WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

« 2 3 Предисловие Оказание медицинской помощи пострадавшим при массовых поражениях во все времена яв лялось одной из важнейших задач медицины. ...»

-- [ Страница 7 ] --

Средним гемоторакс называют при скоплении в плевральной полости от 500 до 1000 мл кро ви. Состояние больного средней тяжести. Перкуторно над легкими определяется притупление по линии Дамуазо (при гемопневмотораксе — горизонтальный уровень), доходящее до угла ло патки. Аускультативно над притуплением выявляется ослабление или отсутствие дыхания. Ма лейшая нагрузка усугубляет нарушение дыхания. Рентгенологически выявляется уровень жид кости, который может достигать нижнего угла лопатки.

Большой, или тотальный, гемоторакс характеризуется истечением более 1 л крови в плев ральную полость, поэтому тяжесть состояния этих пострадавших определяется не только нару шениями функции внешнего дыхания и болевым синдромом, но и острой кровопотерей. Со стояние пострадавших тяжелое или крайне тяжелое. Отмечаются бледность, цианоз кожных покровов, одышка. Больные принимают полусидячее положение, жалуются на нехватку возду ха, боль в груди, кашель. Пульс учащен, артериальное давление снижено. Перкуторно и ау скультативно определяется скопление жидкости выше нижнего угла лопатки. Рентгеноло гически выявляется затемнение выше нижнего угла лопатки, которое иногда распространяется до верхушки легкого;

средостение смещено в «здоровую» сторону (рис. 15.5). Для определения лечебной тактики при гемотораксе важно выяснить, продолжается кровотечение или нет, есть ли нагноение в плевральной полости, каков истинный объем кровопотери. Для решения этих вопросов, помимо оценки состояния пострадавшего, проводится исследование пунктата плев ральной полости.

Для решения вопроса о продолжающемся кровотечении часть крови, аспирированной из плевральной полости, наливают в пробирку. Если кровь в пробирке свертывается, то кровоте чение продолжается. Если же свертывания не наступает, то кровотечение прекратилось (проба Рувилуа — Грегуара).

При решении вопроса об объеме кровопотери необходимо ответить на вопрос о степени раз ведения излившейся крови экссудатом. Для этого достаточно сравнить содержание гемоглобина в пунктате с количеством гемоглобина в кровяном русле (в крови, взятой из пальца). После это го, зная общее количество жидкости в плевральной полости (объем эвакуированного содержи мого), легко определить объем истинной кровопотери.

Для определения нагноения в плевральной полости самой простой является проба Петрова. В пробирку наливают пунктат, разводят его в 4—5 раз дистиллированной водой. Прозрачная ге молизированная жидкость свидетельствует об отсутствии инфицирования, помутнение ее ука зывает на нагноение.

Повреждения легкого возможны как при открытых повреждениях, так и при закрытой, ту пой травме груди. Тяжесть повреждения определяется зоной и обширностью разрушения легко го. Выделяют три зоны повреждения легкого: безопасную, угрожающую и опасную.

Безопасная зона — подплевральная часть легкого, т.е. периферическая его часть, включаю щая альвеолы, бронхиолы и мелкие сосуды. Повреждения этой зоны обычно не представляют непосредственной угрозы для жизни пострадавшего. Они не сопровождаются массивным ин тенсивным кровотечением. При спадении легкого рана его прикрывается.

Угрожающая зона расположена проксимальнее безопасной и занимает центральную часть легкого, где расположены сегментарные бронхи и сосуды. Повреждения этой зоны приводят к интенсивному кровотечению и скоплению воздуха в плевральной полости. Нарастающий гемо пневмоторакс может стать причиной гибели пострадавшего.

Опасная зона — корень легкого и его прикорневая часть, где расположены крупные сосуды и бронхи. Повреждения этой зоны обычно сопровождаются профузным кровотечением, напря женным пневмотораксом и могут стать причиной смерти в ближайшее время после травмы.

Клиническая картина определяется объемом разрушения легкого и выраженностью гемопнев моторакса.

О повреждении легкого свидетельствуют кровохарканье, легочное кровотечение. Рентгено логически внутрилегочная гематома определяется очаговым затемнением.

Повреждения сердца. Закрытые повреждения сердца возникают в результате воздействия травмирующего агента на грудную клетку (чаще в передних ее отделах), а также в случаях рез кого повышения внутригрудного или внутрибрюшного давления травматического генеза. Так, травма грудной клетки с переломом передних ребер, грудины сопровождается закрытым по вреждением сердца в 10—23 % случаев. Чаще встречаются ушибы сердца. Клинические прояв ления обусловлены локализацией и обширностью повреждения. Различают стенокардитиче скую, инфарктоподобную и атипичную формы ушиба сердца.

Наиболее постоянный симптом ушиба сердца — постоянная боль в области сердца, не связанная с актом дыхания.

Среди ранних признаков может отмечаться брадикардия;

при заинтересованности проводя щих путей — различные формы аритмии. Перкуторно определяется расширение границ сер дечной тупости, аускультативно — глухие тоны сердца. Артериальное давление чаще снижено, венозное — повышено. В ряде случаев присоединяются симптомы перикардита, обусловленные повреждением перикарда. На ЭКГ определяются инверсия зубца Т, изменения комплекса QRS, нарушение проводимости и другие изменения. В ряде случаев эти изменения выявляются не непосредственно после травмы, а спустя час и более. Нормализация ЭКГ начинается с 3—5-го дня и происходит постепенно в течение 5 нед и более. Разрывы сердечной стенки при закрытой травме груди встречаются значительно реже. При этом обычно разрывается передняя стенка левого желудочка в фазу диастолы. При неповрежденном перикарде быстро развивается тампо нада сердца, приводящая к смерти. В редких случаях разрыва стенки предсердий надежда на спасение пострадавшего несколько увеличивается благодаря более медленному развитию там понады.

Ранения сердца в клинической практике чаще встречаются в результате колотых ран, нане сенных острым предметом, холодным оружием. Клиническая картина определяется локализа цией и характером повреждения перикарда самого сердца. Так, при повреждении сосочковых мышц, сердечных перегородок или дефектах клапанов наблюдаются симптомы травматическо го порока сердца. Повреждение проводящих путей является причиной нарушения сердечного ритма. Однако наиболее тяжелые изменения обусловлены кровотечением. Скапливаясь в по лости перикарда, кровь вызывает прогрессирующее сдавление — тампонаду сердца. При этом постоянно уменьшается пространство для расправления миокарда в фазу диастолы. Это приво дит к нарушению притока венозной крови, уменьшению диастолического наполнения, ударного объема сердца и в конечном итоге к его остановке. Наиболее часто причиной тампонады явля ется кровотечение при ранениях, проникающих в полости сердца. Если такое ранение сочетает ся со значительным повреждением перикарда, то кровь может истекать в плевральную полость, приводя к быстрому нарастанию гемоторакса. Значительно реже причиной кровотечения может быть повреждение сосудов перикарда или миокарда. Диагностике ранения сердца может по мочь локализация раны, из которой возможно пульсирующее кровотечение.

При ранении сердца и развитии тампонады характерна также триада Бека: ослабление, глу хость сердечных тонов на фоне значительного расширения границ сердечной тупости;

падение артериального давления;

повышение венозного давления. Выраженное нарастание центрально го венозного давления при снижении артериального давления — признак тампонады сердца.

Набухание и пульсация вен шеи также свидетельствуют в пользу тампонады. С увеличением тампонирующего эффекта гемоперикарда во время вдоха связаны ослабление пульса и сниже ние систолического давления в фазу вдоха на 10—15 мм рт.ст. и более. На рентгенограмме от мечаются повышение интенсивности тени сердца, расширение ее границ, сглаженность сердеч ных дуг. Достоверная диагностическая манипуляция, подтверждающая наличие крови в пери карде, — пункция его полости. Пунктируют перикард непосредственно от мечевидного отрост ка у реберной дуги или у края грудины в четвертом межреберье. Для исключения попадания иглы в миокард пункция производится под контролем ЭКГ. При этом электрод фиксируют к основанию иглы. В момент контакта иглы-электрода с миокардом меняется комплекс QRS (рис.

15.6). О попадании в полость перикарда свидетельствуют ощущение «проваливания» иглы и появление крови в шприце (при гемоперикарде). Признаком тампонады является и улучшение состояния пострадавшего после эвакуации по игле 20—50 мл крови.

15.2. Особенности оказания медицинской помощи пострадавшим с травмой груди 15.2.1. Первая медицинская и доврачебная помощь Первая медицинская и доврачебная помощь заключается в предупреждении или ликвида ции асфиксии путем очистки полости рта, носа от сгустков крови, инородных частиц. По пока заниям проводят искусственное дыхание, ингаляцию кислорода, пострадавшим придают полу сидячее положение. В случаях ранения мягких тканей груди накладывают защитную повязку.

При подозрении на наличие открытого или клапанного пневмоторакса применяют гер метизирующую окклюзионную повязку: прорезиненную оболочку индивидуального перевя зочного пакета помещают непосредственно на рану, поверх накладывают циркулярную повяз ку, используя подушечки и бинт индивидуального перевязочного пакета. Однако такая окклю зионная повязка оказывается несостоятельной при обширных дефектах грудной стенки. В по добных случаях герметизирующая часть повязки должна быть больших размеров и выступать за края раны не менее чем на 10 см. При этом необходимо исключить «втягивание» повязки в грудную полость во время вдоха.

Для этого вначале на рану укладывают слой стерильной марли, фиксируя его на здоровой стороне грудной клетки. Вокруг раны наносят слой мази (например, вазелина). Затем уклады вают стерильную клеенку, полиэтиленовую пленку или другой герметизирующий материал и фиксируют ватно-марлевой повязкой. Обезболивание достигается подкожным введением нар котического анальгетика из шприц-тюбика.

15.2.2. Первая врачебная помощь Пострадавших с явлениями острой дыхательной недостаточности (асфиксия, выраженная одышка, цианоз) направляют в перевязочную для устранения (по показаниям) асфиксии, сни жения степени дыхательной недостаточности, проведения противошоковых мероприятий и подготовки к дальнейшей эвакуации.

При отсутствии признаков острой дыхательной недостаточности проводится сортировка в зависимости от степени шока и наличия кровотечения. Пострадавших с декомпенсированным обратимым шоком, продолжающимся наружным кровотечением из ран грудной стенки также направляют в перевязочную для перевода шока в компенсированную стадию и остановки наружного кровотечения.

Пострадавших в необратимой стадии шока, с развившейся тампонадой сердца направля ют на площадку для агонирующих.

Прочим пострадавшим (в том числе легкопораженным) проводятся новокаиновые блокады, исправляются повязки, при ранениях проводится серопрофилактика столбняка, и они эвакуи руются: в первую очередь пострадавшие с компенсированным шоком и подозрением на травму средостения, во вторую — легкопораженные (изолированные переломы ребер, непроникающие раны грудной стенки и др.) (схема 15.1).

Большое значение при травме груди придают выполнению новокаиновых блокад. Блокада области перелома, межреберных нервов или паравертебральная новокаиновая блокада показаны при неосложненных изолированных или двойных переломах ребер. При множественных пере ломах ребер, а также переломах, осложненных повреждением плевры и легкого, травматиче ской асфиксии показана шейная вагосимпатическая блокада по Вишневскому. При перело мах тела грудины выполняется загрудинная блокада. Критериями эффективности выполнения новокаиновых блокад являются уменьшение болевого синдрома, улучшение общего состояния, уменьшение одышки.

При травме грудной клетки с развитием пневмо- или гемоторакса реализуется принцип: от крытый пневмоторакс должен быть временно переведен в закрытый, а клапанный и напряжен ный — в открытый или, лучше, в «клапанный наоборот» (т.е. формируется регулируемый кла пан в грудной стенке путем дренирования плевральной полости).

Если наложенная ранее окклюзионная повязка при открытом пневмотораксе не герметизи рует плевральную полость, т.е. не переводит открытый пневмоторакс во временно закрытый, ее исправляют или перекладывают.

Для удаления воздуха пункцию плевральной полости производят во втором межреберье по среднеключичной линии или (если пострадавший не может приподняться) в пятом — шестом межреберье по средней подмышечной линии в положении лежа на «здоровом» боку. При пунк ции в пятом — шестом межреберье руку заводят за голову.

Для удаления жидкости (крови, экссудата) пункцию плевральной полости производят в шестом — седьмом межреберье между средней и задней подмышечной линиями (в положении сидя) или в седьмом межреберье по задней подмышечной линии (в положении лежа).

Для выполнения пункции требуются следующие инструменты: шприц «Рекорд» на 20 мл с тонкой иглой для анестезии длиной 5—6 см;

игла для пункции с просветом 1—1,5 мм, длиной 12—14 см, соединенная с резиновой трубкой длиной около 15 см;

кровоостанавливающий за жим;

стерильный шприц Жане. При его отсутствии необходима канюля для соединения шприца «Рекорд» с резиновой трубкой. Место пункции обрабатывают спиртовым раствором йода, эти ловым спиртом, послойно производят анестезию всех слоев грудной стенки 0,25—0,5% раство ром новокаина. Затем берут иглу для пункции, соединенную с резиновой трубкой. Свободный конец трубки перекрывают зажимом. Иглу для пункции вводят по верхнему краю ребра (рис.

15.7). В момент «проваливания» иглы в плевральную полость ее продвижение прекращают. Ре зиновую трубку соединяют со шприцем Жане или «Рекорд» (с помощью переходника) и порш нем создают разрежение. По мере заполнения шприца содержимым резиновую трубку пере крывают зажимом. Отмечают характер и количество пунктата. При наличии в пунктате крови первую его порцию помещают в лоток. Если кровь в лотке свертывается (положительная проба Рувилуа — Грегуара), то кровотечение в плевральную полость продолжается и пострадавший должен быть немедленно эвакуирован с продолжающимся внутренним кровотечением. Затем шприц снова соединяют с резиновой трубкой и вновь отсасывают содержимое плевральной по лости. Манипуляцию продолжают до тех пор, пока не будет достигнут клинический эффект в виде снижения степени дыхательной недостаточности.

Следует помнить, что в случае выполнения плевральной пункции основной задачей при ока зании первой врачебной помощи является не полное расправление легкого, а снижение степени дыхательной недостаточности, вызванной коллабированием легкого.

Ошибочны попытки при оказании первой врачебной помощи обязательно добиться расправления легкого при массивном пневмо- или гемотораксе.

Во-первых, быстрая эвакуация значительного количества (более 1 л) содержимого плевраль ной полости может вызвать дислокацию средостения с развитием плевропульмонального шока и остановкой сердца. Во-вторых, при большом гемотораксе поврежденное легкое, испытывая со стороны плевральной полости давление излившейся крови, спадается. При удалении крови и расправлении легкого исчезает тампонирующий эффект гемоторакса и кровотечение в плев ральную полость может возобновиться. Это допустимо, когда есть возможность для экстренной торакотомии и остановки кровотечения, и крайне опасно при оказании первой врачебной по мощи, когда такой возможности нет.

В случаях клапанного или напряженного пневмоторакса иглу оставляют в плевральной по лости или заменяют ее на дренажную трубку, к свободному концу которой фиксируют кла пан, обеспечивающий выход воздуха из плевральной полости в фазу выдоха. В простейшем ви де клапан формируется следующим образом (рис. 15.8, а). К свободному концу дренажа привя зывают перчаточный палец, вершину которого рассекают в виде двух лепестков. Лепестки из нутри смазывают вазелином и для большего сближения растягивают распоркой, введенной в плоскость рассечения. Во время вдоха давление в дренаже падает, лепестки клапана смыкают ся, препятствуя попаданию воздуха в плевральную полость. В фазу выдоха давление в дренаж ной трубке повышается и воздух из плевральной полости выходит между лепестками клапана.

Если при клапанном пневмотораксе воздух нагнетается в плевральную полость во время вдоха, то при дренаже с «клапаном наоборот» воздух выходит из плевральной полости во время выдо ха.

Тот же принцип использован в устройстве И. А. Шарило в а, основным элементом которого является эластичный лепестковый клапан односторонней проходимости (рис. 15.8, б). Резер вуар, в котором расположен клапан, соединен с плевральным дренажом и емкостью для содер жимого, эвакуируемого из плевральной полости. Устройство может формироваться из разовой системы для переливания крови с заменой фильтра на клапан. Устройство И.А. Шарипова мо жет использоваться для активной аспирации содержимого плевральной полости не только на догоспитальном, но и на госпитальном этапе лечения. При этом пострадавший остается мо бильным, его легко транспортировать, что особенно важно при больших потоках пораженных.

При нарастающей сердечно-легочной недостаточности в результате медиастинальной эмфи земы производят надгрудинную медиастинотомию с целью декомпрессии. Для этого под ме стной анестезией делают короткий поперечный разрез (до 1 см) непосредственно над рукояткой грудины. Формируют загрудинный канал, в который вводят дренажную трубку, затем фикси руют ее к коже. Дренаж сохраняют до следующего этапа эвакуации.

15.2.3. Квалифицированная медицинская помощь Квалифицированная медицинская помощь включает проведение противошоковых мероприя тий, выполнение операций по жизненным показаниям, дренирование плевральной полости, ес ли оно показано и не было произведено ранее. В операционную в первую очередь направляют пострадавших с подозрением На ранение сердца, с открытым гемопневмотораксом, нахо дящихся в бессознательном состоянии с угрозой асфиксии, наружным артериальным кро вотечением при ранениях груди. В противошоковую направляют пострадавших в состоянии травматического шока, а также с легочно-сердечной недостаточностью. К этой группе относят пострадавших с флотирующими переломами ребер, перенесших сдавление грудной клетки, с ушибом средостения. В перевязочной оказывают помощь пострадавшим с закрытым и клапан ным пневмотораксом, гемотораксом.

Для первичной хирургической обработки ран грудной стенки пострадавших направ ляют в операционную.

Это связано с тем, что в процессе ревизии раны может выявиться ее проникновение в плев ральную полость (см. схему 15.1).

Квалифицированная помощь включает следующие мероприятия по жизненным показаниям:

— при устранении угрозы асфиксии — трахеостомию;

— окончательную остановку наружного и внутриплеврального кровотечения;

— торакотомию при ранении сердца;

— первичную хирургическую обработку ран грудной стенки и ушивание открытого пневмо торакса;

— фиксацию флотирующего фрагмента грудной стенки;

— пункцию или дренирование плевральной полости при гемотораксе и пневмогемотораксе;

— новокаиновые блокады при закрытых и открытых повреждениях груди (если они не были выполнены ранее);

— наложение или исправление асептических, окклюзионных, фиксирующих повязок;

— ингаляции кислорода;

— введение сердечно-сосудистых препаратов, антибиотиков пролонгированного действия, наркотических анальгетиков.

При ранениях сердца, когда при диагностической пункции миокарда достигнут лечебный эффект, кровотечение по игле небольшое, кровь в пунктате не свертывается, что свидетельству ет об остановившемся кровотечении, может быть предпринята попытка консервативного лече ния. При этом иглу следует извлечь, предварительно проведя по ней в полость перикарда тон кую трубку для постоянного дренажа. В остальных случаях при ранениях сердца выполняют операцию по жизненным показаниям под эндотрахеальным наркозом.

Торакотомию производят в шестом межреберье слева в положении больного на спине. Пере секают хрящи III и IV ребер вблизи грудины.

Вводят ранорасширитель, осматривают сердце, перикард. При зиянии раны сердца ее сразу прикрывают пальцем. Перикард рассекают параллельно диафрагмальному нерву, его края берут на держалки и разводят. Продолжая прижатие раны сердца пальцем, на нее накладывают узло ватые швы (шелк, капрон № 4), захватывая все слои миокарда. После удаления крови и сгустков из полости перикарда накладывают 1—2 шва на верхний отдел раны перикарда. Проводят реви зию задней стенки сердца и перикарда. При наличии ранения задней стенки сердца выполняют последовательно описанные этапы операции. Во время операции возможны остановка сердца, развитие клинической смерти. В таких случаях проводят полный комплекс реанимационных мероприятий, в том числе прямой массаж сердца, внутрисердечное введение медикаментозных средств, внутриартериальное нагнетание кровезаменителей и крови. При обнаружении ранений крупных сосудов накладывают боковой сосудистый шов. Из плевральной полости удаляют кровь. В седьмое межреберье вводят дренажную трубку для аспирации содержимого плевраль ной полости. Рану грудной стенки ушивают наглухо.

Основными задачами хирурга при открытом гемопневмотораксе являются надежное за крытие раны грудной стенки, окончательная остановка кровотечения. Как правило, производят операцию— первичную хирургическую обработку раны под эндотрахеальным наркозом.

Основные этапы операции. Экономно иссекают края кожной раны и размозженных мышц.

Разводят края раны, удаляют видимые в ране инородные тела, костные осколки. Скусывают острые края поврежденных ребер. На поврежденные межреберные сосуды накладывают лига туры. Хирургическая обработка раны легкого имеет свои особенности. Рану легкого не рассе кают, а иссекают. Из нее удаляют сгустки крови и инородные тела. В рану засыпают сухие ан тибиотики и ушивают узловыми или непрерывными швами. Производят ушивание тканей груд ной стенки. В ряде случаев для закрытия дефекта грудной стенки производят пересечение или резекцию выше- и нижележащих ребер. В случае затруднений при закрытии дефекта тканей прибегают к пластическому перемещению прилегающих мышц на ножке. Накладывают двух- и трехрядные узловатые плевромышечные швы. Затем в плевральную полость вводят дренажные трубки, соединяют их с дренажной системой.

Основным метолом лечения при оказании квалифицированной помощи пострадавшим с закрытым и клапанным пневмотораксом, гемотораксом является дренирование плев ральной полости.

Дренажная трубка должна иметь просвет около 5 мм и 2—3 окончатых отверстия. Свобод ный конец дренажной трубки соединяют с клапанным устройством И. А. Шарипова или под ключают один из аспираторов, отсосов, обеспечивающих разрежение на уровне 30—40 см вод.ст. При невозможности использования перечисленных методов применяют постоянный дренаж по Бюлау (рис. 15.8, в). При лечении открытого пневмоторакса обязательным является применение антибиотиков как внутриплеврально, так и внутримышечно или внутривенно.

Большое значение придают дыхательной гимнастике, направленной на расправление легкого.

Оперативное лечение (торакотомия) предпринимается только по жизненным показаниям, к которым относится продолжающееся внутриплевральное кровотечение, угрожающее жизни пострадавшего. При закрытых повреждениях грудной клетки в большинстве случаев при по мощи постоянной активной аспирации содержимого плевральной полости по дренажам удается добиться расправления легочной ткани (этого следует добиться как можно быстрее из-за опас ности ателектазирования и развития пневмоний). Даже в случаях проникающих ранений груд ной стенки (если нет значительных разрушений легочной ткани, сопровождающихся кровоте чением) ограничиваются первичной хирургической обработкой раны, герметизацией и дрени рованием плевральной полости.

Сама операция торакотомии с ревизией легкого чревата порой значительно более опасными осложнениями, чем взвешенная консервативная тактика на фоне полноценно го дренирования.

При напряженном пневмотораксе производят дренирование плевральной полости во вто ром межреберье. Дренажную трубку соединяют с односторонним клапаном. Если при внутрен нем клапанном пневмотораксе дренирование плевральной полости в течение нескольких дней, как правило, приводит к расправлению легкого и не требует оперативного вмешательства, то при наружном клапанном пневмотораксе необходимо, помимо дренирования, в операционной произвести первичную хирургическую обработку раны грудной стенки и герметизировать плевральную полость снаружи.

При гемотораксе большое значение придают ранней и полной аспирации крови из плев ральной полости. Если нет сопутствующих повреждений пищевода, торакоабдоминальной травмы с повреждением кишечника, то в сроки до 2 сут с момента повреждения производят ре инфузию полученной крови. Перед этим в обязательном порядке центрифугируют пробирку с 3—5 мл крови, полученной из плевральной полости. Если плазма окрашивается в розовый цвет, то, значит, произошел гемолиз и кровь непригодна к переливанию. Основным методом лечения при гемотораксе является дренирование плевральной полости с полной аспирацией содержимо го. Дренируют плевральную полость в седьмом — восьмом межреберье, вводя дренажную трубку с широким просветом.

Показанием к оперативному лечению — торакотомии при гемотораксе является выде ление более 590 мл свежей крови за 2 ч наблюдения, что свидетельствует о продолжающемся активном внутриплевральном кровотечении.

Техника торакотомии. Операцию выполняют в положении больного на «здоровом» боку с наклоном в сторону спины. Кожный разрез производят по межреберью до угла лопатки. По на ружной поверхности ребра рассекают надкостницу, сдвигают ее распатором кверху, обнажая плевру, которую рассекают ножницами по ходу межреберья строго по верхнему краю ребра.

Затем рану разводят ранорасширителем. При продолжающемся кровотечении прежде всего об наруживают источник кровотечения и быстро осуществляют гемостаз. После этого собирают излившуюся кровь для реинфузии. В случаях массивного кровотечения из раны легкого корень его пережимают пальцами. Лигируют только крупные сосуды паренхимы легкого. При ранении крупных бронхов накладывают швы. При небольшом дефекте легочной ткани рану легкого ушивают отдельными швами капроновой, лавсановой нитью на атравматичной игле. Если раз рушения легочной ткани значительны, удалению подлежит доля легкого или, в редких случаях, все легкое. Затем промывают плевральную полость теплым изотоническим раствором натрия хлорида и осушают электроотсосом. Через восьмое межреберье по задней подмышечной линии вводят дренажную трубку. Производят первичную хирургическую обработку раны грудной клетки. Иссекают все нежизнеспособные ткани. Рану послойно ушивают наглухо. Налаживают активный дренаж содержимого плевральной полости.

В некоторых случаях при развитии гемоторакса фибринолиз не наступает и плевральная по лость оказывается заполненной сгустками крови. Такой гемоторакс называют свернувшимся. В этих случаях пункция или дренирование плевральной полости не дают эффекта, так как игла или трубка забиваются сгустками. Свернувшийся гемоторакс является показанием к торакото мии, однако эта операция может быть отложена и произведена в специализированном стацио наре, куда и следует эвакуировать таких пострадавших.

При торакотомии или дренировании плевральной полости эндоплевральное введение анти биотиков широкого спектра действия снижает степень риска инфекционных осложнений.

Эвакуация пострадавших с повреждениями груди производится в специализированный торакоабдоминальный госпиталь. После операций на органах грудной полости и выведения из шока пострадавшие должны быть эвакуированы на 3—5-й день. Транспортировку осуществля ют автомобильным, железнодорожным, авиационным транспортом. Во время транспортировки обеспечивают ингаляцию кислородом. Большое значение придают продолжению функциони рования дренажных систем. При невозможности обеспечить щадящую эвакуацию постра давших задерживают в госпитальном отделении.

15.2.4. Специализированная медицинская помощь При массовом поступлении пострадавших с травмой груди их разделяют на 4 основные группы:

— нуждающиеся в экстренном хирургическом лечении;

— направляемые в противошоковую палату для интенсивной терапии;

— пострадавшие, которым оперативное лечение может быть отсрочено;

— нуждающиеся в консервативном лечении (направляются для лечения в общехирургиче ское отделение).

Показания к экстренной торакотомии, дренированию плевральной полости (если это не было выполнено ранее) являются такими же, как и при оказании квалифицированной хирургической помощи.

Рассмотрим варианты специализированного лечения при различных повреждениях груди.

Лечение при переломах ребер. При изолированных переломах ребер каркасность грудной клетки сохранена. Поэтому показано лечение не именно перелома, а профилактика легочных осложнений (посттравматической пневмонии). Основой лечения являются адекватное обезбо ливание (места перелома или проводниковые новокаиновые блокады) и дыхательная гимнасти ка. Рекомендуется полупостельный режим в течение 4—5 дней. Назначают анальгетики, брон холитики, отхаркивающие препараты. Ребра срастаются через 3—4 нед.

При окончатых флотирующих переломах ребер восстановление каркасности грудной клетки возможно двумя путями: фиксацией ребер при окончатых переломах ребер к внешнему фиксатору (шина из пластика, пластмассы и др.) или оперативным методом (остеосинтез ре бер). Фиксация ребер при флотирующих переломах может быть выполнена при помощи теле скопической шины Л.Л.Силина (рис. 15.9, а). Шина представляет собой раздвижную легко мо делируемую металлическую раму, на которой укреплены две раздвижные штанги с надетыми на них кусочками резиновой трубки.

Шину раздвигают так, чтобы ее длина превышала протяженность реберного окна. Тщательно обрабатывают кожу в области флотирующего клапана спиртовым раствором йода, этиловым спиртом. Хирургической иглой большого размера проводят лавсановую лигатуру через кожу, подкожную клетчатку к верхнему краю фрагмента сломанного ребра, захватывая межреберные мышцы. При этом стараются не повредить париетальную плевру. Иглу продвигают по межре берному промежутку и выводят на кожу. В местах выхода лигатуры на коже фиксируют марле вые шарики, смоченные спиртом.

Таким образом прошивают ткани межреберных промежутков в проекции реберного окна над каждым фрагментом сломанного ребра (или через одно). Затем укладывают шину так, чтобы ее рама вверху и внизу опиралась на неповрежденные ребра, а раздвижные штанги пересекали ре берное окно сверху вниз. Концы каждой лавсановой лигатуры подвязывают к противополож ным штангам шины. При этом, используя резиновые тяги, фиксируют реберное окно так, чтобы оно не западало в фазу вдоха. Таким образом добиваются того, чтобы реберное окно смещалось при дыхании вместе с шиной, опирающейся на неповрежденные ребра, т.е. синхронно с груд ной стенкой. Проведенные описанным выше способом лигатуры можно фиксировать к пласт массовой шине (рис. 15.9, б).

Помимо достоинств, этот способ имеет и определенные недостатки. При использовании пла стмассовой шины трудно дозировать степень натяжения лигатур. При малейшем их прорезыва нии выявляется несостоятельность фиксации. Кроме того, пластмассовая шина закрывает дос туп к грудной клетке и затрудняет уход за системой вытяжения.

Следует отметить, что шинирование реберного окна может быть применено и при оказании квалифицированной медицинской помощи, а при наличии соответствующего оснащения и ус ловий — в качестве первой врачебной помощи.

Иммобилизация переднего билатерального реберного окна (множественные переломы ре бер по парастернальным линиям с флотацией грудинного комплекса) может быть достигнута скелетным вытяжением за грудину. При этом из небольших кожных разрезов под грудину заво дят бранши специальной конструкции (рис. 15.9, в) или захватывают грудину с боков щипцами типа пулевок, вывешивая груз на системе блоков в направлении тяги, перпендикулярном плос кости передней грудной стенки.

Срок фиксации ребер при флотирующих переломах составляет 2—3 нед. Из оперативных методов фиксации реберного «окна» наибольшее распространение получил экстраплевральный остеосинтез ребер. Считается достаточным остеосинтез наиболее мобильных фрагментов ребер.

Больного укладывают на «здоровый» бок, руку отводят в сторону. Для операции необходи мы малый хирургический набор, распатор, однозубые крючки, сшивающий аппарат «СГР-20», «СРКЧ-22» или металлические пластины с короткими шурупами. Этапы операции: разрез про водят по ходу ребра, мышцы над переломом тупо расслаивают, распатором освобождают от ломки ребра от надкостницы, с помощью однозубых крючков сопоставляют отломки ребер, под них проводят упорную планку сшивающего аппарата. Винтом аппарата сжимают концы отлом ков и прошивают их скобками. Можно фиксировать переломы накостными пластинами, укла дываемыми по наружной поверхности ребра.

При переломах ребер в их хрящевой части можно соединять отломки с помощью лавсановой нити.

Для остеосинтеза ребер металлическими спицами применяют специальный направитель. Ра ну послойно ушивают наглухо.

Лечение при переломах грудины. Как правило, применяется консервативное лечение. Про изводят анестезию области перелома или (при переломах со смещением) загрудинную ново каиновую блокаду.

При переломах без смещения отломков пострадавшего укладывают на кровать со щитом в положении на спине, назначают анальгетики. При переломах со смещением отломков произво дят репозицию путем переразгибания позвоночника. Для этого между лопатками больного по мещают реклинирующий валик. В тех случаях, когда репозиция не удается, показаны открытое вправление отломков и остеосинтез двумя перекрещивающимися спицами Киршнера. При кли нической картине ушиба органов переднего средостения, ушиба сердца назначают ингаляцию кислорода, кардиотропные препараты, переливание высокомолекулярных декстранов. Об эф фективности лечения в таких случаях судят по динамике ЭКГ, общему состоянию больного.

При сотрясении, сдавлении груди и синдроме травматической асфиксии лечение должно быть направлено на купирование болевого синдрома и сердечно-легочной недостаточности.

Обезболивание — вагосимпатическая блокада, при Переломах ребер — проводниковая ново каиновая блокада. По показаниям возможно проведение лечебного наркоза. Назначают ингаля цию кислорода, дыхательные аналептики, сердечно-сосудистые средства, антибиотики. Боль шое значение придают санации трахеобронхиального дерева, для чего аспирируют слизь и мок роту, искусственно вызывают кашель. В тяжелых случаях проводят бронхоскопию с аспираци ей мокроты.

Наиболее частым осложнением является пневмония. Поэтому проводят профилактику дан ного осложнения.

Лечение при пневмотораксе. При массовых поражениях в ряде случаев ограниченный пнев моторакс не диагностируется. В лечении таких больных, у которых ведущими жалобами явля ются боли в области перелома, не требуется значительной коррекции функции дыхания. Как правило, специальное лечение, заключающееся при закрытом пневмотораксе прежде всего в пункции или дренировании плевральной полости с целью ранней и полной аспирации воздуха, проводится при среднем, большом или тотальном пневмотораксе. Пункцию плевральной по лости производят в типичных точках. Критерием адекватности пункционного лечения является расправление легкого. Проводится интенсивная антибиотикотерапия. Назначают спазмолитики, бронхолитики, отхаркивающие препараты, проводят дыхательную гимнастику. Как правило, с 5—7-го дня состояние больных с закрытым пневмотораксом прогрессивно улучшается. Умень шаются и исчезают признаки легочно-сердечной недостаточности.

При открытом пневмотораксе основным в лечении является операция герметизации плев ральной полости, которая производится при оказании квалифицированной хирургической по мощи. Если ранее эта операция не была выполнена (например, пострадавший поступил непо средственно из очага поражения в специализированный стационар), его направляют в операци онную в первую очередь по жизненным показаниям.

Очень важным лечебным мероприятием в лечении всех видов пневмоторакса (как при кон сервативном лечении, так и после торакотомии) является дренирование плевральной полости с активной аспирацией содержимого. Показаниями к дренированию плевральной полости явля ются напряженный, клапанный пневмоторакс, невозможность расправления легкого при пунк циях, развитие нагноения в плевральной полости.

После полного расправления легкого и при отсутствии поступления воздуха по дренажу и, следовательно, в плевральную полость, что свидетельствует о «слипании» краев раны легкого, дренаж удаляют. Торакотомия показана при безуспешности консервативного лечения (расправ ления легкого) в течение 3—5 дней. В тех случаях, когда имеются обширные повреждения лег кого и активный дренаж неэффективен (не удается вообще расправить легкое), торакотомия по казана уже в первые часы.

Вопросы для самоконтроля 1. При закрытой травме грудной клетки (переломы ребер), осложненной пневмотораксом, могут определяться следующие симптомы:

а) одышка;

б) кровохарканье;

в) подкожная эмфизема;

г) притупление перкуторного звука.

2. Подкожная эмфизема при закрытых переломах ребер является достоверным признаком:

а) гемопневмоторакса;

б) пневмоторакса;

в) ушиба легкого;

г) повреждения легкого.

3. При закрытом повреждении грудной клетки (переломы ребер), осложненном гемотораксом, могут опреде ляться следующие симптомы:

а) брадикардия;

б) ослабление дыхания;

в) подкожная эмфизема;

г) притупление перкуторного звука на стороне повреждения.

4. В объем первой врачебной помощи пострадавшим с проникающим ранением грудной клетки входит:

а) вагосимпатическая блокада;

б) инфузионная терапия;

в) пункция плевральной полости;

г) торакотомия при наличии показаний.

5. Показанием к торакотомии при оказании квалифицированной медицинской помощи является:

а) ранение сердца;

б) открытый пневмоторакс;

в) продолжающееся внутриплевральное кровотечение;

г) закрытый пневмоторакс.

6. Наложение окклюзионной повязки показано пострадавшему при:

а) закрытом пневмотораксе;

б) открытом пневмотораксе;

в) наружном клапанном пневмотораксе;

г) внутреннем клапанном пневмотораксе.

7. Обширная, нарастающая подкожная эмфизема характерна для:

а) закрытого пневмоторакса;

б) открытого пневмоторакса;

в) клапанного пневмоторакса;

г) большого гемоторакса.

8. Укажите оптимальное место пункции плевральной полости при пневмотораксе:

а) в седьмом межреберье по заднеподмышечной линии;

б) во втором межреберье по среднеключичной линии;

в) в десятом межреберье по лопаточной линии;

г) в области, где подкожная эмфизема наиболее выражена;

д) во втором межреберье по лопаточной линии.

9. Укажите оптимальное место пункции плевральной полости при гемотораксе:

а) в седьмом межреберье по заднеподмышечной линии;

б) во втором межреберье по среднеключичной линии;

в) в десятом межреберье по лопаточной линии;

г) в центре зоны притупления перкуторного звука;

д) во втором межреберье по лопаточной линии.

Глава 16. Повреждения живота 16.1. Классификация повреждений живота Повреждения органов брюшной полости и забрюшинного пространства являются тяжелей шими и чрезвычайно опасными для жизни. При любом повреждении органов брюшной полости и забрюшинного пространства существует реальная опасность смертельного исхода. Если больному с повреждением органов брюшной полости не оказана своевременно полноценная хирургическая помощь, то летальный исход становится почти неизбежным.

Повреждения органов брюшной полости и забрюшинного пространства имеют следующие особенности: частое, быстрое развитие опасных для жизни тяжелых осложнений (шок, крово потеря, перитонит), сложность и ответственность диагностики, зависимость исходов травмы от сроков оперативных вмешательств в часах, сложность и ответственность операций.

Повреждения органов живота разделяются на закрытые и открытые. Если в мирное время за крытые повреждения живота преобладают над открытыми, то во время войны соотношения существенно изменяются в сторону преобладания ранений. При стихийных бедствиях частота закрытых повреждений органов брюшной полости и забрюшинного пространства значительно возрастает, и они являются доминирующими.

Закрытые повреждения живота в экстремальных условиях возникают в результате воздейст вия ударной волны, при падении с высоты (кататравма), при сдавлении тяжелыми предметами, при ударе в живот. Характер и тяжесть закрытой травмы живота связаны с силой удара. При этом повреждения могут ограничиться только брюшной стенкой (разрывом мышц, апоневроза, кровеносных сосудов, кровоизлиянием в забрюшинное пространство) или вызвать повреждение внутренних органов (схемы 16.1;

16.2).

Кроме указанных в классификации видов повреждений живота, можно выделить, учитывая характер повреждения внутренних органов, ушибы, раздавливание, полные разрывы, надрывы.

Травмы паренхиматозных органов делят на повреждения с нарушением капсулы (трещины, разрывы, размозжения) и без нарушения целостности капсулы (центральные, подкапсульные гематомы печени, селезенки, поджелудочной железы, почки).

Закрытые повреждения живота часто осложняются шоком. При изолированных повреждени ях живота он наблюдается в 60—70% случаев, при сочетанных повреждениях — в 80—85%.

Кровоизлияния в брюшную полость различной величины встречаются у 80% пострадавших с повреждением органов живота.

16.2. Клиническая картина, диагностика повреждений живота Клинические проявления повреждений живота многообразны и весьма вариабельны. Неко торые органы расположены внутрибрюшинно, другие покрыты брюшиной частично или распо ложены за брюшиной, поэтому травма может не проявляться перитонеальными признаками.

Клиническая симптоматика обусловлена временем, прошедшим с момента травмы. Перитоне альные симптомы могут появляться не сразу, а спустя несколько часов после повреждения. Пе ритонеальные симптомы и их интенсивность изменяются, как известно, в разные фазы перито нита. Наблюдается разница в клинической картине при изолированных повреждениях паренхи матозных и полых органов. При кровотечении в брюшную полость и забрюшинное пространст во преобладают признаки острой кровопотери, местные симптомы при этом не выражены. На оборот, при повреждении полых органов, если они расположены интраперитонеально, местные перитонеальные признаки выражены четче, но они могут отсутствовать, если повреждение произошло во внебрюшинной части. Поскольку повреждения органов живота довольно часто бывают множественными, определить, какой или какие органы повреждены, чрезвычайно трудно. Однако это обстоятельство не имеет существенного значения.

При выработке лечебной тактики необходимо прежде всего определить показания к оперативному вмешательству.

В экстремальных условиях время для диагностики повреждений живота весьма ограничено.

В течение нескольких минут надо разобраться в характере ранения и установить показания к оперативному лечению, провести сортировку. Требуются методический подход, определенная последовательность действий врача.

Рекомендуется следующая ориентировочная основа действий врача при диагностике повре ждений живота в условиях этапного лечения. Первыми ориентирами являются положение ра неного и его поведение. Пострадавший с повреждением органов брюшной полости, как прави ло, старается лежать неподвижно. Принятое им первоначальное положение он старается не из менять. Чаще раненый лежит на спине или на боку с согнутыми ногами. Осмотр начинают с оценки внешнего вида раненого. Осунувшееся, страдальческое лицо, постоянная просьба:

«Дайте попить!» (а это не разрешается) должны настораживать врача. Прежде всего выясняется локализация повреждения. Далее уточняется тяжесть состояния, выясняются уровень сохране ния сознания и реакция раненого на окружающую обстановку и опрос врача. Если раненый в сознании, выясняются жалобы и обстоятельства травмы. Затем исследуется пульс, его частота и наполнение. Как правило, отмечается тахикардия, которая тем значительнее, чем тяжелее ране ние и кровопотеря;

определяют частоту, ритм и глубину дыхания.

Далее осматривают язык. Обычно у пострадавшего с повреждением живота отмечают су хость языка различной степени и наличие налета (беловатого, коричневого). После этого при ступают к выявлению местных симптомов. В экстремальных условиях приходится обследо вать больного без снятия повязки и одежды. Если имеется открытая травма, уточняют локали зацию раны (ран), отделяемое ее и выясняют, нет ли выпадения внутренних органов (петель кишки, сальника). Если это имеет место, то диагноз, естественно, становится совершенно яс ным. Однако следует заметить, что выпадение внутренностей при проникающих ранениях жи вота наблюдается лишь у 11 % раненых. Затем проверяют участие брюшной стенки в акте ды хания. При повреждении органов брюшной полости передняя брюшная стенка или не участвует в акте дыхания, или ее движения ограничены. Этот симптом является очень важным. Только при выполнении всех указанных действий приступают к осторожной пальпации. При этом вы ясняют степень ригидности передней брюшной стенки и ее напряжение в отдельных областях.

Проверяют симптом Щеткина — Блюмберга, симптом перкуторной болезненности. Выслуши вают перистальтику кишечника (не менее одной минуты). Затем приступают к перкуссии живо та для выявления наличия жидкости (крови, экссудата) в брюшной полости, а также печеноч ной тупости и уровня выстояния мочевого пузыря над лобком. После этого проверяют функцию мочевого пузыря (больному предлагают помочиться). Если нарушено самостоятельное моче испускание, производят катетеризацию мочевого пузыря. Обращают внимание на количество выделенной или выпущенной мочи. Моча оценивается макроскопически.

Наличие дизурических явлений наблюдается не только при повреждениях мочевого пу зыря и уретры, но и при повреждениях органов брюшной полости и забрюшинного про странства.

Завершающим этапом клинического обследования больного (в стационаре) является рек тальное исследование.

Изложенная последовательность действий врача при диагностике должна рассматриваться как ориентировочная схема. В практике последовательность действий может быть изменена, но принцип диагностического подхода от выявления общих симптомов к установлению ло кальных признаков должен быть сохранен.

Закрытые повреждения органов брюшной полости и забрюшинного пространства диагности руются значительно труднее, чем открытые, так как при закрытых повреждениях достоверные клинические признаки отсутствуют, а информативность косвенных классических клинических симптомов далеко не стопроцентная.

Нередко травма только брюшной стенки может манифестировать повреждения внутренних органов.

При этом отмечаются напряжение мышц брюшного пресса, симптом Щеткина — Блюмбер га, боль в животе и болезненность при пальпации, тахикардия и др.

Особое место занимают забрюшинные повреждения, сопровождающиеся массивными кро воизлияниями в забрюшинное пространство. Тяжесть состояния больного, наличие симптомов раздражения брюшины, довольно резкое напряжение мышц живота, частый пульс, падение ар териального давления дают полную картину внутрибрюшного повреждения, поэтому диффе ренцировать забрюшинные повреждения от внутрибрюшинных чрезвычайно трудно. Лапаро центез, и особенно лапароскопия, позволяют уточнить диагноз.

Без использования этих методов чаще всего истинный диагноз устанавливается во время ла паротомии.

Дифференциально-диагностические трудности увеличиваются, когда повреждения живота сопровождаются переломами ребер, тазовых костей. Еще более усложняется диагностика при сочетанных повреждениях живота и других областей тела (черепа, груди, позвоночника, таза).

Кроме того, они утяжеляют состояние больных и значительно повышают летальность. При краниоабдоминальных повреждениях, когда больной находится в бессознательном состоянии, клинически ставить диагноз почти невозможно.

Подозрение на травму органов брюшной полости должно возникнуть, когда тяжесть состояния пострадавшего нельзя объяснить другими локализациями повреждений.

При минимальном подозрении на повреждение органов брюшной полости даже при отсутст вии многих типичных локальных симптомов показан лапароцентез, а еще лучше лапароскопия.

Лапароцентез (пункция брюшной полости) является простым и безопасным методом экспресс диагностики, доступным широкому кругу врачей. Время, которое затрачивается на его выпол нение, исчисляется 5—10 мин. Информативность составляет 85— 90%. Он не утяжеляет со стояние больного и может быть произведен при любом состоянии (шок, геморрагический кол лапс). Лапароцентез не следует делать у агонирующего пострадавшего и выполнять у больных, которым ранее были произведены операции на брюшной полости и имеются рубцы после этих операций. Лапароцентез может производиться не только в операционной, но также и в проти вошоковой палате, однако при строгом соблюдении асептики.

Лапароцентез производится в положении больного на спине под местной анестезией 0,25— 0,5% раствором новокаина в точке на 2—2,5 см ниже пупка по средней линии или слева на уровне пупка, отступя от него на 2—2,5 см (рис. 16.1, а). Проводят лигатуру (№ 6—8), захваты вая переднюю стенку апоневроза прямой мышцы живота (рис. 16.1, б). На середине расстояния между вколом и выколом иглы делают разрез кожи длиной 1 см. Брюшную стенку приподни мают за лигатуру как можно выше в виде паруса, после чего через кожный разрез осуществля ют пункцию брюшной стенки троакаром (рис. 16.1, в). Троакар проводят под углом 45° к пе редней брюшной стенке кзади по направлению к мечевидному отростку. После извлечения сти лета троакара через его гильзу в брюшную полость вводят катетер (рис. 16.1, г) и поочередно направляют его в малый таз, боковые каналы, левое и правое поддиафрагмальные пространства («шарящий» катетер). При этом постоянно аспирируют содержимое 10-или 20-граммовым шприцем. Если в шприце появится кровь, сукровица или любое другое содержимое, исследо вание прекращают и производят лапаротомию. Если в брюшной полости содержимого нет, то результат лапароцентеза оценивается как отрицательный («сухая» пункция). При этом исследо вание продолжают. Через катетер вводят 400,0—500,0 мл изотонического раствора натрия хло рида или новокаина (0,25%) и раствор отсасывают. Если аспирируемая жидкость окрашивается кровью или претерпевает другие изменения, приступают к лапаротомии. Если введенный раст вор не изменяется, исследование прекращают, но катетер не извлекают, а оставляют на 1—2 сут для последующего наблюдения и периодически делают попытку аспирации.

Диагностическая лапаротомия как самый достоверный метод диагностики применяется в том случае, когда у хирурга остается сомнение, имеется ли повреждение внутренних органов или нет. Она должна быть последним звеном в цепи диагностического поиска.

Необходимость диагностической лапаротомии возникает при сочетанных и множественных повреждениях, когда клинические и другие методы исследования не позволили достоверно ис ключить внутрибрюшные повреждения как причину и источник травматического шока или ге моррагического коллапса или когда тяжелое состояние больного нельзя объяснить тяжестью повреждений других областей тела. Возможна и другая ситуация. Больной находится в удовле творительном состоянии и наблюдается с периодическими подробными осмотрами, включая и дополнительные методы исследования. Это должно проводиться у раненых в живот не более ч. После этого срока, если сомнения в правильности диагноза остаются, показана диагностиче ская лапаротомия. Такая тактика примерно с середины 70-х годов позволила во многих лечеб ных учреждениях значительно снизить число диагностических лапаротомии с 25% до 5—6%.

Чрезвычайно редко диагностируются так называемые подкапсулярные и центральные ге матомы печени и селезенки. Этот коварный вид травмы характеризуется тем, что в ближай шее время после травмы они мало чем проявляются. Катастрофа возникает внезапно, совер шенно неожиданно для больного и медицинского персонала. При относительно благополучном состоянии больного спустя несколько дней, а то и 1—2 нед даже при небольшом мышечном усилии или в постели, при вставании, в туалете ранее травмированный орган внезапно разрыва ется, возникает массивное кровотечение в брюшную полость. Этот вид травмы получил назва ние двухфазного разрыва. Нередко развитие геморрагического коллапса происходит настолько быстро, что спасти больного не удается.

Диагностика проникающих ранений живота у большинства пострадавших более легкая, чем диагностика закрытых повреждений. Однако иногда диагностика проникающих ранений бывает затруднительной. Наблюдаются случаи, когда на первый взгляд «невинная» ранка на спине, ягодице и даже на бедре оказывалась проникающей в брюшную полость и не распознанное своевременно проникающее ранение в живот приводило к гибели больного.

Даже точечная ранка па брюшной стенке может быть проникающей в брюшную по лость.

Трудность заключается в исследовании глубины раневого канала и его направления.

Такие дополнительные методы диагностики, как лабораторные, рентгенологические, радио изотопные и др. на передовых этапах оказания медицинской помощи вряд ли будут использо ваны из-за сложности организации, отсутствия аппаратуры и соответствующих специалистов.

Кроме того, будет затягиваться диагностика, а фактор времени при повреждениях живота имеет решающее значение для исхода ранения. Последнее положение иллюстрируется следующими данными анализа летальных исходов. Выживаемость больных, оперированных до 2 ч с момента травмы, была равна 90 %, у оперированных от 4 до 12 ч она составила 25 %, а среди опери рованных после 12 ч выживаемость считается исключением.

16.3. Оказание медицинской помощи пострадавшим Медицинские мероприятия на догоспитальном этапе сводятся к поддержанию жизненных функций пострадавшего и к мероприятиям, обеспечивающим его эвакуацию. Если имеются тя желые расстройства дыхания, производят туалет полости рта и, если нужно, вводят воздуховод и производят вспомогательное дыхание.

16.3.1. Первая медицинская и доврачебная помощь Оказание первой медицинской и доврачебной помощи пострадавшим с повреждениями жи вота имеет ряд особенностей.

Прежде всего при подозрении на повреждение органов брюшной полости категорически за прещен прием пищи или жидкости per os. Поэтому исключается как прием любых таблетиро ванных препаратов (антибиотиков, антидотов), так и питье. Более того, при повреждении орга нов брюшной полости обычно пострадавшие ощущают сильную жажду, постоянно просят пить.

В таких случаях необходимо сделать так, чтобы пострадавший не смог напиться самостоятель но (отобрать и поставить вне пределов досягаемости фляжку с водой), так как ему, несмотря на запреты, трудно контролировать свои поступки.

Обезболивание при повреждениях органов брюшной полости, часто сопровождающихся шо ком, следует начинать как можно раньше. Опасения, что в дальнейшем могут возникнуть диаг ностические трудности в связи с введением наркотических анальгетиков, не имеют серьезного обоснования. При проникающих ранениях живота имеются достоверные признаки поврежде ния, и необходимость оперативного вмешательства (вне зависимости от степени выраженности болевого синдрома) не подвергается сомнению. При закрытых же повреждениях в условиях этапного лечения важнее предпочесть противошоковое действие наркотиков во время транс портировки пострадавшего, ибо, когда он поступит через 2-3 ч на следующий этап, действие наркотического анальгетика закончится и клиническая картина уже не будет искажена.

Наложение асептической повязки может сопровождаться трудностями при эвентрации внутренних органов.

Выпавшие из раны внутренние органы ни в коем случае нельзя вправлять в брюшную полость!

Это недопустимо по двум причинам. Во-первых, при таком вправлении происходит допол нительное инфицирование брюшной полости, а во-вторых, попытки вправления без адекватной анестезии (наркоза) неизбежно приведут к развитию тяжелейшего шока, который может закон читься гибелью пострадавшего.

Вместе с тем выпавшие в рану внутренние органы должны быть изолированы от внешней среды. При накладывании марлевой асептической повязки необходимо помнить, что при под сыхании марля плотно прилипает к кишке, что в дальнейшем, при попытке сделать перевязку, приведет к ее десерозированию на значительной площади.

Повязку, наложенную на центрированные органы брюшной полости, необходимо по стоянно поддерживать во влажном состоянии.

Желательно смачивать повязку стерильными солевыми растворами, но при их отсутствии допустимо пользоваться обыкновенной водой.

Транспортная иммобилизация заключается в наложении на живот иммобилизующей по вязки в дополнение к той естественной иммобилизации, которая создается напряжением мышц брюшного пресса и диафрагмой. Для этого повязка должна быть большой и плотно охватывать живот.

Выпавшие внутренности особенно нуждаются в полноценной иммобилизации. Однако на ложение плотной циркулярной повязки заведомо вызовет их сдавление и некроз. Чтобы предо хранить их от сдавления, на переднюю брюшную стенку накладывается ватно-марлевое (или сделанное из одежды) кольцо, которое окружает и защищает выпавшие внутренности, а уже затем поверх этого кольца плотно накладывается циркулярная повязка.

Транспортировка пораженного с повреждением живота должна быть максимально щадя щей, так как она является для него серьезным испытанием.

Пострадавший должен, если это возможно, доставляться на операционный стол на тех же носилках, на которые он был уложен на месте происшествия.

Перекладывание с носилок на носилки — всегда дополнительная, часто недопустимая трав ма, которая, как показали наблюдения, сопровождается снижением артериального давления на 10%. Транспортировка таких пострадавших должна осуществляться на носилках, максимально щадящими методами, без тряски. Желательно при эвакуации на большие расстояния пользо ваться авиационным санитарным транспортом.

16.3.2. Первая врачебная помощь Оказание первой врачебной помощи пострадавшим с повреждениями живота и органов брюшной полости по характеру проводимых мероприятий в сущности не отличается от довра чебной, за тем исключением, что имеется больше возможностей для проведения инфузионной терапии. В то же время реальные шансы на выживание у таких пострадавших есть лишь в том случае, если им будет своевременно (как можно раньше!) и квалифицированно выполнена опе рация. Поэтому оказание первой врачебной помощи пострадавшим с повреждениями живота в качестве отдельного этапа медицинской эвакуации приводит лишь к потерям времени, порой оказывающимся роковыми. Все пострадавшие (кроме агонирующих) должны быть эвакуирова ны для оказания квалифицированной и специализированной помощи. Даже тем, у кого нет убе дительных данных, подтверждающих повреждение внутренних органов, показано проведение обследования и диагностических манипуляций. Сортировка проводится в зависимости от сте пени шока и наличия внутреннего кровотечения;

задерживаются только нетранспортабельные пострадавшие.

Исправление повязок, введение анальгетиков, антибиотиков (в инъекциях!), при наличии ран — серопрофилактика столбняка не являются причиной для задержки эвакуации. При шоке и кровопотере проводят инфузионную терапию, вводят сосудосуживающие и кардиотонические средства с целью обеспечения транспортировки.

В первую очередь эвакуируют пострадавших с признаками внутреннего кровотечения, шока, а также детей.

16.3.3. Квалифицированная медицинская помощь При оказании квалифицированной медицинской помощи в приемно-сортировочном отделе нии уточняется диагноз и проводится медицинская сортировка, которая при массовом поступ лении должна сводиться по крайней мере к выделению двух основных групп пострадавших.

Первая группа — пострадавшие, которым неотложная помощь должна быть безотлагатель ной. К ней относятся раненые с несомненным диагнозом внутрибрюшного кровотечения и ра неные, находящиеся в удовлетворительном состоянии, у которых оперативные вмешательства могут дать наибольшее число успешных исходов.

При направлении в операционную в случае массовых поступлений предпочтение оста ется, помимо пострадавших с продолжающимся кровотечением и детей, тем, у кого боль ше шансов на благоприятный исход операции, т.е. пострадавшим с наиболее легкими по вреждениями.

Вторая группа — пострадавшие, находящиеся в тяжелом состоянии (шок, коллапс, интокси кация), временно неоперабельные. Они нуждаются в активной комплексной противошоковой терапии и наблюдении. Эффективность противошоковой терапии должна быть выявлена в те чение 2—3 ч. За этот срок в группе временно неоперабельных выделяются две группы. Постра давшие, у которых удалось добиться определенной коррекции нарушений важнейших жиз ненных функций с уровнем артериального давления 80—90 мм рт. ст. и относительной стаби лизации общего состояния, признаются операбельными. Их надо немедленно оперировать, учи тывая, что состояние достигнутого уровня гемодинамики не может быть долгим как при крово течении, так и при перитоните. Пострадавшие, у которых не удалось добиться восстановления гемодинамики и нормализации дыхания, артериальное давление остается ниже 80 мм рт.ст., признаются неоперабельными. Вместе с тем неоперабельность этих пострадавших еще не озна чает, что состояние их безнадежно.

С учетом изложенных принципов медицинская сортировка при оказании квалифицирован ной помощи проводится следующим образом.

Пострадавших с продолжающимся внутренним кровотечением немедленно направляют в операционную, где производится остановка внутреннего кровотечения на фоне интенсивной противошоковой терапии. Пострадавшие без признаков продолжающегося внутреннего крово течения при наличии декомпенсированного обратимого шока направляются в противошоковую для подготовки к операции (таких большинство), а без признаков шока — в операционную в первую очередь (при наличии признаков повреждения внутренних органов) или в госпиталь ную для динамического наблюдения и дополнительной диагностики. В госпитальную направ ляют также пострадавших, у которых диагноз пока неясен. Так как часто в процессе первичной хирургической обработки раны брюшной стенки, которая считалась непроникающей, выявля ется ее сообщение с брюшной полостью, первичную хирургическую обработку ран передней брюшной стенки выполняют в операционной.

Пострадавшие в необратимой декомпенсированной фазе шока (агонирующие) направляются в госпитальную для проведения им симптоматической терапии (схема 16.3).

Диагноз повреждения органов брюшной полости является показанием к неотложной опера ции, немедленность которой в значительной степени возрастает при внутрибрюшном кровоте чении. Ранние операции являются главным условием благоприятного исхода.

При поступлении большого числа пострадавших с повреждениями живота, когда невозмож но оперировать всех, несмотря на показания, в ближайшие часы, допустимо эвакуировать в ближайший госпиталь тех, у кого нет внутреннего кровотечения.

Длительное ожидание операции более опасно, чем эвакуация.

Предоперационная подготовка зависит от общего состояния раненого и от характера ране ния. При внутреннем кровотечении сразу устанавливается капельница и начинается перелива ние крови и кровезаменителей. При декомпенсированном шоке перед операцией проводят ком плексную противошоковую терапию. Струйное или капельное переливание крови и кровезаме нителей следует продолжать во время операции, а при большой кровопотере — и после нее.

Проведение противошоковых мероприятий не всегда следует во что бы то ни стало продолжать до полного выведения из шока. У ряда раненых состояние шока может поддерживаться и даже усугубляться кровотечением в брюшную полость, раздражением брюшины желудочным или кишечным содержимым, желчью. Кроме того, откладывание операции способствует развитию разлитого перитонита.

Вместе с тем, если жизненных показаний к неотложному вмешательству у раненого с повре ждением органов живота в состоянии шока нет, торопиться с оперативным вмешательством не следует. Час — два (не более!), потраченные перед операцией на нормализацию нарушенных жизненно важных функций организма, не уменьшают, а увеличивают шансы на благоприятный исход.

Противошоковые мероприятия начинают с создания покоя, согревания пострадавшего (не обогревания!), оксигенотерапии, внутривенного переливания крови и кровезаменителей. При декомпенсированном шоке целесообразным может быть переливание крови, внутривенное ка пельное введение норадреналина, мезатона, глюкозы с комплексом витаминов. Следует учиты вать, что проведение противошоковой терапии у пострадавших с повреждением органов живота не может продолжаться долго.

Опасность развития разлитого перитонита сокращает время проведения противошо ковых мероприятий до 2 ч.

Если при активной противошоковой терапии не нормализуется гемодинамика и остается не стабильной, это свидетельствует о необратимом шоке или продолжающемся внутрибрюшном кровотечении. При необратимом шоке исход оперативного вмешательства неблагоприятный.

При продолжающемся кровотечении есть шанс спасти раненого. В дифференциальной диагно стике врачу существенную помощь окажет лапароцентез.

Нарастающая кровопотеря является показанием к незамедлительному оперативному вмешательству.

Оперативное вмешательство наиболее безопасно при устойчивом систолическом давле нии в пределах 90—100 мм рт.ст. и диастолическом не ниже 30 мм рт.ст., частоте пульса 100— ПО в минуту, частоте дыхания до 25 в минуту и индексе шока меньше единицы.

Лапаротомию предпочтительно производить под интубационным наркозом с применением релаксантов. По времени она должна занимать 1,5—2 ч. За это время необходимо выполнить все вмешательства на поврежденных органах. Такие жесткие условия диктуются особой обста новкой на этапах медицинской помощи, когда в противошоковой палате в приемно сортировочном отделении ожидают операции другие раненые. Разрез брюшной стенки при ла паротомии должен обеспечить возможность детального осмотра всех органов брюшной полос ти и забрюшинного пространства. Если нужно, срединный разрез может быть расширен вверх и вниз и дополнен поперечным разрезом вправо или влево. При полной уверенности, что повреж дение органов брюшной полости ограничивается определенной областью, применяют попереч ный разрез выше или ниже пупка с пересечением прямой мышцы живота. Разрезы, параллель ные реберной дуге, применяются, когда диагноз повреждения (изолированного) печени или се лезенки не вызывает никаких сомнений.

Оперативное вмешательство при повреждениях органов живота сводится к остановке крово течения, ревизии органов брюшной полости и забрюшинного пространства, введению осу шающих тампонов, собственно оперативному вмешательству на органах, туалету брюшной по лости, зашиванию брюшной стенки.

После вскрытия брюшной полости для выявления характера повреждений и составления плана операции обязателен последовательный осмотр ее органов.

Если в брюшной полости обнаруживают кровь, необходимо прежде всего, удалив ее тампонами или аспиратором, отыскать источник кровотечения и остановить его.

Чаще всего причиной кровотечения бывают повреждения печени, селезенки, брыжеечных сосудов и почки. При кровотечении из печени или селезенки, если доступ недостаточен, к сре динному разрезу следует добавить поперечный.

Если операция по поводу продолжающегося внутрибрюшного кровотечения начата на фоне декомпенсированного шока, то после выполнения ее основного этапа — обнаружения источни ка кровотечения и гемостаза, — операция должна быть приостановлена, пока на фоне продол жающейся массивной инфузионно-трансфузионной терапии не будет стабилизирована гемоди намика. Только после этого можно продолжить и завершить операцию. Следование этому пра вилу позволяет значительно уменьшить число летальных исходов у пострадавших с тяжелой кровопотерей, оперированных по жизненным показаниям.

При повреждении печени, если нет угрожающего кровотечения, предпочтительнее произве сти временную тампонаду. Поврежденную селезенку удаляют после пережатия ножки. Если ни печень, ни селезенка не являются источником кровотечения, следует обследовать печеночно дуоденальную связку, поджелудочную железу, брыжейку тонкой и толстой кишки, область почки. В ходе ревизии последовательно производят новокаиновую блокаду рефлексогенных зон и введение больших марлевых тампонов во все отлогие места брюшной полости. Они остаются в ней в течение всей операции, чем достигается полное осушение брюшной полости и преду преждается загрязнение ее при манипуляциях. При загрязнении брюшной полости содержимым полых органов нужно очистить ее марлевыми салфетками или аспиратором.

Ревизию органов брюшной полости необходимо производить быстро и нежно, стараясь не допускать эвентрации кишечника. Ревизия начинается с желудка, причем через желудочно ободочную связку обследуют заднюю стенку желудка, двенадцатиперстную кишку и поджелу дочную железу. Затем петли тонкой кишки последовательно извлекают, осматривают и погру жают обратно. Обнаружив повреждение, петлю кишки окутывают влажной марлевой салфеткой и зажимают мягким зажимом, временно оставляют на брюшной стенке, продолжая ревизию.

Особенно тщательно надо осматривать места прикрепления кишки к брыжейке и участки стен ки с минимальным изменением.

Если обнаружен подозрительный на повреждение участок кишки, необходимо не только тщательно осмотреть его, но и проверить, не просачивается ли через него кишечное содержи мое. Небольшой кровяной сгусток на стенке кишки может закрыть раневое отверстие, при этом надо зажать петлю кишки выше и ниже подозрительного места, посмотреть, не просачивается ли кишечное содержимое. Субсерозную гематому стенки кишки следует вскрыть, под ней мо жет оказаться ранка.

Раненые в живот плохо переносят резекции и экстирпации органов.

Резекцию тонкой кишки допустимо производить только при множественных ранениях, рас положенных близко друг к другу, при обширных разрывах кишечной стенки или отрывах киш ки от брыжейки. Резекция тонкой кишки заканчивается у раненых летальным исходом в полто ра раза чаще, чем у тех, которым производилось простое ушивание раны кишки. Чем больше размер резецируемого участка кишки, тем выше летальность. Например, если резерцировалось меньше 50 см тонкой кишки, то выживали 78% раненых, а резекция более 50 см сопровожда лась летальностью в 78% случаев. Уместно заметить, что резекция кишки должна произ водиться в пределах здоровой, жизнеспособной стенки. Наложение швов на сомнительную по жизнеспособности стенку кишки создает реальную угрозу их несостоятельности. Кишечный анастомоз накладывается по типу «конец в конец».

Особого внимания требует ревизия толстой кишки, так как не всегда легко распознать по вреждение печеночного и селезеночного изгибов, а также забрюшинных отделов. Для ревизии необходимо рассечь брюшину по наружному краю кишки и широко обнажить подозрительную область. Поврежденные участки ограничивают тампонами. Ревизию заканчивают осмотром прямой кишки и мочевого пузыря. Затем по плану, составленному в процессе ревизии, произ водят ликвидацию последствий повреждений органов живота. Выбирают наиболее простые оперативные вмешательства с наименьшей затратой времени на них. Единичные отверстия в стенке желудка или тонкой кишки зашивают двухрядными швами в поперечном направлении.

Повреждения ободочной кишки, не превышающие 1 см, в большинстве случаев ликвидиру ют ушиванием трехрядными швами. После ушивания ран ободочной кишки рекомендуется на кладывать временную цекостому или трансверзостому с отведением кишечного содержимого и разгрузкой тем самым поврежденного участка кишки и наложенных швов. При обширных или множественных повреждениях весь пораженный участок, не резецируя, выводят и фиксируют к передней брюшной стенке. Если состояние пострадавшего позволяет выполнить больший объ ем операции, поврежденный участок резецируют и оба конца кишки выводят в виде колостом.

При ранениях внебрюшинных отделов толстой кишки накладывают колостому и дренируют забрюшинное пространство через отдельный разрез.

При одновременном ранении прямой кишки и мочевого пузыря накладывают искусственный задний проход и мочепузырный свищ.

Все отверстия в брыжейке тонкой и толстой кишки, а также дефекты брюшины должны быть ушиты.

Оперативное вмешательство при ранении печени может быть различным в зависимости от характера повреждения. При краевых ранениях производят экономное иссечение раны и нало жение швов толстым кетгутом с фиксацией между ними сальника на ножке. Касательные по верхностные раны также зашивают кетгутовыми швами. Трещины печени ушивают на всю глу бину с подведением к швам сальника. При сквозных и слепых ранениях осторожно очищают раневой канал от раневого детрита и тампонируют рану сальником. При обширных поврежде ниях, значительном кровотечении для немедленной остановки его следует ввести указательный палец левой руки в сальниковое (винслово) отверстие и между ним и большим пальцем сдавить печеночно-дуоденальную связку: кровотечение сразу резко уменьшается. Накладывать, даже временно, кровоостанавливающие зажимы на печеночно-дуоденальную связку не рекомендует ся. В обширных огнестрельных ранах печени много детрита и полуразрушенных тканей. По этому необходима щадящая обработка такой раны. Попытка иссечения раны печени ножом приводит к усилению кровотечения. Достаточно осторожно иссечь ножницами размозженные, нежизнеспособные участки печеночной ткани и удалить из раны с помощью влажных марлевых тампонов кровяные сгустки, отторгнувшиеся участки и детрит. Если возможно ушить рану пе чени — это лучший вариант оперативного вмешательства и ему надо отдать предпочтение пе ред всеми другими методами.

При значительных разрывах печени наиболее рациональным является наложение матрацного или П-образного шва. Шов на ткань печени следует накладывать большой круглой иглой, тол стым предварительно смоченным кетгутом, отступя от края раны на 1,5—2 см. Поверхностные раны печени ушивают узловыми кетгутовыми швами. Если рана расположена высоко в области купола и труднодоступна, не следует во что бы то ни стало добиваться ее ушивания. Предпоч тительнее в такой ситуации произвести гепатопексию или биологическую тампонаду и подвес ти марлевый тампон к ране печени. Введение тампона в рану печени допускается как крайняя мера, когда ничего другого сделать нельзя. Биологическая тампонада сальником для остановки паренхиматозного кровотечения является лучшим вариантом при ранении печени.

Как уже отмечалось, повреждение паренхиматозных органов, сосудов брыжейки сопровож дается кровопотерей, объем которой трудно установить точно. Излившуюся кровь, которая, как правило, теряет способность к свертыванию, следует удалить электроотсосом. И, если нет про тивопоказаний, она должна быть реинфузирована. Техника реинфузии, показания и противопо казания к ней подробно изложены в главе 6. Реинфузия является безопасным, простым и эф фективным методом восполнения кровопотери при кровотечении в брюшную полость. Она возможна у 20—30 % раненых с повреждением паренхиматозных органов живота и сосудов брыжейки.

По окончании операции в брюшной полости устанавливают дренаж для аспирации крови и раневого отделяемого.

Повреждения селезенки, как правило, отличаются обширностью повреждений, множествен ными разрывами, размозжением ткани, что является показанием к спленэктомии. Швы на кап сулу селезенки с тампонадой сальником допустимо накладывать только при краевых поврежде ниях. Как только во время лапаротомии обнаруживают разрыв селезенки, пальцами левой руки сдавливают ножку, чтобы прекратить кровотечение. Затем производят осмотр и принимают решение о характере оперативного вмешательства. Показания к сохранению селезенки при ог нестрельных ранениях следует строго ограничить небольшими поверхностными дефектами.

После спленэктомии в левое поддиафрагмальное пространство устанавливают дренаж и выво дят его через дополнительный разрез брюшной стенки слева, сбоку, для аспирации раневого отделяемого и контроля кровотечения на 2—3 сут.

Перед зашиванием операционной раны после лапаротомии брюшную полость повторно очищают от содержимого и крови. Если нет показаний для тампонады брюшной полости, опе рационную рану зашивают послойно наглухо до кожи. На кожу обычно накладывают первично отсроченные (провизорные) швы. Брюшную стенку не зашивают наглухо при следующих си туациях:

— не вполне надежное закрытие ран полых органов;

— не вполне надежная остановка кровотечения;

— значительное загрязнение брюшной полости кишечным содержимым;

— возможность желчеистечения;

— повреждение поджелудочной железы;

— неушитые дефекты париетальной брюшины;

— гнойный разлитой перитонит;

— когда полость гнойника открывается в брюшную полость. Дренирование и тампонада, хотя и обеспечивают свободное дренирование брюшной полости, вместе с тем таят в себе опас ность образования пролежня кишки, эвентрации, возникновения частичной кишечной непрохо димости, а также формирования в дальнейшем послеоперационных грыж.

В послеоперационном периоде основной целью является подготовка пострадавшего к даль нейшей эвакуации. Проводятся мероприятия, направленные на предупреждение и лечение ос ложнений. Прежде всего необходимо полностью вывести пострадавшего из шока. Проводится интенсивная терапия, направленная на восстановление ОЦК, белкового и электролитного ба ланса;

нормализацию деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем;

коррекция раз вившихся гипоксии, гиперкапнии, ацидоза. Осуществляется динамическое наблюдение для своевременного выявления таких ранних осложнений, как повторное внутрибрюшное кровоте чение, несостоятельность кишечных швов, требующих немедленной повторной операции.

В первые двое суток после проникающего ранения в живот основными причинами смертель ных исходов на первых этапах медицинской помощи являются шок и кровопотеря. На после дующих этапах — перитонит и пневмония.

Пациента помещают в госпитальное отделение, которое в данном случае выполняет роль по слеоперационной палаты. Назначают обезболивающие, сердечно-сосудистые средства;

перели вают кровь, кровезаменители, проводят оксигенотерапию, вводят 20— 40% раствор глюкозы с комплексом витаминов, проводят разгрузку желудочно-кишечного тракта, устанавливая желу дочный зонд по соответствующим показаниям.

Необходимость назначения антибиотиков и сульфаниламидных препаратов особенно велика у пациентов с перитонитом и у больных старческого возраста с целью профилактики и лечения пневмонии. Во время операции и в первые 5—7 дней после нее при перитоните предпочтение отдается введению антибиотиков широкого спектра действия. У больных с местным ограни ченным перитонитом в связи с возможностью распространения воспалительного процесса по брюшине целесообразно использовать дробное внутрибрюшинное введение антибиотиков в со четании с внутримышечным назначением тех же препаратов в течение 3—5 дней после опера ции. Раневой перитонит при адекватном оперативном вмешательстве может стихнуть, но может и прогрессировать. Поэтому предпринимаются профилактические меры: введение через дре нажные трубки антибиотиков, а иногда — проведение лаважа.

После лапаротомии у больных нередко возникает атония желудка и кишечника, проявляю щаяся метеоризмом и рвотой, задержкой газов. Чаще всего атония желудочно-кишечного трак та является признаком перитонита, но иногда является результатом травматичности оператив ного вмешательства.

При длительном парезе кишечника, сопровождающемся резким вздутием живота, рвотой, вводят тонкий желудочный зонд через нос, проводя комплекс мероприятий, стимулирующих перистальтику кишечника: прозерин, питуитрин, гипертонический (10—20%) раствор поварен ной соли;

назначают гипертонические клизмы, устанавливают газоотводную трубку, произво дят паранефральную блокаду по Вишневскому. После безуспешных попыток стимуляции пери стальтики рекомендуют наложение энтеростомы иди цекостомы.

При возникновении эвентрации после оперативного вмешательства необходимо срочно вправить кишечник в брюшную полость и ушить брюшную стенку толстым шелком через все ее слои.

В первые сутки после операции на органах брюшной полости пострадавшему через рот ни чего не дают. Ротовую полость, язык периодически протирают тампоном. На 2-е сутки разре шается пить до 3 стаканов в сутки дробными малыми порциями теплый чай, воду. На 3-й сутки дают бульон, соки, кисель, яйцо всмятку, сливочное масло 25 г. На 4-е сутки при благоприят ном послеоперационном течении диету расширяют: разрешаются слизистые протертые супы, сливочное масло 25 г, мясное пюре. На 5-е сутки в диету включают белые сухари, сливочное масло — 50 г.

При диспепсических явлениях (срыгивание, тошнота, рвота) питание через рот ограничива ют и переходят на парентеральное питание: переливание крови, плазмы, белковых кровезаме нителей. Устанавливают желудочный зонд для постоянной или дробной аспирации желудочно го содержимого.

При первой же возможности пострадавший должен быть эвакуирован для продолжения ле чения в условиях специализированного торакоабдоминального стационара.

Долгое время после операций на брюшной полости пострадавшие считались нетранспорта бельными в течение 5—6, а иногда — до 10 сут. И если за это время развивались такие тяжелые осложнения, как, например, разлитой перитонит, этих пострадавших уже невозможно было эва куировать, и они в большинстве случаев погибали. В настоящее время стала возможной эвакуа ция таких пострадавших или сразу после операции, или через 1—2 дня авиационным транспор том в сопровождении специальных реанимационно-анестезиологических бригад.

16.3.4. Специализированная медицинская помощь Специализированная хирургическая помощь пострадавшим оказывается в передвижных гос питалях или стационарах торакоабдоминального профиля. В работе принимают участие тора кальный и абдоминальный хирурги, уролог и гинеколог. Основной задачей этого вида помощи является профилактика и лечение возникающих осложнений после выполненных ранее опера тивных вмешательств. Наиболее характерными для этой группы пострадавших являются такие осложнения, как перитонит, внутрибрюшные абсцессы, кишечная непроходимость, вторичные кровотечения, эвентрация внутренних органов, кишечные свищи и мочевые затеки. В после операционном периоде также часто отмечается развитие гипостатических пневмоний.

В некоторых случаях могут быть доставлены пострадавшие непосредственно из очага ката строфы, которым врачебная помощь вообще еще не оказывалась. Такие пострадавшие будут нуждаться в проведении противошоковых мероприятий и неотложном оперативном лечении.

Для облегчения диагностики и контроля состояния пациентов при оказании специализиро ванной помощи используется рентгеновское оборудование, УЗИ-диагностика, методики лабо раторного контроля.

Вопросы для самоконтроля 1. При оказании первой медицинской помощи пострадавшему с проникающим ранением брюшной полости и эвентрацией внутренних органов необходимо:

а) сделать инъекцию наркотического анальгетика;

б) вправить эвентрированные органы в брюшную полость;

в) наложить защитную повязку;

г) смочить повязку водой.

2. Первичная хирургическая обработка раны передней брюшной стенки без клинических признаков поврежде ния внутренних органов при оказании квалифицированной медицинской помощи должна производиться:

а) в перевязочной;

б) в операционной;

в) при отсутствии повреждений внутренних органов производится только туалет раны.

3. Достоверными признаками проникающего ранения брюшной полости являются:

а) выпадение сальника из раны;

б) положительный симптом Щеткина — Блюмберга;

в) истечение кишечного содержимого из раны;

г) локализация раны в области передней брюшной стенки.

4. При проникающем ранении живота при оказании квалифицированной медицинской помощи в первую оче редь должны быть оперированы пациенты:

а) с признаками кровотечения в брюшную полость;

б) с разлитым перитонитом;

в) в удовлетворительном состоянии;

г) с клинической картиной травматического шока.

5. Напряжение передней брюшной стенки может отмечаться при:

а) разрывах кишки;

б) переломах костей таза;

в) переломах позвонков в поясничном отделе;

г) поверхностных ранах брюшной стенки.

Глава 17. Черепно-мозговая травма Черепно-мозговые травмы при катастрофах составляют 30— 40% среди всех повреждений опорно-двигательной системы и внутренних органов, а среди причин смерти и инвалидности, наступивших в результате травм вообще, занимают первое место и составляют 40—60%. По данным ВОЗ, треть всех госпитализированных пострадавших имеют повреждение черепа и го ловного мозга. До 60% пострадавших умирают на догоспитальном этапе, причем у 38% из них не отмечается полного нарушения сознания сразу после травмы. При анализе этих наблюдений оказалось, что в большинстве случаев патологические факторы (гипоксия, отек мозга, внутри черепные гематомы) могли быть устранимы при своевременной и совершенной диагностике и квалифицированном лечении.

17.1. Классификация черепно-мозговой травмы В основу классификации положены характер и степень повреждения головного мозга, по скольку именно они определяют течение, лечебную тактику и исход патологического процесса.

Выделяют 6 клинических форм черепно-мозговой травмы:

— сотрясение мозга;

— ушиб мозга легкой степени;

— ушиб мозга средней степени;

— ушиб мозга тяжелой степени;

— сдавление мозга на фоне его ушиба;

— сдавление мозга без соответствующего ушиба.

По тяжести выделяют 3 степени черепно-мозговой травмы:

— легкая (сотрясение и ушиб мозга легкой степени);

— средней тяжести (ушиб мозга средней степени);

— тяжелая (ушиб мозга тяжелой степени и сдавление мозга) (схема 17.1).

По опасности инфицирования внутричерепного содержимого черепно-мозговую травму делят на закрытую и открытую.

К закрытой черепно-мозговой травме относят повреждения, при которых отсутствуют на рушения кожных покровов головы, или имеются ранения мягких тканей без повреждения апо невроза. Переломы костей свода черепа, не сопровождающиеся ранением прилегающих мягких тканей или апоневроза, относят также к закрытым повреждениям черепа.

К открытой черепно-мозговой травме относят повреждения, при которых имеются раны мягких покровов головы с повреждением апоневроза или переломом основания черепа, сопро вождающиеся кровотечением или ликвореей (назальной или ушной).

При сохранении целостности твердой мозговой оболочки открытые черепно-мозговые по вреждения считают непроникающими, а при нарушении ее целости — проникающими.

Подразделение черепно-мозговой травмы на открытую и закрытую имеет принципиальное значение, так как при открытых повреждениях всегда имеется опасность непрямого, или вто ричного инфицирования внутричерепного содержимого, что определяет тактику хирургическо го лечения.

При травме черепа и мозга следует учитывать наличие сопутствующих повреждений, ока зывающих существенное влияние на тяжесть состояния пострадавшего. Часто при автомобиль ных авариях, падениях с высоты наряду с травмами черепа и головного мозга у пострадавших встречаются повреждения грудной клетки, полостных органов, переломы костей таза, длинных трубчатых костей. Наличие травматического шока у пострадавших с сочетанной травмой ока зывает отягчающее влияние на черепно-мозговую травму и даже изменяет клиническую карти ну, затрудняя диагностику основного повреждения и маскируя развивающиеся осложнения.

При оценке тяжести черепно-мозговой травмы следует учитывать также степень алкоголь ной или наркотической интоксикации.

17.2. Клиническая картина и диагностика Существенной особенностью черепно-мозговых повреждений является расстройство созна ния. Длительное расстройство сознания представляет реальную угрозу для жизни пострадав шего.

Расстройство сознания в начальной фазе преимущественно зависит от нарушения стволовых механизмов. Сознание может быть нарушено вторично, т.е. в результате поражения центров кровообращения или дыхания. Нарушение сознания стволового происхождения заключается в его выключении или ослаблении (снижении уровня), всегда немедленно наступает при сотрясе нии мозга и немедленно восстанавливается при восстановлении деятельности стволовых струк тур. Корковые нарушения проявляются в виде дезинтеграции сознания, которое можно считать сложным расстройством не количественного, а качественного характера с патологической про дукцией в виде бреда, нарушенного восприятия окружающего, дезориентирования. Сюда же относят сумеречные состояния и делирии, т.е. расстройства, по существу, психические. Эти на рушения развиваются более медленно, при них не бывает комы и сопора, нетяжелых наруше ний дыхания и кровообращения.

Выделяют следующие 7 градаций состояния сознания при черепно-мозговой травме:

— ясное;

— умеренное оглушение;

— глубокое оглушение;

— сопор;

— умеренная кома;

— глубокая кома;

— запредельная кома.

Ясное сознание характеризуется полной сохранностью сознания с адекватными реакциями на окружающую среду.

Оглушение характеризуется нарушением сознания при сохранности ограниченного словес ного контакта на фоне повышения порога внешних раздражителей и снижения активности по страдавшего. Оглушение бывает 2 степеней: умеренное и глубокое. Умеренное оглушение вы ражается частичной дезориентацией, умеренной сонливостью, исполнением всех команд. При глубоком оглушении больной дезориентирован в месте, времени, окружающих лицах, выполня ет лишь простые команды, отмечается глубокая сонливость. Выражена защитная координиро ванная реакция на боль. Контроль за функциями тазовых органов может быть ослаблен. Ориен тация в собственной личности может быть сохранена.

Сопор — нарушение сознания с сохранностью координированных защитных реакций и от крывание глаз в ответ на болевые, звуковые и другие раздражители. Ведущими признаками служат патологическая сонливость, открывание глаз в ответ на болевые и другие раздражители, определение локализации боли.

Кома — выключение сознания с полной утратой восприятия внешних раздражителей и соб ственной личности. В зависимость от количества и продолжительности неврологических и ве гетативных нарушений кома по тяжести подразделяется на 3 степени: I — умеренную, II — глубокую и III — запредельную.

Умеренная кома(1) характеризуется невозможностью вывести пострадавшего из состояния глубокого сна, неоткрыванием глаз, некоординированными защитными движениями без лока лизации болевых раздражителей. При этом отсутствует реакция на любые внешние раздражи тели, кроме болевых, в ответ на которые появляются некоординированные защитные двига тельные реакции по типу отдергивания конечностей. Глаза в ответ на болевые раздражители не открываются. Зрачковые и роговичные рефлексы обычно повышены. Брюшные рефлексы угне тены, сухожильные — чаще сохранены. Появляются рефлексы орального автоматизма и пато логические стопные рефлексы. Глотание резко затруднено. Контроль над сфинктерами нару шен. Дыхание и сердечно-сосудистая деятельность сравнительно стабильны, без угрожающих отклонений.

Глубокая кома (II) характеризуется «неразбудимостью» и отсутствием защитных движений в ответ на болевые раздражители. Определяются разнообразные изменения мышечного тонуса, угнетение или отсутствие кожных, сухожильных, роговичных, а также зрачковых рефлексов (при отсутствии двустороннего мидриаза);

спонтанное дыхание и сердечно-сосудистая деятель ность сохранены, но имеются выраженные их нарушения.

Запредельная кома (III) характеризуется фиксированным, двусторонним мидриазом, ареф лексией, мышечной атонией, критическим нарушением жизненно важных функций (тяжелые расстройства ритма и частоты дыхания или апноэ, резчайшая тахикардия, артериальное дав ление ниже 60 мм рт.ст.).

В соответствии с общепринятыми положениями тяжелое расстройство дыхания при черепно мозговой травме связывают с поражением каудальных отделов продолговатого мозга;

выражен ные сосудистые и вестибулярные нарушения — с поражением стволовых отделов (от продолго ватого мозга до промежуточного);

глазодвигательные и зрачковые расстройства — с поражени ем среднего мозга;

нарушения сна, бодрствования, терморегуляции, обменных процессов, по ловой функции, кожной трофики, а также вегетативно-сосудистые дистонии и пароксизмаль ные состояния — преимущественно с поражением промежуточного мозга и гипофиза.

Для черепно-мозговой травмы, протекающей с потерей сознания, характерна ретроградная амнезия. Пострадавшие при этом не помнят момента травмы и, как правило, не могут точно указать, нарушалось ли у них сознание и как долго это продолжалось.

При черепно-мозговой травме возможны различные нарушения сердечно-сосудистой дея тельности. Замедление пульса связано с раздражением ядер блуждающего нерва и возникает часто непосредственно после травмы. Учащение пульса наблюдается при раздражении симпа тических ядер стволовых отделов мозга. Иногда отмечается пароксизмальная тахикардия. Воз можны колебания артериального давления.

Сердечно-сосудистым расстройствам сопутствуют нарушения частоты, глубины и ритма ды хания в зависимости от преимущественного поражения симпатических или парасимпатических ядер стволовых отделов мозга.

Рвота часто возникает непосредственно после травмы головного мозга при раздражениях ядерных образований IV желудочка. Рефлекторно вызывается рвота при раздражении мозговых оболочек и вестибулярных нарушениях. Повышение внутричерепного давления при отеке го ловного мозга или сдавление его гематомой также сопровождается рвотой.

Психомоторное возбуждение при черепно-мозговой травме проявляется двигательными и речевыми реакциями неадекватного характера. В этом состоянии пострадавшие обычно стре мятся продолжить те действия, которые они совершали до момента травмы. Их трудно удер жать в постели. Часто двигательное возбуждение сопровождается болтливостью и бессмыс ленной речью.

Нередко в бессознательном состоянии отмечаются постоянные клонические или тонические судороги. Эти судороги могут носить общий характер, но во многих случаях они оказываются фокальными. Раздражение коры сопровождается мелкими клоническими судорогами. Медлен ные тонические экстензорные судороги в конечностях связаны с раздражением подкорковых образований. Нередко наблюдаются припадки беспорядочных тонико-клонических судорог, иногда приступы опистотонуса и состояние децеребрационной ригидности. Синдром ранней контрактуры (горметонии), возникающий при кровоизлияниях в желудочки мозга, проявляется тоническими сокращениями всех конечностей, судорогами и состоянием децеребрационной ри гидности.

При вестибулярных нарушениях отмечаются головокружения или ощущения движения окружающего вокруг пострадавшего, спонтанный нистагм, нарушение равновесия с последую щей потерей сознания. Часто обнаруживаются расходящееся косоглазие и нарушение конвер генции.

Местные, или очаговые, симптомы связаны с повреждением тех или иных отделов головного мозга. При наличии закономерности возникновения одних и тех же симптомов или их постоян ном сочетании становится возможным определить локализацию поражения головного мозга и установить его объем и характер. Такая оценка не всегда совпадает с данными осмотра наруж ных повреждений тканей черепа.

При устранении общемозговых нарушений более отчетливыми становятся симптомы оча гового поражения. Расстройства двигательной сферы могут проявляться судорожными при ступами, парезами или параличами. Если парез или паралич наступил непосредственно после травмы, то причиной этого может быть блокада двигательного центра, возникшая в результате сдавления при компрессионном переломе, ушибе или ранении мозговой ткани. Нарастающий парез отмечается при формировании внутричерепной гематомы, отеке мозга, тромбозе артерий головного мозга или распространении флеботромбоза. Диагностика гемипареза у больного в бессознательном состоянии требует определенных навыков. В сопорозном состоянии исследу ется реакция на болевые раздражители. При этом пораженная конечность реагирует вяло или совсем не реагирует. В коматозном состоянии поднятая конечность при опускании падает как плеть, а здоровая сгибается наподобие перочинного ножа. Оценка рефлексов с конечностей в раннем посттравматическом периоде редко помогает в диагностике пареза, так как полученные данные очень часто бывают противоречивы. Однако наличие четкой анизорефлексии является ценным диагностическим критерием. Расстройства речи также являются важным симптомом, определяющим местоположение очага поражения.

Сотрясение головного мозга В патогенезе сотрясения головного мозга основное значение придается гидродинамическим явлениям, возникающим в полости черепа при ударе. Механическая энергия воздействует на замкнутую полость черепа, в которой находятся спинномозговая жидкость и головной мозг.

При этом кинетическая энергия передается жидкой среде, в которой возникают волновые дви жения с ударами жидкости о мозг.

Сотрясение головного мозга — это травматическое повреждение, проявляющееся кратко временным, преходящим нарушением функций головного мозга и характеризующееся потерей сознания длительностью от нескольких секунд до нескольких минут. Возможна ретроградная амнезия, наблюдается рвота. После восстановления сознания типичны жалобы на головную боль, головокружение, слабость, шум в ушах, приливы крови к лицу, потливость, нарушение сна и другие вегетативные явления;

отмечаются боли при движениях глазных яблок, их расхо ждения при попытке чтения, вестибулярная гиперестезия. Общее состояние пострадавших обычно значительно улучшается в течение первой, реже — второй недели после травмы. В нев рологическом статусе могут выявляться лабильная, негрубая асимметрия сухожильных и кож ных рефлексов, мелкоразмашистый нистагм, легкие оболочечные симптомы, исчезающие в те чение первых 3—7 сут. Давление спинномозговой жидкости и его состав существенно не изме няются.

Ушиб головного мозга легкой степени Ушиб мозга отличается от сотрясения наличием макроскопически обнаруживаемых участков повреждения мозгового вещества разной степени. Ушиб головного мозга характеризуется поте рей сознания после травмы длительностью от нескольких минут до 1 ч. После его восстановле ния обычно бывают жалобы, сходные с таковыми при сотрясении мозга (головная боль, голо вокружение, тошнота и др.). Обычно имеется ретроградная амнезия, отмечается рвота, иногда повторная. Жизненно важные функции, как правило, без выраженных нарушений;

могут встре чаться умеренные брадикардия или тахикардия, иногда артериальная гипертензия. Дыхание, а также температура тела без существенных отклонений от нормы. Неврологическая симптома тика обычно мягкая (клонический нистагм, легкая анизокория, признаки пирамидной недоста точности, менингеальные симптомы), преимущественно регрессирующая через 2—3 нед после травмы. Давление спинномозговой жидкости с небольшими отклонениями от нормы. При уши бе мозга легкой степени в отличие от сотрясения возможны переломы костей свода черепа и субарахноидальное кровоизлияние.

Ушиб головного мозга средней степени тяжести Характеризуется потерей сознания после травмы на срок от нескольких десятков минут до 4—6 ч, выражена ретроградная и антероградная амнезия, отмечается головная боль, нередко сильная, может наблюдаться многократная рвота. Возможны нарушения психики, преходящие расстройства жизненно важных функций: брадикардия (41—50 ударов в минуту) или тахикар дия (до 120 ударов в минуту);

повышение артериального давления (до 180 мм рт.ст.);

тахипноэ (до 30 в минуту) без нарушений ритма дыхания и проходимости трахеобронхиального дерева;

субфебрильная температура тела. Могут быть выражены менингеальные признаки. Улавлива ются стволовые симптомы: нистагм, диссоциация менингеальных симптомов, мышечного тону са и сухожильных рефлексов по оси тела, двусторонние патологические знаки и др. Отчетливо проявляется очаговая симптоматика, определяемая локализацией ушиба мозга: зрачковые и глазодвигательные нарушения, парезы конечностей, расстройства чувствительности, речи и т.д.

Эти явления могут сохраняться длительно. Давление спинномозговой жидкости чаще всего по вышено (210—300 мм рт.ст.). При ушибе головного мозга средней степени нередко наблюда ются переломы костей свода и основания черепа, а также субарахноидальное кровоизлияние.

Ушиб головного мозга тяжелой степени Характеризуется потерей сознания после травмы на период от нескольких часов до несколь ких недель. Часто выражено двигательное возбуждение. Наблюдаются тяжелые угрожающие нарушения жизненно важных функций: брадикардия (менее 40 ударов в минуту) или тахикар дия (свыше 120 ударов в минуту), нередко в сочетании с аритмией, артериальная гипертензия (свыше 180 мм рт.ст.). Часто отмечаются расстройства дыхания в виде брадипноэ (8—10 в ми нуту) нередко с нарушениями ритма и проходимости трахеобронхиального дерева. Выражена гипертермия. Обычно доминирует первичная стволовая неврологическая симптоматика (пла вающие движения глазных яблок, парезы взора, тоничный множественный нистагм, нарушения глотания, двусторонний мидриаз или миоз, дивергенция глаз по вертикальной или горизонталь ной оси, меняющийся мышечный тонус, децеребрационная ригидность, угнетение или иррита ция сухожильных, кожных и рефлексов со слизистых оболочек, двусторонние патологические знаки и др.). Эти симптомы в первые часы после травмы затушевывают очаговые симптомы, обусловленные ушибом полушарий мозга. Могут выявляться парезы конечностей (вплоть до плегии), подкорковые нарушения мышечного тонуса, рефлексы орального автоматизма и т.д.

Иногда отмечаются генерализованные и фокальные судорожные припадки. Общемозговые, особенно очаговые, симптомы регрессируют медленно, часто наблюдаются выраженные остаточные явления в двигательной и психической сферах. Давление спинномозговое обычно повышено до 250—400 мм вод.ст. Ушиб головного мозга тяжелой степени, как правило, сопро вождается переломами свода и основания черепа, а также массивным субарахноидальным кро воизлиянием.

Сдавление головного мозга Сдавление мозга является ведущей хирургической формой черепно-мозговой травмы, его своевременное устранение способно заметно улучшить исходы лечения. При всем многообра зии причин, обусловливающих травматическое сдавление мозга, их объединяет общность ме ханизма развертывания компрессионного синдрома, неизбежность возникновения грубых функциональных и анатомо-топографических изменений в головном мозге при неустраненном его сдавлении.

Характеризуется опасным для жизни нарастанием через тот или иной промежуток времени после травмы либо непосредственно после нее общемозговых (появление или углубление на рушения сознания, усиление головной боли, повторная рвота, психомоторное возбуждение и т.д.), очаговых (появление или углубление гемипареза, одностороннего мидриаза, фокальных эпилептических припадков и др.) и стволовых (появление или углубление брадикардии, повы шение артериального давления, ограничение взора вверх, тоничный спонтанный нистагм, дву сторонние патологические знаки и др.) симптомов.

В зависимости от фона (сотрясение, ушиб мозга разной степени), на котором развивается травматическое сдавление, «светлый промежуток» может быть развернутым, стертым или от сутствовать. Среди причин сдавления на первом месте стоят внутричерепные гематомы: эпиду ральные, субдуральные, внутримозговые;

далее следуют очаги размозжения мозга, вдавленные переломы костей черепа, субдуральные гидромы, пневмоцефалия.

Внутричерепные гематомы (рис. 17.1). Эпидуральное кровоизлияние при повреждении ар терий и вен мозговых оболочек, венозных синусов и диплоических вен, отслаивая твердую моз говую оболочку от костей черепа, вызывает сдавление головного мозга. Признаком сдавления является продолжающееся или повторное (после «светлого промежутка») нарастающее ухуд шение состояния пострадавшего спустя несколько часов или суток после травмы. В последнем случае на фоне некоторого благополучия больные становятся вялыми, заторможенными, сон ливыми. Вновь возникают или усиливаются головные боли, головокружение, тошнота и рвота.

Больные оглушены, сознание их помрачено, затем развивается кома. В отдельных случаях воз можны психомоторное возбуждение и эпилептические припадки. Общемозговые расстройства сочетаются с локальными соответственно расположению гематомы. Очень важным клиниче ским симптомом является анизокория: расширение зрачка на стороне поражения, вплоть до па ралича его или полного отсутствия фотореакций. Нередко возникают глазодвигательные рас стройства: птоз, расходящееся косоглазие, парез взора. На стороне сдавления иногда образуется отек зрительного нерва, на противоположной стороне отмечаются признаки пирамидной недос таточности. Кровь в спинномозговой жидкости отсутствует, давление чаще выше 200 мм вод.

ст., симптомы раздражения оболочек могут отсутствовать. На краниограммах чаще определя ются повреждения на стороне гематомы. В области линейного перелома черепа пальпируется подапоневротическая гематома в виде «валика».

Субдуральная гематома возникает при разрыве легкоранимых мозговых вен в субдуральном пространстве. По клиническим проявлениям такая гематома отличается более медленным раз витием компрессии мозга, более длительным «светлым промежутком», наличием менингеаль ных симптомов и обнаружением крови в спинномозговой жидкости. Остальные симптомы об щие как для эпи-, так и субдуральных гематом. Незначительные субдуральные гематомы могут оставаться нераспознанными. Внутричерепные гематомы могут протекать остро, а иногда и хронически. Если симптомы субдуральной гематомы проявляются через 4—14 дней после травмы, то такое течение принято считать подострым.

Хроническая субдуральная гематома, симптоматика которой начинает развиваться с 3-й не дели после травмы, имеет тенденцию к увеличению и иногда может расцениваться как опухоль головного мозга;

при этом диагноз уточняется чаще всего в момент оперативного вмешательст ва. В других случаях гематома может увеличиваться за счет диффузии в нее спинномозговой жидкости (гидрома) с одновременной атрофией коры головного мозга в результате сдавления.

Лечение эпи- и субдуральной гематом только хирургическое.

В отличие от оболочечных гематом, которые часто характеризуются преобладанием обще мозговой симптоматики над очаговой, при внутримозговых гематомах нередко наблюдается обратная картина. Среди очаговых симптомов наиболее выражена пирамидная недостаточ ность, которая всегда контралатеральна стороне расположения гематомы. Значительно выраже ны гемипарезы, иногда вплоть до паралича. Они сопровождаются центральными парезами ли цевого и подъязычного нервов. У некоторых больных отмечается преобладание симпатического пареза верхней конечности. При внутримозговых гематомах гораздо чаще, чем при оболочеч ных, встречается сочетание пирамидных и чувствительных расстройств на контралатеральных конечностях, что иногда дополняется и одноименной гемианопсией. Это объясняется близо стью расположения внутримозговых гематом к внутренней капсуле, где сравнительно неболь шой очаг поражения способен одновременно вызвать тяжелые нарушения как двигательной, так и чувствительной сферы.

Если для большинства внутримозговых гематом характерна четкость локальной симптома тики, то при их локализации в «немых» зонах (лобная доля, семиовальный центр правой ви сочной доли и т.д.) очаговая патология бывает выражена минимально.

Лечение при внутримозговых гематомах в большинстве случаев хирургическое.

Открытые повреждения черепа Клиническая картина открытых повреждений черепа характеризуется разнообразными сим птомокомплексами, которые могут меняться в зависимости от течения раневого процесса, усло вий перевозки и госпитализации пострадавших, а также качества первичной обработки раны и последующего лечения.

При этом следует учитывать общее состояние пострадавшего, выраженность у него оболо чечных симптомов, а также наличие мозговых нарушений, среди которых различают общемоз говые и очаговые симптомы.

Весь сложный комплекс патологических процессов в головном мозге и его оболочках, разви вающийся после открытого проникающего повреждения, рационально называть «травматиче ской болезнью головного мозга».

Начальный (острый) период охватывает первые 3 сут после травмы.

В это время отчетливо выражены изменения, связанные с непосредственным действием травмы на головной мозг.

Наиболее характерными патологоанатомическими изменениями головного мозга и его обо лочек являются различные виды некроза и дистрофии на месте открытого проникающего по вреждения, нарушения кровообращения и образование гематом, а также нарушения водного обмена и циркуляции спинномозговой жидкости.

Степень выраженности этих явлений может быть различной, при этом могут преобладать или некрозы, или циркуляторные нарушения. Реактивные явления в этом периоде выражены слабо;

инфекционные осложнения наблюдаются редко.

Клиническая картина открытых повреждений черепа и мозга в течение первых часов и суток от момента ранения весьма изменчива и зависит в первую очередь от состояния организма пе ред ранением, а также от механизма травмы мозга.

В начальном периоде ранения общемозговые нарушения являются основными, ведущими, а очаговые симптомы поражения часто отходят на второй план. У пострадавшего после травмы обычно наступает потеря сознания, нередко развивается кома, с последующей рвотой и ретро градной амнезией.

Большое внимание в начальном периоде следует обращать на изменение сознания постра давшего. Выход пострадавшего из бессознательного состояния на какое-то время («светлый промежуток») с последующей новой потерей сознания, часто является свидетельством нарас тающего сдавления мозга, вследствие внутричерепного кровоизлияния или бурно развивающе гося отека мозга.

По мере уменьшения общемозговых нарушений иногда уже в конце начального периода на первый план могут выступать очаговые симптомы, которые особенно ярко проявляются после возвращения к пострадавшему сознания и ликвидации стволовых нарушений. В этом периоде производится первичная хирургическая обработка раны черепа и головного мозга.

17.3. Оказание медицинской помощи пострадавшим с черепно-мозговой травмой 17.3.1. Первая медицинская и доврачебная помощь Оказание помощи в очаге катастрофы при черепно-мозговой травме прежде всего сводится к наложению асептической повязки на рану. При возникновении рвоты или носового кровотече ния следует предотвратить попадание рвотных масс или крови в дыхательные пути. Для этого пострадавшего необходимо эвакуировать в положении «на боку», расстегнув воротник и осла бив пояс для более свободного дыхания. В зависимости от оснащенности и квалификации ока зывающего помощь можно ввести обезболивающие средства, антибиотики, аналептики, стиму лирующие дыхательную или сердечно-сосудистую деятельность.

17.3.2. Первая врачебная помощь Пострадавшему нужно исправить повязку, ввести внутримышечно антибиотики и противо столбнячную сыворотку. При нарушении дыхания и сердечно-сосудистой деятельности следует назначать камфару, кофеин, эфедрин, лобелии и др. В перевязочную направляют раненных в череп с наружным кровотечением для осуществления гемостаза. На этом этапе остаются агони рующие пострадавшие. Все остальные подлежат эвакуации, причем в первую очередь раненые с признаками продолжающегося внутричерепного кровоизлияния и ликвореей для оказания квалифицированной хирургической помощи или с повреждениями черепа и головного мозга для оказания специализированной хирургической помощи (в госпиталь для раненных в голову).

Во вторую очередь эвакуируются пострадавшие с ранениями мягких тканей черепа.

17.3.3. Квалифицированная медицинская помощь В приемно-сортировочном отделении прежде всего выявляют группу пострадавших с про должающимся внутричерепным кровотечением. Этих больных оперируют по жизненным показаниям. Примерно 1,5—2 % раненых с повреждением костей подлежат неотложным опера циям с последующей госпитализацией в течение не менее 3 нед (остановка кровотечения, уда ление гематомы и декомпрессивная терапия — при внутричерепном кровоизлиянии, обработка раны с «глухим» швом — при желудочковой ликворее).

Предварительно проводят мероприятия, направленные на уточнение природы компрессии и локализации внутричерепного кровоизлияния (введение дегидратирующих средств, проведение поясничной (люмбальной) пункции с измерением давления спинномозговой жидкости и т.д.).

Техника проведения поясничной пункции. Поясничная пункция производится для определе ния давления, прозрачности и состава спинномозговой жидкости, а также введения различных лекарственных и диагностических средств. Пункцию производят в промежутке между ости стыми отростками LIII-IV, LIV-V.

Ориентиром межостистого промежутка между LIII и LIV служит линия, соединяющая гребни подвздошных костей. Больной должен находиться в горизонтальном положении на левом или правом боку. Ноги приводят к животу, а голову прижимают к груди (рис. 17.2).

При этом значительно расширяются межостистые промежутки, что облегчает проведение иглы. Кожу обрабатывают йодом и спиртом. Место пункции обезболивают путем введения 5— 10 мл 0,5% раствора новокаина внутрикожно и подкожно. После наступления анестезии произ водят пункцию подоболочечного пространства иглой, снабженной мандреном, длиной 10— см. Игла должна проходить в строго сагиттальной плоскости и направляться несколько кверху соответственно черепицеобразному расположению остистых отростков. Игла по ходу продви жения к подоболочечному пространству встречает сопротивление со стороны межостистой и желтой связок, свободно проходит слой эпидуральной жировой клетчатки, затем отмечается ощущение «проваливания» иглы. Иглу продвигают еще на 1—2 мм и из нее извлекают манд рен. Из иглы должна вытекать спинномозговая жидкость. В норме она прозрачна, вытекает ред кими каплями. Для определения ее давления пользуются различными манометрами. Самым простым является манометр в виде изогнутой под прямым углом стеклянной трубки.

Вертикальное колено манометра должно быть проградуировано в миллиметрах. Высота подъема спинномозговой жидкости соответствует внутричерепному давлению в миллиметрах водного столба. В норме в положении больного лежа оно равняется 100—180 мм вод.ст., в си дячем положении — 250—300 мм вод.ст. С диагностической целью извлекают 1—2 мм свобод но вытекающей спинномозговой жидкости. Отсасывание шприцем категорически воспрещает ся, так как возможны дислокация мозга и ущемление ствола. После определения давления и взятия спинномозговой жидкости для исследования иглу извлекают и место прокола закле ивают стерильной салфеткой. Больной должен соблюдать постельный режим в течение 18 ч.

Поясничная пункция абсолютно противопоказана при наличии стволовых симптомов, ука зывающих на дислокации) мозга.

В этом случае возможно ущемление ствола мозга и смерть больного на столе.

При открытой черепно-мозговой травме проводится первичная хирургическая обработка раны, которая заключается в иссечении краев раны мягких тканей черепа, удалении костных отломков, при проникающих ранениях — в удалении костных отломков, сгустков крови и моз гового детрита с помощью наконечника отсасывающего аппарата.

Для предотвращения вторичного инфицирования во всех возможных случаях рану мягких тканей следует зашить наглухо.

При закрытой черепно-мозговой травме с наличием вдавленного перелома костей черепа, вызывающего сдавление мозга, показано удаление отломков кости с наложением глухого шва на мягкие ткани черепа.

При внутричерепных гематомах производится трепанация кости путем наложения фрезевого отверстия и расширения его до необходимых размеров.

Диагностическая трепанация черепа с наложением поисковых фрезевых отверстий полу чила наибольшее распространение и во многих случаях дает наиболее ценные сведения о со стоянии полости черепа при травме. Техника трепанации чрезвычайно проста, осложнений практически не наблюдается. Она может быть произведена под местной анестезией. Диагно стическое фрезевое отверстие накладывается в области проекции средней оболочечной артерии на предполагаемой стороне очага, где чаще всего располагаются оболочечные гематомы. Если сторона расположения гематомы неясна, то фрезевые отверстия в количестве от 1 до 4 накла дываются с обеих сторон.

При наложении поискового фрезевого отверстия соблюдаются следующие этапы:

— обработка кожи антисептиком;

— определение места наложения фрезевого отверстия и маркировка его раствором брилли антового зеленого (типичным местом наложения фрезевого отверстия является пересечение го ризонтали, проведенной от наружного угла глаза, с вертикально проведенной линией через се редину скулового отростка);

— при местном обезболивании — введение 0,5% раствора новокаина до надкостницы;

— рассечение кожи, фасции, височной мышцы и надкостницы одним разрезом до кости дли ной 3—5 см;

— гемостаз с помощью коагуляции;

— раздвигание мягких тканей до предела малым механическим ранорасширителем Янсена после сдвигания надкостницы узким распатором;

— наложение самого фрезевого отверстия коловоротом со сменными широкими копьем и фрезой (рис. 17.3, а).

— гемостаз кости с помощью воска;

— ревизия эпидурального пространства.

Далее возможны следующие варианты: если обнаружена эпидуральная гематома, то ее уда ляют отсосом с тонким наконечником. Для тотального удаления гематомы и осуществления полноценного гемостаза чаще всего приходится расширять фрезевое отверстие кусачками до размеров 4x6 или 6 х 6 см, т.е. переходить к осуществлению декомпрессивной резекционной трепанации черепа (рис. 17.3, б).

В случае обнаружения субдуральной гематомы после расширения трепанационного окна по описанной методике сосудистыми ножницами вскрывают твердую мозговую оболочку дуго- или крестообразным разрезом. Гематому удаляют отсосом, а сгустки отмывают изотоническим раствором натрия хлорида. После удаления гематомы и проведения тщательного гемостаза твердую мозговую оболочку укладывают на место и ушивают узловыми шелковыми швами.

Если имеется выраженный отек мозга, то твердую мозговую оболочку либо не ушивают, либо производят ее пластику.

Отсутствие эпи- или субдуральной гематомы служит показанием к диагностической пункции мозга и боковых желудочков.

Эта пункция осуществляется с помощью тупой мозговой канюли. При обнаружении внутри мозговой жидкой гематомы ее также опорожняют либо через канюлю, либо после рассечения мозговой ткани. По окончании операции мягкие ткани черепа послойно ушивают наглухо с ос тавлением на 1—2 сут подкожных резиновых выпускников. При массивном отеке мозга реко мендуется двусторонняя подвисочная декомпрессия, иногда с декомпрессией задней черепной ямки и резекцией задней дуги атланта, а также рассечением намета мозжечка для ликвидации ущемления стволовых структур мозга.

Костно-пластическая трепанация при острой черепно-мозговой травме применяется ред ко. Для ее выполнения полукружным или подковообразным разрезом выкраивают и откидыва ют в сторону большой апоневротический лоскут на широком основании. Накладывают 4— фрезевых отверстий для проведения через них проводника с пилой Джильи. Выпиливают кост но-надкостничный (или костно-мышечно-надкостничный) лоскут на самостоятельной ножке из мягких тканей, образующейся из подапоневротической рыхлой клетчатки и надкостницы, часто и мышцы (рис. 17.3, в). Рассекают твердую мозговую оболочку подково- или крестообразным разрезом и обнажают мозговую ткань. По окончании операции укладывают лоскут на место и послойно ушивают рану.

Пострадавшим, находящимся в запредельной коме, в предагональном или агональном со стоянии (1—1,5% от общего числа пораженных с черепно-мозговой травмой) показано консер вативное лечение, в ряде случаев — интубация, отсасывание слизи и крови из дыхательных пу тей.

Нетранспортабельными являются пострадавшие с сочетанными или комбинированными по вреждениями, находящиеся в состоянии шока, а также требующие специальной обработки (на пример, при ожогах, радиационном поражении и др.). Все остальные пострадавшие с черепно мозговой травмой после внутримышечных инъекций антибиотиков, а по показаниям сердечных или дыхательных аналептиков, нейролептических или противосудорожных средств подлежат эвакуации в специализированный госпиталь (схема 17.2).

17.3.4. Специализированная медицинская помощь Медицинское формирование, оказывающее специализированную помощь, должно находить ся как можно ближе к очагу катастрофы. Специализированный госпиталь для пострадавших с черепно-мозговой травмой должен иметь, кроме нейрохирургического, неврологическое, челю стно-лицевое, офтальмологическое и оториноларингологическое отделения.

Это лечебное учреждение должно оказывать специализированную помощь в полном объеме.

Кроме приемно-сортировочного и медицинских отделений, госпиталь должен иметь и диаг ностическое отделение, где решаются вопросы диагностики при наиболее сложных поражени ях.

Объем диагностических исследований в современном лечебном учреждении включает такие методики, как рентгенографию черепа, контрастные методы исследования, исследование спин номозговой жидкости, ультразвуковую локацию черепа, компьютерную и магнитно резонансную томографии, электроэнцефалографию, электрофизиологические и другие методи ки, необходимые для обследования и лечения пострадавших с черепно-мозговой травмой.

Компьютерная и магнитно-резонансная томография имеет особое значение в современной диагностике травмы головного мозга.

Своевременная диагностика очагов сдавления и ушиба головного мозга позволяет не только спасти больного, но и отказаться в некоторых случаях от ненужного оперативного вмешатель ства.

В результате обследования устанавливают диагноз поражения и сортируют пострадавших на 4 группы:

— с проникающими ранениями черепа и головного мозга;

— с непроникающими ранениями (если имеется повреждение кости, но сохранена целост ность твердой мозговой оболочки);

— с огнестрельными ранениями мягких тканей;

— с закрытыми переломами черепа или компрессионным синдромом.

В зависимости от общего состояния, времени, прошедшего с момента травмы или наличия комбинированных поражений, пострадавших направляют в операционную (при повреждении кости) или перевязочную (при ранении мягких тканей) для первичной хирургической обработ ки ран.

Неоперабельные получают консервативное лечение с целью достижения операбельного со стояния.

Большое внимание должно быть уделено уходу за пострадавшими до и после операции: пол ноценному и легкоусвояемому питанию, переливанию крови, кровезаменителей и парентераль ному питанию, применению антибиотиков, витаминов, стимуляторов кроветворения, гормонов и других средств, составляющих основу комплексного и полноценного лечения больных с че репно-мозговой травмой.

Вопросы для самоконтроля 1. При оказании квалифицированной медицинской помощи пострадавший с внутричерепной гематомой на правляется:

а) в госпитальную для проведения дегидратирующей терапии;

б) в перевязочную;

в) в операционную;

г) в противошоковую для проведения предоперационной подготовки;

д) в эвакуационное отделение: эвакуация в первую очередь для оказания специализированной хирургической помощи.

2. Для сотрясения головного мозга характерным является:

а) девиация языка;

б) амнезия;

в) анизокория;

г) рвота.

3. Для внутричерепной гематомы характерно:

а) утрата сознания;

б) тахикардия;

в) анизорефлексия;

г) резкое падение артериального давления.

4. О левосторонней внутричерепной гематоме может свидетельствовать:

а) расширение зрачка справа;

б) расширение зрачка слева;

в) гемипарез справа;

г) гемипарез слева.

5. Что является достоверным признаком перелома основания черепа?

а) анизокория;

б) симптом «очков» ;

в) тошнота и рвота;

г) назальная или ушная ликворея;

д) ригидность затылочных мышц.

6. Показанием к экстренной операции при оказании квалифицированной медицинской помощи у пострадав шего с травмой головы может являться:

а) продолжающееся кровотечение;

б) отек головного мозга;

в) прогрессирующее сдавление головного мозга;

г) клиническая картина ушиба головного мозга.

Глава 18. Повреждения лица и шеи Статистика ранений челюстно-лицевой области противоречива и парадоксальна. Так, по данным ВОЗ, ранения мягких тканей челюстно-лицевой области встречаются гораздо чаще, чем повреждение лицевого скелета (2:1). Огнестрельные переломы верхней челюсти составляют 26,9%, а нижней — 54 % от общего числа огнестрельных повреждений костей лицевого черепа.

При этом 65,3% ранений было нанесено осколками и только 34,7% приходится на долю пуле вых. Обращает на себя внимание ничтожно малое количество ранений, сопровождающееся ге моррагическим шоком (менее 1%). Интерпретация столь своеобразной статистики неубеди тельна, а порой наивна. Понятной она становится только после осознания того, что базируется только на санитарных и не касается безвозвратных потерь.

По сводным статистическим данным мирного времени среди лиц, находившихся на излече нии в стоматологических стационарах, у 10% были повреждения мягких тканей лица и шеи, у 88% — переломы костей лицевого скелета, у 2% — ожоги лица. При этом известно, что подав ляющее большинство (97%) переломов костей лицевого черепа остается не диагностированным у пациентов нейрохирургических стационаров. Приведенные статистические данные военного и мирного времени могут помочь составить лишь весьма приблизительное впечатление о по вреждениях лица и шеи в условиях катастроф. Полезнее ориентироваться на факт преобладания при катастрофах множественной и сочетанной травмы, на сведения о том, что повреждения ли ца — это чаще всего черепно-челюстно-лицевая травма, что открытые части тела (прежде всего лицо) чаще других страдают при ожогах и отморожениях. Таким образом, можно утверждать, что при катастрофах количество пострадавших с повреждениями лица и шеи превысит цифры, зафиксированные статистикой военного и мирного времени.

18.1. Классификация, диагностика повреждений лица и шеи При систематике изолированных повреждений мягких тканей лица и шеи необходимо раз личать закрытые и открытые повреждения. Открытые повреждения (раны) подразделяют на ре заные, колотые, рваные, рвано-ушибленные и укушенные (проникающие и не проникающие в полость рта или полость носа и его придаточные пазухи).

Для систематики более сложных и многообразных повреждений опорных тканей лица представляется целесообразным использовать принятую в медицинских подразделениях армии России классификацию, в соответствии с которой повреждения костей лица делятся на сле дующие группы:

— повреждения зубов (верхней и нижней челюсти);

— переломы нижней челюсти — односторонние и двусторонние (одинарные, двойные и множественные);

— переломы верхней челюсти;

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.