WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

УДК ББК 71я73 95 Гуревич Г 95 Культурология. Учебник для вузов.

Проект, 2003, с.

ISBN Учебник «Культурология» знакомит читателей с различными культу рами, их типами и этапами развития;

рассказывает о взаимодействиях культур, постепенно подводя читателей к общим закономерностям их становления.

Что такое культура? Как она соотносится с природой? В чем отличие культуры от цивилизации? Почему рождается множество культур, и как они взаимодействуют с другом? В учебнике также показана струк тура культуры, ее различные сферы.

Книга предназначена для преподавателей и учителей, студентов и учащихся школ, гимназий, лицеев и ши рокого круга читателей, интересующихся этой увлекательной наукой.

Без объявления ББК 71я73 ISBN 5-901660-18-8 © П.С. Гуревич, 2003 ОГЛАВЛЕНИЕ 10 ТАКОЕ КУЛЬТУРОЛОГИЯ?

Европоцентризм 13 Единство человечества Кризис европоцентризма 18 Культурно-исторические типы Модернизация мира.........23 Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов. КУЛЬТУРНЫЕ МИРЫ Многообразие определений «Культура» как объяснительное понятие Где сосредоточена культура? Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава III. ФЕНОМЕН Культура как описательное понятие «Вторая природа» Переход к надприродному Культура не рождается вне природы Понятие деятельности Образ конкретного общества Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава IV. КУЛЬТУРА КАК ПОИСК СМЫСЛА Труд как благословление Прорыв к новому, Незавершенность человека Творчество Определение культуры бб Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава V. ПРИРОДА И Мир органики Поклонение природе Покорение природы Отношение к природе на Востоке Экологическая катастрофа.

Вражда или гармония? Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава VI. КУЛЬТУРА КАК СИСТЕМА Язык как метафора. Структурные основания культуры..... Концепция Лотмана Социокод Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава СТУПЕНИ КУЛЬТУРЫ Всемирное сознание Движение формаций Осевой принцип «Волны» в истории Власть и Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава VIII. МОДЕЛЬ КУЛЬТУРЫ Понятие цивилизации Трактовка 0. Концепция А. Тойнби.. Столкновение цивилизаций Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА КУЛЬТУРЫ Понятие аксиологии Ценность жизни Святыня свободы Арсенал ценностей.... Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов.... ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ В КУЛЬТУРЕ Труд как ценность в древних религиях Отношение к труду Протестантизм Крушение этики труда Личность или общинность? Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава XI. УНИВЕРСАЛИИ КУЛЬТУРЫ Что такое Универсальные категории культуры.. История вопроса Психологические универсалии Трансляция универсалий Проблемы методологии Вопросы. Литература. Темы рефератов.. КУЛЬТУРА И ИСТОРИЯ Историческое сознание «Осевое время» Был ли «золотой век»?.. Доистория и история Стадии постижения исторического сознания Концепция 0. Шпенглера Ритмы истории Развертывание всемирной истории Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава XIII. ТИПОЛОГИЯ КУЛЬТУР Как создаются типологии и Запад Идеальные типы культур Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов. Глава XIV. ТРАДИЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО Традиция как феномен Специфика традиционного общества Ведическая культура как исторический тип Реинкарнация и карма Рамаяна и... Бхагаватгита Толкование традиционного текста Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава XV. РЕЛИГИЯ КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ Что такое религия? Религия — явление мировой культуры Философия и религия формы верований.... Магия Идея Бога... Происхождение религии Структура и функции религии... Нравственное содержание Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава XVI. КРИЗИС РЕЛИГИИ ИЛИ РЕЛИГИОЗНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ?

.. Секуляризация Религия в постмодернистской культуре..... Опыт обмирщения теологии Нетрадиционная религиозность Религиозный ренессанс. Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов НАУКА В СИСТЕМЕ КУЛЬТУРЫ Потребность в познании как проявление культуры Происхождение науки Первые классификации Наука как общезначимое знание Постнаучный тип цивилизации Понятие парадигмы Допарадигмальные периоды Наука и ее опасности.. Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава XVIII. НРАВСТВЕННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ КУЛЬТУРЫ Происхождение морали Нормы культуры На заре человеческой истории Фундаментальное правило нравственности Что такое этика? Моральный идеал Добро и зло «Категорический императив» Канта «Цель оправдывает средства» Неопозитивизм..... Космическая этика Этика ненасилия Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов Глава XIX. ИСКУССТВО КАК ФОРМА КУЛЬТУРЫ Красота Искусство Выражение человеческих страстей Художественный дар. Эстетика Специфика художественного Искусство как эстетическая деятельность.. Катарсис Древние мистерии Модернизм Постмодернизм Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов... ТЕХНИКА И СУДЬБЫ Техника Нарастание перемен Как родилась техника? Техника — способ самореализации человечества Техника покоится на деятельности рассудка,... Рационализация мира Заключение. Вопросы. Литература. Темы рефератов ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Перед рассветом члены мусульманской семьи в Малайе соверша ют ритуальное омовение, раскладывают молитвенные коврики и начинают поклоны и молитвы Аллаху. Во французском собо ре верующие выстраиваются в очередь, чтобы священник поло жил облатку им на язык, произнеся при этом «Тело Господне».

В деревнях Южной Индии женщины почтительно умащивают цилиндрический камень молоком и драгоценной пастой из сан далового дерева и приносят ему в дар цветы. Монахи дзэн-буд дистского монастыря в Японии сидят, скрестив ноги, выпрямив спину, в полном молчании, лишь изредка нарушаемом шумом летучей мыши падающей им на плечи. На горе в Мехи ко мужчины, женщины и дети, которые без пищи и воды пляса ли течение нескольких дней, приветствуют пролетающего над их головами орла, дуя в маленькие деревянные свистульки, висящие у них шеях. У реки в Айове сидит молодая женщи на с закрытыми глазами и молится мирозданию о том, чтобы вся ее жизнь имела священный смысл.

Еще в глубокой древности человек понял, что люди живут по-раз ному. Первый же попавший в чужое стойбище, обнару что не может ни говорить с чужаками, ни понимать увиден ное, т.е. осознал факт культурного своеобразия. И если ему посчастливилось вернуться домой живым, эти темы ложились в основу долгих разговоров у костра. Большинству людей нра-' вятся истории о необычном поведении чужестранцев. Им инте ресно узнавать не столько о далеких землях, сколько об уди вительных людях. Истории о чужих обычаях всегда служили излюбленной темой бесед. Им внимали со смешанным чувством самодовольства и тайной зависти, которая составляет прелесть разговоров в узком кругу. Величайший Геродот, античный исто рик, значительную часть своей «Истории» посвятил тому, что мы сегодня назвали бы описанием культуры.

На принадлежащих Индии Андаманских островах в горных тро пических лесах обитают негроидные племена. Они сохранили первобытный образ жизни, занимаются собирательством и охо той. Эти племена, особенно племя избегали всяких Введение контактов с поселенцами не пускали их свою территорию. Поэтому индийские власти объявили районы оби тания племени заповедными и закрытыми для посещения и ле соразработок.

Конечно, ученых-антропологов, изучающих проблемы происхож дения и эволюции человека, не могла не привлечь уникальная возможность познакомиться с неизвестными племенами, их об разом жизни. Они стали регулярно посещать эти районы, остав ляя на пляжах аборигенам — ткани, гроздья бананов, пакеты риса. Однако несколько десятилетий подряд все дары отвергались: их попросту выбрасывали в море. Лишь в феврале 1974 г. одна из групп джарва приняла подарки от чужих людей.

Затем контакты стали постоянными. Джарва брали подарки, а команде судна выносили лесные плоды. Непреодо лимая ранее стена отчуждения, страха и недоверия наконец то рухнула. Наладились контакты, и в результате состоялась встреча двух культур.

Это событие может показаться незначительным, хотя на самом деле оно имеет общий интерес: две разные культуры, одновре менно существующие на земле, вступили в общение — культу ра патриархальная и культура современная.

Однако почему мы проводим разграничение между культурами?

Ведь не разделены тысячелетиями. Обе культуры сущест вуют сегодня, но почему же «современной» мы называем толь ко одну Обратите внимание: в нашем сопоставлении подразумевается, что культура в целом непрерывно развивается, меняет облик, отражая образ изменяющегося мира. Если же где-то она остается неизменной, то мы называем ее «древней», «патриар хальной».

Но насколько справедлива такая оценка? Разве мы знаем опре деленно, в какой культуре человек чувствует себя свободно, счастливо? Если принять за точку отсчета современный быт, тогда древние культуры вполне очевидно уступают нашей.

Нынешняя культура использует огромные достижения на уки и техники. Она создает уют и благоденствие. Лучше жить в благоустроенной квартире с компьютером и телеви зором, нежели в пещере. Человек современного мира зуется плодами новейших технологий: он смотрит телевизи онные матчи одновременно с десятками миллионов других людей, он звонит по сотовому телефону, осваивает компью технику. Отсюда рождается понятное снисходитель ное отношение к патриархальной мол, там люди были лишены всего этого.

Однако в какой мере можно доверять такому взгляду? Не скрыто ли здесь неоправданное высокомерие? Современные люди на зывают первобытных охотников «дикими». Еще бы: они рас полагали топором, копьем да луком. То ли дело у нас — атом ные станции, ракеты, космические корабли. Нужны ли еще до казательства того, что мы умнее? Но, оказывается, охотиться на мамонта с копьями и топором гораздо труднее, чем нажи мать кнопки на автоматическом устройстве. Можно сидеть возле электронно-вычислительной машины и быть при этом, мягко говоря, туповатыми. Нетрудно предположить, что пер вобытные были инициативными, мужественными, лов кими и сообразительными.

А что, если посмотреть на нашу современную жизнь глазами древнего человека? Наверняка многое в ней вызовет удивле ние и полное недоумение. Древний человек жил в соответст вии с ритмами Солнца, укладывался спать, когда темнело. Мы же разрушили это соответствие, согласие с природой. Более того, естественная среда оказалась предельно преображен ной. Лишь в некоторых приборах остался тот чистый воздух, которым когда-то дышали наши предки. Мы сохранили крошечные оазисы нетронутой девственной природы. Загряз нены светлые воды рек, морей и даже океанов.

Мир культур разнообразен и во многом причудлив. Здесь есть о чем поразмышлять, что сравнить, проанализировать. Этим и занимается новая гуманитарная дисциплина — культуро логия.

Глава I ЧТО ТАКОЕ КУЛЬТУРОЛОГИЯ?

Европоцентризм Культурология стала оформляться как самостоятельная наука в начале прошлого века. Сам термин связан с именем выдаю щейся фигуры американской антропологии (науки о челове ке) Лесли Уайта (1900-1975). В нашей стране стала зарождаться с годов XIX в. Появились научные цен тры и кафедры, были выпущены первые работы по культуро логии. Однако само название дисциплины было долгое время неприемлемым по идеологическим соображениям. Первым спе циалистам по теории культуры приходилось с трудом добывать эмпирические сведения, «вводить в обиход» имена крупных исследователей.

Сейчас положение изменилось. Сегодня во всех институтах, уни верситетах, колледжах читают новую дисциплину — культу рологию. Она призвана восполнить тот пробел, который всегда, и тем более, недавно, характеризовал общественную науку и систему образования. В своих социальных иллюстрациях мы крайне редко выходили в широкий мир культуры. Когда, к при меру, мы задумывались о судьбах той или страны, мы в ос новном занимались проблемами идеологии и политики. Об ществоведы игнорировали тот очевидный факт, что любое об наружение социальной динамики начинается именно как сдвиг внутри культуры, как результат новых ценностных ориентации, как итог разносторонних социокультурных Культурология — это наука о множественности культур, об их уникальности и несхожести и культурно-исторического процесса. В самом деле, челове чество накопило огромный эмпирический материал о том, как живут люди разных культур. Мы все больше убеждаемся в том, что эти культуры — разные. Но может ли новая наука ограничиться только этим утверждением? Ведь современно му человеку вполне достаточно побывать в другой стране, Глава I. Что такое культурология? чтобы убедиться в том, насколько разительно отличаются рою людей, их обычаи. Что же можно сказать о таком разнообразии? Несмотря на разность культурных космосов, они в чем-то существенном сходны. Мы просматриваем не которые закономерности, которые, оказывается, все равно присущи самым, казалось бы, несовместимым культурам. Ес ли бы не было этих закономерностей, культуры развивались бы во многом непредсказуемо, нам не удалось бы зафикси ровать определенную логику их развития. Наконец, мы не получили бы представления о некоем общем феномене — культуре...

Мы сравнивали культуру джарвы и современную культуру. Есте ственно возник вопрос — почему люди патриархальной куль туры так дорожат своими традициями? Почему они не стара ются освоить многочисленные достижения человечества? Нет ли в этом изначальной ущербности? Многие столетия мы, ев ропейцы, были убеждены в том, что так называемые патриар культуры попросту отстали от нас, не смогли крыть огромный потенциал человеческого разума. Мы полага ли, что именно Европа указывает путь всем народам...

Так сложился европоцентризм — и ми ровоззренческая согласно которой Европа с при сущим ей духовным укладом является центром мировой культуры и цивилизации. И казалось, для этого взгляда есть все основания. В Древней Греции родились философия, искусство, и это создавало представление о превосходстве Европы над другими народами.

в противопоставили себя Востоку древние гре ки. Понятие «Восток» они относили к Персии и другим зем лям, находящимся восточнее греческого мира. Но уже в Древ ней Греции это понятие было не просто географическим, в не го вкладывался более широкий смысл. Разграничение Запада и Востока стало формой обозначения эллина и варвара, «ци вилизованности» и Ясно, что такое деление имело отчетливо выраженную ценно стную окраску: варварское начало решительно отвергалось во имя эллинского. Подобный взгляд со временем оформил ся в одну из традиций, унаследованных социальной практи кой и духовной жизнью послеантичной Европы. Ведь Греция явилась отправной точкой развития европейской культуры Нового времени.

Глава!. Что культурология?

философы ощущали рода Однако масштабы вселенского самочувствия были еще незна чительными. Другие народы, «варвары», не воспринимались как равные грекам. Собственно к человеческому роду относи лись не все племена. т.е. образованность, мысли лась как родовой признак в лоно которого мог ли войти все народы.

По утверждению философа Романо Гвардини, если спросить человека, что такое Европа, то он укажет на пространство, где обитает человек. Это «прежний круг возрожденный духом Христовым и объединен ный союзом скипетра и церкви. За пределами этого простран ства лежит чуждый и враждебный мир — гунны, сарацины.

Однако Европа это не географический комплекс, не толькоконгломерат народов, но живая энтелехия, живой ду ховный облик. Он, по мнению Р. Гвардини, раскрывается в ис тории, с которой доныне не может сравниться никакая другая история (см.: Гвардини Р. Спаситель в мифе, откровении и по литике. раздумья// Философские науки, №2, с. 154).

Крестовые походы и путешествия, приведшие к великим гео графическим открытиям, захват новооткрытых и жес токие колониальные войны — все это в конечном итоге во площенные в реальных исторических деяниях проявления европоцентристской точки зрения. Согласно ей, За пад с их историческим укладом, политикой, религией, куль турой, искусством представляют собой единственную и несо мненную ценность.

В эпоху средневековья, когда экономические, политические и культурные связи Европы с остальным миром резко ослабли, а важнейшим фактором духовной и политической жизни ста ло христианство, Восток в сознании европейца отодвинулся на задний план как нечто отдаленное и сугубо экзотическое. Однако возвеличивание Запада прослеживается в европейском сознании на протяжении столетий.

Мысль о разъединенности людей в европейской философии под держивалась концепцией избранности Запада. Предполага лось, что другие народы относятся к человечеству условно, поскольку еще не достигли необходимого культурного и циви лизационного уровня. Разумеется, они идут дорогой прогрес са. Однако при этом народы многих стран проживают вчераш Что такое культурология?

туры. Оба эти аспекта одинаково реальны и важны для понимания человеческого поведения. Открытый аспект любой культуры кон кретен и осязаем. Он поддается прямому наблюдению и регистра ции. Регистрация фактов скрытой культуры представляет пробле му совсем иного рода. Этот аспект затрагивает состояния, о природе и о которых можно судить лишь на основе вызванного ими открытого поведения. Итак, куль тура — это деятельность. Но это еще не все содержание культуры.

Вопросы:

1. Можно ли назвать культуру совокупностью всех представлений?

2. Действительно ли культура только рациональна?

3. Почему некоторые феномены культуры трудно назвать ра циональными?

4. Кто определил культуру как «вторую натуру»?

5. Есть ли культура у животных?

6. Каков философский смысл мифа о Прометее?

7. Почему культура не рождается вне природы?

8. Кто дал Большой Медведице ее название?

9. Относится ли топор к феноменам культуры?

10. Что такое образ жизни?

ЛИТЕРАТУРА:

Р. Образы культуры // Человек и социокультурная среда.

Вып.

2. Гуревич Человек и культура. 2001.

3. Джеймс Уильям. Воля к вере. 1997.

4. Ктони Эзотерика основ культуры. 1995.

5. Линтон Р. Культурные основания личности // Человек и социальная среда. Вып. 2, М., 1992.

рефератов:

1. Многозначность понятия культуры.

2. Культура как деятельность.

3. Культура как образ жизни.

4. Духовная материальная культура: опыт обсуждения.

5. Культура как историческая целостность.

Глава IV КУЛЬТУРА КАК ПОИСК Труд как благословление Культура немыслима без человека: он ее создал. Но что при этом его воодушевляло? Желание утвердить себя в природе в качестве властелина, способность изменять дарованное?

Бессознательная игра творческих сил, могущих бесконечно развертывать свой потенциал? Стремление пересотворить природу? Как только возникает вопрос: ради чего? — челове ческая активность оказывается вовсе не одинаковой по исто кам и целям.

Архиепископ Иоанн Сан-Францисский в статье «Что такое куль тура?» отмечает, что когда мы говорим о человеке «он — куль турный», этим хотим выразить целостность и гармойичность его духовного облика. Инженер, врач, земледелец, ученый, по литик, общественный деятель, рабочий, кладущий кирпичи, садовник, прививающий плодовое дерево, поэт, утешающий человека, музыкант, выискивающий новую гармонию, — все это пчелы, работающие в одном улье-мире;

они летают по раз ным цветкам, но сладость достижений их идет в общий дом.

(Архиепископ Иоанн Сан-Францисский. Что такое культура?

//Архиепископ Иоанн Сан-Францисский. Избранное. Петроза водск, с. 423).

По мнению архиепископа, культура есть труд человеческий, движимый любовью. Не принудительный труд, который есть проклятие, но труд свободный, который есть благословение.

Бессмысленны и бесплодны попытки строить жизнь только на материалистических идеях и интересах... Человек, одетый в одежду только одной внешней технической цивилизации, человек без духовных ценностей и запросов, похож, по словам автора, на мертвеца. В нем нет самого духа жизни.

«Серо, душно, бедно в мире, где есть только игра материальных интересов, но нет культуры духа и культуры любви. В борьбе Глава IV. Культура как смысла за материальную ценность человек умеет добывать «свое пра во», но не всегда находит в этом «праве» свою настоящую, ра достную жизнь» (там же, с. 423).

Есть библейский образ, полный глубокого, мирового смысла: лю ди строят башню до небес... Автор комментирует: люди увере ны, что «достигнут неба», т.е. своего человеческого счастья, «создав себе имя» через постройку материальной башни...

«Вот башню и будем счастливы», — думают эти ди. Жалкая мысль! Разве какое-либо количество кирпича или машин может сделать людей более мудрыми, добрыми и близ кими друг к другу, более способными понять и найти свое сча стье?» Одержимые материальным строительством, видя только в нем цель своей жизни, люди все строят и поколения, башня человеческая все строится, а земля все более заливается кровью Никакое количество этажей ма териальной цивилизации не может без внутреннего подвига и усилия человеческой души перейти в нравственное качество жизни (там же, с. 424).

Можно сказать так: не всякая деятельность творит культуру, а лишь та, которая несет смысл. Автоматические, рутинные дей ствия скорее похожи на проявления инстинкта. Смысл же обна руживается тогда, когда пробуждаются любознательность, жела ния разгадать секреты природы, обуздать ее силы. Поэтому, как отмечал немецкий мыслитель Карл Маркс (1818-1883), осмыс ленной деятельности предшествует проект. Идея ко леса возникает раньше, чем само колесо. Тут и рождается творческая деятельность, невозможная без разума, без продви жения к Человек — который стремится не толь ко выполнять полуосознанные операции, но и придавать смысл всей Этим его деятельность и отличает ся от инстинктивных реакций, скажем, муравья. Но тут мы стал киваемся с удивительным фактом: оказывается, первоначаль но смысл был непосредственно связан с тем, что в человеческой культуре называется сакральным, божественным, Желание человека гармонизировать свои отношения с приро дой, понять их скрытое значение стало причиной появления ре лигиозного На это указывал П.А. Флоренский, производивший слово «куль тура» от слова «культ» — поклонение богам. Об этом же гово рит и миф о Прометее: в нем культура божественное Глава IV. Культура как поиск смысла происхождение. Конечно, не надо понимать это так, будто все сделал Бог — и небо, и землю, и культуру. На самом деле все значительно сложнее. Вникая в смысл своей деятельности, че ловек раз как бы приподнимается над ней, т.е. тянет ся к преодолению своей «сращенкости» с природой. Эта спо собность человека уникальна и поистине божественна.

Чтобы проникнуть в тайну надо за ее преде лы и отыскать которые находятся вне ее. И здесь не следует впадать в крайности. Занимаясь жизнеустроением, человек далеко не всегда задается вопросом о предназначенно сти бытия и своей собственной судьбы. Иногда его активность лишена творческого уподобляется инстинктивным реак циям. Когда в культуре иссякает живой творческий дух, она превращается в цивилизацию, т.е. воспроизводит орудия тру да, машины, механизмы и т.д. примерно так, как происходит в действиях — в виде Деятельность человека разнообразна, и многообразны результа ты, продукты человеческой активности. Но именно те деяния которые содержат в себе напряженный прыжок, прорыв в новое духовное пространство, вычитывание смысла в окружающем, непременно рождает святыни, ценнос ти. Это всего мы и определяем как культуру. А ее зультаты, «материализованные» в конкретных механизмах, памятниках, сооружениях, орудиях труда и т.д., мы обычно от носим к цивилизации, хотя такого абсолютного их разделения в реальной жизни, конечно же, не существует.

Относится ли топор к культуре? Является ли создание плуга ак том культуры? Цель и идея его создания, план конкретных действий, расчеты материалов и т.д. — это элементы работы человеческого разума и души, сам же готовый плуг есть досто яние Данную мысль как раз и разъяснял в русской философии П.А. Флоренский, а в европейской философии — 0. Шпенглер. Кроме того, есть такие деяния, которые не содер жат в себе священного смысла, не вызывают горения челове ческого духа. В таком случае правильно говорить не о тво рении, а о повторном воспроизведении однажды найденного, воплощенного в чем-то конкретном, так, например, как в на шем примере: идея плуга и его проработка — это культура, сам плуг — цивилизация. Разумеется, такое разграничение, повторим еще раз, условно, но в научном плане оно предельно важно для определения культуры.

58 Глава IV. Культура смысла Прорыв к новому В самой культуре есть некая тайная пружина. В человеческой деятельности многое рождается впервые как обнаружение смысла. Но многое служит процессу тиражирования однажды найденного. В истолковании Флоренского деятельность обнаруживает себя во множественном числе: речь идет о ятельностях — духовной и материальной. Когда мы говорим:

«орудие», то нам сразу припоминаются молоты, пилы, плуги или колеса. Это именно материальные орудия технической цивилизации. Для большей определенности П.А. Флорен ский называл их машинами или инструментами. Однако ду ховная деятельность, которая привела к появлению этих ин струментов, несомненно, заслуживает того, чтобы называть ся культурой.

Создание полезных для выживания человека приспособлений как находка мысли приобретает, по П.А. Флоренскому, сак ральный, т.е. культурный, смысл. Суть молота, пилы, насоса видна непосредственно, хотя по этим продуктам цивилизации мы можем понять их символическое значение, реконструиро вать характер культуры той эпохи, в которую появились.

И в этом смысле, пожалуй, можно согласиться с П.А. Флорен ским, что производство а символов есть сотво рение культуры.

Деятельность человека многообразна — это факт известный.

Но далеко не всегда человеческая активность сопряжена с прорывом в области духа. «Вторая природа» включает в се бя и акты простого воспроизведения. Копирования. Человек, который изобрел колесо, — творец культуры. Работник, кото рый прилаживает колесо на оси, — человек цивилизации. Так обнаруживает себя проблема, которая в прошлом веке чила название «проблема культуры и цивилизации». Цивили зация — это, условно вещественное воплощение культуры.

У человека есть инстинктивная программа, но в отличие от других живых существ, него есть и программа социальная. Инстинкт подсказывает, что нужно делать. Муравей вступает в бой, несет пушинку, воспроизводит потомство. Но все это он делает не со знательно, а повинуясь инстинкту. В процессе эволюции полу чилось так, что у человека инстинкт перестал играть решаю щую роль в его приспособлении к природе.

Глава IV. смысла Он пытается реализовать далеко не только те побуждения, которые являются инстинктивными. Культура в этом смысле выступа ет как продукт открытой, незавершенной человеческой природы. Пытаясь восполнить свою недостаточность для суще ствования в природном мире, человек обратился к творческой, свободной деятельности. Вот с данной точки зрения культура предстает как совокупность смыслов и ценностей, рожденных творческой активностью человека.

Незавершенность человека «Никакое философское озарение, — пишет К. Ясперс, — не спо собно дать однозначную картину «человеческого». Скорее сле довало бы сказать/что... проявляется множественность истоков природы человека;

отсюда неустанное стремление человека к единому, каковым он не является. Природа человека незавер шенна или фрагментарна. Фрагментарность требует достижения полноты, источник которой, в противоположность всем осталь ным универсальным источникам «человеческого», должен обес печить бытию человека основу и Временный успех на этом пути достижим только ценой многочисленных разочаро Но именно разочарования указывают верное направле ние — ведь чтобы выполнить требование, нужно, по Ясперсу, об ладать истовой верой и сохранять духовную связь с традицией».

Общая психопатология. 1997, с. 908).

Открытость человека тождественна его всегдашней незавер шенности. Сущность человека выявляется для нас не в объек тивных схемах «человеческого», а именно в этой бесконечной потенциальности, в этих неизбежных конфликтах и внутрен них противоречиях.

Прежде всего, человек — это открытая возможность. Чело век это еще не определившееся животное (Ф. Ницше). Жи вотные осуществляют свою жизнь согласно заранее предна чертанным путям;

каждое новое поколение, подобно всем предыдущим, приспособлено к определенной форме сущест вования. Что касается человека, то его ничто не принуждает строить свою жизнь по заданной модели: человек наделен пластичностью и способен бесконечно изменяться.

ные ведут устойчивое существование, так как руководствуют ся надежными инстинктами;

человек же несет в себе элемент неустойчивости и Он не предназначен для аб 60 Глава IV. Культура как поиск смысла солюткых, конечных форм Следовательно, его сущест неотделимо от случайностей и опасностей. Человек заблуждается, ошибки, его инстинкты немногочис ленны, он, так сказать, изначально «болен». Он зави сит от собственного свободного выбора.

По экспертизе К. Ясперса, развитие животных было направлено изначально в сторону специализации и поэтому пошло тупиковыми путями;

потенциал для развития был сохранен за одним только человеком. О человеке можно сказать, что в ос нове своей он есть уникум («душа — это все», как говорил Аристотель). В самых глубинных слоях человеческой природы сохраняются какие-то действенные элементы. Благодаря сво ей пластичности человек остается незавершенным;

и в этой незавершенности содержатся ростки будущего. По причинам, самому человеку неизвестным, его способности в основе сво ей неисчерпаемы. В своем воображении он может предвидеть ход событий и освещает свой путь истинными, фантастически ми и утопическими целями.

Потенциально человек может все;

поэтому человеческая приро да неопределима. Мы не можем свести человека к единому знаменателю, ибо он не соответствует какой-либо одной спе циализации. Человек не сводим к какой-либо одной видовой категории. Другого вида в природе не существует.

«Будучи определен, — пишет Ясперс, — т.е. отнесен к какой либо категории, человек утрачивает свою исконную целост ность. В любой жизненной ситуации выступает как своего рода экспериментатор, имеющий возможность отсту пить, отойти в сторону, отказаться от продолжения «экспери мента». Это происходит потому, что в глубинах его природы сохраняются дальнейшие возможности — причем возможнос ти эти принадлежат не столько отдельному индивиду (кото рый идентифицируется с неким осуществленным содержани ем), сколько человеку как некой генетически детерминиро ванной сущности» (там же, с. 909).

Человек находится в постоянной борьбе с самим собой. Он не • является однозначно определенным существом, без колеба ний идущим по заранее предначертанному пути. Об этом и свидетельствует его борьба с самим собой. Человек не просто принудительный синтез противоположностей (каковым, по Ясперсу, является все живое) или необходимое и, в сущности, доступное пониманию диалектико-синтетическое движение Глава IV. как смысла духа. Уже в самих глубинных своих истоках человек — не что иное, как творение, созданное для борьбы. Различные формы этой непримиримой борьбы можно рассматривать как ряд сту пеней, ведущих от того, что является общим для всего живого, к чисто человеческим феноменам.

Но каковы же эти противоречия? Человек, рассматриваемый как форма жизни, является ареной борьбы между наследственной предрасположенностью и окружающей средой, между внутрен ним и внешним миром. Человек как общественное существо находится в центре конфликта между индивидуальной и коллек тивной волей. В последней же идет борьба между той волей, которая обусловлена природой отдельных людей, и волей обще ства в целом. Человек как мыслящее существо пытается преодо леть между субъектом объектом, между и ве щами — между неразрешимыми антиномиями, сталкиваясь с торыми человеческий разум терпит поражение. Человек как дух пребывает в пространстве созидательного движения противо положностей. Противоречие — это тот непреодолимый стимул, который побуждает человека к созиданию;

такую творческую функцию выполняют противоречия, свойственные любым ти пам переживания, мышления. Человек как феномен духа склонен к отрицанию;

но отрицание не разрушает человека, а выступает как форма созидания через преодоление и синтез, осуществляемые в процессе становления.

Человек как существо живущее, мыслящее и духовное планирует свое будущее, осознанно вносит в жизнь определенный порядок, дисциплинирует себя. Благодаря он имеет возможность делать с окружающей средой и с самим собой то, что хочет. Эта воля постоянно борется с противоречиями;

она становится раз рушительным фактором, когда вырождается в «чистую», фор мальную волю. Такая воля способствует угасанию собственного его вырождение в нечто механическое.

Далее по К. Ясперсу, нигде и никогда человек не бывает полно независимым. Он постоянно зависит от чего-то иного.

Как наличное бытие, он зависит от своей среды и своего про исхождения. Для познания ему требуется содержание (т.е. ок ружающая среда), которое должно быть ему дано (ибо чистое мышление лишено содержания). Реализуя свою природу, он ограничен во времени и возможностях и то и дело преодоле вает сопротивление. Чтобы реализовать себя, человек должен обладать сознанием собственных границ;

поэтому он вынуж Глава IV. Культура смысла ден специализироваться на чем-то определенном и не может охватить всего. Создав предпосылки для того, чтобы по-насто ящему начать свой путь, человек должен отказаться от очень многого в своей жизни.

Человек не просто конечен. Он еще и знает, конечен. Он не удовлетворяется собой как конечным существом. Чем от четливее его знание и чем глубже его переживания, тем яснее он осознает свою конечную природу и, следовательно, принци пиальную незавершенность своего бытия и всех своих прояв лений. Человеку свойственно недовольство миром независимо от глубоко он вовлечен в мирские дела.

Способность человека повсюду ощущать эту конечную природу и его постоянная неудовлетворенность ею указывают на воз можности, скрытые в его природе. Основой его бытия должно быть не только конечное, но еще и что-то иное. Если бы челове ку не было свойственно некое предвосхищающее знание о непо знаваемом, он не испытывал бы никакой потребности в поиске.

человек ищет бытие само по себе, бесконечное, иное. Только такой поиск может принести ему удовлетворение.

« его он может уже в бытии мира — постольку, посколь ку в конечных явлениях находит выражение бесконечность.

Только такой поиск может принести ему удовлетворение. Че ловеку знакомо глубокое удовлетворение, источником кото служат опыт постижения мира, общение с природой, чте ние ее иероглифов, познание космоса, обнаружение истинной природы вещей» же, с. 912).

Будучи конечным существом и сознавая это, человек стремится к преодолению всего конечного. Но каждый шаг его на этом пути обусловлен тем обстоятельством, что человек конечен.

Человек реален лишь постольку, поскольку он стремится к ко нечному. Но, обнаруживая, что все конечное неистинно для него, он не может остановиться и продолжает свое движение дальше. человек оказывается в двойственном положе нии: в его глубинных основах кроются бесконечные возмож ности, благодаря которым он стремится преодолеть свою ко нечную природу;

но все эти возможности побуждают челове ка воплотиться в чем-то конечном, решиться на безусловное и устойчивое самоотождествление во времени.

Итак, человек — не просто разновидность животного, Но че ловек и не чисто духовное существо, о котором мы ничего не знаем и которое в прежние времена мыслилось как ангел.

Культура Смысла Скорее следовало бы сказать, что человек — это нечто единст венное в своем роде. Отчасти он принадлежит к разряду жи вых существ, отчасти — к разряду ангелов, но отличается как от тех, так и от других. Человек — открытая возможность.

Он не завершен и не может быть завершен. Поэтому человек всегда больше того, что осуществил, и не тождествен тому, что осуществил. Такую же мысль находим у русского философа Се мена Людвиговича Франка (1877-1950):

«В парадоксальной форме это можно было бы выразить, сказав, что человек всегда хочет быть чем-то большим и иным, чем он есть;

и так это хотение есть само его существо, то можно сказать, что своеобразие человека в том и состоит, что он есть больше, чем то, что он есть» (Франк Л. Духовные основы обще ства. с.

Вот почему человек осуществляет себя в определенных феноме нах — поступках, мыслях, символах. И он все время восстает против этих ставших определенными феноменов, против того, что было утверждено им же самим. Перестав стремиться к пре одолению фиксированных форм, человек, так сказать, «усред няется» и отходит в сторону от естественных путей «челове ческого».

Творчество Как известно, феномен творчества развернуто исследован рус ским философом Н.А. Бердяевым в книге «Философия творчест ва». Он отмечает, что в Евангелии нет ни одного слова о творче стве. Если бы пути творчества были оправданы и указаны в Свя щенном писании, то творчество было бы послушанием, т.е. не было бы творчеством. Тайна творчества сокровенна. «И Бог от человека антропологического откровения творчества, сокрыв от человека во имя свободы его пути творчества и оправдание творчества» (Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства. 1994, с. 112).

В творчестве сам человек раскрывает в себе образ и подобие Божье, обнаруживает вложенную в него божественную мощь.

По словам Н.А. Бердяева, идея Творца о человеке головокру жительно высока и прекрасна. Так высока и прекрасна боже ственная идея человека, что творческая свобода, свободная мощь открывать себя в творчестве заложена в человеке, как печать его богоподобия (там же, с. 113).

смысла Творческая тайна сокрывается от человека и открывается чело веком. Творческие порывы сопровождают всю историю чело века. Он совершенно свободен в откровении своего творчест ва. стоим перед неизбежностью оправдать себя творчест вом, а не оправдать свое творчество.

С этих позиций Н.А. Бердяев критикует современную ему о познании — гносеологию. По его мнению, критическая.

сеология обостряет кризис культуры и творчества, обнажает антагонизм между культурой и творчеством. Критическая гно сеология обосновывает и оправдывает все виды творчества дифференцированной культуры, но этим не раскрывает, а за крывает творческую природу человека. Творческий акт оказы вается изъятым из первичного бытия и переносится во вторич ную сферу сознания... Творчество обращено к иной стороне двойственной природы человека и стороны рождается.

По мысли Н.А. Бердяева, от творчества нельзя ждать прироста, восхождения бытия, откровения человека. Творчество в немец кой философии оказывается не раскрытием природы человека, а прикрытием ее (там же, с. 127).

Н.А. Бердяев считал, что творчество болезненно и трагично в су ществе своем. Цель творческого порыва — достижение иной жизни, иного восхождение в Во всяком творче ском есть абсолютная прибыль, бытия, совершающийся в нем прирост, достигнутая прибыль без вся убыли говорят о творящем и его творчестве. Творчество в мире возможно лишь потому, что мы обладаем такой способ ностью. Человек обязан обогатить саму божественную жизнь.

Творческий акт присущ лишь лицу как свободной и самостоя тельной мощи. Творчество человека подобно творчеству Бога, не равно, не тождественно, но подобно. Человек не есть абсо лютное и потому не может обладать абсолютной мощью. В сво ем творчестве он связан с другими людьми и всем миром су ществ, но он не всесилен. Познание творческой эпохи — ак тивное, не пассивное, оно предполагает творческое усилие.

Творческие порывы человека являются симптомом нарождения нового бытия и познания.

Н.А. Бердяев отмечает, что творчество неотрывно от свободы.

свободный творит. Творчество рождается из свободы.

Творчество необъяснимо. — тайна. Тайна творчест ва есть тайна свободы. Тайна свободы бездонна, и неизъяснима тайна творчества. может быть демоничен, и демонизм Глава IV. Культура как смысла 3 Культурология его может отпечатлеться на его творении. Но не может быть де монично великое творение, творческая ценность и породивший ее творческий экстаз. Я думаю, что в природе Леонардо да Вин чи был демонический яд. Но в творческом акте сгорел демонизм Леонардо, претворился в иное, в свободное от «мира» бытие.

В Джиоконде, в Вакхе, в Иоанне Крестителе просвечивает демо низм леонардовской природы. Но обречены ли сгореть в адском огне великие творения леонардовского гения? Нет, в этих тво рениях уже сгорело зло леонардовской природы, и демонизм его претворился в иное бытие, пройдя через творческий экстаз гения. В Джиоконде есть вечная красота, которая войдет в веч ную божественную жизнь. Творческая жизнь есть жизнь вечная, а не тленная» (там те, с. 167).

По словам Бердяева, творчество антагонистично, с одной сторо ны, совершенству человека, с другой — совершенству культу ры. Лишь творческая религиозная эпоха, как полагает фило соф, выйдет из тисков личного и совершенства ценностей культуры...

культуры Итак, в нашем распоряжении все слагаемые, чтобы дать опреде ление культуры. «Что такое культура? — задавал вопрос вели кий гуманист прошлого века Альберт Швейцер и удивлялся. — Этот вопрос должен был бы давно волновать человечество, считающее себя культурным человечеством.

Но, как ни странно, в мировой литературе никто до сих пор, собственно, не ставил такого вопроса и тем более не пытался ответить на него. Считалось, что незачем определять сущест во культуры, поскольку она сама налицо. Когда же этот вопрос все-таки затрагивался, то его со ссылкой на историю и совре менность уже давно решенным. Однако сегодня, когда сами события с неумолимостью ведут нас к сознанию того, что мы живем в условиях опасного смешения элементов культуры и бескультурья, нам надлежит — хотим мы того или нет — попытаться определить сущность культуры» (Швейцер А.

Культура и этика. 1973, с. 51).

В значении понятие культуры восходит к ан тичности. Его можно обнаружить в трактатах и письмах Древ него Рима. Слово «cultio» означающее «возделывание», «обра ботка», как и слово «культ», происходит из того же источника.

IV. Культура смысла Этимологически в латыни более древним источником слова «культура» считается глагол colere — в первоначальном значе нии «возделывать», «обрабатывать» и лишь в позднейшем — «почитать», «поклоняться».

Понятие «культура» в переносном значении (и производное от него понятие «культ») аналогично понятию «хозяйство» и из начально соотносилось с культурой чего-то: культура души, культура разума, культ богов или культ предков. Такие сочета ния существовали в течение многих столетий, пока в странах, говорящих не стал входить в употребление термин «цивилизация» (лат. civilis — гражданский, государственный).

Он охватывал совокупность социального наследия в области техники, науки, искусства и политических учреждений.

Если попытаться перевести с латыни название трактата о земле делии, который написал римский государственный деятель и писатель Марк Порций Катон (234-149 до н.э.), то получи лось бы, вероятно, слово «агрикультура». Речь идет не просто об обработке земли, а, главным образом, об уходе за участком.

Возделывание почвы, как утверждает автор, вообще невоз можно без особого душевного настроя. Без предельного реса к участку не будет и культуры, иначе говоря, должного возделывания.

Затем слово «культура» отрывается от земной почвы. Оно метафо рически соотносится с Римский оратор и философ Марк Цицерон до н.э.), говоря о возделывании, уже имел в виду не землю, а духовность. Он вел речь о необхо димости культуры души и духа, считая таковой философию.

«В основном все историки культуры, — подчеркивает ный российский ученый Полищук, — сходятся на том, что подразумевается воздействие философии на ум с целью его обработки, воспитания, развития умственных способностей.

Но если вспомнить Катона, то здесь можно обнаружить и дру гой смысл. Философия — это не только обработка или обра зование но и его почитание, уважение и поклонение ему.

И действительно: философия родилась из предпочтения ду ховного начала в человеке, из почтения к этому началу».

К понятию культуры близок и термин «оккультизм» (лат. occultis — тайный, сокровенный). В Древнем Китае термин «культу ра» Вэнь, означавший «культурность», «цивилизованность», «письменность», и др., был одним из центральных. В учении древнекитайского философа Конфу Культура смысла ция (551-479 до н.э.) обосновывалась сущностная роль языка в познании и принятии правильных решений. Духовный, со кровенный, тайный аспект понятий культуры развертывается и таким образом: мистика, магия, мистерия.

античном сознании понятие культуры отождествляется с нятием «пайдейя», т.е. «образованность». Пайдейя, по оп ределению Платона, означает руководство к изменению чело века, всего его существа.

В эпоху средневековья слово «культ» употреблялось чаще, чем «культура». Оно выражало способность человека раскрыть собственный творческий потенциал в любви к Богу. С непо средственно религиозной точки зрения совокупный порядок бытия воссоздается в культе. Здесь в каждый данный истори ческий момент и как бы заново совершаются в форме все вечно значимые события священной истории. Рож дается представление о рыцарстве как своеобразном доблести, чести и достоинства.

В эпоху Возрождения воскрешается античное представление о культуре. Оно выражает прежде всего активное творческое начало в человеке, который тяготеет к возвышенному, гармо ничному развитию. В современном значении слово «культу ра» стало употребляться в XVII в. В качестве самостоятельно го око появилось в трудах немецкого юриста и историографа Самуэля Пуфендорфа Ситуация радикально меняется в XVIII в.. Здесь рождается мощная традиция осмысления культуры. Слово «культура» воспринима ется как центральная категория философии, которая понимает ся как «история духа», духовного развития человечества. Куль синоним интеллектуального, нравственного, эстети ческого, короче, разумного совершенствования человека в ходе его исторической эволюции. Философия культуры этой эпохи пыталась вобрать в себя всю органику мира от геологи ческих пластов до высших творений человеческого духа.

Всемирная история в понимании Гегеля не является ареной счас тья;

мирные и счастливые пустые страницы в книге истории. Он считал абсолютно неопровержимым свое убежде ние в том, что «в истории все происходит разумно». Ступени культуры Гегель различал по мере насыщенности духом. Он вы делял три периода в истории искусства: символический (искус ство Востока), классический (античность) и романтический (христианский). Формирование антитезы Глава IV. Культура как смысла тура» происходило параллельно переходу Просве щения в романтизм. исходили из обобщенного образа истории, из традиции культурной исто рии, из циклического бытия. Ф. Шлегель, например, по лагал, что главное в культуре — это процесс восхождения, схождения в единый центр различных тенденций культурного творчества. А. и Ф. Шлегели, Ф. Шеллинг стояли у истоков срав нительно-исторического изучения культуры, рассматри вая ее как единый процесс общечеловеческого развития.

Они, в частности, отмечали, что фундамент современной циви лизации закладывался в эпоху средневековья.

В XIX в. ряд мыслителей обнаружили разносторонне обоснован ную культуроборческую тенденцию. Радикализм нового истол кования культуры в крайней оппозиции ко всем принятым постулатам антропологических и философско-исто рических концепций. А. Шопенгауэр решительно отвергал все общую западноевропейскую веру в прогрессивность «человека разумного» и «человека деятельного». Согласно этой установ ке сам генезис культуры усматривался в том, что человек безо ружен перед лицом окружающего мира и совершенно не может приспособиться к его специфике в отличие от его ближайших родственников из животного мира. Человек испытывает гор дость от того, что создал государство, произведения искусства, науку, орудия труда, языки, поэзию, словом, весь космос куль туры. У Ф. Ницше, последователя Шопенгауэра, культурфило софия сбрасывает с себя груз христианских воззрений и уст ремляется в лоно нового языческого мировоззрения. Культура осуждается не с позиции руссоистской «гармоничес кой» Она соизмеряется с принципом космической «воли к жизни» и «воли к власти».

О том, как развивалась культурология в XX веке, — рассказ пой дет дальше. Здесь мы видим поток новых концепций и подхо дов, требующих тщательного изучения.

Заключение Итак, культура обнаруживает себя прежде как антропо логический феномен. Чтобы проникнуть в сущность куль туры, надо прежде всего выявить человеческую приро ду, особенности человека как уникального рода сущего.

Человек — существо свободное, выломившееся из природы /лава IV. Культура как поиск смысла и потому не располагающее завершенностью. Разумеется, культура — это производство самого человека во всем богатстве и многосторонности его общественных связей.

Но прежде важно отметить, что именно че ловека побудила его, судя по всему, к особой форме приспо собления к миру — культуре. Выявление специфики культу ры невозможно антропологических констатации и без сакрального смысла человеческой деятельности.

культуру можно определить как феномен, рожденный незавершенностью, открытостью человечес кой природы, развертыванием творческой деятельности человека, направленной на поиск сакрального смысла бытия.

Итак, мы дали определение культуры. Но это вовсе не означа ет, что таким образом мы раскрыли универсальную сущность культуры как специфического феномена. Естественно, воз можны и иные определения. Кроме того, мы обозначили да леко не все грани культуры. Чтобы выполнить эти задачи, было бы крайне важно, проследить, как возникла культура.

Ведь в прошлом веке появились символические, знаковые концепции культуры. Тайна происхождения культуры сокры та от нас тысячелетиями. Но существуют различные научные гипотезы, догадки, которые помогают приоткрыть эту таин ственную завесу.

Вопросы:

1. Зачем человеку понадобилась культура?

2. Всякая ли деятельность рождает культуру?

3. Что имел в виду архиепископ Иоанн рас крывая метафору Вавилонской башни?

4. В чем отличие творческой и нетворческой деятельности?

5. Почему Ф. Ницше считал человека еще не завершенным Отчего человек лишен узкой природной специализации?

7. Что означает формула К. человек — существо от крытое...

8. Как Н.А. Бердяев понимал творчество?

9. Когда и как появилось слово «культура»?

10. Каковы основные вехи в постижении культуры до XX в.?

70 Глаза IV. Культура как поиск смысла ЛИТЕРАТУРА:

1. Бердяев Философия творчества, культуры и искусства, 1994.

2. Гуревич Философия культуры // Философский словарь. 2001, с.

3. Социология культуры. 1966.

4. Культура и история. 1977.

5. Ясперс К. Общая психопатология. 1997.

Темы рефератов:

1. Природное и культурное бытие человека.

2. Человек — творец культуры.

3. Человеческая природа как фактор порождения культуры.

4. Поиск смысла в культуре.

5. Культура и открытость человеческой природы.

Глава ПРИРОДА И КУЛЬТУРА Мир органики Природа (от греч. от phyen — возникнуть, быть рожден ным;

то же лат. от — все сущее, весь мир в мно гообразии его форм. Природа — это все существующее во Все ленной, живой и неживой мир. Это все в мире, что не создано руками человекам.

Природа напоена ароматами. Запах источает каждый камень, каждая травинка, каждый кустик и цветок. Напомним: приро да — это тот язык, на котором Бог разговаривает с человеком.

В те далекие времена люди жили как животные. Возможно, они не различали всех цветовых оттенков, но хорошо распоз навали запахи природы, считали, что слышат «запах крови» и могут по нему отличить врага от друга.

Природа удивляет нас разнообразными загадками, мы восхищаем ся ею, открывая ее тайны. Один исследователь рассказывал, как он разглядывал ярко-розовый цветок наподобие сирени. Уче ный осторожно коснулся ветви, цветок рассыпался и перемес тился на другую ветку. Как выяснилось, это были насекомые, образовавшие цветок, которого не существовало в природе. Они располагались на ветви так, что составляли соцветие с зеленой верхушкой. Мир природы затейлив и изобретателен.

Когда мы видим перед собой ширь океана, мы не можем остаться безучастными. Нас очаровывает радуга. Радуют закаты. Восхи щают кружащие высоко в небе птицы, в ветреный день хорошо заметно, как они играют там друг с другом и Природа имеет три царства: неживое, растительное и животное.

Древнегреческий автор Софокл (ок. до н.э.) написал такие строчки:

Много есть чудес на Человек их всех чудесней.

Но нет ли здесь преувеличения? Да, человек не похож на пан цирную черепаху, белокрылую чайку или саблезубого тигра.

Но разве эти живые существа, украшающие планету, не пора 72 V. Природа и культура жают нас своей красотой, необычностью? Чем же необычен человек? Что интересного, чудесного, таинственного в каж дом из нас?

Вроде бы ничего. Тело как тело, две ноги, туловище, голова...

«Человек уникален, — пишет К. — Он привнес в мир некий элемент, животному миру;

но в чем заключа ется этот элемент, все еще не вполне ясно. С соматической (телесной) точки зрения, человек — это один из видов жи вотных;

и тем не менее даже его тело уникально — причем не только благодаря способности к прямохождению и неко торым другим свойствам, но и благодаря особой конституции, отличающей человека от всех остальных животных и предо ставляющей ему больше возможностей за счет менее разви той специализации. Кроме того, человек отличается от жи вотных использовать тело в экспрессивных целях. Психологически он совершенно оторван от царства животных. Животные в отличие от человека, не смеются и не плачут, а сообразительность обезьян — это не разум и не мышление в истинном смысле слова, а всего лишь высокораз витое внимание, которое у человека служит лишь предвари тельным условием способности мыслить, но далеко не иден тично мышлению как таковому» Общая психопато логия. М., 1997, с. 32).

С незапамятных времен неотъемлемыми качествами человека считалась свобода, рефлексия, дух. Участь животных всецело обусловлена законами природы. Человек также зависит от за конов природы, но вдобавок у него есть предназначение, реа лизация которого всецело зависит от него самого. В то же вре мя мы никогда не встречаем человека как полностью духовное существо;

природные потребности оказывают свое воздейст вие даже самые глубинные пласты его духа.

Человек — существо особое, он отличается от всего живого, и от растений и от Человек не только природное, но и общественное существо. Он не может, не умеет жить в оди ночку. С самого начала своего существования он живет в об ществе, вместе с другими людьми, которые тесно соединены между собой родственными, хозяйственными и другими свя зями. Общество — это люди, тесно, связанные между собой многочисленными отношениям и взаимными действиями. Это часть мира, созданная людьми, которые совместно действуют и преобразуют ее.

Глава V. Природа и культура белочка щелкает орешки. Все действия белочки опре делены природой. Паук паутину. Если вглядеться, нео быкновенно красивое маленькое сооружение. Но паук не спо собен полюбоваться своим творением к примеру, подумать:

дай-ка, я здесь сверху приделаю некий узор. Просто так, для красоты и необычности. Он сделает все, что определено приро дой. Эта врожденная способность делать все, что подсказа но природой, называется инстинктом.

Природа немало потрудилась над тем, чтобы каждое существо могло выжить, имея собственные правила, приспособления к жизни. Животное действует так, как записано в его инстинк те: пауки безошибочно мастерят орудия лова, птицы соверша ют дальние перелеты без всяких приборов, которые указыва ли бы им путь. Пчелы создают соты. Животные строят свою жизнь по плану, который дала им прироода.

Жить иначе, по другому замыслу, животные не могут. Муравьи не собирают мед с цветущих лепестков. Стрекоза не роет под земные пути. Лев не охраняет стада антилоп. Черепаха не де лает попыток взлететь. Птица не может проявить безразличие к небу.

А теперь представим себе кружевницу. Прежде чем сплести кру жево, она долго размышляет над тем, как оно будет выглядеть.

Она придумывает рисунок. Она цепляет петельку к петельке.

Вот ей что-то не понравилось, и она распустила кружево. Нача ла все сначала. И снова думает, изобретает... Еще сложнее и от ветственнее работа конструктора космического корабля. Сколь ко вариантов моделей корабля переберет он в и на чер тежной бумаге, прежде чем остановится на одной из них.

Человек способен постигать тайны мира, совершать обдуман ные, осмысленные поступки, приобретать знания. Его возмож ности неисчерпаемы. Он может предвидеть, как будут разви ваться события. В принципе человек может все — построить плотину и нарисовать картину, произвести сложные расчеты и отправить в космос ракету, передать сигнал на другой конец планеты и растопить льды на Севере.

Конечно, и у человека есть инстинкты. Он ощущает голод, страх, старается уйти от опасности, сохранить свою жизнь. Как и лю бое другое животное, человек делает то, что заложено в нем природой. Но он зов инстинкта. Многие его поступки совершенно свободны. Они диктуются умом и во лей человека.

V. Природа и культура Однако у человека инстинкты ослаблены, не всегда подчиня ются правилам природы. Немецкий философ Иммануил Кант (1284-1804) изумился вот такому факту. Ребенок, появляясь на свет, громко кричит. В природе, в естественном состоянии это было бы опасно и для ребенка и для его Мыслитель откровенно признавался, что не как это объяснить. Он лишь предположил, что в раннюю пору развития природы де теныши не кричали. Увы, мудрец ошибался. С тех пор как чело век стал человеком, он просто утратил некоторые ные качества — иначе говоря, перестал поступать только так, как диктует ему природа...

0 каждом существе сказать, что оно сложилось окончательно. Пройдут миллионы лет, но паук вряд ли обретет способность, скажем, щелкать орешки. У черепахи никогда не вырастут Медведь не станет прыгать по деревьям. Че ловек же овладевает разными новыми видами деятельности: он строит под землей и водой, взлетает в космос, изменяет жизнь на Он творит и преображает окружающий Инстинкт не содержит в себе свободы выбора. Воин-муравей не страха: какой бы силой не обладал противник — ведь или человек, — он бросается в бой и погибает. Это ин стинкт долга. А тоже повинуясь инстинкту, улетает.

У животного каждое действие нормально и естественно. Он ищет пищу, бежит от опасности, прячется в кустах или, насытив шись, отдыхает. Животное знает меру. Лошадь, например, отли чает травы съедобные и несъедобные, полезные и ядовитые. Да же голодная кошка осторожно лакает молоко, а не бросается на кусок мяса. Медведь ест про запас, только готовясь к зимней спячке. Заяц не будет бегать по поляне, где только что обозначи лись следы волка... У человека же эти инстинкты нарушены.

Он свободен в выборе пищи. И подчас дорого платит за это. Он может переедать, иногда, когда волнуется или или просто так, ради удовольствия. Он может потреблять продукты, вредные для его организма. Человек способен отравлять себя курением, алкоголем, губить наркотиками.

Почуяв опасность, животное убегает. Иногда ничто реальное ему не грозит, хищника нет рядом, но оно все равно срывает ся с места: мало ли по какому поводу хрустнула ветка?... Че ловек тоже может предугадать угрозу. Однако тревогу, в отли чие от других созданий, он может испытывать и тогда, когда никакого повода для этого нет. Многим это чувство, Глава V. Природа и культура которое, как будто не вызвано какой-либо угрозой. Например, вы идете по темной улице, вроде бы ничего страшного: не пер вый раз вы возвращаетесь домой через этот переулок. Но от чего вас охватывает смутное чувство тревоги? Чаще всего это даже трудно объяснить...

Но у человека есть еще одна странность, связанная со страхами. Он может сам идти навстречу опасности, выбрать опасный вид спор та, искать приключений. Представьте себе, что человек идет по краю обрыва мимо пропасти. Он ступает осторожно, ведь можно поскользнуться и упасть в бездну. Этот вид страха оправдан. Ког да человек долго смотрит в бездну, бездна начинает смотреть на мы нередко смотрим фильмы ужасов, разного рода стра шилки и, как ни странно, нам нравятся эти зрелища. А пушкин ский персонаж в маленькой трагедии «Пир во время чумы» гово рит: «Есть упоение в бою и бездны мрачной на краю...» Или возьмем, к примеру, такое переживание враждебность, агрессивность. Олень, вступивший в схватку с соперником, отступает, признавая право сильнейшего. Это не кажущееся благородство, а просто поведение, подсказаннное природой.

Волк, признав свое поражение, подставляет победителю самое уязвимое место: губи, мол, твоя взяла. Однако что-то (помни те про природный инстинкт?) подсказывает победителю: ос тановись, не посягай на жизнь.

Как любое живое существо, человек готов когда ему угрожает опасность. Но он способен и напасть на другого человека, слабого или беззащитного. Он может мучить живот ное. Человек бывает и убийцей. Он едва ли не единственное на свете создание, которое убивает себе подобных. Люди спо собны стрелять в тех, кто поднял белый флаг или руки, опус тился на колени. Люди стреляют в спину, бьют лежачего... Ра зумеется, человек способен и на героический поступок. Он мо жет заслонить собой друга от летящей пули, оказать помощь тому, кто нуждается в ней.

Оторвавшись от природы и создав свой мир, люди много приоб рели, но одновременно и потеряли. Там, где животное поступа ет инстинктивно, полагаясь на природу, человек нередко ока зывается в растерянности. Ему никто и ничто не подсказывает, как вести себя в той или другой ситуации. Приходится быстро соображать, призывать на помощь собственную волю. Воля — осуществлять свои желания, поставленные пе ред собой цели. Воля — это терпение, напряжение сил.

V. Природа и культура Взгляните на тяжеловеса, который пытается на помосте под нять штангу. Прежде чем «взять вес», он стремится предельно сосредоточиться, ощутить волю к победе. В любой жизненной ситуации человек способен поступить как существо мыслящее, ответственное. Он может отойти в сторону, отказаться от заду манного поступка, может начать все сначала..

Вот, скажем, человек пытается покорить горную вершину. Он карабкается изо всех сил, кажется — еще рывок и он сорвется и полетит вниз. Но человек не сдается, У него есть разум и во ля. На миг у него может мелькнуть мысль: «Лучше, пожалуй, не буду продолжать подъем, начну спускаться, там тепло, можно выпить горячего чаю. Покорение вершины можно отложить.

Как-нибудь в другой раз... Ведь не обязательно сегодня». Но че ловек прогоняет эту мысль и карабкается вверх. При этом помо гает еще и другу, который, кажется, совсем обессилел.

Человек как существо мыслящее и сознательное может планиро вать свое будущее. Благодаря разуму и воле он может выбирать, как ему поступить в том или другом случае. Животное не выби рает, оно просто существует. Человек же преодолевает пре пятствия и нередко самого себя, поднимается по ступенькам знаний, проявляет мужество и благородство. Человек — это постоянное стремление быть человеком... Ему приходится своими поступками доказывать, что он человек, а не бездумное, пассивное создание — у него есть разум и воля.

Поклонение природе В древности человек был беззащитен перед силами природы. Он был жалок и бесконечно слаб среди окружающих его тигров, диких лошадей, огромных змей, плавающих ящеров и других животных. Они постоянно угрожали ему как на суше, так и в воде. Мохнатому мамонту одного взмаха хоботом было достаточно, чтобы не только убить любого силача, но и разме тать в прах его жилище.

Ко всему присматривался человек, запоминал многие образы, и когда ему под руку попадался подходящий материал, он вос создавал их изображения. Грубо, по-детски, но бесспорно та лантливо. При раскопках мы нередко обнаруживаем выцара панные из слоновой кости изображения головы носорога, оле ня, коня, мамонта. Эти рисунки как бы дышат той таинственной силой природы, которую боготворили древние люди.

Глава V. Природа культура Человек видел природу в непрерывном движении: солнце всхо дит, идет по небосводу и как бы проваливается за «край зем ли»;

движутся по небу звезды и луна, меняющая свою форму.

Ясное небо сменялось тучами и облаками, гремел гром и свер кали молнии. Небо осыпало людей кометами. Недра Земли извергали огненные лавы. Землетрясения меняли лик окружа ющей природы. Рождались и умирали люди и все живые суще ства... Все — от смены времен года до сновидений — было полно таинственности.

Первобытным людям казалось, что вся природа одушевлена, на полнена невидимыми то добрыми, то злыми духами. Счита лось, что каждое дерево, каждый источник, каждая река, каж дый холм имели своего духа-хранителя. Прежде чем срубить дерево, разрыть гору, перегородить ручей, человек обязан был попросить этом природу, принести жертвоприношение, по лучить согласие божества.

Вера в духов (дух зверей, дух ветра, дух дерева, дух горы и т.п.) порождала представление, что на них можно воздействовать в своих целях. Чтобы отпугнуть злых духов, охотники носили ожерелья из когтей и зубов хищников. Эти предметы называ ются амулетами. Считалось;

что они ограждают от всякого зла. Духов подкармливали, благодарили за удачную охоту, выделяя им часть добычи. Обычно ее сжигали на костре, счи тая, что запах дыма насытит духа. Стремились воздействовать на духов и с помощью определенных магических, колдовских обрядов. Устраивались обрядовые пляски вокруг строго уло женных костей убитого зверя или нарисованного на стене пе щеры тела животного со знаками, изображающими наконеч ники Такими действиями древние охотники стремились обеспечить се бе удачу на предстоящей охоте. Об этом же говорят и найден ные в пещерах глиняные фигурки медведей, бизонов, диких ло шадей, покрытых круглыми дырками. Видимо, их кололи копь ями или дротиками, чтобы потом вернее поразить настоящих зверей. Эти обряды были порождены бессилия охот ника перед окружавшей его суровой природой.

Изображения богов и духов вырезали из дерева, лепили из гли ны, высекали из камня. Эти изображения называются идолами, которым люди долго поклонялись. Немало деревянных идолов найдено на территории нашей страны. Идолы Перуна грозы), Рода (бога - родоначальника жизни), (бога /8 Глава V Природа и культура скота), других почитаемых богов ставились нашими предками, как на холмах;

проведение на них особых молений, обращенных к верховному божеству, характерно многих народов.

Древние люди верили в таинственную связь человеческих групп (родов, племен) с тем или иным животным или На пример, отдельные племена полагали, что их предком-покро вителем был волк или орел. Люди верили в свое родство с этим животным, считали его своим предком, или отцом, или стар шим братом. Они не убивали этого своего «родственника», не ели его мяса, за исключением особых торжественных случа ев. Люди восхищались его могуществом и просили у него по мощи. Это и называлось «культом» — это поклоне ние Когда наши предки начали приручать детенышей диких живот ных, сами выращивать они стали поклоняться новым таинственным силам.

Прошли тысячелетия. Люди многому научились у смогли использовать ее прежде таинственные для них силы в своих Человек почувствовал силу своего разума, накапливая знания о природе и заставляя ее служить его ин тересам. Общество стало подчинять себе природу.

Покорение природы Человек жил и живет в природе. Она оказывала огромное воз действие на жизнь древних людей. И не только угрожала че ловеку, но и щедро отдавала ему свои плоды. Не случайно пер вые человеческие поселения, древнейшие царства возникали вокруг рек и морей. Говорят, например, что Нил создал Египет.

Действительно могучее влияние этой реки сказалось на всей жизни египтян: в хозяйстве и искусстве, архитектуре и науке, в устройстве государства и в религиозных культах.

Природа играла и продолжает играть большую роль в жизни лю дей. В ее недрах скрыты огромные богатства. Уголь, руда, нефть, золото... Какой была бы наша жизнь, если бы при рода не располагала этими богатствами! Реки и океаны отда ют нам свои помогают перебираться в другие места, вести торговлю. Однако человек не ограничивается только тем, что дает природа. Когда человек начал возводить над природой свой собственный человеческий (т. е. создавать Глава V. Природа и орудия труда, строить жилища), он, по существу, сделал пер вый шаг к разрыву с природой. В этом смысле можно сказать, что он «выломился» из природы, стал ее беглецом.

Перейдя от каменных орудий к железным, научившись создавать станки и машины, человек стал осознавать себя хозяином при роды. С изобретением человек решил, что он приручил молнию. Люди уже не ждали милостей от природы, они хотели взять их у нее. Природа перестала быть для них храмом, она стала мастерской. Над ней надстраивался другой мир, мир, который создавался руками людей. Напомним, что его называют «второй природой», культурой.

Культура — это совокупность человеческих достижений.

Это то, что создано разумом и руками человека. Река — это природа, мост через реку — культура. Стон — это природа, человеческая речь — культура. Водопады — это природа, электростанции — это культура. Камень — это природа, топор — это культура. Кусок железа — природа, плуг — культура.

Особенно быстро подчинение природы человеком проходило в европейских странах. Уже более тысячи лет (с IX века) ев ропейцы, можно сказать, выжимают соки из природы: они распахивали большие земли и, получив 2-3 урожая, истощив землю, бросали ее, вырубали и выжигали леса новые поля. Они хотели от природы только брать и брать, пол ностью поставив ее себе на службу. Изменение отношений между природой и человеком заметно, в частности, по тому, как постепенно менялся облик календарей. До IX в. на кален дарях просто человеческие фигурки. А затем на них появились изображения людей, занятых разным трудом: па харя, жнеца, лесоруба. Человек и природа здесь уже разъеди нены. Человек рубит лес, он покоряет природу. Изобретя раз личные механизмы и машины, он почувствовал себя в роли ее властелина.

Европейцы издавна стремились раскрыть тайны природы, узнать ее законы и подчинить ее себе. Они не столько любуются кра сотой природы, сколько ее исследовать. Их отноше ние к природе чем-то напоминает поведение ребенка, кото рый взял в руки новую игрушку. Она красивая и загадочная.

Можно, разумеется, восхищаться ею. Но неплохо бы заглянуть, что у нее внутри. дитя начинает разбирать игрушку, разла мывать ее, вытаскивать пружину, вату....

Глава V. Природа и культура Другой ребенок отрывает мухе Ведь знать,.

как себя насекомое, если его лишить крыльев. Ясное де ло, она уже не полетит. Но это надо еще проверить, проследить...

Это, разумеется, жестоко. Но не случайно Фрэнсис Бэкон, анг лийский философ, сравнил ученого с палачом, который выведы вает тайны у природы. Вместе с тем складывалось и иное миро воззрение: опасливое отношение к насилию над природой.

Тот же Бэкон констатировал: поистине, если «чудом» мы называ ем власть над природой, то оно, это чудо, всего более являет себя в бедствиях. Согласно Блёзу Паскалю, природа повторяет зерно, брошенное в тучную землю, плодоносит;

мысль, посеянная в восприимчивый ум, также плодоносит. Все созда но великим Творцом: корни, ветви, плоды...

Французский социолог Шарль Монтескье писал: «Природа дейст вует всегда медленно и, если можно так выразиться, бережно:

ее действия никогда не бывают насильственны. Даже в своих продуктах она требует умеренности;

поступает по правилам и соразмерно;

если ее понуждают, она скоро истощается и всю оставшуюся силу употребляет на то, чтобы сохранить себя, совершенно теряя при этом свою продуктивную способность и творческую мощь...» Отношение к природе на Востоке Может быть, такое отношение к природе было свойственно всем людям? Ведь человек — властелин природы. Однако свой взор в страны Азии, на Восток. Здесь уже в глубокой древ ности отношение к природе было совсем иным.

Китайские мыслители, например, считали, что человек не имеет права вмешиваться в существующий в природе порядок. Он должен приспособиться к нему, найти в нем место для себя.

Древние люди старались не подниматься высоко в горы, ведь это изменит воздух на ее вершине и может, к примеру, вызвать движение снега или ветра... В Китае недоверчиво относились ко всякого рода приспособлениям, сделанным людьми. Сущест вует, например, китайская притча (притча — это рассказ с нра воучением): крестьянин налил воду в шкурки и бережно завя зал края веревкой. Мудрец спрашивает его: почему он не вос пользуется коромыслом. Крестьянин отвечает: с коромыслом, конечно, удобнее. Но ведь я могу стать коро мысла. Лучше пользоваться тем, что дала природа.

Глава V. Природа и культура Или, предположим, вы оказались в древней Индии. Вы шли по дороге и не заметили, как наступили ногой на какого-то жука, вы очень торопились добраться до храма. Но загубить живое существо в Индии считалось страшным грехом, ибо все живое священно... Э. Фромм в работе «Иметь или быть?» сравнивает два стихотворения/чтобы показать разницу в восприятии при роды на Западе и на Востоке.

Одно из этих стихотворений (хокку — жанр японской поэзии, нерифмованное трехстишие) принадлежит японскому поэту XVII века Другое написал английский поэт XIX в. Оба поэта описали сходные реакцию на цветок, увиденный во время прогулки. В сти хотворении Теннисона говорится:

Возросший средь руин цветах.

Тебя из трещин древних извлекаю, предо мною весь — вот корень, стебелек, здесь на ладони.

-Ты мал, цветок, но если бы я понял, Что есть твой корень, стебелек, и в чем вся суть твоя, цветок.

Тогда я Бога суть и человека суть познал Трехстишие звучит так:

Внимательно вглядись!

Цветы «пастушьей Увидишь под плетнем!

Поразительно, отмечает Фромм, насколько разное впечатление на Теннисона и случайно увиденный цветок!

(Фромм Э. Иметь или с.

Первое Теннисона — обладать им. Он срывает его цели ком, с корнем. И хотя он завершает стихотворение глубокомыс ленными рассуждениями о том, что этот цветок может помочь ему проникнуть в суть природы бога и сам цветок об рекается на смерть, становится жертвой проявленного таким образом интереса к нему. Теннисона, каким он предстает в этом стихотворении, можно сравнить с типичным ученым, который в поисках истины умертвляет все живое.

Отношение к цветку совершенно иное. У поэта возникает желание сорвать его;

он даже не дотрагивается до цветка. Он лишь «внимательно чтобы «увидеть» цветок. Вот как комментирует это трехстишие японский ученый Д.Т. Судзу ки: «Вероятно, шел по проселочной дороге и увидел у плет 82 V. Природа и культура ня нечто малоприметное. Он подошел поближе, внимательно взгляделся и обнаружил, что это всего лишь дикое растение, до вольно невзрачное и не привлекающее взгляда прохожего. Чув ство, которым проникнуто описание этого незамысловатого сю жета, нельзя назвать особенно поэтическим, за исключением, может быть, двух последних слогов, которые по-японски чита ются как «капа». Эта частица часто прибавляется к существи тельным, прилагательным или наречиям и привносит ощущение, восхищения или похвалы, печали или радости, и может быть при переводе в некоторых случаях весьма приблизительно передана с помощью восклицательного знака. В данном хокку все трехсти шие заканчивается восклицательным Теннисону, как представляется, необходимо обладать цветком, чтобы постичь природу и и в результате этого цветок погибает.

все же хочет просто созерцать, причем не только смотреть на цветок, но стать с ним единым целым — и оставить его жить.

Экологическая катастрофа Разум и воля людей, приобретенные знания и труд сделали жизнь современных людей совершенно не похожей на жизнь далеких предков... Благодаря строительству современных жилищ, созда нию современной одежды и бытовой техники, изобретению те левизоров и компьютеров жизнь людей стала легче, интереснее, продолжительнее. Сегодня трудно представить себе человечес кое общество без самолетов, ракет, кораблей, компьютеров. Мил лионы автомобилей, сотни тысяч самолетов и морских судов, искусственных спутников Земли позволяют людям пре одолевать любые расстояния, но все это оказывает и сильное «давление» на природу, загрязняет и истощает ее. Достижения людей в освоении природы стали угрожать самой природе.

Сотни тысяч лет природа казалась человеку неумолимой грозной силой, пока сам он был слаб. Но, создав мощные орудия воздейст вия на природу, человек превратился по отношению к ней в ве который поставил задачу стать ее покорителем. В наше время это господство привело к опасной болезни природы.

Все меньше чистого воздуха в городах, отравляют трубы заво дов и фабрик, выхлопные газы автомобилей, различные хими ческие вещества и т.д. Все больше запретов на купание в водо емах, потому что загрязненная разными отходами вода угрожа ет здоровью человека. В ней погибает все живое.

Глава V. Природа и культура Увеличение добычи угля, железа, газа и других богатств приро ды истощают недра земли. Ученые считают, что этих даров природы хватит только на несколько десятилетий. Чрезмер ная вырубка деревьев приводит к сокращению лесов, которые дают Земле такой необходимый для жизни кислород. Увеличи вается площадь пустынь. Загрязнение атмосферы влечет за со бой потепление климата на земле, а это может привести к бы строму таянию ледников, значительному повышению уровня воды в мировом океане и другим тяжелым последствиям для жизни людей и для всего живого на земле. Все это очень тре. вожно, не правда ли?

Несмотря на всю серьезность положения, в отчаяние впадать не надо. В истории человеческого общества уже не раз бывали такие ситуации. Но разум человека находил выход из этих по ложений и спасал и ее, и себя.

«Жить согласно природе! этот девиз был известен в глубокой древности. Но человек на то и человек, что он вырывается из под власти природы и создает свою, «вторую природу». Но ему приходиться осозновать чему приведут последствия ее дея тельности.

Вражда или гармония?

При определении культуры нельзя исключить человека. Куль туру, скажем, нельзя свести к преобразованной людьми при роде, ибо в такой трактовке упускается из виду сам человек (см. об этом: Т.И. Проблемы культуры в филосо фии марксизма // Вопросы философии, № 3). Традици онная культурология постулировала, что культура надстраи вается над естественно-природным началом и в этом противостоит ему. Отношения между культурой и природой, стало быть, выступают как в основном враждебные, неприми римые, ибо культура сковывает природные потенции челове ка. Сбросить оковы культуры означает в этой системе рассуж дений вернуться к «непреобразованной», природе.

Если культура восходит к изначальному человеческому влече нию, устремлению, порыву, то надо выявить данный импульс и соотнести его с наличной культурой. Правильно угаданный антропологический запрос может помочь сегодня в «исправ лении» культуры, в устранении ее Таким образом, 84 Глава V. Природа и культура антропологически ориентированные культурологи рассмат ривают отношения между природой и культурой в существе своем как доступные гармонизации.

В связи с этим в культурологии обсуждается вопрос о том, как случилось, что в истории человечества наметился поворот к отчуждению человека от природы. Некоторые исследователи полагают, что источник экологических проблем — христианская вера в человеческое призвание, направленное на господство над природой. Однако действительно ли данная концепция правильно трактует библейскую веру в верховен ство человека, или же, напротив, Ветхий и Новый Завет выра жают более просвещенное более благородное отношение к природе?

По мнению американского культуролог Л. Уайта, «историчес кие корни нашего экологического кризиса» восходят к иу дейско-христианской доктрине о сотворении мира. В более специфическом смысле эти корни связаны с верой, ловек был сотворен по образу и подобию Божьему, что он причастен к природе, и весь порядок мирового природного бытия был создан ради человечества. В менее отдаленной истории корни кризиса обнаруживаются в слиянии науки с технологией, что окончательно произошло в XIX в., но ве рования, заложенные еще в Книге Бытия, а точнее, в ее ак тивистской западной интерпретации, лежат в основе науки и техники, созданных именно на Западе.

По Л. Уайта, победа христианства язычеством яви лась величайшей революцией сознания в истории культуры.

Мы живем уже в «постхристианскую эпоху». Что же христиан ство говорит людям об их отношении к природе, к жизненно му окружению? Многие из мифов народов мира дают описание истории творения. Греко-римская же мифология в этом плане совершенно иная. (см. Исторические корни нашего экологического кризиса // Глобальные и общечело веческие ценности. 1990, с.

Дело не только в том, чтобы остановить разрушение природы, более рационально ее использовать и осмотрительнее хозяй ствовать, а в решительном изменении отношений человека к природе. Перестать выступать в роли ее господина, а осознать свое неразрывное единство с ней. Если плохо ей, плохо и нам.

Задача человека вообще не в сохранении природы, — нутой природы на Земле почти не осталось, — а в таком ее Глава V. Природа и культура преобразовании, которое позволяло бы ей постоянно возрож даться и процветать. Человеку важно стремиться к подлинно му согласию с природой, жить в единстве с ней.

Нужно ли срывать цветок на поляне ради того, чтобы его про сто понюхать и бросить, или воткнуть в смотреть спокойно на то, как хулиганы мучают собаку? Зачем в азарте охоты убивать маленьких тюленей? Не преступление ли оставлять в лесу тлеющий костер? Не ли вообще преследование и убийство зверей недостойным для человека занятием? Хорошо ли просто так, из озорства разорять птичьи гнезда?

Как природное существо, человек не может жить вне природы.

Он нуждается в кислороде, который вырабатывают растения, в пище, произрастающей в природе, его ноги должны соприка саться с землей. Даже улетая в космос, люди дышат зем ным воздухом, пьют земную воду, едят земную пищу.

Природа является для людей не только жизни, ис богатства но и вызывает у чувства восхищения своей красотой, проявлениями своей силы и мо щи. Этому посвящены многочисленные произведения литера туры, и Чтобы жизнь земле, не навредить собственной жизни, жизни и здоровью близких и любимых людей, каждому бережно относиться к природе, понимать, что мы ней неразрывно связаны. Если жизнь на земле зародилась недавно, ученые не могут обнаружить ее на других планетах, как же трепетно мы должны относиться к ней здесь и сейчас...

«покорение» природы дорого обходится человеку и может в конце концов обернуться для него трагедией. Об этом предупреждают многие культурологи, ученые. Подобный прогноз высказал и Э. Фромм: «Ослепивший нас дух завоева ний и враждебности не позволил нам увидеть, что природные ресурсы не беспредельны и в конце концов могут быть исчер паны и что природа отомстит человеку за его хищническое и отношение к ней» (Фромм Иметь или быть?, с. 39). По мнению Фромма, современному обществу присуще презрение к природе — как ко всем вещам, которые не являются продуктом нашего производства, — и ко всем лю дям, которые не занимаются производством машин. Людей привлекает все безжизненное, их влечет к себе Глава V. Природа и культура могучий механизм и все сильнее охватывает жажда разруше ния... Думают ли они о будущем природы, а вместе с ней — и о своем будущем, будущем человечества?

Об опасности фрагментарного постижения природы предупреж дал, в частности, немецкий поэт и философ И.В. Гёте. Взамен он предложил целостный подход природе. Однако такой подход возможен при условии, если философское истолкование при роды не будет изолированным от других ее интерпретаций.

Надо, чтобы натурфилософия сопоставлялась с социальной фи лософией, с философской антропологией. Тогда выявятся но вые возможности и в самой натурфилософии. С этой точки зре ния можно обратиться к рядом отечественных ученых идее «коэволюции», т.е. совместного развития приро ды и Общество развивается по своим законам. Его становление не может не соотноситься с предписаниями природы. Но общество, кото рое пренебрегает пытается покорить ее, оказывается Однако возможен и другой сценарий. Социальные процессы, вся жизнь человека строятся в полном согласии с при родой. Эволюция реализуется совместно. Человек — неот торжимая часть природы. Это и есть идея коэволюции...

Многие мыслители ощущали огромную опасность, которую несет в себе насилие человека над природой. Среди них Ж.Ж. Руссо, Ф.М. Достоевский, Н.А. Бердяев. А. Швейцер, Фромм, К. Яс Коэволюционное взаимодействие человека с природой является, по существу, императивом, велением времени и необ ходимым моментом экологического воспитания. Некоторые ученые считают, что термин «коэволюция» несостоятелен. Ра зумеется, природа и общество по разным законам.

Однако сама идея гармонизации природного и социального процесса представляется достаточно плодотворной.

Заключение Человек — далеко не случайный продукт эволюции, который будто бы появился неизвестно как и потому может погиб нуть столь же неожиданно. Эволюция не слепа и не ориен тирована на смертельную борьбу, как думали в позапрош лом столетии. Между миром и человеком возможна гармо ния. Вполне правомерно, опираясь на современные научные открытия, допустить, эволюция развивается по строгим Глава V. Природа и культура ' законам. исключено, что появление человека предпола галось уже в зародыше Вселенной. Только через человека можно осознать истинный смысл грандиозного развития ми ра, его эволюцию. У людей нет другого дома, кроме природы.

Покорение ее несет в себе опасность. И потому надо сохра нить красоту и величие природы, устранить последствия не обдуманной разрушительной деятельности человека. Сегодня со всей остротой стоит вопрос о создании экологической эти ки, т.е. правил, которые требовали бы относиться к природе как к священной ценности. Между человеком и природой не существует вечного и постоянно обостряюще гося конфликта.

Вопросы:

1. Что такое природа?

2. Почему говорят: природа это язык, на котором Бог раз говаривает с человеком?

3. Почему человек особое почему ему кет анало гов в природе?

4. Отчего человека ослаблены инстинкты и он ориентируется на культурные стандарты?

5. Почему природы и культуры — одна из ключевых тем культурологии?

Всегда ли ощущалась враждебность природы и культуры?

7. Можно ли говорить об особом отношении к природе в вос точной культуре?

8. Когда и почему произошло отчуждение культуры от приро в европейском сознании?

9. Верно ли, что Библия противоречит экологической этике?

10. Что такое коэволюция?

ЛИТЕРАТУРА:

1. Атфильд Р. Этика экологической ответственности // Глобальные про блемы и общечеловеческие ценности. 1990, с.

Ахутин Понятие «природа» в античности и в Новое время. М., 1988.

3. Бердяев Н.А. Человек и машина (Проблема социологии и метафизика техники) // Культурология. Хрестоматия. 2000, с. 219-240.

88 Глава V. Природа и культура 4. Манн Т. Иосиф и его братья. 1991.

5. Душа человека. 1992.

6. Хесле В. Философия и экология. М., 1994.

Темы рефератов:

1. Природа как «родной дом» культуры.

Восток и Запад: разное отношение к природе.

3. Идея коэволюции.

4. Культ природы.

Глава VI СИСТЕМА Язык как метафора Культуру можно рассматривать и как знаково-семиотичес Знак — материальный чувственно-воспри нимаемый предмет, событие или действие, выступающее в качестве указания, обозначения или представителя дру гого предмета, события, действия, субъективного образо (см. Садовский В.Н. Знак // Философский словарь.

2001, с. 191). В XX в. сложилась особая наука о знаке — семи отика (Пирс, Ч. Моррис, представители современного структурализма). Для понимания природы знака огромное значение имеет выделение особых социальных ситуаций (так называемых знаковых), в которых происходит использование знака. Подобные ситуации неразрывно связаны со становле нием речи (языка) и мышления.

народ не только структуру чувств, которая в опре деленном смысле уникальна, но и массу различных представ лений о мире, что служит границей между разумом и чувства ми. В каком-то смысле «логика» народов, вероятно, не будет одинаковой. Но и предпосылки разными.

Но что имеется в виду — сознательные, установленные пред посылки, которые логик назовет «постулатами», или неуста новленные предпосылки, т.е. «предположения»? И то и дру гое. Естественно, что какие-то предпосылки культуры остают ся неустановленными (даже учеными этой группы). Основные категории «мышления» также неосознанны.

Но если система категорий и предпосылки неосознанны, то как же они передаются? В основном посредством языка. Особенно морфология языка сохраняет бессознательную философию группы. Например, культуролог Дороти Ли показала, что у жи 90 VI. как система телей соседних с Новой Гвинеей островов «ход событий не оз начает автоматически причинно-следственных отношений».

Это влияет на их «мышление», поэтому им трудно общаться с европейцами, которые изъясняются только в причинно-след ственных терминах. ' Макс Мюллер показал, что древнейший — трудный в обраще нии. Человеческий язык способен выразить абстрактные идеи лишь с помощью метафоры. Можно сказать без преувеличения, что весь словарь древней религии состоит из метафор... И это — постоянный источник недоразумений, многие из которых так навсегда и остались Б религии и мифологии древнего мира.

Задолго до того, как ребенок научился говорить, были открыты другие, гораздо более простые средства общения человека с другими людьми. Крики беспокойства, боли и голода, испу га или ужаса, распространенные повсюду в органическом мире, начинают приобретать новую форму. Это уже не просто инстинктивные реакции, поскольку они используются осо знанным намерением. Когда ребенок остается один и начина ет с помощью более или менее членораздельных звуков требо вать присутствия кормилицы или матери, он скоро узнает, что эти требования ведут к желаемому результату.

«Когда человек впервые начал осознавать тщету своей доверчи вости, — пишет Э. Кассирер, — а именно — что природа была неумолима вовсе не потому, что сопротивлялась исполнению его требований, а просто потому, что не понимала его языка, — это открытие должно было шокировать его. С этого момента он должен был повернуться лицом к новой проблеме, которая зна менует поворотный пункт и кризис всей его интеллектуальной и моральной жизни». (Кассирер Э. Избранное. Опыт о челове ке. М., с. 570).

Отныне человек должен был ощутить глубочайшее одиночество, почувствовать себя в полной заброшенности, прийти в совер шенное отчаяние. Но едва ли, мысли Кассирера, он мог пре одолеть такое состояние, не развивая новые духовные силы, от перспективные пути. Рухнули все надежды подчи нить природу магическому слову. Но в другом свете предстало перед человеком отношение между языком и Морфология любого языка всегда решает вопросы метафизики и значений. Язык не просто средство общения и эмоций. Любой язык — помогает упорядочить накопленный опыт. Единый континиуум опыта может быть разделен по-раз VI. Культура как система ному. Мы привыкли думать, что различия, которые индоевро пейские языки (или наш собственный язык) побуждают нас проводить, порождаются миром природы. На самом деле срав нительная лингвистика наглядно показывает, что любой рече вой акт требует от говорящего определенного выбора.

Ни один человек не может реагировать на весь калейдоскоп сти мулов, который обрушивает на него внешний мир. Что мы го ворим, что замечаем, что считаем важным — все это лишь часть лингвистических привычек. Так как эти привычки сохра няются в «второстепенных феноменов», любой народ безговорочно принимает свои основные категории и предпо сылки. Предполагается, что другие будут думать «так же» в си лу «человеческой природы». Но когда все другие вдруг прихо дят к другим выводам, никто не считает, что они исходили из других предпосылок. Чаще всего их называют «глупыми», «не логичными» или «упрямыми»...

Язык — это один из аспектов культуры. Поэтому нужно обра титься к «случайностям» истории к другим компонентам, со ставляющим культуру. Каждый человек стремится классифи цировать свой опыт на основе привычной для него грамматики, но сама грамматика — продукт культуры. Это хорошо показала Дороти Ли: «Естественно, мысль человека должна идти по сво ей дорожке. Но эти дорожки —. наследие, оставленное людьми, которые еще раньше пытались выразить свое отношение к ми ру. Грамматика содержит в определенной форме накопленный опыт, взгляд на мир».

Возможно, есть другой способ увековечить культурную организа цию, особенно на несознательном уровне. Это предписанная культурой система воспитания детей. Если люди испытали одина ковые лишения в процессе их социализации, они потом видят жизнь примерно в одном свете. Известный венгерский культуро лог Г. Рохейм писал: «Доминирующей идеей культуры может быть склонность, пагубная привычка, но это всегда система, которую можно объяснить на основе детской ситуации». Маргарет Мид за нималась проблемами «детских травм» и их связью с культурой.

Факты доказывают, что программы Британской колониальной службы не имели успешного практического применения. Они встречали сопротивление, которое объясняется очень члены группы бессознательно следовали определенным ти пам мышления и чувств, которые были совершенно неожидан ными для администраторов.

92 Глава VI. Культура как система Культурологи, которые изучают процессы смены культур, тоже считают, что то, как группа принимает, отвергает или преобра зовывает заимствованные элементы, нельзя полностью объяс нить прямыми и явными функциями. Процесс связан с культур ной структурой, хотя включает скрытые, невыраженные компо ненты. Хотя культура американских индейцев стала полностью европейской, их образ жизни все же сохранил какие-то отличи тельные особенности.

Анализ языка снабжает нас богатым материалом для ния мыслительных процессов. речь развер тывается, эволюционирует от сравнительно конкретного ко все более абстрактному состоянию. Первые названия всегда конкретны: они относятся к пониманию отдельных фактов или действий. Все оттенки и нюансы нашего конкретного опыта описываются детально и обстоятельно, но они не включаются в общий род.

В работе Хаммер-Пургшталя все названия ара вийского верблюда. Не менее пяти-шести тысяч терминов ис пользуются для этого описания, но ни из них не дает об щего биологического понятия. Все эти термины фиксируют конкретные детали, относящиеся к форме, величине, цвету, возрасту, походке животного. Эти подрасчленения весьма да леки от какой-либо научной или систематической классифи кации — они служат совсем иным целям.

Во многих языках американских индейских племен обнаружива ется поразительное разнообразие терминов для обозначения от дельных действий, например, ходьбы или нанесения ударов. Та кие термины находятся* скорее в отношении противопоставле ния, чем соподчинения. Удар кулаком нельзя описать теми же терминами, что и удар ладонью, удар же, нанесенный оружием, требует другого названия, чем удар кнутом или розгой.

В описании языка бакаири разговорного наречия индейского племени в Центральной Бразилии — Карл фон Штейнен сооб щал, что каждый вид попугаев или пальмовых деревьев имел здесь отдельное название, как общих названий для вы ражения рода «попугай» или «пальма» не было. «Бакаири, — утверждал он, — так поглощены множеством частных поня тий, что у них нет никакого интереса к общим характеристи кам. Они подавлены обилием материала и не могут экономно управиться с ним. Денег (новых слов и выражений) у них не много, но при том они скорее богачи, чем бедняки.

Глава VI. Культура как система Так что в действительности не существует единого способа для определения богатства или бедности того или иного наречия.

Каждая классификация вызывается и направляется особыми по требностями, а эти потребности, конечно, варьируются сообраз но с условиями человеческой социальной и культурной жизни.

В первобытных цивилизациях интерес к конкретным и частным аспектам вещей по необходимости преобладает.

Человеческая речь всегда соответствует тем или иным человеческой жизни и соизмерима с ними. Интерес к «универ салиям» не только невозможен, но и не нужен индейскому пле мени. Его членам достаточно — и это гораздо более важно — различать некоторые видимые и осязаемые черты объектов. Во многих языках круглые вещи нельзя рассматривать так же, как квадратные или продолговатые, ибо они принадлежат к различ ным родам, для различения которых используются особые язы ковые средства, например, приставки. В языках семейства бан ту до двадцати классов существительных.

В языках американских индейских племен, например, алгонкин цев, некоторые предметы относятся к одушевленному роду, другие — к неодушевленному. Нетрудно догадаться, что такое различение очень интересно и жизненно важно для перво бытного разума, и легко понять, почему так происходит. Это яркое различие действительно поражает нас гораздо сильнее, чем то, что зафиксировано в наших абстрактных логических именах классов. Тот же самый постепенный переход от кон кретных к абстрактным названиям можно исследовать на ма териале названия качества вещей.

Во многих языках обильно представлены названия цветов. Каж дый оттенок данного цвета имеет свое название, тогда как наши общие термины — голубой, зеленый, красный и т.д. отсутству ют. Названия цветов варьируют в зависимости от природы объ ектов: одно слово, обозначающее серый цвет, может быть ис пользовано, когда речь идет о шерсти или гусе, другое — о ло шадях, третье — о скоте и, совсем иные — когда речь идет о волосах человека или некоторых животных. же отно сится и к категории числа: различные числительные предназ начены для соотнесения с различными классами объектов. Вос хождение к универсальным понятиям и категориям происходи ло, таким образом, очень медленно, но каждый новый шаг в этом направлении вел к более глубокому охвату, к лучшей ориента ции и организации мира наших восприятий.

94 VI. Культура как система Структурные культуры В гг. прошлого века проблема культурной типологии об суждалась по преимуществу как проблема основа ний культуры. Одной из базовых единиц культурной жизни счи тался культурный код. Под ним подразумевалась некая мат рица, которая лежит в основе самоорганизации общества и преображается в разные исторические периоды.

Таким образом, появились и новые интерпретации культуры.

«Культура —•система исторически развивающихся надбиологи ческих программ человеческой деятельности, поведения и об щения, выступающих условием воспроизводства и изменения социальной жизни». Культура // Философский словарь. с. 271).

Социальный опыт передается от поколения к поколению в зна ковой форме, в качестве содержания различных семиотичес ких систем. Семиотика (от греч. semeion — знак) — дисципли на, которая занимается сравнительным изучением знаковых систем — от простейших систем сигнализации до естествен ных языков и формализованных языков науки.

Финн В.К. Семиотика// Философский словарь. М., 2001, с. 506).

Каковы функции знаковой системы:

1) функция передачи сообщения или выражения смысла, 2) функция общения, т.е. обеспечение понимания слушателем (читателем) передаваемого сообщения, а также побуждение к действию, эмоциональное воздействие.

Осуществление любой из этих функций предполагает опреде ленную внутреннюю организацию знаковой системы, т.е. на личие различных знаков и законов их сочетания.

Осознание культуры как небиологической системы передачи информации в отечественной культурологии началось в 80-е годы прошлого столетия. Одним из древнейших и первейших кодов является язык тела. Уже отмечалось вслед за К. Яспер сом, что человеческое тело обладает экспрессивностью. В куль турной антропологии обычно выделяют различные виды ухода за телом — одежда в ее неутилитарной функции, приче ска, украшения. Тело выполняет важную культурно-семи отическую роль в любом обществе. Современный человек пользуется различными методиками, средствами, которые позволяют ему достичь определенного телесно-знакового эффекта.

Глава VI. Культура как система Как показывает B.C. Малахов, тело становится объектом иссле дования в поздних работах Р. Барта, который подчеркнул осо бую роль письма в процессе смыслопорождения и предложил рассматривать текст как особого рода тело. Реализовавшийся в тексте тип телесности — это определенный тип организации и структурирования опыта (как индивидуального, так и кол лективного), «механизм» работы сознания, «материя» мысли, первичная по отношению к самой мысли и задающая способ ее развертывания. Можно, в частности, B.C. Малахову, говорить об «аскетической», «экстатической», «невротической» и дру гих типах телесности применительно как к отдельным мысли телям, так и к отдельным культурам.

костюм, мода тоже выполняют в своей неутилитарной функ ции роль социального кода. А.Л. изучая под этим углом зрения средневековый показала, что он воспро изводил общие модели мышления, поведения и образа и сам, в то же время, порождал их новые формы и стереотипы.

Что же типично для средневекового костюма как культурной формы и социального кода? Значительная его высокая степень статусной стратификации, которая обозна чалась в одежде, значительная роль символизма в средневеко вой одежде и ее элементах, непосредственная связь средневеко вого костюма со средневековым мировоззрением. Средневеко вый костюм олицетворял как весь социальный порядок, так и отдельные его элементы. Он моделировал социальное устройст во, социальные статусы средневековья и по вертикали социаль ной пирамиды, и по горизонтали социальной мобильности.

В качестве иллюстрации социального кода сошлемся на работу Н.В. Скляренко социокультурный феномен». В ра боте показано, что трапеза выступает не только в качестве средства жизнеобеспечения человека, но и представляет собой сложный феномен, влияющий на социальную и культурную сферы жизни. Она способствует интеграции людей в разные формы сообщества (религиозные, этнические и др.), закрепля ет статусные позиции, является способом поддержания комму никативных связей. В культурной сфере трапеза прежде всего закрепляет этические нормы, развивает эстетические вкусы.

В свою очередь, и трапеза испытывает влияние со стороны со циальной и культурной сфер в равной мере и настолько силь но, что оценить роль этого феномена можно с позиции целост ного социокультурного подхода.

Глава VI. Культура как система Исторический опыт показывает, разъясняет Н.В. Скляренко, что смысл, вкладываемый в трапезу как элемент культуры, выступал, как правило, в двух ипостасях: «религиозной» («стол господ ний») и светской (принятие пищи и прием гостей). Содержание понятия трапезы неразрывно связано с практическими формами ее утверждения в обществе. Так, в античности в трапезе преоб ладал профанный аспект, с появлением же христианства в ней доминирует сакральный момент. В повседневнос ти термин «трапеза» заменился понятиями «завтрак», «обед», «ужин», и если только речь идет о каких-либо ритуальных собы тиях или мероприятиях, обращаются к термину «трапеза». Эво люция, изменение места и роли трапез в обществе, а, следова тельно, и рефлексивные моменты, связанные с ней, нашли свое отражение в научных и литературных произведениях.

Таким образом, трапеза выступает как сложная социокультурная система. Одним из основных ее элементов являются древние ри туальные действия, которые выступают скорее как стереотипы поведения, выполняющие роль нормативных правил, способству ющие идентификации людей с религиозными, этническими или социальными группами. С другой подчеркивает иссле любой ритуал имеет семиотическую, знаковую сторону, которая укрепляет стереотипы поведения, т.е. вы и средством общения и регулятивным механизмом.

Стало быть, ритуал не сводится к чувственному или телесному изображению какого-то события, а выступает как определенная семиотическая система, призванная раскрыть некоторое смыс ложизненное содержание, выходящее за пределы сиюминутного и преходящего. Именно благодаря семиотической системе тра пеза делается не простым поглощением пищи, демонстрирую щим крепость сакральных, а также общественных, гражданских или семейных уз. (Скляренко Н.В. Трапеза как социокультурный феномен. Автореферат дисс.на степени кандида та философских наук. Ростов-на-Дону, с. 8-9).

Концепция ЮМ.

По мнению Ю.М. структура текста подобна семиотичес кой структуре культуры, что позволяет в целом уподоблять куль туру и текст, отождествлять их. Лотман понимает культуру как осознанные и неосознанные модели деятельности, формы и ви ды отношения человека к окружающему миру. Семиотика куль VI. Культура как система 4 Культурология туры изучает, каким образом язык моделирует мир, как чело век «берет на вооружение» текст. Семиотический аспект культу ры заключается не только в том, что культура живет как знако вая том, что весь реальный мир есть «текст».

Культура в концепции Ю.М. Лотмана выступает как своеобразный текст — своего рода который обеспечивает множества текстов. Ключевым в структурно-семиотической те ории Ю.М. Лотмана оказывается понятие «семиосферы». Речь идет о функционально однозначных системах (язык, миф, текст), которые не проявляются сами по себе. Они существуют в некоем семиотическом потоке. Это понятие дает возможность отделить «свое» от «чужого», раскодировать внешние сообще ния, чтобы ввести их в свой язык.

В качестве примера Ю.М. Лотман ссылался на такую иллюстра цию. Все великие империи, вокруг которых жили кочевники, старались окружить империю именно этими кочевниками, варами, даже поручали им охрану границ. Так создавалась зона двуязычия, которая обеспечивала контакт между разными куль турными мирами. Семиосфера поскольку внутри нее существует напряжение. Семиосфера имеет ядро и периферию такова модель ее организации.

В культурологической концепции Лотмана встречается также понятие «модель культуры». Оно выражает идею цело стности и единства культурного типа. «Семиосфера» тем и от личается от «модели культуры», что позволяет выявить внут реннюю структуру культуры, показать ее изнутри. Как же ра ботает семиотический механизм? Чтобы идентифицировать культурный тип, надо прежде всего ввести противоположные и структурные принципы. Эти эле менты должны быть расположены в «структурном поле», кото рое рождается благодаря несхожести компонентов и способ ности, вместе с тем, создать ту структурную упорядоченность, которая позволяет рассматривать систему как средство хране ния информации.

Через понятие «модель культуры» Ю.М'. Лотман решает важней шую проблему — показывает, как складывается тип культуры. Здесь раскрывается уже не общекультурный процесс в целом, а уникальность определенного культурного типа. Важно обозначить еще одно понятие, которым пользует ся Ю.М. Лотман, — «монада». Это понятие выражает пробле му смыслопорождения. Монадой может оказаться как культу 98 Глава VI. Культура как система так и заключенный в ней текст. Данное слово дает возмож ность рассматривать феномен и с позиции внутренней сущно сти, и с зрения внешних обнаружений. Монада, следова тельно, располагает рядом 1) у монады есть границы, 2) она обладает собственной, внутренней структурой, которая включает понятия «вход» и «выход», 3) ее бытие как семиотико-информационное.

Понятие монады выражает определенный полемический смысл.

Лотман отвергает взгляды русских формалистов, которые счи тали текст загерметизированным и самодостаточным. Отвечая им, исследователь что именно вне текста, вне типа культуры можно обнаружить такие которые способ ны кодировать и декодировать явление.

Чтобы семиотический механизм мог действовать, важно, чтобы монады взаимно дополняли друг если они структурно равны. В качестве иллюстрации можно назвать однопорядко вые структуры: естественные языки, мифы, произведения ли тературы, искусства. Ю.М. Лотман описывал контакт между культурными типами как встречу различных структур, которые, вступая в близость, порождают смысл, обеспечивают «высекание» новой информации, содействуют воссозданию культурного типа.

Ю.М. Лотман что мы слишком долго жили в плену пред ставлений о том, что предметом науки являются процессы цик личные, факты, вписывающиеся в определенные закономернос ти, а значит, в какой-то мере и предсказуемые. Не следует ду мать, что речь идет лишь о последних десятилетиях. Подобные представления характерны еще для постгегельянства. В своем крайнем выражении они приводили к тому, что, скажем, эконо мические процессы считались предметом науки, а человек как феномен — нет... Человек рассматривался в лучшем случае как некий механизм, через который пролагает себе путь объектив ная закономерность. Между тем, роль личности в исторических и культурных процессах неизмеримо сложнее.

Представим себе, рассуждает Ю.М. Лотман, что ребенок по име ни Наполеон Бонапарт умер в восьмилетнем возрасте от скар латины. Насколько изменился бы ход истории!

Допустим — вместе с приверженцами жесткого историческо го — что вместо него явился бы какой-то дру гой генерал. Допустим даже, что имела бы место французская как система военная экспансия — хотя как знать? Но почти с полной уверен ностью можно утверждать, что «другой генерал» не создал бы, например, «кодекса Наполеона», без которого мы, возможно, имели бы и другую Францию, и другую Европу. В каждый момент исторического процесса существует масса равновероятных воз можностей. А реализуется, естественно, только одна.

По мнению Лотмана, закономерное и случайное, циклич ное и спонтанное, предсказуемое и непредсказуемое находят ся в единстве, в сложнейшей взаимосвязи, не могут существо вать друг без друга. Возьмем привычное словосочетание — «наука и техника». Мы забываем, что обе части этой двуеди ной формулы не только не тождественны, но скорее противо положны. Техника предсказуема и конкретна, она решает нео посредственно поставленные перед нею задачи. Наука прин ципиально непредсказуема, у нее нет иных задач, кроме вечной задачи пытливого разума: познавать мир. Измерять ее ценности исключительно практической приложимостью — все равно что на позицию известного животного из басни:... «Лишь были б желуди, ведь я от них жирею».

Ю.М. Лотман рассматривал вопрос о возможностях типологиза культур. Культура — открытая система. Для собственно го изучения она привлекает и элементы другой культуры. Так рождается диалог с «другим». Развитие культуры можно на звать актом творчества. По мнению культуролога, «другой» — необходимое условие для порождения новой парадигмы. Эта в глубинах культуры определенного типа накладывается на вне ее лежащие культурные миры. В ка честве примера можно назвать описание европейцами «эк зотических» культур, о чем говорилось в нашей книге. Такой процесс Лотман называет «экстериоризацией» (отчуждением).

Иной по своей направленности процесс можно определить как т.е. культуры статуса «образа своего мира». В ходе этого процесса во внут ренний мир конкретной культуры входят, имплантируются внешние культурные структуры. Это подразумевает установле ние с другой культурой общего языка.

Стало быть, взаимодействие культур всегда диалогично. Ов ладение культурным кодом следует этапно, во-первых, через усвоение новой лексики, во-вторых, через овладение чужим языком и свободное им пользование. Так «чужое» становится «своим». Но разве культуры при этом равноправны? Теория ас 100 Глава VI. Культура как система симетричности выражена Лотманом так:'преобладающая рона оказывается «ядром» культурного типа, а рождение новой культуры или культурной парадигмы представлено «перифе рией». Разумеется, при всей типологической общности разно образных диалогов культур каждый из них имеет непременное своеобразие. Русской культуре присущи два диалога: 1) рус ско-византийский, или религиозно-политической, основы об щества и 2) диалог В целом концепцию Ю.М. Лотмана можно выразить через следу ющие констатации:

1. культура — это своеобразная структура, 2. понятие культуры тождественно понятию и «мо дели культуры», 3. «монада» — это основа структурно-семиотической типологии культуры, 4. семиотическая типология культуры выступает в качестве фундамента диалога культур.

По мнению многих отечественных культурологов, знак приоб ретает такой же статус условия существования общества, как и деятельность. Социокод рассматривается как базовая реалия культуры, как основа существования и развития человеческо го общества.

Так, по мнению Петрова, социокод в эпоху цивилизаций мыс лится в связи с мировоззрением и его историческими разновид ностями: мифологическим, философским, научным мировоз зрением. Особое место в семиотической концепции культуры М.К. Петров отводит языку и его взаимодействию с социоко дом. Язык играет ведущую роль в функционировании да как средство коммуникации, как способ перевода знания из поведенческой в форму, как реализация творческой способности Н.М. Семи отическая концепция культуры М.К. Петрова: лингвокулъту контекст и специфика. Автореферат дисс.на соискание ученой степени кандидата философских наук. Рос тов-на-Дону, 2001, с. 12).

Специфика культурологической концепции М.К. Петрова в со отнесении с моделями культурно-исторического 0. Шпенглера и А.Дж. Тойнби, «социокод» М.К. Петрова — Глава VI. Культура как система результаты семиотического истолкования конкретно-истори ческих явлений Однако социокод представляет со бой более высокий уровень теоретической абстракции. В ре зультате понятие социокода коррелируется со знакомыми ре алиями культуры, выявленными Шпенглером и Тойнби. Связь моделей культурно-исторического процесса, представленного А. Дж. Тойнби и М.К. Петровым, проявляется с точки зрения социально-психологической преемственности между антич ной и новоевропейской Семиотическая концепция культуры, М.К. Петрову, склады вается в ходе восприятия и критического переосмысления лингвокулътурологических идей Э. Сепира. Последний но Э. Кассиреру, 0. Шпенглеру ставит перед творческой задачу выявления формально-знакового ядра социокультурных феноменов и считает, что от ее решения зависит адекватное поставление фактов культуры и языка. Однако в трудах Э. Се пира нет определения формально-знакового базиса культуры.

М.К. Петров разрабатывает данную проблему и предлагает свой вариант ее разрешения: вводит понятие социокода — базовой знаковой реалии культуры — и выявляет особенности ее взаи модействия с Заключение Культура может рассматриваться не только деятель ность человека, но и как знаково-семиотическая структура.

Любые фрагменты человеческого мира, приобретающие функцию знаков, могут служить предметом культурологиче ского анализа. Структурно-семиотический подход раскры вает понятие диалога культур в новом аспекте, понима ние и определение статуса и специфики собственного культур ного которое осуществляется посредством и изучения собственных традиций, значимых в контексте иной Отсюда вытекает возможность диалога в рамках одного куль турного типа, но в различные периоды истории. В структур но-семиотической концепции обращается внимание на про блему построения текста как на одну из существенных ха рактеристик воспроизведения художественной модели и ее интерпретации, а также выявления структуры самопорожде ния текста.

102 Глава VI. Культура как знаково-семиотическая система Вопросы:

1. Что такое знак?

2. Что такое семиотика?

3. Могут ли «детские травмы» быть связаны с культурой?

4. Почему у многих народов много конкретных слов, но мало абстрактных понятий?

5. В чем выявляется структурная основа Что можно анализировать в качестве «социокультурного феномена»?

7. Что означает у «модель туры», «монада»?

8. Какова роль случайности в культурной истории?

9. Что означает схема: «ядро периферия» 10. Как раскрывается формула: «культура — это бытие текста»?

ЛИТЕРАТУРА:

1. Барт Семиотика. Поэтика. М., 1989.

2. Гумбольдт Вильгельм. Язык и философия культуры. 1985.

3. М. Эзотерика основ культуры. 1995.

4. Лотман Ю. Структура художественного текста. 1970.

B.C. Семиотика. 1971.

Степин B.C. Культура // Философский словарь. 2001, с.

Темы рефератов:

1. Символ и знак: опыт различения.

2. Семиотика, ее особенности и тенденции.

3. Культура как знаково-семиотическая версия.

4. Текст и мегатекст.

Глава VII Всемирное сознание При беглом взгляде на историю в первую очередь можно заметить наиболее значительные, наиболее масштабные события, став шие поворотными. Например, зарождение христианства, кото рое явилось огромным скачком в культурном развитии мира.

Эти события как бы делят историческое время на этапы, ступе ни развития человечества и его культуры. Подобный подход к культуре основывается на историческом понимании челове чества: он рассматривается как единство, существовавшее не всегда, а сложившееся постепенно. На этом выделяются этапы, фазы, исторические периоды — формации. Формация — это исторический тип общества, его организации, который имеет общую культурную основу. Такой подход назы вается формационным. Он предполагает движение от разоб щенности человечества к его культурному единства.

В 1784 г. был опубликован первый том работы немецкого просве тителя Иоганна Готфрида Гердера (1744-1803) под «Идеи к философии истории человечества». Оценивая это произ ведение, И. Гёте писал: «Это произведение, возникшее 50 лет на зад в Германии, оказало невероятно большое влияние на воспита ние всей нашей нации;

исполнив свое назначение, оно было поч ти вовсе забыто» Об искусстве. М., 1973, с. 541).

Гердер отстаивал просветительскую мысль о нравственном един. стве человеческой природы независимо от различий эпохи и ге. ографических условий. Все народы, по его мнению, движутся по одной магистрали, а поэтому «весь род человеческий на земле — это только одна и та же порода людей» (Гердер Идеи к философии истории человечества. М., с. 171).

Правда, некоторые из них, например западные, вырвались в этом движении вперед и достигли более высокой ступени развития.

Однако во всем развитии «царит разумность, планомерность, преднамеренность» (там же, с. 442). История, по мнению Гер дера, движется через развитие культуры: «Культура 104 Глава VII. Ступени культуры но совершеннее от этого не становится: на новом месте развиваются новые способности;

старьте, развившиеся на ста ром месте, безвозвратно уходят» (там же, с. 426).

Немецкий просветитель был далек от мысли, что культура разви вается плавно и директивно. На пути культуры встречаются не которые повороты, но все-таки пробивается единая цель, еди ный путь...' «Вообще говоря, дорога культуры на нашей земле, дорога с поворотами;

резкими и уступами, — это не поток, а это низвергающаяся с покрытых лесом гор вода;

в водопад обращают течение культуры на нашей земле страсти человеческие... Мы ходим, попеременно падая в левую и пра вую стороны, и все же идем вперед» (там же, с. 444-445).

Итак, по мнению Гердера, история и культура — не одно и то же. Вектор истории намечен. Но,«... одна цепь культуры со единяет своей кривой и все время отклоняющейся в сторону линией рассмотренные у нас нации... (там же, с. 441).

С наибольшей полнотой концепция единого человечества выра жена в труде другого немецкого философа-просветителя, писателя и критика Готхольда Эфраима Лессинга (1729-1781) «Воспитание человеческого рода» (1780), проникнутом идеей единства развития человечества, постоянного накопления в его истории все новых и новых духовных ценностей. Автор, отра жая общий пафос эпохи Просвещения, убежден, что человече ство неуклонно движется к совершенству.

Тезисы немецкого философа-просветителя носят программный характер прежде всего для самого мыслителя. Они одушевлены пафосом органического развития, постоянного приращения все новых и новых откровений. Сегодня, когда вера в прогрес систские иллюзии едва ли не окончательно подорвана, многое в работе философа может показаться наивным. Однако оценим по достоинству целый ряд идей, которые имеют, на наш взгляд, характер своеобразного провозвестия.

Прежде всего, это мысль о единстве человеческого рода, о его всеохватной целостности. Человечество — собирательное понятие. Однако менее всего оно исчерпывается простым зна чением как совокупность народов, живущих на Земле. Феномен человечества — это нечто рожденное и развивающееся, стано вящееся. Чтобы осмыслить данное понятие, нужно непременно обратиться к исторической динамике. Человечество не пред ставляет некую данность, оно складывается в результате опре деленных усилий, конкретных обстоятельств.

Глава VII. Ступени культуры Еще одна плодотворная мысль Лессинга: человечество возника ет тогда, когда эта общность Без самосознания никакое единство не может быть создано. Только постепенное осознание одинаковости способствует рожде нию такого универсального образования, как человечество.

само собой понятно, что здесь не обойтись без определен ных стадий, конкретных этапов, через которые эта идентич ность осмысливается.

С этой точки зрения не выглядит архаичным воззрение Лес синга, согласно которому человеческий разум рассматрива ется как державная сила истории. Мы постоянно соотносим рождение общемировой цивилизации с производительных сил, хозяйственных связей, средств ком муникации. Но не всегда отдаем себе отчет в том, что эти объективные факторы создают только предпосылки для Все ленской Соборности. Человеческому роду еще надлежит осознать свою общность: к этой мысли мы только сейчас привыкаем.

Разумеется, почти за два с четвертью столетия, которые истекли после написания работы Лессинга, человеческий разум раз вернул не только наглядные доказательства своей мощи. На ряду с животворящими истинами он продемонстрировал так же и свою подорванность. Мир столкнулся с кошмарными про явлениями разума. Идеал классической рациональности, который на протяжении многих веков питал западноевропей скую философию, испытал серьезные потрясения. Не раз воз никали догадки: не рождает ли ум безумие, а интеллект — де формацию сознания? Однако вера в способность человека опе реться на собственные духовные силы не угасла.

Великие умы прошлого задумывались над тем, как выстроить че ловеческое общежитие по меркам разумности. Афинская де мократия, например, хотя и уважала право каждого высказы вать свое мнение, была тем не менее полна неожиданностей, обрекала каждого на риск и ответственность. Раздраженный де мократической неразберихой, Платон сконструировал в выс шей степени пропорциональное, стройное и упорядоченное корпоративное государство, которым управляли философы.

Чем дольше, однако, существовали Афины, тем более порази тельной становилась картина всеобщей разрозненности, собления и недисциплинированности. Нет, не выстраивается жизнь по заветам мудрецов.

VII. Ступени культуры Именно разум, по мнению современных французских «новых фи лософов», как способность человека к отвлечению от реальности имел в европейской истории отягощающие следствия. Во всео хватывающих системах мысли разум стал роковой силой. Рацио нальная деятельность человека открылась французским филосо фам как насильственная, направленная на подчинение мира. Ра зум вообще материализуется в недвусмысленно агрессивную силу. не только завоевывает личность изнутри, но и, помимо ее желания и участия, подчиняет извне. Он насильственно дикту ет ей свои неукоснительные истины. Разум, как утверждают «но вые философы», захватил уже не только мир индивидуальной ду ши. Он покорил мир всеобщей истории. Нации сами воздвигли над собой «статую командора», которая в мирные, спокойные времена как бы стушевывается, позволяя народам веселиться у ее но грозно оживает в кризисные моменты, внезапно прерывая веселье и показывая свою истинную сущность.

Так что же устарел который видел в истории только вну шительные победы разума? Нет, не устарел, хотя бы потому, что обращал внимание на то, как истина одолевает суеверие.

«Тот, кто не изучал истории, — писал Лессинг в одной из своих рецензий (1751), — навсегда останется младенцем. А кто не изучал истории человеческой мудрости, которая вся лишь тория заблуждения и истины, никогда не сможет оценить силу нашего разума... ему всегда будет угрожать опасность быть об манутым невежественными хвастунами, которые выдают за но вейшие открытия то, что в действительности знали или во что верили уже несколько тысяч лет назад».

Лессинг, разумеется, отдавал себе отчет в что многие люди не столько к голосу сколько руководст вуются практической выгодой. Отдельный человек, по мнению просветителя, действительно может придерживаться только собст венных интересов. Но разве точно так же обстоит дело с челове ческим родом? Нет, полагает философ, человечество в целом обла дает сознанием, которое, хотя и напоминает процесс взросления отдельного индивида, формируется совсем иным способом.

Неужели нравственность задается человечеству каким-то явоч ным порядком? Нет, она складывается, утончается. Этот про гресс требует духовных усилий.

Работа Лесссинга — это 100 тезисов о духовном восхождении человечества. Здесь просматривается аналогия с возмужани ем отдельного человека. Три возраста можно насчитать у че Глава VII. Ступени культуры ловека. Их можно обнаружить и у всего человеческого рода.

Но вот что интересно. По мысли философа, эти этапы нравст венного прогресса легко отыскать, если обратиться к истории.

Они в общем соотносятся с чередованием религий. Историче ские эпохи, сменяя друг друга, развертывают вместе с тем кар тину человеческого восхождения.

Метки, своеобразные вехи истории культуры, — три религии — язычество, иудаизм и христианство. из них — этап восхождения человеческого рода. Разложив поначалу единое неизмеримое на ряд измеримых частей, человек ес тественным образом подошел к многобожию и идолопо клонству. Неизвестно, сколько миллионов лет, рассуждает Г. Лессинг, человеческий разум блуждал бы по ложным пу тям. Но Богу угодно было придать проблескам человечес кой мысли верное направление. Грубый, полудикий человек связывает свое поведение с примитивными представлени ями о воздаянии и каре. Так, по мнению философа, и вели себя древние израильтяне. Ветхий Завет возвещает детство человечества.

Сначала Бог приучил иудеев к мысли, что у еврейского народа есть Верховное Существо. Затем он вывел этот народ из Егип та и поселил в Ханаане. Так, в сознание человеческого рода пошло представление о монотеизме (единобожии). Бог при учил израильтян к понятию Единого. Подобно ребенку, этот однако, воспринимал лишь такое воспитание, которое реализуется с помощью непосредственных, чувственно вос принимаемых наказаний и наград.

Лессинг проводил различие между воспитанием и откровением.

Первое существует для отдельного человека, второе — для че ловеческого рода. В сознании иудеев воспитание и открове ние соприкасаются. Но зачем Богу понадобилось начинать преображение человеческого рода не с духовных, нравствен ных высот, а, напротив, с самого начала? Философ отвечает:

так воспитывались будущие воспитатели человечества. В кни гах Ветхого завета, подчеркивает Лессинг, могло отсутство вать учение о бессмертии души и будущем воздаянии, но в них не должно было содержаться ничего, что могло бы задержать народ на его пути к великой истине.

Размышляя о судьбах иудаизма, который соотносился еще с гру бым духовным состоянием мира, Лессинг, тем не менее, зада ется вопросом: разве воспитанный в таком героическом 108 Глава VII. Ступени культуры послушании Богу, не должен быть предназначен, не должен быть более других способен выполнить совершенно особые божественные предначертания?

Прослеживая историю человеческого рода, Лессинг в известной мере выходит за пределы Европы. Он говорит о том влиянии, которое оказал «мудрый перс» (Кир II) на рели гию. В прошлом, как подчеркивает философ, откровение вело за собой разум, теперь же (т.е. после соприкосновения с иной религией) разум внезапно озарил светом данное ему открове ние. Под влиянием более чистого вероучения персов евреи познали в своем Иегове не просто величайшего из всех наци ональных богов, но Бога Всевышнего.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.