WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«r r AJOLIE.BIZ EXCLUSIVE Посвящение Соотношение сотрудников организации УВКБ ООН к числу лиц, требующих помощи, составляет 1 к 3 582. 1 сотрудник на 3 582 нуждающихся в помощи… Эта книга посвящена им: их ...»

-- [ Страница 3 ] --

«Почему мы должны страдать?» «Почему мы такие безнадежные?» «Мы благодарны Америке за помощь, но, пожалуйста, нам надо больше еды и воды, мы не хотим больше смертей».

Мы спросили, можно ли их сфотографировать.

«Нет, наши мужчины расстроятся».

Мы понимаем. Но они попросили нас сфотографировать их детей.

Маленький мальчик кажется напуганным. «Он никогда не видел фотоаппарата».

Мы говорим о недостатке еды.

«Моя семья может позволить себе только один мешок в месяц. Мы пытаемся приучить наших детей есть меньше».

Одна женщина объяснила нам, что ее одиннадцатилетний сын уезжает сразу на месяц на тяжелые работы. Там платят всего восемь долларов в месяц. Другой мальчик собирает дрова для того, чтобы готовить еду.

«Мы не знаем, живы наши сыновья или нет».

«Мы чувствуем себя, как в тюрьме».

«Мы благодарны вам за то, что вы приехали».

«Такое впечатление, что наши сестры или матери только что навестили нас».

«Мы благодарим вас за то, что вы приехали, и будем молиться за вас».

У меня было около 3000 рупий. Доллар стоит около 60 рупий. Я спросила сотрудников УВКБ ООН, можно ли дать рупии этим женщинам.

«Да, только мы скажем, что это не от УВКБ ООН, иначе они будут ждать, что в будущем им будут давать деньги. Хорошо?» «Да».

Они были так благодарны. Эти люди благодарны за каждый прожитый день.

Они дали мне несколько четок. Они хотят, чтобы я вернулась.

Но я не могу удержаться от мысли, будут ли они живы, когда я вернусь, может быть, через год.

4:30 вечера, полевой офис УВКБ ООН У нас был ланч. Мы все были очень голодными. Я не знаю, что съела, но я была рада этому.

Лагерь беженцев Суркаб С нами едут трое вооруженных офицеров в форме. Двое едут за нами, а один стоит на подножке сзади нашего грузовика.

Я не хочу спрашивать, зачем они нужны, но я предполагаю, что это, должно быть, опасный район и для беженцев тоже. Лагеря расположены близко к границе Афганистана и находятся в зоне крайнего риска.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r В лагере я встретила группу женщин, которые живут здесь уже двадцать лет.

«Мы пришли во время первой войны».

«Мы состарились здесь».

Они постелили нам коврики, на которые можно сесть и попить чаю. Их маленькие девочки вышли и сели рядом с ними.

Женщинам нравится вышивать. Все изделия великолепны. Работа над каждым из них заняла у них три месяца. В Америке каждую работу можно было бы продать, наверное, за сотни долларов. Здесь же, если удача повернется к ним, и они смогут попасть на рынок и продать это, то получат мало, примерно несколько долларов.

Женщин в этом лагере не обучают никаким профессиональным навыкам, но они просят и надеются на будущее своих детей. Одна женщина сказала: «Я третья жена своего мужа». По своему неведению я не понимала, что в этой части мира мужчина может иметь много жен.

Они показали нам небольшой ручеек, протекающий в лагере. Они счастливы, что могут пить из него, когда кончаются их запасы. Мне сказали, что вода в этом ручье грязная, но засуха заставила их пить из него.

Занятия в школе закончились. Мальчишки выбегают нам навстречу.

Они видят, что мы фотографируем, и хотят, чтобы их тоже сфотографировали.

Мальчики были горды тем, что немного знают английский. Они продолжали повторять «спасибо» и «пожалуйста» и все время улыбались.

Они рассмеялись, когда кто-то из нас случайно наступил в ручей.

Мы уезжаем с закатом солнца. Небо было чистым, а солнце ярко-оранжевым. Солнце здесь казалось намного, больше, чем во время любого заката, который я когда-либо видела. На маленькой глиняной хижине, которая является школой, я заметила знак. На очень большой разукрашенной доске написано (мне перевели):

ЕДИНСТВО ПОРЯДОК ВЕРА Пятница, 24 августа Здесь все молятся пять раз в день.

Я видела тут много кладбищ. К веткам привязаны кусочки ткани, которые слегка развеваются на ветру. Там есть несколько высоких белых камней. Я вижу женщин, собравшихся у могилы. Я думаю о потерях. Я думаю о своей семье.

Я вижу несколько пастухов коз. У них в руках палки. Одному мальчику около десяти лет. У него около двенадцати коз, с косматой черной шерстью. Я заметила нескольких людей, спавших под одеялами. С двенадцати до двух часов дня многие спят, чтобы избежать самого жаркого времени дня.

Поселение беженцев Лоралай Этим утром мы посетили Лоралай. В лагере мы остановились около школы под управлением организации «Спасите детей».

Краской на стенах написано:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ЗНАНИЕ – СИЛА МЫ ХОТИМ МИРА ВО ВСЕМ МИРЕ a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Еще на стене нарисована яркая карта Афганистана. Сначала мы пошли в класс девушек. Они сидят на полу, скрестив ноги. Комната очень пыльная, но им все равно. Они рады быть в школе.

Учитель спрашивает у них: «Кто из вас родился в этом лагере?» Они все подняли руки.

«Мы хотим жить на своей родине. Это не наш дом».

Они учат пушту, их родной язык.

В шестом классе девочки составляют только одну четвертую часть учеников. Деревня оказывает на них давление, чтобы они работали. Работают только сыновья. Одна девушка улыбнулась мне и согрела мне сердце. Другая девушка читает. Третья поет песню. Мне перевели слова: они о восстановлении Афганистана, об объединении различных родов.

Вот перевод части песни: «В эти тяжелые дни как наш друг может стать нашим врагом?

Ты пришел навестить нас. Ты наш друг. Мы хотим процветания и счастья нашей стране».

Этим молодым людям надо много сил на восстановление. Они должны быть сильными. Люди, которые управляют школой, сказали: «Мы рады, что вы приехали к нам.

Мы усердно работаем, и дети тоже очень стараются. Мы хотим продолжать нашу программу».

Они беспокоятся о закрытии программ из-за недостатка финансирования. Милая босая девчушка, у которой на голове был пыльный шарф, белый с маленькими коричневыми цветочками, вытащила маленький старый блокнот и начала читать стихотворение:

«Мы обещаем работать, чтобы учиться.

Учение так увлекательно.

Мы не хотим сражаться.

Мы хотим мира».

Одна из сотрудниц УВКБ ООН начала плакать. Пожилой мужчина тоже плачет. Он отвернулся к стене. Затем и я начинаю плакать. Стоим и ревем. Женщина сказала: «Мы не хотим, чтобы Афганистан делили на части. Пожалуйста, пожалуйста - мы хотим мира».

На улице мальчики выстроились в ряд. Они обуты в пыльные пластиковые сандалии.

Маленький мальчик вошел внутрь и подошел к доске, чтобы по казать нам, что он знает грамоту. Он пишет слова справа налево.

Я спросила его, кем он хочет быть, когда вырастет.

«Муллой». («Это священник», - сказал кто-то).

Другой ребенок улыбается и говорит, что он хочет быть:

«Учителем».

«Доктором».

«Защитником правосудия». (Это сказал восьмилетний мальчик.) «В правительстве».

Они также сидят, скрестив ноги на ковриках на пыльной земле. Когда они отвечали, то все разом встали. Все улыбаются. Они так рады, что их спросили, кем они хотят быть, когда вырастут.

Я спросила: «А где вы хотите делать все это?» «В Афганистане».

Учительница подошла ко мне и вручила кусочек вышивки. Она сказала: «Одна из девушек пятого класса хочет подарить Вам это, чтобы поблагодарить Вас за Ваш приезд».

Я пошла сказать «спасибо». Они занимались чтением и были очень горды тем, как умеют читать.

Девушки хотят узнать, как меня зовут. Они ничего не знают о моей жизни, для них я кто-то, кто приехал посмотреть, как они живут, и помочь. Они очень милы со мной.

Управляющий школой сказал: «Пожалуйста, не забывайте нас. Я чувствую, что мы очень близки, между нами нет расстояния». Мы все близки. Я никогда не смогу забыть их.

Мы остановились, чтобы посетить «уязвимых людей».

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Это только что прибывшие люди, но УВКБ ООН должно называть их «уязвимые».

Сюда были переселены три тысячи семей из Кветты. Теперь они будут жить в еще более бедном районе. Условия не позволят им отправить детей в школу. В этом лагере уже ничего не осталось, что можно им дать. Все запасы исчерпаны. Сотрудникам УВКБ очень тяжело, когда они не могут дать необходимое каждому беженцу. Мировая программа продовольствия и так дает столько, сколько может.

УВКБ ООН поставляет воду в цистернах и отдает все продовольствие, которое у него есть.

К нам подошла пожилая женщина. Она нежно пожимает мне руку, очень мягко. Люди здесь не привыкли пожимать руки, для них это новый обычай, но они стараются.

Несколько мужчин заняты постройкой маленьких глиняных домов. Женщины должны помогать им, собирая хворост для топлива, но здесь нет ни деревца на многие мили.

«Как можем мы готовить нашим семьям? У нас так мало муки, но мы не можем приготовить даже то малое, что имеем, так как здесь нет хвороста для костра. Сначала мы надеемся на Бога, а потом на ваших людей. Мы просим о помощи».

Эти беженцы родом из Меймане, одного из самых северных городов Афганистана.

Они проделали очень длинный путь, чтобы добраться сюда.

Я спросила: «Как вы добирались?» «Через пустыни и горы. Большую часть пути мы шли пешком. И лишь немного мы ехали на ослах». Дорога заняла более шести недель.

Я спросила ребенка: «Когда вы жили в городе [Кветта], чем занимались дети целый день?» «Каждый день мы старались работать на рынке, но часто мы не могли найти работу».

Женщина объяснила: «Мы сталкивались с множеством притеснений в Кветте. В этом лагере полиция не беспокоит нас, поэтому мы более мирные. Мы просим только немного еды и помощи».

Покидая лагерь, мы видим, как въезжает грузовик с водой.

Все люди так счастливы его видеть, особенно дети, что у них такой вид, как на Рождество.

Это дает надежду на будущее. Мы остановили нашу машину и вышли, чтобы посмотреть, как раздают воду.

Большинство людей не могут платить 100 рупий за семью в месяц за воду, поэтому они пьют из ручья и заболевают дизентерией.

Плохо питающиеся дети, больные диареей часто умирают.

Они опасаются, что без дальнейшей финансовой поддержки не смогут содержать водяные помпы.

Нам показали, как работает насос. Молодые ребята стоят в стороне и смотрят с серьезными лицами. Они слушают, как мы разговариваем.

Внезапно полилась вода. Мальчики побежали под насос. Мы все улыбаемся и смеемся.

Как только я села в машину, я поняла, как сильно мне будет не хватать этих людей.

Я знала, что буду сочувствовать им, беспокоиться за них с того момента, когда увидела их лица. Как можно не сопереживать? Но я не могла предположить, что буду чувствовать себя так, как будто мы уже знаем друг друга давно и стали очень хорошими друзьями.

Когда мы смотрели друг на друга, между нами возникало взаимное понимание.

Мы делились мнениями, шутками, разговаривали о произведениях искусства, о любви к нашим мужьям, о будущем наших детей. Мы хотим чувствовать, что в нашей жизни есть цель.

Наша последняя остановка в основных пунктах здравоохранения, в лагере их два.

Каждый из них помогает 10 000 беженцев. В каждом пункте работает один доктор. Всего два доктора на 20 000 беженцев: один мужчина, другая женщина.

Медицинские пункты очень хорошо организованы.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Они сдают ежемесячные отчеты в УВКБ ООН. Доктора здесь очень гордятся тем, что всем детям была сделана вакцинация.

Самая большая проблема здоровья здесь - это дизентерия среди детей и респираторные инфекции во время холодов.

Женщина-врач разговаривает с женщиной. Когда та заметила нас, она быстро закрыла все лицо шарфом, который был у нее на голове. Открытыми остались только глаза. Мы встретились с ней взглядом, пока другие здоровались с доктором. Женщина накинула на себя паранджу и совершенно неожиданно она оказалась вся покрыта большой голубой тканью, как под плащом. Это выглядело, как голубая простыня с маленькими отверстиями - очень много крошечных дырочек перед глазами.

Я хочу взглянуть на нее через эти маленькие дырочки, но не делаю этого. Я хочу улыбнуться ей, но я не знаю, будет ли это правильно. Но я все равно улыбаюсь. Я вообще не вижу ее лица, чтобы знать, как она реагирует.

Мне сказали, что сегодня день борьбы с туберкулезом. Женщина и ее брат сидят снаружи в ожидании результатов.

В маленьком белом холодильнике хранятся вакцины.

«Электричества нет, поэтому он работает от бензинового генератора».

Маленькая девочка с церебральным параличом лежит на белой простыне, а ее мать и помощник пытаются сделать ей массаж. Она лежит тихо и спокойно, когда они двигают ее ноги и руки.

Мы едем назад в Кветту. Это заняло у нас три часа. Сьюзи остановилась, чтобы сделать несколько фотографий.

Я тоже вышла. В этом Богом забытом месте нет ни тени, ни укрытия.

Я думаю о тех женщинах и детях, которые шли по этой палящей жаре два месяца. Я не могу понять, как они выжили, неся все имущество, едва имея какую-то еду. И как они находили воду?

Я не могу себе представить, как чувствуют себя беженцы, когда, придя куда-то, они слышат: «Мы не хотим принимать вас на своей земле».

В Пакистане уже насчитывается около двух миллионов беженцев. Многие предполагают, что даже больше.

Как, наверное, хорошо найти таких людей, как сотрудники УВКБ ООН, которые принимают тебя и хотят помочь, которые уделяют время тому, чтобы выслушать твою историю, зарегистрировать тебя и твою семью, чтобы вы могли получить помощь.

Представьте себе: получить еду после того, как чуть не умер с голоду.

Неудивительно, что эти беженцы так благодарны даже малому.

В течение трех часов по дороге назад мы едем в молчании по сухой земле. Здесь нет радио. У меня было много времени, чтобы подумать.

Городские беженцы в городе Кветта В Пакистане есть три типа афганских беженцев. Первый - это те, кто пришел сюда двадцать лет назад во время войны с Россией.

Вторые пришли в 1995-1996 годах, когда началось движение Талибан.

Третьи пришли из-за нынешней войны, а также из-за засухи в течение последних трех лет.

Здесь, в городе Кветта, работают даже дети беженцев. Жизнь здесь почти не отличается от жизни беженцев в лагере в сельской местности. Единственное различие в том, что у них есть доступ к торговле, но они должны платить аренду и взносы за образование (в отличие от беженцев в лагерях).

Часто детям не позволяют ходить в школу, заставляя их целыми днями тяжело трудиться. В оперативном центре «дроп-ин» (Drop in - заглянуть, заскочить на минутку, a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r прим.) дети с улицы могут учиться по часу в день. Единственное время, когда они не работают, это тот один час. Центр пытается дать им какие-то стимулы, например, хлеб и чай, чтобы они приходили.

Этот центр финансируется организациями Оксфам (Oxfam) и «Спасите детей» (Save the Children). Детей учат арифметике и основным навыкам чтения и письма. Их также учат правилам гигиены, как следить за своим телом и своим здоровьем.

Доктора говорят: «Детям необходимо учиться, так как многие из них ходят и собирают мусор - это их работа». «Когда они заканчивают основное обучение, мы даем им хлеб с чаем и одноразовую аптечку».

Я встретила маленького мальчика с большими глазами и со множеством порезов на грязных руках. Он сказал мне, что его работа заключается в собирании мусора, он получает две рупии за один килограмм мусора. Две рупии равняются двум американским центам ($1 = 63,95 рупий, а 1 рупия = $ 0,0156372).

Он улыбается и выглядит таким невинным. Он и понятия не имеет, как несправедливо происходящее с ним.

Я спросила нескольких детей, собирают ли они мусор.

Большинство подняли руки. Остальные работают с родителями на рынке.

Я спросила одного ребенка: «Ты хочешь вернуться в Афганистан? » «Да, но там никогда не будет свободы».

«Кто хочет рассказать алфавит?» Они все подняли руки, каждый хочет быть первым. Выбрали одного маленького мальчика. Он стоит, воспитанно сложив руки за спиной. Очень милым высоким детским голосом он начинает:

«А, Б, В, Г... » У меня текут слезы. Но мне надо держать себя в руках. Нам надо посетить еще одну комнату.

Я стою около входа. Мне пока не разрешили войти внутрь. Я вижу кучу маленькой обуви. Я вхожу. Все улыбаются. Они все так добры к незнакомке.

«Ассаляаму алейкум».

у них такая же история. Я думаю, насколько это тяжело слушать и видеть их с их ушибами, грязными рваными одеждами, порезанными пальчиками, когда они улыбаются тебе. Они дети. Они до сих пор мечтают. Все они кажутся полными надежды, это разрывает тебе сердце.

Пока мы выезжаем из лагеря, все дети выбегают, строятся у стены и машут нам на прощание. Пока мы едем в машине, я и Захида пытаемся обсудить программы и Конвенцию по правам ребенка, - но мы плачем.

За окном дети, собирающие мусор, у меня нет слов.

Суббота, 25 августа Мы прилетели обратно в Исламабад. Такое впечатление, что с тех пор, как мы улетели, прошел месяц. Я очень устала.

Я встретилась с Бернадетт в офисе УВКБ ООН. Она отвезет нас в первое по расписанию место. Раньше Бернадетт работала в Пномпене, Камбодже, и у нее для меня была записка от Мари-Ноэль (с кем мы встретились в Камбодже). Мы разговаривали о наших друзьях в Камбодже.

(Несколько недель спустя, после того как мы попрощались в Бангкоке, Мари-Ноэль внезапно получила извещение о перемещении. Через несколько недель она работала в офисе УВКБ ООН на Шри-Ланке. Я удивляюсь, как она приспосабливается. Но внезапные переезды - обычное дело для УВКБ ООН. Это одна из сложностей их работы.) Это удивительное чувство - быть связанным с людьми во всем мире.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Уважать и ценить другие места и культуры - это очень в духе УВКБ ООН и его сотрудников. Это сущность Организации Объединенных Наций.

Служба здравоохранения Ага Хан Доктор Джавид Актар Хан - координатор программы медицинской помощи.

Половина сотрудников - профессионалы, половина - добровольцы. Последние работают за «религиозное благословение».

У всех здесь общая цель. Они оказывают помощь и пытаются вылечить афганских беженцев, живущих в городских зонах.

У УВКБ ООН едва хватает средств на оказание помощи около миллиону беженцев в лагерях. Также они не могут помочь беженцам в городских зонах - их где-то от 700000 до 2 миллионов, точно невозможно сосчитать.

Есть и маленькие группы неафганских беженцев. Число таких беженцев в Пакистане около 1700, они из Сомали, Ирака и Ирана. Они находятся в основных городах и получают ограниченную помощь от УВКБ ООН, которое обеспечивает их минимальным прожиточным минимумом, чтобы они могли оплатить еду, жилье, медицинскую помощь и образование, так же как и юридическую помощь и консультации относительно их положения. Мы вошли в комнату, где находилось около двадцати пяти женщин.

«Наши дети не могут ходить в школу».

«Многие из наших мужей и братьев не могут получить работу».

«Очень сложно платить арендную плату и за обучение в школе».

Как они вообще выживают?

Их отцы продают фрукты, а матери работают в семьях пакистанцев.

«Мы не знаем о своем будущем».

«Здесь нет будущего для наших детей».

«Десять человек живут в одной комнате».

Я спросила: «Есть ли притеснения со стороны полиции?» «Конечно. Обычно они просто пытаются забрать у нас деньги».

Мне сказали, что их постоянно просят показать их идентификационные карточки или паспорта.

Даже тем, у кого есть документы, иногда приходится платить. Один мужчина рассказал нам историю своего друга, который показал паспорт полиции, а те взяли и разорвали его прямо на глазах у этого человека. Это было его единственное удостоверение личности.

«Это наша вина - мы живем здесь незаконно. Это их страна. Поэтому что мы можем сделать? Мы не можем жить в нашей стране. Мы умрем. И что нам делать?» Я спросила: «Как вы можете описать ситуацию в Афганистане?» «Ужасающе».

«Что бы вы хотели сказать миру, мировому сообществу, ООН?» Внезапно они все начали говорить.

Женщина пере водит:

«Мы хотим мира. Мы хотим продолжать наше образование. Если однажды мы сможем вернуться в Афганистан, мы сможем помогать нашим людям».

Служба должна брать плату с женщин и детей за образование. Это очень тяжело просить деньги в такой ситуации, но это единственный способ, чтобы поддерживать школу.

«Но даже если они могут заплатить мало, все равно это хорошо. Мы будем учить их».

Женщина улыбается мне и говорит со мной очень добрым и участливым голосом, пытаясь помочь мне понять.

«Соседствующие районы не хотят, чтобы мы были здесь. Мы всегда в опасности».

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Другая женщина говорит: «Мы здесь уже восемь лет. Мои дети не получают образования уже восемь лет. У них нет будущего».

«ООН должна помочь нам. Пожалуйста, нам нужна помощь. Иначе здесь невозможно жить».

Как вы объясните этим женщинам, что попросту не хватает средств? Внешний мир хочет помочь только на выделенные суммы.

«Но, по крайней мере, тут, в Пакистане, мы живы. Хотя у нас и есть множество трудностей, мы благодарны за то, что живы».

Мы встретились с детьми. Я встретила восьмилетнего мальчика. Когда он улыбается, видно, что у него нет двух передних зубов.

Я спросила его: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» «Доктором!» «Ты работаешь?» «Да, я делаю ковры».

Он показывает мне большой порез на пальце.

Все дети одновременно встают. Своими детскими голосами они говорят: «Добрый день, мисс», а когда я уходила: «До свидания, мисс».

Беженцы вынуждены учиться в разные смены между семью утра и десятью вечера.

Взрослые учатся по вечерам.

Меня пригласили в местный театр, где дети и подростки играли пьесу о мальчике, который не хотел ходить в школу.

Он ходил вокруг сцены с плеером в ушах и плохо себя вел. Спустя какое-то время все другие дети убедили его в том, как здорово может быть в школе. Пьеса одновременно была смешной и серьезной, а также очень хорошо сыгранной.

Потом был музыкальный концерт, где они играли традиционную и современную афганскую музыку.

Эти художественные программы были специально организованы для беженцев.

Всем детям, которые играли, танцевали и пели, было от трех до семнадцати лет.

Я поняла не только, как важно для них это представление, но и то, что в Афганистане у них такого не будет. Все пьесы, кино, телевизор, танцы и музыка запрещены - на все наложен запрет Талибан.

Я хочу понять, чем отличается Коран от его толкования Талибаном? Я думаю, что для всех нас важно знать и понимать разницу.

Воскресенье, 26 августа Я на борту самолета, летящего в Женеву.

Все закончилось.

Были моменты, когда я чувствовала, что сбежала из ада.

Сейчас меня вытащили из этого кошмара, и я немного пришла в себя.

Я встретила так много хороших людей, которые выживают в этих ужасных условиях.

Кажется, я не могу мыслить ясно.

Мне потребуется некоторое время, чтобы прийти в себя после этой поездки, и, конечно, я надеюсь, что никогда этого не забуду, что это не пройдет для меня бесследно.

Разум хочет забыть, потому что это причиняет боль и лежит огромным грузом на душе и сердце.

Я устала плакать и ощущать такую беспомощность. Я снова хочу начать дышать свободно. Затем я сделаю все, что смогу, чтобы помочь этим людям. И как я могу не помочь, когда я встретилась с ними, когда я сама их видела.

Постскриптум a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Спустя две недели после того, как был написан этот журнал, было 11 сентября года. Шокирующий трагический день, вне всяких слов. Мир пришел на помощь жертвам и членам семей, пострадавшим в Нью-Йорке.

Не забывая о тех афганских семьях, с которыми я общалась всего несколько недель назад, я настаивала на том, что им нужна помощь, и я лично делала пожертвования. В.

последующие дни я получила три угрозы, включая телефонный звонок (как он узнал мой номер, до сих пор остается для меня загадкой). Мужчина сказал, что все афганцы должны страдать за то, что сделали в Нью-Йорке, и что он желает смерти всей моей семье. Я понимаю, что эмоции переполняют. Это было трудное время для всех.

Два года спустя в Нью-Йорке перестраивают то место, где раньше стояли Башни близнецы. УВКБ ООН помогли 1,9 миллиона людей вернуться в Афганистан. И все же потребуется много времени и сильной постоянной помощи от международных организаций, чтобы восстановить эту страну.

Миссия в Эквадор 6 июня 2002 года я совершила поездку в Эквадор с целью ознакомиться с положением беженцев, находящихся в ведении Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), и оказать им помощь.

В Колумбии, без преувеличения, сейчас самый серьезный гуманитарный кризис во всем Западном полушарии, и проблемы, связанные с условиями перемещения внутри страны, одни из худших в мире. Официальная правительственная статистика приводит число внутренне перемещенных лиц (ВПЛ): 720000 человек с 1995 года, в то время как неправительственные организации (НПО) оценивают приблизительное число ближе к миллионам. Согласно Ассоциации финансовых институтов, 158 000 колумбийцев покинули страну в прошлом году. Тысячи из них обратились в страны Латинской Америки, Северной Америки, Европы и в другие с просьбой о присвоении им статуса беженца. Хотя главной обязанностью УВКБ ООН во всем мире является защита беженцев, по приглашению правительства Колумбии УВКБ ООН сотрудничает с НПО в Колумбии с 1999 года.

После краха мирного процесса в феврале 2002 года усилились столкновения между левыми партизанами и правым крылом военизированных формирований, что привело к большому перемещению людей и принесло несказанные страдания мирному населению.

Второго мая произошел инцидент, который потряс мир. 119 человек, включая 48 детей, погибли в северо-западном районе Бойайа, когда кто-то выстрелил из самодельного миномета в церковь, полную мирных жителей, бежавших от военных действий. Двадцать шестого мая 53% колумбийских избирателей проголосовали за Альваро Урибе Велеза, нового президента. Мистер Урибе, • который при ступит К исполнению своих обязанностей в августе, пообещал принять строгие меры против FARC (Revolutionary armed forces of Columbia) - Революционных вооруженных сил Колумбии - и других нерегулярных вооруженных формирований и тем самым поставить точку в сорокалетнем конфликте.

Четверг, 6 июня, 7 часов утра Ожидая самолет в аэропорту Лос-Анджелеса, я поняла, что прошло уже более девяти месяцев с тех пор, как я последний раз совершала полевой визит. Я много ездила, когда могла, но духовно я чувствовала, что мне чего-то не хватает. Не хватает побега от этого a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r материального мира. Не хватает напряженной, сосредоточенной жизни, где каждый думает о своем выживании или о выживании ближнего, элементарном выживании, и о борьбе за свою семью, страну, свободу.

Это будет моя первая ночь, проведенная вдали от моего сына Мэддокса, впервые с того момента, как мы приехали домой три месяца назад. Было немного забавно, как я волновалась, когда целовала его на прощание. Он остался с моей мамой и братом. Я поняла, как важна семья.

И те друзья, которые для тебя как семья.

И те редкие случаи, когда незнакомые люди становятся семьей, как, например, те гуманитарные работники, с которыми я собираюсь встретиться. Все, с кем я собираюсь встретиться. Они не родственники - но семья. Они борются за жизни людей, с которыми даже не знакомы. Можно понять, почему они быстро заводят новых друзей.

Эквадор - одна из самых маленьких стран в Южной Америке. Она немного меньше Невады, общей площадью 276 840 квадратных километров (106 476 квадратных мили).

Она граничит всего с двумя странами: с Перу на юге и юго-востоке, и с Колумбией на севере. Самая высокая точка - Чимборазо - находится на высоте 6 267 метров ( футов). Эквадорская гора Котопакси в Андах самый высокий действующий вулкан в мире.

Население Эквадора 13184 000 человек, из которых 65% метисов (индейцы и испанцы), четверть индейцев, 7% испанцев и 3% афроамериканцев. В Эквадоре 22 провинции, страна получила независимость от Испании в 1822 году.

Когда самолет приземлился, нас тепло встретили сотрудники ACNUR - УВКБ ООН по-испански. Действительно, как мне сказали сотрудники УВКБ ООН: «Ты будешь чувствовать, что у тебя есть семья во всем мире». Заброшенные в разные места, имеющие одинаковые цели в силу схожих причин. Я думаю, что если их спросят, почему, они все ответят: «Беженцы или перемещенные люди - одни из наиболее обделенных людей в мире». И если ты встретился с ними, то видишь, что они одни из самых сильных, самых красивых и самых способных людей в мире. Удивительные люди, борющиеся за выживание.

Местные сотрудники посетовали на то, как сложно привлечь мировое внимание к этим местам. Борьба и война в Колумбии, продолжающиеся уже сорок лет, кажется, только усиливаются. В новостях показывают насилие, но не его жертвы. Не людей. Не семьи.

Здесь нет больших лагерей. Все распределены по приютам.

Мне также сказали, что очень сложно заставить беженцев говорить, разрешить доступ СМИ, потому что беженцы боятся воинствующих сторон, которые с легкостью пересекают границу и хотят, чтобы те молчали. Мне сказали: «Это не паранойя - многие были убиты».

Ночью, как только мы приехали, меня сразу же отвели в мою комнату в доме для гостей. Я нашла лишние одеяла и обогреватель. Я рада, что здесь прохладнее, чем я ожидала. Я думаю, что они это знали. Местные девушки принесли мне пончо, на случай если я замерзну.

Пятница, 7 июня, 7:15 утра Уже за завтраком мы начнем информационное совещание.

Первый офис УВКБ ООН в Южной Америке был основан в Аргентине, в Буэнос Айресе, чтобы помочь жертвам институциональных нарушений в регионе. В 70-х годах УВКБ ООН открыло региональный офис в Перу, в городе Лима. В течение 90-х годов был открыт новый региональный офис в Каракасе, в Венесуэле, чтобы обеспечить убежище в северной части Южной Америки и Панаме для жертв внутреннего колумбийского конфликта. Ситуация ухудшилась, что привело к открытию офисов УВКБ ООН в Боготе и трех других провинциях Колумбии. В 2000 году был создан другой офис УВКБ ООН в городе КИТО, в Эквадоре.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Мне сказали, что людей в Колумбии перемещают каждый день. Кто-то добавил: «И каждый день убивают». Мне сказали, что я замечу отличие от других стран, в которых побывала. В основном здесь живут небольшими группами городские беженцы.

Большинство из них имеют профессию. Это не фермеры. Я думаю, это такие же люди, как и вы, читатели этой книги.

Все подразделения ООН работают вместе, это как «общий дом». Специализированные агентства ООН пытаются даже занимать совместные офисы на местах. В городе Кито офисы УВКБ ООН и других агентств ООН расположены в одном здании для всех кажется очевидным, что надо работать рука об руку, но не всегда так бывает. Мне сказали, что Генеральный секретарь является горячим сторонником этой идеи. Мировая продовольственная программа (WFP - World Food Program), Программа развития ООН (UNDP - United Nations Development Program), ЮНИСЕФ (UNICEF - United Nations Children's Fund) и УВКБ ООН - все агентства ООН работают вместе.

Но в большинстве демократических стран так не делается;

видимо, это редкость.

Колумбия является демократической страной, но агентства вроде УВКБ ООН, Красного Креста и других должны оказывать помощь в защите людей.

В утреннем разговоре очень часто повторялось слово защита. Защита около двух миллионов гонимых беженцев является основной задачей УВКБ ООН. Организация осуществляет ее разными способами. Используя Женевскую конвенцию 1951 года по правам беженцев как основной инструмент, УВКБ ООН гарантирует основные права человека, а также то, что беженцы не будут насильственно отправляться обратно в страну, где они столкнулись с преследованием. Уже достаточно долго УВКБ ООН помогает мирным жителям репатриироваться в свою страну, интегрироваться в странах, предоставляющих убежище или переселяться в страны третьего мира. Используя мировую коммуникационную сеть, УВКБ ООН также стремится обеспечить хотя бы минимум еды, воды, приюта и медицинской помощи в местах массового переселения беженцев.

Я ошеломлена сложностью ситуации. Я нахожусь в некотором замешательстве, но одно я могу сказать уже сейчас: мне кажется, что есть много вещей, которые я должна была знать раньше. Необходимо, чтобы гуманитарный кризис, настолько сильный, насколько очевидный, а также нарушения прав человека нашли освещение в СМИ, чтобы все мы знали об этом.

Семьдесят четыре процента территории Колумбии находится под контролем партизан и военизированных формирований. (Основная часть сорокамиллионного населения живет в 25 процентах основных городов, до сих пор управляемых демократическим правительством.) Неконтролируемы в основном приграничные зоны, на которые приходится основной нелегальный оборот наркотиков, нефти, кофе, изумрудов. Но кто покупает это? Кто покупает этот «экспортный товар»? Кто поддерживает повстанцев?

В этих семидесяти четырех процентах страны влияние правительства отсутствует или является очень слабым. В этих районах не существует никакой стабильности.

Католическая церковь является здесь одним из основных партнеров УВКБ ООН. То же самое можно сказать применительно ко всей Южной Америке.

В этот раз я приехала с визитом только в Эквадор, но мне напоминают, что я вижу лишь малую часть огромной работы. В Венесуэле и Эквадоре, граничащих с Колумбией, а также в самой Колумбии есть офисы УВКБ ООН. Панаме они тоже оказывают помощь, но граница с этой страной представляет собой болота и джунгли, одно из самых непреодолимых мест на земле. Также УВКБ ООН оказывает поддержку Перу, но на границе находятся джунгли, так же, как и на границе Колумбии с Бразилией.

Еще немного информации: в год здесь происходит 3 000 случаев убийств и похищений. В среднем девять-десять человек в день.

Несмотря на то, что за последние три года все больше и больше людей бегут в Колумбию, основная часть - гражданские жертвы конфликта - остается в стране. Высоко число перемещенных внутри страны лиц (ВПЛ). Кажется, что получить помощь и a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r достоверную информацию становится все сложнее. Возможно, международному сообществу сложно правильно оценить ситуацию. По последним данным, внутри страны в день перемещается от 500 до 900 человек. Я спросила, почему они остаются в стране.

Сотрудник УВКБ ООН сказал, что единственная причина в том, что в Колумбии им легче найти работу.

Продолжающийся долгое время вооруженный конфликт унес сотни тысяч жизней и заставил покинуть свои дома более 1,5 миллиона человек. Тысячи убежали в соседнюю Венесуэлу, Панаму и Эквадор. В 2001 году колумбийцами было подано 2000 запросов на предоставление убежища в Эквадоре по сравнению с 30 в 2000 году. В течение первой половины 2002 года было зарегистрировано 2198 запросов о предоставлении убежища.

Согласно Официальной статистике, за период январь-май 2002 года колумбийские беженцы находятся на седьмом месте по объему поданных заявок на предоставление убежища.

Четыре года назад президентская кампания победила благодаря обещаниям мира. В феврале прошлого года мирный процесс развалился. Выборы были выиграны разговорами о войне, об использовании силы для наведения порядка. Я могу себе представить, как этот новый способ повлияет на судьбы людей. В любом случае гуманитарные работники готовятся к ухудшению конфликта.

Я посетила офис УВКБ в церкви, чтобы встретиться с ищущими убежище или с теми, кто уже получил статус беженцев, чтобы послушать их истории. Ерта Лемос является главой Комитета по делам беженцев, одного из партнеров УВКБ ООН в Кито. Она говорит, что рада быть миссионером. У нее приятная улыбка, и она носит кольцо с распятием на пальце, на котором обычно носят обручальные кольца. На стенах висят постеры УВКБ ООН с фотографиями детей из различных частей света. Один ребенок выглядит в точности, как Мэддокс.

Ерта объясняет нам, как работает этот офис. Он открывается в 7 утра, чтобы начать принимать людей, обращающихся за убежищем. Самые худшие случаи - это когда людей преследуют военизированные группы. В основном обращаются родители или одинокие дети. Много случаев, когда обращаются люди, которых пытали.

«Эти случаи, помимо всего прочего, требуют эмоциональной и духовной поддержки», - говорит она.

Сначала проходит краткая консультация: надо выяснить, ищут ли они убежище. Если да, то они начинают заполнять документы, чтобы заявить о своем случае. Затем идет серия консультаций. Каждый день в офис приходит около двадцати пяти или тридцати дел. Все случаи разные. Например, мать и семь детей: значит, в этом деле уже восемь человек. Офис тесно сотрудничает с правительством Эквадора, представляя тех, кто ищет убежище.

Через окно я вижу людей, пришедших на консультацию. Я видела людей, ищущих защиты, но эти кажутся особенно подавленными, сломленными. Язык тела говорит о том же: голова немного опущена, руки крепко сжимают бумаги или пакет, в котором находится все, что у них осталось.

Мы прошли по коридору, полному людей. Один мужчина водит взад и вперед своего плачущего ребенка. Несколько детей сидят вдоль стены. Не могу точно сказать, но кажется, что они без родителей.

Мне сказали, что сейчас я встречусь с человеком, чью жену и детей убили у него на глазах. «Он очень травмирован, но понемногу приходит в себя». Ерта вышла, чтобы привести его. Я нервничаю.

Он невысокого роста, одет в черно-серый свитер и рабочую рубашку. Заметно, что он старался хорошо одеться;

даже имея так мало вещей. В его свитере много дырок. Его волосы зачесаны назад, и у него очень грустные глаза. Наверное, ему за пятьдесят. Доброе лицо. Симпатичный мужчина. Очень обходительный.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Он объяснил, что он из того же района, в котором три недели назад произошла еще одна бойня. Его несколько раз просят говорить помедленнее, чтобы они могли переводить.

У него была маленькая кукурузная ферма. Мне кажется, он говорит так быстро, потому что воспоминания причиняют ему боль. Он хочет быстрее пройти через это. «У меня был даже джип», - говорит он. Партизаны начали вымогать у него деньги.

Кажется, он начинает нервничать. Может быть, из-за того, что я записываю? Я попросила перевести ему, что я не буду писать его имени и что мы просто хотим, чтобы люди поняли ситуацию в его стране.

Он продолжает. Военизированные группы пришли в его деревню и завязали бой с партизанами. Позже партизаны обвинили жителей деревни в поддержке военных.

Началась бойня. Семьдесят человек в деревне было убито. «Мы не уверены, - говорит он, партизаны ли это были». Он немного дрожит, когда говорит, и трет свои ладони.

Ему задали вопрос на испанском. Внезапно у него на глаза навернулись слезы, и он не смог сказать ни слова. Вильям объяснил: «Я спросил его, как была убита его семья». Я смотрю на того мужчину, а он смотрит на меня, как будто говоря: «Пожалуйста, не заставляйте меня говорить об этом».

Я перестала записывать. Он пытался сдержать слезы. Вильям сказал ему, что все в порядке. Он может говорить, о чем хочет. Мужчина извиняется. Вы можете себе это представить?! Кто-то извиняется потому, что не может объяснить, как была убита его семья.

Он встает, задирает рубашку и показывает нам два пулевых ранения. Сейчас на месте ран небольшие шрамы, размером в пять центов. «Сестры помогли организовать медицинскую помощь. Это было три года назад».

«УВКБ ООН помог мне начать небольшой бизнес, и я открыл свое кафе. Дела налаживаются. Когда я пришел, все, что у меня было, - это только одежда, которая была на мне».

Он говорит, что незаконные вооруженные формирования находятся где-то в Эквадоре.

Здесь он получил письмо с угрозой.

«Мы не убили тебя в Колумбии, мы убьем тебя здесь».

Я спросила его, почему они считают, что такие люди, как он, представляют опасность.

Потому что он был кем-то вроде местного авторитета в своей старой деревне, и там были убиты партизаны. Он вытаскивает старый, потертый кошелек и разворачивает бумагу, которая явно представляет для него ценность. Это официальный документ. Это доказательство того, что он подавал жалобу и беспокоится о своей безопасности. Другое письмо запрашивает переселение в другую страну, так как он не чувствует себя в безопасности в Эквадоре.

Мы поблагодарили его за беседу. Он поблагодарил нас за то, что выслушали. Когда он уходил, он улыбался. Вильям извинился за то, что заставил его вспомнить печальные моменты его жизни. Он собрал наши чашки из-под кофе. Я думаю, что по привычке. Он вытер стол так, как если бы он обслуживал нас в ресторане.

Несколько минут спустя он вернулся и вручил мне маленькую тарелку с едой. Вильям сказал: «Он приготовил это, чтобы угостить нашего гостя». Он улыбнулся. Я не знала, что сказать.

Следующей вошла женщина, она принесла свечи и икебаны из цветов, чтобы показать, чем она зарабатывает на жизнь. Она достала фотографии своего сына. На одной из них ему три года. «Когда мы приехали». Другая фотография - это школьная идентификационная карточка. «Сегодня ему восемь лет». Ее муж был юристом. Очень видная семья. Ее кузен был кандидатом в президенты. «Его убили». Ее муж расследовал это дело.

«Он получал письма с угрозами о том, что он не должен больше этим заниматься». Мы спросили почему.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r «Торговцы наркотиками были одними из тех, кто ему угрожал, поэтому дело касалось и того, чтобы остановить их деятельность. Мой муж не отвечал на угрозы и продолжал защиту. Затем они убили его брата. Правительство дало нашей семье охранников. Потом стало известно, что торговцы наркотиками дали деньги телохранителям, чтобы те убили нас. Тогда мы сбежали. Когда мы приехали, мой муж не смог работать. Здесь другие законы, и мы сами не отсюда. Мне надо было кормить семью, поэтому я вспомнила, как все это делается».

Она указала на свечи и икебаны, которые принесла с собой. «Сестры в этом лагере помогли мне начать производство, чтобы я могла зарабатывать на жизнь».

Она продолжает: «Мой муж заболел и умер».

Она хотела продолжить свой рассказ, но расплакалась. Кажется, она не может остановиться. Сейчас она говорит очень быстро. Я спросила Вильяма, о чем она говорит.

Она говорит о том, что пыталась заработать достаточно денег на лекарства.

Когда он умер, она осталась вдвоем с сыном. Она продолжает говорить, но смотрит в окно, и слезы текут по ее лицу. «Мой муж умер 16 сентября».

Мы пытаемся поговорить с ней о чем-нибудь другом, чтобы отвлечь ее от болезненных воспоминаний. Мы говорим о ее цветах. Я купила у нее несколько икебан, чтобы украсить домик для гостей УВКБ ООН.

Потом мы встретились с мальчиком, который только что приехал из Колумбии. Он представился, но я снова опускаю его имя ради его безопасности. Четырнадцатого июня ему исполнится шестнадцать лет. Он крутит в руках свой рюкзак. У него большие широко открытые карие глаза.

«У меня есть два брата, одному семнадцать, другому пятнадцать. Сейчас мы живем здесь с нашей тетей, они из Эквадора. У нас нет отца. В январе 2000 года мою мать заставили присоединиться к партизанам. Они разрешали нам навещать ее каждые три месяца, в мае и июне 2000 года. Они заставляли ее обучать их компьютеру и письму.

Когда мы приходили к ней в прошлый раз, командир пытался заставить меня остаться и присоединиться к войскам. Моя мать отговорила их тогда, но просила меня передать бабушке, чтобы мы уезжали. Бабушка продала все наше имущество, чтобы переехать. Три месяца спустя мы услышали о том, что наша мать исчезла, бежав от партизан, а также и от полиции, потому что теперь они и ее считали партизанкой».

Я заметила, что его рука темно-красного цвета. Возможно, родимое пятно? А может быть, ожог.

«В апреле прошлого года умерла моя бабушка. В Эквадор мы попали незаконно. Но нам пришлось так сделать, у нас не было паспортов. Мы были очень напуганы. Я до сих пор еще не могу ходить в школу».

Я спросила его, кем он хочет быть, когда вырастет, нравится ли ему спорт?

«Да, когда я пойду в школу, я буду хорошим учеником. Я хочу быть образованным. Но сначала я должен помочь своим братьям и только потом себе».

Затем в комнату вошла женщина, очень взволнованная. Она извиняется. Только что она говорила с сестрами о том, почему покинула Колумбию. Она нервно крутит кольцо на своем пальце. Она была вынуждена уехать из Колумбии, так как военизированные группы убили ее мужа, у нее девять детей: пять мальчиков и четыре девочки.

«Они вытащили моего мужа из дома, протащили его несколько кварталов и там убили.

Нам сказали, что у нас всего два часа, чтобы уйти. Мы пошли на автобусную остановку, где какой-то мужчина заметил, что мы плачем. Он посочувствовал нам и дал немного денег, чтобы мы могли на автобусе доехать до границы. Мы с детьми бежали через границу. Мужчина, ехавший в грузовике, остановился и спросил, что у нас случилось. Я рассказала ему, и он посадил нас в кузов своего грузовика и накрыл тентом. Я продала все драгоценности, что у меня были, и мы смогли заплатить за мотель и немного еды.

Несколько дней спустя владелец отеля дал нам конфеты на продажу, чтобы мы могли a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r продать их на автобусной остановке и заработать немного денег. Я встретила другого жителя Колумбии, который рассказал мне об этом месте, где можно попросить убежища».

Затем она пришла сюда. Это было в прошлом декабре. «Теперь я нахожусь здесь на законных основаниях, я могу работать уборщицей. Я плачу арендную плату за небольшую комнату, где мы живем с детьми».

Она вытаскивает бумагу - это сертификат, подтверждающий то, что ее заявление о статусе беженца было принято. «Наконец-то мои дети смогут постоянно ходить в школу».

Она очень рада, что люди здесь все очень добрые и отзывчивые. «Я благодарна людям Эквадора».

*** Когда мы возвращались в машину, два человека, с которыми мы только что разговаривали, сказали, что они очень огорчены смертью монахини, которая им помогала.

Монахиня погибла в автомобильной катастрофе. С ней были еще три монахини, выжила только одна. Авария произошла из-за отказа тормозов. Организация монахинь Бразилии работала здесь двадцать лет. Сестра, с которой я только что встречалась, получила письмо с угрозой, в котором говорилось, что тормоза были специально поломаны, чтобы убить ее сестер, и что это послужит ей предупреждением. Смысл в том, чтобы перестать помогать колумбийцам.

Мы разговариваем за ланчем.

В основном все беженцы - замечательные люди, но они всего лишь люди. И их миллионы. Поэтому, конечно, многие оказываются травмированными, они не могут пройти через все эти ужасные ситуации и остаться в здравом уме. Случается, что беженцы нападают на сотрудников УВКБ ООН.

Одна из историй была о мужчине, который во второй раз подал заявление об убежище, после того, как ему было отказано. (Причиной могло быть, например, уголовное прошлое.) Он внезапно вытащил канистру с бензином, вылил все на себя и на сотрудника УВКБ ООН и поджег. К счастью, на работнике был кожаный плащ, и он смог высвободиться от державшего его мужчины. Оба выжили, но с сильными ожогами. Позже этот сотрудник получил письмо от мужчины, который пытался его убить, с извинениями и объяснениями того, как отчаянно он просил о помощи. Но, как они говорят, помни, что на одного такого человека приходится тысяча, которые остаются добрыми и терпеливыми.

Которые мирно живут без всякой агрессии.

Разговор зашел о женщине, которая делает икебаны, и которая рассказала о смерти своего мужа и о том, как тяжело было достать деньги на лекарства. Во время ланча мне сказали, что кто-то, кто знал дело ее мужа, сообщили, что он был действительно болен и осознавал, какой обузой он стал. Поэтому он совершил самоубийство...

Мы остановились около рынка-выставки Отавалос (товары и ремесленные изделия).

Это очень знаменитый рынок в этой части мира. Я купила шахматы ручной работы, фигуры которых изображали испанцев и индейцев. Еще я купила свитер из шерсти альпаки для Мэддокса. Удивительные, красивые, волевые, сильные лица мягкого темно коричневого цвета, загорелые на солнце. Их руки говорят о том, что жизнь полна тяжелой работы. Многие мужчины носят мягкие фетровые шляпы с длинными черными кисточками по краям. Женщины одеты в широкие хлопковые платья, украшенные вышивкой цветов. Эти люди – успешные торговцы;

известно, что они торгуют с Нью Йорком.

Маленькие гитары, сделанные из панциря броненосца.

На улице они играют в теннис, как они это называют, но у них нет ракеток, и они отбивают мячик руками. Пока я наблюдаю за ними, сидящий рядом мужчина играет на гитаре троим своим детям. Простая, но в то же время богатая история и культура. Простая из-за их честного и прямого образа жизни. Просто гуляя среди них по улицам, начинаешь a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r чувствовать себя лучше, чем дома. Есть в этом что-то удивительное и приятно отличное от того, к чему мы привыкли. Когда мы уезжаем, кто-то говорит: «Здесь в Имбабура основным блюдом является гвинейский поросенок. Мясо маринуется накануне ночью, затем они запекают его в арахисовом соусе. Лучше, чем кролик, не такой жирный».

Я до сих пор не знаю, что об этом думаю.

Мы получили очередной звонок по поводу багажа Лионелло. Багаж находится в Милане и прибудет только в 11 вечера. Ему придется вернуться обратно в Кито, это два часа пути. Какое-то время спустя снова позвонили и сказали, что багаж сегодня не прибудет вообще.

Суббота, 8 июня Я проснулась в 7 утра. Холодно. Прошлой ночью Италия играла в футбол. У нас в группе УВКБ ООН два итальянца. Попытка узнать счет матча получилась весьма забавной. Сначала им сказали, что итальянцы выиграли со счетом 2:0, потом, что проиграли 1:2. Мы до сих пор не знаем точно.

Некоторые из нас проспали, и их пришлось будить. Мне сказали, что это из-за того, что мы находимся на большой высоте. Также это является причиной икоты. Я как раз икала. Странно.

Я скучаю по Мэддоксу. Я не представляю, как сотрудникам ООН не позволяют привозить с собой семью. Они месяцами не видят своих детей. Если вы спросите у них об этом, они ответят, что для них это очень тяжело. У всех есть фотографии, но потом они говорят, что люди, с которыми они работают, - беженцы;

многие из них потеряли своих детей. А они, по крайней мере, знают, что их семьи находятся в безопасности.

Сейчас мы поехали в полевой офис УВКБ ООН, находящийся в городке Ибарра. Он небольшой, и они делят его с местной церковью.

Сейчас мы в непосредственной близости от колумбийской границы. Ближе подъехать нельзя: это слишком опасно. Это первое место, куда попадают беженцы, пересекая границу. Этот офис открыли в октябре из-за растущего числа людей, бегущих из Колумбии. В ведении офиса находится 250 километров границы, и он постоянно сотрудничает с полевым офисом в Колумбии.

Многие молодые люди, которые не хотят участвовать в войне, пересекают границу.

Это служит основной причиной для открытия проектов, ориентированных на профессиональное обучение, которое позволит обучаемым впоследствии самим зарабатывать на жизнь. Чтобы предоставить им дальнейший выбор в жизни.

Я встретилась с еще одной сестрой из Бразилии, которая тоже носила распятие на кольце на безымянном пальце. В 1998 году епископ Ибарры начал пытаться помочь насильственно переселяемым в Ибарру людям. Епископ попросил сестер о помощи. Число мигрантов сейчас еще выше, чем в 1998 году.

В этом офисе, как и в большинстве других офисов УВКБ ООН, работают социальные работники, адвокаты, офицеры защиты, добровольцы, служащие программы и регистрации, люди со всего мира. Они подготовили специальный «безопасный дом», который я посещу позже.

В период с января по июнь 2002 года здесь было более 4000 беженцев, в том числе 3000 ищущих убежище.

УВКБ ООН замечает возрастающее количество несовершеннолетних, избегающих насильственного призыва в армию. Мне сказали, что сейчас я встречусь с их друзьями из Колумбии. Это семейная пара с маленьким ребенком (наверное, ему года четыре) и еще какой-то мальчик, который, кажется, сам по себе. У мужчины с собой гитара. Я снова обещаю не использовать их имена в своем журнале. Они кивают в знак согласия, говоря:

«Да, это важно». Несмотря на то, что они находятся здесь, они опасаются за себя. Эта пара показывает мне на карте, где они жили в Колумбии. Чтобы уехать из Колумбии, a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r необходимо преодолеть много препятствий. Каждые десять километров военизированные группы устраивают проверочные пункты, а через следующие десять километров проверочный пункт партизан. У военных есть список тех, кто должен умереть, и они проверяют документы. Иногда они сжигают машины или просто убивают людей. Иногда из семьи в восемь человек на место прибывают только трое. Из-за этого много людей приезжают шокированными.

«Мы ушли из дома 10 октября прошлого года. Партизаны угрожали моему мужу».

Они сказали что-то на испанском, и все заулыбались. Они протестанты. Тогда ночью у них был пост накануне праздника. На ночь они уходили из дома. Когда они вернулись, то обнаружили, что их дом сожгли. У УВКБ ООН есть фотографии.

«У нас три сына и одна дочка. Все, что не сгорело, мы отдали своим детям».

Они улыбаются, рассказывая свою историю. Маленький мальчик сидит на коленях сотрудника и жует банановые чипсы.

«Что нам оставалось после того, как они сожгли дом?».

Они прибыли в Ибарру 22 октября.

«Мы любим нашу страну, - говорит она, но еще больше мы любим свою жизнь».

Следующими входят мужчина с гитарой и его жена. Он управлял маленькой фермой.

«Она мне не принадлежала, я был управляющим».

Ворвались вооруженные люди. То ли военные, то ли партизаны. Никогда не знаешь, кто есть кто, потому что они не носят никакой формы.

Иногда они могут просто остановиться и сказать: «Дай нам что-нибудь поесть». Я всегда отвечаю «да», И не спрашиваю, кто они. Двадцать пятого октября к дому подошли трое мужчин и попросили еды. Я не знал, что кто-то из враждующей группы следил за домом. Я шел по дороге в магазин, и меня остановили двое мужчин. Было семь часов вечера, немного темно, но я заметил за ними еще несколько человек.

Они сказали: «Ты помогаешь партизанам». Тогда я понял, что это военные.

«Выверни карманы», - сказали они.

Я так и сделал и положил все на землю.

«Подними свою идентификационную карточку». Они забрали ее.

«Теперь мы можем выследить тебя по всей Колумбии. Мы можем убить тебя».

(Это обычное дело для военных забирать идентификационные карточки. У них есть компьютерная база данных и агентурная сеть по всей стране).

Они сказали, что у меня есть двадцать четыре часа на то, чтобы убежать, иначе они сожгут весь дом вместе с моей семьей, пока мы спим. Поэтому я ушел со своей женой и сыном Фернандо».

Когда он произнес это имя, ребенок поднял голову и улыбнулся. У него кашель.

«К счастью, мы знали нескольких людей в Эквадоре, поэтому остались там на восемь дней».

«Вы не хотели оставаться рядом с границей?» Это я спросила. Все засмеялись.

Мальчик сказал, что он слишком напуган, чтобы говорить. Одно из вооруженных формирований пыталось завербовать мальчика, ему тогда было очень тяжело.

Мужчина хочет сыграть песню на своей гитаре.

В связи с выборами усилилась насильственная вербовка людей. Я не знаю или не понимаю позицию УВКБ ООН по отношению к этой ситуации, но я думаю, что всем ясно:

различные группы пытаются создать свои армии, готовясь к войне.

Они проводили нас до машины. Семьи пожимают мне руку и говорят спасибо. Но я плохо себя чувствую - я не сделала ничего, чтобы помочь им.

Наша следующая остановка - столярная мастерская, профессиональное обучение.

УВКБ ООН одолжило денег Хосе при условии, если он согласится обучать и нанимать на работу других беженцев.

Отец избранного президента Колумбии был убит при попытке похищения членами FARC. Поэтому у него были причины для ненависти. Некоторые люди беспокоятся, что a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r будет еще больше военных действий. Насилие порождает только одно - еще большее насилие.

Многих мужчин здесь зовут Хосе. Они шутят, что Хосе в Южной Америке то же самое, что Мухаммед в арабских странах. Я встретилась с человеком по имени Хосе. У него был мебельный магазин, когда он жил в Колумбии.

Это место было основано в феврале. В марте они начали работать. Хосе очень горд:

они уже сделали пять комплектов. У них проблемы с продажами, нет места для витрины.

«Они могут более успешно торговаться, зная, что мы беженцы и отчаянно хотим продать».

Снаружи у них есть склад. Они не считают это плохим образом жизни. «Мы хотим поддерживать надлежащие навыки, рабочие места».

Они уже пытаются связаться с большими магазинами в городах. Колумбийцы очень предприимчивые люди.

Мы подходим к группе молодых ребят, неуверенно стоящих в углу. Один мальчик - он новенький - слишком стесняется, чтобы говорить. Двум близнецам я дала фотоаппарат Полароид - поиграть. Они гордо фотографируют друг друга, держа футбольный мяч, который мы принесли. Хосе показал нам место на задворках, где они выращивают свеклу, морковь и салат-латук. Он говорит о том, как можно обеспечить еще больше рабочих мест.

«Я знаю, что тем, кто недавно приехал, очень трудно найти работу, и даже когда ты получаешь статус беженца, это все равно сложно. Мы не хотим, чтобы люди ходили и попрошайничали».

Я спросила его, как он попал сюда и стал беженцем. «К счастью или нет, я заключил контракт на изготовление мебели для армии. Партизаны рассердились».

Затем, как обычно, ему угрожали. У него было двадцать четыре часа, чтобы уйти.

«Я взял чемодан. Я потерял все. Я посадил семью на самолет. К счастью, у меня были на это деньги».

Ночью он уехал на мотоцикле.

«Меня остановили люди с фонариками. Я увидел, что они носят такие же ботинки, как партизаны. Я подумал, что это партизаны. Меня трясло. Я дал им документы, когда они попросили. Я ни о чем не спрашивал. Я солгал и сказал, что у меня назначен прием у доктора очень рано утром, поэтому я вынужден ехать ночью. Они проверили. Потом я понял, что они военные. Меня не было в их списках».

Военные предупредили его, что недалеко находится контрольной пункт партизан, и сказали ему, чтобы он был осторожнее. Он был напуган, но продолжил свой путь и успешно доехал.

«Слава Богу».

Я спросила его, хотел бы он вернуться в Колумбию.

«Я думаю, что любой колумбиец хочет вернуться в Колумбию. Но там должен быть мир. Мои детишки ходят в здешнюю школу, и я очень этому рад».

Один маленький мальчик сказал, что, возможно, он присоединится к УВКБ ООН, когда вырастет. «У тебя все отлично получается», - сказал Вильям.

Хосе ответил: «Когда у тебя есть добрая воля, и ты усердно работаешь, ты справляешься».

Уезжая, я замечаю нового мальчика, очень тихого, облокотившегося на дверь мастерской. Я помахала рукой на прощание. Он слегка помахал мне и вошел внутрь.

Сейчас мы уезжаем в «безопасный дом», как они его называют.

В целях безопасности нигде нет знаков ООН, флагов или каких-то пометок на фасаде дома. Люди остаются здесь в среднем на десять-пятнадцать дней и никогда больше месяца. Дверь открылась, маленькая девочка лет двух в беленьком платьице вышла на порог. Это место для одиноких женщин с детьми. Все люди, живущие здесь, работают вместе. У каждого здесь есть ежедневные обязанности, поэтому они могут сами о себе a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r позаботиться. Они сами управляют этим местом. Здесь есть комната, где стоят девять двухъярусных кроватей (мужчины и женщины живут в разных комнатах). Внутрь я не вхожу. Один мужчина выглядит очень больным и лежит в постели. В женской комнате на кровати спит маленькая девочка. «Она из семьи, которая приехала только в прошлый четверг», - сказал кто-то.

Затем я встретилась с маленькой девочкой, которая жила в офисе УВКБ ООН некоторое время. Она выглядит, как маленький ангел. Ее случай особенный, поскольку она жертва насилия.

Внезапно у мужчины начинаются конвульсии. Он падает на пол. К нему подбегает другой мужчина. Он поддерживает его голову, другие держат его руки. Всю жизнь у него была тихая эпилепсия, но она ухудшилась из-за травмы. Ему двадцать семь. Они отнесли его на кровать. «С ним все будет в порядке». Интересно наблюдать, как они пришли ему на помощь. Зная, что все они были странниками всего неделю назад, сейчас они выглядят, как семья. Они помогают друг другу в самых сложных ситуациях.

У них очень маленькая кухня. Маленький мальчик лет семи помогает матери готовить.

Он очень энергичный, протягивает мне руку: "Buenos dias".

УВКБ ООН помогло мне купить школьные тетради и различные принадлежности для дома. Мы выносим все это и кладем на стол. Удивительно видеть, как дети взволнованы новинками. Здесь есть также книги для взрослых. Мать быстро взяла книгу Габриэля Гарсия Маркеса и улыбнулась. Мы принесли несколько игрушек, и, когда сказали, что ими можно играть, дети гурьбой сбежали с лестницы. Это замечательно.

Одна из женщин живет здесь уже восемь лет. Она работала в Колумбии с НПО по реабилитации партизан под названием «Восстановление». Она рассказала нам свою историю. Она работала, помогая бывшим партизанам вернуться к гражданской жизни.

Научить их снова жить нормальной жизнью. Она отвозила их на фермы, финансируемые правительством, чтобы по-новому научить их работать. (Пока она рассказывает, неподалеку маленькая девочка учится прыгать через веревку. Другие дети сидят вдоль стены, читая книжки). Поскольку она работала с бывшими партизанами, теперь военные преследуют ее. Они реквизировали ее ферму. Оставили ее ни с чем.

«У меня не было времени даже на то, чтобы собрать чемодан», - говорит она. Она бы хотела присоединиться к НПО в Эквадоре.

«Я думаю, что у меня есть много что предложить. Я специалист по сельскому хозяйству. У меня много планов, чтобы помочь людям научиться помогать себе самим».

Эта женщина также уделяет время тому, чтобы постараться переубедить или просто уверить людей в необходимости конверсии плантаций коки в фермы с пищевыми зерновыми культурами.

«Это очень тяжело, поскольку они делают очень много денег на коке, даже очень бедные крестьяне. Как можно сказать им выращивать зерновые, когда это приносит намного меньше денег?» Она начинает плакать. «Когда они отняли ферму, они убили троих людей, которые работали со мной. У нас был детский сад для детей работающих на ферме людей. Они убили учителя».

Она вытирает глаза бумажной салфеткой, собирается с силами и говорит: «Я знаю, что мне все придется начать заново, и Бог мне поможет».

Я смотрю фотографии фермы, которые она принесла. Все выглядит таким совершенным. Так много надежды на этих фотографиях. Хорошие люди пытаются помочь своей стране, помочь друг другу. Она знала женщину, которая работала по вопросам прав человека и которой рассказали про УВКБ ООН. Поэтому она приехала в Эквадор в поисках этой организации.

«У Эквадора есть свои проблемы. Беженцам необходимо много вещей, поэтому я забочусь о детях. Это не их страна. У их семей ничего нет. Нам необходимо помочь a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Эквадору развить благосостояние своей собственной страны, чтобы они могли помогать нам».

Она наклонилась к моей записной книжке. «Все в порядке?» - спросила я. «Да», говорит она. Она рада, что я записываю.

Она добавила, что, когда она говорит, все вокруг понимают, что она из Колумбии.

«Люди смотрят на тебя так, будто ты монстр. Не все из нас плохие люди. Среди нас много хороших людей».

Вильям спросил, хотела бы она вернуться в Колумбию. Она смотрит на него, будто он сошел с ума. Я начинаю понимать, что у этих людей, должно быть, особая формула жизни: насколько они отчаянны, настолько они полны жаждой к жизни.

«Это замечательная страна, и я люблю свой народ, но я не могу вернуться. По крайней мере, еще несколько лет, я думаю. Насилие должно остановиться. Мы не выживем, если сейчас вернемся».

Только что в дверь вошел тот стеснительный мальчик из столярной мастерской.

Должно быть, он шел сюда пешком. Это очень длинный путь. Он держит футбольный мяч, который мы ему подарили. Он показывает его и дает своим братьям. Сейчас он улыбается и кажется расслабленным. Я встретилась с его матерью, она очень милая.

В гараже мы встретились с семьей - одинокой женщиной с шестью детьми. Она вынуждена была покинуть страну, поскольку партизаны вербовали двух ее детей.

Южная Америка не похожа на другие страны, где массы людей перемещаются вместе и живут в лагере. Из своего дома в чужую страну и общество уезжают индивидуальные семьи. Они показывают мне вещи, которые они делают своими руками. Молодой человек говорит, что он делал успехи в capoeira (бразильский стиль борьбы), а затем группа мятежников попросила его научить их. Он согласился их учить, но они хотели, чтобы он сражался, поэтому он ушел из группы.

«Я отказался носить оружие или работать на плантациях коки. Они угрожали мне, но это против моих принципов. После этого мы поняли, что, если бы мы остались, нас бы убили. Мы ушли из города по направлению к границе. Когда мы приехали, тетя сказала нам, что мы в черных списках. Мы потеряли все - продали все, что могли. Мы приехали сюда и начали работать, где только могли. У нас был ресторан, но служба иммиграции его закрыла, потому что у нас не были готовы документы. К счастью, они нас не депортировали. Мы узнали об УВКБ ООН. Сейчас наши документы в порядке».

Сейчас они занимаются ремеслом. Они показывают нам подарочные коробки, кукол, икебаны и продают их прямо в гараже.

«Я бы хотел начать хороший бизнес. Я мог бы делать хорошую пиццу».

Монахини приглашают нас в свои комнаты, чтобы мы могли освежиться. Они миссионеры, поэтому они живут, как обычные женщины. Внезапно я как-то странно себя почувствовала. Может быть, потому, что была воспитана католичкой, но когда они показали мне их спальни, у меня было чувство, что я не должна смотреть. Я не знаю, почему мне было так удивительно, что у них есть небольшие тренажеры, беговые дорожки. Наверное, мы просто не думаем, что монахини могут делать зарядку и быть столь похожи на обычных людей. В одной комнате на полу лежат подушки и стоят маленькие деревянные статуи. Сестра складывает руки жестом: «Вот где мы молимся».

Одна из монахинь рассказывает мне про годы, проведенные в Колумбии. Она рассказывает, что была миссионеркой восемнадцать лет, восемь из них за пределами Бразилии. Их группа сестер была организована для помощи мигрантам. Она говорит, что сейчас одевается в нормальные вещи. Затем она снимает свое кольцо с распятием, чтобы показать мне. Я чувствую, что не должна касаться его.

«Мы из Бразилии. Наш орден работает в двадцать одной стране. Мы работаем с мигрантами. Мне нравится ездить в разные части мира, узнавать разные мировоззрения. И всегда ты многому учишься у детей».

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Я говорю, что моя мать католичка и будет рада, что я провела время с монахинями.

Они хихикают. Как бы там ни было, каждая организация, каждая страна, каждая религиозная группа состоит из простых людей.

Одна из сестер говорит: «Я мечтаю работать на границе Мексики и США». Я говорю, что она, скорее всего, единственный человек, мечтающий об этом. Она улыбается. Мы прощаемся.

«Возможно, когда-нибудь мы увидимся на мексиканской границе. Никогда не знаешь», - говорит она.

Они рады, что Бразилия победила в последнем футбольном матче.

2:45 дня Мы посетили лагерь беженцев в изолированной зоне. Там живут сорок человек, из них семнадцать дети. Добирались туда мы достаточно долго. Мне сказали, что у них на всех всего одна машина. Поэтому, как правило, за ними приходит автобус. Они приехали два года назад из Сент Августина, что в Колумбии. Это одно из самых древних мест в Колумбии. Причины побега: «Они заставляли наших детей брать оружие. Партизаны постепенно захватили власть. Но мы - духовное сообщество».

В этом уединенном районе у них есть школа и церковь. «Наконец, у нас есть мир».

Они живут непонятно где, но тем не менее они не хотят, чтобы мы их фотографировали.

«Мы боимся, что они придут за нами».

Нас отвели на кухню, она находится под навесом, все очень аккуратно. Они очень гостеприимны и приготовили ланч, состоящий из говядины, риса и супа.

Они рассказали мне о человеке, чьему учению они следуют. Это современный философ Самаэль Аун Виор, он учит людей тому, как люди могут совершенствоваться.

Развитие человека в поисках Бога. Смысл его философии в том, что все религии, в сущности, одинаковы. Возможны перевоплощения. Будды в Иисуса. Много тысяч последователей в Латинской Америке - не какой-то дурной культ.

«Мы не преследуем ни политических, ни экономических целей. Мы учим нашим убеждениям совершенно бесплатно, мы открыты для каждого. Нет расовых, этнических или социальных различий».

Некоторые люди здесь не являются беженцами. Одна семья из Эквадора. Им помогали построить школу, но еще потребуются окна и школьные принадлежности.

Я не говорю по-испански, поэтому все диалоги мне переводят. Я начинаю чувствовать себя какой-то глухонемой. Мне не очень хочется, чтобы кто-то пытался говорить со мной, потому что я не могу ответить. Я спросила, в чем они нуждаются.

«Вода. Электричество. Канализация. У нас есть один генератор, но его недостаточно».

Мы спросили мужчину-колумбийца о его жизни. До того как он попал сюда, он жил в своей стране.

«Там я продавал инструменты и уголь - я был торговцем. Но мятежники вымогали деньги у всех, кто вел бизнес, и в городах невозможно было иметь магазин слишком опасно. А здесь земля не достаточно хороша для возделывания зерновых».

Он наклонился ко мне. «Вы задаете много вопросов. Должно быть, очень интересуетесь».

Когда ему объяснили, что я пишу дневник, который люди потом смогут прочитать, он сказал: «Вы посыльный между теми, у кого ничего нет и теми, у кого есть многое. Это замечательно».

Мы немного поиграли с детьми. Сейчас я осознала, что все, что тебе надо, чтобы растопить лед в отношениях с детьми (особенно маленькими мальчиками) во всем мире, это футбольный мяч. Мы принесли подарки, и они сохранили оберточную бумагу для a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r школы. Мы с коллегами из УВКБ говорили об этом, когда уехали. Мы рассказывали истории о тех удивительных поделках, беженцы делают из полиэтиленовых пакетов, проволоки и т.д. Все согласились, что самая популярная вещь - это машинки, которые они делают из проволоки и которые можно толкать и катать. Также они скручивают полиэтиленовые пакеты, чтобы делать веревки, из которых потом плетут корзины.

Они рассказывают об наиболее трогательных историях семей или какие-то безумные вещи, например, когда супружеская пара в спешке бежала через границу и прихватила с собой свинью. Они убегали на лодке;

свинья, очевидно, испугалась, и им пришлось засунуть ее в сумку. Вокруг меня люди, которые так увлечены своими подопечными. Они думают, что беженцы - замечательные люди, и говорят о них, как о друзьях.

Возвращались мы очень рано, поэтому остановились, чтобы посмотреть пирамиды.

Жующий травинку мужчина в старой красной бейсболке, джинсах, рабочих ботинках и традиционном свитере провел нас на поросший травой холм.

«Это одна из четырнадцати пирамид».

Прошло какое-то время, прежде чем я поняла, что нахожусь в долине холмов, имеющих странную форму, все с наклонами. Мы стоим на одном из них. Если расчистить траву и грязь, то обнаружатся постройки из глины. Символы на их поверхности для того, чтобы определять время.

Проводник сказал, что Кита и Кара соединились и стали известны как Китокара. Две культуры, существовавшие до инков. Их поселения появились здесь примерно в 500 году до н.э. В этих краях они противостояли инкам много лет. Они были матриархальным обществом. Было найдено несколько керамических изделий того времени.

Кремниевые вулканические породы использовались ими для того, чтобы отражать солнечный свет в целях коммуникации. Другие способы связи - дым, свет и звук. Остается только удивляться, на сколько далеко вперед продвинулось человеческое общество. Или, может быть, вопрос в том, насколько качество нашей жизни отличается от той жизни, которая была у наших предков. Этот вопрос особенно актуален для людей из этих краев, вовлеченных сегодня в войну.

Возвращаясь к машине, мы прошли зерновую плантацию. Я заметила семью, у них много детей - старшие помогают родителям, а младшие играют. На сегодня работа окончена, и они ждут автобуса. Уже поздно. Отец семейства попросил у Вильяма телефон, чтобы позвонить и попросить о помощи. Дети едят кукурузные початки, так же как люди едят сахарный тростник. Я попробовала кукурузу. Она сладкая.

За ужином мы говорим о трудностях оказания помощи в этом районе. Например, основная задача УВКБ ООН - помогать беженцам. Но спустя несколько лет, из-за общей ситуации в мире, они также начали помогать и ПВЛ, перемещенным лицам. 98 процентов финансирования УВКБ ООН зависит от добровольных пожертвований правительств и организаций. Им едва хватает средств на выполнение своей основной задачи. В прошлом году из-за сокращения бюджета многие потеряли работу.

Кто-то за столом замечательно объяснил проблему ПВЛ для УВКБ ООН: «Это все равно что ты родитель четырех детей. И ты потихоньку справляешься со всем. У тебя едва хватает денег, чтобы накормить их, и тут ты встречаешь двух брошенных детей, которых ты должен усыновить. Если ты этого не сделаешь, то знаешь, что этого не сделает никто.

И что тебе делать? Тебе надо найти выход. Если больше никто в международном сообществе не оказывает помощь свыше миллиону внутри перемещенных лиц в Колумбии, - а они все живые люди - то тебе приходится найти выход. На карту поставлены человеческие жизни».

Я обнаружила, что подобные совместные обсуждения для сотрудников УВКБ ООН это обычное дело, это замечательно. Как жаль, что мир не может участвовать в каждом таком ужине и слышать то, что слышу я - о внутри перемещенных лицах в Анголе, о ситуации в Конго, о курдах и о том, как они были забыть об Абиджане и о том, почему так a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r важно понимать ситуацию там. Также мы говорим и о Панаме. Это другая страна, затронутая конфликтом в Колумбии. Мы начали составлять план нашего визита в июле.

Воскресенье, 9 июня Завтрак в 7 утра. Вчера Эквадор проиграл 1:2. Лионелло спустился вниз и спросил о своем багаже. Нет, багажа не было. За завтраком разговор зашел о Венесуэле. Я не могу выяснить, как на самом деле обстоят дела. Люди забирают из банков свои деньги.

Президент Венесуэлы Уго Чавес - весьма противоречивая фигура, и его страна глубоко разделена стилем его правления и политическими решениями. Его оппоненты несколько раз требовали его отставки, устраивая уличные демонстрации и забастовки. Его последователи также участвовали в демонстрациях в его поддержку. Одиннадцатого апреля венесуэльская армия отстранила Чавеса от власти после того, как несколько участников демонстрации были застрелены. Неизбранное временное правительство захватило власть в Венесуэле, большинство стран в этом районе признали это неконституционным. На следующий день сторонники Чавеса в армии и в бедных районах Каракаса объединились и потребовали его возвращения. Чавес был освобожден из-под ареста и возвращен к власти. Венесуэльское общество продолжает быть глубоко разделенным, а длительная политическая нестабильность негативно отразилась на экономике.

Также в Колумбии во время мирных пере говоров существовала демилитаризированная зона, полная партизан. Сегодня эту зону бомбила армия. Свыше сорока человек были убиты.

Аэропорт Мы подъехали к забору из сетки. Одна из сотрудниц УВКБ ООН, Грейс, пошла в сопровождении военного служащего открыть замок. Проверка багажа. Проверка личности. Затем мы прошли внутрь, где встретили других сотрудников УВКБ ООН. Мы летим минут тридцать, и вдруг из окна становится видно густые джунгли, они простираются настолько далеко, насколько хватает взгляда. Амазонка. Захватывающее зрелище. Когда самолет начал спускаться, мы смогли различить небольшие домишки, а потом маленький городок. Сейчас мы в Лаго Агрио - «зеленое озеро» - также его называют Нуева Лойа. Мы приближаемся очень близко к колумбийской границе. Эта часть границы была известна тем, что ее много раз пересекали вооруженные формирования. Очевидно, что даже вооруженным силам необходим отдых, и я уверена, что также у них были и другие причины. Но, по-видимому, пересекающих границу стало теперь меньше, поскольку военизированные группы взяли под контроль большую территорию на колумбийской стороне этой границы.

Мы встретились еще с несколькими сотрудниками УВКБ ООН - Энн и Рене.

Туманный дождь наполняет воздух. Кто-то сказал, что дождь идет уже два месяца. Этот район богат нефтью, природными ресурсами. Но богатства распределяются нечестно.

Здесь 70 процентов населения бедные и 21 процент живут в полной нищете. До мая здесь не было электричества. Вероятно, это самая ужасная часть Эквадора. Недавно здесь было совершено массовое убийство, погибли 68 человек. Около 80 процентов убитых колумбийцы. Половина беженцев, приходящих сюда, дети.

Рене работает в Колумбии в Путумайо. В этом районе высокий процент нелегальных вооруженных формирований. Многих людей преследуют партизаны или военизированные группы. В этой области Колумбии присутствие правительства чувствуется слабо. В одном только Путумайо существует 10 624 ВПЛ, из них 60 процентов несовершеннолетних и семнадцатилетних. В Нарино находится 16 218 ВПЛ. Это Официальные данные на конец мая. Но все думают, что незарегистрированных людей еще больше. На всей территории a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Колумбии насчитывается приблизительно около двух миллионов внутри перемещенных лиц. Число ВПЛ возросло после провала мирного процесса. Также возросло количество одиноких женщин, являющихся главами семьи, наиболее вероятно, из-за насильственного призыва мужчин в армию.

Дороги, соединяющие Путумайо и Нарино, очень плохие, и сотрудникам трудно передвигаться. Упоминаются вопросы здравоохранения. Это ответственность государства, но они не способны позаботиться о тех, кто попал в ловушку на территории, контролируемой незаконными вооруженными группами. Напоминаю, это составляет процента национальной территории. Норвежская гуманитарная помощь, неправительственная организация, помогает церкви финансированием.

Рене также сказала, что после про вала мирного процесса все стало еще хуже.

Несколько лет назад ты мог выходить на улицу по ночам, а сейчас со всеми этими убийствами это очень опасно.

Брифинг уже начался. Я никак не могу сосредоточиться. Так много информации. Так много важных вещей, которые необходимо понять. Может быть, я чувствую себя как-то отстраненно. Как и большинство людей, я предпочитаю личные контакты графикам и страницам документов. Но тем не менее я знаю, что мне повезло: я получаю всю информацию, присутствуя на совещаниях, ведь, к сожалению, если вы просто смотрите новости, то вы не можете понять ситуацию.

Марте говорит о том, как сложно заставить людей говорить, ведь это всего лишь в тридцати километрах от границы. Координатор ООН объясняет, что обеспечение безопасности сотрудников любых организаций - это приоритет, вы можете себе представить. Например, мы работаем с МОКК (Международное Общество Красного Креста). Когда какой-то человек идет на задание, ради предосторожности он предупреждает: «Если вы ничего не услышите обо мне в такой-то день... » В машине, по дороге в приют Энн говорит о девочке-беженке, больной лейкемией, что она умерла. Международная организация миграции (МОМ) помогла достать лекарства.

(Не ООН, но очень тесно связанная организация - они проделали большое количество работы в прошлом, помогая людям, которые бежали из Кувейта.) Но для этой девочки было уже слишком поздно. Энн говорит, это ужасно: за несколько дней до того, как она умерла, она испытывала страшную боль. Никто не мог достать болеутоляющее средство.

«Это было очень тяжело видеть», - говорит она. Мы приехали в приют. Строительство было закончено в 2001 году. МОМ собирается помочь с водой и канализацией.

«У нас до сих пор есть проблемы», - сказала Энн.

Сейчас здесь живут двадцать пять человек. Здесь есть центр заботы о детях и места, где женщины могут работать. У них есть помещения на 400 человек плюс палатки в случае наплыва большого количества людей. Здесь есть сады, где женщины могут работать. Мы решили пройтись и встретили около восьми женщин, работающих в саду.

Им помогает мужчина. Они все из Колумбии. Они представились, любезно нас поприветствовав. Они сказали, что очень приятно видеть гостей. Они очень благодарны всем организациям за помощь.

«Пожалуйста, не оставляйте нас одних. Мы будем очень усердно работать».

Мы попросили одну женщину рассказать нам ее историю.

«У меня десять детей, девять со мной. Военизированные группы дали нам пятнадцать минут на то, чтобы уйти. После того как мы приехали сюда, они взяли моего сына и били его кнутом. Они забрали его, и мы ничего о нем не слышали».

Она назвала нам его полное имя, его прозвище, которое знала только она. Она сказала нам, что он был замечательным игроком в футбол.

«Пожалуйста, постарайтесь найти его».

Другая женщина не просто готова, она хочет говорить.

Сначала она показывает нам, как она стирает, - деревянный валик для стирки белья, ведро и пластмассовая кружка. «Обе группы заставляли наших детей присоединиться к a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r ним, поэтому мы убежали сюда. Но сейчас наша проблема заключается в том, что мой муж болен, он все время лежит».

Мы зашли в комнату школьного типа, где матери собрались со своими детьми.

Так красиво. Малыши. Один выглядит больным - продолжает бороться за жизнь. Одна маленькая девочка спросила, есть ли у нас кукла. «Мой отец не может купить куклу».

Мы принесли с собой подарки, включая двух кукол, но им придется поделить все между собой.

«Я бы хотела, чтобы я могла спать с ней», - сказала девочка.

Я встретилась с двадцатилетней женщиной и с ее тремя детьми. Мы спросили, в чем они нуждаются. «Легализовать наши документы' чтобы мы могли работать и чтобы нам не пришлось возвращаться в Колумбию, где мы потеряем своих детей на войне».

Эти люди очень милые и порядочные. Я встретилась с отцом одной из семей.

«Шестнадцать лет назад в провинции Путумайо я встретил свою жену. У нас была ферма. Мы построили дом, разводили скот. Я очень гордился тем, что у меня было то, что я мог бы передать своим детям после смерти. Я не волновался о будущем своих детей. То, как они выгнали нас, было очень жестоко. Моих жену и детей забрали. Я был взят под арест. Они унижали нас. Они пытали нас. Мне ничего не разрешили взять с собой, и что самое ужасное, даже мою жену и детей. Я набрался храбрости спросить, что будет с моими детьми и женой. Мне четко сказали: они были убиты. Они сказали мне: «Мы сделали то, что должны были сделать, - не думай о них больше». Я сходил с ума. Спустя семь месяцев я нашел их. Я не мог этому поверить. Они были живы. Это было величайшее счастье в моей жизни. Моя жена так долго плакала - она не могла поверить, что я жив.

Они сказали ей: «Не волнуйся о своем муже, мы собираемся похоронить его как следует».

Мы воссоединились в Эквадоре. Наш общий друг узнал, что мы оба здесь. «Будьте завтра в десять часов утра в парке», - сказал он каждому из нас по отдельности. Это было в парке, где мы неожиданно встретились. Я не мог этому поверить. Моя жена была спасена».

К нам подошла другая женщина поговорить. Она здесь с женщиной старше ее, они друзья и помогают друг другу. Она держит мальчика, того, который, я думала, был болен.

«Я вынуждена была уйти, поскольку партизаны забрали моего шестнадцатилетнего сына, я больше его не видела. Я вывезла остальных своих детей из страны настолько быстро, насколько могла. Я приплыла на каноэ по реке Сан Мигель. Я сказала капитану, что у меня нет денег, и рассказала ему свою историю. Он помог мне».

Я спросила другую женщину, которая несла на руках ребенка: «Почему вы уехали из Колумбии?» «Они убили моего мужа. Я боялась за свою жизнь и за жизнь своих детей. Как-то мой муж сказал: «Я собираюсь пойти поискать работу». Он ушел в 7 часов утра. В 4 дня они позвонили его родителям - не могли бы они опознать тело? Его нашли на дороге. Я спряталась в доме у друзей, и они сказали, что я должна уехать в Эквадор. У них было немного денег, чтобы дать мне на поездку. Мы, мой малыш и двое остальных детей доехали на автобусе до границы. Мы вспомнили, что надо взять свои идентификационные карточки из дома, слава Богу, до того, как они сожгли его. Поэтому мы въехали законно, как приезжие».

«Когда все это произошло?» - спрашиваю я. «Две недели назад».

Мы опаздываем, поэтому согласились пропустить ланч.

В машине по дороге на встречу с одной из семей я разговариваю с Рене, сотрудницей УВКБ ООН. Я опять получила возможность вспомнить, как трудно делать заметки в движущейся машине.

Мы остановились около маленького двухэтажного домика, в котором живут пять братьев и их мать. Они приехали сюда месяц назад. Человек десять детей перегнулись через поручни балкона, чтобы поздороваться. Мне сказали, что арендная плата за дом долларов в месяц, поэтому весь дом им не принадлежит. Поначалу у них не было воды, и a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r им приходилось мыться вне дома. Хозяева дома поначалу были недовольны, что в доме живет слишком много народа. Но потом хозяева успокоились, потому что «мы хорошо себя ведем и соблюдаем чистоту и порядок».

Однажды их задержала местная полиция по обвинению в сотрудничестве с вооруженными группами, «потому что мы колумбийцы». Полиция говорит, что в городах проблема с беженцами.

«К счастью, полиция действовала профессионально. Они все выяснили и отпустили нас. Но мы до сих пор напуганы. Мы находимся близко к границе и знаем, что такое вооруженные группы».

Все истории разные, но общее у них - угрозы или насилие со стороны вооруженных групп. Один мужчина двадцать лет работал регистрационным чиновником в правительстве. Последние два года он начал получать угрозы. Обе враждующие стороны хотели иметь доступ к документам.

«Они заставляют тебя помогать одним, а затем обвиняют в помощи другим», - говорит он.

Мне дали воды. Меня столько раз предупреждали о небезопасности местной воды, но я решила, что я лучше заболею, чем буду невежливой. Рене тоже пьет.

Мы разговариваем с одним из беженцев. Он пересек границу с тремя детьми. На это у него ушло три дня и две ночи. «Дети были напуганы?» - спросила я.

«Да. Нам пришлось проходить через множество контрольных пунктов, трех партизанских и трех военизированных групп. На последнем забрали все наши документы.

Без документов невозможно легально перейти границу. Внезапно мы оказались без документов, поэтому были нелегальными. У нас в Колумбии осталось три сестры. Одна работала медсестрой;

нам только что сообщили, что ее захватили партизаны. Мы говорим людям, что мы являемся беженцами под защитой УВКБ ООН. Это помогает – помогает защищать наших детей».

Другой мужчина говорит: «Нам пришлось бежать из-за постоянного конфликта между партизанами и военизированными группами».

Он заплакал, затем сказал: «Я вынужден был оставить свою семью - троих детей. Им угрожают».

Партизаны угрожали, что разрушат дом, где живут дети. Ему нужна помощь, чтобы привезти их сюда, в Эквадор.

«Я хочу сказать вам всем то, что вы никогда не увидите в новостях: останавливаются автобусы, людей вытаскивают на улицу и убивают. Дети боятся бомбежек, часто становятся жертвами перекрестного огня».

Он начинает говорить, но слезы мешают ему.

«Меня связали и собирались убить. Я не хочу это вспоминать. Я взял с собой двоих детей, потому что они хотели завербовать их. Я доктор, и я отказываюсь работать с партизанами. Они угрожали мне. У меня есть много что сказать, но это так унизительно. Я больше не хочу говорить».

Мы благодарим его. Они с Вильямом обнялись. Они оба отцы и могут понять боль друг друга.

Мы с Энн говорим о том, как УВКБ ООН может помочь его семье в Колумбии, помочь оставшимся там детям. Что, если они помогут ему обратиться в офис в Колумбии? Могли бы мы тогда помочь им? Да, возможно, но им надо найти способ добраться туда.

Несмотря на то, что многие люди боялись эскалации войны, президент Урибе говорит о новой попытке восстановления мира. Пока не ясно, что произойдет в последующие месяцы в Колумбии. Война, которая продолжалась в течение сорока лет, усиливается.

Возможно, будет заключительное сражение. Кто поддержит людей? Как долго это будет продолжаться? Что станет с их семьями? С двумя миллионами уже перемещенных людей?

Заключительная запись: Лионелло, Тоби и я планировали путешествие в Панаму, чтобы изучить развитие ситуации в Колумбии с другой стороны границы. Но, пока я a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r готовила этот дневник к публикации, пришло сообщение о том, что ситуация ухудшилась, и ехать туда слишком опасно.

И одна последняя запись: багаж Лионелло наконец-то прибыл.

Заключение В начале хартии Организации Объединенных Наций написано: «Мы люди».

Это одна из самых замечательных вещей, которые я когда-либо читала: мы живем бок о бок друг с другом, все люди мира, защищая нашу историю, наши культуры, и учимся друг у друга.

Беженцы, их семьи - такие же, как мы, только у них нет той свободы, что есть у нас.

Их человеческие права нарушены.

Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев помогает свыше миллионам людей. Приблизительно 8 миллионов из них - дети младше восемнадцати лет.

«Те, кто отрицают свободу для других, сами ее не заслуживают».

Авраам Линкольн.

Актриса Анджелина Джоли - сексуальная красавица нашего времени - хорошо знакома российскому зрителю. Значительно менее она известна ему в другой своей ипостаси - Посла Доброй Воли Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев. Между тем, в этом качестве Джоли за последние годы посетила множество стран:

Эквадор. Сьерра-Леоне, Танзанию, Косово, Кению, Намибию, Камбоджу, Пакистан, Таиланд. Побывала актриса и в России - на Северном Кавказе, в Ингушетии и Северной Осетии. Своими впечатлениями от поездок Джоли поделилась уже с большой разноязычной аудиторией. Теперь ее "Путевые записи» станут доступны и русским почитателям таланта голливудской знаменитости.

ajolie.biz © a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Ajolie.biz exclusive Фотографии:

В 1994 году в Руанде разразился геноцид, и в течение 24 часов около 250 руандийцев бежали в Танзанию.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Секретничаем с уроженкой Сьерра-Леоне, которая вернулась на родину из Гвинеи.

Фото сделано в Женском центре Форума африканских женщин – педагогов в Крафтоне (FAWE Forum for African Women Educationalists).

Урок ремесленного мастерства с юными беженками из числа тысяч жертв преследований, насилия и войны в Сьерра-Леоне.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Вернувшиеся на родину дети в Транзитном центре Ватерлоо в районе Фритауна.

Дети из Сьерра-Леоне, которые были беженцами в Гвинее. После приезда из Гвинеи они проводят несколько дней в Транзитном центре Джуи перед тем, как продолжить свой путь домой. В центре им предоставляется питание.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Жертвы ампутации. Многие гражданские лица подверглись насильственной ампутации конечностей во время гражданской войны в Сьерра-Леоне.

Раздача питания беженцам, вернувшимся из Гвинеи в Сьерра-Леоне. Фотография сделана в Транзитном центре Джуи в районе Фритауна.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Корабль «Фанта», который только что привез во Фритаун из Гвинеи беженцев, возвращающихся в Сьерра-Леоне.

Помещения в транзитном центре Джуи в районе Фритауна для краткосрочного пребывания беженцев, возвращающихся в Сьерра-Леоне.

Беженцы, возвращаясь в Сьерра-Леоне из Гвинеи, делают временную остановку в в транзитном центре в районе Фритауна.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Беженцы, вернувшиеся из Гвинеи в Сьерра-Леоне на корабле «Фанта», ожидают регистрации в порту Фритауна.

Занятия в школе, построенной УВКБ ООН для беженцев, вернувшихся в Самлот, Камбоджа.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Разговор о необходимости медицинской помощи. Клиника итальянской неправительственной организации «Скорая помощь» в Самлоте, Камбоджа.

Брифинг с персоналом неправительственной организации HALO о проблеме обезвреживания мин в районе Ан Лонг Венг, Камбоджа. В настоящее время более 110 миллионов мин в боевом состоянии разбросаны на территории 68 стран.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Женщины и дети собирают воду из колодца, построенного и обслуживаемого УВКБ ООН в районе Ан Лонг Венг.

Мать с детьми в клинике организации «Скорая помощь» в Самлоте. Мальчика лечат от малярии a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Девочка-ученица в школе, построенной УВКБ ООН для беженцев, возвращающихся в Самлот.

Ученики делают зарядку во дворе школы, построенной УВКБ ООН для беженцев, возвращающихся в Самлот.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Школа для детей афганских беженцев в Лора-Лаи, Пакистан Афганские беженцы демонстрируют работу водяной помпы (лагерь Зар Караз 2 в Лора-Лаи, Пакистан).

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Общение с вновь прибывшими афганскими беженцами в лагере Джалозай, Пакистан. В августе 2001 года в Пакистане находилось более 2 миллионов беженцев;

многие в настоящее время вернулись на родину.

Посещение с сотрудниками УВКБ ООН лагеря афганских беженцев в Пешаваре, Пакистан.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Встреча с участниками программы «Дети учат детей». Лагерь Насыр Баг для афганских беженцев в Пакистане.

Посещение деревни беженцев Саранан в Пакистане.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Посещение школы, основанной организацией «Спасите детей», в пригороде Куетта, Пакистан.

Посещение деревни афганских беженцев в пригороде Куетта, Пакистан.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Беседа с беженцами и персоналом УВКБ ООН в центре занятости Джамалуддин в Пешаваре, Пакистан.

Колумбийский малыш на руках сотрудника УВКБ ООН. В приюте для семей беженцев.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Колумбийский малыш в Эквадоре, продолжающийся военный конфликт в Колумбии привел к тысячам смертей и более чем полутора миллионам беженцев.

Тысячи колумбийцев бежали в соседние страны – Венесуэлу, Панаму и Эквадор.

Колумбийский беженец работает плотником при мастерской, организованной УВКБ ООН a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r На пути в Камбоджу. Апрель 2003 г.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Ajolie.biz exclusive Карты Сьерра-Леоне июнь a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Объединенная республика Танзания июнь a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Камбоджа июнь a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Пакистан июнь a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Эквадор июнь a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

A A Y Y B B Y Y B B r r Управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ OOH www.unhcr.ru) предоставляет защиту и помощь беженцам во всем мире. Это агентство было создано по решению Генеральной Ассамблеи ООН и приступило к работе в 1951 г., оказав помощь более чем одному миллиону беженцев в Европе, оставшихся без крова в результате Второй мировой войны.

В начале 2001 года количество лиц, попавших в сферу деятельности УВКБ ООН, составило 21,8 миллиона человек, или 1 человек на каждые 275 человек, проживающих на земном шаре.

По имеющимся данным, общая численность беженцев во всем мире в начале 2003 г.

составила около 10,3 миллиона человек. По сравнению с предыдущим годом это число уменьшилось на 14 процентов или на 1,7 миллиона человек.

Ежедневно около 6 тысяч сотрудников УВКБ ООН более чем в 150 странах мира помогают нуждающимся. Важной составляющей их деятельности является привлечение внимания общественности к проблемам беженцев. Эта функция является основной для Послов Доброй Воли УВКБ ООН. Используя свое общественное положение и таланты, они доносят послания беженцев до всего мира. Они выступают голосом тех, кто зачастую является жертвами забытых или гуманитарных кризисов, «неизвестных» широкому кругу лиц.

На сегодняшний день в УВКБ ООН существует пять Послов Доброй Воли - это Барбара Хэндрикс (с 1987 года), Адель Имам (с 2000 г.), Анджелина Джоли (с 2001 г.), Джорджио Арман и (с 2002 г.) и Жульен Клерк (с 2004 г.).

13 октября 2003 года Анжелина Джоли согласилась продлить срок пребывания на посту Посла Доброй Воли УВКБ ООН еще на два года. За все время своего пребывания на этом посту она посетила множество стран, в частности: Эквадор, Сьерра-Леоне, Танзания, Косово, Кения, Намибия, Камбоджа, Пакистан и Таиланд. В августе 2002 года Анжелина Джоли приехала в Россию, посетив Северный Кавказ, Ингушетию, Северную Осетию.

a a T T n n s s F F f f o o D D r r P P m m Y Y e e Y Y r r B B.

.

B B A A Click here to buy Click here to buy w w m m w w o o w w c c.

.

.

.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.