WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Д.И. Ермолович ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ НА СТЫКЕ ЯЗЫКОВ И КУЛЬТУР Заимствование и передача имён собственных с точки зрения лингвистики и теории перевода С приложением правил практической транскрипции имён с

23 иностранных языков, в том числе таблиц слоговых соответствий для китайского и японского языков Москва «Р.Валент» 2001 ББК 81.2 англ. - 923 Имена собственные на стыке языков и культур / Д.И. Ермолович. — М.:

Р.Валент, 2001. - с. 200 - ISBN 5-93439-046-5 Книга восполняет пробел, связанный с недостаточным вниманием к именам собственным в сопоставительной лингвистике, а также в пре подавании иностранных языков и перевода.

Излагается оригинальная концепция смысловой структуры и номи нативных свойств имён собственных. Подробно рассматриваются осо бенности разнообразных категорий имён и названий, сложности и «под водные камни», связанные с их межъязыковым функционированием.

Формулируются принципы стратегии переводчика в передаче собствен ных имён.

Книга снабжена приложениями с современными рекомендациями по практической транскрипции (транслитерации) имён и названий с иностранных языков, в том числе с китайского и японского. Такие пра вила в изданиях для массового читателя не публиковались в нашей стра не много лет, а для некоторых языков публикуются впервые.

ISBN 5-93439-046-5 ББК 81.2 Англ.- © Д.И.Ермолович, © Оформление — издательство «Р.Валент», О ЧЁМ ЭТА КНИГА И ЧЕМ ОНА МОЖЕТ БЫТЬ ПОЛЕЗНА Имена и названия всегда играли особую роль. С выяснения имени начи нается знакомство людей друг с другом. Собственные имена чрезвычайно важны для общения и взаимопонимания людей. От нарицательных слов их, кроме прочего, отличает тенденция к универсальности использования. На пример, переходя к разговору на другом языке, нам приходится использо вать иные нарицательные слова в отношении знакомых предметов и поня тий, однако знакомого нам человека мы будем называть одним и тем же име нем, независимо от того, на каком языке мы станем к нему обращаться.

Таким образом, имена собственные становятся как бы опорными точка ми в межъязыковой коммуникации и тем самым в изучении иностранного языка и переводе с него. Они исполняют функцию межъязыкового, межкуль турного мостика. Это ценное свойство собственных имён, однако, породило распространенную иллюзию того, что имена и названия не требуют особого внимания при изучении иностранного языка и при переводе с него. Из-за этого их, как правило, не включают в отечественные двуязычные словари, о них почти ничего не говорится в учебниках по языку и переводу.

Но такой подход основан на глубоком заблуждении. Имена собственные действительно помогают преодолеть языковые барьеры, но в своей изна чальной языковой среде они обладают сложной смысловой структурой, уни кальными особенностями формы и этимологии, способностями к видоиз менению и словообразованию, многочисленными связями с другими еди ницами и категориями языка. При передаче имени на другом языке боль шая часть этих свойств теряется. Если не знать или игнорировать эти осо бенности, то перенос имени на другую лингвистическую почву может не только не облегчить, но и затруднить идентификацию носителя имени.

Увы, как в средней, так и в высшей школе нашей страны сложилась труднопреодолимая «традиция»: лингвистические свойства и принципы пе редачи имён собственных изучаются крайне слабо даже в вузах, готовящих специалистов по иностранным языкам. Считается, что имена собственные «переводятся» как бы сами собой, автоматически, сугубо формально.

Результатом подобного формального подхода являются многочисленные ошибки, разночтения, неточности в переводе текстов и использовании ино язычных имён и названий. А иной раз наоборот — возводимая в абсолют «точность» передачи приводит к возникновению неудобопроизносимых, не благозвучных или обессмысленных имён и названий. (Примеры таких не точностей и недоразумений читатель найдёт в книге.) Такое положение отчасти объясняется и слабой научной разработаннос тью вопроса. Хотя ономастика (наука о собственных именах) не была лише на внимания лингвистов, ими мало исследовался вопрос о закономерностях межъязыкового переноса лексических знаков этой категории. Отсюда и яв ные пробелы в освещении данной темы всевозможными учебными курсами.

Данная книга ставит перед собой несколько задач. Во-первых, необ ходимо преодолеть устоявшийся стереотип в отношении имён собственных, сложившийся в практике изучения и преподавания иностранных языков, а также в переводе, продемонстрировать сложности и «подводные кам ни», связанные с межъязыковым функционированием имён и названий.

Во-вторых, в этой работе предпринята попытка хотя бы в первом при ближении представить концепцию смысловой структуры и функциональных особенностей имён собственных с точки зрения общей и сопоставительной лингвистики, а также теории перевода. Разъясняются факторы, влияющие на использование имени в новой языковой среде. Формулируются принци пы, на которых переводчикам рекомендуется строить стратегию перевода текстов, содержащих собственные имена.

В-третьих, ставится задача вооружить читателей не только общетеорети ческими, но и конкретными практическими знаниями, связанными с особен ностями тех или иных категорий собственных имён.

Книга построена на материале английского и русского языков, однако в полной мере учитывается и подчёркивается тот факт, что читатель может иметь дело с именами собственными, происходящими из самых разных язы ков, и что ему ни в коем случае не следует допускать «англизации» таких имён (увы, в наши дни это уже стало прискорбной массовой тенденцией, особенно в отношении имён собственных из восточных языков).

В приложениях приводятся указания по регулярной практической транс крипции (транслитерации) собственных имён английского языка на русский и с русского на английский, а также с основных европейских языков и неко торых азиатских языков (турецкого, китайского, японского).

Настоятельно рекомендуется использовать в дополнение к этой книге также двуязычные лексикографические издания, представляющие собой на иболее точные и современные своды соответствий для основных категорий имён собственных, а именно: Ермолонич Д.И. Англо-русский словарь пер соналий. М., 2000 (3-е изд. с дополнениями;

имеется также русско-англий ский указатель);

Горская М.В. Англо-русский и русско-английский словарь географических названий. М., 1999. Другие полезные издания указаны в библиографическом списке.

В систематическом виде сведения, изложенные в этой книге, публику ются впервые. Книга должна оказаться полезной всем, кто серьёзно изуча ет английский язык или работает с ним, то есть лингвистам, педагогам и переводчикам, а также представителям тех неязыковых профессий, которые в силу своей работы являются активными участниками межъязыкового и межкультурного взаимодействия — журналистам, критикам, экономистам, менеджерам, рекламистам, специалистам по информатике и другим отрас лям науки и техники.

Условные обозначения — обратить особое внимание — дискуссионный или трудный вопрос.

Проблема в стадии разработки.

— распространённая ошибка СОДЕРЖАНИЕ Глава 1. ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ КАК ТИП ЯЗЫКОВЫХ ЗНАКОВ... 1.1 Общелингвистические свойства имён собственных 1.2 Значение имён собственных Глава 2. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАИМСТВОВАНИЯ И ПЕРЕДАЧИ, ИМЁН СОБСТВЕННЫХ НА ДРУГОМ ЯЗЫКЕ 2.1 Принцип графического подобия (транслитерация) 2.2 Принцип фонетического подобия (транскрипция) 2.3 Учёт национально-языковой принадлежности имени 2.4 Принцип этимологического соответствия (транспозиция).. 2.5 Принцип благозвучия 2.6 Сохранение тождества имени 2.7 Адаптация имени к грамматической системе принимающего языка 2.8 Способность имени к словообразованию 2.9 Учёт исторической традиции 2.10 Учёт характеризующих компонентов значения имени.... 2.11 Учёт конкретной прагматической задачи 2.12 Выводы и общие рекомендации переводчику 2.13 Виды соответствий Глава 3. ПЕРСОНАЛИИ 3.1 Антропонимы 3.1.1 Общие свойства антропонимов 3.1.2 Единичные и множественные антропонимы 3.1.3 Личные имена и их уменьшительные варианты 3.1.4 Русские отчества 3.1.5 Переносные значения множественных антропонимов.. 3.1.6 Переносные значения единичных антропонимов 3.1.6.1 Антропонимические сравнения 3.1.6.2 Антропонимическая метафора — общая характеристика... 3.1.6.3 Виды антропонимической метафоры в английском языке. 3.1.6.4 Виды антропонимической метонимии в английском языке 3.1.7 Личные имена общеевропейского происхождения 3.1.8 Проблема передачи рода имён и фамилий 3.1.9 Проблема склонения фамилий 3.2 Персоналии смешанного типа 3.3 Прозвищные персоналии 3.3.1 К определению прозвищ 3.3.2 Основные типы прозвищ 3.3.2.1 Классификация прозвищ по степени зависимости от ситуации 3.3.2.2 Классификация прозвищ по их составу 3.3.2.3 Множественные и единичные прозвища 3.3.2.4 Прозвища в аспекте перевода Глава 4. ПРОЧИЕ КАТЕГОРИИ ИМЁН СОБСТВЕННЫХ 4.1 Топонимы 4.1.1 Компоненты значения топонимов 4.1.2 Топонимы в переводе 4.2. Зоонимы 4.3 Лстронимы 4.4 Названия судов, космических кораблей и аппаратов.... 4.5 Названия компаний и организаций 4.6 Названия литературных и художественных произведений. Заключение 5. Приложения.

ПРАВИЛА РЕГУЛЯРНОЙ ПРАКТИЧЕСКОЙ ТРАНСКРИПЦИИ (ТРАНСЛИТЕРАЦИИ) ИНОЯЗЫЧНЫХ СОБСТВЕННЫХ ИМЁН 5.1 Таблицы практической транскрипции с английского языка на русский 5.1.1 Передача английских фонем 5.2 Таблица практической транскрипции с русского языка на английский 5.2.1 Гласные 5.2.2 Согласные и безгласные 5.3 Правила и стандарты технической транслитерации русских слов буквами латинского алфавита 5.4 Таблицы практической транскрипции (транслитерации) с основных европейских языков, пользующихся латиницей, на русский 5.4.1 Венгерский язык 5.4.2 Голландский язык 5.4.3 Датский язык 5.4.4 Испанский язык 5.4.5 Итальянский язык 5.4.6 Латышский и литовский языки 5.4.7 Немецкий язык 5.4.8 Норвежский язык 5.4.9 Польский язык 5.4.10 Португальский язык 5.4.11 Румынский язык 5.4.12 Сербский и хорватский языки 5.4.13 Турецкий язык 5.4.14 Финский и эстонский языки 5.4.15 Французский язык 5.4.16 Чешский и словацкий языки 5.4.17 Шведский язык 5.5 Таблица соответствий для слогов японского языка на латинице и кириллице 5.6 Таблица соответствий для слогов китайского языка на кириллице и латинице 5.7 Передача некоторых китайских имён собственных на русском и английском языках 6. Дополнительно рекомендуемая справочная литература ГЛАВА 1. Имена собственные как тип языковых знаков 1.1. Общелингвистические свойства имён собственных Слова и фразеологические словосочетания обобщённо име нуются лексическими единицами, или словесными знаками.

Человек пользуется словесными знаками для того, чтобы с их помощью выразить своё восприятие действительности, работу своей мысли. Словесные знаки есть результат стремления чело века к экономии сил, к удобству в общении: если нужно привлечь внимание другого человека к какому-либо предмету, необяза тельно каждый раз подводить его к этому предмету и показывать на него. Такое указание на предмет можно заменить словом (или несколькими словами).

Поэтому у словесных знаков есть форма и содержание. Форма у словесного знака двойная — звуковая (фонетическая) и пись менная (графическая). Это условный набор некоторых звуков и графических знаков (букв), который осознаётся как единое целое.

Формальная сторона словесного знака доступна и наглядна, имен но с ней имеют дело в первую очередь лингвисты и переводчики.

А содержание словесного знака определяется теми исходными предметами и понятиями, к которым он относится. Если содер жание словесного знака неизвестно, то определить его нелегко, так как словесные знаки условны, да и указывать на предмет они могут по-разному.

Связь между формой и содержанием словесного знака обозна чается в лингвистике термином номинация. Нас будет интересо вать так называемая предметная (идентифицирующая) номина ция, то есть обозначение предметов. Понятие предмет в этой кни ге следует понимать широко: оно включает как неодушевлённые предметы, так и живые существа, в том числе людей.

В зависимости от характера номинации имена предметов под разделяются на два вида: нарицательные и собственные.

Имена нарицательные обозначают некоторое множество похо жих предметов. В речи они могут относиться или к какому-то од ному предмету из этого множества, или ко всем этим предметам сразу как к определённой категории (например, корабль, мальчик, /. /. Общелингвистические свойства имён собственных учреждение, газета). Об именах нарицательных в лингвистике го ворят, что они обладают классифицирующей номинацией.

Нарицательное имя может обозначать класс предметов или ка кой-то отдельный предмет внутри этого класса. Это бывает, когда:

а) индивидуальные признаки предмета не имеют значения:

Не is too young to climb a mountain;

б) в описываемой ситуации только один предмет данного клас са. Для иллюстрации последнего случая можно привести приме ры из фантастического романа А. и В. Стругацких «Улитка на склоне», где обстановка действия включала единственный «Город» и единственный «Лес». А в сообщении «Приезжайте встрепать меня на вокзал» предполагается, что адресату сообщения понятно, какой именно вокзал имеется в виду, из обстановки, опыта, на основании логического вывода;

в) индивидуальные признаки предмета описываются дополни тельными определениями: "They set up outposts on the mountain overlooking the city";

«Гражданин, потерявший удостоверение, обра титесь в справочное бюро»;

«Актриса вспоминала тот город, где она начала служить в театре».

Однако часто возникает необходимость выделять какой-то предмет из множества похожих предметов вне зависимости от си туации общения и не называя уточняющих признаков. В таком случае удобно присвоить этому предмету отдельное имя, которым нельзя будет назвать любой другой похожий предмет. Такое имя называется собственным. Имена собственные (в дальнейшем — ИС) служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений. ИС выполняют функцию индивидуали зирующей номинации.

У ИС следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную) номинативные функции. В прямой номинативной функции ИС служит для указания на тот предмет, которому оно присвоено в индивидуальном порядке. Переносная номинативная функция ИС характеризуется переносом наименования на другой предмет, в связи с чем оно получает способность приписывать ка кие-то свойства ряду объектов. Через номинативный перенос воз можен переход ИС в нарицательные слова.

Предмет, обозначаемый именем собственным, будем называть носителем имени, или референтом. Референтами ИС могут быть люди, животные, учреждения, компании, географические и ас трономические объекты, корабли и другие самые разнообразные предметы.

g ГЛАВА 1. Имена собственные как тип языковых знаков К именам собственным можно причислить также названия книг, фильмов, других произведений литературы и искусства. В дальнейших главах этой книги будут подробнее рассмотрены осо бенности разных видов ИС и названий.

Важно отметить, что именам собственным в определённой сте пени присуща и классифицирующая номинация. Ведь они выде ляют предмет из класса аналогичных предметов, значит, неявно заключают в себе указание на этот класс. Так, каждая из кличек Бобик, Барбос, Шарик относится к какой-то отдельной собаке, но благодаря тому, что это именно собачьи клички, возможен пере ход этих ИС в нарицательные имена: слова бобик, барбос, шарик утрачивают индивидуализирующую функцию и могут указывать в принципе на любую собаку.

С другой стороны, носители языка имеют в речи известную степень свободы в пользовании номинативными единицами — они могут присваивать, например, людские имена собакам, ко раблям, тайфунам и т.д.

Связь индивидуализирующего имени с понятием в языке и ре чи можно проиллюстрировать следующим примером. В драмати ческой сцене Гоголя «Игроки» шулер Ихарев даёт название «Аде лаида Ивановна» карточной колоде. Ясно, что данное наимено вание не будет связано с понятием «карточная колода», если его услышит непосвященный, но эта связь будет установлена немед ленно при знакомстве с референтом в конкретной ситуации.

Однако если отвлечься от конкретной ситуации, то, взятое изо лированно, имя Аделаида Ивановна любым носителем языка бу дет соотнесено всё же с понятиями «человек», «женщина», «член русскоязычного коллектива» даже независимо от того, кому принадлежат эти имя и отчество.

Предметов, достойных присвоения индивидуального имени, так много, что ИС находятся как бы за рамками основного лек сического состава языков. Как отмечал лингвист Э. Пулграм, «я не могу позволить себе интереса к знанию имени любого челове ка только ради самого знания, потому что слишком много имён отяготили бы тогда мою память»1.

Аналогичным образом, невозможно знать названия всех суще ствующих географических объектов, компаний и т.д. Однако каж дому человеку волей-неволей приходится знакомиться с собст венными именами более или менее значительного числа людей, животных и других одушевлённых и неодушевлённых предметов.

Pulgram Е. Theory of names. Berkeley, 1954, p. 26.

7. /. Значение имён собственных Под этими именами они известны в каком-то кругу носителей языка, или сфере общения.

Из-за этого ИС оказались как бы на периферии языковой си стемы. Носителей имён слишком много, их известность слишком различна. Вот почему ИС оказались вне сферы внимания многих толковых и двуязычных словарей, учебников, пособий для пере водчика. И несправедливо: эта лексическая категория обладает сложными формальными, содержательными и ассоциативными характеристиками, знание которых совершенно необходимо лю дям в процессе преодоления языковых и межкультурных барьеров.

1.2. Значение имён собственных Как уже отмечалось, ИС имеют формальную и содержатель ную стороны. Однако что считать содержанием (то есть значени ем) имени собственного? С одной стороны, в лингвистике отме чается, что ИС, относящиеся к отдельным предметам, «никак не характеризуют их, не сообщают о них ничего истинного или лож ного»2, но в то же время, «поскольку имя собственное относится к единичному предмету, его содержание соответствует всей сово купности его свойств в их нерасчленённой целостности»3.

Такая сложность семантики ИС, порождающая различные под ходы к проблеме, привела к появлению взаимоисключающих концепций значения ИС. Одни авторы утверждают, что ИС ли шены значения, другие считают их значение неполноценным или лежащим в ином, нежели у нарицательных, информативном пла не, а третьи приписывают им ещё более содержательное значе ние, чем нарицательным именам.

Попытаемся разобраться в этом вопросе.

Во-первых, все ИС обладают значением предметности, то есть частью их содержания (значения) является как бы сообщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет).

Во-вторых, большинство ИС обозначают какой-то класс пред метов, среди которых один предмет выделяется особо. В системе языка с логической точки зрения индивидуализирующая номи нация возможна только среди предметов, уже как-то классифи цированных на основе обобщения. Странно было бы вообще говорить об «антропонимах», «топонимах» и других категориях ИС, если бы они не были связаны соответственно с понятиями Языковая номинация (Общие вопросы). М., 1977, с. 190.

Там же, с. 191.

ГЛАВА 1. Имена собственные как тип языковых знаков «человек», «территориальный объект» и т.п. или если бы эта связь была чем-то полностью зависящим от контекста и личного жела ния говорящих.

В-третьих, ИС, обозначая индивидуальный предмет, закрепля ют в своём значении некое соглашение, уговор именовать дан ный предмет определённым образом.

В-четвертых, ИС несут в себе какую-то информацию именно об этом предмете, о его свойствах. Эта информация может быть богатой или бедной, и она бывает в разной степени известна в разных сферах общения. Если эта информация получает распро странение в масштабах всего языкового коллектива, то это зна чит, что сведения о данном предмете являются частью языково го значения имени собственного.

Таким образом, в значении ИС можно выделить по мень шей мере четыре компонента:

а) бытийный, или интродуктивный — существование и предмет ность обозначаемою. Данный компонент значения представ ляет собой как бы свёрнутое сообщение: «-Существует такой предмет». Этот компонент является общим для всех предмет ных словесных знаков — нарицательных и собственных;

б) классифицирующий — принадлежность предмета к опреде лённому классу. Такой класс будем называть денотатом имени. Денотатами антропонимов, например, являются люди (а денотатами многих антропонимов — также клас сы мужчин и женщин);

денотатами зоонимов — животные;

денотатами топонимов могут быть континенты, океаны, моря, страны, реки, острова, населённые пункты, улицы и т.д. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: «Этот предмет — человек (река, строение и т.д.)»;

в) индивидуализирующий — специальная предназначенность дан ного имени для наречения одного из предметов в рамках де нотата. (Как уже отмечалось, такой отдельный предмет на зывается референтом имени). Вместе компоненты (а), (б) и (в) представляют собой как бы свёрнутое сообщение: «Есть такой человек, который зовётся Джоном»;

«Река, о сущест вовании которой мы сообщили, называется Ниагара» и т.п.;

г) характеризующий — набор признаков референта, достаточ ных, чтобы собеседники понимали, о чём или о ком идёт речь. Данный компонент значения, например, ИС Ниага ра представляет собой как бы свёрнутое сообщение: «эта река протекает в Северной Америке и образует один из са мых больших водопадов в мире».

/. /. Значение имён собственных Представления и знания, связываемые разными людьми с од ним и тем же референтом, конечно, могут различаться. Напри мер, разные носители английского языка могут связывать разные представления, скажем, с городом Эксетер (Exeter) в Англии. Од нако в той местности, где этот топоним имеет особо существен ное значение для жизни и общения, общим для говорящих будет знание о том, что это небольшой, но древний город в графстве Девоншир (плюс, возможно, ещё несколько признаков, напри мер, наличие в нём старинного собора и т. п.).

Участники определённой сферы общения вкладывают в свою речь фоновые знания о конкретном предмете, а если эта сфера общения распространяется на весь языковой коллектив, то из их фоновых знаний складывается индивидуализирующий компонент значения ИС в языке как системе.

Однако этими компонентами значение ИС также не ограни чивается. Дело в том, что в языке и речи возможен перенос ин дивидуального наименования на другой объект, в связи с чем ИС получают способность приписывать какие-то свойства ряду объ ектов, то есть приобретают свойства нарицательных. Подробнее об этом пойдёт речь в разделах, посвященных конкретным кате гориям ИС (антропонимам, топонимам и т. д.).

Вопрос о значении ИС имеет не только теоретический инте рес. Он становится чрезвычайно актуальным при межкультурных и межъязыковых контактах. Казалось бы, имена собственные лег ко пересекают межъязыковые барьеры, поскольку стремятся со хранить свою внешнюю форму и при использовании вне сферы «родного» языка. Однако иной раз весьма существенным элемен там их содержания бывает гораздо труднее преодолеть такие ба рьеры. А без сохранения своего значения ИС не могут функцио нировать в иной языковой среде. Отсюда — возможные пробле мы непонимания и неточного восприятия текстов, содержащих имена. Здесь — огромное поле знаний для освоения переводчи ками и всеми, кто изучает или преподаёт иностранный язык в со поставлении с родным.

Эти проблемы рассматриваются в данной книге в основном на материале английского и русского языков, однако широко при влекаются сведения и из других языковых сред. Хочется надеять ся, что этот труд, в котором анализируются и систематизируются такие сведения, станет руководством для студентов, переводчиков и преподавателей в освоении трудного, но интересного языкового материала.

ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных на другом языке Одна из важнейших особенностей ИС заключается в том, что, поскольку они закрепляются за предметом в индивидуальном по рядке, то должны в принципе служить для обозначения этого предмета не только в какой-то одной языковой среде, но и в дру гих языковых и культурных средах. Другими словами, имя собст венное не должно (в принципе) заменяться на какое-то другое обозначение, когда о его носителе говорят или пишут на другом языке.

Следовательно, ИС — это объект межъязыкового и межкуль турного заимствования. Применительно к переводу с одного язы ка на другой говорят о передаче ИС.

Передача иноязычных ИС — сложная и многогранная пробле ма. Она связана с многочисленными недоразумениями, курьёза ми, ошибками. На такие ошибки и курьёзы часто обращается внимание в этой книге. Однако важно понимать, что их причи ной являются не только пробелы в знаниях переводчиков, жур налистов, комментаторов и других языковых посредников, но и некоторые глубинные причины, свойственные вообще заимство ванию как явлению межъязыковой коммуникации.

Можно утверждать, что явлению заимствования имени из од ного языка в другой свойственна вообще некоторая диалектиче ская противоречивость. Дело в том, что стремление сохранить за объектом уникальное имя подразумевает целый ряд задач. К со жалению, эти задачи не могут быть реализованы во всей полно те в силу ряда объективных ограничений, а также потому, что не которые из этих задач в конкретных ситуациях заимствования противоречат другим.

Рассмотрим подробнее эти задачи и связанные с ними пробле мы, что позволит нам сформулировать некоторые общие подхо ды к их разрешению, актуальные прежде всего для переводчика.

Дальнейшие рекомендации будут приведены в главах, посвящен ных отдельным категориям ИС.

2.1. Принцип графического подобия (транслитерация) 2.1. Принцип графического подобия (транслитерация) Обычно лингвисты рекомендуют ориентироваться на фонети ку имени при межъязыковой передаче ИС. При этом они исхо дят из того, что устная речь первична, а письменная вторична.

Это справедливо лишь в плане истории языка, но далеко не все гда — в реальной межъязыковой коммуникации. Часто как раз имеет место обратное — знакомство с именами и названиями на чужом языке происходит с помощью письменных источников.

При заимствовании ИС их передача может ориентировать ся и на письменную (графическую) форму. Возможен простой перенос графической формы имени без изменений из текста на одном языке в текст на другом языке. Такое чаще всего практикуется, когда языки пользуются общей графической основой письменности. Такой практики придерживаются в большинстве стран, пользующихся ла тинской графикой. Ведь письменный облик имени выпол няет ещё и функцию юридической идентификации. В западноевропейских языках имена собственные, заимству емые из одного языка в другой, как правило, не меняют орфографию: так удобнее читателям, которые благодаря этому подходу могут легко ориентироваться в любых письменных источниках.

Например, при использовании в англоязычном тексте имени из языка, письменность которого основана на латинице, ИС не пре терпевает изменений. При этом в принципе желательно, чтобы воспроизводились и те буквы и диакритические знаки, которые отсутствуют в английском алфавите. Так, при передаче польского имени Walsa в серьёзных публикациях и изданиях научного ха рактера (энциклопедиях и т. п.) сохраняется буква с подстрочным знаком. Однако в реальной практике (особенно в газетах, журна лах, популярных справочниках) эта рекомендация часто игнори руется, и необычные для английского языка дополнительные эле менты при передаче иноязычных ИС просто опускаются.

Недостаток практики прямого переноса состоит в том, что го ворящие на другом языке часто не могут определить по написа нию, как произносится иноязычное ИС. Например, автор этих строк был свидетелем следующей ситуации. Небольшая группа итальянских туристов плыла на теплоходе по Женевскому озеру и, руководствуясь путеводителем на итальянском языке, плани ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных ровала сойти с него у населённого пункта Pully, название кото рого они произносили как [пулли]. За несколько минут до под хода к причалу капитан объявил об этом по громкоговорящей связи и предложил пассажирам подготовиться к выходу. Однако по-французски название этого населённого пункта произносится как [пюи], и итальянцы не отреагировали на объявление. Только когда теплоход пришвартовался и они увидели на причале таб личку, на которой это название было написано, они в спешном порядке стали покидать судно4.

Перенося имя в неизменной форме, носители принимающего языка нередко навязывают имени произношение, соответствую щее правилам чтения на их родном языке. Например, французы произносят имя Моцарта (Mozart) так, как если бы это было французское именование, — [mozar]. В английском языке широ ко распространено чтение немецкого имени собственного Mnchhausen (Мюнхгаузен) как В то же время в латышском языке, который пользуется лати ницей, западноевропейские имена передаются в соответствии с принципом транскрипции, а не в исходной иноязычной форме.

Вот, например, как выглядят по-латышски имена некоторых аме риканских киноактеров:

Англ. Лат.

Dustin Hoffman Samuel Jackson Sharon Stone John Carpenter James Wood Sheril Lee Daniel Baldwin (Одновременно иноязычные имена подвергаются в латышском языке ещё и морфологической трансформации: ко всем мужским именам и фамилиям добавляется в именительном падеже окон чание -s, a к женским, оканчивающимся на согласный звук, — окончание -а. В косвенных падежах добавляются иные оконча ния, т. е. иноязычные имена склоняются так же, как и собствен но латышские.) На русских географических картах этот населённый пункт обозначен в со ответствии с принципом транслитерации — Пюлли, тогда как транскрипцион ный вариант был бы Пюи.

2.1. Принцип графического подобия (транслитерация) Этот пример показывает, что принцип прямого переноса не уни версален даже для языков, пользующихся общей основой графики.

Рассмотрим теперь принцип транслитерации.

О транслитерации говорят тогда, когда языки пользуются раз личными графическими системами (например, английский, рус ский, греческий, армянский, грузинский), но буквы (или графи ческие единицы) этих языков можно поставить в какое-то соот ветствие друг другу, и согласно этим соответствиям происходит межъязыковая передача ИС. Поскольку, например, латиница, гре ческий алфавит и кириллица имеют общую основу, то большин ство букв этих двух алфавитов могут быть поставлены в соответ ствие друг другу с учётом тех звуков, которые они регулярно обо значают.

Транслитерация имеет как преимущества, так и недостатки.

Преимущества очевидны — письменный вариант имени не ис кажается, его носитель имеет универсальную, независимую от языка идентификацию. (Это немаловажное соображение — на пример, фамилия Ельцин передаётся по-английски как Yeltsin, a по-французски как Eltsine. Чтобы отыскать о нём, например, све дения на английском и французском языках в Интернете, придёт ся два раза заказывать поиск материалов по ключевому слову — один раз в английском написании, другой раз во французском.) Переводчики с русского на западноевропейские языки знают, как трудно иной раз восстановить исходную форму иностранно го имени или фамилии, данной им в русской транскрипции, то есть с ориентацией на звучание, а не на написание имени (на пример, Юнг — Young или Jung? Иэн — Ian или Eain? Хьюстон — Houston или Huston? Ли — Leigh, Lee или Lie?).

При транслитерации в ещё большей степени, чем при прямом переносе, заимствующий язык навязывает имени произноше ние по собственным правилам. Особенно ярко эта тенденция проявляется в отношении античных и других историко-мифоло гических имён, чтение которых в западноевропейских языках почти стопроцентно следует правилам принимающего языка:

например, по-английски Афродита (Aphrodite) —, Ясон (Jason) — Посмотрим теперь, как на практике осуществляется передача имён из языков, чья письменность основана на латинице, на рус ский язык.

ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных Допустима и реально имеет место практика прямого переноса имени, то есть написания его латинскими буквами. Прямой пе ренос очень редко практиковался, в частности, в советский пери од, но и тогда это допускалось в специальных научных текстах, в том числе медицинских. Например, писалось: «Как отмечал Freud в работе...». С конца 80-х годов практика прямого переноса ста ла распространяться всё шире и шире.

(Интересно проследить эволюцию в подходе, практиковавшем ся газетой «Финансовые известия». В первые годы своего изда ния эта газета жёстко придерживалась транскрипционного прин ципа передачи иноязычных имён средствами русской графики.

Так, наименование американской авиакомпании TWA передава лось как «Ти-Дабл'ю-Эй». Но позднее, как и многие другие изда ния, газета отказалась от этого принципа и перешла к прямому переносу по крайней мере названий компаний и некоторых дру гих категорий ИС.) Принцип транслитерации нередко применялся в переводческой практике XVIII—XIX веков, когда межъязыковые и межкультурные контакты носили во многих отношениях бессистемный, фрагмен тарный характер. Если образованная часть российского общества в XIX веке хорошо владела французским и немецким языками, то, например, английский язык был в России мало кому известен, контакты с англоязычной культурой сводились в основном к зна комству с письменными источниками, да и то часто через фран цузское или немецкое посредничество. Не зная, как читаются в оригинале те или иные имена, переводчики прибегали либо к транслитерации, либо к транскрипции по правилам чтения фран цузского или немецкого языка. (Отсюда передача имени Newton как Невтон в известном стихотворении М.В. Ломоносова, строчка из которого «и быстрых разумом Невтонов» стала крылатой.) Сегодня транслитерация в чистом виде в русской языко вой практике не применяется. Дело в том, что в англий ском, французском, немецком, венгерском и других язы ках многие буквы латинского алфавита либо изменили своё звуковое значение, либо читаются нестандартно в опреде лённых буквосочетаниях и словах. Поэтому транслитера ция их русскими буквами, если её проводить последова тельно, будет порождать варианты этих имён, мало похо жие при чтении на оригиналы.

2.2. Принцип фонетического подобия (транскрипция) 2.2. Принцип фонетического подобия (транскрипция) Поскольку звуковая система языка первична, а письменная вторична, логично при заимствовании имени руководствоваться принципом достижения фонетической близости к оригиналу.

Другими словами, при передаче ИС прежде всего ставится зада ча как можно точнее передать средствами принимающего языка (то есть языка перевода) звучание исходного имени. Этот прин цип получил название транскрипции, и он является главным со временным принципом передачи ИС на русском языке.

При этом цель, к которой должна стремиться система транскрипции, состоит не столько в том, чтобы как мож но ближе передать звучание иноязычного имени буквами принимающего языка, сколько в том, чтобы соблюсти принцип взаимно однозначного соответствия между фо немами оригинала и их графическими соответствиями в принимающем языке.

Сразу надо отметить, что эта цель далеко не всегда достижи ма. Фонологические системы различных языков, как правило, на столько специфичны, что их звуки невозможно поставить во взаимно однозначное соответствие. Сравним, например, два ва рианта русской передачи немецкого имени Heinrich — Генрих и Хайнрих. Последний вроде бы «правильнее» передаёт оригиналь ное звучание, но в нём одной и той же буквой х обозначены две разные немецкие фонемы: придыхательная в начале слова и сред неязычная щелевая в конце. С точки зрения фонологии, близость к оригиналу не достигается и в этом варианте, так как принцип взаимно однозначного соответствия не выдержан.

Подобная ситуация иногда наблюдается даже при сопоставле нии близкородственных языков. Так, в болгарском языке есть специфическая фонема [ъ], к которой невозможно подобрать от дельного соответствия в русском языке. Она передаётся то как о (България — Болгария), то как ы (Търново — Тырново), то как е (Сидър — Сидер).

Часто заимствующий язык навязывает имени иное ударение. В русской передаче многих ИС из английского и некоторых других языков ударение часто сдвигается на последний или предпослед ний слог. Такая по становка ударения не есть результат некой «несознательности» или «необразованности» говорящих. Она вызвана внутренними ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных законами ритмики русской речи и носит непроизвольный харак тер. Чтобы поставить в этих именах ударение на первый слог (по аналогии с исходным языком), говорящий должен сделать созна тельное усилие. При этом не исключено, что собеседники сочтут подобное произношение рида) нарочитым или даже снобистским.

Кстати, в отношении топонима Флорида интересно отметить, что, хотя это название американского штата и произносится по английски с ударением на первом слоге, по происхождению это слово — испанское, а в испанском языке оно имеет ударение на втором слоге. Иными словами, заимствуя это название, англо язычные американцы тоже сместили ударение в нём согласно нормам своего языка.

Нередко на такое отличное от оригинала ударение работают системы словоизменения и словообразования в новой языковой среде (на этом мы подробнее остановимся ниже).

Напротив, в английском произношении русских имён собст венных ударение часто сдвигается ближе к началу: даже трениро ванные дикторы «Би-би-си» не произносят женскую фамилию Роднини — Rodnina с ударением на последнем слоге, как в рус ском языке, а ставят ударение чаще всего на предпоследний слог.

Современная переводческая практика выработала принцип практической транскрипции, который нацелен на передачу звучания ИС, но в то же время включает в себя некоторые элементы транслитерации. Ведь нельзя не учитывать, что при межъязыковой коммуникации огромные объёмы информации передаются именно в письменном виде, по этому особенности написания ИС также служат более точ ному указанию на носителя имени. Благодаря элементам транслитерации легче бывает восстановить исходную фор му ИС на языке оригинала, а это подчас очень важно для переводчика.

К элементам транслитерации в практической транскрипции имён с английского языка на русский относятся: передача двойных согласных двойными (TattersalPs — Таттерсоллз, хотя по-английски двойные согласные читаются как одна);

передача г после гласных и g после п (sterling — стерлинг);

передача безу дарной гласной соответствующей буквой (Brixton — Брикстон, Nature — Нейчур, где о и у соответствуют нейтральному звуку) и некоторые другие.

2.3. Учёт национально языковой принадлежности имени Практика межъязыковой коммуникации последнего времени выработала ряд правил практической транскрипции. В приложе нии 5.1 приводятся эти правила для передачи иноязычных ИС на русский язык, а в приложении 5.2 — русских ИС на английский язык.

2.3. Учёт национально-языковой принадлежности имени Хотя имя собственное призвано идентифицировать пред мет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает националь но-языковой принадлежностью.

В каждом языковом коллективе имеются лица иной нацио нальной принадлежности. Если их имена подлежат передаче на другой язык, то последовательное воспроизведение их фонетиче ского или графического облика на языке перевода требует ответа на вопрос: в какой мере эти имена сохранили своеобразие того языка, из которого пришли?

Английский врач и лексикограф Peter Mark Roget, автор изве стного словаря "Thesaurus of English Words and Phrases", всю жизнь прожил в Англии, но унаследовал от родителей-французов фамилию, которая произносится по-французски: Роже. Англича не также произносят эту фамилию на французский манер, но со свойственными их произношению особенностями:. Так что, если бы мы решили воспроизвести фонетический облик этой фамилии так, как она произносится в англоязычных странах (где её носитель гораздо более известен, чем во Франции), то надо было бы писать Роужей (в некоторых изданиях попадался и ва риант Роджет). Но поскольку даже в англоязычной языковой среде эта фамилия ощущается как французская (о чём свидетель ствует её произношение), то и на русский эту фамилию следует передавать по правилам практической транскрипции с француз ского языка, то есть Роже.

Большие трудности вызывает передача фамилий жителей США, скажем, фамилий славянского происхождения в американском контексте. Сравним, например, следующие устоявшиеся варианты русской передачи следующих ИС: Дэниел Комински и Збигнев Бже зинский, Роберт Сарнофф и Людмила Игнатьев-Каллагэм.

ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных Не до конца ясен и вопрос, как передавать на латинице имена немецкого происхождения, принадлежащие россий ским (а в прошлом советским) гражданам, — на основе не мецкой орфографии или по общим правилам транслитера ции с русского? Фамилию Фрейндлих, например, надо в первом случае передавать как Freundlich, во втором — как Freindlikh.

Очевидно, и в этом случае решение будет зависеть от того, на сколько этнические истоки имени актуальны для характеристики его носителя. Например, в переводе статьи об эмиграции россий ских этнических немцев в Германию их фамилии, очевидно, сле дует давать в немецкой орфографии.

При переводе с русского языка надо особенно внимательно от носиться к именам иностранного происхождения, транскрибиро ванным по-русски. В этом случае следует стремиться восстановить орфографию имени на том языке, из которого оно происходит. Так, в одном из рассказов С. Довлатова фигурирует поляк-эмигрант по имени Венчислав Глинский, живущий в США. Переводчица расска за А. Буис (Antonina W. Bouis), по-видимому, сознавала, что следо вало бы передать его имя и фамилию соответственно написанию в польском языке, однако сделала это на глазок: Wenceslav Glinski.

Данный вариант, конечно, неверен, он не учитывает даже того про стого факта, что в польском языке буква v используется только в заимствованных словах. Правильное написание — Wieczyslaw Glynski. (Лица, приезжающие в США, не могут произвольно изме нять своё имя, в том числе и его орфографию, тем более если их национальный язык пользуется латиницей.) Проблема национально-языковой принадлежности связана также с античной и библейской этимологией имён. Носители со временных имён могут по ассоциации быть сравнены со своими тёзками в истории и мифологии. В таких случаях переводчик стоит перед дилеммой: ориентироваться ли на современную фор му данного имени в исходном языке (например, Илайджа, Рут, Хейгар) или на его исторический или мифологический прототип в том виде, в каком он зафиксирован на языке перевода (соот ветственно Илия, Руфь, Агарь). Более подробно этот вопрос рас сматривается в § 3.1.7.

Очень ответственно следует подходить к текстам на англий ском языке, в которых содержатся европейские ИС неанглийско го происхождения. В этом случае при передаче имён не действу ют, конечно, правила англо-русской транскрипции, а необходи 2.3. Учёт национально-языковой принадлежности имени мо учитывать правила практической транскрипции с языка оригинала. Именно в этих целях данная книга снабжена прило жениями, в которых приведены сводные правила практической транскрипции с основных европейских языков.

Переводчикам с европейских языков па русский нередко при ходится иметь дело с именами из восточных языков, воспроизве дёнными на латинице, особенно с китайскими, японскими и ко рейскими ИС. Здесь существует опасность того, что такое ИС бу дет передано по правилам транскрипции с английского языка, а не с оригинального восточного. Например, в сообщениях на спортивную тематику, где перечисляются имена спортсменов из разных стран, переводчик или журналист, бывает, не задумываясь передаёт китайские имена следующим образом: Lin Tang — Лин Танг, Chen Jian — Чен Джиан и т.п., тогда как правильные вари анты: Линь Тан, Чжэнь Цзянъ.

К сожалению, в русском языке уже широко распространи лись неправильные с точки зрения правил транскрипции с восточных языков варианты названия японских и корей ских корпораций: Toshiba - 'Гошиба (правильно Тосиба), Hitachi — Хитачи (правильно Хитати), Samsung — Самсунг (правильно Самсон) и др.5 К сожалению, эти лингвистиче ски некорректные названия уже приняты и самими этими компаниями на российском рынке, поэтому в ряде случаев приходится считать их уже устоявшимися «традиционны ми» соответствиями и использовать в дальнейшем.

Однако из сказанного не следует, что закрепившиеся в упо треблении ошибочные варианты транскрипции можно считать за образец. Напротив, задача переводчика — противостоять этой не грамотной тенденции и использовать ту стройную систему прак тической транскрипции с восточных языков на русский, которую давно разработала отечественная ориенталистика. Чтобы помочь переводчикам избежать ошибок, в приложении 5.5 приводится таблица слоговых соответствий для японских имён собственных на латинице и кириллице, в приложении 5.6 — такая же таблица для слогов китайского языка, а в приложении 5.7 — список со ответствий для некоторых наиболее известных китайских ИС, в том числе передаваемых традиционно.

Добавим к этому также неверную транскрипцию товарного знака «Фуджи колор» (правильнее — «Фудзиколор») и названия кушанья — суши (правильно — су си).

ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных 2.4. Принцип этимологического соответствия (транспозиция) Кроме транскрипции и транслитерации, в практике заимст вования и передачи имён наблюдается ещё один довольно слабо изученный принцип — принцип этимологического со ответствия, или транспозиции. Транспозиция заключается в том, что ИС в разных языках, которые различаются по фор ме, но имеют общее лингвистическое происхождение, ис пользуются для передачи друг друга. В одних случаях транс позиция применяется регулярно, в других — эпизодически.

Поясним это на примере трёх близкородственных славянских языков, пользующихся кириллицей. В отличие, например, от за падноевропейских языков, где практикуется транслитерация, од но и то же имя или название имеет разное произношение и на писание в русском, украинском и белорусском языках. Такая транспозиция последовательно проводилась, например, ещё в па спортной системе СССР.

Как известно, в национальных республиках Советского Союза титульная страница паспорта дублировалась на двух языках — русском (как официальном языке Советского Союза) и офи циальном языке союзной республики. При сравнении записей на двух страницах паспорта можно было видеть, что, например, фамилия Ермолова по-белорусски пишется Ярмолава, имя Валентина — как Валянцина, русские имена Николай, Михаил, Алексей, Павел по-украински имеют вид Мiкола, Mixaйлo, Олексий, Павло и т.д.

При передаче таких имён на английский язык украинский и белорусский варианты таких ИС не принимались во внимание, так как официальным языком всего Советского Союза являлся русский, и варианты на латинице строились по принципам прак тической транскрипции с русского языка.

Однако после распада СССР бывшие союзные республики ста ли самостоятельными государствами, и русский язык утратил в них прежний статус. Поэтому начиная с 90-х годов изменилось и написание на латинице многих ИС, относящихся к бывшим республикам СССР и их гражданам. Название столицы Украины теперь всё чаще передаётся на английский язык не Kiev, как 2.5. Принцип благозвучия раньше, a Kiyiv6;

Харьков — не Kharkov, a Kharkiv;

Львов — не Lvov, a Lviv;

имена граждан Украины транскрибируются как Mykola, Andriy, Mykhailo, Olexiy, Vasyl, Olexandr, а белорусские имена — как Tatsiana, Uladzimir, Valyantsina;

фамилия Гончарук — как Hancharuk (щелевое белорусское г транскрибируется буквой h), Быкова — как Bykava и т.п. В других бывших республиках СССР также государственными стали национальные языки, и из менилась транскрипция ИС на латинице. Например, Казахстан теперь транскрибируется по-английски как Kazakstan (ранее бы ло Kazakhstan), Ашхабад как Ashgabat.

Принцип транспозиции используется и в русско-английских соответствиях, однако уже в особых случаях, и касается он преж де всего исторических и библейских имён, а также имён монар хов, о чём см. также § 3.1.7.

2.5. Принцип благозвучия Транскрипция иноязычных имён часто приводит к появле нию не свойственных русскому языку звуко- и буквосоче таний (например, йо, уэ, жю, иэ, ця): это часто делает их трудночитаемыми. Вот почему при передаче имён возмож ны некоторые отступления от общих правил транскрипции, нацеленные на более удобное произнесение имени в при нимающем языке, особенно если этого требует характер переводимого текста.

Так, имя известного персонажа немецкой литературы Mnchhausen по общим правилам практической транскрипции передаётся на русский язык как Мюнхгаузен. Однако К. Чуковский в своём пересказе романа Э. Распэ о приключениях барона, пред назначенном для детей, учёл труднопроизносимость сочетания -хг- и остановился на более благозвучном варианте — Мюнхаузен.

Кроме того, возможны звукосочетания, вызывающие в прини мающем языке нежелательные ассоциации с лексикой сниженного регистра, включая вульгаризмы и бранные слова. В этом случае предпочтительнее оказываются варианты, отступающие от фоне тического принципа или регулярных правил транскрипции. Это Впрочем, традиционный вариант передачи — Kiev тоже сохраняется;

его поддерживает, в частности, закрепившееся в английском языке название блюда котлеты по-киевски — chicken Kiev.

ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных касается, например, передачи начального слога her- в английских и немецких именах Herbert, Hermann, Hermione и т.п. В русском языке давно сложилась традиция транскрибировать их, не ис пользуя букву х, чтобы не создавать неприятных звукосочетаний.

Вместо неё употребляется буква г: Герберт, Герман, Гермиона и т.п.

В отношении американского газетного магната по имени Hearst в русскоязычной традиции сложилось иное решение: бук ва h передаётся как x, я не как г, но звук [з:], обозначаемый бук восочетанием ear, по-русски передаётся не обычным соответстви ем ер, а сочетанием эр — Хэрст.

Можно привести также в пример и имя персонажа шекспиров ской пьесы «Зимняя сказка» Perdita. Это произведение переводи ли разные переводчики, и в некоторых переводах (например, в пе реводе П.П. Гнедича, опубликованном в 1904 г.) это имя транс крибируется как Пердита. Однако очевидно, что такой вариант может вызвать неприятные ассоциации у русского читателя и тем более слушателя, так как пьеса должна играться в театре и важно, насколько благозвучно её текст будет восприниматься на слух при произнесении актерами. В комментариях знаменитого шекспиро веда М.М. Морозова к «Зимней сказке» в этом переводе особо от мечается, что имя Пердита следует произносить с ударением на первом слоге. Однако при любой постановке ударения этот вари ант имени всё равно не отличается благозвучностью по-русски.

Просто модифицировать форму имени было бы неудачным ре шением, поскольку у Шекспира оно несёт ещё и смысловую на грузку, будучи образовано от латинского причастия со значением «потерянная»;

в тексте пьесы поясняется, что её бросили ребён ком в лесу и назвали так по требованию матери. Поэтому весьма удачным представляется решение выдающегося переводчика В. В. Левика, назвавшего этот персонаж именем Утрата.

О благозвучии переводчики заботятся и при передаче ИС с рус ского на иностранные языки. Так, в 70-х годах XX века в состав правящего в Советском Союзе Политбюро ЦК КПСС входил дея тель по фамилии Шитиков. На английский язык советские инфор мационные агентства передавали эту фамилию не как Shitikov, a как Chitikov, чтобы избежать ассоциации с английским вульгаризмом.

Принцип благозвучия учтён и в правилах практической транс крипции китайских имён, которые приходится передавать при переводе с языков, пользующихся латиницей, на русский язык (см. приложение 5.6;

например, слог hui передаётся по-русски со ответствиями хуэй или хой).

2.6. Сохранение тождества имени 2.6. Сохранение тождества имени ИС обладают вариативностью, то есть один и тот же пред мет часто возможно называть несколькими разными спо собами, видоизменяя его имя. У антропонимов это прояв ляется в образовании уменьшительных и сокращённых форм (например, от личных имён), а также фамилий чле нов одной семьи с различным морфологическим оформле нием. Схемы вариативности личных имён обнаруживают существенные различия в разных языках. В английском языке усечённые и уменьшительные формы всё больше об наруживают тенденцию к изоляции от полных форм и дру гих уменьшительных вариантов. Выбор того или иного ва рианта диктуется не ситуацией, а определённым предпо чтением носителя имени.

В русском языке, напротив, существует обилие уменьшитель ных и оценочных форм, которыми человека именуют в зависи мости от обстановки общения, отношения говорящего, степени знакомства и т.д.

Как бы ни варьировалось имя, говорящие знают, что оно ука зывает на одного и того же носителя, то есть в этой главной для ИС функции — функции указания на определённое лицо — раз ные варианты имени тождественны друг другу. Однако связь меж ду вариантами имени далеко не всегда сохраняется при заимст вовании имени или его передаче на другом языке. Например, рус ский читатель может не сразу понять, что Эйб Линкольн — это тот же человек, что и известный ему Авраам Линкольн, Мейми и Пег ги — это варианты имени Маргарет, а Рид — имени Резерфорд.

При передаче на другой язык у читателей нередко возникают трудности с идентификацией вариантов одного и того же имени.

Получается, что принцип транскрипции идёт в этих случаях враз рез с сохранением тождества ИС. Мы ещё вернёмся к этому во просу в разделе, посвященном антропонимам (см. § 3.1.3).

2.7. Адаптация имени к грамматической системе принимающего языка Звуковой облик слова ИС тесно связан с его грамматической категоризацией. В русском языке заимствованному имени или названию обязательно присваивается значение грамматического рода, которое диктуется нормами русского языка, а не исходно ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных го. Так, названия французских рек Oise, Orne, Creuse, Aude, го родов Cannes, Lille, областей Provence, Touraine во французском языке — женского рода, а их русские соответствия — Уаз, Орн, Крез, Од, Канн, Лилль, Прованс, Турен — мужского рода, как и большинство русских существительных, оканчивающихся на со гласный. Многие ИС с окончанием на -а функционируют в рус ском языке как существительные 1-го склонения: Анкара, Алма Ата, Бужумбура, хотя в исходных языках -а принадлежит неиз меняемой основе.

Немало разночтений наблюдается в передаче имён и фамилий на -а и -я, заимствуемых из грузинского, японского и других язы ков. Осмысление окончаний -а и -я как флексий и вытекающее отсюда склонение таких имён собственных (например: Окуджа вы (род. п.), Куросаве (дат. п.), Данелией (тв. п.)) вызывает возра жения со стороны тех, кто считает такое морфологическое чле нение неправильным и настаивает на неизменяемости таких имён («беседовал с Гулия»).

Серьёзные проблемы возникают и при заимствовании в рус ский язык фамилий из близкородственных языков, где эти ИС также обладают родовой и падежной парадигмой. Подробнее этот вопрос рассматривается в главе, посвященной антропонимам (см. §3.1.9).

2.8. Способность имени к словообразованию Попав в новую языковую среду, имя собственное должно обре сти способность образовывать производные слова. Эта способность во многом зависит от того, насколько органично войдёт в прини мающий язык заимствованный вариант собственного имени.

Например, если от фамилии художника-сюрреалиста Дали (Dali) в английском языке образуется прилагательное Daliesque («такой, как в произведениях Дали», «в духе Дали»), то в русском языке аналогичное прилагательное произвести затруднительно.

От названий стран должны, как правило, образовываться названия их жителей. Чтобы это сделать применительно к на званиям Шри-Ланка или Буркина-Фасо, приходится отбрасывать одну из двух частей этих сложных названий. Согласно газетам, их население именуется по-русски ланкийцами и буркинийцами соответственно.

Нередко форма производного слова оказывает влияние и на форму исходного варианта передачи имени. От имени исследова 2.9. Учёт исторической традиции теля Африки Ливингстон образуется прилагательное ливингстонов ский. Ударение в этом прилагательном падает на слог -стон- (ска зать ливингстоновский по-русски было бы затруднительно), что поддерживает такое же ударение и в исходном имени.

Вот почему некоторые рекомендации лингвистов — сто ронников копирования исходной формы — не получают поддержки в языковой практике. «Неправильный», полно стью транслитерационный вариант ИС Волластон (англ.

Wollaston ) подкрепляется тем не менее названи ем минерала волластонит.

Иными словами, заимствования испытывают на себе серьёз ное воздействие внутренних закономерностей языка перевода.

2.9. Учёт исторической традиции Межкультурные и межъязыковые контакты имеют многовеко вую историю. Имена и названия давно заимствуются из одного языка в другой, претерпевая самые разнообразные искажения или меняя свой облик в ходе развития и трансформации языков. При сопоставлении многих ИС, которые обозначают одни и те же предметы в разных языках, часто заметно, как они непохожи.

Словесный знак (и в том числе индивидуальное имя) по при роде своей произволен. Более того, одному и тому же предмету можно присвоить несколько разных имён. Каждый язык и даже небольшое сообщество людей может в принципе дать объекту то наименование, какое захотят его носители. Suomi по-русски Финляндия, Китай по-английски China, западногерманская об ласть Pfalz (Пфальц) по-французски — Palatinat, Чудское озеро по французски lac Peipou, Карл Великий — по-английски и по-фран цузски Charlemagne.

Даже в пределах одной страны могут сосуществовать разные варианты одних и тех же названий. Например, в Швейцарии, где официальными являются четыре языка (немецкий, французский, итальянский и ретороманский), сосуществуют дублеты названий ряда городов: Базель — Basel и Bl, Сьер — Sierre и Siders и др.

Языковая практика от этого не страдает, но у тех, кто не при надлежит к соответствующей коммуникативной сфере, могут воз никнуть трудности при соотнесении имён с их носителями. С по добными трудностями сталкиваются и переводчики.

ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных Многие ИС пришли в русский язык давно и не всегда из пер воисточника. Это особенно касается исторических, религиозных, фольклорно-мифологических и литературных имён и названий.

Не все из них читаются и пишутся так, как предполагают со временные нормы и рекомендации в области практической транскрипции.

Примеров на эту тему можно было бы привести сколько угод но, но в этой главе ограничимся лишь одним. В романе англий ского писателя XVIII века С. Ричардсона «Кларисса» имеется пер сонаж по имени Lovelace. В соответствии с современными прин ципами практической транскрипции это имя следовало бы пере дать по-русски как Лавлейс, однако в старых русских переводах оно передавалось как Ловлас или Ловелас. Первый из этих вариантов упоминается в тексте романа А. Пушкина «Евгений Онегин», а вто рой стал настолько широко известен в русском языке, что превра тился в нарицательное русское слово, которое и до сих пор со храняется в нашем лексиконе. Принцип исторической традиции требует и от современных переводчиков ориентироваться на этот вариант, что, впрочем, необходимо лишь тогда, когда речь идёт именно об этом персонаже. Если же речь идёт о каком-то ином человеке и не проводится никаких аналогий с героем Ричардсона, то в этом случае принцип исторической традиции не актуален, и следует исходить из общих правил практической транскрипции.

2.10. Учёт характеризующих компонентов значения имени Как уже указывалось в § 1.2 о значении собственных имён, имя собственное фиксирует ещё и некоторые характеристики объекта — как классифицирующие, так и во многих случаях индивидуаль ные. Во фразе "I dreamed of becoming Clarence Darrow" речь идёт не столько о конкретном человеке (известном американском ад вокате, прославившемся блистательными судебными речами), сколько о характеристике его деятельности. Но степень известно сти данного имени настолько различна в английском и русском языках, что передача формальной стороны ИС («Я мечтал стать Кларенсом Дэрроу») недостаточна для адекватного понимания этой фразы на русском языке.

Другой тип характеризующих элементов в значении ИС может быть связан с его производностью от нарицательных слов. Тогда переводчик встаёт перед дилеммой: чему отдать предпочтение — передаче формы всего имени или смысла составляющих его эле 2.11. Учёт конкретной прагматической задачи ментов. Так, например, название кабачка Ring о'Bells можно пе ревести либо как «Ринг оф беллз» либо как «Колокольный звон», «Ко локольчики-бубенчики»;

название организации Greenpeace принято передавать как Гринпис, но не исключено, что на создание более позитивного имиджа работал бы вариант типа «Зеленый мир»;

в пе редаче названия Bank of New York наблюдаются колебания: встре чаются и вариант «Банк Нью-Йорка», и «Бэнк оф Нью-Йорк».

Выбор, который здесь приходится делать, есть выбор меж ду фонетической передачей и дословным переводом. Как внешняя форма (уникальный звуковой и графический об лик), так и смысл элементов ИС могут быть в равной ме ре важны, и тогда перед переводчиком стоит нелёгкая за дача по поиску дополнительных аргументов в пользу того или иного варианта передачи.

2.11. Учёт конкретной прагматической задачи Практические решения по передаче ИС в огромной степени зависят и от конкретной задачи, которая стоит перед участника ми межъязыкового взаимодействия. Ясно, что различные задачи будут стоять перед художественными переводчиками и картогра фами, авторами субтитров на иностранных фильмах и телеграфи стами, спортивными журналистами и отделами регистрации ино странных граждан.

Например, выдавая иностранцу визу для въезда в свою страну, консульские органы заинтересованы в точной юридической иден тификации этого человека. Те, кто видел визы иностранцев, въез жающих в Российскую Федерацию, знают, что там их фамилии транслитерируются так, чтобы можно было с высокой точностью восстановить их орфографию на латинице.

Серьёзные картографические издательства англоязычных стран стараются приводить на картах иностранные топонимы не так, как они оформились в английском языке, а в той форме, как они пишутся на языке оригинала. Например, название Варшавы на такой карте будет воспроизведено как Warszawa, a не как Warsaw, название Вены — как Wien, а не как Vienna.

С другой стороны, в переводе публицистических, художествен ных (особенно детских) произведений на первом месте стоит не юридическая точность, а удобство восприятия и произношения, поэтому если в финансовой газете предпочтительнее передать ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных название First National Bank как «Фёрст нэшнл бэнк», то в пере воде рассказа для чтения следует выбрать вариант «Первый наци ональный банк».

2.12. Выводы и общие рекомендации переводчику В предыдущих главах этой части книги мы стремились пока зать, что явление заимствования находится под влиянием самых разных, подчас противоречивых факторов, что объясняется взаи модействием структурно различных языковых систем. При пере даче ИС на другом языке следует руководствоваться целым рядом принципов, но эти принципы не могут быть соблюдены все сра зу и в равной мере.

Поэтому переводчику следует в каждом конкретном случае вы страивать систему приоритетов. Попытаемся примерно изложить рекомендуемую стратегию передачи ИС при переводе с английско го языка на русский. Итак, для принятия корректного решения о передаче ИС, которое вам прежде не встречалось, рекомендуется:

1. Убедиться, что вы имеете дело с именем собственным, то есть названием индивидуального предмета В английском языке для указания на ИС применяется заглав ная буква, однако с заглавной буквы пишутся и другие слова, по мимо ИС: например, названия национальностей, научные назва ния видов растений и животных, а также нарицательные слова, которым в тексте придаётся особое значение или обобщённый смысл.

В истории перевода было немало случаев, когда за ИС прини мали нарицательное слово, и наоборот. Так, при переводе на мно гие языки библейского выражения, которое по-английски полу чило соответствие the Lord of Sabaoth, было принято за ИС древ нееврейское слово sebaoth, множественное число от saba — «во инство, армия». Отсюда и в русском языке возникло ложное имя собственное — Саваоф, которое стало восприниматься как имя Бога-творца. Впрочем, ошибка была исправлена в современных переводах Библии, и это словосочетание существует в более кор ректных вариантах — Lord of hosts, Господь воинств (небесных).

2. Определить, к какому классу предметов (денотату) относится ИС Когда установлена категория имени или названия (антропо ним, топоним, название корабля, организации и т.п.), возможно учесть дополнительные особенности его понятийного значения, 2.12. Выводы и общие рекомендации переводчику влияющие на выбор варианта передачи и на перевод контекста.

Например, ИС Uranus может являться именем античного боже ства, названием планеты, а также и названием клуба или какой либо организации. В первом и втором случае необходимо исполь зовать традиционный эквивалент Уран, который в русском языке будет являться соответственно одушевлённым или неодушевлён ным существительным;

если же это — название организации, то скорее всего предпочтительнее будет вариант транскрипционной передачи, например «Юрейнус».

3. Определить национально-языковую принадлежность ИС Это позволяет выбрать правильную систему ориентиров при транскрипции или выборе традиционного варианта передачи ИС.

Например, встретив в английском тексте имя Hugo, необходимо иметь в виду, что оно может быть как английским — и тогда его следует передавать как Хьюго, так и французским. В этом послед нем случае необходимо руководствоваться правилами транскрип ции с французского языка, и современный носитель такого имени будет, очевидно, именоваться по-русски Юго. Но на этом анализ имени не будет исчерпан — необходим следующий шаг:

4. Проверить, не имеет ли ИС традиционных соответствий Это особенно важно, если в тексте упоминаются какие-то ис торические события. История с древнейших времен вплоть до конца XX века уже описана и проанализирована, и в соответст вующей литературе обычно уже закрепились традиционные соот ветствия для исторических ИС. Например, продолжая пример с ИС Hugo, может оказаться, что в тексте идёт речь об известном французском писателе XIX века, и тогда необходимо использо вать устоявшийся вариант передачи этого имени — Гюго.

Некоторые из традиционных соответствий могут даже быть ошибочными с точки зрения современной лингвистики, но их всё равно используют, чтобы не вступать в противоречие с существу ющим массивом исторических, энциклопедических и литератур ных источников, а также чтобы поддержать тождество имени соб ственного в языке перевода.

Всё сказанное относится также к ИС из области религии, мифологии, фольклора, художественных произведений.

Конечно, и в справочной литературе существуют разные вари анты передачи, возможны и лакуны, то есть отсутствие устояв шихся соответствий.

ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных В любом случае переводчику необходимо глубоко проана лизировать ситуацию и только после этого принимать одно из следующих решений:

а) следовать традиции, а при наличии нескольких тради ционных соответствий — обоснованно выбрать одно из них;

б) нарушить традицию и дать новый вариант с учётом каких-либо новых обстоятельств или на основе каких-то весомых причин.

Приведём следующий пример, показывающий, как важно ра зобраться в деталях, о которых было сказано выше. У Бертольта Брехта есть пьеса, которая называется Der gute Mensch von Sezuan (по-английски — The Good Person of Setzuan). Действие в этой пьесе-притче условно происходит в Китае. В название пьесы включён реально существующий китайский город, правильная транскрипция названия которого по-русски — Сычуань. Один из русских переводчиков пьесы не учёл этот факт и применил нехи трую транслитерацию ИС, назвав произведение «Добрый человек из Сезуана». Именно этот перевод пьесы был поставлен режиссё ром Ю. Любимовым в Московском театре драмы и комедии на Таганке в 60-е годы XX века. Спектакль имел огромный успех и фактически стал визитной карточкой театра.

Таким образом, название с ошибочной передачей ИС устоялось и приобрело статус традиционного эквивалента. Однако во второй половине 90-х годов была осуществлена новая постановка пьесы другим режиссёром и в другом театре. В этот раз был использо ван иной перевод пьесы с корректной передачей китайского на звания — «Добрый человек из Сычуани». Постановка тоже имела успех и стала, в частности, предметом обсуждения на одной из международных конференций деятелей театра в Москве, которая сопровождалась синхронным переводом. Переводчики, таким об разом, оказались в сложном положении. Не все они были в кур се новых обстоятельств, и те из них, кто ориентировался на тра диционный перевод названия пьесы («Добрый человек из Сезуа на»), совершили ошибку, так как речь шла о другой постановке.

5. Принять переводческое решение с учётом всех компонентов фор мы и содержания ИС, характера перевода и целевой аудитории Предыдущие этапы работы требуют от переводчика обращения к словарям и справочным источникам. Если же переводчик при ходит к выводу, что готового решения в этих источниках нет, то следует не только стремиться к тому, чтобы передать адекватно важнейшие компоненты формы и содержания, но и уделить 2.13. Виды соответствий особое внимание следующим моментам: а) удобство произноше ния и благозвучность полученного соответствия;

б) возможность склонения этого эквивалента, употребления его во фразе, обра зования производных слов;

в) сохранение тождества имени;

г) пригодность итогового варианта для практических нужд целе вой аудитории, если таковая имеется в виду.

2.13. Виды соответствий Как мы убедились, для эквивалентного перевода текста, содер жащего имя собственное, бывает недостаточно механической передачи по-русски его фонографической оболочки. Проанализи ровав смысловые и культурно-прагматические аспекты такого текста, переводчик должен сделать выбор в пользу варианта соответствия, оптимального для каждого случая. Резюмируем раз личные виды соответствий и приёмы перевода таких текстов, выработанные переводческой практикой.

1. Прямой перенос имени в исходной форме в текст перевода. О принципах, лежащих в основе этого приёма, подробно го ворилось в § 2.1. Речь идёт, в частности, о включении ИС в латинской графике в русский текст. В настоящее время это широко практикуется в отношении названий компаний, прежде всего в деловых и газетных текстах.

2. Ономастическое соответствие, то есть соответствие, воссоз дающее фонографическую оболочку слова с той или иной степенью близости к оригиналу. Сюда относятся различные варианты транскрипционных, транслитерационных и тради ционных соответствий. Пример:

The death of Brown is more Смерть Брауна более than Cain killing Abet, it is ужасна, чем убийство Авеля Washington slaying Spartacus. Каином, это убийство Спар така Вашингтоном.

(V. Hugo) (Пер. Д.Е.) 3. Комментирующий перевод, то есть использование ономасти ческого соответствия, дополненного комментарием в приме чании или приложении. Пример:

You take Sir Laurence Возьмите, например, сэра Olivier, for example... I just Лоуренса Оливье*... Не пони don't see what's so marvelous маю, что особенного в этом about Sir Laurence Olivier, Лоуренсе Оливье.

that's all.

* Знаменитый английский актёр, снимавшийся во многих фильмах.

(D. Salinger) (Пер. Р. Райт-Ковалёвой) ГЛАВА 2. Общие проблемы заимствования и передачи имён собственных 4. Уточняющий перевод, то есть ономастическое соответствие, дополненное одним или несколькими поясняющими слова ми непосредственно в тексте:

The moon made a pathway По речной глади месяц ра on the broad river for the light зостлал светлую дорожку для feet of Siva's bride. легконогой возлюбленной бо (S. Maugham) га Шивы...

(Пер. Н. Галь) 5. Описательный перевод, то есть передача значения имени соб ственного нарицательным словом или словосочетанием:

Ji mmy. As for Nigel and Джимми. Зато Найджел и Элисон... (подражая подку Alison — (ln a reverent, Stuart пающему голосу радиодик Hibberd voice).

тора).

(J. Osborne) (Пер. Д. Урнова) 6. Преобразующий перевод, то есть использование в качестве соответствия имени собственного, отличного от исходного.

Обычно такой приём уместен для передачи ИС, обладаю щих яркими коннотациями в оригинале, но малоизвестных на языке перевода, особенно если переводчик считает, что комментирующий, уточняющий или описательный перевод неоправданно усложнят восприятие текста. Например, в пе реводе драматических произведений невозможно использо вать примечания или комментарии, а описательный перевод может резко ослабить экспрессивность текста:

Cl i f f. I get mixed with all Клифф. Я все1да путаю your women. Was she the one твоих женщин. Это та, что го all those years older than you? дилась тебе в матери?

Джимми. Она была стар Ji mmy. Ten years.

ше только на десять лет.

Cl i f f. Proper little March Клифф. Да ты у нас про banks you are!

сто Дон-Жиан!

(J. Osborne) (Пер. Д. Урнова) Выше были изложены лишь самые общие особенности ИС, главные принципы их передачи и элементы стратегии перевод чика. Более детальный анализ этих вопросов возможен лишь на материале конкретных категорий ИС, чему и посвяшены следу ющие главы.

ГЛАВА 3. Персоналии Термином «персоналии» будем обозначать словесные знаки, которые служат для индивидуализирующей но минации людей.

Персоналии можно под разделить на три большие подгруппы: антропонимы (имена, которые присваива ются людям официально, и их варианты);

именования прозвищного типа (альтерна тивные именования людей, образованные из нарицательных слов) и именования смешанного типа (именования людей, включающие как элемент их официаль ного имени, так и нарицательный элемент) (см. схему).

АНГЛИЙСКИЕ ПЕРСОНАЛИИ множественные единичные 1. John, Mary, Williams, 1. Plato, Einstein, Shakespeare, Собственные Jackson Caruso (антропонимы) 2. Paddy — ирландец 2. Rothschild — ротшильд (богач) Bobby — полицейский Solomon — царь Соломон (мудрец) Jane — девчонка quisling — предатель Skinny - худой the Ayrshire poet - Эйрширский Прозвищного поэт (Р.Бернс) Rusty — рыжий типа the Father of History — Отец ис Chips — столяр тории (Геродот) the Iron Chancellor — Железный канцлер (Бисмарк) 1. Tiny Tim — коротышка Bloody Mary — Мария Тюдор Смешанного the Divine Sarah — Сара Бернар Holy Joe — святоша типа 2. Dennis the Menace, Dusty Miller Рассмотрим эти категории подробнее.

ГЛАВА 3. Персоналии 3.1. Антропонимы 3.1.1. Общие свойства антропонимов Антропоним — это имя собственное (или набор имён, включая все возможные варианты), официально присвоен ное отдельному человеку как его опознавательный знак.

Антропоним называет, но не приписывает никаких свойств.

«Неоценимое прагматическое удобство собственных имён как раз в том и состоит, что они дают возможность публично гово рить о ком-либо, не договариваясь предварительно, какие имен но свойства должны обеспечить идентичность референта», — пи сал Дж. Сирль.

Строго говоря, антропонимы всё же не являются лишь ярлы ками, не приписывающими референту абсолютно никаких свойств и не сообщающими о нём никакой информации. Но это информация несколько другого рода, чем те признаки, из кото рых складывается значение имён нарицательных. Антропонимы обладают понятийным значением, в основе которого лежит пред ставление о категории, классе объектов. Этому значению прису щи, как правило, следующие признаки:

а) указание на то, что носитель антропонима — человек: Peter, Lewis в отличие от London, Thames;

б) указание на принадлежность к национально-языковой общ ности: Robin, Henry, William в отличие от Ren, Henri, Wilhelm;

в) указание на пол человека: John, Henry в отличие от Mary, Elizabeth.

В значении английских личных имён присутствуют (в боль шинстве случаев) все три признака, в значении фамилий — толь ко первый и второй признаки. Поскольку набор возможных признаков очень ограничен, получается, что на общеязыковом уровне многие антропонимы обладают одинаковым обобщённо предметным значением. Действительно, имя John обладает тем же набором признаков денотата, что и William, Jack и др.;

фамилия Brown — тем же набором признаков, что James, Smith и т.п.

Поэтому в качестве дифференцирующих эти признаки выступа ют не столько для отдельных имён, сколько для обширных групп антропонимов.

Языковая номинация (Общие вопросы). М., 1977, с. 191.

3.1. Антропонимы Закономерно поэтому, что при общности языковых компонен тов значения у антропонимов особо важную роль играет разли чительная функция формы. Когда мы впервые слышим в речи или встречаем в тексте антропоним, то он всего лишь указывает на какой-то широкий круг людей (например, имя Jim сообщает, что речь идёт о мужчине, предположительно представителе анг лоязычной этнической общности) и только частично индивидуа лизирует референта, отграничивая его от носителей других имён, но не от обладателей того же самого имени (потому что мужчин по имени Jim много).

Однако в речевой практике антропоним постепенно обретает способность к более точной идентификации человека. Это про исходит тогда, когда определённый круг лиц связывает знание ря да известных им признаков данного человека с его именем. Прав да, вне этого круга лиц эти признаки могут быть неизвестны.

Такой круг людей, характеризуемый социальной или территори альной общностью любого рода (например, семья, круг знакомых, профессиональный коллектив, население какой-либо местности и т.д.), и является той коммуникативной сферой, или сферой об щения, в которой реализуется индивидуализация человека.

3.1.2. Единичные и множественные антропонимы Ясно, что каждый человек не может иметь уникальное, толь ко ему одному присущее имя. Как личные имена, так и фами лии, взятые сами по себе, имеют множество носителей. Вне кон кретной ситуации или сферы общения имена John, Elizabeth, Thomas и т.п. не указывают на какого-либо конкретного челове ка. Такие имена, которые в языковом сознании коллектива не связываются предпочтительно с каким-то одним человеком, бу дем называть множественными антропонимами.

Другие антропонимы также принадлежат множеству людей, но с кем-то одним связаны прежде всего. Это имена людей, полу чивших широкую известность (Plato, Shakespeare, Darwin, Einstein и т.п.). Такие ИС будем называть единичными антропонимами.

(Это не мешает наличию омонимичных множественных антропо В.П.Берков предложил разграничивать указанные группы соответственно как общие и единичные ИС [Берков В.П. Вопросы двуязычной лексикографии (Словник). Л., 1973, с. 107]. Термин «общие ИС», однако, представляется не сов сем удачным, так как может навести на мысль, что это нечто более общее, аб страктное, чем единичные имена. Принцип же разграничения этих двух типов антропонимов в другом: в отсутствии или наличии объекта, на который антро поним указывает в первую очередь.

ГЛАВА 3. Персоналии нимов). Например, имя собственное Churchill, употреблённое в тексте без пояснений, будет скорее всего понято как фамилия британского премьера 40—50-х годов (Churchill was a heavy smoker). Лишь когда контекст или речевая ситуация противоре чит такому пониманию, имя будет воспринято как множествен ное: Churchill, my next-door neighbor, has just come from Africa.

Таким образом, множественные антропонимы характеризуют ся тем, что коммуникативная сфера, в которой они однозначно определяют одного референта, ограничена. Поэтому при введе нии их в более широкую сферу общения им обязательно должен сопутствовать уточняющий контекст, например:

I heard somebody coming through the shower curtains. Even without looking up, I knew right away who it was. It was Robert Ackley, this guy that roomed next to me... Not even Herb Gale, his own roommate, ever called him "Bob" or even "Ack".

(J. Salinger) Единичные же антропонимы, напротив, не требуют такого уточняющего контекста, поскольку их коммуникативная сфера — весь языковой коллектив. Это демонстрируют, в частности, те случаи, когда антропоним вводится в текст без каких бы то ни было пояснений и когда на основании самого текста невозмож но установить, кому принадлежит данное имя. Например:

То the characteristic romanticism of the Victorian mind the sea represents something mysterious, boundless, reaching out wider and wider into eternal truths and eternal progress. Charlotte Bronte, seeing the sea for the first time, was "quite overpowered so that she could not speak", and Hazz/itt's reaction was no less awestruck at the "strange ponderous riddle, that we can neither penetrate nor grasp in our comprehension".

(International Herald Tribune) В статье, откуда взят приведенный отрывок, нигде не уточня ется, что Charlotte Bronte (1816-1855) и Hazllitt (1778-1830) - вид ные английские писатели. Предполагается, что они достаточно хорошо известны читателям. Фактор экстралингвистический — широкая известность человека в обществе — находит лингвисти ческое выражение в том, что единичные антропонимы не нужда ются в сопровождающем контексте уточняющего характера, а их референты не зависят от узкой коммуникативной сферы.

3.1. Антропонимы Отсюда следует, что известная информация о носителе имени входит в значение единичного антропонима как единицы языка.

Для переводчика немаловажно знать, каков объём этой информа ции и можно ли её приравнять к энциклопедическим сведениям о человеке, которому имя принадлежит.

Как уже указывалось, существует мнение, согласно которому единичные ИС обладают «бесконечно богатым» содержанием и в их значение включается вся энциклопедическая информация об объекте. Справедливо возражая против этой точки зрения, A.B. Суперанская отмечает: «Говоря о бесконечно богатом содер жании имени Сервантес, мы подменяем языковой анализ этого имени биографическими сведениями об авторе "Дон Кихота", за бывая, что именем Сервантес могли зваться и другие люди, по добно тому, как и людей по фамилии Черчилль много»9.

И всё-таки автор «Дон Кихота» занимает особое положение среди всех лиц по фамилии Сервантес. Эта фамилия действитель но принадлежит многим людям, но дополнительная информация о том, что один из этих людей — великий писатель и автор из вестного романа, по-видимому, заключена в этом имени не толь ко для целого языкового коллектива, но даже и для многих язы ковых коллективов. В связи с этим, когда речь идёт именно об этом человеке, имя Сервантес не нуждается в дополнительных пояснениях. Минимальное представление о том, что Сервантес — «знаменитый писатель, автор романа "Дон Кихот"», прочно вхо дит в характеризующий компонент значения этого имени.

Конечно, далеко не каждый член языкового коллектива обла дает всей полнотой сведений о конкретном лице, поэтому значе ние единичного антропонима в языке есть известная абстракция, соответствующая среднему уровню знаний о носителе имени.

Басни Эзопа, труды Альберта Эйнштейна или биографию Линкольна читали, разумеется, не все, однако все (или почти все) владеют известной суммой сведений об этих людях, почерпнув эти сведения от других лиц, из книг, периодики, радио- и те лепередач. Такая усреднённая сумма информации устойчиво соотносится с единичным именем. Эту сумму сведений, этот об щеизвестный минимум информации о носителе антропонима и можно, по-видимому, считать значением единичных антропо нимов в первичной номинации.

Так, значение ИС Гомер практически полностью исчерпывается следующим определением;

древнегреческий поэт, автор эпосов «Илиада» и «Одиссея». Во-первых, это та сумма сведений, которая Суперанская A.B. Общая теория имени собственного. М., 1973, с. 83.

ГЛАВА 3. Персоналии ассоциируется с этим именем в сознании большинства носителей языка, а во-вторых, это почти всё, что известно об этом челове ке исторической и литературоведческой науке. Вот почему так ко мично звучит шутливая сентенция: «Установлено, что "Илиаду" написал вовсе не Гомер, а другой грек того же имени».

Статус первичного номинативного значения в межкультурной коммуникации бывает разным для разных антропонимов. Изве стность многих людей вышла за рамки их страны и языковой общности, соответственно их имена являются единичными ант ропонимами и в других языках. С другой стороны, слава других деятелей, широко известных в своих странах, не выходит на меж дународный уровень. Если антропонимы Эйнштейн, Эзоп, Нью тон, Линкольн являются единичными как в английском, так и в русском языке, то имена Уильяма Хэзлитта или Уиллы Кэсер не имеют такого статуса в русском языке.

Если переводчик сделает подобный вывод в отношении пере водимого им текста и той аудитории, на которую рассчитан пере вод, у него есть основания применить уточняющие, описательные или преобразующие соответствия, о которых говорилось в § 2.13.

Кроме того, анализ контекста может показать, что единичное ИС реализует своё значение в переносной номинации. На этом мы остановимся ниже, в § 3.1.6.

3.1.3. Личные имена и их уменьшительные варианты К антропонимам относятся все виды личных и фамильных имён. В разных странах набор имён, из которых составляется официальное именование человека, неодинаков. В англоязычных странах система имён непроста: у каждого есть личное имя (first name, given name10) и фамилия (last name, family name, surname);

но нередки также двойные личные имена, двойные фамилии, так называемое среднее имя.

Напротив, русские отчества не имеют аналогов в европейских языках. При транскрипции русских обращений по имени-отчест ву на английский язык отчества нередко воспринимаются как фамилии.

Однако при всех различиях сложилось так, что у каждого че ловека в любой стране есть личное имя и фамилия.

От распространенного ранее термина Christian name как обозначения по нятия личное имя в англоязычных странах в настоящее время отказались, по скольку в последние десятилетия там резко увеличился процент нехристианско го населения.

3.1. Антропонимы Личное имя даётся человеку при рождении и, как правило, не меняется на протяжении всей его жизни. Особенностью личных имён является то, что они обладают большой способностью к об разованию вариантов, или дериватов. «Дериваты объединяют все производные имена: сокращённые, ласкательные, уменьшитель ные и фамильярные (англ, short forms, pet names, diminutives, familiar forms), не поддающиеся чёткой дифференциации»11.

В английском языке разграничиваются два основных типа де риватов: сокращения и субъективно-оценочные формы с суффик сом -у (в других вариантах -ie, -ey, -sy). Схематически это разгра ничение представлено в таблице.

ТРЁХЭЛЕМЕНТНАЯ СХЕМА ПАРАДИГМАТИКИ ЛИЧНОГО ИМЕНИ Дериваты Полная форма Сокращённая форма Форма на -у William Will, Bill Willy, Billy Barbara Bab Babbie Richard Dick Dicky Dorothy Doll Dolly Ann(e) Nan Nancy Имена из второй колонки на этой схеме принято считать слу жащими цели языковой экономии и удобства, а имена в третьем столбце — формами выражения субъективной оценки. Последние употребляются в детском языке, а также как средство передачи ласки, симпатии, благожелательности.

Во всяком случае, оба вида дериватов противопоставлены пол ным формам, тяготеющим к официальному стилю речи. Как го ворил Том Сойер о своём полном имени (Thomas), "That's the name they lick — Меня называют так, me by. I'm Tom when I'm когда хотят высечь. Когда я good. You call me Tom, will веду себя хорошо, меня зо you?" вут Том, Вы зовите меня Том. Ладно?

(Mark Twain) (Пер. К. Чуковского) Рыбакин А.И. Словарь английских личных имён. М., 1989, с. 8.

ГЛАВА 3. Персоналии Принцип, отражённый в таблице, осложняется таким явлени ем, как стереотип социального восприятия, который способству ет выдвижению на первый план дериватов в качестве общепри нятого способа именования лица. Одинаковые личные имена но сили, но по-разному именовались промышленник Henry Ford и президент Harry Truman;

архитектор Robert Mills и комедийный актер Bob Hope.

Вот как образно характеризует разницу между подобными име нами американский лингвист Э. Смит: «Человек, известный под своим полным паспортным именем, серьёзен, талантлив, пользу ется успехом и уважением. Это председатель правления, директор многих компаний, лауреат Нобелевских премий, авторитетный деятель церкви, он высоко платёжеспособен — словом, занимает видное место на авансцене. С другой стороны, человек, извест ный под уменьшительным именем, больше склонен к развлече ниям, спорту и азартным играм, ставка в которых не слишком ве лика;

у него может быть университетский диплом и даже видный пост, хотя и не самый высокий в фирме... Мастера развлекатель ного жанра, которые хотят нравиться, чаще становятся известны под уменьшительными именами»12.

В какой-то степени на этом основана и тенденция выбора тра диционных дериватов для стандартных именований в среде поли тических деятелей, многие из которых не забывают, подобно ар тистам, что даже форма имени способствует созданию популяр ного и «демократичного» образа.

В качестве примера можно привести именования Mamie Eisenhower, Tony Blair, Bobby Kennedy, Jimmy Carter, являющиеся более привычными для американцев и англичан, чем именования с полными формами.

Отличительной особенностью английских личных имён явля ется их относительная устойчивость в пределах функционального стиля. Если по-русски можно употребить то полное имя — Ни колай, то нейтральный, но интимный вариант — Коля, то дериват с выраженной оценочной коннотацией — Колька, Коленька и т.д., то в английском языке за человеком закрепляется преимущест венно одна какая-то форма, которая используется в подавляющем большинстве случаев.

В английском языке в пределах одного функционального стиля шансы на варьирование имени чрезвычайно малы. Так, героев по вести Т. Капоте «Завтрак у Тиффани» на протяжении всей книги зовут именами: Holly, Rusty (от Rutherford), Fred, Mag. Трудно Smith E.C. Treasury of name lore. N.Y.—L: Harper & Row, 1967, p. 476.

3.1. Антропонимы представить, чтобы кто-то назвал их полными именами иначе, чем на конверте официального письма или в газетном сообще нии о происшествиях. Примечательно и то, что Mag не становит ся Maggie и тем менее May, Madge и т.п., a Fred — Freddie. Пол ное имя Фреда остается загадкой — то ли Alfred, то ли Frederick.

С другой стороны, у Б. Шоу в «Пигмалионе» есть Фредди, кото рого не называют Фред. В «Приключениях Тома Сойера» М. Тве на имя Тот в прямой речи употреблено на протяжении всей кни ги 185 раз и ни разу не употреблено Tommy;

Huck встречается 111 раз и только 6 раз — H иску.

Таким образом, в парадигматике английского личного имени складывается следующая картина. С одной стороны, сдвиги в со циальном стереотипе восприятия сокращённых и уменьшитель ных имён способствовали выдвижению их как основных, стан дартных форм в значительной части антропонимических имено ваний. Приобретая официальный статус, такие формы теряют традиционно приписываемые им уменьшительно-ласкательные и дружелюбно-интимные коннотации.

Эти коннотации выражаются прежде всего там, где использо вание деривата имени является отходом от стандартного для дан ной коммуникативной сферы способа называния человека. Так, некий американский деятель заявил на пресс-конференции: «I was working for Jack Kennedy and Joe Califano and Cy Vance». Посколь ку использованные дериваты нехарактерны для стандартных име нований, в которых фигурировали чаще всего John, Joseph и Cyrus, то в данном случае они подчёркивали личную близость говоряще го к этим лицам, выражая эмоционально-положительную оценку.

С другой стороны, именование Jimmy Carter, Tony Blair тако го заряда не несут, поскольку являются общепринятыми.

Итак, сокращённая или уменьшительная форма несёт эмо ционально-оценочную нагрузку в основном тогда, когда является отходом от стандартного способа именования.

При этом необходимо отметить, что эта эмоционально оценочная нагрузка не обязательно положительна. Умень шительные и сокращённые варианты имён органичны и в тексте с иронической интонацией. Называя президента Кеннеди Jack, Никсона — Dicky, премьер-министров Кал лагэна и Тэтчер — соответственно Jim и Maggie, печать де монстрировала ироничное, а подчас и фамильярно-прене брежительное отношение к ним.

Каким же образом эти особенности варьирования личных имён отражаются в переводе?

ГЛАВА 3. Персоналии В своей основе парадигматика личных имён в английском и русском языках имеет много общего, и русскому читателю в принципе понятна разница в употреблении полных форм и дери ватов в тех случаях, когда первые соответствуют более официаль ной ситуации, а вторые отражают более интимные, дружеские от ношения между говорящим и носителем имени. Поэтому в таких случаях передача имени по известным правилам транскрипции и транслитерации в той форме, в какой имя встречается в тексте (то есть на основе практической транскрипции), достаточна для эквивалентной передачи прагматического аспекта значения име ни в тексте. Например:

The Judge... asked him what Судья... спросил, как его his name was. The boy stam- зовут. Том запнулся, разинул mered, gasped and got it out: рот и наконец произнёс:

"Tom." — Том.

"Oh no, not Tom — it is —" — О нет, не Том, а...

" Thomas." — Томас.

(Mark Twain) (Пер. К. Чуковского) Однако английские антропонимы гораздо более стабильны относительно различных ситуаций, чем русские. Поэтому разница в форме личного имени может свидетельствовать не столько о разнице в ситуации или индивидуальных на мерениях говорящего, сколько о разнице социальных сте реотипов восприятия, в которые «вписываются» люди с разными вариантами одного и того же имени.

Форма имени нередко рассматривается как мерило серьёзнос ти человека, о чём свидетельствует, например, запись из дневни ка Дж. Босуэлла, биографа С. Джонсона:

Не turned to me and said, Он повернулся в мою сторо "I look upon myself as a good- ну и сказал: «Я себя считаю humoured fellow." The epithet добродушным парнем». Это fellow applied to the great слово «парень» применительно lexicographer, the stately к великому лексикографу, moralist, the masterly critic, as строгому моралисту, талантли if he had been Sam Johnson, a вому критику, как если бы он mere pleasant companion, was был просто Сэм (а не Сэмю highly diverting. эль) Джонсон — не более чем приятный собеседник, — зву (J. Boswell) чало крайне легкомысленно.

(Пер. Д.Е.) 3.1. Антропонимы Здесь дериват имени также передан с помощью практической транскрипции, но противопоставление двух форм подчёркнуто в переводе дополнительно лексическими средствами, чтобы у рус ского читателя не оставалось сомнений в том, на какую трактов ку социальной оценки имени рассчитывает автор.

И всё-таки переводчику следует иметь в виду, что парадиг матика иноязычных имён не всегда хорошо осознаётся чи тателем на языке перевода. В частности, может не ощу щаться связь дериватов с полными формами личных имён.

Поскольку в русском языке действуют иные правила обра зования дериватов, единство имён Маргарет и Пегги, Мэ ри и Мэй, Джозеф и Джоун, Оливер и Нол, Эдвард и Тед для русского читателя, не знакомого в достаточной степени с английской ономастикой, распадается.

When are you going to tell Так когда же вы скажете the boys back home it's no go, своим мальчикам в городе, что that they are wasting dough? они бросают деньги на ветер?

That Willie couldn't steal a vote Что даже у Эйба Линкольна в from Abe Lincoln in the Cradle колыбели Конфедерации Вил of Confederacy? ли не отнял бы ни единого голоса?

(R.P. Warren) {Пер. В. Голышева) Можно сомневаться, что читатели перевода разберутся в том, что Эйб Линкольн — это то же лицо, что и известный им Авраам Линкольн. Если для американца связь между Abe и Abraham не только очевидна графически, но и зало жена в языковом сознании, то русский не ощущает этой связи не только семантически, но даже фонетически или графически: у Эйба с Авраамом нет ни одной общей бук вы. Из-за такого сильного отличия деривата от полного имени тождество антропонима нарушается.

Если вариантность имени затрудняет доступность текста, переводчик, на наш взгляд, вправе отказаться от её сохранения (конечно, с учётом падающей на неё смысловой нагрузки и спе цифики аудитории, которой адресуется перевод). В частности, в цитированных строках можно было бы восстановить полную фор му имени (Авраам) или вообще снять личное имя («что даже у Линкольна...»).

ГЛАВА 3. Персоналии Вообще передача имён тех личностей, которые известны и чи тателям перевода, требуют особого внимания от переводчика. На пример, в предложении:

She was wearing big round glasses, like Jackie.

(S. Davidson) имеется в виду Jacqueline Kennedy, имя которой по-русски тра диционно передаётся как Жаклин Кеннеди (позднее Онассис), супруга американского президента Джона Кеннеди. Jackie — та ково было её «популярное» именование. Если перевести здесь это имя как «Джеки», то русский читатель не только не узнает, о ком идёт речь, но и вряд ли поймёт, что это женщина. Поэтому пред ставляется необходимым опереться и на речевой опыт русского читателя, и назвать эту женщину тем именем, под которым она ему известна:

«На ней были большие круглые очки, как у Жаклин Кеннеди».

Что касается тех случаев, когда говорящий, в силу какого-ли бо намерения, отходит от стандартного способа именования, то возможность отражения такого намерения в переводе определя ется анализом контекста. В распоряжении переводчика, в частно сти, имеется приём компенсации, когда субъективное отношение говорящего может быть передано посредством прочих элементов или даже через замену имени нарицательным эмоционально-оце ночным словом.

Так, в книге М. Твена Том Сойер обычно называл двоюродно го брата Сидом, но в минуту озлобленности он не только исполь зует дериват, но и добавляет к имени официальное «мистер»:

"Now, Mr. Siddy, you just — Мистер Сидди, советую 'tend to your own business." вам не соваться в чужие дела.

(Mark Twain) (Пер. К. Чуковского) — Вот что, сударь, не лезь те не в свои дела.

(Пер. Н. Дарузес) В переводе К.И. Чуковского сохранена форма деривата и име нования {мистер Сидди) в целом. Другая переводчица книги о То ме Сойере — Н. Дарузес передала прагматическое значение опи сательным переводом, заменив именование обращением сударь, 3.1. Антропонимы которое в данном контексте звучит с неприязнью и иронией.

Такой элемент сообщения, как называние собеседника по имени, опущен, поскольку адресат однозначно определяется ситуацией.

В обоих переводах использованы подчёркнуто официальные обращения на «вы», а также стилистически окрашенные слова со ваться и лезть.

Что касается перевода русских личных имён на английский и другие иностранные языки, то, как уже отмечалось, оби лие в русском языке суффиксальных уменьшительных представляет собой настоящую проблему при переводе.

Англичан и американцев ставит в тупик обилие разнообразных имён одного и того же лица, с чем они сталкиваются, читая пе реводную русскую литературу. В английском языке у каждого лич ного имени есть один-два деривата. Исключением, пожалуй, яв ляется имя Elizabeth, знаменитое тем, что у него дериватов на много больше среднего: Eliza, Lisa, Liz, Lizzie, Bess, Bet(t), Betsy, Bessie, Betty, Elsa, Elsie. Но эти варианты не применяются к од ному и тому же человеку, а кроме того, они не выражают такой широкой гаммы оттенков эмоциональной оценки (от предельной нежности до пренебрежительности), какая характерна для личных имён в русском языке.

Но даже если иностранец и поймёт, что Борис, Боря, Борька, Боренька, Борюшка, Бориска и т.п. (в практической транскрипции на соответствующий язык) — это всё варианты одного и того же имени, выражаемые ими значения эмоциональной оценки оста нутся для него недоступны.

Как же поступать в таком случае переводчикам?

Ю.М. Катцер и A.B. Кунин считали, что «формальное воспро изведение по-английски уменьшительных форм русских имён собственных (типа Anechka, Vanka, Varka, Verochka, Zinochka) ед ва ли можно считать удачным, так как такие слова не восприни маются в английском языке как уменьшительные»13. Кроме того, для читателя на английском языке не всегда ясна связь между Vanechka и Ivan, Shurik и Aleksandr.

Чтобы решить этот вопрос, полезно обратиться к оригинальной англоязычной литературе, где речь идёт о русских. Можно убе диться, что русские уменьшительные имена транскрибируются на Катцер Ю., Кунин А. Письменный перевод с русского языка на англий ский (Практический курс). М.: Высшая школа, 1964, с. 119.

ГЛАВА 3. Персоналии английский обычно в тех случаях, когда они уже получили какое то распространение в западных странах. Таковы, например, име на Sonia, Tanya, Nadya. Надо, впрочем, отметить, что на Западе эти имена не рассматриваются как уменьшительные, а выполня ют функцию полного имени.

В остальных же случаях «русские» персонажи большинства оригинальных сочинений английских и американских авторов ве дут себя так же, как и носители английского языка: они называ ют друг друга в любой ситуации одинаково — причём, как пра вило, стандартным полным личным именем. Приведём примеры:

"Good evening, Victor, how are you making, old chap?" "Stop this nonsense, Nicholas 14;

you don't even believe it yourself."

After a minute, Petrovsky drew his wife aside, sending her a look of diffident appeal. "What is it, Sergei?" (Все три примера — из книги: Kingsley Amis. Russian Hide and Seek. Последний пример примечателен репликой, в которой пол ным именем мужчину называет не кто-нибудь, а его собственная жена, что по-русски звучало бы довольно странно.) Надо отметить, что в англо-американской литературе можно встретить и уменьшительные русские имена, например:

"Dasha, bring Mr Petrovsky the vodka from the kitchen."

(K. Amis) Однако, например, в цитированной книге данный персонаж (домработницу) вообще не называют никаким другим именем, и уменьшительное имя выполняет функцию единственного спо соба именования.

В романе М.К. Смита «Парк Горького» (М.С. Smith. Gorky Park) есть персонажи, которых зовут Pasha, Kostia, Misha, Natasha, с одной стороны, и Arkady, Irina, Feodor, Sergei, Yevgeny, с другой.

Для английского читателя та и другая группы имён имеют прак тически один и тот же статус, поскольку все они используются как постоянные имена персонажей, почти без вариаций.

Впрочем, в этой книге есть и примеры, где уменьшительное имя сосуществует с полным в одном контексте:

Здесь необходимо отметить также, что имя Николай передано по принци пу транспозиции (см. § 2.4).

3.1. Антропонимы "Arkasha, I've often thought about that church," Misha said.

Arkady ran.

Zoya stopped fanning herself and stared dully past Arkady...

"Is it another woman?" She all too obviously remembered to ask.

"Zoyushka, you were right to leave me, and now you should stay as far as you can. I don't wish you ill."

Очевидно, употребление вариантов Arkasha, Zoyushka в прямом обращении, а также описываемая ситуация, из которой ясен эмо циональный настрой персонажей, позволяют читателю догадать ся, что перед ним уменьшительные имена.

Можно также вспомнить популярную в своё время голливуд скую кинокомедию "Ninotchka" (1939) режиссера Э. Любича (Ernst Lubitsch), где главная героиня — русская (её играет Грета Гарбо);

её зовут и уменьшительным, и полным именем. Однако уменьшительное имя является в этом фильме преимущественным именованием героини и, вероятно, воспринимается многими зри телями как основное.

Рассмотрев некоторые примеры из оригинальной английской литературы, обратимся и к опыту переводчиков с русского языка.

Болгарский переводчик С. Флорин пишет о проблемах, свя занных с несоответствием употребления и окраски уменьшитель ных форм даже в таких родственных языках, как русский и бол гарский. «Например, в русском обращении Верка кроется друже ское, интимное, а в других случаях — слегка пренебрежительное и грубое отношение. По-болгарски же это не уменьшительная, а одна из нормальных форм имени, ничем не отличающаяся по внутреннему содержанию от официального Вера. Но русское ла сковое Веронька по-болгарски следует писать без мягкого знака — Веронка, и каждый читатель произнесёт его Веронка, что не будет производным ни от Веры, ни от Вероники и никаким ласковым оттенком отличаться не будет»15.

«Настоящим же бедствием, — продолжает С. Флорин, — все гда были... для меня бесконечные русские "вариации на тему" личных имён. Вот, для примера, два списка — один из «Битвы в пути» Галины Николаевой на тему "Сергей", другой из "Петра Первого" Алексея Толстого на тему "Петр":

Флорин С. Муки переводческие. М.: Высшая школа, 1983, с. 36.

ГЛАВА 3. Персоналии Сергей Пётр Сергунька Петер Сергуня Петрунька Cepera Петрус Серьга Петруша Серёженька Петрушка Петенька» Принимая решение о том, каким образом передавать все эти имена на болгарском языке в переводимых им книгах, перевод чик оставил все уменьшительные формы в том же виде, как и по русски. Думается, что немалую роль в этом решении сыграл и психологический фактор: хотя в болгарском языке уменьши тельные формы образуются совершенно иными суффиксами, тра диционно хорошее знакомство болгарских читателей с русской культурой помогает им преодолеть трудности в интерпретации форм имён.

Аналогичную позицию (точной передачи всех уменьшительных форм имён) заняли и переводчики романа Б. Пастернака «Док тор Живаго» — Макс Хейуард (Мах Heyward) и Маня Харари (Manya Harari). Однако они понимали, какие трудности могут вы звать формы русских имён у англоязычных читателей, и снабди ли свой перевод списком основных персонажей романа с указа нием вариантов их именования. Вот как выглядят некоторые строки из этого списка:

Surname Name and Patronymic Diminutive Zhivago Yury Andreyevich Yura, Yurochka Gromeko Antonina Alexandrovna Tonya Antipov Pavel Pavlovich Pashenka, Pasha Galiulin Osip Gimazetdinovich Yusupka А вот пояснение переводчиков: "For the convenience of the reader, a cast of the principal characters is given at the beginning of the book. In addition to surnames, Russians address one another by their name and patronymic as well as by diminutives. The cast, which lists the various forms of each name, may help to prevent confusion." Нельзя не отметить ещё и проблемы передачи имён в иност ранных произведениях, где действуют русские персонажи. Ино гда такие произведения (а также сценарии фильмов) переводятся Boris Pasternak. Doctor Zhivago. L.: Collins, 1958. — Translators' Note, p.50.

3.1. Антропонимы на русский язык, и нужно помнить, что сохранение полных имён может создать ощущение ненатуральности и даже комизма. В та ких случаях желательно всё-таки заставлять героев разговаривать так, как это естественно по-русски.

Вот как могли бы выглядеть переводы приведённых ранее от рывков из цитированной выше книги К. Эмиса «Русские прятки»:

"Good evening, Victor, how — Добрый вечер, Витя. Ну are you making, old chap?" как, брат, у тебя дела?

"Stop this nonsense, — Коля, перестань молоть Nicholas;

you don't even believe чепуху;

ты ведь сам в неё не it yourself." веришь.

After a minute, Petrovsky Спустя минуту Петровский drew his wife aside, sending her потянул жену в сторону, глядя a look of diffident appeal. на неё с робкой мольбой. — "What is it, Sergei ?" «Ты что, Серёжа!» Нетрудно представить себе, как натужно и даже смешно зву чали бы по-русски полные формы личных имён {Виктор, Нико лай, Сергей), если их использовать в переводе по аналогии с ори гиналом.

Подытоживая, можно дать следующую рекомендацию.

При передаче уменьшительных имён с английского на русский можно почти всегда прибегать к практической транскрипции всех тех форм, какие имеются в оригиналь ном тексте, поскольку способность английских личных имён к варьированию не ведёт к порождению большого ко личества вариантов.

Исключение составляют те личные имена при единичных антропонимах, которые представляют собой резкое отступ ление от обычного способа именования данного человека, особенно если он известен и аудитории, читающей по-рус ски. В этих случаях может оказаться более правильным ре шением замена уменьшительного имени на полное.

При переводе с русского языка на английский конкретные ре шения могут быть разными, но если и транскрибировать русские уменьшительные имена на английском языке, рекомендуется:

а) использовать их только в обращении и б) стараться не вводить в текст перевода более одного уменьшительного имени.

ГЛАВА 3. Персоналии Нужно помнить, что уменьшительные русские личные имена воспринимаются иностранным читателем как таковые лишь в контексте, где явно раскрывается эмоциональное настроение пер сонажей (причём только доверительно-дружеское и ласкатель ное). Формы с пренебрежительной и отрицательной оценкой ти па Машка, Вовка или Лёлища (как у М. Зощенко) транскрибиро вать не рекомендуется, так как они не сохранят соответствующе го оттенка значения. Их следует заменять на стандартные в дан ном тексте способы именования персонажа. Оценочные конно тации, если они не вытекают из других частей контекста, можно передать на основе компенсации (то есть путём добавления эпи тетов или использования оценочно-экспрессивной лексики в дру гих частях высказывания).

3.1.4. Русские отчества Отчества также являются видом множественных антропони мов, так как одно и то же отчество может принадлежать большо му числу самых разных людей. Это весьма специфическая форма именования по отцу, свойственная в Европе лишь русскому и ещё нескольким славянским языкам. Отчества стали упоминаться в русских письменных источниках около XII века, то есть возник ли намного раньше фамилий, система которых сформировалась в нашей стране только в XVII—XVIII веках.

В дофамильный период именование по имени и отчеству слу жило целям более точной идентификации человека, то есть вы полняло ту же социальную функцию, что и современные фами лии. Даже и по форме отчества в прошлом не отличались от со временных фамилий, то есть имели окончания -OB, -ев, -ин, а не только -ич, -евич, -ович, как в современную эпоху. Например, формула Иван Петров могла также иметь вид Иван Петров сын и в принципе соответствовала формуле Иван Петрович, хотя пол ными отчествами на -ич, -евич, -ович именовались только пред ставители высшего сословия, а отчества на -OB, -ев, -ин (так на зываемые полуотчества) использовались для лиц с более низким социальным статусом. Официальная система именования людей в русском обществе той эпохи складывалась, таким образом, из двух компонентов — имени и отчества (иногда также прозвища).

В XVII—XVIII веках на основе прозвищ и отчеств в русском языке сформировалась система фамилий, то есть имён, общих для одной семьи и потомственной линии, и постепенно официальная 3.1. Антропонимы система полного именования человека в России приобрела трёх элементный вид (имя, отчество, фамилия). Однако употребление отчеств в обращении к человеку во многом зависело от его соци ального статуса: представителей высших сословий именовали по имени-отчеству с юного возраста, тогда как к выходцам из про стонародья нередко обращались по имени до самой старости.

Вспомним, например, роман «Детство» Л.Н. Толстого: дворня именует детей богатого дворянина Николай Петрович и Владимир Петрович, тогда как приставленного к ним дядьку (то есть слугу гувернёра из крестьян) зовут просто Николай, а отцовского при казчика — Яков.

В современную эпоху сочетание личного имени и отчества ут ратило функцию юридической идентификации человека (которую оно выполняет теперь только вместе с фамилией), и обращение к собеседнику по имени-отчеству служит прежде всего показате лем уважительного отношения к нему. Русское отчество в этой функции неотделимо от личного имени. Обращение к кому-либо только по отчеству с давних пор носит оттенок просторечности и фамильярности. Так, в «Капитанской дочке» A.C. Пушкина по жилой дядька Гринёва именуется не иначе как Савельич. Можно также вспомнить известный в 1970—80-х годах эстрадный дуэт актёров В. Тонкова и Р. Владимирова, изображавших двух коми ческих старух: рафинированную интеллигентку Веронику Маври киевну и бесцеремонно-простоватую Авдотью Никитичну.

Последняя, изъясняясь на гротескном простонародном говоре, именовала свою собеседницу не иначе как Маврикиевна, без лич ного имени, что было призвано продемонстрировать фамильяр ную манеру общения малообразованного человека.

Золотым веком отчеств можно считать советский период, ког да необходимость образования отчеств и включения их в имено вание человека была распространена и на нерусские народы, на селявшие Советский Союз. Интересно, правда, отметить, что в заграничных паспортах отчество не включалось в те сведения о гражданине, которые указывались в иностранной транслитерации (очевидно, исходя из мнения о его юридической избыточности для иностранных государств). После распада СССР от официаль ного использования отчеств отказались не только его бывшие ре спублики (например, в Молдавии отчества не указываются в удо стоверениях даже у лиц русской национальности), но и — в от ношении ряда национальностей — некоторые республики в со ставе Российской Федерации.

ГЛАВА 3. Персоналии В самые последние годы появились признаки того, что русские отчества постепенно уходят из разговорного обихода и в самой России. Если раньше в официальном и тем более публичном раз говоре с собеседником зрелого возраста обращение к нему толь ко по имени (а не по имени-отчеству) рассматривалось бы как явная некорректность, то теперь это никого не удивляет даже в отношении весьма пожилых людей. Так, в 1999 г. знаменитая в прошлом (но почти не известная молодежи) советская актриса Т.К. Окуневская отмечала свой 85-летний юбилей и была пригла шена по этому случаю в прямой телеэфир. Звонившие в студию молодые зрители запросто называли героиню вечера «Татьяна», что не вызывало возражений ни у ведущего, ни у самой актрисы.

На фоне того, что добавление отчества к имени в обращении к старшему становится менее обязательным требованием этики разговора, факт использования отчества теперь нередко выглядит как особое выражение почтительности. Например, начиная с ка кого-то момента журналисты и любители эстрадной песни вдруг дружно стали именовать певицу Аллу Пугачеву почти исключи тельно по имени и отчеству — Алла Борисовна, что, по-видимому, должно выразить признание ими её особых заслуг в отечествен ном шоу-бизнесе.

Как бы то ни было, отчества по-прежнему широко использу ются в составе русских персоналий (не говоря уже о богатом ли тературном наследии прошлого) и представляют собой известную проблему для переводчиков с русского на иностранные языки.

Эта проблема прежде всего культурно-психологическая. Она су ществует как в устном, так и письменном переводе.

Дело в том, что носителям английского языка, во-первых, труд но произносить и запоминать русские отчества, а во-вторых, сам факт их употребления представляется им чем-то экзотическим и малообоснованным. Не знакомые с культурой России иностранцы просто мало что знают об отчествах, несмотря на наличие в анг лийском языке научного термина patronymic, и в лучшем случае воспринимают его как аналог среднего имени, а то и вовсе счи тают фамилией. Например, если в пределах одного и того же тек ста персонажа зовут то Владимиром Кузнецовым, то Владимиром Ан тоновичем, значительна вероятность того, что, скажем, американ ский читатель воспримет эти именования как относящиеся к раз ным персонажам — двум тёзкам с разными фамилиями.

3.1. Антропонимы Но даже и те иностранцы, которые в какой-то степени знако мы с русской культурой, испытывают значительные психологиче ские трудности с употреблением этого лишнего, на их взгляд, эле мента обращения к человеку. Так, в книге Линн Виссон о русско американских смешанных браках описывается раздражение одной американки, вышедшей замуж за русского, по поводу необходи мости обращаться по имени-отчеству к старшим родственникам мужа в России:

Фёдора обижало, когда люди, с которыми он только что познакомился, называли его по имени. Как и русские друзья Бориса, к которым Мэри К. обращалась, опуская отчество. «Я не могу запомнить имя отца каждого из них, — стенала она. — На этом невозможном языке и имена-то запомнить невозможно»17.

На протяжении многих лет я преподавал перевод не только российским студентам и слушателям Московского государст венного лингвистического университета, но также группам аме риканских и английских стажёров, изучавших русский язык на краткосрочных (продолжительностью в один семестр) курсах. На своём опыте и опыте коллег-преподавателей я убедился, что англоязычные стажёры никогда не обращались к своим препо давателям по имени-отчеству, как это делали (и пока продолжа ют делать) российские студенты. Они избегали такой формы обращения не по незнанию (так как неплохо владели русским языком, читали русские книги и, естественно, вращались в русскоязычной среде), а именно из-за некоего психологического барьера, связанного с освоением необычной, слишком экзо тичной для них традиции. И лишь те студенты из англоязычных стран, кто проходил более длительные курсы обучения в нашем вузе, всё-таки начинали обращаться к преподавателям по имени и отчеству.

Поэтому переводчики с русского языка на английский всегда старались по возможности устранять тот барьер для вос приятия, каким является русское отчество в глазах англичан и американцев.

Виссон Л. Чужие и близкие в русско-американских браках. М.: Валент, 1999, с. 127-128.

ГЛАВА 3. Персоналии В устном переводе, как правило, не имеет смысла отражать отчества в силу уже упомянутых причин:

1) отчества трудны для восприятия и воспроизведения ино странцами;

2) иностранцы легко могут спутать их с фамилиями (тем более что формы фамилий и отчеств похожи — есть и немало фамилий на -ович, -евич);

3) отчества не играют особой роли в идентификации чело века (они служат прежде всего для выражения уважитель ного отношения к нему, но подобные коннотации русских отчеств иноязычным слушателям в большинстве случаев неизвестны и при передаче их по-английски всё равно про падают).

Так, если переводчик на конференции слышит объявление ве дущего: «Следующий доклад сделает Чернышова Валентина Сер геевна», достаточно перевести: "The next speaker is Ms Valentina Chernyshova", опустив отчество, но, возможно, добавив приложе ние Ms (а по отношению к мужчине Mr) для передачи уважитель ного оттенка именования18.

Имеет смысл допускать исключения из этого правила (то есть сохранять отчества в переводе), если, например, перевод предназ начен для хорошо подготовленной аудитории (иностранных биз несменов, давно работающих в России, или учёных-гуманитари ев — социологов, психологов, историков, лингвистов и т.п.). Дру гим типом ситуации, в которой также следует передавать отчест ва, является перевод на высоком официальном уровне, где речи и выступления фиксируются и анализируются, а опущение пере водчиком каких-либо деталей может расцениваться как искаже ние сказанного. Да и аудитория в такой ситуации также обычно подготовленная. Вспоминается в этой связи, что в 1990-е годы вице-президент США Альберт Гор первым (насколько известно) среди высших официальных представителей своей страны стал употреблять обращение по имени и отчеству к своему партнеру по переговорам, председателю российского правительства B.C. Черномырдину — Viktor Stepanovich.

При этом, если в русской речи имя и отчество могут следовать за фами лией, то в переводе на английский нужно обязательно поставить имя перед фа милией, поскольку в английском языке именно место имени, а не его морфо логические особенности, определяют то, является ли оно личным именем, сред ним именем или фамилией. На это указывают даже сами термины — first name, middle name, last name.

3. Ь Антропонимы В письменном переводе отчества могут иногда опускаться, особенно в текстах, не имеющих ни официально-юридиче ского, ни художественного статуса, если это оправдано со ображениями доходчивости. Но всё же преобладающей в письменном переводе на английский язык является практика сохранения отчеств — во-первых, по причине большей сте пени официальности письменных текстов, а во-вторых, потому, что у читателя всегда больше, чем у слушателя, возможностей и времени для анализа предложенного ему материала, чтобы разобраться в формах именования и в том, к кому они относятся. В переводах выдающихся ли тературных произведений отчества в именованиях сохраня ют ещё и потому, что каждый элемент художественного текста имеет повышенную ценность, он может выполнять не только смысловую, но и многие другие функции (на пример, ассоциативную, звукоритмическую, эстетическую и т.д.), следовательно, им нельзя жертвовать в переводе без весьма серьёзных причин.

Приведём пример. Глава 12 романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» содержит сцену «разоблачения» в варьете, в которой фигурирует солидный чиновник, председатель комиссии Семпле яров. На протяжении полутора страниц текста сочетание имени и отчества этого персонажа — Аркадий Аполлопович — употребля ется целых 17 раз, то есть почти в каждом предложении. Вот от рывок из этой сцены.

...Но, принимая во внимание ваше глубокоуважаемое жела ние, Аркадий Аполлонович, я, так и быть, произведу разобла чение. Но для этого разрешите ещё один крохотный номерок?

— Отчего же, — покровительственно ответил Аркадий Аполлонович, — но непременно с разоблачением!

— Слушаюсь, слушаюсь. Итак, позвольте вас спросить, где вы были вчера вечером, Аркадий Аполлонович!

При этом неуместном и даже, пожалуй, хамском вопросе ли цо Аркадия Аполлоновича изменилось, и весьма сильно изме нилось.

— Аркадий Аполлонович вчера вечером был на заседании акустической комиссии, — очень надменно заявила супруга Аркадия Аполлоновича, — но я не понимаю, какое отношение это имеет к магии.

ГЛАВА 3. Персоналии Такое помпезное сочетание имён греческого происхождения, образующих длинную ритмическую группу с далеко отстоящими друг от друга ударными слогами, требует размеренного, медлен ного произнесения и тем самым как бы подчёркивает внешнюю солидность и почтенность их носителя. Однако в булгаковском тексте это сочетание, да ещё и употребляемое многократно, рез ко контрастирует с дальнейшим содержанием ситуации — скан дальным разоблачением его супружеских измен. Так мастерски создаётся комический эффект, делающий эту сцену одним из са мых ярких сатирических эпизодов книги.

Посмотрим, как выглядит эта сцена в английском переводе Майкла Гленни (Michael Glenny). Решение этого переводчика (ко торого, кстати, критиковали и за многие другие просчёты в пере воде данной книги) нельзя признать адекватным. Во-первых, от чество сокращено на один слог — Apollonich, то есть вместо со четания Аркадий Аполлоновин передана как бы сокращённо-разго ворная форма Аркадий Аполлоныч, которая в русском языке упо требляется только в неформальной, непринуждённой обстановке.

Во-вторых, это именование в некоторых случаях опущено вооб ще. Так, последняя фраза из приведённого отрывка переведена следующим образом:

"Yesterday evening Arkady Apollonich was at a meeting of the Acoustics Commission," said his wife haughtily. "Surely that has nothing to do with magic?" Здесь и ещё кое-где в этом тексте переводчик заменил имено вание «супруга Аркадия Аполлоновича» на выражение his wife, что вкупе с другими сокращениями и упрощениями сильно осла било стилистическую ткань перевода по сравнению с оригиналь ным текстом Булгакова.

3.1.5. Переносные значения множественных антропонимов В переносном значении антропонимы выступают в тех случа ях, когда они служат средством образной характеризации и могут быть отнесены к иным референтам, чем в прямой номинативной функции. Поэтому в ряде работ это явление называется вторич ным Переименованием. «В стилистическом плане вторичное ок казиональное переименование является источником образной экспрессии и лежит в основе формирования ряда лексических 3.1. Антропонимы стилистических приёмов, таких как метафора, метафорический эпитет, метонимия, антономасия»19.

Множественные антропонимы обретают вторичную номина тивную функцию благодаря случайно возникающим ассоциаци ям, которые впоследствии закрепляются в речевой практике.

Переносные значения у этой категории имён могут образовы ваться на основе одного из трёх признаков:

1) признак принадлежности к человеческому обществу;

2) родовой;

3) национально-языковой.

Однако, как уже отмечалось, большие группы множественных антропонимов не отличаются один от другого по набору семан тических признаков. Поэтому выбор того, а не иного имени в пе реносном значении в известной мере случаен.

Для образования наименования с классифицирующим значе нием используются обычно наиболее распространённые имена.

Содержательные признаки принадлежности к человеческому об ществу и определённому полу становятся главенствующими при употреблении, например, личных имён Joe, Jack, Billy, Charlie, Tom, Mac, Johnny и др. в значении «любой мужчина», a Jane, Judy и др. — в значении «любая женщина или девушка». Примеры:

Не told many interviewers, В интервью журналистам он "I'm just an ordinary Joe who часто говорил: «Я самый became a movie star." обыкновенный парень, ко торый стал кинозвездой».

You're like a bloody Mary- Ведёшь себя как баба!

Ann\ Ведущим во вторичной номинации может быть и националь но-языковой признак, и тогда мы имеем дело с так называемы ми этническими кличками, обозначающими (часто пренебрежи тельно или шутливо) «типичного» представителя какой-либо на циональности, например: Jock, Mack, Sandy — шотландец;

Hick, Paddy — ирландец;

Fritz, Heinie — немец и т.п.

Как бы продолжением родового признака являются ассоциа тивные элементы, на которых базируются номинативные едини цы со значением «уличная женщина» (Moll, Poll), «женственный мужчина» (Cissy, Jessie, Nancy, Mary и многие другие).

Языконая номинация (Виды наименований). М., 1977, с. 90.

ГЛАВА 3. Персоналии Распространённость ряда имён в провинции способствовала их использованию в значении «сельский житель, деревенщина». Это свойственно, например, мужским именам Hick (дериват имени Richard), Hodge (от Roger), Hob (Robert ) и женским Jenny, Molly.

Этот список можно было бы продолжать достаточно долго;

но все приведённые выше примеры показывают, что в переносных значениях множественные антропонимы выступают достаточно нерегулярно и во многих случаях немотивированно.

Скажем, ИС Joe выражает идею «типичный американец», а ИС Jimmy, не менее распространённое, — нет. Таким образом, осно вой переносного значения, в дополнение к общим понятийным признакам значения антропонима, часто становятся относитель но случайные ассоциативные признаки.

Характер ассоциативных связей может быть различен. Ассоци ации социального порядка связаны с распространённостью имени в той или иной общественной среде, а иногда и с его историей.

В одной из книг по истории английских личных имён утверж дается, что бывшему премьер-министру Англии Гарольду Вильсо ну не повезло с именем Harold, так как в этом имени есть намёк на аристократизм, не способствующий популярности среди изби рателей. «Монархический» образ, говорится в книге, был заложен и в имени такого деятеля лейбористской партии, как Рой Джен кинс (Roy ассоциируется с royal — «королевский»). Фамилии Wilson и Jenkins, продолжает автор книги, сами по себе наводят на мысль о рабочем происхождении их носителей, но имена Harold и Roy разрушают эту иллюзию. По мнению автора, Виль сон и Дженкинс были бы более популярны, если бы носили име на типа Tom, Dick, Harry или Ted20.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.