WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page 1 ФОНД ЗАЩИТЫ ГЛАСНОСТИ ПОНЯТИЯ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами Изд. 2-е, переработанное ...»

-- [ Страница 6 ] --

Создатели нового ГК РФ 1994 года попытались учесть все назван ные проблемы и разработать нормативную базу, оптимально соот ветствующую современным общественным потребностям.

Понятия «честь», «достоинство» и «репутация» по смыслу весьма близки друг другу и часто используются в составе единого словосоче тания: защита чести и достоинства, унижение чести и достоинства.

Честь представляет собой общественную оценку личности, опре деленную меру духовных, социальных качеств личности и является важнейшим нематериальным благом человека наряду с его жизнью, свободой, здоровьем4.

По определению А.М. Эрделевского, «честь — это сопровождаю щееся положительной оценкой общества отражение качеств лица в об щественном сознании»5.

В своей книге «Честь, достоинство, деловая репутация: граждан ско-правовая защита» А. Л. Анисимов выделяет три аспекта понятия «честь»:

1) характеристика самой личности (качества лица). Данная сто рона понятия чести наиболее ярко выступает в словарных определе ниях, в особенности в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля: «Внутреннее нравственное достоинство челове ка, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть»;

2) общественная оценка личности (отражение качеств лица в об щественном сознании). Понятие чести изначально предполагает, что эта оценка положительная;

3) общественная оценка, принятая самой личностью, «способ ность человека оценивать свои поступки, действовать в нравствен ной жизни в соответствии с принятыми в... обществе моральными нормами, правилами и требованиями»6.

Бродская И. Современное состояние законодательства РФ о защите чести и до стоинства// Законодательство и практика средств массовой информации. 1999. № 5.

С. 57.

Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая за щита, М., 1994. С. 9.

Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М., 1996. С. 16.

Анисимов А.Л. Указ. соч. С. 8.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации Впоследствии указанные аспекты понятия «честь» А.Л. Аниси мов подразделил на две части — объективную и субъективную.

Оценка деятельности индивида обществом относится к объективно му аспекту анализируемого понятия и представляет собой некое эти ческое благо, «направленное от общества к личности». Напротив, субъективная сторона понятия «заключается в способности челове ка оценивать свои поступки, подавлять в себе эгоистические, без нравственные стремления и намерения, действовать в нравственной жизни в соответствии с принятыми в этом обществе моральными нормами, правилами и требованиями»7.

В качестве примера защиты чести может служить дело, рассмот ренное в Пресненском суде г. Москвы.

Истцом выступал известный литератор Евгений Митько, автор сценариев таких эпохальных картин, как «Республика ШКИД» и «Бумбараш», в качестве ответчика — руководство магазина «Дело вой оборот-2000».

Суть дела. Е. Митько зашел в магазин посмотреть недавно посту пившую коллекцию одежды. Ничего не выбрав, клиент направился к выходу, как вдруг позади него пронзительно зазвенел металлоиска тель. Литератора обступили охранники и обвинили в краже куртки.

Демисезонную ветровку Е. Митько действительно купил в этом ма газине еще зимой, но «зазвенела» она почему-то спустя несколько месяцев. От ареста кинодеятеля спасло лишь то, что он сохранил то варный чек на куртку.

Но прежде чем мужчине удалось убедить стражников и прибыв ших по их вызову милиционеров заехать к нему домой, он испытал невыносимые унижения: его оскорбляли, называли вором, пытались надеть наручники, обращались как с преступником. Даже когда не доразумение выяснилось, сотрудники магазина не удосужились из виниться перед заслуженным человеком.

Суд признал, что охранники вели себя некорректно и причини ли истцу нравственные страдания. По решению суда руководство магазина обязано выплатить Е. Митько в качестве компенсации морального вреда 30 тыс. руб., а также сообщить в районное отде ление милиции, что их клиент — честный и порядочный человек.

Сообщение должно быть оглашено и на общем собрании коллек тива магазина.

Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репу тации по законодательству Российской Федерации: Учеб. пособ. для студ. высш. учеб.

заведений. М., 2001. С. 10.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Ценны наряду с жизнью Достоинство В органическом единстве с понятием «честь» находится катего рия «достоинство». Достоинство — это «сопровождающееся поло жительной оценкой лица отражение его качеств в собственном созна нии»8.

В отличие от чести достоинство — это не просто оценка соответ ствия своей личности и своих поступков социальным или мораль ным нормам, но прежде всего ощущение своей ценности как челове ка вообще (человеческое достоинство), как конкретной личности (личное достоинство), как представителя определенной социальной группы или общности (например, профессиональное достоинство), ценности самой этой общности (например, национальное достоин ство).

Именно достоинство (но не честь) фигурирует в ст. 1 Конститу ции РФ как абсолютно неотъемлемая и охраняемая государством ценность.

В связи с чем может возникнуть казус, когда сам человек не облада ет чувством собственного достоинства (положительной самооцен кой), общество оценивает его негативно, но в то же время государст во и общество охраняют его достоинство и заботятся о том, чтобы оно не подверглось умалению, унижению.

В целом, если трактовать честь как общественное мнение о по ложительных качествах человека, то достоинство есть положитель ное мнение человека о самом себе как отражение его социальной оценки.

Дискредитация человека в общественном мнении и есть унижение чести. Но вряд ли можно дискредитировать человека в собственных глазах.

Возможно, именно поэтому в Конституции РФ говорится «об умалении» (ст. 210), законодатель, по-видимому, имеет в виду такое воздействие на общественное мнение, которое противоречит досто инству личности как ее неотъемлемому праву.

Таким образом, более правильно было бы в правовом контексте говорить об унижении чести и умалении достоинства.

Репутация Понятие репутации как таковой непопулярно в правовых текстах и редко возникает в правоохранительной практике. По содержанию оно очень близко к чести, однако не содержит апелляции к самой Эрделевский А.М. Указ. соч. С. 16.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации личности и касается лишь ее оценки в общественном сознании или общественном мнении.

Другое дело — деловая репутация. Это сочетание возникло как правовое понятие уже в постсоветское время и отражает новые соци альные и социально-психологические реалии. Именно поэтому в юридической литературе деловая репутация связывается прежде все го (хотя и не исключительно) с предпринимательской деятельностью.

Деловая репутация — это «сопровождающееся положительной оцен кой общества отражение деловых качеств в общественном сознании»9.

Деловая репутация представляет собой набор качеств и оценок, с которыми их носитель ассоциируется в глазах своих контрагентов, клиентов, потребителей, коллег по работе, поклонников (для шоу-биз неса), избирателей (для выборных должностей) и персонифицируется среди других профессионалов в этой области деятельности10. Важно, что это лицо может быть и физическим, и юридическим. В принципе у лица может быть и негативная репутация, но чаще этот термин упо требляется с положительным значением.

Унижение или умаление деловой репутации может происходить независимо от истинности или неистинности распространяемых о соответствующем лице сведений (п. 3 ст. 152 ГК РФ)11.

В некоторых случаях деловую репутацию отождествляют с авто ритетом. Однако данные понятия имеют весьма существенное раз личие. Так, понятие «деловая репутация» не предполагает той «вла стной окраски», которая соотносится с понятием «авторитет».

Честь, достоинство, деловая репутация лица неразрывно связаны с правом, «ибо их ущемление или утрата влекут за собой потерю нор мальных общественных связей, а значит, и утрату определенного ста туса в правоотношениях с другими субъектами. Поэтому честь, до стоинство, деловая репутация являются важной социально-правовой ценностью и потребностью для любого государства и общества и нуж даются в соответствующей законодательной защите12.

Часть 1 ст. 21 Конституции РФ гласит: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Конституционная норма нашла свое отражение и разви тие в отраслевом законодательстве.

В новом Гражданском кодексе РФ честь, достоинство и деловая репутация определены как нематериальные блага, отличные от пра ва на их защиту, вытекающего из ч. 1 ст. 11 ГК РФ.

Бродская И. Указ. соч. С. 57.

Малеина М.Н. Защита чести, достоинства, деловой репутации предпринимате ля// Законодательство и экономика. 1993. № 5. С. 18–20.

Эрделевский А. М. Указ. соч. С. 18.

Анисимов А. Л. Указ. соч. С. 18.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Ценны наряду с жизнью Права на достоинство, на честь и доброе имя, на деловую репута цию и на защиту этих нематериальных благ получили наконец пол ное признание в качестве гражданских прав.

Гражданский кодекс РФ в п. 1 ст. 150 относит право на достоинство личности, честь и доброе имя, деловую репутацию к числу наиболее важных личных неимущественных прав.

Российское государство охраняет честь, достоинство и деловую репутацию граждан и организаций установлением всеобщей обязан ности воздерживаться от посягательства на эти личные блага и пре доставлением судебной защиты в случаях их нарушения. Право Рос сийской Федерации исходит из того, что для каждого субъекта важ но его доброе имя, престиж, уважение окружающих.

Право на честь, достоинство, деловую репутацию — это права, су ществующие постоянно, независимо от того, будут ли они нарушены. В момент нарушения возникает лишь необходимость защиты, а не са мо право. Следует отметить, однако, что судебной практике извест но немало случаев предъявления необоснованных исков о защите чести и достоинства личности.

В качестве примера можно рассмотреть решение Люблинского межмуниципального (районного) народного суда г. Москвы от мая 2000 года по иску О.Н. к ответчику Л.В.

19 февраля 1999 года О. Н. обратился в суд и просил признать не соответствующими действительности сведения, содержащиеся в объяснении Л.В., данном им 15 мая 1995 года в одном из отделов ми лиции г. Москвы. О.Н. утверждал, что Л.В. в его адрес выразился не цензурной бранью и угрожал лишить его жизни. Отделом милиции заявление О.Н. было проверено и в действиях Л.В. правонарушение не установлено.

Л.В. обратился в Таганский межмуниципальный суд г. Москвы с иском к О.Н. о защите чести, достоинства и компенсации мо рального вреда в связи с оскорбительными действиями со стороны О.Н.

Таганским межмуниципальным судом 26 июля 1996 года было вынесено решение: суд признал заявления О.Н. в милицию не соот ветствующими действительности, порочащими честь и достоинство Л.В., обязав О.Н. в установленный судом срок принести Л.В. изви нения и взыскать с него в пользу Л.В. в порядке компенсации мо рального вреда 50 тыс. руб. В удовлетворении встречного иска О.Н.

о компенсации морального вреда было отказано. Определением су дебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 12 ноября 1996 года указанное решение Таганского межмуниципального суда было оставлено без изменения.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации При новом рассмотрении иска О.Н. Люблинский межмуници пальный (районный) суд в своем решении от 31 мая 2000 года счел иск необоснованным и не подлежащим удовлетворению по основа ниям ст. 151, 152 ГК РФ и ст. 50 действовавшего на тот момент ГПК РСФСР. При этом суд сослался на то, что изложенные истцом обсто ятельства уже были предметом разбирательства в Таганском межму ниципальном суде и новые факты, имеющие доказательственное значение, истцом не представлены, а судом не добыты13.

Право на честь, достоинство и деловую репутацию является абсо лютным субъективным правом ввиду того, что субъективному праву управомоченного лица корреспондируется обязанность неопреде ленного круга лиц. Основная обязанность состоит в том, чтобы не препятствовать управомоченному лицу (обладателю субъективного права) осуществлять свое субъективное право. Право на честь и до стоинство обладает отрицательным (негативным) содержанием, и в этом смысле в нем преобладает охранительная, а не регулятивная функция14.

Можно согласиться с мнением Б.Б. Черепахина о том, что «честь и достоинство различных граждан неодинаковы, поскольку неоди наковы их заслуги перед обществом;

содержание чести и достоинст ва любого человека постоянно обогащается, меняется по мере разви тия его общественной деятельности»15. Однако уточнение содержа ния чести и достоинства конкретного лица может иметь значение только для признания порочащего характера сообщенных о нем све дений.

Каждому гражданину независимо от возраста и его личных осо бенностей предоставлено право на честь и достоинство.

Существует мнение, что это право возникает у человека не с мо мента рождения, а с момента появления способности к совершению социально значимых поступков и в их результате. То есть пока нет еще чести и достоинства, нет и права на честь и достоинство.

С этим мнением трудно согласиться. Общественная ценность че ловека, уважение к нему определяются не только его социально зна чимыми, сознательными поступками.

Человек с момента рождения приобретает моральную ценность и об щественную значимость уже в силу того, что является человеком.

Именно поэтому субъективное право на честь возникает у гражданина с Архив Мосгорсуда, дело № 2-149-00-12. Цит по: Анисимов А.Л. Гражданско правовая защита чести, достоинства и деловой репутации по законодательству Рос сийской Федерации. М., 2001. С. 112–113.

Малеина М.Н. Указ. соч. С. Черепахин Б.Б. Охрана личных прав граждан, не связанных с имущественными правами/ Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., 1969. С. 61.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Ценны наряду с жизнью момента рождения, и, следовательно, юридическим фактом, приводя щим к его возникновению, является факт рождения.

С момента рождения не осознаются и многие другие блага. Меж ду тем это обстоятельство не влияет на существование таких прав и обязанностей. «То обстоятельство, что с момента рождения нет са мосознания чести, не может поколебать отстаиваемую позицию, по скольку в раннем возрасте не осознаются и другие права, принад лежность которых ребенку не отрицается»16.

Даже прямохождение представляет собой результат воздействия социального развития на биологические свойства человека. «Посте пенное расширение социально-экономических возможностей жиз ни человека увеличивает объем и разнообразие потребностей, а спо соб их удовлетворения все более приобретает социальный характер, социально оценивается и контролируется»17.

Второе возражение заключается в том, что с фактом рождения гражданина связано возникновение у него правоспособности, а не субъективных прав.

Но «ниоткуда не явствует, что с тем же фактом рождения не мо жет быть связано возникновение субъективных гражданских прав, что и имеет место в данном случае, а также при возникновении дру гих личных неимущественных прав, например права на имя»18.

В связи с вышеизложенными соображениями встает вопрос о наде лении несовершеннолетних правом самостоятельно защищать в суде свои личные права.

Суд обязан Личные права несовершеннолетних защищаются в суде их роди телями, усыновителями и попечителями, однако суд обязан привле кать к участию в этих делах самих несовершеннолетних.

Таким образом, «роль несовершеннолетних в делах о защите лич ных прав сводится к присутствию в суде и даче объяснений и, в сущ ности, мало чем отличается от роли, например, свидетеля. Данное положение вряд ли можно считать нормальным. Так, юноши и де вушки, уезжающие на работу или учебу в другую местность, в случае посягательства на их честь вынуждены обращаться за содействием в правовой защите к своим родителям»19.

Бесспорна возможность защиты чести и достоинства душевно больных, признанных в установленном порядке недееспособными.

Чефранова Е.А. Охрана личных прав несовершеннолетних. Вопросы граждан ского права и процесса., М., 1977. С. 65.

Орзих М.Ф. Указ. соч. С. 33.

Черепахин Б.Б. Указ соч. С. 61.

Чефранова Е.А. Указ. соч. С. 65.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации Недееспособное лицо защищает свои права через представителя (п.

2 ст. 29 ГК РФ). Право на защиту чести и достоинства в отличие от од ноименных нематериальных благ неотчуждаемым не является и перехо дит к законному представителю.

Как субъективное гражданское право право на честь и достоинст во прекращается со смертью своего носителя. Но по требованию за интересованных лиц допускается защита чести и достоинства граж данина и после его смерти (п. 1 ст. 152 ГК РФ). Хотя, как представ ляется, в данном случае речь может идти только о защите доброго имени, так как понятие оскорбления вряд ли применимо к умерше му лицу.

Право на честь, достоинство и деловую репутацию является не отъемлемым правом лица. Его нарушение причиняет существенный вред свободе действий и общественному положению потерпевшего, обществу в целом. И защищать это личное неимущественное право — обязанность государства.

Газета «Юрист», № 33, август 2003 г.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Инстанция истины: О соотношении норм языка и права ИНСТАНЦИЯ ИСТИНЫ:

О СООТНОШЕНИИ НОРМ ЯЗЫКА И ПРАВА В ОБЩЕСТВЕННОЙ КОММУНИКАЦИИ В.Д. Мансурова, профессор, декан факультета журналистики Алтайского госуниверситета (Барнаул) Полотна классиков оживают в суде. По всем канонам реализма разыгрываются сюжеты то «Кающейся Магдалины», то «Боярыни Морозовой». Ответчики — журналисты, авторы скандальных пуб ликаций — с воодушевлением пытаются доказать, что в названии статьи «Траектория падения» нет ни одного обидного для истца намека, а выражение «заплечных дел мастера» и вовсе может быть рассмотрено в ряду синонимов к слову «мастер».

Судьи, и без того замотанные тяжбами уголовного характера, просят уточнить, что такое... «синоним». Гражданский иск о защи те чести, достоинства и деловой репутации гражданина по факту распространения в печати сведений, не соответствующих действи тельности, вступает в лингвистическую фазу своего марафона.

Она, эта фаза перевода «с русского народного на русский лите ратурный», нередко является самой проблематичной в ходе судеб ного разбирательства. Автор, подаривший миру замысловатый об разец словотворчества, претендует на истину в последней инстан ции. Истец же, наоборот, апеллирует то к здравому смыслу, то к специалистам: пусть, мол, они разбираются.

Автору этих строк, специально изучавшему судебные дела по искам к средствам массовой информации, рассмотренные судами Алтайского края в 1995–1998 годы (проект по гранту Института «Открытое общество» — Фонд Сороса), приходилось держать в руках заключения экспертов самого различного свойства: от скру пулезного лексико-стилистического анализа, сделанного учеными местных вузов, до безапелляционных реляций адвокатов, толкую щих лингвистический казус по школьному словарю. И — удиви тельно! — суды приняли все эти, мягко говоря, экспертные за ключения во внимание при вынесении своих вердиктов. «Слово «охлократия», — говорится в одном из таких решений, — не явля ется ругательным, следовательно...» «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», — не о такой ситуации сказано, но относится к ней в полной мере. Смыс ловая многозначность слова, становясь причиной конфликта, все чаще и чаще заставляет Фемиду углубляться в тонкости лингвис Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации тических исследований. Демократизация общественной жизни, ее правовая регламентация как никогда остро поставили проблему ценности человеческой личности, защиту от посягательств на ее честь и достоинство. По данным Фонда защиты гласности (Зако нодательство, с. 277), в 1995 году редакциям СМИ было предъяв лено 2827 исков о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан. Не снизилось это количество и в последующие годы. Бо лее того, вступление России в Совет Европы, ратификация Евро пейской конвенции о правах человека с особенной настойчивос тью выдвигают проблему законодательного разрешения любого противоречия, связанного с правами личности.

Увеличение количества исков по делам о диффамации — пря мое подтверждение того, что в стране начался процесс складыва ния правового пространства. Субъектами правоотношений стано вятся «отдельно взятые личности» в совокупности присущих им достоинств и недостатков. Реализовать свои притязания на место в системе общественных отношений они могут не иначе, как заяв ляя о себе публично. Стремительное развитие средств массовой информации, обогащение ее достижениями современных инфор мационных технологий сделали ее не только доступной, но и сверхдоступной огромной массе. Потребитель, наконец, получил возможность смотреться не в одно гигантское, правильной фор мы, «зеркало народной жизни», а выбирать любое — даже темное и кривое... Журналистика как способ творческой деятельности от ветила на родовую сущность людей — потребность в рефлексии, самопознании и самовыражении.

Современное общество, лицом к которому повернулась и Рос сия, создает совершенно новые ценности, основанные на ради кальной индивидуализации социума, нивелировании и атомиза ции общественной жизни. Демократические завоевания в нашей стране также способствовали утверждению самосознающей инди видуальности, культивирующей свою отличность и автономность как ключевые жизненные ценности. Творчество, сотворчество (для аудитории) в сфере информации моментально отразило по пытки таких рефлексирующих личностей увидеть мир в индивиду альном измерении.

Утверждение, что индивидуальное есть «живое зеркало универ сума» (В. Лейбниц) поляризует ряды не только потребителей, но и самих создателей информации. И если последователи незыблемо сти евклидовых измерений действительности придерживаются ох ранительных позиций и не отступают от традиций общезначимос ти фактов, то радикальные сторонники индивидуалистических Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Инстанция истины: О соотношении норм языка и права прорывов к истине не стесняются в способах саморефлексии, не отличимых порой от самораздевания.

С одной стороны, почвой для буйного расцвета диких побегов индивидуализма послужило современное социальное пространст во, отличающееся неопределенностью и нестабильностью. С дру гой стороны, фигуры демонстративного поведения мастеров эпа тажной журналистики с четкой графической определенностью вы являют «разрешающие возможности сознания и мышления». Эпа таж нередко соседствует с грубым хулиганством и попранием прав других личностей. Как быть в таком случае?

Информационная картина мира все основательнее фрагменти руется изысками мыслительных концепций, не столько отражаю щих, сколько выражающих человеческое бытие. Это одно из про явлений свободы информационной деятельности и в конечном итоге — творчества личности. Следовательно, должны склады ваться новые коммуникативные конвенции человеческой авто номности и общности в опытах «публичной рефлексии» — в эфи ре или на страницах печати.

Сфера публичного, общественного опредмечивается различны ми семиотическими системами, важнейшей из которых является язык — речь устная и письменная. Следовательно, заявить о себе публично — значит найти словесно-образную форму, адекватную существующей в данный момент социокультурной и правовой норме. Но у этой проблемы есть по крайней мере два обстоятель ства, делающих ее «перпетуум мобиле» для вновь и вновь возника ющих противоречий. Во-первых, какой должна быть соотнесен ность норм языка и права, чтобы публичный характер личных притязаний не посягал на права других — в том числе общества и государства? И во-вторых, какие инстанции и на основе каких шкал и методик могли бы «уравновешивать» на весах Фемиды лег кость слова с грузом ответственности за него? Толковый словарь русского языка есть далеко не у всех судей...

О том, что правовая и языковая нормы нуждаются в квалифи цированном осмыслении специалистов, первыми заговорили практики — юристы и журналисты. В функции Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ входит и оказа ние экспертной помощи средствам массовой информации, орга нам правосудия при возникновении проблем «лингво-текстоло гического характера» (Законодательство, с. 290). Многообещаю щим в отношениях журналистики и права оказался опыт «специ ального комплексного научного исследования... допустимости и правомерности использования тех или иных языковых средств в Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации текстах СМИ» (Понятие чести и достоинства, с. 8), предпринятый Фондом защиты гласности при поддержке Центра права и средств массовой информации. Речь идет об издании пособия «Понятия чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации». Журналисты из «первых уст» специалистов-лингвистов получили рекомендации по «смыс ловой защите» текстов, разъяснения по характеру лингвистичес кого статуса инвективной, ругательной, обсценной лексики и фразеологии.

Но возможно ли выдать подробные инструкции на все случаи жизни? Возникали и будут возникать разночтения и нестыковки смыслов написанного журналистами и воспринятого читателями.

Более того, развитие социальной коммуникации, основанной на современных информационных технологиях, не только не предпо лагает, но и тысячекратно усиливает «синдром публичности» лю бого высказывания. Электронные версии печатных изданий, ги пертекстовые сайты телевизионных и радиоканалов не только де лают достоянием публики конечный продукт творчества, но и поз воляют приобщиться к особенностям его создания и оформления.

Интерактивные методы создания социокультурного пространства, сотворчество в рамках массмедиа выносят на публику поток «чер новых», ранее не предназначавшихся для всеобщего обозрения на бросков коммуникативных актов. Все становится достоянием всех и почти мгновенно.

Современные интенсифицированные коммуникативные пото ки не только преображают социокультурное пространство СМИ, но и, подобно взрывной волне, сметают опознавательные маяки — когнитивные коды информации, обеспечивающие общественное взаимопонимание. Детерминантами этих процессов становятся и новые коммуникативные стратегии, взятые на вооружение журна листами. Тенденция к преобладанию фактографичности, а вместе с ней и редуцированных форм интериоризации социальной жиз ни, вестернизация журналистики, опредмечивание новых, ранее неявных реалий (насилие, секс, катастрофы и т.п.) привели к та ким потрясениям в социокультурном пространстве массмедиа, ко торые исследователи определяют как «шизосемиозис» (Суслова, 1996, с. 42). Информационная «агрессия» не могла не вызвать по трясений конвенциональных основ общественного взаимопони мания. Смена полюсов положительного и отрицательного, шоко терапия натуралистически представленными фактами породили основу сокрушительного для российского самосознания конвен ционального кризиса.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Инстанция истины: О соотношении норм языка и права По результатам кросскультурного исследования, проведенного учеными Института психологии РАН, на современном этапе «пре обладание морального сознания является первой характеристикой российского менталитета» (Абульханова, 1997, с. 23). Деструктив ная коммуникативная стратегия СМИ подрывает основу ментали тета, построенного на доминанте морали, на соотнесенности в на родном представлении идей правды и справедливости. Конвенци ональный кризис выражается в том, что современный контекст этико-правовой культуры, широко представляемый СМИ в каче стве демократических социальных преобразований, резко контра стирует с еще живыми нормами и традициями коллективистской (социалистической — в лучшем своем проявлении) морали. От сюда склонность масс рассматривать все происходящее в терминах морали.

В конвенциональном кризисе «моральных устоев» кроются ис токи многих конфликтных ситуаций постперестроечного общест ва, ставших поводом для судебных исков. В народных судах Алтая — районном, а потом краевом — два года разрешалось дело о за щите чести, достоинства и деловой репутации «первых лиц» края:

губернатора, его замов и председателя Законодательного собра ния. Ответчиком выступал Совет Алтайской организации партии «Демократический выбор России», который в своей политической листовке назвал бывших «товарищей» «героями капиталистичес кого труда». В рамках предусмотренной судебной процедурой от крытой состязательности истцы и ответчики занимались «дискур сивным» анализом оскорбительного для одной стороны и утверди тельного для другой — словосочетания. Доводы носили в основ ном умозрительный характер и сводились к чисто моральным оп ределениям. Суд согласился в конечном итоге с доводами истцов о том, что присвоение им звания «героев капиталистического труда» носит оскорбительный характер. При этом решающую роль сыгра ли представления о том, что в обществе господствует мнение об отрицательном характере капиталистического труда.

Отечественные психологи выяснили, что «социальные пред ставления, являясь ведущими на современном этапе развития Рос сии, выполняют реальную жизненную и социальную функцию», но именно сегодня «...в обществе произошла дифференциация по комплексу социальных представлений, в каждом из которых обра зовались разные смысловые и функциональные «гештальты» (Абульханова, 1997, с. 34).

Поскольку социальные взаимоотношения носят публичный ха рактер, то и конвенциональный кризис, несовпадение представле Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации ний той или иной «конвенциональной морали», постоянно выра жается в рассогласовании «гештальтов» в самых неожиданных мо ментах коммуникации. Причем рассогласование происходит как по социальному, интеллектуальному, так и по чисто психологичес кому признаку. Слишком настойчивое, порой агрессивное утверж дение одного из участвующих в публичной коммуникации может неожиданно вылиться в затяжной кризис.

Краевая газета «Алтайская правда» в течение года в трех публи кациях обличала алчных хозяев приватизированной квартиры, ко торые улучшили свои жилищные условия в ущерб соседям по до му. Судя по заголовкам публикаций: «Атланты держат хаты на собственных ушах» («Алтайская правда», 1997, 15 февр.), «Атланты все еще держатся» («Алтайская правда», 1997, 6 марта), «Куда он клюнул вас, петух эркера?» («Алтайская правда», 1998, 2 февр.), — авторы публикаций были абсолютно уверены в истинности своих представлений о сути происходящего. Но стоило одному из «геро ев» газетных статей пригрозить судебным иском о защите чести, достоинства и деловой репутации, как редколлегия в официаль ном опровержении добровольно, без судебного решения, принес ла свои извинения. За что же расшаркивалась перед «умаленным» ею гражданином одна из крупнейших региональных газет страны?

Вот как сообщает об этом сама редколлегия в тексте опроверже ния:

«Как объяснил Заславский, оскорбительными, на его взгляд, являются выражения «новые русские», «творец нового быта» и следующая цитата: «...в один прекрасный момент ванна могла пожа ловать на обед к Хановичам (или на завтрак, ужин). Как шутили друзья Валентина Евсеевича, хорошо, если с хозяйкой, все же зрели ще...». Приносим свои извинения, особо — нотариусу Евгении Иконниковой, в отношении которой автор высказал столь неле пое предположение» (Вокруг эркера).

Явная ирония, которой сопровождается акт публичного покая ния газеты, в данном случае лишь прикрывает досаду по поводу того, что приходится «посыпать голову пеплом». Не потому, что суд, обратись туда истец с иском на газету, возьмет да истолкует выражение «новые русские» как оскорбительное для приличного человека. (Хотя и это возможно при нынешнем состоянии лингви стической экспертизы). Вариант досудебного разрешения кон фликта был выбран скорее потому, что в предыдущих публикаци ях были упущены некоторые факты, в совокупности своей, по мнению истца, носящие оскорбительный характер. Признаваясь в упущениях, газета вновь иронизирует:

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Инстанция истины: О соотношении норм языка и права «Как утверждает Заславский, стены эркера, не предусмотренные первоначальным проектом, сложены в полкирпича, а не в кирпич, как написано в репортаже. Кроме того, в заявлении содержатся ут верждения, что ванна и унитаз новых хозяев имеют не европейское происхождение, а пол покрыт не ламинатом. Нет слов — ошиблись.

Приносим извинения за неточность».

Между тем у слова «неточность» есть синонимы: «неправиль ность», «ошибка» (Александрова, 1969, с. 281). Именно в этом зна чении «неточность» выступает в качестве юридического термина «распространение фактов, не соответствующих действительнос ти». На уровне здравого смысла неточность сообщенной информа ции как раз и воспринимается человеком как умаление его чести и достоинства, поскольку это неправда, ложь, полуправда, ложь умолчанием.

Судебные тяжбы по поводу защиты чести, достоинства и дело вой репутации растягиваются на месяцы, а то и годы в большинст ве случаев именно по причине сложности лингвоюридического толкования преднамеренности или случайности появления в пуб личной коммуникации таких семантических фигур, как умолча ние и полуправда.

Когда в судебном заседании разбирается ситуация, вызванная «фигурой умолчания» в публичном тексте, стороны напоминают героев платоновского «Чевенгура»: каждый понимает свое, род ное, не понимая... того, что все это значит. Нет единства и у квали фицированных исследователей. Всесторонне рассматривая такие явления, как «ложь умолчанием» и «полуправда», В. Свинцов, на пример, отмечает определенные затруднения в их определении (Свинцов, 1994, с. 36). Одни ученые «ложь умолчанием» прирав нивают к обычной лжи, другие квалифицируют ее как диссимуля ционную дезинформацию (в отличие от элементарных ложных со общений — симуляционной дезинформации). Парадоксально уже само по себе сочетание терминов «ложь» и «замалчивание» в одной речевой конструкции. Ведь ложь (дезинформация) содержится в высказываниях, не соответствующих действительности. То есть, как и истина, ложь предполагает продуцирование высказываний.

Но можно ли считать дезинформацией, ложью ситуацию, в кото рой высказывание как таковое отсутствует и вместо него имеется некий «атом молчания»? Каким образом некая «информационная пустота» принимает на себя дезинформационную функцию?

Исследователь В. Свинцов предлагает в качестве одного из ва риантов разрешения этого парадокса ввести понятие о нормах коммуникации. В общем виде эти нормы можно выразить в следу Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации ющем: из множества всех фактов, потенциально доступных пере даче, выделяется подмножество, образующее поле облигативной информации — информации, обязательной для передачи. Если какой-либо факт, входящий в поле облигативной информации, имеет место, то коммуникатор обязан сообщить об этом реципи енту. Совокупность подобных информационных установок и обра зует систему коммуникационных норм.

В нарушении коммуникационных норм и заключается сущ ность феномена «ложь умолчанием». В чистом виде она встречает ся редко: в тех случаях, когда отсутствует не только информация о данном факте, но и вообще какое бы то ни было сообщение, кото рое коммуникатор направил реципиенту. Гораздо чаще встречают ся сообщения, которые содержат набор (и подчас большой) досто верных сведений, однако данные о каком-то факте, входящем в поле облигативной информации, отсутствуют. Таким образом, «ложь умолчанием» образует как бы глубинную основу полуправ ды, которая включает в себя сообщения или группы сообщений. В них отсутствуют элементы облигативной информации, вследствие чего у реципиента возникает ошибочное, ложное представление о каком-либо объекте.

Но что значит «коммуникатор должен информировать реципи ента о некоем факте», если последний не входит в поле облигатив ной информации? Понятие долженствования может охватывать разные по своей природе и силе действия нормы коммуникации. В зависимости от этого можно говорить о разнообразных коммуни кативных конвенциях (метаинформационных). Главное различие между ними состоит в степени строгости, определенности (фикси рованности) двух нормативных элементов — информационного статуса коммуникантов и поля облигативной информации. С этой точки зрения, по мнению В. Свинцова, могут быть выделены 3 ти па коммуникационных конвенций:

1. В некоторых социально-информационных конвенциях оба вышеуказанных элемента зафиксированы с оптимальной степенью строгости. Это конвенции, в которых официально (юридически или административно) определены позиции коммуникантов и столь же четко обозначено поле облигативной информации. Здесь обычно действуют так называемые сильные нормы, нарушение ко торых влечет за собой применение соответствующих санкций. Речь идет о ситуациях, обязанность сообщать всю полноту информации о которых возлагается соответствующими законами на лиц, отвеча ющих за ту или иную сферу общественной жизни. Это работники АЭС, санэпидемслужб, МЧС и других инстанций, напрямую свя Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Инстанция истины: О соотношении норм языка и права занных с жизнью, здоровьем и безопасностью общества. Журнали сты освобождены законами от ответственности за достоверность сообщенной ими информации, но свободны в форме ее обнародо вания, способах верстки на газетных полосах и монтажа в выпусках теле- и радиопередач. Вот здесь-то и возникают разногласия, свя занные с поводом для возбуждения иска о защите деловой репута ции организации, фирмы, учреждения. Подобные дела в граждан ских судах относятся к категории самых «долгоиграющих»: попро буй определи «по закону» степень вины редакции газеты, ненаро ком поместившей публикацию «не в том» содержательном контек сте! Так, в народном суде Центрального района г. Барнаула два года рассматривается иск о защите деловой репутации газеты «Купи продай» к управлению по антимонопольной политике, обвинив шему редакцию в корыстном использовании данных об одной ком мерческой фирме. В традиционных методах анализа конфликта просматриваются некие намеки, намерения, аллюзии — те интен циональные эффекты, которые как раз и задевают за живое. Но как представить их в прокрустовом ложе объективных доказательств?

2. Существуют явные (официально зафиксированные) комму никативные конвенции, в которых точно определенные позиции коммуникантов сочетаются с размытыми представлениями об об лигативной информации. Такие конвенции широко распростране ны в различных информационных каналах, где циркулируют «вос ходящие» и «нисходящие» отчеты, сводки и прочая официальная документация. Так как в данном случае поле облигативной инфор мации не определено с должной степенью точности, создаются возможности манипулировать благоприятной и неблагоприятной для коммуникатора информацией. В рамках этой явной коммуни кативной конвенции в основном и вершится авторский произвол, называемый (в судебных заседаниях особенно пафосно) свободой интерпретации и правом на использование информации. Судьи, далекие от проблем интерпретации смысла и структурирования текста, ищут хоть малейшую зацепку из мира привычных критери ев. И — неудивительно! — находят их. Так, иск следователя про куратуры Железнодорожного района г. Барнаула к газете «Вечер ний Барнаул» после долгих разбирательств был направлен в русло традиционного умаления чести и достоинства путем распростра нения недостоверной информации. На самом же деле автор пуб ликации нарушил норму, определенную процессуальным кодек сом, — норму работы с информацией по делу, находящемуся на расследовании, — и самовольно вынес на страницы газеты «рабо чую», не имеющую окончательной силы версию.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации 3. Существуют некие неявные коммуникативные конвенции, в которых не только статус коммуникантов не может быть точно за фиксирован, но и граница между облигативной и факультативной информацией, по сути дела, всегда размыта. Конвенции этого ти па реализуются в большинстве публицистических и даже инфор мационных материалов массмедиа, открывая широкие границы как для творчества, так и для нарушения законов о защите чести и достоинства, защите информации и т.п. Разбирая подобные кон фликтные ситуации, судьи не сразу могут определить, можно ли считать оценку журналиста «сведениями, не соответствующими действительности». Как правило, за попытку «свое суждение иметь» редакциям приходится расплачиваться морально и матери ально. Но по-настоящему проведенная экспертиза может дать со вершенно нетипичные для нынешней судебной практики резуль таты. Так, Арбитражный суд Свердловской области, рассмотрев в судебном заседании дело по иску Свердловской государственной телерадиовещательной компании к ИЧП И.В. Шеремета «Телеви зионное агентство Урала», пришел к выводу, что передачи, кото рые стали поводом для искового заявления, действительно содер жат резкие и недостаточно корректные высказывания в адрес СГТРК, но эти высказывания носят оценочный характер, выража ют позицию и отношение ответчика к работе СГТРК, конкретных фактов или сведений, порочащих деловую репутацию истца, в сво их текстах не имеют. То есть содержание этих передач не подпада ет под признаки распространения сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию СГТРК («Руки развязаны», 1997, с. 1). Случай нечастый, так как право журналис та «излагать свои личные суждения и мнения», нормированное статьей 47 Закона РФ о СМИ, признается «де-юре» только при са мом квалифицированном анализе характера оценочности в тексте.

Таким образом, знание норм коммуникации, умение грамотно провести текстологическую экспертизу может обеспечить анализ самой каверзной ситуации в соответствии с буквой и духом зако на. Пока же журналист в ходе судебного заседания упорно доказы вает свое право отбирать и интерпретировать факты, истец же апеллирует к статьям 49 и 51 «Законодательства РФ о СМИ», обя зывающим давать исчерпывающую и достоверную информацию.

Адвокаты и судьи тщательно следят за состязательностью сторон в судебном заседании, не вмешиваясь активно в «урок правописа ния». Разбирательство, грозящее зайти в тупик, на какое-то время проясняет заключение эксперта. Иногда лингвиста, но чаще всего работника сферы, приближенной к объекту конфликтной ситуа Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Инстанция истины: О соотношении норм языка и права ции. Так, в судебном иске к районной газете «Тальменская жизнь» экспертом выступил безымянный отдел информации комитета по печати и информации администрации края. По иску к Рубцовской телекомпании «ТВ-3» экспертное заключение выдано заместите лем редактора городской газеты «Местное время». Об уровне экс пертизы можно судить хотя бы по последнему из них: «В своем соб ственном кратком комментарии в репортаже из зала суда журна лист Л. Жовнир использовала только нормативную лексику русского литературного языка, нет в нем слов и выражений грубой эмоцио нальной окраски».

Мольеровский господин Журден не знал, что говорит прозой...

Ни о каком анализе нарушения норм языка, стиля, коммуника тивных конвенций речи, конечно, не ведется. Суды принимают решения на основе формализованных признаков соответствия об щеупотребительным нормам права, языка и морали. Но, как выяс няется, все эти области претерпевают сокрушительные измене ния, будучи включенными в процессы современной публичной коммуникации. Следовательно, приближением к истине должны заниматься специалисты подобающей квалификации.

Создание института экспертов юрислингвистической и линг воюридической специализаций актуально для практики судебного разрешения споров, связанных с функционированием массмедиа.

Процесс складывания правового пространства уже не может обой тись без специального — постоянно действующего при судах или временно создаваемого — экспертного совета по проблемам кор ректности вербальных видов коммуникации. Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ, Фонд защиты гласности и Центр права и СМИ, зарекомендовавшие себя в каче стве профессиональных арбитров и посредников, могли бы разра ботать и предложить в качестве обязательных рекомендации по со ставу и уровню компетенции экспертов, которым позволительно доверять лингво-текстологическую экспертизу в судах различной инстанции.

...Чем черт не шутит, пока бог спит! Как сообщили интернет источники, казаки Войска Донского, явно не доверяя суду, приня ли решение высечь плетьми корреспондента газеты «Комсомоль ская правда» за умаление чести и достоинства своего атамана. С момента написания письма турецкому султану казаки, как извест но, слывут крупными знатоками слова. Значит, они поняли бы за ключение профессионального эксперта, не прибегая к публичной порке.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации Литература Абульханова К.А. Российский менталитет: кросскультурный и типологичес кий подходы// Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики. М., Институт психологии РАН, 1997.

Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1969.

Вокруг эркера// Алтайская правда. 1998, 23 июня.

Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информа ции. М., Гардарика, 1996.

Понятие чести и достоинства, оскорбления и нормативности в текстах пра ва и средств массовой информации. М., 1997.

Руки развязаны?// Факс. Журнал уральских журналистов. 1997. № 4.

Свинцов В. Правда, которая не является правдой// Свободная мысль. 1994.

№ 2/3. С. 30–38.

Суслова О.Ю. Шизосемиозис коммуникативного пространства в постсовре менности// Коммуникации в культуре. Петрозаводск, 1996.

Текст предоставлен Ассоциацией «Лексис» Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Спорная часть текста: анализ имплицитных компонентов содержания СПОРНАЯ ЧАСТЬ ТЕКСТА:

АНАЛИЗ ИМПЛИЦИТНЫХ КОМПОНЕНТОВ СОДЕРЖАНИЯ С.А. Кузнецов доктор филологических наук, ученый секретарь Института лингвистических исследований РАН (Санкт-Петербург) В моей практике лингвистических экспертиз (из трех десятков дел) был только один бесспорный случай, когда истца оскорбили словом «мудак» в газетной публикации1. Другие судебные споры, связанные с защитой чести, достоинства и деловой репутации, не были столь очевидными. Природа большинства спорных мест в текстах, вызывающих судебное рассмотрение, на мой взгляд, за ключается в разных трактовках языковых фактов, порождаемых речевой деятельностью.

Мне неоднократно приходилось бывать в ситуации, когда на вопросы по поводу одного и того же текста лингвисты давали противоречащие друг другу ответы. В одном случае я даже делал экспертизу текста уже после того, как два доцента одной и той же кафедры представили в суд два прямо противоположных заклю чения.

Я полагаю, что лингвисты склонны подходить к анализу любо го текста с позиций общей теории и типологии значимых элемен тов системы языка. Ведь принципы и методы такого анализа хоро шо разработаны и подробно описаны в научной литературе. Меж ду тем экспертные исследования, которые лингвистам приходится делать в суде, должны не только понятно объяснять конкретную речевую ситуацию, но и учитывать смысловую перспективу выска зывания, именно там семасиология языка преобразуется в семаси ологию речи, а значения слов приобретают уникальные смыслы, обогащенные знанием соответствующей внеязыковой ситуации и определенным суждением о ней. Это даст возможность объектив но оценить не только фиксированные «словарные» языковые зна чения, но и те значения, которые возникают в потоке речи.

Например, за английское слово того же ряда (moron), тихо произнесенное в адрес выступавшего президента Дж. Буша-младшего, пресс-секретарь канадского премьер министра Франсуаза Дюкро была немедленно уволена. Этот случай ясно показывает, что негативная оценка личности ни при каких обстоятельствах не может быть принята.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации В центре внимания этого доклада находятся такие имплицит ные компоненты содержания, которые являются составной час тью авторской интенции, входят в авторский замысел текста. Им плицитный смысл, вложенный в текст осознанно, называется под текстом. Подтекст может быть простым и сложным, дополняю щим или даже вытесняющим эксплицитное значение текста.

В качестве иллюстрации случая вытеснения эксплицитных язы ковых значений скрытым смыслом приведу пример. В газете «Пе тербургский калейдоскоп» в 1997 году была опубликована статья «Валерий Мандрыкин был «смотрящим» от «тамбовцев»?». В преам буле говорилось, что в статье собраны различные слухи и мнения по поводу убийства вице-президента ЗАО «Несте Санкт-Петер бург» Мандрыкина, доказать которые невозможно. Первый же аб зац статьи содержал слова: «...считается, например, что «тамбов скому» сообществу принадлежат такие предприятия, как «Балтий ская финансово-промышленная группа»... «Балт-трейд» и некоторые другие предприятия».

Полагая, что статья содержит сведения, порочащие деловую ре путацию, руководства АОЗТ «Балтийская ФПГ» и АОЗТ «Балт трейд» обратились в арбитражный суд с иском к газете.

Для экспертной оценки текста ключевыми были несколько об стоятельств:

1. Автор статьи использовал выражения «существует устойчи вое мнение», «существует мнение», «считается», «также ходят слу хи» для распространения голословных утверждений, связанных с обстоятельствами гибели В. Мандрыкина.

2. Статья, строго говоря, не содержала ссылок на какие-либо сведения, полученные из компетентных источников, и не была подкреплена какими-либо проверяемыми доказательствами. Хотя в качестве единственной причины смерти Мандрыкина указыва лась борьба за передел рынка нефтепродуктов между двумя враж дующими на этой почве криминальными группировками.

3. Поскольку статья была написана в жанре журналистского расследования, а текст не содержал фактических сведений или ссылок на чьи-либо мнения, то читатель неизбежно делал вывод, что оговорки типа «существует мнение» или «ходят слухи» на са мом деле должны прочитываться как авторское «считаю доказан ным», «мне достоверно известно». Поэтому пересказ слухов, содер жащийся в статье, должен был восприниматься как авторская оценка личных моральных качеств руководителей указанных предприятий («члены тамбовского преступного сообщества»).

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Спорная часть текста: анализ имплицитных компонентов содержания Суд первой инстанции признал статью порочащей деловую ре путацию истцов и обязал газету опубликовать опровержение. Од нако апелляционная инстанция, указав на то, что не было самого факта распространения порочащих сведений, это решение отме нила и в иске отказала2. Вероятно, с правовой точки зрения реше ние апелляционной инстанции было правильным, поскольку «слухи», не обладая свойством достоверности и доказуемости не зависимо от способа их распространения, действительно не могут быть ни доказаны, ни опровергнуты. Само их существование не поддается объективной проверке.

С точки зрения лингвиста, содержание статьи порочило дело вую репутацию истцов, так как указание на наличие слухов и мне ний в тексте подавалось читателю как скрытое утверждение о на личии сведений (фактов), которых эти слухи касаются.

Как известно, вместе с кодифицированной знаковой информа цией употребление слова в речи несет и разнообразные дополни тельные сведения, обусловленные не языковыми значениями, а знанием мира, т.е. естественных связей — причинно-следствен ных, временных, пространственных, ассоциативных, коннотатив ных и т.п., знание которых является естественным для слушателя.

В тексте эти связи обычно никак не проявляются, хотя часто такое знание становится основой тех умозаключений (дедуктивных и индуктивных), которые делаются слушателем под воздействием воспринимаемого им текста. Такая связь между двумя фактами, возникающая в соответствии с логической операцией «если..., то...», «Если А, то В» называется импликацией. В этом случае один факт, имеющий формальное языковое выражение, актуализирует в сознании мысль, не имеющую формального выражения, о другом факте. Такие скрытые значения текста могут быть неосознанны ми, непроизвольными и осознанными, намеренными.

Статья о Валерии Мандрыкине была написана таким образом, что сведения о порочащих слухах воспринимались читателем как сведения о порочащих фактах. Заявленная цель статьи — расска зать читателям о слухах и мнениях — была фактически подменена изложением авторского мнения. В качестве импликации читатель делал заключение, что упомянутые в статье фирмы являются бан дитскими. Такая импликация, подтверждаемая формально выра женными языковыми значениями, вне зависимости от истинного положения дел нанесла явный ущерб деловой репутации. Если за Защита деловой репутации. Судебная практика. Постановление от 17 марта 1998 г.

// Арбитражные споры № 3–4, 1998. С. 111–112.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации кон о защите чести, достоинства и деловой репутации призван за щищать личность от оскорбительных оценок, то именно этот слу чай можно, на мой взгляд, рассматривать как один из ясных.

Менее ясной представляется ситуация, когда негативно оцени вается не сама личность, не личностные свойства человека, а дей ствия, которые совершил человек, или сведения, связанные с дей ствиями человека. Свобода авторской оценки фактов (сведений) гарантируется принципом свободы слова, который ограничен только запретом на искажение фактов. Казалось бы, свобода вы сказывания своего мнения по поводу фактов ограничена уголов ной статьей о клевете и объективно не может подпадать под дейст вие закона о защите чести, достоинства и деловой репутации. Од нако на практике негативная оценка чьих-либо действий часто воспринимается как оскорбительная оценка личности. В этих слу чаях, несмотря на то, что суды принимают к рассмотрению дело о защите чести, подспудно все равно возникает вопрос: являются ли сведения, изложенные в тексте, ложными, т.е. являются ли ут верждения, содержащиеся в тексте, клеветой или нет. Такое иссле дование, на мой взгляд, находится вне компетенции лингвистов.

Объектом лингвистической экспертизы должно быть слово, а не факт, поэтому необходимо строго разграничивать мнение авто ра о самом человеке, о его личности и мнение автора о фактах, ко торые связаны с личностью. Я считаю, что любое мнение о челове ке всегда является оценкой личности: хорошее мнение — хорошая оценка, плохое мнение — плохая оценка. Но если текст содержит авторское мнение о фактах, то вопрос о том, содержится ли в тек сте мнение автора о личности, необходимо исследовать специаль но. В качестве примера приведу представленную на экспертизу за метку «Бизнес на пеньках», опубликованную в газете «Аргументы и факты — Петербург»3.

Автор заметки иронически описывал деятельность одного из ру ководителей местного отделения партии зеленых Владимира Гущи на, который впоследствии обратился в суд с иском о защите деловой репутации.

Как показал анализ текста, общий смысл заметки сводится к утверждению, что Гущин создает первичные организации для того, чтобы с их помощью получать деньги из западных благотворитель ных фондов. Это утверждение составляет исходную базу силлогиз ма, которую можно сформулировать таким образом: если Гущин руководит несколькими экологическими организациями, то это Бизнес на пеньках // АиФ-Петербург, № 36 (159) 1996. С. 4.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Спорная часть текста: анализ имплицитных компонентов содержания должно приносить кому-то пользу. Импликация, которую читате ли могли сделать при чтении статьи, проясняла, кому именно вы годна подобная деятельность. В отличие от предыдущего текста о слухах и устойчивом мнении про «тамбовцев» в этой статье приво дились фактические сведения (после их перечисления в скобках приводится часть текста, относящаяся к выделенным сведениям):

1. В рабочем кабинете Гущина зарегистрированы 11 экологиче ских организаций.

2. Эти организации имеют один и тот же контактный телефон — телефон кабинета Гущина.

3. Гущин является сопредседателем «Партии зеленых Санкт Петербурга и Ленинградской области».

Эти факты содержатся в начале заметки (В тесном кабинете на Большой Конюшенной, дом 8-а (Дом природы) зарегистрировано... экологических организаций. Все они откликаются на один и тот же телефон сопредседателя «Партии зеленых Санкт-Петербурга и Ле нинградской области» Владимира Гущина).

4. Гущин руководит организациями, у которых его кабинет ука зан в качестве юридического адреса.

(Неутомимый Владимир Александрович денно и нощно руководит такими мощными формированиями, как «Общественный комитет по борьбе с организованной экологической преступностью», «Зеленый со юз Санкт-Петербурга и Ленинградской области», «Молодежная ин спекция по охране природы», «Группа спецконтроля за памятниками природы» и некоторыми другими).

5. Результаты работы этих организаций трудно проверить.

6. Некоторые из этих организаций получают финансовую по мощь от западных коллег.

(Трудно увидеть воочию результаты работы и актив всех этих групп и союзов, но Гущина это волнует мало. Главная его страсть — гранты. Да, да, элементарная финансовая помощь с Запада, которая нет-нет да и капнет то в одну, то в другую дутую организацию. Вот и весь секрет титанической работоспособности Владимира).

7. Для получения финансовой помощи используется методиче ская брошюра «Как обеспечить грант».

8. Существует организация по использованию экстрасенсорики в целях охраны папоротников.

9. После проведения вновь зарегистрированной организацией какого-либо общественно значимого действия на ее дальнейшую деятельность у западных коллег (экологические фонды Швеции, Франции, Финляндии и др.) запрашиваются деньги.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации 10. Эти деньги иногда поступают на счета таких организаций.

(Никакой тайны здесь нет. Среди наших доморощенных экологов уже давно в ходу методическая брошюра-распечатка под заголовком: «Как обеспечить грант». С помпой создается, скажем, организация по использо ванию экстрасенсорики в целях охраны... папоротников (и такая зарегис трирована в рабочем кабинете Гущина). О ней объявляется через информа ционное агентство, выдумывается пара акций, затем следуют заявки на матпомощь в экологические фонды Швеции, Франции, Финляндии и т.п.

Иногда это срабатывает, доверчивые иностранцы присылают круглень кую сумму в долларах, и сумма эта позволяет «крутить динамо» дальше).

11. Петербургские члены партии «зеленых» перестают призна вать Гущина в качестве сопредседателя своей партии.

12. Одной из организаций, созданных при участии Гущина, яв ляется «Лига защиты городской крапивы».

(Слов нет, Владимир — талантливый человек. Настолько та лантливый, что питерская партия «зеленых» уже начинает откре щиваться от своего слишком предприимчивого сопредседателя. Мол, с живыми браконьерами надо бороться, а не «первичные организации» плодить. Но ведь кому что ближе. Так что если добрый Запад скоро выделит грант для «Лиги защиты городской крапивы», не удивляй тесь — это еще одно детище предприимчивого эколога).

Изложенные факты подвергаются автором оценочной характе ристике, тем самым он добивается прагматической цели — убе дить читателей в том, что приведенные факты соответствуют исти не, а их трактовка является объективной.

Важным смысловым элементом заметки является аллюзия во вступительном абзаце, который задает иронический тон всему ос тальному тексту. Литературная аллюзия на одного из героев «Золо того теленка» негативно окрашивает все перечисляемые дальше ’ факты, становясь большей посылкой полисиллогизма, являюще гося каркасом всего текста.

(Когда Александр Иванович Корейко основал в жилой комнате хи мическую артель «Реванш» и с большим портфелем отправился соби рать кредиты, он не знал, что у него найдутся последователи куда более изобретательные).

Логико-смысловое содержание любого текста предполагает «ре шение уравнений», то есть построение модели того коммуникатив ного процесса, в ходе которого сообщение возникло. Анализ есте ственного языка показывает, что, помимо удивительного многооб разия форм реализации умозаключений, в обычных текстах пре суппозиции (презумпции), как правило, опускаются. С формаль Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Спорная часть текста: анализ имплицитных компонентов содержания ной точки зрения, эти своего рода лакуны в тексте должны воспри ниматься как отклонение от стандартов полной передачи смыслов, совершающихся по определенным логическим образцам, однако ’ этого не происходит в силу привычности таких пропусков. Хотя опущенное суждение — всегда общеизвестная, априорная истина, не требующая доказательств, однако в естественном языке говоря щий сам часто устанавливает свои «истины», которые не всегда совпадают с общепринятыми или научно доказанными. Поэтому при общей оценке текста важную роль играет критерий истиннос ти предъявляемых в тексте фактов. Проверка этого критерия не мо жет быть частью лингвистической экспертизы. Поэтому основной вывод этой экспертизы текста о действиях руководителей экологов был такой: если перечисленные в заметке факты соответствуют действительности, то их трактовка отражает существо дела, по скольку логическая линия рассуждений восстанавливается полно стью, без пробелов, является с языковой точки зрения закономер ной и не наносит ущерба чести и достоинству истца.

Довольно часто случается так, что текст не содержит признаков оскорбительной оценки личности, но является тем не менее для человека обидным. В качестве иллюстрации приведу экспертизу, проведенную по решению Петрозаводского суда. Истец обратился в суд с просьбой о компенсации морального вреда, нанесенного ему публикацией в газете «Столица Карелии» статьи «Петроза водскмаш» в позе лотоса»4 и статьи «Распальцовка в виде лотоса»5.

Истец утверждал, что выражение «...выполняют лишь роль шир мы» означает «его нечестность, недобросовестность по отношению к третьим лицам, его желание прикрыть своими действиями намере ния и действия другого лица», а слово «распальцовка» автор статей использует для того, чтобы указать на криминальный характер действий истца.

В экспертном заключении указывалось, что выражение «...вы полняют лишь роль ширмы» означает «служат прикрытием для кого-, чего-л.», однако оно не является самодостаточным. Анализируемое выражение должно быть дополнено предложением, определяю щим в статье существительное «ширма». Установление точного со ответствия между подлежащим основного предложения и подле жащими второстепенных предложений рассматриваемого фраг мента текста позволяет утверждать, что выражение «...выполняют лишь роль ширмы» автор соотносит не с личностями, а с именами «Петрозаводскмаш» в позе лотоса»// Столица Карелии, № 5 от 1.02.2001.

Распальцовка в виде лотоса// Столица Карелии, № 17 от 26.04.2001.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации супругов Ситяшенко, так как за ширмой скрывается имя истинного владельца. Иными словами, автор газетной статьи на самом деле утверждает, что «имена четы Ситяшенко являются лишь прикрыти ем для имени истинного владельца акций». Речь в исследуемом от рывке идет только об именах, журналист избегает каких бы то ни было оценок личности Ситяшенко и вместе с тем опосредованно (не нанося ущерба чести и достоинству супругов) высказывает свое мнение о степени самостоятельности владения ими акциями завода6. Никаких иных смыслов исследуемый текст не содержит, хотя, возможно, дает почву для его произвольных трактовок. На пример, упрек Л.Ситяшенко, высказанный в его письме, опубли кованном газетой, — «ширма» — такую роль в семье определил для меня и моей жены Анатолий Брусилов7, — является необоснован ным. Таким образом, выражение «...выполняют лишь роль ширмы» не означает и не может означать оценки личных качеств истца.

Кстати сказать, мнение, высказываемое автором статьи, отно сительно несамостоятельного владения акциями подкреплялось в тексте несколькими аргументами, истинность или ложность кото рых невозможно проверить лингвистическими методами.

По поводу слова «распальцовка» в экспертизе было дано разъ яснение, что оно, находясь на дальней периферии русского лите ратурного языка, используется в молодежном жаргоне для харак теристики так называемых «новых русских» (разнородной соци альной группы быстро разбогатевших людей). Слово «распальцов ка» указывает на те жесты рукой, сопровождающие речь «нового русского», которыми он пытается подчеркнуть собственную зна чимость, авторитетность, солидность. Слово входит в один смыс ловой ряд со словом «понт» и означает: «внушительный вид;

важни чанье;

апломб, гонор;

заносчивость, спесь». Это слово — результат стяжения фразеологизма «делать пальцы веером» (имеющего тот же смысл, что и «держаться с понтом», понтить).

С одной стороны, заголовок «Распальцовка в виде лотоса» структурно объединяет всю подборку материалов: вводную ста тью, пересказывающую суть предыдущей публикации, письмо Си тяшенко в редакцию и подробный ответ на него. Думается, что та ким образом автор определял смысловой стержень всей подборки.

Слово «лотос» здесь использовалось, по всей видимости, лишь для указания на предыдущую публикацию.

Автор статьи считал, что истинным владельцем акций завода является муж доче ри пенсионеров Ситяшенко.

Распальцовка в виде Лотоса // Столица Карелии № 17 от 26 апреля 2001.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Спорная часть текста: анализ имплицитных компонентов содержания С другой стороны, содержание заголовка газетной полосы от носится прежде всего к письму Ситяшенко, так как оценивает его общий смысл. Поэтому заголовок означает: «заносчивость, важни чанье нового русского», а высказываемое в ответе редакции мнение о содержании письма Ситяшенко совпадает с общей оценкой письма, данной в заголовке.

Несмотря на то что смысл заголовка «Распальцовка в виде ло тоса» не поддается однозначному толкованию, можно со всей оп ределенностью утверждать, что заголовок отражает мнение журна листа о содержании письма Ситяшенко, а не о нем самом. Этим заголовком журналист утверждает, что письмо Ситяшенко в газету есть «распальцовка в виде лотоса». В тексте редакционной статьи приводятся факты, подтверждающие это мнение.

В экспертизе делался общий вывод, что текст публикаций со держит ясно выраженное мнение журналиста о фактах, событиях, отношениях, а не о личностях. С точки зрения эксперта, честь, до стоинство и деловая репутация истца задеты не были, хотя смыс ловые импликации, которые неизбежно делал читатель, вполне возможно, показались истцу обидными и потому вызвали его до саду и раздражение.

Это судебное дело подтверждает насущность вопроса: может ли текст, который содержит авторскую оценку действий человека, ос мысляться экспертом как содержащий скрытую оценку самой этой личности. Я думаю, что, рассуждая об ответе на этот вопрос, необходимо учесть тонкую грань, отделяющую действия, прямо характеризующие личность, от всех других действий человека. В качестве актуального примера здесь можно вспомнить недавний пассаж В.В. Путина, касающийся процедуры обрезания. Слова президента не содержали скрытых оценок личности корреспон дента, но ироничное приглашение в Москву на обрезание, в ре зультате которого «ничего не вырастет», вызвало резкий эмоцио нальный протест. Продолжая примеры, можно заметить, что, если бы автор заметки о действиях эколога Гущина вместо использова ния аллюзии на персонажа из «Золотого теленка» прямо указал, что Гущин является последователем Корейко или действует, как Корейко, — это можно было бы рассматривать как оскорбление.

Если бы автор статей о владельце акций завода заявил, что Ситя шенко является ширмой, за которой скрывается другой человек, — это, на мой взгляд, порочило бы репутацию истца, поскольку оце нивало бы самого человека.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации Оборотная сторона этой проблемы, на мой взгляд, заключается в вопросе: может ли эксперт проводить содержательный анализ текста для определения логических противоречий между вывода ми и исходными посылками?

При ответе на этот вопрос я исхожу из того, что импликацион ные процессы, возникающие под воздействием полученной зна ковой информации, являются производными от нее. Они лежат в сфере мыслительных процессов, порождаемых текстом, и являют ся фактом сознания, а не языка. В этом состоит принципиальное различие между языковыми и импликационными значениями.

Лингвистическая экспертиза должна опираться прежде всего на языковые значения, порождаемые в речи. Исследование языковых значений ограничивает глубину интерпретации анализируемого текста и очерчивает объективные границы, отделяющие лингвис тический анализ текста от порождения собственного смысла, при писываемого тексту.

В качестве примера приведу экспертное заключение, в котором использовался логико-содержательный анализ текста. Исследова лась заметка, опубликованная в журнале «Телеман», «Никаких Prodigy в Петербурге не ожидается». Истцы утверждали, что в ней содержался призыв не ходить на концерт, поэтому выступления группы прошли в полупустом зале.

Экспертизой было установлено, что в тексте делалось три ут верждения о предстоящем концерте группы «Джилтед джене рейшн»:

Утверждение 1. В Петербурге висят афиши, рекламирующие кон церт ансамбля «Продиджи». (Этим утверждением начинается текст:

«Вы наверняка обратили внимание на афиши, расклеенные по Петер бургу и рекламирующие концерт в ДС «Юбилейный» 25 сентября»).

Утверждение 2. На самом деле в ДС «Юбилейный» будет высту пать другой ансамбль. (Это утверждение содержится во втором предложении: «Если у вас еще остались сомнения, то сообщаем — это не Prodigy»).

Утверждение 3. Организаторы концерта не дают ясных ответов на вопросы, связанные с предстоящим концертом. (Это утвержде ние содержат фразы предпоследнего абзаца статьи: «На все эти во просы организаторы дают уклончивые ответы, ссылаясь на неточ ность условий контракта и нерадивость исполнителей. Мол, кто-то кого-то не так понял»).

Утверждение о том, что «организаторы концерта дают уклончи вые ответы», основывается на общем недоверии автора заметки Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Спорная часть текста: анализ имплицитных компонентов содержания Грицай к действиям организаторов концерта («Учитывая обманчи вое оформление афиши, и в остальное верится с трудом», т.е. автор с трудом верит в то, что сообщают о концерте его организаторы).

Действия организаторов, по мнению Грицай, направлены на об ман зрителей. Обман ей видится и в оформлении афиши, и в тех пояснениях, которые дают организаторы концерта. Тем самым все слова и действия организаторов концерта оказываются неправо мерными, т.е. не имеющими законных оснований и совершающи мися неправильно.

Из текста заметки становится ясно, что фоном для афиши по служила обложка альбома Prodigy 1994 года Music for the Jilted Generation. На самой афише было по-русски указано: «25 сентяб ря в 20.00 в ДС «Юбилейный» 2 часа безумной энергии». Кроме этого на афише была изображена символика ряда фирм. Никаких других указаний афиша не содержит.

Слова организаторов концерта были введены в текст статьи по сле союза «якобы», так автор выразил свое неверие в правдивость сообщаемых сведений: «По словам организаторов, едет английская группа Jilted Generation, в которой якобы играет Лиэм Хаулетт, ли дер легендарных Prodigy. Коллектив должен исполнить как свои, так и хиты Prodigy — отсюда и красноречивые афиши. Полуторачасовую вечеринку будет вести диджей Цветкофф, а посетить ее обещает в качестве гостя сам Кейт Флинт».

Будущий концерт, по мнению автора, без сомнения должен подтвердить ту негативную оценку, которая дается в статье дейст виям организаторов концерта. «Вы, конечно, можете во всем разо браться сами, купив билет на концерт за 100 или 300 рублей».

Таким образом, в качестве вывода автор предложил читателям задуматься: стоит ли читателю статьи, заплатив от 100 до 300 руб лей, на собственном опыте убеждаться в том, что его обманули.

Следуя за авторской оценкой фактов, читатель должен сделать следующую импликацию: раз организаторы меня пытаются обма нуть, то ходить на этот концерт не стоит.

Экспертиза показала, исходя из логики изложения фактичес кой стороны дела, авторский вывод должен быть другим, а имен но: организаторы пытаются привлечь публику на концерт, где бу дет исполняться музыка ансамбля «Продиджи», но читатель дол жен сам решать, нужно ли ему идти туда, где собственно «Проди джи» выступать не будет.

Для того чтобы анализировать подобные тексты, необходим строгий и последовательный контроль процедуры выявления свя зей формально выраженных языковых значений с совокупными Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации условиями их реализации. Определение таких контекстных связей и есть интерпретация текста. Основу лингвистической интерпре тации текста должны составлять материально выраженные едини цы языка. Такой подход к анализу текста должен способствовать верификации экспертных выводов. Он сделает затруднительным использование таких интерпретаций текста, которые порождают собственные смыслы.

Текст предоставлен ГЛЭДИС Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Слово и дело: юридический аспект сквернословия СЛОВО И ДЕЛО:

ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СКВЕРНОСЛОВИЯ В.И. Жельвис, доктор филологических наук, профессор (Ярославль) Общеизвестно, что в настоящее время в России наблюдается бур ный количественный всплеск дел, связанных с покушением на честь и достоинство граждан. Сам по себе этот факт можно только приветство вать, потому что он свидетельствует о возросшем самоуважении лю дей, что в свою очередь является признаком совершенствования и зре лости общественного самосознания. Может быть, впервые в истории нашего государства личность начинает приобретать те вес и значение, которые она уже приобрела в развитых западных странах.

Однако указанный процесс естественным образом сопровождается необходимостью более точного формулирования основных понятий, связанных с честью и достоинством личности. Опыт ведения соответ ствующих дел показал, что здесь много неясного и что органы право судия нередко вынуждены произвольно толковать весь набор необхо димых терминов.

Проблема эта характерна не только для России, она существует да же в такой стране, как США, где на данный вопрос уже давно обраще но самое серьезное внимание. Однако именно по этой последней при чине в США уже наработан значительный материал, что дает основа ние внимательно изучить американский опыт. В частности, в США су ществуют особые законы о непристойностях, которые направлены на защиту слушающего от непристойных выражений, оскорбляющих его слух и представление о чести и достоинстве.

В УК РФ есть только одна статья 130 («Оскорбление»). В данной статье содержатся только два термина — «оскорбление» и «непри личная форма», причем если первый термин еще как-то объяснен, второй дан без всяких объяснений, что порождает немало вопросов.

Представляется, что и само «оскорбление» определено в слишком об щем виде, и вдобавок недостает еще целого ряда необходимых дефи ниций.

Автор настоящей статьи не является юристом и видит свою задачу в том, чтобы помочь российским специалистам найти правильное реше ние их задач с помощью психо- и социолингвистического анализа вы ражений, с использованием которых обычно и совершается покуше ние на честь и достоинство. Значительная часть приводимых ниже примеров заимствована из статьи журналиста А. Новикова в ярослав ской газете «Золотое кольцо», содержащей нападки на местного поли Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации тического деятеля и послужившей основанием для обращения этого последнего в суд для защиты его чести и достоинства.

Прежде всего отметим, что в США в настоящее время разработа на целая система наказаний за различные вербальные проступки, т.е. за оскорбление словом. Например, телефонное хулиганство, не пристойные оскорбления по телефону рассматриваются как насто ящее преступление, наказываемое тюремным заключением. За сек суальное домогательство полагается штраф. Накладываются огра ничения на то, что можно и чего нельзя писать, например, на май ках (точнее, писать можно что угодно, но нельзя в майках с непри стойными надписями разгуливать в общественном месте), на бам перах автомашин, на досках объявлений;

непристойности запреща ется передавать по электронной почте. Наказания в данном случае могут быть самыми различными: в одних случаях — общественное осуждение, насмешка, осуждающие взгляды и т.д., в других случаях — дело передается в суд. Слова, оскорбляющие национальную или расовую принадлежность типа рус. «жид», объявлены вне закона и могут привести к судебному преследованию как посягающие на святая святых американца — его гражданские права. Равным обра зом американцы имеют право возбудить судебное преследование за рассказанный непристойный анекдот, грубые комментарии в адрес чьей-то внешности или сексуального поведения, а также выпады в адрес противоположного пола. Соответствующие наказания могут быть очень суровыми.

Однако для того чтобы в процессе оценки поведения исключить возможность произвола, необходимо создать систему точных форму лировок того, что нужно соблюдать и чего нельзя нарушать. Эти фор мулировки призваны определить, что подсудно и что неподсудно в связи с психо-социо-этнолингвистическими обстоятельствами, т.е.

учитывать общую психологию человека, его место в обществе, нацио нальные особенности народа, к которому он принадлежит, и, наконец, его языковые особенности и личные возможности.

Прежде всего определим основные термины. Все виды словесной агрессии удобно объединить словом инвектива. Словарь русского языка 1957 года определяет инвективу как «резкое выступление против к-л., ч л.;

оскорбительная речь;

брань, выпад». Целесообразно отличать инвек тиву в узком смысле от инвективы в широком смысле. Ср. в статье А.

Новикова: «Вас ждет хороший ошейник» — инвектива в широком смысле. «Выкидыш олигархии», «кукушонок», «хищник», «выкормыш (но менклатуры)», «(комсомольская) псина» — инвектива в узком смысле.

Инвективу в узком смысле слова можно определить как способ суще ствования словесной агрессии, воспринимаемый в данной социальной (под)группе как резкий или табуированный. В несколько ином ракурсе ин Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Слово и дело: юридический аспект сквернословия вективой можно назвать вербальное (словесное) нарушение этического та бу, осуществленное некодифицированными (запрещенными) средствами.

Другие названия инвективы в узком смысле: ненормативная, неко дифицированная, табуированная, непристойная, непечатная, нецен зурная лексика. В настоящее время в России цензура отсутствует, но слово «нецензурный» продолжает существовать в прежнем значении:

лексика, запрещенная к произношению в общественном месте или к опубликованию в любом виде.

Сила эмоциональной заряженности той или иной ситуации пря мо пропорциональна значимости этой ситуации для участников эмоционального общения. Естественно потому, что эффект инвек тивы возрастает с ростом ее оскорбительности. Эта оскорбитель ность может быть достигнута разнообразными способами, и один из самых распространенных — придание инвективе непристойного ха рактера.

Понятие непристойности поддается определению с большим трудом. Особая трудность заключается здесь в том, что это поня тие, во-первых, сильно менялось с течением времени, а во-вторых, носит национально-специфический характер. Филолог А.С. Аран го пишет:

«Что такое «непристойное» (у автора — «обсценное», obscene. — В.Ж.)? Вероятно, это искаженное или измененное латинское слово scene, означающее «вне сцены». Следовательно, обсценное — это то, что должно находиться вне сцены, иными словами, вне театральных подмо стков нашей жизни. «Грязное» или обсценное слово — это такое, кото рое нарушает правила поведения на общественной сцене, такое, кото рое осмеливается озвучить то, что не следует видеть или слышать. Об сценность — это понятие родовое, порнография — один из его видов» (Arango, 1989, с. 9).

К сожалению, это определение мало помогает делу именно потому, что трудно определить, что может и должно находиться на «обществен ной сцене», а что нет. Непристойное в одну эпоху обозначалось тем же словом, что пристойное — в другую, причем и совершаемое действие, и называемый предмет и т.п. оставались теми же самыми.

Не существует ничего непристойного для всего человечества. Не пристойным может быть только то, что в данной национальной куль туре и в данный момент определено как непристойное.

Такой авторитетный справочник, как Британская энциклопедия, предлагает следующее определение непристойности (Obscenity):

«Это то, что оскорбляет общественное представление о приличиях».

Как видим, перед нами типичная тавтология: непристойное — это то, что непристойно. Понимая уязвимость этого определения, автор словарной статьи добавляет:

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации «Подобно красоте, понятие непристойности зависит от личных при страстий, что видно из невозможности дать ей удовлетворительное оп ределение».

Далее в словарной статье говорится, что пятьдесят стран мира под писали международное соглашение о контроле за непристойными публикациями, однако действует это соглашение без определения, что это такое. Страны-подписанты договорились, что это понятие носит национально-специфический характер.

Специально изучавший проблему А.У. Рид определяет непристой ность как такой способ упоминания о некоторых телесных функциях, который вызывает в адресате шок испуга или стыда, обычно возника ющий, когда мы видим, делаем или говорим что-то «грязное». Для сравнения: нормальной реакцией на простое («пристойное») упомина ние о грязи, экскрементах или телесных функциях является безразли чие или отвращение. Реакция же на инвективу, все это называющую («говно», «срать» и т.п.), выглядит как «щекочущее нервы возбужде ние» (titilating thrill) (Read, 1934, c. 264). Как видим, исследователь по пытался объяснить непонятное слово «непристойность» через столь же необъяснимое понятие «грязное», но все же показал, что реакция на «непристойную» инвективу в основном эмоциональная, по силе на много превосходящая ту, которая могла бы возникнуть от буквального понимания смысла сказанного.

Оставляя в стороне ученые споры, будем считать, что «непристой ность» в газетной статье в России конца XX века — это употребление слов, которые в момент опубликования статьи большинством читателей считаются неприличными, недостойными того, чтобы быть напечатанны ми, хотя, возможно, и могущими быть произнесенными в определенной ситуации. В российской практике непристойность связана прежде всего с сексуальными понятиями — грубыми названиями гениталий, полового акта, половых отклонений и проч. Иногда вся эта группа слов не вполне точно называется матом, хотя мат во многих случаях там может и не фигурировать.

Непристойность — это, естественно, то, что «не пристойно», т.е. не пристало произносить в компании уважающих себя людей. В русском языке основных слов этого ряда всего несколько, но зато имеются ты сячи производных от них.

В цитируемой статье А. Новикова непристойных выражений прак тически нет. Правда, есть одно выражение «полный писец», представля ющее слишком прозрачный намек на очень грубое выражение «пол ный пиздец», чтобы его можно было счесть эвфемизмом (см. ниже).

Думается, что перед нами непристойность.

Понятие неприличности родственно понятию непристойности, но все же отличается от него. Детальный рассказ о своих сексуальных про Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Слово и дело: юридический аспект сквернословия блемах или анекдот на сексуальную тему может не содержать ни одно го табуированного слова;

тогда он может рассматриваться слушателем как неприличный, но вряд ли будет непристойным. Можно, вероятно, сказать, что непристойное — всегда неприличное, но не всегда непри личное — это непристойное.

Разберем теперь понятие оскорбительности. Стоит различать два американские понятия, offensiveness и offendedness — см. многочис ленные ссылки (Jay, 1992, 1999). Offensiveness можно перевести как «ос корбительность» в смысле содержания в слове отрицательного или вы зывающего отвращение значения. Чем оскорбительнее слово, тем сильнее оно табуируется, запрещается к употреблению. Таким обра зом, «оскорбительность» есть свойство самого слова, изначально при сущий ему оскорбительный смысл. Русский мат в компании воспитан ных людей оскорбителен сам по себе, кто бы его ни произносил или слушал.

Offendedness же есть реакция слушающего на оскорбление в его ад рес, ощущение обиды или оскорбленности. Как видим, разница тут зна чительная, потому что объективная оскорбительность слова еще не обязательно вызывает субъективную оскорбленность: за тот же самый мат кто-то оскорбится и подаст в суд, а кто-то презрительно или рав нодушно отмахнется: «Собака лает, а ветер носит». Ср. презрительную реплику: «Ты меня оскорбить не можешь!» Кроме того, известны многочисленные случаи, когда оскорбитель ные клички и прозвища охотно принимались их адресатами и станови лись буквально терминами. Все следующие слова — бывшие обидные обзывания: импрессионисты, фовисты, санкюлоты, гезы. Определен ная группа уголовников спокойно называет себя суками. А. Блок с гор достью писал: «Да, скифы — мы, да, азиаты — мы/ С раскосыми и жадными очами!» Не совсем простой вопрос о, так сказать, бранном весе слов: какие слова следует считать очень оскорбительными и заслуживающими су дебного разбирательства, а какие — нет. Как уже было сказано выше, понятие оскорбительности ориентировано на слушающего, поэтому ему и предстоит решить эту проблему. Юная девушка вправе оскор биться, если в ее присутствии употребят слова типа «говно» или «жо па», а завсегдатая пивной может не задеть и самый грубый мат или на иболее грубое слово современного русского языка — «пизда». Есть со циальные подгруппы, где слово «блядь» гораздо грубее, чем мат;

пер вое считается «бранью по-черному», второе — простым мало что зна чащим восклицанием. В уголовном мире «Блядь!» или даже какое-ни будь другое слово женского рода типа «Швабра!», обращенное к муж чине, — смертельное оскорбление, так как содержит намек на то, что оппонент — презираемый пассивный гомосексуалист.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации В американской практике существует список наиболее грубых слов, подлежащих полному и абсолютному запрещению. Сообщая о выходе соответствующего постановления, газеты отказались процитировать эти слова, настолько резко они воспринимались.

Возможно, что такой список может сыграть и отрицательную роль, потому что заранее как бы извиняет слова, в него не включенные, но которые в определенной ситуации могут звучать исключительно грубо («Козел!»). Ср. также цитату из статьи А. Новикова: «(Имя оппонента) — странный политический сперматозоид с головкой Наполеона, уси ками Джугашвили и бегающим взглядом провинциального комсо мольского работника».

Чем оскорбление отличается от обиды? В словаре Даля читаем:

ОБИДА. Всякая неправда, тому, кто должен переносить ее;

все, что оскорбляет, бесчестит и порицает, причиняет боль, убыток или поноше нье. Кривосуд;

брань, побои;

насмешка, дурной отзыв о ком;

лишение кого достояния, имущества, барышей.

В словаре русского языка 1957 года:

ОБИДА. Несправедливость, несправедливый поступок, поведение по отношению к к-л., незаслуженное оскорбление.

В Толковом словаре The American Heritage Dictionary of the English Language (1970):

ОБИДА. 1) Процесс нанесения обиды или вызывание гнева, негодования, неудовольствия и т.п. 2) а. Любое нарушение или несоблюдение морально го или общественного правила;

проступок, грех;

б. нарушение закона;

пре ступление.

Как видим, эти определения весьма широки и, главное, не помо гают отличить обиду от оскорбления, которые в русских источниках звучат почти синонимично. Однако в юридическом смысле разница очевидна: оскорбление может быть подсудно, но одной обиды как ос нования для рассмотрения дела в судебном порядке недостаточно.

Обидеться можно на любой намек — например, А. Новиков пишет о своем оппоненте: «Человек (...) в идейном отношении совершенно не адекватный». Перед нами выпад, инвектива в общем смысле, вполне допустимая в любом тексте, хотя ее объект может испытать серьезную обиду. Другие же цитаты из той же статьи — типа «Вас ждет хороший ошейник» или «Идите в будку, Сергей Алексеевич!» — тоже инвективы и тоже в широком смысле, потому что не содержат ни одного грубо го слова, но они не просто обидны, но уже и оскорбительны, так как автор фактически называет автора собакой, хотя и в слегка завуали рованной форме.

В этом же ряду выпадов А. Новикова — инвектива в узком смысле:

«В. — это комсомольская псина, почувствовавшая в себе волю к власти».

Здесь обзывание собакой предстает в «чистом» виде.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Слово и дело: юридический аспект сквернословия Таким образом, можно определить обиду как поношение в любой форме, тогда как обида в оскорбительной форме с применением не цензурной или просто грубой лексики или с очевидным намеком на нее превращает обиду в оскорбление.

Выше уже упоминался термин «табуированность» — от слова «та бу» — древний запрет. Табуированность — синоним запрещенности.

Табуированное слово — слово, запрещенное к употреблению в обще ственном месте. Чаще всего под ним понимается грубое, вульгарное слово типа матерного, но в обществе, как правило, табуируются целые темы. Ср. пословицу «В доме повешенного не говорят о веревке», т.е.

запрещается говорить о каких-то вещах, которые могут вызвать слиш ком бурную реакцию окружающих (смерть или тяжелая болезнь близ ких, интимные отношения, венерические болезни и проч.). Разумеет ся, иногда такое табу приходится нарушать, но каждый раз это наруше ние диктуется чрезвычайными обстоятельствами.

Очень важно, что понятие табуированности ориентировано на говоря щего: говорящий сам решает, следовать ли запрещению на употребле ние этого слова, можно или нельзя в этом конкретном случае нару шить табу. Вся ответственность, таким образом, ложится здесь на авто ра высказывания.

В отличие от табуированности понятие непристойности ориентирова но на слушающего: здесь уже реципиент решает, пристойно или непри стойно то, что он сейчас услышал. Матерная брань может не воспри ниматься как непристойная в пивном баре и безусловно вызовет воз мущение на свадебной церемонии.

На юридическом уровне необходимо различать следующие по нятия:

1) Проклятие: «Чтоб ты сдох!» 2) Оскорбительное упоминание священных понятий, богохульство.

Здесь полезно различать настоящее богохульство, когда человек созна тельно оскорбляет чувства верующих, и то, что можно назвать профа низмом, — это когда говорящий превращает сакральное (священное) понятие в профанное, земное, обыденное, когда он просто снижает возвышенное понятие. Большинство современных матерных выраже ний исторически восходит к древним священным формулам, но теперь их происхождение прочно забыто, так что исторически перед нами — явное богохульство, но ни один матерщинник об этом не подозревает, так что мат надо считать профанизмом. Здесь нет оскорбления верую щего, но есть оскорбление общественного вкуса, явная непристой ность. Прямые богохульства, сегодня осознаваемые как таковые, для русской культуры нехарактерны.

В эту же группу можно отнести малоосмысленную брань, на сего дняшний день не имеющую к религии отношения, часто имеющую Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации сексуальное происхождение: «Блядь!», «Иди на хуй!» Такая брань мо жет не быть обращена на конкретного человека и просто присутство вать в речи в качестве эмоционального усилителя («Я туда, на хуй, не пойду»). Она безусловно может рассматриваться как оскорбительная, если звучит в присутствии человека, которому это неприятно. В пись менном виде она производит еще более резкое впечатление, ибо даже называется иногда «непечатной», т.е. неприемлемой в печатном виде.

Для судебных органов важно знать, что в основном, когда в запад ных странах разрабатывались первые законы по борьбе со скверносло вием, под этим последним имелись в виду прежде всего богохульства.

Именно за хулу на Бога в Средние века протыкали языки раскаленным шомполом, выставляли у позорного столба и др. Так что сегодня, по су ществу, законы, принятые против богохульства, действуют против упо требления слов из совсем других сфер: это скатологизмы («Говно!»), зо ологизмы («Козел!»), сексуальная брань (мат) и т.п. Как к этому отно ситься? С одной стороны, налицо явный анахронизм. Однако, с другой стороны, перед нами простая замена одной сферы жизни общества на другую при, по существу, полном сохранении «взрывчатой силы» вы ражения. Если сегодня отношение к небогохульной ругани такое же, как когда-то к богохульной, то ограничения, накладываемые на нее в виде морального осуждения или статей УК, могут сохраняться в том же объеме.

3) Эвфемизм: это когда, желая назвать какой-то предмет или дейст вие, человек стремится избежать непристойного названия и подбирает что-то не такое грубое. Противоположное намерение осуществляется с помощью так называемого дисфемизма. «Ягодицы» — это нейтраль ный или медицинский термин, «попа» — слово детского языка, «пятая точка» — эвфемизм, «жопа» — дисфемизм. «Умер» — нейтрально, «ушел от нас» — эвфемизм, «откинул копыта» — дисфемизм.

Юристам совершенно необходимо различать понятия непристой ности и вульгаризма. Те же слова «говно» или «жопа» могут употреб ляться в любом из этих смыслов. «Чтоб я из-за такого говна, как ты, расстраивался!» или «Жопа ты после этого!» — оскорбительные не пристойности, но те же слова в выражении «Я наступил на коровье говно!» или «Тут на лавке вода пролита, не замочи жопу-то!» — вульга ризмы. Вульгаризм — грубое название предмета или действия, не пре следующее никакой агрессивной цели. Говорящий в принципе может даже не знать никакого другого слова для названия некоего предмета, а может просто не придавать выбору слова большого значения. «Брю хо» — нормальное слово для обозначения части тела лошади. Если же оно обращено к человеку, то может расцениваться как вульгаризм, ес ли сказано относительно доброжелательным тоном («Голодное брюхо к ученью глухо»), или как оскорбление («Ишь, брюхо какое наел!»).

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Слово и дело: юридический аспект сквернословия Оскорбительность в последнем случае достигается тем, что человечес кая часть тела воспринимается как часть тела животного, и, таким об разом, сам обладатель этой части тела приравнивается к животному.

Безусловная непристойность — уподобление человека какому-ни будь животному, обычно отрицательно воспринимаемому. «Орел!», «Голубка моя!», «Кисонька!» — ласковые и доброжелательные обраще ния (конечно, если они не произносятся ироническим тоном). «Пес!», «Сука!», «Корова!», «Жеребец!» — оскорбления.

4) Существует еще жаргон, который может быть очень эмоциональ ным и выразительным, но вряд ли делом подсудным. Прежде всего, речь здесь идет о профессиональном жаргоне («лабух»), в том числе во ровском.

5) Наконец, стоит назвать оскорбительные ксенофобские прозви ща и клички, т.е. брань, оскорбляющую чужую нацию. В русскоязыч ной практике это прежде всего «жид», «чурка», «черный», «армяшка» и другие. В наше время обострившихся межнациональных конфликтов именно эта группа оскорблений заслуживает самого пристального внимания юристов как разжигающая межнациональную рознь.

В юридической практике полезно учитывать, что часть оскорбле ний может время от времени использоваться в прямо противополож ном смысле, как выражение восхищения или дружеского расположе ния: «Как он, собака, хорошо танцует!», «Что-то тебя, ебаный-в-рот, давно не было видно!» Отличить такое употребление от брани доволь но легко: для него характерна особая дружественная интонация и практически обязательная улыбка;

без двух этих последних слушаю щий вправе рассматривать эти слова как обидные.

Равным образом имеет смысл при определении степени вины гово рящего учитывать, кто и в адрес кого эти слова произносит. Непри стойности из уст пожилой женщины воспринимаются обществом го раздо острее, чем исходящие от нетрезвого парня;

верно и обратное:

оскорбления одним парнем другого совсем не то, что оскорбление пар нем беспомощного инвалида.

В настоящее время очень многие грубые русские слова, еще недав но считавшиеся «непечатными», «вышли в печать», но часть не печата ется ни под каким видом, даже при передаче речи уголовников. На се годняшний день самое непристойное слово русского языка — «пизда».

Производные типа «спиздить», «пиздец», «надавать пиздюлей» и т.п.

ощущаются как гораздо более мягкие. Слова «говно» и «жопа» уже практически получили «права гражданства» и не вызывают такого воз мущения, как еще совсем недавно. Ср. появившийся ряд лет тому на зад в «Литературной газете» юмористический рассказ, где человек, ко торого его сослуживец обозвал «хитрожопым коммунистом», пожало вался в товарищеский суд;

суд решил, что «коммунист» — это оскорб Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации ление, так как жалобщик никогда не состоял в Коммунистической партии, а «хитрожопый» — простая констатация реального факта.

В то же время ряд не столько грубых, сколько «неприличных» слов приобрел полные права гражданства в связи с резкими изменениями в жизни российского общества, нашествием СПИДа, широчайшим рас пространением венерических заболеваний, половым воспитанием в школе и т.п. Это, например, «презерватив», «импотенция», «соитие» и другие. Совсем недавно соответствующие темы разговора безогово рочно табуировались за пределами кабинета врача. Сегодня все эти слова допускаются практически в любой компании и неприличными считаться уже не могут.

В США, в отличие от России, свободно произносится и печатается гораздо больше слов, многими американцами считающихся непри стойными и оскорбительными для слуха. Однако учителю, который с самыми достохвальными целями попробует объяснить ученикам слова типа fuck или motherfucker, грозит увольнение. Правда, если дело дой дет до суда, его, судя по прецедентам, оправдают. Простое же употреб ление американским школьным учителем грубого слова в процессе преподавания, в разговоре с учениками и прочее вызвало бы едино душное осуждение общественности. По мнению американского обще ства, речь учителя должна служить примером для учеников.

Данная статья, естественно, не может претендовать на полноту ос вещения вопроса. Автор надеется, однако, что она послужит основа нием для дальнейшего анализа и уточнения терминологии.

Литература Arango A.C. Dirty Words: Psychoanalytic Insights. Northvale, N.J., London. 1989.

Jay Т. Why We Curse. A Neuro-Psycho-Social Theory of Speech. John Benjamins Publishing Company: Philadelphia / Amsterdam. 1999.

Jay Т. Cursing in America. A psycholinguistic study of dirty language in the courts, in the movies, in the schoolyards and on the streets. John Benjamins Publishing Company: Philadelphia / Amsterdam. 1992.

Read A.W. An Obscenity Simbol // American Speech. 1934. Vol. IX # 4.

Уголовный кодекс России (с постатейными материалами).

Текст предоставлен Ассоциацией «Лексис» Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Будь осторожен, выбирая слово!

БУДЬ ОСТОРОЖЕН, ВЫБИРАЯ СЛОВО!

М.В. Горбаневский, доктор филологических наук, профессор, председатель правления ГЛЭДИС У одного из советских поэтов есть строки:

Словом можно убить. Словом можно спасти.

Слово может полки за собой повести.

Словом можно продать, и предать, и купить.

Слово можно в разящий свинец перелить.

Строки эти, написанные в прошлом веке, в начале нынешнего ста ли еще злободневней. Согласитесь: нынешние печатные и эфирные СМИ переполнены жаргонной, блатной лексикой, хамскими выраже ниями и оборотами. Редакции не гнушаются использовать и откровен ные ругательства. Иногда создается впечатление, что к началу XXI ве ка мы разучились нормально говорить и писать по-русски. С языком обращаются варварски, начиная от средней школы и кончая Охотным Рядом (имею в виду господ депутатов Государственной Думы). А вспомните о том «языке», на котором общались между собой персона жи печально запомнившегося телевизионного шоу «За стеклом», ка кую «русскую речь» навязывал телеканал ТВС. В косноязычной бол товне «застекольных» киборгов то и дело мелькало словечко «фиолето во» (то есть все равно, на все наплевать). Вот и бывшим руководителям бывшего ТВС было «фиолетово». Ради денег от рекламы и удовлетво рения претензий на ведущую якобы свою роль в отечественном ТВ они явили нам образчик нравственного беспредела и оскудения речевой культуры...

Надо признать: и в советские времена над нашим языком произво дилось насилие. Он пропитался духом коммунистической пропаганды («вместе со всем народом», «по зову партии», «к великим свершени ям», «неуклонно повышая удойность»...). Он обозначал реалии эконо мики тотального дефицита («просим больше не занимать», «больше двух в одни руки не давать»...). Вспоминается давний монолог М. Жва нецкого: «Наши беды непереводимы... Что такое «вы здесь не стояли, а я здесь стоял»;

что такое «товарищи, вы сами себя задерживаете»;

что такое «быть хозяином на земле»... Наш язык перестал быть языком, ко торый можно выучить».

Насилие над «великим и могучим» продолжается и сегодня, в эпо ху первоначального накопления капитала. Эта эпоха в любой стране мира не была украшением ее истории. Известно, что первые личные Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации состояния многих богатейших семей планеты зачастую создавались преступным путем. То же видим и в России. Допустимо предположить, что лишь по прошествии некоторого времени, когда наше государство преодолеет глубочайший кризис и сумеет укрепить свою экономику, когда в нашей стране сложится гражданское общество, когда в России возникнет наконец-то социально-ориентированный бизнес, социаль но-ориентированный рынок, — пресса претерпит качественные изме нения, избавится от многих напастей.

А пока, помимо тех из них, которые обозначены выше, тревожит еще одна: к сожалению, наш язык сегодня используется как инстру мент сознательных (а потому особенно позорных) и неосознанных на рушений этических норм и традиций, закрепленных статьями соответ ствующих кодексов РФ. Ныне в судах количество гражданских исков к СМИ и журналистам о защите чести, достоинства и деловой репутации увеличивается в геометрической прогрессии. Увеличивается — пусть и не так стремительно — количество уголовных дел против СМИ, воз бужденных по статьям «Клевета» и «Оскорбление»1. Именно это обсто ятельство и побудило меня и моих единомышленников (опытных уче ных-русистов и юристов-практиков) создать Гильдию лингвистов-экс пертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭ ДИС). Это общественное объединение было зарегистрировано в году Министерством юстиции РФ и вскоре стало оказывать действен ную помощь судьям, адвокатам, следователям, юрисконсультам, сту дентам и преподавателям вузов. Начиная это нужное, но весьма хло потное дело, мы рассчитывали, естественно, и на особое внимание тех журналистов, кто готов подняться над уровнем корпоративного, фи нансового и бытового эгоизма, тех, кто готов бороться со злом, бороть ся — и победить. Но победить честно и достойно, не преступая Закон, не превращая тексты СМИ в гремучую смесь анекдота, примитивного жаргона и непристойных выражений, в помойное ведро компромата.

«Будь осторожен, выбирая слово!» — напоминаем мы каждый раз пи шущим и готовящим передачи для теле- и радиоэфира.

С юридической точки зрения, Гильдия — абсолютно независимое профессиональное сообщество, поскольку ее учредителями выступили не какие-либо организации, а физические лица. В научную элиту Гиль Между прочим, наказание за нарушения «лингвистической безопасности» чело века и общества — дело далеко не новое, как не новы и судебные реформы в России.

В 1864 году на всей территории без каких-либо колебаний и оговорок Александром II был введен суд присяжных. Приведу лишь один близкий к нашей теме судебный при говор, вынесенный в 1865 году за словесное оскорбление и опубликованный тогда в газетах: «Московский окружной суд признал доктора медицины Ельцинского винов ным в оскорблении частного пристава Врубеля неприличным словом «безобразия».

На основании ст. 104, 110 Уложения о наказаниях Ельцинский подвергнут денежному взысканию трех рублей серебром»... — Авт.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Будь осторожен, выбирая слово!

дии входят ученые, имеющие в своем деле огромный опыт: создатель интернет-портала «Русский язык» (www.gramota.ru) кандидат филоло гических наук, доцент Юлия Сафонова, выступавшая экспертом по та ким громким делам, которые условно можно назвать «Лужков против журналиста Доренко», «ФСБ против генерала Макашова», «Прокура тура против журналиста Гордона» (экспертизы по ним опубликованы в книге Гильдии «Цена слова»);

ведущий российский специалист по фо носкопическим экспертизам из МВД России, доктор юридических на ук и одновременно доктор филологических наук, полковник милиции Елена Галяшина;

один из наиболее компетентных российских специа листов по языку рекламы, доцент факультета журналистики МГУ Еле на Кара-Мурза;

признанный авторитет в области лингвокультуроло гии, профессор Института русского языка им. А.С. Пушкина, доктор филологических наук Александр Мамонтов;

патриарх российской лингвостилистики, обучивший добрую половину выпускников фа культета журналистики МГУ, доктор филологических наук, профессор Юлий Бельчиков;

заведующий кафедрой русского языка и методики его преподавания Российского университета дружбы народов, доктор филологических наук, профессор Виктор Шаклеин и другие известные исследователи-русисты.

Наша практика показывает, что специальные лингвистические по знания необходимы уже для установления самого факта преступного деяния по многим видам преступлений (оскорбление, клевета, нару шение авторских и смежных прав, вымогательство, преступления про тив собственности, против основ конституционного строя и безопас ности государства, публичные призывы к насильственному измене нию конституционного строя РФ, возбуждение национальной, расо вой или религиозной вражды и т.д.). Заключения, сделанные лингвис тами-экспертами, не имеют никаких преимуществ перед другими до казательствами и по общему правилу должны оцениваться в совокуп ности с ними, но во многих делах играют значительную роль.

Да, мы в Гильдии постоянно говорим об ответственности журнали стов за сказанное и написанное слово, об их неосознанных или умыш ленных ошибках. Но согласитесь, часто бывает и так, когда с журнали стом, пишущим правду, просто сводят счеты за его критические вы ступления. Поэтому нередки случаи, когда по результатам нашей экс пертизы суды выявляют необоснованность претензий и исков к работ никам СМИ.

Общеполитический контекст попыток расправиться с журналис том за конструктивную и справедливую критику, обвинения его через суд или прокуратуру в некорректном использовании тех или иных слов или словосочетаний нам с вами вполне понятен. Наш российский строй образца 2003 года один современный российский публицист Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации метко назвал «подмороженной демократией», подчеркнув, что мы имеем демократию с ленинским мавзолеем, сталинским гимном, с аморфной массой завхозов в парламенте и военными в гражданской администрации. База этой демократии — увы, не малый бизнес и сво бодный предприниматель, но чиновник, столоначальник, не регули рующий рыночные отношения, а косвенно или напрямую участвую щий в них. Так что честным и неравнодушным журналистам (коих по ка меньшинство в этой профессии — таково мое личное мнение!) в на шей стране живется весьма несладко.

Приведу пример. В. Красуля, редактор газеты «Новый Граждан ский мир» (Ставропольский край), издающейся Союзом правых сил, обратился в нашу Гильдию с таким запросом (этот запрос был повто рен также поддерживающими В. Красулю депутатами Государствен ной Думы и руководством Союза журналистов России): «Является ли наказуемым в газетном материале слово «недееспособный»? В од ной из своих критических публикаций я это слово использовал. По сле этого у меня начались серьезные неприятности, закончившиеся уголовным делом по статье «Клевета». Вот что я писал: «Печально признавать, но пока черногоровская команда имеет все основания ликовать. Чудом избежав поражения на губернаторских выборах только потому, что краевые элиты не смогли договориться и выста вить проходного кандидата, избежав по этой же причине создания мощной оппозиции внутри краевой Думы, наш шумный и амбици озный, но абсолютно недееспособный губернатор вот-вот приберет к рукам и краевой центр».

Проведенный экспертами ГЛЭДИС анализ показал следующее.

Слово недееспособный в современном русском языке имеет следующие значения: 1. Неспособный к действию, к деятельности;

2. Не обладаю щий дееспособностью, не имеющий права на совершение действий юридического характера и не несущий ответственности за свои по ступки (юрид.). Ср. также: недееспособность — отсутствие у какого-ли бо лица права на совершение юридических действий в силу неспособ ности нести ответственность за свои поступки.

Первое значение слова недееспособный — общеупотребительное, имеет книжный оттенок. Второе ограничено сферой употребления — текстами юридического содержания, это значение терминологическое.

В анализируемом фрагменте заметки слово недееспособный употреб лено в первом значении, так как анализируемое высказывание — фрагмент газетной статьи, и, судя даже по фрагменту, статья критичес кая, стиль статьи (и фрагмента) — публицистический. Кроме того (и это обстоятельство следует признать самым главным), в анализируе мом фрагменте слово недееспособный распространено обстоятельством меры и степени, выраженным наречием абсолютно (абсолютно недее Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Будь осторожен, выбирая слово!

способный). Терминологическая лексика, как правило, не может иметь таких распространителей: дееспособность в юридическом понимании или существует, или отсутствует (или есть, или ее нет), так же, как и не дееспособность. Иными словами, понятие недееспособности не пред полагает меру и степень. Сравните: терминологическое — ограничен но дееспособный, но невозможное — ограниченно недееспособный.

Нельзя в терминологическом употреблении сказать: гражданин Н. от части недееспособен (ср. невозможное в русском языке отчасти слепой, абсолютно хромой). Если бы это было иначе, то применять критерий недееспособности было бы нельзя. Кроме того, известно, что сущест вует понятийный ряд: дееспособный — ограниченно дееспособный — не дееспособный.

Из контекста очевидно, что речь идет о недостаточной, с точки зре ния автора статьи, активности политического деятеля. Кроме того, для второго значения слова недееспособный типичны употребления: при знан недееспособным, не может совершать таких-то действий как не дееспособный, признание кого-либо недееспособным, недееспособный вследствие болезни, психического расстройства. Сравните примеры из публицистических текстов: демократия недееспособна, вы как физик не дееспособны.

Таким образом, наш эксперт убедительно доказал уместность ис пользования слова недееспособный в статье В. Красули и тем самым по мог суду отклонить чиновный иск в его адрес о клевете.

Вполне очевидны и некоторые общие уроки, которые дает наш экс пертный опыт:

1) всякий журналистский материал, публичное выступление — цельное речевое воспроизведение.

Следовательно, 2) составляющие его языковые средства, приемы, способы их использования, организации внутри данного речевого произведения, то есть текста, взаимосвязаны и соотнесены друг с дру гом, а речевая структура в целом, отдельные ее компоненты тесно увя заны с композицией текста.

Поэтому 3) каждая языковая деталь текста воспринимается (и оце нивается) в контексте целого текста, а также в рамках микротекста (не посредственного фразового, абзацного окружения слова, конкретного предложения, словосочетания, грамматической формы).

Все это важно учитывать при создании (и анализе!) текста, потому что языковые единицы (особенно слова, выражения) в контексте с другими языковыми средствами данного текста приобретают, могут приобретать дополнительные осмысления и стилистические оттенки (коннотации) под влиянием микро- и макроконтекста данного рече вого произведения в развитие тех смысловых и стилистических значе ний, которые они имеют в языке. Такие значения отражены в словарях Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации (в первую очередь — в толковых), в академической грамматике, в раз ного рода филологических справочниках.

Вот почему и в работе над текстом, и в ходе его стилистического анализа 4) при особом, необычном употреблении грамматической формы, фонетического варианта слова, словоформы (слова в падеж ной форме с предлогом или без предлога), при оригинальном постро ении фразы и т.п. архиважно всегда иметь в виду общий контекст (или речевую ситуацию) всего журналистского материала (текста) и уж не пременно — микроконтекст употребления языковой единицы или особого стилистического приема.

Наш опыт по проведению судебных лингвистических экспертиз убеждает, что журналисту жизненно необходимо — и примите это как одно из фундаментальных условий профессионализма! — задумывать ся над словом, над взаимным соединением слов во фразе, в тексте, вникать в их словарные значения и те дополнительные осмысления («созначения», как говорят лингвисты), которые они могут приобре тать в том или ином контексте, когда они соотносятся с другими сло вами, употребленными в данном тексте и не употребленными, но по тенциально подразумеваемыми в силу смыслового содержания и экс прессии слова — сказанного или написанного.

И еще об одном аспекте журналистской деятельности заставляют задуматься наши лингвистические экспертизы. Многие конфликты, ставшие предметом судебных споров, убеждают в том, какое громад ное, принципиальное значение для доброкачественности журналист ского материала (а также и устного публичного выступления) имеет этическая установка создателя текста.

«Как слово наше отзовется» — это исходный принцип всякой речи, любого пишущего, говорящего (даже в бытовой ситуации), а тем более профессионального литератора. А он предполагает не только заботу о моральном, нравственном комфорте адресата речи, текста (за исклю чением, конечно, филиппики, создаваемой с действительно благород ными целями), но и в не меньшей степени — элементарную порядоч ность, гражданскую честность журналиста. Лозунг «Газету надо делать чистыми руками», родившийся на факультете журналистики МГУ в конце 50-х годов ХХ века, остается в силе при всех обстоятельствах!

Журнал «Журналист», № 9, 2003 г.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Приложение 1. Нормативные материалы ПРИЛОЖЕНИЯ Приложение 1.

НОРМАТИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ Извлечения из Уголовного кодекса Российской Федерации Статья 129. Клевета 1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведе ний, порочащих честь и достоинство другого лица или подрываю щих его репутацию, — наказывается штрафом в размере от пяти десяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до од ного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадца ти до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публич но демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, — наказывается штрафом в размере от ста до двух сот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработ ной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста вось мидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работа ми на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяж кого или особо тяжкого преступления, — наказывается ограниче нием свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Статья 130. Оскорбление 1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, — наказывается штра фом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за пери од до одного месяца, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шес ти месяцев.

2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах мас совой информации, — наказывается штрафом в размере до двух Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации сот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработ ной платы или иного дохода осужденного за период до двух меся цев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Извлечения из Гражданского кодекса Российской Федерации Статья 150. Нематериальные блага 1. Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкос новенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосно венность частной жизни, личная и семейная тайна, право свобод ного передвижения, выбора места пребывания и жительства, пра во на имя, право авторства, иные личные неимущественные пра ва и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В случаях и в порядке, предусмотренных зако ном, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защи щаться другими лицами, в том числе наследниками правооблада теля.

2. Нематериальные блага защищаются в соответствии с насто ящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренными, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и ха рактера последствий этого нарушения.

Статья 151. Компенсация морального вреда Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случа ях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушите ля обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслу живающие внимания обстоятельства. Суд должен также учиты вать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Приложение 1. Нормативные материалы Статья 152. Защита чести, достоинства и деловой репутации 1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения пороча щих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, ес ли распространивший такие сведения не докажет, что они соот ветствуют действительности.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита че сти и достоинства гражданина и после его смерти.

2. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Если указанные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом.

3. Гражданин, в отношении которого средствами массовой ин формации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации.

4. Если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и в порядке, предус мотренных процессуальным законодательством, в доход Россий ской Федерации. Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда дейст вие.

5. Гражданин, в отношении которого распространены сведе ния, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возме щения убытков и морального вреда, причиненных их распростра нением.

6. Если установить лицо, распространившее сведения, пороча щие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, не возможно, лицо, в отношении которого такие сведения распрост ранены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распро страненных сведений не соответствующими действительности.

7. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репу тации юридического лица.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 года № «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (в редакции от 21 декабря 1993 г. № 11) (с изменениями от 25 апреля 1995 г.) Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 года № 6 в названии и в преамбулярной части настоящего постановления слова «чести и достоинства граждан и организа ций» заменены словами «чести и достоинства граждан, а также де ловой репутации граждан и юридических лиц».

Обсудив материалы проведенного совместно с Генеральной Прокуратурой Российской Федерации изучения судебной прак тики по делам о защите чести и достоинства граждан, а также де ловой репутации граждан и юридических лиц, Пленум Верховно го Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего данные правоотношения, постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что право граждан на защи ту чести, достоинства, деловой репутации является их конститу ционным правом, а деловая репутация юридических лиц — од ним из условий их успешной деятельности. Это обязывает суды при рассмотрении споров о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц глубоко анализировать все обстоятельства каждого дела данной катего рии.

2. Под распространением сведений, порочащих честь и досто инство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, о котором указывается в статье 152 первой части Граждан ского кодекса Российской Федерации, следует понимать опубли кование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телеви деопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служеб ных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, ад ресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу. Сооб щение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением.

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Приложение 1. Нормативные материалы Порочащими являются также не соответствующие действи тельности сведения, содержащие утверждения о нарушении граж данином или юридическим лицом действующего законодательст ва или моральных принципов (о совершении нечестного поступ ка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и дру гие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и об щественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репута цию гражданина или юридического лица.

3. В порядке, определенном ст. 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, не могут рассматриваться требо вания об опровержении сведений, содержащихся в судебных ре шениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок.

4. Иски по делам данной категории вправе предъявить юриди ческие лица и граждане, которые считают, что о них распростране ны не соответствующие действительности порочащие сведения.

При распространении порочащих сведений в отношении несо вершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии со ст. 48 ГПК РСФСР могут предъя вить законные представители. По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти (ч. 2 п. 1 ст. 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации).

5. Пунктами 1 и 7 ст. 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что гражданин вправе тре бовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо — сведе ний, порочащих его деловую репутацию.

При этом законом не предусмотрено обязательного предвари тельного обращения с таким требованием к ответчику, в том чис ле и в случае, когда иск предъявлен к средству массовой информа ции, распространившему указанные выше сведения.

Гражданин, в отношении которого средствами массовой ин формации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, а также юридическое лицо, если опубликованные сведения порочат его деловую репутацию, име ют право на опубликование своего ответа в тех же средствах мас совой информации (пп. 3, 7 ст. 152 первой части Гражданского ко декса Российской Федерации).

Dostoinstvo.qxd 3/9/04 17:35 Page Понятия чести, достоинства и деловой репутации 6. Ответчиками по искам об опровержении сведений, пороча щих честь и достоинство или деловую репутацию, являются лица, распространившие эти сведения.

Если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. При опубликовании или ином распространении таких сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не являет ся юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

По искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в служебных характеристиках, ответчиками являются лица, их подписавшие, и предприятие, учреждение, организация, от име ни которых выдана характеристика.

7. В силу ст. 152 первой части Гражданского кодекса Россий ской Федерации обязанность доказывать соответствие действи тельности распространенных сведений лежит на ответчике неза висимо от того, предъявлен ли иск о защите чести, достоинства, деловой репутации либо о возложении на средство массовой ин формации обязанности опубликовать ответ истца на публикацию.

Истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

8. В случае, когда действия лица, распространившего пороча щие другое лицо сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 или ст. 131 УК РСФСР, потерпев ший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении винов ного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о за щите чести и достоинства или деловой репутации в порядке граж данского судопроизводства.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.