WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 19 |

«УДК 617-089 ББК 54.5 В65 Войно-Ясенецкий В. Ф. (Архиепископ Лука) Очерки гнойной хирургии. — М. — СПб.: ЗАО «Издательство БИНОМ», «Невский Диалект», 2000 - 704 с, ил. ...»

-- [ Страница 7 ] --

они наблюда лись особенно часто в прежнее время, когда насильственно протискивали дренажные трубки в canalis carpi, причем нервы и сухожилия подвергались крайне вредному сдавлению. В этом недопустимом мероприятии нет никакой нужды, если дренировать сухожильные влагалища через отдельные разрезы на ладони и предплечье, описанные нами выше.

Механотерапия при контрактурах пальцев от флегмон дает очень мало удовлетворяющие результаты, и потому Шеде предложил оперативное лече ние — перерезку боковых связок пястнофаланговых суставов, после кото рой становится возможным сгибание основных фаланг.

Однако вопросы функциональной терапии выходят за пределы моей книги, и я ограничусь указанием важнейших условий успеха при лечении флегмон вообще и флегмон кисти в особенности.

Увечные, скрюченные и высохшие руки отойдут в область печальных преданий лишь тогда, когда среди врачей укоренится взгляд на гнойные про цессы в пальцах и кисти как на весьма важные, заслуживающие глубокого внимания заболевания, лечение которых крайне ответственно, когда трудная диагностика их будет глубоко разработана и станет предметом обязательного изучения, когда самые ранние операции панарициев и флегмон будут произ водиться анатомически сознательно и технически правильно. Надо уметь предупреждать непоправимые функциональные повреждения, а не изощрять ся в бесплодных попытках устранять неустранимое.

Давным давно пора отказаться от ничем не оправдываемого обычая пору чать гнойные хирургические отделения младшим ассистентам. Гнойная хи рургия должна стать предметом глубокого и всестороннего изучения и препо давания.

ГЛАВА XV ФЛЕГМОНЫ ГРУДИ.

ОСТЕОМИЕЛИТЫ ЛОПАТКИ И КЛЮЧИЦЫ Первичные флегмоны грудной стенки редки и, по-видимому, имеют чаще всего гематогенное происхождение. Дважды я наблюдал флегмоны, развившиеся из мышечного абсцесса в толще большой грудной мышцы.

У больного, 51 года, этот абсцесс, происхождение которого не удалось опре делить, начался непосредственно над грудным соском и по течению и по виду очень напоминал женский мастит. На операции найден большой абс цесс в толще мышцы и под ней.

У женщины, 40 лет, среди полного здоровья такая же флегмона нача лась в виде твердого шарика в толще m. pectoralis majoris. Это затвердение сопровождалось столь сильными болями, что больная не спала по ночам.

Отведение и поднимание руки сильно ограничены. Ко времени операции, через 10 дней после начала болезни, инфильтрат достиг величины 5 х 5 см и на операции оказался большим абсцессом в толще мышцы с флегмонозным затеком между ней и малой грудной мышцей.

Обширные подкожные и межмышечные флегмоны образуются иногда на боковой стороне груди.

Нина А., 2 лет, поступила с исключительной по размерам флегмоной, начавшейся в виде болезненного затвердения у края грудной мышцы на боковой стенке груди. Флюктуирующая опухоль начиналась непосредственно ниже подмышечной ямки и занимала все пространство от края грудной мышцы до латерального края лопатки, под которым она терялась, проникая, очевидно, и под лопатку. Ручку можно было отвести и без боли. Недурное общее состояние, температура 38°. Сделано два разреза: один у края грудной мышцы, а другой — вблизи наруж ного края лопатки. Огромная флегмона в передней части была подкожной, а в задней занима ла все подлопаточное пространство до самого верхнего угла лопатки. Ребенок очень быстро выздоровел.

Очень похожа на эту флегмона боковой стенки груди у 52-летней сани тарки. Сзади флегмона дала небольшой затек под m. latissimus dorsi, но спереди далеко распространилась под большую грудную мышцу и заняла наружные две трети субпекторального пространства.

Чрезвычайно тяжелы анаэробные флегмоны груди, которые мы видели 2 раза. Рис. 74 и 75 показывают, какое огромное распространение получила такая флегмона у больного И. Флегмона у этого больного началась под ле вой грудной мышцей в подключичной области, и при ней очень ярко про явилось основное свойство анаэробных флегмон почти неудержимо распрос траняться в виде затеков по межмышечной клетчатке. По-видимому, гной при анаэробных флегмонах обладает необыкновенно сильным протеолити ческим действием, а большая вредоносность бактериальных токсинов меша ет отграничению гнойных очагов грануляционным валом. После множества разрезов и настойчивого применения перекиси водорода больной выздоро вел через долгое время. Посевы гноя у него неизменно оставались сте рильными, а получение анаэробных культур у нас еще не было организова но. Гной был типичным анаэробным, жидким и серо-бурого цвета.

В другом случае у 24-летней Джумалы С, поступившей 14/1 1937 г., дело началось с очень редкого анаэробного мастита. Баренбойм в Харьковс кпй клинике nnorti A R. Мельникова няблюлял лвя таких мас.титя. и ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ около 6 случаев я нашел в литературе. В большинстве этих случаев было необходимо ампутировать грудную железу.

Рис. 74 и 75. Больной Н. с тяжелой анаэробной флегмоной груди и спины (схема).

У Джумалы болезнь началась 20 дней тому назад трещиной соска, после чего появилось затвердение и боли в грудной железе. Она поступила к нам в очень тяжелом состоянии, с температурой 39,5° и пульсом 135, с отрывистым кашлем. В легких сухие хрипы, а справа под лопаткой, по-видимому, пневмонический очаг с мелкими влажными хрипами. Вся правая груд ная железа очень увеличена и наполнена большим количеством гноя. Выше грудной железы, над m. pectoralis, разлитая, как будто флюктуирующая припухлость до самой ключицы. По видимому, это — подкожный или подфасциальный затек, образовавшийся как непосредствен ное продолжение флегмоны грудной железы. Подмышечная ямка свободна;

движения руки почти не ограничены.

Операция 15/1 под хлороформным наркозом. Небольшим разрезом по нижней периферии железы выпущено не менее 1 л серого жидкого гноя, который помещался отчасти под кожей нижней половины железы, отчасти позади железы. Железистая ткань сохранилась в большом количестве и на разрезе имела почти нормальный вид. Мы имели дело, таким образом, не с подлинным маститом, а с подкожной флегмоной грудной железы. Горизонтальный разрез ниже ключицы показал необычную картину: гнойная инфильтрация, очень похожая на инфильтра цию при карбункуле, распространялась по подкожной клетчатке и грудной фасции и слегка заходила на поверхностный слой грудной мышцы. Эта подкожно-фасциальная флегмона вверх доходила до ключицы, а в медиальную сторону — до грудины.

Доведен до больших размеров разрез по нижней периферии грудной железы, и, вся железа и кожа до ключицы и грудины отделены от грудной мышцы;

под ними проложены большие марлевые салфетки, смоченные перекисью водорода. Посевы гноя дали рост Proteus vulgaris и анаэробного стрептококка.

После операции температура до 22/1 оставалась высокой и доходила до 40°, а затем постепенно снизилась до нормы. Кашель и хрипы в легких исчезли. Уже при первой перевяз ке было обнаружено омертвение края верхней раны, отек боковой стенки груди и краснота кожи. Рана была серая, обильно выделялся гной и омертвевшая клетчатка. С 21/1 повязки с перекисью водорода заменены йодоформными. Раны быстро стали очищаться, и силы боль ной восстанавливались. На месте флегмоны образовался дефект. 10/П больная выписалась для амбулаторного лечения.

ФЛЕГМОНЫ ГРУДИ. ОСТЕОМИЕЛИТЫ ЛОПАТКИ И КЛЮЧИЦЫ Под видом флегмоны грудной стенки протекают различные формы остеомиелита лопатки и ключицы. Локализации остеомиелита в различных частях лопатки соответствуют пунктам окостенения ее, которые показаны на рис. 76. Абсцессы, образующиеся при этом, приблизительно соответствуют этим локализациям, которые на рис. 77 заштрихованы, область же абсцес сов обозначена пунктиром. Конечно, все эти абсцессы расположены глубо ко, под мышцами;

далеко не всегда они дают флюктуацию и распознаются по более или менее разлитой опухоли, изменению положения лопатки и нарушению ее движений. Чаще всего остеомиелит начинается в области позвоночного или аксиллярного края лопатки. В первом случае абсцесс по мещается между позвоночником и лопаткой, под m. trapezius и т т. rhom boidei, major и minor, и лопатка несколько оттесняется кнаружи.

При остеомиелите аксиллярного края абсцесс образуется вблизи него, под mm. teres major и minor и m. deltoideus;

лопатка несколько оттесняется назад, и движения руки затрудняются. Если, как это часто бывает, остеоми Рис. 76. Пункты окостенения Рис. 77. Отделы лопатки, в которых на лопатки (затушеваны). чинается остеомиелит (заштрихованы).

Круговыми линиями (пунктирными) от мечены места образования абсцессов.

елит аксиллярного края комбинируется с остеомиелитом тела лопатки, то большой абсцесс распространяется на всю fossa infraspinata, отделяя и под нимая m. infraspinatus.

Абсцесс, выполняющий всю fossa supraspinata, но распространяющийся и ниже гребня лопатки, образуется при остеомиелите этого гребня. При вскрытии этого абсцесса надо иметь в виду, что вблизи нижней поверхнос ти m. supraspinati, под которым он находится, проходит очень важный двига тельный нерв, п. supraspinatus, иннервирующий все те мышцы лопатки, ко торые прикрепляются к большому бугру плечевой кости и играют важней шую роль в фиксации плечевого сустава. В случае перерезки этого нерва образуется болтающийся паралитический сустав.

Нелегко распознается и очень опасен абсцесс на передней стороне ло патки, под m. subscapularis. Он скрыт под лопаткой и не может быть найден ощупыванием;

только лопатка отодвигается назад, и движения ее очень зат 234 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ руднены. Однако имеются важные симптомы этого абсцесса, при знании которых его нетрудно распознать. Это, во-первых, сильная боль при ротации плеча кнаружи, так как при этом натягива ется гл. subscapularis, и, во-вторых, боль при давлении на сухожилие этой мышцы из подмышечной ямки. Это сухожилие про ходит по передней поверхности головки пле чевой кости, и найти его пальцем нетрудно.

При остеомиелите шейки лопатки и cavitatis glenoidalis, а также при локализации его в клювовидном отростке абсцесс образу ется в верхней части подмышечной ямки, что проявляется опухолью под наружной по ловиной ключицы и в области моренгеймо вой ямки. Остеомиелит шейки и cavitatis glenoidalis, конечно, неизбежно ведет к гной ному воспалению плечевого сустава.

При остеомиелите акромиального от ростка абсцесс образуется на верхней или нижней его стороне и в последнем случае может дать затек в субдельтовидное про Рис. 78. Целиком секвестри странство или даже в подмышечную ямку.

рованная лопатка, удален Всегда остеомиелит лопатки приводит ная при операции.

к секвестрации отдельных ее частей, но нередко и всей лопатки. Рис. 78 показывает полностью секвестрированную лопатку, которую я легко извлек у мальчика 13 лет. Часто отделяются длин ные тонкие секвестры позвоночного или аксиллярного края лопатки, spinae scapulae или небольшие секвестры шейки лопатки и ее сочленовной впади ны, либо клювовидного или акромиального отоостка.

При операции остеомиелита лопатки разрезы проводятся в зависимос ти от его локализации и границ абсцесса.

В fossa supraspinata — разрез вдоль spina scapulae с отслойкой m. supraspinati.

В fossa infraspinata — вдоль margo vertebralis с отслойкой m. infra spinati.

Глубокий подлопаточный абсцесс удобно вскрывать разрезом сзади, рас секая m. infraspinatus вдоль его волокон и производя долотом трепанацию лопатки.

При остеомиелите fossae glenoidalis рекомендуют задний разрез Кохера для артротомии плечевого сустава.

Абсцесс над клювовидным отростком можно вскрыть через sulcus delto ideopectoralis.

При остеомиелите шейки лопатки, когда гной скопляется в верхней части подмышечной ямки, недостаточно сделать разрез передней стенки под мышечной ямки ниже ключицы или обычный большой разрез по краю груд ной мышцы, но необходимо ввести дренаж сзади, через foramen quadri laterum или trilaterum.

При поражении всей лопатки и необходимости полностью удалить ее очень хороший доступ дает разрез по всему margo vertebralis с добавочным ФЛЕГМОНЫ ГРУДИ. ОСТЕОМИЕЛИТЫ ЛОПАТКИ И КЛЮЧИЦЫ разрезом вдоль spina scapulae. Впрочем, при полной секвестрации лопатки ее нередко можно извлечь через меньший разрез. По наблюдениям моим и других авторов лопатка очень хорошо регенерируется, причем не остается даже заметных расстройств движения руки. После разрушения fossae gle noidalis также возможны довольно свободные движения в плечевом суставе по выздоровлении больного.

Для иллюстрации сказанного приведу один свой случай и один яркий случай Штрауса.

1. Роза М., 12 лет, поступила в Институт неотложной помощи 15/VII 1936 г. Заболела 12 дней назад, вскоре после недолгого гриппа. Появились боли в правой лопатке, небольшая опухоль над ней. В амбулатории лечили традиционными ихтиоловыми компрессами. Послед ние 4 дня чувствует себя плохо, но температура теперь только 38°, а пульс 100. Лейкоцитов 13800, нейтрофилов 88%. Над правой лопаткой полушаровидная опухоль, занимающая всю fossa supraspinata и верхнюю половину fossae infraspinatae. Кожа над ней немного покрасне ла. Опухоль эластична и очень болезненна при ощупывании. Правую руку больная постоянно поддерживает левой и избегает делать ею какие-либо движения. Распознан остеомиелит ло патки, и 16/VII сделана операция под эфирным наркозом. Разрез вдоль spina scapulae на 1 см выше нее. Перерезан m. trapezius;

m. supraspinatus отделен от spina scapulae распатором, а частью скальпелем, чтобы не повредить надлопаточного нерва. Из-под мышцы потек с боль шим напором густой беловатый гной. Исследование пальцем показало, что гнойник занимает всю fossa supraspinata и продолжается куда-то вдоль медиального края лопатки. Поэтому сде лан второй разрез на середине медиального края лопатки, и после разреза m. trapezii найдено продолжение флегмоны над треугольным основанием spinae scapulae, на котором обнаружен шероховатый, обнаженный от надкостницы участок величиной около 2 см2. В fossa supra spinata отслойки надкостницы не было. Гнойная полость дренирована резиновой трубкой, введенной в fossa supraspinata через медиальный разрез. Из гноя выделена культура золотис того стафилококка.

После операции температура постепенно снизилась, но два раза были ознобы с высокой температурой. Больная выписана 2/VIII в хорошем состоянии. Раны отлично гранулируют, движения руки свободны.

2. Случай Штрауса. Девочка 13 лет 2 недели тому назад заболела панарицием. Через 6 дней высокая температура и сильные боли в правой руке. Довольно хорошо отграниченная воспалительная опухоль по положению и величине соответствует всей передней стенке под мышечной ямки и флюктуирует. Движения в плечевом суставе, в частности ротация наружу, почти вполне свободны. Разрез под ключицей;

после тупого разделения грудной мышцы из глубины хлынул густой беловатый гной. Контрразрез вдоль наружного края m. pectoralis majoris. Послеоперационное течение хорошее, но остался свищ, через который на глубине 10 см прощупывается шероховатая кость. Судя по направлению свища, он шел к клювовидно му отростку. Через 8 недель выделился маленький секвестр. На несколько недель девочка исчезла из-под наблюдения. Явилась с натечным абсцессом в задневерхней части плеча, в области длинной головки m. tricipitis;

кроме того, в области шейки лопатки прощупывалось затвердение величиной с небольшое яблоко;

поднимание и отведение плеча очень ограниче ны. Вскрыт затек на плече с жидким гноем, а на дне его найдена вполне разрушенная cavitas glenoidalis, но головка плеча нисколько не была изменена. Удалена cavitas glenoidalis и tuberositas infraglenoidalis. Раны зажили, движения в плечевом суставе улучшились, но выше горизонтали рука не поднималась и не отводилась. Еще до полного заживления ран медленно, при небольших болях образовалась опухоль у нижней трети позвоночного края лопатки. В то же время появилась опухоль на боковой стенке груди, между IX и XI ребром. При операции найден небольшой некротический очаг на fades costalis лопатки и остеомиелит IX, X и XI ребер, которые были обнажены от надкостницы на протяжении 12 см. Ребра и кариозный очаг лопатки были резецированы. Выздоровление затянулось вследствие повторной секвест рации marginis vertebralis scapulae. Лечение длилось 2 года, но все же кончилось полным восстановлением работоспособности.

Немного можно сказать о редко встречающемся остеомиелите ключицы.

Характерная черта его заключается в том, что обычно поражается вся клю чица и нередко целиком секвестрируется, отделяясь в обоих своих сочлене 236 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ниях. Помню, как однажды я вскрыл у грудного ребенка большой абсцесс на месте ключицы и нашел в нем свободно лежащую, вполне скелетированную маленькую ключицу;

она регенерировалась почти как хвост у тритона. Од нако у 14-летней девочки с очень тяжелым и продолжительным множествен ным остеомиелитом, дошедшей до крайнего истощения, после удаления сек вестрированной без следов капсулы ключицы регенерация совершенно от сутствовала и плечевой сустав сильно сблизился с грудиной. Нельзя было предотвратить это, удерживая плечо гипсовой повязкой в виде stella dorsi, так как мешало септическое состояние больной. Не всегда, однако, ключица полностью секвестрируется;

иногда дело ограничивается отделением корти кальных секвестров или частичным некрозом во всю толщу ключицы с обра зованием секвестральной капсулы. Ввиду опасности сближения плечевого сустава с грудиной никогда не следует легко решаться на полное удаление ключицы.

Грудино-ключичное сочленение — излюбленное место пиемических ме тастазов. Гнойное воспаление его обнаруживается только не особенно боль шой припухлостью над суставом с ярким покраснением кожи. В запущенных случаях опухоль распространяется над стернальным концом ключицы, выше и ниже нее, и неопытные хирурги делают параллельные разрезы над и под ключицей, вместо того чтобы вскрыть сустав вертикально расположенным полулунным разрезом с выпуклостью к средней линии. В суставе находят гной, и в тяжелых случаях необходимо удалить внутрисуставной хрящ и резецировать грудинный конец ключицы.

Василий В., 12 лет, заболел 8/V 1936 г. При игре в футбол он получил удар мячом в грудь;

в тот же день появилась опухоль и боли. Из амбулатории его направили в больницу, где лечили согревающими компрессами, и вскоре перевели в Институт неотложной помощи ввиду ухудшения. Температура была высокая, боли все нарастали. Вся левая над- и подклю чичная область и область акромиального отростка заняты очень болезненной и очень плот ной, нигде не флюктуирующей опухолью. Кожа над ней ярко-красная;

границы красноты довольно резки, как при ретикулярном лимфангиите. Активные движения в плечевом суставе невозможны, а легкая попытка пассивных движений вызывает сильную боль в области клю чицы. Поставлен диагноз остеомиелита ключицы, и 14/V сделана операция под наркозом.

Разрез вдоль всей ключицы до кости, которая оказалась обнаженной от надкостницы со всех сторон, от грудинного до акромиального конца;

гноя вытекло около двух столовых ложек.

Ключица не была удалена в расчете на образование секвестральной капсулы. Рана рыхло выполнена марлей.

Температура после операции долго держалась в пределах 37—38,5°. Выздоровление за тянулось на 2 месяца вследствие образования метастаза в шейке бедра и большом вертеле;

этот метастаз, однако, ликвидировался под гипсовой повязкой. В ране над ключицей остался свищ вследствие образования тонкого и длинного кортикального секвестра, по удалении кото рого все зажило.

ГЛАВА XVI ОСТЕОМИЕЛИТ РЕБЕР.

КАРИОЗНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕБЕРНЫХ ХРЯЩАХ Остеомиелит ребер встречается редко, тем не менее заслуживает вни мания, так как эта болезнь протекает тяжело, имеет некоторые важные особенности и, вследствие недостаточного внимания врачей к редким забо леваниям, далеко не всегда правильно диагносцируется. Мне приходилось видеть случаи, которые легко могли пройти под видом простого абсцесса грудной стенки, но в которых при внимательном исследовании можно было найти на дне абсцесса ребро, обнаженное от надкостницы на неболь шом пространстве. Не беда, если бы все случаи остеомиелита ребер про текали так легко, но эти простые случаи представляют лишь исключение, а, как правило, наблюдается тяжелое, даже приводящее к смерти течение болезни.

Одна из характерных черт остеомиелита ребер состоит в том, что бо лезнь, начавшаяся довольно легко, потом становится тяжелой и надолго за тягивается. Так, например, Гамон (Hamont) резецировал у мальчика неболь шой кусок обнаженного от надкостницы ребра в абсцессе по аксиллярной линии и ожидал быстрого выздоровления, но гнойный процесс распростра нился на несколько соседних ребер и привел к их некрозу на большом про тяжении. Понадобилась большая операция для удаления омертвевших ре бер. Также и Саар (V. Saar) у девушки, имевшей свищ под левой грудью, удалил секвестр IV ребра, лежавший в секвестральной капсуле, а через 4 недели рентгенограмма показала, что ребро поражено до самого угла. Он перерезал мышцы по вертебральному краю лопатки и удалил почти все утолщенное и шероховатое IV ребро. В одном подобном же случае мальчик умер от последовательного распространения остеомиелита на два соседних ребра.

Флегмоны, образующиеся при остеомиелите ребер, могут достигать очень больших размеров. Так, в случае Фритца (Fritz) при поражении XII ребра флегмона распространилась до гребешка подвздошной кости. Очень большое скопление гноя под лопаткой может сильно приподнять ее и оттес нить назад. Но небольшой абсцесс под лопаткой иногда трудно распознать.

А между тем лопатка покрывает значительную часть ребер и может скры вать признаки их остеомиелита. Конечно, абсцессы могут образоваться и под большой грудной мышцей, и под грудной железой у женщин. В случае Марфана (Marfan) при исследовании остеомиелитического наружного абс цесса палец провалился через отверстие в межреберных мышцах в пери плевральную гнойную полость;

а в санитарном отчете германской армии за 1903/04 г. описан случай прорыва абсцесса в полость плевры, закончив шийся выздоровлением, но с инвалидностью.

Чаще, чем в других местах ребра, остеомиелит локализуется в переднем его конце, у самого соединения с хрящом, и в заднем конце, вблизи capitulum costae. В последнем случае образуется периплевральный абсцесс, который принимали за осумкованную эмпиему плевры. Такой абсцесс редко вскрыва ется в полость плевры, а чаще назад, через длинные спинные мышцы.

Секвестры ребер могут достигать большой величины. Так, например, (Мяги) НЯШР.Л R бппмппй ГРКДРГТПЯльнпи КЯПГУЛР ГРКИРГТП плинпй R 238 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ 15 см. Чаще, однако, чем секвестры во всю толщу ребра, образуются корти кальные секвестры. При удалении секвестров, помещающихся в занятой лопаткой области, может понадобиться мобилизовать лопатку путем пере резки m. trapezii и ромбовидных мышц. Тогда лопатку легко сдвинуть в наружную сторону.

Своеобразно протекают аналогичные остеомиелиту ребер воспалитель ные кариозные процессы в реберных хрящах. В первый раз я встретился с этой болезнью в 1915 г. у военнопленного офицера, у которого пуля прошла под кожей груди, над VI и VII левыми реберными хрящами. Он был ранен 7 месяцев тому назад, и в течение нескольких месяцев пулевой канал дре нировали резиновой трубкой. В одном из пунктов эвакуации ему разрезали и выскоблили пулевой канал, но остались свищи. Я нашел у него частично не кротизированный VI левый хрящ и вырезал пораженную часть его. Мне каза лось, что я поступил радикально, и я был удивлен, когда увидел опять свищ в рубце. Через 2 месяца я должен был повторить операцию и нашел обширный некроз VII и VIII хряща. И их я удалил, но уже через неделю больной стал жаловаться на сильные боли в области правых реберных хрящей.

Я был уже совсем взволнован, когда через 5 недель, при третьей опера ции, нашел некроз VI и VII правых хрящей на всем их протяжении. Но мне пришлось сделать еще три операции, чтобы через 9 месяцев добиться пол ного излечения больного после удаления V-IX хрящей правой стороны и VI—VIII левой стороны.

В литературе я почти ничего не нашел об этой странной болезни, и ряд волнующих вопросов стоял передо мной. Почему так неудержимо распро страняется кариозный и некротический процесс по реберным хрящам? Поче му этого не бывает на хрящах гортани? Как лечить таких больных, чтобы не повторять операции шесть раз?

Ответ на все эти вопросы можно было получить только путем наблюде ний на большом материале, но реберные хондриты были очень редки. Одна ко неожиданный сюрприз я получил с переездом в Ташкент. Оказалось, что в Средней Азии очень много больных со свищами над реберными хрящами, но врачи считают их неизлечимыми. А через 2 года в результате перенесен ных тифов (брюшного, сыпного и возвратного) появилось множество боль ных с «тифозными перихондритами». В 1919-1922 гг. я оперировал 65 боль ных, которым сделал 80 операций, и получил ответы на все свои недоумен ные вопросы.

Я скоро пришел к заключению, что нельзя говорить только о тифозных хондритах, а тем более о перихондритах, так как этиология кариозных про цессов в реберных хрящах различна. Уже в первом моем наблюдении у военнопленного офицера причиной болезни была травма. Еще у двух боль ных заболевание хрящей началось вскоре после сдавления груди между бу ферами вагонов и после тяжелого ушиба груди. С точностью эксперимента травматическая этиология была доказана у 53-летней женщины, которой я пришил опущенный желудок по способу Ровзинга и при этом провел один шов через VIII хрящ. Через 2 месяца я должен был оперировать ее по пово ду свища и нашел в проколотом хряще типичную кариозную полость.

У одного больного хондрит начался после тяжелого инфекционного за болевания, которое с большой вероятностью следует считать крупозной пневмонией.

ОСТЕОМИЕЛИТ РЕБЕР. КАРИОЗНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕБЕРНЫХ ХРЯЩАХ Что не только тифы (и чаще всего возвратный) могут быть причиной реберных хондритов, но и различные другие инфекционные болезни, явству ет из того, что до 1919 г. возвратный тиф был совсем неизвестен в Средней Азии, и тем не менее хондриты были довольно часты.

Определенное указание на брюшной тиф, перенесенный незадолго или за несколько месяцев до заболевания хрящей, мы получили от 8 больных, на возвратный — у 15 и на сыпной — у 14. Различные, точно не известные инфекционные болезни были в анамнезе у 14 больных. Многие наши боль ные более или менее долгое время болели, кроме того, малярией. Туберку лезную этиологию с большим вероятием можно было признать у одного боль ного, а двое вообще ничем прежде не болели. Сифилитических хондритов не видели не только мы, но и другие авторы.

Наши больные были в возрасте от 19 до 66 лет. Все авторы сходятся на том, что реберные хондриты — болезнь взрослых, и только Харцбекер (Harzbecker) описал 2 случая у детей 8 и 10 лет после аппендикулярного перитонита.

Согласно литературным данным, хондриты гораздо реже бывают у жен щин, чем у мужчин. Так, из 50 больных В. Д. Чаклина было только 5 жен щин, а среди наших 65 больных было только 10 женщин.

Болезнь начинается болями в области реберных хрящей, но вскоре, а иногда и через 2-3 недели, постепенно образуется твердая опухоль. Травма тический хондрит начинался в моих случаях вскоре после травмы, но у одного больного он начался только через 2 месяца. Больные, у которых забо левание хрящей началось после инфекционных болезней, говорили, что боли и опухоль появились вскоре после выздоровления от тифа или даже в пери од выздоровления. Раньше всего хондриты появляются после возвратного тифа, у одного моего больного даже в самом начале болезни, а позже всего, до 6 месяцев, после брюшного тифа. Были, однако, и ранние случаи после брюшного тифа и поздние — после возвратного.

Опухоль, медленно развивающаяся над хрящами, очень своеобразна.

Она тверда, иногда имеет полушаровидную форму и в первое время мало чувствительна при ощупывании. Кожа над ней долго остается нормальной и только перед образованием свища краснеет. До размягчения опухоли и обра зования свища проходит в большинстве случаев 1-2 месяца, но у одного больного я видел не вскрывшуюся в течение ЪУг месяцев опухоль, а другой утверждал, что свищ у него образовался только через 131/4 месяцев. Когда опухоль размягчается и вскрывается, вытекает очень немного жидкого водя нистого гноя с примесью крови. Многие больные поступали к нам с разре занной врачом или проколотой табибом (знахарем) опухолью;

при этом выте кала только кровь, и врачи удивлялись, что нет гноя. Это, однако, вполне понятно, так как опухоль при хондритах совсем не похожа на обычный абс цесс. Она образуется вследствие воспалительного уплотнения мягких покры вающих хрящ тканей, надкостницы, мышц, фасций, подкожной клетчатки, которые спаиваются друг с другом и пропитываются пластическим экссуда том. В глубине этой опухоли, над самым пораженным хрящом, образуется полость с неровными, точно выгрызенными стенками, а от нее постепенно поднимается имеющий такие же свойства свищевой ход, довольно широкий и очень напоминающий червоточину в дереве. Его слепой конец лишь мед ленно приближается к коже и, наконец, вскрывается. И полость и свищ 240 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ наполнены дряблыми желто-серыми грануляциями, которые только перед вскрытием расплавляются и дают небольшое количество гноя.

После образования свища боли в большинстве случаев уменьшаются, однако у некоторых больных они после этого увеличивались или даже впер вые появлялись. Вообще боли при хондритах чрезвычайно различны по ин тенсивности;

одни больные едва замечают их, другие ходят, согнувшись впе Рис. 79. Каверны в реберных хрящах, развившиеся в результате кариозного процесса.

ред и в больную сторону, придерживая руками больное место;

а у одного больного боли были так мучительны, что он день и ночь стоял на коленях и локтях и ни на минуту не мог лечь. Именно боли заставляют больных согла шаться на тяжелую операцию, и после излечения они бывают чрезвычайно благодарны.

Страдания больных очень продолжительны, так как после образования свищей болезнь длится много лет и лишь в очень редких случаях оканчива ется самоизлечением.

В более или менее запущенных случаях я всегда находил тяжелые деге неративные изменения в мягких частях, покрывающих пораженные хрящи, особенно в прямых мышцах живота. В области свища и далеко за его преде лами мышца атрофирована вследствие хронического гнойного миозита, мес тами размягчена и пропитана гноем. В результате гибели множества мышеч ных волокон в мышце обильно разрастается соединительная ткань.

Очень интересны патологические изменения в самом хряще. Прежде всего я должен сказать, что считаю неправильным укоренившееся название «тифозный перихондрит», так как почти всегда кариозный процесс начина ется не на поверхности, а в центральной части хряща. Типичная картина изменений в хряще такова: в толще его, притом обычно в ближайшей к грудине половине, мы находим полость с очень неправильными стенками или извилистый ход шириной в 4-5 мм (рис. 79). И каверна, и этот ход наполнены или только по стенкам выстланы вялыми, иногда студенистыми грануляциями желто-серого цвета. Нередко грануляции в значительной мере гнойно расплавлены, и в полости в большем или меньшем количестве имеется жидкий гной. Центральная полость имеет на передней, редко на ОСТЕОМИЕЛИТ РЕБЕР. КАРИОЗНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕБЕРНЫХ ХРЯЩАХ задней стороне хряща одно или несколько отверстий овальной или круглой формы;

эти отверстия имеют в поперечнике 4-8 мм и очень напоминают клоаку секвестральной капсулы при остеоми елите костей. Хрящевых секвестров при ти фозных хондритах не бывает, а два малень ких секвестра я видел только при некрозе ре берных хрящей после огнестрельного ранения у вышеупомянутого военнопленного офицера.

Каверны в хряще образуются очень рано: в Хрящ одном случае, когда операция была произведена через 2 недели после начала болезни, я уже нашел в центре VIII хряща полость величиной с маленькую вишню, наполненную свежими грануляциями. Грануляции постепенно все больше и больше разрушают хрящ изнутри, и Костная при микроскопическом исследовании видна ти- ткань Шребро пичная картина лакунарного рассасывания хря ща или просто исчезновение его под давлением грануляций. Вследствие этого хрящ превраща Рис. 80. Разрушение реберного ется в тонкостенную трубку или совсем разру хряща при кариозном процессе.

шается на протяжении нескольких сантимет ров (рис. 80). При этом очень резко видна гра ница между разрушенной и уцелевшей частью хряща: гладкой, точно обломан ной, лишенной грануляций поверхностью начинается здоровый хрящ.

Из надхрящницы исходит очень важный реактивный процесс, который бывает выражен в различной степени. При слабой реакции надхрящница только очень сильно утолщается и образует мощный слой плотной соедини тельной ткани над пораженным хрящом. Эта фиброзная ткань часто образу ет стенку кариозной полости на большем или меньшем пространстве спереди или сзади, и в ней имеются отверстия, которыми центральная полость от крывается наружу. При такой слабой реакции надхрящницы разрушение хряща идет быстро, грануляции в нем дряблые, гнойно расплывающиеся, и получается впечатление, что хрящевая ткань плохо противостоит инфекции.

Такую картину я наблюдал почти во всех случаях при эпидемии тифов, тогда как в старых туркестанских случаях патологоанатомический процесс, как правило, шел совсем иначе: надхрящница энергично реагировала образо ванием толстого слоя кости на поверхности хряща, так что последний на всем протяжении кариозной полости облекался костной муфтой или даже весь окостеневал от ребра до грудины (рис. 81, 82). Конечно, не всегда окостенение распространяется на значительную часть хряща;

гораздо чаще оно бывает ограниченным и обыкновенно сильнее выражено на задней поверх ности хряща, чем на передней. Нередко можно найти только отдельные неболь шие костные пластинки на поверхности хряща. Можно считать правилом, что окостенение тем обширнее, чем дольше длится болезнь, и сильно выраженную костеобразовательную реакцию надхрящницы я находил только при заболева ниях, длившихся уже многие месяцы, до 2-3 лет. Впрочем, изредка я видел даже значительное окостенение через 2-3 месяца после начала болезни.

В кариозной полости хряща при такой энергичной реакции надхрящни цы совсем не бывает гноя, и она вся выполнена здоровыми, плотными грану ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ляциями. Наше наблюдение сплошного окостенения можно считать доказа тельством того, что хондрит может иногда окончиться самоизлечением.

Как я уже упоминал, кариозный процесс развивается обыкновенно в дистальной, т. е. ближайшей к грудине, части хрящей. Гораздо реже можно наблюдать локализацию его по соседству с костной частью ребра, и это я видел только в 7 случаях из 65;

из этих 7 случаев в 5 процесс ограничи вался хрящом и не переходил на ребро, но в 2 случаях типичная кариозная полость распространя лась и в толщу кости и открыва лась отверстием на поверхности ребра. Однако, по-видимому, ребра Рис. 81. Образование костной почти всегда принимают участие в муфты на реберном хряще в болезненном процессе. Я уже дав результате кариеса.

но заметил при операциях, что ко стная ткань ребра вблизи его гра ницы с хрящом бывает сильно раз мягчена. В некоторых случаях это размягчение было так резко выра жено, что ребро можно было ре зать ножницами, а однажды его Рис. 82. Фронтальный разрез можно было разорвать пальцами.

через окостеневший реберный Всего чаще кариозный про хрящ.

цесс локализуется в VI и VII хря щах, отдельно или одновременно в обоих. Насколько преобладает пораже ние этих хрящей над всеми остальными, видно из моего материала: из случаев только в 10 случаях процесс локализовался в V хряще, 2 раза в IV, 1 раз в III, 2 раза во II и 1 раз в I хряще. Двустороннее заболевание хрящей имело место 14 раз.

Я считаю неправильным название «тифозный перихондрит». Это, одна ко, не значит, что я отрицаю возможность разрушения хрящей с поверхнос ти (рис. 83 и 84). Но дело в том, что такое перихондральное разрушение хряща я наблюдал почти исключительно как вторичный процесс на тех хря щах, которые при первой операции были вполне здоровы и на которые вос палительный процесс перешел лишь впоследствии с первично пораженного хряща. Только об одном больном я могу сказать, что у него был первичный перихондрит, так как у него я нашел при операции на середине передней поверхности V хряща круглое гладкое углубление, похожее на блюдечко, из которого начался свищевой ход в толще опухоли мягких частей, еще не дошедший до кожи и не вскрывшийся1.

Самая важная и своеобразная черта патологического процесса при хонд ' При травматических хондритах (в частности, огнестрельных) инфекция начинается не из толщи хряща, как при хондритах на почве инфекционных заболеваний, а с периферии.

Кровеносные сосуды, питающие хрящ, берут свое начало от надхрящницы, проникая в хрящевую ткань по микроскопическим каналам. Поэтому нарушение целости надхрящницы ведет к расстройству кровообращения в хряще, к его некрозу и развитию инфекции. Повреждение и инфицирование сосед них с надхрящницей мягких тканей способствует переходу инфекции по продолжению на надхрящницу и хрящ, в результате чего наступает также гибель хрящевой ткани и образование кариозных полостей.

Эти вопросы подробно изложены в труде «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне» (том X, стр. 238-244) (Ред.).

ОСТЕОМИЕЛИТ РЕБЕР. КАРИОЗНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕБЕРНЫХ ХРЯЩАХ ритах состоит в том, что воспаление после частичных иссечении поражен ного хряща и вообще нерадикальных операций неудержимо продолжается в оставленной части хряща и переходит на соседние хрящи1. Мне не раз при ходилось видеть, что даже ничтожная, оставленная при операции часть хря ща, какая-нибудь пластинка в несколько миллиметров толщиной у ребра или грудины, давала повод к рецидиву болезни и образованию свищей. Ни открытое лечение, ни закрытие мышцей оставленной части хряща не пре Рис. 83. Разрушение реберных хрящей с Рис. 84. Перихондральное поверхности (саблевидная форма хрящей). разрушение реберных хрящей.

дотвращает кариозного процесса в нем или некроза. Воспалительный про цесс переходит с хряща на хрящ по межхрящевым мостикам, в которых мне приходилось видеть типичные небольшие каверны, и это самый частый путь для рецидивов. Но упорство, с каким они возникают, поистине поразительно.

У одного больного я полностью удалил шесть хрящей от IV до IX и был крайне удивлен, когда увидел и после столь радикальной операции свищ на месте грудинного конца удаленного IV хряща. При операции оказалось, что воспалительный процесс, конечно, еще до первой операции перешел с меди ального конца IV хряща на ligg. sternocostalia radiata (которые я нашел вос палительно утолщенными и даже частично окостеневшими) и на грудино реберное сочленение III хряща. В сочленовной поверхности этого хряща имелась кариозная полость. Вторичный кариозный процесс в хрящах отли чается, однако, от первичного: это не всегда центральный caries, нередко это — перихондральное разрушение или прогрессивный некроз хрящей.

Этот вторичный перихондрит и некроз настолько упорны, что при повтор ных операциях после нерадикальной первой нельзя быть уверенным в со хранности хряща (даже покрытого неизмененной надхрящницей) не обнару живающего никаких внешних признаков воспаления: и в таких хрящах я не раз находил выраженный кариозный процесс. Только один раз я видел, что неудаленная при операции часть больного хряща оставалась жизнеспо собной и неповрежденной под слоем фиброзной ткани, покрывающей его.

Ясно, что при таком крайнем упорстве и неудержимости болезненного Наклонность к распространению воспалительного и некротического процесса в хряще можно объяснить тем, что сосудистые каналы проходят не только перпендикулярно к надхрящнице, но также и по длине хряща. Инфицирование этих замкнутых каналов и тромбоз мельчайших кровеносных сосудов ведет к распространению воспалительного процесса в центральных отделах хряща, покрытого иногда здоровой надхрящницей (Ред.).

244 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ процесса задача радикального излечения больных очень трудна. А между тем надо, непременно надо освободить от невыносимых мучений человека, мно гие месяцы стоящего день и ночь на коленях и локтях. Уже на первом своем больном, воен нопленном офицере, я убедился в несостоя тельности паллиативных операций, даже пол ного удаления пораженного хряща, и на всех других больных уже не пробовал этих опера ций. Сразу же я стал оперировать очень ради кально, удаляя в один прием всю хрящевую реберную дугу, от IV или V до IX хряща. Для доступа ко всем этим хрящам я выработал пос ледовательно три разреза, изображенные на рис. 85. Верхние хрящи (II—V) покрыты боль шой грудной мышцей, а нижние (V-IX) — прямой мышцей живота (в медиальных двух третях) и наружной косой мышцей (в наруж ной трети). Эти мышцы должны быть так раз резаны и отделены, чтобы возможно меньше были повреждены как мышцы, так и их не рвы. Почти совсем не повреждаются мышцы при вертикальном разрезе, которым я долго Рис. 85. Кожные разрезы для пользовался (рис. 85, 1). Он проводится вдоль радикальной операции при наружного края прямой мышцы от уровня со кариесе реберных хрящей ска приблизительно на 18 см вниз, на (объяснение в тексте).

2-3 пальца не доходя до уровня пупка. Необ ходима, конечно, осторожность, чтобы не повредить заднего листка влагали ща прямой мышцы, а тем более брюшины. Разрез проходит через апоневроз наружной косой мышцы и отделяет ее от прямой мышцы. Эти мышцы рас тягивают в стороны и отделяют прикрепление прямой мышцы к реберным хрящам. Наружная косая мышца только проходит над хрящами и отделена от них рыхлой клетчаткой, поэтому она легко оттягивается кнаружи. На чальные пучки прямой мышцы удобно отделять от VII, VI и особенно Рис. 86. Обнажение соседних хрящей для доступа к кариозно измененному участку.

V хряща пуговчатым ножом. После этого полностью открываются реберные хрящи, и только грудинные концы их не всегда бывают легкодоступны. Тог да к вертикальному разрезу надо добавить горизонтальный на уровне IV или V хряща. Если заранее известно, что кариозный очаг находится вблизи гру дины, то сразу делают угловой разрез (рис. 85, 2), вертикальная часть кото рого короче, чем при первом разрезе. Так как при вертикальном разрезе по ОСТЕОМИЕЛИТ РЕБЕР. КАРИОЗНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕБЕРНЫХ ХРЯЩАХ вреждается довольно много нервов прямой мышцы, то в последнее время я перешел к дугообразному разрезу (рис. 85,3), но и при нем нельзя избежать разрыва V и VI межреберных нервов, так как они прободают межреберные мышцы и вступают в заднюю поверхность прямой мышцы в том месте, где ее приходится отделять от реберных хрящей. Этот разрез дает прекрасный доступ, и прямая мышца при нем перерезается в здоровой части, нередко на месте первой inscriptio tendinea, но зашивание его затруднительно и отни мает много времени.

Когда вполне обнажена реберная дуга, начинается удаление реберных хрящей. Я считаю необходимым удалять не только пораженный хрящ, но и все соседние не только потому, что лишь такой радикализм обеспечивает излечение больного без рецидивов. Для такого образа действий есть другое основание технического порядка, очень важное. Дело в том, что патологи ческий процесс сильно изменяет анатомические отношения, и часто бывает очень трудно найти даже границы пораженного хряща, не говоря уже о плевре, ранение которой составляет главную опасность операции. И вот эта задача в значительной степени облегчается, если начинать работу с выделе ния соседних хрящей и только после этого подходить к кариозному очагу (рис. 86).

В советской литературе я не раз встречал мнение о необходимости уда лять больной хрящ вместе с надхрящницей. Это мнение основывается на совершенно неправильном предположении, что именно надхрящница повин на в рецидивах хондрита. Я считаю, наоборот, крайне необходимым выде лять хрящи из-под надхрящницы, так как только при этом условии можно избежать повреждения плевры. Отделение надхрящницы составляет важ нейшую часть работы и должно производиться строго систематически. На рис. 87 показаны типичные разрезы надхрящницы, которые я выработал в результате долгого опыта и которые настойчиво советую применять. Раз резы эти должны немного углублять ся в самый хрящ, ибо только тогда легко удается попасть распатором в надлежащий слой. Удаление хрящей начинают на костной части ребер, на которых делают поперечный разрез надкостницы, на 1-2 см отступя от Рис. 87. Разрезы надхрящницы П линии соединения с хрящом. По отде- РИ операции по поводу карие лении надкостницы со всех сторон са реберных хрящей, ребра рассекают, и начинается отделение надхрящницы в виде лоскутов, очерченных типичными разрезами. Особенно осторожно и тщательно надо отделять надхрящницу от краев хряща, а потом, поднимая отсеченные вмес те с хрящами части ребер, начинают отделять ее от задней поверхности хрящей. Особенно опасны в отношении возможности ранения плевры, бли жайшие к ребрам и грудине части хрящей и область патологически изменен ного хряща;

к последней всего безопаснее подходить позже всего, после выделения не только латеральных, но и медиальных частей хрящей, сперва соседних, а потом кариозного. Выделить медиальные концы хрящей не лег ко. Они проникают в довольно глубокие ямки грудины, из которых их сле дует удалить дочиста. После осторожной отслойки задней надхрящницы ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ вместе с плеврой хрящ рассекают у самой грудины, а остаток его удаляют из ямки грудины. Это всегда удобнее делать осторожными сверлящими движе ниями узкого желобоватого долота. Оставление кусочков хряща в ямке гру дины легко может быть причиной рецидива и образования свища вследствие кариозного процесса в нем. Увидеть грудинные концы VI—VIII хрящей до вольно трудно, так как они покрыты толстым слоем связок (ligg. sterno costalia radiata). Нахождение их можно сильно облегчить, срезывая поверх ностные слои хряща и связки плоскостными разрезами, как режут сыр.

После удаления хрящей надо сшить надхрящницу тонкими кетгутовыми швами, чтобы костные пластинки, образовавшиеся из нее, имели по возмож ности близкую к хрящам форму. Что это достижимо, я убеждался после опе раций, прощупывая новообразованные костные пластинки;

у одного больного они очень напоминали реберные хрящи. Достаточно один раз увидеть при операции, как бьется, точно хочет выскочить, сердце, не покрытое хрящами, чтобы понять, как важно по возможности сохранить надхрящницу, которая обеспечит защиту сердца новообразованными костными пластинками.

При операции нередко бывают сильные кровотечения из неизбежно по вреждаемых rami perforantes a. mammariae internae и межреберных артерий.

Разорванные артериальные веточки ускользают в отверстия ligg. corrus cantia, и положение было бы затруднительным, если бы кровотечение не останавливалось под тампонами. Операция требует 11-12 часов. Она трудна и может быть предпринята только опытным хирургом, владеющим высокой техникой. Совершенно необходимы безупречные острые инструменты, так как тупые распаторы и плохие элеваторы легко срываются и повреждают плевру. Повреждение сердца возможно, но мало вероятно, так как его все таки защищает m. triangularis sterni.

Большая рана неизбежно загрязняется гноем из каверн хряща и свище вых ходов, и потому необходимо зашивать ее, применяя дренаж. После про мывания риванолом я ввожу йодоформный тампон на место кариозного хря ща, а под мышцами прокладываю дренажную трубку, которую ввожу в ниж ний угол раны1.

Повреждение плевры — самое тяжелое и, к сожалению, самое частое осложнение операции. Никакой опыт, ни самая большая осторожность и вы сокое техническое искусство не могут вполне гарантировать полной безопас ности операции. Совершенно неожиданно соскальзывает распатор или элева тор и повреждает плевру. Отверстие в большинстве случаев бывает очень небольшое, но случались разрывы плевры и в 3-5 см. Если отверстие было закрыто пальцем или тампоном и потом зашито, то пневмоторакса почти ни когда не бывает. Зашивать плевру надо тонкими иглами, захватывая непре менно и надхрящницу, и мышцу, так как одну тонкую плевру зашить почти невозможно. Но даже на зашивание, по-видимому надежное, нельзя полагать ся, и всегда следует ввести к месту шва йодоформный тампон. Закрытие та ким тампоном остается для нас единственным средством, если зашить разрыв не удается и если он расположен у самого края грудины, где для наложения шва пришлось бы резецировать часть грудины и рисковать повреждением В современных условиях, благодаря применению антибиотиков, опасность вспышки инфекции при операции по поводу хондрита стала значительно меньше, поэтому сближение краев раны можно производить гораздо смелее, чем раньше. Однако и теперь подведение дренажа обязательно. Желательно воспользоваться введенной дренажной трубкой для орошения раны пенициллином в послеоперационном периоде (Ред.).

ОСТЕОМИЕЛИТ РЕБЕР. КАРИОЗНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕБЕРНЫХ ХРЯЩАХ сердечной сорочки. К счастью, йодоформный тампон во многих случаях ока зывается надежным средством защиты плевры. Зашивание плевры возможно только после удаления хрящей, и если она повреждена в начале операции, то отверстие можно временно закрыть влажным тампоном1.

К счастью, повреждение плевры в большинстве случаев проходит бла гополучно. При 80 операциях у 65 больных (у 14 больных на обеих сторо нах) я 18 раз повредил плевру, что составляет 22,5%. У 7 больных не было ни малейших признаков плеврита, а у одной из них, умершей от тяжелой флегмоны брюшной стенки, я нашел на вскрытии вполне нормальную плев ру. У 5 больных образовался незначительный серозный экссудат, вскоре рас сосавшийся. В одном случае вслед за повреждением плевры развился значи тельный серозно-кровянистый плеврит, и пришлось аспирировать 375 мл жидкости. Через 10 дней больной выздоровел. У одного больного под конец операции ослабело дыхание и появился незначительный серозный экссудат, но все эти явления через несколько дней бесследно исчезли. Тяжелые по следствия повреждение плевры имело у 4 больных. Одна больная умерла через неделю от пневмоторакса и воспаления легкого здоровой стороны. У трех других развился тяжелый гнойный плеврит, причем только одну из них уда лось спасти резекцией ребра2.

Из осложнений в период выздоровления самое тяжелое и опасное — расхождение раны, полное или незначительное. Оно произошло у 12 моих больных. У 2 больных причиной расхождения раны был тяжелый бронхит, развившийся после операции, у одного — кровотечение из a. epigastrica superior, для остановки которого пришлось раскрыть почти всю рану, а у остальных 9 больных раны разошлись вследствие интенсивного глубокого нагноения. Из этих 12 больных умерло пятеро. Вероятно, применение анти биотиков уменьшило бы опасность расхождения раны.

Менее серьезные, ограниченные нагноения наблюдались нередко, и это понятно, так как большинство операций производилось при наличии свищей и гноя в хрящевых кавернах.

Всего умерло 10 больных: 8 из них от повреждения плевры и расхожде ния раны, один от воспаления легкого и один от галопирующей чахотки через 4/4 месяца после операции. Этот случай следует, конечно, исключить, и тогда летальность составит 13,9%.

Тяжелая и кровавая операция предъявляет большие требования к силам организма, а потому следует осторожно выбирать больных и отказываться от Как показал послевоенный опыт, при зашивании плевры лучше воздерживаться от введения тампонов. При ранении плевры во время резекции реберных хрящей следует воспользоваться захватыва нием в шов остатков межреберных мышц. Особенно следует рекомендовать подкрепление линии швов мышечным лоскутом, взятым из большой грудной мышцы. Такая пластика удобна при иссечении ребер ных хрящей вблизи грудины и бывает полезна как в целях устранения открытого пневмоторакса, так и в целях надежного закрытия хрящевого ложа (Ред.).

Самой неотложной мерой у больных с начинающимся плевритом должно быть отсасывание возду ха и экссудата из плевральной полости с непременным ежедневным введением внутриплеврально пеницил лина и, при возможности и стрептомицина (по 500 тыс. единиц). На основании личного опыта я могу за свидетельствовать, что такое лечение предупреждает развитие гнойного плеврита. Аспирацию плевраль ной жидкости и введение антибиотиков необходимо особенно энергично проводить у больных с нараста нием плеврального выпота, что с несомненностью указывает на начавшееся инфицирование плевры.

При ранении плевры следует уже на операционном столе после зашивания раны и устранения открытого пневмоторакса отсосать из плевральной полости воздух и добиться расправления легкого.

введя тут же с профилактической целью пенициллин (Ред. III).

Доза пенициллина должна быть не менее 4-5 млн ЕД (Ред. IV).

248 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ операций при бронхите и ослабленном сердце. Я не могу, однако, признать правильным установленное В. Д. Чаклиным правило не оперировать больных старше 50 лет, так как у меня выздоравливали больные за 60 лет и даже один 66-летний, а среди умерших только одному было 56 лет. Ни в коем случае не следует оперировать одновременно на обеих сторонах при двусто роннем хондрите, так как при этом не только удваивается тяжесть операции и потеря крови, но и могут возникнуть очень тяжелые осложнения вслед ствие перерезки всех передних прикреплений диафрагмы. После тифов не следует оперировать раньше, чем через 2—3 месяца, чтобы дать больным возможность оправиться от перенесенной тяжелой инфекции.

Из всех моих больных, перенесших операцию, не вполне излеченными остались только двое. Один из них, имевший двусторонний хондрит, удо вольствовался вполне удачной операцией на стороне сильных болей и отка зался от операции на другой стороне;

а у другого после удаления V—VIII хрящей возник рецидив в оставленном IX хряще, но от повторения опера ции он также отказался.

Все остальные больные чувствовали себя вполне излеченными, и у них остались по большей части тонкие рубцы, а сердце было отлично защищено новообразованными костными пластинками или толстым пластом фиброзной ткани. Только у одного больного грудная стенка осталась довольно мягкой.

Я не утверждаю, что во всех решительно случаях хондрита обязательна предлагаемая мною радикальная операция. При кариозном процессе в верх них хрящах (И—V) весьма вероятен успех и при полном удалении одного только пораженного хряща, но все-таки больной должен быть предупрежден о возможности рецидива в остальных хрящах. Никто из хирургов, писавших о хондритах, не был столь радикальным, как я, и тем не менее некоторые из них получали весьма недурные результаты от полного удаления одного хря ща. Так, у Робустова из 10 больных выздоровело 8, у Г. Ф. Петрашевской из 11 оперированных 3 пришлось оперировать дважды, 1 умер, а остальные выздоровели после однократной операции. У других авторов результаты иссечения одного ребра были гораздо хуже. У А. М. Заблудовского было излечено только 6 из 16 больных, у Буша из 8 больных лишь двое выздоро вели после однократной операции. Из общего числа 86 больных, опериро ванных различными авторами путем более обширных резекций, излечение достигнуто в 61 случае, т. е. в 71,8%, неполные же резекции пораженного хряща дали только 12,5% успешных результатов. Наиболее радикально опе рирует В. Д. Чаклин. Обычно он полностью резицирует только один пора женный хрящ, но в некоторых случаях он удалял 2—3 и даже 4 хряща, и результаты его довольно хороши: 26 излечений на 30 больных (86,6%).

Хирурги, далекие от радикализма, пришли к очень пессимистическим заключениям об излечимости хондритов. Так, Белявцев, Елисеев и Круг лов пишут: «Все надежды и ожидания как больных перихондритом, желаю щих избавиться от своей болезни, так и лечащих их врачей должны быть направлены исключительно на вакцинотерапию». А Гейманович даже вспом нил о «кресте хирургов»1.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что при травматических хондритах нет необходи мости производить у всех больных столь расширенные операции, как рекомендует В. Ф. Войно-Ясенец кий. Удаление патологически измененного хряща в пределах здоровых тканей с обязательным закрытием хрящевого ложа мышцей или соседними тканями при отсутствии натяжения швов дает хорошие резуль таты. При рецидивах заболевания и у больных с поражением нескольких хрящей можно воспользоваться методикой В. Ф. Войно-Ясенецкого (Ред.).

ОСТЕОМИЕЛИТ РЕБЕР. КАРИОЗНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕБЕРНЫХ ХРЯЩАХ Уже на основании чрезвычайной своеобразности клинической карти ны болезни и патологоанатомических изменений можно было предпола гать, что хондриты вызываются не обычными гноеродными микробами, а каким-то специфическим вирусом. Исследованиями Гусельниковой (на моем материале), Б. Э. Линберга выяснено, что тифозные хондриты вызываются паратифозной палочкой группы С типа Glasser-Voldagsen. Это — палочка эрзинджанского паратифа, которым в Малой Азии часто осложняется воз вратный тиф.

ГЛАВА XVII ОСТЕОМИЕЛИТ ПОЗВОНОЧНИКА Во всех учебниках и специальных работах вы найдете утверждение, что остеомиелит позвоночника — очень редкое заболевание. В 1910 г. Гри зель (Grisel) собрал в литературе только 85 случаев, и с тех пор появилось немного новых сообщений. Но как же быть с тем фактом, что у меня за 18 лет работы в небольших хирургических стационарах имелось около 20 случаев несомненного остеомиелита позвоночника. Объяснение этого странного противоречия можно найти только в том, что в половине моих наблюдений была клиническая картина паранефрита или забрюшинной по ясничной флегмоны, а многие другие легко могли бы сойти за флегмоны и абсцессы шеи и спины. Ярко выраженные случаи остеомиелита, действи тельно, редки.

Остеомиелит крестца я описал в главе об остеомиелите костей таза, но сделал это не на том основании, как Донати и Гросс (Donati и Gross), счита ющие необходимым исключить крестец из описания случаев остеомиелита позвоночника, а по иной причине. Дело в том, что остеомиелит крестца нередко бывает связан с остеомиелитом подвздошной кости, а гнойные зате ки и абсцессы при нем, которым я придаю особенно большое значение, име ют много общего с другими затеками в области таза. Разделение, предлага емое Донати и Гроссом, недостаточно обоснованное, представляет весьма существенное неудобство прежде всего в том отношении, что в некоторых случаях при первичном остеомиелите крестца в страдание вовлекались и поясничные позвонки, или, наоборот, процесс, начавшийся в поясничной части позвоночника, переходил потом на крестцовую кость, и вследствие такой связи нельзя отделить остеомиелит позвоночника от остеомиелита кре стца. Таковы случаи Керте (Korte), Ризе (Riese), Коммишо (Commichau), случай Хант (Hunt) и 3 моих случая. Куда же причислить все эти наблюде ния, когда даже на операции не всегда удавалось определить, из крестца ли или из позвонков начался болезненный процесс?

Также только по соображениям дидактического порядка я привел ряд случаев остеомиелита позвоночника в главе о забрюшинных поясничных флегмонах. Поэтому нам остается рассмотреть в настоящей главе только остеомиелит шейных, грудных и поясничных позвонков.

В позвонках, как и в других костях, остеомиелит в значительном боль шинстве случаев бывает у подростков. У маленьких детей его тоже наблю дали, но только очень редко;

так, больному Мадье (Madier) было всего 12 дней от роду, больному Ле Фор и Энжерлана (Le Fort и Ingerlans) 6 лет, а моему — ТА года. Однако троим из наших больных остеомиелитом крестца было 42, 43 и 56 лет, а из 5 случаев остеомиелита поясничных позвонков, описанных С. М. Дерижановым, трое больных были в возрасте 35, 40 и 49 лет. По локализации процесса на первом месте стоят поясничные позвон ки (53% всех случаев по Гризелю), на втором — грудные и на третьем — шейные.

До 1937 г. описано только 6 наблюдений субокципитального остеомие лита [Соррель (Sorrel)], но нам удалось за 2 года наблюдать 3 таких случая.

ОСТЕОМИЕЛИТ ПОЗВОНОЧНИКА 1. Анастасия Н., 18 лет, поступила 29/ХН 1936 г. Заболела 20 дней назад внезапно, среди полного здоровья. Болезнь началась ознобом и высокой температурой;

с первого же дня стали болезненными и затрудненными движения головы;

чем дальше, тем затруднительнее они станови лись и, наконец, стали совсем невозможными. Лихорадка и боли упорно держались, а 24/XII больная заметила опухоль на правой стороне шеи, причем боли усилились. Глотание во все время болезни оставалось свободным. При поступлении больной обращала внимание полная фиксация головы и невозможность ее движений. Больная все время держала голову наклонен ной вперед и направо, строго оберегая ее от малейших движений и поворачиваясь в случае надобности всем туловищем. Под верхним концом грудино-ключично-сосцевидной мышцы — абс цесс величиной с куриное яйцо, выступающий из-за заднего края этой мышцы сантиметра на два;

здесь обнаруживается зыбление. Температура 38,6°;

пульс 92. Кровь: НЬ 64%, эр. 3320000, л. 10600, э. 0,5%, п. 11%, с. 60%, лимф. 24%, мон. 4,5%. Внутренние органы нормальны.

Предположен остеомиелит атланта, и 30/ХП сделана операция. Разрезом вдоль заднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы в верхней ее трети выпущено около 2 столовых ложек желто-белого густого гноя. При исследования пальцем можно было совершенно ясно ощупать весь поперечный отросток атланта и часть правой половины его передней дуги. Од нако атлант нигде не был обнажен от надкостницы. Передняя дуга атланта — в нормальном состоянии, в большей ее части недоступна ощупыванию, так как ее покрывает m. longus capitis, и эта мышца должна была быть отделена гноем, чтобы ощупывание стало возможным.

Абсцесс дренирован марлевым выпускником и дренажной трубкой.

На 3-й день температура стала нормальной, и на 5-й день дренажная трубка была удале на. Стало возможным приподнять голову и сделать рентгенограмму в переднезаднем направ лении. На ней очень отчетливо видно резкое сужение щели между правыми суставными отро стками атланта и эпистрофея и неровность контуров их суставных поверхностей. К 7/1 боль ная настолько поправилась, что ее можно было выписать. Однако 19/1 пришлось опять ее принять, ввиду того что состояние больной ухудшилось: опять повысилась температура, во зобновились боли и стал выделяться гной. В области верхней трети грудино-ключично-сосце видной мышцы появилась большая воспалительная опухоль. Опять больная поддерживает ру ками наклоненную вниз и вправо неподвижную голову. Температура 39,4°;

пульс 1201.

Вторая операция произведена 21/1. Расширен свищ и обследована пальцем гнойная по лость. Со времени первой операции она заметно увеличилась вперед и вниз, но и теперь везде хорошо отграничена. Атлант покрылся грануляциями, и только конец поперечного отростка еще обнажен. Сделан разрез вдоль переднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы для дренирования передненижней части гнойной полости, и сюда введен марлевый выпускник, а сзади — дренажная трубка. На 3-й день после операции наложена большая ватная повязка Шанца, и больная чувствовала себя в ней очень хорошо. На 8-й день после операции темпера тура стала нормальной. С 10/11 больная начала жаловаться на стреляющие боли в затылке, распространяющиеся по всей правой половине затылочной области: это был неврит большого затылочного нерва, выходящего в промежутке между I и II позвонками. К этому времени стали возможными движения головы во всех направлениях и только было еще несколько затруднено наклонение головы вправо. Жалобы на сердцебиение. Определен эндокардит. Ане мия: НЬ 36%, эр. 2480000. 22/П боли в шее и затылке. Вверху, у заднего края грудино ключично-сосцевидной мышцы, появилась небольшая воспалительная опухоль, и при надавли вании на нее из раны вытекал гной. 24/Н здесь сделан разрез, причем вытекло с чайную ложку густого гноя. После этого разреза наступило небольшое улучшение, но температура не понижалась;

больная вялая, совсем не поднимается с постели. 27/II температура 40°. На сле дующий, день у больной обнаружена крупозная пневмония, протекавшая очень тяжело и ос ложнившаяся острым нефрозом. Ко времени выписки 7/IV больная была в хорошем состоя нии, ни на что не жаловалась, раны зажили, движения головы нормальны и безболезненны.

2. Лазакат Г., 20 лет, поступила 9/1 1937 г. Больна 2 месяца. Начало заболевания связывает с простудой после бани, когда внезапно температура повысилась до 40°, заболело горло, стало больно глотать, а на шее слева, под верхней частью грудино-ключично-сосцевид ной мышцы, появилась опухоль. С самого начала болезни голова наклонена влево, и больная не ' Очевидно, лишь крайние обстоятельства заставили согласиться на столь раннюю выписку боль ного. Как правило, при таком тяжелом заболевании, как остеомиелит позвоночника, недопустимо выпи сывать больных из хирургического отделения сразу же после стихания острых симптомов, не доведя лечение до конца. После вскрытия гнойника, исходящего из остеомиелитического очага в дужке или поперечном отростке позвонка, необходима тщательная иммобилизация, что лучше всего осуществляется наложением гипсового корсета или помещением больного в гипсовую кроватку (Ред.).

2S2 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ могла ее поворачивать. Через 17 дней прорвался гнойник в горле, вытекло около стакана гноя, температура понизилась, и опухоль на шее уменьшилась. От грелок, которые больная постоянно держала на шее. она чувствовала облегчение и лучше выделялся гной в глотке;

стало легче глотать. Гной и до сих пор выходит в количестве около столовой ложки ежеднев но. Рентгенограмма в переднезаднем направлении показала резкое сужение щели между ле выми суставными поверхностями атланта и эпистрофея. Лейкоцитоз 12400, нейтрофилов 75,5%. К 17/1 выделение гноя из глотки значительно уменьшилось, температура была невы сокая, а самочувствие больной хорошее;

тем не менее у середины заднего края грудино-клю чично-сосцевидной мышцы замечено размягченное и податливое под пальцами место. Здесь сделан разрез, вышло 2-3 мл жидкого гноя, и палец попал в свищевой ход, который вел к поперечному отростку атланта;

этот отросток не был скелетирован, и только на конце его были отделены гноем m. rectus capitis Iateralis и т. obliquus capitis inferior, а также и надкост ница. Исходным пунктом гнойных затеков был, конечно, атлант.

Посев гноя дал рост гемолитического стрептококка. 29/1 больная выписана выздоровев шей, с полоской грануляций на месте разреза. Оставалось еще ограниченным поворачивание головы вправо и в меньшей степени — наклонение ее в правую сторону.

3. Гатпера С, 21 года, поступила 17/V 1936 г. Среди полного здоровья 15 дней назад появились боли в шее, позади левого уха, и головные боли;

повысилась температура, стало трудно поворачивать голову. С каждым днем состояние больной ухудшалось. Ей стало больно глотать и трудно открывать рот. Температура 38,7°, пульс 104. Голову больная держит сильно наклоненной влево, с большим трудом и очень немного может повернуть ее, но вперед и назад наклоняет ее довольно свободно. В области верхнего конца грудино-ключично-сосцевидной мышцы твердый болезненный инфильтрат. При ощупывании через рот на задней стенке глот ки слева, на уровне атланта и эпистрофея, определяется болезненность и припухлость. По ставлен диагноз гнойного воспаления левого сустава между I и II позвонками с образованием заглоточного абсцесса. В ночь на 20/V абсцесс в глотке прорвался и наступило значитель ное улучшение. К 28/V истечение гноя в глотке прекратилось, движения головы стали го раздо свободнее, и больная была выписана.

Как видите, во всех этих случаях были симптомы, очень напоминающие malum Potti suboccipitale, с той, однако, разницей, что болезнь начиналась остро, протекала быстро и у всех больных закончилась благоприятно. И в других случаях из литературы при остеомиелите атланта имелись такие же симптомы, но у больного Эйхеля (Eichel) абсцесс образовался сзади, среди затылочных мышц на стороне остеомиелита, а в случае Балланса (Ballance) было гнойное воспаление суставов между атлантом и затылочной костью.

Для остеомиелита шейных позвонков характерна исключительная час тота поражения тела, довольно редко наблюдаемого в других отделах позво ночника: по Гризелю из 8 случаев в 7 было поражено тело позвонка и только в одном — дужка. Кроме того, в шейном отделе позвоночника не обыкновенно часто, почти в половине всех случаев, гной проникает в по звоночный канал. Это очень тяжелое осложнение остеомиелита хотя гораздо реже, но все же бывает и в других отделах позвоночника. Ввиду особенной частоты его на шее мы будем говорить о нем в этом разделе.

Прежде всего, несколько слов о наружных абсцессах. Для остеомиели та двух первых позвонков очень характерно образование заглоточного абс цесса под глубокой фасцией шеи и m. longus capitis, как это было во всех 3 наших случаях. Если такой абсцесс не вскроется самостоятельно в глотке или не будет вскрыт хирургом, то гной может распространиться вниз, в заднее средостение, или вверх, к основанию черепа. Абсцесс, исходящий из более низко расположенных шейных позвонков при локализации процесса в боковой их части, образуется в клетчатке впереди m. scalenus anterior и позади т. longus colli и появляется в верхней части бокового шейного тре угольника. Подобную же локализацию имеет гнойник и при остеомиелите ОСТЕОМИЕЛИТ ПОЗВОНОЧНИКА поперечного отростка, но при этом он часто проникает в промежуток между передней и средней или средней и задней лестничными мышцами. В таких случаях он также выходит на поверхность в боковом шейном треугольнике.

Абсцессы, развивающиеся от очагов в задней части поперечного отро стка, в дужке или остистом отростке, распространяются между задними мышцами шеи. Чаще всего образуется абсцесс в толще m. semispinalis colli.

Такие задние абсцессы обыкновенно развиваются медленно и дают затеки далеко вниз.

В позвоночный канал гной проникает через межпозвоночные отверстия или через размягченные желтые связки. Редко гной образует при этом коль цевидный абсцесс вокруг твердой мозговой оболочки, обычно же он локали зуется на передней или задней ее поверхности. Однако при тяжелой инфек ции и глубоком поражении костей иногда наблюдали диффузный гнойный перипахименингит;

в случае Морена (Morian) он распространялся от III шейного до III поясничного позвонка. Проникание гноя в позвоночный канал часто приводит к тромбофлебиту plexus vertebralis. Поверхность твер дой мозговой оболочки покрывается грануляциями. Редко дело доходит до прорыва ее гноем, но если это случается, то больной умирает от гнойного менингита. Даже и в тех случаях, когда не было прорыва гноя через твер дую оболочку, мягкая оболочка спинного мозга бывает гиперемирована, а в самом мозгу находят ограниченные очаги миелита. В случаях Шульте (Schulte), а также Мэкинз и Эббот (Makins и Abbott) на аутопсии были найдены гнойные очаги в коре мозжечка и в затылочно-теменной области большого мозга. По-видимому, это были пиемические метастазы;

обычно же изменения находят только в спинном мозгу на уровне остеомиелитического очага в виде гиперемии, отека и воспалительной инфильтрации вещества мозга. В некоторых случаях дело доходило до тяжелого поперечного миели та с полным распадом мозгового вещества и вялой параплегией.

В тех случаях, когда гной проникал в позвоночный канал, на операции после вскрытия наружного абсцесса в позвоночном желобе иногда можно было видеть, что гной сочился из глубины через межпозвоночное отверстие или дефект в желтой связке.

Из 85 случаев остеомиелита позвонков, которые собрал Гризель, в 31 случае гной был в позвоночном канале.

Во многих случаях остеомиелита позвоночника клинически определяют ся симптомы раздражения спинного мозга. Они могут появиться уже в то время, когда еще нельзя установить поражения позвонков, и иногда настоль ко резко выражены, что можно предположить цереброспинальный менингит (ригидность затылка, повышение рефлексов). Если гной сдавливает спинной мозг, то появляются симптомы спастические и паралитические. Сдавление спинного мозга всего чаще бывает в шейно-грудном и верхнегрудном отде лах позвоночника. В зависимости от высоты и расположения абсцесса сдав ление проявляется спастической или вялой параплегией, иногда распростра няющейся и на верхние конечности, или гемиплегией. Раннее вскрытие и дренаж позвоночного канала приводят к быстрому выздоровлению;

но если сдавление продолжалось долго, то выздоровление может затянуться на срок до года и быть неполным. При сдавлении в нижней поясничной части по звоночника caudae equinae могут исчезнуть коленные рефлексы, появиться задержка мочи, частичные мышечные атрофии с реакцией перерождения.

254 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Тяжелые многообразные симптомы менингита и миелита не представляют практического интереса, так как эти осложнения всегда смертельны.

Яркое представление о разрушении остеомиелитом тел поясничных по звонков дают рентгенограммы, сделанные С. М. Дерижановым с трупных препаратов. На первой из этих рентгенограмм видно полное разрушение тел XII грудного, I, II и III поясничных позвонков и небольшие изменения в теле XI грудного. Вторая рентгенограмма изображает тот же позвоночник спереди. На третьем снимке видно неполное разрушение V поясничного по звонка.

Везде вы прочтете, что остеомиелит тел позвонков — очень редкое заболевание, и в статистике Донати из 56 случаев остеомиелита только 14 случаев относятся к телам позвонков. Несомненно, однако, что это дале ко не столь редкая болезнь, и в большинстве случаев она остается нерас познанной не только при жизни больного, но и при патологоанатомическом исследовании. Кто, кроме С. М. Дерижанова, специально изучавшего остео миелит и написавшего очень ценную книгу о патологической анатомии и патогенезе остеомиелита, стал бы исследовать позвоночник больного, умер шего при явлениях пневмонии и колита? Если бы исследование позвоночни ка было правилом у патологоанатомов при всяком тяжелом септическом забо левании, то я не сомневаюсь, что врачи скоро отказались бы от мнения о большой редкости остеомиелита позвоночника вообще и тел позвонков в особенности. С. М. Дерижанов нашел на трупах 5 случаев остеомиелита тел поясничных позвонков, и ни один из них не был распознан при жизни больных. Это не удивительно, так как остеомиелит тел позвонков очень часто не дает сколько-нибудь ясных местных симптомов и быстро кончается смертью при общих симптомах тяжелой септической инфекции.

Не всегда, конечно, тела позвонков поражаются так глубоко, как в случаях С. М. Дерижанова. Процесс может ограничиться только остеопери оститом на той или другой поверхности позвонка, или в substantia spongiosa образуются только рассеянные мелкие гнойные очаги;

межпозвоночные дис ки могут быть частично или полностью отделены от позвонка или даже совсем разрушены. В случае разрушения тел позвонков может образоваться кифоз, как это было в случаях Израэля и Брунса (Israel и Bruns), окончив шихся выздоровлением. В обоих случаях было применено лечение гипсовы ми корсетами, и искривление впоследствии совершенно исчезло.

В противоположность туберкулезному спондилиту, при котором, как правило, процесс локализуется в телах многих позвонков и лишь крайне редко бывают поражены дужки и отростки, остеомиелит гораздо чаще на блюдается в дужках и отростках, а при локализации его в теле бывает в большинстве случаев поражен только один позвонок.

Редко бывает поражена вся дужка с отростками. Правилом является изо лированный остеомиелит или, вернее, остеопериостит того или другого от ростка, части дужки или различные комбинации процесса в дужке и одном из отростков, остистом или поперечном, но редко в обоих вместе. В боль шинстве случаев такой комбинированный процесс, а также и остеомиелит поперечного отростка бывает односторонним. Вследствие того, что при осте омиелите дужки бывают поражены прикрепляющиеся к ней желтые связки, гной часто проникает в позвоночный канал. Самая легкая и притом нередкая форма — изолированный остеопериостит остистых отростков, иногда конча ОСТЕОМИЕЛИТ ПОЗВОНОЧНИКА ющийся некрозом и секвестрацией отростка. Секвестры нередко образуются и в дужках, и в поперечных отростках, но в телах позвонков их не встре чали. При нередкой комбинации остеомиелита остистого отростка с остеомиелитом дужки в большинстве случаев находили распространение процесса на ряд позвонков. Так было и в одном из наших случаев.

Асандулла А., 32 лет, поступил 8/1 1937 г. Болен 2 недели. Страдал фурункулезом.

Незадолго до начала данного заболевания был большой фурункул на бедре, самопроизвольно вскрывшийся. Вслед за этим на спине, слева от позвоночника, появилась опухоль, боли, нача лась лихорадка. При поступлении температура 38,3°, пульс 100;

общее состояние удовлетво рительное. Больной ходит довольно свободно, но слегка согнувшись: жалуется на сильные боли в спине и животе, не дающие спать по ночам. Непосредственно слева от остистых отростков, на уровне нижних грудных и верхних поясничных позвонков, ясно видна и прощу пывается в толще m. sacrospinalis опухоль овоидной формы, длиной около 12 см. Распознана флегмона в толще m. sacrospinalis, и 10/1 под эфирным наркозом сделан большой разрез.

Большая флегмона отслоила гл. sacrospinalis от почти полностью скелетированных остистых отростков XI грудного — V поясничного позвонков, от дужек и частью поперечных отрост ков I и II поясничных позвонков. М. sacrospinalis, в толще которого было также немало гноя, разрезан на большом протяжении. Большая рана рыхло выполнена марлей. Через 4 дня темпе ратура понизилась до нормы. 16/1 тампоны удалены. Рана хорошо очищалась и гранулирова ла. Больной свободно ходил и ни на что не жаловался. 4/П он выписан на амбулаторное лечение в хорошем состоянии. В гное найден белый стафилококк.

Боли в животе объяснялись, конечно, иррадиацией по раздражаемым гноем межребер ным нервам.

Флегмона в реберно-позвоночном желобе и в толще длинных спинных мышц очень характерна не только для остеомиелита остистых отростков и дужек, как в данном случае, но и вообще для остеомиелита поясничных и грудных позвонков. Гной здесь образует то не особенно большие, более или менее отграниченные абсцессы, то дает очень большие затеки вниз, до кре стцово-подвздошного сочленения и крестца. Иногда наблюдали прободение гноем fasciae lumbodorsalis. Даже при остеомиелите тел позвонков в перед ней части поперечных отростков гной весьма нередко прокладывает себе дорогу назад, в толщу длинных спинных мышц. В грудной части позвоноч ника гной из реберно-позвоночного желоба может проникнуть в межпозво ночные суставы, в промежутки между поперечными отростками и еще глуб же, под плевру и в заднее средостение. В случаях Морена и Шипо (Chi pault) ретроплевральный абсцесс прорвался в полость плевры. Гной, исходя щий из тел позвонков, иногда образует затеки спереди, под lig. longitudinale anterius, и сзади, под lig. longitudinale posterius. В последнем случае может быть сдавлен спинной мозг. Если передний абсцесс в грудной области про кладывает себе путь назад, в длинные спинные мышцы, то при операции иногда можно видеть между поперечными отростками маленькое отверстие, из которого при каждом вдохе показывается капля гноя. При остеомиелите позвонков, если процесс локализуется в телах позвонков, корнях дужек или поперечных отростках, иногда, как я уже упомянул, гной прокладывает себе путь назад, в реберно-позвоночный желоб, но в огромном большинстве слу чаев он затекает в забрюшинную поясничную клетчатку и образует боль шую забрюшинную флегмону. В главе о забрюшинной поясничной флегмо не приведено несколько таких случаев. Прибавлю здесь еще одно яркое наблюдение, интересное также и в том отношении, что здесь остеомиелит позвоночника был вторичным, а больному было только 2/4 года.

256 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Юра В. был дважды оперирован по поводу остеомиелита лучевой кости. В первый раз был вскрыт только глубокий абсцесс на латеральной стороне предплечья, а через 2V4 месяца был удален почти весь секвестрированный диафиз кости. Это было 13/Ш 1936 г. Рана вполне зажила через \Уг месяца. Около середины сентября ребенок стал жаловаться на боли в спи не, а вскоре и на боль в левом бедре, однако продолжал играть и бегать. Позже появилась небольшая опухоль слева от остистых отростков поясничных позвонков, и ребенок ходил, наклоняясь в левую сторону. При амбулаторном наблюдении мы предполагали, что начинает ся туберкулез позвоночника, но ни рентгенограммы, ни туберкулиновые пробы этого не под тверждали. Сделан пробный прокол, и посев полученного гноя дал рост стафилококка, 18/XI сделан разрез над абсцессом слева, от I и И поясничных позвонков, вблизи остистых отрост ков;

он оказался расположенным в толще m. erectoris trunci. После этой операции наступило временное улучшение, но скоро ребенок стал держать левую ножку согнутой в тазобедрен ном суставе и не давал ее разогнуть;

держалась высокая температура, доходившая до 40°.

8/ХП под эфирным опьянением найден воспалительный инфильтрат над наружной половиной пупартовой связки и здесь сделан разрез через косые мышцы;

вытекло много гноя, и весь палец ушел в поясничную область, не достигнув дна. Поэтому сделан косой разрез под XII ребром и вскрыта огромная забрюшинная флегмона, на дне которой ясно прощупывалась боковая поверхность I или II поясничного позвонка, не обнаженная, однако, от надкостницы.

В обе раны введены дренажные трубки. Между ранее вскрытым гнойником m. erectoris trunci и вскрытой теперь флегмоной определялся только небольшой мышечный слой. Конечно, и флегмона, и абсцесс имели общее происхождение — от остеомиелита позвонка.

В одном из случаев С. М. Дерижанова остеомиелит тел XI и XII груд ных позвонков протекал у 40-летней больной под видом тяжелой забрюшин ной флегмоны, самостоятельно вскрывшейся, т. е. своевременно нераспоз нанной. При раннем диагнозе и операции сепсиса, от которого больная умер ла, могло бы и не быть.

В случаях Велера (Weler), а также Макинза и Эббота затек во влагали ще m. psoatis вскрылся в пристенную клетчатку малого таза и вышел в ягодицу через большое седалищное отверстие. Как это происходит, разъяс нено в главе о флегмонах подвздошной ямы и псоите.

Прежде чем говорить о течении и симптомах болезни, приведу яркий пример остеомиелита нижних грудных и верхних поясничных позвонков, который наблюдался мною в 1914 г.

Иван К., 23 лет, заболел месяц тому назад. Разболелся правый бок, был кашель, боль при вдохе, жар и одышка. Вскоре боль распространилась на правое плечо и поясницу, было больно поднять руку. Через 3-4 дня наступило улучшение, и больной 15/IV поехал в Моск ву на работу. Там, после 60-верстной ходьбы, у него резко обострилась боль в правом боку, распространившаяся на спину и поясницу;

больной не мог ни нагнуться, ни повернуться. Его все время сильно лихорадило. В течение 2 недель он лечился своими средствами, потом у бабушек и в какой-то фабричной больнице, где ему назначили порошки и растирание. Не получив облегчения, больной возвратился домой и поступил в Переславскую больницу. Он был в довольно тяжелом состоянии, но ходил, хотя и с трудом. Все движения позвоночника были болезненны и очень ограничены;

постоянная дергающая боль в спине, температура 38—39". Рельеф спинных мышц не изменен;

ни отечности, ни воспалительных изменений не видно, но давление на остистые отростки нижних грудных и верхних поясничных позвонков и на длинные спинные мышцы вызывает довольно сильную боль. Живот при ощупывании слегка болезнен;

3 дня не было стула;

моча нормальна. В сердце и легких нет никаких измене ний. Распознан остеомиелит позвоночника, и 7/V сделана операция под местной анестезией.

1 % раствор новокаина с адреналином впрыснут с обеих сторон к межпозвоночным отверстиям четырех позвонков и в толщу длинных спинных мышц;

всего ушло около 100 мл раствора.

Анестезия получилась полная, и вся операция прошла безболезненно. Разрез вдоль остистых отростков нижних грудных и верхних поясничных позвонков длиной около 12 см. Уже при отделении мышц от остистых отростков, особенно на правой стороне, показались капли гноя;

по мере приближения к дужкам позвонков его становилось все больше. Долотом и щипцами Люэра удалены дужки XI и XII грудных и I поясничного позвонков;

при этом из позвоночного ОСТЕОМИЕЛИТ ПОЗВОНОЧНИКА канала вытекал под довольно большим давлением густой беловатый гной;

выше и ниже удален ных дужек гноя уже не было. Твердая мозговая оболочка на протяжении удаленных дужек сильно утолщена, красна, покрыта грануляциями, а в области I поясничного позвонка на ней имеется серо-желтое большое пятно неправильной формы, которое было настолько сильно сращено с внутренней поверхностью дужки этого позвонка, что удаление последней представ ляло большие трудности;

в области II позвонка отделить дужку от этого пятна было настоль ко трудно, что от этого пришлось отказаться из опасения поранить твердую мозговую оболоч ку. Природа этого пятна осталась невыясненной, но по виду его можно было принять за гуммозное. К твердой мозговой оболочке и во всю рану введены марлевые выпускники. Пос ле операции больной сразу почувствовал большое облегчение, температура уже через 4 дня стала нормальной. На 3-й день была задержка мочи, миновавшая, однако, после однократной катетеризации. Нагноение в ране держалось долго, и повязки сильно промокали. Никаких расстройств иннервации нижних конечностей, мочевого пузыря и прямой кишки не было, и 5/VII больной выписан выздоровевшим.

Почти во всех моих наблюдениях, как и в этом, начало и течение бо лезни были подострыми. Острейшего начала и септического течения я не видал ни разу, но оно описано другими авторами, особенно при остеомиели те тел позвонков. Даже при локализации процесса только в остистом отрос тке наблюдали очень бурное септическое течение, кончавшееся смертью.

В литературе я не встречал описания случаев хронического остеомиелита позвоночника, но одного больного несколько раз оперировал на 6-м и 7-м году его болезни, начавшейся под видом паранефрита. До меня больного дважды оперировали с диагнозом паранефрита и заболевания почки. При операциях почку находили здоровой и только вскрывали забрюшинную флег мону. Мне пришлось оперировать его по поводу двукратного рецидива этой флегмоны и свищей. Рентгенограммы показывали резкое сужение, почти исчезновение щели между I и II поясничным позвонком, а на операции я нашел обнаженный от надкостницы небольшой участок на боковой поверх ности I позвонка. Моя последняя попытка ликвидировать обильно гноящийся свищ поясничной области осталась безуспешной, так как я нашел очень уз кий ход среди рубцовой ткани, пропускавший только зонд и направлявший ся куда-то вверх, вдоль тел позвонков.

Для диагноза весьма важны были и изменения положения тела, появля ющиеся на фоне неопределенного и тяжелого инфекционного состояния.

Боли в спине и пояснице, чаще всего наблюдаемые, обыкновенно бывают сильными, но иногда тупыми, неопределенными. Далеко не всегда они лока лизуются на уровне больного позвонка, нередко имеют наибольшую интен сивность далеко от него или вообще не имеют точной локализации. Так, в одном из случаев Мэкинза и Эббота наблюдалась резкая болезненность в верхней части крестца и постепенно увеличивавшееся болезненное припуха ние в области последнего поясничного позвонка, пораженным же оказался I поясничный позвонок. Вследствие болей больные нередко принимают вы нужденное положение, чтобы фиксировать позвоночник: притягивают коле ни к животу и обхватывают их руками, лежат на боку, сильно согнув спи ну. Однако трое моих больных, истории болезней которых приведены выше, Асандулла А., Юра В. и Иван К., несмотря на тяжелый процесс в позвоноч нике, ходили почти свободно. У больных, находящихся в тифоподобном со стоянии, можно все-таки обнаружить тугоподвижность позвоночника или затылка, ограничение движений головы. Шмидт и Ризе (Schmidt и Riese) обратили внимание на то, что при остеомиелите тел позвонков давление по оси позвоночника вызывает боль. Однако правилом это считать нельзя, так Н9 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ как указанный симптом наблюдается далеко не во всех случаях;

гораздо большим постоянством при остеомиелите тел, как и при остеомиелите дужек и их отростков, отличается боль при непосредственном давлении сзади на больной позвонок и на соседние с ним. Особенно отчетливо проявляется боль при давлении сзади в случаях остеомиелита остистых отростков, кото рый вообще протекает относительно легче и меньше маскируется общими симптомами. Иногда даже ощущается крепитация и подвижность секвестри рованного отростка. В зависимости от глубоких скоплений и затеков гноя и от раздражения нервных корешков возникают боли и в отдаленных от по звоночника местах;

так, при остеомиелите грудных позвонков наблюдались боли в груди, при поражении поясничных позвонков — боли в животе, крестце, тазобедренных областях, а у трех наших больных — и боли в ногах. Корешковые боли, как и спастические явления, парестезии, до неко торой степени характерны для остеомиелита поперечных отростков, так как именно в этих случаях нервные корешки поражаются легче всего. При зате ке гноя вдоль поясничной мышцы сильная самопроизвольная, и особенно при давлении, болезненность живота и метеоризм давали повод к ошибочно му распознаванию перитонита или брюшного тифа, а сгибательная контрак тура бедра — к диагнозу коксита. Ввиду того, что остеомиелит нижних груд ных и поясничных позвонков очень часто протекает под видом забрюшин ной поясничной флегмоны или псоита, в картине болезни ярко преоблада ют их симптомы, которые изложены нами в соответствующих главах. Зара нее распознать остеомиелит в таких случаях можно очень редко, но в каж дом случае поясничной флегмоны и псоита важно иметь в виду, что источ ником флегмоны может быть остеомиелит тел или поперечных отростков позвонков, и потому следует ощупывать пальцем позвонки во вскрытой гной ной полости.

Два раза мне удалось распознать до операции небольшие абсцессы у тел поясничных позвонков на основании анатомического анализа болевых симптомов. Наблюдения эти очень интересны и редки.

1. Ольга Б. поступила в отделение через месяц после начала болезни. Все это время у нее были резкие боли в правом бедре, особенно на наружной его стороне, в hypogastrium и в пояснице. Температура 38,9°, в крови 12200 лейкоцитов и 84% нейтрофилов. В моче 0,33% белка. Поясничная область не представляет никаких изменений, но ощупывание, осо бенно участка между XII ребром и позвоночником, вызывает сильную боль. Нога полусогнута в тазобедренном суставе;

попытка разогнуть ее вызывает сильную боль.

Лихорадка, анализ крови и общее состояние больной свидетельствовали о гнойном про цессе, а боль при ощупывании поясницы и белок в моче наводили на мысль о локализации его где-то в области почки, но в поясничной области не было никакой припухлости или хотя бы резистентности, что всегда бывает при паранефрите. Сведение ноги зависело, конечно, от воспалительной контрактуры поясничной мышцы, которую легко мог вызвать гнойник позади почки. Но от чего же зависели боли в бедре, в hypogastrium и в пояснице? На наружной стороне бедра разветвляется п. cutaneus femoris lateralis, а в hypogastrium — пп. ilioinguinalis и iliohypogastricus. Все эти нервы берут начало из первых двух корешков поясничного спле тения, выходящих позади почки из I и И межпозвоночных поясничных отверстий;

воспали тельным раздражением этих корешков и объяснялись боли в бедре и hypogastrium, а боли в пояснице также хорошо объяснялись раздражением задних ветвей I и II корешков. По таким соображениям был поставлен диагноз ограниченного абсцесса позади почки, у тел I и II пояс ничных позвонков. А ввиду того, что за месяц болезни не образовалось большой поясничной флегмоны, можно было предположить, что абсцесс осумкован. Этот диагноз вполне подтвер дился при операции.

ОСТЕОМИЕЛИТ ПОЗВОНОЧНИКА Косым поясничным разрезом обнажена fascia renalis;

по пути к ней воспалительного отека тканей не было. По вскрытии заднего листка fasciae renalis жировая капсула почки найдена инфильтрированной и отечной, но гноя в ней не было. Позади почки прощупывалось неболь шое эластическое выпячивание, переднюю стенку которого составлял задний листок fasciae renalis. Этот листок был разорван тупым инструментом, после чего потек густой серый гной без запаха. В небольшой гнойной полости пальцем нащупаны обнаженные от надкостницы тела позвонков, по-видимому, XII грудного и 1 поясничного;

ниже прощупывался m. psoas major и т. quadratus lumborum. В гное найден гемолитический стрептококк. Через 18 дней больная вполне выздоровела, 2. Очень большое сходство с болезнью Ольги Б. представляет и второе наблюдение, относящееся к мужчине 37 лет. Течение его болезни приближалось к хроническому, ибо он был оперирован только через 2 месяца после начала болезни. У него были боли в правой стороне поясницы, в паху и в ягодице и лихорадка, причем лишь изредка температура дохо дила до 39,2°. Как и у Ольги Б., у него на пояснице не отмечалось никаких изменений и было болезненно давление в углу между XII ребром и позвоночником. Имелась и незначительная сгибательная контрактура бедра. Лейкоцитоз 9000;

нейтрофилов 82%. Боли в паху были объяснены раздражением п. ilioinguinalis, а боли в ягодице — раздражением верхних ягодич ных кожных нервов, также выходящих на уровне XII грудного и I поясничного позвонков, и потому распознан абсцесс у этих позвонков. Это точно подтвердилось при операции, после которой больной выздоровел.

Боли в ногах, на которые жаловался маленький Юра В. и упомянутый больной с хроническим остеомиелитом, можно объяснить воспалительным раздражением п. lumboinguinalis, так как у обоих были поражены I и II поясничные позвонки, на уровне которых выходит корешок этого нерва;

здесь же начинается m. spermaticus externus;

поэтому симптомом остеомиелита верхних поясничных позвонков могут быть и боли в яичке, которых, однако, еще никто не наблюдал.

Другие нервные симптомы были уже описаны нами, когда мы говорили о распространении гноя в позвоночный канал.

Лечение остеомиелита позвоночника — только оперативное и в боль шинстве случаев ограничивается вскрытием абсцессов и гнойных затеков.

При распространении гноя в позвоночный канал необходима, конечно, ла минэктомия.

Надо помнить о ретроплевральных абсцессах и искать их при пораже нии грудных позвонков. Напомню еще раз признак Гейденгайна при этих абсцессах: из маленького отверстия в глубине гнойной полости в реберно позвоночном желобе при каждом вдохе выступает капля гноя. Не только при этом признаке, но при одном подозрении на ретроплевральный абсцесс необ ходима costotransversectomia;

если сделать ее на протяжении двух-трех по звонков, то это даст возможность дренировать заднее средостение. Из 53 операций, которые собрал в литературе Гризель, в 40 случаях дело огра ничивалось вскрытием абсцесса.

Общая смертность в собранных Донати случаях — 46,5%, а по стати стике Хана (Hahn) — 58%;

если же считать только оперированных боль ных, то смертность равна 34%. При остеомиелите тел позвонков смерт ность равна 78%, при поражении дужек — 33%. Из наших 20 больных умерло только двое, у которых был остеомиелит крестца и нижних пояснич ных позвонков1.

Учитывая тяжесть гнойного спондилита, его осложнений и редкость данного заболевания, лече ние больных целесообразно проводить в специализированных отделениях (Ред. Н. В.).

ГЛАВА XVIII МАСТИТ Банальное заболевание кормящих грудью женщин всем хорошо извест но под именем грудницы. Каждая женщина вам расскажет, что если у кормя щей грудью сделается застой молока и потом грудь сильно покраснеет, рас пухнет и разболится, то надо мазать ее камфорным маслом, делать согреваю щие компрессы и подвязывать грудь повыше. Такого же мнения держатся и многие практические врачи, прибегающие к ножу лишь в крайних случаях, когда «нарыв созреет». Они с большой неохотой делают при этом маленький кожный разрез, к полезности которого относятся весьма скептически, ибо по опыту знают, что он редко приводит к выздоровлению;

женщина месяца полтора-два ходит на перевязки, ей вставляют без конца все более и более тонкие дренажные трубочки, гноетечение не иссякает, и болезнь кончается обезображением и полной функциональной непригодностью грудной желе зы;

иногда к этому присоединяется незаживающий гнойный свищ, который можно устранить лишь оперативным приемом: расщеплением его на всем про тяжении и выскабливанием гнилых грануляций, которыми он выстлан.

Грудница стара, как человеческий род;

многие миллионы женщин боле ют ею, и с незапамятных времен врачи изощрялись в лечении ее, но и в наше время, при блестящем расцвете хирургии, мы не можем похвалиться полным умением лечить мастит. Хорошим можно назвать лишь такое лече ние, при котором быстро ликвидируется гнойный процесс и сохраняется функциональная пригодность молочной железы. Этого мы, однако, далеко не всегда достигаем;

иногда мы бываем бессильны остановить упорно распрос траняющееся в железе нагноение и после нескольких операций со смуще нием видим «выздоровевшую» женщину с обезображенной и атрофированной грудью, совершенно непригодной для кормления. Нам лично пришлось в 10 случаях даже ампутировать грудную железу, чтобы спасти женщин от общей септической инфекции.

Чаще всего маститом заболевают первородящие, притом в первые 5-6 недель после родов. Не особенно редки, однако, и заболевания беремен ных в последние недели перед родами. Возбудителями воспаления почти всегда бывают обыкновенные гноеродные микробы (стафилококки, стрепто кокки, кишечная палочка и др.), проникающие в лимфатические сосуды и щели через трещины, ссадины, экскориации соска. Гораздо реже наблюдает ся мастит у девушек и женщин в климактерическом периоде, и тогда для этого имеются особые причины: гематома в грудной железе, экзема, акне или фурункул в области соска, метастаз из другого гнойного очага. Нам пришлось, однако, лечить несколько раз девушек, у которых не удавалось вовсе определить причину тяжелого мастита. Акушеры считают несомнен ным, что мастит может начаться и при полной неповрежденности соска вследствие проникновения микробов в молочные канальцы. В таких случа ях болезнь начинается застоем молока в железе, которая при этом становит ся болезненной и значительно увеличивается в объеме;

температура может повыситься до 39°. При наличии такого застоя микробы вызывают свертыва ние молока в молочных канальцах и повреждение выстилающего их эпите лия, который становится проходимым для возбудителей воспаления: в таких случаях в окружающей молочный каналец клетчатке начинается воспали МАСТИТ тельный процесс и в интерстициальной" ткани и паренхиме железы развива ется ограниченный гнойник или прогрессивная флегмона.

При обычном заражении через мелкие повреждения соска в самых бла гоприятных случаях флегмонозный процесс распространяется только в под кожной клетчатке или даже дело ограничивается образованием отдельного подкожного гнойника в области areolae. В большинстве случаев, однако, раз вивается флегмона в толще железистой ткани. Молочная железа — самый крупный по объему из всех железистых органов человеческого тела, а пото му в ней с наибольшей яркостью проявляется многообразие и тяжесть гной ного процесса в железистой ткани. Наиболее неблагоприятно то обстоятель ство, что в железистой ткани слабо выражена способность к отграничению процесса, легко распространяющегося по бесчисленным интерстициальным промежуткам. Всякому хирургу известно, как упорно иногда образуются в железе все новые и новые гнойники после основательного вскрытия всех пер вичных. Эту форму воспаления можно было бы назвать ползучей флегмоной.

В других случаях гноеродные микробы быстро распространяются по всем на правлениям, и в железистой ткани первично образуется множество мелких гнойничков, так что железа оказывается точно нафаршированной ими. Это мы называем гнойной инфильтрацией железы;

мелкие гнойники не сливают ся в крупные, так как пронизанная ими ткань быстро омертвевает и пропи тывается гноем как губка. Иногда такой гнойной инфильтрации подвергается лишь часть молочной железы, половина или треть ее, и тогда пораженная часть постепенно секвестрируется и отделяется от уцелевшей части плотным демаркационным валом. Наиболее частой патологоанатомической формой мастита является, однако, образование одного или нескольких слабо отграни ченных гнойников, нередко сообщающихся между собой1.

Особняком стоит редкая форма мастита, при которой гнойное скопле ние, часто значительное, расположено не в самой железе, а позади нее, между большой грудной мышцей и покрывающей ее поверхностной фасци ей. Такой abscessus retromammarius обычно берет свое начало от глубокого гнойника в толще молочной железы, гной которого разрушает поверхност ную фасцию грудной мышцы и разливается под ней. Однако Бильрот на блюдал и первичные гнойники под молочной железой. В некоторых случаях abscessus retromammarius не имеет ничего общего с маститом и образуется вследствие остеомиелита или туберкулеза ребра или вследствие самопроиз вольного вскрытия эмпиемы плевры. Клинически он проявляется особыми симптомами: увеличенная в объеме и обычно воспаленная железа, имеющая полушаровидную форму, как бы приподнята и обращена прямо вперед, а над верхним краем ее определяется флюктуирующая припухлость, иногда имею щая форму поперечного вала;

это зависит от того, что гной оттесняется кверху под тяжестью увеличенной молочной железы. Не менее редко, чем abscessus retromammarius, наблюдается гнилостное воспаление молочной железы, крайне опасное в отношении общей гнилостной инфекции. При нем необходимо поскорее ампутировать грудную железу.

Для иллюстрации сказанного перейдем к описанию отдельных наблю дений.

1. Map. Б., 24 лет. Через неделю после первых родов, происшедших 31/XII 1921 г., по ' В топической диагностике абсцедирующих маститов целесообразно использование УЗИ или КТ (Ред. Н. В.).

262 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ явилось болезненное затвердение в левой грудной железе и температура поднялась до 39°.

31/1, когда больная впервые обратилась за помощью, был вскрыт хорошо отграниченный гной ник в железистой ткани верхнемедиального квадранта. Однако температура не понизилась, и через 5 дней обозначился и был вскрыт второй гнойник в том же квадранте;

при тщательном исследовании нигде больше гнойников не оказалось. Тем не менее еще через неделю состоя ние больной не улучшилось, температура по вечерам держалась около 39° и пульс участился до 120 в минуту. 15/II была произведена третья операция под эфирным наркозом. Сделан боль шой дугообразный разрез по нижней периферии основания железы, и последняя отпрепарова на от грудной мышцы (способ Барденгейера). С задней ее поверхности вскрыт большой глубо кий гнойник, помещавшийся в центральной части железы, и при тщательных поисках нигде больше гнойников не найдено. Введены дренажные трубки во вскрытый и прежние гнойники и под грудную железу вложен большой марлевый тампон. И эта операция не привела к выздо ровлению: температура хотя и понизилась, но все-таки по временам поднималась до 39°, пульс был частый, и больная чувствовала себя плохо. Была предложена ампутация грудной железы, но больная на нее не согласилась. Как будто наступило улучшение: пульс был нечастый, тем пература невысокая, самочувствие стало лучше. Однако в ночь на 21/11 температура подня лась до 39,6°, затем был проливной пот. Ввиду этого в тот же день сделана четвертая опера ция. Молочная железа еще более отделена от грудной мышцы, и в ее паренхиме сделано не сколько глубоких разрезов для исследования. На поверхности разрезов была видна отечная ткань без видимых гнойников, но тем не менее была сделана ампутация грудной железы с ос тавлением кожного лоскута для последовательного закрытия дефекта. Рана покрыта марлевой салфеткой, смоченной перекисью водорода, и поверх нее положен кожный лоскут. При иссле довании железы в толще ее ткани в разных местах найдено шесть гнойников, содержавших по капле гноя. Еще в течение недели состояние больной внушало опасение и температура дол го держалась около 40°, больная сильно потела и чувствовала большую слабость. Нагноение в ране, однако, быстро затихло, и кожный лоскут был пришит тремя швами;

он хорошо прижил.

8/Ш больная выписалась для амбулаторного лечения в отличном состоянии.

Это типичный пример ползучей флегмоны, при которой гнойники разви вались один за другим, несмотря на своевременное вскрытие их, и наконец дело дошло до общего септического заражения. В настоящее время мы, прежде чем ампутировать грудную железу, сделали бы иммунотрансфузию крови. Кадена и другие сообщили в 1926 г. о случае стафилококкового сеп сиса при мастите, излеченном двукратным переливанием даже нормальной крови (250 и 150 мл)1.

Вряд ли, однако, можно было бы обойтись без ампутации молочной железы в другом нашем случае, который в патологоанатомическом отноше нии может служить отличным примером сплошной гнойной инфильтрации железы.

2. Варвара С, 19 лет, кормила грудью ребенка. Воспаление правой грудной железы началось 8 дней тому назад. Вся железа распухла и красна. Температура 39°, общее состояние удовлетворительное, внутренние органы здоровы. Под хлороформным наркозом сделано во семь радиальных разрезов, так как вся железа была изрыта гнойными ходами и небольшими полостями. Через 3 дня после операции температура 40,7°, пульс очень част. Еще через 4 дня температура 40,9°, поносы, в крови белый стафилококк. Под эфирным наркозом произведена ампутация грудной железы, которая оказалась вся пропитанной гноем, как губка. Через день температура 41°, озноб. Влито в вену 10 мл 2% раствора колларгола;

вечером озноб и повы шение температуры до 41,5°. Со следующего дня температура стала нормальной, и выздоров ление осложнилось лишь омертвением края кожной раны.

В следующем случае также имела место гнойная инфильтрация молоч ной железы, но она захватила лишь нижнюю половину железы, которая по чти полностью секвестрировалась.

Как показывает опыт, переливание так называемой иммунизированной крови при гнойных забо леваниях не дает успеха, так как нагноительные процессы в организме не вызывают стойкого иммуни тета и повторные гнойные заболевания протекают не легче, чем предыдущие (Ред.).

МАСТИТ 3. Евгения Т., 22 лет, девица. Две недели тому назад у вольной повысилась температура и 2 дня она чувствовала недомогание, был насморк и небольшой кашель. После этого, одновре менно с появлением менструации, протекавшей нормально, припухла и стала болезненной пра вая грудная железа. До сих пор больную лечил лекарский помощник ихтиоловой мазью. Груд ная железа увеличена в объеме приблизительно в полтора раза, и над нижней ее половиной кожа красна;

здесь же прощупывается плотная и очень болезненная инфильтрация ткани, а наряду с ней определяется зыбление на довольно большом протяжении. Подмышечные лимфа тические железы не прощупываются. Общее состояние мало нарушено;

пульс 88, температура 36, Г. Операция в день поступления больной. Дугообразный разрез вдоль нижней границы грудной железы. Вытекло довольно много гноя, омывшего снаружи всю нижнюю половину железы. Верхняя ее половина оказалась не затронутой гнойным процессом, а вся нижняя на сквозь пропитана гноем, как губка, и уже в значительной мере секвестрирована;

ее легко мож но было удалить, вытягивая и отрезая ножницами от здоровой половины. На место вырезанной половины железы под кожу введены большие марлевые тампоны. При первой же перевязке, на третий день, рана оказалась удивительно чистой;

через неделю ее можно было зашить.

Как я выше упомянул, ампутацию грудной железы нам пришлось сде лать 10 раз, и почти всегда она была необходима для спасения жизни боль ных, так как нагноение в грудной железе привело к тяжелым и опасным септическим явлениям. Лишь у одной больной общее состояние не было грозным, но во время операции оказалось, что вся ткань железы пронизана множеством мелких абсцессов, часто просовидных. При исследовании ампу тированной молочной железы мы иногда находили на поверхности срезов почти только одну соединительную ткань, в которой были замурованы гной ники величиной от горошины до вишни, не всегда многочисленные, но тем не менее повинные в общем септическом заражении. Некоторые из этих абсцессов имели трубкообразную форму и напоминали червоточины в яб локе. При таком интерстициальном мастите могут возникнуть большие труд ности при решении вопроса об ампутации грудной железы.

Так было у Александры В., 20 лет, поступившей 24/1 1936 г. с тяжелым воспалением правой грудной железы и температурой 40,6°. Почти месяц тому назад, когда началась эта болезнь, был вскрыт большой глубокий абсцесс на внутренней стороне железы, и казалось, что больная выздоравливает, но с 5/1 опять появились боли в оперированной груди и лихо радка. Из незажившего разреза выделяется немного гноя. Вся железа увеличена в объеме, и в верхней части ее определяется уплотнение, а в нижней — покраснение кожи и значитель ная болезненность. 25/1 сделан разрез Барденгейера, но при настойчивых поисках путем на стоящей препаровки грудной железы гноя в ней найти не удалось;

два дополнительных раз реза снаружи тоже ничего не дали. После этой безуспешной операции продолжалась грозная лихорадка (рис. 88), и потому 29/1 сделана ампутация грудной железы с удалением избытка кожи. Операция была затруднена обширными и крепкими сращениями железистой ткани с подкожной жировой клетчаткой. В этих сращениях попадалось много мелких гнойников, и надо было тщательно отпрепаровать кожу, чтобы вскрыть все гнойники. Большая рана рыхло выполнена марлей, над которой рана стянута двумя швами. Ампутированная железа фиксиро вана в формалине, и приготовлены срезы, поверхность которых имела вид соединительной ткани с вкрапленными в нее немногочисленными мелкими абсцессами. Под микроскопом — картина интерстициального мастита: волокнистая соединительная ткань с мелкими очагами мелкоклеточной инфильтрации и многочисленными дольками железистой ткани, частью име ющими вид, близкий к нормальному, частью же гнойно инфильтрированными.

Только через 5 дней прекратились ознобы, высокая температура и бред по ночам, но че рез 10 дней началась рожа плечевого пояса и руки, после чего больная наконец выздоровела.

И в некоторых других наших случаях выздоровление после ампутации грудной железы осложнялось рожей.

Ампутацию при мастите выполнить гораздо труднее, чем при новообра зовании, вследствие воспалительных сращений с большой грудной мышцей и кожей. Кровотечение при операции часто бывает сильным и профузным.

264 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Приведем еще одно наблюдение, показывающее, к чему приводит лече ние согревающими компрессами.

4. Лид. С, 24 лет. Больная лечится 3 недели у врачей согревающими компрессами по поводу двустороннего мастита, развившегося в период кормления ребенка грудью. В больни цу она поступила в тяжелом состоянии, с температурой 39,6° и пульсом 140. Правая грудная железа вся переполнена гноем, и только в нижней ее части сохранилась еще железистая ткань;

она увеличена в объеме по крайней мере в два раза. В левой грудной железе гнойник занимает большую часть медиальной половины ее. Операция под эфирным наркозом. Широ ким разрезом от соска до места прикрепления большой грудной мышцы к плечевой кости вскрыта обширная флегмона локализовавшаяся в верхней половине грудной железы и в rf±:...г:::л-.: ii.|.iyt-:.;

..,..).гтт:::

•lu |.I1U=^4-L.^?!-:|:J Рис. 88. Температурная кривая больной Александры В.

подкожной клетчатке груди почти вплоть до ключицы. Нагноившаяся часть грудной железы представляла целый лабиринт гнойных ходов и закоулков и потому тщательно удалена нож ницами вплоть до грудной фасции, которая повсюду была воспалительно утолщена и составля ла дно обширной гнойной полости. Здоровая нижняя половина грудной железы была резко отделена от флегмонозной части барьером склерозированной соединительной ткани. Нагноив шаяся и образовавшая много перегородок подкожная клетчатка также выстрижена ножницами на всем протяжении. Обширная и чистая раневая полость выполнена марлей и уменьшена тремя швами. На левой стороне широко вскрыт большой гнойник, занимавший медиальную половину грудной железы;

он также был прочно отграничен от здоровой латеральной полови ны, и здесь вырезана полностью губчатая и пропитанная гноем часть железы. Раны скоро покрылись здоровыми грануляциями, были вполне чисты и быстро заживали. Через 10 дней после операции больная выписана для амбулаторного лечения.

Чтобы покончить с патологоанатомическими и клиническими разновид ностями мастита, надо еще упомянуть о хроническом абсцессе молочной железы. При малой вирулентности гноеродных микробов может образовать ся инкапсулированный абсцесс, вокруг которого происходит очень обильное воспалительное разрастание интерстициальнои соединительной ткани с пос ледовательным склерозом ее;

при этом воспалительные явления могут вполне исчезнуть, и в грудной железе прощупывается твердый узел, совершенно напоминающий новообразование. Если больная пожилого возраста, то легко можно ошибиться и принять гнойник за рак. Противоположная ошибка мо жет случиться с неопытным врачом в том случае, если подлинный рак (моз говик) или саркома молочной железы подвергается быстрому некротическо му распаду. Тогда опухоль размягчается, кожа над нею краснеет, вся железа сильно припухает и температура может повыситься до 38,5-39°. Ощупыва ние грудной железы, нахождение метастазов в подмышечных лимфатичес ких железах и анамнез всегда дадут возможность поставить в таком случае правильный диагноз — вы найдете в железе плотную, часто бугристую МАСТИТ опухоль, мало болезненную, несмотря на ярко.выраженные признаки воспа ления, а больная вам расскажет, что уже несколько месяцев назад в груд ной железе появилось безболезненное затвердение, которое постепенно уве личивалось;

краснота кожи и отечность ее, увеличение объема груди и повы шение температуры возникли лишь недавно.

Вот пример хронического гнойника в молочной железе.

5. Лидия М., 23 лет, вышла замуж 7 месяцев тому назад и через месяц забеременела;

беременность развивается нормально. Полтора месяца тому назад больная проснулась ночью от сильной боли в левой грудной железе, появился озноб, температура сильно поднялась, и к утру больная почувствовала себя совершенно разбитой. Боли все усиливались, грудь сильно распухла, кожа на ней покраснела. Больная стала делать согревающие компрессы, и через дня припухлость, боли и краснота исчезли. Казалось, что болезнь бесследно прошла, но дней через 5 больная случайно прощупала в грудной железе твердый шарик величиной с горошину, подвижный и безболезненный. Шарик этот все увеличивался и скоро достиг величины грецко го ореха. Врачи, к которым больная обращалась, назначили ей йодистый калий внутрь и в фор ме мази, но опухоль продолжала увеличиваться. Дней 10 назад грудь опять покраснела, при пухла и разболелась, поднялась температура, и больная 4 дня пролежала в постели, кладя ком прессы на грудь. Опять все воспалительные явления исчезли, и при осмотре больной 3 дня на зад в грудной железе была найдена совершенно безболезненная твердая опухоль величиной с яблоко, занимавшая верхнюю ее половину. Опухоль бугриста и без определенных границ пере ходит постепенно в здоровую ткань железы. В правой грудной железе твердых узлов нет. Из обоих сосков выдавливается молозиво. Подмышечные лимфатические железы не увеличены и безболезненны. Уже 2 месяца как больная чувствует слабость, быструю утомляемость, голо вокружение и тошноту. Эти явления, очевидно, зависят от беременности. Внутренние органы в порядке, температура нормальная. Операция под местной анестезией. Твердый узел весь вырезан из грудной железы, но при этом был надрезан, и из него вытекло немного густого бе ловатого гноя. Большая полость, оставшаяся в железе, промыта карболовым раствором и дре нирована резиновой трубкой через особое отверстие. Кожный разрез зашит наглухо и зажил непосредственно. При микроскопическом исследовании вырезанного узла найдена лишь обык новенная воспалительная инфильтрация железистой ткани, а в гное — стафилококки.

Конечно, в этом случае не было надобности непременно вырезывать хро нический абсцесс, а было достаточно лишь разрезать и дренировать его, но ввиду редкости случая нам хотелось подвергнуть исследованию весь гнойник.

Такие хронические гнойники редко развиваются от гноеродной инфек ции, чаще же бывают выражением туберкулеза, актиномикоза или сифилиса.

Однако все эти заболевания мало похожи на обыкновенный мастит. При бу горчатке в железе образуются одиночный или множественные твердые узлы, которые затем постепенно размягчаются вследствие творожистого распада, нагноения вскрываются и дают начало незаживающим свищам. В первом пе риоде болезнь легко можно принять за рак. Наличие туберкулеза в других органах и состояние подмышечных лимфатических желез, увеличенных, раз мягченных и сращенных с кожей, помогает поставить правильный диагноз.

Если уже образовались свищи, то в покрывающих их грануляциях легко най ти под микроскопом бугорки. В более редких случаях бугорчатка грудной железы проявляется в форме холодного абсцесса;

чаще такой абсцесс исхо дит не из самой железы, а из кариозного ребра, если туберкулезный процесс в последнем локализуется позади молочной железы. Очень редко наблюдаю щийся в молочной железе актиномикоз клинически напоминает бугорчатк) железы, но при нем более выражено образование очень твердых бугров у тяжей;

впоследствии они размягчаются, и образуются гнойные свищи, в вы делении которых можно найти типичные друзы лучистого грибка.

Гумма в молочной железе после ее размягчения также может бьт похожа на холодный гнойник. Диагноз ставится главным образом путек исключения.

266 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Нам кажется, что уже из описания различных патологоанатомических форм мастита ясно, что лечение его должно быть оперативным. Из предло женных нехирургических методов лечения заслуживает внимания рентгено терапия, при которой Цветков и Гришина, Тейсс (Theiss), Цвайфель (Zweifel) получали хорошие результаты в раннем периоде болезни. Так, Тейсс только в 11 случаях из 135 не мог обойтись без разрезов, и еще больных, выписанных из клиники, вернулись с новыми абсцессами, которые были вскрыты. Уже через несколько часов после облучения слабыми доза ми проходят боли, уменьшается опухоль и понижается температура. Чем раньше начато лечение, тем лучше результаты, поэтому важно начинать его в первые сутки болезни. Радиация не только не нарушает секреции молока, но даже увеличивает ее. Впрочем, Винтц (Wintz) и Фласкамп (Flaskamp) не видели никакой пользы от рентгенотерапии.

В Пражской хирургической клинике [Шварц (Schwarz)] маститы, кроме ретромаммарных флегмон, ТА года лечили исключительно энергичным при менением сухого и влажного тепла. При этом боли утихают, температура падает, через 1-3 дня происходит перфорация или делают прокол-разрез истонченной кожи. Больные вполне излечиваются в 2-3 недели. Кноблох (Knobloch) в 105 случаях мастита получил отличные результаты от аутопио терапии по Маккею (Makkay) при внутрикожных инъекциях гноя. Больные выздоравливали без разрезов в 3-6 недель.

Шапкайц и Давлекамов предлагают лечить маститы прожиганием ин фильтрата или абсцесса шаровидным наконечником термокаутера. Мы не ви дели положительных результатов от этого способа. П. Реккер (Pierce Recker) рекомендует делать прокол абсцесса с аспирацией гноя каждые 4-6 часов.

Некоторые советуют лечить мастит вакцинацией. Мы полагаем, однако, что от вакцинотерапии можно ждать успеха лишь в подострых и хронических случаях, и потому при мастите, всегда остро протекающем, не надо терять времени на вакцинацию. Проколы же, если вообще за ними можно было бы признать терапевтическую ценность, могли бы быть действительными лишь при том условии, что нам точно известны число и локализация гнойников, а этого мы никогда не знаем до исследования оперативным путем.

Операция при мастите всегда должна быть именно таким исследовани ем, и притом самым основательным. Цель ее — найти и вскрыть все гнойни ки и большими разрезами ослабить воспалительное напряжение диффузно инфильтрированных частей железы. Для достижения этой цели нередко при ходится делать несколько радиальных разрезов (сходящихся к соску);

попе речные разрезы, конечно, недопустимы, так как они повреждают молочные протоки. Совершенно неосновательно избегать больших и глубоких разре зов из опасения повредить железистую ткань;

мы утверждаем, что именно такие разрезы представляют самое верное средство сохранить как можно больше железистой ткани для позднейшей функции, ибо только при них можно найти все гнойники, все гнойно инфильтрированные части железы и остановить развитие воспаления, которое неминуемо приводит к гибели же лезистой ткани. Разрез в здоровой части железы причиняет ей очень мало вреда, так как заживает при минимальной потере ткани, а если, вследствие малой величины разреза, останется невскрытым хотя бы маленький гной ник, то он может привести к расплавлению и некрозу значительной части, если не всей железы. Не следует только доводить разрезы слишком близко к соску, так как здесь легко поранить крупные молочные протоки. В той МАСТИТ части, где разрез прошел по здоровой ткани, его можно зашить. Разрезы не только должны быть обследованы пальцем с величайшей тщательностью, но необходимо также растянуть рану крючками, тщательно удалить марлевыми шариками весь гной из полости гнойника и с поверхностей разреза и внима тельно наблюдать, не появится ли где-либо в стенках гнойника или на по верхности разреза капля гноя при давлении на железу. Если это случится, надо ввести закрытый корнцанг в том направлении, откуда вытекает гной, раскрыть его в глубине и извлечь раскрытым. Таким образом всего удобнее вскрывать глубокие гнойники. Тщательное исследование гнойников пальцем и комбинированное ощупывание железы (из полости гнойника и снаружи) часто обнаруживает новые гнойники;

размерами и положением последних определяется направление и величина новых разрезов. Все гнойники дрени руются резиновыми трубками в течение 3-7 дней. Если операция сделана основательно, если вскрыты все гнойники и не образуется новых, выделе ние гноя очень быстро прекращается и дренажи скоро оказываются ненуж ными. После плохой операции, когда сделаны 1-2 маленьких кожных разре за, без исследования пальцем, дренажи бесполезны, сколько бы их ни дер жать, и нагноение заканчивается лишь через много недель, когда омертвеет и выделится грязными клочьями большая часть железы.

Из приведенных историй болезни можно убедиться, что иногда опера ция не ограничивается только разрезами, а приходится вырезать омертвев шие или диффузно инфильтрированные части железы и всякие перемычки в гнойных полостях. Такое вырезывание омертвевших и гнилых частей мы считаем делом весьма важным, ведущим к быстрому и чистому заживлению.

Кроме обычных радиальных разрезов, во многих случаях мастита может оказаться удобным разрез Барденгейера, уже давно (в 1903 г.) им предло женный. Это — дугообразный разрез вдоль нижней половины основания грудной железы, с отслаиванием ее от большой грудной мышцы. Гнойники при этом вскрываются сзади, и поэтому, конечно, опасность ранения молоч ных протоков почти исключается. Рубец после такой операции остается по чти незаметным, ибо он покрывается свисающей грудью. Во многих случаях можно ограничить бранденгейеровский разрез лишь той частью основания железы, которая соответствует заболевшей части ее. Мы часто применяли такие разрезы и убедились, что вскрытие гнойников сзади очень удобно и условия дренирования их очень хороши, а косметический результат безупре чен;

разрез может быть зашит до дренажной трубки первичным или вторич ным швом и обыкновенно хорошо заживает;

этим ослабляется упрек в боль шой травматичности способа Барденгейера1.

Банок Бир-Клаппа при лечении мастита мы не применяем. Их можнс считать полезными только при ограниченном гнойнике, когда достаточно маленького разреза, через который (без дренажа) гной отсасывается банкой Вира. Однако при этом действие сводится только к отсасыванию и банк} Вира можно заменить обыкновенной маленькой банкой с резиновым шари ком (сухая банка).

Выбор способа лечения и метода оперативного вмешательства при маститах индивидуальны i определяются их этиологией, стадией заболевания, видом гнойного процесса, его локализацией и распро страненностью и колеблется от небольших радиальных разрезов до мастэктомнй. Обязательно сочета НИР УИПУПГИЧРГКПГП НМРШЯТР.ГТКГТЙЯ Г ГПДПРМРННПЙ ЯНТИЙЯКТРПИЯЛЬНПЙ ТРПЯПИРЙ ( РрЗ Н R.) ГЛАВА XIX ГНОЙНЫЙ ПЛЕВРИТ Василий Д., крестьянин, 41 года, поступил в Переславскую земскую больницу 27/1 1916 г. Заболел 26/Х1 1915 г., т. е. 2 месяца тому назад. Среди полного здоровья появились боли в спине и общее недомогание, заставившее больного слечь в постель на 3 недели;

по истечении этого срока началось очень обильное откашливание гноя и вместе с тем больной почувствовал облегчение. Тогда же врач определил гнойный плеврит (пробным проколом по передней подмышечной линии), но только теперь, более чем через месяц, больной последовал его совету поехать в Переславль для операции. Поступил он в печальном состоя нии: на ногах громадные отеки и мокнущая экзема голеней, появившиеся недели три назад;

по словам больного, прежде отеки были еще больше. Тоны сердца очень глухи, левая граница сердечной тупости на палец влево от сосковой линии, сердечный толчок очень слабый и раз литой, пульс хорошего наполнения, 110 в минуту. Температура нормальна. Моча прозрачна, белка и сахара не содержит. Правая половина грудной клетки очень мало участвует в дыха тельных движениях;

на ней определяется притупление, сзади на 3 пальца выше угла лопатки, сбоку на V, спереди на IV ребре. Дыхание сильно ослабленное, а в области притупления едва слышное. При пробном проколе сзади получен гной. Больной сильно кашляет и отхаркивает большое количество гноя. Никаких признаков туберкулеза легких нет.

Операция в день поступления под местной анестезией. Резецирован кусок X ребра1 по лопаточной линии;

полость плевры вскрыта маленьким разрезом, который постепенно расши рялся, по мере медленного вытекания гноя. Выпущено около литра густого беловатого гноя с резким запахом, напоминающим ацетон. Легкое спалось настолько, что приблизительно поло вина плевральной полости пуста. Для дренирования введена двойная резиновая трубка. Выздо ровление шло удивительно быстро, и уже через 3 недели гной совершенно перестал выде ляться, отеки и экзема на ногах исчезли. Ко времени выписки оставалась лишь небольшая грануляционная щель на месте разреза, и больной чувствовал себя вполне выздоровевшим.

Больной поступил с готовым диагнозом гнойного плеврита, подтверж денным пробным проколом. По-видимому, это — метапневмоническая эмпие ма, так как болезнь началась как внезапное заболевание, с острой болью в боку. Установить это с точностью можно было бы в том случае, если бы в гное были найдены пневмококки, но по условиям военного времени (дело было в 1916 г.) бактериологического исследования, весьма важного при гнойном плеврите, нельзя было сделать. Эмпиема, вызванная гемолитическим стрептококком, несравненно опаснее для жизни, чем пневмококковая, и тре бует самого быстрого и энергичного оперативного вмешательства, тогда как пневмококковый плеврит, особенно у детей, нередко излечивается повтор ными проколами, даже может самостоятельно рассосаться. Имея только све дения об остром, вероятно, пневмоническом начале болезни, мы можем счи тать причиной эмпиемы не только крупозную, но и гриппозную пневмонию, которая также играет весьма видную роль в этиологии гнойного плеврита.

Кроме пневмоний, эмпиема плевры может быть вызвана и другими инфекци онными очагами в легких: туберкулезными (в 10% всех гнойных плеври тов), гангренозными гнойниками легких, причем первичный очаг в легком может быть едва заметным. Остеомиелит ребер, карбункул грудной стенки, гнойный мастит также могут осложниться гнойным плевритом. Субдиафраг мальные абсцессы, забрюшинные поясничные флегмоны весьма часто сопро вождаются серозными экссудатами в полости плевры, которые могут быть инфицированы из них по лимфатическим путям и превратиться в гнойные.

При всяком гнойном заражении крови, в особенности при пуэрпераль ' Принято считать, что ниже IX ребра лучше не опускаться во избежание ранения диафрагмы или последующего сдавления дренажной трубки между грудной стенкой и диафрагмой (Автор).

Гнойный ПЛЕВРИТ ной инфекции и при остеомиелите, нужно иметь в виду возможность мета статического гнойного плеврита.

Однажды нам пришлось оперировать 45-летнего мужчину по поводу нагноения геморро идального узла. Высокая лихорадка и тяжелые общие явления быстро исчезли, больной выпи сался и в течение недели чувствовал себя почти здоровым. Через неделю он снова поступил в больницу. Высокая, резко ремиттируюшая лихорадка, ознобы, боли в животе. При ощупы вании живот болезнен, напряжен;

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.