виндзорский королевский дом 55;

Фэррер Д.А. Монархия в политике 56и другие аналогичные работы. Мы попытались рассмотреть эволюцию британской монархии в процессе изменения статуса Британской империи, то есть перехода от империи к Содружеству Наций. В этой связи большой Наши собственные фактический материал удалось почерпнуть в трудах английских историков Х. Д. Холла «История британского Содружества» 57;

А. Смита «Новое Содружество Нации и ее конституция» 58;

Хорн А.Дж. История Содружества Наций 59. Большой объем изученной нами литературы составляют работы рассматривающие политическое развитие Великобритании, историю парламента, правительства и посвященные непосредственно рассмотрению конституции Британского Содружества Наций. Среди наиболее интересных работ можно отметить следующие: Ф. В. Майтлэнд «Конституционная история Англии» 60;

Д. Кейт «Король, 50 Brata S. The jewel in the crown.// The monarchy and is future. – L. 1969 Henry Luce III. Monarchy: the vital strand.// The monarchy and is future. – L. 1969 52 Macinnes C. Our own kings.// The monarchy and is future. – L. 1969 53 Feuchtwanger E. J. Democracy and Empire. Britain 1865-1914. – L. 1987 54 Bogdanor V. The monarchy and the constitution. – Oxford. 1995. 55 Longford E. The royal house of Windsor. – N.Y. 1974. 56 Farrer J.A. The monarchy in politics. – L. 1973 57 Hall H. D. History of the British Commonwealth. – L. 1971 58 Smith A. New Commonwealth and its Constitution. – L. 1964 59 Horne A.J. Commonwealth history. – L. 1965 60 Maitland F. W. Constitution history of England. – Cambridge. конституция, империя и иностранные дела» 61. Интересной и полной, на наш взгляд, является работа Р. Дэвидсона «Уайт-Холл и трудовые проблемы в поствикторианской и эдвардианской Британии» 62. В данной работе автор рассматривает политику правительства в решении проблем связанных с трудовым законодательством, предпринятые социальные реформы и социальные гарантии после второй мировой войны, основываясь на изучении официальной статистики. Весьма любопытной работой, по нашему мнению, является труд главы отдела политической науки международного университета в Бирмингеме Леонарда Тивлея «Интерпретация британской политики. Имидж или система» 63.

Работа основана на большом количестве документального материала, содержит ценные суждения и выводы. Подводя итог рассмотрению зарубежной историографии по нашей проблеме, можно сказать, что историков интересовали прежде всего биографии монархов и аспекты правового характера. Таким образом, в отношении изученности проблемы эволюции британской монархии можно отметить, что тема не получила полного отражения. Целью данной работы является комплексный анализ эволюции института конституционной монархии Великобритании в первой половине ХХ столетия в контексте британского общества, а также общеевропейского развития которые послужили катализатором изменений произошедших с этим институтом власти.

61 Keith D. The king, constitution, the Empire and foreign affairs. – L. 1936-37 Davidson R. Whitehall and the Labour Problem in Late-Victorian and Edwardian Britain. – L. 2001 63 Tivley L. Interpretation of British Politics. The image and the system.- N.Y.- L. 1988.

Исходя из цели диссертационной работы, были поставлены следующие задачи: 1. Рассмотреть и проанализировать основные политические концепции развития социально конституционной монархии Великобритании. 2. Проанализировать особенности правления первых британских монархов ХХ в. и выявить их особенности. 3. Выявить общие черты и различия в стиле правления монархов, повлиявших на эволюцию института власти. 4. Рассмотреть изменения общественного мнения в Великобритании по отношению к институту монархии в первой половине ХХ века. Написание данной работы потребовало привлечение самых разнообразных источников. Источниковая база состоит из четырех групп. К ним относятся архивные материалы, опубликованные документы, мемуарная литература и периодическая печать. К первой группе относятся архивные материалы из фондов Архива Внешней Политики Российской Империи (АВП РИ) 64 и Российской Федерации (АВП РФ), которые содержат информацию о внешней и внутренней политики Великобритании в изучаемый период. Основная часть документов дипломатического характера относиться к советскому периоду, к ним можно отнести отчеты чрезвычайных и полномочных послов в Великобритании (Ф.162.Посольство СССР в Великобритании и дипломатическое АВП РИ. Ф.1 Административные дела. Оп. 36, Д.1;

Ф.132 «Коллегия иностранных дел». Оп. 870, Д.78, 86, 90;

Ф. 133 «Канцелярия министра иностранных дел». Оп. 56, Д. 279, 345;

Оп. 98. Д. 893, 921;

Ф. 340 «Коллекция документальных материалов из личных архивов чиновников МИД (1743-1933)» Оп. 789, Д.565, 578, 601. 65 АВП РФ. Ф.162. Оп.,4, Д.6;

Оп.5, Д.59, 60, 63, 64;

Оп.60, Д.47.

представительство Безусловно фонды РСФСР в Великобритании архивов (1921-1923гг.)). ценны при российских наиболее изучении проблем, связанных с внешнеполитической историей Великобритании. Однако, советские послы внимательно следили не только за изменением внешнеполитических приоритетов британского правительство, но и сообщали сведения связанные с определением внутриполитического курса страны. К такому роду документов относятся кабинета министров 66 ежедневные отчеты Полпредства СССР в Великобритании по обзорам прессы, заседаний парламента и (Ф. 69.Референтура по Англии). А так же был рассмотрен историко-дипломатический архив (Ф.836) 67, где содержаться копии документов из иностранных архивов с 1936 по 1950 гг. Некоторые из этих документов впервые вводятся в научный оборот. Ко второй группе относятся источники правового характера, касающиеся темы нашего исследования, с помощью которых можно объективно изучить и проанализировать историю британской монархии и причины ее эволюции. Поскольку Великобритания считается парламентской монархией, следует обратить внимание на два момента. Во-первых – британская монархия, сохранив значительное идеологическое воздействие на население ни как государственное учреждение, а как символ государственного но и единства в не только Соединенного Великобритания Королевства, Содружества, котором стремится сохранить свое влияние, практически почти полностью потеряла возможность оказывать сколь-нибудь серьезное влияние на АВП РФ. Ф. 69. Оп.16, Д.11;

Оп.17, Д.15;

Оп.28, Д.48,49;

Оп.38, Д.63,64;

Оп.62. Д.21,25;

Оп.63, Д.16. 67 АВП РФ. Ф.836. О.38, Д.700-Ан, Пор.64, П.133.

деятельность государства.

законодательных и исполнительных органов Во-вторых, нельзя пройти мимо того, что в стране отсутствуют какие-либо акты, исчерпывающим образом, как это сделано в письменных конституциях, определяющих полномочия таких основных органов власти как корона, парламент, кабинет министров. Издавая отдельные законы, британские законодатели исходят из того, что полномочия основных центральных органов власти, к которым традиционно сложились относятся монарх, поэтому парламент и правительство, исторически, современные правовые акты не могут претендовать на большее чем уточнение и объяснение отдельных полномочий и особенностей порядка их формирования. Основные законодательные акты, касающиеся рассматриваемой нами темы, были приняты за долго до ХХ века – в эпоху Реставрации и после переворота 1688 г. Это – Петиция о правах 1628 г., Великая ремонстрация 1641, Бредская декларация 1660, Постановление палаты общин об образе правления английского королевства 1660, Билль о правах 1689, Трехгодичный акт 1694, Акт об устранении 1701, Акт о престолонаследии 1701, Семилетний акт 1716, The Royal Marriages Act 1772.

В ХХ в. были приняты акты, повлиявшие на изменения облика монархии. К ним можно отнести: Акт о парламенте 1911, Англо-Ирландское соглашение 1921, Вестминстерский статут 1931 г, Акт о министрах короны 1937, Акт о чрезвычайных полномочиях 1939 г., Закон о чрезвычайных полномочиях 1940 г., Закон 1949 г. Об изменении акта о парламенте 1911 г., кроме того конституционное соглашение British Coal Corporation v. The King 1935 г., а так же акты о регентстве 1937, 1943 гг. Петиция о правах – была предоставлена Карлу I 28 мая 1628 г. обеими палатами парламента. В ней перечислены злоупотребления королевской власти. Произвольный сбор налогов, нарушение личной неприкосновенности подданных, введение военных трибуналов. Петиция требовала восстановления прав нации. После недолгой борьбы в парламенте король, которому нужны были деньги, утвердил ее, и она стала законом сохранив свое название. Бредская декларация, которую обнародовал Карл II при возвращении на престол в 1660 г., фактически означала восстановление в Англии монархии, но монархии на «договорных» началах, так как содержала некоторые принципы ограниченной монархии. Один из первых и наиболее важных документов, которые регулируют отношения суверена и парламента является «Билль о правах», принятый в 1689 г. В некоторой власти степени в закон ограничивает функции исполнительной отношении граждан. «Подданные имеют право обращаться с петицией к королю, и любые преследования за это – незаконны» 68. «Притязания на власть, приостанавливать законы или использование законов королевским повелением, без согласия парламента, незаконны» 69. Вестминстерский статут предусматривал создание местных судов и обязательность периодического «ежегодно, один раз и чаще» созыва парламента. Конституции государств Европы. Т.1. - М. 2001. – C. 492 Там же. 70 Там же. С. 68 Принципиальное значение для укрепления полновластия Палаты Общин имело принятие в 1911 г. Акта о парламенте. В соответствии с актом Палата Лордов была полностью лишена права отклонять принятые палатой общин финансовые законы, сохранив, однако, возможность задерживать вступление в силу законов на два года. В 1937 г. был принят Акт о министрах короны, установивший, что в составе правительства должно быть больше членов палаты общин, чем членов палаты лордов. Этот правовой акт закрепил конституционный обычай, в силу которого наиболее важные должности в кабинете, прежде всего должности премьер-министра, министра иностранных дел, министра обороны, министра внутренних дел, могут занимать только члены палаты общин. Хотя по-прежнему формально право назначать премьер-министра и министров принадлежит короне, этот обычай, несмотря на имеющее место попытки его игнорировать, теперь стал незыблемым правилом. Надо отметить, что конституция Великобритании – это совокупность статутов, судебных прецедентов и конституционных соглашений, полномочия которые органов определяют: государства, порядок принципы формирования и взаимоотношений государственных органов и граждан 71. В связи с этим, большую роль в регулировании отношений между монархом и государством отводится так называемым судебным прецедентам, которые несут такую же правовую функцию, как законодательные акты и конституционные соглашения. Вследствие этого можно отметить наиболее важные прецеденты, повлиявшие на дальнейшее развития Конституционное право зарубежных стран.// Под ред. М.В. Баглая. – М. 2000. – С.399- конституционной монархии – Case of Duchy of Lancaster 1562, Case of King’s Prerogative in Saltpetre 1607, Case of Proclamations 1610. При рассмотрении этих и других правовых актов нами использовались следующие сборники документов: Конституции государств Европы в 4-х тт. 72, Конституции западных стран 73, Конституции и законодательные акты буржуазных государств 74, «Английские исторические документы» под редакцией А.Браунинга 75, «Документы британской политической истории» 76 под редакцией Дж. Роутона и другие. К третьей группе источников относится мемуарная литература, в которой содержатся ценные сведения об институте монархии, деятельности первых британских суверенов ХХ столетия, а также о событиях повлекшие за собой изменения этого института власти в первой половине ХХ в. Важным источником при написании данной работы стали воспоминания короля Эдуарда VIII 77, после отречения принявшего титул герцога Виндзорского. В своих мемуарах Эдуард подробно и ярко рассматривает правление двух своих предшественников (Эдуарда VII и Георга V), выразил свой взгляд на систему конституционной монархии, дал свою оценку событиям, повлекшим за собой его отречение от престола и вынужденном отъезде из страны. По мнению герцога Виндзорского личная порядочность его предшественников подняла монархию до небывалых высот, поэтому его отречение могло быть единственно верным решением для Конституции государств Европы.- М. 2001 Конституции зарубежных стран.- М. 1998 74 Конституции и законодательные акты буржуазных государств.//Сборник документов. Под ред. П.Н. Галандзы – М. 1957 75 The English historical documents. Ed. Browning A. – L. 1976 76 Documents on British political history. Ed. Wroughton J. – L. 1973. 77 A king’s story. The memoirs of the Duke of Winsor. - N.Y. 72 авторитета Короны. «…В глазах британской нации монархия должна быть предметом не только гордости, но и примером благочестия и порядочности» 78. Проблемы отречения Эдуарда VIII воспоминаниях его жена Уиллис Симпсон. 79 Другим значимым источником стали воспоминания Ее Высочества принцессы Марии Луизы 80, в которых она описывает правление шести монархов до королевы Елизаветы II. Являясь непосредственным свидетелем многих событий происходивших в Виндзорском дворце, она подробно описала их, высказала свое мнение поводу историю правления того или иного монарха. Рассматривая монархов первой половины ХХ в., она коснулась в своих правления проводила параллель с правлением королевы Виктории, подмечая изменения, происходившие под влиянием как нового столетия, так и непосредственно личностей занимающих трон. Кроме того, в работе были использованы мемуары людей приближенных ко двору: принца греческого Кристофера 81, герцога Портлэдского 82, виконта Морледжа 83, принцессы Алисы 84, лорда Галифакса 85. К этой же группе источников можно отнести и работы таких английских публицистов как Дж. Оруэлл 86 и Т. Маколей 87.

Рассматривая быт и нравы англичан Дж. Оруэлл не мог не коснуться Op. cit., p. 106 The Heart Has its Reasons. The memoirs of the Duchess of Winsors.- N.Y. 1958 80 My Memoirs of Six Reigns. Her Highness Princess Marie Louise. - L. 1956 81 Memoirs: Prince Christopher of Greece. -L. 1973 82 People, Woman and Things: Memoirs of the Duke of Portland. - L. 1954 83 Viscount Morlej. Memoirs. - L. 1973 84 Alise. Princess of Great Britain. Duchess of Hesse. - L. 1903 85 Fullness of Days. The memoirs of the earl of Halifax. – L. 1957. 86 Оруэлл Дж. Эссе, статьи, рецензии. – Пермь 1992. Т.II 87 Маколей Т. Англия и Европа. Избранные эссе. – СПб. 78 отношения британцев к их главному символу – монархии. Он заметил, что «люди теперь не могут обходиться без барабанов, флагов, парадов, и лучше, если они будут боготворить кого-то, не имеющего реальной власти. В Англии же реальная власть – у джентльменов в котелках, а в золоченой карете, символизирующей величие, восседает другая персона, и, пока сохраняется такое положение, появление Гитлера или Сталина в Англии исключено» 88. При рассмотрении монархического кризиса 1936 г. и отречении Эдуарда VIII нами был использованы воспоминания В. Шелленберга 89 – шефа политической разведки гитлеровской Германии. По его мнению, отречение короля было целиком политическим актом, направленным на недопущение сближения двора с Третьим рейхом. Гитлер же, в свою очередь, в мечтах о завоевании Великобритании, делал ставку на Эдуарда. В.

Шелленберг описывает детали операции которая была разработана для вывоза герцога Виндзорского в Испанию, и создание контрдвора. Этому же периоду относятся воспоминания Альберта Шпеера 90, который был личным архитектором Гитлера, а с 1942 г. возглавил военную промышленность «Третьего рейха». По словам Шпеера, Гитлер был полностью уверен в поддержке своих действий со стороны британской короны и лично короля Эдуарда VIII: «Наконец-то! Король Англии не станет вмешиваться. Он сдержит слово. Значит, все будет в порядке!» 91. Так же как и Шелленберг, Оруэлл Дж. Эссе, статьи, рецензии. – С.214 Шелленберг В. Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика. - М. 1991 90 Шпеер А. Воспоминания. – Смоленск. 1998 91 Там же. С. Шпеер коснулся плана похищения и вывоза из страны герцога Виндзорского. В работе, кроме того, использовались воспоминания бывших советских послов в Великобритании И.М. Майского 92 и В.И. Попова 93. Майский вспоминает прием у короля Георга V, описывает нравы при дворе и свои впечатления о дворе и короле Великобритании. Труд Попова В.И. основан на изучении обширного фактического (в том числе и архивного) материала и личных впечатлений. По словам В.И. Попова, около трети британцев на вопрос, что именно составляет предмет их национальной гордости, на первое месть поставили монархию 94. Он замечает, что проблема английской современной парламентской монархии представляет для нас, россиян, несомненный интерес, в особенности сейчас, в период формирования в нашей стране подлинно парламентского строя. В 2001 г. вышел в свет сборник воспоминаний, очерков, статей и писем русских писателей об Англии. 95 К четвертой группе относятся журналы и газеты выпущенные в изучаемый нами период, которые являлись отражением жизни английского общества в целом и королевской семьи в частности. В периодической печати можно почерпнуть сведения, как о деятельности монарха, так и об отношении к этому институту власти британцев. К ним относятся наиболее крупные английские издания: “Times”, “Daily Mail”, “Daily Telegraph” и др.

Майский И.М. Воспоминания советского дипломата. - М. 1987 Попов В.И. Жизнь в Букингемском дворце. Елизавета II и королевская семья.- М. 1993 94 Там же. С.127 95 «…Я берег покидал туманный Альбион…». Русские писатели об Англии 16451945. (Воспоминания, очерки, статьи и письма). // Подгот. Каднина О.А. и Николетин А.Н. - М. 93 Автор считает, что исследование названных источников позволяет разрешить вопросы, поставленные в диссертации. Методологическая основными принципами основа исследования определяется науки – современной исторической объективности, историзма, а так же системным подходом к анализу эволюции британской монархии. Автор подходила к анализу исторического и фактического материала с позиции историзма (рассматривать любое историческое явление с точки зрения возникновения, развития, соотношения с другими явлениями) 96, стремясь восстановить на документальной основе историческую истину не осложненную какими-либо идеологическими доктринами. Эволюция монархии изучалась в контексте общеевропейского развития. Важную роль в решении этих задач сыграли историкосравнительный, историко-логический и нарративный методы, которые способствовали выявлению внутреннего развития общества, процесса эволюции и особенностей монархии. Практическая значимость исследования. В связи с тем, что в Европе наблюдается повышенный интерес к монархии, материалы диссертации могут использоваться при изучении социально политической истории Великобритании;

в педагогической практике – при подготовке общих и специальных курсов по Всеобщей истории в высшей школе. Апробация результатов. Основные результаты исследования обсуждались на заседании кафедры новой и новейшей истории Ставропольского государственного университета и вузовских научных конференциях, а так же изложены в 5 статьях автора.

Аникеев А.А. Проблемы методологии истории: Курс лекций. – Ставрополь: СГПУ. 1995. С. Глава I. Эпоха эдвардианства в Великобритании I.1 Начало правления короля Эдуарда VII Правление конституционной монархии установилось в Англии в результате Славной революции 1688 – 1689 гг. Монархия в Великобритании занимает немаловажное место. Знаменитый юрист Блакстон, например, в середине XVIII века приписывал этому институту власти огромную роль в политической жизни Англии и выводил учение об английском государстве из идеи гармоничного сочетания трех факторов «смешанного» строя: монархического, в лице короля, аристократического – в лице палаты лордов, демократического – в лице палаты общин.

Еще в 1660 г. при реставрации королевской власти было принято «Постановление палаты общин об образе правления английского королевства», в котором говориться о том, что «лорды признают и объявляют, что согласно древним и основным законам английского королевства правительство состоит и должно состоять из короля, лордов и общин…». 97 Такой порядок сохраняется и по сей день. Монтескье, Локк и другие видели в английском государственном строе осуществление идеи разделения властей и находили искусно установленное равновесие между законодательной властью парламента, судебной – трибуналов, и исполнительной – короной. Дж. Локк считал, что правитель, наделенный правом издавать законы, может пожелать сосредоточить в своих руках и право на их исполнение, для того, чтобы самому не подчиняться тем из них, которые неугодны, либо Постановление палаты общин об образе правления английского королевства 1660 г.// Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Под ред. К.И. Батыра и Е.В. Поликарповой. – М. 2003. – С. не выгодны ему самому. Поэтому так важно разделение власти на три составляющие: Однако законодательную, на практике исполнительную и судебную 98.

обнаруживался перевес законодательного учреждения, парламента, над остальными и руководящее значение помещичьей аристократии во всех политических учреждениях. Ограничение королевской власти с помощью закона горячо приветствовалось деятелями просветительского движения. Именно они стали апологетами конституционного строя, дав обоснование той модели правления, так о которой их революционные индепенденты предшественники, только мечтали. Высказываясь называемые «шелковые» по поводу конституционной монархии, установившейся в Англии, многие просветители давали данной форме правления самые лестные оценки. К примеру, маркиз Галифакс одно из достоинств ограниченной монархии видел в том, что она давала возможность ограниченного единения власти и свободы. При данной форме правления, утверждал он, корона обладает достаточной властью, но не способна к разрушительным действиям, а народ использует предоставленную свободу для защиты своих интересов 99. Пытаясь объяснить, почему в Англии была избрана такая форма правления, как ограниченная монархия, журналист Стил Р. В журнале “Englishmen” писал: «Хорошо известно, что монархия, когда ее подкупают, вырождается в тиранию, аристократия – в олигархию, а демократия склонна к Локк Дж. О государственном правлении // Избранные философские произведения. В 2-х тт. - М. 1960. – С.84 99 АВП РИ. Ф.340 Коллекция документальных материалов из личных архивов чиновников МИД (1743-1933). Оп 789. Д. 565. П.34. Л. волнениям и беспорядкам. И потому, чтобы устранить опасность, к которой может привести каждая из них в отдельности, изобрели смешанную форму правления, означающую правление короля, лордов и общин» 100. Монархия как идея и система власти, будучи важнейшим элементом европейской культуры менялась в потоке времени. Эволюцию европейской цивилизации трудно постичь без учета той роли, которую сыграли монархи в ее истории. Чтобы сохранить себя как институт верховной власти, монархия должна была соответствовать ритмам развития общества. Монархия подобна зеркалу отражающему динамику меняющегося мира. В государственной жизни Великобритании противоречия между теорией и практикой углубляются благодаря тому обстоятельству, что английская конституция в важных своих частях основана не на писаных законах, а на исторически сложившихся обычаях и понимаются эти обычаи в различные эпохи не одинаково. Многое из того, что считалось общепринятым в XVIII в., потеряло смысл в XIX и ХХ. Изменения происходили большей частью путем медленных перемен, и каждое поколение вынуждено искать толкование своей конституции в живой практике различных учреждений. Роль и место монархии в системе власти, после революционных катаклизмов XVII в., не претерпевала сколь-нибудь существенных изменений. Король является жизнью, главой и властью над всеми Steele R. The Englishmen. - L. 1955. - Р. делами, которые совершаются в королевстве Англия – писал Томас Смит 101. Двадцатый век начался для Великобритании печально. В 1901 году умерла королева Виктория – патриарх всей венценосной Европы. Она была последней представительницей немецкой Ганноверской династии на британском троне.

Плодовитость и сильный характер Виктории возвысил британскую монархию до небывалых высот. «Викторианство» завершилось. На смену шло «эдвардианство». Эдуард был первым наследником рожденный правящему монарху с 1762 г. Правление королевы Виктории стало пиком благополучия Англии и величия британской короны. Ее кончина в 1901 г. ставила много вопросов перед ее преемниками. Начиналась новая эра, и от того какой она останется в истории зависело от нового короля. У каждого из суверенов складывались свои отношения с правительством и с подданными, менялась и степень их воздействия на политику. Не был исключением и Эдуард VII (1841-1910). В день смерти Виктории ему шел 60-й год, и он понимал аномалию своего положения. С одной стороны, взрыв почтения, которыми сопровождались похороны умершей королевы, был источником гордости его семьи, с другой, он был подавлен бременем и ответственностью, ожидавшими его как наследника великой государыни. В качестве принца Уэльского Эдуард не допускался Викторией к участию в государственных делах.

Королева не могла питать большого доверия к старшему сыну из-за Ковалевский М.М. История монархии и монархических доктрин.- СПб. 1911. С. его, как она считала, легкомыслия. Впрочем, принц получил хорошее общее образование, что весьма способствовало ему в завоевания авторитета среди английского истеблишмента. Смерть Альберта, отца Эдуарда VII, позволило ему не только участвовать в управлении государством, но и в ряде случаев прямо диктовать премьер-министру и министрам, что они должны делать. Эдуард охотно участвовал в церемониях разного рода, взяв на себя немалую супруга. Эдуарду досталось трудное наследие. Ему предстояла поднять престиж монархии. Еще при жизни королевы Виктории в стране нарастали антимонархические настроения. Королеву упрекали в том, что она мало внимания уделяет осуществлению своих функций монарха, ведет слишком уединенный образ жизни, мало дает приемов, редко общается с простыми людьми, недостаточно внимания уделяет церемониалам. В стране поднялось долю того, от чего уклонялась мать после смерти республиканское движение, во главе которого стал молодой баронет и член парламента, сэр Чарльз Дильк 102. К движению присоединились многие видные англичане, члены парламента, ученые. На Триумфальной площади Лондона состоялся митинг антироялистов, на котором была провозглашена «Республика Англия». В печати королеву называли «мусором», а принца – «вшивым» и говорили, что он действительно дорогой, как называла его королева, но в другом смысле – слишком дорого он обходился казне. 102 Образование сильной республиканской партий в стране АВП РИ. Ф. 132. Коллегия иностранных дел. Оп. 870. Д. 78. П. 21. – Л.46 Попов В.И. Жизнь в Букингемском дворце. Елизавета II и королевская семья. М.1993. – С. и парламенте казалось неминуемым. по-другому. В глубине народной масс Однако история сложилась оказались большие залежи монархического лоялизма. Таинственная связь монархии с небом, созданная благочестивым воображением средневековья;

верность вассалов сюзерену на жизнь и смерть, завещанная феодализмом;

божественное право монархов, освященное церковью и доказанное, как догмат, апологетикой книжников и законников, реформация, произведенная настойчивостью королей и освободившая христианскую душу от пагубных учений папизма, а английское государство - от притязаний римского престола;

наконец, сама революция, the Great Rebellion, приведшая к казни короля, но окружившая его ореолом мученичества, « в сиянии которого зародился торизм», донесший культ монархии до наших дней – все соединилось на протяжении времен для того, чтобы создать в английских сердцах «созвучие слов живых» между Royalty Loyalty (роялизм и лоялизм) 104. Республиканское движение замерло, а престиж монархии стал подниматься. Английский публицист заметил Дж. Оруэлл: «Революционные традиции не прижились в Англии, и даже в рядах экстремистских политических партий революционного образа мышления придерживаются лишь выходцы из средних классов. Массы по сей день в той или иной степени склоны считать, что «противозаконно», есть синоним «плохо» 105. Кроме того, корона в Англии является удобной гипотезой для практической политики. «Нет различия,- писал Гладстон,- более 104 Острогорский М. Конституционная эволюция Англии.- Петроград. 1917. - С.93 Оруэлл Дж. Эссе, статьи, рецензии. Т.II. – Пермь. 1992. - С. жизненного для британской конституции или для правильного о ней суждения, чем различие между монархом и короной» 106. Британский монарх, являющийся наследственным и церемониальным главой парламентской демократии имеет очень много важных привилегий и атрибутов;

но он не владеет теми огромными полномочиями, которые формально ему приписываются. Они принадлежат тому удобному мифу, который называется Короной (the назван нацией, Crown), но который также мог быть волей или каким-нибудь народной соответствующим абстрактным именем 107. Монарх, власть которого ограничена и который не может ни принимать, ни отменять законы, превращается в силу, к которой аппелируют все: и противники и сторонники реформ, что ставит его над битвой, превращая в третейского судью, стоящего над схваткой. Таким образом, авторитет монарха независимо от его личной позиции, становится одним из важных стабилизирующих факторов в напряженное для страны время. Вожди английского народа в своей борьбе против королевской власти никогда, за исключением периода революционных насилий, не пытались уничтожить или раздробить авторитет короны, как главы государства. Их политикой было оставить власть короля неприкосновенной, но связать действия короны с определенными процессуальными формами, которые, в случае их соблюдения, должны обеспечить верховенство закона и суверенитет нации.

Лоу С. Государственный строй Англии. - М. 1910. - С.382 АВП РИ. Ф.133 Канцелярия министра иностранных дел. Оп. 56. Д. 345. П.9. Л. 106 Эта цель достигалась путем принятия законов ограничивающих королевскую власть в различных сферах. Одним из важных законов принятых еще в 1629 г. стала Петиция о правах, подданная королю Карлу I. По этому документу королю запрещался незаконный и самовольный сбор налогов с подданных: «…чтобы впредь никто не был принуждаем платить или давать что-либо иного в виде дара, ссуды, приношения, налога или какого-либо иного подобного сбора, без общего согласия, данного актом парламента…» 108. Премьер-министр правительства при королеве Виктории Ю. Гладстон писал: «Монархия в Англии есть символ единства нации и вершина социального здания;

творец (по совещание с народом) законов;

высший управитель церкви;

источник правосудия;

единственный источник почестей. Монарх есть носитель очень значительных прав собственности;

он получает и владеет по закону всеми доходами государства;

назначает и устраняет министров;

заключает договоры;

прощает преступление или смягчает наказание за них;

ведет войну и заключает мир;

созывает парламент и распускает его;

осуществляет эти обширные полномочия по большей части без какого-либо ограничения законом и пользуется в этой и во всякой другой функции абсолютной безнаказанностью по отношению к последствиям» 109. Но все эти полномочия относятся к прерогативе. По словам Бэджгота, очень многие были бы удивлены, услышав, как много может сделать король, не посоветовавшись с парламентом.

Петиция о правах 1629 г.//Конституция и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. – М. 1957. - С.17 109 Там же. - С. Наследник королевы Виктории был воспитан на конституционных традициях и имперских идеях. Король Эдуард вошел в обязанности, которые являлись большими в некоторых отношениях, чем те, что были прежде. И дело было не только в том, что империя его расширилась, и не в том, что он стал объектом наблюдения не только прессы, но и публики, которые обсуждали каждое его выражение и движение. Он вступал со своим народом в новое столетие, в котором первой и наиболее видной особенностью является спад популярности Парламента и возрождение старомодной любви к величественному показу, церемониальности и соответствующим атрибутам королевской власти 110. Очевидное и растущее влияние Короны, а также дипломатия, политическая прозорливость и такт Эдуарда VII должны были помочь ему вернуть былой авторитет монархии. Для британцев Корона – центр единства Империи, а Суверен – центральная фигура преданности для всех стран Империи рассеянных по всему миру. Без Короны, как символа Союза и Короля, как живущий объект преданности его поданных, Британское царство стало бы рядом отдельных государств. Впрочем, прежний образ монархии не соответствовал характеру новых правящих кругов – буржуазии, к которым перешла гегемония. Реформы 30-х годов XIX в., наступившая вслед за парламентской реформой 1832 г., совершенно изменили существующий строй. Средние классы, игравшие второстепенную роль до той поры, выдвинулись вперед. Укрепление сквайров в графствах потеряло смысл уже вследствие полной перетасовки Cowles V. Gay Monarch. The Life and pleasures of Edward VII. - N.Y. 1956. - Р. населения в королевстве. В связи с этим, новое общественное и правовое сознание англичан, укрепленное утверждением во власти средних классов, требовало от монарха «знать свое место». По отношению к королю это означало, что у него нет прав на самостоятельную государственных деятельность дел, что его во всем, не что касается а власть надзаконная, подзаконная, и что власть эта осуществляется всецело не только для народа, но под контролем и руководством его представителей. В государственном масштабе изменившаяся коренным образом ситуация требовала нового конституционного подхода к монархии. Он был выработан экономистом и редактором журнала «Экономист» У. Баджеготом в книге «Английская конституция», изданной в 1867 г. Ученый пришел к выводу, что фактическая власть в стране принадлежит кабинету министров, который, в свою очередь, опирается на партию, контролирующую палату общин. Фасад же государственного управления, персонифицированный монархией, Баджегот рассматривал как театральный спектакль, который давал упрощенное представление о действиях власти. По его же убеждению, королевская власть, возвышающаяся над партиями, способна нейтрализовать политическую борьбу и стать символом внутренней стабильности и национального единства 111. Однако принца Эдуарда не удовлетворяло такое положение, и он старался, как можно больше участвовать в общественной и политической жизни государства. Хотя министры, отчасти и сама королева, стремились отстранить принца Уэльского от Bagehot W. The English constitution. World’s Classics Edition. - L. 1949. - Р. государственных дел, он, тем не менее, играл значительную роль в течение долгого срока, пока был наследником престола. На следующий день после похорон королевы Виктории Эдуард созвал свой первый совет, на котором произнес речь: «Принимая на себя тяжелую ношу, выпавшую на мою долю, я выражаю твердое намерение всегда быть строго-конституционным монархом и до последней минуты жизни трудиться на благо моего народа и стараться об улучшении его быта. Восхожу на престол под именем Эдуарда, принадлежавшее шести моим предшественникам. Я хочу, что бы это имя осталось в памяти народа» 112. Британский истеблишмент, услышав это заявление, был шокирован. Воля родителей, в соответствии с которой их сын должен был править под именем отца, оказалась нарушенной. Новый король сделал первый самостоятельный шаг. Эдуард VII – показал стремление вернуться к английским корням, отказавшись от немецкого имени Альберт и приняв имя королей, уже вошедших в анналы британской истории. 1901 год в Лондоне отличался тишиной вследствие траура по королеве Виктории. За годы правления этой неординарной женщины многое изменилось в Соединенном Королевстве. К началу ХХ века Британия сделала большой шаг от олигархии к демократии, опередив многие страны Европы по зрелости своих демократических институтов. При всем при этом, королевская власть в Британии с ее наследственной привилегией не только мирно сосуществовала с представительными органами и системой политического равновесия, но и продолжала пользоваться немалым Castell J., Hopkins F.S.S. The life of King Edward VII. - L. 1947. - Р. влиянием. Это связано с тем, на наш взгляд, что общественная жизнь каждой страны опирается на традиции. Для Британии с ее изоляционизмом традиция всегда имела большее значение, чем для стран континентальной Европы. Именно под влиянием традиции, вопреки конституции, значительная часть британцев воспринимает монарха как носителя власти. Однако даже такое положение не спасло бы монархию от забвения, если бы этот институт власти не изменялся и не сумел адаптироваться к новым условиям. Британский Суверен управляет третей частью поверхности земли и четвертью ее населения. правителем большинства Король Эдуард VII стал главой различных мусульман, религиозных конфессий и обладателем наиболее значимых святынь буддистов, правителем христианских сект и идолопоклонничеств любого мыслимого вида и разнообразия. Британская империя включала в себя множество народов и народностей: шотландцев, ирландцев, французов в Канаде и на Нормандских островах, итальянцев и греков на Мальте, арабов в Судане и Египте, индийцев, китайцев в Гонконге, малазийцев в Борнео и на полуострове Малакка, индейцев в Канаде, маори в Новой Зеландии, эскимосов в Северной Канаде и множество других. «Британская системой империя управления что с ее любопытно нецентрализованной для принял Суверена тяжелые делала он, возможным почувствовать, обязанности» 113. Исторически действительно, сложилось так, что в отношениях Великобритании с ее владениями короне была отведена важнейшая Бромхед Н. Эволюция Британской конституции. – М. 1958. - С. 37- роль, в укреплении и консолидации британских позиций сначала империи, а потом и в Содружестве. Вся система управления британскими владениями определялась актами английского короля, издававшимися на основе принадлежавших ему прерогативных полномочий. Этой цели служили приказы в Совете, прокламации, патенты, инструкции и т.д. 114 В колониальных владениях, которые традиционно считались коронными, британский монарх осуществлял абсолютную власть. Корона была краеугольным империю. камнем, Как связующим выразился фактором, известный цементирующим государственный деятель Великобритании лорд Гренвил, занявший в конце ХIX в. пост государственного секретаря по делам колоний, «корона – это один из реально существующих факторов отношений в империи» 115. В связи с этим в первый же год вступления на престол нового короля в парламенте был поднят вопрос о титуле Монарха. Старая формулировка звучала следующим образом: «Король Великобритании, Ирландии и Большой Англии вне Морей». По мнению Чемберлена, этот титул был не корректен. Было предложение добавить к существующему титулу «Король мнение, Канады и Австралии», что малые Лорд колонии Минто Суверена слова однако, Чемберлен выразил тоже будут желать по особого поводу упоминания.

выражал сомнения использования термина «Большая Англия».

Лорд Хопетоун заявил, что он предпочел бы обозначение: «Верховный Лорд Hornt A.J. Commonwealth History. - L. 1965. - Р.78 McIntyre W. The Commonwealth of Nations: Origins and Impact, 1869-1971. – Oxford. 1977. - Р. 114 Британских Царств вне Морей». 27-ого июля 1902 г. Премьерминистр сообщил, что титул Эдуарда VII, вероятней всего будет следующим: «Божьей милостью Король Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии и всех Британских Доминионов вне Морей, Защитник веры, Император Индии». По его словам «Король больше не просто Король Великобритании и Ирландии и нескольких зависимых ее частей, чья ценность состояла в богатстве и безопасности ее регионов. Он - теперь самое большое конституционное обязательство, объединяющее вместе отдельные общины Империи свободных людей, разделенных между собой окружностью Глобуса». Британский суверен, подчеркивал Бальфур,- источник всей власти в империи 116. Двумя днями позже проект стал законом с одобрения обоих Палат британского парламента и парламентов Колоний 117. Коронация нового короля была назначена на 26 июня 1902 г. Все разговоры в обществе вертелись около ожидаемых коронационных торжеств. Король Эдуард хотел, чтобы все классы, включая беднейшие, могли принять участие в этих празднествах. С этой целью он истратил не менее 30.000 ф. стерл. на угощение полумиллиона бедняков Лондона. Окончание бурской войны еще больше увеличило популярность короля, так как все знали, что он во многом способствовал миру, поэтому «в атмосфере ощущалось особое воодушевление в подготовке к коронационным торжествам. Из-за недомогания короля коронация состоялась лишь 9 августа 1902 г. Обряд коронования совершил архиепископ Темпл. В день коронации король Эдуард написал премьер-министру, что «в 116 Hall H.D. History of the British Commonwealth. L. 1971. - Р.54 Magnus Ph. King Edward the Seventh. – N.Y. 1964. - Р. ознаменовании своего венчания на царство он приносит в дар стране Осборн Гаусс с прилегающей землей» 118. Кроме того он пожертвовал 115 тыс. ф. стерл., собранных по подписке со всех классов общества, в пользу госпитального фонда Лондона. В этот год он лично открыл парламент. Эдуард восстановил традицию открытия парламента, которое было забыто королевой Викторией. На нового короля возлагались большие надежды. Эдуард не понаслышке знакомый с проблемами населения поставил перед собой задачу улучшить их условия жизни. В прочем, переход от викторианства к эдвардианству был постепенен. Эдуард показал большой такт и мудрость в вопросе изменения традиций и уклада жизни англичан, которые преобладали в течение длительного периода правления его матери. Многие новые события и изобретения, т.к. двигатель, телефон, самолет и т.д.- вызывали неизбежные изменения в повседневной жизни. Господство Эдуарда VII привнесло важные изменения в Англии. В течение последних двух десятилетий господства Королевы Виктории был недостаток социального законодательства, в связи, с чем первым законом, принятым в 1902 г. стал Акт об образовании, который обеспечивал получение бесплатного среднего образования всем слоям населения Великобритании. Либеральное правительство после 1906 г. приняло ряд реформ, чтобы принести пользу детям, приняло закон о предоставлении пенсий, а также закон о труде и положение о Национальной схеме Страхования.

Обри Д. Английский двор и король Эдуард VII. – М. 1917. - С. Деньги для этих схем Бюджета 119. Вовлечение Эдуарда были ассигнованы из государственного в вопросы внутренней политики свидетельствовали о том, что он хорошо знал трудности, с которыми сталкивалось большинство населения. Он был обеспокоен крайностями богатства и бедности. И при этом его патриотизм не ослеплял его к несправедливости, надменным отношением некоторых произведенной привилегированных должностных лиц: при посещении Индии он выражал сильное неодобрение такому поведению. Активная социальная деятельность и популярность самого короля стали для монархии хорошим толчком после многолетнего затворничества королевы Виктории. Эдуард восстановил традицию открытия парламента, а также часть зрелищности, из-за которой и восхищаются, посей день Британской монархией. При Эдуарде VII наблюдалось усиление центрального органа всей правительственной машины – т.е. кабинета министров. Это учреждение обязано своим происхождением и значением исключительно практике: закон его совсем не знает. С точки зрения закона, монарх, обращается за содействием в делах управления и в выработке законов к тайному совету, члены которого принесли установленную присягу и от имени которого, в связи с велением короля, издаются разнообразные приказы и постановления (orders in council) 120. Если бы не существовало кабинета, Британская империя распалась бы как неорганизованное тело. Кабинет министров как правительственный орган сложился 119 АВП РИ. Ф.1 Административные дела. Оп. 36. Д. 4. П.56. – Л. 22 АВП РИ. Ф.133 Оп. 56. Д. 345. П.9. – Л. относительно недавно, а именно в течении XVIII века. Истинной причиной его возникновения было проведение идеи ответственности министров. Когда после попыток Вильгельма III и отчасти Анны лично управлять страной при Георгах установилась точка зрения, что за каждое действие правительство отвечает министру, а не короне, и притом отвечает не только в судебном порядке, в случае беззакония, а также в политическом порядке перед парламентом. По отношению к целесообразности правительственных мер можно сделать два вывода: во-первых, потерявший доверие парламента министр вынужден подавать в отставку, во-вторых, потребовалось новое средство для того, чтобы согласовать действия отдельных министров, сплачивать их в общую политику. Таким руководящим центром перестал быть король и стало собрание министров с представителем, первым министром во главе кабинета. «Теперь мы должны думать о нем как о Короле: и хотя отношения между его ближайшим окружением остались неизменными, они знали инстинктивно, что он теперь их Король – Эдуард VII. Король обладал большим даром заинтересовывать людей всех слоев общества от финансистов до водителей автобусов, часто приближая их к Королевскому Семейству. Эта была полная реорганизация в масштабе ценностей английского общества. Большие сборы в загородных домах с охотой и гонками стали теперь модой;

и было одно новшество, а именно Король принимал приглашения на званые обеды в частных домах» 121.

My Memoirs of Six Reigns. Her Highness Princess Marie Louise. - L. 1956. - Р. Характер царствования Эдуарда VII отличался от царствования его предшественников. В первое десятилетие ХХ в. происходило дальнейшее ослабление влияния суверена на политику правительства. Это касалось ограничения его прав получать информацию о деятельности кабинета и давать советы министрам. Отчеты правительства предоставляемые королю носили поверхностный характер. С Эдуардом не консультировались, а скорее информировали его о происходящем в политике, что почти исключало реакцию короля на те или иные события. Официальное общение монарха и правительства постепенно сводились к встречам с премьер-министрами, которые становились рупором всего кабинета. В церемониальном распоряжении от 3 декабря 1905 г. Эдуард признал новый статус премьер-министра как высшую координационную власть 122. Так, например, в конце 1903 г. правительство Бальфура назначило комитет из трех лиц, - одного пэра, одного адмирала и одного выдающего офицера, для создания центральной организации армии. По докладу этого комитета, правительство разом перестроило английскую военную администрацию, изменило все устройство военного министерства, создало новый военный совет из высших офицеров на места существующих начальников военных департаментов и уничтожило даже такой важный государственный пост – главного начальника войск. Мнение парламента не было запрошено, только впоследствии к нему обратились косвенным образом, когда потребовалась денежная ассигнация для уплаты по произведенным тратам. Эти изменения АВП РИ. Ф.133, Оп. 98. Д. 893. П.65. - Л. были исполнительными действиями, произведенными в форме прокламаций, министерских приказов декретов. в совете были королевских произведены указов в и Они силу прерогативы короны;

прерогатива эта, однако была осуществлена не носителем короны, а тогдашним премьер-министром, которому таким образом удалось обеспечить себе независимость и безответственность от парламентского контроля, принадлежащий, по легальной теории, «королю в совете» 123. Независимый характер Эдуарда позволяли суверену наладить не только близкие, но даже дружеские отношения с премьер министрами консервативных кабинетов лордом Р.А. Солсбери и А.Дж Бальфуром и главой либерального правительства Г.КэмпбелБаннерманом 124. И все же король нашел новое средство для утверждения своего влияния. Его опорой стал круг высокопоставленных друзей, близких ему по интересам и духу. При их поддержке он смог повлиять на принятие некоторых решений в области внутренней и внешней политики государства. Внешняя политика была любимым коньком Эдуарда VII. В период его царствования страна распрощалась с политикой «блестящей изоляции» и начала вовлекаться в европейские дела. Основание для этого послужило то, что безраздельному господству Великобритании на морях угрожали крепнущие флоты других государств. Объединившись они могли подорвать единство Британской империи.

Кроме того, когда король Эдуарда VII взошел на трон, к Англии почти во всех европейских странах относились очень холодно, что было вызвано, главным образом, 123 Лоу С. Указ. соч. - С. 387-388 Benson E.F. King Edward VII. An Appreciation. – L. - N.Y. 1993. - Р. войной против южно-африканских республик. Король понимал, чтобы сохранить английское влияние в Европе, надо было заключать союзы с другими державами. Его первый шаг как политика был достаточно мудр, он стал цементировать близкие и сердечные отношения с немецким императором. Династические связи в новой дипломатической стратегии играли неоднозначную роль. В годы правления Эдуарда династические связи, имевшие немалое значение при Виктории, постепенно отходили на задний план. Большинство европейских монархов, современников Эдуарда, обладали значительной личной властью и могли принимать решение по своему усмотрению. Для Англии все это осталось в прошлом. Отношение довольно Эдуарда К с прусским монархом складывались их держав сложно.

острому соперничеству прибавилось еще и личная неприязнь между дядей и племянником. Вильгельм II считал, что британский монарх уж очень распутен и не серьезно подходит к политическим проблемам, а так же его не устраивала непритязательность короля к своему кругу друзей. Но при всем этом государственные дела германского императора были важнее личных обид. Вильгельм II мечтал о союзе двух тевтонских наций, объединенных общими интересами и чувством расового превосходства. Средство для достижения этих целей он видел в укреплении династических связей. Во время своего визита в Англию, на похороны королевы Виктории, Вильгельм убеждал Эдуарда в том, что он враг России и не питает уважения к императору Николая II. Последнего он характеризовал как «некомпетентного правитель, годного только для того, чтобы выращивать репу» 125.

Вильгельм, учитывая соперничество Российской и Британской империй на Балканах и в Азии, обещал защищать британские интересы от Константинополя до Индии. В качестве ответного шага он хотел, чтобы британский флот, сдерживая Соединенные Штаты, помог Германии утвердиться в Южной Америке. Впрочем, Эдуард VII в отличие от германского кайзера не имел полномочий для обсуждения внешнеполитических вопросов, а премьер – министр лорд Солсбери не проявлял интереса к этим переговорам. Укрепить родственные связи Германии и Британии так и не удалось. Британского короля раздражал дух военщины, культивировавшийся в Германии.

Прогерманская ориентация британского двора, имевшая место при королеве Виктории, была прервана. Помимо Пруссии у Британской империи оказалось довольно тесное родство с Российской императорской семьей. Но отношения двух семей, как и их стран, нельзя было назвать дружескими. Эдуард считал к российского политике царя слабохарактерным, со стороны а враждебность Петербурга королевы Виктории отразилась и на его восприятии России. После кровавого подавления революции 1905 г. Николая II в Англии называли тираном. Во время подготовки встреч двух суверенов английская общественность выражало крайнее возмущение. Они не могли простить императору репрессий, последовавших после революции. В резолюции одного из отделений независимой рабочей партии, Остапенко Г.С. Наследники королевы Виктории и первые британские монархи ХХ в.// ННИ. №6. 1999. - С. принятой в 1908 г., говорилось: «Мы собрались для того, чтобы выразить свой протест против визита короля к русскому царю, так как такой визит означал бы наличие сердечных отношений между двумя странами. Мы же не признаем подобных отношений с государством, которое управляется деспотическим и кровавым режимом» 126. Поддержание родственных отношений между британской и русской королевскими семьями становились не безопасным для авторитета британской монархии. Но визит все же состоялся. Переговоры для двух сторон носили ознакомительных характер. По поручению кабинета министров Эдуард должен выяснить отношение российского императора к британской политике в Азии и в Европе. Официальных документов подписано не было, но на фоне обострявшихся англо-германских и российско-германских отношений Ревельская встреча подготовила союз двух держав в приближавшейся мировой войны. Сближение с другими государствами стало для Эдуарда основной целью в его внешнеполитической деятельности. В 1903 г. он посетил Лиссабон, Мальту, Гибралтар, Неаполь, Рим и Париж. Старинная дружба между Великобританией и Португалией была восторженна подчеркнута при встрече двух монархов. В Португалии король заявил о предоставлении английских гарантий ее колониям. Такой же радушный прием Эдуард встретил и в Италии, и это посещение скрепило англо-итальянскую дружбу. После Италии английский король проследовал в Париж. Между Великобританией и Францией существовали в то время натянутые АВП РИ. Ф.184. Оп.520. Д.1330. - Л. отношения, по поводу Фашоды 127. Король Эдуард, любивший французов и не веривший в возможность ссоры с ними настоял на своем посещении Парижа. Нельзя было предугадать, как он будет встречен. Как принц Уэльский он пользовался огромной популярностью во Франции, но положение его как Короля, могло изменить прежнее отношение: на него могли смотреть как на представителя ненавистной и победоносной политики Англии 128. Эдуард VII игнорировал какие-либо трения между французами и англичанами и помнил только о дружелюбии, которое ему всегда оказывали во Франции. Нравственное мужество короля Эдуарда дало ему возможность при его огромном такте и знании людей превратить натянутые отношение во «внезапную дружбу», результатом которой стало формирование англо-французской Антанты. Английский автор Гордон Брук-Шеперд считает поездку короля в Париж весной 1903 г. «самой важной политической миссией предпринятой британской монархией в современной истории» 129. Задача заключалась в изменении мышления англичан и французов – исконных врагов. Поездка готовилась в глубокой тайне от всех, в том числе и от английского правительства. «Более антиконституционного акта представить было невозможно» 130, - свидетельствовал тот же автор. Тот факт, что правительство не имело представление о поездке Фашодский кризис 1898 г. возник после захвата французскими войсками селения Фашода на Верхнем Ниле, что создало угрозу британским позициям в этом районе. Неготовность к войне вынудило французское правительство вывести отряд из Фашоды и отказаться от претензий на долину. 128 Adams W.S. Edwardian Heritage. A study in British history 1901-1906. – L. 1949. Р.65 129 Монархи Европы. Судьбы династий.// Под ред. Попова Н.В. – М. 1995. - С.100 130 Там же.

короля во Францию кажется нам весьма преувеличенным, так как суверен в Британии по определению не может действовать самостоятельно. Ремонстрация», Еще по в 1641 г. была принята был «Великая назначать которой король должен «…советников, послов и прочих должностных лиц для ведения дел дома и за границей, которым парламент имел бы основание доверять…» в случае отказа или самостоятельных действий суверена, парламент …субсидий».

«… не сможет предоставить его величеству В 1701 г. 20 июня был принят «Акт об говориться, что «никакое лицо, которое устранении», в котором впоследствии вступит в обладание английской короной, не будет выезжать из английских, шотландских или ирландских владений без согласия на то парламента». 132 Опираясь на существующие документы можно утверждать, что британский суверен не может предпринимать самостоятельные шаги в урегулировании международных отношений. После столь удачного турне Эдуард VII по странам Европы, когда его личным усилиям и его дипломатическому искусству было приписано улучшение международных отношений Англии, раздались голоса, что нация будет очень довольна, если король будет действовать больше под свою ответственность и меньше с одобрения палат.

Когда разразившийся при Эдуарде VII конституционный кризис закончился, поражением палаты лордов, консерваторы стали с тревогой искать вместо уничтоженного в ее Great remonstration // The elected documents of the English constitutional history. Ed. G.B.Adams – L. 1964. - Р.12 132 The act about organization (The act about the future restriction and about the best maintenance of rights and freedom of citizens)// The law and creation of constitution. Documents 1660 – 1914. Ed. Jotson P. – L. 1981. - Р. 34 133 Острогорский М. Указ. соч. - С. лице противовеса демократии новую точку опоры против демократических посягательств, они обратили свои взоры на корону. Либералы, имея в виду возрастающее в обществе недовольство партиями и желание встретить власть, свободную от их влияния, тоже указывали на корону: король мог бы и должен был сделаться внепартийным вождем нации. В целом можно сказать, что не смотря на то, что Эдуард VII взошел на престол в зрелом возрасте, к тому же после длительного и величественного царствования своей матери, королевы Виктории, он смог достаточно достойно пронести свое бремя. В его правление широко проводились демократические преобразования в стране. При его непосредственном участии было улучшено международное положение Британии. Личность короля и политика проводимая его кабинетом помогла вернуть былой авторитет конституционной монархии. Кроме того, именно с его личного одобрения главной координирующей силой стало правительство. С этого момента начинается постепенный, но уверенный переход королевских прерогатив в руки парламента и правительства.

I.2 Эдвардианство в общественной и политической жизни Великобритании Смерть королевы Виктории в 1901 г. принесло для большинства британцев ощущение психологического освобождения от «бремени прошлого», которое, как казалось, абсолютно не совместимо с потребности нового столетия. На первый взгляд период Эдвардианства в Британской имперской истории может показаться унылым по сравнению с прежними временами. В последние двадцать лет господства королевы Виктории, не смотря на ее замкнутый образ жизни вследствие траура по умершему супругу принцу Альберту, политическая жизнь страны была беспокойной и героической, империя вела сражения и раздвигала свои границы за счет миллионов колониальных акров. Вступление Эдуарда на трон ознаменовалось странным затишьем – с одной стороны траур по умершей императрице, с другой же – создавалось впечатление «как будто лихорадка достигла своего кульминационного момента и прошла» 134. Жизнь в Британии не замерла, просто процесс стал продвигаться намного тише. В политике начало двадцатого века ознаменовалось появлением Трудовой партии (на выборах 1906 г. они получили 29 мест в парламенте) и новых инициатив в правительстве при содействии Либерального Министерства, дорогих политике избранного в 1906 г. программ социальных Были замечены инаугурации реформ и изменения в налогообложения с высоких доходов. В этот период, если уж и не было равенства между классами, то они, по крайней мере, не исключали более друг друга. Кроме того, наблюдается рост рабочего движения и «взятие курса к государству всеобщего Adams W.S. Edwardian Heritage. A study in British history 1901-1906. – L. 1949. Р. благоденствия» 135.

Не все социалисты хотели демократии:

действительно термин социал-демократ был сохранен для тех кто верил в это. Английский экономист и историк рабочего движения Сидней Вебб не имел ни каких сомнений, что «любое увеличение в политике власти пролетариата будет использоваться ими для их экономической и социальной защиты» 136. Фактически индустриальные реформы и меры по улучшению благосостояния правительством рабочего – класса, предпринятые Либеральным день, попытка регулировать рабочий установление минимальной заработной платы, первые пенсии по старости (пять шиллингов в неделю), пособия по безработице, система Национального Страхования – сегодня кажутся отдаленными и тусклыми, так же как выделяемые суммы кажется несоизмеримо маленькими. Но они были своевременными и отвечали нуждам пролетариата. Оттеснение Англии с занимаемой ею позиций мирового господства обнаружилось уже в последней четверти девятнадцатого столетия и породило к началу ХХ века состояние внутренней неуверенности брожения на верхах и глубокие молекулярные процессы революционного, по существу, характера в рабочем классе. По мнению Л.Д. Троцкого: «главное место в этих процессах занимали могущественные конфликты труда и капитала» 137.

Потрясенным оказалось не только аристократическое положение Davidson R. Whitehall and the Ladour Problem in Late-Victorian and Edwardian Britain. A study in official statistics and Social Control. – L. 2001. - Р.33 136 Tivley L. Interpretation of British Politics. The image and the system.- N.Y.- L. 1988. Р.65 137 Троцкий Л.Д. Куда идет Англия? – М.-Л. 1925. - С. английской промышленности в мире, но и привилегированное положение рабочей аристократии внутри страны. Если думать об Англии как о первой индустриальной державе, то удивительно, что влияние крупных промышленники по сравнению но их имели с достаточно незначительное держателями традиционными ассимиляция в капиталов, существующий управляющий класс, тем не менее, существенна. Лоуэлл отмечал, что «англичане настаивают, что их правительство лучшее в мире. Это правительство было еще, главным образом, в руках верхних классов и их лидерство было очевидным». Англия – страна, которая избрала свой собственный путь. Что позволило ей выбрать свою собственную конституционную и социальную дорогу. Вообще всеобщие выборы 1906 г. стали определенной вехой в политической жизни страны. В период правления королевы Виктории избирательное право имели лишь мужское население страны, так как они считались главой семьи и значит они были в праве решать за всю семью. Впервые на парламентские выборы были допущены женщины. Справедливости ради стоит заметить, что в своих взглядах относительно общественных дел король был консервативным. Эдуард VII был оппозиционно настроен в отношении всей конституционной реформы, опасаясь, что если права лордов будут урезаны, то это может поставить под угрозу положение самой короны. Он был убежденным противником женского избирательного права, на принятие которого он с трудом согласился. В прочем, не смотря никакого желания на расширение избирательного права, новшеств или революционных широких изменений не появилось. У власти остались выходцы из высшего класса, хотя они уже не исключали пролетариат как класс, стремясь более не нагнетать обстановку. современное богатство более Сидней Лоу писал: «Наше самоограниченное, менее высокомерное чем в прошлом, все же живет под любопытным взглядом гиганта, всегда вооруженного и иногда голодного!» 138. Довольно много людей думали, что человек ставший королем в возрасте пятидесяти девяти лет не может изменить существующий порядок. Стоит заметить, что полномочия короля ко времени вступления Эдуарда VII на престол сильно изменились. Он уже не может объявлять войну подобно Эдуарду I или предпринимать секретные дипломатические меры подобно Чарльзу II. Он не может управлять иностранными комбинациями как это делал Вильгельм III или увольнять неугодных министров подобно Георгу III. Хотя это, на наш взгляд, не очень то расстраивала короля. По мнению многих британских политологов того времени «власть короля Эдуарда VII была не лишена крайностей как в политике, так и в экономике» 139. Для суверена чьи полномочия были «обузданы» законом и традициями он вел довольно широкую политическую деятельность. Так, например, король стал лично протежировать Черчилля, который, по его мнению, должен был подготовить «далеко идущие реформы». Фактом остается то, что он не был приверженцем консервативной партии (что было не характерно для суверена, так как именно тори считались главной опорой монархии), некоторые приближенные считали его либералом. И это предположение было 138 Adams W.S. Op. cit. – Р.13 Edwardian England. // Edited by D. Read. – L. 1982. - Р. не лишено основания, ведь он был лично знаком и «наслаждался компанией» сэра Генри Кэмбелла-Баннермана (лидера либеральной партии). политике. Он старался играть значительную роль во внешней Хотя его влияние на внешнюю политику часто преувеличивалось его современниками. Одним из ярких таких преувеличений стало высказывание члена парламента Х. Боттомлей «С Вашим Величеством на троне Парламент почти избыточность. Вы – наш министр Пока иностранных Вы живете дел, наш Посол во всех будет государствах… невозможна» 140.

европейская война Британские и континентальные историки высоко оценивают роль сыгранную королем во внешней политике. Однако он не мог заниматься ею без ведома Правительства, но тот факт, что его представления о дальнейшем развитии отношений с соседними государствами совпали с мнением его министров, дал больший результат, чем усилия всего министерства иностранных дел. Факт то, что Эдуард также был против узости политики его матери (имеется в виду политика «блестящей изоляции» проводимая британским правительством в ХIХ веке) и ограниченности «Викторианской респектабельности». Старый круг высшего света был нарушен в период его господства новой плутократией, часто проводимое непосредственно при его патронаже. Ярким тому примером стал Том Липтон, который «сделал легкий социальный подъем от продавца чая к рыцарству» 141, известно что он был другом и партнером Эдуарда VII по яхт-клубу.

140 Король Эдуард VII, вообще, имел очень много Legg E. King Edward in his True Colors – L.,1964. - Р.123 Edwardian England. - Р. личных друзей, чем любой монарх занимавший до него британский престол. Значительная часть его знакомств происходили через спортивный, театральный, политический и социальные миры большинства столиц Европы. Продолжала расти дружба короля с финансистами. «Он любил быть информированным о крупных финансовых делах, которые имели место, и он всегда находил рынок акций очаровательной темой для беседы» 142. В отличие от королевы Виктории он не интересовался моральным характером тех, чья компания развлекала его. Таким образом он устанавливал тон эдвардианской Англии, которая поклонялась прежде всего внешнему антуражу. Сложившаяся еще в викторианскую эпоху социальная структура общества с четко иерархической системой статусов была разрушена в годы правления Эдуарда VII. Эдвардианский клерк или продавец магазина тканей ощущал и всем своим поведением к среднему старались классу, в подтвердить хотя чаще всего свою их или принадлежность генеалогические корни терялись среде ремесленников высококвалифицированных рабочих. В материальном плане их зарплата значительно уступала, например, тому, что получала элита рабочего класса, но психологическое удовлетворение, испытываемое клерками, чувствовавшими свою принадлежность к более высокой социальной страте, заставило их менять семейные традиции и гарантированное место в среде пролетариата на полухолопскую, но более престижную должность служащего. Их ментальность определялась теперь их новым социальным статусом, Jullian Ph. Edward and Edwardians.- N.Y. 1967. - Р. она же заставляла клерков отвергать все атрибуты, присущие более низким слоям, чем и объясняется их непримиримо враждебное отношение к тред-юнионам. Изменение облика монархии, хотя и было не существенно в политическом плане, было, конечно, важно в психологическом отношении. После викторианства Эдуард VII принес с собой «аромат скандала и сигар» 143. Альберт был не любим, Виконт Морледж вспоминал: «Принц потому что он обладал всеми достоинствами, которые иногда не достают англичанину. Принца Уэльского любят, потому что он имеет все недостатки, в которых англичанин обвинен» 144. По мнению французской писательницы Д. Обри «Эдуард VII, по врожденным свойствам такта и деликатности, был как нельзя лучше приспособлен к роли общественного лидера, и надо сказать, что он исполнял эту роль в совершенстве» 145. По ее же словам, постоянное общение Эдуарда с «другими народами» сгладило в нем «всякие национальные шероховатости, и под его влиянием часть английской знати утратила надменность, резко отличавшую многих англичан в заграничных путешествиях» 146. Историки редко затрагивают вопрос о благочестии периода эдвардианства. Конечно по самой высокой оценке король Эдуард не был примером святости, даже наоборот, его не редко публично обвиняли в распущенности. Англичане более сотни лет были способны держать политику свободной от глубоких проблем, которые 143 касались этики, богословия, религиозной доктрины, Memoirs: Prince Christopher of Greece. L. 1973. - Р.74 My Memoirs of Six Reigns. Her Highness Princess Marie Louise. - L. 1956. - Р.158 145 Обри Д. Английский двор и король Эдуард VII. – М. 1917. - С.65 146 Там же.

отношение индивидуума к собственной душе. В новом столетии, когда меняются не только жизненные устои, но и нравы общества, было нетрудно предположить, что церковь будет играть не такую большую роль в жизни государства как прежде. В 1642 г. был принят «Акт о лишении всех лиц занимающих духовные должности, права осуществлять какую-либо светскую юрисдикцию или полномочия». По этому акту, любое лицо занимающее духовный пост лишался права голоса и вмешательства в государственные дела, так как это «…причиняло большие неудобства и неприятности как церкви, так и государству..» 147. С этого времени пошло отделение английского светского общества от церкви, и не смотря на то что Великобритания считается строгой пуританской страной, ее отношение к церкви по сей день остается не однозначным. По мнению одного австралийского политолога «Британская моральная и духовная жизнь Англии далека от совершенства и гниль распространяется подобно раку через каждое волокно социального организма» 148. При всем том пышная коронация Эдуарда VII снова подтвердила взаимные отношения между короной и народом, троном и алтарем, церковью и государством. Коронация особенно примечательное существовавшие зрелище. около В ходе ее оживают традиции, Перед одиннадцати столетий назад.

зрителями проходит история королей, начиная с их избрания Англосаксонским национальным советом. Возрождается священное право монарха, предоставленное ему как бы священным престолом.

Акт о лишении всех лиц занимающих духовные должности, права осуществлять какуюлибо светскую юрисдикцию или полномочия// Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Под ред. К.И. Батыр и Е.В.Поликарповой. 2 т. – М. 2003. – С. People, Woman and Things: Memoirs of the Duke of Portland. - L. 1954. – Р. Почетная обязанность защиты англиканского вероисповедания подтверждалась каждым монархом при вступлении на престол. Молитвы за короля или королеву – неотъемлемая часть ежедневной службы в англиканских храмах. Сам же король Эдуард в религиозном отношении задавал тон всему обществу. Церкви которые он посещал в Англии и на континенте становились «модными молитвенными местами». Уникальность позиции Церкви Англии и ее связи с сувереном была установлена Актом о престолонаследии 1701 г. Этот закон превентивно провозглашал запрет на воссоединение англиканской церкви с Римской. Монарх «не должен был исповедовать папистскую религию (т.е. католичество) или вступать в брак с папистом» 149. Вопреки гибкости британской конституции Закон о престолонаследии 1701 г. сохранил свою силу и в ХХ-ом веке. Несмотря на очевидные потери в области прерогатив власти, Виктория оставила своим преемникам ценное наследство – свой авторитет как любящей жены и матери, а в целом образ почти идеальной королевской семьи, живущей с заповедями англиканской церкви. Не случайно именно в ее царствование известный экономист и социолог В. Бэджгот выдвинул идею «о семье, находящейся на троне, как нравственном идеале нации» и о королеве как воплощении христианских добродетелей. В своем классическом утверждал, труде «Английская не конституция вникать (1867 в г.) он что граждане могут абстрактные политические вопросы и нуждаются в театральном спектакле, который смог бы удовлетворить их чувство уважения к власти.

The act about a heritage of a throne 1701.// The English historical documents. Ed. Browning A. – L. 1976. – Р. Таковыми, по его мнению, являются и будут оставаться церемониальные функции суверена и особенно коронация, свадьбы похороны королевских особ, происходящие в древних соборах и освященные церковью. Социальные исследования того времени проводимое в Лондоне и других крупных городах Англии показали, что активное участие в делах церкви принимало меньше население, чем в прошлом столетии, но их деятельность все же была существенна. Английская церковь осталось официальной церковью в Англии и Уэльсе. Тем не менее, она переживала периодические кампании в против ее привилегированного статуса, установленного предыдущем столетии. Эмоции и осуждение, которые произвели отделение церкви от государства во Франции в рассматриваемый нами период, в Англии отозвалось лишь слабым эхом. Церковь была представлена двумя архиепископами, которые в свою очередь были назначены королем по рекомендации премьер-министра. Выбор который следовал, имел не большее значение, чем плебисцит в тоталитарном государстве. В этот период отмечается рост влияния так называемой «Свободной церкви», которая появилась еще в период кромвелеского правления. Результатом этого стало увеличение количества Нонконформистов в парламенте после выборов 1906 г. Своеобразие царствования Эдуарда VII отмечено также его очевидной веротерпимостью, проявившейся в уважении к своим подданным, исповедующим билль как 1829 католицизм. г. Дело в том, что но еще парламентский антикатолицизм эмансипировал общественного католиков, сознания стереотип сохранялся 150.

Этот документ стал дополнением к Бредской декларации принятой 4 апреля 1660 г., в которой говориться, что «…ни один человек не должен быть беспокоим или привлекаем к ответственности за религиозные разногласия, не нарушающие спокойствие в королевстве». 151 О веротерпимости Эдуарда свидетельствовала и его встреча с главой Римской католической церкви в апреле 1903 г. По мнению некоторых ученых в сохранении монархии в государстве не последнюю факторы. роль играет как религиозный и психологический Церковь, известно, объявляет монархическую власть, идущей от Бога, а личность самого монарха священной, что должно указывать на незыблемость монархического строя. Учрежденная Церковь Англии и монархия отражают в историческую преемственность, способствуют стабильности британском обществе и фокусируют его внимание на традиционных ценностях, что всегда отличало Великобританию от стран европейского континента. Немалое значение имеет и психология народа. Народ представляет своего монарха как защитника от притеснений со стороны богатых и знатных. В сознании же народных масс остается то, что монархия складывалась веками и существовала все время, поэтому она просто может измениться, но не исчезнуть совсем. В. Бэджгот писал по этому поводу: «Почему монархия – правление сильное, всего лучше объясняется тем, что она – понятное правление. Массы понимают ее, и вряд ли где в мире она понимает АВП РИ. Ф.133 Оп. 56. Д. 279. П. 17. – Л. 63 Бредская декларация 4 апреля 1660 г. // Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Под ред. Садикова В. – М. 2003. – С. 150 другой образ правления… Природа конституции, действия собрания, игра партий, скрытное формирование руководящего мнения – все это сложные факты: понять их трудно, а дать им ложное истолкование легко. Но единая действенная воля, единый повелевающий разум – это доступные идеи, и если их хоть раз разъяснить, они никем и никогда уже не забываются» 152. Влияние эдвардианства наблюдалось не только в политике, но и на бытовом уровне он стал законодателем мод. В вопросах этикета и моды Эдуард VII всегда считался неоспоримым авторитетом. Его мельчайшие взгляды признавались за правила. В вопросах одежды король был безусловным законодателем. Он охотно переодевался несколько раз в день, и только гардероб его племянника Вильгельма II мог, пожалуй, поспорить с его коллекцией костюмов. Всегда одетый с изысканной простотой, король диктовал всему обществу, что и как следовало носить. Его фасоны были наилучшими, его перчатки, галстуки, шляпы служили образцами «элегантному миру». В статье «Англичане, когда они любезны…» А.Н.Толстой вспоминал: «Вы, например, помните, как Эдуард подвернул брюки во время дождя, и после этого весь мир стал носить брюки с подвернутыми концами… А галстуки короля Эдуарда! А знаменитая расстегнутая пуговица внизу жилета!» 153. В его присутствие разрешалось курить сигары везде. Эти изменения коснулись даже Виндзора. Лорд Понсоби приходил в ужас при виде Эдуарда, кайзера и бельгийского короля, курящих в покоях королевы Виктории. Эдуард VII вызывал куда больший интерес, чем любая Bagehot W. The English constitution. World’s Classics Edition. - L. 1949. – Р. 95 Толстой А.Н. «Англичане, когда они любезны…»//«…Я берег покидал туманный Альбион…». Русские писатели об Англии 1645-1945. (Воспоминания, очерки, статьи и письма). // Подгот. Каднина О.А. и Николетин А.Н. - М. 2001. – С. 152 другая фигура первого десятилетия. Кайзер слыл захватчиком. Русский император – всесильным. И только король Англии был лидером высшего света – блестящего мира богатства и привилегий. Он был символом хорошей жизни. Эдуард VII имел большую возможность удивить общественность. Поскольку он был не только королем, но и блестящим светским человеком. «Королева Виктория избегала великолепия и рекламы, а он любил их. Наряду с его откровенным дружелюбием он питал страсть к нарядам, к роскошным развлечениям и процессиям. Для конституционного монарха, чья обязанность состоит больше в символизации власти, чем во владении ею, важная часть состоит в том, чтобы показать этот символ перед народом во всем ее блеске. усвоил намного лучше чем его мать» 154. Эдвардианское общество моделировало себя, что бы И это король Эдуард удовлетворить потребности короля.

«Огромное количество денег было потрачено на одежду, большое количество продовольствия было использовано, огромное количество птиц было застрелено, а лошадей загнано на охотах устраиваемых королем. Это было, короче говоря, наиболее показное и экстравагантное десятилетие, которое знала Англия» 155. Придворная фрейлина Леди Пагет в 1904 г. написала в своем дневнике: «Эдуард стал гораздо более полезным в роли Короля, чем будучи Принцем Уэльским. большим количеством достоинств, но Он обладает он всегда окружал себя 154 A king’s story. The memoirs of the Duke of Winsor. - N.Y. 1951. – Р.37 My Memoirs of Six Reigns. – Р. «собранием евреев». Он имеет те же самые роскошные вкусы как семиты, та же самая любовь к удовольствию и роскоши» 156. Достаточно странно, но не смотря на это Эдуард очень нравился рабочему классу. И его любовь к великолепию и роскоши считалась Морледж нормальной человеческой потребностью. Виконт заметил по этому поводу: «Чувство патриотизма были сильнее, чем голоса против империализма и национализма. Они выражали глубокую лояльность королю, которая больше проявлялась в более бедных классах общества» 157. Далеко не всех удовлетворяло примеру, новшества вводимые серьезные королем. опасения, Лорд что Эшер, к высказывал «такая непринужденность может умалить достоинство Короны» 158. Еще симпатию будучи к принцем Уэльским Его Эдуард питал большую стало искусству.

десятилетнее правление определенной вехой и в истории литературы. Большинство авторов того периода в своих произведениях описывали быт и нравы эдвардианского времени. В своем произведении «Сага о Форсайтах» Дж. Голсуорси Для характерно всей представляет и прозы «эдвардианское того Была периода широко семейство». характерно публицистики изобилия в то, и что чувство вера надежды.

распространенна эдвардианское десятилетие предлагает людям более высокие стандарты просвещения. Возьмем хотя бы Герберта Уэллса, автора произведений явно утопического характера. Конечно, некоторые из них были написаны для широкого круга читателей в качестве развлекательного чтива, но большинство In my Tower: Walburga, Lady Paget. – L. 1947. – Р.167 Viscount Morlej. Memories. – L. 1973. – Р.331 158 Benson E.F. King Edward VII. An Appreciation. – L. - N.Y. 1993. – Р. 156 их написано от подлинного убеждения, что все о чем написано мечтая, когда-то сбудется. Художники и скульпторы пользовались горячим сочувствием короля. Перед открытием ежегодной академической выставки он ездил по мастерским и с интересом следил за работами нескольких любителей из аристократии. Он создал моду на предметы искусства, являясь постоянным покупателем хороших произведений. После смерти отца, еще будучи принцем Уэльским, он стал президентом Общества искусств, оказавшим на этом посту значительные услуги английскому искусству. Сэр Сидней Ли официальный биограф короля Эдуарда VII писал: «Одной из главных обязанностей Принца было обеспечение сохранности и реставрации погибающих фресок и памятников». 21 Пытаясь дать оценку периоду правления короля Эдуарда VII мы можем сделать ряд выводов. После долгого, мрачного, но доблестного и героического правления королевы Виктории, Эдуард внес в атрибуты власти элементы публичности и зрелищности. Он стал первым монархом, который понял что, чем доступнее будет казаться Корона, тем меньше вероятность ее свержения. «Корона имеет некоторую мистику, которая может превращать некоторых мало уважаемых людей в популярных монархов, давая им часто больше привлекательности чем их министрам» 159. Жизнь Эдуарда VII стала ярким тому подтверждение. Если в качестве Принца Уэльского он считался распутным и глупым, и вызывал большое раздражение у общества, так как на его образования и увеселительные Cowles V. Gay Monarch. The life and pleasures of Edward VII.- N.Y. 1956. – Р. мероприятия тратились огромные средства из казны, то вступив на трон и начав активно заниматься политикой он прямо пропорционально изменил общественное мнение. В результате он сделал себя на столько знаменитым и популярным, что создавало впечатление о его огромном влияние на политику. Много людей вообразило, что полномочия монарха расширились. Перемена действительно имело место, но совершенно в противоположную сторону. Король обладал сравнительно меньшей фактической властью, чем его мать, и передал своим преемникам Корону, чья прерогатива была уменьшена в пределах конституции. Права, которые Бэджгот приписывал конституционному монарху: право консультировать, право поощрять и право предупреждать – при умелом использовании давало большое поле для действий. Это мы и видим в правлении королевы Виктории. Как высказался один парламентарий в интервью газете “Times”: «Я полагаю, что никакой трон начиная с трона Давида, Хезекии и Эстер не был в таком постоянном контакте с Троном Небес как трон королевы Виктории» 160. И это было мнение большей части современников королевы. Что касается же ее наследника, по мнению многих британских историков он в большей степени был светским человеком, чем политиком. И не смотря на то, что он проявлял интерес и принимал участие в политической жизни государства, и Парламенту удалось оттеснить короля от Правительству государственных дел и легко убеждать его в необходимости проводимых реформ.

Times. 3 Jan. Энергия короля была потрясающей.

Он имел огромное количество официальных обязанностей, которые распространялись от посещения общественных обедов и посещения больниц до открытия соборов. Он так же имел много обычных повседневных дел, которые включали ежедневное чтение бумаг приходящих из Кабинета. Однако он сумел сохранить свой круг общения. Царствование короля Эдуарда VII продолжалось только девять лет и три месяца, но история показало, что это короткое царствование было одним из наиболее значительных и ярких периодов британской истории. По мнению Сиднея Ли «С той минуты, как Эдуард VII взошел на престол, он ни разу не сделал ни одного ошибочного шага. Он не только оправдал ожидания своих друзей, он их во многом превзошел» 161. Смерть королевы Виктории ознаменовала собой нечто большее, чем кончину престарелой и уважаемой правительницы: с ее смертью наступил конец целой эры, многим идеям и нравственным взглядам, которые стали уже очень далеки. Современный дух овладел умами людей, согласно естественным законам развития в ходе человеческой мысли;

поэтому для Англии на пороге ХХ века «оказалось великим счастьем восшествие на престол человека, который по своему характеру и жизненному опыту был так идеально уделом» 162. приспособлен Широкий к тяжелой ноше, хорошее сделавшейся знание его кругозор, людей, политических партий, всего слаженного механизма английской государственной жизни составляли редкий клад для правителя.

161 Lee, Sir Sidney. Op. cit. – Р.124 Обри Д. Указ. соч. – С. Для многих эпоха Эдуарда VII воспринималась как начало новой эры. Все же некоторые историки видят эдвардианскую Англию как конец эпохи, а не ее начало. Эдвардианская конституция это спор между старым и новым, постоянством и новшеством, традицией и адаптацией. Старая формула – Король, Лорды, Палата Общин – обратилась в прошлое. «Оглядываясь назад – пишет Принцесса Мария Луиза – можно описать период эдвардианства как период умеренного инакомыслия – умеренное социальное движение, умеренное профсоюзное движение, умеренный либерализм» 163. В коротких девяти годах его господства он часто путешествовал по Европе и оставил несмываемый след в каждой стране, которую он посетил. Принцесса Мария Луиза заметила: «Рассматривая его господство ретроспективно, с его беззаботной жизнью богатства и удовольствия, я думаю, что это можно описать как затишье перед штормом» 164. Смерть двух монархов, Виктории и Эдуарда VII, сослужила монархии не меньшую смерть службу, короля чем их жизнь, после особенно короткого безвременная Эдуарда, царствования. Она вызвала во всех слоях общества взрыв лоялизма. В минуты наибольшего подъема лоялизма многими чувствовалось, а некоторыми высказывалось, что если бы монархия захотела сделать свою власть менее номинальной, то она, наверника, не встретила бы сопротивление нации, и что это было бы весьма желательно. В первые годы царствования Эдуарда VII, когда его личным усилиям и его дипломатическому искусству приписано было улучшение международных отношений Англии (не вполне 163 My memories of six reign. – Р. 175 Idid. – Р. основательно), раздались голоса, что нация будет очень довольна, если король будет действовать больше под свою личную ответственность и меньше с одобрения палат. Когда разразившейся при Эдуарде VII конституционный кризис закончился, уже после его смерти, поражением палаты лордов, консерваторы стали с тревогой искать вместо уничтоженного в ее лице противовеса демократии новую точку опоры против демократических посягательств, и они обратили свои взоры на корону. Либералы и социалисты, имея в виду возрастающее в обществе недовольство партиями и желание встретить власть, свободную от их влияния, тоже указывали на корону: король мог бы и должен бы сделаться внепартийным вождем нации. Как бы высоко ни поднялся в Англии престиж монархии, он не может обратить вспять конституционную эволюцию веков. Эдуард VII был ярким представителем британской монархии. На протяжении своего короткого правления он старался стать «полезным» сувереном для своей страны. Его политическая и общественная деятельность была ярким подтверждением его патриотизма. Знание и понимания нужд бедных слоев общества, непосредственное участие в социальной политике по улучшению быта и рабочих условий сделали его воистину народным королем. И не его чрезмерная любовь к роскоши и великолепию, не стали препятствием к возрождению, уже отчасти забытого чувства, восхищения и поклонения монархии. На наш взгляд, Эдуард VII справился со своей главной задачей – он сделал многое что бы поднять престиж британской Короны. Что же касается изменений в прерогативах монарха, то они были весьма существенны. Огромную часть своих полномочий он передал премьер-министру, который используя право короля быть информированным, сообщал о деятельности кабинета «post factum», таким образом лишая короля возможности проявления личной инициативы в решении каких-либо вопросов.

Глава II. Британская монархия в межвоенный период II.1 Эволюция монархии в период правления короля Георга V Преемник Эдуарда VII, его второй сын, вступивший на престол под именем Георга V (1865-1936), не походил на отца ни по характеру, ни по склонностям. Как человеческая личность он был гораздо менее одарен и интересен для своего окружения. Что же касается правящего кабинета, то для министров его пребывание на троне было настоящим подарком. О конфликтах с официальным главой государства не могло быть и речи. В историю он вошел как первый идеальный конституционный монарх, соответствующий формуле – Король царствует, но не правит. Краткое правление Эдуарда VII укрепило пошатнувшееся при королеве Виктории положение монархии. Джентльмен с головы до ног, полный с сознания своего из ранга, но очаровательный своих, и в обращении пониманию последним подданных доступный вкусов, он новых общественных стремлений относился с полной серьезностью и рвением к обязанностям монарха, не позволяя себе, однако, ни малейшего проявления своей воли или своих симпатий в государственных делах.

Его преемник, Георг V, вступил на престол проникнутый полностью теми же чувствами и почти сразу же представил этому яркое доказательства в период конституционного кризиса, предоставив в распоряжение министерства королевскую прерогативу, чтобы сломать сопротивление палаты лордов ограничению ее прав.

Острогорский М. Указ. соч. – С. Ссора между лордами и палатой общин тлела почти в течение столетия. Снова и снова наследственная палата лордов отстаивала свое право исправлять или отклонять законопроекты принятые избранной палатой общин. В палате лордов, консервативное господство было усиленно массовым отступлением либеральных пэров (равных по положению). Сто лет тому назад, в чинопочитающем обществе времен Бэджгота, палата лордов все еще можно было считать дополнением к палате общин, однако с 1886 г. ее законность (с точки зрения принятых ценностей) начала ставиться под сомнение. К середине ХХ в. уже не было социальной оправданности существованию неизбираемой палаты. Во всех развитых органы в обществах исчезли из аристократические парламентов, законодательные движение эгалитарное Великобритании прогрессировало сильнее, как в социальном так и в экономическом плане, чем во многих странах, где уже была отменена официально наследственная форма власти. Тем не менее палата лордов с ее наследственным элементом (правда, несколько модифицированным) существует по сей день, поскольку она все еще выполняла полезные функции и поскольку еще не выявилось никакой острой необходимости тем ее а в решительных была и глубоких в изменениях.

Между власть ограничена законодательном порядке, обретенная правительством возможность наполнить ее новыми пэрами с целью получения необходимого большинства заставила палату лордов быть более осторожной в своих действиях.

Закон о парламенте 1911 г. лишил палату лордов полномочий в отношении финансовых законопроектов, определенных в качестве таковых спикером палаты общин, и ограничил до двух лет срок действия вето палаты лордов в отношении других законопроектов. Состав палаты и другие ее полномочия не изменились. 166 Высшей ценностью Георга V как конституционного монарха было то, что он никогда не превышал свои полномочия и не нарушал границу «шириной всего в толщину волоска», которая, по общественному мнению, делит конституционные действия от личных интересов. В самом начале своего господства он проявил мудрую сдержанность отказываясь слушать Тори, использовать свои полномочия, чтобы сохранить их привилегии. 167 В этом случае принцип конституционного монарха, слепого исполнителя народной воли, получил самое блистательное подтверждение. Премьер-министр Австралии сэр Роберт Мерзис заметил по этому поводу: «Он не обладал почти никакими правами, но он был центром конституционного правительства. Он был, по моему мнению, первым истинным конституционным монархом» 168. До тридцати шести лет жизнь самого Георга проходила в орбите королевы Виктории. Почтение к ней детей и внуков было почти религией. Георг так и остался викторианцем, устремленным в прошлое и со страхом относившимся к будущему. «Он патологически боялся перемен. Он хотел чтобы все осталась точьв-точь таким, как во времена его детства. Став королем, он потребовал, что бы при дворе соблюдали простые обычаи, Акт о парламенте 1911 г.//Конституции зарубежных стран. Сборник документов. – М. 1998. – С.57 167 Rose K. King George V. – N. Y. 1981. – P.117 168 Bryant A. George V. – L. 1936. - P. заведенные во времена его бабушки королевы Виктории» 169.

Вступив на трон, Георг заметно изменил порядки при дворе. Прежнего блеска, культа женщин, развлечений больше не было. Его преимущество по сравнению с прежним наследником и его отцом Эдуардом VII заключалось в том, что во время отъездов короля в Европу он заменял его дома в качестве президента многочисленных комиссий и комитетов, таким образом в ходя в курс государственных дел. В 1905-1906 гг., выполняя почетные обязанности здравствующего императора, и как наследник престола Георг совершил путешествие в Индию укрепляя ее связи с метрополией 170. В начале своего правления Георг боялся, что сильно проигрывает в сравнении со своим отцом, однако он обладал хорошим чутьем, а от бабушки унаследовал способность безошибочно угадывать настроение подданных. «Я вовсе не умен, сказал однажды Георг V,- но я общаюсь с таким количеством умных людей, что лишь полный идиот не научился бы у них умуразуму» 171. Четверть века в течение которого Георг V находился на троне, эпоха громадных перемен в мире. Англию они затронули, но в меньшей степени, чем многие другие государства. Наиболее примечательными революционные Гогенцоллернов, утверждение из них в были:

первая мировая война, – изменения Габсбургов, в Европе, падение монархий Романовых;

ирландский кризис, политической системе Великобритании My memoirs of six reign. Her Highness Princess Marie Louise. – L. 1956. - P.203 АВП РИ. Ф. 132. Оп. 870. Д. 86. П. 776. - Л.112 171 Buchan J. The people’s king. George V. The narrative of twenty-five years. – Boston. 1935. - P. лейбористкой партии, Всеобщая стачка 1926 г., приход к власти национального правительства Рамсея Макдональда.

Осмотрительность, гибкость монархии имеет к этому прямое отношение. И в самые критические для старого порядка периоды она выполняла роль социального стабилизатора. Самой трагической страницей в истории этих лет стала первая мировая война. Традиционные и родственные связи королевских династий Европы, и особенно Англии и Германии не смогли предотвратить эту трагедию. Великая война стала серьезным испытанием не только для британского народа, но и для самой монархии. Первые месяцы войны ознаменовались в Англии волной антигерманских настроений. Под их влиянием в октябре 1914 г. ушел в отставку Первый лорд адмиралтейства принц Луис Баттенберг, только потому, что был немцем! Эта компания затронула и монархию. Под давлением протестов королю пришлось исключить имена своего кузена немецкого кайзера и его сына, наследного принца, из списка почетных командиров британских военных подразделений. В 1917 г. по настоянию премьер-министра Г. Асквита парламент принял билль, в соответствии с которым королевская династия, прежде именовавшаяся Саксен-Кобург Готской, что имело германское происхождение, стала называться Виндзорской по названию древнего Виндзорского замка 172. То же самое относилось ко всем аристократическим титулам в стране имеющих немецкий генезис.

Монархи Европы. Судьбы династий. - С. Общественные обязанности монарха как главы государства во время войны приобрели новое значение. Так или иначе король стал двигательным механизмом патриотизма. В военные годы он семь раз выезжал на британские базы, провел 450 инспекций в воинских подразделениях, лично вручил 50 наград, посетил 300 госпиталей и незамедлительно прибыл в районы, подвергнутые бомбардировкам 173. По мнению британских историков, самым эффективным в смысле поднятия боевого духа британских вооруженных сил, были пять поездок суверена во Францию в действующую армию. Королевская прямота, искренность и простота в общении и в быту подкупали солдат. За последние сорок лет показное величие и торжественный церемониал дополнились еще одним приемом. Впервые им воспользовался Георг V в связи с угрозой роста рабочего движения. Он «снисходил к народу» - появлялся среди бедняков, запросто пожимал руки рабочим, беседовал с ними. Во время первой мировой войны такие визиты, по словам Ллойд цель: Джорджа, «Трудно преследовали совершенно определенную переоценить то огромное значение, которое имеют для нации посещения королем военных заводов и установления личных контактов с рабочими… Ничто не могло быть удачнее внезапного решения короля с побывать ними… среди Он рабочих, пожать им что руки, «все поговорить выразил надежду, ограничительные правила и предписания будут сняты и все будут трудиться во имя общей цели». Этот мужественный поступок короля помог приблизиться к разрешению очень сложной проблемы Остапенко Г.С. Первые британские монархи ХХ века. – С. приостановления действия профсоюзных ограничений, которые в то время значительно снижали выпуск продукции» 174. Не разбираясь в тонкостях политики, монарх больше всего был озабочен тем, чтобы сохранить национальное единство в годы войны. Во время правительственного кризиса 1916 г. он, реализуя свое право советовать, провел консультации с лидерами консервативной и либеральной партии и сумел убедить их не распускать парламент и не объявлять всеобщие выборы, что несомненно нанесло бы урон воевавшей Англии. Позже Георг, пользуясь тем же конституционным правом советовать, сыграл посредническую роль в преодолении послевоенного правительственного кризиса 1923 г. Его суть заключалась в том, что лидер консерваторов Бонар Лоу ушел в отставку по болезни, а претендентов на освободившееся место оказалось двое. Одним из них был С. Болдуин, занимавший пост канцлера казначейства, но мало известный в общественных кругах, другим – маркиз Дж. Керзон, являющимся министром иностранных дел в том же Кабинете, и пользовавшийся большой популярностью благодаря своей политической деятельности и богатству. Георг V через личного секретаря произвел дознание высокопоставленных членов внимание полученные среди консервативной партии. Приняв во он поддержал С. Болдуина, сведения ссылаясь на возможность пребывания премьер-министра в Палате Общин. Таким образом вопрос был решен при содействии монарха, не вызвав серьезных внутрипартийных противоречий. Важно также, что именно с этого момента стало общепризнанным, что премьер Голлан Дж. Политическая система Великобритании. - М. 1955. – С. министр должен быть членом Палаты Общин и не может быть пэром с его правом заседать в Палате лордов. Иначе говоря, утвердилось новое конституционное соглашение 175. Большое значение монархии заключается в ее показной нейтральности и мнимой способности выражать интересы всей нации в целом. Стоит монарху открыто стать на чью-либо сторону в политическом конфликте, и миф о его беспристрастии будет серьезно подорван, а вместе с этим будет утрачено огромное преимущество, которым обладает монархия. По словам Асквита, в этом случае корона превратиться в «футбольный мяч в руках соперничающих групп» 176. В первые годы царствования Георга V, когда у власти находилось либеральное правительство, лидеры консерваторов прилагали не мало усилий, чтобы побудить короля игнорировать советы министров и осуществлять свои полномочия независимо. Вскоре после описанных выше событий очень остро встал вопрос о том, имеет ли король право отказать в санкции какоголибо законопроекта. За все это время король фактически ни разу не осуществил до конца своего права игнорировать советы министров. Но сам факт существования этого права мог быть использован. Это право до сих пор служит резервным оружием. Последствия Великой войны оказались поистине трагическими для монархической системы Старого Света. Индустриальное бедствие или «волнение», как британцы предпочитают называть главное явление послевоенных лет, имело непосредственное отношение к Виндзорскому дому. И Георг V, и его советники Остапенко Г.С. Первые британские монархи ХХ века.// ННИ. №6. 1999. - С.97 Nicholson H. Op. cit. – P. отлично понимали, что больше не могут рассчитывать не слепую поддержку британского народа. События в Европе заставили правящие классы насторожиться. В результате первой мировой войны произошли эпохальные сдвиги – социальные, изменился.

идеологические, политические;

облик континента Падение династий Гогенцоллернов в Германии, Габсбургов в Австро-Венгрии ослабление и Романовых в России в повлекло Европе, и за собой монархических принципов ослабила привлекательность британского Трона. Это было сразу всеми осознано. После Первой мировой войны рабочий класс внутренне стал гораздо более гомогенным. Его социальный статус возрос достаточно сильно как за счет той роли, которую он сыграл в обеспечении победы над кайзеровской Германией, так и за счет значительного улучшения его экономического положения.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.