WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |

«УДК 617-089 ББК 54.5 В65 Войно-Ясенецкий В. Ф. (Архиепископ Лука) Очерки гнойной хирургии. — М. — СПб.: ЗАО «Издательство БИНОМ», «Невский Диалект», 2000 - 704 с, ил. ...»

-- [ Страница 15 ] --

температура стала давать большие размахи, и 18/Х1 дошла до 40°, пульс был очень част.

Если при продолжительном гнойном воспалении коленного сустава в нем появляются сильные боли, то это всегда служит верным признаком изъязвле ния и разрушения эпифизарных хрящей;

к этому обыкновенно присоединя ется значительная отечность и припухлость параартикулярных тканей. По скорее надо делать резекцию сустава, ибо без нее больной погибнет. У М.

было еще и другое показание к резекции сустава: после артротомии темпе ратура не только не понизилась, но уже на 5-й день дошла до 40°;

это обо значало наличие параартикулярного гнойника или даже начало общей гной ной инфекции.

Резекция произведена 22/Х1, на 9-й день после артротомии. Сустав вскрыт разрезом Текстора, и в нем найдено обширное разрушение хрящей. Кость на распиле была здорова.

Кроме того, найден и вскрыт разрезом на медиальной стороне голени большой гнойный затек под fascia cruris promnda вдоль глубоких сгибающих мышц. Удалены обе половинки разруб ленного надколенника, сустав в разных местах дренирован марлевыми выпускниками, и кож ный лоскут пришит только двумя швами. Нога уложена в проволочный желоб, который через три дня заменен прерывающейся гипсовой повязкой. Температура после операции понизилась, и боли стали небольшими, но общее состояние долго еще было тяжелым. 6/XII замечен пролежень в паховом сгибе, под краем гипсовой повязки, и по снятии ее на крестце найден второй большой пролежень;

мягкие части, покрывающие крестец, омертвели до кости. Гипсо вая повязка снова заменена проволочной шиной. Резекционная рана и разрез на голени покры лись дряблыми грануляциями, но отделение гноя из них быстро уменьшалось и скоро прекратилось. Пролежень на крестце все увеличивался в ширину и в глубину, появились новые очаги омертвения кожи над остистыми отростками поясничных позвонков и над задни ми остями подвздошных костей. Продолжалась умеренная лихорадка, и больной сильно исху дал. Никакой наклонности к сращиванию костей не было заметно, появился умеренный отек голени и стопы. Движения ноги снова стали крайне болезненными, и с 20/ХИ перевязки пришлось делать под эфирным опьянением.

Если бы после резекции сустава дело обстояло благополучно, то не было бы ни истощения больного, ни длительной, хотя и невысокой лихорад ки, ни пролежней, рана хорошо бы заживала, а кости срастались. Сильные боли в ноге и отечность голени и стопы объяснили причину всех рас стройств: в глубине голени, очевидно, продолжался гнойный процесс, кото рый и был причиной хронической септицемии. Спасти жизнь больного мож но было только ампутацией бедра, но он долго не соглашался на нее.

3/1 1916 г. под эфирным наркозом произведена ампутация на середине бедра по одномо ментному круговому способу. Культя оставлена совершенно открытой, как это полагается при всякой ампутации по поводу септического процесса, поверхность ее полита стерильным мас лом и покрыта пропитанными маслом салфетками. Мышцы бедра были сильно перерождены и местами имели серо-желтоватый цвет.

Исследование ампутированной ноги дало чрезвычайно важный резуль тат. Поверхности распилов суставных концов костей имеют хороший вид и ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА покрыты здоровыми грануляциями, ни малейших следов сращения или хотя бы образования соединительной ткани нет. У задней поверхности верхнего конца большеберцовой кости найден небольшой гнойник, из которого обра зовались обширные затеки гноя в голень и стопу. Гной спускался по двум путям: во-первых, под глубокой фасцией голени, вдоль mm. flexor digitorurn communis longus, flexor hallucis longus и tibialis posterior;

вдоль их сухожи лий гной проник в глубокий слой подошвы и образовал там обширное скоп ление;

во-вторых, гной следовал вдоль малоберцовой кости, проник между наружной лодыжкой и большеберцовой костью в голеностопный сустав, хрящи которого сплошь разрушены, и, наконец, вдоль сухожилия m. peronaei longi спустился на подошву, где слился с гнойником, натекшим вдоль глубо ких задних мышц голени. Интересно, что при таком тяжком и обширном гной ном процессе температура у больного в течение последних 2 недель была почти нормальной, а пульс колебался от 84 до 98 в минуту. Я видел много и других примеров такой потери гноем пирогенных свойств при продолжи тельных гнойных воспалениях. Особенно помню мальчика 14 лет с остеомие литом двухмесячной давности. Его привезли ко мне в Туруханскую больни цу на лодке по Енисею, за 750 км;

по дороге у него произошел перелом больной бедренной кости, все бедро было наполнено гноем, но, несмотря на все это, температура у него была почти нормальна.

После ампутации М. стал быстро поправляться. Края кожи на незашитой ампутацион ной культе сближались, точно стягиваемые кисетным швом;

заживление пролежней также шло хорошо, больной окреп и пополнел.

Эту историю болезни мы привели как пример очень плохого лечения, ибо, конечно, ничего нет хорошего в том, что больной, пролежав в больни це 6/4 месяцев, перенес три операции, дошел до истощения, получил огром ные пролежни и едва-едва вышел живым, но без ноги. Не скажу, однако, чтобы за это меня следовало назвать очень плохим хирургом. Я действовал по общепринятым тогда правилам и если назвал в начале очерка наложение гипсовой повязки после промывания сустава нелепой ошибкой, то только со своей нынешней точки зрения на лечение гнойного гонита. Во многих хи рургических отчетах и статьях о гнойном воспалении коленного сустава вы найдете нисколько не лучшие и даже гораздо худшие истории болезни.

Что же служит причиной столь неудовлетворительных результатов?

С полной уверенностью и решительностью отвечу: застой гноя в заднем отделе сустава! Это важнейшая черта в патологии гнойного гонита, ибо застоем гноя позади мыщелков бедра вызываются все опаснейшие осложне ния его: затеки гноя в подколенную ямку и между мышцами голени и бед ра, кровотечения из подколенной артерий и ее ветвей, изъязвление и разру шение эпифизарных хрящей, остит и остеомиелит, септическое заражение и общая гнойная инфекция с метастазами. К такому заключению меня приве ли наблюдения над многими больными при операциях и вскрытиях. Анато мическое исследование коленного сустава с точки зрения патологии гнойно го воспаления его дало мне прочное обоснование клинических наблюдений.

Вот чему научили вскрытия: с топографоанатомической точки зрения необходимо строго разграничить передний и задний отделы суставной поло сти. Относительно небольшая задняя часть полости расположена позади зад них концов мыщелка бедра и сообщается с передней частью ее только при 530 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ помощи двух узких щелей по бокам латерального и медиального мыщелков бедра и двух таких же узких щелей между крестовидными связками и меди альными поверхностями обоих мыщелков. Щелевидные сообщения эти, и в нормальных условиях узкие, при воспалительном припухании синовиальной оболочки почти вовсе исчезают, и потому с топографо- и патологоанатоми ческой точек зрения задний отдел суставов при гнойном воспалении его надо считать изолированным от переднего. Но этого мало: в заднем отделе суставной полости существует срединная, приблизительно сагиттально рас положенная перегородка, состоящая из задней крестообразной связки и lig. menisci lateralis Roberti. Когда воспалительно припухает покрывающая эти связки синовиальная оболочка, то перегородка эта, неполная в нормаль ном состоянии, становится полной, и задняя часть суставной полости пре вращается в два небольших замкнутых пространства, из которых одно рас положено позади медиального мыщелка бедра, а другое позади латерального.

Мы их называем recessus posterior medialis и recessus posterior lateralis. Эти теоретические соображения могли бы показаться неубедительными, но два наших клинических наблюдения безусловно подтвердили их верность. В од ном случае я оперировал по описываемому ниже способу гнойный артрит колена на второй или третий день болезни, начавшийся на моих глазах у больной, оперированной по поводу глубокой флегмоны голени. После вскры тия переднего отдела сустава, в котором я нашел слизисто-гнойный экссу дат, я вскрыл отдельными разрезами recessus posterior medialis и recessus posterior lateralis и в первом нашел совершенно здоровую синовиальную оболочку и никакого экссудата, а второй был туго наполнен жидким гноем, брызнувшим при разрезе. У другого больного, также оперированного очень рано, я нашел гной в переднем отделе сустава и в recessus lateralis, но recessus medialis оказался совершенно здоровым1.

Весьма важные заключения должны мы сделать из этих наблюдений и анатомических фактов: задняя часть сустава при гнойном воспалении его бывает или вполне, или в значительной мере изолированной от передней и потому может быть местом застоя гноя. Этим объясняются весьма частые неудачи обычно применяемой операции, которая состоит во вскрытии пере днебоковыми разрезами только переднего отдела сустава. Ясно, что при этом гной застаивается в recessus posterior lateralis и medialis или в одном из них и суставные хрящи, постоянно омываемые здесь гноем, узурируются и раз рушаются, а потом гнойное воспаление переходит на кость и костный мозг.

Патологическое значение recessus posterior lateralis и medialis в огром ной мере увеличивается еще тем обстоятельством, что именно здесь полость сустава сообщается с околосуставными слизистыми сумками: в recessus posterior lateralis может открываться bursa m. poplitei, а в recessus posterior medialis — bursa m. semimembranosi и bursa capitis medialis m. gastrocnemii;

поэтому столь опасные гнойные затеки в подколенную ямку и в глубину голени образуются именно тогда, когда гной застаивается в заднем отделе сустава и отсюда проникает в одну из этих слизистых сумок. Ясно поэтому, какое огромное значение должно иметь своевременное, т. е. очень раннее, вскрытие и дренирование recessus potserioris lateralis и medialis, притом каж дого в отдельности, ибо, как мы нашли, они почти полностью изолированы Со времени первого издания этой книги я еще много раз имел такие наблюдения.

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА друг от друга и от переднего отдела сустава. Если это будет признано всеми хирургами как непререкаемое правило, можно утверждать, что гнойные па раартикулярные затеки и вторичные резекции отойдут в область преданий и только в виде редкого исключения будут наблюдаться в поздно опериро ванных, очень запущенных случаях.

О необходимости вскрытия заднего отдела коленного сустава особыми разрезами, конечно, не я первый говорю, но насколько мне известно, до сих пор еще не было обращено внимания на важный факт изолированности recessus posterioris lateralis и medialis. Кроме того, обычно считают нужным вскрыть задний отдел сустава лишь тогда, когда появляются уже признаки затека гноя в глубину подколенной впадины;

при этом в большинстве слу чаев рекомендуется делать один разрез сзади, в подколенной ямке. И то, и другое мы считаем совершенно неправильным: задний отдел сустава должен быть вскрыт не вторично, а первично, как можно раньше, и притом не одним задним, а двумя боковыми разрезами. Всякий, кто пробовал вскрывать ко ленный сустав со стороны подколенной ямки, испытывал, конечно, при этом тягостное чувство большой анатомической неуверенности, а в конце кон цов и большую неудовлетворенность, ибо отчетливо момента вскрытия сус тавной капсулы не замечал и кое-как вставлял дренажную трубку по на правлению к прощупанному на большой глубине мыщелку бедра. Нам ка жется, что иначе и быть не может, ибо путь сзади совершенно неправилен с анатомической точки зрения, и не только потому, что это самый длинный и самый опасный путь, но прежде всего потому, что ввести в recessus poste rior lateralis и medialis палец или дренажную трубку можно только при со гнутом под прямым углом колене, а со стороны под коленной ямки оперируют обязательно при макси мальном разгибании сустава, когда задний отдел су ставной сумки плотно натягивается под мыщелками бедра и между ними остается лишь щелевидный промежуток, а не полость, пригодная для введения дренажной трубки. Кроме того, оставлять дренаж ную трубку в непосредственном соседстве с подко ленной артерией и веной и большими нервами вряд ли допустимо: это грозит гнойным воспалением и изъязвлением сосудистых стенок и невритом.

Итак, recesssus posterior lateralis и medialis дол жны быть вскрыты, каждый в отдельности, боко выми разрезами. Препаровкой на трупе коленного сустава с медиальной стороны легко убедиться, что recessus posterior medialis расположен в промежут- Рис. 131. Ориентирные ке между нижним концом сухожилия m. adductoris линии для определения м е с т а femoris magni и портняжной мышцей. Промежуток разреза с целью ВСК ЫТИЯ этот образуется только при сгибании колена под Р задненаруж н о г о 3aB0 к о л е н н о г о прямым углом и в этом положении имеет ширину P°Ja г „ Р г J сустава (объяснение в около 2,5 см;

он очень ясно виден на худощавых jLKCTe) T конечностях, и во всяком случае толстое и туго на тянутое сухожилие m. adductoris magni легко прощупать. Разрезом, прове денным от нижнего конца этого сухожилия к m. sartorius, обнажается плот ная фасция бедра;

по расщеплении ее показывается жировая ткань подко 532 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ленной ямки, и в ней надо найти медиальную головку икроножной мышцы, которая сзади покрывает разыскиваемый recessus posterior medialis;

необхо димо помнить, что последний расположен впереди этой мышечной головки, между ней и мыщелками бедра, и потому суставной капсулы нельзя найти, если отклониться кзади от m. gastrocnemius. Recessus posterior medialis вскрывают небольшим разрезом между мыщелком бедра и caput mediale m. gastrocnemii;

при согнутом колене он настолько просторен, что в него можно ввести дренажную трубку толщиной в мизинец.

Нельзя сказать, чтобы отыскивание recessus posterioris medialis такой анатомической препаровкой было простым делом, в особенности при воспа лительном отеке и припухании всех параартикулярных тканей, сопровожда ющих почти всегда гнойный артрит. К счастью, однако, в такой препаровке нет надобности, ибо вскрыть recessus posterior medialis в указанном месте можно гораздо проще, пользуясь приемом, который рекомендует Лежар: ко ленный сустав сперва вскрывают в области recessus suprapatellaris двумя обычными боковыми разрезами, затем делают разрез на уровне суставной щели, с медиальной стороны lig. patellae proprii;

в последний вводят зонд и стараются продвинуть его в задний отдел сустава мимо медиального мыщел ка бедра. Я должен, однако, сказать, что этого почти никогда не удается достигнуть прямым желобоватым зондом, как рекомендует Лежар, так как боковая поверхность медиального мыщелка сильно выпукла;

однако ее все гда легко обойти длинным и толстым пуговчатым зондом, слегка дугообразно изогнутым;

проникнув им в recessus posterior medialis, выпячивают концом его суставную капсулу, и тогда конец зонда очень отчетливо прощупывается через кожу в указанном нами промежутке между m. sartorius и сухожилием т. adductoris magni. При таком руководстве зондом вскрытие recessus poste rioris medialis сбоку представляет самую простую задачу.

Далеко не так просто обстоит дело с recessus posterioris lateralis. Топо графия этого отдела суставной капсулы такова. Он расположен в проме жутке между нижним концом tractus iliotibialis fasciae latae и сухожилием m. bicipitis femoris.

Этот промежуток легко можно увидеть или прощупать при согнутом колене;

ширина его также около 2-3 см, как и на медиальной стороне коле на. И здесь кожным разрезом обнажается толстая фасция бедра, и под ней находят жир подколенной ямки;

удалив жир, обнажают caput laterale m. gastrocnemii, а непосредственно впереди этой мышцы, между ней и лате ральным мыщелком бедра, вскрывают recessus posterior lateralis. Передняя граница этого recessus отмечена боковой связкой коленного сустава, lig. collaterale fibulare;

связка эта, как известно, не прилегает непосредствен но к суставной сумке, и между ними остается промежуток в 6—8 мм. Как раз в этом промежутке, но не в вертикальном направлении, как боковая связка, а наискось, по самой суставной капсуле проходит сухожилие m. poplitei, имеющее для нас в рассматриваемом вопросе очень большое значение. Под сухожилие m. poplitei подходит a. lateralis genu inferior, проходящая сзади наперед, по поверхности суставной сумки, в самой нижней части recessus posterioris lateralis. Сухожилие m. poplitei туго натянуто над суставной сум кой, особенно в разогнутом положении колена, и плотно придавливает ее к поверхности латерального мыщелка бедра. Это очень ясно видно при напол нении сустава застывающей массой: сухожилие m. poplitei глубоко врезыва ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА ется при этом в суставную сумку, сильно растянутую впереди и позади него. Такое прижатие боковой части суставной сумки в значительной мере дополняет изоляцию recessus posterioris lateralis от переднего отдела суста ва, о которой мы говорили раньше: поэтому мы с большим вероятием можем предположить, что при гнойном воспалении сустава сообщение recessus posterioris lateralis с передним отделом совсем прекращается или остается лишь ничтожное сообщение между задней крестообразной связкой и лате ральным мыщелком.

И в другом еще отношении важно для нас сухожилие m. poplitei: оно слу жит препятствием для технического приема при артротомии, рекомендуемого Лежаром. Исследования на трупах показали нам, что провести изогнутый зонд из переднего отдела сустава в recessus posterior laterals удается лишь в самых исключительных случаях, ибо он всегда упирается в сухожилие m. poplitei;

сложные манипуляции зондом, которыми изредка удается преодо леть это препятствие, конечно, неприменимы при операции, и потому необхо димо признать, что руководствоваться зондом при вскрытии recessus posterioris lateralis невозможно. Из этого не следует, однако, что нам не оста ется ничего, кроме анатомической препаровки в промежутке между tractus iliotibialis fasciae latae и сухожилием m. bicipitis femoris. Нам удалось устано вить, что существует легко определяемый пункт, точно соответствующий по ложению recessus posterioris lateralis. Именно, если продолжить кверху ось малоберцовой кости и при согнутом под прямым углом колене опустить из нее перпендикуляр от нижнего края patellae, то место пересечения этих двух ли ний будет соответствовать прикреплению lig. collateralis fibularis к epicondylus femoris lateralis. Остроконечный скальпель, вертикально вколотый на 0,5-1 см кзади от этой точки, всегда попадает в recessus posterior lateralis. Таким обра зом мы и рекомендуем вскрывать recessus при операции (рис. 131).

Итак, артротомия при гнойном воспалении коленного сустава должна начинаться с обычного вскрытия bursae suprapatellaris двумя боковыми раз резами. Затем делается небольшой разрез на уровне суставной щели, кнутри от lig. patellae proprium. Разрез этот я делаю только для того, чтобы через него ввести изогнутый зонд в recessus posterior medialis и под его руковод ством вскрыть последний;

для целей же дренирования сустава обычные два разреза на уровне суставной щели я считаю ненужными и анатомически неправильными: разрезы эти попадают на plicae alares synoviales и на менис ки;

дренажная трубка, проводимая через них, проходит не через полость сустава, а через plicae alares и, ничего не дренируя, причиняет только вред.

Операция заканчивается вскрытием recessus posterioris lateralis по только что описанному простому способу.

При вскрытии задних отделов сустава колено больного, как мы уже говорили, должно быть согнуто под прямым углом. Большая дренажная труб ка проводится поперек bursa suprapatellaris через два первых разреза, а в каждый из задних recessus вводятся коротенькие трубки толщиной с мизи нец. Чтобы дренажи не были сдавлены, нога больного должна быть фикси рована в полусогнутом (боннетовском) положении на двойной наклонной плоскости1. Повторяю, что для быстрого успеха операции необходимо, что бы оба задних отдела сустава были вскрыты как можно раньше.

См. дополнение в конце главы (Ред.).

534 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Если бы больному М., история болезни которого положена в основу нашего очерка, такая операция была сделана через 5-6 дней по поступлении его в больницу, то почти с уверенностью можно сказать, что нагноение в суставе скоро затихло бы и не пришлось бы делать не только ампутации, но и резекции;

в больнице он пролежал бы не больше месяца и даже могли бы сохраниться движения в суставе. Все осложнения его болезни, конечно, зависели от застоя гноя в заднем отделе сустава;

отсюда кариозное разруше ние хрящей, долгое время омываемых гноем, отсюда и затеки гноя в глуби ну голени и стопы, отсюда и сепсис, выразившийся в пролежнях и истоще нии организма.

Позже мы приведем примеры септического течения без параартикуляр ных затеков гноя, причиной которого была только задержка гноя в заднем отделе сустава, теперь же остановим наше внимание на параартикулярных гнойниках и затеках, ибо они составляют самое важное в лечебном отноше нии и самое частое осложнение гнойного воспаления коленного сустава. Из 40 наших больных до войны у 26 гной вышел за пределы сустава и образо вал затеки на бедре, голени и стопе.

Такая частота параартикулярных гнойников зависит от обилия слизис тых сумок в области колена, с которыми полость сустава весьма нередко сообщается;

эти очень тонкостенные сумки легко прорываются, когда в них затекает гной, и последний свободно разливается в межмышечных проме жутках. Из большого числа слизистых сумок коленного сустава три имеют патологическое значение при гнойном воспалении его: bursa m. semimem branosi, bursa capitis medialis m. gastrocnemii, bursa m. poplitei.

Первые две, нередко сливающиеся в одну, сообщаются с recessus posterior medialis, а последняя с recessus posterior lateralis. Когда гной прони кает в одну из этих сумок из полости сустава и разрушает ее тонкие стен ки, то образуется затек в определенном направлении. Из медиально распо ложенных сумок (bursae m. semimembranosi, capitis medialis m. gastrocnemii) гной обычно попадает в жировую клетчатку подколенной ямки, огибая ла теральный край capitis medialis m. gastrocnemii;

если же он направится в другую сторону, к краю m. semimembranosi, TO гнойник образуется на меди альной стороне бедра, там, где к медиальному мыщелку прикрепляется сухо жилие m. adductoris magni. Bursa m. poplitei расположена в самом близком соседстве с canalis popliteus, через который проходят a. poplitea, v. poplitea и п. tibialis направляясь из подколенной ямки под m. soleus, чтобы тотчас проникнуть в глубокое фасциальное ложе голени, под fascia cruris profunda.

Когда гной выходит за пределы bursae m. poplitei, он вытекает из-под ниж него края этой мышцы, у самого canalis popliteus, и вдоль только что пере численных сосудов и нервов образует затек в глубоком фасциальном ложе, по глубоким сгибающим мышцам (mm. flexor hallucis longus, tibialis posterior и flexor digitorum communis longus). Вместе с сухожилиями этих мышц a. tibialis posterior и п. tibialis гной стекает на подошву. Конечно, по этому же пути может образоваться затек и из bursa m. semimembranosi и m. gastro cnemii, ибо изливающийся из них гной омывает сосуды и нервы подколен ной впадины.

Скопления гноя в подколенной ямке и в глубоком фасциальном ложе, у сосудов и нервов, не могут не отозваться весьма вредно на последних. Зна чительная отечность голени и стопы и боли являются результатом отчасти ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА механического, отчасти токсического действия гноя на сосуды и нервы.

В случаях с септическим течением дело может дойти до тяжелого гнойного артериита и флебита с размягчением стенок сосудов и сильными последова тельными кровотечениями.

Гной, проникший в canalis popliteus, может избрать и другой путь, а имен но на переднюю сторону голени, вдоль a. tibialis anterior и одноименных вен.

Так было у больного М., у которого гной, стекавший в промежутке между m. extensor hallucis longus и т. extensor digitorum longus, проник в голено стопный сустав, ибо спереди капсула его очень тонка и легко могла быть разрушена гноем. Такой же передний гнойный затек на голени пришлось нам наблюдать еще у двух больных, причем у них, как и у М., имелся обширный затек и сзади, в глубоком фасциальном ложе голени.

Описание путей распространения гноя на голени делает понятным, что для вскрытия затеков следует делать такие же разрезы, какие применяются для перевязки передней и задней большеберцовых артерий на различных уровнях.

Нередко гнойные затеки образуются не только на голени, но и в меж мышечных промежутках бедра. В тяжелых случаях прогрессирующего сеп тического нагноения мы находим гной почти во всех межмышечных проме жутках бедра. Эти затеки описаны нами в предыдущей главе.

Помимо глубоких межмышечных, нередко приходится наблюдать и под кожные затеки гноя при гнойном артрите. Обычно удается проследить и связь с глубокими затеками через разрушенные гноем фасции.

Не раз нам приходилось наблюдать образование затеков на голени или бедре уже после вскрытия гнойника в подколенной впадине. Это следует иметь в виду при обсуждении причин продолжения лихорадки и других симптомов гнойной инфекции после артротомии.

Вот случай, показывающий, как трудно иногда бывает найти гнойный затек.

Аз. С. поступил в Ташкентскую городскую больницу через 2 недели после ранения коленного сустава топором. Из небольшой ранки на палец выше надколенника течет гной.

Экссудат в суставе довольно большой, занимает он главным образом bursa suprapatellaris.

Сустав немедленно вскрыт двумя переднебоковыми разрезами и дренирован резиновой трубкой. Гнойный артрит стал быстро затихать, температура понизилась до нормы, и на 18-й день после операции была удалена дренажная трубка. Однако через 2 дня температура снова поднялась до 39,5° и в подколенной ямке была замечена припухлость. Еще через 2 дня двумя разрезами в подколенной ямке были вскрыты bursa m. semimembranosi, bursa capitis medialis m. gastrocnemii, bursa m. poplitei, но нигде гноя не найдено. В раны введены марлевые выпус кники. Высокая лихорадка продолжалась, и раны в подколенной ямке сильно гноились. Через 16 дней третья операция, при которой найдено большое скопление бурого вонючего гноя вокруг нижнего конца бедренной кости. Только после этого наступило выздоровление с обра зованием анкилоза в коленном суставе.

С описанным мной способом артротомии переднего и заднего отделов сустава может в некоторых случаях конкурировать вскрытие сустава резек ционным разрезом Текстора с удалением менисков и перерезкой крестооб разных и боковых связок. В особенности у маленьких детей при тяжелом течении нагноения в суставе этот способ может оказаться весьма умест ным, ибо у них нелегко вскрыть и дренировать задние закоулки сустава ввиду малых размеров их. Кроме того, благодаря энергичной регенерации тканей у детей нельзя ждать плохих функциональных результатов столь 534 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ решительной операции, тогда как у взрослых после перерезки крестообраз ных связок может получиться болтающийся сустав. Вот интересный пример такого лечения.

Георгий Т., 3 лет, купаясь около 5 недель тому назад, поранил себе колено каким-то острым предметом. Ножка мало болела, и ребенок не переставал ходить. Рана стала поджи вать, но через 2 недели ребенок упал и ушиб больное колено;

на другой день оно сильно распухло, рана открылась и из нее стала выделяться синовиальная жидкость, а вскоре и гной.

По вечерам бывал жар. Колено слегка согнуто, контуры его сглажены, в верхнем завороте отчетливая флюктуация. Общее состояние хорошее, температура 38°, пульс 95. На следую щий день по поступлении сустав вскрыт двумя переднебоковыми разрезами, выпущена сероз но-гнойная жидкость и проведена в поперечном направлении дренажная трубка. Ножка фик сирована крахмальной повязкой в полусогнутом положении.

Операция не дала быстрого улучшения, температура еще более повысилась и дошла до 40°. На 4-й день ребенок снова усыплен. Исследование пальцем показало, что синовиальная оболочка сильно утолщена, и вверху гной вышел уже за пределы bursae suprapatellaris. Сде лан разрез через m. vastus lateralis и два разреза суставной капсулы на уровне суставной щели;

введены новые дренажные трубки. Наступило временное улучшение, но скоро темпе ратура снова стала давать большие размахи (до 40°). Через 5 дней сустав широко вскрыт резекционным разрезом Текстора. Хрящи оказались в нормальном состоянии, затеков не было, но вся синовиальная оболочка тяжело воспалена и сильно утолщена. Сустав рыхло выполнен йодоформной марлей и фиксирован крахмальной повязкой в положении максимального сги бания. После этой операции температура быстро понизилась до нормы, и при первой перевяз ке на 5-й день сустав найден в отличном состоянии, с прекрасными розовыми грануляциями.

Еще через 6 дней сустав разогнут под эфирным опьянением1, но полного разгибания достиг нуть не удалось. Наложена крахмальная повязка. Через 2 месяца после операции рана вполне зажила, и движения в суставе стали возможными почти в нормальном объеме;

осталась лишь небольшая боковая подвижность, и мальчик стал ходить.

Мне кажется, что без этого героического способа лечения мне не уда лось бы спасти жизнь и конечность красноармейцу А. и военному инженеру Ф., причем первый поступил в тыловой госпиталь почти через месяц, а вто рой — через 18 дней после ранения пулей коленного сустава. Оба прибыли в тяжелом септическом состоянии, с температурой 39,5 и 40° и пульсом до 128. У обоих сустав был переполнен гноем, беспрерывно вытекавшим из пулевых отверстий, у обоих были затеки гноя под нижней частью четырех главой мышцы бедра, а у красноармейца А. еще и на голени, между m. gastrocnemius и т. soleus, в подколенной ямке и под кожей. Казалась необходимой ампутация, но я рискнул сделать ультрарадикальную и в то же время консервативную операцию. У обоих больных сустав был вскрыт резекционным разрезом Текстора, перерезаны боковые и крестообразные связки и удалены мениски. На хрящах уже были язвенные дефекты, особен но значительные под менисками, но на резекцию нельзя было решиться вви ду большой активности инфекции. Большими разрезами были вскрыты все затеки гноя, сустав максимально согнут, до соприкосновения голени с бед ром, промыт риванолом и покрыт смоченными этим же раствором салфетка ми. Затеки дренированы резиновыми трубками. Голень соединена с бедром циркулярными ходами гипсового бинта. Назначено ежечасное смачивание покрывавшей сустав повязки раствором риванола.

В первые дни после операции состояние больных оставалось тяжелым, но температура значительно понизилась. Нагноение в суставах затихло, и После затихания воспалительного процесса выпрямление конечности должно производиться очень медленно и осторожно. У взрослых больных это лучше всего делать путем постоянного вытяжения (Автор).

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА они покрылись пышными ярко-красными грануляциями, но хрящи полнос тью омертвели. У красноармейца А. на пятый день после операции, а у ин женера Ф. на девятый день была сделана вторичная резекция мыщелков бедра и большеберцовой кости, нога наполовину разогнута и уложена в шину Белера1, а раны покрыты салфетками с мазью Вишневского. После второй операции больные почувствовали очень большое облегчение, у них появился большой аппетит и прекрасный сон. Оба выздоровели с прочным анкилозом колена.

Мы заметили, однако, один недостаток этого способа: при вертикаль ном положении голени и бедра, прибинтованных друг к другу, даже основа тельно дренированные межмышечные затеки продолжают распространяться на голени в дистальном, а на бедре в проксимальном направлениях и необ ходимы дополнительные разрезы. Кроме того, надо иметь в виду, что разги бание сустава должно быть очень осторожным и постепенным, так как быст рое разгибание вызывает повышение температуры до 40°.

Показанием к резекции сустава обычно служит кариозное разрушение хрящевого покрова эпифизов, обнаруживающееся сильными болями при ма лейшем движении ноги, большой припухлостью в отечностью параартику лярных тканей и безнадежной длительностью болезни. Изъязвление хрящей наблюдается только в очень запущенных случаях или при неправильном ле чении больных, ибо причиной его служит долгое соприкосновение хрящей с гноем. У многих из наших больных была сделана резекция сустава. Если бы у всех их было произведено раннее вскрытие задних участков сустава, то, вероятно, ни одному из них не пришлось бы резецировать сустав, но опи санная выше техника артротомии была выработана нами лишь в последнее время.

Резекция сустава при гнойном воспалении его хотя и приводит в боль шинстве случаев к выздоровлению, однако таит в себе большие опасности.

Мы приведем для иллюстрации их очень тяжелый случай, наблюдавшийся нами в Ташкентской городской больнице.

Филарет М., 40 лет, поступил 23/V 1921 г. с очень тяжелим и запущенным нагноением в левом коленном суставе: последний сильно увеличен в объеме, совсем утратил свои нор мальные очертания и переполнен жидким экссудатом;

на медиальной стороне, над большебер цовой костью образовалось большое, готовое вскрыться скопление гноя под кожей. В подко ленной ямке определяется заметная припухлость, а голень и стопа очень отечны. Общее со стояние больного, однако, удовлетворительно, температура 37,8°, пульс 116.

История возникновения болезни очень редкостная: 6 лет тому назад больной сильно промок и озяб в лесу, непосредственно после этого появились боли в левом колене, прину дившие больного через несколько недель слечь и постель. Постепенно боли утихли, но совсем не исчезли и часто обострялись;

по временам обострения они принимали тяжелый характер, колено распухало, и больной должен был подолгу лежать в постели. Два года тому назад, во время такого ухудшения болезни, на переднебоковой стороне сустава самостоятельно вскрыл ся гнойник. Три недели тому назад без всякой причины снова начались боли в суставе, и уже через 2 недели нога пришла в такое состояние, как теперь. Мы имели, таким образом, дело с рецидивирующим хроническим синовитом простудного происхождения.

Операция произведена вечером, в день поступления больного. Сустав вскрыт резекци онным разрезом Текстора. Много гноя вытекло из подкожного гнойника и столь же много из полости сустава. В bursa suprapatellaris найдены многочисленные перемычки и тяжи давнего Помещение больной конечности на шину Белера не обеспечивает должной иммобилизации. При любых операциях по поводу гнойного артрита необходима надежная иммобилизация, создаваемая лучше всего гипсовой повязкой {Ред.).

538 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ происхождения;

они в значительной мере облитерировали верхний отдел суставной полости В суставных хрящах лишь по краям небольшие язвенные дефекты. Спилены эпифизы костей голени и бедра, удален надколенник с изъязвленным хрящевым покровом и вырезаны все гни лые ткани из полости сустава и из подкожного гнойника, где их было особенно много. После резекции эпифизов был найден большой затек гноя на planum popliteum, сообщавшийся, как оказалось, с подкожным гнойником. На распиле костная ткань бедра была нормальна, л боль шеберцовая кость заметно склерозирована. Вся полость резецированного сустава рыхло вы полнена йодоформной марлей, оставлена совершенно открытой и нога уложена в согнутом положении на двойную наклонную плоскость1.

На следующий день больной сказал, что его болезненные ощущения уменьшились па три четверти. При первой перевязке, на 4-й день, было сильное кровотечение на я. ariicuSaris genu inferior medialis, остановленное перевязкой ее под эфирным опьянением. Температура скоро стала почти нормальной, но нагноение в ране интенсивно продолжалось, несмотря на пере вязки через день с полным раскрыванием раны. При нормальной температуре больной очень худел и истощался;

на крестце скоро образовался большой и глубокий пролежень, начался сильный понос с гнилостным запахом, очевидно, септического происхождения. Рана постепен но приняла безжизненный вид и стала издавать трупный запах;

в ней вновь образовались гнойные ходы в мускулатуре бедра, поверхности распила костей покрылись толстым гнойным налетом — признаки, указывающие на септическое заражение и безусловную необходимость ампутации. 27/VI, через месяц после резекции, произведена ампутация бедра;

при этом в костномозговом канале найдено гнойное расплавление костного мозга;

на культю не было наложено ни одного шва.

При исследовании ампутированной ноги найден резко выраженный и глубоко идущий от поверхности распила гнойный остит и остеомиелит. На большеберцовой кости этот процесс распространился еще дальше, чем на бедренной;

губчатое вещество эпифиза размягчено, про питано гноем и сообщается с наполненным гноем костномозговым каналом. Вскоре после опе рации у больного возобновился жестокий септический понос и 9/VII он умер.

Причиной смерти в этом случае было тяжкое гнойное заражение кос тей (остеомиелит) из поверхностей распилов их при резекции.

Здесь была допущена также большая и, к сожалению, обычная ошибка промедления с ампутацией: необходимо было ампутировать не через месяц после резекции, а при появлении первых признаков септического течения болезни.

С ампутациями при тяжелых инфицированных повреждениях и гной ных процессах вообще дело обстоит весьма неблагополучно;

малосведущие в хирургии врачи (в особенности в военное время) ампутируют с легким сердцем множество рук и ног, которые отлично можно было бы сохранить при правильном лечении;

более сведущие обычно впадают в другую край ность и ампутируют слишком поздно, и только очень опытные хирурги уме ют правильно ставить показания к ампутации.

На нескольких примерах мы попытаемся облегчить начинающим хирур гам решение этого обычно трудного вопроса.

Т., 22 лет, поступил в Ташкентскую городскую больницу через 25 дней после случайно го ранения колена ножом. Ходить не может, сустав распух, полусогнут, но при повторных пробных проколах выпота в нем не найдено. Температура не выше 38.5°. Начато лечение застойной гиперемией (бинт на бедро на 20 часов), и скоро температура понизилась до нормы, боли стихли. Это улучшение продолжалось 12 дней, а затем температура стала по вечерам повышаться до 39—40°, снова увеличилась припухлость сустава, и в подколенной ямке обна руживается боль при давлении. Ввиду этого сделана передняя артротомия (два переднебоко вых разреза) и, кроме того, разрезом в подколенной ямке, вдоль края m. semimembranosi, вскрыта слизистая сумка этой мышцы, наполненная гноем и широко сообщавшаяся с полостью сустава. После этой операции, казалось бы, достаточно радикальной и своевременной, темпе См. дополнение к этой главе (Ред.).

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА ратура лишь понизилась до субфебрильных цифр, а через 10 дней опять достигла 39°. При перевязке была замечена сильная болезненность при движениях в суставе, и потому на 13-й день после артротомии сделана резекция сустава, причем суставные хрящи найдены уже силь но изъеденными, а мениски почти разрушенными нагноением. Суставная полость рыхло вы полнена марлей, и нога уложена на двойной наклонной плоскости. Скоро повязка промокла гнилостной жидкостью, и температура поднялась до 39°. При перевязке на 3-й день в раневой полости местами найдено гнилостное размягчение тканей. При частых перевязках рану нахо дили все в худшем состоянии, в ней появились дифтеритические налеты, и больного знобило:

вследствие этого на 10-й день после резекции сустава произведена ампутация бедра. Уже через день температура стала нормальной, и больной быстро выздоровел.

И в этом случае, как видите, резекция, сделанная при вполне правиль ных показаниях, привела к тяжелой, гнилостной инфекции раны, которая, вероятно, не миновала бы костей, если бы ампутацией не был положен конец ее распространению. Можно утверждать, что Т. умер бы подобно М., если бы мы опоздали с ампутацией, ибо до сих пор мы не всегда можем предотвращать или надежно останавливать заражение раны, если оперируем на инфицированных органах и тканях. Большое оживление работ по тера пии инфекционных процессов дает надежду, что и эта неотложная и важ нейшая задача хирургии будет разрешена. Огромные успехи в борьбе с ин фекцией ран, достигнутые после введения в клиническую практику антиби отиков, значительно уменьшили вероятность остеомиелитов и сепсиса пос ле резекции суставов при их нагноении, но и это важное завоевание меди цины не устраняет хирургического лечения гнойных заболеваний, в особен ности гнойных артритов.

В случае гнилостного заражения сустава жизнь больного может быть спасена только первичной ампутацией. Вот пример того, к каким плачевным последствиям приводит при этом неуместный консерватизм.

У молодого Мир. С. образовался анкилоз коленного сустава после какого-то воспаления его. Табиб (туземный знахарь) предпринял насильственное сгибание и для удержания достиг нутого результата привязал голень к бедру веревкой, под которой скоро образовалась обшир ная язва. Появились боли в суставе, в подколенной ямке образовался и самостоятельно вскрылся большой гнойник, а на месте его осталась обширная гангренозная язва. Больного привезли в больницу, но почему-то он попал в венерическое отделение, и там язву сочли за гуммозную. При лечении йодом и ртутью на дне язвы омертвели клетчатка и мышцы и обра зовались межмышечные гнойные затеки на бедре. Приглашенный на консультацию ординатор хирургического отделения сделал разрезы и выстриг ножницами омертвевшие ткани. В суста ве скоро появились боковые движения и костный хруст при трении суставных концов костей.

В плохом состоянии больной был, наконец, переведен в хирургическое отделение. Он исто щен, слаб, очень бледен, мышцы больной ноги сильно атрофированы.

В хирургическом отделении была сделана совершенно неуместная резекция сустава. Он был наполнен гноем, во многих местах вышедшим за пределы капсулы. Суставные хрящи почти совсем разрушены, губчатое вещество кости очень хрупко, но туберкулезных очагов в нем на распилах не найдено. Рана оставлена открытой и вся выполнена марлей. Прошла неде ля. В ране прогрессирующее, тяжелое нагноение, температура 40°. На ампутацию больной не соглашается. Еще через неделю очень ослабленный, по временам впадающий в бред больной взят родными из больницы.

Бывают, однако, случаи, в которых и очень опытному хирургу весьма трудно решиться на ампутацию, ибо при данных условиях больные иногда выздоравливают и без нее, а иногда погибают;

и трудно бывает тогда отре шиться от мысли, что причиной смерти было воздержание от ампутации.

Вот один из таких случаев.

540 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Наталья С, 45 лет, получила удар топором по колену. Через 12 дней поступила в боль ницу. Ранка величиной в 2,5 см расположена на уровне суставной щели. В суставе большой выпот, из ранки течет в большом количестве синовиальная жидкость с большой примесью гноя;

колено согнуто под тупым углом. Температура 37,4°. Немедленно сустав вскрыт двумя переднебоковыми разрезами и дренирован резиновой трубкой. Казалось, что после этого бо лезнь приняла благоприятное течение, ибо температура, в первое время после операции суб фебрильная, скоро стала нормальной, и колено имело хороший вид. Однако через 15 дней у больной начался понос, не поддававшийся никакому лечению, а сустав стал очень болезнен ным при перевязках. Ввиду этого через 28 дней после артротомии была сделана резекция сустава. В нем найдено довольно много задержавшегося гноя и значительное разрушение суставных хрящей. Ясных признаков гнойного затека вдоль глубокого слоя задних мышц го лени не было, но ввиду отечности стопы сделан разрез на медиальной стороне голени и вскрыта глубокая фасция, но под ней гноя не оказалось. Весь сустав выполнен марлей и раны оставлены совершенно открытыми. Понос прекратился, боли почти утихли, но больная ничего не ела, дошла до большого истощения и через 5 дней после резекции умерла.

Если бы большую тревогу возбудил в этом случае септический понос, если бы вместо резекции была сделана ампутация, то, вероятно, удалось бы спасти жизнь больной. Но как было решиться на ампутацию, если мы по опыту знали, что в подобных случаях бывает достаточно и резекции? Ведь и здесь понос остановился после операции и температура была нормальна.

Все дело сводится в таких случаях к правильному учету сил больного и тяжести инфекции, а для этого требуется очень большой практический опыт.

Вот почему так трудно правильное решение вопроса об ампутации.

При обсуждении вопроса о показаниях к ампутации мы привели ряд случаев септического течения гнойного гонита;

это, конечно, не случайно, ибо септическая инфекция чаще всего служит показанием к ампутации.

В истории болезни М. уже упоминалось о последовательном кровотечении из a. arti cularis genu inferior medialis. И в другом септическом случае, у больного К., мы наблюдали такое же артериальное кровотечение, и притом повторное. У него был вскрыт наполненный гноем сустав двумя переднебоковыми разрезами, и через разрез на голени дренирован глубо кий гнойный затек под fascia cruris profunda. На 9-й день после операции вся повязка и по стель промокли алой кровью, и при исследовании под наркозом источником кровотечения ока залась крупная мышечная ветвь задней болыпеберцовой артерии;

попутно был найден второй гнойный затек на медиальной стороне бедра. Через неделю появился метастатический под кожный абсцесс на здоровой ноге и начался септический понос. Через 15 дней после перевяз ки артерии наступило второе, еще более сильное кровотечение из a. poplitea. Немедленно была произведена ампутация бедра, но было уже поздно, и больной умер при продолжающих ся явлениях сепсиса.

Такие последовательные кровотечения характерны именно для септи ческих гонитов, ибо под влиянием особенно вирулентных в таких случаях микробов воспаляются и омертвевают стенки артерий, долгое время омыва емых гноем. Еще двое наших больных умерло от таких кровотечений.

Менее часто, но все же нередко гнойный гонит осложняется образова нием метастазов, т. е. болезнь принимает пиемическое течение. В только что приведенной истории болезни К. упомянуто было об образовании пие мического подкожного абсцесса на здоровой ноге при типичном септическом течении болезни. Это дает нам основание отнести его болезнь к смешанно му, септикопиемическому типу. В двух других случаях мы наблюдали чис тую метастатическую (пиемическую) форму гнойной инфекции.

Крестьянин X., 19 лет, поступил в больницу через неделю после ранения топором коле на с температурой 39,5°, пульсом 120 и с большим выпотом в суставе. Немедленно сустав ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА был вскрыт двумя переднебоковыми разрезами и основательно дренирован в полусогнутом положении ноги. Улучшения, однако, не последовало: температура давала резкие колебания, поднимаясь по вечерам до 40°, в ранах появился серый налет;

ввиду этого через неделю (30/III) была сделана резекция коленного сустава, причем найдено тяжелое гнойное воспале ние синовиальной оболочки. И после этой операции температура не снизилась и частота пуль са не уменьшилась (120). 2/IV влито в вену 10 мл 2% раствора колларгола;

вечером темпе ратура поднялась еще выше, была рвота, но уже на следующий день температура понизилась до нормы, а пульс до 92. 4/IV появились боли в правом глазу и перикорнеальная инъекция;

под влиянием атропина и влажной повязки боли стихли, но 7/IV глаз найден в печальном состоянии: роговица диффузно мутна, по всей периферии гнойно инфильтрирована, зрачок максимально расширен, конъюнктива отечна. Стало понятно, в чем дело: произошла инфекци онная эмболия в сосуды сетчатки или сосудистой оболочки, и теперь развивается панофталь мит. Нагноение в ране было небольшое, но общее состояние больного не улучшалось: про должались резкие колебания температуры, бывали ознобы и поты, заметно прогрессировало истощение;

кроме того, обращала внимание значительная отечная припухлость области колен ного сустава и болезненность его. Ввиду этого сустав снова вскрыт 18/IV, в нем найдена незначительная задержка гноя, и снова введены дренажные трубки. 22/IV замечен и вскрыт большой абсцесс над правой лопаткой. Несмотря на столь ярко выраженную картину тяже лой общей инфекции весьма вирулентными стрептококками, больной стал поправляться и 10/VII выздоровел. В резецированном колене образовалось прочное сращение, а инфекция глаза окончилась полным размягчением роговицы и атрофией глаза1.

В другом случае мы наблюдали осложнение гнойного гонита абсцессом легкого, после вскрытия которого больная умерла.

И при постановке диагноза, и при решении вопроса о способе лечения необходимо ясно представлять патологоанатомические изменения, происхо дящие в суставе.

Вначале гнойное воспаление ограничивается синовиальной оболочкой;

это — эмпиема сустава, по общепринятой терминологии Паир. В этой ста дии болезни конфигурация сустава изменена экссудатом, особенно растянут recessus superior. Больной очень бережет ногу, но все-таки еще может про изводить осторожные движения в ограниченной мере. Кожа колена нисколь ко не изменена. Предоставленное собственному течению гнойное воспале ние почти всегда распространяется на фиброзную капсулу сустава и параар тикулярные ткани, и гнойный синовит переходит в флегмону капсулы. Боли, и прежде значительные, становятся жестокими, опухоль сустава увеличива ется, кожа над ним краснеет и становится отечной, никакие движения уже невозможны. Усиливаются все симптомы общей инфекции, температура до ходит до 40°, появляются ознобы.

Если причина гнойного артрита очевидна, как, например, проникающая рана его, остеомиелит суставных концов костей, пуэрперальный сепсис, то диагноз вполне ясен. Как и все другие острые артриты, гнойный гонит не редко бывает осложнением большинства инфекционных болезней. Американ ские хирурги придают большое значение заболеваниям миндалин, зубов, аль веолярной пиоррее, вызванной палочкой Венсана, гнойному отиту. Но мы не раз встречали больных, у которых болезнь начиналась по неизвестной При появлений у больного сепсиса с гнойными метастазами имеет огромное значение хирурги ческая обработка первичного гнойного очага. Больше того, желательно удаление такого очага, если к тому имеются технические возможности. При наличии у больного сепсиса на почве гнойного гонита даже теперь, располагая антибиотиками, надо решиться иногда ампутировать конечность, избегая резек ции коленного сустава, как операции менее радикальной в смысле устранения источника общей инфек ции. Пример, приводимый проф. В. Ф. Войно-Ясенецким, не должен поколебать решимости врача в использовании самых радикальных мер общего и хирургического лечения септических больных, жизнь которых находится в опасности {Ред.).

542 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ причине, и тогда диагноз может быть далеко не легким, в особенности если симптомы болезни не типичны. Некоторых из наших больных врачи, к кото рым они обращались, усердно лечили салициловым натрием, растираниями, и гнойное воспаление сустава по 2-3 недели оставалось нераспознанным.

Но и мне самому случилось однажды принять гнойный гонит за гоноррой ное воспаление сустава.

Таисия К., 23 лет, поступила 11/IX 1936 г. в гинекологическую больницу по поводу только что начавшегося воспаления придатков матки. Уже на второй день появились опухоль коленного сустава, боли и лихорадка. В гнойное отделение Ташкентского института неотлож ной помощи больная была переведена только через 3 недели. Правое колено было согнуто под углом около 145° и шаровидно распухло. Конфигурация колена была совсем не типична для гнойного воспаления и скорее напоминала туберкулезный гонит. Сустав был очень болезнен при малейшем движении и ощупывании. Не было обычного при экссудатах растяжения recessus suprapatellaris, а при ощупывании определялась только припухлость по бокам сухо жилия четырехглавой мышцы и собственной связки надколенника. Подколенная ямка на ощупь нормальна. Нет никаких признаков гнойных затеков на бедре и голени. На рентгено грамме нормальная картина коленного сустава. Сделано пять проколов сустава в разных местах, и только при одном из них получено около 2 мм серозно-кровянистой жидкости.

В мазке из этого экссудата найдены эритроциты, нейтрофильные лейкоциты, никаких бакте рий не найдено. Посев стерилен. Течение болезни также не соответствовало гнойному артри ту, так как при последнем за 3 недели должна была бы развиться тяжелая картина параарти кулярного воспаления с гнойными затеками. Поэтому, несмотря на высокую ремиттирующую лихорадку и картину крови, типичную для гнойного воспаления, я предположил гонорройный артрит. Это была большая ошибка. Больной наложили гипсовую повязку и начали инъекцию гоновакцины. Температура, доходившая до 39,8°, стала ниже, утихли до некоторой степени боли. Но больная заметно слабела и почти перестала есть. Это заставило усомниться в диаг нозе, и 18/XI была сделана операция под наркозом. Найден большой гнойный затек под m. vastus lateralis, распространявшийся позади нижней четверти бедренной кости на planum popliteum бедра и под нижнюю треть m. vasti medialis;

через эту мышцу сделан второй раз рез, и оба разреза продолжены в резекционный разрез Текстора;

в суставе не было ни капли гноя, но глубоко изъедены и разрушены задние концы медиальных мыщелков бедренной и большеберцовой кости. На наружном мыщелке бедра и на patella лишь незначительная узура хряща. В синовиальной оболочке также не было серьезных изменений. Сделана резекция сус тава и проложены широкие марлевые выпускники между резекционными поверхностями кос тей, имевшими нормальный вид. На lig. patellae proprium наложен один шов. Нога фиксирова на окончатой гипсовой повязкой. 22/XI удалены выпускники. Больная стала быстро поправ ляться, лихорадка скоро прекратилась, и 9/1 1937 г. больная выписана с зажившими ранами и прочным анкилозом. Из гноя была выделена культура гемолитического стрептококка.

Неоднократно мы не находили в суставе, как и в этом случае, ни капли гноя;

иногда синовиальная оболочка была покрыта дряблыми грануляциями.

Очевидно, это объясняется тем, что гной имел выход из сустава в межмы шечные щели. Понятно поэтому, что отрицательным результатам пробных проколов нельзя придавать решающего значения. Затруднение при недостат ке опыта может представлять диагноз и в тех случаях, когда при очень запу щенной болезни дело доходит до разрушения крестовидных связок и патоло гического подвывиха, как это было у 59-летнего старика, поступившего к нам через 5 месяцев после начала болезни и лечения в хирургической амбула тории тугим эластическим бинтованием и небольшими разрезами. Колено у него было бесформенно увеличено в объеме, и на внутренней его стороне бросал ся в глаза выступающий полушаровидный костный бугор;

при ощупывании подколенной ямки также ощущался ненормальный костный выступ. Рентге нограмма подтвердила диагноз патологического подвывиха. У больного был тяжелый нефрит и миокардит, и потому он умер после ампутации.

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА В некоторых случаях параартикулярной флегмоны колена дифференци альный диагноз может быть трудным. Подкожная флегмона может очень симулировать гнойный артрит. Очертания сустава иногда изменяются почти так же, как при экссудате в его полости, а общие явления иногда бывают столь же тяжелыми. Отличительные черты параартикулярной флегмоны таковы: опухоль очень ясно флюктуирует и часто заходит за пределы суста ва. Кожа ярко-красная, чего, как правило, не бывает при гнойном гоните;

на ней часто отслоен гноем эпидермис или видны группы пузырьков с янтар ным или мутным содержимым, — этого также не бывает при артрите. При тщательном расспросе можно установить, что воспалению колена предше ствовало какое-либо повреждение или гнойничок на стопе. У одного из на ших больных была небольшая гноившаяся ранка в передней части подошвы, из которой лимфатические сосуды, огибая края стопы, идут на тыльную ее поверхность и дальше вдоль v. saphena magna. От лимфангиита и начинают ся параартикулярные флегмоны. Трудность диагноза зависит от того, что при гнойном гоните может образоваться затек в виде флюктуирующей под кожной флегмоны, и у одной из наших больных ошибки можно было избе жать только потому, что флегмона образовалась уже на третий день болезни — подкожный затек при артрите не мог появиться так рано. Впрочем, и при невозможности точного диагноза нет затруднений и опасности, так как дело выясняется при операции. Разрезами, которые обычно приходится проводить там же, где делаются и передние артротомические, вскрывается подкожная флегмона;

пальцем разрывают многочисленные тяжи, идущие от кожи к фиб розной капсуле сустава. Если флегмона представляет собой подкожный за тек из сустава, то после широкого вскрытия ее и очистки капсулы от гноя можно найти в последней отверстие, из которого выходит гной при сгиба нии колена. Этим и решается диагноз.

О лечении гнойных гонитов важнейшее уже сказано. Остается еще кое что прибавить. Во время первой мировой войны, в 1916 г., хирург бельгий ской армии Виллемс (Willems) на большом числе раненых провел совершен но новый принцип лечения — путем самой ранней активной и пассивной мо билизации после широкого вскрытия суставов, без всяких последующих дре нажей. Очевидцы говорят, что при активных движениях из разрезов, как из шприца, брызгал гной. Результаты, которые получил при этом лечении Вил лемс и его наиболее активный последователь Эверидж (Everidge), были блес тящи: больные очень часто выздоравливали с сохранением подвижности сус тава, и потому новый способ был принят с энтузиазмом многими хирургами.

Однако уже в 1918 г. наступило значительное охлаждение. Результаты, по лучавшиеся в практике мирного времени, были далеко не столь хороши, как результаты Виллемса и Эвериджа. Ранние движения часто встречают боль шое сопротивление больных, особенно детей, и только мужественные люди доводят лечение до конца. Однако, наряду с отрицательными отзывами, не которые хирурги опубликовали очень хорошие результаты, полученные ими в значительном проценте своих случаев. Так, например, американские хирур ги Ингл и Либолт (Ingl и Liebolt) сообщают о 36 случаях, леченных не совсем по Виллемсу, так как после артротомии они вводили все-таки резиновые дре нажные трубки. Воспаление тазобедренного сустава было 22 раза, коленно го — 8, локтевого — 3, голеностопного — 2, плечевого — 1. У 26 больных была лишь эмпиема сустава, без поражения костей, причем в 54% получены 544 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ блестящие результаты (полное восстановление функций), в 23% — хоро шие и только у 4 больных — плохие. Гораздо хуже были результаты у 10 больных, у которых имелся болезненный процесс в костях (остеомиелит):

ни в одном случае не было получено полной подвижности, а у 5 больных об разовался анкилоз. По мнению большинства современных хирургов, метод Виллемса следует применять лишь при том показании, при котором он сам и Эверидж получали блестящие результаты, а именно при инфицировании сус тава от пули или осколка, но никак не при остеомиелите.

После артротомии обычно применяют гипсовую повязку. Она сразу дает значительное облегчение болей, понижение температуры, улучшение обще го состояния и самочувствия, и вместе с тем вовсе не содействует образова нию анкилоза. Только недели через две, если все идет хорошо, начинают осторожную и мягкую мобилизацию1.

Появилось много противников введения дренажей в сустав. Считают, что дренажи вызывают узуру хрящей, внутрисуставные сращения и вторич ную инфекцию, и потому вводят дренажи только до артротомической раны, но не в полость сустава. С этим далеко не все согласны, и я также полагаю, что узура хрящей вызывается гноем, а не дренажем, который и не может оказывать давление на хрящи при обычном введении его в recessus supra patellaris. А вторичная инфекция при несоблюдении асептики во время пере вязок так же легко может проникнуть в сустав и без дренажей. Дренаж ные трубки — очень важное средство борьбы с полостными нагноениями, и отказываться от них не следует.

В стадии эмпиемы сустава нередко можно достигнуть излечения, даже с сохранением подвижности, повторными промываниями сустава путем про кола. Промывают различными антисептическими жидкостями, часто раство ром риванола 1:1000. Когда вытекающая жидкость станет совсем светлой, в сустав вливают 10-20 мл риванола. Этим вызывается длительное воспали тельное раздражение синовиальной оболочки и значительная экссудация, при которой микробы вымываются из синовиальной оболочки. Промывание риванолом оказывает хорошее обезболивающее действие даже при гоноррой ных артритах. Их повторяют по мере надобности, руководствуясь свойства ми гноя (который с каждым новым промыванием становится все более близ ким к серозному экссудату), содержанием в нем бактерий, температурой и общим состоянием больного. Накладывают гипсовую повязку.

X. Т. Джонс (Hugh Toland Jones) делает промывания сустава через не большой артротомический разрез;

осматривает синовиальную оболочку, в сустав вводит нелатоновский катетер и через него самым тщательным обра зом промывает горячим физиологическим раствором под небольшим давлением в течение 20-30 минут. Сустав растягивается жидкостью, как шар, а затем при выпускании жидкости спадается, и из него уносится гной и клочья фиб рина. Синовиальную оболочку зашивают по возможности наглухо. Обычно и кожу также зашивают. Ногу иммобилизуют и следят за результатом по общему состоянию больного, температуре, пульсу, картине крови и по мест ным симптомам со стороны сустава.

При огнестрельных ранениях суставов, так же как и при гнойных артритах другой этиологии, необходима иммобилизация. Все попытки активных и пассивных движений до затихания в суставе острых воспалительных явлений вредны и полностью опровергнуты опытом. Начинать движение в суставе через две недели, даже при благоприятном течении ранения, небезопасно, так как ранняя моби лизация может повести к обострению воспалительного процесса (Ред.).

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА Коттон (Cotton), применяющий этот способ, не делает промываний, если сустав сообщается с костным очагом или если уже имеются деструк тивные изменения в синовиальной оболочке. Но Г. Харрис (Harris), лечив ший такими промываниями 37 маленьких детей, у которых, как известно, артрит всегда бывает остеогенным, получил в 23 случаях нормальную подвижность сустава, а в 14 случаях — анкилоз.

X. Т. Джонс повторяет промывания, если наступает ухудшение и опре деляется наполнение сустава экссудатом. Если же воспаление стихает, то начинают осторожные движения. В некоторых случаях движения можно на чать уже через 10 дней после промывания. Во всех 5 случаях гнойного гонита Джонс получил выздоровление с нормальной подвижностью сустава.

Грегуар (Gregoire) вылечил проколами и промываниями 9 больных из 11. Однако эти меры ненадежны, и с ними можно пропустить срок для артротомии. Чаще всего проколами и промываниями лечат гнойный го нит у маленьких детей и нередко с успехом. Но, хотя метастатические арт риты у маленьких часто протекают довольно доброкачественно, промывани ями не следует увлекаться, так как нередко наблюдаются случаи, когда и артротомия оказывается недостаточной.

Ввиду большой опасности гнойного гонита у взрослых имеется немало сторонников, особенно среди французских хирургов, ранней резекции ко ленного сустава. Она дает гораздо лучшие результаты, чем поздняя, и в большинстве случаев предотвращает опасность гнойных затеков. Не следу ет смущаться тем, что резекция приводит к анкилозу, так как он все равно неизбежен при всех других способах лечения тяжелых гонитов. Ее следует делать поскорее, если артротомия не дает быстро хорошего результата. Та кой ранней резекцией Бопп (Ворр) вылечил 24 из 26 больных в военное время. Одни хирурги после этой операции держат некоторое время концы костей разъединенными посредством вытяжения, а другие немедленно соеди няют их, даже костным швом. Первый способ более осторожен и надежен.

Опасность остеомиелита, исходящего из обнаженных резекцией поверхнос тей костей, гораздо меньше при ранней операции, чем при поздней.

В заключение нашего очерка о гнойном воспалении коленного сустава приведем еще пример маловирулентной инфекции, давшей весьма интерес ные и редкие патологические изменения в синовиальной оболочке. К сожа лению, бактериологическое исследование, весьма важное в этом случае, про извести не удалось.

Г-ва, 33 лет, поступила в Ташкентскую больницу 17/IV 1921 г. Два месяца тому назад она поранила топором колено и через неделю слегла в постель. Сустав теперь чрезвычайно болезнен при малейшем движении, совсем потерял нормальную конфигурацию и имеет округ ленную форму. Кожа над ним красна, особенно с латеральной стороны, вблизи надколенника, где ясно определяется зыбление. Температура вечером 37,4°, утром 36,6°, но больная говорит, что в начале болезни был сильный жар. Пульс 96 при нормальной температуре.

При операции найден параартикулярный гнойник сбоку от надколенника, сообщавшийся с полостью сустава;

в последней гноя мало — всего около столовой ложки. Синовиальная оболочка утолщена до 2,5 см, ступенисто отечна, местами в ней имеются похожие на кавер ны очаги, полость которых выстлана дряблыми грануляциями. В других местах в толще сино виальной оболочки расположены совершенно изолированные гнойники. Перед началом опера ции под наркозом было исследовано, нет ли хруста изъеденных суставных хрящей, но движе ния в суставе оказались совершенно нормальными. Тем не менее на эпифизах бедренной и большеберцовой костей хрящи оказались глубоко изъеденными на большом протяжении и даже в центре хрящевой поверхности надколенника было найдено ограниченное разрушение хряща.

1 R Чет Q17.

54* ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Вырезана вся синовиальная оболочка (на это легко было решиться ввиду малой вирулен тности микробов), отпилены эпифизы бедренной и большеберцовой костей и задняя поверх ность надколенника. Рана зашита с большими выпускниками из йодоформной марли. Больная немедленно после операции почувствовала значительное облегчение, и выздоровление шло прекрасно, без всяких осложнений.

Каверны и гнойники в сильно утолщенной синовиальной оболочке у этой больной чрезвычайно напоминали нам те своеобразные патологоанато мические изменения, которые мы столь часто наблюдали при тифозных хон дритах реберных хрящей. И там и здесь характерной чертой болезни явля ются медленное развитие ее и слабость инфекции.

От редактора 3-го изд. В очерке «Гнойное воспаление коленного сус тава» не приведено опыта использования антибиотиков1, которые при лече нии гнойных артритов не менее полезны, чем при других локализациях на гноительных процессов. Использование антибиотиков при гнойных артри тах и, в частности, при гнойном воспалении коленного сустава ничуть не устраняет оперативного лечения, поэтому анатомические исследования проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого о путях распространения гнойных затеков и его способ вскрытия коленного сустава полностью сохранили свое значение.

Однако современному читателю полезно знать, что синовит и началь ные формы гнойного артрита даже такого сложного сустава, как коленный, иногда могут быть излечены с помощью антибиотиков без оперативного вскрытия сустава. Таким больным необходимо пунктировать сустав, отсосать по возможности весь гной и ввести в полость сустава 500-600 тысяч еди ниц пенициллина2 и 500 тысяч единиц стрептомицина. Такие пункции и вве дение антибиотиков при надобности следует повторить. В промежутках между пункциями больному назначают антибиотики внутримышечно или подкожно.

Иммобилизация конечности гипсовой повязкой обязательна, о чем я мно гократно указывал в примечаниях. При необходимости проведения повтор ных пункций в повязке делается окно.

При недостаточной эффективности терапии антибиотиками должна быть без промедления сделана артротомия;

введение антибиотиков продолжает ся, как добавление к хирургическому лечению.

При запущенном артрите и угрозе сепсиса следует немедленно, не теряя времени, приступить к хирургическому лечению. Антибиотики здесь исполь зуются как дополнение к оперативному пособию. Пенициллин вводят в края раны, им орошают полость сустава. Кроме того, применяют антибиотики под кожно или внутримышечно.

Для вскрытия коленного сустава, помимо способа В. Ф. Войно-Ясенец кого, можно с успехом пользоваться способом П. Г. Корнева и А. А. Козлов ского.

При своевременной артротомии и использовании антибиотиков значи тельно суживаются показания к резекции сустава, которую приходится де лать лишь при значительных разрушениях суставных хрящей и связочного Когда я писал свою книгу, еще не было антибиотиков, и опыта применения их я не имел (Автор).

Сейчас эта доза должна быть увеличена в 10 раз (Ред. IV).

ГНОЙНОЕ ВОСПАЛЕНИЕ КОЛЕННОГО СУСТАВА аппарата. В этих тяжелых случаях следует особенно учесть указания В. Ф. Войно-Ясенецкого о распространении гнойных затеков, их вскрытии и дренировании.

Вопрос о показаниях к ампутации конечности приходится ставить при появлении клинической картины сепсиса. В целях сохранения больному жизни необходимо удалить самый источник септического процесса. Труд ность решения этого вопроса достаточно ярко изложена в очерке и не тре бует повторений.

При лечении тяжелых гнойных больных должно быть обращено сугубое внимание на общее лечение больного. Высококалорийная пища, введение повышенных количеств витаминов, переливание крови, заботы о чистоте кожи, уход за полостью рта и все «мелочи» обслуживания больного заслу живают полного внимания врачей и среднего медицинского персонала.

При чтении очерка «Гнойное воспаление коленного сустава» у читате ля может сложиться впечатление, что В. Ф. Войно-Ясенецкий недооценива ет значение хорошей иммобилизации конечности в деле лечения гнойных артритов. В действительности очень опытный клиницист В. Ф. Войно-Ясе нецкий, конечно, понимает огромное значение иммобилизации, но приводи мые им истории болезни относятся к тому периоду, когда применяли еще крахмальные повязки и когда гипсовая повязка не пользовалась тем всеоб щим признанием, какое она завоевала в настоящее время. Следует подчер кнуть, что именно гипсовая повязка, обеспечивающая покой заболевшей ко нечности, совершенно необходима при лечении гнойного гонита как обяза тельное и важнейшее добавление к оперативному лечению и применению антибиотиков.

Нельзя принять без критики рекомендацию В. Ф. Войно-Ясенецкого о фиксации коленного сустава после артротомии в согнутом положении. Со гнутое положение конечности в коленном суставе невыгодно, так как в случае наступления анкилоза больной лишается возможности пользоваться ею. Чтобы избежать столь неприятных последствий лечения, В. Ф. Войно Ясенецкий прибегает к осторожному насильственному разгибанию ноги пос ле затихания острого воспаления в суставе. Такой прием, как бы осторожно ни применялся, иногда может повести к вспышке инфекции. Поэтому после артротомии надо всячески стремиться наложить гипсовую повязку в поло жении легкого сгибания ноги в коленном суставе (под углом 170°), что обес печивает наилучшую функцию конечности при анкилозе или при резком ограничении подвижности в суставе1.

В борьбе за жизнь и здоровье больного с гонитом (как, впрочем, и при других, ранее описанных гнойных процессах в области нижних конечностей) необходимо использование всего арсенала совре менной целенаправленной антибактериальной терапии.

С целью обеспечения максимальной концентрации антибактериальных средств в зоне воспаления целесообразно применение метода внутриартериальных инфузий через катетеризованную нижнюю над чревную артерию (Ред. Н. В.).

ГЛАВА XXXV ОСТЕОМИЕЛИТ Двенадцатилетний крестьянский мальчик 8 дней тому назад был сшиблен с ног коровой.

Уже на другой день у него внезапно начались сильные боли в нижнем конце бедра и лихорад ка, настолько интенсивная, что по ночам он бредил. При поступлении в больницу мальчик был бледен, имел очень измученный вид, со страхом оберегал больную ногу от всякого движе ния и прикосновения;

температура у него 39,6°, пульс 104 в минуту. На внутренней стороне нижнего конца бедра заметна небольшая припухлость, при ощупывании которой мальчик чув ствует сильную боль.

Хотя здесь не было не только флюктуации, но и сколько-нибудь значительной воспали тельной припухлости, я тем не менее без всякого колебания распознал остеомиелит бедра и безотлагательно приступил к операции. Она была выполнена в 15 минут и состояла в обна жении кости, вскрытии маленького поднадкостничного гнойника, содержавшего около 2 чай ных ложек густого беловатого гноя, и в трепанации долотом костномозгового канала, содер жавшего также много гноя. В рану был введен марлевый выпускник;

не наложено ни одного шва. Рана заживала без всяких осложнений, но температура долго оставалась высокой и при шла к норме только через месяц после операции. Мальчик пролежал в больнице 1/4 месяца и выписан здоровым, с полоской чистых грануляций на месте разреза.

Это обычный случай остеомиелита средней тяжести, кончающегося по чти всегда выздоровлением при правильном распознавании и ранней опера ции. Однако правильный диагноз остеомиелита, даже в тех случаях, когда он не представляет никаких затруднений, нередко оказывается для практи ческих врачей недоступным, как нам многократно приходилось убеждаться.

Тогда течение болезни и исход ее бывают совсем иными. Приведу два пла чевных примера.

У беременной женщины 36 лет за неделю до восьмых родов без видимой причины появились боли в правом бедре, резко усилившиеся в послеродовом периоде. В сильном жару и в бессознательном состоянии больная была принята в больницу и пролежала в ней целый месяц. Она все время жаловалась на сильные боли в бедре;

объем бедра увеличивался на глазах врачей. Однако они не догадывались о необходимости операции и усердно лечили больную инъекциями хинина.

Ввиду безуспешности лечения больная выписалась из больницы и в течение 3 недель лечилась дома ваннами;

состояние ее все ухудшалось, и ее снова отвезли в больницу. И на этот раз врач не задумался над причиной огромного припухания бедра и сильных болей в нем, поставил нелепый диагноз ревматизма и опять целый месяц лечил несчастную больную растираниями и инъекциями хинина.

Только через 5 месяцев после начала болезни больная, наконец, по какой-то счастливой случайности попала в хирургическое отделение. Она была чрезвычайно истощена, весьма слаба, но температура в последнее время не поднималась выше 38°. На это обратите внима ние;

даже к огромным количествам гноя организм больного, если способность бороться с ин фекцией в нем сильна, настолько привыкает по прошествии долгого времени, что температура становится почти нормальной, а боли в значительной мере стихают. При исследовании все внимание, конечно, было направлено на бедро, ставшее совершенно бесформенным, и в нем тотчас обнаружена повсюду совершенно отчетливая флюктуация. Под эфирным наркозом сде лан большой разрез на латеральной стороне бедра. Вытекло колоссальное количество гноя, который расслоил и изолировал все мышцы бедра и омывал почти повсюду бедренную кость, обнаженную от надкостницы. На протяжении почти всего диафиза вскрыт долотом костномоз говой канал, и в нем найдена обширная флегмона костного мозга.

Скорее, чем можно было ожидать, шло после операции очищение огромной гнойной полости и уменьшение ее. Выздоровление осложнилось происшедшей через 2 недели задерж кой гноя, которая была обнаружена по вечерним повышениям температуры до 39° и по увели чению объема нижнего конца бедра непосредственно над коленным суставом;

при давлении в подколенной ямке из раны вытекал гной. Разрезом на латеральной стороне нижней трети бедра, проникавшим через tractus iliotibialis fasciae latae и m. vastus lateralis, вскрыто и дрени ОСТЕОМИЕЛИТ ровано большое скопление гноя в подколенной области. После этого заживление раны шло без осложнений, и через 4 месяца после операции больная выписана вполне здоровой, окреп шей и пополневшей и даже, к нашему удивлению, без свищей.

Как видите, вследствие неуменья врачей распознать остеомиелит боль ная дошла до края могилы и тяжко болела 9 месяцев. Правда, в этом случае врачи не думали об остеомиелите по двум причинам: больной было 36 лет, а в этом возрасте остеомиелит наблюдается редко, и, кроме того, развитие болезни совпало с послеродовым периодом, когда естественно было думать о послеродовой инфекции, а увеличение бедра и боли в нем объяснять тром бозом бедренной вены (phlegmasia alba dolens).

Совершенно непростительна, однако, была ошибка в диагнозе в другом случае. Малень кая шестилетняя девочка внезапно заболела за месяц до поступления в хирургическое отделе ние Ташкентской городской больницы. С утра девочка была вполне здорова, бегала и играла, а в полдень вдруг почувствовала сильную боль в левом бедре, озноб и жар. В течение 2 дней все бедро распухло, и ребенок сильно плакал. Врач, к которому обратились, назначил ихтио ловую мазь и компрессы. Если бы он был хирургически грамотным, то уже тогда легко мог бы обнаружить глубокую флюктуацию, если бы осторожно сдавил левой рукой бедро посре дине, а пальцем левой руки надавил нижнюю треть бедра.

Целый месяц девочка лежала в постели с сильными болями и высокой температурой, и только теперь врач усомнился в правильности своего лечения;

он заподозрил у ребенка саркому бедра и направил ее в больницу. За время болезни девочка чрезвычайно исхудала и побледнела. Температура 38,3°, пульс 112. Все левое бедро, особенно нижняя его половина, сильно распухло и по объему превышало правое в полтора раза. Девочка держала его слегка согнутым в тазобедренном суставе и очень оберегала. При ощупывании определялось эласти ческое напряжение тканей, особенно выраженное в подколенной ямке, и довольно значитель ная болезненность. В коленном суставе выпота нет.

Операция в день поступления под эфирным наркозом. Большой разрез на боковой сто роне бедра, в нижней его половине. Вся бедренная кость обнажена от надкостницы и купа ется в жидком гное, отделившем от нее прикрепления большинства мышц. Вскрыт костномоз говой канал на протяжении 7 см и в нем найдены гной и размягченный костный мозг;

огром ная гнойная полость дренирована двумя резиновыми трубками и йодоформной марлей.

На четвертый день после операции, ввиду закрытия хирургического отделения, ребенок был переведен в другую больницу, и при перевозке у него произошел перелом оперированного бедра. Была наложена окончатая гипсовая повязка и перелом сросся, но со значительным смещением отломков.

В этом случае, ярко иллюстрирующем последствия неправильного диаг ноза остеомиелита, интересен также патологический перелом бедренной кос ти. Он произошел не только потому, что целость кости была нарушена тре панацией, но в еще большей степени потому, что кость была тяжко воспа лена, а может быть, даже и омертвела.

Патологический перелом в чистом виде мне пришлось наблюдать в другой раз у 14-лет него мальчика, которого привезли ко мне на лодке по Енисею за 750 км в Туруханскую больницу. Мальчик был болен острым остеомиелитом бедра в течение 2 месяцев;

перелом произошел по дороге, когда его перекладывали в лодке. При операции я нашел в огромной гнойной полости переломленную посредине бедренную кость, причем нижний отломок ока зался почти весь омертвевшим и его пришлось отпилить над самым эпифизом. Лечение велось под постоянным вытяжением, но его не удалось довести до конца, так как уходили последние пароходы и мальчику предстояло остаться в больнице на 9 месяцев, до возобновления нави гации. Его увезли домой с почти зажившей раной, но еще не сросшейся костью. Я его видел на обратном пути из Туруханска. Рана вполне зажила, без свищей, и кость прочно срослась, но в совершенно неправильном положении, так что нога была функционально непригодна.

Мальчика пришлось отправить в Красноярск для остеотомии.

5SO ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Резко повышенную ломкость пораженной остеомиелитом кости всегда следует иметь в виду при послеоперационном лечении. Конечность должна быть фиксирована в какой-либо шине, лучше всего в фолькмановском жес тяном желобе1. Это необходимо не только ввиду возможности перелома, но и потому, что при всяком тяжелом воспалительном процессе иммобилизация пораженного члена весьма благодетельна.

Не всегда позднее распознавание остеомиелита зависит от неосведом ленности и неопытности врачей;

бывают случаи, когда и опытному хирургу трудно поставить правильный диагноз.

Так обстояло дело с 30-летним Д., который в середине сентября 1917 г. без всякой види мой причины почувствовал общее недомогание, жар и головную боль;

инъекции хинина, кото рыми его кто-то лечил, оставались безуспешными. Однако больной в начале октября попра вился и стал ходить, но ненадолго, ибо около 10/Х он снова тяжело заболел и 20/Х был при нят в терапевтическое отделение Ташкентской городской больницы в тяжелом состоянии, очень напоминавшем брюшной тиф. Лихорадка была высокая (выше 40°), совершенно непра вильного типа, но с резкими ремиссиями. Только 23/Х больной впервые пожаловался на боли в левом бедре, и я был призван на консультацию. При тщательном исследовании бедра мне ни в этот день, ни при многократных последующих осмотрах не удавалось найти ничего ненор мального, кроме болезненности мышц и нервов, особенно бедренного, при давлении.

В течение целого месяца диагноз оставался невыясненным, и только 29/XI удалось опре делить припухлость и болезненность на переднемедиальной стороне бедра, на его середине.

При операции, произведенной на следующий день, было найдено довольно большое скоп ление гноя под m. vastus medialis, бедренная кость была обнажена от надкостницы, и в ней имелось довольно широкое отверстие, ведущее в костномозговой канал;

отверстие это час тично прикрыто секвестром, который был удален. Заживление раны шло нормально, и через 40 дней после операции почти закончилось. Больной вполне поправился.

Судя по давно законченной секвестрации кости с почти происшедшим выталкиванием секвестра через большое отверстие в диафизе, можно с уве ренностью сказать, что остеомиелит начался еще тогда, когда больной ле чился инъекциями хинина от общего недомогания. То обстоятельство, что он тогда временно поправился, указывает на небольшую вирулентность бак терий, которая и объясняет столь медленное развитие болезни. Гнойник не давал заметных симптомов в течение 2/4 месяцев, потому что он развивал ся на необычном для остеомиелита бедра месте — под средней частью tn. quadricipitis. Здесь большая часть диафиза бедра покрыта мощными плас тами mm. vasti medialis, intermedii и recti femoris, и гной оставался скрытым под ними.

Совершенную противоположность только что описанному представляют те случаи остеомиелита, в которых затруднительность диагноза обусловли вается чрезмерной вирулентностью микробов.

Здесь перед нами ярко выраженная картина общей септической инфек ции, в которой теряются или сильно затемняются местные субъективные симптомы, а объективные изменения не успевают еще развиться. Всякий остеомиелит представляет, конечно, лишь местную локализацию общей гно еродной инфекции, обычно стафилококковой, но в случаях легких и сред них по тяжести в картине болезни превалируют местные симптомы, и лишь раннее бактериологическое исследование крови, кстати сказать, весьма по лезное для диагностики, обнаруживает их гематогенную, септическую при Жестяные и проволочные шины Фолькмана неудобны и теперь оставлены. Просто и надежно иммобилизация осуществляется лонгетной гипсовой шиной (Ред.).

ОСТЕОМИЕЛИТ роду;

в острейших же случаях, пример которых мы сейчас приведем, прева лируют симптомы заражения крови.

Юра Л., 13-летний мальчик, недели три тому назад получил незначительные кожные ссадины на тыле правой стопы, которые покрылись корочками, но вполне не заживали, и еще недавно мать видела гной под ними.

Четыре дня тому назад, в полдень, мальчик внезапно почувствовал боль в правом бедре и слег в постель. Вечером был потрясающий озноб и температура поднялась до 40°. Пригла шенный на 3-й день весьма компетентный хирург не нашел основания для диагноза остеомие лита. При осмотре на 4-й день я нашел мальчика в полусопорозном состоянии, дремлющим и вяло отвечающим на вопросы. Вчера вечером опять был сильный озноб, а температура 40,8°;

всю ночь продолжался бред. Мальчик очень упитанный, оба бедра одинаково толсты и округ лены жиром. Изменения формы больного бедра нигде нет, а при ощупывании нет и следа воспалительного уплотнения тканей. Мальчик очень бережет ногу и с трудом сгибает ее в коленном и голеностопном суставах. Все бедро и даже паховая область и верхняя треть голени болезненны при давлении, но наибольшая болезненность все-таки отмечается в верхней тре ти бедра, особенно с медиальной стороны. В тазобедренном и коленном суставах изменений нет. Пульс 120. Язык сух.

Я распознал остеомиелит бедра как местную локализацию тяжкой общей гнойной ин фекции, исходным пунктом которой послужили гноившиеся ссадины на тыле стопы. Мальчик перевезен в больницу, взята для исследования кровь из вены, и немедленно произведена операция под кратковременным хлороформным наркозом1. Бедренная кость обнажена латераль ным разрезом немного выше ее середины. При разрезе не только подкожная клетчатка и мыш цы, но и надкостница имели вполне нормальный вид, тем не менее по вскрытии долотом кост номозгового канала показалось несколько капель серого слизистого гноя. Канал вскрыт на протяжении 12 см, до самого большого вертела, и в нем найден такой же серый гной в небольшом количестве. В костномозговой канал введена полоска йодоформной марли, и боль шая рана оставлена открытой.

После операции в первый день наблюдалось субъективное улучшение, и температура с 40° понизилась к вечеру до 38,2°. Однако уже в первую ночь больной совсем не спал, а на следующий день был очень возбужден и временами бредил. Температура снова поднялась до 40,4°, пульс ухудшился. В гное и в крови, взятой из вены, найден золотистый стафилококк.

На следующий день после операции сделано вливание в вену колларгола, а в следую щие дни несколько раз впрыскивали поливалентную стафилококковую сыворотку. Дважды в день делались подкожные вливания физиологического раствора и через 1-2 часа инъекции камфоры, кофеина и дигалена. Больной пользовался самым лучшим уходом, у него бессменно дежурили его родственники — врачи, однако жестокое септическое заражение прогрессиро вало, и со второго дня после операции больной только по временам приходил в полусознание.

Утром на 5-й день мальчик умер. Температура перед смертью поднялась до 41,3°.

В огромном большинстве случаев диагностика остеомиелита не пред ставляет никаких затруднений для сколько-нибудь опытного хирурга и даже для всякого вдумчивого практического врача. Гораздо труднее обстоит дело с лечением остеомиелита. До введения в лечебную практику пенициллина мы не могли похвалиться умением лечить эту тяжелую и весьма распростра ненную болезнь детского и юношеского возраста.

На съезде хирургов РСФСР в 1925 г. Т. П. Краснобаев, имеющий боль шой опыт в лечении острого остеомиелита, сообщил о 22,4% смертности;

приблизительно такова же смертность и по отчетам иностранных хирургов.

До недавнего времени при остром остеомиелите плоских костей, в особен ности черепных и подвздошной, смертельный исход и при самом энергичном лечении составлял правило, а выздоровление — довольно редкое исключе ние. Против тяжелых септических форм остеомиелита мы были почти так Хлороформом усыплять септических больных не следует, но эфира тогда у нас не было (Автор).

В настоящее время и эфир стал анахронизмом (Ред. IV).

S52 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ же бессильны, как и в конце прошлого столетия, несмотря на то, что мето ды борьбы с инфекцией сделали все-таки огромные успехи. До самого не давнего времени почти для всех хирургов основной принцип лечения остеомиелита состоял во вскрытии поднадкостничного гнойника и трепана ции больной кости, т. е. в том же, что делал еще Ж. Л. Пти, а позднее энергично пропагандировал Ланнелонг (Lannelongue).

Только в последние 25-30 лет согласие хирургов на почве умеренного радикализма операций нарушено, ибо сторонники консерватизма отрицают необходимость и полезность трепанации кости, рекомендуя ограничиваться вскрытием поднадкостничных гнойников, а крайние радикалы ставят широ кие показания к первичной резекции целых диафизов длинных костей. Эта радикальная точка зрения находила особенно много сторонников среди анг лийских хирургов, а защитниками консерватизма выступили у нас Т. П. Краснобаев и в Германии Рост (Rost) из Гейдельбергской клини ки. И с той, и с другой стороны приводились весьма убедительные факти ческие и статистические доказательства правильности их точки зрения, и вопрос о лечении остеомиелита, еще так недавно казавшийся ясным, чрез вычайно осложнился и потребовалась настойчивая работа хирургической мысли для решения спора. Мы определим свое отношение к вопросу о лече нии острого остеомиелита при описании хода обычной операции при остром остеомиелите и для этого должны вернуться к тому банальному случаю, с которого начали настоящий очерк.

Как вы помните, у мальчика, о котором шла речь в этом случае, была найдена воспалительная припухлость, болезненная при надавливании на ме диальной стороне бедра, в нижней его трети. Чаще всего нам приходится обнажать кость именно на этом месте, ибо остеомиелитический процесс в бедре обычно локализуется в нижнем метафизе и нижней половине диафи за. Поэтому мы можем считать типичным разрез по кости, через нижнюю часть m. vasti medialis. Делая ЭТОТ разрез в 10-15 см длиной, мы должны иметь в виду возможность ранения в верхнем конце его бедренных сосудов в гунтеровом канале, а при плохом знании анатомии даже возможность вскрытия recessus suprapatellaris коленного сустава — в нижнем конце раз реза. Однако в большинстве случаев об этих опасностях помышлять не приходится, так как операция оказывается делом очень простым: уже после разреза подкожной клетчатки, пропитанной мутной серозной жидкостью, и тонкого слоя мышечных пучков m. vasti medialis с покрывающей их фасци ей показывается гной, и вы можете, отложив скальпель, растянуть отвер стие в мышце тупыми крючками Фарабефа;

по удалении гноя марлевыми компрессами вы увидите обнаженную кость. Однако в тех случаях, когда еще не успел образоваться поднадкостничный гнойник или он очень неве лик, вам придется пройти ножом всю значительную толщу мышцы (у взрос лого 3-5 см). На середине этого разреза или в нижней его трети вы перере жете поперек довольно интенсивно брызжущую артерию — ramus musculo articularis arteriae genu supremae. В ранних случаях обычно приходится раз резать на обнаженной таким образом кости и надкостницу, воспалительно утолщенную и отечную.

Что же делать дальше? Консерваторы полагают, что кость трогать не следует, ибо септические больные, в особенности маленькие дети, очень плохо переносят наркоз и сколько-нибудь продолжительную операцию, ОСТЕОМИЕЛИТ в особенности с большой травмой воспаленного органа. Они считают, что операция должна быть как можно более кратковременна, проста и легка.

Проф. Т. П. Краснобаев утверждает, что он перестал терять больных от остеомиелита с тех пор, как отказался от трепанации кости и ограничивает ся вскрытием околокостного гнойника. Мы не можем, конечно, не придать очень большого значения столь авторитетному мнению, основанному на ог ромном опыте, но оно волнует нас своим резким противоречием столь прочно установившемуся на протяжении целых веков правилу — вскрывать гной ник и каждый закоулок сложной и множественной гнойной полости. Как решиться с легким сердцем оставить гнойное скопление в костномозговом канале, которое по своему патологическому значению для организма может быть гораздо более опасным, чем поднадкостничный гнойник? Как отказать ся от трепанации кости в острейшем септическом случае остеомиелита, по добном приведенному нами заболеванию Юры Л., когда опаснейший септи ческий очаг локализуется только в кости или преимущественно в ней? Без вскрытия такого очага, конечно, будут бессильны все прочие средства борь бы с инфекцией, специфические, химические и общетерапевтические. В та ких случаях, если вообще возможен успех лечения, он определяется прежде всего самым ранним и самым спешным вскрытием внутрикостного очага. Однако не только в острейших, но и в средних по тяжести случаях сплошь и рядом оказывается невозможным излечить больного простыми разрезами, и даль нейшее течение болезни принуждает хирурга все-таки трепанировать кость.

Это, конечно, известно каждому хирургу, и мы ограничимся здесь только одним примером из нашей практики.

Дж. Д., 13 лет, поступил в больницу через 13 дней после ушиба левой голени копытом лошади. Уже к вечеру голень распухла и покраснела, появились сильные боли в ноге, озноб и жар. Через несколько дней туземный знахарь сделал прокол опухоли какой-то грязной кос тью, причем вытекло много гноя. Улучшения не было, и больного привезли в Ташкент;

здесь амбулаторный врач сделал ему два больших разреза на передней и медиальной стороне голени в нижней ее трети. После 4-дневного лечения перевязками больной, наконец, попал в хирур гическое отделение. Он производит впечатление тяжелобольного, пульс очень частый — до 140 в минуту, мягок, несколько аритмичен;

температура 39°, в моче белок, язык сух. На следу ющее утро под эфирным наркозом вскрыт долотом костномозговой канал на протяжении 10 см и в нем найдена обширная флегмона костного мозга. Эта операция оказалась очень удачной:

температура быстро упала до нормы, рана хорошо очистилась. Однако через 16 дней ввиду закрытия хирургического отделения больного пришлось перевести в другую больницу;

там признали нужным ампутировать бедро. После этой операции больной умер.

По поводу таких случаев консерваторы возражают, что трепанация ко сти может быть сделана через несколько дней, когда больной несколько оп равится и выяснится недостаточность простого разреза. Это, конечно, в из вестной мере справедливо, но мы полагаем, что подвергать септического больного второму наркозу и большому душевному волнению, неизбежно свя занному с повторением операции, несравненно опаснее, чем удлинить пер вую операцию на 5 минут для трепанации кости.

Оставлять невскрытым костномозговой гнойный очаг мы считаем невоз можным в большинстве случаев не только потому, что он может угрожать жизни больного, но и по другой важной причине: предоставленное самоиз лечению гнойное воспаление костного мозга может быть очень продолжи тельным и привести к обширному разрушению губчатого вещества и омерт вению плотной части кости на большом протяжении.

$54 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Так и случилось с 11-летней девочкой Марией К., привезенной к нам через 3 месяца после того, как она заболела не особенно тяжелым остеомиелитом большеберцовой кости и на 8-й день была оперирована, причем врач ограничился простым вскрытием большого поднадкос тничного абсцесса. Девочка доставлена очень ослабленной и измученной болезнью, бледной.

худой и слабой, с многочисленными свищами на голени и сгибательной контрактурой в ко ленном суставе почти до прямого угла. При операции мы нашли омертвение почти всей верх ней половины большеберцовой кости и вынуждены были резецировать ее на большом протя жении, от tuberositas tibiae до середины диафиза. Рану выполнили марлей и частично сшили, затем устроили постоянное вытяжение голени посредством гипсового башмачка. Заживление раны хотя происходило без осложнений, но было очень продолжительно, и кость не регенери ровала.

Приблизительно через 11 месяцев после операции девочке была сделана в другой боль нице свободная пересадка кости в дефект tibiae. Пересадка не удалась, и остались многочис ленные свищи.

С большим основанием можно сказать, что в этом случае дело кончи лось бы скорым выздоровлением больной с небольшой секвестрацией кости, если бы при первой операции врач не ограничился простым разрезом, а сде лал обычную трепанацию кости.

С другой стороны, Дельбе (Delbet), один из сторонников консерватиз ма, сообщил в Парижском хирургическом обществе о случае, ярко иллюст рирующем опасность трепанации кости при остеомиелите.

После вскрытия поднадкостничного абсцесса, так как температура не падала, была сделана через 48 часов трепанация;

при этом костный мозг и гаверсовы каналы оказались свободными от гноя. В следующие дни — ухуд шение, высокая температура, сильные боли, признаки диффузного остеомие лита всей кости. При второй трепанации, сделанной несколько выше, кост ный мозг и гаверсовы каналы были полны гноя. Состояние больного все ухудшалось, и пришлось сделать ампутацию бедра, после которой он выздо ровел.

Из этого печального наблюдения Дельбе сделал заключение, что доста точно вскрывать поднадкостничный гнойник и неправильно было бы трепа нировать в каждом случае кость.

Кирмиссон (Kirmisson), очень известный детский хирург, присоединил ся к мнению Дельбе. В своей книге по детской хирургии, изданной в 1911 г., он, как и наш детский хирург Краснобаев, определенно высказыва ется в том же смысле: «Если вы распознали остеомиелит, то должны немед ленно сделать широкий разрез до кости на всем протяжении гнойного очага.

Если симптомы болезни не исчезают, всегда будет возможно в следующие дни сделать трепанацию кости».

Наблюдение Дельбе с несомненностью доказывает необходимость очень осмотрительного отношения к трепанации кости, но оно не представляет ничего неожиданного, могущего нас побудить к отказу от трепанации, ибо совершенно такие же опасные вспышки воспалительного процесса давно из вестны и при вскрытии гнойников в мягких органах и тканях, однако та кие редкие случайности, конечно, не служат основанием к отказу от вскры тия гнойников. Единственный вывод, который мы должны сделать из подоб ных наблюдений, состоит в том, что воспаленные ткани и органы требуют самого бережного и осторожного отношения к ним при операции. Мне все гда казалось странным работать долотом и молотком на кости, внутри кото рой имеется флегмона костного мозга. Конечно, всякое сотрясение может подать повод к опасному обострению воспалительного процесса и даже к ОСТЕОМИЕЛИТ жировым эмболиям из инфицированного костного мозга. Только молодые хи рурги, рисующиеся смелостью и быстротой своей работы, но мало ценящие жизнь больного, могут работать на больной кости так, как лихой столяр работает по дереву. Осторожный и добросовестный хирург вскрывает кость только острым долотом1, быстро, но очень мягко снося ее тонкими стружка ми. Самое лучшее было бы вскрывать костномозговой канал, просверливая кость большими фрезами Дуайена с помощью электромотора, а в промежут ке между двумя такими отверстиями выпиливать пластинку кости круговой пилой. Но, к сожалению, этот способ оперирования мало кому доступен.

Н. Н. Петров рекомендует заимствованный им у Вира чрезвычайно бе режный способ вымывания гнойно расплавленного костного мозга струей раствора риванола. Для этого у верхней границы гнойного очага надо про сверлить дрелью маленькое отверстие для введения иглы шприца, а у ниж ней границы сделать трепаном несколько большее отверстие для вытекания жидкости.

Это предложение может возбудить восторг своей глубокой рациональ ностью и чрезвычайной бережностью по отношению к кости, но должно встретить на практике большие затруднения: как определить до вскрытия кости границы воспаления костного мозга? Легко ли удалить инфекционное содержимое костномозгового канала, в значительной мере помещающееся в клеточках губчатого вещества, когда к тому же на дороге повсюду грану ляции и плотные некротические частицы? Мы хотели бы, однако, чтобы эти наши сомнения рассеялись при практическом усовершенствовании пред лагаемого проф. Петровым способа, который, как нам кажется, заслуживает самого глубокого внимания.

Те же соображения, по которым мы считаем необходимой большую мяг кость и осторожность при трепанации кости, побуждают нас признать вред ным и выскабливание зараженного костного мозга. Грубая работа острой ложкой, не обеспечивая удаления всего инфекционного материала, несом ненно, может иметь последствием новую вспышку воспалительного процесса и эмболии с метастазами. Выскабливая, мы никогда не можем быть увере ны, что не удалим жизнеспособного костного мозга, который могучим фаго цитозом может оказать столь важную услугу в ликвидации воспалительного процесса, а после нее будет столь полезен при процессах секвестрации и регенерации кости. Проф. Моклер (Mauclaire) по этому поводу остроумно замечает, что если выскабливать костный мозг, то следует при всяком воспа лительном процессе удалять и регионарные лимфатические железы, ибо они в данный момент содержат микробы;

однако они же и уничтожают микро бы или нейтрализуют их вредное действие.

При оценке доводов детских хирургов в пользу консерватизма опера ции следует иметь в виду существенную разницу в строении кости малень ких детей и взрослых субъектов. У малышей кортикальный слой кости то нок, обильно пронизан кровеносными и лимфатическими сосудами, гаверсо вы каналы широки, и потому гной гораздо легче и скорее может проложить себе путь из костномозгового канала под надкостницу, чем у взрослых. По этому внутрикостные гнойники у маленьких детей, несомненно, гораздо ме нее опасны, чем у взрослых. Давно уже известно, что при мастоидите у У Пайра долота остры, как нож.

556 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ маленьких детей трепанация сосцевидного отростка в большинстве случаев излишня, и операция может ограничиваться простым разрезом до кости поза ди уха. Мы поэтому охотно последуем указаниям Т. П. Краснобаева и Кир миссона при операции остеомиелита у маленьких детей, но будем продол жать трепанировать кость у подростков и взрослых. Однако и у малышей мы могли бы предложить просверливание кости в двух-трех местах дрелью или ручным сверлом. Поступая так, мы удлиним операцию на несколько де сятков секунд и в ничтожной мере увеличим травму, но, вероятно, окажем важную услугу органу в деле самоизлечения: если гной может опорожнять ся через крошечные гаверсовы каналы, то тем более для него будут полезны огромные по сравнению с ними каналы, сделанные сверлом.

Мы определили таким образом наше отношение к консервативному на правлению в лечении остеомиелита. Нам остается еще высказаться по пово ду противоположного, ультрарадикального направления, пионером которого выступил еще в 70-х годах прошлого столетия Холмс (Holms), а за ним вскоре последовали Легё (Legueu), Оллье (Oillier), Франкон (Francon), Жи ральдес (Giraldes), Дюплей (Duplay), Боккенхеймер (Bockenheimer) и др.

В недавнее время это направление находило немало сторонников в Анг лии. Что касается результатов, полученных только что перечисленными хи рургами прежнего времени, то их никак нельзя назвать благоприятными: в большинстве описанных случаев лечение длилось многие месяцы, даже до 11 лет, регенерация кости нередко не наступала или была недостаточной, оставались свищи, и больные ходили на костылях.

Правда, нередко сообщают, наряду с неудачами, и о хороших результа тах. Так, например, Соррель и Гишар (Sorrel и Guichard) сделали 40 резек ций диафизов. Окончательно прослежено 26 больных. У всех кость регене рировалась, и только у одного остался псевдоартроз малоберцовой кости, не требующий операции. У 4 больных был сначала псевдоартроз, излеченный пересадкой кости. 4 умерли в день поступления. Новая кость функциониро вала отлично и, что самое главное, была совершенно свободна от инфекции;

в ней нигде не наблюдалось рецидивов остеомиелита. Однако другие авто ры наблюдали повышенную ломкость новообразованной кости. Виленский (Wilensky), собравший в своей книге об остеомиелите всю литературу до 1934 г., пишет, что особенно часто кость не регенерируется при ранней резекции на высоте инфекции;

это, конечно, очень умаляет значение резек ции, так как главная цель ее именно и состоит в радикальном устранении септического очага. Виленский считает, что в благоприятных случаях сек вестротомия дает гораздо более быстрое выздоровление, чем резекция, про изводимая при хроническом остеомиелите. Резекцию он считает допустимой только при обширном первичном некрозе кости.

Сторонники резекции считают показаниями к ней: 1) большую тяжесть и опасность инфекционного процесса;

2) отслойку гноем надкостницы со всех сторон кости;

3) безуспеш ность трепанации.

Очень важно резецировать рано, пока длительное нагноение не разрушило надкостницу и эпифизарные хрящи, иначе кость может не восстановиться. Предельный срок для резек ции — один месяц от начала болезни. Обнажать кость надо так, чтобы был хороший сток через дренажи: на бедре это делают снаружи или изнутри. Резецируют кость на уровне эпи физарного хряща, а внизу немного ниже того места диафиза, до которого дошла отслойка надкостницы;

здесь кость перепиливают пилкой Джигли и потом отламывают вверху на уров не хряща, который должен быть оставлен. При полной резекции диафиза его надо перепилить ОСТЕОМИЕЛИТ посредине, а потом оба конца отломать на уровне хрящей. Разрез надкостницы сшивают по средине редкими кетгутовыми швами, а по концам оставляют отверстия, через которые иногда вводят дренажные трубки. Тампонада периостальной трубки марлей очень мешает регенера ции кости. Мышцы и кожу совсем не сшивают. Совершенно недопустимо применение анти септических средств, которые могут повредить камбиальный слой надкостницы. Накладывают гипсовую повязку при постоянном вытяжении до полного высыхания. Гипс не снимают в течение не менее 2 недель, несмотря на зловоние: после перевязки снова накладывают гипс на такой же срок. Обычно достаточно 3-4 перевязок, чтобы кость регенерировалась. Ходить больные начинают (если оперирована нижняя конечность) через 3-5 месяцев.

Основной целью первичной резекции кости является полное устране ние опасного для организма инфекционного очага, причем рассчитывают дос тигнуть и другой немаловажной цели — избежать обычно необходимой пос ледовательной секвестротомии. В главе о карбункулах и фурункулах мы считали необходимым полное иссечение всего воспалительного очага, но в отношении остеомиелита не можем считать такой принцип правильным, ибо разница между гнилой кожей, подкожной клетчаткой и фасцией, которые вырезывают при карбункуле, и воспаленным диафизом длинной кости весьма велика;

велика разница и в обширности и продолжительности операции в том и другом случае. Мы не можем не согласиться со сторонниками простых разрезов в том, что септические больные, в особенности маленькие дети, очень плохо переносят наркоз и значительную травму. Можно ли поэтому с легким сердцем предпринять далеко не легкую в техническом отношении, гораздо более продолжительную, чем простая трепанация, и весьма травми рующую операцию первичной резекции целого воспаленного диафиза или значительной части длинной кости? К тому же надо принять во внимание, что такая операция применима только у детей, ибо после 16 лет надежд на регенерацию кости очень немного.

Рассчитывать на то, что при первичной резекции непременно удастся удалить все части кости, которым может грозить в будущем секвестрация, конечно, нельзя;

по внешнему виду кости при операции, по видимым грани цам воспалительного процесса в ней никак нельзя определить предстоящих границ омертвения;

это зависит в огромной мере от степени вирулентности микробов, от силы сопротивляемости организма и от различных осложне ний в дальнейшем течении болезни;

поэтому всегда возможно при первич ной резекции удалить слишком мало или слишком много кости. Важнее все го, однако, то обстоятельство, что мы никогда не можем иметь уверенности в последующей регенерации кости и рискуем сделать больного калекой, даже стать перед необходимостью ампутации изуродованной нами конечнос ти. Эта опасность особенно велика в тех отделах конечностей, которые име ют одну кость (плечо, бедро);

легче, конечно, решиться на удаление всего диафиза малоберцовой или локтевой кости.

Особенно тяжелое увечье наблюдали после резекции диафиза лучевой кости: ulna продолжала расти, не было регенерации radii, и рубец, образо вавшийся над ним, вызывал тяжелое искривление предплечья и кисти. Впол не рациональным считаем мы, как и большинство хирургов, полное удаление небольших длинных костей (пальцевых фаланг, пястных и плюсневых), ко ротких и плоских костей при остром остеомиелите их. Удаление плоских черепных костей, ввиду огромной опасности менингита, мы считаем даже обязательным. Среди коротких костей особое положение занимает пяточ S58 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ная, в которой следует ограничиться удалением долотом или острой ложкой всего губчатого вещества, если нагноение не успело еще перейти на голено стопный сустав. После такого выскабливания остается плотная костная скор лупа, внутри которой со временем хорошо восстановится губчатая кость.

Ключицу, особенно у маленьких детей, также можно удалять целиком, ибо она хорошо регенерируется. Однажды при операции у 2-летнего ребен ка я нашел ключицу совершенно выделенной от надкостницы и свободно плавающей в гное. Рана быстро зажила, а при осмотре ребенка через 3 ме сяца на месте ключицы прощупывалась твердая ткань, и движения ручки были свободны.

Все сказанное, конечно, относится только к ранней резекции длинных костей при остром остеомиелите, но совершенно иначе обстоит дело, если по окончании острого периода болезни обнаруживается обширное омертве ние кости, иногда захватывающее целый диафиз. При этом, конечно, нам не остается ничего другого, как удалить всю омертвевшую кость, но такая опе рация будет произведена в совершенно иных условиях по сравнению с пер вичной резекцией кости;

все септические явления давно прошли, температу ра нормальна, больной окреп, а главное, уже успела образоваться нередко очень прочная секвестральная капсула. Резекция необходима также при пер вичном некрозе кости.

Операция сводится к обширной некротомии, и в большинстве случаев дело кончается выздоровлением с сохранением функций конечности. Отвер гая, таким образом, первичную резекцию кости и признавая уместными про стые разрезы лишь у маленьких детей, мы для большинства случаев остеомиелита признаем нормальным давно установившийся способ трепана ции кости. Возможно, однако, что мы со временем откажемся от обширных вскрытий костномозгового канала долотом на всем протяжении воспалитель ного процесса в костном мозгу и сочтем достаточным осторожно просверли вать трепаном несколько отверстий в диафизе;

этим мы уничтожим то опас ное давление, под которым окруженный плотной костью гной находится в костном мозгу, и дадим ему достаточный выход наружу. Через такие трепа национные отверстия можно будет делать рекомендуемое Н. Н. Петровым промывание костномозгового канала раствором риванола.

Обычной операции с трепанацией кости, как правило, бывает достаточ но во всех случаях средней тяжести, подобных приведенному в начале этой главы. Нам необходимо заняться рассмотрением способов лечения в таких случаях, на которых лежит яркая печать заражения крови. Выше мы приве ли уже смертный случай после острейшего септического остеомиелита (Юра Л.). Это яркий образец токсической формы заражения крови, которое характеризуется чрезвычайной силой действия бактериальных токсинов и слабо выраженной защитной способностью организма.

Но есть еще другая форма заражения крови, при которой ясно выраже на борьба организма за существование, преимущественно в форме огромно го лейкоцитоза и образования метастатических гнойников. Эту форму назы вают пиогенным заражением крови, или метастазирующей гнойной инфекци ей, а в старину называли пиемией в отличие от токсической формы, имено вавшейся септицемией.

Приведем два примера такой пиогенной общей инфекции, а затем рас смотрим способы лечения токсического и пиогенного заражения крови.

ОСТЕОМИЕЛИТ 1. Любовь Т., 14 лет, поступила в Переславскую земскую больницу 21/VIII 1911 г.

У нее внезапно около 10/VIII появились сильные боли в правом коленном суставе;

одновре менно с этим появилась болезненная припухлость на среднем пальце и ладони правой руки, а через несколько дней распух и левый коленный сустав и появился большой абсцесс на левом надплечье. Больная принята в тяжелом состоянии, с температурой 39,8°, очень частым и малым пульсом. При пробном проколе суставов получена кровь с примесью гноя. На наруж ную поверхность правой голени распространяется от коленного сустава большой затек гноя.

23/VIII операция под эфирным наркозом. Разрезами по бокам надколенника вскрыты оба ко ленных сустава и в них найдены плотные фибринозно-гнойные свертки. В правом колене вскрыта также задняя часть сустава, вскрыт гнойный затек на голени;

в глубине найдено большое скопление гноя на задней стороне бедра. Сделан большой разрез по наружной сторо не бедра, и вся нижняя половина бедренной кости найдена обнаженной и окруженной гноем.

Костномозговая полость, содержавшая гной, вскрыта долотом на протяжении 8 см. На ладони длинным разрезом вскрыто сухожильное влагалище сгибателей пальцев, содержавшее старый сгущенный гной. Все раны выполнены марлей.

После операции пульс был крайне слаб и част (160-170) и только к вечеру после влива ния физиологического раствора, инъекций камфоры и кофеина поправился. На следующий день вскрыт под местной анестезией забытый накануне абсцесс надплечья. 27/VIII констати рован большой серозный выпот в правой плевральной полости. При повторных проколах в следующие дни выпот этот оставался серозным и к 8/IX совершенно всосался. 29/VIII появился большой гнойник в глубине правой подмышечной впадины и на следующий день был широко вскрыт под местной анестезией.

С вечера 9/IX внезапно участилось дыхание, начался отрывистый кашель, температура, снизившаяся к этому времени до 38,5°, поднялась на целый градус. Утром 11/IX девочка умерла. При вскрытии трупа были найдены многочисленные гнойники в обоих легких и ми лиарные гнойники в почках.

В этом случае первичной локализацией стафилококкового заражения крови был, по-видимому, нижний метафиз правого бедра, из которого гной очень рано проник в коленный сустав. Это легко случается у детей, ибо эпифизарный хрящ в задней его части граничит с суставной полостью и в этом месте гной, проникший из метафиза в эпифизарный хрящ или отслоив ший его, легко попадает в задний отдел суставной полости.

2. Егор П., 16 лет, поступил в Переславскую больницу 26/VIII 1911 г. 21/VIII он получил сильный ушиб нижнего конца правого бедра. Уже на следующий день появились потрясающий озноб и сильные боли в бедре, заставившие больного слечь в постель. За день до поступления в больницу появились боли в левом плече. Определяются небольшая припух лость и сильная болезненность над нижней третью бедра и небольшой выпот в коленном суставе. На плече припухлости нет, но при давлении очень болезнен верхний конец плечевой кости. Температура 39,5°. Операция 27/VIII под эфирным наркозом. Разрезом с наружной стороны открыт нижний конец бедра;

надкостница найдена отслоенной над всей нижней тре тью и эпифизом бедра, гной содержал много капель жира, что указывало на нагноение в кост ном мозгу. Костномозговой канал вскрыт долотом на протяжении 8 см, и в нем также найден гной. Верхний конец плечевой кости обнажен разрезом через дельтовидную мышцу, под над костницей найдено меньше чайной ложки гноя;

вскрыта костномозговая полость, также содер жавшая гной. 30/VIII замечена болезненность при давлении на верхний конец правого плеча.

Разрезом по наружнопередней стороне плеча обнажен верхний его конец и надкостница найде на нормальной.

Тем не менее кость трепанирована и найдено только что начавшееся воспаление костно го мозга с несколькими каплями гноя. Еще через 4 дня констатирована двусторонняя ката ральная пневмония в нижних долях сзади. Однако через 2 недели пневмония разрешилась, но остался мучительный кашель. Выпот в коленном суставе все время оставался небольшим, как при поступлении, но 16/IX пробным проколом обнаружен гной и немедленно сделана артрото мия под местной анестезией, причем в суставе найдены большие свертки фибрина. Все раны не проявляли никакой наклонности к заживлению;

несмотря на ежедневные перевязки и про мывания перекисью водорода, из них выделялось много жидкого вонючего гноя, края ран были обложены сероватым налетом, кости разрушались и левая плечевая кость прогнила во 560 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ всю толщу. Гной скоро стал зеленым вследствие заражения В. pyocyaneus. Все время не прекращалась высокая гектическая лихорадка, на крестце образовался огромный пролежень, и больной дошел до самой крайней степени истощения. Незадолго до смерти, последовавшей 1/Х, в левой ягодице образовался большой гнойный затек из пролежня.

Мы говорили уже, что всякий остеомиелит является лишь местным про явлением гнойного заражения крови;

только что приведенные случаи ясно подтверждают это положение. Мы могли бы привести еще много примеров ярко выраженного пиемического или септического течения болезни с самы ми разнообразными множественными локализациями в различных костях, с метастазами в легких, околоушных железах, почках, печени, подкожной клетчатке, челюстных, межфаланговых, грудино-ключичных, особенно же в крупных суставах — локтевом, плечевом, коленном, голеностопном. При вскрытиях трупов находят также гнойные плевриты, перикардиты, даже пе ритониты и менингиты. Нередки и метастазы в глазу, начинающиеся с эм болического хориоретинита и кончающиеся гибелью глаза от панофтальмита.

В начале всякого остеомиелита при тщательном бактериологическом ис следовании крови почти всегда удается обнаружить в ней присутствие гно еродных микробов. Исследование крови весьма необходимо, особенно в тя желых случаях общей инфекции, ибо качество и количество находимых в ней микробов помогают нам точно определить характер заражения крови, уста новить прогноз и избрать способы лечения, подходящие для данного случая.

При метастазирующей инфекции обычно находят в крови банальных гное родных микробов — стафилококков, стрептококков (негемолитических), пневмококков, гонококков, В. coli, В. tetragenus, а при токсической форме заражения чаще всего гемолитических стрептококков. О гнилостной общей инфекции, почти никогда не наблюдающейся при остеомиелите, мы гово рить не будем и лишь упомянем, что это самая опасная из всех форм зараже ния крови.

Если в крови очень много микробов, в особенности, если при повтор ных исследованиях количество их все увеличивается, если гнойные метаста зы появляются рано и быстро следуют один за другим, то прогноз весьма серьезен и необходимо самое энергичное и спешное терапевтическое вме шательство. Токсическое заражение крови, особенно вызванное гемолити ческим стрептококком, дает худший прогноз, чем метастазирующая форма.

До сих пор одним из верных средств в нашей борьбе с заражением крови остается самое раннее и самое основательное вскрытие всех гнойных очагов, первичного и метастатических, а в крайних случаях даже иссечение целых органов и ампутация конечностей. Поступая таким образом, мы уст раняем те источники, из которых микробы и их токсины поступают в кровь, и тем оказываем могучую помощь организму в его борьбе с уже проникши ми в кровь микробами. При гнилостной инфекции самые радикальные хи рургические мероприятия совершенно необходимы в борьбе с инфекцией.

Недопустимую ошибку делают те врачи, которые полагаются на действие химических средств, сывороток и вакцин и забывают при этом о крайней необходимости найти и вскрыть те гнойные очаги, из которых бактерии про никают в кровь. Как бы сильно ни действовали даже подлинно специфичес кие средства, они все-таки окажутся бессильными при наличии эмпиемы плевры, гнойного перикардита, субдиафрагмального абсцесса или эмпиемы большого сустава.

ОСТЕОМИЕЛИТ Значение хирургических методов лечения настолько превалирует в те рапии гнойных заражений крови, что нередко ими одними нам удается изле чить даже тяжких больных. Вот один пример из нашей практики.

Ярослав А., 16 лет, упал в воду на рыбной ловле и сильно продрог;

на другой день сильное недомогание, жар и боли во всей левой голени. При поступлении в больницу на 6-й день болезни найдена обычная картина остеомиелита верхнего конца большеберцовои кости с довольно большой припухлостью и неясным зыблением под ним. Температура 38,5°, пульс 108;

дома у больного были повторные небольшие ознобы;

в первую же ночь в больнице он поте рял сознание. При бактериологическом исследовании крови выросло довольно много колоний золотистого стафилококка. Лейкоцитоз довольно значительный — 16000. При операции на следующий день верхняя треть tibiae обнажена разрезом длиной в 15 см и из-под надкостницы вытекло небольшое количество серо-бурого гноя без запаха. Почти со всех сторон верхняя треть tibiae оказалась обнаженной от надкостницы, и последняя сохранила свою связь с кос тью только на crista tibiae и на ближайшей к ней части медиальной поверхности. Кость трепа нирована, найден сильно воспаленный и пропитанный гноем костный мозг.

Уже на другой день после операции к мальчику вернулось сознание, температура не сколько понизилась;

однако еще через день при повышении температуры появились левосто ронний паротит и боли в верхней трети правого бедра и в межфаланговых суставах левой руки. Через день распухла и правая околоушная железа. Под эфирным опьянением были вскры ты довольно большие гнойники в обеих околоушных железах. Опухоль лица стала быстро уменьшаться, утихли боли в бедре и пальцевых суставах, но вскоре обозначилось омертвение краев трепанационного отверстия в большеберцовои кости. Быстрое появление множествен ных метастазов и это омертвение краев кости, несомненно, свидетельствуют о тяжести зара жения крови, но тем не менее без всяких других терапевтических мероприятий больной выз доровел после оперативного вскрытия гнойных очагов и последовательной секвестротомии.

Для лечения острого остеомиелита, как и сепсиса, предложено множе ство лекарственных средств. В 1 и 2-м изданиях этой книги я подробно оста навливался на характеристике колларгола, уротропина, вакцин, сывороток, бактериофага и других лечебных средств. Там был дан и обзор литературы, содержащей немало поучительного. Но в настоящее время эти средства ле чения почти вытеснены антибиотиками и в подробной их характеристике теперь нет нужды. Что же касается антибиотиков, то их раннее применение резко изменяет в лучшую сторону течение остеомиелита и значительно сни жает летальность при этом заболевании.

Применяя различные специфические методы лечения, мы, конечно, не должны забывать о том, что заражение крови — тяжкая инфекционная бо лезнь, серьезно повреждающая функции всех внутренних органов, и потому общие терапевтические методы никоим образом нельзя оставлять без внима ния. В особенности важно заботиться о поддержании деятельности сердца.

Уже в начале болезни, не дожидаясь наступления сердечной слабости, сле дует делать ежедневно, и даже два раза в день, внутримышечные инъекции Olei Camphorati в больших дозах (10-20 мл). Таким образом мы создаем мышечное депо камфоры, из которого она постоянно и медленно поступает в кровь. В случаях острой сердечной слабости обычно необходимо прибе гать еще и к внутривенным инъекциям дигалена по 1 мл 3 раза в день.

Хорошие результаты дают также инъекции кофеина.

Весьма важно вводить большое количество физиологического раствора (до 2 л в день) под кожу или в капельных клизмах. Ввиду значительной атрофии печени и крайнего обеднения ее гликогеном больным необходимо вливать глюкозу.

562 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Надо быть очень осторожным с переливаниями крови в остром, самом активном периоде сепсиса, когда ретикуло-эндотелиальная система перегру жена и блокирована продуктами распада тканей и бактерий и их токсинами.

Чужеродные белки переливаемой крови еще больше блокируют ретикуло эндотелиальную систему и тем причиняют большой вред.

Небольшие дозы крови (100-150 мл) полезны только во втором перио де сепсиса, когда он принимает более хронический характер.

Весьма полезно при сепсисе лечение витаминами, особенно С и D, и дрожжами.

Большую ошибку делают врачи, назначающие так называемую «сла бую» диету при септических поносах. Больные должны получать усилен ное питание каждые 2 часа. В разгаре сепсиса диета должна быть молоч но-растительная (основная), а в затяжном периоде — кислая. Не следует забывать о лечении анемии септических больных железом и печенью, сырой и вареной.

Весьма важно помнить, что в периоде выздоровления отравленное токсинами, перерожденное и изнуренное сердце больного настоятельно нуждается в полном и продолжительном покое. Раннее вставание и душев ное волнение могут оказаться роковыми для выздоравливающего септичес кого больного.

Весьма нередки при заражении крови и осложнения со стороны дыха тельных путей и легких: застойные бронхиты, пневмонии, эмболии, инфарк ты, воспаления легких и плевриты. При начинающемся бронхите хорошо действует камфора с бензойной кислотой (по 0,1), а при угрожающих засто ях в малом кругу могут оказаться спасительными небольшие повторные кро вопускания (до 100 мл на один раз).

При очень высокой лихорадке с затемнением сознания полезны холодные обертывания и постепенно охлаждаемые ванны. Больного кладут в ванну, на гретую до 30°, и при постоянном контроле пульса постепенно охлаждают воду в течение 10 минут до 25°. От такой процедуры сознание проясняется, темпе ратура понижается, дыхание становится более глубоким, улучшается аппетит.

Очень важны, но вместе с тем весьма трудны вследствие потери аппе тита заботы об усиленном питании больного. Несомненно полезно виноград ное вино (портвейн или красное) — по 0,25 л в день.

При септических заболеваниях кожа и язык у больных обычно сухи и все ткани до некоторой степени обезвожены, поэтому весьма полезны по вторные вливания физиологического раствора, которые лучше всего произ водить в виде капельных вливаний в прямую кишку;

при этом способе из мученные больные освобождаются от сильных болей, неизбежных при под кожных вливаниях.

Необходимо помнить и о почках, столь страдающих при всех септичес ких заболеваниях, постоянно фильтрующих токсины и множество бактерий.

Необходимо назначать диету, щадящую почки, преимущественно молочную;

полезно назначение уротропина.

Полноты ради следует упомянуть о способах Орра (Огг) и Лёра (Lohr).

Американский хирург В. Орр предложил в 1924 г. такой способ лече ния хронического остеомиелита;

длинным разрезом он обнажает на большом протяжении кость, удаляет долотом всю пораженную (некротизированную) часть кости, смазывает костную полость 10% йодной настойкой и промыва ОСТЕОМИЕЛИТ 5* ет 95° спиртом;

выполняет всю рану марлей, пропитанной вазелином, и на кладывает гипсовую повязку до первой перевязки через 1—2 месяца. Только при болях и лихорадке перевязка делается раньше. Этот способ получил широкое распространение в Америке.

Лёр (Магдебург) при остром остеомиелите делает большой разрез, но кости не трепанирует. Всю рану тщательно наполняет смесью вазелина (3 части) и рыбьего жира (1 часть);

рану зашивает очень редкими направля ющими швами и накладывает гипсовую повязку. В ближайшие дни повязка сильно пропитывается жиром и гноем, которые даже вытекают из-под нее.

О состоянии раны судят по температуре и общему состоянию больного.

Гипсовая повязка остается в течение 2-3 недель и 2—3 раза сменяется. При таком лечении из 18 случаев в 17 температура быстро падала. Секвестрото мию Лёр откладывает надолго, так как убедился, что часто секвестры ре зорбируются и идут на построение новой кости. Лёр полагает, что его спо соб предотвращает как переход болезни в хроническую форму, так и реци дивы. Из 24 больных острым остеомиелитом умерли 6.

На съездах немецких хирургов, обсуждавших способ Лёра, было пред ставлено очень мало фактических материалов, и прения ограничивались те оретическими рассуждениями. Повязка Лёра издает невыносимый запах.

Рентгенотерапия, по-видимому, значительно улучшает состояние боль ных при хроническом остеомиелите и бесполезна при остром. То же можно сказать и о токах ультравысокой частоты.

В первом издании этой книги я очень решительно высказался в пользу ранней операции при острейших септических формах остеомиелита, и я да леко не был одинок в этом суждении. Грегуар (Gregoire), Буцелло (Buzello), Пленц (Plenz), Хинц (Hinz) решительно требуют самой ранней операции при острейшем остеомиелите. Кюстер (Kuster), Лексер (Lexer), Гарре (Gar re), Мартене (Martens) считают раннюю трепанацию столь же необходимой для борьбы с общей инфекцией, как и раннюю операцию при аппендиците.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.