WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Marina Gulina Therapeutic and Counselling Psychology Марина Гулина Терапевтическая и консультативная психология РЕЧЬ ИЗДАТЕЛЬСТВО Санкт-Петербург 2001 Книга издана при участии ...»

-- [ Страница 5 ] --

КАТ же возникла в очень клинически ориентированной среде, но изначально была направлена на помощь достаточно широкому спектру клиентов. Здесь большое внимание уделя­ ется психометрической оценке эффективности терапии и экс­ периментальным исследованиям в целом. Степень и характер ее эклектичности обсуждаются на серьезном научном уровне, при этом данный подход не принес с собой новой жизненной философии: ею остались известные со времен Скиннера ра­ зумный прагматизм, рационализм, научное мышление. Пожа­ луй, эту теорию можно было бы назвать позитивно эклектич­ ной, поскольку ее сущностью на данный момент являются не синтез, не интеграция элементов в нерасчленимое концепту­ альное или процессуальное целое, а продуманное сочетание различных элементов на уже известной основе — когнитив­ ной терапии.

Безусловно, эклектичные теории имеют такое же право на существование, как и интегративные, хотя вторые в отличие от первых обладают целостностью (холизмом) хотя бы на ка­ ком-либо уровне: концептуальном, процессуальном, ценност­ ном, феноменологическом, наконец. Интеграция в отличие от эклектики, пожалуй, предполагает уже качественное и необра­ тимое изменение исходных проинтегрированных компонентов.

Говоря о позитивном и негативном эклектизме, хочется отме­ тить, что для первого должно быть характерно: 1) непротиво­ речие соединяемых элементов между собой;

2) оправданность такого соединения;

3) концептуализированность данного объ­ единения. При этих условиях эклектичная теория начинает приобретать характер многомодальной терапии и, таким об­ разом, может расширяться круг проблем и репертуар методов, с которыми имеют дело консультант и клиент;

в итоге увели­ чивается многообразие опыта у обоих участников процесса.

Во всяком случае, открыто и позитивно эклектичная теория 250 Терапевтическая и консультативная психология всегда предпочтительнее скрыто эклектичных, но претенду­ ющих на новизну теорий и практик, авторы которых созна­ тельно или бессознательно не удосуживаются оглянуться на уже пройденный психологией и психотерапией достаточно му­ чительный путь развития и ПЕРЕоткрывают фрагменты уже сложившихся концепций. Об опасности «узких» концепций в психотерапии и консультировании мы уже упоминали, по­ этому более предпочтительной видится широкая, но строгая, пусть и эклектичная в вышеобозначенном смысле, теория.

Глава КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ В СОЦИАЛЬНЫХ МИКРО И МАКЮСИСТЕМАХ (группа, семья, социум) ОТ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ К ГРУППОВОЙ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ Человек, подчиняющийся только своей волг, враг человеческого рода.

А- Дидро Для меня деревья дороже леса.

У меня нет общего интереса.

Но скорость внутреннего прогресса Больше, чем скорость мира.

И. Бродский ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ, ЛЕЖАЩИЕ В ОСНОВЕ РАБОТЫ С ГРУППОЙ Теория Г. Мюррея по праву может исторически следовать за теорией Фрейда, поскольку она также носит интегральный характер и объединяет в себе исследования бессознательно­ го, физиологические исследования, рассматривает личность не только в статике, но и в развитии (как и психоаналитические концепции), не игнорирует социальную сферу личности и по­ веденческий аспект. Можно выделить следующие основные принципы теории Мюррея.

Принцип доминантности. Мюррей поясняет его словами «нет ни мозга, ни личности», есть только доминирующее на­ правление мотивации человека.

Принцип мотивации. Основывается на том, что человек постоянно совершает усилия для уменьшения напряжения в своей жизни, вызванное потребностями, которые он ощущает внутри, и давлением извне — со стороны общества. Способы, с помощью которых человек пытается управлять своими по­ требностями и давлением извне, могут привести к внутренне­ му конфликту. Потребности могут иметь собственные харак Консультирование в социальных микро- и макросистемах теристики. Они могут быть первичными или вторичными;

при­ надлежать личности или быть привнесены окружением;

откры­ то выражаемыми или закрытыми;

направленными на один объект или множество и т. п.

Аонгитюдный принцип. Характеризуется формулой «ис­ тория личности и является личностью». Мюррей несколько иначе интерпретирует учение Фрейда об эрогенных зонах, ком­ плексе кастрации и их влиянии на будущую жизнь человека.

По его мнению, человек организует свою жизнь сообразно кратко- или долговременным целям, в которых активность или поступки направлены на достижение конечного результата.

Принцип физиологических процессов. Заключается в том, что человек в первую очередь и в преобладающей степени есть биологическое существо.

Принцип абстрактности. Заключается в том, по мнению Мюррея, что далеко не все поведение проявляется во внешних действиях, кроме того, исключительно важным представляется декларированный им принцип уникальности каждого человека.

Ролевой принцип (каждый человек играет ту или иную роль в каждый момент своей жизни) также оказался необычайно важным для стимуляции развития групповой и индивидуаль­ ной психотерапии (Murray, Kluckhohn, 1953).

С этим понятием ролевого поведения связана и главная тема социометрической теории Дж. Морено. Каждый человек в каж­ дый определенный момент своей жизни играет роль точно так же, как и актер на сцене, причем эти роли могут меняться при изменении внешних обстоятельств, а также под влиянием ин­ дивидуальности «играющего»: два человека играют одну и ту же роль по-разному. Морено обогатил групповую терапию ме­ тодом психодрамы, ввел понятия социального атома и моле­ кулы, принцип «теле», т. е. связи между людьми, а также сфор­ мулировал несколько теорем о ролях.

1. Роли могут быть воображаемые или действительные, т. е.

основанные на фантазии или на факте.

2. С помощью игры человек может выразить иные формы жизни.

3. Личность может самосовершенствоваться и познавать неизвестное с помощью игры.

4. Игра роли может в такой же степени изменять человека, как и обучение.

254 Терапевтическая и консультативная психология 5. Игра роли может поддерживать человеческое «Я».

6. Игра, особенно метод социодрамы, может быть эффек­ тивным способом уменьшения дистанции между двумя различ­ ными (например, этническими) группами.

7. Чем больше ролей научился играть человек, тем он легче приспосабливается к жизненным проблемам.

8. Человек познает общество прежде всего через роли, ко­ торые он играл.

Перемена ролей также является важным моментом роле­ вого поведения. Хотя полное изменение роли Морено считал невозможным, он постулировал, что:

смена роли часто является средством социализации и са моинтеграции;

смена ролей является необходимым требованием для возникновения нового сообщества;

смена роли может быть коррекцией антиобщественного поведения;

смена ролей является незаменимым средством обучения и научения;

смена ролей приводит к уменьшению зависимости ребен­ ка от родителей;

смена ролей наиболее эффективна, когда психологичес­ кая дистанция между двумя людьми невелика;

смена ролей улучшает восприятие ролей других людей;

чем больше ролей человек играет в жизни, тем больше его способность к перемене ролей.

Принцип «спонтанности», введенный Морено, может быть описан как самопроизвольное поведение человека и противо­ поставлен стереотипному поведению, которое Морено считал губительным для личности, тогда как спонтанное поведение является, по его мнению, основой творчества и, следователь­ но, психического здоровья человека (Moreno, 1953).

Другой известный персонолог — Г. Оллпорт — предложил включить в систему понимания личности следующие аспекты.

«Динамическая организация» подразумевает, что личность есть нечто большее, чем просто собрание поведенческих ак­ тов, но что структура личности постоянно развивается и ме­ няется в отношении мотивации и саморегуляции. Психофизи­ ческой системой Оллпорт называл объединение в человеке Консультирование в социальных микро- и макросистемах физического и психического начала, тела и мозга. Понятие системы детерминации он ввел для того, чтобы подчеркнуть, что личность является чем-то и совершает что-то с помощью своих внутренних ресурсов и для них. Аспект уникальности Оллпорт формулировал как то, что каждое человеческое су­ щество уникально во времени и пространстве, по своей внеш­ ности и приспособительным свойствам. Принцип «приспособ­ ления к окружению» им был сформулирован так: «Личность есть продукт внешнего окружения». Основное внимание в те­ ории Оллпорта уделялось исследованию индивидуальности как высшей формы многообразия личности.

Кроме того, Оллпортом был предложен следующий план психодиагностического обследования личности, который мо­ жет быть не столь актуален для групповой работы и понима­ ния поведения человека в его окружении, но может быть очень полезен при диагностике в консультировании и психотерапии.

Он считал, что невозможно применять в психодиагностике один какой-либо метод, а необходимо по возможности соеди­ нять в исследовании следующие методы.

1. Конституциональные и физиологические измерения.

2. Анализ культурных условий, особенностей близкого окружения и ролевого поведения человека.

3. Изучение документов и фактов биографии.

4. Исследование самооценки.

5. Анализ поведения, поступков.

6. Метод экспертной оценки.

7. Тесты и шкалы.

8. Проективные методы исследования личности.

9. Глубинный анализ (анализ бессознательных мотивов, детских фиксаций поведения, определяющих причины настоящего состояния).

10. Исследование экспрессивного поведения.

Основное внимание в теории Оллпорта уделено исследо­ ванию индивидуальности как высшей формы многообразия личности (Allport, 1968).

В другой, также очень крупной, но малоизвестной в отече­ ственной психологии теории личности Г. Мерфи можно выде­ лить четыре основные темы: о биологической и биохимической природе личности;

о становлении и интеграции личности;

о со­ циализации личности;

о возможностях, которые человек имеет 256 Терапевтическая и консультативная психология для полного самоосуществления. Она объединяет в себе биологи­ ческий, психологический и социологический аспекты личности.

Мерфи считал, что человека необходимо рассматривать в первую очередь как биологическое существо и что из этой первичной основы происходит все то «магическое», что мож­ но увидеть в человеке. Главное же в биологической природе человеческого «Я» — это взаимозависимость между врожден­ ными органическими подструктурами. Ничто в человеческом организме не функционирует само по себе и для себя, считал Мерфи. Вторая тема касается выявления физиологических, психологических и социологических аспектов поведения и проявления их в личности. Здесь Мерфи вводит такие важ­ ные для психотерапии понятия, как «канализация энергии вверх », обусловленность, конфликт, символы, самость. Он счи­ тал, что возможности человека имеют три природы, последо­ вательно развивающиеся в человеке: биологическая (человек имеет сильные и разнообразные органические потребности), культурная (человек становится фиксированным и стандарт­ ным) и творческая (человек пытается с помощью творчества понять самого себя, мир, в котором он живет, и свое будущее).

Через теорию Мерфи проходит одна центральная идея о том, что мир (в том числе и человек) состоит из различных частей, которые должны взаимодействовать, должны быть взаимосвя­ заны, должны быть объединены (Murphy, 1947).

И чрезвычайно важной для индивидуальной и групповой психотерапии оказалась теория поля Курта Левина, из которой позднее развились идеи, например, гештальттерапии Фредери­ ка Перзла. К. Левин первым из психологов разделил функции локомоции и коммуникации в психике человека. Для понима­ ния многих групповых феноменов полезными также явились введенные им понятия жизненного пространства и такие изме­ рения жизненного пространства, как «реальность-нереаль­ ность» и «прошлое-будущее»;

проницаемости границ (внутри личностных, межличностных и т. п.). Его теория носит ярко выраженный динамический характер, так как он оперировал понятиями «энергия», «напряжение», «потребность», «валент­ ность», «сила» (вектор). Его динамические взгляды на психику весьма сходны с ранней теорией психоанализа — имеется в виду период творчества Фрейда, предшествовавший его работе 1920 г.

«По ту сторону принципа удовольствия ». Впрочем, и последо Консультирование в социальных микро- и макросистемах ватели организмического подхода к личности в целом разделя­ ют взгляды о том, что конечной целью всех психических про­ цессов является возвращение человеку состояния равновесия.

Левин же считал, что эта основная цель может быть достигнута различными путями: с помощью адекватного действия (локо моции в его терминологии), замещающего действия;

вообража­ емого действия, посредством передачи напряжения одной сис­ темы другим системам либо просто переходом к хаотичной активности, а также переструктурированием среды. Полезны­ ми в понимании развития личности как в онтогенезе, так и в процессе психотерапии могут оказаться понятия внутренней взаимосвязанности поведения, протяженности пространств активности, разнообразия поведения личности, особенностей организации поведения, дифференциации, регрессии и ретро грессии, разрабатываемые К. Левином (Lewin, 1951).

В целом теория К. Левина обогатила как теоретическую, так и прикладную социальную психологию и персонологию.

Так, например, уже при жизни ее автора она использовалась в семинарах по снижению уровня расовых конфликтов в Аме­ рике. Из общих принципов и отдельных положений этой тео­ рии развились такие известные концепции, как теория моти­ вации достижений Дж. Аткинсона, положения об открытом и закрытом сознании теории М. Рокича, теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ Ключевым моментом в психотерапии и консультировании любого толка и направления является не только пресловутый вопрос о психическом (в медицинском подходе) или психологи­ ческом (в парадигме терапевтической психологии) здоровье лич­ ности. Именно работа психологов с супружескими парами, се­ мьями, группами, сообществами — заметим, что уж эта область никогда не являлась профессиональной для медиков, — показа­ ла, что не менее острым и проблемным является вопрос о «здо­ ровых» парах или группах в отличие от «нездоровых». Интер­ персональный подход в психологии позволил постепенно переформулировать этот вопрос и акцентировать внимание уже 9 М. Гулина 258 Терапевтическая и консультативная психология не столько на личностях членов группы, сколько на природе и ха­ рактере их отношений: зависимых или независимых, близких или отчужденных, функциональных или дисфункциональных.

Например, зависимые отношения могут внешне казаться близкими, но они обладают внутренне жесткой структурой, в них на самом деле нет свободы: свободы выбора, равных прав на ошибку, позволения меняться. Роли уже распределены — причем это делается в подавляющем числе случаев автомати­ чески и бессознательно — правила установлены, «традиции» непоколебимы, неопределенность и импровизация рассматри­ ваются как угроза. Это можно обобщить следующим образом.

БЛИЗКИЕ ОТНОШЕНИЯ ЗАВИСИМЫЕ ОТНОШЕНИЯ Основаны на равенстве Основаны на различии в «силе» (например, «я старше», «я работаю» и т. п.) Основаны на взаимности, Не сбалансированы (напри­ обоюдности мер, «я говорю, а ты слушай») В них позволен выбор Выбор не позволен или затруднен Преобладает принуждение Предполагают свободу (как частный случай может чувствовать, поступать, быть принуждение самого исходя из собственного себя делать «то-то», чувство­ понимания ситуации вать «это») Возникает желание делиться Правила отношений и поведе­ с другими своими чувствами ния не обсуждаются, а счита­ и потребностями ются сами собой разумеющи­ мися;

такое положение осо­ бенно очевидно в ситуациях, когда что-то не получается Отношения всегда меняются Отношения всегда остаются неизменными «Я ХОЧУ быть здесь » «Я ДОЛЖЕН быть здесь » «Я начинаю с себя » «Я начинаю с тебя: меняйся ты» «Ты заставляешь меня «Я хочу... Я чувствую...» (т. е.

чувствовать... гнев, тревогу, «Я беру на себя ответствен­ усталость, разочарование...» ность за свои желания и чув­ (т. е. «Ты несешь ответствен­ ства ») ность за мои чувства») Консультирование в социальных микро- и макросистемах БЛИЗКИЕ ОТНОШЕНИЯ ЗАВИСИМЫЕ ОТНОШЕНИЯ «Я сам забочусь о себе, я пол­ «Ты сам должен знать, что ностью отвечаю за получение хорошо для меня, и обеспе­ того, чего я хочу, и за сооб­ чивать это» щение тебе СЕОИХ желаний» Отношения основаны на осо­ Отношения основаны на за­ знании реальности, какой бы блуждениях, иллюзиях, на она ни была и как бы она ни отрицании или избегании ре­ менялась ального положения дел «Моя преданность тебе исхо­ «Твой духовный рост не имеет дит из интереса к твоей ду­ для меня значения », даже если ховной сущности эта сущность отдаляет тебя от меня » (Гулина, 1994).

В целом можно отметить, что есть принципиальная разни­ ца в отношениях, основанных на необходимости, нужде в ком то, когда один человек дополняет другого до целого (это мо­ жет быть друг, враг, ребенок, взрослый и т. д.) и основанных на потребности в ком-то, т. е. когда один человек важен для другого, но не необходим для его выживания и сохранения.

Сделав еще один шаг и представив вместо человека неоду­ шевленный объект в диаде зависимых отношений, мы получим описание аддиктивного поведения, характеризующегося от­ сутствием у человека выбора в его пристрастии к определен­ ному предмету, состоянию, веществу, образу жизни.

Близкие, но НЕзависимые отношения — основная дилемма любых значимых отношений и главный урок, который люди бес­ сознательно пытаются извлечь из отношений. Особенно это касается любовных уз, так как в эти отношения люди больше всего стремятся попасть и больше всего стремятся уйти из них, что достаточно полно освещено в современной психоаналити­ ческой литературе, посвященной объектным отношениям. Но вопрос о независимости в помогающих отношениях остается чрезвычайно актуальным — особенно в рамках дискуссии о не­ обходимом уровне профессионализма в консультировании, ко­ торую мы анализировали в разделе о гуманистической парадигме.

«Демистификация» консультирования, о которой в этом раз­ деле шла речь, на наш взгляд, блестяще реализована в хорошо Терапевтическая и консультативная психология зарекомендовавшем себя последние 30 лет подходе X. Джекин са по «переоценочному консультированию» (re-evaluation counseling) личности (Jackins, 1965). Попытка Джекинса заклю­ чается в создании целой философии новых отношений между парой людей, которые поочередно являются друг для друга кон­ сультантами, поэтому другим, более известным названием его подхода является термин со-консультирование (co-counseling).

Принципы, сформулированные Джекинсом, представляются важными для формирования «здоровых» (открытых, принима­ ющих) отношений между парой или группой людей при усло­ вии, что в этих отношениях не будет скрытой, неосознаваемой участниками зависимости друг от друга или от материала, ко­ торый представляет консультируемый (см. возможные симпто­ мы контрпереноса в разделе о процессуальных ценностях пси­ хоаналитического подхода).

Основными положениями его подхода, актуального как для парных, так и групповых консультативных отношений, явля­ ются следующие.

Каждый человек в отдельности и все общество в целом могут освободиться от ограничений и искажений в на­ копленном болезненном опыте путем установления с другим человеком или людьми взаимоотношений обоюд­ ного сознательного внимания и позволения процессам разрядки и переоценки идти до самого конца.

Меняясь ролями «рассказчика» и «слушателя», два че­ ловека могут стать необыкновенно эффективны и помочь друг другу освободиться от накопившихся нежелатель­ ных выученных стереотипов чувствования и поведения.

Хотя для более быстрого и глубокого прохождения раз­ рядки и переоценки необходима большая степень созна­ тельности, рациональности, понимания и умения со сто­ роны человека, чье сознательное внимание используется (слушатель-консультант), тот же процесс имеет место, если в роли слушателя выступает начинающий, не имею­ щий большого опыта человек.

Разумное поведение человека качественно и принципи­ ально отличается от поведения других живых существ.

Сущность разумного человеческого поведения заключа­ ется не в инстинктивном или условно-рефлекторном (т. е. механическом) реагировании на ситуацию, а в ос Консультирование в социальных микро- и Макросистемах мысленно выбранной реакции, соответствующей и кон­ тролирующей меняющиеся жизненные ситуации в тот момент, когда на основе информации, полученной через собственные органы чувств, возникшая ситуация опре­ деляется как новая.

Эта способность давать новые адекватные ответы может быть определена как человеческий разум или интеллект.

Он функционирует на основе сравнения и противопо­ ставления новой информации со старой, имеющейся в па­ мяти прошлого опыта. Характер и конструкция ответа основаны на сходстве с прошлыми ситуациями и в то же время меняются в соответствии с отличиями новой ситу­ ации от старой.

Каждый человек с органически здоровым мозгом обла­ дает врожденной способностью разумного поведения, потенциально значительно превосходящей достижения наиболее способных людей своего времени.

Естественный эмоциональный тон для человека — это жизнерадостность, наслаждение жизнью, а естественны­ ми для людей отношениями являются доброжелательное внимание, общение и взаимопомощь.

Эта уникальная способность разумного поведения чело­ века временно нарушается в период физической или эмо­ циональной травмы. В такие моменты информация, по­ ступающая через органы чувств, откладывается в памяти в неоцененном и неизмененном, непереработанном виде.

Сразу же после травмирующего события или при первой же возможности пострадавший инстинктивно ищет вни­ мания другого человека. Если он/она успешны в своих по­ исках, а также в удержании внимания найденного собе­ седника, то начинается процесс эмоциональной разрядки.

Любой младенец может оставаться свободным от накоп­ ления нежелательных условных рефлексов, если будет защищен от болезненных ситуаций тем, что будет иметь позволение на полную разрядку и переоценку болезнен­ ного опыта, если таковой случается.

В процессе длительного исторического развития челове­ ческих отношений спонтанные попытки привлечь внима­ ние другого человека, что является главным условием про­ хождения разрядки и дальнейшей переоценки, почти всегда 262 Терапевтическая и консультативная психология оставались безуспешными («Не плачь», «Будь большим/ шой», «Возьми себя в руки», «Не бойся» и т. д.). Практи­ куемое в масштабах всего человеческого общества такое отношение к маленьким детям создает условия, когда раз­ рядка становится практически невозможной.

Начало процесса разрядки можно определить по ряду внешних признаков, которые могут комбинироваться:

плач, рыдания, дрожь, потоотделение, смех, гневные выкрики, непроизвольные жесты (особенно почесыва­ ния, потягивания, кусания губ и т. п.), резкое изменение темпа речи, зевание, неуправляемое изменение выраже­ ния лица и т. п. Разрядка обычно требует значительного времени для ее завершения.

В процессе разрядки непроработанные болезненные вос­ поминания о травмировавшем событии вспоминаются и переживаются заново (не обязательно сознательно).

Разумная оценка и новое понимание информации, по­ лученной в прошлой травме, приходит автоматически после разрядки. Это осмысление проявляется лишь до такого уровня, до которого дошла разрядка. При пол­ ном ее завершении негативные и нерациональные эффек­ ты прошлого болезненного опыта становятся полностью освещенными и осознанными.

Не прошедшие разрядку и переоценку «записи» травма­ тического опыта или события в прошлом поневоле дикту­ ют поведение человека в новой ситуации, когда она напоми­ нает болезненные переживания прошлого. Новая ситуация вновь актуализирует прошлые эмоциональные травмы и парализует способность к разумному мышлению и дей­ ствию, при этом новая информация добавляется к уже на­ копленному болезненному выученному поведению, делая его таким образом более могущественным в его отрица­ тельном влиянии и более легко вызываемым в будущем.

Понимание роли неразряженных негативных воспомина­ ний или «записей» в превращении человека из мыслящего существа в «робота» дает достаточное объяснение всему столь разнообразному по формам и глубине иррациона­ лизму в поведении отдельных людей, групп, сообществ.

Нежелательные «условные рефлексы» могут стать хрони­ ческими, если достаточно часто провоцируются и подкреп Консультирование в социальных михро- и макросистемах ляются знакомыми по прошлому ситуациями, другими сло­ вами, они могут овладеть всем поведением человека. Что­ бы избавиться от подобных хронических условных рефлек­ сов, требуются инициатива, умение, находчивость и время со стороны «слушателя ». Однако и эти хронические фор­ мы, если у них то же происхождение, что и у обычных «условных рефлексов» (т. е. выученных форм реагирова­ ния. — М.Г.), вполне могут быть разряжены и переоценены.

Болезненные события нашего прошлого являются резуль­ татом нежелательных влияний окружающей среды. На данной ступени развития нашей цивилизации большая часть раннего болезненного опыта любого ребенка явля­ ется точным отражением драматизированных болезнен­ ных образов памяти родителей, которые они, в свою оче­ редь, получили от своих родителей. Таким образом передается болезненный опыт и модели иррационально­ го поведение здоровому от рождения ребенку, т. е. взрос­ лые, исходя из самых лучших побуждений, бессознатель­ но, но систематически «заражают» младенца своими отягощающими «рефлексами».

Иррациональные явления, имеющие место в (со)сбщестзах, построенных на принципах угнетения и насилия (принуж­ дение, наказание, эксплуатация, предрассудки, групповые конфликты, войны), являются отражением индивидуаль­ ных человеческих «условных рефлексов», которые нако­ пились и закрепились в (со)обществе. (Со)общества, в свою очередь, часто подкрепляют индивидуальные условные рефлексы.

Ни один индивидуум не имеет действительных причин для конфликта с другим человеком: поданные рациональ­ но, реальные желания и потребности каждого могут быть удовлетворены в процессе взаимного сотрудничества.

Ничто не может помешать общению, согласию и сотруд­ ничеству между любыми людьми, кроме наличия «услов­ ных рефлексов», но с помощью знаний их природы эти рефлексы могут быть опознаны, оценены и удалены.

Любой человек или группа людей может начать действо­ вать разумно первыми, не дожидаясь того же от другой стороны, что и позволит овладеть ситуацией и привести ее от конфликта к согласию.

264 Терапевтическая и консультативная психология Всегда безопасно быть разумным;

знание данных прин­ ципов может быть применено ко всем сторонам жизни, во всех взаимоотношениях, что приведет к реальной обо­ юдной пользе и успеху (Ibid., p. 23-29).

ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РАБОТЫ ПО ОТНОШЕНИЮ К ГРУППОВОЙ Поскольку корни психологического консультирования уходят в психотерапию, то неудивительно, что индивидуаль­ ное консультирование имеет много общего с психотерапевти­ ческим процессом. А как известно, различные психотерапев­ тические направления по-разному относятся к такой важной процессуальной характеристике, как работа не с отдельным клиентом, а с группой. Это сходство прослеживается и в уста­ новлении доверительных отношений с клиентом (характер до­ верительности может быть различным в зависимости от пози­ ции, которую занимает психотерапевт или консультант по отношению к клиенту), в предоставлении ему психологичес­ кой поддержки и возможности исследовать себя в самых раз­ личных аспектах и измерениях (направление этого процесса и угол рассмотрения определяются методологией, которую ис­ пользует психотерапевт или консультант), возможности при­ нимать собственные решения.

Консультирование больше концентрируется на конкретных проблемах и ситуациях клиента, тогда как психотерапия чаще направлена на более общие личностные изменения клиента.

Очевидно, что четких критериев различий предложено быть не может хотя бы из-за терминологической свободы в этом во­ просе. Так, одни специалисты в силу принципиальных антидис­ криминационных соображений вообще не признают и не упо­ требляют термин «психотерапия», хотя в своей практике они являются высококвалифицированными психотерапевтами. Дру­ гие относятся к термину «психотерапия » свободно и называют так любые направленные изменения в индивидууме или группе.

Дополнительные затруднения вносит смешение понятий «пси­ хотерапия» и «психотерапевтический эффект»: очевидно, что психотерапевтический эффект могут нести самые различные явления культурной, личной и общественной жизни. Потенци Консультирование в социальных микро- и макросистемах ально опасным, на наш взгляд, в этом вопросе является только сведение психотерапии к узкомедицинскому значению. Как по­ казывает практика, это приводит к искажениям существа ис­ пользуемых психотерапевтических методов, поскольку психо­ терапевтические методы (даже так называемая бихевиоральная медицина) были разработаны ВНЕ медицинских моделей и как альтернативные медицинскому (медикаментозному и др.) лече­ нию. Использование психотерапевтических методов подразу­ мевает создание между психотерапевтом и клиентом принци­ пиально иных отношений, чем отношения «врач — больной».

Индивидуальное консультирование имеет ряд несомненных преимуществ перед групповым, так как клиент получает пол­ ное внимание консультанта, его психологическая безопасность, включая соблюдение конфиденциальности, может быть более полно обеспечена;

по этим и ряду более специфических причин некоторые психотерапевты вообще негативно относятся к груп­ повым методам работы с клиентами.

Необходимым условием проведения групповой работы с клиентами является, конечно, обучение консультанта рабо­ те с группой. Он должен уметь наблюдать, анализировать и при необходимости направлять процессы:

групповой динамики (распределение ролей, психологи­ ческие «игры»);

группового и парного общения;

ведения переговоров;

посредничества в разрешении конфликтов;

группового принятия решения.

Кроме того, он должен владеть групповыми методами обу­ чения (ролевые игры, дискуссии), методами групповой психо­ терапии и стресс-менеджмента. В ряде консультационных групп завершающим этапом работы является обучение членов одно­ му или нескольким методам работы в группе или с группой.

Преимуществами групповой работы являются предостав­ ление членам группы следующих возможностей:

исследовать процессы социального поведения (своего и других людей);

осознавать и исследовать симптоматические особенно­ сти восприятия себя другими членами группы;

вырабатывать необходимые навыки социального, в час­ тности коммуникативного, поведения;

266 Терапевтическая и консультативная психология исследовать проявления своего бессознательного (психо­ логических защит, переносов, сопротивлений) по отноше­ нию к различным людям, ситуациям, эмоциям и идеям;

учиться принимать помощь от непрофессионалов;

учиться оказывать психологическую помощь в повсе­ дневной социальной жизни;

сопоставлять свой внутренний опыт с опытом других людей;

расширять возможности своего экспрессивного поведения;

О переносить во внешнюю, социальную жизнь и закреплять (или пересматривать) навыки, полученные до этого в ин­ дивидуальной работе над собой;

укреплять свое <<Я» на основе идентификации с отдель­ ными членами группы;

учиться видеть и принимать как сходства, так и разли­ чия между людьми, между собой и людьми;

укреплять свое «Я» на основе деидентификации с неко­ торыми идеями, ситуациями, чертами характера других членов группы.

Кроме того, в групповой работе, с некоторыми оговорка­ ми, могут быть достигнуты и те же цели, которые ставятся в ин­ дивидуальном консультировании, в том числе:

исследование проявлений своего бессознательного;

самоусиление;

доверие к себе;

самопринятие;

принятие на себя ответственности за свои чувства;

исследование и развитие собственной идентичности;

переучивание;

дальнейшее расширение необходимых назыкоз и обуче­ ние новым, переоценивание прошлого опыта;

получение информации.

Любой вид консультирования подразумевает изменения в пространстве, заданном, с одной стороны, запросами кли­ ента (которые часто очень далеки от первичных жалоб или ма­ нифестируемых им утверждений) и, с другой стороны, требо­ ваниями реальности, в которой он находится (которая также часто отличается от восприятия ее клиентом и нуждается в ис­ следовании). Язык и вектор этих изменений определяются теми Консультирование 6 социальных микро- и макросистемах методологическими рамками, в которых осуществляется про­ цесс профессионального (в отличие от непрофессионального) консультирования. (Непрофессиональное консультирование может быть эффективным в отдельных случаях;

однако, как показывает опыт, непрофессиональное слушание часто пред­ ставляет собой один из следующих типов (Herbert, 1988a, р. 206): «Ты думаешь, у ТЕБЯ проблема? Вот, например,.,.»;

«Я понимаю, потому что у меня был такой опыт...»;

«Послу­ шай, что нужно сделать...»;

«Я беру издержки на себя и сде­ лаю это для тебя... ›› Лишь последний вариант возможен в рамках профессио­ нальной помощи, например, социального работника в начале его работы с клиентом, если это действительно необходимо и неизбежно.) Бее богатство и разнообразие запросов клиентов может быть сведено к четырем основным СТРАТЕГИЯМ их отноше­ ния к ситуации — они могут хотеть:

а)изменить ситуацию;

б) изменить себя так, чтобы адаптироваться к ситуации;

в) выйти из ситуации;

г) найти новые способы жить в этой ситуации.

Все остальные запросы (например, хорошо известный кон­ сультантам-практикам запрос «Я хочу, чтобы ОН (ОНА, ОНИ, ЭТО) изменился, тогда мне станет лучше») не являются кон­ структивными, эффективными и в этом смысле позитивными показаниями к изменениям и требуют отдельного консульта­ ционного времени для их корректировки. Групповая работа, по нашему опыту, имеет то преимущество, что позволяет эф­ фективно трансформировать подобные запросы по отношению к ДРУГИМ в запросы (и вопросы) по поводу СЕБЯ самого, сво­ их собственных ресурсов и ответственности.

В целом как в групповом, так и в индивидуальном консуль­ тировании можно наблюдать прохождение клиентом опреде­ ленных стадий (рис. 18).

Эти стадии являются общими как для индивидуального, так и для группового консультирования, различное же отношение к групповой работе у представителей различных школ, о чем мы упоминали в начале этого подпараграфа, вызвано доста­ точно серьезными причинами. Так, психоаналитическая шко­ ла не принимает групповых методов как из-за концептуальных 268 Терапевтическая и консультативная психология «Меня не устраивает, как обстоят дела в настоящий момент» (фазы исследования в процессе консультирования:

ОСОЗНАНИЕ И ФОРМУЛИРОВАНИЕ ЗАПРОСА К КОНСУЛЬТАНТУ, К СЕБЕ, К ОКРУЖАЮЩИМ;

АНАЛИЗ, ПЕРЕОЦЕНКА И ПРИНЯТИЕ СВОИХ ЧУВСТВ, МЫСЛЕЙ И ДЕЙСТВИЙ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ;

ИДЕИДЕНТИФИКАЦИЯ;

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ПРИНЯТИЕ СВОЕЙ ЧАСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ) «То, что меня бы больше устроило, это.- » (фазы: АНАЛИЗ И ОБСУЖДЕНИЕ АЛЬТЕРНАТИВ, ТЕРАПИЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ, РАБОТА ПО ЗАКЛЮЧЕНИЮ КОНТРАКТА, ОБСУЖДЕНИЕ «ПЛАТЫ ЗА ИЗМЕНЕНИЯ», РАССМОТРЕНИЕ ВОЗМОЖНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ И ИЗМЕНЕНИЙ) «Чтобы достичь этого, мне необходимо...» (фазы: ФОРМУЛИРОВАНИЕ ЗАПРОСА К СЕБЕ, ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ, ВЫРАБОТКА ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ, СБОР НЕОБХОДИМОЙ ИНФОРМАЦИИ, ОБУЧЕНИЕ И ЗАКРЕПЛЕНИЕ НОВЫХ УМЕНИЙ И НАВЫКОВ) «Я изменил то, что мог и хотел, и пришел к согласию с тем, что я на данный момент не могу изменить» (формулирование следующего запроса — более высокого порядка) Рис. 18. Стадии процесса консультирования (Herbert, 1988) ценностей (акцент на индивидуальной правде клиента), так и из-за процессуальных ценностей (например, очень вниматель­ ное отношение к феномену переноса, который в условиях груп­ повой работы подвергается частичному искажению).

Консультирование 6 социальных микро- н макросистемах СЕМЬЯ: ГРУППА ИЛИ ГЕШТАЛЬТ?

Семья воюет, а один горюет.

В. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка ИСТОРИЯ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ Нельзя выделить точную дату возникновения семейной те­ рапии. Уже в 1920-е гг. XX в. психиатры, клинические и соци­ альные психологи начали проводить систематические иссле­ дования семьи. Эти исследования охватывали как процесс воспитания, так и структуру семьи, взаимосвязь между ее чле­ нами, лидерство, семейные конфликты и пути их разрешения.

Правда, терапевты в это время еще скорее занимались просве­ щением, «семейным образованием» —термин, предложенный А. Адлером (Adler, 1927,1931).

Хотя А. Адлера нельзя назвать семейным терапевтом, адле рианская психотерапевтическая концепция во многом схожа с концепцией, используемой сейчас в семейной психотерапии. Его акцент на «семейном созвездии» заимствован семейной тера­ пией. Использование парадокса — основного «оружия» семей­ ной терапии, акцент на сознательном и настоящем, а не про­ шлом, широкая свобода в импровизации — все это уходит корнями к Адлеру.

В 1950-е гг. XX в. многие специалисты независимо друг от друга начали приходить к убеждению, что функционирование индивида может быть лучше понято в контексте семьи. Так, М. Боуэн (см.: Kilpatrick, 1980) и Т. Лидз (Lidz, 1979) заметили, что у больных шизофренией состояние может ухудшаться пос­ ле контакта с семьей либо симптомы могут появляться у дру­ гих членов семьи на фоне улучшения состояния больного. Было замечено, что матери больных шизофренией обладают сход­ ными чертами, что позволило Ф. Фромм-Ричман (см.: Mueller, 1985) ввести понятие «шизофреногенной» матери. Так, на ос­ нове подобных феноменов стало меняться представление об истоках невротического расстройства, и причины нарушений попытались искать в сфере межличностных отношений и осо­ бенностях семейных коммуникаций (Леви, 1993).

270 7' ерапс&тическая и консультативная психология В 1958 г. Н. Аккерман основал первую клинику психическо­ го здоровья семьи, и с этого времени профессиональный инте­ рес к семейной терапии продолжает расти. Заметны стремления использовать семейную терапию в клиниках, психологических консультациях, а не только в частной практике, расширить об­ ласть применения семейной психотерапии и использовать ее не только для работы с людьми, страдающими определенными за­ болеваниями, но и со здоровыми людьми, находящимися в кри­ зисе, с целью оздоровления семьи, при работе с проблемными подростками.

Конечно, как и любой другой вид психотерапии и консульти­ рования, психологическая помощь семье развивается одновре­ менно во многих направлениях. Более того, не все специалисты одинаково позитивно относятся к семейной психотерапии. Так, например, Фрейд считал, что не существует матерей и отцов, а существуют только дочери и сыновья. Безусловно, такой взгляд имеет право на существование, и тем не менее общепризнанным основателем семейной терапии считается как раз терапевт пси­ хоаналитического толка — Н. Аккерман. Он понимал, что се­ мья во многом влияет на формирование личности, меняется на протяжении своего существования вследствие внутрисемейных и многочисленных внесемейных связей и попытался адаптиро­ вать положения психоанализа к области семейных взаимоот­ ношений (Ackerman, 1970). А. Адлер, вводя понятия «детской ревности» и «семейного созвездия», также подчеркнул огром­ ное влияние семейного опыта на формирование личности.

Таким образом, уже в 1930-1950-е гг. психоаналитики зани­ мались изучением семьи, а самые ранние работы в области изу­ чения семьи психоаналитиками были представлены Дж. Флю гелем еще в 1921 г. Так, X. Рихтер упоминает, что уже в 1920-е гг.

существовали формы семейной терапии: «К. Оберндорф ока­ зался первым терапевтом, который стал систематически рабо­ тать с семейными парами в психоаналитической манере... кото­ рую он описал в 1936 г.» (Richter, 1970, р. 21). Главной темой психоаналитического Конгресса в Лионе в 1936 г. были семей­ ные неврозы и невротические семьи. Например, обсуждались патологические взаимоотношения между супругами, а также между родителями и детьми (Simon, Stierlin, Wynne, 1985, p. 274).

В основном психоаналитически ориентированная семейная терапия стала применяться при работе с пациентами-детьми.

Консультирование в социальных микро- и макросистемах Несмотря на принятое мнение, что только в 1960-е гг. Аккер ман стал первым работать на только с ребенком, но и с его ма­ терью, можно сказать, что после Второй мировой войны мно­ гие терапезты психоаналитического толка начали работать с семьей и активно развивать эту область. Так, среди американ­ ских психоаналитиков можно назвать таких терапевтов, как Д. Блох (Bloch, 1973), М. Боуэн (см.: Kilpatrick, 1980), Дж. Фра мо (Framo, 1972), Д. Джексон (Jackson, 1959);

в Англии теория объектных отношений дала важный толчок для развития пси­ хоаналитически ориентированной семейной терапии в этой стране;

в Италии члены миланской группы под руководством М. Сельвини-Палаццоли также пришли в семейную терапию из психоанализа (Selvini-Palazzoii et al., 1977;

Palazzoli et al., 1978);

в Германии первыми представителями этого вида семей­ ной терапии являлись психоаналитики X. Рихтер (Richter, 1970), Е. Сперлинг, X. Стерлин (Simon, Stierlin, Wynne, 1985).

Теория объектных отношений — т. е. отношений со значи­ мым для удовлетворения основных потребностей и влечений объектом — признается в качестве одной из центральных тео­ рий, связавших между собой психоанализ и семейную психоте­ рапию. Психоаналитики, занявшиеся семейной психотерапией, перенесли свое внимание с инстинктов на объектные отноше­ ния, младенческую зависимость и развитие Эго. Глубинной при­ чиной нарушений стал считаться страх объектных отношений, который закладывается уже в первые месяцы жизни ребенка.

Целью психоаналитически ориентированной семейной терапии является попытка изменить участников процесса терапии так, чтобы они смогли взаимодействовать как здоровые личности на базе нынешней реальности, а не на базе неосознаваемых обра­ зов прошлого. Для этого необходимо научиться различать пат­ терны, обслуживающие потребности членов семьи в ситуации «здесь и сейчас » от паттернов, возникших в глубоком детстве.

Что касается техник, используемых психоаналитически ориентированной семейной терапией, то по-прежнему боль­ шое место занимает интерпретация, свободные ассоциации.

При этом считается допустимым использовать непсихоанали­ тические методы, например техники улучшения коммуникаци­ онных способностей.

Некоторые семейные терапевты, например, Дж. Халей, пола­ гают, что в теоретическом плане существует глубокий конфликт 272 Терапевтическая и консультативная психология между психоаналитическими моделями и теорией общих сис­ тем, на которой базируется семейная психотерапия (Haley, 1964). Тем не менее в литературе по семейной терапии широко используется психоаналитическая терминология: например, такие термины, как «проекция», «сопротивление», «иденти­ фикация», «регрессия», являются почти общепринятыми.Так­ же нельзя забывать, что именно психоанализ явился «колы­ белью» для семейной терапии, и, хотя Фрейд отвергал возможность работы с семьей, можно сказать, что именно он был первым терапевтом, начавшим работать с семьей. Если вспомнить случай «маленького Ганса » и способ работы Фрей­ да с этим случаем, через отца мальчика, то встает вопрос: что же это, как не пример семейной терапии?

СИСТЕМНАЯ СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ Часто термин «системная семейная психотерапия» упо­ требляют, ссылаясь на миланскую модель семейной терапии.

Действительно, системная семейная терапия разрабатывалась М. Сельвини-Палаццоли и ее коллегами (Porta, Palazzoli Selvini, 1953;

Selvini-Palazzoli et al., 1977;

Palazzoli et al., 1978).

Миланская модель основывается на работах Дж. Бейтсона (Bateson et al., 1963) и на коммуникационной теории, разраба­ тываемой П. Вацлавиком (Watzlawick, 1969). В этих моделях семья рассматривается как самоорганизующаяся, (аналогич­ но кибернетической) система, где все элементы связаны друг с другом и семейная проблема исполняет специфическую фун­ кцию семейной системы (Simon, Stierlin, Wynne, 1985, p. 357).

Крупнейшими представителями системной семейной терапии можно назвать кроме М. Сельвини-Палаццоли Л. Босколо (Selvini-Palazzoli et al., 1977;

Palazzoli et al., 1978), Дж. Халей (Haley, 1969), С. Минухина (Minuchin, 1965, Minuchin, 1974).

В системной семейной терапии семья рассматривается как целостная система, которая, как и все живые системы, стремит­ ся как к сохранению сложившихся взаимосвязей между элемен­ тами, так и к их эволюции. В такой системе колебания — это то, что помогает ей перейти на новый уровень функционирования, но при этом любое колебание вызывает реакцию, стремящуюся вернуть систему в прежнее, устойчивое состояние. Если же ко­ лебания усиливаются, то существует возможность того, что на Консультирование в социальных микро- и макросистемах ступит кризис и системе удастся перейти на новый уровень фун­ кционирования. Исходя из этого, задача терапевта — присо­ единиться к семье и, уловив ее колебания, так их усилить, что­ бы дать системе импульс, достаточный для совершения ею самой изменений, к которым она сама подспудно и частично готова.

Согласно положениям, лежащим в основе системной семей­ ной терапии, семьи выполняют свои функции с помощью опре­ деленных механизмов: структуры семейных ролей, семейных под­ систем и границ между ними. Структура семейных ролей предписывает членам семьи, что и как делать, находясь в данной роли, вступая в отношения с другим членом семьи, также высту­ пающим в определенной роли. Несомненно, что каждый член се­ мьи в разные моменты времени выступает в разных ролях. На­ пример, женщина может быть в разное время (а иногда и в одно и то же время, но по отношению к разным членам семьи) доче­ рью, матерью, сестрой, женой и пр. Семейные подсистемы — это дифференцированная совокупность семейных ролей. Можно вы­ делить супружескую, родительскую, детскую, сиблинговую (бра­ тья-сестры), родительско-детскую и др. подсистемы. Конечно, каждый из членов семьи может одновременно функционировать в нескольких подсистемах, но обычно такое функционирование малоэффективно. Границы между подсистемами — это правила, которые определяют, кто и каким образом выполняет семейные функции. В функциональных семьях они, как правило, четко очер­ чены, но при этом легкопроницаемы. А в дисфункциональных семьях обычно наблюдаются либо чересчур жесткие, ригидные границы, либо, наоборот, чересчур размытые границы.

В качестве основных принципов, выработанных в миланс­ кой школе системной семейной психотерапии, можно выделить следующие:

выдвижение терапевтом гипотез;

принцип циркулярности;

нейтральность;

позитивное истолкование симптомов или проблем кли­ ента и его семьи (Эйдемиллер, Юстицкис, 1999, с. 353).

Как правило, терапевты, работающие в рамках системной се­ мейной терапии, сотрудничают с одним или более коллегой со терапевтом. На первой сессии терапевты, входящие в терапев­ тическую команду, выдвигают ряд гипотез о взаимоотношениях в семье, которые могут приводить к формированию симптома.

Терапевтическая и консультативная психология Принцип циркулярности или «круговой причинности» понима­ ется обычно как замкнутый, постоянно воспроизводящийся го меостатический цикл, обусловленный характером взаимодей­ ствия в семье, с одной стороны, и личностными особенностями членов семьи — с другой, т. е. этот цикл обусловлен взаимной детерминированостью личности и межличностных отношений в семье. На практике анализ подобного цикла может происхо­ дить, например, следующим образом. Всех членов семьи опра­ шивают по кругу, что они лично чувствуют или думают по како­ му-либо вопросу;

при этом терапевты принимают нейтральную позицию по отношению ко всем членам семьи, а симптом рас­ сматривается как способ адаптации, поэтому задача психоте­ рапии — найти другие, более эффективные способы адаптации.

На протяжении всего процесса психотерапии используют­ ся приемы, свойственные моделям групповой терапии: сбалан­ сированность в исследовании негативного и позитивного опы­ та, использование двухуровневой обратной связи и т. п.

При всей своей гибкости системная семейная психотера­ пия не учитывает, на наш взгляд, временной динамики суще­ ствования семьи, в то время как каждая отдельная фаза раз­ вития семьи может быть рассмотрена как отдельная система.

Так можно выделить следующие самые общие этапы в жизни семьи: создание психологического пространства для ребенка, становление отношений между ребенком и родителем каждо­ го пола, отношения в треугольнике «мать—отец-ребенок», пер­ вый выход ребенка из семьи во внешний мир (обычно детский сад или начальная школа), «пожинание плодов» или «что же это у нас выросло? » (часто характерно для семьи, где есть под­ росток);

принятие ребенка как равного Другого.

Картина еще более усложнится для системного семейного психотерапевта, если на приведенный пример изменения сис­ тем родительско-детских отношений наложить стадии изме­ нения других подсистем: парных между родителями, сиблин говых и др.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ Эта школа семейной терапии выросла из идей Д. Джексона (Jackson et al., 1959) и Дж. Хали (Haley, 1964). Последним и был предложен этот термин. Как и системная семейная психоте Консультирование 6 социальных микро- и макросистемах рапия, этот вид терапии основывается на понятиях, идущих из теории кибернетических систем, теории обратной связи и тес­ но связан с теорией информации, а также оба эти вида семей­ ной терапии делают акцент на функциональном аспекте симп­ тома (Simon, Stierlin, Wynne, 1985).

Психотерапевты, работающие в рамках этой школы, не кон­ центрируются на личностных особенностях членов семей, не ставят целью достижения клиентом или семьей инсайта, а ориентируются на решение конкретной проблемы, на снятие определенного симптома. Терапевты этого направления чаще задаются вопросами: «Каким образом симптом служит для под­ держания семейного гомеостаза?», «Как и почему присутствие симптома мешает разрешению проблемы?», «Как симптом мо­ жет быть заменен на новое и более эффективное разрешение проблемы?» (Ibid., p. 327). Таким образом, суть стратегическо­ го подхода — разработка стратегии для решения проблем и про­ изошедшие впоследствии изменения — важнее понимания при­ чин, вызвавших проблему. Целью же стратегической семейной терапии является изменение стереотипов семейного взаимодей­ ствия: устаревших привычек, ригидных автоматических после­ довательностей действий. Терапевтическое вмешательство про­ исходит достаточно интенсивно и кратковременно, поэтому стратегическую терапию еще называют краткосрочной или про­ блемно-ориентированной семейной психотерапией.

На первой стадии работы терапевт устанавливает контакт с семьей и собирает информацию о проблеме и о том, почему семья решила искать помощи в терапии. Как правило, терапевт принимает взгляд семьи на проблему, даже если этот взгляд та­ ков, что «вся проблема в одном члене семьи, а все остальные в полном порядке» (Ibid., p. 367). Затем терапевт пытается вме­ сте с членами семьи поставить цели терапии: главную (решение общей для членов семьи проблемы) и локальные цели для каж­ дого члена семьи. Также вырабатываются критерии, по кото­ рым будет оцениваться, что цель достигнута. На следующей ста­ дии терапевт уже применяет техники стратегической семейной терапии, т. е. ставит семье какую-либо задачу, которую она должна выполнить и которая является парадоксальным или «ин­ вариантным» предписанием.

Инвариантное предписание является основной техникой стратегической терапии. Можно сказать, что инвариантное 276 Терапевтическая и консультативная психология предписание «атакует» определенное звено цепи, ответствен­ ной за формирование симптома. М. Рорбах выделил три типа парадоксальных предписаний: предписание (prescribing), сдерживание (restraining) и позиционирование действий (positioning operations). В случае предписания терапевт при­ глашает семью вести себя определенным образом. При сдер­ живании терапевт не приветствует изменения и может даже отрицать возможность изменений (Ibid., p. 257).

Парадоксальное предписание разрабатывается очень тща­ тельно и ставит целью вовлечь в его исполнение всех членов семьи. Некоторые задания имеют форму «ритуалов ››, как пра­ вило, противоречащих сложившимся ригидным семейным пра­ вилам.

При составлении парадоксальных предписаний обязатель­ но должен быть учтен семейный и культурный контексты. Те­ рапевты, работающие в этой области, с готовностью призна­ ют, что инвариантные предписания, работающие в одной семье, могут не дать никакого эффекта в другой, либо даже нанести вред в случае иного, например, культурного контекста.

Что касается частоты и количества сессий, то тут терапевт сам выбирает тот график, который считает адекватным, но по большей части минимальное количество сессий —10-15;

часто­ та сессий варьируется в зависимости от стадии, на которой на­ ходится процесс психотерапии. Более частые в начале, они ста­ новятся все реже к концу, и перерыв между сессиями может достигать нескольких месяцев. Минимальный промежуток меж­ ду сессиями — неделя, так как парадоксальные предписания наиболее эффективны в случае, если у семьи есть достаточное количество времени для их выполнения (Frazer, 1982).

БИХЕВИОРАЛЬНАЯ СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ Терапевты-бихевиористы сравнительно поздно стали при­ менять свои методы в области проблем взаимоотношений. Ис­ пользуя вначале их для решения проблем супругов, они лишь потом стали применять их для работы со всей семьей. Этот вид терапии базируется на сочетании принципов оперантного на­ учения, теории социального обмена и когнитивной психоло­ гии. Основной принцип бихевиоральной терапии заключается в том, что поведение подкрепляется его следствием. Таким Консультирование 6 социальных микро- и макросистемах образом, поведение будет изменяться лишь в том случае, если возникают более благоприятные следствия, и будет сопротив­ ляться изменению в любом другом случае.

Бихевиоральные терапевты не интересуются историей раз­ вития семьи, намного больше их интересует анализ последо­ вательностей поступков. По мнению бихевиористов, партне­ ры в ситуациях взаимодействия «обмениваются* поведением, каждый участник взаимодействия пытается достичь макси­ мальной «выгоды» при минимальных «потерях». И уровень «выгоды», получаемый от партнера, будет иметь более или менее подкрепляющий эффект. Если в отношениях между су­ пругами преобладает наказание или другое негативное под­ крепление, то отношения пары будут проблемными или дис­ функциональными, а преобладание позитивного подкрепления благоприятствует функциональным взаимоотношениям меж­ ду партнерами. Таким образом, в соответствии с принципами бихевиоральной терапии «хорошие семейные отношения — это такие отношения, при которых происходит обмен позитивным поведением, а негативное поведение представлено минималь­ но» (Эйдемиллер, Юстицкис, 1999).

Н. Азрин, Б. Настер и Р. Джонс выделили ряд причин, обу­ словливающих супружеские дисгармонии.

1. Супруги получают в браке мало подкреплений.

2. В браке удовлетворяется слишком мало потребностей.

3. Подкрепление в браке не приносит удовлетворения.

4. Новое поведение не получает подкрепления.

5. Один из супругов дает большее подкрепление, нежели получает.

6. Внебрачные источники удовольствия конкурируют с брачными.

7. Информация о потенциальных источниках удовольствия неадекватна.

8. Адверсивный контроль преобладает над позитивным под­ креплением. Адверсивный контроль чаще проявляется как пе­ ребранка или молчание и является неудачной попыткой до­ биться сплочения в дисфункциональных семьях (Azrin, Naster, Jones, 1973).

Работа с супругами во многом состоит в идентификации желательного и нежелательного поведения и оговаривании поощрений и наказаний за то или иное поведение. Часто это Терапевтическая и консультативная психология может выглядеть в виде договора между супругами. Таким образом, «ситуативные договоренности» являются важным аспектом бихевиоральной терапии. Что касается работы с дет­ скими проблемами, то работа с семьями проводится путем тре­ нировки родителей, дети которых проявляют отклоняющееся поведение, позитивно или негативно подкреплять определен­ ные виды детского поведения. Поведенческий тренинг роди­ телей ставит своей целью повысить компетентность родителей в вопросах воспитания детей и модификации паттернов эмо­ ционального реагирования. В качестве положительного под­ крепления могут выступать вещественные стимулы (деньги, конфеты и пр.) и социальные (улыбка, похвала, внимание).

Все техники бихевиоральной семейной терапии и консуль­ тирования могут быть разделены на:

Q техники, основанные на использовании оперантного на­ учения;

техники, основанные на респондентном обусловливании;

когнитивно-аффективные техники (например, рацио нально-эмотивная бихевиоральная терапия).

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ В СОЦИУМЕ Ум, который не есть знание и совокупность знаний, а есть хватка, прием, метод, поки­ нул науку, благо он может существовать са­ мостоятельно и найдет себе пищу где угодно.

И тщетно было бы искать именно этого ума в научной жизни старой 'Европы. Свободный ум человека отделился от науки. Он очутил­ ся всюду, только не в ней: в поэзии, в мисти­ ке, в политике, в богословии.

О. Мандельштам. О природе слова ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ СИСТЕМ Развитие социальной работы как профессиональной об­ ласти скорее схоже с развитием медицины, чем психологии, Консультирование в социальных микро- и макросистемах в том смысле, что динамика развития была не от теории к практике, а от практикования к попыткам объяснить полу­ ченные эффекты.

Если как практика социальная работа возникла раньше на­ учного периода в психологии — примерно в 1970-х гг. XX сто­ летия, то теоретическое осмысление ее результатов и развитие навыков шло под большим влиянием и параллельно с развити­ ем теории психоанализа (вплоть до конца 1940-х гг. психоди­ намический и Эго-психологический подходы были доминиру­ ющими в индивидуальной социальной работе, т. е. в работе с одним клиентом, а не с группой;

так называемой social casework) и позже теории социальной психологии, теории на­ учения, теории стресса и других психологических концепций.

Вопрос, достигла ли социальная работа научного периода сво­ его развития, заслуживает особого рассмотрения, поскольку на Западе она уже давно является отдельной научной дисцип­ линой наряду с психологией, социологией, психиатрией и др., а в нашей стране ее неожиданное бурное развитие носит ха­ рактер повсеместного образования в этой области в условиях отсутствия системы социальной работы как систематической и научно обоснованной практики.

Относительно социальной работы многие десятилетия даже в странах, где существовали уже развитые формы социальной работы, направленные не на локальную сервисную службу, а на самоусиление человека и помощь ему в нахождении соб­ ственных ресурсов, в первую очередь психологических, шла дикуссия по поводу того, возможно ли создание собственной теории социальной работы или это практическая область, где необходимы «просто» высокая мотивация и практические на­ выки помощи страдающим людям.

Аргументы и ход этой дикуссии очень сходны с дискуссией по поводу теории и практики психологического консультиро­ вания: и по сию пору существует точка зрения, что консуль­ тант — это недоучившийся психотерапевт, а социальный работ­ ник — недоучившиеся психолог или социолог. Мы в данном вопросе придерживаемся того же взгляда, что и относительно консультирования: в любой практике не существует абсолют­ ной неизменной и единственно адекватной теории, но в основе любой практики, особенно касающейся трансформации соци­ альных и психологических процессов, должна лежать концеп Терапевщическая и консультативная психология ция, обобщающая и объясняющая цели и механизмы изменений.

Только в этом случае можно говорить о профессиональном раз­ витии данной области практики (Гулина, 1998а).

В первой главе мы уже говорили, что практика является про­ фессиональной в той степени, в которой она санкционирована обществом. Получение санкций на практику и обучение в конк­ ретной предметной области подразумевает, что эта область де­ ятельности может продемонстрировать свою интегрирован­ ность;

предъявить свою теорию и работать в соответствии с ней и разработать свои профессиональные навыки. Профессиональ­ ная интегрированность предполагает, что специалисты данной области работают согласно общим для них, разделяемых ими и внутренне взаимосвязанным ценностям (можно заметить, что различные профессиональные и предметные области обладают различной степенью интегрированности в этом смысле: это за­ висит от ряда факторов). Это относится в равной степени как к психологии, так и к социальной работе (Гулина, 2000).

Наличие теории подразумевает, что профессиональная де­ ятельность осуществляется в соответствии с осознаваемыми, предсказуемыми и рациональными последствиями оных дей­ ствий. Профессиональными можно назвать те навыки, кото­ рые обеспечивают максимально возможное соответствие меж­ ду действиями и намерениями, целями действий. Мы говорили, что для общества профессиональной практику делает уникаль­ ное сочетание убеждений как сформулированных ценностей, которые исповедуют профессионалы, их знаний и навыков.

Основной задачей профессионалов и является обеспечение развития этих трех составляющих, определение и переопре­ деление ценностей, которые лежат в основе их детельности.

Областью их ответственности является расширение теорети­ ческой части для понимания существа наблюдаемых процес­ сов. Развитые профессиональные сообщества помогают так­ же своим членам приобрести и поддерживать необходимые и адекватные профессиональные навыки.

В первой главе было отмечено, что МОДЕЛЬЮ мы будем на­ зывать символическую репрезентацию воспринимаемого фено­ мена. «Создавая модель, мы концептуально помечаем каждую часть наблюдаемого комплекса. Более того, это включает заме­ щение некоторых частей комплекса некоторыми репрезентаци­ ями или символами. Каждая модель является паттерном симво Консультирование в социальных микро- и макросистемах лов, правил и процессов, которые приняты как соответствую­ щие — частично или полностью — существующему изучаемому комплексу. Каждая модель обусловлена, таким образом, неко­ торой соотнесенностью с реальностью и некоторой верифици рованностью модели по отношению к реальности» (Meadows, 1957, с. 33). Модели могут классифицироваться по различным ос­ нованиям, так, по уровню своей абстрактности они могут запол­ нять континуум от иконических или пиктографических моделей через различного уровня абстрактности описательные модели до математических моделей. Модели могут также различаться по характеру метафор, которые в них используются (известными примерами являются механистические и организмические моде­ ли). Некоторые авторов считают, что в области наук о человеке возможны и допустимы модели, где используются метафоры раз­ личных типов, если ученый осознает, какие метафоры для каких целей он использует (George, 1953, р. 4). Но модели любого типа и вида имеют свои ценности и ограничения.

Поскольку социальная работа имеет дело не только с инди­ видуумами, но и с группами и сообществами, представляется важным определить ряд характеристик, являющихся общими как для индивидуума как системы, так и для группы и сообще­ ства как системы. Херн (Неагп, 1958), одним из первых начав­ ший разрабатывать системный подход в социальной работе, счи­ тает, что если в качестве метафоры избрать организмическую модель, то этими чертами могут быть следующие.

1. Человеческие системы обмениваются материей со своим окружением, и эта материя может быть как информацией, так и энергией.

2. Энергия может поступать как изнутри системы, так и из ее окружения.

3. Поведение человеческих систем характеризуется целе полаганием.

4. В характеристиках состояния этих систем отражается их перемещение в пространстве.

5. Системы могут достигать тех же самых характеристик состояния благодаря различным первоначальным, исходным условиям и благодаря варьирующимся влияниям энергии и ин­ формации.

6. И для отдельного человеческого существа как системы, и для агломераций людей характерным является внутреннее 282 Терапевтическая и консультативная психология взаимодействие важных функциональных процессов, позво­ ляющих им оставаться в устойчивом состоянии.

7. В функционировании данных систем можно обнаружить тенденцию к развитию механизации, т. е. ряд процессов в их развитии обнаруживает тенденцию функционировать все бо­ лее и более фиксированно.

8. Человеческие системы обнаруживают сопротивление к любому нарушению их устойчивого состояния.

9. Они способны в некотором диапазоне приспосабливать­ ся к внешним и внутренним изменениям.

10. Человеческие системы могут продуцировать себе подоб­ ные системы.

Это описание может быть рассмотрено как некоторое упрощение, но оно дает основу для рассматривания челове­ ческих систем как организмических, т. е. открытых. Подобная модель может быть с успехом использована для описания про­ цессов, происходящих в социальной работе. Кроме того, на наш взгляд, представляет интерес рассмотрение и закрытых чело­ веческих систем: в литературе не встречается подобных тео­ ретических исследований, но практика показывает, что чело­ веческие системы могут, по крайней мере, проявлять качества закрытых систем как на уровне индивидуума (например, аути стические личности), так и на уровне агломераций — групп и сообществ (например, секты). Полемика между сторонника­ ми теории и сторонниками эмпиризма понятна и заслужива­ ет, безусловно, уважения;

в развитии теории социальной ра­ боты разгар этой полемики приходится на 1950—1960-е гг., затем, возможно, под влиянием новых достижений в психоло­ гии личности в социальной работе наступит новый расцвет эм­ пиризма, но уже на более высоком уровне. В защиту сторон­ ников эмпиризма уместно привести цитату из полемической работы Лутца (Lutz, 1956, р. 8) «Понятия и принципы, лежа­ щие в основе практики социальной работы со случаем ››: «...эм­ пирический опыт богаче, чем любая теоретическая система, пы­ тающаяся его описать. Человеческое существо в любой данный момент может быть описано как химическая, физическая, био­ логическая или личностная система, а также как часть различ­ ных социальных систем. Ни одно систематическое описание не является исключительно "верным". Каждое является удов­ летворительным и предпочтительным путем описания, в соот Консультирование в социальных микро- и макросистемах ветствии с некоторыми научными и практическими целями, феноменов. Принять позицию, что какая-либо отдельная кон­ цептуальная рамка (frame of references) полно и адекватно опи­ сывает феномены, — это значит навязать законченность эм­ пирическому опыту, что может быть правомерно только в отношении абстрактных теоретических систем. Подобная эм­ пирическая завершенность, безусловно, остановит продвиже­ ние вперед научного знания и эффективности практики».

РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ: ОТ РЕМЕСЛА К ПРОФЕССИИ, ОТ СОЦИОЛОГИИ К ПСИХОЛОГИИ В зависимости от стадии своего развития в различные вре­ менные интервалы социальная работа рассматривалась самым различным образом: начиная с психиатрической помощи на дому (1870-е гг., США), когда от социальных работников тре­ бовались навыки, близкие к патронажным медицинским сест­ рам, кончая участием в формировании государственных про­ грамм социального развития общества (примером последнего может служить модель социальной работы в Дании). В каждом отдельном обществе в зависимости от его потребностей и от степени осознания им этих потребностей (второе часто игно­ рировалось в истории нашего государства) концепция социаль­ ной работы носит специфический, часто уникальный характер.

Это, разумеется, не снижает, а скорее обостряет необходимость создания общей теории социальной работы, которая бы пре­ дусмотрела возможные свои теоретические и прикладные мо­ дификации согласно конкретным социальным и психологичес­ ким условиям, в которых данная модель применяется.

Оглядываясь на историю развития социальной работы за рубежом, нетрудно заметить, что первоначально социальная работа была очень тесно связана с социальными науками. Так, Стейн напоминает, что первая национальная конференция со­ циальных работников в Америке была организована Амери­ канской ассоциацией социальных наук» в 1870 г. И хотя уже в 1879 г. социальная работа выделилась как отдельная область, вплоть до 1920-х гг. этого столетия она оставалась под влия­ нием социологии, экономики, политических наук (Неагп, 1958) 284 Терапевтическая и консультативная психология как в США, так и в развитых странах Западной Европы. Начи­ ная же с 1920-х гг. под влиянием распространения идей психо­ анализа социальная работа драматически изменила свою ори­ ентацию, на первый план выступила работа с конкретным человеком (social casework), но уже не столько в традициях психиатрического или диагностического подходов, а психоди­ намического: как формулировали это теоретики и практики социальной работы, «не человек является проблемой, а у него есть проблема ». Психодинамический подход в социальной ра­ боте неоднократно анализировался в зарубежной литературе (Smalley, 1967;

Turner, 1979;

Lishman, 1996;

Wasserman, и др.), он может именоваться «психодинамический подход», «психодинамическое консультирование», «психодинамичес­ кая работа со случаем» (psychodynamic casework), «психосо­ циальный подход». В чем соглашаются большинство теорети­ ков — это в том, что социальная работа впитала в себя следующие идеи Фрейда и его последователей (особенное ме­ сто отводится О. Ранку, а также теориям Д. Боулби, Э. Эрик сона, М. Кляйн): принятие опыта клиента и ситуации, в кото­ рой он находится;

учет предыдущего опыта отношения клиента со значимыми близкими, особенное внимание уделяется трав­ мам отрыва от матери, недостатка привязанности, проблемам сепарации;

роль желаний и контржеланий клиента;

сопротив­ ление изменениям;

необходимость усиления Эго и др. (данные формулировки взяты из работ по теории и практике социаль­ ной работы, поэтому, как нетрудно заметить, они несколько отличаются от принятых в психологической и психоаналити­ ческой литературе).

Другим фактором, повлиявшим на развитие методологии со­ циальной работы, явились социально-экономические изменения в довоенной Америке и Европе. Великая депрессия 1930-х гг.

послужила сильным толчком для развития новых, более ак­ тивных методов работы в сообществах, группах, семьях, в этот же период началась эра эмпирических исследований в облас­ ти прикладных социальных исследований (заметим, что в СССР примерно в это же время педологи работали с беспризорными детьми на грани психологии и, казалось бы, социальной рабо­ ты, хотя этот термин и не употреблялся, поскольку социальных проблем официально не существовало, были только «пережит­ ки прошлого» и «родимые пятна капитализма»). Однако в це Консультирование в социальных микро- и макросистемах лом это был период, когда «"сырой" исследовательский эмпи­ ризм прикладывался к не менее "сырому" служебному праг­ матизму» (Hoffman, 1955, р. 4). Объектами исследований в со­ циальной работе становились и социальные процессы (разра­ батывались методы сбора и регистрации информации, различ­ ные по степени вмешательства в ситуацию методы, совершен­ ствовались методы наблюдения и пр.), и сами службы помощи:

например, создавались критерии для оценки их эффективно­ сти, накапливался опыт организации агентств по работе с опре­ деленным, актуальным в данный момент типом проблемы. Все более совершенные методы применялись для исследования «неизвестного содержания феноменов социальной работы» (Неагп,1958,р.22).

Послевоенный период характеризовался огромным энту­ зиазмом в отношении возможностей социального обновления в странах Западной Европы и в Америке. Семья, дети как цен­ ности обрели новое звучание: много надежд возлагалось на внимательное отношение к развитию ребенка (напомним, что послевоенное поколение детей, получивших это «посттравма­ тическое» гипервнимание родителей, в 1960-е гг. вышло на ули­ цы во время знаменательных студенческих волнений, которые коснулись даже стран Восточной Европы). Херн пишет: «Ряд ученых, работавших в смежных с социальной работой облас­ тях, начинают идентифицировать себя с ней и посвящают свой талант области социальной работы» (Ibit., p. 22). После пери­ ода «залечивания » острого горя и ран Второй мировой войны, в чем социальные работники оказались незаменимыми (рабо­ та с сиротами, беженцами, эмигрантами, инвалидами), начи­ нают формироваться долгосрочные социальные проекты: как исследовательские (некоторые из них длятся до сих пор, на­ пример лонгитюдные исследования детей, потерявших роди­ теля, или семей, где дети проявили девиантное поведение), так и прикладные программы помощи и развития. Так же как и в психологии, возникает новая волна интереса к проблемам лич­ ности, начинают рождаться новые психотерапевтические тео­ рии, в социальной работе накапливается все больше эмпири­ ческих знаний об индивидуальном поведении людей и групп.

Не исключено, что теоретическая психология личности, и осо­ бенно психотерапия, на Западе в этот период питались в своем развитии не только экспериментально полученными данными, 286 Терапевтическая и консультативная психология но и эмпирическим опытом социальных работников. Гринвуд (Greenwood, 1955, р. 27), анализируя этот процесс, отмечает все более и более ощущаемый недостаток собственных теоре­ тических построений в социальной работе: «Если мы сегодня зададимся вопросом, что приобрела практика из теории соци­ альной работы.., то мы увидим, что практический опыт был накоплен в основном методом проб и ошибок, грубо эмпири­ ческим и прагматическим способом».

И теоретические работы начинают появляться: вторая по­ ловина 1950-х гг. знаменуется появлением обобщающих тру­ дов по индивидуальной социальной работе — динамики рабо­ ты со случаем и консультированию (Aptekar, The Dynamics of Casework and Counseling, 1955), по процессу принятия реше­ ний в индивидуальной социальной работе (Perlman, Social Casework — A Problem-Solving Process, 1957), по работе с груп­ пами (Saloshin, Development of an Instrument for the Analysis of the Social Group Work Method in a Therapeutic Setting, 1954) и со­ обществами (Ross, Community Organization — Theory and Principles, 1955). Этот период концептуализации эмпиричес­ кого и экспериментального опыта, получаемого в социальной работе, продолжается и поныне и пока далек от завершения.

Уже на ранних стадиях своего развития стало очевидным, что человеческая индивидуальность конкретного социального работника накладывала существенный отпечаток на процесс оказания помощи, поэтому многие теоретики обсуждали вопрос о соотношении искусства и науки в этой профессиональной области. В послевоенные годы, когда вопрос о теоретических основаниях социальной работы стал разрабатываться серьез­ но, многие авторы сошлись во мнении, что это область и не чис­ то искусства, и не чисто прикладной науки, а скорее категория научно обоснованного искусства (Hoffman, 1955), хотя уже в это время некоторые авторы настаивали на необходимости поиска логических императивов, а не только эмпирической реальности (Stein, 1955) в практике социальной работы. Так, Штейн в ука­ занной работе (р. 148) писал: «Социальная работа черпает свои знания из науки, но свой дух — из философии, религии, этики, моральных ценностей, а свой метод, по крайней мере частично, — из непостигнутых (или непостижимых) нюансов человечес­ ких отношений. Совершенно очевидно, что в социальной рабо­ те есть место искусству, потому что не вся она есть наука;

и хотя Консультирование 6 социальных микро- и макросистемах мы должны постоянно стремиться развивать научную базу на­ шей работы, мы не должны (даже если бы мы могли) умалять значение эстетического или этического компонента». Он так­ же подчеркивал, что, поскольку роль навыков в социальной ра­ боте чрезвычайно велика, именно это сближает ее с искусством и делает ее более сложной по сравнению с другими чисто при­ кладными науками.

В развитии любой профессиональной области время от вре­ мени возникает дисбаланс между теорией и практикой: прак­ тика является двигателем теории, поскольку накапливает фак­ ты и реагирует на изменение потребностей общества и условий окружающей среды, но в то же время отсутствие развитой те­ ории оставляет профессиональную практику на уровне ремес­ ла или конгломерата отдельных приемов.

Как уже упоминалось, социальная работа проделала этот путь развития от ремесла к профессии, хотя до сих пор суще­ ствуют сторонники точки зрения, что это ремесло. Койл (Coyle, 1947, р. 81-97) считает, что отличительными особенностями профессии (и это в равной мере относится и к профессии психо­ лога-консультанта, хотя Койл размышлял о проблемах профес­ сионализма в социальной работе) являются следующие черты:

наличие разработанного, развитого и верифицируемого объема знаний;

установление профессиональных стандартов;

рост профессионального самосознания;

значительный вклад в жизнь и развитие общества.

Определенно, согласно этим критериям, считает автор и другие его сторонники, социальная работа в своем развитии достигла этого уровня (заметим, что речь шла о ситуации в пос­ левоенной Америке).

Иная точка зрения, которая также беспокоит сторонни­ ков развития профессионализма в социальной работе, за­ ключается в том, что на социальную работу смотрят как на конгломерат ЗНАНИЙ (а уже не просто навыков), почерп­ нутых из других смежных областей. Например, Кан (Kahn, 1954, р. 197) описывает видение этой ситуации таким обра­ зом: «...социальная работа в настоящий момент является амальгамой следующих составляющих.

1. Положения, заимствованные из, или несущие глубокий отпечаток психиатрии и некоторых областей психологии.

288 Терапевтическая и консультативная психология 1. Положения, заимствованные из, или несущие глубокий отпечаток социологии, социальной антропологии и выхвачен­ ные из некоторых других областей.

3. Несомненно некоторые оригинальные идеи о том, как работать в тех или иных ситуациях со случаем, группой или сообществом.

4. Методы, техники и установки, несомненно пришедшие из администрирования, статистики и социальных исследований.

5. Положения, заимствованные из, или несущие глубокий отпечаток прогрессивного образования».

Разумеется, проблема не в том, что эти источники неадек­ ватны: наоборот, на наш взгляд, практика социальной работы наполнила новым смыслом, оживила и развила многие теоре­ тические положения и модели смежных наук. Проблема за­ ключается в отсутствии собственного теоретического аппара­ та, что может вести к ряду искажений как в теории, так и в практике социальной работы.

Несомненно, что оригинальная теория профессиональной деятельности, во-первых, должна оперировать понятиями о сво­ их собственных, а не заимствованных, теоретических и приклад­ ных задачах и функциях. Во-вторых, теоретические разработ­ ки, сделанные в смежных областях (например, в психологии, в социологии), не являются достаточными для социальной ра­ боты;

более того, социальная работа как практика во многом обогатила эти и другие области знания о человеке и обществе в целом. Интересно, что эта первоначальная МЕЖдисциплинар ность социальной работы до сих пор прослеживается в различ­ ных углах зрения на ее предмет: если прослеживать границу и определять отличия социальной работы от социологии, то создается одно определение предмета социальной работы, если идти от другой ее ближайшей смежной области — психологии, — то предмет социальной работы видится иначе. Так, например, западные социологи видят различия между социологией и со­ циальной работой, во-первых, в «разделении ответственности»:

социология как социальная наука ставит своей задачей поиск общих закономерностей развития общества, тогда как соци­ альная работа занимается вопросами взаимоотношений между общественными процессами и конкретными элементами, состав­ ляющими этого общества. Во-вторых, если социология занима­ ется вопросами всех условий общественного развития, то соци Консультирование в социальных микро- и макросистемах альная работа ставит во главу угла условия, ведущие к ситуаци­ ям социальных дисфункций, когда общество по каким-то при­ чинам (которые и должны быть предметом исследования) не справляется со своими функциями.

В данной работе не будет рассматриваться история социаль­ ной работы как практики, но ретроспектива развития теории представляется важной, особенно динамика представлений о предмете социальной работы. Если довоенный период харак­ теризовался большим вниманием к прагматическим социальным проблемам, с которыми имела дело социальная работа, то в пос­ левоенный период параллельно с бурным развитием альтерна­ тивных психоанализу направлений в психологии личности и психотерапии социальная работа стала приобретать все более психологическое содержание как практика, и все более часто психологические концепции стали привлекаться для интерпре­ тации накапливаемого опыта. Забегая вперед, заметим, что эта тенденция психологизации социальной работы в ее определен­ ных разделах простирается вплоть до современного периода, когда пишутся труды по «лечению в социальной работе» (на­ пример, Turner, Social Work Treatment, 1979), по психодиагнос­ тике в социальной работе, а практическая подготовка соци­ альных работников складывается из разнообразных тренингов по навыкам вмешательства в ситуацию, требующую помощи (intervention skills), по умению слушать клиента и т. д. Вообще, глядя «из психологии» на предмет социальной работы, стано­ вится очевидным, что часть задач прикладной (социальной, кли­ нической, психологии развития, возрастной, педагогической) психологии и социальной работы перекрещиваются в части изу­ чения и создания оптимальных условий развития, обучения, тру­ да, общения человека, групп и сообществ. Так, одно из опреде­ лений предмета социальной работы, данное Маасом (Maas, 1957), предполагает, что в социальной работе «основное зна­ ние фокусируется на поведении человека в стрессовых услови­ ях», а именно на изучении динамики стрессовых ситуаций и осо­ бенно на путях предотвращения или улучшения этих ситуаций, а также на изучении оказываемых ими эффектов на человека.

Несколькими годами ранее Маас и Волине (Maas, Wolins, 1954, p. 215) определили социальную работу как «предотвращение и снижение социально и психологически опасных эффектов кризисных ситуаций» и, очевидно, они видели функциями 10 М. Гулина 290 Терапевтическая и консультативная психология социального работника обеспечение протекания {facilitating) этих процессов предотвращения (профилактики) и улучшения.

Гринвуд (Greenwood, 1955) вслед за Бисно (Bisno, 1952) видит функции социальной работы «в помощи людям достичь таких взаимоотношений, которые способствуют реализации их потен­ циала как человеческих существ в соответствии с их культур­ ными обычаями и ценностями»;

и далее, если такие отношения по каким-либо причинам разрушаются или есть такая опасность, то функции социальных работников становятся принципиаль­ но важными для: а) помощи в создании необходимых, желае­ мых общественных ресурсов или в активизации уже существу­ ющих ресурсов;

б) помощи людям в использовании имеющихся ресурсов. Роль социального работника таким образом видится в объединении различных стратегий для улучшения функцио­ нирования социальной службы, в которой он трудится, оста­ ваясь при этом представителем своей профессии и действуя в интересах своего общества.

Херн подчеркивает, что «взаимоотношения являются сущ­ ностью социальной работы, будучи как ее целью (object), так и ее средствами (means)* (Hearn, 1958, p. 30), поскольку целью является установление и поддержание приемлемых отношений между клиентом и обществом, а средствами являются те отно­ шения, которые устанавливает социальный работник с клиен­ том, и то влияние, которое социальный работник оказывает на отношения клиента с окружающей действительностью. (Отме­ тим, насколько это определение неотличимо от определения психологической помощи: консультирования, дачи совета и т. п.) Объектом этого может быть, конечно, не только отдельный че­ ловек, но и группа или сообщество, тем не менее главной целью остается установление и использование эффективных взаимо­ отношений, равно как и неизменным остается основной метод социальной работы, а именно то, КАК социальный работник ви­ дит, воспринимает клиента (индивидуума, группу, сообщество).

Такая постановка вопроса, естественно, вызывает ряд возраже­ ний, так сам Херн констатирует разрыв между степенью теоре­ тической оснащенности социальной работы с индивидуальным клиентом, где используется теория, например психосексуаль­ ного развития для описания физического и эмоционального развития, и между работой с группой, где подобного описания не создано. Вообще, уже на этот период времени можно кон Консультирование 6 социальных микро- и макросистемах статировать, что социальные науки отстали от психологичес­ ких в своих возможностях служить базой для теории социаль­ ной работы. Практика показывала, что структурный подход к объяснению социальных явлений не обладает достаточной объяснительной силой и не может в достаточной степени осна­ стить социального работника в практической деятельности.

Необходимость динамического подхода наряду со структур­ ным, к пониманию влияний общества на «клиента» (индивиду­ ума, группу, сообщество, с которыми работает социальный работник) и «клиента» на общество становилась все более оче­ видной. Обобщая этот период дискуссии о предмете социаль­ ной работы, следует возразить, что социальная работа как на­ ука в современный период должна иметь своим предметом не только человека в неблагоприятных условиях, в этом случае она могла бы с успехом остаться частью психологии, а также не­ клинической психотерапии. Уникальностью предмета социаль­ ной работы, на наш взгляд, является то, что она занимается ПРО­ ЦЕССОМ, имеющим место МЕЖДУ элементами таких систем, как человек-человек в контексте группы или (со)общества, че­ ловек-группа, человек-(со)общество, группа-(со)общество, сообщество-общество. Осуществление этого процесса, его по­ зитивный и эффективный характер и зависит от степени разра­ ботанности теории и практических методов социальной рабо­ ты в обществе, а также от степени соответствия теории и практики нуждам именно данного конкретного общества. Та­ ким образом, необходимость создания общей теории, учитыва­ ющей специфику потребностей конкретного общества как сис­ темы и его конкретных составляющих (человек, группа, сообщество) как подсистем, снова становится очевидной.

С другой стороны, поспешное создание собственной тео­ рии социальной работы может привести к тому, что какая-либо одна теория начнет довлеть над остальными возможными те­ оретическими построениями. Конант (Conant, 1952, с. 91) пре­ достерегал относительно того, что теория не должна рассмат­ риваться как credo (т. е. как вероучение), а скорее должна рассматриваться как политика: другими словами теория не должна восприниматься как абсолютное знание, а как если бы это было так, то из этого следовало бы следующее...

На наш взгляд, такой подход позволяет: а) значительно рас­ ширить число возможных предлагаемых для верификации 292 Терапевтическая и консультативная психология Гипотез;

б) избежать возможной, столь знакомой отечественным ученым «моноконцептуальности » в гуманитарных и социальных науках (Крылов, 1997;

Крылов, Гулина, 1995);

в) осознанно «ограничить» (а на самом деле, возможно, дать внутреннюю сво­ боду ученому) теоретическое построение «каноном обоснова­ ния» (Аллахвердов, 1993), принятым в данной области.

Последствиями абсолютизации теории являются также, как известно, застой, «стерильность и стагнация» (Неагп, 1958, р. 21). Безусловно, отношение к теории как к политике (т. е.

как к наиболее возможной в данный момент аппроксимации имеющегося знания к изучаемой реальности) порождает ряд сложностей: таких, как возможные неопределенность и дезор­ ганизация в теоретических построениях, но в то же время оно позволяет научному знанию оставаться открытому новому опыту и сохранять способность внутренне развиваться. Кро­ ме того, на наш взгляд, термин «политика» в науке (несущий, к сожалению, ряд печальных ассоциаций для российских уче­ ных) не должен распространяться (насколько это возможно) на моральные ценности, стоящие ЗА теоретическими разра­ ботками, хотя, безусловно, ценности также подвержены из­ менениям в некотором своем диапазоне.

Социальная работа в истории развития своего предмета претерпела ряд радикальных изменений фокуса внимания, са­ мым серьезным таким изменением считается поворот от «при­ чин к функции»: от поиска и излечения причин дисфункций к созданию работающей адекватной программы ответственно­ сти общества за дисфункцию (Smalley, 1967), который, как мы видели, назревал в концу 1950-х гг. и был осознан к середине 1960-х. В это время все больше внимания уделяется помощи в обеспечении прав человека через улучшение работы служб социальной работы. Прежние модели «помощи нуждающим­ ся» становятся все менее популярными: «практика социаль­ ной работы отражает все более развивающуюся демократи­ ческую этику, что проявляется в понимании социального благополучия как "права" всех и каждого, а не "дара" приви­ легированных непривилегированным» (Smalley, 1967, р. 8), хотя она же отмечает, что социальные работники и по сей день отождествляют себя с давней традицией беспокойства и от­ ветственности за нужды людей и социальные стрессы. Все со­ циальные программы, независимо от того, спроектированы ли Консультирование в социальных микро- и макросистемах они для нужд индивидуумов, групп или сообществ, направле­ ны на то, чтобы освободить и увеличить возможности каждо­ го человека сделать свою жизнь более полной, более социаль­ но полезной и чтобы увеличить силы общества для создания такой структуры, которая сделает социальную самореализа­ цию более и более возможной для всех членов общества.

Научный период в социальной работе начался с постановки во главу угла МЕТОДА работы: это связано с именем и работа­ ми Мэри Ричмонд (Richmond, 1917 и др.), которая заложила ос­ новы «работы со случаем» (social workcase), т. е. работу соци­ ального работника с клиентом, когда клиент, а не какие-либо другие люди и факторы (материальная помощь клиенту, его обучение, интересы службы социальной работы, успех програм­ мы и т. п.) ставятся в центр внимания. Многое в методе работы со случаем было подчерпнуто из открытий психоанализа, о чем пишут многие теоретики и практики социальной работы: это­ му, так же как и влиянию со стороны других школ, будет посвя­ щен специальный раздел, однако Ричмонд ввела в практику работы со случаем и новый не менее важный компонент СО­ ЦИАЛЬНОГО ДИАГНОЗА, что на долгие годы и десятилетия стало основой метода оценки ситуации, в которой находится клиент, социальным работником. Смолли, Лишман, Колшед и др. считают, что начиная с 1920-х гг. задачи выполнения соци­ альных программ помощи нуждающимся все более и более час­ то становятся вторичными по отношению к задачам индивиду­ ального самоусиления клиента и повышению его способности пользоваться общественными ресурсами и возможностями.

С именем другого известнейшего американского социаль­ ного работника Вирджинии Робинсон связано новое, альтер­ нативное диагностическому направлению, функциональное направление: ее первая книга, посвященная этому, считается «краеугольным камнем функционального подхода» и называ­ ется «Изменяющая психология в социальной работе со случа­ ем» (Robinson, A Changing Psychology in Social Casework, 1930).

Функциональная социальная работа отличалась от структур­ ной в основном в двух аспектах. В психологическом аспекте она отличалась тем, что исходила не из психологии ЗАБОЛЕ­ ВАНИЯ (psychology of illness), а из психологии РОСТА (psychology of growth), где подчеркивалась роль творческого потенциала человека, а также место социальных и культурных 294 Терапевтическая и консультативная психология факторов в его развитии. Это ставило не социального работ­ ника, а клиента в центр профессиональных взаимоотношений, роль же социального работника виделась уже не столько в оценивании степени «нормальности» и социальной дееспо­ собности клиента, а также мер по его излечению, сколько в предоставлении своих ресурсов (собственных как социаль­ ного работника и как представителя своего агентства) в его рас­ поряжение для обеспечения его роста. Подчеркнем, что в дан­ ном случае имеются в виду не психологические, а социальные цели роста, хотя многие социальные работники, включая Ро­ бинсон, находились под большим влиянием работ Дьюи и Ран­ ка, одной из наиболее ярких фигур в раннем психоаналити­ ческом движении, функциональная социальная работа стала основой для деятельности различных агентств и служб вплоть до настоящего времени;

сторонники этого подхода вполне удовлетворяются детальной разработкой принципов практи­ ческой работы служб социальной работы и открыто заявля­ ют, что под теорией социальной работы видят «обоснованный план действий» (Smalley, 1967).

Вступление социальной работы в сферу работы с ИНДИВИ­ ДУАЛЬНЫМИ нуждами, потребностями и проблемами (инди­ видуума, супружеской пары, семьи, группы и т. д.) неизбежно повлекло за собой оказание наряду с социальной и психологи­ ческой помощи (разумеется, в контексте социальной работы), что со временем стало одним из методов социальной работы.

Это сближение и психологизация социальной работы, которые можно констатировать последние примерно 20 лет, еще более усложнило процесс профессиональной идентификации для представителей этой профессии, поскольку вместе с разнооб­ разными концепциями механизмов психологических (эмоцио­ нальных, поведенческих, когнитивных) и социальных измене­ ний теория социальной работы «унаследовала» и весь букет теоретических дискуссий, ведущихся в психологии на тему раз­ личных психотерапевтических подходов и методов оказания психологической помощи, правда, без той степени драматизма и пафоса, который можно встретить в психологической лите­ ратуре послевоенного периода, когда, начиная с 1950-х гг. на­ ряду с дальнейшим стремительным развитием новых психоана­ литических концепций стала развиваться психология новой волны. К отсутствию собственной более или менее полной тео Консультирование в социальных микро- и макросистемах рии социальной работы добавился весь накал разногласий и споров по поводу чистоты того или иного подхода и уместно­ сти или ненаучности эклектизма в работе с клиентом. Многие теоретики социальной работы заняли в этом вопросе умерен­ ную, взвешенную, философски нейтральную позицию, прекрас­ но выраженную Франком (Frank, 1961, р. 232-233): «Наш обзор показал, что большая часть, если не вся, эффективность раз­ личных форм психотерапии может быть обусловлена скорее теми практиками, которые являются общими для них, чем теми, которые делают их различными, отличающимися одна от дру­ гой. Это не обязательно означает, что все терапии являются вза­ имозаменяемыми. Это может ясно показать, что, когда будет достигнуто большее понимание типов пациентов и эффектов психотерапии, то будет обнаружено, что определенные подхо­ ды более подходят одним типам пациентов, чем другим, и что эти подходы отличаются своими эффектами, которые пока еще не определены. До тех пор пока эти вопросы не будут выясне­ ны, залогом успеха как теории, так и практики любого подхо­ да, возможно, скорее будет защита представителями данной школы их собственной позиции, при условии терпимости к дру­ гим школам, чем некритический эклектизм. Способность тера­ певта помочь своему пациенту зависит частично и от степени его доверия самому себе, что, в свою очередь, зависит от степе­ ни его мастерства в рамках определенной концептуальной схе­ мы и мастерства в сопровождающих эту схему техниках. По­ скольку ведущие психотерапевтические теории представляют собой скорее альтернативные, чем несовместимые формулиров­ ки, вряд ли какая-либо из них совершенно неправомерна. Как сказал философ: «Столкновение доктрин не есть катастрофа — это возможность». Активность, стимулирующая столкновение различных психотерапевтических доктрин, со временем либо принесет достаточную информацию для того, чтобы доказать, что все они идентичны для практического использования, либо прояснит и обоснует, в чем заключаются существенные разли­ чия между ними».

В настоящее время при анализе различных современных кон­ цепций и моделей социальной работы нетрудно увидеть две ос­ новные школы или два подхода, которые, если проследить их истоки (что было предложено в предыдущем параграфе), берут свое начало: один — в ранних социальных науках, другой — 296 Терапевтическая и консультативная психология в психологии личности начала XX в. Это «двуязычие» не пре­ одолено и осознается рядом теоретиков, остальные предпо­ читают настаивать на своем подходе и критиковать альтерна­ тивный. Этот вопрос «двух источников, двух составных частей » социальной работы формулируется иногда следующим образом: различия внутри единства или различные единства?

(Заметим, что точно такой же вопрос можно поставить отно­ сительно и проанализированных нами в предыдущих главах «трех источников, трех составных частей» психологического консультирования как в рамках социальной работы, так и в рамках других профессиональных областей.) СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ПОДХОДЫ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Современный структурный подход в социальной работе Наиболее ясно принципы современного структурного подхо­ да в социальной работе выражены в документах, регламентиру­ ющих деятельность социальных работников. Так, в требованиях и правилах для дипломированных социальных работников, при­ нятых Британской ассоциацией социальных работников в 1990 г., содержится следующее.

«Квалифицированный социальный работник должен быть способным:

развивать осознание внутренних взаимосвязей процес­ сов структурного угнетения и расовых, классовых во­ просов и вопросов пола;

понимать и противодействовать стигматизации и дис­ криминации на основе различий пола, возраста, веро­ исповедания и принадлежности к секте, на основе фак­ та инвалидности, «неполноценности» (disability) и бедности;

проявлять и показывать осознание индивидуального или институционального расизма и пути борьбы с обоими с помощью антирасистских практик;

развивать понимание различий полов и демонстрировать антисексизм в практике социальной работы;

Консультирование в социальных микро- и макросистемах признавать необходимость и способствовать развитию политик и практик, которые являются недискриминаци­ онными и направлены против угнетения» (CCETSW, 1990).

Согласно этой позиции, все социальные работники в ходе основного профессионального тренинга должны развить по­ нимание экономических, социальных и политических сил, ко­ торые действуют в обществе, где они будут работать. Более того, предполагается, что они будут действовать (и показы­ вать это) в соответствии с этими знаниями, и в их действиях будет проявляться знание структур, формирующих жизни, выборы и возможности людей, которые могут стать клиента­ ми социальной работы. Этот подход несет ясный отпечаток подхода социальных наук: социологии, политики как науки, социальной политики. Представители этого подхода критику­ ют тенденцию недооценивать роль знаний о структуре и фун­ кциях общественного устройства в профессиональной теоре­ тической и практической подготовке социальных работников:

«Игнорируя структурные компоненты, общие для ситуаций, в которых оказываются клиенты, основная масса литературы по социальной работе фокусируется в первую очередь на мето­ дах и техниках работы с индивидуумами и группами. Методы социальной работы представляются как инструменты, с помо­ щью которых социальный работник должен "исправлять" си­ туации» (Davis A., 1987, р. 87).

Именно эту тенденцию структурного подхода отражают требования к квалифицированному социальному работнику последнего десятилетия: от них ожидается развивать практи­ ки, которые сами по себе являются вызовом и альтернативой по отношению ко всяческим проявлениям неравенства и не­ справедливости в обществе, иными словами, от них требуется занятие активной социальной позиции.

С этими требованиями не согласна часть специалистов в об­ ласти обучения социальной работе, которая считает, что, по­ скольку исторически социальная работа возникла как средство заботы о малоимущих, она всегда изначально игнорировала социальные, классовые, расовые и другие различия. Можно рассматривать эту тенденцию деполитизации социальной ра­ боты как намеренную и оправданную: такая стратегия направ­ лена на то, чтобы «сердца и умы практиков оставались посвя­ щены индивидуальным отклонениям, а их методы и техники 298 Терапевтическая и консультативная психология оставались бы недеформированными реальностями общества, где они используются». Это точка зрения Лишман (Lishman, 1996, р. 65), которую разделяли различные теоретики в различ­ ные периоды развития социальной работы (Wootton, 1959;

Bailey, Brake, 1975;

Simpkin, 1979;

Corrigan, Leonard, 1978).

Структурный подход предполагает, что социальный работ­ ник понимает механизмы различных видов неравенства, суще­ ствующих в его обществе, кроме того, в своей работе он опери­ рует знаниями о распределении сил и экономических ресурсов, он также знает содержание этих ресурсов, каким интересам они служат, он также принимает участие в распределении части ресурсов.

В рамках структурного подхода можно выделить два раз­ личных направления. Согласно первому направлению, предпо­ лагается, что социальный работник понимает структурное status quo, в котором находится общество в целом, и клиент в частно­ сти, и его профессиональная активность не направлена на раз­ рушение этого положения. Так, М. Дэвис, автор книги о пози­ тивной практике социальной работы (Davis M., 1985, р. 235), считает, что «социальная работа — это продукт неравенства и несовершенства общества » и целью государства, ее создавше­ го, является «гуманная защита для его наиболее уязвимых граж­ дан» (Ibid., p. 1). Следуя этому положению, Дэвис считает, что «суть социальной работы заключается в поддержании;

поддер­ живание стабильного, хотя и не статичного, общества, поддер­ живание прав и обеспечение возможностей для тех, кто в не планируемом, неконтролируемом сообществе бы не выжил» (Ibid., p. 234). Его теория поддержания предполагает функции социального работника в «поддерживании механизма путем смазывания межличностных колес в обществе» (Ibid., p. 31). Он считает, что существование и выживание социальной работы зависит от двух условий: первым является уважение со сторо­ ны социальных работников политической и экономической жизнеспособности общества и лежащей в его основе полити­ ческой философии. Второе, что государство со своей стороны посвящает себя справедливому, законному и гуманному обще­ ству, в котором права каждого человека, а особенно наиболее уязвимого его гражданина, являются предметом его заботы. При выполнении этих условий социальный работник не бросает вы­ зов настоящему положению дел в обществе;

это не значит, что Консультирование 6 социальных микро- и макросистемах он не занимается распределением ресурсов или не поднимает вопроса о дискриминации клиента. Адвокатура остается одним из методов его работы, но его работа отличается от любой дру­ гой политической активности любого члена общества тем, что она направлена по организационным каналам и он при этом яв­ ляется представителем государства и «носителем его мандата ».

Контрастным по отношению к этому является второе на­ правление в структурном подходе, которое получило название «радикальной социальной работы». Для представителей этого направления государство является служителем конкретных доминирующих интересов в обществе и не может играть нейт­ ральную или гуманную роль по отношению к незащищенным своим членам. Поэтому, на их взгляд, следование предыдущей позиции означает, что социальный работник служит проводни­ ком политики угнетения, дискриминации и такая его деятель­ ность углубляет процессы стигматизации в обществе. Радикаль­ ные социальные работники, так же как и нерадикальные, считают, что социальный работник должен понимать распре­ деление сил в обществе, но они видят его функции в в противо­ стоянии политике угнетения;

методами борьбы они считают про­ фессиональные методы изменения отношений между службами социальной работы и ее пользователями: службы должны пе­ редать свою силу и возможности пользователям. Важная роль социального работника заключается также в том, чтобы обра­ щать внимание общественности и делать очевидными феноме­ ны дискриминации, которые общество не замечает. Речь идет о правах детей и подростков, женщин, различных меньшинств и т. д., но о правах не только формальных, но также и о разли­ чиях в субъективных ожиданиях, которые имеются у общества по отношению к различным социальным, возрастным, половым и национальным группам. Важным также является обществен­ ное ПРИЗНАНИЕ опыта и фактов невольной, неосознаваемой дискриминации и ущемления в обществе.

Для применения структурного подхода видится важным проведение анализа ситуации, с которой имеет дело соци­ альный работник;

такой анализ должен проводиться на не­ скольких уровнях:

О структурном, который заключается в понимании фено­ менов и фактов неравенства и их подкреплении за счет со­ циальных, классовых, половых, возрастных, этнических, Терапевтическая и консультативная психология региональных, психологических (например, «умственная отсталость») и физических различий;

организационном, который заключается в анализе по­ требностей, ресурсов и их распределения в соотношении к потребностям;

анализе степени трудности ситуации, в которой оказались клиент или группа;

выявлении пу­ тей, с помощью которых вмешательство социального ра­ ботника обеспечит клиенту (клиентам) доступ к необхо­ димым ресурсам;

интеракционном или психосоциальном, который заклю­ чается в выявлении способа понимания личных трудно­ стей, испытываемых клиентом или группой, с точки зре­ ния эффекта влияния как внешних, структурных сил, так и личностных особенностей.

Данное описание схемы анализа является приемлемым как для поиска консенсуса (первое, нерадикальное направление в структурном подходе), так и для конфликтного анализа со­ циальной структуры (радикальное направление).

Диагностический и функциональный подходы в современной социальной работе Исторически функциональный подход возник в теории и практике американской социальной работы как альтернатива предшествующему диагностическому подходу. Если диагнос­ тический подход у теоретиков ассоциируется с использовани­ ем фрейдовской модели психосоциального детерминизма в со­ циальной работе, то функциональный — с использованием модели Ранка и с последующим включением в этот подход дру­ гих близких моделей. В. Йела (см.: Turner, 1979, р. 78) описы­ вает это следующим образом: «Взгляд на человека как на зло­ получный продукт взаимодействия внешних и внутренних сил уступил дорогу позитивному, обнадеживающему взгляду на него как на дизайнера своей судьбы, способного, творчески используя этот внешний и внутренний опыт, формировать за­ вершение своих опытов». Психология болезни была отвергну­ та, занявшая ее место психология позитивного человеческого потенциала и способности изменяться дала импульс и направ­ ление для нового метода социальной работы. Решительно от­ вернувшись от диагностической предубежденности относи Консультирование $ социальных микро- и макросистемах тельно прошлого, функционализм поставил новый акцент на опыте, имеющем место в настоящий момент и на силе этого опыта освободить потенциал для роста. Концепция лечения была заменена концепцией сервиса: помощи, где используют­ ся динамические взаимоотношения между социальным работ­ ником как помощником и клиентом как детерминантои этого процесса. Центр изменений виделся теперь не в социальном работнике-терапевте, а в клиенте. Даже термин caseworker, который первоначально подразумевал социального работни­ ка, использующего психодинамический подход (другого про­ сто не существовало до 1950-х гг.) в работе со случаем, стал называться «функциональная работа со случаем» в отличие от «диагностической», поскольку отражал процесс работы с ситуацией, а не ее дискриптивный анализ.

В отличие от диагностического подхода с его оценкой гло­ бальных параметров жизненного пути и развития личности клиента в рамках функционального подхода внимание концен­ трировалось на фазе, «фрагменте» общей проблемы клиента;

вообще, проблема клиента определялась в соответствии с воз­ можностями конкретной службы, агентства социальной рабо­ ты, поскольку теория и практика показывали, что решение конкретной реальной, пусть частной, проблемы клиента осво­ бождает его энергию и возможности справляться самому с другими своими проблемами. Функциональный подход оста­ ется психодинамическим в том смысле, что основывается на принципе усиления Эго;

акцентируется на текущих отношени­ ях с лицом, оказывающим помощь;

в нем признается важная роль и неизбежность процессов сопротивления, внутренних конфликтов, контржеланий;

но под диагнозом (при этом важ­ но помнить, что в действительности дискуссия ведется по по­ воду социально-психологического, а не психоаналитического диагноза) имеется в виду «развивающийся процесс, осуществ­ ляемый самим клиентом, когда он использует сервис агентства, который предоставил ему социальный работник, и когда он сам оценивает свои способности и нужды в процессе принятия или оспаривания условий и ответственности, с которыми он стол­ кнулся в его использовании этой службы и в его работе со сво­ ими проблемами» (Nelson-Jones, 1983, р. 141). Социальные ра­ ботники принимают ответственность не за диагноз и не за исход отношений клиента и службы социальной работы, 302 Терапевтическая и консультативная психология которую они представляют, а за их собственную самодисцип­ лину и заботу о «процессе, который идет внутри этого — про­ цесс, с помощью которого реципиент помощи становится спо­ собным свободно и устойчиво смотреть в лицо альтернативам, открытым для него» (Ibid., p. 14). Конечно, диагностические наблюдения работника могут быть сообщены клиенту, но они не являются ни основой, ни сутью процесса помощи.

Одно из определений процесса социальной работы в рам­ ках современного функционального подхода предлагает Смол ли (Smalley, 1967, р. 16): «Процесс использования социальным работником специального метода во взаимоотношениях с "Дру­ гими", который ведет к следующему характерному процессу вовлечения в движение по направлению к взаимно утвержден­ ной цели, если эта цель соответствует специальной программе данной службы социальной работы». Понимании, по мнению Смолли, чей вклад высоко оценивается теоретиками, основны­ ми являются следующие принципы социальной работы.

1. Диагноз должен быть соотнесен с назначением сервис­ ной службы, должен развиваться по мере оказания сервисной помощи, должен меняться вместе с изменением феномена (т. е. проблемы, жалоб, запроса и проч. — М. Г.) и должен быть известен и понятен клиенту.

2. Временные фазы работы (начало, середина и завершение) должны быть полностью использованы в интересах клиента.

3. Использование возможностей агентства дает фокус, со­ держание и направление процессу социальной работы, обес­ печивает понятность этого обществу и вовлекает клиента в процесс, характеризующийся постепенностью, структуриро­ ванностью и конкретностью.

4. Сознательное использование структуры, связанной с функциями и процессом, создает или представляет «форму» взаимоотношений между работником и клиентом.

5. Все процессы социальной работы подразумевают взаи­ моотношения, при которых делаются ВЫБОРЫ или принима­ ются РЕШЕНИЯ человеком, который получает помощь, и эти взаимоотношения должна быть таковыми, чтобы способство­ вать целеполагающим выборам и решениям.

Важнейшими понятиями в функциональной социальной работе считаются временные параметры работы, свобода вы­ бора, тенденции роста. «Базовой целью всех усилий социаль Консультирование в социальных микро- и макросистемах ной работы является освобождение силы человека для его лич­ ной наполненности и для пользы общества;

а также освобож­ дение социальных сил для создания такого общества, таких ин ститутов и такой социальной политики, которые сделают самореализацию наиболее возможной для всех людей »(Smalley, 1967, р. 1).

Психоаналитический подход в современной социальной работе Сущность этого подхода заключается в том, что он признает важность психологического процесса — между собой и «зна­ чимым другим», между прошлым и настоящим опытом, между внутренней и внешней реальностью.

Напряжение между внутренним и внешним мирами людей особенно критично для социальных работников. Возможно, главная простая причина, по которой социальные работники традиционно так враждебны к идеям, основанным на психоана­ лизе, — и, следовательно, пренебрегают возможностью более широко проверить их потенциал, — это их неспособность разре­ шить это напряжение. Происхождение этой неспособности, утверждает 3. Батрим (Butrym, 1981), лежит в отсутствии еди­ ного мнения о природе социальной работы и ее главных целях и задачах. Можно различить две существенно противостоящие школы мысли среди взглядов социальных работников по поводу оценки и вмешательства: одна точка зрения выделяет факторы окружающей среды с исключением эмоциональных факторов;

другая — как раз напротив — подчеркивает ведущую роль эмо­ ций и отношений, но, похоже, недооценивает важность окру­ жения. Эта полярность остается непреодоленной и по сей день.

Безусловно, уже сейчас в нашем обществе очень многие проблемы клиентов коренятся в бедности и их невыгодном положении. Грубое неравенство доступа к здравоохранению, жилью, образованию и занятости существует несомненно, и важно искать средства решения проблем скорее посредством политических действий, чем помощью индивидам приспосо­ биться к их несчастьям. Но структурные объяснения пролива­ ют мало света на то, почему некоторые люди оскорбляют своих детей, тогда как другие в сходных социальных условиях не де­ лают этого. Политические меры также не могут удовлетворить Терапевтическая и консультативная психология потребности пар в супружеских конфликтах или защитить детей при развале домашнего воспитания. Поэтому, заключа­ ет Батрим, социальные работники не могут ограничивать себя исключительно лишь внутренними проблемами клиентов или их окружением. Они должны не только делать и то и другое, они должны также работать над их взаимодействием и направ­ лять его. Короче, они должны разрешать напряжение между внутренней и внешней реальностью.

На социальных работников оказывают все возрастающее давление с целью, чтобы они представили осязаемую работу по доступным ценам в виде «пакетов помощи». При таком подхо­ де они могут прийти к взгляду на мир чувств и отношений как на не относящееся к делу вторжение или, в лучшем случае, как на необязательную добавку. Опять-таки должен быть соблю­ ден баланс между внутренней и внешней реальностью;

практи­ ческие меры не могут быть точно нацелены без хорошего пони­ мания их эмоциональной значимости для клиента.

В оценке уместности психодинамических идей для социаль­ ной работы надо принять в расчет одно важное различие меж­ ду огромным значением психоаналитического понимания человеческого поведения и большой ограниченностью прило­ жения этого подхода как метода вмешательства. Психоди­ намический подход может иметь огромное значение в пони­ мании социальными работниками происходящего в жизни их клиентов и в их собственных отношениях в согласованной со­ циальной работе. Он также может поставлять информацию очень глубокого характера для процесса консультирования.

Однако это не делает консультирование психотерапией. Боль­ шая ясность относительно границ между психодинамическим подходом и другими видами психотерапии — и психоанализа, откуда проистекает большая часть его проницательности, — помогла бы избежать многих бесплодных и острых дебатов о пользе психодинамического подхода в социальной работе.

Наконец, необходимо улучшить способ преподавания пси­ ходинамической мысли в программах обучения социальной ра­ боте. Обучение должно происходить как на уровне пережива­ ния (опыта), так и на когнитивном уровне. Необходимо сочетание академического понимания с профессиональным и личным опытом. Оно будет предъявлять требования к самосоз­ нанию и эмоциональным ресурсам студентов, учителей и прак Консультирование 6 социальных микро- и макросистемах тиков. Реализация полного потенциала психодинамического подхода требует, чтобы он был сообщен в манере, которая вы­ зывает к жизни напряжение — и разрешение — между внут­ ренней и внешней реальностью. Чтобы это случилось, требу­ ются адекватная поддержка и информированное руководство, чтобы эти идеи получили возможность перенесения в созна­ ние и практику.

Психодинамическое консультирование в социальной работе Психодинамический подход к консультированию долго за­ нимал важное место в социальной работе, даже если в некото­ рых школах социальной работы он иногда подвергался крити­ ке со стороны тех, кто имел время только для поведенческого подхода. К 1980-м гг. за рубежом консультирование (отличаю­ щееся, с одной стороны, от психотерапии, а с другой — от дачи советов) достигло высокой оценки среди профессий, связанных с помощью, включая социальных работников. На подходы к консультированию оказывают сильное влияние различные пред­ шествующие школы психотерапии, обычно в развитых системах социальной работы преобладают две основные школы — пси­ ходинамическая и личностно-ориентированная. Поскольку пси­ ходинамические идеи продолжают проникать как в западную, так и в восточно-европейскую культуру, этот подход к консуль­ тированию оказывается в итоге наиболее приемлемым и удовлет­ ворительным, даже если на ранних этапах тренинга социальных работников личностно-ориентированный недирективный под­ ход часто кажется более привлекательным с его упором скорее на условия для изменения, чем на техники и метод, и с его гума­ нистической верой в эффективность любви и интереса. На деле основные навыки и условия — т. е. способы слушания, альтер­ нативные типы ответов и способы обращения с клиентами — являются общими со многими стилями консультирования, и по­ этому не будут здесь специально рассматриваться. При обуче­ нии социальных работников нужно убедиться, что студенты прочно овладели основными навыками: что они тщательно слу­ шают своих клиентов, что они следят за своими собственными ответами, как явными, так и неявными (особенно по отношению к вещам, которые заставляют клиента и/или консультанта чув 306 Терапевтичсская и консультативная психология ствовать озабоченность) и что они демонстрируют уважение и принятие другой личности. Как личностно-ориентированный, так и психодинамический и другие подходы считают все это су­ щественным для терапевтического процесса.

Иногда психодинамический подход изображают карикатур­ но, как ригидную систематизирующую теорию, в которую встра­ иваются люди;

на деле же, поскольку психодинамическое кон­ сультирование признает огромное значение накопленного знания о структуре и развитии личности, построенной в резуль­ тате глубинной работы с клиентами, эта база знаний настолько обширна, что именно лишь при тщательном слушании каждого нового клиента возможно некоторое подобие понимания. Пси­ ходинамический подход в конечном счете настолько богат воз­ можностями для понимания, что консультанту необходимо только иметь как можно больше «информации».

Психодинамический подход может быть охарактеризован не просто как «бытие» с клиентом;

как ни важны центральные взаимоотношения между клиентом и консультантом. Именно то, что эти отношения означают и что они говорят о клиенте, ведет при известных обстоятельствах к тому, что известно как «инсайт». Инсайт — как в консультировании, так и в суперви зорстве — вносит существенный вклад в процесс изменения, посредством чего центральное чувствующее и наблюдающее «Эго (чувство «Я») усиливается;

или, используя более техни­ ческие термины, частично именно через инсайт клиент полу­ чает возможность принять на себя разновидность контроля над внутренними чувствами и реакциями, контроль, приходящий от понимания их силы и значимости.

Таким образом, можно увидеть, что многие психоаналити­ ческие концепции оказались весьма жизнеспособными и эф­ фективными не только в стенах кабинета психоаналитика, но и в реальной «полевой » социальной работе (social field-work).

Основными идеями психодинамического подхода, релевантны­ ми для социальной работы данной ориентации {case-work, psycbodynamic social work), являются следующие:

психологические защиты (отрицание реальности и др.);

сопротивление изменениям;

разделение воображаемого и реального Эго (splitting);

позиции относительно объекта (М. Klein): «паранойяль­ ная» и «депрессивная»;

Консультирование в социальных микро- и макросистемах развитие способности заботиться, беспокоиться (D.

Winnicott);

перенос и контрперенос;

процесс рефлексии;

проживание опыта (working through), а не позиция:

«или/или»;

разработка ключевых проблем клиента;

понимание, а не вмешательство;

разрешение дилемм клиентом (например, доверие-зави­ симость, послушание-автономность, соревнователь­ ность-сотрудничество, изменение—утрата);

в работе с детьми: точки фиксации в развитии.

Когнитивно-бихевиоральные модели в социальной работе Когнитивно-бихевиоральные методы, принятые в практи­ ке социальной работы, основаны на обсужденных в предыду­ щей главе различных моделях обучения. Так, на теории опе рантного обучения основаны следующие методы.

Положительное подкрепление. Это означает создание си­ стемы положительных подкрепителей, которые должны как можно быстрее следовать за действием. Заметьте, что без про­ верки того, что определенное событие или вещь действитель­ но усиливает подкрепляемое поведение, нельзя предполагать, что эта вещь или это событие является для индивида положи­ тельным подкрепителем. Вначале положительное подкрепле­ ние должно следовать каждый раз после появления желаемо­ го поведения, затем его частота должна снижаться таким образом, чтобы поведение подкреплялось все реже и реже. Это лучший способ убедиться в том, что вновь обученное поведе­ ние устойчиво к угасанию. Там, где необходимо использовать конкретные подкрепители, такие как сладости, их необходи­ мо сочетать с социальными подкрепителями, такими как по­ хвала, причем конкретные подкрепители должны постепенно устраняться.

Привязывание означает обучение индивида сначала одно­ му элементу цепи действий, потом другому и т. д., пока не вы­ учивается вся последовательность. Этот метод особенно по­ лезен для обучения новым навыкам, которые вначале были 308 Терапевтическая и консультативная психология разложены в список отдельных действий, следующих в посто­ янном порядке. Привязывание является весьма общим компо­ нентом работы с людьми, имеющими трудности с обучением, этих людей надо обучить простым навыкам повседневной жиз­ ни, таким как одевание, еда с использованием ложки, исполь­ зование общественного транспорта.

Формирование (также называемое последовательными приближениями) означает подкрепление поведения, немного сходного с желаемым, с последующим усилением критериев для подкрепления шаг за шагом, пока индивид не овладевает действием полностью. Это еще один способ обучения соци­ альным навыкам. Например, в тренинге «активного слушания » для обучающихся социальной работе психолог-тренер может начать с подкрепления простого взгляда на говорящего, затем требовать других невербальных сигналов внимания и интере­ са, а потом, возможно, и некоторой вербальной поддержки говорящего.

Системы точек, которые могут быть использованы с деть­ ми и подростками, включают обычные диаграммы звезд и зна­ ковую экономию. Они являются средством предусмотреть не­ медленное подкрепление (звезда на диаграмме или знаке), обменивающееся позднее на подкрепители, которые было сложно предъявить во время исполнения желаемого действия.

Системы точек включают также негативное наказание — по­ терю точек из-за нежелательного поведения. Оно наиболее подходит в случаях проблем поведения детей от 7 до 12 лет.

Контракты между клиентами могут быть компонентом по­ веденческой, супружеской или семейной терапии (другими компонентами часто являются коммуникативный тренинг и тренинг разрешения проблем — см. ниже). Люди заключают письменное соглашение об изменении своего поведения. Со­ глашение предусматривает подкрепление за ясно обозначен­ ное желательное поведение. Иногда контракты включают так­ же пункты о санкциях, которые предусматривают некоторую форму наказания, такую как штраф за нежелательное поведе­ ние или признание провала контракта.

Наказание в общем не рекомендуется по ряду причин:

оно может иметь серьезные побочные эффекты, такие как страх, депрессия, агрессия, подражание поведению нака­ зывающего;

избегание человека, налагающего наказание;

Консультирование в социальных микро- и макросистемах оно не помогает наказываемому обучиться новому по­ лезному действию вместо нежелательного;

похоже, люди привыкают к наказанию, так что для со­ хранения своей эффективности наказание с течением времени должно увеличивать свою интенсивность.

Однако бывают случаи, когда можно рассматривать необ­ ходимость наказания: когда необходимо быстро остановить нежелательное поведение, потому что оно опасно;

или когда другие методы (такие, как замещение нежелательного действия альтернативным положительным действием), заняло бы слиш­ ком много времени. Одним из видов наказания, которое, воз­ можно, не производит вредных побочных эффектов, является «негативное» наказание, такое как штраф или потеря зарабо­ танных точек, при использовании в программе главным обра­ зом положительного подкрепления.

Оперантное угашение. Если социальный работник может определить, что именно в настоящее время подкрепляет опре­ деленное проблемное поведение, и сможет немедленно и пол­ ностью прервать это подкрепление, после этого нежелатель­ ное поведение будет ослабляться и прекратится окончательно.

Тайм-аут является вариантом угашения, которое, как было показано, особенно эффективно в случаях проблем поведения детей (в сочетании с положительным подкреплением желае­ мого поведения). Тайм-аут включает удаление ребенка от ис­ точников положительного подкрепления. Сначала ребенок предупреждается, затем перемещается в скучное место, и его заставляют там стоять спокойно в течение короткого периода времени (Hudson, Macdonald, 1986;

Hudson, 1994).

На модели обусловливания ответа основаны следующие методы.

Десенсибилизация. Индивид обучается ассоциировать но­ вый, желательный ответ со стимулом, который ранее вызывал тревогу или злость. Это достигается предъявлением постепен­ ных «кусков» стимулов в то время, когда человек расслабля­ ется или охвачен каким-нибудь другим несовместимым пове­ дением, таким как веселье.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.