WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |

«УДК 617-089 ББК 54.5 В65 Войно-Ясенецкий В. Ф. (Архиепископ Лука) Очерки гнойной хирургии. — М. — СПб.: ЗАО «Издательство БИНОМ», «Невский Диалект», 2000 - 704 с, ил. ...»

-- [ Страница 4 ] --

неред ко и кожный разрез оказывается недостаточным, и тогда от середины перво начального дугообразного разреза проводят добавочный горизонтальный раз ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ рез по направлению к затылку. При такой обширной трепанации необходи мо иметь ясное представление о топографии сосцевидных ячеек и помнить, что многие из них расположены в ближайшем соседстве с sinus sigmoideus;

кроме того, надо знать, что некоторые из передних ячеек вплотную подхо дят к каналу лицевого нерва, а в самой верхушке сосцевидного отростка расположена очень крупная ячейка. Эта последняя ячейка представляет ин терес в том отношении, что из нее гной может выйти наружу через тонкий кортикальный слой кости, и тогда он проникает в толщу грудино-ключично сосцевидной мышцы. Это так называемый мастоидит Бецольда, встречаю щийся, правда, довольно редко. Я два раза наблюдал такие затеки гноя в толще грудино-ключично-сосцевидной мышцы. В одном случае этот затек представлялся в виде обширной флегмоны шеи, имевшей не совсем обыч ный вид: большая, флюктуирующая припухлость имела форму вала, располо женного вдоль грудино-ключично-сосцевидной мышцы, и доходила вверху до сосцевидного отростка;

над нижней третью этой припухлости кожа была истончена и красна. В другом случае, у старой женщины с крайне запущен ным мастоидитом, осложнившимся обширной флегмоной сосцевидной, ви сочной и затылочной областей, я нашел все клетки сосцевидного отростка наполненными гноем, а в толще грудино-ключично-сосцевидной мышцы гнойный затек, расслоивший ее на две половины.

Столь длинное описание трудностей и опасностей трепанации сосцевид ного отростка может смутить, но необходимо иметь в виду, что при полном знании анатомии и хорошей технике можно в 5 минут вскрыть antrum mastoideum и еще в 5 минут вскрыть долотом все клетки сосцевидного отро стка и выскоблить их дочиста. После трепанации в antrum вводится полоска марли и кожная рана уменьшается двумя-тремя швами.

Не особенно редко приходится оперировать мастоидит у очень малень ких детей. Это может показаться очень трудным и опасным, но на самом деле операция у малышей гораздо проще и легче, чем у взрослых. Она имеет, однако, некоторые особенности, обусловленные значительными различиями в анатомии височной кости у маленьких детей и у взрослых.

Тамара К., 7 месяцев. Около 2 недель тому назад ребенок стал очень беспокойным, и мать заметила, что во время плача он хватается за левое ухо. Вскоре появилась течь из уха, весьма ничтожная, скорее серозная, чем гнойная, и через несколько дней прекратилась. Около недели назад мать заметила припухлость за ухом и принесла ребенка в больницу. Ребенок очень здоровый, хорошо упитанный, веселый. За левым ухом, выше слухового прохода, не большая эластическая припухлость, болезненная при давлении. Обратите внимание на эту локализацию поднадкостничного гнойника: он расположен не позади уха, над fossa mastoidea, как обычно у взрослых, а над слуховым проходом. Так и должно быть, ибо у новорожденных antrum tympanicum помешается не там, где у взрослых, а значительно выше, почти непосред ственно над слуховым проходом. Только по мере развития сосцевидного отростка височной кости, которого еще нет у новорожденного, antrum tympanicum постепенно перемещается назад и вниз.

Температура, измерявшаяся в течение 2 дней, колеблется между 36,5 и 37,5°. Операция на 3-й день под хлороформным наркозом. Дугообразным разрезом позади ушной раковины вскрыт поднадкостничный абсцесс и найдено шероховатое и мягкое место в кости, кзади и кверху от слухового прохода. На этом месте без труда проложен острой ложечкой ход в antrum tympanicum, выскоблены грануляции в последнем и туда введен выпускник из йодо формной марли. Нагноение в среднем ухе и в antrum очень быстро прекратилось, и через 10 дней ранка вполне зажила.

116 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Как видите, мне не пришлось даже действовать долотом, и операция была чрезвычайно проста. Это зависит от того, что antrum tympanicum у маленьких детей расположено очень неглубоко, самое большее на глубине 5 мм, и вскрытие его не представляет никаких затруднений. Вследствие этих анатомических особенностей мастоидит у очень маленьких детей всегда про текает гораздо легче, чем у взрослых. Здесь нельзя даже говорить о мастои дите, ибо processus mastoideus височной кости у грудных детей еще очень слабо развит, и правильнее было бы говорить о воспалении antri tympanici.

Мне нередко приходилось по необходимости ограничиваться лишь простым разрезом гнойника позади уха, так как матери не соглашались на костную операцию, и всегда я наблюдал при этом быстрое и гладкое выздоровление, почти такое же, как после вскрытия antri tympanici. Простота анатомичес ких отношений у очень маленьких детей в достаточной мере объясняет та кую легкость течения и излечения болезни.

До сих пор мы говорили о простом мастоидите, самом частом и наиме нее тяжелом осложнении гнойного воспаления барабанной полости. Теперь я познакомлю с гораздо более тяжкими, весьма часто смертельными гнойны ми процессами, осложняющими otitis media purulenta. Прежде всего надо заметить, что осложнения эти одинаково часто появляются и при остром, и при хроническом отите.

Павел А., 17 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 9/ХН 1913 г. Около 3 недель тому назад больного сильно продуло в поле, особенно надуло в левое ухо;

на следу ющий день начались сильные боли в ухе, затем потек кровянистый гной. Два раза больной обращался в участковую больницу;

5/XII он почувствовал резкое ухудшение: появилась сильная головная боль, очень тягостные шумы в ухе, сильный жар, через 2 дня начались ежедневные потрясающие ознобы;

больной 2 дня пролежал в участковой земской больнице и прислан врачом для операции. Поступил в тяжелом состоянии: температура 41,4°. пульс 120;

очень сильная головная боль, в последние дни рвота. В левом ухе свист, жужжание, щелка нье, не дающие больному покоя;

постукивание по сосцевидному отростку болезненно;

над последним и над височной частью черепа видны сильно расширенные подкожные вены. В обоих ушах гной и маленькие прободения барабанных перепонок. Язык сильно обложен. В моче ничтожные следы белка. Утром температура 37,8°. Прежде больной был вполне здоров, слышал нормально и гноетечения из ушей не было. Ни в легких, ни в других внутренних органах нет ничего особенного. Правда, в них нельзя было бы ожидать никакого первичного болезненного процесса, который явно относится К левому уху, но вторичные осложнения были бы возможны.

Какие же симптомы болезни должны всего более остановить наше вни мание? Очевидно, наиболее грозны огромные повышения температуры с потрясающими ознобами и утренними падениями почти до нормы;

они, как известно, характерны для всякого заражения крови пиемического типа. Дав но известно, что при остром и хроническом гнойном отите воспаление может перейти через antrum mastoideum и клетки сосцевидного отростка на sinus sigmoideus, и тромбофлебит этой венозной пазухи сказывается прежде всего потрясающими ознобами и резко ремиттирующей высокой лихорадкой.

Правда, у больного нет явных симптомов мастоидита, который обычно со путствует или, вернее, предшествует флебиту синуса, но припухлость и краснота за ухом вовсе не обязательны при всяком мастоидите. У больного определяется ясная болезненность при постукивании по сосцевидному отро стку и другой, весьма важный симптом — расширение подкожных вен ви сочной и сосцевидной областей;

оно дает нам основание думать о закупорке ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ sinus sigmoidei и emissarii mastoidei и служит почти несомненным подтверж дением нашего предположения о тромбофлебите венозной пазухи. Сильная головная боль, на которую жалуется больной, тоже может быть объяснена флебитом синуса;

она бывает при этом заболевании весьма нередко и может быть очень сильной, но, по моим наблюдениям, локализуется обычно в за тылке;

у нашего больного болит вся голова и, кроме того, многократно была рвота. Хотя рвота бывает и при тромбофлебите синуса, но она мало харак терна для этой болезни, и потому надо думать о других возможных причи нах головной боли и рвот. Они весьма характерны для других осложнений гнойного отита — абсцесса мозга и лептоменингита. О последнем мы имеем основание думать не только потому, что флебит синуса может дать начало менингиту, но и потому, что у больного имеется обращающий наше внима ние симптом, который указывает на другой возможный источник воспаления мозговых оболочек, — это невыносимые шумы в ухе, свист, жужжание, щелканье. Эти шумы указывают на раздражение лабиринта вследствие пе рехода на него воспаления из среднего уха;

такой переход возможен не толь ко при повреждении целости перепонки, закрывающей вместе со стременем овальное окно, но и вследствие непосредственного перехода воспаления че рез костную ткань promontorii. Правда, мы имеем основание думать лишь о воспалительном раздражении лабиринта, а не о разлитом гнойном воспале нии его, при котором были бы симптомы полного прекращения функций обеих ветвей слухового нерва: п. cochleae не реагировал бы даже на самый высокий тон гальтоновского свистка, т. е. была бы полная глухота, а раздра жение п. vestibuli спринцеванием уха холодной водой не вызывало бы силь ного головокружения. Наш больной еще удовлетворительно слышит, и у него нет ни головокружения, ни нистагма. ' Воспаление лабиринта может перейти на мозговые оболочки двумя пу тями: чаще всего широким путем внутреннего слухового прохода и реже че рез saccus endolymphaticus, который заложен на задней поверхности пира мидки височной кости, в области aquaeductus vestibuli, между двумя участ ками твердой мозговой оболочки.

Итак, сильная разлитая головная боль, рвота и раздражение лабиринта навели нас на мысль о менингите, сопутствующем тромбофлебиту синуса.

Правда, у больного не был ясно выражен симптом Кернига, характерный для менингита;

тем не менее мы сделали поясничный прокол и получили бью щую струйкой цереброспинальную жидкость, ясно помутневшую при рас сматривании на свет и содержавшую очень много лейкоцитов под микро скопом. Итак, мы имеем полное основание поставить диагноз тромбофлеби та венозной пазухи, осложненного гнойным воспалением мозговых оболочек.

Диагноз столь тяжкого заболевания, как гнойный менингит, ставит пе ред нами трудный вопрос о возможности и уместности хирургического вме шательства. Я должен сказать, что этот вопрос еще далеко не решен. Прав да, до сих пор большинство попыток излечить менингит трепанацией черепа оканчивалось неудачей, и это вполне понятно всякому, кто знаком с менин гитом не только по описаниям и клиническим симптомам, но и по наблюдени ям на трупах и при операциях. Здесь ведь нет свободного скопления гноя, которое можно опорожнить путем вскрытия черепа, а есть лишь гнойная инфильтрация мягкой мозговой оболочки. Кроме того, при менингите до вольно значительно повышается внутреннее давление и потому мозг плотно 118 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ вставляется в трепанационное отверстие, закупоривает его и не дает выхо да цереброспинальной жидкости, содержащей гнойные шарики и микробы.

Однако в литературе встречается немало сообщений об излечении гнойного менингита трепанацией. Так, еще в 1905 г. Кюммель (Kummell) сообщил на 34-м конгрессе немецких хирургов об излечении двусторонней трепанацией черепа почти умирающего больного, у которого тяжелый менингит развился после перелома основания черепа, и при спинномозговом проколе был полу чен почти чистый гной. Лютце и Янсен (Lutze и Jansen) наблюдали излече ние гнойного лептоменингита височной доли мозга после расщепления твер дой мозговой оболочки и дренажа. Бертельсман (Bertels-mann) излечил тре панацией отогенный менингит у больного, у которого при спинномозговом проколе была получена мутная жидкость. Макивен (Macewen) сообщает о 12 больных с ограниченным инфекционным лептоменингитом, из которых шесть были оперированы и излечены. Мигинд (Mygind) за 8 лет наблюдал в Копенгагенском коммунальном госпитале 68 случаев отогенного менинги та, и 14 из них окончились выздоровлением, в одном случае даже без опера ции. Он полагает, что менингит, развившийся при хроническом гнойном оти те, дает худшее предсказание, чем острый, а самое плохое предсказание дают те случаи, в которых менингит развивается после гнойного воспаления ла биринта. Можно считать уже в достаточной мере установленным, что ото генный менингит нередко бывает в первое время ограниченным, в особен ности если он развивается вследствие проникания гноеродных микробов через медиальную стенку пораженного тромбофлебитом синуса, и в боль шинстве описанных случаев излечения менингита трепанацией он был имен но ограниченным. Основным правилом при хирургическом лечении отогенно го менингита надо считать возможно широкое вскрытие и удаление первич ного инфекционного очага, т. е. вскрытие antri mastoidei и всех клеток со сцевидного отростка при остром отите, радикальную операцию при хрони ческом, вскрытие синуса и удаление из него тромба при флебите синуса, вскрытие лабиринта при нагноении его. Что касается самой трепанации че репа, то большинство авторов центр тяжести ее видят в широком вскрытии твердой мозговой оболочки и дренаже субдурального пространства. Однако Мигинд, прежде тоже так поступавший, теперь ограничивался лишь широ ким обнажением твердой мозговой оболочки средней черепной ямки и вскры вал ее только тогда, когда находил в ней тяжелые воспалительные измене ния, омертвение или фистулезные отверстия, или когда имел основание предполагать абсцесс мозга.

В последние годы в советской и иностранной печати появился ряд со общений об излечении менингита большими дозами белого стрептоцида или подобными ему препаратами. У Аппельбаума было 21 излечение на 26 слу чаев менингита, а у Темкина выздоровело 10 больных из 13. Дозы стрепто цида должны быть очень велики: американские авторы рекомендуют дово дить количество его в первые дни болезни до 0,15 на 1 кг веса, по мере ослабления симптомов постепенно уменьшая. При таких огромных дозах необходимо иметь в виду токсичность белого стрептоцида, особенно в от ношении крови, в которой он может вызывать гемолиз, агранулоцитоз и образование сульф- и метгемоглобина, и, начиная с 5-6-го дня, необходимо ежедневно исследовать кровь. Помимо больших доз стрептоцида, Темкин считает необходимым самое радикальное удаление инфекционного очага в ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ височной кости. Обычную мастоидэктомию и радикальную операцию сред него уха он считает недостаточными и настаивает на необходимости вскры тия клеток пирамидки и лабиринта, если утрачены его функции. Кроме того, он широко трепанирует заднюю и среднюю черепные ямки с целью деком прессии и розыска латентных экстрадуральных абсцессов, которые нередко бывают причиной менингита. Весьма полезны также повторные спинномоз говые или субокципитальные пункции.

Мы можем, таким образом, сказать, что положение нашего больного крайне опасно, близко к безнадежному и тем не менее попытка спасти его операцией вполне обоснована. Приступая к такой операции, более чем когда либо необходимо заранее составить себе план ее. Мы, конечно, должны начать с типичного вскрытия antri mastoidei и клеток сосцевидного отрост ка, затем широко обнажить sinus sigmoideus и вскрыть его, если это окажет ся необходимым. Обстоятельства покажут, нужно ли будет, кроме того, пе ревязать на шее внутреннюю яремную вену. Затем мы должны путем трепа нации обнажить твердую мозговую оболочку средней и задней черепной ям, а может быть, и вскрыть ее. Мы можем найти при этом где-либо экстраду ральный гнойник, который весьма нередко не дает никаких особенных симп томов и может сопутствовать всякому тяжелому мастоидиту и тромбо флебиту.

С такими соображениями мы приступили к операции на другой день по поступлении больного. Она была начата с типичной трепанации левого со сцевидного отростка;

выраженных клеток в нем не оказалось, была лишь губчатая ткань, здоровая на вид, и даже в antrum mastoideum мы не нашли гноя. Sinus sigmoideus лежал далеко кпереди, у самого antrum, и был обнажен на большом пространстве долотом;

он имел нормальный вид, стенка его нис колько не изменена, на ощупь эластична, тромб не прощупывался;

крови при пробном проколе синуса не было получено, но она сочилась из места укола.

Как видите, до сих пор мы не нашли ничего патологического, и неопыт ный хирург мог бы весьма смутиться, признать свой диагноз ошибочным и прервать операцию, ибо, оперируя при диагнозе тромбофлебита синуса, ес тественно ожидать ясно выраженное воспаление клеток сосцевидного от ростка вблизи синуса и более или менее резкое изменение нормальных свойств последнего: твердая мозговая оболочка, составляющая латеральную стенку синуса, обычно бывает в таких случаях покрыта фибринозно-гной ными наслоениями или даже грануляциями;

иногда мы ее находим даже омертвевшей, и только в легких случаях изменения стенки синуса бывают незначительны;

они ограничиваются переходом нормального, розово-серого цвета ее в более или менее багровый, а присутствие тромба в просвете синуса нередко можно определить на ощупь, ибо при этом нормальная элас тичность синуса заменяется довольно плотной пастозностью. Правда, и впол не нормальный вид пазухи не должен нас успокаивать, так как при этом не исключается возможность пристеночного тромба, когда даже пробный про кол не может выяснить дела. Мы сделали такой прокол, но крови не полу чили. Однако из укола сочилась кровь, и из этого можно было сделать за ключение, что в пазухе, вероятно, имеется тромб, но не вполне ее закупо ривающий. Надо было поэтому сделать пробный разрез стенки пазухи, как это вообще обязательно при ясных клинических симптомах тромбофлебита.

Конечно, это не простое дело, и нельзя решиться на него с легким сердцем.

120 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ибо кровотечения из пазухи твердой мозговой оболочки могут быть поисти не страшными даже для опытного и смелого хирурга. Поэтому надо заранее принять меры к тому, чтобы не было кровотечения, если только не очевид но, что пазуха закупорена тромбом. Для этого есть прекрасное средство:

выше места предполагаемого разреза вводится длинная полоска марли между черепом и латеральной стенкой пазухи, чтобы придавить ее к медиальной стенке. При этом необходимо умело дозировать плотность тампонады, чтобы она не оказалась ни слишком слабой, не достигающей цели, ни слишком сильной, сдавливающей мозг. После такой предварительной тампонады очень осторожно разрезают стенку пазухи маленьким острым скальпелем.

Осторожность весьма необходима, потому что просвет синуса вообще имеет форму не круглого широкого канала, а лишь не особенно просторной щели между двумя листками твердой мозговой оболочки;

медиальная стенка сину са расположена неподалеку от латеральной, и при грубом разрезе ее можно легко повредить. Это надо иметь в виду и при пробном проколе, направляя иглу почти параллельно передней стенке. Тромб, который находят при раз резе стенки синуса, бывает то обыкновенным свежим, красным тромбом, то нагноившимся или даже гнилостно распавшимся. Его необходимо очень ос торожно удалить пинцетом или струей стерильной воды. Удалять тромб ост рой ложечкой, как это многие делают, крайне опасно, ибо очень легко по вредить тонкую и нередко воспалительно размягченную медиальную стенку пазухи.

Я это узнал на горьком опыте, оперируя одного 67-летнего старика с очень запущенным мастоидитом. При трепанации все клетки сосцевидного отростка и antrum оказались напол ненными гноем, а стенка sinus sigmoidei заметно утолщена, и при четырех проколах крови получить не удалось;

пазуха широко вскрыта и в ней найден обширный тромб;

при удалении его острой ложечкой не ощущалось ни малейшего сопротивления медиальной стенки пазухи, но под конец удаления тромба замечено, что ложечкой извлекаются кусочки мозга. В пазуху и к мозгу немедленно введен марлевый выпускник, и операция прервана. После нее более 2 ча сов больной был в очень возбужденном состоянии, затем потерял сознание, но к 8 часам вечера пришел в себя. На следующий день была два раза рвота, температура поднялась до 39,5°, больной впал в сопорозное состояние и на четвертый день после операции умер.

Удалять тромб надо полностью, и для этого нередко приходится обна жать пазуху долотом и щипцами Люэра на большом протяжении. Если при этом появляется кровотечение, то останавливать его нужно тампонадой меж ду черепом и латеральной стенкой синуса, как описано выше. Тампониро вать самый синус узкими полосками марли или кетгутом, как это многие рекомендуют, я считаю далеко не безопасным, ибо тампон, лежащий в ин фицированной полости пазухи, легко может вызвать образование нового тромба, начинающегося от конца тампона. Кроме того, при спешной тампо наде легко можно разорвать медиальную стенку пазухи.

Это осложнение, вероятно, было причиной смерти одного больного, 33 лет, у которого при трепанации сосцевидного отростка я нашел клетки его наполненными грануляциями, ко торыми на большом протяжении оброс также sinus sigmoideus. По удалении грануляций синус вскрыт небольшим разрезом, и из него потекла сильная струя крови. Кровотечение остановле но тампонадой синуса. На второй день после операции у больного начались явления менинги та: очень возбужденное состояние, потеря сознания, высокая температура, рвота. На третий день больной умер. Вскрытия, к сожалению, нельзя было сделать.

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ Таковы соображения, которые должен иметь хирург, производя вскры тие венозной пазухи. Не получив при пробном проколе крови из синуса, я воздержался, однако, от вскрытия его, так как был уверен, что у больного имеется тромбофлебит, но ни в антруме, ни в клетках сосцевидного отрос тка не нашел никаких воспалительных изменений, а стенка синуса имела нормальный вид. Естественно было поэтому думать, что в данном случае тромбофлебит возник не как осложнение мастоидита, а другим, гораздо бо лее редким путем, а именно, гнойное воспаление могло распространиться до дна барабанной полости непосредственно на bulbus v. jugularis. Толщина ко стной перегородки, отделяющей на височной кости fossa jugularis от cavum tympani, индивидуально различна, но может быть крайне незначительной, и тогда легко возможен непосредственный переход воспаления со дна барабан ной полости на bulbus v. jugularis;

образующийся при этом тромб распрост раняется кверху, на нижнее колено sinus sigmoidei, и вниз, в яремную вену.

Для таких случаев Грунерт предложил особый способ обширного обнаже ния sinus sigmoidei, bulbi v. jugularis и верхней трети яремной вены на всем их протяжении, с тем чтобы разрезать их латеральные стенки, удалить тромб и превратить синус и вену в открытый желоб. Я не стану описывать очень трудной операции Грунерта, требующей глубоких и вполне отчетли вых анатомических знаний и хорошей техники;

скажу только, что, по моему мнению, эта операция имеет лишь теоретическое значение, ибо по своей трудности она доступна лишь большим специалистам, сопряжена с большим разрушением височной кости и легко может осложниться повреждением твердой мозговой оболочки при работе долотом на очень большой глубине.

Но самое главное то, что эта операция просто не нужна, ибо той же цели можно достигнуть гораздо проще. Я предложил бы взамен операции Грунер та обнажать по возможности дальше нижнее колено sinus sigmoidei и вскры вать его на всем протяжении;

затем надо обнажить ту часть яремной вены, которая расположена в fossa retromandibularis, непосредственно кнутри от шиловидного отростка и околоушной железы. Для этого разрез за ухом про должается вниз, вдоль переднего края грудино-ключично-сосцевидной мыш цы, как это делается при операции Грунерта. Разрез проникает в глубину вдоль переднего края сосцевидного отростка и обнажает заднее брюшко т.

digastrici;

при этом перерезается тот плотный, почти фиброзный пучок, кото рый образует fascia parotidea, перекидываясь позади угла челюсти на груди но-ключично-сосцевидную мышцу, и тогда околоушную железу легко отде лить сзади до уровня костного слухового прохода и оттянуть крючком вперед и вверх вместе с лицевым нервом. После этого яремная вена становится доступной на всем протяжении, от двубрюшной мышцы до костного слухово го прохода;

ее нетрудно найти, руководствуясь ее важным топографическим отношением к m. digastricus. Если вену перевязать и перерезать по возмож ности высоко, то разрез ее придется всего на 2-2,5 см ниже места выхода ее из черепа и расстояние между этим разрезом и разрезом в нижнем колене sinus sigmoidei будет настолько невелико, что легко будет полностью уда лить тромб, действуя пинцетом и струей воды сверху и снизу. Дренирование bulbi и нижнего колена синуса будет вполне обеспечено, если в просвет яремной вены ввести дренажную трубку вплоть до bulbus.

Так я поступил в описываемом случае. Долотом была снесена вся вер хушка сосцевидного отростка и обнажен sinus sigmoideus возможно дальше 122 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ вниз;

здесь его стенка оказалась желтовато-серой и потерявшей эластич ность;

синус вскрыт разрезом, и в нем найден размягченный, грязного цвета тромб. Разрез стенки синуса продолжен кверху настолько, что из него до вольно сильно потекла кровь;

это место точно соответствовало пробному проколу, который пришелся как раз у верхней границы тромба. После пере резки яремной вены в fossa retromandibularis оказалось, что нижний конец тромба сюда не достигает. Кровотечение из синуса было остановлено тампо надой между черепом и пазухой.

Так была выполнена первая часть оперативной задачи, касавшаяся фле бита синуса;

теперь оставалось исполнить вторую часть ее, относящуюся к менингиту. Для этого трепанация была продолжена вверх, на чешую височ ной кости, и обнажена твердая мозговая оболочка над височными извилина ми;

она имела нормальный вид, но совершенно не пульсировала. Последний симптом имеет большое значение при всех вообще трепанациях черепа и указывает на значительное повышение внутричерепного давления, которое может зависеть от опухолей, кист и абсцессов мозга, от кровоизлияний и от увеличения количества цереброспинальной жидкости.

В данном случае можно было думать о менингите и абсцессе мозга, который, как известно, при гнойном отите помещается или в височной доле мозга, или в мозжечке. Поэтому было сделано несколько пробных проко лов в височной доле мозга, но это ничего не дало. Тогда трепанация была продолжена кзади от синуса и вскрыта задняя черепная ямка;

твердая обо лочка и здесь нормальна на вид, но не пульсирует;

пробные проколы и здесь безрезультатны. Твердая мозговая оболочка вскрыта не была.

К концу операции пульс участился до 184, но после инъекции камфоры и вливания под кожу большого количества физиологического раствора он скоро улучшился. Вечером температура 39,5°, сонливость, сильная головная боль. На другой день больному назначен уротропин в большой дозе (10,0 г pro die). Принимаемый в такой дозе уротропин в большом количестве по ступает в цереброспинальную жидкость и оказывает значительное антисеп тическое действие. Озноба в этот день не было, температура 38°, сильная головная боль. Внутривенно введен колларгол. При перевязке тампоны про питаны вонючим ихорозным отделяемым. На 3-4-й день появились боли в ногах и в правом плече и легкие ознобы. Самочувствие больного крайне плохое, он несколько возбужден и мечется в постели. В ране омертвение клетчатки. На 5-й день состояние больного еще более ухудшилось. Сделан спинномозговой прокол, и получена вытекавшая медленными каплями очень мутная жидкость, давшая при отстаивании большой гнойный осадок. Ввиду безнадежного состояния больного ему делали инъекции морфина до дремот ного состояния. На 5-й день утром он умер. Вскрытия нельзя было делать.

Я хотел бы, чтобы читатель составил себе возможно полное представ ление о столь важном и тяжком заболевании, как тромбофлебит S-образной пазухи, и потому я приведу еще несколько ярких примеров из числа опери рованных мною больных.

1. Петр Р., 25 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 8/Х 1916 г. С 8 лет больной страдает гнойным воспалением среднего уха (левого). Обильная прежде течь сильно уменьшилась 3 месяца тому назад, а в течение последних 3 недель больной страдает сильны ми головными болями, локализующимися в затылке и по соседству с больным ухом;

он произ водит впечатление тяжело больного, с трудом и болью наклоняет голову и поворачивает ее ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ вправо. Постукивание по затылочной кости, теменной и височной левой стороны болезненно.

Пульс замедлен до 64 ударов, температура нормальна, но бывали ознобы;

рвоты ни разу не было. Ощупывание внутренней яремной вены безболезненно. Шейные лимфатические желе зы не увеличены. Слуховой проход очень узок;

видна лишь часть барабанной перепонки с перфорацией, края которой резко воспалены;

в этом отверстии пульсирует капелька гноя.

Покровы сосцевидного отростка не изменены, постукивание по ним боли не вызывает. 9/Х операция под эфирным наркозом. На большом протяжении обнажена S-образная пазуха и не пульсирующая твердая мозговая оболочка задней черепной ямки. Пробные проколы не обна ружили присутствия гноя ни под твердой мозговой оболочкой, ни в мозжечке. Широко вскры та выполненная тромбом S-образная пазуха;

тромб еще не нагноился;

по удалении его сильно потекла кровь из пазухи, но была остановлена полоской марли. Вся рана рыхло выполнена марлей. В сосцевидном отростке нагноения не было. После операции головные боли утихли и больной чувствовал себя хорошо, рана заживала нормально. 20/Х, через 12 дней после опе рации, температура, до этого нормальная, стала повышаться и 22/Х дошла до 39°. 26/Х больной жаловался на сильную головную боль и на боли в правом локтевом суставе, движе ния в котором стали ограниченными почти наполовину. 27/Х появилась припухлость по бо кам локтевого отростка, а при пробном проколе получена из сустава серозно-гнойная жид кость. Под местной анестезией сустав вскрыт латеральным разрезом, и в него введено два стеклянных дренажа. В суставе было небольшое количество гноя. 29/Х температура не пада ет;

появилась боль, краснота и припухлость в пястнофаланговом суставе большого пальца правой руки и боль при давлении на tuberositas tibiae справа. Сделано вливание в вену кол ларгола (10 мл 2% раствора). 3/XI температура 40,8°, но с этого дня стала понижаться и затем стала близкой к норме. За эти же дни исчезли все признаки воспаления в пястнофалан говом суставе и над tuberositas tibiae;

затихло воспаление локтевого сустава. 20/XI зажила рана за ухом. 27/Х1 зажила рана локтевого сустава;

движения в нем нормальны. 6/ХП боль ной выписан вполне выздоровевшим.

2. Ал. К., крестьянин, 23 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 30/VIII 1916 г. С детского возраста больной страдает гноетечением из правого уха. Четыре дня тому назад у него начались боли в ухе, поднялась температура, были повторные ознобы и рвота.

Теперь он производит впечатление тяжело больного. Температура 40°, пульс 132. Сердце и легкие здоровы, в моче белок и небольшое количество зернистых цилиндров. В ухе обыкно венная картина хронического гнойного воспаления с почти полным разрушением барабанной перепонки. Область сосцевидного отростка нисколько не изменена, постукивание здесь слегка болезненно. Операция 31/VIII под эфирным наркозом. Поверхностные слои кости (на глубине 4-5 мм) никаких изменений не представляют, но глубже имеется очень вонючий буроватый гной;

на месте sinus sigmoideus — соответствующая ему по форме полость, наполненная гной ным распадом, в antrum tympanicum — сгустившаяся творожистая масса (cholesteatoma).

После очистки полостей они выполнены йодоформной марлей и рана оставлена открытой на всем протяжении. После операции состояние больного не улучшилось, продолжались ознобы с подъемом температуры до 41°, сознание было несколько затемнено, больной был беспокой но подвижен. 3/IX появилась довольно значительная желтуха и замечена болезненность пра вой стороны шеи. Немедленно сделана вторая операция под местной анестезией. Разрезом вдоль переднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы обнажена на всем протяжении внутренняя яремная вена;

она оказалась тромбированной до самого места слияния с подклю чичной веной и вскрыта широким разрезом. Внутренняя оболочка вены, по-видимому, омертве ла, грязного вида и серо-желтого цвета. В нижнем конце вены торчит большой тромб буро красного цвета;

часть его извлечена корнцангом, но послышался шум присасывания воздуха, и просвет вены немедленно был закрыт марлевым тампоном, введенным далеко в центральный конец ее. Операция была очень трудна вследствие значительной воспалительной инфильтра ции и отека вдоль сосудисто-нервного пучка, спаявшего нервы, сосуды и мышцы и сделавше го их трудно различимыми. После операции симптомы тяжелого септического заражения дер жались по-прежнему, и менее чем через сутки больной умер.

В обоих случаях при операции была сделана большая ошибка: не была перевязана v. jugularis interna на шее. Очень вероятно, что если бы в пер вом случае не было допущено этой ошибки, то не развилась бы пиемия, так как первые симптомы ее появились лишь на 12-й день после операции. Но во втором случае, крайне тяжком по силе инфекции, вряд ли и ранняя пере 124 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ вязка вены спасла бы больного. Во всяком случае я полагаю, что при флеби те sinus sigmoidei не следует быть нерешительным в отношении перевязки яремной вены и гораздо лучше перевязать иногда лишний раз вену, чем не перевязать ее тогда, когда от этого зависит жизнь больного. Перевязка ярем ной вены вовсе не представляет такого вредного в физиологическом отно шении вмешательства, чтобы имелось серьезное основание воздержаться от нее до крайности. Правда, в техническом отношении она очень трудна вслед ствие отека и воспалительной инфильтрации сосудистого влагалища, но трудность операции не есть довод против обязательности ее производства.

Хирург вообще должен уметь исполнять труднейшие и опаснейшие задачи.

Третий случай чрезвычайно интересен и редок в диагностическом и патологоанатомическом отношении. По клиническим симптомам можно было предполагать внутричерепное осложнение правостороннего гнойного отита, и прежде всего мысль останавливалась на гнойнике правой височной доли мозга. При операции справа ничего не было найдено, а вскрытие обнаружи ло некроз левой височной кости. Вот этот случай.

3. Федор К., крестьянин, 20 лет, поступил 20/VII 1914 г. в Переславскую земскую больницу. Год тому назад была сделана трепанация сосцевидного отростка на левой стороне. С тех пор был здоров. 13/VII внезапно появились сильные боли в правом ухе. Больной обра щался в амбулаторию;

у него было найдено гнойное воспаление среднего уха с небольшой перфорацией барабанной перепонки и сильная болезненность при надавливании вокруг полю са ушной раковины, но постукивание по сосцевидному отростку было совершенно безболез ненно. Больной поступил в терапевтическое отделение в очень тяжелом состоянии, с жало бой на сильные головные боли. За время пребывания в больнице температура давала чрезвы чайно резкие колебания, доходя вечером до 41° и опускаясь по утрам до нормы. Ежедневно бывали сильные ознобы. Речь неясна. Многие слова больной выговаривает неотчетливо. Мно гих вопросов и обращенных к нему фраз, по-видимому, не понимает, на другие отвечает сознательно. Походка паретическая;

ходить может лишь при посторонней помощи. Мышечная сила левой руки заметно ослаблена;

болевая, тактильная и температурная чувствительность на ней понижены;

во всех же других областях тела чувствительность не изменена. При темпе ратуре около 40° пульс 92. 21 /VII операция под хлороформным наркозом. Широко обнажен sinus sigmoideus, оказавшийся неизмененным и нетромбированным (ясные спадения стенок при глубоком вдохе). Долотом и щипцами Люэра сделано трепанационное отверстие величи ной 5 х 3 см над височной долей мозга, вскрыта крестообразным разрезом нормальная на вид и пульсировавшая твердая мозговая оболочка и сделано несколько безрезультатных пробных проколов мозга. Твердая оболочка сшита узловатыми нитяными швами. Фрезой Дуайена про сверлено отверстие в затылочной кости, непосредственно позади затылочно-сосцевидного шва, и сделано несколько пробных проколов мозжечка, также не обнаруживших гноя. Рана зашита с небольшим марлевым выпускником;

затем, ввиду того, что не удалось обнаружить источник общей инфекции, обнажена и перевязана правая внутренняя яремная вена;

она была сильно переполнена кровью. При разрезе была повреждена v. jugularis externa, и ее также пришлось перевязать. После операции больной чувствовал себя в первые дни лучше, голов ная боль уменьшилась. Никаких симптомов расстройства кровообращения вследствие пере вязки внутренней и наружной яремных вен не было. Ознобы и резкие колебания температу ры продолжались. Три раза внутривенно было введено по 10 мл 2% раствора колларгола, но совершенно безрезультатно. 31/VII, через 10 дней после операции, образовался свищ в руб це за левым ухом, и из него стал течь гной;

в это время больной был уже без сознания и утром 3/VIII умер. На вскрытии была исследована левая височная кость;

в ней найдено гни лостное воспаление барабанной полости, распространившееся почти на всю пирамиду височ ной кости, губчатое вещество которой пропитано гноем и местами омертвело. Несмотря на такое обширное распространение гнойного процесса в кости, твердая мозговая оболочка сред ней и задней черепных ямок не изменена. Sinus sigmoideus пуст, его стенки не воспалены, височная доля мозга и мозжечка имела нормальный вид.

Нам остается еще рассмотреть внутричерепные гнойники, осложняющие гнойный отит. И это осложнение, как и вышеописанное, одинаково часто ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ наблюдается при остром и хроническом гнойном воспалении среднего уха, а по опасности для жизни лишь немного уступает менингиту. Правда, экстра дуральные абсцессы, образующиеся между твердой мозговой оболочкой и костями черепа, сами по себе гораздо менее опасны, чем гнойники мозга, но они очень редко бывают самостоятельным осложнением гнойного отита, обычно же сопутствуют флебиту синуса и предшествуют образованию моз гового абсцесса. Кроме того, они опасны тем, что весьма часто протекают скрыто и нередко лишь случайно обнаруживаются при операции. Важно знать, что экстрадуральные абсцессы и следующие за ними мозговые гной ники почти всегда развиваются на типичных местах: или в средней череп ной ямке, над tegmen tympani, или в задней черепной ямке, впереди или позади sulcus sigmoideus. Tegmen tympani, составляющий потолок барабан ной полости, — это очень тонкая костная пластинка, и потому весьма понят но, что она может быть разрушена при интенсивном остром гнойном воспале нии барабанной полости или при хроническом, сопровождающемся кариоз ным разрушением ее стенок и слуховых косточек. При операциях или на вскрытии при этом находят обычно маленькое отверстие в tegmen tympani, ведущее из барабанной полости в среднюю черепную ямку;

через него гной проникает на передневерхнюю поверхность пирамидки и отслаивает твер дую мозговую оболочку. Такой экстрадуральный абсцесс редко достигает сколько-нибудь значительной величины: обычно находят не больше чайной ложки гноя. Конечно, вскоре воспалительный процесс переходит на твердую мозговую оболочку, она краснеет, размягчается, затем в ней образуется про бодение;

к этому времени в большинстве случаев уже образуется воспали тельная спайка верхней поверхности твердой мозговой оболочки с височной долей мозга при посредстве паутинной и мягкой оболочек, и потому гной ный процесс непосредственно переходит на мозг. Таково происхождение аб сцесса височной доли мозга. Если спайки ко времени прободения твердой мозговой оболочки не успели образоваться, то вместо гнойника мозга разви вается гнойный лептоменингит.

Иначе образуются экстрадуральные гнойники задней черепной ямки и абсцессы мозжечка. В значительном большинстве случаев воспаление пере ходит на твердую мозговую оболочку непосредственно с тромбированного S-образного синуса, и гнойник образуется впереди него, на задней поверхно сти пирамидки, или позади него, на чешуе затылочной кости. Несравненно реже гной проникает на заднюю поверхность пирамидки непосредственно из antrum mastoideum по тонкому костному канальцу, пронизывающему меди альную костную стенку antri mastoidei.

Особых, сколько-нибудь характерных клинических симптомов экстра дуральные гнойники не дают, и разрушение tegmenis tympani обычно про исходит совершенно скрыто;

о нем мы узнаем лишь по симптомам абсцесса височной доли мозга, симптомы же гнойников задней черепной ямки по крываются признаками флебита синуса. Лишь сильная головная боль, изред ка рвота, дают основание предполагать экстрадуральный или мозговой гной ник. Надо заметить, что при внутричерепных отогенных гнойниках повыше ния температуры иногда вовсе не бывает. Вот пример экстрадурального гнойника задней черепной ямки.

Евд. С, 36 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 19/IX 1916 г. С детства страдает гноетечением из левого уха, но с конца июня, т. е. почти 3 месяца назад, оно совер 126 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ шенно прекратилось. Три недели назад внезапно начались боли в левой половине головы, особенно возле уха. Последние 10 дней у больного сильный жар и частые ознобы. Рвоты ни разу не было. Спать не может вследствие сильных болей в затылке и левой стороне шеи.

Внешний вид тяжело больного. Температура при поступлении 37,5°, а вечером 40,5°. В правом легком, под углом лопатки, немного мелкопузырчатых хрипов, дыхание с бронхиальным оттен ком. Тоны сердца чисты, пульс полный и правильный, 96 в минуту при температуре 39°. В моче следы белка. Запоры по 2-3 дня. Ходит больной осторожно;

голову держит неподвиж но, слегка наклоненной в левую сторону. На левой стороне шеи вдоль яремной вены прощу пываются припухшие и болезненные железы. Область сосцевидного отростка имеет нормаль ный вид, постукивание здесь совершенно безболезненно;

в височной и затылочной областях постукивание также не вызывает боли. Как на место наибольшей болезненности больной указывает на protuberantia occipitalis externa. Вследствие изогнутости слухового прохода вид на лишь верхняя половина барабанной перепонки;

она имеет почти нормальный вид и только несколько красна. Нет никаких расстройств в двигательной и чувствительной сферах;

созна ние ясное.

Частые ознобы, высокая и резко ремиттирующая лихорадка, тяжкое об щее состояние — все эти симптомы, появившиеся после остановки привыч ного гноетечения из уха, дают, конечно, полное основание распознать тром бофлебит S-образной пазухи. Болезненность в верхней части шеи, вынуж денное наклоненное положение головы, воспаление шейных лимфатических желез надо истолковать как переход воспаления из пазухи на яремную вену.

Сильная же головная боль с необычайной локализацией в затылке навела нас на мысль о гнойнике в задней черепной ямке. Предсказание, и без того весьма мрачное, отягчалось еще симптомами со стороны легкого: мелкопу зырчатые хрипы и дыхание с бронхиальным оттенком под углом правой ло патки заставляли предполагать септический перенос в легкое.

21/IX операция под эфирно-хлороформным наркозом. При трепанации сосцевидного от ростка найдено немного дряблых грануляций в антруме и в клетках. Sinus sigmoideus обна жен на большом протяжении и широко вскрыт. Он оказался пустым;

стенки его значительно утолщены. Трепаном Дуайена проделано отверстие в чешуе затылочной кости, приблизитель но на 1 см отступя от sutura squamomastoidea, и расширено щипцами Люэра;

тотчас потек гной толчками (вследствие пульсации мозга);

его было около чайной ложки и помещался он между чешуей затылочной кости и твердой мозговой оболочкой. В череп введена полоска йодоформной марли, и ею же выполнена вся рана за ухом. Затем длинным разрезом вдоль переднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы обнажена и иссечена на большом про тяжении внутренняя яремная вена;

она была пуста, стенки ее утолщены вдвое, интима омер твела. Рана на шее выполнена тампоном из йодоформной марли и частично сшита. Ночью больной был очень беспокоен, утром жаловался на затруднение дыхания и сильные боли под ложечкой, пульс был слаб и част (120 при температуре 38,5°). Печень не увеличена, ощупы вание в epigastrium болезненно. 23/IX пульс 140, отхаркивается ржавая мокрота (септичес кий инфаркт). Вечером 24/IX смерть. Вскрытия, как обычно в земских больницах, сделать было нельзя.

Если вы обратили внимание, я вскрыл заднюю черепную ямку не так, как обычно рекомендуют, не путем расширения кзади трепанационного от верстия в сосцевидном отростке, а сделал особое отверстие фрезой Дуайе на, на палец отступя от затылочно-сосцевидного шва. И вам советую всегда так поступать, потому что вдоль заднего края сосцевидного отростка кость очень толста, и ее нелегко снести долотом;

кроме того, при этом можно повредить emissarium mastoideum и получить сильное, трудно остановимое кровотечение.

Для опорожнения гнойника на задней поверхности пирамидки почти не требуется расширять трепанационное отверстие в сосцевидном отростке: для ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ этого почти всегда достаточно пройти узким, изогнутым элеватором впереди синуса, между твердой мозговой оболочкой и пирамидкой;

если там есть гной, он тотчас потечет. Для вскрытия гнойника на передневерхней поверх ности пирамидки (над tegmen tympani) надо продолжить трепанацию вверх, на чешую височной кости, и проделать в ней отверстие диаметром в 3-5 см непосредственно над слуховым проходом. Элеватором осторожно приподни мают височную долю мозга с твердой оболочкой и опорожняют гнойник.

Об отогенных абсцессах мозга я предпочел бы вовсе не говорить, пото му что это чрезвычайно обширная тема, в значительной мере выходящая за пределы моей компетентности. При нормальных условиях больной, у кото рого подозревают абсцесс мозга, должен находиться в ведении не только хирурга, но и невропатолога, ибо диагностика абсцессов мозга не всегда бывает простой и ясной;

напротив, нередко она представляет весьма труд ную задачу, не всегда разрешимую и для опытного специалиста-невропато лога. Однако, чтобы не обойти абсцессов мозга полным молчанием, я приве ду лишь краткие общие сведения о них и 3 типичные истории болезни.

1. Ник. В. 42 лет. Поступил в Ташкентскую городскую больницу 5/11 1923 г. Около месяца тому назад, в начале января, больного продуло в вагоне железной дороги;

вскоре после этого появились сильные боли в левом ухе и резко ухудшился слух. Через несколько дней началось гноетечение из уха, но длилось недолго;

боли же не прекращались и очень мучили больного. Тем не менее он мог ходить на службу за несколько километров. Недели две назад состояние больного значительно ухудшилось: появились сильные боли в левой полови не головы, однажды была рвота;

больной чувствовал значительную общую слабость;

темпера тура, прежде нормальная, в последние дни повышается до 37,8°. Недавно стали появляться приступы затемнения сознания, длящиеся по 1-2 часа, и преходящая диплопия. При исследо вании 3/11 найдено следующее. Больной слаб, заметно апатичен;

ясно выражена мышечная астения, слабо выражен симптом Ромберга;

рефлексы нормальны, чувствительность также.

Слабо выражены амнестическая афазия, алексия, аграфия. При исследовании уха видна по красневшая барабанная перепонка и желтые хлопья возле нее (вероятно, вливали масло);

болезненно давление в зачелюстной ямке, под слуховым проходом. Постукивание над сосце видным отростком и над чешуей височной кости безболезненно. Слух понижен приблизитель но наполовину. О головной боли больной говорит, что она невелика, но жена его утверждает, что он очень от нее страдает. При офтальмоскопии сосок зрительного нерва и глазное дно никаких изменений не представляют. Сердце и легкие в порядке, пульс 78 в 1 минуту, не напряжен. Больной очень удручен.

Диагноз не представлял затруднений: острый простудный отит не за кончился в 1-2 недели, как это бывает при нормальном течении процесса, а затянулся надолго, и притом не перешел обычным порядком в хроническое воспаление, а сказывался лишь болями в ухе;

это значит, что наступило какое-то осложнение. В дальнейшем появились типичные общие симптомы абсцесса мозга: резкая астения, головная боль, рвота, затемнение сознания, даже небольшое повышение температуры;

правда, нет других признаков повышения давления внутри черепа — замедления пульса, застойного соска, но, конечно, нечасто можно наблюдать одновременно все типичные симпто мы. Хотя и слабо выраженные, но все-таки определенные, местные симпто мы — афазия, алексия, аграфия — дают нам право с большой вероятностью локализовать абсцесс в левой височной доле мозга.

5/Н произведена операция под местной анестезией в комбинации с легким эфирным наркозом. Подковообразным разрезом обнажена чешуя ви сочной кости, и в ней трепаном Дуайена сделано отверстие;

кусачками Лю эра оно расширено до величины двухкопеечной монеты. Твердая мозговая 128 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ оболочка очень напряжена, пульсация ее не видна, но ощутима пальцем;

она вскрыта крестообразным разрезом, и под края ее, между ней и мозгом, вве дена йодоформная марля. Поверхность мозга имеет застойный вид. Сделан пробный прокол по направлению к середине височной доли мозга и к tegmen tympani и сразу получено около 4 мл гноя желтого цвета, негустой консис тенции. По игле вколот узкий скальпель, и мозг разрезан приблизительно на 2 см. Потек гной, общее количество которого составило около 2—214 чайных ложек. Полость абсцесса промыта физиологическим раствором, и в нее вве дена дренажная трубка;

при этом на глубине приблизительно 5 см ощуща лось дно абсцесса. Трубка выведена через особый разрез в середине кожно мышечного лоскута, а вся обнаженная поверхность мозга покрыта йодоформ ной марлей. Лоскут пришит на место вплоть до выведенного конца марли.

После операции состояние больного до ночи было такое же, как и до операции, по афазия резко усилилась. Ночью больной впал в бессознатель ное состояние и 6/И в 4 часа дня умер. На вскрытии найдены прочные сращения между твердой мозговой оболочкой и костями черепа и обширный гнойный лептоменингит, особенно выраженный на всей выпуклой поверхно сти мозга;

на основании мозга гноя под мягкой оболочкой почти нет, но в средней левой черепной ямке и на левой fades orbitalis лобной кости (в передней черепной ямке) гной лежит свободно в количестве нескольких миллилитров. В tegmen tympani — точечное отверстие и над ним маленький экстрадуральный гнойник. В середине левой височной доли мозга совершен но свободная от гноя полость несколько больше грецкого ореха: стенки ее состоят из размягченной и расплывающейся мозговой ткани. В остальных местах мозг на срезах имеет нормальный вид. Интересно, что гнойная ин фильтрация мягкой мозговой оболочки найдена даже в щели между больши ми полушариями и мозжечком, над четверохолмием. Полученный при опера ции гной посеян на бульон с виноградным сахаром, и получена культура стрептококка.

Поразительна в этом случае быстрота развития менингита. Невропато лог, исследовавший больного за 2 дня до операции, утверждает, что тогда не было никаких признаков менингита, и уверен, что он развился после опера ции. Но в таком случае приходится признать, что в течение одних суток гнойный менингит получил столь большое распространение и свел больного в могилу, обычно же эта болезнь длится 5-7 дней. Смертность после опера ций по поводу гнойников мозга составляет вообще около 50-60%, и чаще всего причиной смерти бывает лептоменингит, исходящий из вскрытого абс цесса. Почти столь же часто больные погибают от неудержимо прогрессиру ющего размягчения мозговой ткани в стенках абсцесса и вскрытия его в боковой желудочек мозга. Мы до сих пор бессильны противодействовать этому прогрессивному размягчению мозга, а обычные способы дренирова ния очень мало удовлетворительны по отношению к абсцессам мозга. Смерть больного была для меня неожиданна, так как операция прошла блестяще и казалось, что можно было ожидать от нее быстрого успеха. В чем же причи на столь быстрого развития менингита? Ведь окружность гнойника была за ранее защищена йодоформной марлей, тщательно введенной со всех сторон в подоболочечное пространство. Конечно, это не особенно надежная защи та, ибо в полости черепа отграничивающие спайки не могут образоваться так легко, как в других местах тела. Обсудив все возможности, я останав ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ ливаюсь на мысли, что причиной менингита и смерти было промывание по лости абсцесса физиологическим раствором;

марля, отграничивавшая подо болочечное пространство, при этом промокла и вместо защиты от инфекции послужила проводником ее. Это не пришло мне в голову, когда я решил применить промывание с целью самого совершенного и деликатного удале ния гноя.

Отиатры считают необходимым начинать всякую операцию по поводу абсцесса мозга с трепанации сосцевидного отростка или радикальной опера ции (вскрытие всех полостей среднего уха). При этом они стараются просле дить пути распространения гноя. Такой образ действий я считаю весьма правильным и необходимым лишь тогда, когда невозможна точная локализа ция мозгового абсцесса или даже не существует полной уверенности в на личии его. В таких же случаях, как только что описанный, не только нет надобности, но и вредно начинать с радикальной операции: зачем чрезвы чайно осложнять и затягивать операцию у весьма тяжелого больного? Зачем подвергать его череп сотрясению от долгой работы долотом на сосцевидном отростке?

Гнойный менингит грозит больному не только в первые дни после вскрытия мозгового абсцесса. Нередко он начинается лишь через 3-5 не дель после операции и позже, когда больной считает себя уже выздоровев шим. Вот пример.

2. Ан. Б., 28 лет, домашняя хозяйка. Поступила в Ташкентскую городскую больницу 13/VIII 1922 г. С января по март этого года перенесла два тифа, по-видимому, брюшной и сыпной, и после них вполне выздоровела, но осталась небольшая течь из правого уха. 20 дней тому назад началась очень сильная головная боль и сердечные припадки, которые выражались в падении пульса, резкой бледности и сопровождались потерей сознания. После каждого такого припадка больная жаловалась на боли в сердце и голове. Головная боль чрезвычайно жестока, и больная сравнивает ее с ударами молотка. На 3-й день болезни началась рвота после каждой еды и продолжается до сих пор. Больная почти все время в полубессознатель ном состоянии, и только по временам сознание у нее проясняется. На вопросы она отвечает невпопад и путает слова. Пульс 64 в минуту при нормальной температуре. Над чешуей пра вой височной кости, непосредственно выше 1. temporalis, имеется небольшая болезненная при пухлость, пастозная и обнаруживающая зыбление. Температура измерялась во все время бо лезни и всегда была нормальна. В ухе небольшая центральная перфорация барабанной пере понки и немного гноя. В чувствительной и двигательной областях никаких изменений нет.

14/VIII операция под эфирным наркозом. Дугообразным разрезом позади уха вскрыт неболь шой гнойник, помещавшийся под надкостницей и в подкожной клетчатке. Дно ее составляла чешуя височной кости;

в задней части ее было видно маленькое отверстие, через которое выступал гной. Чешуя трепанирована долотом, образовано круглое отверстие с трехкопееч ную монету. Твердая мозговая оболочка напряжена и не пульсирует;

в ней имеется малень кое отверстие, через которое выступает гной. Оболочка вскрыта крестообразным разрезом;

потек густой беловатый гной, находившийся под большим давлением. Обследование пальцем показало, что он помещался в задней части височной доли мозга, в полости, по величине и форме весьма напоминавшей куриное яйцо. Стенки этой полости были гладки, ровны и мяг ки. Полость дренирована резиновой трубкой длиной с мизинец.

В первые дни после операции больная не спала от жестокой головной боли;

температура стала резко повышаться и доходила по вечерам до 39,8°. К концу первой недели выделение гноя значительно уменьшилось и больная чувствовала значительное облегчение: головные боли по чти утихли, сердечные припадки прекратились, речь стала нормальной. На 13-й день дренаж был удален, но в связи с этим состояние больной значительно ухудшилось и температура ста ла повышаться. Дренажная трубка была снова введена, и ее не трогали почти до времени вы писки больной. Все болезненные явления вскоре исчезли, и 26/Х больная выписана в отлич ном состоянии для амбулаторного лечения. К этому времени трубка была окончательно удалена после постепенного укорочения, и за ухом осталась слегка гноящаяся грануляционная ранка.

130 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Больная считала себя вполне излеченной и ходила на перевязку не совсем аккуратно, хотя не большие головные боли все еще не прекращались. Вскоре, однако, головная боль усилилась, и истечение гноя из ранки увеличилось. Больной было предложено снова поступить в больницу, но домашние дела ей помешали, да она и не считала свое положение опасным. 24/XI больная была доставлена в больницу в тяжелом состоянии, с температурой 38,6°, сильными болями во всем теле, особенно же в спине и голове. Пульс 90 в минуту, не напряжен. Рубец над дефек том в черепе ясно пульсирует. Ночью больная была очень беспокойна, бредила. 26/XI сделан спинномозговой прокол. Выпущено 25 мл очень мутной жидкости, вытекавшей вначале стру ей, а потом частыми каплями. В центрифугате под микроскопом сплошной слой гнойных телец.

При бактериологическом исследовании в мазках найдено множество диплококков, не окраши вающихся по Граму. Многие из них заключены внутри гнойных клеток. Уже при поступлении у больной был замечен паралич п. abducentis sinistri. Симптом Кернига отсутствует. Несмотря на бред и беспокойство, сознание у больной было в значительной мере сохранено, а перед смертью, последовавшей 30/XI, оно вполне прояснилось.

Итак, смертельный менингит начался в этом случае более чем через 3 месяца после операции, когда больная считала себя уже вполне здоровой.

Медленно шел процесс расплавления мозговой ткани (гнойный энцефалит) и дошел, наконец, до поверхности мозга или до бокового желудочка. Вскры тия сделать было нельзя, и мы не знаем, каким именно путем развился ме нингит. Более вероятно, что путем распространения гнойного процесса до мягкой мозговой оболочки, потому что вскрытие гнойника в боковой желу дочек мозга по большей части приводит к очень быстрой, даже скоропос тижной смерти.

Пожалуй, чаще, чем с отогенными, хирург имеет дело с травматически ми гнойниками мозга, и потому я приведу пример этого заболевания, выходя, правда, за пределы темы настоящего очерка. Травматические гнойники моз га во многих отношениях отличаются от отогенных. Самое важное отличие состоит в том, что вследствие травмы развивается скорее гнойный энцефа лит с прогрессирующим расплавлением мозговой ткани, тогда как отогенные гнойники в большинстве случаев бывают более или менее хорошо отграни чены. Это важное патологоанатомическое отличие обусловливает еще менее благоприятный прогноз при травматических абсцессах, чем при отогенных, ибо, как я уже говорил, мы совершенно бессильны задержать расплавление мозговой ткани и излечиваем операцией более или менее надежно отграни ченные мозговые гнойники с гладкими стенками. Клинические и оперативно технические особенности ясны сами по себе из истории болезни.

3. Пав. А., 8 лет. Поступил в Ташкентскую городскую больницу 12/IX 1918 г.

4/IX мальчик был нечаянно ранен своим товарищем выстрелом из ружья, заряженного дро бью. Заряд попал в правую теменную область. Первый день мальчик был без сознания, раза два была рвота, на второй день бессознательное состояние сменилось беспокойством, на тре тий день был замечен паралич левой руки и левой ноги. Теперь мальчик в полном сознании, жалуется только на головную боль;

левая рука вполне парализована, левая нога почти вполне.

Температура 39,2°, пульс 130. В правой теменной области рана неправильно круглой формы, величиной 3 х 2 см с разорванными и ушибленными краями;

на дне ее видна обнаженная кость и небольшой кусок выпавшего мозга, возле которого выступает из полости черепа под боль шим напором гной.

14/IX операция под хлороформным наркозом. Кожа в окружности раны обшита по Гей денгайну, рана расширена крестообразным разрезом, срезан выпавший кусок мозга'. В темен В приведенном наблюдении проф. В. Ф. Войно-Ясенецкий решился срезать выпавшую часть мозга. Как правило, участки мозга, выпирающие из раны черепа, не срезают, чтобы не разрушать мозговое вещество, а главное, чтобы случайно не вскрыть желудочки мозга. При вскрытии желудочков мозга возможны тяжелые последствия (длительное истечение ликвора, инфекция желудочков) (Ред.).

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ ной кости найден оскольчатый перелом, осколки удалены;

щипцами Люэра расширено отвер стие в кости. Струей полился гной из мозга, мозг сильно выпирал из раны. При обследовании полости в мозгу пальцем последний свободно проник на глубину 6 см, и на этой огромной глубине я нашел два больших костных осколка, покрытых волосами и грязью. По удалении осколков в гнойную полость введен марлевый выпускник.

Вечером в день операции температура поднялась до 40,8", затем неправильно колеба лась, поднимаясь по вечерам выше 39°. Сознание все время оставалось ясным, и мальчик жаловался только на небольшую головную боль. Пульс на следующий день после операции был 120, довольно хорошего наполнения, и таким оставался и в дальнейшем. Уже при первой перевязке было найдено очень большое выпадение мозга. 21/IX мальчик умер. При вскрытии найдено очень обширное гнойное размягчение правого полушария мозга и гнойно-гнилостный менингит на нижней поверхности мозга.

Как правило, операция при травматическом абсцессе мозга производится именно так, как в этом случае, т. е. путем расширения раны черепа и обследо вания поврежденного мозга. Только в исключительных случаях могут быть показания к образованию типического кожно-костного лоскута по Вагнеру над теми центрами, на которые указывают определенные клинические симптомы.

В последние годы появились новые важные предложения относительно лечения абсцессов мозга. Многие хирурги применяют видоизмененный ме тод Макивена. Этот хирург еще в 1893 г. имел лишь 10% смертности на 19 случаев, производя предварительную облитерацию субдурального и суба рахноидального пространств. Для этой цели он производил довольно обшир ную трепанацию над предполагаемым местом абсцесса и на обнаженную твердую мозговую оболочку укладывал смоченный 20% раствором карболо вой кислоты тампон. Через 24-48 часов он вскрывал твердую оболочку и мозговой абсцесс и вел дальнейшее лечение обычным открытым способом.

Современное видоизменение способа Макивена состоит в том, что твердую мозговую оболочку вскрывают в первый момент операции и тампонируют марлей подоболочечное пространство на 1-2 суток. Лемер (Lemaitre), как и Макивен, оставляет тампон на твердой мозговой оболочке, а позже прокалы вает эту оболочку и мозг троакаром, через который вводит капиллярный дренаж, заменяемый через 2-3 суток более толстым. Из 20 больных при этом способе выздоровело 15. Вместо капиллярного дренажа можно ввести пучок кетгутовых нитей.

При этих способах облитерации субарахноидального пространства в значительной степени уменьшается опасность менингита, но не устраняется другая, не меньша-я опасность, а именно инфицирование мозговой ткани при широком вскрытии мозгового абсцесса и открытом лечении его. И разрез мозга диатермическим ножом, обычно теперь практикуемый, не устраняет этой опасности, а при последовательном лечении легко может быть внесена вторичная инфекция. Марлевыми тампонами мозговая ткань повреждается и высушивается, а разного рода дренажи, резиновые, стеклянные, сигаретные (пучок кетгутовых нитей, обернутый кондомной резинкой), плохо выполня ют свое назначение, так как очень редко удается придать им наклонное вниз направление, — обычно они направлены горизонтально или вверх. По ходу дренажей и вокруг абсцесса постепенно развивается энцефалит с размягче нием мозговой ткани и значительным отеком мозга, который приводит к вы буханию мозга из раны.

Опасность инфекции мозговой ткани при широком вскрытии абсцесса и открытом лечении почти устраняется при полном удалении абсцесса, недав 132 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ но предложенном Кингом (King) и Венсаном (Vincent), и при консервативном лечении пункциями, разработанном А. Н. Бакулевым в клинике С. И. Спасо кукоцкого.

Операции по Кингу и Венсану возможны только в хронической стадии абсцесса, когда вокруг него уже образовалась более или менее прочная кап сула, а это бывает не скоро, в среднем через VA-2 месяца после начала болезни, а иногда и гораздо позже. Это не умаляет достоинства нового спо соба, так как вообще не следует спешить с операцией в ранней стадии абсцесса, когда она, почти как правило, кончается смертью. В этой ранней стадии Венсан и А. Н. Бакулев применяют только декомпрессивную трепа нацию черепа, часто в комбинации с пункциями абсцесса через неповреж денную твердую мозговую оболочку.

Операция по Кингу1 производится так. На месте абсцесса в черепе тре панируется отверстие величиной с серебряный рубль. После нахождения абсцесса иглой твердую мозговую оболочку подшивают к мозгу, затем звез дообразно рассекают ее. Кожную рану и поверхность мозга защищают йодо формной марлей. Мозговую ткань вырезают до капсулы абсцесса и в абс цесс вводят катетер № 18, содержимое абсцесса отсасывают, а полость про мывают официнальным раствором карболовой кислоты и затем спиртом, дре наж удаляют. После этого вокруг капсулы отсасывают размягченную мозго вую массу и абсцесс с его капсулой отпрепаровывают электрокоагулятором.

Таким образом удаляют весь абсцесс или оставляют только самую глубокую часть его капсулы, подтягивают ее к поверхности мозга и подшивают к твер дой оболочке. В образовавшуюся полость укладывают резиновую полоску, а сверху марлевую повязку с тремя резиновыми дренажами для орошения каж дый час дакеновской жидкостью. Через 24-48 часов повязка сменяется.

При выбухании мозга производят спинномозговые пункции. Подобным же образом оперирует и Венсан. На заседаниях Парижской академии хирургии в 1938 г. он демонстрировал целый ряд блестяще излеченных больных.

Лечение мозговых абсцессов пункциями с 1915 г. разрабатывал А. Н. Бакулев в клинике С. И. Спасокукоцкого, а значительно позже его начал применять и Денди (Dandy). Результаты, полученные ими, очень хо роши: из 20 больных А. Н. Бакулева умерло только три (15%). В одном случае ему удалось излечить повторными пункциями огромный абсцесс лоб ной доли мозга, содержавший 123 мл гноя. Абсцессы мозжечка при обычном широком вскрытии их разрезом в большинстве случаев кончаются смертью, и только в 9-18% случаев больные выздоравливают. У Свержевского на 33 случая абсцесса мозжечка было только 2 выздоровления, у Бакулева же при лечении пункциями все шестеро больных выздоровели, причем у одного из них была вирулентная анаэробная инфекция. Как и при всех других спо собах лечения, самые лучшие результаты при пункциях получаются в тех случаях, когда вокруг абсцесса уже образовалась капсула. Сторонники от крытого лечения, которые до сих пор составляют большинство, указывают на опасность инфекции пункционного канала. Однако эксперименты А. Н. Бакулева на трупах и на животных с инъекциями окрашенной жидко сти в боковой желудочек мозга показали, что краска не просачивается в Цитирую ло А. Н. Бакулеву.

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ СРЕДНЕГО УХА И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЯ пункционный канал. Медленное опорожнение абсцесса пункцией имеет еще то важное преимущество, что при нем не образуются те повреждения («изло мы» капсулы), которые легко возникают при вскрытии абсцесса широким разрезом и быстром истечении гноя. А эти надрывы капсулы могут стать исходным пунктом воспаления окружающей абсцесс мозговой ткани.

В трудных для распознавания случаях очень важные диагностические данные можно получить путем вентрикулографии. До последнего времени она считалась недопустимой при абсцессах мозга, но А. Н. Бакулев и осо бенно Венсан убедились в ее безопасности и часто применяют ее. Кроме того, Бакулев для лучшего опорожнения гноя вводит при пункциях фильтро ванный через вату воздух прямо в абсцесс, и сделанные непосредственно после этого рентгенограммы очень облегчают повторные пункции, а повто рять пункции ему приходилось до 9 раз, так как весьма нередко после улуч шения, которое дает первая пункция на 1 — 15 дней, опять появляются мозго вые симптомы. Воздух, введенный в абсцесс, рассасывается через 3-5 дней.

Техника пункции проста и доступна каждому хирургу, но операция дол жна быть обставлена так же строго, как большая краниотомия. В черепе делают трепанационное отверстие диаметром в 2 см и через твердую мозго вую оболочку вкалывают иглу с тупо срезанным концом, как на игле Вира для поясничного прокола. Игла должна быть достаточно толстой, 1,2 мм диа метром, чтобы можно было получить и самый густой гной. Она должна быть снабжена мандреном или надета на шприц. Когда игла достигнет предполага емой или установленной пневмографически глубины абсцесса или ощутит его капсулу, мандрен вынимают или снимают шприц и осторожно продвига ют иглу немного глубже. Если гной не капает из иглы, то делают осторож ную аспирацию. Когда истечение гноя прекратится, в абсцесс вводят 5 мл воздуха и осторожно отсасывают еще 5 мл гноя. Это повторяют до тех пор, пока не станет выходить воздух. В тех случаях, когда не удается получить гноя при проколе, иглу медленно выводят обратно, разредив воздух в шпри це, и вкалывают другую иглу или ту же иглу после стерилизации ее, но в несколько ином направлении. По окончании операции кожную рану зашива ют наглухо, и повторные пункции делают через кожу.

Способ А. Н. Бакулева заслуживает большого внимания.

От редактора 3-го изд. Из содержания главы «Гнойное воспаление среднего уха и его осложнения» видно, что она написана хирургом с большим практическим опытом и обширными теоретическими знаниями. Это обстоя тельство позволило автору изложить некоторые вопросы отоларингологии, выходящие за пределы компетенции общих хирургов. Однако, отдавая долж ное клинической осведомленности автора, приходится отметить, что некото рые положения в упомянутой главе не соответствуют современным взглядам в отоларингологии.

В. Ф. Войно-Ясенецкий не останавливает внимания читателя на важно сти деталей отоскопической картины (мезо-эпитимпанит, наличие кариеса костных стенок среднего уха, наличие холестеатомы), что имеет огромное значение для диагностики и клиники гнойного среднего отита и его ослож нений. Известно, что около 90% ушных осложнений бывает в результате холестеатомы, чему не придает должного значения В. Ф. Войно-Ясенецкий.

134 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Наблюдения В. Ф. Войно-Ясенецкого сделаны в скромной обстановке земских больниц, где не было возможности делать рентгенограммы и произ водить клинические анализы крови. В настоящее время такие исследования, конечно, обязательны и много дают для уточнения характера и динамики заболеваний.

Современным отоларингологам приходится оперировать на ухе и, в част ности, делать радикальную общеполостную операцию почти только при хро нических отитах, которые главным образом и вызывают осложнения.

В. Ф. Войно-Ясенецкий не делал радикальной операции и даже считает из лишней и.«вредной» установку отиатров «начинать всякую операцию по поводу абсцесса мозга с трепанации сосцевидного отростка или радикальной операции». Производя трепанацию височной кости, автор не считает обяза тельным удалять первичный очаг инфекции в среднем ухе, с чем нельзя со гласиться.

В главе нет упоминания о целесообразности экономного метода при опе рировании на ухе, ценность которого несомненна. В настоящее время пред ложен ряд вариантов операций на ухе, преследующих наиболее возможное сохранение функций уха.

Говоря об операции на луковице яремной вены, В. Ф. Войно-Ясенецкий не ссылается на А. Ф. Иванова, предложившего в 1905 г. более простой и анатомически более свободный доступ к луковице в отличие от цитируемых в главе способов зарубежных авторов.

При подозрении на абсцесс мозга приходится прибегать с диагностичес кой целью к пункции мозга. Между тем, в пользу этого приема не приведе но достаточно обоснованных данных.

На современном этапе развития отоларингологии достигнуты огромные успехи в лечении гнойных воспалений среднего уха и его осложнений. Такие успехи зависят от ранней и точной диагностики упомянутого заболевания, введения более целесообразных способов оперативного лечения и особенно от применения антибиотиков, позволяющих добиться затихания воспалитель ного процесса и предупредить тяжелые гнойные осложнения. Вот почему в настоящее время уже нет той огромной летальности, о которой пишет В. Ф. Войно-Ясенецкий. Мастоидиты сейчас наблюдаются как редкое исклю чение, летальность от лабиринтитов и тромбозов синусов приближается к нулю;

резко уменьшилась летальность от внутричерепных осложнений.

Несмотря на то, что глава «Гнойное воспаление среднего уха и его ос ложнения» не отражает некоторых научных достижений новейшего време ни, она все-таки полезна практическому врачу талантливым описанием обще хирургических симптомов и мастерским изложением историй болезни, даю щих возможность ясно представить клинику разбираемых заболеваний1.

В диагностике гнойных отитов и их осложнений используются современные методы аппаратной диагностики — рентгенография сосцевидных отростков по Шюллеру. ангиография, эхоэнцефалография, компьютерная томография. При отсутствии внутричерепных осложнений мастоидотомия может быть завершена глухим швом раны. При отогенных абсцессах мозга в операционную бригаду целесообразно включать нейрохирурга. Оперативные вмешательства выполняются симультанно под эндотрахеальным наркозом. Обязательно назначение антибиотиков целенаправленного действия, способных проникать через гемато-энцефалический барьер (Ред. Н. В.).

ГЛАВА IX ФЛЕГМОНЫ ШЕИ Зухри А., 25 лет, поступила в больницу 23/ХП 1918 г. во время тяжелой эпидемии инфлуэнцы в Ташкенте. Дней 15 тому назад у нее начались недомогание, кашель, насморк, а через неделю появилась очень болезненная припухлость в верхней части шеи с левой сторо ны. Теперь вся левая сторона шеи очень сильно распухла, кожа красна, горяча и отечна, местами под эпидермисом образовались мелкие гнойнички. Очень большая воспалительная опухоль занимает всю грудино-ключично-сосцевидную область от сосцевидного отростка до грудины и ключицы;

внизу опухание выходит далеко за пределы грудино-ключично-сосцевид ной области и распространяется назад в боковой шейный треугольник, почти до края гл.

trapezii, а вперед — на всю яремную ямку. Воспалительный отек и краснота кожи распрост раняются на грудь, до половины грудины. В левой подчелюстной области прощупывается чрезвычайно твердый плоский воспалительный инфильтрат, похожий на тот, что бывает при деревянистой флегмоне. Глотание очень затруднено;

по временам бывает затруднение дыха ния;

голос чист. Общее состояние весьма тяжелое. Температура 39°, бывают небольшие по знабливания;

пульс 140, мягкий;

тоны сердца чисты, границы нормальны. Под правой лопат кой довольно много сухих и влажных среднепузырчатых хрипов. Коронка второго нижнего моляра левой стороны почти разрушена кариозным процессом, но зуб не болит, десна имеет нормальный вид;

слизистая оболочка рта слегка припухла и покраснела.

Таковы данные исследования и расспроса.

С чем же мы имеем дело? Ясно, что у больной крайне тяжелая и очень опасная для жизни флегмона шеи. Но можно ли ее считать обычной, столь часто встречающейся аденофлегмоной, исходящей из верхней или нижней группы глубоких шейных лимфатических желез? И аденофлегмоны могут быть тяжелыми и обширными, но клиническая картина их весьма характер на. У больного вы найдете довольно большую воспалительную опухоль, за нимающую верхнюю или нижнюю половину грудино-ключично-сосцевидной области, но определенно ограничивающуюся лишь частью шеи;

больной все гда держит голову наклоненной в больную сторону и очень оберегает ее от движений. У нашей же больной воспалительная опухоль гораздо больше, чем при самой большой аденофлегмоне, занимает всю половину шеи и вни зу выходит очень далеко за пределы грудино-ключично-сосцевидной облас ти. Уже это одно исключает мысль о простой аденофлегмоне.

Голову больная держит прямо. Обратите внимание на этот важный и очень редкий при глубоких флегмонах шеи симптом;

объяснение его мы дадим, когда будем говорить о найденных при операции патологоанатомичес ких изменениях.

Воспалительная краснота и отек кожи распространяются далеко на грудь;

этого тоже не бывает при аденофлегмонах, даже очень тяжелых. Но самое важное указание на сущность болезненного процесса дают нам много численные гнойнички под эпидермисом;

такие гнойнички появляются только в том случае, если подкожная клетчатка омертвевает вследствие тяжелого гнойного или гнилостного воспаления (чаще всего это бывает при роже). В полном согласии с этим находится чрезвычайно твердый, плоский инфильт рат, который прощупывается у больной в подчелюстной области;

он тоже свидетельствует о тяжелом, обычно некротическом воспалении подкожной и подфасциальной клетчатки. Правда, очень твердый воспалительный инфиль трат может и не иметь такого значения, как это видно в одном из примеров, которые мы приведем позже, но в связи с гнойничками под эпидермисом его надо толковать именно так, как толкуем мы.

136 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Итак, мы знаем, что в подкожной клетчатке имеет место септическое воспаление и омертвение, но, конечно, болезненный процесс не ограничива ется подкожной клетчаткой, огромная опухоль свидетельствует об обширном его распространении в глубине шеи, и там воспаление, очевидно, имеет такой же характер, как и в подкожной клетчатке. Следовательно, мы имеем дело с диффузной септической флегмоной шеи, а по опыту мы знаем, что такие флегмоны исходят из сосудистого влагалища сонной артерии и ярем ной вены и распространяются вдоль них.

Какова же причина этой тяжкой флегмоны у больной? Одно из двух:

или виновна инфлуэнца, или кариозный зуб. Гораздо вероятнее первое, так как начало флегмоны совпадает с насморком, кашлем и общим недомогани ем. При гриппозных катарах носа, глотки, гортани гноеродные микробы лег ко могут из миндалин и слизистой оболочки перейти в областные лимфати ческие железы, т. е. в верхнюю группу глубоких шейных желез, располо женную под верхним концом грудино-ключично-сосцевидной мышцы на ярем ной вене, а из них — прямой путь для микробов в сосудистое влагалище.

Поразительна и очень характерна для нее быстрота развития этой сеп тической флегмоны — в одну неделю достиг полного развития тяжкий и обширный воспалительный процесс, тогда как при больших аденофлегмонах шеи больные обычно обращаются за хирургической помощью только недели через три и позже.

Больная 3. А., конечно, погибнет через несколько дней, если не сделать ей немедленно операцию: она задохнется от отека гортани, если раньше не остановится сердце, отравленное токсинами.

В чем же должна состоять операция, каков план ее? Задача перед нами та же, что и при всякой флегмоне, при всяком гнойнике: необходимо широ ко раскрыть все очаги нагноения и омертвения и основательно дренировать их. Но просто ли это сделать? Ведь мы предполагаем, что гнойно-некроти ческий процесс локализуется преимущественно в сосудистом влагалище сонной артерии и яремной вены и распространяется только вдоль этих со судов и за их пределы. Необходимо, следовательно, прежде всего обнажить на большом протяжении сосуды и окружающую их клетчатку. Сделать это при нормальном состоянии тканей, конечно, не особенно трудно, но при флегмоне препаровка в глубине шеи представляет чрезвычайно трудную задачу даже для самого опытного хирурга. Дело в том, что всякий воспали тельный процесс неизбежно изменяет нормальные анатомические отноше ния: все ткани и органы резко меняют свой вид вследствие воспалительно го уплотнения, утолщения, отека, гиперемии, вследствие дегенеративных процессов и пропитывания гнойным или серозным экссудатом. Фасции, рыхлая клетчатка, мышцы, сосуды и нервы спаиваются в одну сплошную массу и становятся очень трудно различимыми. И все эти изменения тем ярче выражены, чем тяжелее воспалительный процесс. В нашем случае при септической диффузной флегмоне мы должны, конечно, ожидать наиболь ших трудностей.

При препаровке воспаленного сосудистого влагалища всего серьезнее опасность повреждения яремной вены. Внезапное сильное кровотечение из еще неотпрепарированной вены, замурованной в плотную клетчатку, ста вит хирурга в очень затруднительное положение. Нельзя никоим образом ФЛЕГМОНЫ ШЕИ накладывать как попало пинцет Пеана на то место, откуда льется кровь, ибо при этом легко можно захватить пинцетом блуждающий нерв, расположен ный рядом с веной. Последствием такого раздражения нерва может быть внезапная смерть вследствие остановки сердца и дыхания или по крайней мере более или менее длительные расстройства этих важнейших жизненных функций. Поэтому необходимо предварительно отпрепарировать вену, как ни трудна эта задача, и только тогда перевязать ее выше и ниже места ране ния. В литературе, особенно у французских авторов, вы найдете совет дей ствовать в глубине шеи при флегмонах исключительно желобоватым зон дом. Такой совет я считаю совершенно неприемлемым, так как, во-первых, работа зондом нисколько не гарантирует от повреждения воспаленных и раз рыхленных стенок вен и, во-вторых, совершенно не соответствует важней шему требованию чисто анатомической препаровки. Гораздо безопаснее ос торожно разрезать ткани скальпелем, чем разрывать их желобоватым зон дом. Впрочем, в большинстве случаев я не вижу надобности в тщательной препаровке сосудистого влагалища при флегмонах шеи: достаточно лишь обнажить сосудисто-нервный пучок in toto на большом протяжении. Эта за дача не так уж трудна. Надо сделать большой кожный разрез вдоль всего переднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы и тщательно обна жить этот край;

если оттянуть мышцу немного кзади, то перед вами будет слой воспаленной соединительной ткани, это листок шейной фасции, покры вающей внутреннюю поверхность грудино-ключично-сосцевидной мышцы;

непосредственно под этим листком расположена яремная вена, а кнутри и кпереди от нее — сонная артерия. Вся задача сводится к тому, чтобы осто рожно разрезать эту шейную фасцию, ибо гной вы найдете под ней, вокруг сосудов. Разрезав фасцию, отложите нож в сторону и очень тщательно об следуйте пальцем всю область распространения гноя.

При обыкновенных глубоких аденофлегмонах на этом дело кончается, но при прогрессирующей септической флегмоне задача гораздо сложнее.

Здесь мы обычно находим не гнойник, помещающийся в более или менее сформированной полости, а лишь диффузное, гнойное или гнилостное про питывание клетчатки и мышц и омертвение их. Нередко такое пропитыва ние сопровождается резко выраженным склерозом окружающих тканей, ко торый надо рассматривать как реактивный процесс. Как же поступать нам в подобных случаях, как остановить септическую флегмону? Рекомендуют, особенно французские авторы, действовать термокаутером, производя им длинные и глубокие борозды, а в промежутках между ними образовать мно гочисленные «колодцы», вертикально погружая наконечник термокаутера.

Хотя мне и удалось однажды таким способом быстро излечить деревянистую флегмону подчелюстной области, но я считаю его пригодным только при поверхностных флегмонах. Нельзя же, в самом деле, вслепую погружать термокаутер в глубину шеи, где так много важных сосудов и нервов!

И здесь на первом плане должен быть анатомический принцип. Вся ин фильтрированная воспаленная область должна быть тщательно распрепаро вана скальпелем и ножницами, диффузно пропитанные ткани должны быть расслоены плоскостными разрезами, омертвевшие части должны быть уда лены, как при операции карбункула.

По такому плану нужно было оперировать и нашу больную. Операция была произведена под хлороформным наркозом в день поступления. Я дол 138 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ жен был широко раскрыть не только грудино-ключично-сосцевидную об ласть, но почти всю левую половину шеи, ибо вверху, в подчелюстной об ласти, у больной была очень твердая припухлость, а внизу воспалительная опухоль далеко распространялась вперед, в область щитовидной железы и в яремную ямку, и назад — в надключичную область. Поэтому продоль ный разрез по переднему краю m. sternocleidomastoideus был совершенно недостаточен. Я сделал дугообразный разрез Кохера в верхней части шеи и второй, параллельный ему и тоже дугообразный, в нижней ее части. Оба эти разреза были соединены третьим, вертикальным, и оба получившихся лоскута отпрепарованы кпереди и кзади. Получился очень хороший доступ к глубоким частям шеи и к подкожной клетчатке. Под верхним концом грудино ключично-сосцевидной мышцы найден довольно большой гнойник, какой обычно бывает здесь при аденофлегмонах. Подкожная и глубокая клетчатка шеи, сильно утолщенная и очень плотная, повсюду пронизанная мелкими гнойничками и во многих местах омертвевшая, очень напоминала такую же клетчатку карбункула. Она повсюду расслоена глубокими плоскостными раз резами, параллельными поверхности кожи. В толще грудино-ключично-со сцевидной мышцы также найдены местами небольшие гнойники и очаги омертвения (гнойный миозит). Сонная артерия, яремная вена и блуждающий нерв замурованы в толстый слой инфильтрированной клетчатки их влага лища;

эта клетчатка осторожно разрезана на всем протяжении, но гноя в ней не найдено. В нижней части шеи и в боковой области ее гнойников не было, и дело ограничивалось лишь вышеописанным гнойным пропитыванием и омертвением подкожной клетчатки. Такие же изменения найдены и в под челюстной области, где до операции прощупывался деревянистый инфильт рат. Вдоль больших сосудов проложена дренажная трубка, и конец ее выве ден через заднюю часть верхнего разреза (у заднего края грудино-ключично сосцевидной мышцы), в расслоенную подкожную клетчатку и во все зако улки обширной раны введены марлевые выпускники, смоченные перекисью водорода;

кожные лоскуты соединены над ними двумя швами.

Уже через день после операции температура упала до нормы, пульс очень улучшился. Повсюду в ране подкожная клетчатка омертвела и выде лялась клочьями. Швы прорезались вследствие омертвения кожи на месте их, и кожные лоскуты разошлись. Однако рана быстро очистилась, выпол нилась здоровыми грануляциями и через 20 дней почти зажила.

Выше я обращал внимание на то, что больная держит голову прямо, тогда как обычно при флегмонах шеи голова бывает наклонена в больную сторону. Цель такого наклонения ясна: грудино-ключично-сосцевидная мыш ца при этом укорачивается и ослабляется давление ее на расположенный под ней гнойник. Операция выяснила, почему наша больная не могла наклонять голову: мышца, пораженная гнойным миозитом, не могла сократиться.

Разобранный нами случай — самая тяжелая и, к счастью, редкая форма флегмон шеи. В той же regio sternocleidomastoidea весьма обычны гораздо менее опасные флегмоны, начинающиеся из глубоких лимфатических желез, цепью расположенных вдоль внутренней яремной вены. Это по большей ча сти хорошо отграниченные склерозированной клетчаткой глубокие гнойни ки под грудино-ключично-сосцевидной мышцей. Ряд кратких примеров даст представление об этих флегмонах.

ФЛЕГМОНЫ ШЕИ Рис. 31. Больной П. Флегмона шеи Рис. 32. Больная М. Флегмона шеи после ангины (схема). на почве гриппа (схема).

1. Больной П. (рис. 31). Флегмона после ангины, трехнедельной давности. Температура доходила до 40°. Плотная и болезненная опухоль обозначена на рисунке штриховкой. Пульс 98, температура 37,9-38,2°. Операция под местной анестезией. Все ткани на месте разреза вдоль переднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы были отечны и спаяны, так что трудно было отличить эту мышцу. Вскрыт хорошо отграниченный со всех сторон гнойник, помещавшийся над сосудисто-нервным пучком и содержавший около 1 Уг чайных ложек густого гноя. Выздоровление через 8 дней.

2. Больная М. (рис. 32). Гриппозная флегмона трехне дельной давности. Температура до 40°. Опухание имеет тесто ватую консистенцию и неясно флюктуирует. Гнойная по лость, вскрытая разрезом вдоль переднего края грудино-клю чично-сосцевидной мышцы, была велика и приблизительно со ответствовала границам опухоли. Она имела ту особенность, что не была отграничена склерозированной клетчаткой, и гус той гной проникал между мышцами, сосудами и нервами, точ но распрепаровывая их. Полость достигала сосцевидного от ростка височной кости. Выздоровление в 7 дней.

3. Больной С. (рис. 33). Гриппозная флегмона, начавша яся около 3 недель назад. Неровность границ плотной малобо лезненной опухоли зависела от спаявшихся в пакеты лимфа тических желез. Кожа над ней слегка покраснела. Не особен но большая гнойная полость помещалась под верхней третью грудино-ключично-сосцевидной мышцы и впереди нее в fossa carotica. Эта полость везде была отграничена увеличенными и спаянными в пакеты лимфатическими железами. Через 4 дня больной выписан на амбулаторное лечение.

4. Ребенок С. (рис. 34, а). Флегмона недельной давнос Рис. 33. Гриппозная ти после кори. В результате сильного насморка возникла экс флегмона шеи (схема).

кориация кожи на верхней губе, которую усердно смазывали йодом вплоть до ожога. Температура 38,2°, пульс 112. Опухоль болезненна, обнаруживает глубокую флюктуацию. Под эфирным опьянением вскрыта глубокая, хорошо отграниченная гнойная полость под грудино-ключично-сосцевидной мышцей. На дне ее ясно прощупывались поперечные отростки шейных позвонков. Выписан через 8 дней.

140 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ 5. Ребенок П. (рис. 34, б). 20 дней тому назад заболел после кори и фурункула шеки.

Припухлость тверда, не флюктуирует и в задней части дает ощущение бугристого пакета лим фатических желез. Разрез вдоль переднего края m. sternocleidomastoideus глубиной в 1,5 см привел к плотной воспалительной опухоли, очевидно, состоявшей из конгломерата спаянных лимфатических желез. Гноя вышло не больше двух капель, и в глубине пакета его, очевидно, не было, так как глубоко введенные в опухоль и там раскрытые куперовские ножницы гнойни ка не открыли. В глубину опухоли введен марлевый выпускник. На 11-й день ребенок выписан с резко уменьшившейся опухолью, чистой ранкой и нормальной температурой.

Как видите, картина болезни у обоих малышей была почти одинакова, а находки при операции совершенно различны. Кое-кто может сказать, что операция в случае 5 была не нужна. Я этого не думаю: где имелось две капли гноя, там его стало бы много, если бы не был сделан разрез. Но мне иногда случалось совсем не находить гноя в таких случаях, когда я с уверен ностью ожидал его1.

Так было в случае 6 (б-ной Я., рис. 35), который очень похож на случаи 1 и 2. Это тоже опухоль шеи трехнедельной давности после ангины, плот ная, нефлюктуирующая. Разница только в том, что самочувствие у больного лучше, чем у тех больных, и температура невысокая. При разрезе вдоль переднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы все ткани были силь но инфильтрированы и отечны, спаяны, как обычно при глубоких флегмо нах. Разрезана сильно утолщенная задняя пластинка влагалища грудино-клю чично-сосцевидной мышцы, но, вопреки ожиданию, гноя под ней не оказалось.

Обнажены почти все глубокие лимфатические железы, но они оказались лишь увеличенными, отечными, разрыхленными и более темными, чем в нормаль ном состоянии. Никакого жидкого экссудата нигде не было ни капли. Рана рыхло выполнена йодоформной марлей и оставлена открытой. Температура в первые дни после операции держалась по вечерам около 39°. На 3-й день удален тампон и в ране найден серый налет и незначительное количество а б Рис. 34. Послекоревые флегмоны шеи.

а — у ребенка С;

б — у ребенка П. (схемы).

В современных условиях при восполительных инфильтратах, где еще не наступило гнойное расплавление тканей, нет необходимости в немедленной операции. В таких случаях введение пеницил лина в восполительный инфильтрат и применение физиотерапевтического лечения (соллюкс, УВЧ) при водит иногда к исчезновению воспалительной припухлости и полному излечению больных. При неуспе хе консервативного лечения нельзя надолго откладывать вскрытие назревающего гнойника (Ред.).

ФЛЕГМОНЫ ШЕИ гноя. Воспалительная опухоль медленно уменьшалась и вполне исчезла лишь ко времени выписки, через 3 недели.

Дважды я ошибочно принял за глубокие флегмоны большие опухоли лимфатических желез при дифтерите. В обоих случаях картина дифтерита была настолько неясна, что в одном из них даже после вскрытия и гистологического ис следования патологоанатом не был вполне уве рен в диагнозе.

Хуже, если остается нераспознанной глу бокая флегмона шеи там, где она есть. Так было у больного Фу-Ю.-В., который обратился к нам через месяц после начала болезни.

Твердая опухоль на шее, сопровождавшаяся болями и высокой температурой до 40°, появилась без установ ленной причины, постепенно увеличивалась и состояние больного ухудшалось. Все хирурги и ортопеды, видевшие больного, ставили диагноз туберкулеза желез и назначи ли консервативное лечение. Их не убедил даже резуль тат пробного прокола, при котором получен гной с гемо литическим стрептококком, и они все-таки отказывались оперировать. При операции мы нашли обширную гной ную полость под грудино-ключично-сосцевидной мыш Рис. 35. Больной Я. Острый цей, простиравшуюся от сосцевидного отростка до клю лимфаденит и серозный пери чицы. За пределы мышцы гной вышел вперед, под кожу, до самой яремной ямки и назад, под фасцию, в надклю- аденит, симулировавший глу чичную ямку. Больной выздоровел лишь через 36 дней. бокую флегмону шеи (схема).

Обычную, весьма частую форму флегмон шеи представляют аденофлег моны, т. е. более или менее ограниченные гнойники, исходящие из лимфа тических желез. Первое, что надо знать и твердо помнить о них, это то, что гнойники всегда бывают подфасциальными, ибо все лимфатические железы шеи (за исключением небольшой группы их на поверхности верхней части грудино-ключично-сосцевидной мышцы) расположены под шейной фасцией.

В огромном большинстве случаев аденофлегмоны локализуются в подчелю стной области или под верхней третью грудино-ключично-сосцевидной мыш цы, гораздо реже — под нижним концом этой мышцы или в regio submen talis между передними брюшками двубрюшных мышц. Типичное расположе ние гнойников показано на рис. 36 различными кружками. Наиболее много численна и важна верхняя группа глубоких шейных желез, расположенных под верхней частью грудино-ключично-сосцевидной мышцы, на поверхности внутренней яремной вены и позади ее. В эти железы поступает лимфа из полости рта, носа, глотки, где так обычны воспалительные процессы.

После ангины, например, у больного начинается боль в верхней части шеи, вблизи угла челюсти. Вскоре здесь появляется припухлость, с каждым днем нарастающая, а вместе с тем усиливается и боль. Весьма характерно медленное развитие болезни и отсутствие тяжелых общих симптомов. Обыч но больные обращаются к хирургу через месяц после начала болезни, прав да, измученные болями и бессонными ночами, но с хорошим пульсом и не особенно высокой температурой. Не раз я наблюдал даже почти безлихора дочное течение болезни. При осмотре вы найдете большую, твердую, очень болезненную опухоль, занимающую всю верхнебоковую часть шеи. Важно 142 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ и характерно, что кожа над ней часто сохраняет нормальный цвет и только отечна. Это зависит от глубокого расположения гнойника под мышцей и фасцией. По этой же причине вы не найдете в большинстве случаев флюктуации даже через месяц пос ле начала болезни. Весьма харак терно положение головы больного, он тщательно оберегает ее от ма лейших движений и держит накло ненной в больную сторону и слег ка повернутой в противоположную.

Такова обычная, весьма харак терная картина аденофлегмоны, ис ходящей из верхней группы шей ных желез. Для правильного хирур гического лечения необходимо бо лее детально выяснить, где именно надо искать гной, имеется ли в данном случае первая или вторая локализация нашей схемы (рис.

36). Часто бывает нетрудно решить 1* локализация этот вопрос по наибольшей болез \4?локализация ненности и наибольшей эластично \29локализация сти в области переднего или задне \ SB локализация го края грудино-ключично-сосцевид 138 локализация ной мышцы. Следует также прини мать во внимание и этиологию аде Рис. 36. Различные локализации нофлегмоны. Так, если она являет шейных аденофлегмон.

ся осложнением ангины, то нагное ние всегда исходит из передних же лез верхней группы глубоких шейных и из задних подчелюстных желез, т.

е. имеет место вторая локализация. Если же исходным пунктом была какая нибудь гнойная сыпь в области уха или затылка, то будет иметь место пер вая локализация гнойника. Распространение воспалительной опухоли более вперед или более назад также даст нам нужное указание на локализацию гнойника.

Если гнойник расположен ближе к заднему краю грудино-ключично сосцевидной мышцы, то вскрывать его нужно разрезом вдоль этого края.

При этом, конечно, необходимо руководствоваться анатомическими сообра жениями, из которых важнейшее — возможность повреждения rami externi п. accessorii Willisii.

Этот нерв, выходя из-под грудино-ключично-сосцевидной мышцы в regio colli lateralis, пересекает задний край ее несколько ниже границы меж ду верхней и средней третью его, поэтому разрез можно делать только на протяжении верхней трети. Так как при операции необходимо проникнуть пальцем под грудино-ключично-сосцевидную мышцу, то надо знать, что зад ний край ее на протяжении верхней трети, т. е. как раз там, где должен быть сделан разрез, соединен фиброзной тканью с подлежащей мышцей (т.

splenius capitis). Ввиду этого и вследствие значительной нередко толщины ФЛЕГМОНЫ ШЕИ воспалительного инфильтрата разрез иногда бывает довольно глубоким;

не бойтесь, однако, делать его, так как вы ничего не повредите, если будете твердо помнить о добавочном виллизиевом нерве.

Рис. 37. Больной Ч. Пределы распрос- Рис. 38. Больной С. Разрезы при транения и размеры гнойной полости тяжелой аденофлегмоне шеи, исхо при нетяжелой аденофлегмоне, исходя- дящей из верхней группы глубоких щей из верхней группы глубоких шей- лимфатических узлов (схема).

ных лимфатических узлов (схема).

Вскрытие гнойника, расположенного под передним краем грудино-клю чично-сосцевидной мышцы и в верхнем шейном треугольнике, также не представляет трудностей. Здесь должны быть разрезаны только кожа и шей ная фасция, под которыми непосредственно вы найдете скопление гноя.

Правда, в области разреза находятся крупные вены (v. facialis communis, v.

thyreoidea superior, v. lingualis) и сонная артерия с пересекающим ее подъя зычным нервом (п. hypoglossus), но сосуды эти расположены на дне гнойни ка, и при осторожном разрезе им не грозит опасность. Гнойная полость, ко нечно, должна быть обследована пальцем и дренирована резиновой или стек лянной трубкой или марлевым выпускником. После такой операции, произ водимой под местной анестезией или под эфирным опьянением, все болез ненные явления быстро стихают, воспалительная опухоль с каждым днем тает, кривошея вскоре исчезает.

Рис. 37 показывает величину и положение опухоли и размеры гнойной полости при обычной, нетяжелой аденофлегмоне, исходящей из верхней группы глубоких лимфатических желез (вторая локализация нашей схемы).

Они вскрываются разрезом вдоль верхней половины переднего края грудино ключично-сосцевидной мышцы. Но бывают и тяжелые флегмоны в этой об ласти, требующие больших операций, как у больного, изображенного на рис. 38. У него флегмона началась вследствие инфекции десневого кармана при прорезывании зуба мудрости и в течение 4 дней дала опасную картину болезни. Воспалительная опухоль занимала большую часть правой стороны шеи. Отек распространялся на всю щеку и нижнее веко;

было почти полное сведение челюстей, высокая температура и ознобы. При операции была най 144 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ дена большая гнойная полость, центром и исходным пунктом которой была верхняя группа глубоких желез (gl. caroticae), которые найдены омертвев шими и секвестрированными. Полость доходила до щитовидного хряща и подъязычной кости, а вверху прощупывалась внутренняя поверхность угла челюсти и крыловидная мышца. В гное был найден Streptococcus viridans.

Выздоровление шло не так быстро и гладко, как при доброкачественных аденофлегмонах.

Причиной подчелюстных аденофлегмон чаще всего бывает инфекция из кариозных зубов. Очень часто они наблюдаются при скарлатине и дифтерии и тогда сопровождаются некрозом клетчатки и фасции. В главе о глубоких флегмонах лица мы говорили, что подчелюстные флегмоны могут быть вто ричным затеком при первичной флегмоне парафарингеального пространства.

В 12% своих случаев Поульсен (Poulsen) наблюдал затеки гноя из подче люстной области в trigonum caroticum вдоль общей лицевой вены или на ружной челюстной артерии. У маленьких детей не особенно редко подчелю стная флегмона осложняется подкожными затеками на щеку и шею. Рис. иллюстрирует эксквизитный случай такого рода: подкожные затеки заняли всю околоушную область, нижнюю часть височной, часть щеки, а на шее далеко вышли за пределы подчелюстного треугольника.

Редкий случай флегмоны, занимавшей почти всю правую подчелюст ную область, часть левой и всю подбородочную область, представлен на рис. 40. Над краем челюсти виден рубец от воспалительного процесса в кости, имевшего место 15 лет тому назад. Гнилостная флегмона была ре зультатом вспышки так долго дремавшей инфекции. На дне гнойной полости прощупывались щитовидный хрящ и подъязычная кость, нигде, однако, не обнаженные. Вверху палец неглубоко проникал между расслоенными гноем передними брюшками двубрюшных мышц к дну полости рта через отчасти разрушенный гноем m. mylohyoideus. Прощупывались также край и внутрен няя поверхность тела челюсти, покрытые надкостницей.

Так обстояло дело у Адрж. Г., поступившего в Ташкентскую городскую больницу 30/XI 1920 г. Месяц тому назад у него появилась болезненная припухлость в верхнем шейном тре угольнике;

под влиянием согревающих компрессов она вскоре исчезла, но затем появилась новая припухлость в другом месте, под нижним концом левой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, и постепенно увеличивалась. Теперь она распространилась довольно далеко в над ключичную ямку и у заднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы размягчилась и флюктуирует;

однако во всех других местах она очень тверда. Кожа над припухлостью сине багрового цвета, голова сильно наклонена в больную сторону и повернута в здоровую;

боль ной оберегает ее от всякого движения. Температура 37,6°, пульс 96. 1/ХИ — операция под эфирным опьянением. Разрезом на месте флюктуации вскрыто скопление гноя под нижним концом грудино-ключично-сосцевидной мышцы;

мышца эта была сильно склерозирована, а лим фатические железы под ней размягчены. Гнойная полость дренирована марлевым выпускником и быстро зажила при нормальной температуре. Кривошея скоро исчезла, и через 10 дней после операции больной выписан выздоровевшим.

В этом случае операция не представляла никаких затруднений, так как гнойник близко подошел к коже. Если бы, однако, пришлось оперировать раньше, когда не было еще флюктуации, необходимо было бы считаться с очень серьезной опасностью повреждения наружной яремной вены, которая в нижней своей трети проходит вдоль заднего края грудино-ключично-со ФЛЕГМОНЫ ШЕИ сцевидной мышцы, непосредственно под шейной фасцией (fascia colli superficialis). Ранение этой крупной вены (здесь она имеет толщину каран даша) опасно не только само по себе, но и потому, что может послужить причиной смертельной воздушной эмболии.

Ввиду этого разрез обязательно должен про ходить на 1-2 см позади края грудино-клю чично-сосцевидной мышцы. Конечно, этот Рис. 39. Ребенок А. Подчелюстная Рис. 40. Больной У. Гнилост флегмона с обширными подкож- ная подчелюстная флегмона на ными гнойными затеками (схема). почве длительной латентной инфекции в кости (схема).

край не виден и недоступен ощупыванию при наличии воспалительной опу холи, но его можно определить, проведя прямую линию от заднего края сосцевидного отростка до границы средней и медиальной трети ключицы.

Разрез, конечно, надо делать осторожно препарируя.

Аденофлегмоны, ограничивающиеся только подчелюстной областью и не имеющие отношения к верхнему шейному треугольнику, бывают гораздо реже, чем исходящие из верхней группы глубоких шейных желез. Это объяс няется тем, что из полости рта, носа и глотки, откуда чаще всего проникают гноеродные микробы, лимфатические сосуды поступают в задние подчелюст ные железы и передние железы верхней группы глубоких шейных. Только в подчелюстной области флегмона образуется лишь тогда, когда она исходит из передних подчелюстных желез, в которые поступают лимфатические со суды из средней части лица, губ, подбородка. Из последних областей могут быть инфицированы и подбородочные железы, помещающиеся между перед ними брюшками правой и левой двубрюшных мышц, и тогда возникает так называемая подбородочная флегмона, обозначенная на нашей схеме как чет вертая локализация. Экземы и экскориации в области рта встречаются пре имущественно у маленьких детей, и потому чистые формы подчелюстной и подбородочной аденофлегмон можно причислить к детским болезням. Вскры тие таких флегмон не представляет никаких трудностей и опасностей, ибо разрез от подбородка до подъязычной кости при подбородочной флегмоне, расположенный строго на средней линии, не может повредить никаких сосу 146 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ дов и нервов. Хотя в подчелюстной области железы расположены вдоль крупных сосудов (a. maxillaris externa, v. facialis, а. и v. submentalis), тем не \, Рис. 41. Топография подчелюстной области (полусхематически).

менее при должной осторожности повреждение этих сосудов тоже вряд ли возможно, ибо они расположены на дне гнойной полости, а для вскрытия гнойника нужно разрезать лишь кожу, m. platysma myoides и фасцию, под которой непосредственно и будет обнаружен гной. Однако всегда необходи мо располагать разрез впереди от места, где происходит перегиб наружной челюстной артерии и лицевой вены через край челюсти, которое соответст вует переднему краю m. masseter (рис. 41). Это необходимо потому, что v. facialis расположена или непосредственно под фасцией, или даже в толще ее. Вскрывая аденофлегмону, вы, конечно, не можете различить отдельные анатомические слои и ни подкожной мышцы, ни фасции в воспалительном инфильтрате не увидите;

но если будете держаться кпереди от челюстных сосудов, то при раннем разрезе смело можете углубляться ножом в значи тельную толщу инфильтрированных покровов гнойника: в более же позднем периоде, когда уже имеется размягчение и покраснение кожи, разрез пред ставляет самую простую задачу, и тогда вы можете не считаться с положе нием челюстной артерии или лицевой вены.

ФЛЕГМОНЫ ШЕИ Значительно реже наблюдаются аденофлегмоны, исходящие из нижней группы глубоких шейных желез. Железы эти расположены под нижним кон цом грудино-ключично-сосцевидной мышцы, в углу слияния яремной и под ключичной вен, они являются последним этапом для лимфатических сосудов головы, шеи, верхней конечности и груди, так как последние непосредствен но поступают в верхние шейные, подмышечные, под- и надключичные желе зы, и только vasa efferentia этих желез несут лимфу в нижнюю группу глубоких шейных желез. Вследствие этого аденофлегмоне под нижним кон цом грудино-ключично-сосцевидной мышцы почти всегда предшествует вос паление желез, служащих первым этапом.

22/X1I 1918 г. в Ташкентскую городскую больницу поступил Дм. Л., 26 лет, приехав ший из поселка в тяжелом состоянии. Весь передний отдел шеи у него занят большой при пухлостью величиной почти с два кулака, наиболее выдающейся слева от средней линии.

Кожа над этим участком красна и отечна, над нижней ее половиной, особенно слева, ясно определяется зыбление. Верхняя граница опухания немного выше подъязычный кости, ниж няя — несколько заходит на грудину, боковые — соответствуют передним краям грудино ключично-сосцевидных мышц;

при ощупывании опухоль очень болезненна. Последние 4 дня сильно затруднены дыхание и глотание. Больной говорит хриплым голосом и тщательно избе гает всяких движений головой;

он не находит себе места от страданий и просит поскорее сделать операцию. Температура 38,3°, пульс 120. В моче следы белка.

Ясно, что у больного тяжелая флегмона шеи, но, как видите, совсем не похожая на те формы флегмоны, которые мы до сих пор рассматривали.

Расспрос больного дал нам весьма ценные сведения для выяснения проис хождения этой флегмоны. Он рассказал, что более года тому назад у него начал расти зоб, локализовавшийся в левой доле щитовидной железы и постепенно достигший величины яблока;

опухоль была подвижна и никакого беспокойства больному не причиняла. Двадцать восемь дней тому назад он был в охране против разбойничьей шайки и думает, что простудился;

в зобной опухоли начались боли, появилась лихорадка, и с каждым днем бо лезнь все усиливалась.

Этот рассказ сразу же наводит нас на мысль о гнойном воспалении зоба.

И в нормальной, и особенно в пораженной зобом щитовидной железе, очень обильно снабжаемой кровью, воспалительные процессы вообще, особенно гнойные, не представляют большой редкости. Почти всегда это бывают гема тогенные тиреоидиты или струмиты, с патологоанатомической стороны представляющиеся в виде одного крупного гнойника или нескольких мелких в толще железистой ткани. Из различных форм зоба чаще всего гнойным воспалением поражаются кистозные или узловатые зобы, и тогда нагноение находят в толще зобного узла или кисты. Пока гнойный процесс ограничи вается щитовидной железой, он проявляется при тиреоидите в виде болез ненного припухания пораженной доли железы, а при зобе — в виде быстро го увеличения объема зоба и сильной болезненности его. И в том, и в другом случае опухоль при глотании перемещается, и ее можно передвигать вместе с дыхательным горлом и гортанью. Кожа над такой опухолью может остаться неизмененной или только краснеет, становится слегка отечной и менее подвижной, чем в нормальных условиях. При дальнейшем развитии болезни гной выходит за пределы щитовидной железы, и это может про изойти в различных формах. Хуже всего, если гнойник вскрывается в ды хательное горло, ибо тогда больной может внезапно умереть от асфиксии;

148 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ нехорошо также, если гнойник прорвется в пищевод, ибо гной при этом может попасть не только в просвет пищевода, но и образовать затек по поверхности его, и тогда больной погибнет от гнойного медиастинита. Нако нец, гной может распространиться из щитовидной железы в глубокую рых лую клетчатку шеи, выполняющую те промежутки, которые остаются в spatium viscerale между заложенными там органами.

Spatium viscerale — самый важный с патологоанатомической точки зре ния межфасциальный промежуток шеи. Это обширное пространство, ограни ченное спереди поверхностной и средней шейными фасциями, а сзади глубо кой фасцией, которая покрывает шейные позвонки и расположенные на них mm. longi capitis et colli. В этом пространстве заложены глотка, пищевод, гортань и дыхательное горло, щитовидная железа, сонные артерии и ярем ные вены, блуждающие и симпатические нервы и глубокие лимфатические железы. Органы эти продолжаются вниз, в грудную полость, а вверх (сосу ды и нервы) — в зачелюстные ямки и к основанию черепа, и потому рых лая клетчатка spatii visceralis, окружающая все заложенные в нем органы, непосредственно сообщается с клетчаткой переднего и заднего средостения, а вверху — с клетчаткой зачелюстных ямок и spatii parapharyngei;

в сторо ны она непосредственно переходит в клетчатку regionis colli lateralis.

Вы понимаете поэтому, какие обширные и опасные затеки может обра зовать гной, вышедший за пределы щитовидной железы, в окружающую ее клетчатку. Таковы анатомические пути распространения гноя из щитовид ной железы, таковы теоретические возможности и этого распространения.

Что же можем мы предполагать у нашего больного? Очевидно, что гной распространился далеко. На это указывает много признаков, но прежде все го очень значительная величина воспалительной опухоли, далеко выходящей за пределы зоба. Уже по этой опухоли можно предполагать, что гной омыва ет щитовидную железу со всех сторон и распространяется в spatium vis cerale шеи. Об этом же свидетельствует значительное ограничение движе ний головы и затруднения дыхания и глотания.

Значительная длительность болезни, тяжесть общих симптомов (темпе ратура, пульс, боли) также находятся в полном соответствии с предположе нием об обширном распространении гноя.

Имеется еще один симптом, на который следует обратить внимание:

хриплый голос больного. Хрипота может зависеть от коллатерального воспа лительного отека слизистой оболочки и подслизистой ткани гортани или от неврита, омываемого гноем возвратного нерва;

нужно думать о левом п. ге currens, ибо явным образом воспалительный процесс исходит из левой доли щитовидной железы. Конечно, точную причину хрипоты легко было бы вы яснить ларингоскопией, но при столь тяжелой флегмоне шеи исследование гортани было бы не только очень тягостным для больного, но и опасным, так как оно могло бы вызвать внезапную тяжелую асфиксию. Нам нет особой надобности точно устанавливать причины асфиксии, ибо и отек гортани, и парез возвратного нерва одинаково свидетельствуют о распространении гноя в клетчатке spatii visceralis.

Как же оперировать больного? Прежде всего, конечно, операция совер шенно неотложна, и я сделал ее немедленно по поступлении больного. При затруднении дыхания, при ослаблении деятельности сердца было бы, конеч но, желательно избежать наркоза, но, к сожалению, его нечем заменить, ибо ФЛЕГМОНЫ ШЕИ регионарная анестезия корешков шейного нервного сплетения еще недоста точно разработана и не особенно часто дает положительные результаты.

Кроме того, у нашего больного эти корешки, вероятно, уже омываются гно ем. Впрочем, нет основания особенно бояться наркоза, если оперирует опыт ный и технически ловкий хирург, ибо опасность асфиксии быстро устраня ется, когда дается сток гною1. Я сделал воротникообразный разрез Кохера, обычный при операциях зоба, и быстро перерезал шейную фасцию с ее венами и левые грудино-подъязычную и грудино-щитовидную мышцы, не разбирая при этом точно анатомических слоев, ибо все было пропитано и спаяно воспалительным экссудатом. Тотчас же потек в большом количестве серо-желтый гной. Исследование пальцем показало, что левая доля щитовид ной железы, пораженная зобом, почти вся омертвела и со всех сторон окру жена гноем, который проник вверх до уровня большого рожка подъязычной кости, вбок — до больших сосудов, а внизу затек до середины задней повер хности рукоятки грудины и позади левого грудино-ключичного сочленения.

Впереди и позади перешейка и значительной части правой доли щитовидной железы также имеются щелевидные продолжения гнойной полости. Омерт вевшую левую долю щитовидной железы, конечно, надо было удалить, но сделать это было весьма непросто, ибо найти и перевязать артерии железы в флегмонозной полости весьма трудно. Мне удалось довольно скоро пере вязать верхнюю щитовидную артерию, но нижнюю я найти не мог. Не оста валось ничего другого, как удалить зоб без предварительной перевязки этой артерии;

решиться на это было нетрудно, так как при омертвении зоба мож но было с большой вероятностью рассчитывать на то, что ветви нижней щитовидной артерии тромбированы. Так и оказалось: после удаления зоба, правда, появилось довольно сильное кровотечение, но не артериальное, и его легко удалось остановить марлевой тампонадой. После удаления тампона вся гнойная полость была рыхло выполнена марлей и на рану не наложено ни одного шва. После операции больной почувствовал полнейшее облегче ние, воспалительный процесс быстро затих, и рана заживала без всяких ос ложнений. Через 5 недель больной был выписан совершенно выздоровевшим с полоской грануляций на месте разреза.

Операция флегмоны при гнойном струмите может быть очень трудной и опасной.

Домна Д., 46 лет, поступила в Ташкентскую городскую больницу 19/Х 1918 г. Недели 3 тому назад она обратилась в амбулаторию больницы по поводу небольшого поверхностного гнойника на левой стороне шеи, у верхнего края большого зоба (величиной с два кулака), которым она страдает уже лет двадцать. Зоб уже давно достиг такой величины, но особенного беспокойства больной не причинял. Абсцесс был вскрыт в амбулатории, но через день нача лось очень сильное кровотечение из раны, и больную пришлось принять в больницу. Крово течение повторилось еще раз, но больная долго не соглашалась на операцию. Нагноение рас пространялось по зобу, кожа над ним стала отечной и воспаленной. 27/X произведена опера ция под хлороформным наркозом. Вскрыта обширная подкожная и подфасциальная полость по всей поверхности зоба и обнаружен глубокий затек под левой грудино-ключично-сосцевидной мышцей. Для дренажа этого затека сделан разрез у заднего края этой мышцы, причем поране на внутренняя яремная вена. Быстро расширен разрез, перерезана мышца, рана затампониро вана до перевязки вены, но кровотечение не остановилось, а только уменьшилось. Перевязка вены представляла огромные трудности, так как вена была сращена с очень толстой фиброз ной капсулой зоба и замурована в толстые слои воспаленной и отечной соединительной тка В таких случаях лучше воспользоваться внутривенным наркозом (пентотал, гексенал) (Ред.).

150 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ни. Вена перевязана в двух местах в нижней ее трети и резецирована. Выделен утолщенный вдвое отечный блуждающий нерв. По удалении сгустков крови из верхнего полюса зоба, где был прежде вскрыт абсцесс, снова появилось сильное кровотечение из глубины зоба, времен но остановленное тампонадой. Перевязка верхней щитовидной артерии на обычном месте была совершенно невозможна вследствие массы воспалительных сращений, поэтому пришлось от препаровать общую сонную артерию и начало наружной сонной и перевязать щитовидную артерию у самого начала ее. Место прохождения нижней щитовидной артерии было вполне доступно, но найти ее было нельзя, по-видимому, вследствие слабого ее развития или ано мального расположения. Распадающиеся мозговидные массы зоба удалены из очень толстой фиброзной капсулы, и через последнюю обколота кровоточившая нижняя щитовидная арте рия. Полость зобной капсулы и вся рана выполнены марлей, и раны частично зашиты. К концу операции, продолжавшейся около 2 часов, пульс очень ослабел;

от большой потери крови больная сильно побледнела. Внутривенно введен 1 л физиологического раствора, и пульс улучшился, поверхностное дыхание стало нормальным. Вечером больная умерла.

Причиной ранения яремной вены в описанном случае было смещение этой вены большим зобом и массивные воспалительные сращения вокруг нее.

Обратите внимание на серьезные воспалительные изменения в блуждающем нерве. Это — пример вредного влияния глубоких флегмон шеи на важные нервы, в ней проходящие. Иногда наблюдались изменения зрачков вслед ствие раздражения симпатического нерва. Воспалительный процесс иногда переходит и на большие сосуды шеи, в особенности вены, и приводит к тромбозу их. Примеры этого мы привели в главе о глубоких флегмонах лица, здесь же сообщим еще одну яркую историю болезни.

Больной Юнус Ю., 41 год, доставлен в очень тяжелом состоянии. Дней 12 тому назад у него появились без видимой причины боли в области нижнего конца правой грудино-ключич но-сосцевидной мышцы и повысилась температура;

ему стало больно глотать, дыхание затруд нилось. Вечером в день поступления температура 38, Г, утром 37,3°;

пульс 120. Отчетливо флюктуирующая опухоль расположена в области правой доли щитовидной железы и нижней трети грудино-ключично-сосцевидной мышцы. Кожа здесь красна и ощупывание очень болез ненно. Больной избегает всяких движений головой и держит ее слегка наклоненной вправо.

Левая доля щитовидной железы на ощупь вполне нормальна;

зоба у больного не было. 26/XI — операция под эфирным опьянением. Разрез вдоль переднего края грудино-ключично-сосце видной мышцы. Вытекло довольно много бурого зловонного гноя. Обследование пальцем пока зало, что полость расположена главным образом под нижним концом грудино-ключично-сосце видной мышцы. Она рыхло выполнена марлей. Вечером температура поднялась до 40°, а на следующий день — до 39,8°. При перевязке 29/XI в ране найдено обширное омертвение клетчатки, удалявшейся большими клочьями. Под конец удаления клочьев рана стала напол няться венозной кровью, но легкая тампонада марлей остановила кровотечение. На следую щий день больной был в полубессознательном состоянии, а вечером умер.

На вскрытии найден тромбофлебит v. jugularis internae на протяжении нижней трети ее и небольшое отверстие в ее стенке, обширное омертвение клечатки переднего и заднего средостения, надключичной ямки и даже клетчатки, расположенной под лопаткой;

множе ственные абсцессы в обоих легких.

В этом случае имел место не только тромбофлебит, но и перфорация вены. Реже происходят перфорации крупных артерий шеи. Monod собрал в литературе 19 таких случаев;

особенно часты они при скарлатинозных аде нофлегмонах. Кровотечения при перфорациях больших артерий бывают ог ромными, перевязка артерии в гнойной ране крайне трудна и даже невыпол нима;

большинство больных умирает. Мне пришлось пережить один такой случай. После удаления изъязвленной раковой опухоли на шее с перевязкой наружной сонной артерии инфицированная рана рыхло тампонирована и не зашита. Через неделю при перевязке из раны хлынула высоким фонтаном толстая струя крови. Мои помощники совсем растерялись, и мне пришлось ФЛЕГМОНЫ ШЕИ действовать одному. Пальцем левой руки я зажал отверстие в сонной арте рии и одной правой должен был обнажить общую сонную артерию в грану ляционной ране, в которой невозможно было различить никаких анатоми ческих слоев. Это удалось сделать не повредив вены и блуждающего нерва.

После наложения провизорной лигатуры на артерию можно было видеть, что культя наружной сонной артерии омертвела и образовалось большое отверстие в стенке общей сонной артерии, из которого, несмотря на прови зорную лигатуру, сильно текла кровь. Она остановилась только после пере вязки артерии выше и ниже отверстия. Больной выздоровел.

Приведенная выше история болезни Юнуса Ю. представляет также при мер гнилостной анаэробной флегмоны шеи. Анаэробные и газовые флегмо ны на шее не представляют редкости, и мы наблюдали их много раз. Даже аденофлегмоны бывают анаэробными, но чаще всего это — обширные перед ние флегмоны шеи. О флегмонах, занимающих большую часть передней об ласти шеи, мы уже говорили по поводу гнойного воспаления зоба. Но мы наблюдали 5 случаев очень тяжелых, всегда анаэробных передних флегмон шеи, имевших совсем иное происхождение. Нигде в литературе мне не при шлось найти упоминания о таких флегмонах, и я долго не мог понять их.

Общая для всех этих случаев и весьма своеобразная черта состоит в том, что центральным и исходным пунктом флегмоны всегда является область большого и малого рожков подъязычной кости, всегда в большей или мень шей степени обнаженной от надкостницы, а иногда и довольно глубоко изъе денной — по поверхности. Первый такой случай я счел за остеомиелит подъязычной кости, но очень сомневался в возможности первичного остеомиелита в такой маленькой косточке. Дальнейшие наблюдения выяс нили, что причиной этих флегмон всегда бывает гнойное воспаление боко вой бранхиогенной кисты шеи. Эти кисты помещаются именно в том месте, в котором мы всегда находили исходный пункт флегмоны, и бывают сраще ны с большим рожком подъязычной кости, а часто также с влагалищем сон ной артерии и яремной вены. Один из больных нам рассказал, что в этом месте у него много лет существовала опухоль величиной с куриное яйцо, временами исчезавшая, а у другого здесь же была «железка», часто воспа лявшаяся. При операциях ни в одном случае мы не находили следов кисты, но иначе и быть не могло, так как тонкостенная киста неизбежно разруша ется гнилостным воспалением.

Описывая впервые эту форму передних флегмон шеи, я должен привес ти истории болезни.

1. Федот К., 55 лет, пожарник, поступил 31/III 1936 г. Заболел 7 дней тому назад, после того как сильно прозяб во время ночного дежурства. Наутро почувствовал боль при глотании. До этого на шее ничего ненормального не замечал. С 29/Ш появилась опухоль шеи и затруднение глотания. Температура 39,7°;

пульс 140, самочувствие очень плохое. Вся перед няя область шеи занята огромной воспалительной опухолью, границы которой видны на рис. 42. Особенно резко выступает в виде шаровидного бугра нижняя часть опухоли, и здесь наиболее выражена эластичность, свойственная, впрочем, и всей опухоли. Флюктуации нигде нет. Кожа над нижней половиной опухоли заметно покраснела.

1 /IV произведена операция под эфирным наркозом. Срединным разрезом вскрыта по лость, содержавшая гной с очень обильными пузырьками газа. Размеры полости оказались гораздо меньше, чем границы наружной опухоли. Гнойная полость была хорошо отграничена со всех сторон и под грудино-ключично-сосцевидные мышцы не простиралась. На дне ее про щупывалось обнаженное от надкостницы и глубоко изъеденное по нижнему краю тело подъя зычной кости. Передние мышцы шеи были отделены гноем от подъязычной кости. Membrana 152 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ hyothyreoidea была явно размягчена, но не перфорирована. От нее гной распространялся вниз под mm. sternohyoideus и sternothyreoideus. Вдоль левого большого рожка подъязычной кости гной распространялся в виде слепого мешка по направлению к fossa carotica, но здесь и кончался. Палец проникал также недалеко под верхний край щитовидной железы. Централь ным местом и несомненным исходным пунктом флегмоны была подъязычная кость и membrana hyothyreoidea. Гнойная полость промыта перекисью водорода и рыхло выполнена йодоформ ной марлей.

После операции температура ступенеобразно снижалась и с 6/IV стала нормальной.

Рана быстро очистилась и хорошо заживала. К 16/IV больной выздоровел.

2. Пелагея А., 33 лет, поступила 7/П 1936 г. Больна 6 дней. Вначале были стреляющие боли в левом ухе, а затем появилась и постепенно увеличивалась опухоль на шее с левой стороны. Все время была высокая температура, и теперь еще температура 39,3°, пульс 120.

В моче 0,396%о белка, до 12 лейкоцитов в поле зрения и единичные эритроциты. Вся перед няя область шеи занята воспалительной опухолью, делящейся на поперечно расположенные отечные валики. Кожа такого ярко-красного цвета и краснота так резко обрывается по краям.

что при первом осмотре вечером 7/П была предположена рожа, тем более, что опухоль шеи невелика и ее можно было принять за воспалитель ную инфильтрацию и за отек кожи и подкожной клет чатки. Ночью у больной гной прорвался в рот, и ут ром 8/II найдена воспалительная инфильтрация сли зистой оболочки в передней части левой половины дна рта. Гной прорвался и на шее, где через малень кое отверстие вытекает буроватая вонючая жидкость.

8/Н операция под эфирным наркозом. Попереч ным разрезом расширено прободное отверстие, причем вытекло около столовой ложки ихорозной жидкости с пузырьками газа. Исследование пальцем показало, что хотя гнойная полость и распространяется по передним мышцам шеи, но внизу она хорошо отграничена, и опасности перехода гноя в переднее средостение, по видимому, нет. Подъязычная кость в левой половине ее тела, малый рожок и медиальная половина большо го рожка совершенно обнажены от надкостницы и скелетированы. Membrana hyothyreoidea отделена гно ем от подъязычной кости на протяжении 1 см, и при небольшом насилии можно проникнуть под нее паль цем в spatium hyothyreoepiglotticum. Отсюда палец свободно проник в подчелюстную область и остано вился под краем челюсти, по-видимому, на m. mylo Рис. 42. Больной Федот К.

hyoideus. Сделан второй разрез по краю челюсти, про Передняя флегмона шеи, никающий через эту мышцу в дно рта. Здесь гноя не вызванная анаэробной ин было, но весьма вероятно, что он распространялся фекцией (схема).

вверх и вскрылся на дне рта именно по тому пути, по которому шел палец, введенный снизу, т. е. через spatium hyothyreoepiglotticum в подчелюс тную область и затем через m. mylohyoideus. Обе раны выполнены марлей, смоченной пере кисью водорода.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.