WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 19 |

«УДК 617-089 ББК 54.5 В65 Войно-Ясенецкий В. Ф. (Архиепископ Лука) Очерки гнойной хирургии. — М. — СПб.: ЗАО «Издательство БИНОМ», «Невский Диалект», 2000 - 704 с, ил. ...»

-- [ Страница 16 ] --

Буцелло убежден, что трепанация кости не вызывает обострения инфекци онного процесса. Он много раз делал посевы крови до и после операции и не находил умножения числа колоний после трепанации.

Но все умножаются голоса противников операции при септическом со стоянии больных, и я сам призадумался над несоответствием между моим взглядом на острый остеомиелит как на местную локализацию при общей септической инфекции, и стремлением к ранней трепанации кости.

Ведь известно, что даже ампутация редко спасает больных при ярко выраженном сепсисе, а при радикальной резекции тяжело пораженной кости выздоравливает лишь половина больных.

Ранний разрез создает сообщение между кишащим вирулентными мик робами и токсинами очагом и частями организма, в которых защита против них еще не организована, и скальпель открывает широкие пути для всасыва ния. Опыт хирургов относительно ранних разрезов при карбункуле пока зал, что это может причинить большие бедствия. Можно, конечно, без опа сения вскрыть поверхностно расположенный абсцесс при остеомиелите tibiae, но следует очень призадуматься над разрезом толстых слоев мышц 564 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ при остеомиелите бедра;

опыт Левёфа (Leveuf) показал, что здесь гораздо безопаснее поздний разрез.

В настоящее время, когда медицина располагает эффективными сред ствами антибактериальной терапии, необходимо тем более осторожно подхо дить к вопросу об обширных трепанациях кости в случаях острейшего остеомиелита. Введение больным пенициллина часто позволяет получить от личные результаты и избавляет от необходимости производить широкое вскрытие костномозговой полости, что в недалеком прошлом расценивалось как единственная возможность помочь этим тяжким и почти обреченным боль ным.

Можно было бы на этом закончить речь об остеомиелите, но я не могу обойти молчанием появившейся в 1940 г. весьма важной книги С. М. Дери жанова «Патологическая анатомия и патогенез остеомиелита». Эта книга чрезвычайно богата новыми и очень важными для хирургии фактами, и ее следует прочесть каждому хирургу. Дерижанову удалось совершенно новой экспериментальной методикой получить у кроликов все формы острого и хронического остеомиелита, и рентгенограммы, иллюстрирующие патологи ческие процессы в костях кроликов, поражают своим сходством с тем, что мы привыкли видеть у человека. В основе экспериментов Дерижанова ле жит известный феномен Артюса, и плодотворная, весьма важная мысль Де рижанова состоит в том, что остеомиелит развивается на почве сенсибили зации организма и заболевающего органа и протекает по типу гиперергичес кого воспаления. Сенсибилизируя кроликов повторными инъекциями лоша диной сыворотки и вводя разрешающую дозу в костномозговой канал, Де рижанов получал яркую картину аллергического асептического остеомие лита, а при прибавлении к разрешающей дозе небольшого количества стафи лококков — типичный острый остеомиелит. Я не могу, конечно, передать здесь, хотя бы в сжатом виде, очень большого содержания книги Дерижано ва и остановлюсь только на том, что мне представляется наиболее важным для практической хирургии.

1. Дерижанов с полной убедительностью доказал ложность общеприня того и давно укоренившегося учения Лексера о происхождении остеомиели та путем инфекционной эмболии концевых артерий метафизов.

2. Остеомиелит развивается в форме очень распространенного инфек ционного процесса, одновременно начинающегося в костном мозгу, кости, надкостнице и в окружающих кость мягких частях. По обширности распро странения остеомиелит можно сравнить с лобарной пневмонией: он сразу захватывает оба метафиза и диафиз.

3. Первичные изменения в кости имеют характер некротических и не кробиотических процессов и должны быть понимаемы как проявление ги перергической реакции тканей на чужеродные белки (микробы и их токси ны), которые организм воспринимает как гипертоксические вещества.

4. Нарушение питания костной ткани происходит не вследствие эмбо лии, которых Дерижанов никогда не находил ни у экспериментальных жи вотных, ни при исследовании пораженных остеомиелитом костей человека, но вследствие утолщения стенок кровеносных сосудов и уменьшения их ОСТЕОМИЕЛИТ просветов, а также вследствие пролиферативных процессов в гаверсовых канальцах и надкостнице.

5. В надкостнице очень рано появляются такие же очаги некроза, как и в кости, и скопление гноя между надкостницей и костью есть следствие воспаления надкостницы, а не причина отслойки ее. При хроническом остеомиелите нередко происходит гиалиновое перерождение надкостницы, что также отражается на питании и регенерации кости.

6. Множественный остеомиелит происходит вследствие того, что из пер вичного остеомиелитического очага некротизированная и распадающаяся ко стная ткань всасывается и попадает в общий ток крови. Попавшие в ток крови белки костного мозга и кости обладают способностью, как и все другие белки, в малых дозах стимулировать рост одноименной ткани, в больших же дозах вызывают в ней дегенеративные процессы, доходящие до некроза, а в некротическом очаге локализуется циркулирующая в крови инфекция.

7. При многолетнем течении хронического остеомиелита Дерижанов наблюдал обширные регенеративные процессы, полное восстановление жи ровой ткани и лишь незначительные остатки воспаления в виде небольших очагов мелкоклеточной инфильтрации. Но этих небольших остатков было достаточно для амилоидного перерождения внутренних органов, от ко торого больные погибали.

Ясны практические выводы, которые должны быть сделаны из этих важных фактов.

От редактора 3-го изд. Во 2-м издании книги «Очерки гнойной хирур гии», вышедшей в 1946 году, проф. В. Ф. Войно-Ясенецкий рекомендовал у подростков и взрослых трепанацию кости при остром остеомиелите и толь ко у детей допускал рассечение мягких тканей и надкостницы, что было предложено Т. П. Краснобаевым еще в 1925 году. В настоящем издании этой книги, не подвергавшейся существенной переработке, остались те же уста новки В. Ф. Войно-Ясенецкого. Однако в вопросе о лечении острого остео миелита за последние годы достигнуты столь большие успехи, что взгляды, высказанные В. Ф. Войно-Ясенецким в 1946 году и отвечавшие уровню на уки того времени, уже не вполне созвучны нашим современным представле ниям о лечении острого гематогенного остеомиелита и нуждаются в суще ственных поправках.

Применение пенициллина сделало подлинный переворот в лечении ост рых остеомиелитов. Об этом красноречиво свидетельствуют цифры леталь ности. В 1925 году Т. П. Краснобаев, обладавший огромным хирургическим опытом, имел летальность в 22,4% при остром гематогенном остеомиелите.

В последующие годы все усилия улучшить результаты лечения острого ге матогенного остеомиелита не давали удовлетворительных результатов и ле тальность при этом тяжелом заболевании еще оставалась высокой (9-10%).

После широкого внедрения в лечебную практику пенициллина летальность снизилась до 3 и даже 1,3 процентов (Т. П. Краснобаев, С. Д. Терновский, 1951). Важно подчеркнуть, что раннее применение пенициллина дает наи лучшие результаты. В таких случаях у больных снижается температура, уменьшается интоксикация и нередко исчезают местные проявления заболе вания. При позднем применении пенициллина остаются морфологические 564 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ изменения в костном веществе, но может наблюдаться задержка прогресси рования процесса.

Применение пенициллина не всегда устраняет необходимость оператив ного лечения. Сформировавшиеся гнойники или глубокие флегмоны, возник шие на почве острого гематогенного остеомиелита, должны быть вскрыты.

В более ранней фазе заболевания показано рассечение мягких тканей и над костницы. Трепанация кости, как это рекомендует В. Ф. Войно-Ясенецкий, считается излишней, так как при своевременно проведенной пенициллино терапии прогрессирование патологического процесса прекращается. Как по казывает опыт, целиком удалить патологический очаг в кости нельзя. Не редко бывает, что трепанация, особенно у детей, не является надежным сред ством ограничения воспалительного процесса и ведет даже к увеличению зоны некроза костного вещества.

При наличии сочувственного воспаления сустава показаны пункция, удаление выпота и введение пенициллина в суставную полость.

Помимо пенициллинотерапии и щадящего оперативного лечения (вскры тие поднадкостничных гнойников, а в более запущенных случаях — абсцес сов мягких тканей) должны применяться иммобилизация пораженной ко нечности и проводиться общее лечение (надлежащее питание больного, вве дение глюкозы и витаминов, переливание крови), Из всех видов антибиотиков при лечении острого гематогенного остео миелита следует поставить на первое место пенициллин, так как остеомие лит чаще всего вызывается стафилококком. Однако не исключается целесо образность использования других антибиотиков и их сочетаний.

Успехи пенициллинотерапии в лечении острого гематогенного остео миелита бесспорны и доказаны рядом исследований (Т. П. Краснобаев, С. Р. Слуцкая, Г. В. Чистович-Цимбалина, М. И. Золотавина, С. Д. Тернов ский, Н. И. Гарбер и др.).

С. Д. Терновский из 237 детей с острым гематогенным остеомиелитом у 70 (33%) не прибегал ни к какому оперативному лечению, ограничившись только пенициллинотерапией, у 131 больного, помимо пенициллинотерапии, были сделаны разрезы и у 36 — пункции.

В результате из 237 больных детей выписаны: без наличия свищей — 168, со свищами — 66, умерло — 3.

Пенициллин вводят внутримышечно. Средняя доза детям в период наи более острого течения заболевания 100-300 тысяч единиц 2 раза в день.

После снижения температуры доза пенициллина уменьшается вдвое и инъ екции проводятся еще 10-15 дней. В среднем больной получает пенициллин около трех недель.

Кроме внутримышечного применения пенициллин можно вводить внут рикостно в место предполагаемого поражения (Н. Н. Еланский), что в ряде случаев дает отличные результаты.

У больных зрелого и юношеского возраста пенициллинотерапия тоже дает хорошие результаты, но, по-видимому, не столь блестящие, как у детей.

Наши наблюдения над острым гематогенным остеомиелитом у взрослых (46 случаев) показали, что только при самом раннем применении пеницилли на удается избавить больных от оперативного вмешательства. При появле нии поднадкостничных гнойников и глубоких флегмон необходимо своевре менное хирургическое пособие, дополненное пенициллинотерапией.

ОСТЕОМИЕЛИТ 5* При наличии флегмоны костного мозга требуется трепанация костно мозговой полости, как это рекомендует проф. В. Ф. Войно-Ясенецкий. Увле чение консервативным лечением здесь опасно и может закончиться гибелью больного от общей инфекции.

Необходимо подчеркнуть, что немедленное назначение больному внут римышечных инъекций пенициллина имеет у таких больных важнейшее зна чение и должно проводиться с такой же тщательностью, как и оперативное лечение. Применяя только оперативное лечение без использования пеницил лина, нельзя получить удовлетворительных результатов лечения и снизить процент летальности.

Итак, при остром остеомиелите в детском возрасте пенициллинотерапия у одной трети больных дает полный успех (С. Д. Терновский), а других случаях требуется добавление простейших оперативных вмешательств (вскрытие гнойников;

рассечение мягких тканей и надкостницы). Трепана цию кости не применяют.

У взрослых с помощью пенициллинотерапии удается излечивать небур но текущие остеомиелиты костей при рано начатом лечении. Вскрытие меж мышечных флегмон и поднадкостничных гнойников, разумеется, обязатель но. На эту сторону дела справедливо обращает внимание В. Ф. Войно-Ясе нецкий.

В ранних стадиях заболевания до появления рентгенологических при знаков остеомиелита (первые 9-10 дней болезни) применение пенициллина способствует стиханию острых воспалительных явлений и является лучшим средством предупреждения септических осложнений. В таких случаях надо всячески избегать трепанации эпифиза и метафиза, так как трудно опреде лить границы распространения патологического процесса в костном веще стве.

У очень тяжелых больных с подозрением на флегмону костного мозга следует вскрывать замкнутую костномозговую полость, содержащую гной.

Широкие трепанации, выскабливание костного мозга и другие приемы ради кальной «обработки» костномозговой полости бесполезны, а иногда ведут к ухудшению состояния больных.

Иммобилизация конечности, усиленное питание больных, переливание крови и все средства стимуляции защитных реакций организма необходимы и должны проводиться с особенной тщательностью у тяжелых септических больных. Эту сторону дела подробно излагает В. Ф. Войно-Ясенецкий.

При обострении хронического остеомиелита пенициллинотерапия1 по лезна как одно из средств подготовки больного к операции, но она не избав ляет от показанного оперативного лечения2.

' Дозировка пенициллина должна быть увеличена в 10-20 раз (Ред. IV).

Острый гематогенный остеомиелит в патогенетическом отношении может быть первичным забо леванием, осложнением сепсиса или его причиной. Однако во всех случаях это — тяжелое и опасное во всех случаях гнойно-септическое заболевание, требующее своевременной диагностики, оперативного вмешательства и проведения самой активной комплексной антибактериальной терапии. Выбор програм мы лечения и метода операции должен быть индивидуальным и проводиться в условиях специализиро ванного хирургического стационара (Ред. Н. В.).

ГЛАВА XXXVI ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ 1. Александра Ф., 23 лет, 23/X 1936 г. наступила босой ногой на осколок стекла и поранила подошвенную сторону первой фаланги большого пальца. На следующий день озноб, высокая температура и боли во всей стопе. В амбулатории лечили спиртовыми компрессами.

Пять ночей больная не спала от болей. 29/X с температурой 39,1" и пульсом 112 поступила в гнойное хирургическое отделение Ташкентского института неотложной помощи. На тыле сто пы, над головками всех плюсневых костей флюктуирующая припухлость и яркая краснота, распространяющаяся до середины тыла стопы. Подошва имеет почти нормальный вид, но при сравнении со здоровой ногой можно все-таки определить в ней припухлость. Давление на подошву вызывает сильную боль. Позади медиальной лодыжки ясно выраженный отек. Го лень на вид и на ощупь нормальна.

Поставлен такой анатомический диагноз: стеклом было повреждено сухожильное влага лище большого пальца;

начавшийся в тот же день гнойный тендовагинит скоро привел к прорыву проксимального конца этого короткого влагалища. Гной излился в самую глубину подошвы, под сухожилия сгибающих пальцы мышц, т. е. на межкостные мышцы;

отсюда он проник вдоль ramus dorsalis profundus a. dorsalis pedis на тыл стопы и образовал здесь под кожную флегмону. Так и оказалось при операции, произведенной 30/Х под эфирным нарко зом. Был сделан большой разрез на подошве, вдоль медиального края подошвенного апоневро за;

глубокая флегмона подошвы найдена именно там, где предполагалось. Из глубины подо швы гной просочился на тыл стопы, и палец свободно проникал через первый межплюсневой промежуток. На тыле стопы была обширная флегмона с гнойным расплавлением и даже отча сти некрозом подкожной клетчатки, фасций и сухожилий. Здесь сделано два длинных разре за — медиальный и латеральный. Хотя разрез на подошве был большой, все же при глубоком поглаживании позади медиальной лодыжки замечено выделение капли гноя в глубине подо швы. Поэтому разрез продолжен далеко вверх, через canalis calcaneus, и в нем распрепарова ны сухожилия, нерв и сосуды;

явного распространения сюда флегмоны еще не было. Все раны рыхло выполнены марлей.

После операции больная чувствовала облегчение, но температура оставалась столь же высокой. 3/XI больная снова усыплена эфиром, и предпринято оперативное исследование ран. Найдено распространение гноя под кожей тыла стопы от верхнего конца латерального разреза;

значительным продолжением этого разреза вверх затек вскрыт. На подошве, несмотря на радикальность первой операции, замечено, что в ране появляется густой гной при давле нии на нижнюю треть голени. Исследование раны в области canalis calcanei показало, что имеется затек гноя позади голеностопного сустава, между ним и сухожилиями сгибателей пальцев. Вскрыты на всем протяжении сухожильные влагалища всех трех сгибателей;

сухо жилия оттянуты тупым крючком кнутри. Под ними найден затек гноя по направлению к на ружной стороне голени;

пришлось сделать контрразрез через малоберцовые мышцы для про ведения дренажной трубки. Разрез, сделанный при первой операции через canalis calcaneus, продолжен далеко вверх, выше середины голени. Рассечена на всем протяжении fascia cruris superficialis, m. soleus и fascia cruris profunda. В раскрытом таким образом глубоком фасциаль ном ложе голени распрепарированы мышцы (m. tibialis posterior, m. flexor digitorum longus и т. flexor hallucis) и найдено, что флегмона распространилась между ними. Выделен сосудис то-нервный пучок, окруженный воспаленной клетчаткой;

при препаровке последней не уда лось избежать повреждения a. tibialis posterioris. В заключение этой большой операции подо швенный разрез соединен с медиальным разрезом на тыле стопы путем рассечения первого межпальцевого промежутка и межкостной мышцы. Огромная рана рыхло выполнена марлей.

Нога фиксирована задней гипсовой шиной от середины бедра до пальцев.

Эта операция дала больной очень большое облегчение, и температура стала понижаться.

Первая перевязка сделана через неделю, а последующие с промежутками в 5-10 дней. Они были настолько болезненны, что их надо было делать под эфирным опьянением. Почти все перевязки сопровождались ознобом и резким повышением температуры (до 39,9°). Они дела лись с гипертоническим раствором, а с 26/XI начаты горячие ванны с 1% раствором лизола.

Раны очистились и стали заживать, но долгое время оставались вялыми. Полное заживление наступило ко времени выписки (20/И 1937 г.), но наступать на ногу больная не могла, так ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ как образовалась тугоподвижность голеностопного сустава в положении подошвенного сгиба ния стопы. Этого тяжелого осложнения не удалось предотвратить, несмотря на фиксацию стопы гипсовой шиной в продолжение всего лечения.

Необходимо отметить еще одно осложнение, происшедшее через 1Уг месяца после вто рой операции;

у больной повысилась температура и вскоре вскрылся абсцесс над головкой I плюсневой кости снизу. Рентгенограмма показала, что это зависит от остеомиелита первой фаланги большого пальца с образованием небольшого секвестра. В фалангах всех пальцев и в головках всех плюсневых костей — очень резко выраженный остеопороз. Посев гноя дал рост золотистого стафилококка.

2. Анна Б., 46 лет, 3 недели тому назад наколола левую подошву стеклом. На следую щий день начались боли, и температура поднялась до 38,2°. В гнойное хирургическое отделе ние Ташкентского института неотложной помощи поступила 31/X 1936 г. в тяжелом состоя нии. Температура утром нормальная, вечером 39,5°, пульс 72, малый и мягкий, глухие тоны сердца. Вся стопа опухла и отечна. На подошве большой гнойный пузырь под эпидермисом. На тыле стопы, впереди латеральной лодыжки, влажный некроз кожи (величиной с пятикопееч ную монету), из-под которого сочится гной, такой же некроз на медиальной стороне, в ниж ней трети голени. Голень слегка увеличена в объеме и болезненна при ощупывании. Кожа ее имеет нормальный вид.

Диагноз глубокой флегмоны стопы с весьма вероятным распространением ее на голень был ясен, но мы никак не могли понять происхождения влажных некрозов на тыле стопы и на голени. Это выяснилось при операции, произведенной 1 /XI под эфирным наркозом. Удале ны омертвевшие участки кожи на стопе и голени. Под гнойным пузырем на подошве найдено отверстие, по расширении которого палец введен без труда в глубину подошвы, под сухожи лия сгибателей, где оказалась глубокая флегмона с жидким гноем. Разрез продолжен через canalis calcaneus и дальше на голень, при этом найдено омертвение lig. laciniati и глубокой фасции голени, а также подкожная флегмона на медиальной стороне голени. На большом про тяжении вскрыта fascia cruris profunda, и под ней найдено распространение гноя вдоль трех глубоких мышц голени, вдоль задних большеберцовых сосудов и нерва. При послойной пре паровке всех этих частей разрез пришлось продолжить все выше и выше до границы верхней трети голени, ибо до этой высоты доходила глубокая флегмона. На подошве флегмона распро странилась по нижней поверхности пяточной кости, отслоив от нее не только прикрепления мышц, но, по-видимому, и lig. plantare longum. По нижней поверхности calcanei палец прони кает на латеральную сторону его и выходит в ту язву впереди латеральной лодыжки, проис хождение которой было столь непонятно. В конце операции получился непрерывный огром ный разрез, начинавшийся на подошве между головками I и II плюсневых костей и кончав шийся на границе верхней трети голени. По нижней стороне пяточной кости проведена дре нажная трубка, а вся огромная рана рыхло выполнена марлей. Нога фиксирована задней гипсо вой шиной.

После операции наступило большое облегчение, температура понизилась. 7/XI начаты горячие лизоловые ванны. Температура снова стала повышаться, и 12/XI обнаружен неболь шой гнойник на тыле стопы, над головками IV и V плюсневых костей, и вскрывшийся само стоятельно абсцесс на наружном крае стопы, из которого виднелись кусочки омертвевшей клетчатки. Через 2 дня появилась флюктуация на тыле стопы, а 14/XI сделана вторая опера ция. Под эфирным опьянением вскрыты абсцессы тыла стопы, найден остеомиелит V плюсне вой кости с гнойным воспалением суставов основания и головки ее. Вся кость удалена. Заме чена подвижность и костная крепитация в суставах Лисфранка и Шопара. Вечером был озноб.

На следующий день ампутировано бедро по одномоментному круговому способу, и культя оставлена совершенно открытой. При исследовании ампутированной ноги найдено гнойное воспаление суставов между костями предплюсны.

_В два следующих за ампутацией дня повторялись сильные ознобы, но с 22/XI темпера тура стала нормальной, и быстро пошло ничем более не осложненное выздоровление, а 9/ХИ больная выписана в хорошем состоянии на амбулаторное лечение с небольшой грануляцион ной поверхностью на культе.

3. Мих. К., 66 лет. 22/VII 1935 г. наколол правую подошву гвоздем. На второй же день после этого появились сильные боли в голени и повысилась температура.

Вскоре появилась краснота у медиальной лодыжки и красные полосы лимфангиита по всей голени;

высокая лихорадка. При поступлении в Ташкентский институт неотложной по мощи 6/VIII был найден ретикулярный лимфангиит в области лодыжки и медиального края стопы и полосы ретикулярного лимфангиита на медиальной стороне голени. Назначена иммо билизация гипсовой шиной и спиртовые компрессы. Температура неправильно колебалась.

570 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ доходя по вечерам до 39°, но пульс был 88-92, а общее состояние больного удовлетворитель но. 12/VIII замечена флюктуация позади медиальной лодыжки и истечение гноя из колотой ранки подошвы. Немедленно операция под эфирным опьянением. Сделан разрез позади меди альной лодыжки, продолженный с небольшим перерывом на подошву вдоль canalis calcaneus;

в этом канале под lig. laciniatum найден гной. В самой глубине подошвы найдена обширная флегмона, доходившая до головки I плюсневой кости. При давлении на голень вытекал в большом количестве гной в canalis calcaneus. Исследование показало, что флегмона распрост ранилась далеко вверх, до границы верхней трети голени, вдоль глубоких сгибающих мышц, под fascia cruris profunda. Здесь сделано два больших разреза, как для перевязки a. tibialis posterioris. В глубину подошвы голени введены дренажные трубки и марлевые выпускники.

Нога иммобилизована задней гипсовой шиной.

Послеоперационное течение тяжелое: омертвение тканей и сухожилий в ранах, доволь но высокая температура, профузное нагноение. 30/VIII замечен и вскрыт метастатический абсцесс над большим вертелом. Прогрессирующее омертвение сухожилий всех сгибателей стопы и пальцев, апоневрозов и фасций. 3/IX ампутация голени в верхней трети. Культя, конечно, оставлена открытой. Через полчаса после операции повязка и постель сильно про мокли кровью. Оказалось, что лигатура прорезала атероматозную стенку a. tibialis posterioris.

Ампутация не остановила септического процесса. Продолжалась высокая гектическая лихо радка, начались потрясающие ознобы и 18/IX больной умер.

Вскрытие. Септическая селезенка, гнойники в почках, плевральные спайки, артерио склероз;

септикопиемия.

4. Татьяна О., 37 лет, 1 /XI 1936 г. наступила на гвоздь, вонзившийся в подошву вблизи головки I плюсневой кости. Скоро начались сильные боли в стопе и во всей ноге и повыси лась температура. По ночам был бред. При поступлении 10/XI в Ташкентский институт неотложной помощи найдена заметная припухлость в дистальной половине подошвы, красно та и припухлость на тыле стопы, над головками плюсневых костей. Позади медиальной ло дыжки и несколько выше, на голени, небольшой отек. Давление на подошву очень болезнен но. Распознана глубокая флегмона подошвы, немедленно произведена операция под эфирным наркозом. Сделан длинный разрез по всей подошве вдоль медиального края подошвенного апоневроза. В глубине подошвы, между сухожилиями сгибателя пальцев и межкостными мышцами, а также более поверхностно, под апоневрозом, найдено пропитывание мышц и клет чатки очень густым гноем. Разрез продолжен вперед и рассечен первый межпальцевый проме жуток. На тыле стопы гноя не было. Затем разрез продолжен вверх, позади медиальной ло дыжки, перерезаны m. abductor hallucis lig. laciniatum и распрепарованы сухожилия сгибаю щих мышц и сосудисто-нервный пучок. В самом canalis calcaneus гноя еще не было, но в проксимальной части подошвы, у входа в канал, уже видно было гнойное пропитывание клет чатки, окружавшей сосудисто-нервный пучок. Большая рана рыхло выполнена марлей, нога фиксирована гипсовой шиной.

После операции состояние больной все время было неплохим, и температура выше 37,9° не поднималась. Первая перевязка 16/XI. Удалены выпускники, и рана найдена в хорошем состоянии. Однако через 2 дня был озноб, а 27/XI на тыле стопы появилось два маленьких полушаровидных гнойничка. При ежедневно горячих ваннах гнойники не вскрывались, и 2/XII их пришлось вскрыть и экзартикулировать II палец, вблизи которого они помещались.

Найдено гнойное воспаление всех его суставов и остеомиелит первой фаланги, омертвение сухожилий. После этого выздоровление ничем не осложнялось и ко времени выписки 4/1 1937 г. на подошве образовался втянутый рубец шириной около 1,5 см.

Эти истории болезни, сами по себе весьма много говорящие, станут еще более поучительными в свете анатомического исследования и разъяснения.

Три основных черты бросаются в глаза в приведенных историях болез ни: крайняя тяжесть и опасность для жизни глубоких флегмон стопы, их распространение на голень, и частота осложнения остеомиелитом пальце вых фаланг и плюсневых костей и гнойным воспалением суставов паль цев и стопы.

Как увидим ниже, существует большое сходство, отчасти даже полная аналогия, между флегмонами стопы и кисти. Это объясняется сходством их анатомического строения. Подошвенный апоневроз построен совершенно ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ аналогично ладонному;

в передней его части имеются три таких же круглых (комиссуральных) отверстия, ограниченных поперечными и направляющими ся к пальцам продольными пучками;

через эти отверстия подкожная клетчат ка подошвы и пальцев сообщается с глубокими срединными пространствами стопы. Средняя, очень прочная и толстая часть апоневроза еще более, чем на ладони, дифференцирована от меди альной и латеральной его частей, по крывающих мышцы большого пальца и мизинца;

медиальная часть апонев роза развита слабо. От краев средней части апоневроза в глубину подошвы отходят две фиброзные перегородки, разделяющие всю подапоневротичес кую часть подошвы на три ложа: сре динное, медиальное и латеральное, аналогичные трем фасциальным ложам ладони. Перегородки эти направляют ся к скелету стопы и прикрепляются:

внутренняя — к пяточной, ладьевид ной, I клиновидной и I плюсневой ко стям, а наружная — к влагалищу су хожилия m. peronaei longi и к V плюс невой кости. Срединное фасциальное ложе подошвы, ограниченное с боков этими перегородками, в глубине — межкостными мышцами и покрываю щей их глубокой фасцией, а с поверх ности — подошвенным апоневрозом, является местом преимущественного Рис. 132. Срединное фасциальное развития глубоких флегмон стопы.

ложе подошвы (по Тестю-Жакоб).

Это срединное ложе, опорожненное 1 — сухожилие m. flexoris digitorum longi;

2 — от содержимого, изображено на сухожилие т. flexoris hallucis и его анастомоз к рис. 132. В глубине его, непосред сухожилию гл. flexoris digitorum longi;

3 — caput obliquum m. adductoris hallucis;

4 — по ственно на плюсневых костях и в дошвенный апоневроз;

5 —• m. flexor digitorum промежутках между ними, располо brevis;

6 — a., vv. и п. plantares laterales;

7 — жены межкостные мышцы с проходя фасциальный листок, отделяющий m. flexor brevis от сухожилий m. flexor longi;

8 — сухо щими по ним дугами глубоких ветвей жилие m. peronaei longi;

9 — латеральная апо наружной подошвенной артерии и од невротическая перегородка;

10 — межкостные ноименного нерва и сопровождающи- мышцы.

ми артерию венами. Все они покры ты глубокой подошвенной фасцией, обычно довольно тонкой. Немного повер хностнее межкостных мышц расположен m. abductor hallucis, состоящий из двух головок — косой и поперечной. Между этой мышцей и межкостными имеется щелевидный промежуток в виде глубокого кармана, в который ухо дит глубокая ветвь наружной подошвенной артерии, и в самом глубоком участке его, между основаниями I и II плюсневых костей, она анастомозиру ет с a. dorsalis pedis. Вдоль этого артериального анастомоза имеется, сле довательно, сообщение между срединным фасциальным пространством тыла стопы. Дно срединного ложа пересекает в косо-поперечном направле 572 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ нии непосредственно позади косой головки m. abductoris hallucis сухожилие длинной малоберцовой мышцы, которое, однако, расположено здесь не повер хностно, а между двумя слоями lig. plantaris longi, образующей здесь род ка нала для этого сухожилия. В пределах канала сухожилие, кроме того, одето синовиальным влагалищем. Вследствие такой двойной изоляции сухожилие m. peronaei longi, очевидно, не может служить проводником для гноя, имею щего несравненно более удобные пути для выхода из срединного фасциально го ложа. Позади сухожилия m. peronaei longi дно срединного ложа составляет lig. plantare longum.

Средний слой содержимого срединного пространства подошвы представ лен сухожилиями m. flexoris hallucis и т. flexoris digitorum communis longi с отходящими от четырех ветвей последнего червеобразными мышцами и квад ратной мышцей подошвы, начинающейся от пяточной кости и оканчиваю щейся на сухожилии общего сгибателя пальцев или его ветвях. Четыре чер веобразные мышцы расположены так же, как на ладони, и совершенно так же, как последние, могут служить проводниками гноя в межпальцевые промежутки и на тыльную сторону пальцев. Большой палец не имеет ни межкостной, ни червеобразной мышцы, но возможно, что роль проводника гноя на этот палец играет m. adductor hallucis. Сообщение между срединным ложем подошвы и подкожной клетчаткой пальцев устанавливается еще меж костными подошвенными артериями, выходящими из глубины, как и на ла дони, через комиссуральные отверстия подошвенного апоневроза.

Сухожилия m. flexoris hallucis и т. flexoris digitorum communis longi выходят в глубину подошвы из canalis calcaneus через переднее из двух отверстий, которыми оканчивается здесь этот канал. Сухожилие m. flexoris hallucis, отдав здесь крупный анастомоз к сухожилию длинного сгибателя пальцев, тотчас прободает медиальную апоневротическую перегородку и уходит из срединного фасциального ложа в медиальное. Здесь, следователь но, имеется сообщение между этими двумя ложами. Не изолировано вполне от срединного ложа и латеральное, сообщение с которым устанавливается четвертой ветвью сухожилия длинного сгибателя пальцев, которое пробода ет латеральную апоневротическую перегородку и уходит в латеральное фас циальное ложе. Вероятно, по этому пути распространилась флегмона у на шей больной Б., у которой флегмона срединного ложа осложнилась остеомиелитом V плюсневой кости.

По поверхности квадратной мышцы подошвы проходит a. plantaris lateralis с сопровождающими ее венами, и одноименный нерв. Они выходят на подошву через заднее отверстие canalis calcanei, пересекают в косвенном направлении квадратную мышцу, и, дойдя до наружной апоневротической перегородки, прободают ее и дальше идут в ее толще до уровня оснований плюсневых костей. Здесь глубокие ветви этих сосудов и нерва снова пробо дают перегородку и входят в срединное ложе, образуя глубокие дуги на межкостных мышцах. На своем пути по квадратной мышце подошвы этот сосудисто-нервный пучок окружен рыхлой клетчаткой, которая непосредственно сообщается с клетчаткой canalis calcanei. Это важ нейший факт с точки зрения патологии флегмон стопы, так как именно вдоль a. plantaris lateralis и одноименного нерва флегмоны срединного фасциально го ложа распространяются в canalis calcaneus и дальше, в глубокое фасци альное ложе голени.

ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ Теоретически можно было бы предполагать, что переднее отверстие canalis calcanei, через которое выходят сухожилия m. flexoris hallucis longi и т. flexoris digitorurn communis longi, представляет менее удобный путь для распространения гноя, так как оба эти сухожилия здесь одеты синовиальны ми влагалищами, выполняющими их фиброзные каналы. В истории болезни Анны Б. мы видим, что не только эти синовиальные влагалища, но даже lig.

laciniatum подверглись омертвению. Кроме того, вместе с сухожилиями сги бателей через переднее отверстие canalis calcanei выходит a. plantaris me dialis с сопровождающими ее венами и одноименный нерв. Очевидно, по клетчатке, окружающей этот сосудисто-нервный пучок, гной может распрос траниться так же свободно, как и в заднем отверстии canalis calcanei.

На ладони сухожилия сгибающих пальцы мышц покрыты только ла донным апоневрозом;

на подошве же под апоневрозом расположены не су хожилия, a m. flexor digitorum brevis, начинающийся от пяточной кости и задней половины подошвенного апоневроза. Последним обстоятельством определяется то отличие подапоневротических флегмон подошвы от таких же флегмон ладони, что здесь флегмоны могут локализоваться только под передней половиной подошвенного апоневроза, свободной от прикреплений короткого сгибателя пальцев. Кроме того, на подошве подапоневротическая клетчатка не так свободно, как на ладони, сообщается с глубокой клетчат кой срединного фасциального ложа, так как короткий сгибатель пальцев отделен от сухожилий длинного сгибателя фасциальной пластинкой, гори зонтально натянутой между боковыми апоневротическими стенками сре динного ложа, от которых она начинается, как это видно на рис. 132.

Впрочем, в передней части подошвы, где короткий сгибатель разделяется на четыре сухожилия, эта помеха для распространения гноя весьма незна чительна. В истории болезни Анны Б. мы видели, что на подошве обра зовался такой же гнойный пузырь, а под ним в апоневрозе — такое же отверстие, какое мы обычно находим при подапоневротических флегмонах ладони. Следовательно, здесь мы имели пример распространения глубокой срединной флегмоны подошвы в подапоневротическое пространство. В со ответствии с этим мы неоднократно наблюдали при экспериментах на трупах, что желатина, впрыснутая в самую глубину срединного фасциаль ного ложа, выходит под апоневроз и даже под кожу через комиссураль ные отверстия в апоневрозе.

В медиальном фасциальном ложе подошвы расположены две мышцы большого пальца — отводящая и короткий сгибатель;

между двумя пучками последней мышцы проходит сухожилие m. flexoris hallucis longi. В топогра фоанатомическом и оперативном отношении большое значение для нас имеет m. abductor hallucis. Эта мышца начинается от tuberositas interna calcanei, перебрасывается в виде моста через canalis calcaneus, образуя нижнюю часть его медиальной стенки, и дальше идет по всему медиальному краю стопы, чтобы прикрепиться коротким сухожилием к медиальной сесамовид ной косточке и основанию первой фаланги большого пальца. Медиальное фасциальное ложе подошвы с его мышцами гомологично латеральному фас циальному ложу (eminentia thenar) ладони, но в патологии флегмон не име ет столь важного самостоятельного значения, как последнее. Кроме указан ных мышц, в нем проходят a. plantaris medialis и одноименный нерв. Нерв делится здесь на две ветви, из которых латеральная, расположенная вначале 574 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ в медиальной апоневротической стенке срединного ложа, вскоре прободает ее и уже в срединном ложе распадается на три ветви, идущие к пальцам.

Выше мы уже указали, что сухожилие m. flexoris hallucis, выходя щее в глубину подошвы, т. е. в среднее фасциальное ложе, через переднее отверстие canalis calcanei, очень недалеко от этого отверстия прободает ме диальную фасциальную перегородку и уходит в медиальное ложе. Таким образом устанавливается сообщение между обоими этими ложами, и флег моны, возникшие в медиальном ложе, распространяются в срединное ложе вдоль сухожилия m. flexoris hallucis. Это мы видели в истории болезни А-ры Ф., у которой первично возник тендовагинит этого сухожилия, гной прорвался через слепой проксимальный конец его сухожильного влагалища, и возникшая таким образом флегмона медиального ложа распространилась только что указанным путем в срединное ложе. Такой же факт наблюдали мы и у 12-летней девочки, получившей, как и Ф., колотую ранку на подо швенной поверхности большого пальца. При операции были найдены гной ный тендовагинит этого пальца и глубокая срединная флегмона голени, окон чившаяся благополучно благодаря раннему большому разрезу на подошве.

Эти факты противоречат экспериментам Окуловой, которая при инъекци ях желатины в медиальное фасциальное ложе подошвы никогда не видела выхождения ее из этого ложа. И при инъекциях в срединное ложе желатина не проникает в медиальное. Известно, однако, что и при экспериментах Ка навела и Изелина инъекционная гипсовая масса никогда не проникала из сре динного фасциального пространства ладони в латеральное, гомологичное ме диальному пространству стопы, и тем не менее срединные флегмоны ладони очень легко распространяются в eminentia thenar и обратно. Я сделал инъек цию туши, проколов иглой проксимальный конец обнаженного разрезом сухо жилия m. flexoris hallucis. Очень небольшое количество туши (всего 5 мл) рас пределилось в дистальной половине медиального фасциального пространства;

тушь совершенно отчетливо пропитывала медиальную апоневротическую пе регородку вблизи места прободения ее сухожилием m. flexoris hallucis longi, и я нашел ее по ту сторону перегородки, причем была окрашена небольшая часть клетчатки срединного ложа. Еще более демонстративные результаты получи лись при инъекциях таким же путем 0,5% водного раствора метиленовой сини в количестве 10 мл. Синька в большом количестве свободно проникала через фасциальную перегородку из медиального ложа в срединное и густо окраши вала всю глубокую клетчатку и сухожилия сгибателей пальцев. В одном слу чае синька распространилась по тому пути, который изредка наблюдала Оку лова при инъекциях желатины в срединное пространство подошвы: синька выполнила медиальное ложе и вышла из него у латеральной сесамовидной ко сточки, распространившись дальше вдоль прикрепляющейся здесь косой го ловкой приводящей большой палец мышцы. И не только тушь и синька, но в одном из моих экспериментов и окрашенная желатина, впрыснутая в сре динное фасциальное ложе подошвы, проникла в медиальное ложе и густо ок расила сухожилие m. flexoris hallucis longi на всем его протяжении. Таким об разом и экспериментально была доказана возможность распространения жид кости из медиального фасциального ложа в срединное.

Первичные флегмоны медиального ложа, не переходящие на срединное, очень редки. Нам пришлось наблюдать такой случай, к тому же необыкно венный по этиологии.

ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ 5. Наталья С, 48 лет, поступила 24/V 1937 г. Считает себя больной 2ЛЛ месяца. Во время пути наступила на камень и почувствовала боль в подошве. Три недели после этого болела нога, а затем появилась краснота и опухоль на медиальном крае подошвы. В амбулатории болезнь сочли за дисторзию и лечили ваннами, компрессами и втираниями. Началась лихо радка, и 9/V амбулаторный врач сделал маленький разрез, из которого вытекло много гноя, но улучшения не последовало. При поступлении в гнойное хирургическое отделение вечер няя температура 39,2°, утренняя температура 38,2°, пульс 100. Внутренние органы в порядке.

На середине медиального края правой стопы небольшая ранка от разреза и вокруг нее флегмо нозная опухоль с покрасневшей кожей, занимающая весь медиальный край стопы и половину ее тыла. Половина подошвы отечна. Давний пастозный отек, оставляющий не исчезающие после давления пальцем ямки, занимает весь тыл стопы, медиальную лодыжку и позади нее распространяется до ахиллова сухожилия. Пассивное сгибание и разгибание большого пальца вызывает сильную боль, при этом вытекает гной из ранки. Движения всех остальных пальцев боли не вызывают. При давлении на подошву и на тыл стопы очень обильно течет гной из ранки. Голень представляется на вид и на ощупь нормальной. Паховые железы увеличены и слегка болезненны. При исследовании под наркозом в начале операции, произведенной 25/V, обнаружен костный хруст, по-видимому, в суставе между I плюсневой и I клиновидной костя ми. Разрез по медиальному краю стопы показал, что имеется хорошо отграниченная грануля ционным валом флегмона медиального фасциального ложа стопы, из пределов которого в срединное ложе она не вышла;

однако образовался большой затек гноя на тыле стопы, доходя щий до уровня lig. cruciati. В основе этой флегмоны лежало гнойное воспаление сустава между I плюсневой и I клиновидной костями. Обе эти кости были обнажены от надкостницы только на очень небольшом протяжении, в непосредственном соседстве с суставом, а дальше были покрыты неизмененными связками и надкостницей. Прикрепление передний большебер цовой мышцы к основанию I плюсневой кости хорошо сохранилось, нижние поверхности костей также были покрыты связками и надкостницей, хотя здесь и был небольшой гнойник, хорошо отграниченный. Сделана резекция пораженного сустава путем удаления долотом сус тавных поверхностей обеих костей в виде тонких пластинок. Сечения костей имели здоровый вид. Получилось хорошее зияние сустава. Большим разрезом на тыле стопы вскрыта обширная подфасциальная флегмона, происшедшая вследствие прорыва гноя из резецированного сустава на тыльную его сторону и гнойного расплавления связок. Выскоблены дряблые грануляции, и обе раны рыхло выполнены марлей.

К латеральному апоневротическому ложу подошвы, гомологичному emi nentia hypothenar ладони, можно целиком отнести наши соображения, толь ко что высказанные относительно медиального ложа. В нем содержатся три мышцы мизинца (abductor, flexor brevis и opponens), а также сухожилие длинного сгибателя пальцев, предназначенное для мизинца. Это сухожилие, подобно сухожилию m. flexoris hallucis longi, служит путем сообщения меж ду срединным и латеральным фасциальным ложем, т. е. оно переходит из одного в другое, прободая латеральную апоневротическую перегородку меж ду ними. Теоретически надо поэтому считать возможным такой же порядок развития флегмоны от мизинца, как и от большого пальца: тендовагинит короткого сухожильного влагалища мизинца, прорыв гноя из него в лате ральное фасциальное ложе подошвы и распространение отсюда в срединное ложе вдоль сгибающего мизинец сухожилия. Впрочем, такого случая в прак тике нам не приходилось наблюдать. И вообще надо сказать, что латераль ное ложе подошвы в патологии флегмон играет еще меньшую роль, чем eminentia hypothenar на ладони.

На дне латерального ложа, несколько кзади от его середины, проходит ничем не покрытое здесь сухожилие m. peronaei longi (рис. 133). Вдоль это го сухожилия, огибающего наружный край стопы позади tuberositas ossis metatarsalis V, гной может образовать подфасциальный затек в наружной части тыла стопы;

но нет основания ожидать, чтобы флегмона распространи лась в область малоберцовых мышц вдоль их сухожилий, так как последние 57* ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ в области наружной лодыжки одеты синовиальными влагалищами и гной должен был бы разрушить нижний слепой конец их снаружи внутрь. Это могло бы случиться только при тяжелой гнилостной флегмоне, разрушаю щей даже кости на своем пути;

при доброкачествен ном же нагноении гной всегда распространяется по линии наименьшего сопротивления, и на тыле сто пы для него нет препятствий в субфасциальном пространстве.

Имеется еще один путь распространения жела тины из срединного ложа подошвы в латеральное или, вернее, через него. Введенная в глубину сре динного ложа желатина в некоторых случаях рас пространяется по поверхности lig. plantaris longi, в промежутке между этой связкой и m. quadratus plantae. Это видели в своих экспериментах я и Оку лова. Lig. plantare longum начинается от нижней по верхности пяточной кости, и поэтому, если мы го ворим, что желатина распространяется по этой связ ке, то это равносильно тому, что раствор желатины омывает пяточную кость снизу, а дальше ему, ко нечно, свободен путь и по наружной поверхности этой кости. В истории болезни Анны Б. мы видели, что глубокая флегмона подошвы распространилась именно этим путем на боковую поверхность пред плюсны и дала некроз кожи впереди латеральной Рис. 133. Пути распро- лодыжки. Окулова не раз наблюдала, что желатина, странения гноя из ере- разлившись по поверхности lig. plantaris longi, про динного фасциального никала в латеральное ложе подошвы, под m. ab ложа стопы.

ductor digiti V, позади основания V плюсневой кос А — через первый межплюс- сухожилием длинной малоберцовой ТИ и в м е с т е с г невои промежуток: В — вдоль ' „ сосудисто-нервного пучка че- МЫШЦЫ ОГИбала Край СТОПЫ.

рез заднее отверстие canalis ФлегМОНЫ В ОбЛЭСТИ МЭЛОберЦОВЫХ МЫШЦ, Т. С в Ги'Гстбат^Тйчерез^е^Х латеральном фасциальном пространстве голени, отверстие canalis calcanei;

D — мы наблюдали только при остеомиелите большебер вдоль сухожилия КОСОЙ голов- цовой или (редко) малоберцовой кости, первичные ки m. adductoris hallucis: E —. -.

же вдоль червеобразных мышц. флегмоны в этой области крайне редки, и в ] —сухожилие m. tibialis pos- литературе мы нашли только один случай1, к тому tenons;

2 — m. abductor haiiu- имеющий отношение к флегмонам стопы.

же T cis;

3 — m. flexor hallucis brevis;

4 — caput obliquum,, „-.

У m. adductoris hallucis;

5 — девушки, 20 лет, извлечена из тыла стопы пальмовая т. flexor digitorum brevis;

6 — заноза длиной в 4 см. Очень длительное нагноение. В свищ m. abductor hallucis — задний впрыснут липиодол;

рентгенограмма показала обширное скопле его конец;

7 — m. quadratus ние гноя в фасциальном влагалище малоберцовых мышц. Разрез plantae;

8 — т. abductor digiti позади латеральной лодыжки дал выход большому количеству mm ~лл—,'n.je r?s s e i :

V.;

9 m. flexor digiti V;

гноя, но выздоровление не наступило. Наконец, появилось за m. adductor hallucis.

твердение величиной с горошину в первом межплюсневом про межутке. Здесь сделан разрез и найдена вторая пальмовая зано за длиной в 4,5 см. После этого больная быстро выздоровела.

G. Jean, Bull, et mem. de la Soc. nat. de chir., т. 54, 1928.

ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ Это наблюдение как будто противоречит только что высказанным нами соображениям. Однако весьма возможно, что пальмовая заноза повредила сухожильные влагалища малоберцовых мыши и таким образом открыла путь инфекции в их фасциальное влагалище.

Итак, наши наблюдения на больных и анатомические соображения при водят нас к заключению, что флегмоны стопы чаще всего локализуются в срединном фасциальном ложе подошвы, и здесь патогенез их и дальнейшее развитие представляют большое сходство с флегмонами срединного фасци ального ложа ладони. И здесь, как на ладони, флегмоны возникают тремя путями: 1) вследствие повреждений подошвы, проникающих через апонев роз;

2) вследствие прорыва гноем слепого проксимального конца короткого сухожильного влагалища одного из пальцев при первичном тендовагините;

3) вследствие распространения флегмоны из медиального или латерального фасциального ложа. В дальнейшем развитии флегмона, возникающая, как правило, в самом глубоком слое срединного ложа, между сухожилиями длин ного общего и короткого сгибателей пальцев и межкостными мышцами, мо жет выйти на поверхность путем просачивания гноя под переднюю часть подошвенного апоневроза, прободения последнего и образования подкожно го абсцесса. Вдоль червеобразных мышц и косой головки m. adductoris hallucis флегмона, как и на ладони, может распространиться в межпальце вые промежутки, на боковые и тыльную стороны пальцев, на тыл стопы у основания пальцев. Так было у нашей больной О.

Вдоль червеобразных мышц распространялась и желатина при наших экспериментах.

Как и на ладони, флегмона срединного ложа, вероятно, может распро страниться в одно из боковых путем расплавления разделяющих их апонев ротических перегородок или путем просачивания вдоль прободающих эти пе регородки сухожилий.

На ладони мы никогда не видели распространения гноя на тыл кисти вдоль прободающей первый межпястный промежуток конечной ветки a. radialis (ее ramus carpeus dorsalis) и не нашли упоминания об этом у дру гих авторов. У больной же Ф. еще до операции было распознано прободение флегмоной подошвы первого межплюсневого промежутка вдоль ramus plan taris profundus a. dorsalis pedis и образование затека на тыле стопы;

это было несомненно установлено при операции. И при инъекциях желатины в подо шву мы часто находили, что она туго выполняет глубокий карманообразный промежуток между косой головкой приводящей большой палец мышцы и межкостными мышцами (рис. 133, А) и явно готова проникнуть на тыл сто пы вдоль артерии.

Следовательно, в этом пункте существует несоответствие между флег монами стопы и кисти. Его нетрудно объяснить небольшим анатомическим различием между m. adductor pollicis и гомологичным ему т. adductor hallucis.

Дело в том, что т. adductor pollicis представляет собой сплошную мы шечную пластинку, начинающуюся от III пястной кости и соседних с ней костей запястья, и место прободения лучевой артерией первого межпястно го промежутка находится под этой мышцей;

гной, распространяющийся по поверхности мышцы, туда не попадает. В подошвенном же гомологе этой мышцы, m. adductor hallucis, исчезли средние пучки и остались только край 578 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ние, caput obliquum и caput transversum;

оставшийся между ними промежу ток служит гною удобным путем для проникновения к проксимальному концу первого межплюсневого промежутка, через который проходит ramus рег forans profundus a. dorsalis pedis.

Возможно, что существует еще другое отличие глубоких срединных флегмон подошвы от таких же флегмон ладони. Известно, что на ладони не наблюдается прободения гноем межкостных мышц и распространения флег моны на тыл кисти через межпястные промежутки. Этого мы не можем утверждать относительно флегмоны подошвы. В истории болезни Ф. отме чено, что при операции можно было свободно провести палец через первый межплюсневый промежуток на тыл стопы. Правда, в этом промежутке име ется только дорзальная межкостная мышца и для гноя есть возможный путь вдоль крупной прободающей артерии, но Окулова в своих экспериментах на трупах нередко наблюдала, что желатина, введенная в срединное ложе по дошвы, густо инфильтрировала межкостные мышцы и в отдельных случаях даже выходила сквозь них на тыл стопы. В своих экспериментах мы этого не видели, но не можем не придавать значения сообщаемому Окуловой фак ту, так как аналогичные результаты инъекций желатины на ладони нам не известны. Конечно, этот вопрос могут решить только клинические наблюде ния. Распространение флегмоны через межплюсневый промежуток, правда, не с подошвы на тыл стопы, а в обратном направлении, нам удалось устано вить еще в следующем наблюдении.

Ахмет Р., 38 лет, 19/1 1935 г. порезал руку стеклом. Ранка нагноилась и плохо зажива ла. 27/1 распухла и сильно разболелась правая стопа и повысилась температура. При осмотре 4/II найдена большая полушаровидная опухоль на тыле стопы, над плюсневыми костями.

Эпидермис над этой опухолью широко отслоен гноем. Спереди воспалительная опухоль и отек доходят до самых межпальцевых промежутков. Плотный воспалительный отек кожи и подкожной клетчатки определяется также позади медиальной лодыжки. Подошва по виду и на ощупь вполне нормальна, и даже глубокое давление здесь боли не вызывает. Темпера тура 39°, пульс 88. A/U операция под эфирным наркозом. Продольным разрезом по всему тылу стопы вскрыта обширная флегмона с разволокнением разгибающих пальцы сухожилий. Гной проникает в промежутке между III и IV плюсневыми костями на подошву;

латеральная сторо на II плюсневой кости по всей длине не обнажена от надкостницы. Продольным разрезом на подошве вскрыта большая флегмона в глубине срединного фасциального ложа, доходящая до самого canalis calcaneus. Сюда введена дренажная трубка, а тыльная рана рыхло выполнена марлей. Больной выздоровел после того, как 11/II был вскрыт большой метастатический абсцесс на предплечье.

Из приведенных нами историй болезней видно, что крайняя тяжесть и опасность для жизни глубоких флегмон подошвы зависят от распростране ния их в canalis calcaneus с последующей прогрессирующей флегмоной глу бокого фасциального ложа голени. В этой кардинальной особенности пато логии флегмон стопы нельзя не найти полной аналогии с осложнением флег мон ладони прогрессирующими межмышечными флегмонами предплечья.

Canalis calcaneus надо считать гомологом canalis carpalis volaris руки.

В нем, как и в запястном канале, проходят сухожилия сгибающих пальцы мышц, также окруженные синовиальными влагалищами. Анатомические раз личия сводятся к тому, что сухожилие m. flexoris digitorum communis longi, гомологичного глубокому сгибателю пальцев руки1, разделяется на свои Гомологом поверхностного сгибателя является m. flexor digitorum brevis {Автор).

ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ пальцевые ветви только на подошве, а в canalis calcaneus нет целого пучка сухожилий, как в canalis carpalis. Кроме того, наружные подошвенные арте рии и нерв, гомологичные локтевым артерии и нерву, проходят внутри пя точного канала, тогда как локтевые артерия и нерв расположены вне canalis carpalis. Но самая существенная анатомическая особенность состоит в том, что на подошве нет непрерывных синовиальных влагалищ, которые бы оде вали сухожилия I и V пальцев на всем пути их, от основания ногтевых фаланг до нижнего конца голени. Поэтому на стопе не бывает типичных для руки прогрессирующих тендовагинальных флегмон;

гнойные тендовагиниты здесь наблюдаются только в той форме, в какой мы их знаем на коротких сухожильных влагалищах II, III и IV пальцев руки. Тем не менее факт рас пространения глубоких флегмон подошвы через canalis calcaneus на голень подтверждается нашими наблюдениями на больных, а также тремя случая ми, приводимыми в работе Костантини и Лиарас, и одним случаем, описан ным Лагрос и Коенсалал. Наши эксперименты на трупах показали также, что желатина, впрыснутая в глубину срединного фасциального ложа подо швы, очень часто распространяется по canalis calcaneus в глубокое фасци альное ложе голени. То же наблюдала Окулова при аналогичных экспери ментах. Выше мы уже указали, что при этом главным проводником для жела тины служит клетчатка, окружающая наружные подошвенные артерию, вены и нерв, проходящие через заднее отверстие canalis calcanei, но и через переднее отверстие вдоль медиальных артерии и нерва и вдоль сухожилий сгибателей пальцев нередко затекала желатина при наших инъекциях. Та ким образом, хотя несколько иными путями, но флегмоны стопы дают нача ло глубоким межмышечным флегмонам голени, подобно тому как флегмоны кисти дают начало межмышечным флегмонам предплечья. Я не сомневаюсь, что такие тяжелые флегмоны встречаются нередко, и если, кроме наших наблюдений, описано, по-видимому, только 4 вышеупомянутых случая фран цузских авторов, то это, вероятно, надо объяснить трудностью распознава ния такой формы флегмон, протекающих весьма скрыто. При весьма малом внимании, которое большинство хирургов уделяет флегмонам, весьма веро ятно, что большинство таких больных погибает после малых разрезов на подошве и смерть их объясняется сепсисом. И вскрытия обычно не выясня ют дела, так как патологоанатомы, как я неоднократно убеждался, не при выкли заниматься анатомической препаровкой флегмон и изучением путей распространения гноя и обыкновенно ограничиваются констатированием сеп тических изменений во внутренних органах.

Итак, пяточный канал, canalis calcaneus Richet, называемый также canalis malleolaris, имеет огромное значение в патологии флегмон стопы.

Остановимся поэтому на некоторых чертах его анатомии, особенно важных для нас. Его наружную стенку, или, вернее, дно, составляет медиальная, вогнутая в виде широкого желоба поверхность пяточной кости и susten taculum tali. Внутреннюю стенку образует lig. laciniatum, а ниже этой связ ки — m. abductor hallucis, задняя часть которого перекидывается в виде моста через пяточный канал. Капсулу голеностопного сустава и задние края медиальной лодыжки и надпяточной кости можно считать передней стенкой канала. Верхней границы canalis calcanei не существует, так как он непос редственно продолжается в заднее глубокое фасциальное пространство го лени. В нем проходят сухожилия mm. tibialis posterioris, flexoris hallucis и 580 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ flexoris digitorum communis longi. Первое из этих сухожилий не представля ет для нас интереса, так как оно уже в верхней части канала уходит из него, направляясь к месту своего прикрепления на медиальном крае стопы.

Два других сухожилия, напротив, очень важны, так как они, наряду с сосу дами, служат проводниками для гноя из голени на подошву и обратно. Фас ция голени, утолщением которой является lig. laciniatum, ниже этой связки расщепляется на два листка, чтобы образовать фасциальное влагалище для m. abductor hallucis. На поверхности этой мышцы, обращенной к каналу, фасция очень толста, и от нее отходит прикрепляющаяся к пяточной кости прочная фиброзная перегородка в виде шпоры, разделяющей нижнюю часть canalis calcanei на два отдела, передний и задний, открывающиеся на подо шве, как мы уже раньше упоминали, двумя особыми отверстиями. Передний отдел канала образует фиброзное ложе для сухожилий обеих сгибающих пальцы мышц;

в нем, кроме того, проходит a. plantaris medialis с ее венами и одноименный нерв. В заднем отделе пяточного канала проходят только латеральные артерия, вены и нерв подошвы.

В литературе я не нашел упоминания об исключительно важном факте, относящемся к топографии сухожилия гл. flexoris hallucis longi в верхней части пяточного канала. На задней поверхности, или, вернее, на заднем крае надпяточной кости имеется особый желоб для этого сухожилия, и по пути к данному желобу оно проходит непосредственно по суставной капсуле;

и вот как раз в этом месте, непосредственно под сухожилием, капсула лишена подкрепляющих фиброзных пучков, и сухожилие касается непосредственно синовиальной оболочки голеностопного сустава. Гной, распространяющийся вдоль сухожилия, легко может в этом месте проникнуть в сустав. Это слу чилось у ребенка, которого оперировали Лагрос и Коен-Салал по поводу глубокой флегмоны подошвы, распространившейся по canalis calcaneus на голень. После двух больших операций продолжалась высокая лихорадка, и причиной ее оказалось гнойное воспаление сустава;

на передней его стороне были замечены очень болезненные припухлости по бокам разгибающих паль цы сухожилий;

при давлении гнойная синовиальная жидкость выступала че рез маленькое отверстие в задней части суставной капсулы. Ребенок выздо ровел только после удаления надпяточной кости. Очень близкое к этому наше наблюдение будет приведено ниже, при описании особой первичной формы флегмоны, возникающей в промежутке между ахилловым сухожили ем и глубокой фасцией голени. Флегмона стопы, проникшая в canalis cal caneus, имеет свободный путь для дальнейшего распространения в глубоком заднем фасциальном ложе голени. Ложе это ограничено спереди обеими кос тями голени и межкостной перепонкой, а сзади глубокой фасцией голени, прикрепляющейся с боков к этим костям. В нем расположены mm. flexor digitorum communis longus, tibialis posterior, flexor hallucis, a. tibialis poste rior, a. peronaea, n. tibialis. Флегмона, локализующаяся в этом ложе, может выйти за его пределы тремя путями: 1) вдоль сосудисто-нервного пучка в подколенную ямку;

такой путь гноя мы часто наблюдали при флегмонах глубокого ложа, возникших не от флегмон стопы;

2) вдоль a. tibialis anterior в переднее фасциальное ложе голени;

это очень редкий путь, но тоже на блюдавшийся нами. Такое распространение гноя вполне аналогично распрос транению его при глубоких флегмонах предплечья с передней стороны его на заднюю вдоль a. interossea dorsalis;

3) путем прорыва глубокой фасции ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ голени. Это самый частый путь, и здесь опять-таки существует полная ана логия с флегмонами предплечья, осложняющими гнойный тендовагинит I или V пальца. Глубокий листок фасции предплечья, отделяющий m. flexor digitorum profundus от m. flexor sublimis, гомологичен глубокой фасции голе ни. Флегмона на предплечье всегда начинается под глубоким сгибателем паль цев, гомологичным общему длинному сгибателю пальцев стопы;

она нередко разрушает глубокую фасцию предплечья, и тогда образуется затек между глубоким и поверхностным сгибателем пальцев. Так и на голени после пробо дения глубокой фасции, которое чаще всего случается в нижней трети голе ни, образуется гнойный затек в рыхлой жировой ткани, которая выполняет промежуток между глубокой фасцией и ахилловым сухожилием. Клинически это проявляется покраснением кожи и выпячиванием позади латеральной лодыжки, как это было в первом из наших случаев (Ал. Ф.) и в случае Лагроса и Коен-Салала. В этом последнем случае затек распространился да леко вверх, вдоль рыхлой клетчатки, выполняющей обширный щелевидный промежуток между m. soleus и fascia cruris profunda. Если такой затек не будет своевременно вскрыт, то гной может распространиться в подколен ную ямку через это отверстие в arcus tendineus m. solei, через которое проходят задние большеберцовые сосуды и нерв.

Чтобы покончить с путями распространения и патологической анатоми ей флегмон подошвы, необходимо остановиться еще на осложнении этих флегмон остеомиелитом пальцевых фаланг и плюсневых костей и гнойным воспалением суставов стопы. Эти осложнения поражают своей частотой и составляют характерную особенность инфекционных заболеваний стопы, отличающую их от инфекций кисти руки. Из четырех наших тяжелых слу чаев, истории болезней которых приведены в начале этой главы, только в одном (у Мих. К.) не было таких осложнений. У Ал. Ф. и Тат. О. флегмоны осложнились остеомиелитом основной фаланги I, resp. И, пальца и воспале нием межфаланговых суставов, а у Анны Б. — остеомиелитом V плюсневой кости и гнойным воспалением обоих ее суставов и многих других суставов плюсны и предплюсны. Яркий пример высокой восприимчивости суставов и костей стопы к гнойной инфекции представляет история болезни 13-летней девочки К., лечившейся у нас в 1935 г.

На физкультурных упражнениях 8/IV девочка после прыжка на 3 м почувствовала не большую боль в правой стопе. В ночь на 9/IV разболелась стопа, и повысилась температура.

Через 2 дня поступила в больницу, откуда прислана к нам 17/IV с произвольно вскрывшейся флегмоной тыла стопы. Температура 38,8°, пульс 124. Немедленно операция под эфирным опьянением. Длинный разрез по всему тылу стопы. Пальцем легко удалена обнаженная от надкостницы II плюсневая кость без дистального эпифиза, отделившегося и оставшегося в связи с фалангой. Сделано еще два разреза на местах подкожных абсцессов на подошвенной стороне промежутка между головками III и IV плюсневых костей и над ладьевидной костью.

Введены марлевые тампоны. На удаленной кости было видно, что остеомиелитический про цесс начался в основании ее. После операции продолжалась высокая лихорадка и девочка не спала от болей в стопе. 21/IV грануляции серы и отечны, на наружной стороне голеностоп ного сустава подкожный затек. Вторая операция под эфирным наркозом. Нагноение распрост ранилось на суставы предплюсны;

клиновидные кости обнажены от надкостницы;

II и IV плюсневые кости, бывшие при первой операции здоровыми, тоже поражены остеомиелитом, причем II плюсневая кость скелетирована полностью, а на IV — большой поднадкостничный абсцесс. Удалены обе эти кости, три клиновидных и кубовидная. Посев крови дал рост золо тистого стафилококка. Продолжались сильные боли в стопе и высокая лихорадка. 27/IV третья операция. Исследование пальцем показало, что разрушен хрящ пяточной кости на мес те сочленения с кубовидной и ее тело на значительном протяжении обнажено от надкостницы.

582 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Сделана ампутация в нижней трети голени, и культя оставлена открытой. Исследование сто пы показало, что ладьевидная кость разрушена гноем;

от нее осталась пластинка толщиной около 5 мм с задним хрящом, уже поверхностно узурированным. Нагноение проникло в суста вы между пяточной и надпяточной костью, и в хрящах образовались многочисленные круг лые язвочки. Пяточная кость почти вся, за исключением верхушки бугра, обнажена от надко стницы. Основания I и V плюсневых костей также обнажены, и в них уже начался гнойный процесс. Из всех костей стопы уцелели лишь calcaneus и фаланги пальцев.

Столь же бурное распространение нагноения почти на все суставы сто пы наблюдали мы у монтера Ш., попавшего под трамвай и получившего осложненный вывих плюсневых костей. И этот случай окончился ампутаци ей голени.

Распознавание глубоких флегмон подошвы — далеко не простая за дача. Колотые ранения подошвы, особенно у людей, ходящих босиком, — самое заурядное дело, и амбулаторным хирургам известно, что обычно такие раны заживают без инфекции или осложняются подкожными абсцессами и лимфангиитами без серьезных общих симптомов. Во всех наших тяжелых случаях флегмон дело обстояло иначе. Уже на следующий день после по вреждения подошвы появлялись сильные боли в стопе или даже во всей ноге и более или менее высокая лихорадка. У Ф. был, кроме того, озноб, и она не спала пять ночей от сильных болей. У О. общая интоксикация про явилась даже бредом по ночам. Однако в дальнейшем течении мы не наблю дали ни в одном из наших случаев тяжелого септического состояния, и даже у 66-летнего К. до самой смерти общее состояние и самочувствие были довольно удовлетворительны. Лагрос и Коен-Салал также отмечают, что у ребенка 214 лет при крайне тяжелой и быстро прогрессирующей флегмоне стопы и голени общее состояние стало тяжелым только тогда, когда присое динилось гнойное воспаление голеностопного сустава, и снова быстро улуч шилось после удаления надпяточной кости.

Однако сильные и рано начинающиеся боли свойственны не только глу боким флегмонам стопы. Мы наблюдали их и при поверхностных флегмонах и абсцессах, если они осложнялись лимфангиитом или тромбофлебитом.

При очень глубокой локализации флегмон под толстой кожей подошвы, мощным апоневрозом и мышцами нельзя, конечно, ждать не только флюкту ации, но и опухоли и покраснения кожи. Из наших больных у К. и Ахме та Р. не было ни малейшей опухоли или изменения формы подошвы;

у Ф.

только при сравнении со здоровой стороной можно было заметить очень незначительную припухлость подошвы;

у О. было заметное опухание дис тальной части стопы, и только у Б. при очень запущенной флегмоне трехне дельной давности распухла вся стопа, у нее же было заметно небольшое увеличение объема голени, тогда как обычно глубокие флегмоны голени, локализующиеся под fascia cruris profunda, не дают в первое время никаких изменений конфигурации голени. И в этом отношении мы видим полную аналогию с глубокими флегмонами предплечья. Лагрос и Коен-Салал описы вают у своего больного, маленького ребенка, ясно очерченную опухоль, со ответствующую медиальному ложу подошвы и пяточному каналу. Это воз можно, конечно, на нежной ножке ребенка 2Vz лет. Впрочем, по-видимому, в медиальном ложе, над которым подошвенный апоневроз очень тонок, опу холь может появиться и у взрослых, как было у нашей больной С, у кото рой отечная припухлость занимала медиальную треть подошвы.

ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ Важнейшим признаком глубоких флегмон подошвы следует считать боль при давлении. Она была резко выражена у Ф. и О.;

у К. ею нельзя было руководствоваться, так как она могла зависеть от ярко выраженного у него лимфангиита. Костантини и Лиарас также считают боль при давлении важ нейшим и почти единственным признаком флегмон подошвы. Однако у боль ного Ахмета Р., у которого флегмона тыла стопы дала большой гнойный затек в глубину подошвы, давление на нее никакой боли не вызывало. На помним, что у больной С. при ограниченной флегмоне медиального ложа подошвы мы наблюдали важный симптом резкой боли при пассивном сгиба нии и разгибании большого пальца. Был ли этот симптом у больных с флег моной срединного ложа, мы, к сожалению, не можем сказать, так как в историях болезни это не отмечено. Однако Костантини и Лиарас, описав шие 3 случая глубоких срединных флегмон с распространением на голень, определенно указывают, что такой симптом отсутствовал, и видят в этом отличие флегмон стопы от глубоких срединных флегмон ладони.

Особенно трудно распознать присоединяющийся к флегмоне артрит го леностопного сустава. Как и другие гнойные артриты, в особенности луче запястный, тазобедренный и плечевой, он может протекать совершенно скрыто, и его следует всегда иметь в виду, особенно, если временное улуч шение, последовавшее за радикальной операцией флегмоны стопы и голе ни, сменяется опять ухудшением общего состояния, повышением температу ры и пульса и ухудшением вида ран, как это было в случае Лагроса и Коен Салала.

При тяжелых тендовагинитах кости мы нередко наблюдали незаметное образование анкилоза лучезапястного сустава без предшествующего доступ ного определению гнойного воспаления его. То же самое случилось с голе ностопным суставом Ф., незаметно анкилозировавшимся в неправильном по ложении.

Из всех наших больных только у К. диагноз был поставлен слишком поздно. Это был первый наблюдавшийся нами случай тяжелой флегмоны стопы и голени, и диагноз был очень затруднен ярко выраженным ретику лярным и трункулярным лимфангиитом, на котором и было сосредоточено наше внимание. Как известно, поверхностный лимфангиит очень редко на блюдается при глубоких флегмонах, и, напротив, весьма част при самых поверхностных инфекциях.

Дважды я ошибся в диагнозе, предположив глубокую флегмону подо швы там, где ее не было. Оба эти случая поучительны и заслуживают сооб щения.

1. Мария X., 26 лет, поступила 17/V 1937 г. Три дня тому назад наколола подошву правой ноги гвоздем. Наутро стопа опухла, начались сильные боли и повысилась температура.

При поступлении температура 38,8°;

вся дистальная часть стопы слегка припухла на подо швенной и тыловой стороне. На тыле стопы небольшой отек. Давление на дистальную часть подошвы очень болезненно. В промежутке между головками IV и V плюсневых костей очень маленькая закрывшаяся ранка. В области пяточного канала никаких изменений нет. Голень в нормальном состоянии. В правом паху прощупывается плотная лимфатическая железа. Распоз нана глубокая флегмона подошвы, локализующаяся между сухожилиями сгибателей пальцев и межкостными мышцами и еще не распространившаяся в пяточный канал. Так как полной уверенности в этом диагнозе не было, то сделан небольшой (4 см), но очень глубокий разрез, проникавший до межкостных мышц и плюсневых костей, но гноя там не оказалось. Незашитая рана быстро склеилась и в дальнейшем отлично зажила. Больная продолжала жаловаться на боль в ноге, не спала;

лихорадка продолжалась. Через 4 дня замечено покраснение кожи и 584 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ флюктуация тыла стопы над головками IV и V плюсневых костей. На операцию по поводу быстро распространявшейся по тылу стопы флегмоны больная согласилась только через 2 дня. Разрез показал, что флегмона — подкожная и подфасциальная, с ясно выраженной наклонностью распространяться в межпальцевые промежутки;

поэтому был сделан еще не большой разрез на подошве, между IV и V пальцами. Таким образом, выяснилось, почему мы не нашли гноя при первой операции: гвоздь проколол четвертый межплюсневый промежуток и проник на тыл стопы, где и образовалась флегмона. Больная выздоровела;

осложнений не было.

2. Денис Б., 26 лет, поступил 28/VI 1936 г. Девять дней тому назад он поранил ногу гвоздем, который вонзился в подошву над головкой III плюсневой кости. Через 2 дня появи лись боли, опухоль и лихорадка, но больной еще несколько дней ходил, наступая на пятку.

При поступлении температура 38°, пульс 116. Сильные боли в стопе, особенно в дистальной половине подошвы;

давление здесь очень болезненно. Область пяточного канала нормальна, боли при давлении нет. Распознана глубокая флегмона срединного ложа подошвы, и немедлен но сделана операция под хлорэтиловым опьянением. Разрез в дистальной части подошвы вдоль медиального края апоневроза. Пальцем пройдено до межкостных мышц, но гноя здесь не оказалось. Второй разрез, проведенный через гноящуюся ранку от гвоздя, привел к плюснефа ланговому сочленению III пальца, в которое проникал зонд;

здесь определялась обнаженная и слегка шероховатая кость. Капсула сустава вскрыта снизу, и из нее вытекло немного гноя.

Зонд свободно прошел дальше, между головками плюсневых костей, и выпятил кожу на тыле стопы;

здесь сделан еще разрез и проведен сквозной марлевый выпускник между головками плюсневых костей. Через 2 недели больной выписан с полосками здоровых грануляций на местах разрезов.

В обоих этих случаях припухлость и боль при давлении локализовались в дистальной половине подошвы. По-видимому, на это обстоятельство необ ходимо обращать большое внимание при распознавании флегмон стопы, так как при подлинных флегмонах срединного ложа давление болезненно на всем протяжении подошвы, даже у пятки.

Лечение. Мы привыкли к тому, что наши радикальные операции при флегмонах вызывают удивление, а часто и сомнение у врачей. Предвижу поэтому возражения читателей против тех огромных, непрерывных разре зов почти по всей голени и стопе, какие описаны в наших историях болез ней. Я делал эти радикальные операции задолго до прочтения статьи Кос тантини и Лиараса, в которой с удовольствием увидел полную солидарность с моим образом действий. В первом встретившемся нам случае у Мих. К. я начал с отдельных разрезов на подошве, позади медиальной лодыжки и на голени, но очень скоро убедился, что они недостаточны, и соединил их в один непрерывный. То же самое случилось с Лагросом и Коен-Салалом, так же начавшими с отдельных разрезов. Они пришли к убеждению, что если бы сразу сделали непрерывный разрез по всей подошве и голени, то, веро ятно, у ребенка флегмона не осложнилась бы гнойным артритом. И это со вершенно справедливо. Вспомним, какая очевидная опасность грозит голено стопному суставу в том месте, где по обнаженной синовиальной оболочке его проходит сухожилие сгибающей большой палец мышцы. Ясно, что необ ходимо как можно раньше выделить это сухожилие из его фиброзного кана ла, оттянуть его кзади от суставной капсулы и проложить между ними не сколько слоев йодоформной марли. Настаиваю на йодоформе, столь неза служенно забытом большинством хирургов, ибо ничто так мощно не защища ет ткани от инфекций, как йодоформная марля. Выделить сухожилие и за щитить синовиальную оболочку от гноя можно только при условии полного рассечения пяточного канала на всем его протяжении. Опять предвижу воз ражение. Мне скажут, что я сам указывал на гомологию canalis calcanei и ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ canalis carpalis, а последний большинство хирургов считает вредным вскры вать при тендовагинальных флегмонах. Отвечу, что и по отношению к canalis carpalis я не согласен с большинством, и по мере накопления опыта в лечении тяжелых тендовагинитов я все чаще и чаще перерезаю lig. carpi transversum. Обоснование этого своего взгляда я привел в главе о флегмо нах кисти, а теперь, возвращаясь к флегмонам стопы, скажу, что нечего бояться омертвения сухожилий после вскрытия пяточного канала. Из боязни этого Лагрос и Коен-Салал не рискнули сразу широко вскрыть пяточный канал, но очень скоро убедились, что вследствие этого еще скорее наступил некроз сухожилия m. flexoris hallucis. При глубоких срединных флегмонах стопы неизбежно и всегда теряется функция сгибающих пальцы мышц.

Как можно скорее надо дать выход гною из пяточного канала еще и для того, чтобы предотвратить распространение гноя вверх, по глубокому фас циальному ложу голени, или прорыв fasciae cruris profundae и образование прогрессирующей флегмоны между ней и ахилловым сухожилием и дальше вверх, между глубокой фасцией и m. soleus.

Итак, полное рассечение пяточного канала — это ключ операции про грессирующей глубокой флегмоны стопы и голени. Это не простой разрез, а анатомическая препаровка canalis calcanei. Слегка дугообразный разрез про водится на половине расстояния между задним краем медиальной лодыжки и ахилловым сухожилием. Осторожно рассекается lig. laciniatum и непосред ственно под ним лежащая fascia cruris profunda, а ниже полностью перереза ется m. abductor hallucis, составляющий значительную часть медиальной стенки пяточного канала. Осторожность необходима, потому что сосудисто нервный пучок расположен сейчас же под глубокой фасцией, более поверх ностно, чем сухожилия. Он может быть окружен уже гноем или вы найдете только воспалительную инфильтрацию сосудистого влагалища. Распрепаро вав желобоватым зондом и отстранив сосуды и нерв, надо вскрыть фиброз ные и синовиальные влагалища сухожилий сгибателя большого пыльца и общего длинного сгибателя пальцев и оттянуть их тупым крючком кзади. По задней стороне капсулы голеностопного сустава прокладывается йодоформ ная марля.

Операцию можно начать с препаровки пяточного канала, если очевид но, что в него уже распространилась флегмона, но в большинстве случаев ее следует начинать разрезом на подошве. Окулова предлагает срединный разрез через подошвенный апоневроз, мотивируя это предложение опаснос тью ранения сосудов при боковых разрезах. Однако срединный разрез го раздо травматичнее, чем боковые, так как при нем нужно перерезать по всей длине и во всю толщу не только апоневроз, но и m. flexor digitorum brevis;

на него почти невозможно ввести дренаж в глубину срединного ложа подо швы, под сухожилия общего длинного сгибателя, что именно и составляет цель разреза. А главное — этот разрез не может оставаться зияющим;

тол стый апоневроз и разрезанная вдоль волокон мышца тотчас сомкнутся и ущемят дренаж. Поэтому срединный разрез должен быть совершенно отвер гнут, и правильными надо считать только разрезы по бокам средней, тол стой части подошвенного апоневроза, соответственно расположению меди альной и латеральной апоневротических перегородок, ограничивающих сре динное ложе. Это — типичные разрезы, предложенные Делормом (Delorme) для обнажения подошвенных артерий и нервов. Для определения направле ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ния перегородок Делорм предложил такой прием: проведите на пятке попе речную линию на уровне заднего края медиальной лодыжки;

она пройдет на три пальца кпереди от заднего края пятки. Разделите эту линию пополам и полученную точку соедините прямой линией с третьим межпальцевым про межутком, и вы получите направление латеральной перегородки (рис. 134).

Для определения медиальной перегородки разделите пополам медиальную половину поперечной пяточной линии и полученную точку соедините с пер Рис. 134. Латеральный разрез Рис. 135. Медиальный разрез на подо на подошве по Делорму. шве по Делорму.

1 — гл. abductor hallucisi;

2 — сухожилие m. fle xoris hallucis longi;

3 — сухожилие m. [lexoris digitorum longi;

4 — край m. flexoris digitorum brevis. Виден также п. plantaris medialis.

вым межпальцевым промежутком (рис. 135). По этим линиям и следует прово дить медиальный или латеральный разрез подошвы при флегмонах. Оба они одинаково хороши и мало травматичны, и оба дают полную возможность ввести дренажную трубку в самую глубину подошвы, к тому опасному кар ману под косой головкой мышцы, приводящей большой палец, о котором мы упоминали в анатомической части (см. рис. 133, А). Ясное представление об этих разрезах дают превосходные рисунки, заимствованные нами из кни ги Кадена. Выбор должен определяться положением инфицированной раны подошвы. Техника обоих разрезов очень проста. По рассечении толстой кожи и подкожного жира попадаем на слабую часть апоневроза, и остается только рассечь его. Тогда средняя, толстая часть апоневроза вместе с корот ким сгибателем пальцев легко оттягивается в сторону, и тупым путем можно проникнуть до самых межкостных мышц. При медиальном разрезе следует сохранить неповрежденным п. plantaris medialis. Из этого разреза очень удоб но вскрыть и медиальное фасциальное ложе, что часто бывает необходи ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ мым. Из латерального разреза еще удобнее проникнуть под сухожилия сги бателей пальцев. Латеральной артерии и ее глубокой дуге не грозит никакая опасность, так как они остаются на дне гнойной полости.

Вскрытие глубокой флегмоны голени под fascia cruris profunda произво дится по правилам перевязки задней большеберцовой артерии. Кожный раз рез проводят на палец кзади от внутреннего края tibiae, причем рассекают поверхностную фасцию голени. После этого в нижней трети голени остает ся только вскрыть предлежащую глубокую фасцию. На протяже нии верхних двух третей голени дело сложнее. Здесь надо снача ла оттянуть назад медиальную головку икроножной мышцы и таким образом обнажить m. so leus;

эта последняя, довольно толстая мышца должна быть раз резана по всей длине ее при крепления к большеберцовой ко сти, и только тогда обнажается глубокая фасция, при разрезе ко торой требуется осторожность, так как непосредственно под ней лежит сосудисто-нервный пучок.

Хорошее представление об операции глубокой флегмоны подошвы дает полусхематичес кий рисунок из статьи Костанти ни и Лиараса, который мы здесь приводим с оговоркой, что в пе Рис. 136. Операция глубокой флегмо ререзке наружной подошвенной ны подошвы по Костантини и Лиарас.

артерии мы не видим надобнос 1 — a., w и п. tibiales posteriores;

2 — сухожи ти (рис. 136). Если на голени лие m. flexoris digitorum communis longi;

3 — флегмона распространилась не а. и vv. plantares;

4 — aponeurosis plantaris;

5 — m. flexor digitorum communis brevis;

6 — су только в глубоком фасциальном хожилие m. flexoris hallucis longi;

7 — m. tibialis ложе, но и в промежутке между posteriori;

8 — m. soleus.

m. triceps surae и глубокой фас цией или между т. soleus и т. gastrocnemius, TO эти затеки отлично вскры ваются и дренируются из того же медиального разреза. Только на уровне голеностопного сустава, когда разрушается глубокая фасция и гной налива ется в промежуток между ней и ахилловым сухожилием, часто бывает необ ходим дополнительный латеральный разрез позади лодыжки, как это было у больной Ф.

Большие трудности возникают при инфекции голеностопного сустава, ибо передняя артротомия двумя боковыми разрезами только в свежих и рано распознанных случаях приводит к излечению;

при более или менее запущенных артритах только удаление надпяточной кости может остановить грозную инфекцию. Эту операцию пришлось сделать в случае Лагроса и Коен-Солала и в одном нашем, который будет приведен ниже. Функциональ ные последствия этой операции, довольно широко практикуемой французс 588 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ кими хирургами, по различным показаниям далеко не всегда бывают удовлет ворительными. В дальнейшем необходимо очень тщательное последователь ное лечение, чтобы стопа не сдвинулась слишком далеко вперед или назад.

У ребенка, оперированного Лагросом и Коен-Салалом, образовалась доволь но значительная степень pes varus и потребовалась оперативная коррекция.

Все движения в суставе были возможны. В нашем случае операция сделана очень недавно и функционального результата еще нельзя было предвидеть.

Присутствовавшие при наших операциях флегмон стопы с недоумением спрашивали: «Неужели больная будет ходить после таких разрезов?» Татья на О. через полгода после операции пришла ко мне за 2 км без палки и нисколько не хромая. Первые 2 месяца после операции она ходила на двух костылях, вторые 2 месяца — на одном, а потом стала ходить свободно. На подошве и тыле стопы несколько втянутые здоровые рубцы шириной в сан тиметр, совсем безболезненные. Ф. до сих пор ходит на костылях, но не потому, что мешают рубцы, а вследствие анкилоза стопы в положении сги бания. Ей нужна корригирующая операция.

Флегмоны тыла стопы также близко напоминают флегмоны тыла кис ти. Они, как и на руке, локализуются в подфасциальном пространстве, кото рое ограничено дорзальной фасцией стопы. Эта фасция представляет собой прямое продолжение фасции голени и прикрепляется на краях стопы к I и V плюсневым костям. Дно фасциального ложа составляют покрытые связка ми кости предплюсны и плюсны и тыльные межкостные мышцы. Кроме су хожилий, разгибающих пальцы и стопу мышц, в нем находится m. extensor digitorum brevis, которому грозит опасность гнойного миозита при тяжелых флегмонах тыла стопы. Под lig. cruciatum cruris, гомологичной lig. carpi transversum dorsale, рыхлая клетчатка тыла стопы непосредственно перехо дит в клетчатку переднего фасциального ложа голени, а потому дорзальные флегмоны стопы могут распространяться на голень, подобно тому как дор зальные флегмоны кисти распространяются на предплечье.

Распространение флегмон подошвы на тыл стопы по червеобразным мышцам происходит совершенно так же, как и на руке, но в отличие от флегмон кисти возможно и непосредственное распространение гноя через межплюсневые промежутки. Первичные флегмоны тыла стопы возникают после инфицированных повреждений или инфекции лимфатических сосудов пальцев и стопы. Однажды мы наблюдали вполне типичный случай тяже лой флегмоны вследствие гнойного воспаления сухожильных влагалищ раз гибателей пальцев. В истории болезни Ахмета Р. мы привели случай мета статической флегмоны, начавшейся на тыле стопы и распространившейся через межкостные мышцы на подошву.

Несколько раз мы встречали опасные септические флегмоны тыла сто пы, которые не просто было распознать и оперировать. Вот два примера.

1. Т. Д., 24 лет, поступил в больницу 7/V 1935 г. Среди полного здоровья и без види мой причины 28/IV начались боли в области правого голеностопного сустава. До 5/V боль ной еще мог ходить и лечился амбулаторно, но с этого дня слег в постель и 7/V поступил в терапевтическое отделение. При осмотре там в тот же день больной жаловался на боли в стопе и очень оберегал ногу. На коже стопы, лоснящейся и блестящей, яркая пятнистая крас нота, похожая на рожистую, но без зазубренных краев, свойственных последней. Краснота и ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ отечность занимают наружную половину тыла стопы и наиболее резко выражены впереди и позади лодыжки. Никакого намека на флюктуацию нигде нет. Движения в голеностопном суставе ограничены, но безболезненны. Температура 39°, пульс 100. Лейкоцитоз — 11400.

Во время исследования больного был обнаружен неожиданный симптом: больного нельзя было положить на спину, ибо у него тотчас же появлялось сильное головокружение и позыв на рвоту;

при лежании на боку этого не было. Предположен метастатический очаг в мозжечке, но это не подтвердилось, так как уже на следующий день этот симптом исчез. Поставлен диагноз подкожной флегмоны стопы с сопутствующим ретикулярным лимфангиитом. Два опытных хирурга недоумевали и нерешительно склонялись к диагнозу рожи. Через 2 дня можно было уже заметить неясную флюктуацию впереди и позади латеральной лодыжки.

Больной от операции отказался и согласился на нее только 11 /V. К этому времени припухли уже паховые железы, но были мало болезненны. В моче 0.5%о белка. Резко ремиттирующая лихорадка до 39,5°. 11/V операция под эфирным наркозом. Разрезом впереди лодыжки вскрыт небольшой плоский гнойник под фасцией. Исследование показало, что он проникает до самой синовиальной оболочки голеностопного сустава, но сустав еще не поражен. Вверх флегмона распространялась вдоль сухожилий передних мышц голени, под фасцию, этот затек вскрыт широким рассечением мягких тканей. Второй затек в виде тонкой прослойки гноя найден на тыле стопы, под сухожилиями разгибающих пальцы мышц и над ладьевидной костью. Третий разрез — над дистальным концом III плюсневой кости, где тоже был намек на флюктуацию, гноя не дал, но отсюда палец легко проник во второй разрез, под сухожилиями разгибателей пальцев. Все части флегмонозной полости, или, вернее, щели, дренированы выпускниками из йодоформной марли. Посев гноя дал рост золотистого стафилококка. С 15/V температура стала почти нормальной, боли прошли. 17/V удалены выпускники и начаты горячие лизоло вые ванны, так как грануляции были далеко не чисты и в ранах было много омертвевших тканей. Уже после трех ванн раны очистились, но в них было много гноя. Рубцевание грану ляций шло быстро, и 17/VI больной выписан на амбулаторное лечение с полоской здоровых грануляций на месте главного разреза. Однако позже здесь образовалась торпидная язва, не зажившая еще к 12/VIII, когда больной уехал из Ташкента.

2. Галина Н., 23 лет, поступила 13/Х 1936 г. Считает себя больной с 10/Х, когда появилась припухлость на тыле правой стопы. 12/Х почувствовала недомогание и боли в стопе и на следующий день слегла в постель. Была высокая лихорадка. До этого на наружном крае стопы имелась гноящаяся ссадина, теперь уже зажившая. Температура 39°, пульс 108.

На тыле стопы, в наружной его половине, резко ограниченная краснота, похожая на рожис тую, от которой начинаются полосы трункулярного лимфангиита, идущие по внутренней сто роне голени. Весь тыл стопы припух, причем здесь отмечается резкая болезненность. Около наружной лодыжки небольшое цианотичное пятно. Кожа лоснится и блестит, точно полиро ванная. Самочувствие больной очень плохое. Распознана очень опасная подфасциальная флег мона тыла стопы, и 15/Х сделана операция под эфирным опьянением. Разрез длиной в 18 см начат в латеральной половине тыла стопы и продолжен на голень. На всем протяжении этого разреза была рассечена фасция стопы и голени и lig. cruciatum. Собственно флегмоны в обычной форме не было, но подкожная клетчатка и фасция представляли редкую картину ячеистого студенистого отека с явным переходом в нагноение. Экссудат помещался в резко ограниченных крупных ячейках рыхлой клетчатки. На голени такого студенистого отека еще не было, а лишь простой отек, но палец свободно проникал под фасцию. Рана выполнена марлей с перекисью водорода, и нога фиксирована задней гипсовой шиной. После операции быстро затихли боли и снизилась температура: на 6-й день она была уже нормальной. При редких перевязках в ране находили много жидкого гноя, но она очень быстро очищалась и отлично гранулировала, и 5/XI больную можно было выписать на амбулаторное лечение.

При исследовании гноя в мазке были найдены стрептококки. Посевы, обычные и анаэробные, остались стерильными. Однако на основании клинической картины болезни и особенно харак терной красноты кожи с цианотическим пятном я не сомневаюсь, что это была анаэробная флегмона. Найденный в мазках стрептококк, вероятно, анаэробный, на питательных средах вырастить не удалось.

В обеих этих историях болезни надо отметить характерную черту, ко торую я считаю весьма важной для диагноза подфасциальных септических флегмон, — это розовая яркая краснота кожи с очень определенными, почти зубчатыми краями и своеобразный блеск кожи;

кроме того, разлитая, часто 590 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ очень небольшая припухлость в области красноты и немного дальше за ее пределами. Этот признак доминировал над всеми другими симптомами в следующем случае смертельной септической флегмоны, пограничной между флегмонами тыла стопы и флегмонами промежутка между ахилловым сухо жилием и глубокой фасцией голени, к которым мы сейчас перейдем.

Зин. П., 27 лет, поступила 2/VIII 1935 г. После перенесенного гриппа появилась силь ная боль в области левого голеностопного сустава. При поступлении сильнейшие боли, не большая отечная припухлость, розовая, сильно блестящая кожа во всей области голеностоп ного сустава и предплюсны. Движения в голеностопном суставе особенной боли не вызывают.

Очень тяжелое общее состояние: температура 39,6°, пульс 120;

больная не спит по ночам, бредит. Сердце и легкие в порядке, селезенка не прощупывается. Кровь: л. 9400, п. 7%, с. 74%, лимф. 11%, мон. 8%. Распознана септическая параартикулярная флегмона, и 3/VIII произведена операция под кратковременным эфирным наркозом. Сделаны разрезы позади обе их лодыжек;

в промежутке между ахилловым сухожилием и глубокой фасцией голени найде но немного гноя, имевшего необычный вид и очень похожего на крем. Третий разрез сделан спереди, распрепарованы сухожилия разгибающих мышц, сосуды и нервы, и здесь найдено ничтожное количество такого же гноя. Сзади проведена дренажная трубка и йодоформный выпускник, а спереди — только выпускник. Состояние больной после операции не улучши лось. 3/VIII у нее констатирована плевропневмония, и в ночь на 5/VIII она умерла.

Вскрытие. В левом легком обширная пневмония с множественными небольшими гнойни ками у самой поверхности. В голеностопном суставе немного гноя, хрящи потеряли блеск, серо-красного цвета. Небольшой, не найденный при операции гнойный очаг между нижними концами малоберцовых мышц. Посев гноя дал рост стафилококка. Реакция свертывания плаз мы положительная.

Мы имеем в этом случае грозную гематогенную инфекцию глубокой клетчатки (в промежутке между ахилловым сухожилием и глубокой фасци ей голени) голеностопного сустава и параартикулярных тканей. Распознать гнойный артрит было, конечно, невозможно, да и бесполезно, так как это была молниеносная общая инфекция.

Насколько мне известно, флегмона, локализующаяся в промежутке между ахилловым сухожилием и глубокой фасцией голени, как отдельная типичная форма до сих пор не описывалась. В первом издании этой книги я даже высказал сомнение в существовании таких флегмон. Однако с тех пор мы наблюдали ряд случаев и нашли, что эти флегмоны представляют боль шой клинический интерес;

они своеобразны, часто сопровождаются ослож нениями и потому безусловно заслуживают особого описания.

Французские анатомы называют шейкой стопы — сои de pied то, что у нас носит более громоздкое название области голеностопного сустава. Это удобное название следовало бы принять и нам, и я предложил бы называть задними флегмонами шейки стопы те флегмоны, которые локализуются по зади голеностопного сустава, между глубокой фасцией голени и ахилловым сухожилием. Это мало интересный для анатома промежуток, выполненный рыхлой жировой клетчаткой и ограниченный с боков поверхностной фасци ей голени, которая в области шейки стопы очень утолщена фиброзными пучками, образующими на внутренней стороне lig. laciniatum, а на наруж ной — retinaculum peronaeorum superius. Внизу этот промежуток ограничен верхней поверхностью бугра пяточной кости, а вверху выполняющая его клетчатка без всякой границы переходит в клетчатку, находящуюся между ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ fascia cruris profunda и m. triceps surae. Между нижним концом ахиллова сухожилия и бугром пяточной кости заложена небольшая слизистая сумка, воспаление которой, вероятно, может давать начало задним флегмонам шей ки стопы. Казалось бы, что эти флегмоны скорее всего должны распростра няться вверх, под m. triceps surae, но наши наблюдения показывают, что чаще всего гной прокладывает себе путь кнаружи через фасцию голени, и образуется абсцесс позади латеральной лодыжки. Однажды мы наблюдали и разрушение гноем глубокой фасции, сопровождавшееся гнойным артритом, восходящей глубокой флегмоной голени и нисходящей флегмоной срединно го ложа подошвы.

Три истории болезни, которые мы приводим, ярко изображают симпто матологию, трудности диагностики и оперативное лечение задних флегмон шейки стопы.

1. Мария Л., 69 лет, поступила 8/V 1937 г. В октябре прошлого года она ушибла левую ногу, а через 1V4 месяца снова повредила ее. После этого нога стала болеть, и хирург назначил энергичный массаж, который применялся в течение 2 недель и прекращен 10 дней тому назад, так как сразу же вызвал резкое ухудшение;

боли очень усилились, появилась опухоль, которой прежде не было, началась лихорадка, правда, невысокая. Несмотря на это, хирург настаивал на продолжении массажа, но больная запротестовала. Уже около месяца она лежит в постели. Ногу она постоянно держит согнутой в коленном суставе;

разгибание ноги вызы вает боль. Позади голеностопного сустава большая тестоватая опухоль с покрасневшей ко жей, очень болезненная при ощупывании и обнаруживающая ясное зыбление позади обеих лодыжек. Впереди лодыжек также имеется небольшая тестоватая опухоль;

движения в суста ве почти невозможны вследствие сильной боли. У больной тяжелый миокардит со значитель ным расширением сердца и постоянной аритмией пульса. Распознана задняя флегмона шейки стопы. Вынужденное положение сгибания в коленном суставе объяснено тем, что при этом расслабляется m. triceps surae и уменьшается боль. Боль при движениях в голеностопном суставе объяснена флегмоной позади него, и гнойный артрит исключен уже в силу давности болезни. 8/V операция. Ввиду миокардита наркоз был противопоказан, и потому применена регионарная анестезия. 2% раствор новокаина с адреналином впрыснут к седалищному нерву по моему способу, но анестезии при этом не удалось получить, и потому сделана вторая инъекция в п. tibialis в верхнем углу подколенного ромба;

при этом больная чувствовала, что по ноге разливается теплота. Анестезирован также п. saphenus ниже колена. Минут через 20 наступила полная анестезия и без всякой боли сделаны разрезы позади обеих лодыжек.

В промежутке между ахилловым сухожилием и глубокой фасцией голени найдены дряблые грануляции и жидкий серый гной. При движениях в голеностопном суставе гной не вытекал.

Гнойная полость имела высоту около 6 см;

она дренирована марлевым выпускником, а стопа иммобилизована гипсовой шиной. После операции флегмона затихла, боли прекратились, нога разогнулась и температура скоро стала нормальной. Однако раны заживают вяло ввиду ста рости больной.

2. Рашид Б., 17 лет, 1/V 1937 г. внезапно почувствовал острую боль в левом паху и в нижнем конце правой голени с внутренней стороны. Прислан 7/V в первое отделение Ста линабадской больницы с диагнозом ишиаса. В истории болезни с самого начала отмечено, что у больного яркая краснота с резкими фестончатыми границами позади медиальной лодыж ки. Температура 38,9°, пульс 100. Боли в левой ноге, в правой стопе и голеностопном суста ве. Резкая боль при давлении на левую пупартову связку. Жидкие испражнения раза три в день. Больной пролежал в нервном отделении 7 дней. По мнению консультанта-терапевта, у него было рожистое воспаление позади медиальной лодыжки и токсический энтерит. Продол жалась неправильная лихорадка до 39,3°. К 11/V боль в левой паховой области почти пре кратилась, а на правой ноге краснота, прежде ограничивавшаяся областью позади лодыжки, распространилась на тыл стопы. 13/V консультант-хирург поставил диагноз ограниченной флегмоны позади медиальной лодыжки, и больной был переведен в хирургическое отделение.

14/V ординатор сделал разрез позади медиальной лодыжки при замораживании эфиром;

выш ло много гноя с пузырьками газа. После временного улучшения состояние больного опять ухудшилось. 26/V старший хирург оперировал больного под эфирным наркозом. Углубив сделанный ординатором разрез, он нашел флегмону между ахилловым сухожилием и голенос ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ топным суставом, сделал разрез позади сухожилий малоберцовых мышц и, кроме того, нашел затек гноя по canalis calcaneus в глубину среднего фасциального ложа стопы и сделал не большой разрез на подошве, в который провел дренажную трубку по пяточному каналу. При операции он заметил, что задняя сторона надпяточной кости шероховата и изъедена. И после этой операции температура продолжала давать большие размахи. При осмотре больного 30/V я нашел распространенную флегмону тыла стопы. При немедленно произведенной операции найдено следующее. На протяжении шейки стопы глубокая фасция голени расплавлена гноем, сухожилие m. flexoris hallucis longi омертвело, talus изъеден. Сделан разрез глубокой фасции голени и m. solei до половины голени. Здесь найдено небольшое и довольно вялое распрост ранение флегмоны. Разрез продолжен вниз, через пяточный канал на подошву, почти до пер вого межпальцевого промежутка;

в глубине стопы найдена небольшая задержка гноя и влаж ный некроз клетчатки. Большой разрез на середине тыла стопы, продолженный через lig.

cruciatum на голень, показал, что подфасциальная флегмона с омертвением клетчатки занима ет большую часть тыла стопы, но еще не распространилась под lig. cruciatum. Исходным пунктом ее оказалось гнойное воспаление сустава между надпяточной и ладьевидной костями, над которым связки были разрушены гноем. Talus сильно изъеден и спереди и сверху, где хрящевой покров его в значительной мере разрушен. Эта кость рассечена долотом в сагит тальном направлении на две половины, удалить которые было очень легко вследствие гнойно го расплавления связочного аппарата. Острой ложкой соскоблен изъеденный хрящ медиаль ной лодыжки и снесен долотом также изъеденный sustentaculum tali. Раны рыхло выполнены марлей, и нога уложена в жестяную шину.

В этом случае несомненно была первичная, вероятно, анаэробная, зад няя флегмона шейки стопы, поздно распознанная и осложнившаяся вслед ствие этого гнойным артритом и прогрессирующими флегмонами стопы и голени. Операция понадобилась еще более обширная, чем у наших больных с первичными глубокими флегмонами подошвы.

Третий наш случай задней флегмоны шейки стопы интересен в том отношении, что здесь надо было провести дифференциальный диагноз меж ду этой локализацией флегмоны и глубокой флегмоной подошвы.

3. Петя Ш., 3 лет, поступил 10/V 1936 г. По словам матери, болен около 2 недель. Без всякой видимой причины появилась опухоль голеностопного сустава, боли и лихорадка. Вся область голеностопного сустава представляется увеличенной в объеме, а тыл стопы в значи тельной мере отечен. Кожа позади лодыжек и на тыле стопы слегка покраснела. При ощупы вании определяется значительный воспалительный инфильтрат над медиальной лодыжкой и позади нее. Позади латеральной лодыжки ясная флюктуация. В области пяточного канала заметная припухлость и болезненность. На подошве также имеется припухлость, но не осо бенно значительная.

Толковать эти симптомы можно было различно. Ясно было, что гнойник локализуется позади голеностопного сустава, но нельзя было с уверенностью распознать первичную зад нюю флегмону шейки стопы, так как воспалительный инфильтрат позади медиальной лодыж ки не доходил до ахиллова сухожилия и между ними оставался свободный промежуток. Ввиду припухлости подошвы можно было допустить, что дело началось с глубокой флегмоны стопы от незамеченного повреждения и гной распространился в пяточный канал. Температура у ребенка была 39,5°, пульс 120, поэтому можно было предполагать, что гной уже проник сзади в голеностопный сустав.

11 /V операция под эфирным наркозом. Сделан пробный прокол голеностопного сустава, но гноя не получено. Дугообразный разрез позади латеральной лодыжки и сухожилий мало берцовых мышц;

из-под фасции вытекло около 1 мл густого гноя, помещавшегося между глу бокой фасцией голени и ахилловым сухожилием. Сюда введен марлевый выпускник. Большим дугообразным разрезом позади медиальной лодыжки вскрыта глубокая фасция, распрепарова ны сосуды, нерв и сухожильные влагалища, проведен желобоватый зонд через пяточный канал на подошву, но нигде гноя не оказалось. Рана припудрена йодоформом и зашита с марле вым выпускником. Температура после операции быстро снизилась до нормы. 14/V удалены выпускники, a 16/V сняты швы. Раны чисты, отек стопы исчез, ребенок весел. 20/V он выписан с близкими к полному заживлению ранами.

ФЛЕГМОНЫ СТОПЫ $ В одном из наших случаев после операции задней флегмоны шейки стопы очень долго, более 3 месяцев, не заживали разрезы, не исчезала опу холь, продолжалась неправильная лихорадка и без конца тек в очень боль шом количестве жидкий гной. Причиной этого было омертвение передней части ахиллова сухожилия, клочья которого постоянно приходилось удалять.

Такое тяжелое осложнение мы неоднократно наблюдали и при гнойном го ните после радикального вскрытия затека между m. triceps surae и глубокой фасцией голени.

Мы закончили разбор флегмон стопы. Но следует упомянуть еще о воспалении суставов предплюсны и плюсны, так как знание их необходимо для правильной диагностики флегмон. Кроме того, эти артриты могут давать начало флегмонам стопы, как мы видели в истории болезни С. и как, по видимому, было в следующем случае.

Ахмет Г., 55 лет, болен 2 месяца. Вначале появились боли в левой стопе без всякой видимой причины. Опухоли не было, но наступать на ногу больной не мог вследствие сильной боли. С 21/X 1935 г. больной находился в больнице и пролежал там месяц. За это время на тыле стопы появились опухоль и покраснение кожи. Все время была неправильная температу ра, не поднимавшаяся выше 38°. Лечили сперва салициловым натрием, потом йодистым калием и ихтиоловыми компрессами. К нам поступил 21/XI. Общее состояние больного удовлетвори тельно, питание пониженное, легкие в норме, тоны сердца глухи, границы нормальны. Пульс 68, температура нормальна, пищеварение и мочеиспускание нормальны, в моче ничтожные следы белка. Левая стопа увеличена в объеме за счет твердой опухоли над предплюсной.

Кожа на тыле стопы и на внутреннем крае ее покраснела. Ощупывание опухоли и в особенно сти движения в суставах плюсны и предплюсны вызывают сильную боль. В голеностопном суставе движения свободны и безболезненны. Рентгенограмма показала очень резкий остео пороз всех костей средней части стопы (кубовидной, ладьевидной, клиновидных и оснований плюсневых костей) и крайнюю неясность суставных линий между ними. Распознано воспале ние суставов стопы неизвестной этиологии. Лечение состояло в применении сперва спирто вых компрессов, потом сухого тепла и протеинотерапии в виде инъекций молока, после кото рых температура доходила до 38° и выше, а боли в стопе усиливались. В результате боли в течение дня прекратились и беспокоили больного только ночью. Был назначен йодистый ка лий в большой дозе. Почти через месяц после поступления больной заболел рожей лица, и его пришлось перевести в инфекционную больницу. В последнее время замечена болезненная припухлость на подошве с краснотой кожи и неясной флюктуацией. По-видимому, воспаление суставов осложнилось флегмоной подошвы.

Мы имели еще два случая множественных артритов стопы, очень похо жих на только что приведенный. На первый взгляд можно было предполо жить дорзальную флегмону стопы, так как у больных была очень чувстви тельная опухоль с покраснением кожи. У женщины, 39 лет, болезнь нача лась после двукратного ушиба стопы. Рентгенограмма была очень похожа на ту, которую мы описали в истории болезни Ахмета Г., но остеопороз кос тей был выражен еще более резко: клиновидные кости и основания плюсне вых почти совсем растаяли. На профильном снимке видно очень заметное расширение суставной щели между ладьевидной и клиновидными костями и неровность суставной поверхности ладьевидной кости. Исследованиями были исключены гоноррея, сифилис и бруцеллез. После полуторамесячного лечения гипсовой повязкой и инъекциями молока боли прошли и больная начала ходить. Как и у Г., боли в стопе у нее были особенно сильны по ночам.

594 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ У третьего больного артриты стопы были явно гонорейного происхож дения. В течение месяца он был излечен гоновакциной и гипсовой повязкой.

Остеопороз костей предплюсны и у него был выражен крайне резко, и сус тавные щели на рентгенограмме не различались.

В заключение приведу случай трагической смерти инженера П., кото рый я не могу забыть, будучи убежден, что его можно было бы спасти ампутацией голени, если бы в 1935 г. я знал о флегмонах стопы то, что знаю теперь.

В начале 1935 г. он болел гидраденитом и фурункулезом, а 8/III при служебных разъез дах попал в ураган и долго шел в ледяной воде реки, доходившей почти до паха. 15/Ш промочил ноги и целые сутки ехал в поезде с мокрыми ногами. Вскоре начались сильные боли в левой стопе и высокая лихорадка гектического типа. 21/III больной поступил в боль ницу в тяжелом септическом состоянии. Все жалобы его сосредоточились на стопе, на кото рую он совсем не мог наступать. На всем тыле стопы и в области лодыжек был умеренный воспалительный отек, а книзу и сзади от латеральной лодыжки краснота кожи. Движения в голеностопном суставе почти свободны, но тарзо-метатарзальные и интертарзальные суставы чрезвычайно болезненны. Лейкоцитоз —13 000. В моче эритроциты. Из крови получена куль тура золотистого стафилококка, 28/Ш метастаз в правом грудино-ключичном сочленении.

Позади наружной лодыжки как будто флюктуация. Разрез до фасции гноя не обнаружил;

тем не менее на следующий день рана полна гноя. Был пущен в ход весь арсенал средств против общего заражения и, между прочим, влито в вену 10 мл 2% раствора колларгола. Эффект получился очень яркий: при ознобе появились сильнейшие рвущие боли в стопе, к вечеру затихшие и сменившиеся огромным облегчением;

больной говорил, что от прежних болей в стопе остались только следы. Опухоль и боли в грудино-ключичном суставе также значитель но уменьшились. Почти месяц больной боролся со смертью. На вскрытии найдено обширное гнилостное воспаление обоих легких, множественные мелкие абсцессы в почках, совсем раз мягченные надпочечники, большая мягкая расплывающаяся селезенка, разрушение грудино ключичного сочленения с гнилостным распадом мягких тканей. Самое главное для нас — ис следование суставов стопы — было упущено патологоанатомом, однако едва ли можно со мневаться, что у больного было гнойное воспаление их.

ГЛАВА XXXVII ГНОЙНЫЕ ВОСПАЛЕНИЯ В ОБЛАСТИ ГОЛЕНОСТОПНОГО СУСТАВА Девочка 12 лет прислана врачом для операции с диагнозом «гнойное вос паление голеностопного сустава», и студент, работавший более года в моем отделении, без колебаний подтвердил этот диагноз.

Дело обстояло так. Недели две тому назад у девочки появились боли, краснота и при пухлость на латеральной стороне сустава, в области лодыжки: дня три она еще ходила в школу, затем слегла в постель и теперь ходить не может. На латеральной стороне сустава имеется довольно большой гнойник, простирающийся почти от середины передней поверхнос ти сустава до пяточного (ахиллова) сухожилия;

он обнаруживает весьма поверхностное зыб ление, кожа над ним уже несколько истончена, багрового цвета. На медиальной стороне, меж ду задним краем лодыжки и пяточным сухожилием, кожа воспалительно инфильтрирована, отечна, сине-багрового цвета;

давление пальцем в этом месте не особенно болезненно. Движе ния в суставе довольно свободны и почти безболезненны, толчок в подошву под суставом боли в последнем не вызывает. Температура 37,5°, общее состояние хорошее, пульс нормаль ной частоты.

В суставе ли нагноение? Никоим образом. При гнойном артрите двухне дельной давности не может не быть тяжелых общих явлений, высокой тем пературы и очень сильных болей в суставе при малейших движениях и при толчке, передающемся на суставные поверхности. В начале гнойного артри та девочка не могла бы ходить в школу. Только нагноения, сопровождаю щие тяжелые нейропатического происхождения деструктивные изменения в суставах (tabes dorsalis, syringomyelia), не вызывают этих тяжелых симпто мов. Кроме того, при всяком скоплении жидкости в голеностопном суставе капсула его выпячивается на наиболее податливых местах, там, где она сла бо натянута и не покрыта сухожилиями и крепкими связками. Такие места в голеностопном суставе имеются на передней стороне его, между передни ми краями обеих лодыжек и сухожилиями разгибающих мышц, проходящи ми по середине передней поверхности сустава (m. tibialis anterior, m. ex tensor hallucis longus, m. extensor digitorum communis longus). В этих так называемых предлодыжковых желобках и выпячивается в виде двух вали ков синовиальная оболочка при выпотах в суставе. Здесь же делается проб ный прокол сустава и вскрытие его разрезами. В нашем же случае медиаль ный желобок совершенно плоский, а область латерального занята постепен но сходящим на нет продолжением абсцесса латеральной стороны сустава.

Другое слабое место суставной сумки находится на задней стороне сустава, но здесь тонкая капсула обращена в глубокое фасциальное ложе задней стороны голени, покрыта сгибающими мышцами (mm. tibialis posterior, flexor digitorum communis longus, flexor hallucis и longus) и туго натянутой глубо кой фасцией голени, и потому выпячивание здесь становится заметным лишь при бугорчатке сустава, когда фунгозные массы прорастут за границу глубо кой фасции. Если в этом месте произойдет прободение капсулы при гной ном артрите, то гной распространится в глубоком фасциальном ложе голени и вдоль сухожилий сгибающих мышц, нервов и сосудов стечет в глубину подошвы.

Где же локализуется нагноение, если не в суставе? Каково происхож дение красноты, отечности и воспалительной инфильтрации кожи позади 594 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ медиальной лодыжки? Ответ на эти вопросы дают следы двух недавно за живших эктим, ясно видные на тыле стопы, вблизи основания большого и второго пальцев. Если эти эктимы послужили источником распространения инфекции, то какими путями? Эктимы занимают только эпидермис и не проникают через всю толщу кожи до подкожной клетчатки;

поэтому, как правило, инфицируются только лимфатические сосуды, тромбофлебит же мельчайших подкожных вен хотя и возможен, но составляет очень редкое исключение при столь поверхностных нагноениях. Сеть лимфатических со судов стопы необычайно обильна и именно на пальцах и у их оснований в дистальной части стопы;

образующиеся из нее крупные сосуды идут на го лень в двух направлениях: на медиальную сторону голени вместе с v. saphena magna (большинство сосудов) и на заднюю ее сторону (позади латеральной лодыжки) вместе с v. saphena parva.

Абсцесс и воспалительная инфильтрация кожи образовались у нашей больной именно по ходу этих обеих групп лимфатических сосудов. На лате ральной стороне лимфангиит привел к образованию большого подкожного абсцесса, на медиальной же дело ограничилось лишь отеком и инфильтраци ей подкожной клетчатки вокруг воспаленных лимфатических сосудов и не дошло до нагноения. Несомненно ли это так? Не является ли воспаление подкожной клетчатки позади медиальной лодыжки признаком глубокого на гноения, не является ли подкожный абсцесс на латеральной стороне лишь поверхностной частью глубокого абсцесса, проложившего себе дорогу под кожу?

Где же в глубине могло бы локализоваться нагноение? Возможность гнойного воспаления сустава мы уже исключили;

но если бы даже и был гной в суставе, то он не мог бы проложить себе дорогу ни на латеральную, ни на медиальную сторону сустава, ибо здесь расположены очень крепкие и широкие связки. Остается допустить нагноение в промежутке между повер хностной и глубокой фасциями голени, впереди пяточного сухожилия. Соб ственная фасция голени, ограничивающая с боков этот промежуток, очень толста, так как на медиальной стороне она подкреплена фиброзной тканью lig. laciniati, а на латеральной — пучками retinaculi peronaeorum superioris.

Такой преграды не может преодолеть гной, имеющий полную возможность распространяться вверх, по жировой клетчатке, которая выполняет проме жуток между пяточным сухожилием и глубокой фасцией, и по межмышечной клетчатке вдоль m. soleus и т. gastrocnemius.

Итак, мы приступаем к операции с твердо установленным диагнозом под кожного гнойника. На медиальной стороне ничего резать не надо, так как там гноя нет. В области латерального абсцесса разветвляются только п. ре ronaeus и п. suralis. Я впрыскиваю 2% раствор новокаина с адреналином в п. peronaeus communis у сухожилия m. bicipitis femoris и в подкожную клет чатку выше гнойника, поперек хода п. suralis. Через 10 минут без всякой боли вскрываю широким вертикальным разрезом абсцесс на его середине, с таким расчетом, однако, чтобы не поранить близко проходящих v. saphena parva и п. suralis. Дно подкожного гнойника составляет крепкая фасция, никаких ходов в глубину нет. Недостаточно, однако, одного разреза, так как в больших подкожных карманах спереди и сзади от срединного разреза может застаиваться гной;

поэтому я делаю меньшие разрезы спереди и сза ди от середины и через все три разреза провожу марлевые выпускники. При ГНОЙНЫЕ ВОСПАЛЕНИЯ В ОБЛАСТИ ГОЛЕНОСТОПНОГО СУСТАВА проведении переднего разреза я напомнил студентам о п. peronaeus su perficialis, показал точно его направление и сделал разрез на 1 см кнаружи и от того места, где хотелось бы сделать его соответственно размерам подкож ного кармана, но где как раз проходил этот нерв. Через 2 недели девочка выписана из больницы здоровой.

Второй случай имеет некоторые черты сходства с только что нами ра зобранным. Здесь также мы имеем дело с гнойником на латеральной поверх ности голеностопного сустава, над латеральной лодыжкой, и с припухлос тью позади медиальной лодыжки;

но есть и весьма существенные отличия.

Мальчик, 15 лет, 2 недели тому назад внезапно почувствовал боль в горле при глота нии, и у него поднялась температура. Через 3 дня он проснулся ночью от боли в левом колене, на следующий день не мог двигать ногой и держал ее полусогнутой в коленном суста ве. Лихорадка продолжалась, и по утрам больной сильно потел. Однако в тот же день после растирания и теплой ванны боль в колене прошла, но уже к вечеру появились сильные боли в правом голеностопном суставе. Позвали «бабушку», и она «поправила» сустав, но боли в нем все усиливались и появилась припухлость;

наступить на ногу больной не мог с первого дня. Три дня тому назад самостоятельно вскрылся гнойник над латеральной лодыжкой и вы тек густой гной. Больного все время лечили компрессами и припарками. Он бледен, имеет измученный вид, очень бережет больную ногу. Температура 39°, пульс ПО в минуту. Вся стопа слегка отечна, движения ее, даже самые легкие, вызывают в голеностопном суставе сильную боль, и при этом из вскрывшегося абсцесса над латеральной лодыжкой вытекает в небольшом количестве гной и синовиальная жидкость. Позади медиальной лодыжки неболь шая припухлость;

давление здесь болезненно, как и в переднем отделе сустава, по бокам сухожилий разгибающих мышц.

Диагноз совершенно ясен: у больного метастатическое гнойное воспа ление голеностопного сустава после первичного гнойного воспаления глоточ ной миндалины (ангины). Начавшееся в коленном суставе воспаление за кончилось абортивно, и теперь болей в нем нет, движения свободны. Боль ной в опасном состоянии, и я немедленно произвожу ему операцию под эфирным наркозом. На бедро накладывается жгут Эсмарха. Первым разре зом, вертикально проходящим впереди латеральной лодыжки, я вскрываю параартикулярный гнойник, содержащий довольно много гноя, несмотря на самостоятельное вскрытие его. На дне этого гнойника видно маленькое от верстие, из которого при движениях стопы вытекает гной и синовиальная жидкость. Разрез углубляется и проникает в сустав. Вторым таким же раз резом сустав вскрывается впереди медиальной лодыжки, между ней и сухо жилием m. tibialis anterioris, и из одного разреза в другой проводится дре нажная трубка. Не довольно ли этого, не кончена ли операция? Нет, ибо голеностопный сустав имеет сложную форму, и потому вообще недостаточ но дренировать лишь передний отдел его;

в нашем же случае есть прямое указание на заболевание заднего отдела сустава: позади медиальной лодыж ки ясно заметна небольшая припухлость. Здесь также должен быть сделан разрез, проникающий в сустав. Однако разрез этот можно сделать лишь при точном знании топографической анатомии. Здесь проходят задняя боль шеберцовая артерия с двумя сопровождающими ее венами, нерв и сухожи лия mm. tibialis posterioris, flexoris digitorum communis long;

и flexoris hallucis longi с их сухожильными влагалищами. Все эти органы расположе ны под глубокой фасцией голени и преграждают путь в сустав. Я разрезаю кожу с подкожной клетчаткой и обнажаю поверхностную фасцию голени, сильно укрепленную здесь волокнами lig. laciniati. Разрезав эту фасцию и 598 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ пройдя небольшой слой воспалительно инфильтрированной клетчатки, я на хожу глубокую фасцию голени, а под ней задние болыиеберцовые сосуды и нерв;

помощник оттягивает их все в сторону тупым крючком, и я вскрываю сустав в промежутке между сухожилиями m. flexoris digitorum и т. flexoris hallucis.

Тотчас вытекло не менее чайной ложки гноя, и, следовательно, именно здесь, в заднем отделе сустава, локализовалось главным образом гнойное воспаление. В этот разрез введена вторая дренажная трубка вплоть до задне го края латеральной лодыжки, стопа фиксирована толстой ватной повязкой с проволочной шиной Крамера от подколенной ямки до пальцев. Вопреки ожи даниям, температура оставалась высокой еще несколько дней;

причиной это го оказался маленький абсцесс, образовавшийся у заднего края латеральной лодыжки. После вскрытия этого абсцесса температура быстро понизилась, и в дальнейшем выздоровление шло без всяких осложнений.

В главе о флегмонах стопы я указал путь, по которому гной, подняв шись из глубины подошвы по пяточному каналу и поступив таким образом в глубокое фасциальное ложе голени, может проникнуть в голеностопный сустав, и привел клинический пример такого осложнения. Мы наблюдали также миграцию гноя в обратном направлении — из голеностопного сустава в глубину подошвы. Этот случай очень поучителен.

Василий Г., красноармеец, ранен осколком мины 11/IX 1942 г. в левый голеностопный сустав. На рентгенограмме виден крупный ( 2x2 см) осколок снаряда в шейке подпяточной кости. Больной поступил с рубцом на месте вхождения осколка на переднелатеральной сторо не сустава. Наступать на ногу не может, так как чувствует при этом сильную боль. 18/XII произведена операция под регионарной анестезией седалищного нерва, обеспечившей полную безболезненность. Переднелатеральным разрезом вскрыт голеностопный сустав и из шейки надпяточной кости удален желобоватым долотом металлический осколок, окруженный слоем размягченной кости. Ясно было, что грозила инфекция из этого костного очага, о чем больной был предупрежден до операции. Рана зашита с йодоформным выпускником. 21/XII начались сильные боли в суставе, и температура поднялась до 40°. 23/XII сделан пробный прокол сустава на месте замеченной накануне эластической припухлости на переднемедиальной сто роне сустава, но гноя не получено. На этом же месте сделан артротомический разрез, но и он не обнаружил гноя в суставе. Введен марлевый выпускник и наложена гипсовая повязка на стопу и голень. Температура держалась до 39-40°. В первые дни больной не спал по ночам от болей, затем боли затихли и лихорадка прекратилась до 31/XII, когда температура снова под нялась до 39,3°. 3/1 замечена флюктуирующая припухлость позади медиальной лодыжки;

5/ 1943 г. под эфирным наркозом сделана операция. К этому времени определилась уже флюкту ация и позади латеральной лодыжки. Сделаны большие разрезы на внутренней и наружной сторонах нижней трети голени и вскрыта флегмона под глубокой фасцией голени, отчасти вышедшая уже и под кожу. Здесь введена в поперечном направлении дренажная трубка, а вторая — через передний отдел сустава. Стопа фиксирована задней гипсовой шиной. И эта операция лишь немного улучшила состояние больного: 14/1 началась боль в подошве, темпе ратура поднялась до 39,2°. Распознан затек гноя в глубину подошвы, и 15/1 под эфирным наркозом сделан большой глубокий разрез вдоль всего медиального края подошвенного апо невроза и продолжен дугообразно вверх, причем пяточный канал рассечен на всем его протя жении. Как и предполагалось, в глубине подошвы и в пяточном канале найден гнойный затек. Большая рана рыхло выполнена йодоформной марлей. Скоро тяжелый гнойный процесс затих, температура понизилась, и большая рана отлично заживала. Больной был излечен с сохранением нормальных движений в голеностопном суставе, но еще через 2 месяца после последней операции не наступал на ногу вследствие болезненности рубцов. Он послан на грязевый курорт.

Этот случай подтверждает мое мнение, что при гнойных артритах глав ная опасность кроется в параартикулярных затеках гноя, на которых преж ГНОЙНЫЕ ВОСПАЛЕНИЯ В ОБЛАСТИ ГОЛЕНОСТОПНОГО СУСТАВА де всего должно быть сосредоточено внимание хирурга. Он интересен также в том отношении, что гнойное воспаление с самого начала локализовалось в заднем отделе сустава. Во всех затяжных, тяжело протекающих случаях артрита, когда, как и во всех других суставах, дело уже дошло до кариозно го процесса в суставных хрящах и в губчатом веществе таранной кости, необходимо удалить эту кость. Течение болезни Василия Г. показывает, что даже при очень вирулентной инфекции процесс при правильном и своевре менном лечении благополучно заканчивается в несколько недель, причем даже может сохраниться нормальная подвижность в суставе. Поэтому, если после артротомии и вскрытия параартикулярных затеков высокая темпера тура и боли в суставе не прекращаются, а тем более если появляются симп томы общей гнойной инфекции, необходимо поскорее удалить надпяточную кость. Это довольно трудная операция, для производства которой необходи мо точно помнить форму таранной кости и связочный аппарат голеностопно го сустава. Хороший доступ к подлежащей эксцизии кости дает наружный дугообразный разрез. Ход операции таков: после кожного разреза отпрепа ровывают сухожилия мышц, разгибающих стопу и пальцы, вместе с a. dor salis pedis и глубокой ветвью малоберцового нерва, и оттягивают тупым крючком кпереди. Капсула сустава рассекается спереди по краям большебер цовой кости и лодыжек. При подошвенном сгибании стопы перерезается из нутри наружная боковая связка, состоящая из трех пучков, из которых передний и задний прикрепляются к таранной кости, а средний — к пяточ ной. Затем вскрывается сустав между головкой таранной кости и ладьевид ной костью и рассекается крепкая межкостная связка в sinus tarsi. Остается перерезать очень крепкую внутреннюю боковую связку, соединяющую ме диальную лодыжку с телом надпяточной кости. Это не всегда возможно сде лать изнутри, и тогда необходим дополнительный кожный разрез у медиаль ной лодыжки. После перерезки этой связки кость удерживается только сла бой задней частью суставной капсулы, которую можно разорвать, захватив удаляемую кость костедержателем. Это безопаснее, чем перерезка капсулы, при которой можно ранить заднюю большеберцовую артерию. В запущен ных случаях, когда таранная кость размягчена гнойным оститом, а ее связоч ный аппарат в значительной мере разрушен, операция легко выполнима по другому способу. Через большой передний, продольный или поперечный раз рез таранную кость рассекают широким долотом в сагиттальном направле нии на две половины;

каждую из них захватывают костедержателем, после чего ее легко можно вырвать, иногда даже не рассекая боковых и межкост ной связок.

Нередко функциональные результаты после удаления таранной кости бывают очень хороши. Пяточная кость входит в лодыжковую вилку, а ладь евидная упирается в передний край большеберцовой кости;

образуется но вая фиброзная капсула, и становится возможным сгибание и разгибание сто пы в объеме двух третей нормальных движений. Через несколько лет, когда определяется окончательный функциональный результат операции, больные проходят по 10-20 км, причем их походка почти не отличается от нормаль ной. Необходимым условием успеха является, конечно, сохранение лодыжек при операции.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.