WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 19 |

«УДК 617-089 ББК 54.5 В65 Войно-Ясенецкий В. Ф. (Архиепископ Лука) Очерки гнойной хирургии. — М. — СПб.: ЗАО «Издательство БИНОМ», «Невский Диалект», 2000 - 704 с, ил. ...»

-- [ Страница 10 ] --

давление на межреберные промежутки в области печени везде безболезненно, но при пробных проколах субдиафрагмального пространства сбоку и спереди получено 6 мл кровяни сто-серозной жидкости, по-видимому, из полости плевры.

Немедленно произведена операция под местной анестезией. Резецирован кусок IX ребра по средней подмышечной линии и обшита плевра для разреза диафрагмы, но при этом получи лось несколько маленьких отверстий в плевре, через которые просасывался воздух. С трудом удалось зашить эти отверстия. Плевра смазана йодной настойкой, рана выполнена йодоформ ной марлей и наглухо зашита ввиду близкого соседства гранулирующей раны с местом первой операции. Вечером температура у больной поднялась до 40,9°, и всю ночь больная бредила.

Утром 27/XI под местной анестезией раскрыта рана и найдено надежное спаяние плев ры. Сделан разрез диафрагмы и пальцем далеко обследовано субдиафрагмальное простран ство;

повсюду найдены очень рыхлые спайки печени с диафрагмой, но нигде ни капли гноя.

Рана зашита наглухо. В тот же день у больной очень усилился кашель, появилась боль в левом боку, и она стала отхаркивать обильную гнойную мокроту. В левом легком при выслу шивании найдены влажные и крепитирующие хрипы на месте боли, в правом же — крепита ция ниже угла лопатки. У больной началась сильная одышка, пульс участился до 160, темпе ратура держалась на 40—40,5°. Рано утром 1/ХН больная умерла.

Хотя вскрытия трупа нельзя было сделать, но по клиническим признакам несомненно вскрытие гноя в легкое из левого субдиафрагмального пространства, а сюда он мог попасть из малого таза по левому боковому каналу брюшины или между петлями тонких кишок'.

А вот другой, более обыкновенный случай правостороннего субдиафраг мального абсцесса, образовавшегося вследствие скопления гноя в правом боковом канале брюшины.

Алексей С, 27 лет, поступил в Переславскую больницу 9/ХП 1915 г. Дней 10 тому назад без видимой причины начались боли в правой половине живота, которые сначала были не особенно значительны, но с 7/ХП усилились, и общее состояние больного ухудшилось;

8/ХН он поступил в терапевтическое отделение, а на следующий день вечером был переведен в хирургическое отделение для операции. Утром 10/ХН у него впервые была незначительная рвота, пульс 132 при температуре 37,3°. Накануне температура 38,7°. В правой половине живота, в боковой его части и в подвздошной области определяется неясная резистентность и не особенно значительная болезненность при ощупывании. За время болезни стул был всего раза три. Несмотря на значительную слабость сердца, самочувствие больного и вид его еще вполне удовлетворительны;

он довольно крепкий и упитанный мужчина. Операция 10/ХП под эфирным опьянением. Косой разрез в правой подвздошной области. В брюшной полости обширное, но очень хорошо отграниченное спайками скопление вонючего гноя. Гнойная по лость занимает весь правый боковой канал брюшины и спускается немного в малый таз;

разрез увеличен кверху, и вся полость выполнена широкими марлевыми выпускниками. Перед операцией впрыснута под кожу камфора, после нее в течение 3 дней вливался утром и вече ром физиологический раствор (по 1 л);

больной уложен в полусидячем положении. В течение 10 дней после операции состояние его все улучшалось;

хотя в ране наступило довольно резко выраженное омертвение фасций и мышц, но она скоро очистилась, и гной, вначале крайне Вонючий, стал доброкачественным и выделялся очень обильно. С 21/XII температура, опус тившаяся почти до нормы, начала опять повышаться, пульс участился и появились небольшие боли в области печени. 24/ХП найдены сзади, справа, притупление и ослабленное дыхание, крепитирующие хрипы и усиление голосового дрожания, спереди печеночная тупость на уров не IV ребра. При пробном проколе субдиафрагмального пространства в V межреберном про межутке немного кпереди от передней подмышечной линии получен полный шприц гноя. Игла оставлена на месте и немедленно сделана операция под местной анестезией. Резецирован кусок VI ребра, и под ним найдено сращение реберной плевры с диафрагмальной, так что Рентгенологическое исследование в таких случаях дает важные в диагностическом отношении данные (Ред.).

344 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ обшивания не понадобилось. Разрезана диафрагма, и потек в большом количестве вонючий гной. Гнойная полость, дно которой образовала слегка бугристая верхняя поверхность печени, была глубиной до 12 см. Она дренирована толстой резиновой трубкой и марлей. Очищалась и закрывалась полость быстро и хорошо, но общее состояние больного долго оставалось пло хим, пульс постоянно был 120-130 в минуту. 12/1 обнаружено вяло протекающее воспале ние нижней доли правого легкого. Брюшная рана, из которой выпячивалась кишка, по-види мому слепая, обнаруживала очень мало наклонности к заживлению, была покрыта тонким слоем вялых грануляций и выделяла много жидкого гноя. 19/1 на предлежащей к ране кишке образовался маленький свищ, выделявший незначительное количество кала. К этому времени температура и пульс пришли в нормальное состояние (больной принял 3 склянки inf. Digitalis 0,75:200,0). 26/1 вскрылся рубец на месте операции субдиафрагмального абсцесса и вытекло около стакана гноя;

однако уже через несколько дней свищ закрылся. Заживление раны пахо вой области шло хорошо, и ко времени выписки было близко к окончанию. Кишечный свищ почти ничего не выделял, но из него выпячивалась слизистая оболочка;

она была прижжена термокаутером накануне выписки. Самочувствие больного и состояние его сил были к этому времени вполне удовлетворительны.

Аппендицит занимает очень видное место среди причин субдиафраг мального абсцесса и, по-видимому, не уступает в этом отношении прободе нию язв желудка и двенадцатиперстной кишки. Воспалительные процессы в печени, желчном пузыре и протоках, в поджелудочной железе и селезен ке также могут быть причиной субдиафрагмального абсцесса. При аппенди ците это осложнение может возникнуть различным образом. Легче всего это возможно при высоком положении слепой кишки, когда аппендикулярный гнойник образуется у самого края печени и легко может проникнуть в ще левидный промежуток между ней и диафрагмой. То же бывает при гнойных скоплениях в боковом канале брюшины.

При тромбофлебите воротной вены аппендикулярного происхождения в печени образуются многочисленные маленькие гнойники, и в случае вскрытия одного из них на верхней поверхности печени инфицируется суб диафрагмальное пространство.

Забрюшинная флегмона аппендикулярного происхождения, распростра няясь неуклонно вверх, может проникнуть между задним, непокрытым брю шиной краем печени и диафрагмой и дальше, под брюшиной нижней поверх ности диафрагмы, отслаивая ее на далеком протяжении. Таким образом воз никают субдиафрагмальные, но внебрюшинные абсцессы. Наконец, и общий гнойный перитонит, затихающий после операции, может оставить после себя гнойное скопление между печенью и диафрагмой.

Симптомы субдиафрагмального абсцесса всегда бывают неясными, осо бенно в первое время, и распознают его лишь те врачи, которые твердо помнят о возможности этого тяжелого осложнения. Его всегда надо иметь в виду при прободении язв желудка и кишок, при тяжелых холециститах, особенно же при перфоративном аппендиците.

Обычно дело идет так, как в вышеприведенном случае (Алексей С):

при выздоровлении после операции наступает неожиданная остановка, тем пература повышается, больной теряет аппетит и чувствует себя плохо. Затем лихорадка принимает гектический характер и нередко появляются ознобы.

Это признаки нового гнойника где-то в брюшной полости.

Прежде всего необходимо убедиться в том, что нет задержки гноя в уже вскрытом гнойнике или затека из него. Затем исследуют полость таза через прямую кишку;

если в дугласовом пространстве не находят гнойника, то становится весьма вероятным, что образовался субдиафрагмальный абс цесс. В запущенных случаях уже осмотром определяется выпячивание пра АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ вого бока в области печени, обычно же этого не бывает, и ощупыванием определяется лишь опущение печени, оттесненной вниз гноем на 2-3 пальца ниже реберной дуги. Большое значение имеет нередко определяемая болез ненность при давлении в межреберных промежутках;

ее не бывает, когда гнойное скопление локализуется высоко, под куполом диафрагмы.

При диагностике вообще надо иметь в виду, что гнойник далеко не всегда занимает все субдиафрагмальное пространство (или, вернее, всю по ловину его, правую или левую, до lig. falciforme), но может помещаться преимущественно спереди, сзади или в верхней части. При задней локали зации может образоваться воспалительная опухоль у XII ребра, похожая на абсцесс при паранефрите, а при передней локализации изредка появляется опухоль в области реберной дуги.

В общем пальпация дает мало указаний, и главные диагностические средства мы имеем в перкуссии, пробном проколе и рентгеновском просвечи вании. При перкуссии характерно повышение верхней границы печеночной тупости в виде дуги, выпуклой кверху. В 3 из 4 всех случаев субдиафраг мальные абсцессы бывают газовыми вследствие попадания в них воздуха при прободении полых органов (желудок, duodenum) или вследствие обра зования газов гнилостными бактериями. В таких случаях получаются очень важные данные при перкуссии: нормальный легочный звук переходит на уровне абсцесса в тимпанический, более или менее высокий, а затем следу ет тупой звук печени. В нижних частях плевральной полости, особенно сза ди, нередко определяется притупление, зависящее от плевритического экс судата, сопутствующего субдиафрагмальному абсцессу, и при пробном про коле здесь получают серозную жидкость.

Редко бывает возможно поставить диагноз на основании перкуссии, раз ве только при газовом абсцессе. В большинстве случаев вопрос решается пробным проколом. При выборе места для него следует руководствоваться данными перкуссии, наибольшей болезненностью при давлении на межре берные промежутки и, конечно, результатами рентгенологического исследо вания. Весьма нередко приходится много раз повторять прокол (до 20 раз и больше), прежде чем удастся получить гной. Игла для прокола должна быть длинная, никак не меньше 6-8 см, так как иначе можно просто не достиг нуть абсцесса, в особенности, если он помещается под куполом диафрагмы;

направлять иглу следует тем более книзу, чем выше делается прокол. Если в шприц набрался гной, то извлекать иглу можно лишь при продолжающемся натягивании поршня, чтобы уменьшить опасность инфекции плевры при обратном прохождении иглы. Впрочем, и этим опасность не устраняется, и потому иглу лучше не вынимать, а оставить ее на месте до окончания опера ции;

к тому же она будет надежным руководителем. Поэтому проколы сле дует делать на операционном столе, когда все готово к операции.

Рентгеновское просвечивание сразу делает несомненным диагноз при газовом абсцессе, так как под ясно очерченной, высоко приподнятой диаф рагмой виден большой, светлый пузырь газа. В обыкновенных же случаях при просвечивании получаются мало убедительные результаты;

впрочем ду гообразно приподнятая и малоподвижная тень диафрагмы подтверждает ди агноз, основанный на других данных.

Высекая смертность после операции субдиафрагмального абсцесса (30 40%) зависит не только от тяжести болезни и нередко позднего распознава 346 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ния, но в немалой мере от неудовлетворительности применяемой до сих пор операции — трансплеврального чревосечения. Она тогда только хороша, когда имеется надежное и обширное сращение реберной плевры с диафраг мальной на месте разреза диафрагмы;

в большинстве случаев, однако, этого не бывает, и приходится прибегать к весьма ненадежному сшиванию обоих плевральных листков. Больше того: два раза я был виновником гнойного плеврита у больных даже при наличии сращения плевральных листков, ибо, несмотря на большую осторожность, не удалось избежать вскрытия плев ральной полости ничтожным отверстием. Эти случаи будут приведены ниже.

Операцию делают таким образом. На том месте, где получен гной при проколе, резецируют под местной анестезией одно или лучше два ребра на протяжении не менее 10 см;

затем, если не находят сращения плевральных листков, сшивают реберную плевру с диафрагмой вокруг места предполагае мого разреза последней непрерывным цепочечным швом так, чтобы вкол для нового стежка приходился позади выкола предыдущего. Игла должна быть круглая, кишечного типа, круто изогнутая, так как обыкновенная игла с ре жущими краями оставляет довольно большие дырочки. Иглу надо вкалывать в диафрагму с осторожностью, чтобы не проколоть ее насквозь, ибо иначе нить пропитается гноем. Нитку надо все время прочно натягивать, чтобы ни один стежок не ослабел. Весьма нередко тонкая плевра надрывается при на ложении такого шва, и попытки зашить надрывы отдельными швами только увеличивают отверстие. Да и вообще никогда нельзя быть уверенным в пол ной надежности шва. Поэтому для предотвращения грозной опасности гной ного плеврита следует во всех случаях, когда состояние больного это позво ляет, отложить разрез диафрагмы на 2 дня, смазать места надрывов плевры слабой йодной настойкой, выполнить всю рану йодоформной марлей и на этом прервать операцию. За 2 дня успеют образоваться прочные фибринозные склейки, и тогда можно будет разрезать диафрагму, инфильтрировав ее ра створом новокаина с адреналином. Когда вытечет гной, полость исследуют пальцем и дренируют резиновой трубкой и марлевыми выпускниками.

Ввиду неудовлетворительности этой операции Клермон предложил но вый и, по-видимому, весьма рациональный метод. Он основан на исследова нии Феликса (Felix), который установил, что брюшина на нижней поверхно сти диафрагмы настолько рыхло соединена с последней, что без труда мо жет быть отделена тупым путем.

Клермон оперирует таким образом. Косым разрезом вдоль края реберной дуги рассекаются все мышцы, вплоть до fascia transversa abdominis, которая при наличии субдиафрагмального абсцесса бывает отечна и студениста. Ре берную дугу сильно оттягивают вперед тупым крючком и от нижней поверх ности диафрагмы осторожно отделяют пальцем брюшину;

когда при этом по чувствуют под ней флюктуацию (ибо одна брюшина составляет теперь верх нюю стенку абсцесса), остается прорвать ее, и гнойник вскрыт. Если флюк туации не ощущают, делают пробные проколы через отслоенную брюшину.

Аналогичный способ применяет Клермон и при локализации гноя в зад ней части субдиафрагмального пространства. Разрез над XII ребром и субпе риостальная резекция его. Рассечение мускулатуры до fascia transversa, от тягивание тупым крючком нижних зубцов диафрагмы с sinus costodiaphrag maticus, тупое отделение брюшины от диафрагмы по направлению вверх, к куполу ее, прободение брюшины, когда под ней будет обнаружен гной.

АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ Можно быть уверенным, что практический опыт оправдает теоретичес ки отлично обдуманную операцию.

Если субдиафрагмальный абсцесс предоставлен собственному течению, то только в крайне редких случаях возможно самоизлечение путем прорыва гноя наружу, в межреберном промежутке или в бронх через диафрагму.

Обычно дело кончается смертью и при вскрытии в бронх, вскрытие же в полость плевры или в брюшную полость всегда смертельно. Нам пришлось видеть исключительный по продолжительности течения и обширности на гноения случай нелеченного субдиафрагмального абсцесса у 20-летнего боль ного Мирзы К.

Он болен около 4 месяцев, но о начале своей болезни дает очень неясные и сбивчивые показания, и лишь с небольшой вероятностью можно предположить, что дело началось с аппендицита. Во всяком случае больной утверждает, что 4 месяца назад он был совершенно здоров;

теперь у него имеется огромное скопление гноя в области печени, во многих местах кожа выпячена и определяется очень ясная флюктуация. Границы гнойной опухоли — сверху, по сосковой линии, на нижнем крае V ребра, по средней подмышечной на VI ребре, по лопа точной на VII, снизу — на два пальца ниже уровня пупка, причем влево нижняя граница поднимается постепенно к реберной дуге. Общее состояние больного весьма тяжелое, пульс 140, малого наполнения, температура 38,7°;

больной очень слаб и сильно истощен.

8/IV операция под эфирно-хлороформным наркозом. Через небольшой разрез спереди выпущено очень много густого гноя почти без запаха, с очень обильными свертками фибрина.

Исследование полости показало, что слева и снизу дно ее составляет оттесненная печень, на выпуклой поверхности которой имеется яма шириной в 3 пальца и глубиной сантиметра в 3, очевидно, явившаяся результатом вскрытия в этом месте абсцесса печени. Сверху полость от граничена высоко стоящей диафрагмой и грудной стенкой, в которой найдено обнаженное от надкостницы и поверхностно изъеденное IX ребро. Над этим ребром сделан второй разрез и оно резецировано на протяжении 10 см. Большой затек гноя по боковому каналу брюшины, вплоть до подвздошной ямки;

здесь сделан третий разрез, и огромная гнойная полость дренирована тре мя резиновыми трубками и большими марлевыми выпускниками. Гноя вытекло около 3 л.

После операции состояние больного временно заметно улучшилось, но затем огромная гнойная полость и раны приняли очень дурной вид и издавали чрезвычайное зловоние, боль ной слегка лихорадил (37,5-38°), быстро истощался и 29/IV умер.

При вскрытии найдено в печени много абсцессов величиной от лесного ореха до манда рина. Два из них вплотную подходили к выпуклой поверхности печени и послужили причиной нагноения в субдиафрагмальном пространстве. Червеобразный отросток сильно изогнут в нескольких направлениях и фиксирован прочными сращениями. В толстых кишках нет ника ких патологических изменений. Сердце дряблое, с перерожденной мышцей, легкие вполне здоровы.

Некоторые авторы причисляют к субдиафрагмальным абсцессам также гнойные скопления под печенью, не особенно редко наблюдаемые при ап пендиците и заболеваниях желудка, двенадцатиперстной кишки, желчных путей. С топографоанатомической точки зрения представляется странным называть такие нагноения субдиафрагмальными;

однако в клиническом от ношении, в особенности при аппендиците, они действительно близки к суб диафрагмальному абсцессу и даже могут комбинироваться с ним, как пока зывает один из наших случаев.

Зинаида Н., 24 лет, поступила в Ташкентскую больницу 5/VII1 1918 г. Недели 3 тому назад по пути из Оренбурга в Ташкент у больной начались боли сначала в левой подвздошной области, а потом в правой. После приема опия боли несколько утихли, но все-таки по приезде в Ташкент больная едва сошла с поезда и пролежала еще 3 дня;

затем на несколько дней почти поправилась. В последних числах июля снова наступило сильное ухудшение, резкие боли в правой подвздошной области, очень частая рвота, продолжавшаяся всю ночь. Приглашенный врач распознал аппендицит и направил больную в больницу, где она пролежала 5 дней в тера 348 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ певтическом отделении. Температура неправильно колебалась, доходя по вечерам до 39°, в пра вой стороне все время определялась ригидность мышц брюшной стенки. Теперь у больной в области слепой кишки не определяется ничего ненормального, но непосредственно выше нее начинается болезненная и плотная на ощупь припухлость, расположенная вдоль восходящей ободочной кишки, до самой печени. У больной порок сердца — резко пресистолический шум и fremissement cateire, пульс 120, но организм довольно крепкий. 5/VIII операция под хлорофор мным наркозом. Косым разрезом правой боковой стенки живота вскрыто скопление вонючего гноя между переднебоковой грудной стенкой и передней поверхностью печени. Печень состав ляла заднюю стенку гнойной полости на протяжении приблизительно 19 х 10 см сверху и с ме диальной стороны;

полость была ограничена воспалительными склейками: гнойник распростра нялся и под печень, между ее нижней поверхностью (до желчного пузыря) и правым изгибом толстой кишки, проникал до почки и вниз до половины восходящей ободочной кишки. Гнойная полость во всех направлениях дренирована широкими марлевыми выпускниками. Заживление раны и выздоровление больной прошли без всяких осложнений.

В этом случае имела место первичная локализация гноя в боковом кана ле брюшины, которую мы считаем весьма опасной. Легко и естественно гной может проникнуть отсюда в подпеченочное пространство, которое непо средственно сообщается с ним.

Чтобы покончить с субдиафрагмальными абсцессами, приведем еще две истории болезни, подтверждающие наше мнение о больших недостатках трансплеврального вскрытия гнойников под диафрагмой. Вторая из них по служит вместе с тем хорошим примером газового абсцесса вследствие пробо дения язвы желудка или двенадцатиперстной кишки.

1. Сергей Я., 8 лет, переведен из терапевтического отделения Переславской земской больницы, куда поступил 13/11, на шестой день болезни, с признаками аппендицита;

довольно значительная боль при давлении в правой подвздошной области, рвота в начале болезни, температура 39°. Прежде был вполне здоров. Температура с каждым днем понижалась и 17/Н стала нормальной;

боли тоже постепенно уменьшались. Однако 18/И был замечен инфиль трат вдоль восходящей ободочной кишки. 20/11 температура снова поднялась до 38.5°, было замечено значительное выпячивание нижнепередней части грудной клетки справа, в области печени, и характерное для субдиафрагмального абсцесса притупление в виде дуги, доходящей до IV ребра. Ребенок слаб и худ, но пульс вполне удовлетворительный. 23/П операция под эфирным наркозом. Пробный прокол в пятом межреберном промежутке, на палец кнаружи от соска, дал много жидкого гноя. Резецирован на этом месте кусок VI ребра и его хряща, и найдено сращение плевральных листков на протяжении медиальных двух третей раны;

на этом месте сделан разрез плевры и диафрагмы, но, несмотря на осторожность, оказалась вскрытой на незначительном протяжении и свободная полость плевры. Под диафрагмой найде на огромная полость, содержавшая 1,5 л жидкого вонючего гноя;

она выполнена большими марлевыми выпускниками;

отверстие в плевре закрыто йодоформной марлей. Долгое время после операции состояние больного было очень опасным: вскоре начался гнойный плеврит, температура была высокая, пульс очень частый. Около недели продолжался упорный понос, и ребенок до крайности исхудал. Гнойная полость над диафрагмой, однако, вскоре закрылась, гнойный плеврит также протекал благополучно, и через месяц после операции всякая опас ность миновала. При выписке ребенок был в хорошем состоянии, рана почти вполне зажила.

2. Федор М., 53 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 20/V 1913 г. В тече ние 6 лет страдал болями под ложечкой, начинавшимися обыкновенно через час после обеда и продолжавшимися до полуночи. Нередко бывает рвота;

то 2—3 дня подряд, то нет ее неделю.

В течение болезни бывали долгие промежутки хорошего самочувствия. 7/V внезапно почув ствовал сильную боль под ложечкой и в обоих подреберьях;

боль эта отдавала в грудь, к вече ру она стихла, рвоты не было, испражнения были правильны. В следующие дни боли продол жались с меньшей силой. 12/V больной поступил в терапевтическое отделение, где было най дено следующее: сердце нормально, пульс 76, удовлетворительного наполнения;

селезенка не прощупывается, моча нормальная, температура 38°. В нижней части правой стороны грудной клетки ощупывание и перкуссия болезненны. Печеночная тупость начинается на нормальной высоте, но в ширину имеет всего 3—4 см, затем переходит в притуплённый тимпанит, который над краем ребер становится уже высоким. Ниже правой лопатки и по подмышечной линии глу АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ хо слышатся мелкопузырчатые хрипы. Область тимпанического звука над печенью при повтор ных исследованиях была изменчива. Общее состояние больного было удовлетворительно, тем пература невысока. Но 19/V наступило значительное ухудшение, температура поднялась до 39,5°, при пробном проколе был получен гной из поддиафрагмального пространства.

20/V операция под местной анестезией. По передней парастернальной линии резециро ваны куски VII и VIII ребер в 10 см длиной. Без предварительного обшивания сделан осторож ный надрез плевры, так как она оказалась сращенной с диафрагмальной плеврой, и действи тельно, почти на всем протяжении разрез прошел сращенные листки плевры и только у самого заднего конца разреза полость плевры была вскрыта на ничтожном протяжении;

это тотчас было замечено, отверстие закрыто прижатием, но обшить его оказалось невозможным, так как очень тонкая плевра рвалась при каждом шве и отверстие в ней все увеличивалось;

пришлось ограничиться марлевым тампоном, над которым для укрепления были пришиты межреберные мышцы'. Под диафрагмой оказалась небольшая (приблизительно 12 х 8 см) полость, содержав шая жидкий вонючий гной: она выполнена марлей, и рана уменьшена двумя швами. 23/V у больного был тяжкий коллапс, от которого он, однако, оправился. В этот же день обнаружена катаральная пневмония в левом легком. Через 2 дня удален тампон, и плевра под ним оказалась на большом протяжении омертвевшей, легкое спалось, в плевральной полости немного жидко го гноя. Ежедневно плевральная полость выполнялась марлей. Субдиафрагмальная полость быстро уменьшалась. Больной, однако, быстро слабел и 30/V умер.

Мы покончили с рассмотрением различных форм ограниченного гнойно го перитонита. Наряду с ограниченными с самого начала, каковы обыкно венные перитифлические гнойники, межкишечные и первичные формы газо вого перитонита, мы встречались и с обширными, слабо отграниченными скоплениями гноя, которые можно рассматривать как не вполне развивший ся диффузный перитонит. Такие же разлитые, ничем не ограниченные, но занимающие лишь часть брюшной полости нагноения мы часто встречаем при очень ранней операции подлинного диффузного перитонита, потому что гной еще не успел разлиться по всей брюшине.

Термин «диффузный перитонит» надо поэтому понимать лишь в смысле отсутствия препятствий к распространению гноя, но никак не в смысле про странственной неограниченности. Смешение понятий «диффузный» и «об щий», весьма часто имеющее место, ведет к путанице, неточностям и даже к полной непригодности некоторых статистических данных и основанных на них выводов. Общим перитонитом следует называть только те случаи диффуз ного воспаления брюшины, в которых ни один участок ее не остается здоро вым, как это было, например, у больного Pax. Б., у которого на глазах врача терапевта без всякой внешней причины произошел прорыв в свободную брюшную полость ограниченного дотоле перитифлического абсцесса. При операции, произведенной на другой день, из брюшной полости потек в боль шом количестве гной;

отграничивающих спаек нигде не было;

много гноя най дено в малом тазу и в правом боковом канале брюшины. Брюшная полость промыта большим количеством физиологического раствора и дренирована дву мя резиновыми трубками. На другой день больной умер. При вскрытии най дено, что фибринозно-гнойное воспаление распространилось на все отделы брюшной полости, вплоть до обоих субдиафрагмальных пространств. Это ска зывалось фибринозно-гноиными отложениями на париетальной и висцераль ' В случае ранения плевры при операции подшивания париетального и диафрагмального плевраль ных листков следует захватывать в шов не только сами плевральные листки, но и надкостницу удален ных ребер, а также межреберные мышцы. При такой технике удается хорошо фиксировать ткани в диафрагме, добиться западения реберно-диафрагмального синуса и устранить присасывание воздуха в плевральную полость. Когда восстановлен герметизм плевральной полости, следует отсосать из полости плевры воздух, добившись полного расправления легкого (Ред.).

350 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ной брюшине, собственно же гноя нигде не оказалось, по-видимому, вслед ствие того, что он был основательно вымыт при операции.

Такой подлинно общий перитонит почти всегда смертелен, и только в редких случаях удается излечить его операцией. Часто бывает, что попереч ная ободочная кишка и сальник припаиваются к брюшной стенке, и таким образом весь верхний отдел полости предохраняется от гнойного воспале ния, тогда как в нижнем отделе разыгрывается диффузный перитонит. Такие случаи, часто поддающиеся излечению путем операции, фигурируют в неко торых сообщениях в качестве «общего перитонита».

По форме воспаления перитониты бывают различны. Жидкого выпота в некоторых случаях вовсе не бывает. Так при острейшем, всегда смертельном перитоните, так называемом sepsis peritonaealis, при вскрытии находят лишь помутнение и сильное покраснение брюшины и иногда тонкий фибринозный налет на ней, в котором содержатся инфекционные возбудители, — всего чаще высоковирулентные стрептококки. Такой септический перитонит чаще всего наблюдается у родильниц, а в доантисептическое время был грозным последствием чревосечений. У родильниц его легко просмотреть, так как до минируют симптомы общей септической инфекции вследствие гнойного тромбофлебита маточных вен, потрясающие ознобы, большое учащение и ослабление пульса, сухость языка, затемнение сознания, тогда как живот мало болезнен и рвоты часто не бывает. Однако сухой перитонит не пред ставляет исключительной особенности перитонеального сепсиса. Мы дваж ды наблюдали его при обычных симптомах разлитого перитонита.

Анеля В., 19 лет. Четыре дня тому назад, среди полного здоровья, внезапно начались сильные боли в животе, особенно у пупка и выше него: боли сопровождались повторной рвотой и продолжаются до сих пор с большой силой. Никаких диспептических явлений преж де не бывало, болей в животе также не отмечалось. Женских болезней не было, если не считать небольших белей. Живот весь очень болезнен даже при легком ощупывании, частая рвота, пульс очень слабый, 120 в минуту. Стул 2 раза в сутки, жидкий. Распознан перфора тивный перитонит и немедленно произведено чревосечение под эфирным наркозом. Малень кий разрез в правой подвздошной области. Червеобразный отросток имеет нормальный вид, выпота в брюшной полости нет. Осмотрены желудок с передней и задней стороны (через разрез lig. gastrocolici), двенадцатиперстная кишка и желчный пузырь, но ничего ненормаль ного в них не найдено. На тонких кишках свежие фибринозные наслоения в умеренном коли честве. Тщательно осмотрена вся тонкая кишка, но нигде не найдено причины перитонита.

Ощупаны матка, трубы и яичники, тоже оказавшиеся нормальными. Введена дренажная труб ка через разрез в правой подвздошной области, второй же разрез зашит. В послеоперацион ном периоде не было никаких тяжелых явлений со стороны брюшной полости, и перитонит быстро затих, но на 6-й день началась продолжительная катаральная пневмония, благополуч но закончившаяся, однако, ко времени выписки1.

Второй случай относится к ребенку 1 года 4 месяцев, заболевшему 4/IX 1919 г. воспа^ лением легкого с перемежающимся поносом. У ребенка часто бывали срыгивания, а 11 /IX рвота раза три. С утра 12/IX прекратились испражнения и перестали отходить газы, животик вздулся и общее состояние резко ухудшилось. При ощупывании животик мало болезнен. Пульс 130, хорошего наполнения. В нижней доле правого легкого притупление и крепитирующие хрипы. * При чревосечении, произведенном 13/IX, все тонкие и толстые кишки найдены вздуты) ми, сильно покрасневшими и обложенными во многих местах фибринозными пленками. Жид кого выпота нигде не было. Разрез зашит. Через час ребенок умер.

В таких случаях следует сделать посевы гноя из брюшной полости, чтобы выяснить этиологию перитонита (Ред.).

АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ И в этом случае, как и в первом, происхождение сухого перитонита осталось невыясненным. А вот случай перитонита с серозно-фибринозным экссудатом.

Харитина А., 32 лет, поступила в Переславскую земскую больницу 25/Х1 1912 г. Сре ди полного здоровья 23/XI внезапно почувствовала сильную боль в животе. 2 дня были частая рвота, сильные боли в животе. При поступлении живот сильно вздут, очень болезнен при ощупывании. Большая болезненность и тестоватость в правом и заднем сводах влагали ща: пульс слаб, 120 в минуту.

Операция в день поступления под хлороформно-эфирным наркозом. Правосторонний разрез через прямую мышцу. В брюшной полости много серозно-фибринозной жидкости и масса сращений, частью свежих, частью старых, окружающих слепую кишку и органы мало го таза. Найти источник перитонита не удалось, и операция закончена введением марлевого тампона в брюшную полость.

До 2/XU состояние больной было очень тяжелым, рвота была очень частой, живот оставался сильно вздутым, несмотря на троекратное впрыскивание эзерина и введение трубки в задний проход. 2/II сделано промывание желудка, содержавшего очень много черноватой жидкости, и больная положена на живот;

рвота сразу прекратилась и больше не повторялась;

после клизмы в тот же день больную обильно прослабило, стали отходить газы, живот опал.

и с этого времени она начала поправляться. Тампон окончательно удален 5/ХП. Выписана 12/ХП здоровой.

Перитонит в этом случае осложнился острым расширением желудка. Это очень тяжелое осложнение наблюдается не только при перитоните, но не редко и после асептических чревосечений. Оно проявляется очень частой, обильной и даже проливной рвотой черной жидкостью, очень похожей на воду с разболтанным в ней черноземом, в резком учащении и падении пуль са. При таких симптомах надо поскорее опорожнить желудок зондом и про мыть его;

если это помогает не надолго, следует ввести через нос тонкий желудочный зонд a demeure для постоянного опорожнения желудка от быст ро накопляющихся в нем водянистых масс.

Быстрое прекращение рвоты иногда достигается поворачиванием боль ного на живот или установкой его ненадолго в коленно-локтевое положе ние, так как при этом двенадцатиперстная кишка освобождается от сдавле ния перегибающейся через нее верхней брыжеечной артерией. При внутрен нем ущемлении кишок, перекручивании ножек опухолей, иногда и после ушибов живота часто находят серозно-кровянистый выпот. Экссудат может быть серозно-гнойным с примесью фибрина или без него. Мы получили впе чатление, что при этом выздоровление наступает легче, чем при чисто гной ном экссудате, который находят в большинстве случаев разлитого перито нита. Впрочем, надо оговориться, что серозно-гнойный экссудат наблюдает ся и при самых тяжелых стрептококковых перитонитах.

Микулич, один из пионеров оперативного лечения гнойного перитони та, произвел в свое время большое впечатление сообщением об особой фор ме перитонита, при которой ему часто удавалось излечивать больных;

он назвал эту форму Peritonitis progrediente fibrinoseitrige. При этом вокруг пер вичного гнойного очага образуются непрочные фибринозные склейки, кото рые постепенно расплавляются, и гной распространяется все дальше, но этот процесс постоянно замедляется образованием все новых преград, в свою очередь преодолеваемых гноем.

Не особенно редко экссудат бывает гнойно-гнилостным, иногда с приме сью газа, образуемого анаэробными бактериями или попадающего в брюш ную полость при прободении полых органов. Наконец, может быть и различ 352 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ ный экссудат в разных местах брюшной полости и притом с различными микробами.

Усердное изучение бактериологии перитонитов многими авторами, в конце концов, привело хирургов к убеждению, что моноинфекция представ ляет большую редкость, а обычно находят очень разнообразную бактериаль ную флору, в которой, однако, преобладают различные виды кишечной па лочки, стрептококки, диплококки различной вирулентности. Стафилококки встречаются редко. В наиболее тяжелых случаях перитонита чаще всего пре обладают стрептококки. При смешанной и притом множественной инфекции серотерапия и вакцинация, очевидно, должны быть безрезультатными.

Гнойный перитонит не всегда ведет к быстрой смерти. Выносливость брюшины по отношению к гноеродным микробам и ее бактерицидная способ ность поистине огромны, и даже большие гнойники могут обезвреживаться, прочно инкапсулироваться и полностью всасываться. Бактерии в них совер шенно исчезают. Даже разлитой перитонит, занимающий весь нижний отдел брюшной полости (ниже colon и mesocolon transversum), может превратить ся в так называемую брюшную эмпиему, с которой больные живут довольно долго. Иногда наступает при этом и самоизлечение путем вскрытия эмпиемы через пупок или в кишку, мочевой пузырь, влагалище. В брюшную эмпиему чаще всего превращаются пневмококковые перитониты и перитониты, исхо дящие из женских половых органов. Вот несколько примеров.

1. Екатерина Г., 9 лет, поступила в Ташкентскую больницу 19/VII 1922 г. Девочка внезапно тяжело заболела 28/VI среди полного здоровья и без видимой причины, появились очень сильные боли в животе и рвота, сильное жжение и резь при мочеиспускании, темпера тура поднялась до 39°. Врач, лечивший больную в течение недели, предполагал брюшной тиф. Приглашенный через неделю хирург нашел девочку в очень тяжелом состоянии, с ясно выраженными признаками разлитого гнойного перитонита и не счел возможным оперировать ее в таком состоянии. Через неделю наступило значительное улучшение, частота пульса уменьшилась со 140 до 92, температура понизилась'и боли уменьшились. 19/VII больная доставлена в больницу в довольно плохом состоянии: о'на очень худа, истощена, пульс част, вся нижняя половина живота сильно выпучивается и болезненна при ощупывании. Уже не сколько дней сильный понос.

20/VII операция под эфирным наркозом. Небольшой разрез по средней линии, на сере дине расстояния между пупком и лобком. По вскрытии брюшины волной потек густой белова тый гной без запаха, содержавший очень много беловатых сгустков. При обследовании паль цем оказалось, что гной содержится в хорошо отграниченной полости между передней и боко выми брюшными стенками и кишками, сплошь, покрытыми отграничивающими сращениями;

границы гнойной полости: вверху — на уровне пупка, внизу — у входа в малый таз, по бокам — у восходящей и нисходящей ободочных кишок. Сделано еще 2 разреза в боковых стенках живота, через них введены дренажные трубки, а через срединный разрез — марле вые выпускники. Посев гноя на агар-агаре остался стерильным.

Выздоровление больной осложнилось лишь задержкой гноя, образовавшейся через 3 не дели после операции. 26/VIII девочка выписана для амбулаторного лечения с закончившимся воспалением брюшины, с полосками грануляций на местах разрезов.

2. Екатерина К., 18 лет, 29/XI поступила в Переславскую земскую больницу. 27/XI поступила в терапевтическое отделение. За неделю до этого внезапно сильно заболела среди полного здоровья. Начались сильные схваткообразные боли в животе, сопровождавшиеся рво той. Почти одновременно с больной совершенно так же заболела и ее мать и по полученным от врача сведениям умерла через месяц, после того как незадолго до смерти произошло само стоятельное вскрытие гноя через пупок. Поступила больная в очень тяжелом состоянии с затемненным сознанием, пульс был 124, живот очень болезнен, в особенности в правой под вздошной области. Через 3 дня была обнаружена двусторонняя катаральная пневмония: снача ла был поставлен диагноз брюшного тифа и только почти через 3 недели распознан перито нит. На операцию больная согласилась только вечером 28/XII. К этому времени она дошла АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ уже до сильного истощения;

в средней части живота, между пупком и лобком, ясно опреде лялся жидкий выпот.

29/ХП операция под хлороформно-эфирным наркозом. Разрез по средней линии от пуп ка до лобка;

брюшина сильно инфильтрирована, с ней на значительном протяжении сращены петли кишок;

после разделения сращений опорожнено из брюшной полости огромное количе ство (около половины ведра) жидкого гноя, наполнявшего весь нижний отдел брюшной поло сти, от брыжейки поперечной ободочной кишки до малого таза;

кишки были оттеснены гно ем, покрыты грануляциями, и брюшная полость весьма напоминала обыкновенную гнойную полость при обширной флегмоне. Гной удален марлевыми салфетками, сделаны отверстия в правой и левой боковых частях живота, через них введены резиновые трубки, обернутые марлей;

третья трубка введена в малый таз;

кроме того, введено два марлевых тампона между кишками и передней брюшной стенкой;

рана уменьшена сшиванием брюшины и апоневроза, кожная рана оставлена на всем протяжении открытой.

Операцию больная перенесла хорошо, после нее начала поправляться. 6/1 удалены дре нажи и тампоны, и еще в течение 2 недель вводили марлевые выпускники в малый таз, где была небольшая задержка гноя. Все, разрезы, кроме срединного, заживали хорошо;

в нижнем конце рубца от срединного разреза очень долго оставался свищ, отделявший довольно много гноя;

в конце марта исследованием через влагалище был обнаружен обширный инфильтрат в малом тазу, свищ был расширен и в него снова введены марлевые выпускники. Отделение гноя скоро стало уменьшаться, при повторном исследовании констатировано было почти пол ное рассасывание инфильтрата. К 28/IV отделение из свища почти прекратилось, и больная выписалась. За время болезни она очень сильно исхудала.

Около 25/Х больная, проживавшая в 45 км от города, была доставлена в ближайший участковый приемный покой в очень тяжелом состоянии, с симптомами перитонита. На дру гой день под хлороформным наркозом врачом было вскрыто большое скопление гноя в левой части живота. На следующий день больная умерла.

3. Анна К., 6 лет, поступила в Переславскую земскую больницу 13/V 1914 г. Около 4 недель тому назад девочка, до того бывшая всегда здоровой, внезапно заболела — озноб, жар.

В первый день болезни была рвота, но потом больше не повторялась. Лечил все время фельд шер. В последнее время девочка стала жаловаться на боли в животе. При поступлении темпе ратура была 39,2°, пульс 125, довольно слабый, живот очень большой и сильно болезненный, в нем очень ясная флюктуация;

пупок сильно выпячен, покраснел и готов прорваться.

Немедленно операция под эфирным наркозом. Разрезан пупок, и из него сильной струей потек зеленовато-желтый гной. Вытекло не менее 3 л гноя. Разрез продолжен на несколько сантиметров выше и ниже пупка, сделано два небольших разреза в обеих боковых стенках живота, и марлевыми выпускниками во всех направлениях дренирована обширная гнойная полость, простиравшаяся от поперечной ободочной кишки до малого таза и по бокам — до восходящей и нисходящей ободочных кишок. Задняя стенка полости была образована спаяв шимися кишками и сальником. Выздоровление шло совершенно гладко, отделение гноя из живота быстро уменьшалось;

18/V марлевые выпускники заменены дренажными трубками.

21/VI все зажило, и девочка выписана здоровой.

При операции гнойного перитонита весьма важно уметь разобраться до операции или во время нее, откуда исходит перитонит. Кроме того, при раз личных источниках перитонита различно располагаются и операционные раз резы. Важнейшим источником перитонита является, бесспорно, желудочно кишечный канал и прежде всего червеобразный отросток слепой кишки.

На втором месте среди причин перитонита надо поставить прободение язв желудка и двенадцатиперстной кишки.

В большинстве случаев типичный «язвенный» анамнез и чрезвычайная внезапность и острота явлений перфорации дают возможность легко и уве ренно поставить диагноз. Сомнения возникают, если язва до прободения про текала совершенно скрыто. Вот два примера.

1. Ник. Ш., 46 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 27/VII 1914 г. С весны этого года у больного начались боли под ложечкой, тошнота и изредка рвота. Прежде живот не болел. Дней 5 тому назад обращался в амбулаторию;

ввиду подозрения на круглую язву 354 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ желудка было предложено больничное лечение. Поступить в больницу больной собрался толь ко сегодня, в город шел пешком. По дороге, уже в городе, у него вдруг начались сильные боли в животе, и он был привезен в больницу в очень тяжелом состоянии, покрытый холод ным потом, почти без пульса. Живот напряжен, повсюду крайне болезнен. Во время осмотра у больного была рвота;

пульс очень слаб, но не част. Распознано прободение язвы желудка, и часа через три по поступлении больного сделано чревосечение под эфирно-хлороформным нар козом. К этому времени явления шока после инъекции морфина и камфоры прошли. Пульс перед операцией 88, удовлетворительного наполнения. Боли заметно уменьшились. Брюшная полость вскрыта разрезом по средней линии от мечевидного отростка до пупка. По вскрытии брюшины вышел газ, потом серозно-гнойный экссудат кисловатого запаха, с частицами пищи и свертками фибрина. На передней стенке желудка у самого привратника круглая дыра диа метром в 5 мм, помещавшаяся среди обширной каллезной язвы. Дыра зашита проникающими через всю стенку желудка швами, причем один из них прорезался и этим сильно увеличил дыру в желудке, из которой вытекло довольно много желудочного содержимого (желудок был переполнен жидким содержимым). После зашивания язвы вторым рядом серозных швов выход из желудка оказался настолько суженным, что обойтись без гастроэнтеростомии было невозможно. Сделано заднее соустье по Гакер-Петерсону, затем приступлено к удалению экс судата из брюшной полости марлевыми салфетками;

его было очень много в нижнем отделе брюшной полости, и потому сделан добавочный косой разрез в правой подвздошной области, через который введены обернутая марлей толстая резиновая трубка в малый таз и большой марлевый выпускник вверх, к печени, по направлению правого бокового канала брюшины.

Через нижний угол срединной раны введен такой же выпускник в левый боковой канал брюшины, а через верхний угол — выпускник к печени и желудку. Операцию больной пере нес отлично, и пульс к концу ее нисколько не ухудшился. Выздоровление шло удивительно гладко. 4/VIII начато постепенное удаление выпускников и 11/VIII закончено. 6/IX оста вался лишь небольшой свищ в верхнем конце срединного разреза на месте выпускника, выде лявший немного гноя.

2. Андрей К., 24 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 19/IV 1915 г. Боль ной утверждает, что до вчерашнего дня он был вполне здоров, никакими диспептическими явлениями не страдал и даже тяжести в надчревной области никогда не ощущал. Вчера в 7 часов вечера он вдруг почувствовал сильнейшую боль в животе, всю ночь сильно мучился, была повторная рвота. В приемную больной вошел без посторонней помощи, но производил впечатление тяжелобольного. Весь живот очень болезнен при ощупывании, пульс 140. Рас познан перфоративный перитонит неизвестного происхождения1.

Операция в 2 часа дня, через 19 часов после начала болезни. Правосторонний парарек тальный разрез. В брюшной полости обильный серозно-фибринозно-гнойный выпот. Червеоб разный отросток здоров, петли тонкой кишки местами покрыты фибринозными наслойками, серозная оболочка их воспалена, но не очень тяжело. Второй разрез от мечевидного отростка до пупка по средней линии. И в верхнем отделе брюшной полости такой же выпот, как в нижнем;

на середине передней стенки двенадцатиперстной кишки, у самого привратника, най дено круглое отверстие диаметром около 3 мм, из которого выделяется в большом количестве содержимое кишки с большой примесью тягучей желчи оливкового цвета. Вокруг дыры стен ка кишки на протяжении около 1 см рубцово изменена. Над отверстием наложено 4 лямберов ских шва. Сделано еще три разреза: один косой в левой подвздошной области и два малень ких в обеих поясничных областях. Выпот из брюшной полости удален рукой, частью марле выми салфетками, всего больше его было в малом тазу. Разрез в надчревной области зашит непрерывным швом, захватывающим брюшину и апоневроз, кожная же рана оставлена откры той. Через остальные четыре разреза введено в малый таз и боковые каналы брюшины 5 тол стых резиновых трубок, обмотанных марлей. Разрезы брюшины и мышц в подвздошных об ластях сшиты до трубок.

По прекращении наркоза была повторная рвота с примесью желчи. Ежедневно утром и вечером делали вливания под кожу физиологического раствора в количестве 1500 мл. 20/IV состояние больного без перемен, но температура 39°, пульс утром и вечером 144. 21/IV боль ной чувствует себя значительно лучше, ночью спал, после операции рвоты ни разу не было.

Температура нормальна, пульс 108, хорошего наполнения. Выглядит больной очень хорошо.

Повязка промокает, но не особенно сильно. При перевязке оказалось, что рана в подчревной области разошлась на всем протяжении. Желудок и кишки имеют довольно хороший вид, В таких случаях рентгенологическое исследование позволяет убедиться в наличия или отсут ствии свободного газа в брюшной полости, что весьма важно для диагностики (Ред.).

АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ видимо, оправляются от воспаления. Под местной анестезией наложено 5 узловатых швов через всю толщу брюшной стенки. С 23/IV у больного начался понос, продолжавшийся 3 дня.

Общее состояние его, однако, быстро улучшалось, пульс стал отличным, рвоты со времени операции ни разу не было. 23/IV разошлась рана в левой подвздошной области и из нее выпала петля тонкой кишки. 26/IV выпавшая петля вправлена в брюшную полость, к ней введен марлевый тампон и рана зашита 4 швами через всю толщу брюшной стенки. Ночью у больного в этом месте живота начались боли и пульс немного участился (до 84). Вечером 28/IV и ночью была 2 раза рвота и боли в животе усилились. 29/IV снят один шов с раны в левой подвздошной области и переменен выпускник. Никаких осложнений не найдено.

После этого боли прошли и рвота не повторялась.

В дальнейшем выздоровление шло без всяких осложнений, и 25/V больной выписан для амбулаторного лечения с полосками грануляций на местах разрезов.

Расхождение операционной раны, имевшее место в этом случае, не очень редко осложняет и без того трудное выздоровление. Послойное сши вание разошедшейся раны редко бывает возможным, и по большей части приходится довольствоваться стягиванием краев ее толстыми бронзово-алю миниевыми швами, проведенными через всю толщу брюшной стенки. Если больной выздоравливает, то редко дело обходится без большой грыжи на месте рубца, которая требует последовательной операции.

Всякого рода язвы в тонких и толстых кишках (тифозные, дизентерий ные, туберкулезные, раковые) также надо иметь в виду, если при операции находят червеобразный отросток неизмененным. Вот один из наших случаев.

Пул. Р. М., 22 лет, доставлен в больницу вечером 10/VII в тяжелом состоянии, с жалобами на сильные боли в животе, внезапно начавшиеся в этот день в 12 часов среди полного здоровья, и на задержку мочи. Дежурным врачом введен катетер и выпущено около 2 стаканов мочи. Живот резко болезнен при самом легком ощупывании, особенно в правой подвздошной области, откуда и начались боли. Пульс 120, хорошего наполнения, язык сухой, рвоты не было. Распознан перфоративный перитонит вследствие аппендицита, и немедленно произведено чревосечение под хлороформным наркозом (через 12 часов после начала болез ни). В брюшной полости мутный серозно-гнойный экссудат в умеренном количестве;

серозная оболочка слепой кишки и червеобразного отростка воспалена, но отросток цел. Косой разрез в правой паховой области увеличен и извлечены конечные петли подвздошной кишки, по крытые местами фибрином;

на одной из них, на расстоянии приблизительно полуметра от слепой кишки, найдены две рядом расположенные дырочки величиной с булавочную головку, из которых выступало содержимое кишки. Часть кишечной стенки в месте дефекта погруже на тремя лямберовскими швами. Сделан второй разрез левой подвздошной области, и через оба разреза брюшная полость дренирована резиновыми трубками, обернутыми марлей и мар левыми выпускниками. Никаких особенных мер к удалению экссудата принято не было. Раны зашиты вплоть до дренажа. Больной выздоровел без малейших осложнений, даже рвоты ни разу не было. Температура, повышенная в день операции до 38,4°, быстро понизилась до нормы. На 6-й день были удалены марлевые выпускники, а на 10-й день дренажные трубки.

На 16-й день больной выписан в отличном состоянии, с небольшими полосками грануляций на местах разрезов.

При тяжелых ушибах живота часто развивается крайне опасный, редко излечимый операцией, перитонит вследствие разрыва тонкой кишки. Кроме обычных симптомов разлитого перитонита, здесь надо иметь в виду ценный признак, указанный Гразманом: сильная чувствительность при исследовании per rectum в дугласовом пространстве.

Агафон К., 62 лет, поступил 10/VIII. Недавно больной перенес тяжелую пневмонию. Он, кроме того, изрядно пьянствовал и сердце у него сильно ослаблено, сосуды склерозированы.

Накануне поступления в больницу, в 6 часов вечера, получил удар в живот ниже пупка ко пытом лошади;

некоторое время был без сознания, всю ночь мучился сильными болями в жи воте и частой рвотой. Доставлен около часа дня, в амбулаторию вошел сам. Живот сильно 3S4 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ вздут, очень болезнен при дотрагивании, особенно в надчревной области;

пульс 90, довольно хорошего наполнения. Вскоре после ушиба живота существовавшая у больного уже несколько лет левосторонняя паховая грыжа небольших размеров стала невправимой;

она, однако, не про изводит впечатления ущемленной и легко поддалась осторожному приему вправления. Распоз нан разрыв кишки, и через VA часа (через 22 часа после повреждения) сделано чревосечение под хлороформно-эфирным наркозом. За время приготовления к операции пульс у больного участился до 96 в минуту и появился цианоз конечностей. Перед операцией промыт желудок, содержавший только желчь, и впрыснут кофеин под кожу;

во время операции — камфора.

Разрез по средней линии до лобка, продолженный затем немного выше пупка. В брюшной по лости найден очень обильный и совершенно свободный серозно-фибринозно-гнойный выпот;

на кишках кое-где фибринозные пленки, в двух-трех местах на тонкой кишке небольшие дефекты эпителия, о травматическом или воспалительном происхождении которых нельзя вывести опре деленного заключения. На подвздошной кишке, на расстоянии приблизительно 1,5 см от сле пой, найден разрыв длиной в 2 см, помещавшийся на боковой стороне кишки, далеко от места прикрепления брыжейки. Края этого разрыва совершенно чисты и свежи. Разрыв зашит двух этажным швом, гной удален дочиста сухим путем, в брюшную полость влито затем около литра солевого раствора, через нижний угол раны введены две толстые дренажные трубки, оберну тые марлей, и брюшная рана зашита. После операции улучшения не наступило;

пульс учащал ся, несмотря на повторные вливания физиологического раствора и впрыскивания камфоры;

ут ром 11 /VIII два раза каловая рвота, и в 6 часов вечера больной умер. Наряду с каловой рво той в день операции и в день смерти были обильные испражнения.

Для воспаления брюшины нет необходимости в нарушении целости желудочной или кишечной стенки. При всякого рода болезненных процес сах, в значительной мере ослабляющих жизнедеятельность кишечной стен ки, бактерии могут проникнуть через нее до брюшины и вызвать ее воспа ление. То же возможно и при аппендиците.

После желудочно-кишечного канала наиболее частой причиной перито нита являются воспалительные заболевания женских половых органов и криминальные аборты.

София Ж., 30 лет, поступила 4/VIII 1918 г. Около 3 месяцев тому назад у больной начались боли в нижней части живота, по поводу которых она обращалась к гинекологам, находившим воспаление фаллопиевых труб, Вчера в 9 часов вечера внезапно начались очень сильные боли в животе, была несколько раз рвота, кишечные газы с этого времени не отхо дят. Больная поступила в 10 часов утра. Живот заметно вздут и очень болезнен при ощупы вании, особенно в нижней половине. Пульс 116, самочувствие тяжелое. Per vaginam ощупы вается твердая болезненная опухоль, занимающая все дугласово пространство. Распознан гнойный перитонит вследствие разрыва пиосальпинкса, и в 11 часов утра произведена опера ция под хлороформным наркозом. Разрез по средней линии, от пупка до лобка. В брюшной полости много жидкого гноя с клочьями фибрина, который покрывает во многих местах тон кие и толстые кишки. Почти весь малый таз выполнен превратившимися в гнойные кисты фаллопиевыми трубами, окутанными сплошь сращениями. Оба гнойных мешка легко и быстро удалены, причем слева пришлось оставить часть мешка на S-образной кривизне толстой киш ки, с которой он был неразделимо сращен. В малый таз введен большой тампон Микулича и вплоть до него брюшная рана зашита двухэтажным швом. Выздоровление и заживление раны шли без всяких осложнений, и 24/VIII больная выписана в хорошем состоянии, с маленькой гранулирующей ранкой.

К сожалению, и до сих пор мы еще не можем вполне гарантировать больных от воспаления брюшины после асептических чревосечений. Причи на их нередко остается невыясненной. Только в последнее время исследова ния Яуре и Рубашева дали нам важные новые сведения в этом отношении.

Делая посевы с поверхности разреза брыжейки червеобразного отростка при удалении его a froid, они нашли, что в микроскопически вполне нормальной брыжейке лимфатические сосуды могут содержать вирулентную флору, спо собную вызвать молниеносный перитонит.

АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ Нам дважды пришлось наблюдать гнойный перитонит после удаления червеобразного отростка a froid. В одном случае больную удалось спасти немедленным чревосечением и дренажем, а другая больная умерла.

Евгения К., 18 лет, поступила в больницу 16/V 1919 г. Цветущая на вид девушка обратилась по поводу ясно выраженного аппендицита. В течение последнего года было три довольно тяжелых приступа;

последний — 2 месяца тому назад. Резкая болезненность при давлении в точке Мак-Бурнея. Операция 17/V под хлороформным наркозом. Через разрез Мак Бурнея удален явно воспаленный и утолщенный (почти с карандаш толщиной) червеоб разный отросток, в котором потом было найдено резко выраженное хроническое воспаление слизистой оболочки и немного слизи. Культя погружена диагональным швом, и брюшная рана послойно зашита. Уже вечером в день операции больная жаловалась, что чувствует себя очень плохо, a 18/V, около 5 часов дня, быстро наступило резкое ухудшение: пульс очень участился, живот болезнен при ощупывании, сильные самостоятельные боли в животе. Но чью у больной была повторная рвота, а утром 19/V пульс 140, весь живот очень болезнен;

у больной предчувствие близкой смерти, сильно осунувшийся вид. В 11 часов утра операция под эфирно-хлороформным наркозом. Раскрыта на всем протяжении операционная рана и во всех слоях ее найден серозно-гнойный выпот. Из брюшной полости обильно потек жидкий гной без запаха, Отграничивающих спаек нигде не было, и гной вытекал из малого таза и из правого бокового канала брюшины. Сделан второй разрез в левой подвздошной области, и здесь также найдено небольшое количество гноя. Гной удален марлевыми салфетками, и че рез оба разреза введены дренажные трубки и марлевые выпускники в малый таз и в боковые каналы брюшины. После операции дважды в день производились внутривенные и подкожные вливания физиологического раствора;

деятельность сердца энергично поддерживалась, кроме того, инъекциями камфоры, кофеина и дигалена. Через 3 дня наступило значительное улучше ние, и перитонит, видимо, затих, но появилась одышка и цианоз. 25/V обнаружено воспале ние нижней доли правого легкого, скоро распространившееся на среднюю и верхнюю доли.

Состояние больной опять стало крайне тяжелым;

29/V обнаружен серозно-гнойный выпот плевры, и 30/V произведена третья операция под местной анестезией. По лопаточной линии резецирован кусок XI ребра и из полости плевры выпущено довольно много гноя с примесью огромных свертков фибрина. На другой день больная умерла.

Причиной заражения в этом случае могла быть скрытая инфекция моего пальца, который я сильно ушиб накануне сорвавшимся элеватором при уда лении кариозных реберных хрящей;

однако никакой ранки я не нашел, и на другой день признаков воспаления не было. Но вечером после операции аппендицита палец слегка распух, и под срезанным ногтем я нашел малень кую капельку гноя, И эта больная, вероятно, осталась бы в живых, если бы не воспаление легкого. Это нередкое осложнение перитонита может иметь различное происхождение: иногда происходит аспирация при частой рвоте, в других случаях причиной бывает гипостаз, но чаще всего это инфекцион но-эмболические пневмонии.

Не только проникающие раны живота, но и ушибы его могут быть причиной перитонита. Мы привели уже случай разрыва кишки от удара копытом лошади. При тяжелых ушибах могут разрываться и другие органы:

печень, селезенка, мочевой пузырь, почки, поджелудочная железа, желчные пути. Если эти органы или их содержимое инфицированы или если имеется где-либо случайный инфекционный очаг (ангина, фурункул), то может раз виться перитонит. В опухолях живота, в кистевидных образованиях воз можны и самопроизвольные разрывы. Так, нам пришлось наблюдать перито нит от разрыва кисты яичника без всякой травмы.

Надежда Ч., 29 лет, поступила в Переславскую больницу 15/V 1915 г. В последние годы больная замечала у себя опухоль в нижней части живота, с левой стороны, но прощупы вала ее неясно. Осенью 1913 г. был приступ внезапных, очень сильных болей в животе, 358 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ сопровождавшийся многократной рвотой и температурой выше 40°. Это болезненное состоя ние продолжалось около недели;

постепенно больная поправилась;

наблюдавший тогда боль ную врач производил наружное исследование живота и опухоли не находил. Такой же, но гораздо более легкий приступ болей в животе был и раньше, в 1912 г., но тогда был непро должителен. В промежутках между приступами больная чувствовала себя здоровой, но за 7 лет замужества ни разу не была беременной. Накануне поступления в больницу больная проснулась в 7 часов утра от сильной боли в животе, появившейся внезапно, без всякой видимой причины. Врач, бывший у больной в 11 часов утра, нашел болезнь весьма серьезной и предупредил о том, что может понадобиться операция. Хирург был приглашен через не сколько часов после начала болезни, и за это время состояние больной значительно ухудши лось. Она не может лежать, так как боли при этом усиливаются, и все время сидит, боясь пошевельнуться. Весь живот крайне чувствителен при легком ощупывании, но особенно бо лезненна правая подвздошная область. Боли самостоятельные и при ощупывании резко ирра диируют в правую над- и подключичную область. Никакой опухоли в животе прощупать не удается, а исследование через влагалище невозможно, так как больная совсем не может ле жать на спине. Пульс 140, тогда как накануне был 96 (утром) и 120 (вечером), температура выше 40°. Была многократная рвота. Испражнения были накануне вечером. При мочеиспуска нии жжение внизу живота. Распознан перфоративный перитонит, вероятно, от воспаления червеобразного отростка, и в 8 часов вечера, через 36 часов после начала болезни, сделано чревосечение под эфирным наркозом. Небольшой косой разрез в правой подвздошной облас ти. Из брюшной полости фонтаном хлынула темно-серая жидкость без запаха. Червеобразный отросток оказался здоровым. Разрез расширен книзу настолько, что можно было ввести руку, и в малом тазу найдена эластическая опухоль, выполняющая все дугласово пространство и прочно фиксированная там сплошными сращениями с кишками и маткой. Через боковой раз рез не было достаточного доступа к опухоли, и поэтому сделан новый разрез от пупка до лобка, по средней линии. С трудом выделена из сращений и удалена опухоль, оказавшаяся многокамерной кистомой правого яичника, содержавшей жидкость такого же вида и цвета, как и экссудат в брюшной полости, но более густую. Порядочно кровоточившее ложе кисты выполнено длинной полосой марли, конец которой выведен через нижний угол раны, зашитой трехэтажным швом. Сделан еще один маленький разрез в правой боковой стенке живота, под ребрами, и через него дренирован толстой трубкой, обернутой марлей, правый боковой канал брюшины. Две такие же трубки введены через первый разрез в подвздошной области, и он зашит трехэтажным швом вплоть до трубок. Никаких особых мер к полному удалению выпота из брюшной полости не было принято, но вытекло его очень много. Серозная оболочка кишок сильно воспалена, но склеивания их поверхностей нигде нет. В течение 3 дней после опера ции производились подкожные вливания солевого раствора по 1,5 л утром и вечером;

улучше ние началось на другой же день и с каждым днем прогрессировало. Выздоровление шло без всяких осложнений, и по удалении дренажей (на 10-й день) раны отлично зажили.

Перекручивание ножек опухолей, ведущее к тяжелому расстройству кровообращения в них, к воспалению и даже омертвению, может вызвать перитонит. То же при внутренних ущемлениях кишок и сальника, при тром бозе и эмболии брыжеечных артерий. Воспалением брюшины заканчивается и предоставленная собственному течению странгуляционная непроходимость кишок. Язвенный и гангренозный холецистит, гнойный панкреатит и некроз поджелудочной железы, гнойники и нагноившиеся эхинококки печени и се лезенки также бывают причинами перитонита.

К редким причинам перитонита относятся: переход воспаления на брю шину при забрюшинных флегмонах и гнойных воспалениях почки и почеч ной лоханки, инфекция брюшины из нагноившихся мезентериальных (осо бенно при брюшном тифе) и внутренних подвздошных лимфатических же лез, распространение на брюшину нагноения при флегмонах брюшной стен ки. Наконец, при гнойном плеврите инфекционные возбудители могут перей ти на брюшину по многочисленным сосудам, пронизывающим диафрагму.

Хирургическое лечение гнойного перитонита дает тем больше надежды на успех, чем раньше оно применяется. Поэтому надо уметь распознавать АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ перитонит по начальным симптомам его. Еще до сих пор в описаниях симп томов почетное место занимают fades Hippocratica, вздутие живота, euphoria. Давно бы уже пора поставить их на последнее место, которое они в действительности занимают по времени их появления: это поздние, пред смертные симптомы, и оперировать при их наличии уже нет смысла. Надо знать, в каких условиях возникает воспаление брюшины, надо уметь дога дываться о нем уже на основании анамнеза, надо всегда иметь его в виду в тех случаях, когда по нашим представлениям оно вообще возможно. Не ста вить диагноза «gastroenteritis acuta» и не назначать касторки при всякой острой боли в животе и повторной рвоте. Напротив, всякое внезапное забо левание, при котором появляется сильная боль в животе, быстро ухудшает ся пульс или даже возникают признаки коллапса, должно обеспокоить врача и привести ему на память три опаснейшие болезни: перфоративный перито нит, тяжелое внутреннее кровотечение и непроходимость кишок. Вероят ность этих заболеваний, требующих самой экстренной хирургической помо щи, надо в первую очередь взвесить, а все прочее — печеночную и почеч ную колику, свинцовую колику, табический криз, гастроэнтерит, менингит, пневмонию, плеврит, истерию — иметь лишь про запас в воспоминании, чтобы не сделать грубой диагностической ошибки.

Я отдыхал летом в деревне. Рано утром за мной приехал взволнованный гражданин, у которого час тому назад вполне здоровая 25-летняя жена его, наклонившись к ручью, вдруг почувствовала сильнейшую боль в животе и на короткое время лишилась сознания. Больную я нашел в полной прострации, чрезвычайно бледной, совсем без пульса;

даже на сонной артерии он был неощутим. Температура 38°, весь живот очень болезнен. При осторожном исследовании per vaginam я нашел лишь болезненность в заднем и боковом сводах. Диагноз был ясен: очень сильное внутреннее кровотечение. Причиной его я счел внематочную бере менность, хотя не было никаких нарушений в течении менструаций. Как показало впослед ствии исследование в клинике, я не ошибся. В условиях полного лишения я применил ауто трансфузию крови: были вынуты из-под головы подушки, ноги и руки подняты вертикально и туго забинтованы полотенцами. Минут через 20 пульс на лучевой артерии стал ясно ощутим.

На другой день было сделано подкожное вливание физиологического раствора, а еще через день больная оправилась настолько, что ее можно было перевезти в Ташкент. Она выздорове ла без операции'.

В другом случае, когда кровотечение было небольшое, я ошибся и при нял разрыв беременной трубы за перфоративный аппендицит. Впрочем, та кая ошибка имеет очень малое значение, так как все равно нужно чревосе чение в нижней части живота.

Татьяна П., 30 лет, поступила в больницу 12/VIII. Больная рожала 6 раз. В течение последнего года она кормила ребенка и месячных не имела. 23/VI, когда ребенку было уже более года, появились месячные, но с тех пор их опять не было, и больная предполагала, что она беременна. Во время каждой беременности у нее бывали рвоты, и теперь они появились опять. Однако раньше животом больная не болела и только изредка чувствовала боли под ложечкой. 2/VIII в 4 часа утра больная проснулась от внезапной, очень сильной боли в животе. Весь день она была чуть жива, чувствовала сильные боли в животе, была многократ ная рвота. Сегодня она чувствует себя несколько лучше. Живот не напряжен, но крайне бо лезнен при ощупывании. Пульс слаб, 120 в минуту. Окраска кожи лишь немного бледнее нормальной. При исследовании через влагалище определяется очень сильная болезненность во всех сводах. Матка, по-видимому, не увеличена. Предположен прободной перитонит исхо дящий, вероятно, из червеобразного отростка, и через час по поступлении больной сделана ' Принято считать, что случаи выздоровления при внематочной беременности без операции явля ются редким исключением. Правилом должно быть обязательное хирургическое вмешательство (Автор).

340 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ операция под эфирным наркозом. Брюшная полость вскрыта справа разрезом Леннандера, и тотчас же из нее полилась в огромном количестве темная жидкая кровь. Разрез продолжен книзу, и извлечена матка с придатками. Матка нисколько не увеличена, плотна. Правые при датки нормальны, на левой же трубе ампула расширена до толщины мизинца, в ней имеется небольшой разрыв, из которого торчит кровяной сгусток. Труба удалена. Кровь из брюшной полости вычерпана рукой, ее было больше 2 л. Брюшная рана зашита трехэтажным швом.

Операция продолжалась 20 минут, и больная ее отлично перенесла. Пульс лишь немного ослабел. Под кожу влито 1,5 л солевого раствора1. Вечером такое же вливание повторено.

После операции больная чувствовала себя хорошо, пульс скоро стал достаточно полным и выздоровление шло без всяких осложнений. 26/VIII выписана здоровой.

Различия между перитонитом и непроходимостью кишок в типичных случаях настолько ясны, что ошибиться в диагнозе нельзя. Сильная внезап ная боль бывает только при странгуляционной непроходимости, да и то она вряд ли достигает такой уничтожающей, доводящей до обморока остроты, как боль при перфоративном перитоните. Обычно же при ileus боли начина ются исподволь и имеют характер периодических схваток, сопровождающих приступы усиленной перистальтики, При перитоните же боль постоянная, нарастающая. Во время приступов боли при непроходимости нередко обри совываются через брюшную стенку или определяются ощупыванием, в осо бенности per vaginam или per rectum, напряженные, раздутые, движущиеся петли кишок, а через стетоскоп выслушиваются громкие шумы урчания, при перитоните же, по выражению Кланге, в животе царит гробовая тишина.

Когда прекратится приступ перистальтики, ощупывание живота бывает без болезненным, перитонит же ярко характеризуется резкой чувствительнос тью всего живота, которая над первичным очагом часто принимает форму defense musculaire. В главе о забрюшинных флегмонах мы, однако, упомина ем, что это содрогание брюшной стенки не может считаться патогномонич ным признаком перитонита, так как оно наблюдается при всякого рода раз дражениях нижних межреберных нервов на всем их протяжении. Defense musculaire всего резче выражена в тех случаях, когда гнойник расположен в близком соседстве с париетальной брюшиной брюшной стенки;

поэтому симптом этот обычно отсутствует при перитонитах, локализующихся в ма лом тазу, Лихорадки в начале непроходимости кишок не бывает, она появ ляется лишь при далеко зашедшей болезни, когда присоединяются воспали тельные явления в кишках и брюшине, перитонит же в большинстве случа ев с самого начала сопровождается лихорадкой. Весьма характерно для пе ритонита очень раннее учащение пульса и несоответствие его температуре;

при непроходимости частота пульса долго остается нормальной. Рвота, быва ющая при перитоните с самого начала, при непроходимости появляется го раздо позднее. Общее состояние и самочувствие больных бывают резко на рушенными с самого начала перитонита: они чувствуют страх смерти, тоску, беспокойство, большой упадок сил;

все это при непроходимости появляется только при полном развитии болезни. Наконец, при перитоните не бывает вначале задержки испражнений и кишечных газов, что составляет главный симптом непроходимости кишок.

Все эти отличия исчезают в позднем периоде обеих болезней, когда к непроходимости присоединяется перитонит вследствие проникания бактерий через стенки растянутых и уже парализованных кишок, а к перитониту при Переливаний крови тогда еще не делали (Автор).

АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ соединяется паралич кишок с полным застоем их содержимого. При таких условиях дифференциальный диагноз бывает иногда возможным лишь на ос новании полного и точного анамнеза и описания симптомов начального пе риода. Паралич кишок при перитоните иногда появляется очень рано, и тог да легко ошибиться в диагнозе, приняв болезнь за ileus. Такие случаи встре тились нам дважды. Вот один из них.

Пелагея Г., 52 лет, поступила 5/1 1919 г. В ночь на 1/1 1919 г,, около 2 часов, у больной внезапно начались боли в животе, преимущественно в области пупка, и была один раз рвота. С тех пор не было испражнений и не отходят газы, живот не перестает болеть и постепенно вздувается. Летом прошлого года в течение 4 дней были не особенно сильные боли в правой подвздошной области, которые врач назвал «раздражением слепой кишки». В последние месяцы постоянные запоры дня по 2-3, и больная часто пьет касторовое масло.

Состояние питания довольно хорошее, но за последнее время больная заметно худеет. Живот вздут. На нем обрисовываются вздутые петли тонких кишок;

ощупывание живота несколько болезненно, и больная напрягает брюшные мышцы. Пульс 100, правильный, хорошего напол нения, температура нормальна. Распознана непроходимость кишок, вероятно, вследствие зло качественного новообразования толстой кишки, и в 3 часа дня 5/1 сделано чревосечение.

Разрез по средней линии начат на 3 пальца выше пупка и окончен над лобком. Из брюшной полости вытекло незначительное количество серозно-гнойной жидкости. Вздуты тонкие киш ки и поперечная ободочная, умеренно воспалены. S-образная кривизна в спавшемся состоя нии, и ни в ней, ни в нисходящей толстой кишке, ни в селезеночном изгибе ее нет никаких препятствий для проходимости. Сильно вздута слепая кишка;

при исследовании ее найдены фибринозные наслоения и небольшой гнойник на латеральной стороне кишки. Немедленно это место закрыто марлевыми тампонами, брюшная рана зашита и сделан второй разрез в правой подвздошной области. Удален короткий, тяжело воспаленный червеобразный отрос ток, прочно припаянный воспалительными сращениями к латеральной поверхности слепой кишки, культя его прижжена чистой карболовой кислотой, но не обшита ввиду рыхлости стенок слепой кишки. Введен марлевый тампон, и вплоть до него рана зашита. 11 /I пришлось снять почти все швы со срединной раны ввиду нагноения в ней. На другой день при перевяз ке найдено обширное выпадение кишок, все они были покрыты фибринозно-гнойными насло ениями, и полностью вправить их оказалось невозможным;

несколько кишечных петель, спа янных с краями брюшной раны, осталось снаружи. 13/1 больная умерла.

В другом случае не только до операции, но и во время нее не было сомнения в диагнозе непроходимости;

брюшная полость была чиста, и огра ниченный гнойник у слепой кишки явился неожиданным сюрпризом. Зага дочна причина полного паралича кишок в этом случае, когда вовсе не было разлитого перитонита. В первом случае, у Пелагеи Г., приложимо объясне ние, которое дал Асканази. Он нашел, что при перитоните воспаление про никает с брюшины глубоко в толщу кишечной стенки, и в нервных кишеч ных сплетениях, особенно в ауэрбаховском, иногда в мейсснеровском, об разуется застой лимфатической жидкости во влагалищах сплетений, воспа лительный отек и изменения в протоплазме ганглиозных клеток. Этими вос палительными изменениями сплетений Асканази и объясняет паралич ки шок при перитоните1.

Очень сильная печеночная и почечная колика может иногда возбудить предположение о перфоративном перитоните. Однако типичная локализация боли в подреберье в связи с анамнезом в большинстве случаев выясняет диагноз. В затруднительных случаях дело можно выяснить предложенным Н. Левеном способом: при печеночной колике боль прекращается после па равертебральной инъекции новокаина с адреналином к X межреберному не рву правой стороны, при почечной — после инъекции к XII грудному и I поясничному нервам на стороне, соответствующей боли. В начале пневмо В лечебной программе перитонита важнейшей составляющей является интубация кишечника (Ред. Н. В.).

362 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ нии и плеврита, в особенности у маленьких детей, сильная боль по межре берным нервам может ощущаться в животе. К этому нередко присоединяет ся рвота. Смешения с перитонитом можно избежать исследованием легких.

Вообще надо иметь в виду, что боли в животе могут ощущаться вовсе не там, где начался перитонит. Так, например, при прободении язвы желуд ка боль нередко локализуется в нижней части живота, а в нижеприводимом моем случае, наоборот, перитонит от пиосальпинкса был принят за прободе ние язвы желудка. Это объясняется тем, что правильная локализация боли возможна только при воспалительном раздражении париетальной брюшины, из которой оно передается по межреберным нервам. Раздражения же от внутренностей воспринимаются веточками симпатического нерва, раздраже ния которого не дают строго локализованных болей;

все они направляются к солнечному сплетению, а отсюда по nn. splanchnici передаются в спинной мозг. Поэтому-то боли от всех брюшных и тазовых органов так часто лока лизуются под ложечкой или возле пупка. Понятно также, почему боль при прободении язвы желудка может ощущаться в нижней части живота: содер жимое желудка стекает вниз по боковому каналу брюшины и тем раздража ет париетальный листок ее;

если же при прободении раздражению подверга ется ближайшая к желудку часть брюшной стенки, то локализация боли точно соответствует месту прободения.

Ошибки в диагнозе на основании локализации болей могут приводить к ненужным разрезам при операции. Вот пример.

Матрена Р., 25 лет, поступила 29/IV 1917 г. Шесть дней назад у больной внезапно начались очень сильные боли в надчревной области и в левом подреберье и вскоре распрос транились на весь живот. 25/IV больная поступила в гинекологическое отделение больницы.

В первые дни предполагался только периметрит: матка маленькая, зев закрыт, своды на нор мальном уровне, придатки не прощупываются. 29/1V состояние больной резко ухудшилось, весь живот стал крайне болезненным при ощупывании и вздулся, пульс слабый, 116 в мину ту. Распознан разлитой перитонит, может быть, от прободения язвы желудка, и 29/IV под хлороформным наркозом произведена операция. Небольшой разрез в правой подвздошной об ласти. Выпота в брюшной полости почти нет, червеобразный отросток нормален, на петлях тонкой кишки не особенно значительные воспалительные изменения. Сделан разрез по сред ней линии, от мечевидного отростка до пупка;

осмотрен желудок, двенадцатиперстная кишка и желчный пузырь, но ничего ненормального не найдено. Разрез зашит и расширен книзу первый разрез. Резко воспалена, утолщена и отечна правая фаллопиева труба, прилегающие кишечные петли сильно воспалены и обложены фибринозными наслойками;

в малом тазу очень немного серозного экссудата. Введены дренажные трубки в малый таз и в правый боковой канал брюшины. Состояние больной после операции было очень тяжелым, пульс участился до 140, и 1/V больная умерла. Вскрытие: общий серозно-фибринозный перитонит, исходящий из правой фаллопиевой трубы;

из просвета последней на разрезе выдавливается гной. В последнем и брюшинном выпоте никаких микробов не найдено.

По возможности точный диагноз перитонита, особенно определение его исходного пункта, имеет нередко решающее значение для исхода операции.

На больном, едва живом, с пульсом в 140 ударов, нельзя оперировать на угад, нельзя рассчитывать на то, что дело выяснится по вскрытии брюшной полости, потому что операция только тогда будет спасительной, когда она будет произведена очень быстро и просто, когда не будет сделано ни одного лишнего разреза. Если бы у Матрены Р. можно было распознать сразу гной ный сальпингит как причину перитонита и сразу был бы сделан срединный разрез ниже пупка, то, может быть, она не умерла бы. Ложный диагноз прободения язвы желудка настолько затемнил мое соображение, что даже АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ отсутствие жидкого экссудата не вразумило меня: ведь при прободении язвы желудка он всегда бывает очень обильным, и потому не было никакого смыс ла делать большой разрез для осмотра желудка. Отсюда урок: в неясных случаях не настаивать на своем предположительном диагнозе, при операции наблюдать и рассуждать;

и еще другой урок: прежде чем начинать операцию при перитоните, сделать все возможное для выяснения диагноза и хорошень ко обдумать все данные исследования.

Приступая к операции, надо иметь в виду не только брюшную полость и тот интерес, который она может представить, а всего больного человека, который, к сожалению, так часто у врачей именуется «случаем». Человек в смертельной тоске и страхе, сердце у него трепещет не только в прямом, но и в переносном смысле. Поэтому не только выполните весьма важную зада чу подкрепить сердце камфорой или дигаленом, но позаботьтесь о том, что бы избавить его от тяжелой психической травмы: от вида операционного стола, разложенных инструментов, людей в белых халатах, масках и рези новых перчатках — усыпите его вне операционной. Позаботьтесь о согрева нии его во время операции, ибо это чрезвычайно важно. Желудок опорожни те зондом, мочевой пузырь — катетером. Кожу живота обмойте так, чтобы случайное прикосновение к ней кишки при операции не вызвало сращений последней, оботрите хорошенько бензином, смажьте 5% йодной настойкой и через несколько минут смойте йод бензином.

Как и где делать разрез?

Об этом много спорили. Антон Шмидт, первый оперировавший при пе ритоните в России (1881), сделал разрез от мечевидного отростка до лобка и настаивал на необходимости его, чтобы исследовать все закоулки брюш ной полости и не оставить где-либо незамеченного гнойника. Другие делали даже крестообразный (секционный) разрез. Есть и теперь сторонники боль ших разрезов. Однако большинство хирургов делает по возможности не большие разрезы и притом самые простые, быстро производимые и легко зашиваемые. Важно при этом избегать сложных по строению мест брюшной стенки, в которых много фасциальных межмышечных промежутков, так как вытекающий из живота гной инфицирует рану и может возникнуть тяжелая флегмона брюшной стенки. Ввиду этого при операции следует принимать все меры к предотвращению такой инфекции: перед вскрытием брюшины края раны надо защитить марлевыми салфетками и бильротовским батистом или резиновой бумагой. Больших разрезов надо избегать еще и потому, что весьма нередко на местах их после операции перитонита образуются грыжи.

Если диагноз разлитого перитонита стоит вне сомнения и источник его пред полагается в червеобразном отростке, кишках или женских половых орга нах, то разрез следует провести по средней линии между пупком и лобком.

Если же предполагается прободение язвы желудка, двенадцатиперстной кишки или желчного пузыря, то разрез делают от мечевидного отростка до пупка. Впрочем, из такого разреза duodenum и желчный пузырь мало дос тупны, и мне приходилось добавлять к нему поперечный разрез через пра вую прямую мышцу, что весьма невыгодно при перитоните. Поэтому если имеется достаточно оснований усматривать причину перитонита в duodenum или желчном пузыре, то более правильным мне представляется вертикаль ный разрез через прямую мышцу1. Если не исключена возможность найти В условиях эндотрахеального наркоза с миорелаксацией методом выбора оперативного доступа в большинстве случаев абдоминальной хирургии являются срединные лапаротомии (Ред. Н. В.).

344 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ непроходимость кишок вместо перитонита, всего безопаснее будет начать с маленького диагностического разреза в правой подвздошной области и ос мотреть appendix.

При вскрытии брюшной полости, когда вытечет экссудат, первая и важ нейшая задача состоит в розыске и устранении источника инфекции: удале нии червеобразного отростка или придатков матки, зашивании отверстий или разрывов в кишках, желудке, удалении желчного пузыря, перекручен ной или разорванной кисты яичника или перекрученной и омертвевшей се лезенки. При прободении язв желудка или двенадцатиперстной кишки иног да встречают большие затруднения: дыра в желудке может быть большой, а края ее омозолелыми, не поддающимися стягиванию или, напротив, настоль ко разрыхленными, что все швы прорезываются. Делать резекцию было бы слишком долго и опасно, и потому приходится прибегать в таких случаях к особым приемам. Можно закрыть отверстие сальником, пришитым вокруг него, или, оставив его открытым, ввести в него соответственного калибра дренажную трубку, обернуть ее полосой марли и вывести через брюшную рану наружу. Впрочем, при очень хорошей технике и резекции желудка дают в таких случаях хорошие результаты. Так, Юдин в 51 из 76 случаев прободения язв желудка и двенадцатиперстной кишки сделал обширные ре зекции и получил летальность только в 11,9%'.

При затруднениях в отыскивании источника инфекции Рен, Кёрте, Финни (Finney) не останавливались перед эвентерацией кишок. Это очень облегчает задачу и вместе с тем дает возможность быстро и очень основа тельно промыть кишки и всю брюшную полость. Однако надо иметь в виду, что эвентерация кишок вообще трудно переносится больными, в особеннос ти же такими ослабленными, как при разлитом перитоните. Как поступать с экссудатом?

Когда хирурги вступили на путь оперативного лечения гнойного перито нита, то они считали своей основной задачей самое тщательное удаление экссудата.

Однако Мёрфи (J. В. Murphy), рассчитывая на огромную жизнедеятель ность брюшины в борьбе с возбудителями инфекции, совсем отверг обще принятые способы удаления экссудата промыванием или вытиранием марле выми салфетками и предложил в 1908 г. свой способ, в котором основными принципами являются быстрота и простота действий, По устранении источ ника инфекции Мёрфи не принимает никаких особых мер к полному удале нию гноя, довольствуясь тем, что значительная часть его сама собой вытека ет во время операции, вводит одну дренажную трубку и вплоть до нее заши вает живот наглухо. В последовательном лечении он придает большое значе ние фоулеровскому полусидячему положению больного и вливаниям боль ших количеств физиологического раствора per rectum. Остаток экссудата должна обезвредить сама брюшина. Применение морфина и опия совершен но отвергается.

В своем докладе Мёрфи сообщил об изумительных результатах: леталь ность, достигавшая у него при прежних методах 80%, сразу понизилась до 4%. Способ Мёрфи скоро нашел много приверженцев, особенно среди аме риканских хирургов, и некоторые из них сообщают о таких неслыханных У нестарых больных при удовлетворительном общем состоянии резекция желудка при прободе нии язвы делается теперь широко в городских и даже районных больницах (Ред.).

АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ результатах, что приходится только в недоумении развести руками. Так, Дивер (Deaver) сообщил в 1909 г., что он на 118 случаев разлитого перито нита при операции не позже 40 часов от начала болезни (причем исключе ны случаи со стерильным экссудатом) имел 1,5% летальности. Харрис (Harris) оперировал по правилам Мёрфи в 17 случаях перитонита от огне стрельных ранений кишок, и все больные выздоровели.

Припомните, что у всех хирургов летальность при таких перитонитах не менее 75%. Чем объяснить эти необыкновенные результаты? Что, соб ственно, нового в способе Мёрфи? Основой своего способа он считает быс троту и простоту действий. Но ведь это всегда было общепризнанным прави лом, которого строго держалось большинство хирургов. Оставление части экссудата? Но при любом способе удаления гноя, даже самом тщательном, немного гноя всегда остается. Если считать, что остающаяся часть экссудата полезна для продолжения борьбы с бактериями, то ведь и после основатель ного промывания брюшина продолжает еще некоторое время выделять экс судат. Остается лишь та особенность способа Мёрфи, что при нем исключа ется раздражение брюшины, связанное с полным удалением экссудата. Это серьезно, и, может быть, в этом часть успеха его способа. Однако промыва ние очень теплым физиологическим раствором вряд ли можно считать вред ным раздражением брюшины. Напротив, вызываемая им гиперемия брюшины может только принести пользу усилением ее жизнедеятельности. Кюммель, один из опытнейших хирургов, промывал брюшину при перитоните очень большим количеством физиологического раствора (до 40 л), и вот результа ты: на 321 случай перитонита от прободения червеобразного отростка общая летальность 42,7%, тогда как на 130 леченных промыванием летальность только 20,8%. Мёрфи зашивает брюшную рану не наглухо, а с дренажной трубкой. Так поступали издавна мы, подобно большинству хирургов, так что и в этом нельзя усматривать особой причины блестящих успехов Мёрфи.

Вопрос сам собой в значительной мере выясняется, если обратить внимание на то, что он и большинство его последователей оперируют только ранние случаи перитонита, не позже 40 часов. По этому поводу, в прениях по докладу Мёрфи Биуан (Bewan) справедливо заметил, что ранний выпот в брюшной полости еще не означает перитонита, многие ранние операции он считает лишь предотвращающими перитонит операциями. И при всех дру гих способах ранние операции дают хорошие результаты, хотя, правда, не такие, как способ Мёрфи. Есть, однако, темная сторона этого способа, о которой узнаем от самого Мёрфи: на 51 случай перитонита он имел 7 по здних абсцессов, требовавших вскрытия, и 7 случаев ileus. Это необычайно высокий процент серьезных осложнений, не сравнимый с тем незначитель ным числом остаточных абсцессов, которое бывает после промываний. Уже одно это обстоятельство способно убедить нас в том, что нет оснований отказываться от возможно полного удаления гноя при перитоните.

Весьма много и долго дебатировался на хирургических съездах и в хи рургических обществах вопрос о том, как лучше удалять гной: промыванием или вытиранием марлевыми салфетками. Противники промывания больше всего опасались занесения инфекции промыванием в свободные от нее места брюшной полости. Этого, однако, вряд ли следует ожидать, так как для про мываний применяется очень большое количество жидкости, до 2-3 ведер, и потому занесенные первой струей микробы будут вымыты последующими.

366 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Кроме того, здоровая брюшина отлично может справиться с занесенными в небольшом количестве бактериями. Эти соображения подтвердились и на практике: число остаточных абсцессов при промываниях бывает значитель но меньшим. Не подлежит сомнению, что промывание — самый нежный способ удаления гноя, не повреждающий эндотелиального покрова брюши ны. Напротив, и технически очень нелегко и сопряжено с грубыми манипу ляциями во всей брюшной полости удаление гноя сухими марлевыми сал фетками. Кроме того, ни при какой другой операции так часто не остаются в брюшной полости куски марли, как при операции перитонита. Все это побуждает нас предпочитать промывание. Впрочем, на основании обширных статистик сторонников того и другого способа спор можно считать уже ре шенным в том смысле, что промывание и вытирание дают одинаковые ре зультаты по числу выздоровлений и смертей. Только при гнилостно-гнойном экссудате, в особенности при прободении язв или ранах желудка и кишок, когда в брюшную полость попадает много пищевых частиц и разных инород ных телец, даже противники промывания считают его вполне уместным. Для промывания должно быть приготовлено 2-3 больших чайника (ведерные, медные) прокипяченного теплого физиологического раствора;

его вливают через введенную в рану дренажную трубку, причем надо раскрывать и при поднимать пальцами края раны, чтобы жидкость вытекала обратно. Надо при этом не забывать тщательно промыть оба субдиафрагмальные простран ства и вообще направлять дренажную трубку во все отделы брюшной поло сти. На защитные способности брюшины всего меньше можно полагаться в раннем детском и пожилом возрасте, и потому у маленьких детей и стариков промывание особенно необходимо1.

Отношение к дренированию брюшной полости в последнее время так же изменилось. Многочисленные наблюдения на больных и отчасти экспе риментальные исследования показали, что дренажные трубки плохо выпол няют свое назначение: они отводят секрет в течение не более 2 суток, так как вокруг них скоро отлагается фибрин, а отверстия закрываются прилега ющими кишками, сальником. Впоследствии на месте дренажа могут образо ваться прочные перитонеальные сращения. От давления дренажной трубки на кишку в последней иногда образуется каловый свищ;

это особенно часто случается, когда трубка подводится к месту желудочного или кишечного шва. Кроме того, по долго остающемуся дренажу, в особенности если он выведен на промежность или во влагалище, инфекция может проникать из вне в брюшную полость. Марлевые выпускники и тампоны также лишь очень недолго отсасывают секрет, скоро покрываются фибрином, а наруж Клинические наблюдения и экспериментальные исследования последнего времени показали, что при перитонитах введение в брюшную полость пенициллина и стрептомицина дает хорошие результаты.

С этой целью оставляют между швами брюшной раны тонкие резиновые трубочки, через которые вли вают в брюшную полость антибиотики. Можно пользоваться непрерывным капельным введением пени циллина и стрептомицина, разведенных в физиологическом растворе Помимо упомянутых антибиотиков можно пользоваться блеомицином. При даче препарата per os он уже через час обнаруживается в экссудате брюшной полости, оказывая угнетающее действие на бактериальную флору (О. С. Илларионова). Судя по экспериментальным данным, пригодны для внутри брюшинного введения левомицетин и синтомицин, оказывая действие на ту флору, которая нечувстви тельна к пенициллину и стрептомицину (Р. М. Козачинский) {Ред. III).

В настоящее время широкое распространение получило сочетание ампициллина, гентамицина и метронидазола. Следует также отметить, что в период активной хирургической работы В. Ф. Войно Ясенецкого не применялись программированные релапаротомии, перитонеальный лаваж и диализ (Ред. IV).

АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ ный конец их высыхает;

тогда они действуют как инородное тело, вокруг которого образуются очень обильные отложения фибрина, а позже перитоне альные сращения;

позади тампонов нередко образуется задержка гноя. Од нако марлевые тампоны необходимы при капиллярных кровотечениях, кото рые они отлично останавливают. Известный тампон Микулича, сыгравший большую роль в хирургии брюшной полости, теперь не часто находит при менение. Он предназначен для отграничения места инфекции и хорошо вы полняет свое назначение, но отрицательная сторона его в том, что он вызы вает очень обильные сращения, а наружная оболочка его сильно прирастает и с трудом удаляется. Всего меньше недостатков имеет так называемый сигаретный дренаж;

это фитиль или марлевый выпускник, обернутый тон кой резиновой бумагой, благодаря чему он не вызывает сращений и не ско ро пропитывается фибрином. Даже принципиальные противники дренажных трубок и марлевых тампонов считают их, однако, необходимыми в тех слу чаях, когда в брюшной полости остаются частицы омертвевших тканей или инородные загрязнения. Тогда обязательно вводят дренажную трубку или сигаретный дренаж. Мало того, что дренирование брюшной полости счита ют мало состоятельным, его признают и ненужным, так как брюшина хоро шо справляется с остатками экссудата. Кёрте, сделав наблюдение над более благоприятным течением перитонита после прободения язвы желудка при зашивании живота наглухо, постепенно ограничил до минимума применение дренажей и при других формах перитонита. Роттер (Rotter) и Бауер (Bauer) дренируют только при наличии омертвевших частиц тканей, а во всех дру гих случаях зашивают живот наглухо. Множественные дренажи и особые разрезы для них все более и более выходят из употребления, и большинство хирургов ограничивается дренированием малого таза одной трубкой. Хотя дренажные трубки действуют недолго, но мы много раз наблюдали, какие большие количества гноя выводят они в первые дни, и потому не считаем нужным отказываться от дренирования брюшной полости. Только при ран них операциях мы считаем уместным зашивать рану наглухо и получаем при этом отличные результаты.

В послеоперационном периоде почти все хирурги придают большое зна чение укладыванию больного в полусидячем положении, с согнутыми коле нями и приподнятой на 45° верхней частью тела (фоулеровское положение).

При таком положении гной отовсюду стекает к малому тазу, в который введена дренажная трубка. Надо иметь в виду, что для удержания больного в таком положении совершенно непригодно подкладывать подушки, с кото рых больной очень скоро сползает, а необходимо самому ложу кровати при давать соответствующие изгибы в форме W с помощью особых приспособ лений. Однако Коффи (Coffey) находит, что при фоулеровском положении цель вполне достигается только в том случае, если туловище больного будет приподнято не менее чем на 50°, иногда даже на 60-70°, а такое высокое положение очень трудно переносят больные, крайне нуждающиеся в покой ном и удобном положении. Вальтер (Walter) предпочитает положение на пра вом боку, и его предложения разделяют Кёрте, Коффи, Дрезманн (Dreesmann), если разрез сделан сбоку, как при перитоните от аппендицита.

Постоянное лежание в фоулеровском положении не только очень обремени тельно для больных, но и противоречит важному требованию — менять по чаще положение тела во избежение гипостазов в легких. Поэтому следует 348 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ время от времени переводить больного из фоулеровского положения в ка кое-либо удобное, которое он сам изберет, затем поворачивать на правый бок по Вальтеру и почаще напоминать ему о необходимости глубоких вдыханий.

После укладывания больного важнейшей заботой должно быть улучше ние кровообращения. Ромберг и Песслер (Romberg и Pessler) доказали, что резкий упадок сердечной деятельности при перитоните зависит от токсичес кого паралича вазомоторного центра, вследствие которого кровь скопляется в большом количестве в венах брюшной полости, а сосуды мозга, мышц и других органов пустеют. Лучшим средством к поднятию тонуса артерий яв ляется при этом кофеин;

камфора действует хуже, а средства, действующие на сердечную мышцу, вовсе бесполезны. Вливания физиологического раство ра лишь относительно полезны. Значительно лучше действует тот же ра створ с прибавкой адреналина (6-8 капель на литр) при очень медленном (минут 30) вливании в вену. Однако блестящий эффект таких вливаний держится очень недолго.

Очень полезно и приятно для больного длительное согревание живота поставленной над ним дугой с электрическими лампами (так называемая све товая ванна). Она вызывает гиперемию брюшной стенки и возбуждает пери стальтику.

Мы упомянули уже об острой атонии желудка после операции, при которой мучительная рвота прекращается от частых опорожнений желудка зондом или даже от введения тонкого зонда через нос a demeure. В крайнем случае следует сделать желудочный свищ по Кадеру. Чем раньше восстано вится энергичная перистальтика кишок, тем меньше образуется сращений в брюшной полости. Кроме того, важно поскорее вывести из расслабленных кишок застоявшееся и гниющее содержимое их.

Для восстановления перистальтики вводят внутривенно гипертоничес кий раствор хлористого натрия. Безопасны и часто действительны подкож ные инъекции физостигмина (0,01-0,015). Рекомендуют также поясничную блокаду по Вишневскому. Однако все эти средства, хорошо действующие при послеоперационном параличе кишок, оказываются совершенно бессиль ными при далеко зашедшем перитоните, когда наступил уже паралич кишок.

Тогда остается только прибегнуть к энтеростомии, нередко спасающей жизнь больного, если паралич не распространился еще на весь кишечник.

Иван Ш., 47 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 10/11 1914 г. 2 недели тому назад внезапно тяжело заболел, по-видимому, крупозной пневмонией, насколько можно судить по очень сбивчивому анамнезу. В последние 3 дня частые рвоты и боли в животе.

При осмотре в амбулатории 9/И, в день поступления в терапевтическое отделение, у боль ного была высокая температура, в легких очень много сухих хрипов и немного крепитирую щих хрипов под левой ключицей;

пульс: 108, хорошего наполнения, тоны сердца чисты. Боль ной ходил довольно бодро, живот был только слегка болезнен при довольно энергичном ощу пывании, и, казалось, нельзя было думать о перитоните;

однако до следующего дня положение больного заметно ухудшилось, всю ночь была рвота, живот стал гораздо более чувствитель ным, хотя и теперь defense musculaire не было;

при ощупывании per rectum в дугласовом пространстве значительная болезненность. Пульс, однако, не ухудшился. Температура 38,7°.

Ввиду большого подозрения на прободной перитонит немедленно сделана операция под хлоро формно-эфирным наркозом. Брюшная полость вскрыта небольшим разрезом по средней линии, ниже пупка, и в ней найден свободный серозно-гнойный экссудат: область слепой кишки оказалась труднодостижимой из этого разреза, и потому сделан второй разрез в правой под вздошной области. Найти червеобразный отросток было очень трудно, так как он направлялся далеко кверху и был там плотно фиксирован;

однако по освобождении отростка он оказался на АППЕНДИЦИТ И ПЕРИТОНИТ вид вполне здоровым и потому не был удален. Третий разрез — от мечевидного отростка до пупка, и здесь вокруг желудка и под печенью найдено много гноя, даже больше, чем в ниж ней половине живота, но при тщательном осмотре желудка и двенадцатиперстной кишки ни прободения, ни язвы не было найдено. Желчный пузырь и pancreas тоже в порядке. Гной был удален марлевыми компрессами. Сделано еще два небольших разреза в обеих пояснич ных областях для дренирования боковых каналов брюшины;

через все разрезы введены мар левые и резиновые дренажи и вплоть до них сшита брюшина и апоневроз, кожные же раны оставлены открытыми. Гнойный экссудат был везде свободным, лишь местами были рыхлые спайки между кишками;

гной запаха не имел и, как показало исследование мазка, содержал много коротких и толстых палочек (по-видимому, В. coli commune). Заживление шло гладко, больной выздоравливал, но через полтора месяца после операции появились боли в животе, постепенно усиливавшиеся и к 27/III принявшие постоянный характер со схваткообразными усилениями;

в этот же день была рвота. 28/III рвота участилась, боли еще усилились, стали ясно обрисовываться раздутые перистальтирующие петли кишок. 29/Ш операция под эфир но-хлороформным наркозом. Брюшная полость вскрыта большим разрезом по наружному краю левой прямой мышцы. Выпала масса сильно вздутых тонких кишок. С большим трудом найдено место непроходимости;

это были обширные и прочные сращения на протяжении последнего метра подвздошной кишки вплоть до слепой. В одном месте эти сращения привели к перегибу кишки, совершенно закрывшему ее просвет. По разделении всех сращений проходимость ки шок восстановилась, и брюшная рана зашита наглухо. 5/IV рана разошлась на всем протяже нии, предлежат покрытые фибринозным налетом кишки;

вся рана гнойно воспалена. Кишки покрыты марлевыми салфетками, и кожа над ними стянута бронзово-алюминиевыми швами.

Через 3 дня швы эти, мешавшие полному удалению гноя, скоплявшегося под краями раны, удалены, и в дальнейшем велось открытое лечение раны;

она скоро очистилась, кишки покры лись здоровыми грануляциями и 24/IV под местной анестезией края раны были освежены и сшиты вторичным швом. Местами эти швы потом прорезались, и края раны кое-где разо шлись, но в общем цель была достигнута, и ко времени выписки 6/VI рана почти вся заруб цевалась, болей в животе не было, испражнения были правильны. Через 8 месяцев больной поступил снова с симптомами непроходимости кишок. Вследствие отсутствия хирурга был оперирован поздно. После образования свища на слепой кишке больной через несколько дней умер.

Большого внимания хирурга заслуживают так называемые остаточные или поздние абсцессы у больных, выздоравливающих от перитонита. Чаще всего они образуются в дугласовом пространстве или между печенью и ди афрагмой, но могут быть в любом месте брюшной полости. Симптоматоло гия их нами уже описана. Если такой абсцесс своевременно распознан и вскрыт, то обычно наступает полное выздоровление.

Исход разлитого гнойного перитонита зависит от многих обстоятельств.

Большую роль играет первичный очаг заболевания. Наиболее благоприятны перитониты, исходящие из червеобразного отростка, и почти столь же хоро ший прогноз дают перитониты от прободения язв желудка и двенадцатипер стной кишки. В общем можно считать, что половина таких больных выздо равливает, тогда как при воспалении'брюшины, исходящем из женских поло вых органов, из желчного пузыря, в особенности же от ранений и разры вов кишок, при прочих равных условиях удается спасти не больше четвер ти. Другое важное условие составляет степень вирулентности микробов и сила сопротивляемости организма больного. Мы уже говорили о почти впол не безнадежных септических перитонитах у родильниц и при заражении брюшной полости стрептококками при чревосечениях. Почти столь же тяж ки пневмококковые перитониты у взрослых, протекающие в форме общего септического заражения. Несравненно благоприятнее заражение брюшины кишечной палочкой и гонококками. У очень маленьких детей и у стариков (после 50 лет) слабый организм мало способен к борьбе с инфекцией и про гноз у них плох.

370 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ Если не говорить о септических перитонитах, то, пожалуй, самое глав ное условие операции — срок ее производства. Если перитонит распознан очень рано и оперирован в первые часы, то смертных исходов почти не бывает;

если же операция производится поздно, на 4-й день или еще по зднее, то выздоровления составляют редкость. Шансы на благоприятный исход уменьшаются с каждым часом, и операцию у больного, поступившего поздно вечером, ни в коем случае нельзя откладывать до утра. Мы не разде ляем взглядов хирургов, которые не оперируют вовсе позже 40 часов от начала болезни, но полагаем, что только явно безнадежных больных не сле дует оперировать, часов же считать не надо, если состояние больного по зволяет предпринять операцию. При таком образе действий нам неоднократ но удавалось спасать больных не только на третий, но даже на четвертый день болезни, как это было в случае прободения язвы желудка с разлитым перитонитом, оперированным в конце четвертых суток. У другого больного даже гнойно-гнилостное воспаление брюшины удалось излечить операцией на исходе четвертых суток. Историей его болезни закончим наш затянув шийся очерк о перитоните.

Александр Г., 26 лет, поступил в Переславскую земскую больницу 22/Ш 1911 г. В ночь на 19/III больной внезапно почувствовал сильную режущую боль в животе, постепенно усиливавшуюся в дальнейшем. Отхождение газов и испражнений прекратилось, несколько раз была рвота. Больной высокого роста, крепкого сложения, выглядит тяжко больным. Жи вот не вздут, напряжен, болезнен, пульс полный, 98 в минуту. Не мочился с вечера 21/III.

Через VA часа после доставки больного, в 3 часа дня, сделано чревосечение под хлороформ но-эфирным наркозом. Предварительно был промыт желудок (вышло немного окрашенного желчью содержимого) и выпущено около полустакана концентрированной мочи. Разрез по средней линии, от пупка до лобка. В брюшной полости найден свободный гнойно-гнилостный экссудат, все видимые петли кишок багрового цвета и покрыты многочисленными зеленовато серыми крупозными пленками: такой же вид имеет и слепая кишка. Червеобразный отросток длиной в 9 см, верхушка его окутана воспаленным сальником, недалеко от основания — большое прободение, а ближе к верхушке отростка — 3 абсцесса в нем. Отросток резециро ван с куском сальника, культя его погружена в слепую кишку и обшита кисетным швом по Дьяконову, брюшная полость промыта физиологическим раствором, вскрыта петля тонкой киш ки, и содержимое кишок выдоено, вскрытая кишка вшита в верхний угол раны;

в малый таз введено два больших марлевых выпускника, и брюшина зашита. Вся наружная рана оставлена открытой. В просвет кишки введена резиновая трубка. Больной был уложен в полусидячем положении;

через каждые 4 часа вливали под кожу по литру физиологического раствора. На второй день было обильное произвольное испражнение, и с этого же времени кишечное со держимое стало выделяться в большом количестве через кишечный свищ. Пульс все время оставался полным, правильным, 96-100 в минуту. В дальнейшем большая часть кишечного содержимого выделялась через кишечный свищ, принявший большие размеры, часть же выхо дила нормальным путем почти ежедневно;

иногда испражнения per anum имели нормальную окраску, но чаще были серого цвета, как при желтухе. Истощение не прогрессировало, и потому можно было дождаться зарубцевания всей грануляционной поверхности. С 20/V ис пражнения per anum прекратились, и все кишечное содержимое выходило через свищ. 2/VI сделано второе чревосечение под эфирно-хлороформным наркозом. В приводящий и отводя щий концы кишки введена марля, свищ и его окружность закрыты стерильными салфетками, кожа живота дезинфицирована по Гроссиху. Разрезом по наружному краю левой прямой мыш цы вскрыта брюшная полость и отысканы приводящий и отводящий концы образовавшей свищ кишки. Отводящий конец оказался на расстоянии приблизительно 10 см от свища, проч но сращенным с брюшной стенкой и соседними кишками, и освобождение его от этих сраще ний заняло много времени и труда, после чего оба конца кишки соединены широким анастомо зом, а подходящие к свищу отрезки их перевязаны льняными нитками. Уже со второго дня после операции больной стал ежедневно испражняться. Рана зажила первичным натяжением, и не было ни малейших признаков раздражения брюшины.

ГЛАВА XXIII АБСЦЕССЫ ПЕЧЕНИ Только патологоанатомический интерес представляют септицемические абсцессы печени, наблюдающиеся преимущественно при хирургических сеп тических заболеваниях. Это всегда множественные, маленькие (от 1 мм до 1,5 см) абсцессы, иногда сливающиеся в более обширные.

Нечасты абсцессы, исходящие из желчных путей при ангиохолитах и cholelythiasis. Иногда они развиваются при инфекционных болезнях (тифо идная лихорадка, пневмония, колибациллярная инфекция и пр.). Они начи наются от гнойновоспаленных стенок желчных протоков. Большая застойная печень, импрегнированная желчными пигментами, пронизана круглыми, не правильной формы абсцессами, часто сливающимися и соединяющимися между собой (ареолярные абсцессы). В начальной стадии развития таких ангиохолитических абсцессов иногда удается достигнуть излечения дрени рованием общего желчного или печеночного протоков.

Чаще наблюдаются абсцессы, развивающиеся в печени вследствие инфи цирования ее через воротную вену. Источником такой инфекции может быть любой гнойный или язвенный процесс в обширной области этой большой вены, но чаще всего аппендицит. В главе об аппендиците и перитоните мы привели несколько ярких примеров тромбофлебита воротной вены;

однако эта вена может остаться и незатронутой инфекцией, и бактерии оседают толь ко в печени, в паренхиму которой они проникают из мелких разветвлений.

Абсцессы, развивающиеся при этом, почти всегда бывают множественны ми. Печень велика, мягка, пронизана многочисленными абсцессами от 1 до 10 см диаметром. Гной густой, вязкий, окрашенный желчью, иногда зловон ный, с клочьями мертвых тканей. Стенки абсцессов неровные, рваные, обра зованы слоем мертвых тканей. Часто путем слияния абсцессов образуются не правильной формы полости с тяжами и перегородками из некротических тка ней;

это ареолярные абсцессы печени. Уцелевшая ткань печени жирно пере рождена, в окружности абсцессов фибриноидный некроз, амилоидное пере рождение. Приводим примеры клинического проявления таких абсцессов.

1. Николай Ск., 40 лет, прислан 6/I1I 1936 г. из другого города, где ему 20/1 была сделана операция по поводу гнойного аппендицита (четвертый приступ). Рана была зашита с тампоном. Через неделю из нее стал выделяться жидкий кал. Неделю тому назад началась лихорадка с ознобами и вечерними подъемами температуры до 40°. Больной прибыл в тяже лом септическом состоянии. Язык густо обложен и сух, склеры желтушны, в легких разлитые сухие хрипы, пульс 120. Из калового свища выделяется очень много жидкого и оформленного кала. Заметная, но не сильная болезненность при ощупываний в области flexurae coli dextrae.

Верхний край печени на уровне V ребра по передней аксиллярной линии. Распознан абсцесс правой доли печени вблизи flexura coli dextra, и 7/Ш сделана операция под местной анестези ей. Разрез на месте наибольшей болезненности вдоль волокон наружной косой мышцы, раз двинуты волокна внутренней косой и поперечной мышц, вскрыта брюшина и найдено эласти ческой консистенции выпячивание на нижней поверхности правой доли печени. Вся эта об ласть отграничена марлевыми салфетками, в эластическое выпячивание воткнут желобова тый зонд, и потек гной. Отверстие расширено корнцангом;

вскрыт довольно большой, может быть, одиночный абсцесс печени, в котором было около полустакана густого гноя. Абсцесс дренирован марлевым выпускником, и рана оставлена открытой. После операции самочув ствие больного заметно улучшилось, но с утра 15/Ш внезапно наступило резкое ухудшение общего состояния. Усилились боли в правом подреберье, верхняя граница печени поднялась до IV межреберья, имела место повторная рвота, пульс участился до 140. Был предположен прорыв абсцесса в поддиафрагмальное пространство. На другой день рвота прекратилась, 372 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ пульс замедлился до 110. При обследовании раны найдено, что абсцесс печени хорошо за крылся и брюшная полость везде надежно ограничена спайками. Нарастала желтуха, состоя ние больного ухудшалось, 20/Ш пульс 125, верхняя граница печеночной тупости спереди HI уровне IV ребра, сзади тупость от середины лопатки: ослабленное дыхание. Консультант терапевт предположил гнойный плеврит. С целью наверняка избежать прокола диафрагмы и получить жидкость из полости плевры пробный прокол сделан высоко по задней аксиллярной линии, в VII межреберье, и получен шприц гноя. В уверенности, что имеем дело с гнойным плевритом, осложнившим субдиафрагмальный абсцесс, сделана резекция VIII ребра, но при пробном проколе полость плевры оказалась свободной, и стало ясным, что, несмотря на высо ко сделанный пробный прокол, гной получен из-под диафрагмы. Резецировано еще IX ребро, но во время резекции оказалось, что на месте пробного прокола образовался довольно боль шой разрыв плевры, который никак нельзя было зашить, ибо тонкая плевра все больше раз рывалась. Образовался полный пневмоторакс, и не оставалось другого исхода, кроме вскры тия субдиафрагмального абсцесса через свободную полость плевры1. После разреза диафраг мы волной хлынул гной из большого абсцесса, расположенного у самой верхней поверхности печени. В абсцесс введена дренажная трубка, а в полость плевры — большие марлевые салфетки (до вскрытия абсцесса). Через 3 часа больной умер.

На вскрытии найдено 6 абсцессов печени по 8-10 см диаметром. Размеры печени 32 х 22 х 12 см. Реактивное воспаление в верхнем этаже брюшной полости с незначительными фибринозными наслоениями. Коллапс правого легкого вследствие пневмоторакса. Status toxicus.

2. Мирза К., 20 лет, болен около 4 месяцев, но о начале болезни дает очень сбивчивые и неясные показания, и лишь с некоторой вероятностью можно предположить, что дело нача лось с аппендицита. Во всяком случае больной утверждает, что 4 месяца тому назад он был совершенно здоров. Теперь у него имеется огромное скопление гноя в области печени, во многих местах кожа выпячена и определяется очень ясная флюктуация. Границы гнойной опухоли сверху — по сосковой линии на нижнем крае IV ребра, по средней подмышечной — на VI ребре, по лопаточной — на VII, снизу — на 2 пальца ниже уровня пупка, причем влево нижняя граница поднимается постепенно к реберной дуге. Общее состояние больного очень плохое;

он слаб и сильно истощен, пульс малый, 140;

температура 38,7°.

8/IV операция под эфирно-хлороформным наркозом. Через небольшой разрез спереди выпущено очень много густого гноя почти без запаха, с очень обильными свертками фибрина.

Исследование полости показало, что слева и снизу дно ее составляет оттесненная печень, на выпуклой поверхности которой имеется яма шириной в три пальца и глубиной сантиметра в три, очевидно, явившаяся результатом вскрытия в этом месте абсцесса печени. Сверху по лость ограничена высоко стоящей диафрагмой и грудной стенкой, в которой найдено обна женное от надкостницы и поверхностно изъеденное IX ребро. Над этим ребром сделан второй разрез, и оно резецировано на протяжении 10 см. Большой затек гноя по боковому каналу брюшины, вплоть до подвздошной ямы, здесь сделан третий разрез, и огромная гнойная по лость дренирована резиновыми трубками и большими марлевыми выпускниками. Гноя вытек ло около 3 л.

После операции состояние больного временно заметно улучшилось, но затем огромная гнойная полость и раны приняли очень дурной вид и стали издавать чрезвычайное зловоние;

больной слегка лихорадил (37,5-38*), быстро истощался и 29/IV умер.

На вскрытии в печени найдено много абсцессов величиной от лесного ореха до манда рина. Два из них вплотную подходили к выпуклой поверхности печени и послужили причиной нагноения в субдиафрагмальном пространстве. Червеобразный отросток сильно изогнут в нескольких направлениях и фиксирован прочными сращениями. В толстых кишках нет ника ких патологических изменений.

В этом случае было осложнение абсцессов печени субдиафрагмальным абсцессом и об ширным ограниченным перитонитом;

готовилось даже вскрытие гноя через брюшную стенку.

При такой операции разрез мягких тканей должен проходит через верхний край широкой мыш цы спины и край трапециевидной мышцы, Целесообразно край разорванной плевры, надкостницу IX ребра, межреберные мышцы, а если требуется, и край рассеченных мышц спины подшить к заднему скату диафрагмы, захватывая ее плевральный листок и мышечную часть. После этого плевральные лис тки реберно-диафрагмального синуса приблизятся и открытого пневмоторакса можно избежать. Далее следует отсосать из плевральной полости воздух, достигнув расправления легкого, Только после этого можно решиться на рассечение диафрагмы и опорожнение поддиафрагмального гнойника. При невоз можности справиться с открытым пневмотораксом лучше отсосать гной из-под диафрагмального про странства и печени, отложив разрез диафрагмы до «и'п-ния плевральных листков (Ред.).

АБСЦЕССЫ ПЕЧЕНИ Только в очень редких случаях удается спасти операцией больных с абсцессом печени венозного происхождения. Это объясняется обычной мно жественностью таких абсцессов. Переходим к рассмотрению тропических абсцессов печени. В СССР тропические абсцессы часто встречаются в Средней Азии и на Кавказе, особенно в Азербайджане, но при переездах больных отдельные случаи, начавшись в этих областях, могут, конечно, встретиться и далеко от них. Настоящая родина тропических абсцессов пе чени — жаркие страны, особенно Египет и Индия. Их очень много в Индо китае, Таи, Корее, Китае. В Египте они до того часты, что один А. Петридис (Aristide Petridis) за 1896-1924 гг. оперировал в 533 случаях.

Тропические абсцессы часто называют дизентерийными и амебными, но, может быть, это не совсем правильно. Как увидим ниже, Юар и Мейер-Мэ (Huard и Meyer-May) считают амебные абсцессы в Тонкине очень редкими и полагают, что этиология их далеко еще не выяснена. Но все-таки большин ство авторов считает дизентерию основной причиной абсцессов печени.

Они часто появляются уже в начальной стадии дизентерии, симптомы которой больные едва замечали. Но изредка бывают и поздние абсцессы, даже через месяцы и годы после дизентерии. Правилом надо считать совпа дение по времени дизентерии и абсцесса.

Алкоголизм, по мнению Леграна (Legrand) и других авторов, в высокой мере предрасполагает к амебному абсцессу печени;

в жарких странах, как и в странах с умеренным климатом, он вызывает склерозирующий гепатит.

По мнению Уэринга (Waring), в Индии 67% больных абсцессом печени были, несомненно, алкоголиками.

По наблюдениям Леграна, влияние алкоголизма особенно явно в тех случаях абсцессов печени, которые он называет инкапсулированными и склерозирующими.

По сводным статистикам, абсцесс в 76% случаев располагается в пра вой доле печени и в 24% — в левой. Множественные тропические абсцес сы, по сводной статистике, бывают в 39% случаев, а по отдельным статис тикам они составляют от 10 до 80%.

Из 900 больных было только 35 женщин и 2 детей.

В печени больных дизентерией, когда нет еще абсцесса, на разрезе вид ны множественные небольшие желтоватые очаги некроза. Из них можно извлечь грязную полужидкую массу, состоящую из мертвых печеночных клеток, амеб и капелек жира. Такие очаги могут постепенно увеличиваться и сливаться с соседними, в них появляется гной, и так возникает абсцесс. С другой стороны, первичные некротические очаги могут сморщиваться и имп регнироваться солями кальция;

но могут также и размягчаться, и разжи жаться. Их может быть множество в печени, наряду с основным большим очагом абсцесса, и они могут быть причиной рецидива после операции.

Стенки свежих абсцессов мягки, рыхлы, бухтообразны, точно изорваны.

Самый внутренний слой состоит из мертвых тканей, а дальше следуют зоны глубокого перерождения и гиперемии. В окружности абсцессов ткань печени застойна, а вокруг заживших абсцессов образуется широкий пояс склероза.

Диаметр абсцессов, по большей части одиночных, в среднем 7-8 см, но они могут достигать и такой огромной величины, что занимают почти всю правую долю печени, причем гноя в них может быть до 5 л. В старых абсцессах могут происходить важные изменения. Наружные части стенок 374 ОЧЕРКИ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ абсцесса все более уплотняются и склерозируются. Стенки таких фиброз ных абсцессов могут достигать в толщину нескольких сантиметров и имп регнироваться солями кальция. Содержимое их сгущается до творожистой консистенции и кальцифицируется.

Таких фиброзных абсцессов находили до 12 в одной печени;

они часто бывают невелики и хорошо изолированы среди здоровой печеночной ткани.

Абсцесс, представляющийся одиночным, часто происходит от слияния нескольких соседних абсцессов, и потому его стенки глубоко изрыты бухта ми и дивертикулами, разделенными перегородками, которые надо разрывать при обязательном исследовании абсцесса пальцем. Кровотечения при этом нечего бояться, так как артерии, вены и желчные пути тромбированы на 0,5-2 см от абсцесса. Фонтан (Fontan) предложил даже делать выскаблива ние стенок абсцесса острой ложкой и получает отличные результаты при этом способе (неуспех только в 4 случаях из 52). Надо, однако, заметить, что Фонтан оперировал преимущественно хронические абсцессы.

Гной тропических абсцессов очень своеобразен: он очень густ, иногда даже консистенции пасты, и его надо удалять тампонами или ложечкой, так как самостоятельно он не всегда вытекает. Гной шоколадного или серовато го цвета, содержит примесь крови и слизи;

в нем видны крошки некротизи рованных печеночных тканей. Под микроскопом в нем видно много эритро цитов, относительно мало лейкоцитов, печеночные клетки, целые или фраг ментированные, капли жира, кристаллы гематоидина, холестерина. При вто ричной инфекции гной может быть жидкий, красноватый, очень зловонный, тогда как густой амебный гной имеет лишь слабый приторный запах.

Способ проникновения амеб в печень точно не известен. Предполага ют, что амебы из язв кишечника проникают в мельчайшие вены и заносят ся в печень по системе v. portae.

Бактериологическое исследование гноя, произведенное многими автора ми, давало различные, часто противоречивые результаты. Это объясняется не только различиями в технике, но прежде всего тем, что гной исследовал ся в разных стадиях развития абсцесса. Амебы в почти чистой культуре встречаются только в маленьких первичных некрозах и свежих гнойничках, в гное же зрелых абсцессов их редко можно найти, гак как они гнездятся в рыхлых стенках абсцесса. По большей части они заносят на себе из ки шечника бактерий. Легран и Аксиза (Axisa) находили в гное абсцессов, который казался стерильным, анаэробов вместе с амебами. Бертран (Bert rand) и Фонтан отрицают этиологическую роль амеб при абсцессах и счита ют, что абсцессы вызываются различными бактериями. Значительное боль шинство авторов находило смешанную инфекцию — амеб со стафило- и стрептококками, палочками тифа, В. pyocyaneus, различными кишечными бактериями. В начальном периоде болезни всегда находили стафилококков, но в позднем периоде бактерии, по-видимому, погибают в гное. Нередко гной находили стерильным или, вернее, не содержащим бактерий, так как амеб при умении всегда можно найти в рыхлых стенках абсцесса, если не в гное. Кроме того, о стерильности гноя можно говорить только в том слу чае, если и в анаэробных культурах не было роста. Юар и Мейер-Мэ, опе рировавшие 150 тропических абсцессов в Тонкине, очень редко находили амеб у своих больных, хотя исследовали и соскоб со стенок абсцесса. Столь же редко они находили амеб и в испражнениях. Они считают, что в Тонки АБСЦЕССЫ ПЕЧЕНИ не амебные абсцессы очень редки, но допускают, что в других странах они встречаются чаще. Их сотрудник доктор Жуайе (Joyeux) в Ханое за 8 лет исследовал множество биопсических срезов из стенок абсцессов и ни разу не находил в них амеб. На 93 исследования гноя Юар и Мейер-Мэ только 7 раз нашли амеб, 27 раз — различные бациллы и кокки, и 60 раз гной был стерильным. Роджерс (Rogers) в Калькутте на 100 исследований 85 раз на шел гной стерильным. В тропических странах очень часты различные ста филококковые заболевания, особенно усиливающиеся в те времена года, когда учащаются кишечные заболевания. Юар и Мейер-Мэ считают, что ста филококки часто являются возбудителями тяжело протекающих абсцессов печени: умирают 3 из 5 больных.

Абсцессам печени очень свойственны миграции в соседние органы и вскрытие в серозные полости. Верго и Эрманжа-Герен (Vergoz и Hermanjat Gerin) описали 80 случаев прободения абсцессов печени в серозные поло сти. Из них 39 в брюшную полость с 17 смертями (46,1%), 28 в полость плевры с 24 смертями (85,7%) и 13 в перикард с 13 смертями. Перикард расположен над левой долей печени, но тем не менее у 3 больных Юар и Мейер-Мэ нашли гнойный перикардит при абсцессах правой доли.

Абсцессы правой доли нередко вскрываются в субдиафрагмальное про странство или в свободную брюшную полость, но в половине случаев при этом развивается не разлитой перитонит, а ограниченный под печенью, как это было в приведенном выше случае (Мирза К.). Довольно часто они вскры ваются также в почечную лоханку, и это может привести к самоизлечению.

Так же благоприятно вскрытие в colon transversum, в желудок и duodenum и нередко наблюдаемое вскрытие наружу, через брюшную или грудную стенку. В большинстве случаев смертельно вскрытие в плевру, бронхи и легкие. Наблюдались также миграции гноя в желчный пузырь и ductus choledochus, в нижнюю полую и воротную вену.

Наряду с обыкновенными случаями вскрытия абсцессов через брюш ную стенку или межреберные мышцы наблюдались и очень неожиданные пути миграции гноя. Так, Порталь (Portal) описал образование перинефрити ческой флегмоны от вскрытия абсцесса на задней поверхности правой доли.

8 случае Руиса (Rouis) абсцесс вскрылся в переднюю брюшную стенку и в толще ее спустился в правый паховый канал. В совершенно исключитель ном случае Шенкинза (Shenkins) абсцесс заднего края правой доли дал два затека под кожей: один — вверх, в подмышечную ямку, другой — вниз, по всему бедру и голени. Юар и Мейер-Мэ видели, как гной спустился в тол щу передней брюшной стенки до горизонтальной ветви лобковой кости.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.