WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«дизайн пользовательского интерфейса влад. в. головач Затаив дыхание, Пончик поднялся по лестничке и нажал кнопку у двери. Дверь отворилась. Пончик вылез из пищевого отсека и принялся бродить по кривому ...»

-- [ Страница 3 ] --

В таких случаях строка состояния является отличным решением проб лемы. С одной стороны, делая переключатели режимов непохожими на поля вывода (знаете ли вы, например, что метки ЗАП, ИСПР, ВДЛ и ЗАМ в статусной строке MS Word не только индикаторы?) можно снизить вероятность ошибочного переключения. С другой стороны, если уж пользователь нечаянно щелкнет на переключателе, он сразу же увидит изменение его вида и впоследствии, вероятно, сможет переключиться назад. С еще одной стороны, опытный пользователь сможет переключаться между режимами так же легко, как если бы он переключался через панель инструментов. Все панели имеют следующие достоинства: I они позволяют пользователям быстро вызывать нужные функции мышью I они позволяют пользователям меньше задействовать память I они повышают визуальное богатство интерфейса I они ускоряют обучение работе с системой (по сравнению с раскры вающимся меню) благодаря своей большей наглядности. Зато они имеют и недостаток: занимают много места на экране, так что поместить в них всё, что хочется, невозможно. Решить эту проблему можно двояко. Во первых, можно (и нужно) помещать в панель только наиболее часто используемые команды (поддерживая это решение возможностью индивидуальной настройки панели пользователем). Во вторых, панель можно сделать зависимой от контекста действий пользователя. Оба способа не противоречат друг другу, так что использовать стоит оба. Панель инструментов нельзя делать единственным способом вызова функции, обязательно должен быть и другой способ, видимый пользователю В настоящее время нет технической проблемы с помещением в панели произвольных элементов управления (остался только один ограничитель – размер помещаемых элементов), так что последние преграды, мешавшие делать сложные панели, исчезли. Этим стоит пользоваться, поскольку это Панели инструментов В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А позволяет экономить время, уходящее на открытие и закрытие диалоговых окон, и повышать интегральное качество взаимодействия с системой (пользователям нравится пользоваться сложными панелями). Текст на кнопках. Самыми частыми элементами управления, размещае мыми на панелях инструментов, является командные кнопки, при этом их использование отличается от обычного. Дело в том, что места настолько не хватает, что очень хочется заменить текст кнопок пиктограммами. Но это не так просто. Дело в том, что информация хранится в кратковременной памяти преи мущественно в звуковой форме. Когда приходит время совершить выбор, имея в качестве альтернатив визуальные объекты, «человек выбирающий» чаще всего транслирует эти объекты в звуки, а именно в слова (в голове, разумеется). Затем эти слова помещаются в кратковременную память, в дело включается собственно сознание (предыдущие этапы проходят на бессознательном уровне) и выбирает нужный объект. Применительно к реальной жизни это значит, что пользователь, глядя на панель с пиктограммами, видит скорее не пиктограммы, но слова. Но не всегда. I Случай 1. Опытный пользователь, уже знающий, где на панели находится нужная кнопка, знающий её значение, при этом выбор действия уже произведён при помощи сложившейся ментальной модели. В такой ситуации слова пользователю уже не важны, важно отличие нужной ему кнопки от остальных. Т.е. такому пользователю даже уже все равно, что на пиктограмме изображено, лишь бы она выглядела максимально контрастно (чтобы ускорить её поиск). I Случай 2. Опытный пользователь, обладающий сложившейся ментальной моделью, но не знающий, где конкретно расположена нужная ему кнопка и как она выглядит. Выбор действия уже произ веден, осталось только найти нужную кнопку. При этом пиктограмма оказывается ненужной, так как в качестве матрицы пользователь использовать её не может (поскольку не знает, как она выглядит). Более того, поскольку пользователь ищет слово из содержимого своей кратковременной памяти, каждая пиктограмма будет его без пользы отвлекать, при этом пользователь будет тратить время на расшифровку смысла всех попадающихся ему на пути пиктограмм. I Случай 3. Неопытный пользователь без сложившейся ментальной модели. Такой пользователь большую часть всего времени тратит на поиск нужной ему кнопки, а также, поскольку каждая кнопка ему внове, на постоянное улучшение своей ментальной модели системы с учетом своих новых открытий. В таких случаях пиктограммы лучше текста, но не заменяют его, так как помогают быстрее понять действие кнопки (в том, разумеется, случае, когда пиктограмма адекватна смыслу действия). В результате таких рассуждений приходится прийти к странной мысли – сначала кнопки на панели инструментов должны состоять из текста и пиктограммы (чтобы легко было строить ментальную модель), затем, когда пользователь свою модель построил, только из текста, а затем, когда пользователь окончательно обучился пользоваться системой, только из пиктограммы. Разумеется, построить такую систему невозможно, так что приходится определяться. Поскольку в двух случаях из трех текст оказы вается нужен (тем более что начинающие и средне продвинутые пользо ватели составляют большинство), удалять его из панели оказывается неправомерным. Здесь действует ещё и вездесущий закон Фитса. Поскольку кнопка с пиктограммой и текстом всегда больше кнопки с текстом или пикто граммой просто, она оказывается более эффективной в отношении скорости, поскольку в неё легче попасть мышью.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А Таким образом, эффективнее всего (учитывая все аргументы за и против) делать кнопки на панелях инструментов диалектически: самые главные кнопки нужно делать парой «пиктограмма плюс текст», а остальные в зависимости от их направленности – функции для опытных пользователей пиктограммами, а для неопытных текстом. Когда графических интерфейсов еще не было, пользователи перемещались по документу с помощью клавиатуры. С тех далёких времен на клавиатуре остались клавиши Home и End, равно как Page Up и Page Down. В целом, пользователи были удовлетворены своей судьбой (благо, они не знали альтернатив). Затем появились графические интерфейсы. Первым делом были придуманы полосы прокрутки. К сожалению, оказалось, что они работают не слишком хорошо. Проблема полос прокрутки заключается в следующем: для маленьких документов они не очень нужны, поскольку пользователям, держащим руки на клавиатуре, гораздо легче переместиться к нужному фрагменту с по мощью клавиш со стрелками. Напротив, в больших документах малое перемещение ползунка приводит к существенному сдвигу области прос мотра, так что после перемещения нужно еще и подправляться либо клавиатурой, либо стрелками на полосе прокрутки. Более того: во многих случаях невозможно реализовать динамическое изменение области просмотра во время перемещения ползунка, а значит, перемещаться по большим документам приходится в несколько шагов. И еще раз более того: предположим, что это динамическое изменение всё таки есть. Тогда пользователю нужно: сначала перевести взгляд на ползунок, затем курсор на ползунок, затем взгляд на документ и только потом, перемещая мышь вверх или вниз, следить за областью просмотра, на тему «не пора ли отпустить курсор». Пользователи ненавидят горизонтальные полосы прокрутки Нечего и говорить, что пользователи избегают пользоваться полосками прокрутки (тем более что курсорные клавиши никто с клавиатуры не убирал). Фактически, чуть ли не единственным применением этих полосок является перемещение «примерно к нужному фрагменту» при работе с большими документами. Разумеется, такое положение вещей никого особенно не радовало. Поэтому было придумана «дополнительная стоимость» полосок – размер ползунка был сделан пропорциональным отношению видимой части документа ко всему его объёму. Это очень хорошая и полезная функция, поскольку она позволяет использовать полосы прокрутки не только как элемент управления, но и как индикатор размера документа, благодаря чему степень бесполезности полосок значительно снижается. Помимо этого было придумано довольно много других дополнительных стоимостей, так, например, на полоске прокрутки можно отображать границы разделов документа. Полосы прокрутки без индикации размера документа практически бесполезны Тем не менее, всё это так и не сделало полосы прокрутки здорово лучше: как и раньше, полосы не столько помогают перемещаться по документу, сколько показывают то, что не весь документ помещается на экране. Решение этой проблемы пришло с несколько непривычной стороны, во всяком случае, графический пользовательский интерфейс не пригодился – была придумана мышь с колесиком прокрутки. Решение это чуть ли не идеальное, поскольку не требует от пользователя переносить внимание с документа на элемент управления. Конечно, для перемещения по большим документам колесо не слишком эффективно (палец устаёт), но малые и средние перемещения получаются замечательно, тем более что процент В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А Полоски прокрутки и их альтернатива больших документов невелик. Поскольку мышь стоит не слишком дорого, а служит не слишком долго, сейчас можно смело рассчитывать на наличие у пользователей мышей с колесиком (я видел двух людей, которые пошли в магазин и купили себе новые мыши сразу после того, как увидели мышь с колесом у сослуживца). Таким образом, полосы прокрутки стали ёще более бесполезны, поэтому относиться к ним надо не как к данности, но как к еще одному элементу управления, который можно использовать, а можно и не использовать. При этом есть как аргументы в пользу использования, так и существенный аргумент против него – полоски прокрутки занимают очень много места на экране. Ладно еще, когда на экране одна полоска, а что делать, если их три или более? С появлением мышей с колёсиками, полоски прокрутки смело можно делать тоньше К сожалению, вовсе не использовать полосы прокрутки в ПО затрудни тельно, MS Windows User Experience прямо заставляет разработчика ими пользоваться. В интернете ситуация иная – никто никого не заставляет. Осталось разобраться, как же сделать пролистывание документа идеальным. Если всё таки приходится оставлять полосы прокрутки, крайне желатель но добиться нескольких свойств полосок: I Размер ползунка должен показывать общий объем пролистываемого документа. I Стрелки на полосах должны быть спаренными, т.е. обе стрелки долж ны находиться рядом, а не на разных сторонах полоски. Это один из случаев, когда логичность интерфейса вступает в противоречие с эффективностью. Если при перелистывании была допущена ошибка, спаренные кнопки позволяют минимизировать перемещение курсора к стрелке, ведущей в обратную сторону (см. рис. 50). I Если невозможно сделать динамическое изменение области прос мотра при пролистывании, необходимо показывать текущее место положение пользователя во всплывающей подсказке (см. рис. 50). Обратите внимание, что местоположение подсказки при переме щении курсора должно оставаться неизменным. I Необходимо обеспечить обработку погрешности перемещения курсора. Когда пользователь курсором перемещает ползунок, а смотрит в это время на документ, курсор может сойти с полосы. До определённого момента (смещение на 30 70 пикселей) система должна такое смещение игнорировать.

Рис. 51. Два способа улучшить полоску прокрутки. Слева стандартная полоска, рядом с ней полоска со спаренными стрелками. Справа: всплывающее сообщение, показы вающее, какому фрагменту документа соответствует текущее положение ползунка.

Теперь об альтернативных элементах управления. Чаще всего исполь зуются кнопки со стрелками, т.е. фактически полоски прокрутки, из кото рых вырезано самое главное. Это не очень хороший элемент управления, потому что он совершенно линеен: когда пользователь нажимает на кнопку со стрелкой, документ листается с фиксированной скоростью, изменить которую пользователь не в силах. Это приводит либо к медленному В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А пролистыванию, либо к низкой точности. Поэтому гораздо эффективнее малюсенький джойстик, часто встречающийся в ноутбуках, который в народе ласково называется клитором. Сущность этого элемента проста: на экране располагается объект, нажатие на который меняет курсор на изображение направленных в разные стороны стрелок. Если пользователь перемещает курсор с нажатой кнопкой мыши в сторону, документ в эту же сторону и прокручивается, причем скорость прокрутки пропорциональна расстоянию, на которое перемещен курсор. Важно только не забывать его блокировать, когда пролистывать нечего. Такой элемент управления в настоящее время реализован в MS Windows и доступен по нажатию средней кнопки мыши.

Структура и само устройство окна или экрана является, пожалуй, самым существенным фактором, влияющим на качество интерфейса в этом окне. Например, производительность пользователей часто можно повысить вдвое, просто изменив расположение элементов управления, не меняя сами эти элементы. Большинство руководств по проектированию интерфейсов, перечисляя требования к структуре окна, ограничиваются замечанием, что терминационные кнопки (т.е. командные кнопки, управляющие окном, например Ok или Закрыть) должны быть либо снизу окна, либо в правой его части. Это хорошо, но мало. На самом деле всё сложнее. Во первых, окно должно хорошо сканироваться взглядом, т.е. его основные части должны быть сразу видны и заметны. Как правило, в окнах с малым количеством элементов управления проблем со сканированием не возникает. Проблемы появляются в больших окнах, дающих доступ ко многим функциям. Понятно, что сваливать эти функции в кучу неэффек тивно, для этого интерфейсные элементы должны быть организованы в блоки. В ПО для этого используются в основном рамки группировки, в интернете – пустоты, разграничивающие отдельные функции. При этом рамки удобнее в производстве, но, поскольку они являются визуальным шумом, однозначно рекомендовать их нельзя. В целом, разграничивать блоки пустотами предпочтительней (но и сложней). Во вторых, окно должно читаться, как текст. При прочих равных, окно, все элементы управления которого можно без труда связно прочесть, будет лучше запомнено и быстрее обработано мозгом (поскольку не придется преобразовывать грамматику окна в грамматику языка).

Структура окна Рис. 52. Пример читаемого окна. Читается он следующим образом: «Текст выравнива ется по левому краю, уровень пятый, отступ слева 3 см, справа 0 см, первая строка нет, на 5 и так далее». На этом примере прекрасно видны все неопределенности в окне: например, не говоря уже о том, что непонятно, чего именно пятый уровень, видно, что подписи к «первая строка» и к «на», расположенные сверху, разрывают единый по смыслу элемент управления на два разных.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А При этом один элемент управления должен однозначно преобразовы ваться в единый фрагмент предложения, а единая группа элементов – в целое предложение. Окно должно читаться, как текст Проверить читаемость окна исключительно просто: окно нужно просто прочитать. При этом становится понятно, какие нужны подписи к элемен там, как они должны быть расположены и тому подобное. В третьих, оно должно удовлетворять великому закону «релевантное – вперед». Чаще всего используемые элементы должны быть расположены в левой верхней части экрана, реже используемые – в правой нижней части. Обратите внимание, что окно сканируется взглядом точно так же, как происходит процесс чтения – сначала взгляд переходит в левый верхний угол, затем перемещается вправо, затем переходит на следующую «строку» и т.д. Поэтому, например, вертикальный элемент управления, разрываю щий эти воображаемые строки на части, будет всегда замедлять сканиро вание окна (и вызывать неудовольствие у пользователей). Не забывайте проверять диалоговые окна на нормальную работу в режиме Large Font Теперь, возвращаясь к началу, пора объяснить, почему терминационные кнопки должны быть расположены внизу или справа, тем более что здесь действует всеобъемлющий закон. Дело в том, что в интерфейсе всегда должно быть реализовано правило: сначала выбор параметров, а затем действие (интересно, что в большинстве языков ситуация обратная, например, мы не говорим «Петю укусить», но говорим «укусить Петю»). Нарушение этого правила существенно повышает количество человеческих ошибок и ослабляет пользовательское ощущение контроля (что грозит низким субъективным удовлетворением). Это правило, будучи применено к диалоговым окнам, и заставляет помещать терминационные кнопки снизу или справа, т.е. в области, которая сканируется последней.

Площадь экрана ограничена, напротив, количество элементов управления, которых может понадобиться уместить в едином функциональном блоке (т.е. окне), не ограничено ничем. В этом случае приходится использовать вкладки (см. рис. 52). Чтобы правильно их использовать, нужно соблюдать определенные требования. Первая вкладка и остальные вкладки. Помимо умещения максималь ного количества элементов управления в диалоговом окне, вкладки могут выполнять еще одну роль, а именно скрывать от неопытных пользователей не очень нужную им функциональность. Проблема заключается в том, что когда нужно просто уместить в окно побольше элементов, вкладки скрыва ют от пользователей функциональность, возможно, что и нужную. Некогда в Windows было два способа поместить в диалоговое окно больше, чем в него могло влезть. Можно было воспользоваться вкладками, а можно было нажать на специальную кнопку, которая увеличивала размер окна и открывала доселе скрытые элементы управления. Microsoft эти кноп ки разонравились и, начиная с Windows 95, она планомерно удалила их из всех своих продуктов, заменив вкладками.

Увеличиваем площадь В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А Рис. 53. Увеличивающееся диалоговое окно. Сверху начальное состояние окна, снизу – конечное. Нажатие на кнопку More Choices увеличивает окно. Это диалоговое окно интересно тем, что для открытия полного окна пользователям приходилось нес кольку раз нажимать на кнопку. Это плохо, поскольку, чтобы узнать о существовании дополнительных критериев поиска, пользователям приходилось совершать слишком много действий. Неудивительно, что в последних версиях MacOS эта утилита была полностью переработана. © Apple Это и породило проблему. Раньше разные вкладки содержали примерно одинаково важные элементы, просто не все помещались в одно окно, а кнопка с треугольником скрывала элементы, про которые начинающий пользователь твердо знал, что они ему не нужны или пользоваться ими опасно. Теперь все во вкладках, поэтому пользователи часто уверены, что сразу невидное опасно. В результате многие пользователи избегают пользоваться элементами, расположенными на изначально закрытых вкладках, даже если это ничем им не грозит. Поэтому нежелательно размещать на закрытых вкладках элементы, которые пользователям обязательно понадобятся, даже если эти элементы и не нужны постоянно (в этом случае правило про релевантность должно отступать). Разумеется, это не касается опытных пользователей. В интернете и в остальных операционных системах, которым Microsoft была не указ, кнопки, увеличивающие размер окна и открывающие продвинутые элементы управления, сохранились в полном объеме.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А Учитывая тот факт, что никаких пользовательских проблем с ними не замечено, можно смело рекомендовать их и для использования в Windows, тем более что они позволяют добиться определенного брэндинга. Похоже, что Microsoft сама осознала вред от потери увеличивающихся окон, вызванный недоверием пользователей к вкладкам. Во многих продуктах она стала использовать несколько усложненный элемент управления TreeView, также позволяющий запихнуть очень много элементов в ограниченное пространство. К сожалению, TreeView, если вместить в него дополнительные элементы управления, крайне неудобен в обращении1, так что похвалить Microsoft за использование этого элемента затруднительно. Число вкладок. Теоретически число вкладок может быть сколь угодно большим. На практике оно ограничивается двумя факторами: во первых, объемом КВП (см. «Кратковременная память» на стр. 48), а во вторых, размером области, в которые ярлыки вкладок могут помещаться. Дело в том, что если ширина всех ярлыков будет больше ширины окна, придется либо делать несколько строк ярлыков, либо скрывать часть из них, пока пользователь не нажмет специальную кнопку. И то и другое плохо.

Рис. 54. Пример нескольких строк ярлыков. Если пользователь щелкает по ярлыку из верхнего ряда, весь этот ряд становится нижним, нижний же перемещается вверх. При этом две строки есть вовсе не предел – порой встречаются диалоговые окна с тремя рядами ярлыков. © Microsoft Несколько строк ярлыков плохо по двум причинам. Во первых, из за большого количества мелких деталей (границ ярлыков), вся конструкция довольно медленно сканируется, т.е. трудно найти нужную вкладку. Во вторых, при последовательном обращении к нескольким вкладкам из разных рядов эти ряды меняются местами, т.е. каждый раз нужно заново искать нужную вкладку. И то и другое крайне негативно сказываются на субъективном удовлетворении и скорости работы.

Рис. 55. Пример частично скрытых ярлыков вкладок. © Selenic Software Скрывать часть ярлыков тоже нехорошо. Предположим, что пользова тель нажал на стрелку вправо, показывающую следующую часть ярлыков. Если при этом значительно пролистывать строку с ярлыками, пользователи будут полностью потерять контекст (сильнее даже, чем они теряют его, нажимая клавишу Page Down). Если же пролистывать строку по одному элементу, контекст не потеряется, но перемещение между вкладками будет очень медленным. Существует и третий способ решения проблемы – можно просто убрать вкладки, заменив их раскрывающимся списком. Этот способ тоже не слишком хорош, поскольку не слишком визуален и к тому же сравнительно медлителен.

. Я не включил в книгу описание этого элемента, именно потому, что имеющиеся TreeView неудобны и непонятны многим пользователям. Возможно, что они эволющионируют во что то приличное, но пока правило просто: если вам нужна скорость работы или пользователи не имеют большого опыта, избегайте TreeView всеми силами.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А Похоже, что самым эффективным решением является комбинация второго и третьего способов: основные экраны реализуются в форме вкладок, а дополнительные вызываются через раскрывающийся список. Это позволяет обеспечить максимальное количество наглядности и скорости работы. Объем содержимого. Фактически, каждая вкладка представляет собой отдельное диалоговое окно внутри другого диалогового окна. Поэтому странной выглядят попытки (встречающиеся огорчительно часто) рассортировать элементы управления так, чтобы во всех вкладках их было поровну. Делать это ни в коем случае нельзя. Один экран должен содержать только те элементы, которые в нем нужны и которые пользователь может в этом экране ожидать. Не старайтесь рассортировать элементы так, чтобы в каждой вкладке их был одинаковое количество Терминационные кнопки. В диалоговом окне с вкладками терминаци онные кнопки обязательно должны располагаться вне области вкладок.

Помимо навигации между экранами, существует еще и навигация внутри отдельных экранов. Пользователям необходимо дать возможность макси мально быстро переходить к необходимым элементам управления. Для этого у них есть два способа – мышь и клавиатура. С мышью все более менее понятно: закон Фитса (см. «Быстрый или точный» на стр. 10) работает на полную катушку. Поэтому оптимизация диалогового окна, уменьшающая дистанцию перемещения курсора, всегда приводит к росту (хотя и небольшому) производительности пользователей. С клавиатурой сложнее. Пользователь может перемещаться между эле ментами управления двумя разными способами: клавишей Tab и горячими клавишами. Перемещаться клавишей Tab медленно, но зато для этого не нужно обращаться к памяти или высматривать клавиатурную комбинацию для нужного элемента. Напротив, горячие клавиши позволяют быстрее перемещаться вглубь экрана, но требуют запоминания клавиш. Таким образом, пользователи, которые часто вводят данные в какой либо экран, стараются использовать клавишу Tab и только изредка пользуются горячими клавишами. Соответственно, любая форма ввода, которой часто пользуют ся, обязана корректно работать с Tab, при этом желательно, чтобы она работала и с горячими клавишами. Проверяйте все диалоговые окна на отсутствие полей вывода, на которые устанавливается табуляция Работа пользователей с клавишей Tab может быть омрачена по двум при чинам. Во первых, на экране могут быть элементы, не подразумевающие взаимодействия с пользователем (например, скрытая или заблокированная кнопка, поле вывода), но на которые перемещение совершается. Избавить ся от этой проблемы легко – нужно лишь явно указать, чтобы в список объектов, между которыми можно перемещаться, ОС их не вносила. Во вторых, бывают ситуации, когда визуальный порядок элементов управле ния (происходящий из за того, что пользователи читают экраны) не совпадает с порядком перемещения. В этом случае нужно просто сменить у неправильных элементов их место в последовательности.

Перемещение в пределах окна В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А Особым вариантом окон являются действия, выполняющиеся в последова тельности сменяющих друг друга окон (мастера). Чтобы осознать правила, применимые к ним, полезно определить причины, вызвавшие появление таких окон.

Последовательные окна Рис. 56. Пример мастера.

Во первых, существуют действия, для которых либо естественна, либо желательна жесткая последовательность (см. «Определение смысловой связи между блоками» на стр. 120). Для таких действий единый экран, в котором выполняется вся последовательность, не слишком эффективен: он грозит человеческими ошибками, к тому же, чтобы его использовать, требуется построить ментальную модель экрана (чтобы, как минимум, знать, что нужно сделать в начале, а что в конце). Эффективнее разбить действие на несколько разных экранов. Во вторых, существуют действия, которые всегда будут вызывать проб лемы у пользователей, либо потому, что эти действия сложны, либо потому, что нужны они редко (так что пользователям нет резона учиться). При этом единое окно для выполнения действия также оказывается неэффективным, поскольку объем справочной информации, которую в него нужно вместить, слишком невелик. В таких случаях разделение действия на последователь ность экранов позволяет снизить насыщенность отдельных экранов и тем самым освободить место для справочной информации. Как правило, одной причины достаточно, чтобы оправдать использова ние мастера, когда же действуют обе причины, мастер становится обяза тельным. Итак, теперь, когда определены причины возникновения мас теров, можно перейти к конкретным правилам их создания. Переход между экранами. Понятно, что пользователи должны получить возможность переходить не только на следующее окно в последовательнос ти, но и на предыдущие окна. Менее очевидным является другое требова ние к мастерам: переход должен быть максимально легким. Задача раскладывается на две составляющие: во первых, нужно реализо вать возможность свободного перемещения по последовательности. Если экранов немного (3 5), то вполне можно ограничиться стандартными В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А кнопками Назад и Далее. Если же экранов много, переход по эти кнопкам будет, как минимум, медленным. В таких случаях разумно дополнять кнопки раскрывающимся списком (при этом, возможно, исключая из него ещё не пройденные экраны), либо, если есть место, снабжать мастера списком всех экранов (отмечая текущий и пройденные экраны). Независимо от числа экранов в последовательности, необходимо информировать пользо вателей об объеме оставшегося действия (чтобы дать им возможность оценивать количество работы и тем самым повышать их чувство контроля над системой). Справедливости ради надо уточнить, что в длинных последовательностях показ объема оставшихся экранов может снизить мотивацию пользователей в начале действия, но повысить мотивацию в конце («осталось немного, не буду это бросать»). Вторая составляющая – четкость перехода. Для пользователей мастер, т.е. последовательность экранов, кажется единым экраном, содержимое которого меняется. Эту иллюзию нужно поддерживать, поскольку она позволяет не сбивать контекст действий пользователя и поддерживать внимание на «сюжетно важной» области экрана. Для этого размер и распо ложение окна мастера, а также расположение и облик всех повторяющихся элементов (таких как терминационные кнопки) нужно выдерживать неизменными на протяжении всей последовательности. Контекст. В отличие от единого окна, в котором выполняется действие, в мастерах необходимо поддерживать контекст действий пользователя. Поскольку ранее сделанная работа скрыта, пользователи могут потерять контекст, что может замедлить действие (контекст придется восстанав ливать). Степень потери контекста зависит от количества экранов, времени, которое пользователи проводят за отдельными экранами и от времени реакции системы. И если количество экранов в мастере редко превышает шести (а это небольшое число), то время, проведенное на пройденных экранах и, особенно, реакция системы (особенно в интернете), могут быть значительными. Единственным же средством поддержания контекста является вывод текущего состояния данных в процессе выполнения мастера. Как правило, обычный текстовый список с предыдущими установленными параметрами работает плохо (к тому же редко вмещается в экран), визуализировать же изменения трудно, если вообще возможно. Таким образом, лучше избегать длинных последовательностей (тем более что уровень мотивации пользователей при увеличении продолжительности действия снижается). Вывод справочной информации. Благодаря обилию пустого места мастера замечательно подходят к выводу справочной информации в самом интерфейсе (см. «Что нам нужно и что у нас есть» на стр. 31). Справочную же информацию нужно выводить двух типов, а именно краткое и более развернутое описания текущего шага. С развернутым описанием все просто. Где нибудь снизу экрана (чтобы не сбивать фокус внимания пользователей) выводится один или два абзаца, рассказывающие стандартный набор: что, зачем и почему. С кратким же описанием сложнее. К сожалению, устоявшийся облик мастеров не имеет большого и заметного заголовка (этой проблемы, к счастью, нет в интер нете, где вообще нет ничего устоявшегося). Например, даже такой прогрессивный мастер, как использованный в примере, не имеет явно видимого заголовка. Шрифт мелкий, к тому же его разборчивость ослаб лена фоном. Это неправильно. У каждого окна последовательности должен быть ясно видимый и бросающийся в глаза заголовок. При этом в отличие от обычных заголовков окна, он должен быть написан не описательно, но командно (сделайте то то и то то). Microsoft, в некоторых своих продуктах широко использующая мастера (называя это побуждающим пользовательс ким интерфейсом) вообще рекомендует считать заголовки важнейшими элементами мастеров. Особо подчеркивается, что заголовки экранов должны быть созданы и сформулированы до начала проектирования экранов, при этом содержимое экранов не должно выходить за рамки смысла заголовков. Поспорить с Microsoft в данном случае затруднительно.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О К Н А Остальное Помимо элементов управления, меню и окон, интерфейс состоит из многих других «кирпичей», основными из которых являются пиктограммы, курсоры, цветовое кодирование и звуки.

Создание пиктограмм является для дизайнера весьма приятной работой. К сожалению, работа эта порой оказывается либо бесполезной, либо ненужной. Дело в том, что польза и возможности пиктограмм очень сильно переоценены. В 1981 году Истерби и Грейдон провели масштабное исследование1 ста восьми пиктограмм, выбранных экспертами ISO для использования по всему миру. Некоторые из этих пиктограмм широко использовались и до этого. Цель исследования заключалась в том, чтобы определить, сколько пиктограмм правильно бы распознавались двумя третями целевой аудитории. Результат: три2. Собственно говоря, это и есть основной недостаток пиктограмм: чаще всего, чтобы распознавать их смысл, нужно сначала выучить их значение. Вера в то, что пиктограммы могут нести точное и понятное всем значение, практически лишена оснований. Но постойте, скажут мне, ведь пиктограммы всё таки как то распоз наются пользователями. И тут я не смогу не согласиться. Но все дело в том, что распознаются они не благодаря своим достоинствам. Разберем это подробнее. Ученые обнаружили, что (в зависимости от языка и от персональных предпочтений говорящего) слова в разговоре передают только 10 20 процентов общего смысла речи. Остальное передается интонацией, паузами, жестикуляцией и т.д. Примерно та же ситуация и с пиктограм мами, роль же интонации и прочего выполняет контекст, в котором эта пиктограмма располагается.

Пиктограммы Чем пиктограммы плохи Рис. 57. За пять минут я нашел в MS Word четыре совершенно непонятных пикто граммы (не считая множества слабо понятных). В то же время в контексте, т.е. в соответствующих диалоговых окнах, эти пиктограммы значительно более понятны.

Дело в том, что понимание того, что именно на пиктограмме изображе но, не приводит автоматически к пониманию того, что эта пиктограмма означает. Например, первая пиктограмма на иллюстрации, возможно, обозначает одновременное подчеркивание и надчеркивание литер текста.

. Easterby, R. S., & Graydon, I.R. Evaluation of public information symbols, ISO tests: / series, part II: comprehension/recognition tests. (AP Report ). Birmingham, England: Applied Psychology Department, University of Aston,.. Недаром все пиктографические системы записи были вытеснены буквенными алфавитами.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е А возможно, что и нет (собственного говоря, нет). Или другая пиктограм ма, с буквой «А» и стрелками. Сказать, что именно она делает, невозможно. Еще сильнее этот эффект проявляется в третьей и четвертой пикто граммах. На них изображены предметы столь многозначительные, что диапазон значений, которые в них можно вложить, становится поистине безбрежным. Происходит это оттого, что размер пиктограммы практически не позволяет нарисовать на ней что либо однозначное. А если размер увеличить, то пиктограмма будет пожирать слишком много места и очень долго распознаваться пользователями (о чем ниже). При этом понимание смыла неоднозначности возможно только при наличии контекста. Например, всем понятно, что четвертая пиктограмма в иллюстрации, замок, обозначает, что нечто запирается. Но что именно запирается и как именно запирается, сказать невозможно. Однако если пиктограмма расположена в диалоговом окне, становится понятно – запирается всё, что находится в окне;

если пиктограмма в рамке группировки – запирается всё, что находится в рамке;

если на другой пиктограмме – запирается объект, который данная пиктограмма символизирует. Таким образом, смысл пиктограммы передаётся не столько пиктограм мой, сколько контекстом. В этом нет ничего ужасного. Плохо то, что зачастую невозможно нарисовать даже что либо простое и однозначное. 32 на 32 пикселя – это очень мало, а, учитывая еще и суровые требования к ракурсу, получается ещё меньше. При этом не надо забывать, что в реальной жизни и 32 на 32 пикселя есть очень много;

зачастую максимальным возможным размером является 16 на 16. Однако у пиктограмм есть и другая проблема, точнее, более глубокая сторона первой проблемы. Как уже было сказано, понимание того, что именно на пиктограмме изображено, не приводит автоматически к понима нию того, что она означает. Так вот, порой оказывается, что пользователи не понимают даже, что изображено на пиктограмме. В этом нет ничего исключительного: если рисовать редкий предмет реального мира, ситуация будет именно такой. При этом такая непонятая пиктограмма превращается, фактически, в кучку по разному окрашенных пикселей. Это значит, что сюжетом пиктограммы может быть только нечто либо очень простое (ежедневник, замок), либо составленное из того же очень простого (замок, из которого вынимается или вставляется ключ). Это еще более ограничивает возможности. Таким образом, чтобы пользователи могли правильно распознать пикто грамму, пиктограмма в идеальном случае должна обладать следующими свойствами: во первых, она должна иметь внятный и однозначный кон текст, во вторых, её сюжет должен быть пользователям понятен, в третьих, этот сюжет должен быть удовлетворительно нарисован, что удаётся отнюдь не всегда. Другой вариант, рассчитанный не на идеальный случай: чтобы пользователи могли правильно распознать пиктограмму, они должны узнать её значение и запомнить его для использования в будущем. По моему, этот вариант гораздо реалистичней. При этом от пиктограммы не требует ся ни особой внятности, ни контекста, ни красот реализации. Единствен ными требованиями являются степень отличия пиктограммы от других и количество легко запоминающихся свойств, таких как синий прямо угольник в левом углу, множество красного цвета или изображение ножниц. Суммируя, можно сказать, что пиктограммы практически не делают интерфейс более понятным и легким в обучении. Именно это несо ответствие желаемого и действительного и составляет главный недостаток пиктограмм.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е Достоинств у пиктограмм несколько. Во первых, они увеличивают скорость поиска элементов взглядом за счет того, что этот элемент становится с пиктограммой более заметен. Однако и здесь пиктограммы не без греха: чтобы скорость поиска увеличилась, не все элементы должны быть снаб жены пиктограммами, а только некоторые, в идеале иметь пиктограмму должен только нужный элемент. Во вторых, они служат хорошими инди каторами важности элементов, поскольку элементы с пиктограммами всег да воспринимаются как более важные, по сравнению с теми элементами, у которых пиктограмм нет. В третьих, в определенных ситуациях они действительно ускоряют скорость обучения. Но об этом отдельно. Пиктограмма есть непосредственное манипулирование для бедных Существует определенный набор пиктограмм, ставших настолько стан дартными, что воспринимаются мгновенно и легко. Так, пиктограмма, изображающая домик с трубой, стала настолько популярной кнопкой перехода на титульную страницу сайта, что пользователям гораздо легче воспринимать эту пиктограмму, нежели чисто словесную кнопку. Обратите внимание, что такой невольной стандартизации подвергается не только сюжет пиктограммы, но комбинация сюжет/значение;

по отдельности они интереса не представляют. Такие пиктограммы, безусловно, составляют «золотой фонд» дизайнера интерфейсов, поскольку их использование не несет никаких проблем, зато сулит существенное упрощение жизни. К сожалению, и здесь не всё безоблачно: во первых, большинство дизайнеров считает такие пиктограммы необычайно скучными и набившими оскомину, во вторых, таких пиктограмм очень немного1. И если со скучностью ещё можно как то бороться, то с недостаточным количеством пиктограмм ничего не поделать. В традиционном ПО пиктограмм используется довольно много: I пиктограмма системы I пиктограммы отдельных файлов системы, которые пользователи могут как либо изменять I пиктограммы документов, которые создаются и редактируются системой I пиктограммы инструментов системы (не всегда, многие системы отлично живут и без них) I пиктограммы панели инструментов и меню I пиктограммы объектов, использующихся для реализации непосредственного манипулирования (изредка, к сожалению). Поскольку интернет сейчас находится в зачаточном состоянии (по сравнению с индустрией ПО), количество типов пиктограмм в нем фактически исчерпывается одной позицией (исключения бывают, но они именно исключения): I пиктограммы меню. В целом, список применений пиктограмм в ПО достаточно хорош и убедителен, хотя в нём имеется определенный перекос в сторону пикто грамм файловой системы за счет пиктограмм объектов. Впрочем, это объясняется сугубо эволюционными причинами: для большинства разра ботчиков ПО сама идея непосредственного манипулирования стала сколько нибудь популярна совсем недавно, так что перелом ещё не наступил.

Чем пиктограммы хороши Место пиктограммы в жизни. Малый объем кодекса стандартных пиктограмм зачастую играет с дизайнерами злую шутку. Так, в Интернете есть стандартные пиктограммы для перехода на титульную страницу (домик) и для отправки почты владельцам сайта (конверт). А вот столь же стандартной пиктограммы для перехода на карту сайта нету, отчего, ради соблюдения единообразия, часто приходится лишать пиктограмм и кнопки, у которых всё с пиктограммами хорошо.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е Список мест пиктограмм в системе, приведенный в предыдущей главе, нужен был преимущественно для того, чтобы разграничить универсальные требования к пиктограммам, применяемые ко всем типам, и не универсаль ные, применяемые к отдельным типам. Соответственно, сначала уни версальные требования. Разборчивость. Под разборчивостью я понимаю намеренное усиление контраста в изображении. Такое усиление вообще характерно для экранной графики, но особенно для пиктограмм. Предназначено оно для того, чтобы максимально усилить уникальность формы пиктограммы и тем самым увеличить степень её запоминаемости. Также, в понятие разборчивости входит требование непохожести пиктограмм друг на друга. Стандартность сюжета и его реализации. Пиктограмма домика в Web исторически обозначает переход на титульную страницу сайта. Как уже говорилось, благодаря этому пользователю не нужно проявлять излишнюю мыслительную активность при определении значении такого элемента (вообще говоря, человеческий мозг наиболее успешно решает задачи, метод решения которых основан на проведении аналогии). Важна также стандартность реализации выбранного сюжета, например, я, однажды видел пиктограмму перехода на титульную страницу, выполненную как изображение избушки на курьих ножках (с одной стороны, это всё таки дом, с другой стороны – дом нестандартный). В таких условиях наилучшим методом выбора сюжета является поиск репрезентации, привычной целевой аудитории. Источниками стандартных сюжетов/реализаций являются (отсортированы по степени знакомства с ними пользователей): операционная система, среда, системы конкурентов. Таким образом, сюжет, взятый из операционной системы всегда оптимален (поскольку наиболее знаком). Некоторые понятия имеют однозначные визуальные репрезентации только для какой либо одной аудитории, так что если эта аудитория является целевой, необходимо проверять качество восприятия символа на представителях именно этой аудитории (понятность или непонятность сюжета для всех остальных в таких случаях не может служить критерием эффективности). Пиктограмма с текстом внутри картинки нехороша. Либо текст, либо изображение Минимально возможная детализация сюжета. Объекты реального мира перегружены мелкими деталями. Перенос этих деталей в сюжет пиктограммы неоправдан – в реальном мире эти детали нужны (придают объекту уникальность), а на пиктограмме лишь отвлекают внимание и тем самым замедляют распознавание. Более того, скорость восприятия чистых абстракций чаще всего выше скорости восприятия даже максимально упрощенных символов, т.е. символ человеческого лица, нарисованный по принципу «круг, две точки и две черточки» воспринимается быстрее и легче, нежели тот же символ, нарисованный, например, в стилистике комиксов. Направление теней во всех пиктограммах должно быть одинаковым: снизу справа Стандартность стилистики. Все пиктограммы в системе должны обладать единой стилистикой. Под стилистикой я понимаю последо вательное выдерживание единого ракурса и иных изобразительных приемов.

Какой должна быть хорошая пиктограмма В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е Рис. 58. Различие в стилистике на примере пиктограммы файла неопределенного документа. © Microsoft, Apple, Be, Sony.

Стилистика может быть как внешней, позаимствованной, например, у Microsoft, так и внутренней, уникальной. Заимствованная стилистика хороша стандартностью, о пользе которой сказано достаточно, уникальная же хороша своими возможностями брэндинга. В целом, если организация производит несколько сколько нибудь пересекающихся систем, лучше выбрать брэндинг. Эстетическая привлекательность. По большей части субъективна. Полнота набора. Как знает любой программист и редкий веб дизайнер1, одна и та же по смыслу пиктограмма должна быть продублирована в системе в нескольких разных вариантах, поскольку пиктограмма может проявляться в различных контекстах. Так, главная пиктограмма программы в Windows проявляется не только в Explorer, но и на панели задач, в строке названия программы и в некоторых других местах. Проблема в том, что основная пиктограмма имеет размер 32 на 32 пикселя, но почти везде она должна показываться с половинным размером (16х16 пикселей). Если не создать дополнительно уменьшенную пиктограмму, то основная пикто грамма будет просто уменьшаться при выводе, что существенно, вплоть до полной неразборчивости, портит её качество (см. рис. 59). Подробнее наборы пиктограмм будут разобраны позже, пока достаточно сказать, что чем полнее набор, тем лучше.

Рис. 59. Пример набора пиктограмм. Слева основная пиктограмма MS Word и пиктограмма его документа. Если не нарисовать уменьшенных пиктограмм, то в строке названия программы и в меню будет показываться нечто непонятное (в центре). Однако если уменьшенные пиктограммы нарисовать отдельно, никаких проблем не возникнет (справа).

Правило формирования набора очень простое: все пиктограммы в наборе должны максимально походить друг на друга. К сожалению, простота это правила не приводит автоматически к его повсеместной выполнимости;

если с парой 32x32 и 48x48 (о которой позже) проблем никогда не возникает, то с парой 16x16 и 32x32 проблемы происходят постоянно, поскольку красота большой пиктограммы не влезает в малую. Эта проблема имеет два решения: во первых, можно сначала рисовать маленькую пиктограмму, а уже на её основе рисовать большую, во вторых, можно выделить в большой пиктограмме основной элемент, и перенести в малую только его (пример такого подхода см. рис. 59). Первый вариант обеспечивает большее сходство пиктограмм, а значит, большую узнаваемость, зато второй значительно проще и потенциально более гибкий. Пиктограмма системы и пиктограммы файлов. Несмотря на то, что владельцы всех операционных систем пытались и пытаются заставить разработчиков придерживаться определенных правил при создании основных пиктограмм системы, только очень небольшая часть разработ. Веб дизайнерам это пока неактуально.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е чиков их послушалась, и поступила неправильно. Столь незначительная возможность установить последовательность в реализации интерфейса не стоит потери брэндинга. Иная ситуация с пиктограммами документов. Здесь сами разработчики чувствовали пользу от стандартизации и были согласны с предложенным правилом. Тем более что правило у всех операционных систем одинаковое и очень простое. Пиктограмма документа образуется от суммирования пиктограммы неопределенного документа из ОС и мотивов, почерпнутых из основной пиктограммы системы Это правило хорошо двумя вещами: во первых, оно очень гибкое, поскольку не говорит, какие мотивы основной пиктограммы нужно брать, а во вторых, оно очень жесткое, поскольку пиктограмма неопределенного документа есть императив. Хороший пример пиктограммы документа приведен в предыдущей иллюстрации. Подобным образом создаются пиктограммы шаблонных файлов: пиктограмма шаблонного файла образуется от суммирования двух или трёх, положенных друг на друга, пиктограмм неопределенного документа и мотивов, почерпнутых из основной пиктограммы системы.

Рис. 60. Примеры пиктограмм для файлов шаблонов. Первые три демонстрируют стиль Microsoft, последние две – старый стиль Apple.

И опять правило повторяется (слегка модифицированное). Для служебных файлов, которые, однако, нужны не только системе, но некоторым пользователям, тоже нужно делать пиктограммы. Для них правило звучит следующим образом: пиктограмма служебного файла образуется от суммирования пиктограммы неопределенного документа из ОС, мотивов, почерпнутых из основной пиктограммы системы, и символа служебности файла. Символы служебности файла различаются в разных ОС, так, в Windows это две шестеренки, а в Mac OS их несколько (на все случаи жизни). Теперь о наборе пиктограмм. Поскольку пиктограммы этих типов показываются не только в самой системе, но и в ОС, делать их необходимо в трех вариантах (подразумевается, что они делаются для Windows): стандартного размера (32х32), уменьшенного (16х16) и, поскольку в последнее время мониторы выиграли в разрешении, но не выиграли в размере, увеличенного (48х48). Пиктограммы панели инструментов и меню. Поскольку пиктограммы панели инструментов и меню выводятся всегда малого размера (16х16, в интернете бывает, что и меньше), они вызывают обычно максимум проблем, тем более что их обычно очень много. Понятно, что в таких условиях не до трехмерности и ракурсов, чаще всего приходится удовлетворяться сравнительно убогими вариантами. С другой стороны, не приходится мучиться, рисуя полный набор. Трудность создания таких пиктограмм не позволяет выводить какие либо жесткие правила (мы не мазохисты), тем не менее, определенная тонкость есть и здесь. В последнее время Microsoft ввела моду делать пиктограммы на панели инструментов серыми, включая в них цвет только в моменты, когда курсор находится над пиктограммами. Конечно, эта мода хороша тем, что панель инструментов перестает походить на новогоднюю ёлку (особенно характерны этим синдромом продукты фирмы Lotus), но, с другой стороны, при этом снижается разница между отдельными пиктограммами, В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е т.е. снижается разборчивость. При старой моде, равнодушно относящейся к цвету, если одна пиктограмма в ряду содержала много синего цвета, она отличалась от остальных, не синих. Серая панель инструментов, к сожалению, такого достоинства не имеет. Так что и старая мода и новая имеют определенные достоинства: выбирать вам. Обратите внимание, что этот раздел не заменяет, а дополняет сведения, которые можно почерпнуть из руководств разработчика, публикуемых создателями операционных систем.

Курсоры есть замечательное средство обеспечения обратной связи. Так, всякий раз, когда пользователь подводит курсор к углу окна, курсор из меняется, показывая пользователю, что форму окна можно увеличить. К сожалению, у курсоров есть и обратная сторона: пользователи способны примириться с некрасивой пиктограммой, поскольку они могут не смотреть на неё, примириться же с некрасивым курсором они не могут, потому что они вынуждены смотреть на него всё время, пока он присутствует на экране. Поэтому правило использования курсоров звучит следующим образом: используйте индикацию видом курсора во всех случаях, когда вы можете сделать это эстетически привлекательно;

в остальных случаях о курсорах даже и не думайте. Но что вообще входит в понятие «красивого курсора»? Это, по преимуществу, все внешние курсоры, неважно, откуда они приходят, из ОС для ПО или CSS для сайта (набор курсоров в обоих источниках практически совпадают). Можно, конечно, нарисовать и собственные курсоры, но я не рекомендую это делать, поскольку все хорошие курсоры уже были кем то нарисованы, так что вы можете легко нарушить чьи то авторские права. Если же вы всё таки решитесь рисовать собственные курсоры, старайтесь придерживаться двух правил: избегайте цвета и делайте курсоры такими, чтобы активная точка курсора (которая указывает) была возможно ближе к верхнему левому краю курсора.

Курсоры Пожалуй, ни одна тема не вызывает у дизайнеров такого интереса и воодушевления, как цвет. Извечные споры «какой колёр лучше» не утихают и не утихнут, похоже, никогда. Однако в рамках этой книги нет места для этих споров, так что мы ограничимся малым. Во первых, следует сразу сказать, что цветами невозможно передавать пользователям сколько нибудь сложную информацию. Как правило, схемы типа «этот объект тёмный, значит…» не работают, поскольку требуют от пользователей длительной тренировки. С другой, стороны, люди хорошо способны замечать и анализировать взаимосвязи цветов, так, строки в таблице, окрашенные в разные цвета, подсознательно будут группироваться пользователями по цветовому признаку. Обратите внимание, что работать это будет только при очень ограниченном числе используемых цветов (как можно догадаться, максимальное число цветов равно объему кратковременной памяти). Однако на практике, всё, что можно передать цветом, умещается в одно предложение: для всех красный цвет обозначает «нельзя» или «осторожно», для многих людей зеленый обозначает «поехали» (от умения пользоваться светофором;

интересно, что желтый цвет не работает, хотя должен). Реально актуальна только первая половина предложения, поскольку в нашем деле фраза «для многих людей» часто значит «ни для кого». Не используйте кодирование цветом без крайней необходимости, когда же вы всё таки его используете, добавляйте дополнительные способы индикации Цвет В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е Во вторых, восприятие цвета индивидуально, при этом порой слишком сильно. Я не имею в виду дальтоников (хотя и их тоже), просто достаточно большое количество людей использует старые мониторы, на которых цвета «поехали», и, что более важно, с возрастом зрение слабеет, при этом види мые цвета темнеют и выцветают. Это значит, что нельзя использовать цвет как единственный индикатор чего либо, обязательно должен быть и другой признак. Из за этой индивидуальности восприятия цветов происходит другое правило: позволяйте пользователю самому выбрать цвета, поскольку цвет, нравящийся одному человеку, возможно, будет вызывать омерзение у другого (желательно делать это системными средствами).

Звук, как и цвет, в интерфейсе не есть вещь абсолютно необходимая. Скажем так, он практически не может делать что либо полезное, помимо индицирования конца какого либо процесса (благодаря которому пользователь освобождается от необходимости поминутно поглядывать на экран). Это происходит вовсе не потому, что звук плох, но лишь потому, что очень незначительное количество компьютеров имеет работающие звуковые подсистемы. Только в играх можно рассчитывать на наличие звука, исходящего из компьютера пользователя. Таким образом, звука мы оказываемся лишены. В то же время и о звуке есть что сказать, хотя и не много. Система, завершив какую либо длительную операцию, должна пищать Во первых, восприятие звуков у каждого человека уникально ещё более чем даже восприятие цвета. Если пользователям полезно давать возможность изменить цвета системы, то применительно к звукам правило звучит более жестко: обязательно позволяйте пользователю самому выбирать звуки (и уж как минимум отключать их вовсе). Во вторых, возможность издавать полноценные звуки есть отнюдь не у каждого компьютера, в особенности это касается офисных машин: у кого то нет звуковой платы, кому то запрещают включать звук, чтобы не раздражать соседей по комнате. Это значит, что издавать писк при окончании операции нужно не с помощью звуковой платы, а с помощью зуммера, который есть в каждом компьютере. В третьих, надо всегда помнить, что качественный и приятный фоновый звук чаще всего не воспринимается пользователями как благо, но зато при этом звуке субъективно улучшается изображение (процентов на 20). Это и есть главный аргумент за хороший звук.

Звук В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : О С ТА Л Ь Н О Е Часть i Процесс В этой части описана методология дизайна интерфейса, обеспечивающая достаточное качество работы, её простоту, и, что немаловажно, соблюдение сроков её выполнения.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И :

Три шага к красоте В процессе дизайна интерфейса можно выделить три основных этапа, а именно первоначальное проектирование (часто оказывающееся и окончательным), создание прототипа и тестирование/модификация прототипа. Фактически процесс дизайна, чтобы быть успешным и безусловным, всегда стремится происходить в этой последовательности: проекти рование, затем создание прототипа, затем тестирование/модификация, затем опять тестирование/модификация, затем опять тестирование/ модификация, затем опять тестирование/модификация, затем нечеловеческие крики начальства «Хоре волынку тянуть, чтоб через пять минут усё было!». Т.е. основным этапом оказывается не проектирование (т.е. собственно дизайн), но полировка уже сделанного дизайна. С другой стороны, при тщательном проектировании длительного тестирования обычно удается избежать – но, с другой стороны, при этом проектирование становится достаточно длительным, так что неизвестно еще, что лучше сокращать. Этап проектирования сам по себе состоит из нескольких составляющих, причем количество этих составляющих довольно велико. Радует, однако, то, что существует очень мало работ, при которых нужно выполнять все составляющие (собственно говоря, если выполнять всё таки придется, это должны делать разные специалисты). Поскольку объем книги ограничен, здесь описываются только самые необходимые. При этом важно понимать, что здесь описываются только методы создания новой системы. Модернизация старой требует совершенно других методов и усилий, поскольку при этом приходится еще и безболезненно исправлять имеющиеся недостатки (что чаще всего вообще невозможно по организационным причинам). Как это ни печально, но в настоящее время не найдено сколько нибудь универсального метода радикального улучшения существующих систем. Зачастую вместо полноценного дизайна приходится удовлетворяться наведением общего глянца, что, в лучшем случае, придает системе сомнительный шарм молодящегося старика. В то же время методология проектирования описана в литературе слабо (основной момент уделяется менеджменту, что в нашей стране не очень актуально). Объясняется это тем, что общие принципы еще не выработаны (за исключением отраслевых стандартов военных ведомств, которые нечасто познавательны и всегда неприемлемы для чтения). В результате все пользуются самодельными методами работы, в чём, по сути, нет ничего плохого (трудности появляются при синхронизации работы нескольких человек, о неактуальности чего уже сказано). Так что приводимые мной рекомендации преимущественно базируются на моем личном опыте и пристрастиях. С другой стороны, они имеют то несомненное достоинство, что сам я пытался ничего не придумывать, но брать готовое, что внушает надежду, что мои методы могут быть использованы кем то, кроме меня. Необходимо также отметить еще и следующее. В процессе проектиро вания вам понадобится незаслуженно забытые инструменты – а именно ручка и бумага. Дело в том, что использование компьютера само по себе медленно, во первых, поскольку интерфейс программ несовершенен, а во вторых, из за того, что, используя компьютер, вы будете подсознательно стараться сделать работу красиво, а не просто будете фиксировать свою В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : Т РИ Ш А Г А К КРА С О ТЕ мысль. Известно, например, что текстовые процессоры не принесли ускорения письма – человек, пишущий на компьютере тратит уйму времени на полировку фраз. Владелец же печатающей машинки полирует фразы в голове, что гораздо быстрее. Более того, почти постоянно приходится делать много вариантов одного и того же – так зачем полировать до блеска вариант, который вы отбросите через пять минут? Тем более что после получения устраивающего результата всегда можно перенести его в компьютер. Бумага имеет еще и то преимущество, что её можно с успехом показывать руководству в качестве доказательств своей активности. Практика показывает, что вид сколотых скрепкой мятых исчерканных листов почти всегда производит на руководящий состав исключительное впечатление (мы то с вами знаем, что внутрь этой пачки для толщины можно класть всё что угодно). Множество перевернувших мир идей начали свою жизнь нарисован ными на салфетке, что не никак не помешало им в дальнейшем. Так что запаситесь бумагой и вы. Понадобится её немало.

Первым человеком, которого плохой интерфейс приводит в трепет, является отнюдь не конечный пользователь, но технический писатель – если интерфейс понятен, от писателя требуется мало работы, если непонятен – много. Это делает технических писателей лучшими друзьями дизайнеров интерфейсов, более того, писатели могут очень много дать дизайнерам. Дело в том, что множество систем ни при каких обстоятельствах не могут быть используемы без подготовки, независимо от качества их интерфейса. Система автоматизации, например, может быть эффективно использована только в том случае, когда пользователь этой системы понимает суть автоматизируемых процессов. Обязанность же технического писателя, прежде всего, заключается в том, чтобы снабдить пользователя этим пониманием. Это значит, что концепции и суть сложной системы могут быть безболезненно вынесены из интерфейса в документацию, освобождая ресурсы дизайнера. С другой стороны, зачастую описание концепций влияет на их реализацию в системе, особенно в ситуациях, когда качество обучения работе с системой является важнейшей составляющей общего качества. Это наблюдение вполне подтверждается опытом. Напри мер, Джеф Раскин, Отец Макинтоша, изначально был начальником отдела документации. После того, как он обнаружил, что имеющуюся систему невозможно приемлемо описать, он создал новую, описывающуюся хорошо. Побочным свойством новой системы, компьютера Макинтош, было то, что его интерфейс был понятен и удобен в работе. Документация есть часть интерфейса, причем в сложных системах – большая часть С практической точки зрения это значит, что технический писатель почти всегда знает о конструируемой системе не меньше, чем дизайнер, или, во всяком случае, знает другое. Это делает необходимость комму никации дизайнера с писателем насущной необходимостью, более того, во многих источниках напрямую рекомендуется ставить писателя выше дизайнера, поскольку его вклад в проект более значителен. Проблема этого подхода в наших условиях заключается в том, что роль документации чрезвычайно недооценена. Создание документации воспри нимается в нашей стране как сравнительно необязательный процесс, нужный исключительно для утяжеления коробки с готовым продуктом. От этого документация почти всегда пишется после того, как система создана, более того, писателям очень мало платят. В результате работа технического писателя не приносит работнику ни денег, ни удовлетворения.

Роль технического писателя В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : Т РИ Ш А Г А К КРА С О ТЕ Неудивительно, что средний уровень отечественных писателей, мягко говоря, невысок, что не позволяет рассчитывать на какую либо помощь от них. С другой стороны, хорошие технические писатели есть. И если вы нашли такого, смело считайте, что ваша работа будет легче и получится качественней. А если не нашли – ищите, не покладая рук.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : Т РИ Ш А Г А К КРА С О ТЕ Первоначальное проектирование Важность этого этапа трудно переоценить. На нем закладываются основ ные концепции системы, влияющие абсолютно на все показатели качества её интерфейса. Как будет описано в главе о тестировании, структурные проблемы практически не могут быть обнаружены и решены на остальных этапах (для их обнаружения нужно слишком много везения, а для исправле ния – денег). Это значит, что чем больше внимания будет уделено проек тированию, тем выше будет общее качество. Собственно проектирование состоит из следующих этапов: 1 определение необходимой функциональности системы 2 прилив вдохновения 3 создание пользовательских сценариев 4 проектирование общей структуры 5 конструирование отдельных блоков 6 создание глоссария 7 сбор и начальная проверка полной схемы системы. Каждый последующий этап в такой системе зависит от результатов пре дыдущих этапов. Соответственно, пропуск какого либо этапа (за исключе нием, разве что, создания глоссария) негативно влияет на результаты всех последующих этапов.

На первом этапе необходимо определить функциональность будущей системы. Это исключительно важный этап, поскольку именно функцио нальность будет определять весь интерфейс. Очень важно сознавать, что практически невозможно убрать из уже продающейся системы какие либо функции. Во первых, программы до сих пор продаются по функциям, т.е. чем больше список функций на коробке с программой, тем легче её продать, даже если большинство функций либо не работает, либо не нужно пользователям. Происходит это потому, что существенную часть тиража программы покупают новые пользователи, которые ничего не знают про истинное положение вещей. Во вторых, имеющиеся пользователи обычно с исключительной неохотой переучи ваются для использования новых функций взамен прежних (при этом еще и обижаются из за того, что их инвестиции в обучение оказались выброшен ными на ветер). Это значит, что ненужная функция системы будет кочевать из версии в версию, раздувая размеры программы, снижая надежность и быстродействие, и, что для нас более важно, портя интерфейс (при этом и длительность разработки возрастает). Несколько лучшая ситуация с сайтами – никого пока не удивляет, когда сайт после редизайна почти не напоминает прежний. Так что оптимальным вариантом работы почти всегда является проектирование функциональности сразу на несколько версий вперед. Итак, определение функциональности. Традиционно требования к функциональности исходят от отдела продаж или от его аналога. Такие требования имеют два источника, а именно жалобы имеющихся клиентов и системы конкурентов. К сожалению, оба эти источника сомнительны. Всегда может оказаться, что желание клиента получить новую функцию обусловлено не реальной потребностью в ней, но собственно концепту альными проблемами системы. Системы же конкурентов страдают как от В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Определение необходимой функциональности системы такого же непонимания проблемы, так и от множества других причин. Это значит, что прислушиваться к сторонним требованиям к системе, безус ловно, следует, но рассматривать эти требования нужно не как директивы, но как признаки общего неблагополучия. Я в своё время видел техническое задание к системе каталогизации изображений, рассчитанной на домашних пользователей, которая состояла из сведенного в таблицу списка всех функциональных возможностей всех конкурентов. В результате система получила огромное количество никому не нужных возможностей, что не только никак не помогло ей на рынке, но и безмерно удлинило срок её разработки. Не копируйте слепо интерфейс конкурентов. Зачем плодить убожество? Так как всё таки определить нужную функциональность? Современная наука выдвинула два основных способа, а именно анализ целей и анализ действий пользователей. Эти способы фактически не конфликтуют друг с другом, более того, в процессе определения функциональности желательно использовать оба. Идеей, лежащей в основе данного метода, является простое соображение, гласящее, что людям не нужны инструменты сами по себе, нужны лишь результаты их работы. Никому не нужен молоток, если не нужно забивать гвозди. Никому не нужен текстовый процессор – нужна возможность с удобством писать тексты. Никому не нужна программа обработки изобра жений – нужны уже обработанные изображения. Это значит, что сами по себе функции никому не нужны и не важны. Людям нужно средство вообще, делающее возможным выполнять какую либо работу. Разницу подходов к выбору функциональности в такой системе удобно проиллюстрировать на примере тостера. Стандартный подход, при котором функции выбираются фактически произвольно, в лучшем случае приведет к такому заданию: «Нужен ящик с узкой прямоугольной дыркой и нагревателем внутри» Анализ целей пользователя приведет к другой формулировке: «Нужен поджаренный хлеб. Похоже, что проще всего добиться этого созданием ящика с дыркой по форме куска хлеба и нагревателем внутри. С другой стороны, похоже, что этот способ не единственный» Второй вариант при полном развитии этого метода может привести не только к созданию тостера, но и также и ростера (т.е. устройства, в котором можно поджаривать не только хлеб). Главное же другое. Ни в коем случае нельзя дать обмануть себя ненужной конкретикой, т.е. описанием того, какова должен быть будущая функциональность. Как правило, одного и того же результата можно добиться несколькими разными способами, при этом важно не только реализовать какой либо способ, но и выбрать лучший. Анализ целей пользователя как раз и позволяет избежать ненужной конкретики. Результатом этого процесса должен являться список целей, например, для тостера финальный список целей должен выглядеть очень просто: «Должен поджаривать мелкие предметы, преимущественно хлеб» И только. Анализ целей пользователей В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е После того, как истинные цели пользователей установлены (и доказано, что таких пользователей достаточно много, чтобы оправдать создание системы), приходит время выбирать конкретный способ реализации функции, для чего используется второй метод. Достижение почти всех целей требует от пользователей совершения определенных действий. Разумеется, эти действия могут различаться при разных способах достижения. Например, в «Отелло» одноименный герой задушил главную героиню, что потребовало от него сугубо определенных действий. Если бы он героиню зарезал, ему бы понадобилось действовать иначе. То же самое с отравлением или, например, с выбрасыванием из окна. Все эти действия, разные по сути, привели бы его к одному и тому же результату, а именно к трагическому финалу. Анализ действий пользователей Рис. 61. Пример явной пользы анализа действий пользователей. На рисунке изобра жены три способа индикации выделенного объекта в векторных иллюстративных программах. Помимо собственно индикации, те же самые элементы управления должны использоваться для изменения формы и размера объектов. Слева элемент управления, введенный в программах фирмы Corel. В программах Corel большие черные прямоугольники позволяют изменять размер выделенного элемента, малень кие же квадратики в углах треугольника (узловые точки), описывающие форму объекта, заблокированы. При выборе инструмента редактирования они разбло кируются и появляется возможность изменять форму объекта. В центре и справа – такой же элемент управления программы Macromedia Freehand. По умолчанию изменять размер невозможно, передвигая же узловые точки можно изменять форму объекта. Проблема в том, что изменять размеры объектов нужно гораздо чаще, нежели изменять их форму. Поэтому программы Corel в этом аспекте более произво дительны. Обнаружить же это можно только путем анализа действий пользователей. Достоинства подхода Corel прекрасно понимают в Macromedia, но поскольку Freehand программа уже устоявшаяся, они не могут просто так скопировать стиль конкурента. Поэтому пришлось ввести новый режим, запускаемый по двойному щелчку на объекте (справа). Что плохо уже тем, что каждый раз при переходе из режима в режим пользователь тратит примерно половину секунды.

В сколько нибудь сложных интерактивных системах сами по себе выб ранные стратегии действий влияют на требования к функциональности. Возвращаясь к примеру с тостером, можно указать, что помимо возмож ности поджаривать хлеб он должен включаться и выключаться, более того, он должен быть устроен таким образом, чтобы его можно было удобно мыть. С другой стороны, возможно, что тостер можно сделать так, чтобы он не требовал мойки, в этом случае функция «возможность помыва» ста новится лишней. Разумеется, взаимодействие человека с тостером очень просто, здесь можно дойти до всего чисто логическим анализом. В компью терных же системах взаимодействие обычно многократно сложнее, при этом логический анализ неприемлем. Единственным выходом является банальное наблюдение за людьми, выполняющими свою задачу, пользуясь уже имеющимися инструментами, а именно системами конкурентов (если они есть) и предметами реального мира (поскольку очень немного новых действий появилось только после появления компьютеров). Неплохим источником материала для анализа часто служит даже не наблюдение за людьми, но анализ результатов их работы – если оказывается, что результат работы практически не зависит В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е от используемого инструмента, это значит, что нужна только та функцио нальность, которая оказала воздействие на результат (т.е. функции, которыми никто не воспользовался, не нужны). Тут очень важно избежать эгоцентризма. Очень трудно отказаться от мысли «если это нужно мне, это нужно и многим». Возможно, что и нужно. А возможно, что и нет. Единственным же способом проверить, нужна функ ция или нет, является наблюдение за пользователями и анализ их действий. Как уже было сказано, обычно есть несколько разных способов реали зации одной и той же функции. Анализ действий пользователей как раз и позволяет определить, какой именно способ следует реализовывать. Поскольку на этом этапе мы узнаём, какая именно функциональность нужна для каждого варианта, можно избрать верный путь по правилу «чем меньше действий требуется от пользователя, тем лучше» (благо компьютер есть, прежде всего, великое средство автоматизации). Не стоит забывать и про другое правило: чем меньше функций, тем легче их сделать. Существует два принципиально разных подхода к определению функциональности системы. При первом подходе система снабжается максимальным количеством функций, при этом результаты многих из них являются суммой результатов других функций. При другом подходе все составные функции (метафункции) из системы изымаются. Ярким представителем первого подхода является Corel PhotoPaint, не менее ярким представителем другого – Adobe PhotoShop. Низкоуровневые и высокоуровневые функции Рис. 62. Окно программы PhotoPaint 9 со всеми интерфейсными элементами, которые можно вывести одновременно (многое не влезло). © Corel.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Рис. 63. Окно программы PhotoShop 4, со всеми интерфейсными элементами (влезло всё). В последней версии PhotoShop появилось несколько новых элементов, так что сравнение не вполне корректно. Тем не менее, в последней версии PhotoShop «интерфейса» всё равно гораздо меньше. © Adobe.

Оба подхода имеют как недостатки, так и достоинства. Подход, при котором количество функций ограничено, позволяет упрощать интерфейс, но при этом требует от пользователя понимать, как из многих низко уровневых функций «собирать» функции более сложные. Подход, при котором помимо низкоуровневых функций есть высокоуровневые, позволяет потенциально обеспечивать большую скорость работы (за счет отсутствия пауз между низкоуровневыми функциями), но зато требует от пользователя знаний о том, где эти высокоуровневые функции найти и как с ними работать, при этом они перегружают интерфейс. Судя по всему, людям больше нравится пользоваться низкоуровневыми функциями, поскольку это позволяет добиваться более тонких и предсказуемых результатов. С другой стороны, доказательств этого не так уж много (сам факт того, что PhotoShop продается лучше, чем PhotoPaint, говорит не так уж о многом). Таким образом, выбор подхода не слишком прост. С другой стороны, остается возможность компромисса: всегда можно включить в систему средства автоматизации, чтобы пользователи получали возможность создавать (и распространять) свои метафункции, каковой подход как раз и применен в PhotoShop. Я полагаю, что это оптимальный подход.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Этот этап либо происходит сам, либо не происходит вовсе. Предыдущие этапы дают достаточное представление о сущности создаваемой системы. Поэтому всегда не вредно несколько задержаться на этом этапе и спросить себя «верно ли то, что методы, которые я собираюсь избрать, самые лучшие? Нельзя ли их сделать принципиально лучше?» Как правило, вдохновение, пришедшее на дальнейших этапах, обходится значительно дороже.

Прилив вдохновения Это самый веселый этап работы. Его цель – написать словесное описание взаимодействие пользователя с системой, не конкретизируя, как именно проходит взаимодействие, но уделяя возможно большее внимание всем целям пользователей. Количество сценариев может быть произвольным, главное, что они должны включать все типы задач, стоящих перед системой, и быть сколько нибудь реалистичными. Сценарии очень удобно различать по именам участвующих в них вымышленных персонажей. Возвратимся к многострадальному тостеру. Это очень простая система, поэтому для нее достаточно одного сценария. «Виктор Х. отрезает кусок хлеба и кладет его в тостер. Он включает тостер и ждет, пока хлеб не поджарится» Но это просто, ради такого результата не стоит огород городить. Обычно всё несколько сложнее. Предположим, что необходимо разработать сценарии для будущей почтовой программы. Судя по всему (я не анализировал действия пользователей, так что не уверен), для этой задачи необходимо три сценария: А) Елизавета Бонифациевна запускает почтовую программу. Она включает процесс скачивания новой почты. Получив почту, она читает все сообщения, затем часть их удаляет, а на одно сообщение отвечает. После чего выключает почтовую программу. Б) Еремей Карапетович делает активным окно уже открытой почтовой программы и включает процесс скачивания новой почты. Получив почту, он ее читает. Одно сообщение он пересылает другому адресату, после чего удаляет его, а еще одно печатает. После чего переключается на другую задачу. С) Пришло новое сообщение, и Джамиля Валериевна восприняла соответствующий индикатор. Она делает активным окно почтовой программы и открывает полученное сообщение. Она читает его, после чего перемещает его в другую папку. После чего переключается на другую задачу. Польза этих сценариев двояка. Во первых, они будут полезны для последующего тестирования. Во вторых, сам факт их написания обычно (если не всегда) приводит к лучшему пониманию устройства проектиру емой системы, побуждая сразу же оптимизировать будущее взаимодействие. Дело в том, что на таких сценариях очень хорошо заметны ненужные шаги, например, в третьем сценарии гипотетическая Джамиля Валериевна после получения индикатора не смогла сразу же открыть новое сообщение, но должна была открыть окно системы, найти нужное сообщение, открыть его и только тогда прочесть. Понятно, что от этих ненужных этапов смело можно избавиться уже на этой, весьма ранней, стадии проектирования.

Создание пользовательских сценариев В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Итак, информация о будущей системе собрана. Теперь, пользуясь этой информацией, необходимо создать общую структуру системы («вид с высо ты птичьего полета»), т.е. выделить отдельные функциональные блоки и определить, как именно эти блоки связываются между собой. Под отдель ным функциональным блоком я понимаю функцию/группу функций, свя занных по назначению или области применения в случае программы и груп пу функций/фрагментов информационного наполнения в случае сайта1.

Проектирование общей структуры Рис. 64. Типичная структура сайта (слева) и типичная структура программы. Если сайты обычно разветвлены, в том смысле, что функции обычно размещаются в отдельных экранах, то программы обычно имеют только один изменяющийся экран, в котором и вызываются почти все функции. Разумеется, это не догма.

Проектирование общей структуры состоит из двух параллельно происхо дящих процессов: выделения независимых блоков и определения связи между ними. Если проектируется сайт, в завершении необходимо также создать схему навигации. Для этой работы трудно дать какие либо конкретные рекомендации, поскольку очень многое зависит от проектируемой системы. Тем не менее, можно c уверенностью рекомендовать избегать помещения в один блок более трех функций, поскольку каждый блок в результирующей системе будет заключен в отдельный экран или группу управляющих элементов. Перегружать же интерфейс опасно. Результатом этой работы должен быть список блоков с необходимыми пояснениями. В качестве примера рассмотрим гипотетическую программу ввода данных. От пользователя требуется выбрать из списка клиента (или добавить в список нового) и указать, какие именно товары клиент заказал (товары в список тоже можно добавлять). Несколько клиентов постоянно что то заказывают, так что заставлять пользователя каждый раз искать в списке такого клиента неправильно. При этом блоки разделяются следующим образом: Основной экран Создание нового заказа Добавление существующего товара в А так же простой поиск товара заказ в списке Навигация между функциями системы Выделение независимых блоков. Я не различаю функции и блоки информационного наполнения из за того, что сама по себе функция сайта – предоставлять информацию. Это значит, что с точки зрения потребителя (не пользователя, а именно потребителя продукта) в интернете нет принципиальной разницы между собственно функциональными возможностями и контентом. Например, поиск по сайту есть явная функция. Но тогда и любое оглавление тоже есть функция сайта – а именно фильтрация информации с определенной целью.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Сложный поиск товара Добавление нового товара в список Добавление существующего клиента в заказ Добавление нового клиента в список Выбор постоянного клиента Обработка заказа Печать и его переход в папку Исполняемые А так же простой поиск клиента в списке Существует три основных вида связи между блоками. Это логическая связь, связь по представлению пользователей и процессуальная связь. Логическая связь определяет взаимодействие между фрагментами системы с точки зрения разработчика (суперпользователя). Пользователи имеют свое мнение о системе, и это мнение тоже является важным видом связи. Наконец, процессуальная связь описывает пусть не вполне логичное, но естественное для имеющегося процесса взаимодействие: например, логика напрямую не командует людям (с трудом удержался, чтобы не написать «пользователям») сначала знакомиться, а уж потом спать друг с другом, но обычно получается именно так. Все три типа взаимосвязи должны быть заранее предусмотрены при конструировании системы. Разберем это подробнее. Логическая связь. С установлением логической связи между модулями обычно проблем не возникает. Важно только помнить, что полученные связи очень существенно влияют на навигацию в пределах системы (особенно, когда система многооконная). Поэтому, чтобы не перегружать интерфейс, стоит избегать как слишком уж отдельных блоков (их трудно найти), так и блоков, связанных с большим количеством других. По моему опыту, для одного блока оптимальным числом связей является число три. Связь по представлению пользователей. В информационных системах (читай – в интернете), когда необходимо гарантировать, что пользователь найдет всю нужную ему информацию, необходимо устанавливать связи между блоками, основываясь не только на точке зрения разработчика, но основываясь на представлениях пользователей. Дело в том, что чуть ли не единственный распространенный способ поиска, а именно поиск по классификации признаков, работает только в том случае, когда пользова тели согласны с принципами этой классификации. Большинство же понятий однозначно классифицированы быть не могут из за наличия слишком большого количества значимых признаков. Также проблема состоит в том, что реальный классификационный признак может отличаться от широко распространенного. Например, нужно как то классифицировать съедобные растения. Помидор, который почти все считают овощем, на самом деле ягода. Не менее тяжело признать ягодой арбуз. Это значит, что классификация, приемлемая для ботаника, не будет работать для всех остальных, причем обратное не менее справедливо. В то же время, существует очень простой способ классификации, с явной ненаучностью сочетающий не менее явную практическую пользу. Способ этот называется карточной сортировкой, при этом его название полностью совпадает с его сущностью. Все понятия, которые требуется классифициро вать, пишутся на бумажных карточках из расчета «одно понятие – одна карточка». После чего группе пользователей из целевой аудитории предла гается эти карточки рассортировать (при этом каждый субъект получает свой набор карточек). Получившиеся кучки из карточек нужно разобрать на составляющие и свести результаты от разных субъектов в один способ классификации.

Определение смысловой связи между блоками В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Ничего более работоспособного до сих пор человечеством не приду мано. В то же время этот способ имеет определенные недостатки: во первых, трудно заполучить на несколько часов представителей целевой аудитории, а во вторых, при малом количестве субъектов результаты могут быть сомнительны (как минимум, нужно 4 5 человек). Процессуальная связь. Установление качественной процессуальной связи обычно довольно трудная задача, поскольку единственным источ ником информации является наблюдение за пользователями. В то же время установление такой связи дело исключительно полезное. Зачем, например, рисовать на экране сложную систему навигации, если точно известно, к какому блоку пользователь перейдет дальше? В этом смысле зачастую оправ дано навязывать пользователю какую либо процессуальную связь, жертвуя удобством, зато выигрывая в скорости обучения (поскольку пользователю приходится думать меньше). Жестко заданная связь позволяет также уменьшить количество ошибок, поскольку от пользователя при ней не требуется спрашивать себя «не забыл ли я чего?». Замечательным примером жестко заданной процессуальной связи является устройство мастеров (wizards, см. «Последовательные окна» на стр. 99), при котором пользователя заставляют нажимать кнопку Далее. В конце этого этапа должна получиться примерно такая схема (в примере используется та же задача с вводом данных): Результат Рис. 65. Пример общей схемы (вторая версия). Прямоугольник обозначает отдельный экран, прямоугольник со скругленными углами – область экрана, пунктирная линия – альтернативное действие. Обратите внимание, что в этой схеме интерфейс заставляет пользователя выполнять задачу в сугубо определенной последовательности.

Существует любопытная закономерность: чем эстетически привлекатель ней выглядит схема (без учета цветового кодирования и веселеньких шрифтов), тем она эффективней. Всегда надо стараться сделать схему В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е возможно более стройной и ясной. Например, показанная схема изначаль но выглядела значительно хуже. Я потратил некоторое время на её доводку, при этом, разумеется, нашел пару ошибок.

Рис. 66. Первая версия схемы. Свободное взаимодействие человека и системы (пользователь волен выполнять работу в произвольной последовательности).

Рисовать такие схемы очень удобно в MS Visio или подобной ей системе. Результат, в особенности сложно выглядящий и напечатанный на листе бумаги большого формата, очень хорошо смотрится на стене и животворяще действует на заказчиков и руководство (далее вы узнаете, как сделать эту схему еще более красивой и непонятной).

Итак, теперь вы знаете, сколько экранов (страниц) вам нужно и что должно происходить на каждом экране. Настало время проектировать отдельные экраны. Это, пожалуй, самая сложная часть работы (не считая наблюдения за пользователями). Хуже того, она плохо поддается алгоритмизации. Именно на этом этапе, помимо пачки бумаги с карандашом, пригодится вам содер жимое первых двух частей этой книги. Но помимо этого есть еще две вещи, которые вам нужно узнать: GOMS и адаптивная функциональность. Часто приходится выбирать между разными вариантами реализации интерфейса, причем отбрасывать варианты жалко, потому что они хорошие. Можно, конечно, сделать несколько прототипов и протес тировать их на пользователях, но это довольно длительный и трудоемкий процесс. К счастью, есть метод оценки интерфейса, позволяющий быстро выбрать лучший вариант. В 1983 году Кард, Моран и Ньювел создали метод оценки скорости работы с системой, названный аббревиатурой GOMS (Goals, Operators, Methods, and Selection Rules – цели, операторы, методы и правила их выбора)1.

Проектирование отдельных блоков Предсказание скорости В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Идея метода очень проста: все действия пользователя можно разложить на составляющие (например, взять мышь или передвинуть курсор). Ограничив номенклатуру этих составляющих, можно замерить время их выполнения на массе пользователей, после чего получить статистически верные значения длительности этих составляющих. После чего предска зание скорости выполнения какой либо задачи, или, вернее, выбор наиболее эффективного решения, становится довольно простым делом – нужно только разложить эту задачу на составляющие, после чего, зная продолжительность каждой составляющей, всё сложить и узнать длитель ность всего процесса. Обычно тот интерфейс лучше, при котором время выполнения задачи меньше. Впоследствии было разработано несколько более сложных (и точных) вариантов этого метода, но самым распространенным всё равно является изначальный, называемый Keystroke level Model (KLM). К сожалению, этот вариант метода имеет определенные недостатки (что, впрочем, уравнове шивается его простотой): I он применим в основном для предсказания действий опытных пользователей;

I он никак не учитывает ни прогресса в обучении, ни возможных ошибок, ни степени удовлетворения пользователей;

I он плохо применим при проектировании сайтов из за непредска зуемого времени реакции системы. Для его использования достаточно знать правила разбиения задачи на составляющие и длительность каждой составляющей (рекомендую на первое время повесить у себя на рабочем месте листок с цифрами). Нажатие на клавишу клавиатуры, включая Alt, Ctrl и Shift (К): 0,28 сек I Нажатие на кнопку мыши (М): 0,1 сек I Перемещение курсора мыши (П): 1,1 сек Разумеется, согласно закону Фитса (см. «Быстрый или точный» на стр. 10), время, затрачиваемое на перемещение курсора, зависит как от дистанции, так и тот размера цели. Тем не менее, это число представ ляет достаточно точный компромисс. I Взятие или бросание мыши (В): 0,4 сек I Продолжительность выбора действия (Д): 1,2 сек В среднем, за 1.2 секунды пользователь принимает решение, какое именно действие он должен совершить на следующем шаге. Обычно это самый сложный оператор, поскольку часто непонятно, в каких именно местах процедуры его необходимо ставить. Например, иногда, когда пользователь совершал искомую последовательность действий не раз и при этом совершенно уверен в том, что общий ход процедуры не будет отличаться от обычного, это время затрачивается только в самом начале выполнения (далее действия будут совершаться автоматически). С другой стороны, начинающим пользователям приходится выбирать действие перед каждым своим шагом. Однако в большинстве случаев достаточно считать, что это время нужно добавлять перед всеми нажатиями, которые не приходятся на область с установленным фокусом, перед всеми командами, инициирован ными мышью и после существенных изменений изображения на экране (но и здравый смысл тут не помешает). С практической точки зрения важнее устанавливать этот оператор везде одинаково, нежели устанавливать его возможно более точно. I Время реакции системы (Р): от 0,1 сек до бесконечности Для базовых операций, таких как работа с меню, это время можно не засчитывать, поскольку с момента создания метода производи тельность компьютеров многократно возросла.

. Card, Moran, and Newell, «The Psychology of Human Computer Interaction», Erlbaum. См. также David Kieras, «Using the Keystroke Level Model to Estimate Execution Times», (доступно в интернете).

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Правила GOMS Предположим, от пользователя со средним опытом требуется сохранить в активном каталоге текущий документ под именем Опись и выйти из программы. Подразумевается, что диалоговое окно сохранения файла выглядит следующим образом:

Методика расчетов Рис. 67. Диалоговое окно сохранения файла в Word. © Microsoft.

Эта задача состоит из следующих составляющих: Тип действия Д П М Д Продолжи тельность 1,2 1,1 0,1 1,2 Комментарий Пользователь анализирует свою задачу и создает алгоритм её решения Перемещение курсора к меню Файл Нажатие кнопки мыши Открылось меню и пользователю необходимо найти нужный элемент (и понять, какую именно команду он должен выбрать: Сохранить или Сохранить как…) П М Р Д 1,1 0,1 0,1 1, Перемещение курсора к элементу меню Файл:

Сохранить как… Нажатие кнопки мыши Время реакции системы – открывается диалоговое окно сохранения файла Открылось диалоговое окно сохранения файла. От пользователя требуется рассмотреть его и понять, что именно ему нужно сделать Перемещение курсора к полю ввода названия файла Нажатие кнопки мыши для перемещения фокуса ввода Пользователь выдумывает файлу название (но мы то знаем, что он лишен свободы воли и назовет файл словом Опись) Перенос руки с мыши на клавиатуру П М Д 1,1 0,1 1, В 0. В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Тип действия Кх Продолжи тельность 0,28 х Комментарий Ввод названия файла. В слове Опись пять букв, при этом к ним добавляется нажатие на кнопку Shift (поскольку первая буква прописная). Перенос руки с клавиатуры на мышь Перемещение курсора к кнопке Сохранить Нажатие кнопки мыши Время реакции системы – диалоговое окно сохранения файла закрывается, а файл сохраняется Пользователь вспоминает, как закрывается программа Перемещение курсора к меню Файл Нажатие кнопки мыши Открылось меню, и пользователю необходимо найти элемент Выход Нажатие кнопки мыши Время реакции системы – программа закрывается В П М Р 0.4 1,1 0,1 0, Д П М Д М Р 1,2 1,1 0,1 1,2 0,1 0, Итого на эту операцию пользователю потребуется 16,08 секунд. Предпо ложим теперь, что ту же самую операцию выполняет продвинутый пользователь, знающий, что если закрыть программу с помощью пикто граммы в её титульной строке, имея несохраненный документ, то програм ма сама предложит его записать: Тип действия Д П М Р Д Продолжи тельность 1,2 1,1 0,1 0,1 1,2 Комментарий Пользователь анализирует свою задачу и создает алгоритм её решения Перемещение курсора к меню элементу окна Закрыть Нажатие кнопки мыши Время реакции системы – открывается диалоговое окно сохранения файла Открылось диалоговое окно сохранения файла. От пользователя требуется рассмотреть его и понять, что именно ему нужно сделать Перемещение курсора к полю ввода названия файла Нажатие кнопки мыши для перемещения фокуса ввода Пользователь выдумывает файлу название Перенос руки с мыши на клавиатуру Ввод названия файла. В придачу к шести изначальным нажатиям, пользователь нажимает клавишу Enter, сразу инициируя запись файла П М Д В Кх 1,1 0,1 1,2 0.4 0,28 х В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Тип действия Р Продолжи тельность 0, Комментарий Время реакции системы – диалоговое окно сохранения файла закрывается, файл сохраняется, после чего закрывается и программа Итого 8,56 сек. Чуть ли не вдвое меньше. Второй вариант при прочих равных условиях эффективнее. Все и раньше это знали, но зато теперь у нас есть научное доказательство. Помимо общей логики работы, в системе должна быть ещё одна логика, упрощающая первую и делающую работу пользователя более простой и естественной. Я называю эту вторую логику адаптивной функциональностью. Возьмем пульт от телевизора. Телевизор выключается только одной кнопкой на пульте, но включается от нажатия любой кнопки. Это не следует напрямую из логики системы, но это естественно. Когда на этаж приезжает лифт с неавтоматическими дверями, дверь можно открыть ещё до того, как погаснет кнопка вызова (чтобы лифт не увели). Это не вполне логично, но естественно. Другой известный, но не всеми осознаваемый, пример: когда Windows при входе в систему спрашивает пароль, нужно нажать Ctrl+Alt+Delete. В этом же диалоговом окне есть кнопка Справка, нажатие на которую открывает ещё одно диалоговое окно, повествующее о том, как нажать эти три клавиши. Так вот, чтобы войти в систему, это окно не нужно закрывать, нажать Ctrl+Alt+Delete можно по прежнему. С системной точки зрения это неправильно (почему пользователь не закрыл сначала окно с подсказкой?), но для пользователей это естественно. Все три примера демонстрируют готовность системы (а точнее, её разработчиков) усложнить свою логику, чтобы упростить логику пользо вателя. Результат: систему легче использовать. Я вообще полагаю, что наличие адаптивной функциональности служит отличным индикатором качества дизайна системы. Систему, которая не подстраивается под пользователей, невозможно назвать зрелой. Остается один вопрос: как определить, какие фрагменты и функции системы должны быть адаптивными? Ответ: единственным решением является детальный анализ взаимодействия пользователей с системой. Помочь здесь может только тестирование интерфейса на пользователях. Итак, у вас есть куча мятых бумажек, на которых нарисованы все диало говые окна. Как можно скорее перерисуйте их на компьютере (чтобы не растерять). При этом вы найдете несколько не замеченных ранее ошибок. Исправьте их. Адаптивная функциональность Результат В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Еще в процессе проектирования полезно зафиксировать все используемые в системе понятия. Для этого нужно просмотреть все созданные экраны и выписать из них все уникальные понятия (например, текст с кнопок, названия элементов меню и окон, названия режимов и т.д.). После этого к получившемуся списку нужно добавить определения всех концепций системы (например, книга или изображение). Теперь этот список нужно улучшить. Для этого: I Уменьшите длину всех получившихся элементов. I Покажите этот список любому потенциальному пользователю сис темы и спросите его, как он понимает каждый элемент. Если текст какого то элемента воспринимается неправильно, его нужно заменить1. I Уменьшите длину всех получившихся элементов. I Проверьте, что одно и то же понятие не называется в разных местах по разному. I Уменьшите длину всех получившихся элементов. I Проверьте текст на совпадение стиля с официальным для выбранной платформы (если вы делаете программу, эталоном является текст из MS Windows). I Уменьшите длину всех получившихся элементов. I Убедитесь, что на всех командных кнопках стоят глаголы инфинитивы (Задушить, Отравить, Выкинуть из окна). После чего список нужно повесить на стену и стараться не менять его в будущем.

Создание глоссария К этому моменту вы обладаете: I общей схемой системы I планами отдельных экранов I глоссарием. Пора свести всё это воедино. Работа эта довольно скучная и утомитель ная, но и от неё есть существенная польза. Во первых, рисовать такую схему гораздо легче, чем делать прототип, множество же ошибок можно выловить и в ней, не переделывая прототипа. Во вторых, прототип после окончания проекта вы выкинете, а схему можно повесить на стену и скромно говорить про нее, что, дескать, работа простенькая, но тоже ничего себе. Посетители будут смотреть на непонятную, в половину стены, схему с уважением, а на вас – с обожанием и суеверным ужасом. Врачам, например, для такого отношения к себе приходится резать трупы;

по сравнению с этим рисование схемы кажется пустяком. Рисовать схему очень удобно в уже упоминавшейся Visio. Результатом должен выглядеть примерно так (разумеется, рисовать дублирующиеся куски системы необязательно):

Сбор полной схемы. Результат будет особенно эффективен, если получится создавать глоссарий, работая в тесном контакте с целевыми пользователями. Неоднократно было замечено, что обычные пользователи придумывают значительно более работоспособные названия элементов, нежели эксперты, например: B. Fischhoff, D. McGregor, L. Blackshaw. Creating Categories for Databases. International Journal of Man Machine Studies,, pp.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Рис. 68. Пример готовой схемы интерфейса сайта.

Если серьезно, то самой важной целью этого этапа является создание плана обработки системой исключительных ситуаций интерфейса. Необходимо определить, что делать системе, если пользователь вызвал команду, которую для этого конкретного объекта выполнить невозможно (например, пользователь пытается послать письмо человеку, почтовый адрес которого системе неизвестен).

Последней задачей перед построением прототипа является проверка внутренней логики системы. Дело в том, что всегда существует вероятность того, что вы где то что то забыли или спланировали неправильно. Как уже было сказано, исправить эти ошибки лучше всего до построения прототипа (даже первой его версии). Конечно, многие структурные ошибки нельзя найти никакими методами, кроме длительного логического анализа. С другой стороны, практика показывает, что почти все найденные ошибки будут существенными. Так что лишняя проверка не повредит. Для финальной проверки схемы вам пригодятся разработанные вами пользовательские сценарии. Не глядя на схему, необходимо подробно описать, как все вымышленные пользователи будут взаимодействовать с системой, не пропуская ни одного элемента управления. После чего сверить полученный текст со схемой. Тут возможно три варианта развития событий: либо вы обнаружите, что вы что то забыли задокументировать в схеме, либо обнаружите, что свеженаписанный рассказ значительно лучше схемы, вероятнее же всего, что и то и другое произойдет одновременно. На четвертый вариант, а именно на полное отсутствие проблем, рассчитывать, как правило, не стоит.

Проверка схемы по сценарию В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Весьма эффективным средством оценки получающегося интерфейса является его экспертная оценка. Часто оказывается, что сравнительно дорогое тестирование показывает то, что было бы легко видно посторон нему, тем более вооруженному опытом и квалификацией, взгляду. Хотя экспертная оценка не может быть полноценной заменой тестирования, она обладает одним существенным преимуществом – для её проведения не требуется прототип. Это значит, что эксперт может быть приглашен на ранних стадиях работы, когда польза от обнаружения ошибок максимальна. Для проведения экспертной оценки нужно знать следующее: I Разные люди обнаруживают разные ошибки. Это значит, что метод работает лучше, когда количество экспертов больше единицы. I Лучше привлекать несколько экспертов не одновременно, но последовательно. I Чем больше информации о проектируемой системе будет предоставлено эксперту, тем более сложные проблемы он сможет выявить. I Нельзя требовать от эксперта работы по весу. В большинстве случаев результатом его работы будут одна или две страницы текста (поскольку описание одной проблемы требует обычно всего двух или трех предложений). Если от эксперта будет требоваться объемный результат работы, он включит в него много несущественных подробностей. I Координаты всех людей, способных выполнить такую работу, можно найти на сайте www.usability.ru.

Экспертная оценка В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П Е РВ О Н А ЧА ЛЬ Н О Е П РО Е КТ И РО ВА Н И Е Построение прототипа Итак, первый этап пройден. У вас есть полная схема, описывающая всё взаимодействие пользователя с системой. Настало время делать прототип системы для тестирования. При создании прототипа наиболее частой ошибкой является чрез мерное наведение глянца и вообще стремление сделать прототип возможно более похожим на результирующую систему. В самом таком подходе нет ничего плохого (всё равно определенные части прототипа приходится делать максимально совершенными), проблема в том, что в большинстве случаев прототип после тестирования оказывается неправильным. Его приходится переделывать, причем иногда полностью, при этом все инвестированные в прототип ресурсы оказываются выброшенными на ветер. Не полируйте прототип Поэтому всегда правильно делать прототип настолько похожим на ре зультирующую систему, насколько версия прототипа поздняя. Первый прототип стоит делать максимально примитивным. Только после того, как тестирование подтверждает его правильность, стоит делать более детализированный прототип. Итак, как быстрее и дешевле построить прототип?

Необходимо нарисовать на бумаге все экраны и диалоговые окна (читай – распечатать соответствующие части схемы). Нужно только убедиться, что все интерфейсные элементы выглядят единообразно и сколько нибудь похоже на реальные. Эта распечатка и является первым прототипом. На нём вполне можно тестировать восприятие системы пользователем и её основную логику. Польза начального прототипирования на бумаге заключается, во пер вых, в исключительной простоте модификации по результатам тестирова ния, а во вторых, в возможности безболезненно отлавливать представи телей целевой аудитории. Значительно легче лестью и коварством завлечь субъекта к письменному столу, нежели к компьютеру, на котором надо что то запускать, ждать, пока запустится и так далее. Разумеется, значение слова «версия», употребляемого в этой главе, весьма условно. В действительности после обнаружения каждой ошибки схема и прототип исправляются, а тестирование продолжается уже на новом прототипе. Так что на этом этапе прототип может пережить множество исправлений и, соответственно, много версий.

Первая версия. Бумажная В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П О С ТРО Е Н И Е П РО ТО Т ИП А После исчерпания возможностей бумажной версии прототипа стоит соз дать новую версию (исправив, разумеется, уже обнаруженные проблемы). Для этого точно так же рисуется интерфейс, но уже не на бумаге, но в какой либо презентационной программе (MS PowerPoint, например). При этом каждый экран получает отдельный слайд, а результат нажатия кнопок имитируется переходами между слайдами (благо во всех презентационных программах есть возможность установки гиперссылок)1. С этой версией прототипа можно тестировать значительно более слож ное взаимодействие человека с системой, нежели с бумажной. С другой стороны, исправление найденных ошибок значительно более трудоемко. Фактически для большинства систем этой версии оказывается достаточно.

Вторая версия. Презентация В тех случаях, когда в интерфейсе появляются нестандартные элементы или необходимо проверить реальную скорость взаимодействия пользователя с системой, создается еще одна версия прототипа – реально выглядящая, но лишенная каких либо алгоритмов и, соответственно, не показывающая реальных данных. Делать этот вариант можно как в средах разработки, благо в них есть визуальные инструменты создания интерфейсов, так и в редакторах изображений, что обычно быстрее. Фактически при этом создаются фальшивые снимки экрана, на которых и производят тестирование. Понятно, что существенно модифицировать эти экраны затруднительно, так что лучше не увлекаться такой работой, не получив каких либо гарантий ее правильности.

Третья версия. В последних версиях MS Visio появилась стабильно работающая функциональ ность, позволяющая забыть о PowerPoint: в Visio всё получается лучше.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П О С ТРО Е Н И Е П РО ТО Т ИП А Иногда необходимо тестировать взаимодействие пользователя не только с интерфейсом системы, но и с обрабатываемыми системой данными. Например, работая с графической программой, пользователь не только нажимает на экранные кнопки, но также создает и модифицирует изображения мышью. Область же редактирования данных зачастую вообще не содержит каких либо визуальных интерфейсных элементов, из чего вовсе не следует, что интерфейса в ней нет, его, наоборот, много. Другой разговор, что счет в нем идет не на кнопки и переключатели, но на пиксели и миллисекунды.

Четвертая версия Рис. 69. В окне Adobe PhotoShop количество интерфейса весьма значительно. В то же время наиболее важное для пользователя действие, а именно изменение изображения, создается в области вообще без интерфейсных элементов. © Adobe.

Понятно, что создание прототипа в таких условиях не поможет, поскольку прототип вообще не будет отличаться от проектируемой системы. В таких условиях лучше всего убедить программистов написать нужные участки кода до написания всего остального, и проводить тестирование уже на реальной системе.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : П О С ТРО Е Н И Е П РО ТО Т ИП А Тестирование/модификация прототипа Какими бы не были совершенными логические соображения, приведшие к созданию интерфейса, всегда остается вероятность того, что интерфейс получился плохой, либо, что более вероятно, не такой хороший, каким бы он мог быть. Необходимо иметь какие либо подтверждения его работоспо собности. К счастью, проверка качества интерфейса обычно непроблема тична. Всё, что для этого нужно, это несколько пользователей средней квалификации, никогда не видевшие тестируемой системы, плюс прототип (разумеется, при наличии основательного бюджета можно развернуться и пошире, например, купить прибор, фиксирующий направление взгляда пользователя). В литературе часто встречается мнение, что тестированием можно решить чуть ли не все проблемы интерфейса. Утверждение это сомни тельно. Тестированием, скорее, можно определить слабые места интер фейса, но почти невозможно обнаружить сильные, поскольку они пользователями просто не замечаются, и совсем уж невозможно опре делить новые способы улучшения. Происходит это из за того, что субъекты тестирования: I не обладают всей необходимой информацией о системе, I ничего не знают о проектировании интерфейсов, I их мотивация существенно отличается от необходимой – вместо того, что бы стремиться сделать хороший интерфейс, они стремятся оставить в этом интерфейсе свой след («Вася здесь был»). Вообще, слушать потребителей обычно неправильно. Разве мы спрашиваем канарейку, в какой клетке она хочет жить? Сюжет про американский автопром, например, стал уже частью истории бизнеса: все американские потребители в семидесятых годах дружно утверждали, что они хотят большие, мощные машины, при этом так же дружно покупая маленькие и маломощные японские автомобили. Или другой пример – в советское время измученные коммунизмом люди мечтали вовсе не об отпуске на Тенерифе, о котором они ничего не знали, но о финском хромированном смесителе, который поставил себе сосед – хотя Тенериф, безусловно, в качестве мечты интереснее. В то же время, даже не слушая пользователей, обязательно нужно принимать во внимание их потребности, способности и предпочтения. Например, нередко дизайнер интерфейса знает о предметной области меньше, нежели будущие пользователи. В таких условиях потеря контакта с пользователями грозит крахом продукта, просто потому, что система оказывается неспособна решать задачи, о которых дизайнер ничего не знал. Чаще, однако, случается так, что уровень «компьютерной грамот ности» дизайнера оказывается выше уровня аудитории. В этом случае все получается ещё хуже: дизайнер выбирает решения, которые обеспечивают эффективность работы, а потребителям нужны решения, которые они могут понять, в результате они оказываются неспособными воспользо ваться системой (это совершенно нормальная ситуация, особенно в интернете, где ROI (см. «Почему пользователи учатся» на стр. 23) необык новенно низок). Например, замечено, что опытные пользователи (к которым относятся дизайнеры) создают значительно менее В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : Т Е СТ И РО ВА Н И Е /М О Д И Ф И КА Ц И Я П РО ТО Т И П А работоспособные иерархии меню, нежели пользователи начинающие. Разумеется, если переоценка способностей реальных пользователей и незнание предметной области совпадают, результат бывает ещё хуже.

Одной из самых важных предпосылок успешного тестирования является правильная постановка задачи. Всегда есть шансы потратить несколько часов в поисках ответа на ненужный вопрос. Хуже того – случается, что после окончания длительного и утомительного сеанса приходит понимание того, что тех же результатов можно было бы добиться с меньшими трудо затратами. Правильная постановка задачи позволяет этих проблем избежать. Иногда имеющийся вопрос можно переформулировать таким образом, чтобы он сам по себе вел к ответу. Почти всегда – чтобы метод ответа на него обходился дешевле. Не надо так же забывать убеждаться, что задаваемый вопрос действительно нужен. Например, нужно определить, как пользователи видят какое либо диалоговое окно. Можно нацепить на тестера уже упомянутый прибор для определения направления взгляда, а потом долго определять, куда тестер смотрел. Можно найти неопытного пользователя, который помогает себе мышью (многие пользователи постоянно перемещают курсор мыши в том место, куда они смотрят). А можно переформулировать вопрос и поступить совсем иначе (но об этом позже).

Постановка задачи Технически сеанс тестирования довольно прост. Нужно иметь несколько пользователей, которые ни разу не видели текущего состояния системы. За исключением редких случаев, когда ваша система рассчитана на продвину тых пользователей (power user), нужно подбирать не слишком опытных субъектов. Тестерам дается задание, они его выполняют, после чего результаты анализируются. Идея проста, тем не менее, по этому поводу написано довольно много литературы (причем объемной). Впрочем, в большинстве случаев достаточно помнить следующее: I Тестирование на одном пользователе позволяет найти примерно 60% ошибок. Соответственно решайте сами, сколько пользователей необходимо для одного сеанса. I Если у вас есть возможность оставить тестера одного, не пренебре гайте этим. Одностороннее зеркало в таких условиях не роскошь. I Никогда не прерывайте пользователя. Никогда не извиняйтесь за несовершенство тестируемой системы. Никогда не говорите «Мы потом это исправим». Никого не обвиняйте. Никогда не называйте процесс тестирования «пользовательским тестированием» – пользователь решит, что тестируют его, и будет бояться. Один из самых простых видов тестирования. Пользователю дается задание, он его выполняет, его действия фиксируются для дальнейшего анализа какой либо программой записи состояния экрана (удобен Lotus ScreenCam). Чтобы пользователь не тревожился и не стеснялся, его лучше всего оставить в одиночестве. Метод исключительно полезен для выявления неоднозначности элемен тов интерфейса. Поскольку каждая неоднозначность приводит к пользова тельской ошибке, а каждая такая ошибка фиксируется, обнаружить их при просмотре записанного материала очень легко. Этот тест замечательно подходит для поиска проблем интерфейса. Кроме того, если замерять время выполнения задания (секундомером), можно оценить производительность работы пользователей. Этот же метод позволяет посчитать количество человеческих ошибок.

Собственно тестирование Проверка посредством наблюдения за пользователем В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : Т Е СТ И РО ВА Н И Е /М О Д И Ф И КА Ц И Я П РО ТО Т И П А Метод довольно нестабильный, но порой дающий интересные результаты (очень зависит от разговорчивости пользователя испытателя). Соответ ствует проверке посредством наблюдения за пользователем, но тестера при этом просят также устно комментировать свои действия. Затем коммен тарии анализируются. Метод позволяет легко определить недостатки реализации конкретных интерфейсных идей (неудачно расположение элементов, плохая навигация). Обратите внимание, что субъект, проговаривающий свои впечатления, работает медленней обычного, так что измерять скорость работы этим методом невозможно. Тест позволяет определить, насколько легко интерфейсу обучиться. Поскольку существует разница между понятиями видеть и смотреть, а запоминается только то, что увидено, необходимо обладать уверенностью в том, что пользователь увидит если не всё, то уж хотя бы всё необходимое. А значит – запомнит, благодаря чему в будущем ему не придется обшаривать меню в поисках «чего то такого, что, я точно знаю, где то здесь есть». Сама по себе методика проста. Пользователю даётся задание, связанное с каким либо отдельным диалоговым окном. Пользователь его выполняет. Через несколько минут пользователя просят нарисовать (пускай даже грубо и некрасиво) только что виденное им окно. После чего рисунок сравнивается с оригиналом. Разумеется, пользователь запоминает только то, что ему кажется актуаль ным в процессе работы с окном (плюс еще что нибудь за того, что ему показалось интересным, да и то не всегда). Это один из тех редких случаев, когда срабатывает ограничение на объем кратковременной памяти, так что количество запомнившихся элементов управления не может быть выше порога. Например, пользователь, которому нужно сменить шрифт абзаца на Arial из всего диалогового окна выбора шрифта в MS Word запоминает только три элемента управления (разумеется, он помнит, что помимо них были и другие, но точно вспомнить остальные элементы он, как правило, не может).

Мыслим вслух Проверка качества восприятия Рис. 70. Диалоговое окно (слева) и то, что из него запоминается. В зависимости задачи, пользователь использует различные элементы интерфейса, при этом запоминаются только используемые элементы. © Microsoft.

Как это ни грустно, основное предназначение этого теста состоит в том, чтобы раз за разом убеждаться в том, что запомнить нужное совершенно невозможно. Но и в таком качестве он полезен.

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : Т Е СТ И РО ВА Н И Е /М О Д И Ф И КА Ц И Я П РО ТО Т И П А Тестирование само по себе имеет существенный недостаток: если тестирование проблем не выявило, получается, что оно было проведено зря. Если выявило, придется проблемы решать, что тоже существенная работа. Таким образом, сама идея тестирования интерфейса создает конфликт интересов у дизайнера – работы от него прибавляется либо много, либо очень много – но всегда прибавляется. Работать же, разумеется, не хочется. Именно поэтому тестирование бессознательно переносят на самое окончание проекта, когда что либо исправлять уже поздно. В результате тестирование показывает, что проект сделан плохо, что никому не нравится, включая его создателя, после чего результаты проверки прячутся в дальний ящик. В то время как сама по себе идея тестирования совсем иная. В самом начале работы, когда только создан прототип будущей системы, он тестируется, после чего найденные ошибки исправляются. А затем прототип тестируется опять. При этом опытность дизайнера проявляется исключительно в уменьшении количества итераций. Соответственно, тестирование должно идти параллельно со всеми остальными операциями.

А потом – всё переделать!

В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : Т Е СТ И РО ВА Н И Е /М О Д И Ф И КА Ц И Я П РО ТО Т И П А Заключение Знающие люди утверждают, что путь в тысячу лье начинается с одного сяку. Дочитав до этой страницы, вы это сяку прошли. Важная часть пройдена, но впереди ещё очень большой путь. На нем вы будете предоставлены сами себе, так что я считаю разумным дать вам три небольших совета. Без тестирования эффективный интерфейс получить практически невозможно. Это вы уже знаете, но вы ещё не знаете самого главного: тестируя, вы многократно быстрее научитесь проектировать интерфейсы. Одно дело узнать о типичной ошибке из, например, конференции, и совсем другое – обнаружить её в своей работе. Вероятность того, что вы её не повторите, найдя её у себя, гораздо больше, нежели если вы о ней просто узнаете. В дизайне интерфейсов не так уж много аксиом. По сути дела, помимо ограничений человеческого материала (таких, например, как закон Фитса), которые совершенно объективны и неизменяемы, ничего однозначного нет. Практически любая задача может быть решена многими разными спо собами, при этом каждая эвристика (включая почти все эвристики из этой книги) при определенных ситуациях могут оказаться ложными. В таких условиях нет ничего более полезного, чем здравый смысл. Существует значительное количество литературы, посвященной проек тированию пользовательских интерфейсов. Большая часть, как и в любом литературном жанре, состоит их книг плохоньких, но меньшая часть очень хороша. К сожалению, очень малый процент хорошей части (и немалый процент плохой, как и всегда) доступен на русском языке. Проблема усугубляется тем, что специализированные иноязычные книги трудно добыть в России. К счастью, есть Amazon. Я особенно рекомендую следующие книги: I Donald Norman. The Design of Everyday Things (Currency/Doubleday, 1990) На примерах дверных ручек и прочих мелочей убедительно и понятно излагаются психологические аспекты дизайна. По мнению большин ства дизайнеров ПИ, это самая главная книга, которую нужно прочесть. I Jakob Nielsen. Usability Engineering (Morgan Kaufmann Publishers, 1994) В свое время эта книга сделала Якоба Нильсена знаменитым. И не зря. I Alan Cooper. About Face: The Essentials of User Interface Design (Hungry Minds, 1995) Книга, соединяющая исключительную свободу мышления с глубиной изложения. Чтение её без труда перестраивает сознание: из обычного обывательского получается сугубо дизайнерское. Очень рекоменду ется программистам, поскольку автор не жалеет эпитетов, ругая современное ПО. Получается это у него крайне убедительно. I Jeffrey Rubin. Handbook of Usability Testing: How to Plan, Design, and Conduct Effective Tests (John Wiley & Sons, 1994) Несмотря на то, что основные виды тестирования, вообще говоря, настолько просты, что для их проведения достаточно в меру В Л А Д В. Г О Л О ВА Ч | Д ИЗ А Й Н П И : З А К ЛЮЧЕ Н И Е Тестируйте Не забывайте о здравом смысле Читайте книги смышленого ребенка, есть полезные виды тестирования, которые проводить достаточно трудно. К тому же, помимо тестирования, есть ещё и анализ результатов, с которым отнюдь не всё просто. I Роберт Солсо. Когнитивная психология (Тривола, 1996) Вводная книга в когнитивную психологию. С одной стороны, наука, с другой стороны, написано доходчиво и просто.

Закончить эту книгу я хочу следующим соображением. Дизайн пользо вательского интерфейса, как и вообще любой дизайн, предназначен для того, чтобы делать мир лучше. Вдобавок, в отличие от многих других видов дизайна, дизайн интерфейса предназначен не только для улучшения абстрактного мира: он должен улучшать жизнь обитателей этого мира, т.е. людей. Дизайнер интерфейсов несет двойную ответственность перед миром и перед самим собой, взамен (пока) он получает определенные шансы на славу. Современные пользовательские интерфейсы в большинстве случаев ужасны. Исключения из этого правила тоже не идеальны: нет сомнения, что интерфейсы, которые сейчас мы считаем хорошими, с развитием науки окажутся примитивными и неэффективными. Мы всё ещё находимся в начале пути к истинно совершенным интерфейсам. Те из нас, кто пойдет по нему с желанием сделать жизнь пользователей легче и приятнее, с готовностью изменить текущее положение вещей, с отсутствием пиетета к существующим стандартам – изобретут новые интерфейсы и попадут в энциклопедии. Я сам хочу попасть в энциклопедию, но надеюсь увидеть в ней и ваши имена. До встречи.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.