WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Copyleft 2006, TedBeer Эта электронная публикация посвящается памяти замечательного человека Виктора Гребенникова. Его книга «Мой Мир» написана с огромной любовью к жизни, насекомым, к любимому делу, к ...»

-- [ Страница 2 ] --

хозяйственных растений, опылители — обеспечивают Забегая вперед, скажу, что сейчас картина высокий урожай семян, перенося пыльцу с цветка там резко изменилась: в черте города опы на цветок.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Уголок док до сверхгигантских галактик. Первые нашей с отцом опубликованные в печати научные мои механической труды были помещены не в биологических, мастерской.

а в астрономических журналах...

Став биологом, Но энтомологии — науке своего уже художником, писателем, далекого детства — я, в общем-то, не педагогом, изменил;

тем более, что на цветущих я теперь опушках и полянах близ Исилькуля очень тоскую сплошь и рядом встречались мои давние по работе друзья — те же виды, что обитали в «с железками».

Крыму и Средней Азии: бабочки-репейни цы, махаоны, подалирии, желтушки, зо лотистые бронзовки, песчаные и дорожные осы и многие другие. Но не менее инте ресными были и здешние шестиногие або ригены, которых я на юге не встречал.

Об исилькульских насекомых тех лет мог тошка шла на фронт), и колесики для бы, наверное, рассказывать бесконечно.

зажигалок, и железные трубы для печек Упомяну лишь некоторых.

и самоваров, не говоря уж о «текучке» — Уютная поляна в одном из дальних ремонте замков, ведер, патефонов, каст колков;

на душистых белых соцветиях та рюль...

волги-лабазника сверкают бронзовки, де Забота о хлебе насущном не очень-то монстрируют свои ярко-полосатые, как у совмещалась со школой и тем более — шмелей и ос, наряды коротыши-восковики энтомологией, потому в десятом классе у с длинными цепкими ногами, продолгова меня замелькали и четверки, и даже тро тые усачи-странгалии;

из трав доносятся ечки — но иначе не получалось.

стрекоты кобылок и длинные звонкие тре А в 44-м, не вынеся тягот и пережи ли кузнечиков. И почти каждый день, ваний за сына, который вот-вот должен кроме этих насекомьих песен, кроме жуж быть отправлен на фронт, неожиданно жания и шелеста больших и малых крыль умерла мать, всего лишь 56 лет ей ев, откуда-то слышится тончайший не то было — кровоизлияние в мозг...

писк, не то звон настолько высокого тона, И вот тут еще неожиданно увлекся что он близок к ультразвуку.

астрономией;

о том, как это началось и Кто это пищит? И где?

что это мне дало, я рассказал в книге ' Я перехожу на другое место, прислу «Мой удивительный мир»;

занятия астро шиваюсь: звучит так же, но опять непо номией на всю жизнь приучили меня к нятно — то ли вон там, в кустах, то ли точности, строгости, честности наблюде прямо, где тропинка, то ли где-то правее, ний, широкому видению Мира, удивитель в цветущих травах.

ному во всех своих проявлениях,— от микроскопических таинственных тихохо- Любопытство нарастает: как же так — Увлекшись в юности еще Небом, я специализировался на наблюдениях метеоров.

Одна из звездных карт с нанесенными на нее траекториями метеоров;

полет яркого метеора — болида.

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Обитатели лесных лужаек усач Странгалия и кузнечик Теттигония.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» И так — почти все лето. Да не одно лето, а несколько. И не только на этой поляне раздавался странный писк-звон — в иные годы слышался он во многих кол ках и рощах.

Но все-таки разгадка пришла. Так же вот звенело на одной из летних обильно цветущих опушек, а потом вдруг переста ло звенеть, и с ближней березы слетело крупное насекомое с прозрачными широ кими крыльями и широким туловищем, очень смахивающее на больших трескучих крымских цикад.

Цикады — в Сибири! Да не может такого быть: ведь певчие цикады — в основном жители тропиков, лишь несколь ко их видов обитает в Крыму, на Кавказе, и только немногим из них, что помельче, удалось прижиться севернее — до цент ральной зоны Европейской части страны.

Но уж никак не в Сибири.

И сколько радости и волнения я испы тал, когда виновница сверхтонких песен оказалась у меня в сачке! Да, это была представительница настоящих певчих ци кад, почти точная копия крымской, только вдвое меньше: стеклянно-прозрачные крылья с толстыми жилками, расположен ными так, что из продолговатых ячеек образовался красивейший кружево-рит мичный узор, и этот рисунок был каким-то удивительно законченным, как бы обозна чавшим творчество неких высших, неве домых нам, людям, инженерно-художест венных сил.

Особенно громко звучали цикады А на брюшке снизу были две пластины, вот в таких уголках под которыми виднелись щели. Это — Крыма.

звуковой аппарат цикад, совершенно не Этюд написан похожий ни на «смычки» кобылок, когда с натуры насекомое трет шершавой ногою о край толстыми мазками — крыла, ни на музыкальные аппараты куз иногда это очень соответствует нечиков и сверчков, у которых на одном состоянию природы.

Звуковой аппарат цикады. Рисунок предельно упрощен;

более подробно цикадьи «цимбалы» описаны на странице 82-й.

вполне явственный звук, но не поймешь откуда. Такого ведь не может быть!

Перехожу несколько левее. Вроде бы писк стал чуть внятнее — но, увы, тут же смолк. Стою не шевелясь минуту, дру гую, пятую... «Ультразвук» включается снова, но теперь с другой стороны, зна чительно правее... Быстро делаю туда, к кусту, несколько шагов, но ничего не ме няется, невидимый источник звука опять Цикадетта Монтана сместился, не поймешь в какую сторону...

живет в Сибири.

6 Мой мир Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» В Крыму мне монтана, что означает «горная» — назва доводилось видеть, ние, видите, оказалось совсем неудачным.

как самка Звуковой аппарат ее был в целом таким большой красной же, как у крымской родственницы;

высо цикады Тибицина одновременно вонзала кий же тон зависел несомненно от скоро в ветку и яйцеклад, сти сокращения мышц, а стало быть, ча и сосущий хоботок.

стоты посылаемых к ним нервных импуль сов — 20—40 тысяч раз в секунду, то есть 20—40 килогерц, что совершенно не укладывается в моем сознании: столько импульсов и сокращений в секунду у жи вого существа! Мастерица-Природа, одна ко, способна и на такое... А «плавающий писк» не дает обнаружить направление на насекомое, наверное потому, что слишком высок по тону, близкому к ультразвуку, к которому наши уши не очень-то при способлены. Для чего же вообще звуки цикадам — пока что для ученых тайна...

Видел я однажды, как самочка сибир ской цикады откладывала яйца в стебель какого-то водного растения, произведя надпил острым твердым яйцекладом сан тиметрах в тридцати над водою. Дело было у придорожного кювета с крутым склоном, и я, чтобы получше разглядеть происхо дящее, достал лупу, нагнулся, и... съехал в воду, спугнув насекомое, и так помял крыле мелкозубчатая выпуклая жилка, а растения, что стебель с яичками не нашел.

на другом — круглая рамка с туго натя Поэтому поручиться за полную достовер нутой пленкой — при трении жилки о ность того наблюдения не могу.

край рамки получается громкий стрекот.

Личинки певчих цикад помногу лет жи Природа наделила цикад очень своеоб вут глубоко под землей, посасывая острым разным звучащим устройством, скрытым хоботком корни растений;

затем превра под широкими крышечками, что в основа щаются в нимф — кургузые странные со нии брюшка самцов,— самки цикад абсо здания с мощными «зубастыми» передними лютно молчаливы. Две сильных толстых ногами, приспособленными для копания.

мышцы, отходящих вверх от середины Нимфа выбирается из подземелья наружу, грудки, прикреплены к особым, очень гиб замирает, шкурка ее лопается, и из нее ким и упругим мембранам-цимбалам, ра выползает взрослая крылатая цикада. По ботающим по принципу вдавливаемого дна сле в окрестностях Исилькуля я не раз консервной жестянки, но с большой час находил на травинках эти странные опу тотой. Звук усиливается парой огромных воздушных мешков, настолько заполняю- стевшие «скафандры» таинственных жите щих брюшко цикады, что пищеваритель- лей подземелий, превратившихся в тонко ные и все прочие органы, тощие и плоские, голосых неуловимых музыкантов.

плотно прижаты к верхней и нижней стен- К западу от Исилькуля — за кладби кам (а я-то думал в детстве: отчего эти щем, пустырями и болотцами (сейчас все здоровенные, явно не голодные насекомые, это — сплошные улицы) начинались по такие легкие?). Звуки тропических цикад садки и рощи плодопитомника — чудес столь громки, что Дарвин слышал их с ного в прошлом уголка природы, меж кол «Бигля» за четверть мили до берегов Юж ками, лугами и болотцами которого дав ной Америки.

ным-давно, еще до революции, очень муд Насколько громки звуки южных ци ро, заботливо и естественно люди вписали кад — настолько цикады «тугоухи» сами.

и яблоневые сады, и аллеи лиственниц, Во всяком случае, Фабр под деревом с елей, дубков, и рощи сосен, кедров, и цикадами палил из натуральной пушки — посадки вишен, слив, груш и других ди на певуний, точнее, скрипуний, это ни- ковинных, совершенно «нездешних» де сколько не действовало. ревьев и кустарников.

Обнаруженные мною на бескрайних си- Я застал Питомник — так тогда его бирских равнинах певчие цикады, как ока- называли — зеленым, цветущим, чистым, полным жизни, замечательным парком — залось, принадлежали к виду Цикадетта Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Золотая осень излюбленным местом игр ребятни и отды- не в силах равнодушно смотреть даже из в Питомнике.

ха взрослых. Именно здесь в начале со- далека — из Новосибирска, где сейчас В 2002 году живу,— на этот вандализм, я добился-та роковых у меня произошли интереснейшие ему исполнится ки, чтобы местные власти вынесли реше встречи с насекомыми юго-запада Омской ровно 100 лет.

ние об охране нескольких оставшихся там К этому юбилею области, а затем, спустя много лет, по клочков-лоскутков некогда пышной и раз я уже заготовил знавали природу мои дети — Сережа и нообразной Природы, о преобразовании для Исилькуля Оля. Позже, когда я организовал в Исиль мемориальную всего Питомника в Памятник Природы с куле детскую художественную школу, доску.

попыткой полного ее восстановления...

именно тут мы проводили летнюю прак А тогда, в сороковые годы, все тут было тику — писали этюды с чудесных уголков экологично и живо, даже в той части Питомника.

Питомника, которая примыкает почти Теперь это место, святое для тех вплотную к железной дороге — Трансси исилькульцев, которые по-настоящему, бирской магистрали.

искренно любят и ценят Природу, пору На ягодных полянах этой южной части гано: Питомник запущен, загажен, пере Питомника, прогретой солнцем, кипела пахан;

деревья гибнут целыми рощами, а своя, особенная жизнь. На шапках-зонти с востока на сады, поля, колки уже на ках борщевиков и снытей, каждый цвето ступили городские улицы и шагают даль чек которых блестел золотисто-прозрачной ше, да не просто так, а высылая вперед, то есть внутрь рощ и делянок, свой не- капелькой нектара, кормились цветочные пременный авангард — гадкие кучи сва- мухи, юркие жучки-горбатки, густо-синие лок. Забегая вперед, скажу, что, будучи травяные усачи, яркие нарядные жуки-пе Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» не то ягоды — шишковатые шарики раз мером с крупное яблочко-ранетку, но гли нисто-землистого цвета.

Я нагнулся и увидел, что шарики дей ствительно глиняные и явно сработанные каким-то насекомым, что подтвердилось вскрытием одного из них. Это был домик маленькой осы-эвмена, начиненный непод вижными, но живыми гусеничками;

часть их была съедена находившейся тут же беловатой личинкой эвмена.

Внутренность эвменьей комнатки ровно и гладко отделана — в отличие от наруж ной поверхности, сработанной как бы не брежно, нашлепками и наплывами, конеч но же, для того, чтобы домик был менее заметен в этой сухой траве.

На «Эвменьей Опушке» мне довелось видеть и некоторые этапы постройки гнезд — как изящная тонкотелая оса на лепляла глину на сухой стебель и по лучалась сначала вогнутая чашечка, затем становившаяся полым шариком;

как затем у этого круглого домика появлялась «дверь» в виде оттянутого, только вбок, горлышка кувшина.

А затем шло «снабжение» домика гу сеничками бабочек, не то листоверток, не то пядениц. Оса носила их откуда-то, об хватив вдоль, как палочку: меткие удары жала делали добычу неподвижной и уп руго выпрямившейся. Оса вставляла жи вую «палочку» во вход, ненадолго скры валась в хатке и летела вновь на охоту.

Но ни разу, как я ни старался, ни тогда, ни после, мне не посчастливилось видеть самое охоту. Думаю, если это снять на кино, получились бы захватывающие кад ры, и вот почему я уверен в этом. Я наловчился еще с детства брать пальцами Оса-эвмен стряки. Над кустами жимолости и ябло любых пчел, шмелей, ос так, что они не изготовилась ни-дичка на фоне синего неба величест в полете могут меня ужалить: либо за крылья, либо венно проплывали большие белые бабочки для нападения за спинку, так что жало или не достает с длинными хвостами на задних на гусеницу.

до пальцев, или скользит по ногтю. Но крыльях — парусники-подалирии. Там же эвмены, несмотря на свой малый размер, реяли стрекозы, с громким шелестом пи жалили меня из любого положения: их кировавшие на добычу, замеченную ими тонкая сильно удлиненная талия — сте в воздухе. А рядом с куртинками дикого белек брюшка — специально служит для лука, увенчанного круглыми бледно-лило того, чтобы, несмотря на все увертки и выми соцветиями, на сухих стеблях зла сопротивление добываемой гусеницы, об ка-полевицы росли какие-то не то грибы, вить ее чрезвычайно подвижным брюшком и нанести роковой укол точнехонько в нужное место;

других таких «извивающих ся» насекомых-охотников, кроме эвменов, я не знаю.

На «макропортрете», что здесь поме щен, я изобразил осу-эвмена, завидевшую добычу (она — «за кадром»): оса зависла Парусник в воздухе и изготовилась к поражению Подалирий.

жертвы.

В Питомнике Еще одна любопытная деталь, тоже, на этот вид верное, чем-то помогающая охоте: ле уже полностью вымер...

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» тящий эвмен не жужжит вовсе. Как это же причине погиб городской сад в центре у него получается — ума не приложу: Исилькуля).

крылья такие же, как у других складча- И голые обломанные скелеты погибших токрылых ос (в покое складываются вдоль берез Питомника теперь мертво и неесте пополам), а звука — никакого. Я подслу ственно белеют на фоне пока еще синего шивал это у эвменьих гнезд исилькульского неба: эту грустную карти специально — и прилетающая с грузом ну видно даже из окна проходящего по оса, и вылетающая на охоту или за глиной езда. Ходить же здесь небезопасно, осо были безмолвны.

бенно в ветреную погоду: можно «схлопо Закончив снабжение комнатки добычей, тать» по голове или спине очередным от эвмен подвешивает к потолку на тонкой ломком толстенной мертвой ветки...* паутинке яйцо, чтоб его не повредили И здесь же, в Питомнике, внимание начавшие шевелиться после парализации мое как-то привлекли бочоночки, срабо гусеницы. И тщательно замуровывает гли танные добротно кем-то из листа бе ной дверь.

резы — короткие, цилиндрические, но В шестидесятых годах на этом же месте очень плотные. У основания листа оста я нашел всего лишь одно эвменье гнез вался лишь маленький зеленый флажок, дышко. К огорчению, внутри находился смотревший направо;

центральная жилка кокон «кукушки» — какого-то наездника.

перегрызена поперек, а почти весь осталь Теперь же Эвменьей Опушки нет со ной лист превращен в цилиндрическую всем — все истоптано, изрыто, замусорено;

капсулу. Что внутри нее? Я развертывал неухоженная березовая роща полнос цилиндрики и находил там то довольно тью погибла от буйно разросшейся, но крупное коричневое яйцо, то ярко-оран чужой для природы здешних мест карага жевую личинку какого-то жука. Какого?

ны, или, как ее иначе зовут, желтой ака Это оставалось для меня загадкой.

ции: выделяя в почву и лесную подстилку фитонциды — вещества для собственной И вот однажды мне посчастливилось защиты — она, разрастаясь, губит всю увидеть неведомого строителя и просле ближнюю растительность (кстати, по этой дить за его работой почти до конца.

Это был жук-трубковерт, по-латыни Аподерус, расхаживающий по листу бере «Шаровой шарнир» зы на длинных блестящих черных ногах, позволяет с туловищем, высоко поднятым над лис жуку-трубковерту поворачивать голову тьями. У него были киноварно-красные в любую сторону надкрылья — именно по ним я заметил под очень большими жука на листе. Самое замечательное у углами.

него — голова, вернее, соединение ее по средством длинной шеи с грудкой: на пе реднем конце этой шейной «трубки» уст роен настоящий шаровой шарнир, и жук, ползая по листу и осматривая его края, поворачивал голову не как остальные на секомые, а гораздо более круто и свободно, оттого его движения, несмотря на такую «технику», казались какими-то осмыслен ными.

Это сходство еще более подтвердили дальнейшие его действия. Остановившись на одном месте левого края листа, жучок тщательно его обследовал усиками;

затем пошел к основанию листа, потрогал уси ками жилку, снова вернулся на место, опять — к жилке. Он явно что-то отмерял по известному принципу «семь раз отмерь, один раз отрежь».

Окончательно установив точку работы, * 1994 год: новое руководство этого хозяйства, вняв моим предложениям, начало корчевку всех «иноземных» кустарников и деревьев, сделавшихся тут сорными, в том числе караганы и американского клена;

меня же назначило научным консультантом по экологическому дизайну и охране природы.

6* Мой мир Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Три «бочоночка» разного возраста, сработанных аподерусами;

стадии работы по изготовлению такого домика этим замечательным строителем закройщиком.

жучок вгрызся в лист и стал резать его жвалами, как короткими ножницами по железу. Вскоре на его пути встретилась толстая центральная жилка. Без особых трудов перерезав и ее, закройщик повел линию отреза дальше, на другую половину листа, но здесь, за жилкой, его «рез» до вольно круто пошел вниз. Доведя разрез до середины правого поля листа, жучок остановился, проверил работу усиками, подрезал еще чуть-чуть, тщательно обтер ноги, усики, шею...

А потом началось невероятное. Строи тель ушел к самой вершине листа и, действуя своими длинными и цепкими но гами и головой, с силой стал складывать лист вдвое вдоль жилки, одновременно скатывая его поперек — к основанию, где перегрызена жилка. Работа давалась с большим трудом: лист была упругим, тол стым, тем более сложенным вдвое, и нуж но было преодолеть сопротивление и са мой плоскости листа, и, особенно, доволь но толстых боковых жилок, отходивших от центральной.

Упругий лист стремился выпрямиться, но сильные и цепкие лапы жука не только Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Другой трубковерт — нее работа шла к концу: близилась линия тополевый — «первого отреза».

свертывает свои Дело шло к вечеру, и нужно было «сигарки» только из пяти(!) листьев. уходить. Но перед этим я пометил ветку листком из блокнота, насаженным на су чок.

Через два дня я снова здесь. Жука — нет, зато цилиндрик — полностью готов.

Верхней его кромкой послужила главная жилка листа: аккуратный толстый обод венчал цилиндрический домик;

внутри обода, если смотреть сверху, виднелись крепко заправленные внутрь радиальные складки «крыши». Бок цилиндра был проч но приклеен к оставшемуся лоскуту листа;

низ тоже хорошо подвернут и закрыт. Я уже знал, что там — яичко, и не стал разрушать сделанное жуком.

Зато попозже, в августе, когда цилин дрики на березах побурели — они ведь не получали питания из-за перерезки главной жилки — я принес домой десяток этих удивительных сооружений. Некото рые осторожно вскрывал и поглядывал, как там идут дела. Личинки, выевшие середину домика, стали крупными, тол стенькими и вскоре превратились в куко лок — существ со странной внешностью:

оранжевых, горбатых, с редкими длинны ми щетинками.

Из куколок выходили жуки. Чем их надежно фиксировали сделанное, но про кормить? Будут ли в неволе размножать должали складывать, стягивать и сворачи ся? Поставил в садок веточку березы. Увы, вать неподатливый материал с еще боль делать домики они не стали, зато, кор шими трудом и силою: небольшой вначале мясь, прогрызали в листьях множество ма кулечек уже превращался в цилиндр, но леньких дырочек. Брачных симпатий друг работать приходилось с возрастающими за к другу не проявлялось, наоборот: нача труднениями: сжимаемый и скатываемый лись... драки. Два жука, встретившись ли лист становился по ходу работы шире, а цом к лицу, высоко подняв туловище на жилки — длиннее и толще...

своих черно-блестящих суставчатых ногах, Иногда казалось, что у жука для этой махали передними, как руками, били друг сложной и трудной работы явно не хва друга, но неуклюже, «непрофессиональ тает ног — столько действий приходилось но»...

на каждую, а лист сопротивляется, набе Пришлось отнести пленников обратно гает ненужными складками... тем не ме в Питомник и выпустить на волю. Позд нее, уже в шестьдесят седьмом, с трудом найдя здесь лишь один «бочоночек», я основательно проследил за тем, как труб коверт готовится к выходу из куколки и как на свет появляется жук. Процесс этот длился почти сутки;

не беда, что я не спал — зато удалось сделать документаль ные наброски и записи. Вот главные из них:

17 августа, 7 часов утра. У куколки начали темнеть глаза, до этого они были оранжевые, как и вся она;

18 часов. Потемнели ротовые органы, «колени», крылья, выставленные из-под надкрыльев — дымчатые, как 7-й сег мент брюшка. Конец брюшка, лапки, кон цы усов — стекловидны;

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» 21 час. Почернели голени, глаза, лицо, четырьмя ногами. С силой разминает их шея, крылья, часть бедер, основания усов;

и брюшко. Ноги почти не разгибаются 22 час. Темнеет переднеспинка. Концы вначале — прилагает невероятные усилия.

лапок внутри студенистых «пузырей» — Отделяется задняя волосатая вилка.

черные.

1 час 03 мин. Разминает ноги. Крылья В этот час я переворачивал куколку на расходятся по швам. Натягивает пленку бок — она, энергично двигая брюшком, на бедрах и тазиках*, пленка тянется, снова переворачивалась на спину!

лопается. Чулком стаскивает ее с головы, 23 час. Щипцы на конце брюшка стек усов.

ловидны, их концы — темнее. Брюшко 1 час 04 мин. Задняя вилка и шкурка каждые 2—3 секунды вздрагивает. Иногда со спины — длинным лоскутом сзади. Ва куколка начинает энергично двигать лик переднего «чулка» докатан вниз до брюшком (подвижно только оно).

середины тела. Голова свободна.

18 августа. О час. 30 мин. Каждые 3— Затаив дыхание, я наблюдал за проис секунды подгибает брюшко, напрягая его ходящим. Метаморфозы Живого Существа и расширяя в стороны. На лапках студ были не только очень для него трудными, невидные «пузыри» резко уменьшились.

но и вообще какими-то непривычными, Крылья почти черные, зато надкрылья, «неземными».

середина бедер, лоб — заметно бледнее, 1 час 05 мин. Лапки еще вязнут в чем вначале.

шкурке. Две освободил — правые пере 1 час ночи. Сокращения брюшка более днюю и среднюю, трет одна о другую;

напряженные, частые. Дрожит. Пленка, через полминуты — левые. Надкрылья на облекавшая студневидный слой, везде опа лились, полных размеров и форм. Крылья ла, кроме коготков на лапках. Апельси под них почти спрятались.

ново-оранжевые лишь брюшко и спинка.

Тут новорожденный перевернулся на Подолгу отдыхает.

ноги, но не вышло — упал...

Это были интереснейшие часы и мину ты: рождался жук, но зато в каких муках, как это трудно ему давалось! Смотрите и * Ноги насекомых состоят из следующих сегмен читайте дальше: тов: лапка, голень, бедро, вертлуг, тазик (причленен к грудке).

1 час 02 мин. Подвигал двумя, затем Copyleft 2006, TedBeer Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» 1 час 07 мин. Сучит ногами, теребит пропало,— теперь я точно знаю, что слу шкурку сзади. Передняя ее часть уже слез- чилось это сразу после переезда из Исиль ла за середину туловища, жук ее мнет куля в Новосибирск в 1973 году,— я по ногами, скатывая ниже.

нял, что оно было довольно редким, до 1 час 10 мин. Лежа на спине, как бы ставшимся немногим «счастливчикам» от играет шкуркой, вертя ее ногами;

вонзает далеких пращуров наших, диких обезья в нее коготки. Стал желто-черным. Глаза но-людей, которым оно было жизненно черно-красные.

необходимо. Сейчас я понимаю, насколько это неприятно, а то и опасно, заблудиться, 1 час 14 мин. Перевернулся на ноги, зацепившись за подставленный мною па- скажем, в лесу, и очень грущу оттого, что лец. Шкуру отбросил. Тренирует шею, ки- перестал принимать «сигналы», посылае вает: горизонтально держать голову еще мые моим родным Домом. Кто знает, мо не может. жет быть и такое: в Доме — а в нем сейчас очень много жильцов — что-то 1 час 20 мин. Через полупрозрачные надкрылья видно, как шевелит, вытягива- переделали, перестроили, перенесли (про ет, складывает крылья. Стоит на ногах, стенок? крышу? пол?), и параметры этой но усики еще направлены назад, голову «сигнализации» изменились именно в еще не выпрямил. году? К слову сказать, появился на Свет 1 час 25 минут. Голову наклоняет вниз я не в родильном доме, а именно в род уже на 90°. Упал, встал сам. Продолжает ном... Ну и еще пример на ту же тему:

упражнения по разгибанию шеи вверх и бродя и дрейфуя по тысячекилометровым вбок. пространствам Арктики, в общем-то не 3 часа. Ходит уверенно, поворачивает многочисленные белые медведи вполне ус голову во все стороны. Еще бледноват по пешно и своевременно находят и друг дру сравнению с полевыми.

га, и свои «родильные городки». Запах на 5 часов. Цвет и все остальное почти таких огромных расстояниях и постоянных дошли до нормы. Энергичный нормальный ветрах исключается, видимые ориен жук. Положенный на спинку на стекло, тиры — вечно меняющиеся торосы, ледо пытается перевернуться с помощью ног, вые поля, трещины — тем более. Среди затем, открыв надкрылья, выпустил млекопитающих и птиц зоологи укажут крылья, оттолкнувшись ими, перевернулся десятки таких примеров.

через голову — и встал на ноги.

Рождение живого существа — необык- А как с этим у насекомых?

новенное, трудное, неповторимое... Нет, Я уже знал, что пчелы и осы даже с как мало все-таки мы знаем о Жизни! И далеких расстояний возвращаются домой какое преступление совершаем, что, даже и что к дому их ведет хорошая зрительная не желая уделить Ей хотя бы нескольких память;

другие находят друг друга по за минут внимания, грубо и безжалостно Ее паху, третьи — неизвестно как. В заме уничтожаем — тракторами, косами, огнем, чательных опытах Жана-Анри Фабра сам ядами, пилами, просто сапогами...

цы бабочек-сатурний летели к самке не только с подветренной, но и с наветренной ' * • - ;

• • :.. •. • > • • • • • • стороны, куда не могла попасть даже мо лекула пахучего вещества самки. Пчелы Много лет назад я мог точно указать каменщицы, занесенные им за многие сот направление на мой Дом, где родился и ни метров, а то и километры, возвраща вырос, на Двор в Симферополе, на сам лись домой даже после того, как Фабр им Город,— будь я в лесу или помещении, в перед возвращением «кружил голову» в Средней Азии, на Урале или в Москве...

темной коробке, которую вращал на ве Думал, что так оно должно и быть — ревке. Исправно возвращались домой с взять хотя бы почтовых голубей! — и двух-трех километров, притом напрямик недоумевал, чему же удивляются люди, через город, осы Церцерис. Стало быть, когда завезенные за сотни и тысячи ки «чувство дома» существует реально и ши лометров собаки-кошки приходят-таки, роко распространено в природе.

хоть отощавшие, домой. Я был также со...За северной границей Питомника, на вершенно уверен — особенно когда зани полянах между колками, исилькульцы бра мался астрономией,— что направление на ли дерн для крыш — лопаткой на L-об страны света каждый человек чувствует разном черенке вырубали как бы пло вполне нормально, и считал странными ско-выпуклые круглые «линзы» и увозили советы вроде тех, что в лесу север можно в город, где укладывали их на крыши определить по мху у комлей и тому по А так выглядит сараев, землянок, домов наподобие чере добному. Зачем все это, когда и так всегда тополевый пицы: тяжелая, но надежная и теплая знаешь, где север—юг—запад—восток?

трубковерт кровля от дождей и морозов. На полянах под лупой.

Лишь потом, когда это чувство у меня оставались площадки с лунками, располо Copyleft 2006, TedBeer Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» увидел вскоре, что она не одна: почти параллельным курсом еще один сфекс во лочил точно такую же кобылку. А когда попался и третий охотник с ношей, я сделал так: обошел их большой, метров за тридцать, дугой — и направился к ним навстречу. Тут и попалась мне та «луноч ная площадка», где работало несколько ос.

Одни рыли норки, другие бегали суетясь, третьи затаскивали в свои подземелья обездвиженных кобылок. Норки распола гались не так чтобы густо, не ближе пяди друг от друга, но всего, когда я хорошень ко разглядел «осоград» — норок было тут сотни три, никак не меньше.

Несколько норок я тогда осторожно вскрыл. Они были неглубокими;

идущий полого вниз ход заканчивался продолгова той объемистой пещеркой, в которой на ходились неподвижные кобылки все того же вида — по два, иногда по три экзем пляра. Они лежали вверх ногами, иногда «валетом»;

лишь только слегка вздрагива ли концы лапок и щупики — такие ма ленькие усики у самого рта. На груди одной из кобылок было либо плотно при клеенное яйцо, либо уже вышедшая из него личинка сфекса, вгрызшаяся в тело бедолаги...

Охоту этих сфексов мне не доводилось видеть;

сколько я ни «косил» сачком по траве — кобылок нужного вида тоже не попадалось. «Косил» и дальше, откуда шел основной поток крылатых охотников с до бычей — бесполезно: либо их охотничьи угодья находились на еще более далеком расстоянии, либо кобылки этого вида оби тали «кучно», но в таких уголках травя ных джунглей, которые почему-то мино вал мой сачок (скажем, не подпрыгивали при тревоге, а отсиживались на земле), женными, как соты, вплотную друг к дру- либо, скорее всего, их было просто мало, гу. Я тогда с боязнью прикидывал: что же и лишь «специалисты» сфексы умели их станется с омскими и казахстанскими находить.

опушками и полянами лет так через 30— По Фабру сфексы тех видов, что он 50, когда город и села вырастут и потре- наблюдал у себя во Франции, обездвижи буют огромного количества дерна для мно- вали сверчков и кузнечиков тремя удара ми жала в нервные узлы — шейный, жества новых крыш и ремонта старых?

Сейчас вроде и смешно об этом вспоми- грудной и в основании брюшка;

думаю, что мои исилькульские поступали сход нать, но, во-первых, те раны-лунки на ным же образом. Жаль, что это не про теле земли, хоть и неглубокие, целы и по верить: сколько я теперь ни ищу в тех сей день, во-вторых, моя тревога за судьбы краях их потомков — увы, не попадаются.

Природы, родившаяся еще тогда, когда все В любое время И кобылки того вида тоже. Безмолвствуют считалось неисчерпаемым, в общем-то бы с любого расстояния я и «луночные городки», следы которых ла своевременной...

мог безошибочно можно еще найти на некоторых полянах.

показать направление Так вот, одну такую «луночную пло Это очень и очень плохо: боюсь, мне уже на крышу моего Дома щадку» облюбовали осы-сфексы. Тогда, в в Симферополе. не повторить давнего, довольно грубого, сорок втором, я удивился: коричнево-чер Слева — но чрезвычайно ценного эксперимента, ная стройная оса тащила за ус средних белянка Аудония, который я в юности поставил в сфексовом размеров кобылку, по-видимому, обездви милая бабочка городке. А повторить его необходимо. И моего Детства...

женную ударами жала;

следя за нею, я вот почему.

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Оса-сфекс закончила рытье норки и вскоре отправится за добычей.

Вырезав ножом земляной кубик-«моно- рожно перенес монолит на бровку канавы, лит» с норкой сфекса, уже заполненный метров за двадцать, а может, и кобылками и тщательно зарытый осою,— больше — здесь лежали мои походные для детальных домашних наблюдений — пожитки, в том числе коробка для пере К куску дерна я ненароком «прихватил» и соседнюю нор- носа монолита.

с норкой ку, по-моему брошенную: во всяком слу- И вдруг случилось неожиданное. С во неожиданно прилетел издалека чае несколько часов здесь никто не появ- сточной стороны налетел сфекс, кинулся ее хозяин...

лялся с добычей или без таковой. Осто- к моему земляному кубу, тревожно попи Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» по запаху: во-первых, это далеко, во-вто рых, не может же быть такого, чтобы каждый экземпляр сфекса метил норку своим «персональным» пахучим вещест вом. Может, нечто исходило от парализо ванной ядом жертвы? Но нет — дома, вскрыв норку, я убедился, что она была еще совершенно пустой...

Порядок работы этого вида сфексов строго одинаков: сначала рытье норки, за тем охота, и тогда лишь — только с до бычей! — возвращение в норку;

после снабжения ее двумя-тремя кобылками — откладка яйца, заделка входа землею.

Больше оса сюда не возвращается, и ее дитя развивается самостоятельно (вообще у большинства насекомых матери никогда не видят своих детей). Так почему же этот мой новый знакомый нарушил свое строгое расписание и вернулся к норке пустой, без добычи?

В окрестностях скивая крыльями, забегал по нему;

тут же Выходило, что сфекс, находясь где-то «сфексограда» нашел пустую (!) норку, скрылся в ней, шныряли хищники, на долгой и пока еще безуспешной охоте снова вылез, полетал вокруг, опять в нор отбирающие за кобылками этого редкого вида, как-то ку;

тревожно высунул усики в ее пролом, у ос кобылок — почуял, что с норкой творится что-то не что я учинил ножиком, снова вылетел — жужелицы решатчатые.

доброе, и немедленно прилетел к ней на и так минут двадцать.

Барельеф одной из них прямик. Именно напрямик, а не на старое Затем, видимо, убедившись, что норка я выковал из железа, место — я хорошо помню, что видел: он натер луком его «переехала» в другое место, да вдоба и накалил вок повреждена, улетел и больше не по- летел ко мне на высоте примерно двух до нужного цвета.

являлся: несомненно, делать новую пещер- метров именно с восточной стороны, то Сейчас он в музее.

ку в пределах родного «сфексового город- есть оттуда, где за колками были охот ка». ничьи угодья сфексов, а не от «лункогра Как оса узнала, что ее норка теперь да», находившегося теперь от меня и мо находится именно здесь? Уж наверняка не нолита с гнездом прямо на севере. Схема поможет вам понять и представить всю необычность и таинственность происходив шего.

Ну не могла же в конце концов «сиг налить» сфексу за многие десятки, а мо жет, сотни метров довольно простая по лость в земле с рыхлыми, ничем не об мазанными стенками? Нет, скорее всего это — противоестественная цепь случай ностей, какая-то мистика...

Как глубоко я тогда ошибался в своих юношеских «материалистических» рассуж дениях! А ведь было чего проще сравнить осу-сфекса с самим собой: я-то в те поры с любой точки страны в любое время суток мог моментально указать направление на свой Дом и Двор, не считая это никаким чудом;

кстати, никаким «вундеркиндом» в этом плане я не был: мой внук Андрюша до трех-четырех лет моментально показы вал откуда угодно точное направление на нашу новосибирскую квартиру...

Взять бы тогда и поставить целую се рию опытов, начиная с таких: 1) сфекс вырыл норку, полетел за добычей, после чего накрыть норку широким листом же леза;

2) сфекс улетел на охоту — быстро Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» подготовить норку к перемещению, про- закрытой пещерке. А форма полости, как резав ножом или лопаткой боковины ку- оказалось много лет спустя, имеет в этом бика с норкой в центре, но не вынимать деле решающее значение...

его, и, как только покажется сфекс с ко- Всем ли сфексам — а их много былкой, быстро вынуть монолит и пере- видов — присущ столь высоко развитый хоминг — так нынче по-иностранному зо местить его вбок на несколько шагов, но вут ученые чувство Дома? Или только тому не теряя сфекса из виду: куда он потащит виду, что я наблюдал давным-давно? Но груз? Или на время бросит его и полетит не вижу я их больше в Питомнике, как на разведку — к старому месту или к ни стараюсь. И вид не знаю — тогда новому?

подобных определителей не было, а без Сейчас я более чем уверен: сфекс на научного названия любое энтомологическое правился бы к новому месту — к норке.

наблюдение не имеет ценности. Не сохра Потому что теперь твердо знаю: норка нились и коллекции, в которых было не излучает волны. Какие? Терпение, чита сколько экземпляров этих ос и их жертв тель! В этой же книге, но несколько даль — кобылок, а почему не сохранились — ше, вы все это узнаете и сами научитесь расскажу вскоре.

у насекомых кое-чему «необычному»: те А вдруг тот вид сфексов вымер вообще лепатии (передаче мысленных сигналов на расстоянии), телекинезу (бесконтактному — по крайней мере под Исилькулем?

...Теперь, читатель, ты поймешь, какой передвижению предметов), биолокации (нахождению полостей сквозь толщу ма- невосполнимой утратой для Человечества может обернуться уничтожение хотя бы териала). Узнаете и физическую природу одного вида насекомого даже на небольшой этих «чудес» — и, надеюсь, с пользой территории, не говоря о полном его ист примените их в своей жизни и работе.

реблении.

Одна самка сфекса за свою жизнь, то Даю голову на отсечение, что ни одна есть за сезон, делает несколько норок;

у осы, что прилетела к монолиту с переме- Суперцивилизация любой из Галактик ни щенным гнездом, концы крыльев были за- когда не создаст обычного пока на Земле метно обтрепанными — признак того, что рыжего лесного муравья.

за ее плечами много норок и удачных Или — того же сфекса.

охот за кобылками. Чем же отличались Ну и последнее. Столкнувшись с Чу те гнезда от этого, незаполненного?

десным и Непознанным, нужно, отбросив Да именно своею заполненностью: воз ложный стыд и прочие предубеждения, не душного пространства там, между добычей медленно изучить это как можно более и стенками, оставалось совсем немного, и подробно, записать, сфотографировать, за пространство это имело совсем иную фор- рисовать, взять образцы — и направить му, да еще и земляная «дверь» в наглухо для публикации в научный журнал (воз Жуки-нарывники тоже используют «биолокацию», издалека слетаясь к участкам, где глубоко под землей кобылки спрятали свои яйца.

Жуки безошибочно и быстро бурят тут «скважины».

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Сфексы транспортируют свою добычу только за усик...

7 Мой мир Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Так малярийный раст экспериментатора или наблюдателя не Вернемся, однако, в годы сороковые...

плазмодий попадает имеет при этом значения). А то получится Там, далеко-далеко, за седыми Ураль из слюнной железы скими горами, за далекою Волгой, гремела как у меня с электрофонными болидами...

комара в организм самая кровопролитная, самая жестокая из Вот что это, в двух словах.

человека войн;

мой Крым, мой Дом и Двор были и размножается Когда я занимался астрономией, то был в его кровяных уже германские, и горе мое не знало гра очевидцем двух явлений, которых, по мо «шариках».

ниц. Тревожно и голодно было и здесь, в ему разумению, не могло быть вообще:

глубоком тылу;

до насекомых ли было, одновременно с полетом очень ярких ме когда завтра будет нечего есть, если не теоров — болидов — был слышен явст удастся подзаработать после школы слесар венный звук. Не могло же этого быть но-паяльным трудом поллитровку молока потому, что звук в воздухе распространя или полсотни рублей, а на рынке, благо, ется со скоростью 330 метров в секунду, он был рядом, выбирай, что купить на Позы комаров: а расстояния до болидов были: в одном них: либо полупрозрачную с синевой кулекса (сверху) случае порядка трехсот километров, в «оладью» из мороженой картошки, либо и анофелеса другом — около ста. От науки эти на (малярийного). стакан табака-самосада... Но все равно на блюдения я скрыл, хотя описания «обыч секомые звали меня к себе, да так осно ных» метеоров и болидов, а также других вательно, что я сразу после десяти небесных явлений регулярно отправлял летки — это была весна сорок чет ученым.

вертого — оказался на должности помощ А потом, десятилетия спустя, узнал, ника энтомолога Исилькульской малярий что феномен этот известен с XVI века;

ной станции. Собственно, энтомолога нам научно обработанный перечень электро не полагалось, лишь «пом», — но и это фонных болидов Сибири, Урала и Даль было счастье;

предложил мне эту работу него Востока, общим числом 54, я поме заведующий станцией эвакуированный стил в 1984 году в книге «Метеоритные врач-ленинградец М. А. Чернятин.

исследования в Сибири», а вскоре же, в Никто сейчас не знает и не помнит — 1988 году, в соавторстве с двумя москов материалы эти засекречены, — как в скими астрономами, привел глобальный Исилькульском районе, да и во многих список 353 таких болидов в книге «Акту других районах Омской области свирепст альные вопросы метеоритики в Сибири»;

в последней дана моя гипотеза этого фе- вовала малярия. Крохотные паразиты номена, и впервые в мире в научном ас- плазмодии, выедая содержимое красных трономическом труде содержатся ссылки кровяных телец и тут же размножаясь, на... энтомологические статьи.

дружно выходили «наружу», и человека Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» сосать, впрыскивает туда немного своей слюны. Так поступают самки всех кома ров-кровососов, и дело кончается от силы зудом или прыщиком;

другое дело у ано фелеса: со слюной он впрыскивает не сколько сот малярийных плазмодиев — но при условии, если перед этим кусал ма лярийного больного.

Взрослые комары зимовали в надвор ных погребах, на потолках сеней, сараев, чуланов, — но попробуй в скудном свете коптилки найти их тут, когда «пото лок» — это редкие жерди, на которых уложен слой веток с засохшими листьями, а поверху — дерновые пласты. Тем не менее моей обязанностью было тщательно выявлять места этих зимовок, исследуя степень зараженности комаров плазмоди ями. А личинки их развивались в много численных болотах и болотцах, которые обрабатывались так: мы собирали дорож ную пыль, сеяли ее, смешивали затем с ядом — парижской зеленью, и ручным вентилятором опыливателем «РВ-1» опы ляли с берегов и кочек болота... При этом, кроме комариных личинок, гибло великое множество безвредных водяных и надвод ных тварей, но что было делать, когда, бывало, вся деревня, включая председате ля колхоза, лежит вповалку в приступе, и некого «выгнать» в поле, а на поле том полынь забивает реденькую немощную пшеничку, и мизерный паек военных исилькульских времен, если когда и уда валось получить его в многосуточной оче реди, был горек-прегорек в буквальном смысле этого слова — от полыни...

Особенно «полюбилась» комарам и Комаров вечерами валил с ног тяжелейший приступ лихо плазмодиям деревня Лукерьино, что на охотно поедают радки. Через два дня — еще, и еще, и северо-востоке Исилькульского района: в стрекозы — еще...

дни приступов — все до одного на лавках, чем не биометод?

А переносили эту заразу комары из полатях, полу и трясутся в лихорадке, рода Анофелес, чьи слюнные железы, ко укрывшись то тулупом, то какой-нибудь торые я рассматривал в микроскоп, порой рванью: А кожа у них желтая, особенно распирало от плазмодиев. Сядет такой ко желты ногти и белки глаз: это от лекар маришко на кожу человека, воткнет свой ства ядовито-желтого цвета под названием тончайший хоботок и, чтобы легче было акрихин, которое мы развозили по селам мешками. Все же оно немного помогало;

с утра до ночи мы обходили все избы, «кормили» народ акрихином, «кололи» его плазмоцидом, приговаривая навсегда за помнившееся: «Кислого-горького-соленого не есть, в бане не мыться, ног не мо чить!». А у всех-всех поголовно плюс к тому надо взять из пальца по капле крови для анализа, пробивая кожу «иглой Фран Комар ка» — эдакой щелкающей рубилкой с пру начинает вонзать жиной и ножом-зубилом, который не всег свой «шприц» да с первого раза пробивал заскорузлые, в кожу. Футляр блестящие от труда и земли пальцы ста («ножны») риков, женщин и детишек: мужчин в де при этом изгибается и отводится назад. ревнях практически не было, а малярия Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Сквозь дымку лет моллюсков, ракообразных, рыб, червей, не щадила никого. Лечить их было трудно, Средняя Азия птиц...

выявлять — еще труднее: лечение нужно вспоминается мне Работая в Исилькульской малярийной строго периодическое относительно дней и Страной Тысячи и Одной Ночи.

часов приступов, а попробуй в них раз- станции, я изъездил, а больше исходил — Ну а одна у нас была лишь одна тощая лошаденка берись, когда человек болен одновременно из чудесных тамошних трехдневной «обычной» малярией да вдо- — весь район, каждое село, деревню, аул, бабочек — бавок тропической (название — неудач- хуторок даже с одною землянкой: их тогда, павлиноглазка до укрупнения, было очень много — рас ное, она валила сибиряков почем зря), Меорис хуттони — изображена кинутых по степям, колкам, заозерьям приступы которой следуют через день, а без прикрас и с этого края, ставшего мне родным до каж то и чаще...

натуры.

дого кустика, муравейника, полянки.

Малярия в Сибири давно и абсолютно И вдруг, ранним майским утром, на побеждена (хоть крохотен мой вклад в это дело, но он все-таки был), и комаров-ано- бреющем полете — в Исилькуле тогда базировалось летное училище — треску фелесов теперь тут никто не боится, и чий У-2, и темная перчатка летчика в правильно делает: слюнные железы их кожаном шлеме кидает за борт кипы ли стерильны. Не стало больных малярией — и болота перестали быть ее «рассадника- стовок (и когда их успели напечатать!) — Победа! Долгожданная, вначале почти не ми», «исчадиями зла», и не нужно их вероятная, но пришедшая-таки к нам, ко теперь «нефтевать», как раньше (нам в мне, ко всем. А на пустыре-стадионе — Исилькуль нефти не перепадало), опылять стрельба: салютуют кто чем может — бер парижской зеленью с дорожной пылью;

данками, самопалами;

вдруг забухало еще наоборот, эти неглубокие, полные Жизни водоемы очень нужны Природе и подле- громче — это на поляну притащили из жат теперь не осушению и «мелиорирова- военкомата в Исилькуле учебное ПТР — нию», а всяческой охране: в них зарож- противотанковое ружье...

даются ручьи и реки, они смягчают и...Через некоторое время, когда разре увлажняют климат, они дают пищу и убе шат проезд в другие города, я укачу в жища великому множеству насекомых, Таджикистан работать в астрономической Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Прибор, на котором обсерватории (ныне — Институт астрофи я работал,— зики). Этот период будет очень недолгим, метеорный патруль — но навсегда запомнятся черные южные состоял из семи ночи, с необыкновенно яркими звез фотокамер, «карауливших» дами, с непривычно низкой над горизон метеоры.

том полярной, бетонная тумба в сталина бадском* Ботсаду, на ней — «метеорный патруль» — установка с несколькими фо токамерами, направленными во все сторо ны неба;

тявканье шакалов в темных ку стах, трели множества ночных насекомых, а когда закончишь работу и включишь фонарь — десятки здоровенных фаланг веером разбегаются от моего астрономи ческого пункта. Напомню, что фаланги — это существа вроде пауков, но не с двумя, а с четырьмя ядовитыми крючьями, на человека никогда не нападают. И еще за помнилась — в Крыму такой не бывает — особенная, жгучая сухая жара, когда полуденное солнце поднимается почти что Бабочки к зениту...

«альпинистки» памирских А потом у меня будет Урал: это отец высокогорий:

повезет меня испытывать все тот же свой горная огневка «вибратор для сухой добычи золота» в (сверху), Миасс Челябинской области. Но польют кокандская пестрянка, толстоголовка Штйудингера, Сартская Атамандия, * Сталинабадом с 1929 по 1961 год называлась бархатница Мани. столица Таджикистана Душанбе.

7* Мой мир Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Порою в барак залетали слепни — здо ровенные глазастые мухи, те самые, ко торые донимают на пастбищах коров и лошадей. Как-то я привязал такому слеп ню за ногу длинную нитку, но непрочно, на один узелок — чтобы вскоре развяза лась. Другой же конец нити привязал к сделанному мною бумажному легкому са молетику. Был солнечный день. Слепень взлетел, но, почувствовав сзади груз, сде лал с натугой пару кругов;

а потом по летел прямо, буксируя мой нехитрый ле тательный аппарат. А впереди по курсу — вышка с часовым... Он глазел в другую сторону;

но вот белый махонький планер, ярко освещенный солнцем, начал набирать высоту — это мой живой «бук сир» решил перевалить через ограду — и У меня чудом холодные осенние дожди, «сухой» добычи привлек внимание человека с винтовкой.

сохранились не получится, и, вернувшись из дальнего И серая длинная нитка, и землистого с давних лет Ленинского прииска в Миасс, мы совер цвета слепень, при столь быстром движе эти крупинки шенно обнищаем, и будем ходить по го уральского нии, конечно, не были видны охраннику роду, стучать в окна: «Хозяйка, не надо самородного золота, на фоне широкой, тоже серой, полосы за нарисованные, ли чего починить?» — и отец садится претной зоны у забора, — а вот белый как и насекомые, чинить испортившуюся за военные годы «самолетик» летел будто бы сам, набирая из-под микроскопа...

швейную машинку, а я — стенные часы;

высоту и как-то «разумно» поворачивая гонорар — миска вареной картошки да от то вправо, то влево.

силы десятка впридачу — как раз на ноч Тут надо сказать, что попытки пере лежку;

ранним утром — снова по домам...

бросить за зону записку с камешком стро И все же нас, двух бродяг, возьмут в жайшим образом наказывались — пятнад швейную промартель: одного механиком, цатью сутками карцера, а то и добавкой другого, то есть меня — на должность срока, и часовые имели насчет этого спе секретаря-машинистки (печатать я нау циальную инструкцию — глядеть в оба.

чился в Симферополе раньше, чем пи А тут не то что записка с камнем, а явно сать) — с ночлегом то на конторских рукодельный бумажный планер улетает — столах, то в подвалах этого же здания.

из лагеря! — не то кем-то ведомый, не то управляемый на расстоянии, а в нем, А потом настанут совсем уж черные поди, записка, а может, что и похлеще времена: отец угодит в больницу, а я — (а был он просто из белой бумажки).

в Златоустовскую тюрьму, где просижу Часовой вытаращил глаза, передернул ровно полгода, после чего меня, двадца затвор винтовки;

самолет как бы в ответ тилетнего, осудят на двадцать же лет, и на это резко свернул в сторону, возвра повезут этапом по лагерям Карабаша, щаясь в лагерь, но затем сделал крутой Кыштыма, Увильдов;

и превеликим чудом вираж, и, огибая вышку уже справа, пе я уцелею — если только можно назвать ревалил через забор на ту сторону — на чудом умение рисовать человечьи портре волю. Солдат вскинул винтовку, — а я ты, а рисованию в детстве, если помните, гляжу издали и думаю: неужто стрелять научили меня мои друзья-насекомые.

станет? За ложную тревогу однако не по И они, насекомые, прилетали ко мне хвалят, особенно за стрельбу в противо сюда, за высокий лагерный забор, принося положную от лагеря сторону — а там их на трепетных крылышках привет с Воли, казармы, штаб, офицерские дома...

воспоминания о несбывшихся Науке, Охранник, стуча сапогами по деревян Жизни, Природе, теперь бесконечно дале Бабочки, ному полу вышки, заметался из угла в ких и недосягаемых. Да, да: в этих страш прилетавшие угол: что делать? Схватив телефонную ных прямоугольниках, увенчанных вы в наш лагерь трубку, начал было вопить в нее что-то через забор шками с вооруженными часовыми, не с колючей нечленораздельное, как вдруг самолет смотря на то, что всю траву в лагерях проволокой:

опять повернул и пошел прямо на него...

тогда тщательно пропалывали,— появля репейница, Служака оцепенел;

бросив трубку, снова лись милые моему сердцу желтушки и бархатница, вскинул к плечу винтовку, но ствол в его белянки, бархатницы и голубянки, стре пеструшка, дрожащих руках ходил ходуном...

козы и даже небольшие бронзовки. А по шашечница, голубянка, И далась же моему бедолаге-слепню том улетали сквозь колючую проволоку червонец.

ограды — и как я им завидовал! эта вышка!

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» бледным лицом, бестолково махал рукою, показывая, как «сам» летел самолет, а ефрейтор-разводящий крутил пальцем у виска — ты, мол, такой-сякой, тронулся тут на вышке от жары иль страху,— и увел его вниз, оставив наверху другого солдата, уже не с винтовкой, а с новень ким автоматом.

А того горе-часового на вышке я больше не видел...

Дело-то могло кончиться много хуже:

отвяжись нитка от мушиной ноги раньше, вблизи от вышки, или поверь тот ефрейтор словам часового — немедленная «генераль ная проверка», со «шмоном» (повальным обыском), посадкой в карцер всех подо зреваемых;

допросы, общее ужесточение режима — как при каждом ЧП...

Лагерные мои «университеты» длились шесть лет — до смерти Сталина, и радо стным теплым летом пятьдесят третьего я оказался на воле с полностью снятой су димостью*. Куда ехать? А в Горький**: с Влекомый им планер облетел ее дваж тамошними астрономами у меня когда-то ды, затем еще раз побывал глубоко в зоне, был крепкий контакт. Увы — не взяли...

и лишь после этого, круто забирая вверх Пришлось, скрепя сердце, устроиться в и резко увеличив скорость, растворился в клуб художником-оформителем, благо ху небесной синеве;

надеюсь, моя нитка вско дожнический опыт был у меня уже изряд ре от него отвязалась.

ным. Там появился у нас сын Сережа, а По телефонному звонку горе-охранника * В. С. Гребенников. Мои университеты. «Наука на пост взбежали двое военных. На вы и жизнь», 1990 г., № 8.

шке поднялся гвалт: один, с мертвенно- ** Ныне — Нижний Новгород.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Исилькульский натюрморт.

В ту счастливую пору этюды и картины получались у меня сочными и радостными...

Исилькульская весна.

Этюд маслом.

еще через полгода мы махнули в Страну Это было олицетворение щедрости и пло моей Юности — Исилькуль, к его при- дородия замечательного края;

здесь, на вольным степям, милым грибным и ягод- рынке, била ключом славная, богатая ным колкам, полянам и опушкам, к его жизнь с бесподобно-живописной толчеей щедрым садам-огородам, к обильному вся- телег, лошадиных грив, весов, мешков с кой всячиной рынку, где в прохладе мяс- мукою, яркими плюшевыми кофтами ка ного лабаза оттягивали крючья тяжелые зашек, увешанных монетами, кучерявыми свиные и бараньи туши, говяжьи грудины спинами и лбами баранов, пиалами с ши и бока, а на бесконечных прилавках тес- пящим кумысом, серебряными узорными нились пирамиды из огурцов, помидоров, отделками ремней и подвесок на одеждах яблок и прочей садово-огородной снеди. стариков-казахов в сапогах выше колена Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» тех времен — на соседних страницах. А потом, обзаведясь оптикой — опять же самодельной! — стал писать этюды с на секомых, но теперь крупные, с метр или больше — уже масляными красками. Бы вало, этими насекомьими этюдами были сплошь увешаны все стены нашего жили ща;

масляные краски — материал для это го «жанра» живописи чрезвычайно труд ный, многие этюды не получались, да и вообще большую часть их я дарил знако мым, а когда накапливалось слишком мно го — совал в печку: молодой, мол, напишу еще сколько надо, успеется...

А теперь страшно жалею: любой этюд, большой иль малый, удачный иль не очень — это не только неповторимый документ, но и частица Души, отделенная от нее безвозвратно, навеки;

как бы украсили те мои этюды эту книгу!

Меня попросили возглавить кружок изобразительного искусства Дома пионеров — параллельно с работой в клубе. Рабо тали мы с ребятами больше под открытым небом, а в непогоду и зимой — на клубной сцене. Все это было очень нужно, очень интересно, но все более отдаляло меня от шестиногих любимцев. Программа детской изостудии не предусматривала изображе ния насекомых, а мне так хотелось поде литься с ребятами этим своим опытом, После дождя.

на круто изогнутых колесом ногах — от Вид из нашего окна. куда более богатым, чем натюрморты с того, что эти ноги всю жизнь сжимали Этюд маслом.

крынками.

туловище коня;

кого-то из них я, наверное, Кружок стал большим, обрел извест много лет назад потчевал акрихином и ность;

его заметили омские художники, и ставил им противомалярийные уколы...

через несколько лет его удалось преобра Только тут я почувствовал в полной зовать в специальное учебное заведение мере свое Второе Рождение на свет, вдох — детскую художественную школу, куда нул по-настоящему истинный Воздух Сво я полностью перешел из клуба. Наконец боды — чистейший воздух бескрайних то облегчилось мое общение с Миром На исилькульских степей, плодороднейших секомых: я имел твердый выходной, а полей, с их заливистыми кузнечьими тре главное, двухмесячный летний отпуск. И лями, с их медово-душистыми многоцвет не только вернулся на насекомьи любимые ными лугами, с друзьями моего детства поляны, но организовал свой первый эн насекомыми, с торжественно-величавыми томологический заказник.

закатами, подобных которым я не видел Все бы хорошо, но и омские художники, больше нигде в стране.

и мои коллеги-преподаватели «ополчи Энтомологов, однако, тут уже не тре- лись» на моих насекомых, точнее на меня, бовалось — с малярией давно покончили, рисующего с помощью оптических прибо и я поступил в железнодорожный клуб ров — это, мол, «не искусство». Мне было предложено немедля бросить изображение художником*. Рисовал я рекламы, писал насекомых — «иначе уберем с должности афиши, делал декорации к спектаклям, директора школы». И смех, и грех...

портреты передовиков;

после работы этюд Тем временем у окон нашей квартиры ник на плечо — и в Питомник, в леса и стали прогуливаться милиционеры и ка степи: писать природу, а то и просто го кие-то молчаливые типы «в штатском», родские дворики и милые сердцу домиш иногда заглядывая в подъезд, а то и в ки. Репродукции с сохранившихся этюдов квартиру, на дверях которой была стран Исилькуль.

ная, не как у всех, надпись: «Осторожно Декабрьское утро. * Сейчас в этом здании — историко-краеведче — шмели!», а из дырочек в оконной раме, Большая ский музей, с мемориальным залом В. С. Гребен никова. (Ред.). рядом с яркими сигнальными знаками, картина маслом.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» «Посланцы на этих страницах, и мне пришлось уйти вылетали какие-то небольшие, но весьма другого мира», «подозрительные» существа — кто их зна- из моей любимой «Художки», которую я прилетавшие ко мне часто вижу во сне.

ет, может, дрессированные или чем-нибудь на свет лампы:

зараженные, а проследить, к кому их на- Когда выйдет эта книга, «Художке» мучная огневка, совка-металловидка, правлял хозяин, нет решительно никакой моей исполнится сорок лет...

глазчатый бражник, возможности из-за стремительности их по- Дабы не утомлять читателя, опущу серебристая лунка, летов. На подоконнике можно было сна- описания своих побегов с семьей от тор молочайный ружи узреть сосуды с какой-то живностью, жествующих «победителей» в совсем уж коконопряд, желтая медведица...

какие-то странные устройства, и пополз дальние края — в Тернопольскую область по городу слушок: «А Гребенников-то — Украины, куда меня позвали как специа разводит микробов!» листа-практика по разведению шмелей, затем под Воронеж, где я организовал вто Перед окном нашей квартиры всю ночь рой энтомологический микрозаповедник, ярко горело некое устройство: сверху — затем... Но пора главу эту, про мои До ртутная лампа, под нею воронка и банка роги, кончать, а в приложении к ней дать с какими-то бумажными полосками типа несколько практических советов и зада телеграфных лент, в которых чего-то такое ний.

шевелилось: — Сигналит американским спутникам!.. Насылает на нас лучи!.. Дер- Юного же художника, любящего жив жит связь с другими планетами!..— по- ность, хочу порадовать и обнадежить: вре следнее, впрочем, не без основания: не- мена сейчас совсем другие, и ценится не которые исилькульцы помнили мою до- так «бумагодокумент», как результат ра машнюю астрономическую обсервато- боты;

в нашем же деле — умение не рию,— и так далее. А это была лишь только самому понимать, чувствовать, обе светоловушка для ночных насекомых... регать Природу, но и «зажигать» этим других. Так что смело рисуйте Мир, уви Все это теперь я вспоминаю с улыбкой.

денный и в лупу, и в микроскоп, и в Но обидно лишь вот за что: среди моих телескоп, и сквозь иллюминатор космиче бывших учеников — дизайнеры, архитек ского корабля, и никто вам не помешает, торы, инженеры, пейзажисты, жанристы, не сочтет за чудака или тем более за декораторы, оформители, ученые-искусст разведчика, который посылает тайные сиг воведы, а вот художников-анималистов налы врагам нашего народа, окопавшимся нет ни одного. Не разрешили мне тогда на других Галактиках...

учить детей тому, что вы видите теперь Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» но ПОЛЕВИКУ ЕСТЕСТВО ИСПЫТАТЕЛЮ:

Сачок. Сразу оговорюсь: все, что здесь рекомендую, — не для истребления насекомых, а для их изучения. В том числе и сачок:

поймал насекомое, рассмотрел, зарисовал, сфотографировал — и на волю.

Так вот, смею утверждать, что все существующие сачки, да же у маститых энтомологов, не хороши: тяжелы, неманевренны, новании к легкой латунной гиль- лочка также окрашена в скром громоздки. Обод, сделанный из зе от охотничьего патрона — то- но-зеленый (хаки) цвет.

тонкой проволоки — гнется, из же медной проволокой, закреп- Мешок сачка, глубиной толстой — тяжел, особенно ленной оловом или клеем;

вместо сантиметров, сшивается из мел складной, и все они в конце кон патрона можно спаять из жести кой капроновой сетки, марли, цов ломаются у основания. А у трубку диаметром 18 мм и дли- тюля по этой выкройке. У обода меня сделано так: к ободочку из ною 70 мм. Все это поверху за- ткань быстро порвется, поэтому стальной тонкой (2 мм) прово крашивается зеленой масляной она пришита к широкой полосе локи, имеющему в диаметре или нитрокраской. толстой прочной ткани, свободно сантиметров — самый удобный облегающей обруч, тоже по воз В боку гильзы просверлена размер! — у основания прикреп можности более «полевого» цве дырочка, куда входит Г-образно лены отрезки такой же проволо- та, пусть даже пестрой — это изогнутый шуруп. При сборке ки, повторяющие форму обода: делает сачок менее заметным для сачка в поле он ввинчивается че два — длиннее, два — короче, насекомых.

рез дырочку в древко — палочку как на рисунке. Скреплены они При взмахе, быстрых поворо длиною полметра (не более: с тонкой медной проволокой, — тах, ударах о кусты, стены инер длинной палкой резко падает ма ция дальней облегченной части места эти пропаять или обильно невренность инструмента), плот обруча очень мала, наиболее же смазать каким-либо прочным но входящую в гильзу, то есть тяжелое и в то же время наибо клеем. Все это притянуто в ос толщиной 18 миллиметров. Па лее прочное место — у основа ния. Работать таким инструмен том одно удовольствие: палочка с шурупом и обруч с мешком легко умещаются в сумке, рюк заке, портфеле.

Приемы охоты выработаются сами. Но, поймав насекомое, бы стро перекиньте мешок сачка за бок обруча вращательным движе нием древка — пленник уже не вылетит.

Контейнеры. Так я называю все то, в чем ношу насекомых живыми для детального их изу чения, одомашнивания и других целей. Использую для этого ко робочки от фотопленок, баночки от лекарств и тому подобное. Ког да занимался шмелями, то кон тейнерами служили алюминиевые коробочки для диафильмов, в крышках которых были проколо ты отверстия. А вообще-то, если время транспортировки менее 4— 5 часов, контейнер может быть и без отверстий: воздуха насекомые потребляют относительно немно Copyleft 2006, TedBeer ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ Глава III. «ДОРОГИ» ную к насекомому или пауку, а с летающими: поверьте, нет при чтобы получилась маленькая ятнее картины, когда вынесешь «комнатка». Поверх тампончика на балкон бронзовку — этакий поместите следующего «пассажи- живой изумруд — и она, взоб ра» и так до самого горлышка равшись на конец пальца, с жуж пробирки. Ватные перегородки жанием уносится в синее небо, извлечете дома проволочкой с за- радостно покачиваясь в полете!

гнутым концом. Мой внучок Андрюша очень лю Хищные насекомые должны бит присутствовать при этих за доставляться в «персональных» мечательных пусках, ставших контейнерах. для нас традиционным и обяза тельным обрядом.

Беру с собой также одну-две стеклянных банки с полиэтиле- Лупа. Обычная складная, новыми крышками — для очень двух-четырехкратная, более крупных насекомых, а также для сильная в поле не потребуется.

жителей вод. Кроме пластиковых Когда я не носил очков, все равно крышек полезно иметь кусочек при походах имел в кармане сетки и кольцо из шнурковой ре- плюсовые очки, которыми поль зины — закрывать банку для зовался как бинокулярной лупой «особо воздухолюбивых» пленни- при рассматривании Жизни в ков. травяных джунглях;

фокус же Во всех случаях, после нуж- регулировал наклоном головы, ной работы с ними, отпустите их меняя расстояние от глаз до на на волю. Нелетающих придется секомого — тогда зрение ни отнести на их родину. Иное дело сколько не напрягается. Сейчас Тайна крыльев бронзовки, превращающихся в полете в жесткие несгибаемые плоскости, открывается с помощью простой лупы.

го. Спичечные коробки для до ставки насекомых очень неудоб ны — прищемляются-отрываются ноги и усы, средних размеров жук запросто выбирается из коробки.

Имейте в сумке несколько пробирок и комок ваты. Поме стив на дно пробирки одного пленника, вдвиньте прутиком ватный тампончик, но не вплот Copyleft 2006, TedBeer ЭКИПИРОВКА • СОВЕТы • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ Виктор Гребенников «МОЙ МИР» стятся или начнут вращаться, от метьте это место. Следующий «галс» — в противоположном на правлении, в метре от первой проходки, и так далее. Сначала потренируйтесь на какой-либо посудине, зарыв ее в землю.

Биолокатор фиксирует не только гнезда животных, но и корни деревьев (особенно гни лые), трубы, кабели. Работать нужно лишь в безветренную по году. На неровной местности, с кочками, буреломом и всем тем, что помешает равномерному дви жению шагом, биолокация за труднена. Через год-два «биоло для этих целей тоже использую пинцет, включая пружинящие очки, но более сильные, чем по- его пластины. цировать» сможете и без инди вседневные. Топорик — маленький, тури- катора — просто ладонями, как на рисунке.

Бинокль нужен много для че- стический — заменяет мне нож, лопатку, молоток и многое дру- Удивительно то, что «усы» го — призматический 8-кратный.

гое. Держу всегда очень острым, Но для объектов, находящихся биолокатора перекрещиваются не ближе 6 метров, он не приспо- подтачивая колесиковой точил- только над действующими му кой. Для безопасности на «жало» соблен. Однако если сделать на равьиными дорогами, но даже топорика надет фанерный предо- поздней осенью, когда жители объективы съемные картонные хранитель.

насадки с плюсовыми очковыми муравейника ими не пользуются стеклами — отлично видны и Биолокатор. Нужно, скажем, и спят в глубинах своего дома.

близкие предметы. Но оптиче- узнать, где под землею находится Фотоаппарат лучше всего ские оси обеих половинок оста- полость с гнездом ос, шмелей, зеркальный, типа «Зенит». Удли обиталище суслика. Возьмите в ются параллельными — а надо нив до отказа его «штатный» объ руки две широкие — 2-3 санти- ектив, фотографирую бабочек, бы их сводить — и у бинокля метра — пробирки или трубки, получается своего рода «косогла- крупных жуков;

резкость обеспе вставив в них Г-образные прово зие». В этом случае я применяю чиваю приближением или удале локи: вертикальная часть 15 см, лишь одну насадку и использую нием аппарата от объекта. Для горизонтальная 35 см, толщина прибор как монокуляр. С его по- черно-белых снимков применяю 2-3 мм, металл — любой. Держа мощью удобно наблюдать издали пленку чувствительностью пробирки как на рисунке, — за работой роющих ос, жуков- единиц, и, если это солнечный пальцы чуть вразбег, горизон навозников, кузнечиков, наезд- день, то выдержка в 1/125 се тальные части проволоки смотрят ников и многих других насеко- кунды и диафрагма 1:8 или около вперед, параллельны — идите по мых. этого. Еще лучше, если фотока поляне. Если проволоки скре Пинцет нужен для многих це- мера — с встроенным в визир лей — брать жалящих насеко мых, доставать из норок личи нок... Лучше всего длинный, 20 сантиметровый, но с мягкой пру жинистостью, чего можно до стичь, выбрав точилом часть ме талла в указанном на схеме ме сте. Любитель слесарно-паяльных дел сможет сделать неплохие пинцеты вроде тех, что на ри сунке, комбинируя жесть с про волокой, частями бритвенных лезвий, старой часовой пружины.

Пинцет, что справа, — очень ос трый, прочный, и в то же время мягкопружинистый, служит не только для лабораторных микро работ — нередко выручает и в поле. Сделал я его, сильно обто чив 12-сантиметровый обычный Copyleft 2006, TedBeer ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ Глава III. «ДОРОГИ» Летящих насекомых снимать Отличный инструмент для макросъемок насекомых приду- почти невозможно, разве что «стрелять» наугад в глубину об мал профессор П. И. Мариков лака-роя поденок или звонцов.

ский — я успешно пользуюсь им Иногда повезет и с жуками:

много лет. В старый «Фотокор» «щелкаешь» его на цветке, он вместо кассеты вставлена пласти в этот миг, испугавшись, взле на, в центре ее — муфта с резь тел — и получается редкий кадр.

бой, куда ввертывается «Зенит» Неплохо могут получиться насе без объектива. Растяжением меха комые в «стоячем» полете — му достигаем любого увеличения, а хи-журчалки, жужжала. Но фо со сжатым мехом «Фотокор» ра тоохота на них требует много ботает как телеобъектив к «Зе терпения, выдумки. И — плен ниту». При сильных увеличениях ки... Я считаю удачным, если на без привычки трудновато пой одну пленку приходится один-два мать в визир нужный живой объ хороших снимка.

ект, одновременно добиваясь рез Если идете на фотоохоту вдво кости наклонами туловища, поэ ем — захватите два зеркаль тому, чтобы «набить руку», по ца — освещать солнечным «зай тренируйтесь на каких-нибудь чиком» насекомое, если оно в те домашних предметах. При силь ни, или, для сидящего на цветке, ных увеличениях экспозиции бо устроить второе, а то и третье, лее 1/125 секунды нежелатель «солнце» — с помощью зайчиков ны: от движения трав ветром, же. Могут получиться очень вы собственных движений насекомо разительные и высокохудожест го, дрожания рук может полу венные снимки. Да и вообще рез читься «смазь».

кую тень от насекомого, сидяще го на листе, земле, стволе, лучше Если насекомое спокойно, то, смягчать таким вот зайчиком или не выпуская его из кадра, мед просто листком белой бумаги, яр ленно смещайтесь в стороны, ко освещенным солнцем.

чтоб оно попало на такой участок Видео и кино. Незаменимая, фона, где будет выглядеть конт нужнейшая техника для энтомо растней и резче — например, лога-полевика, изучающего и темную бабочку лучше «поме пропагандирующего Жизнь. Но стить» на фоне светлой дорожки, приобрести что-либо в этом роде а то и неба — для чего накло мне так и не довелось: дорого...

ниться и снимать снизу.

Иногда я поступаю так: снимаю живое насекомое на слайд, с которого пишу «натурщика» красками, непременно убирая все лишнее и усиливая главное.

По этому принципу сделан этюд стрекозы-лютки.

Если фотоаппарат незеркальный, то снимать насекомых можно таким образом.

экспонометром-стрелочкой, типа «Зенит ТТЛ».

Для более крупных снимков насекомых понадобятся удлини тельные кольца или самодельные насадки с плюсовыми очковыми линзами, вроде тех, что рекомен дую для бинокля.

Copyleft 2006, TedBeer ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ Виктор Гребенников «МОЙ МИР» «трехсотка», или люминесцент ная ультрафиолетовая (прямо на нее не глядите). Светоловушку лучше поместить на стену дома, ограду, дерево так, чтобы насе комым было ее видно издали в как можно более широком сек торе и чтобы не было рядом «кон курирующих» источников света.

Привлеченные светом насеко мые упадут в банку, где вы их утром и найдете. Нужных сфо тографируйте и нарисуйте, ос тальных — выпустите.

В дальних ночных походах в Исилькуле мы с сыном Сережей использовали железнодорожный Светоловушка. В двухлитро- ху — 30 см, высота — 30 см.

электрофонарь. Отличный источ Верх воронки спереди срезан ко вую банку вставьте воронку из ник света — фара мотоцикла или со. В банке — бумажная «лапша» бумаги, пленки, жести, как на автомашины, разумеется, непод для рассредоточения насекомых.

рисунке. Примерные размеры:

вижных, но обзавестись такой отверстие снизу — 5 см, свер- Над воронкой — яркая лампа «светоловушкой» я, сами пони Ночные бабочки Исилькуля 60-х годов:

медведица Кайя, глазчатый бражник, дуболистный коконопряд, златогузка, серебристая лунка, совка-металловидка, серпокрылка. Сейчас мало кого из них там встретишь...

Copyleft 2006, TedBeer ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ Глава III. «ДОРОГИ» Задание четвертое: пронаблю дать за действиями осы и судьбой парализованной ее жертвы, пред варительно, в отсутствие хозяй ки, обильно смочив землю вокруг норки.

Варианты и подробности вто рого, самого важного задания. В отсутствие хозяйки вырежите из земли не кубический блок, а трехгранную призму — потребу ется лишь два основных «реза» лопаткой. Отнесите норку метров за двадцать и быстренько, но ак куратно прикопайте ее в преж нем положении, то есть вровень с землей. Отметьте обе точки какими-либо знаками на местно сти и в блокноте. Набравшись маете, за всю жизнь так и не Место аммофил, сфексов, помпилов сумел...

в «Родословном древе подотряда жалящих перепончатокрылых», Задания. Перед вами — схе выполненного мною для книги И. А. Халифмана матические рисунки трех ос, вер «Четырехкрылые корсары» про ос.

нее, «обобществленные портре ты» одиноких ос трех групп (в каждой из групп — множество видов): слева песчаная оса аммо фила, в центре — сфекс, спра ва — дорожная оса помпил. Ам мофилы заготавливают для своих детей гусениц, отлавливая их и парализуя;

сфексы — кобылок (а те, что покрупнее, — кузнечиков и сверчков), помпилы охотятся на пауков — тоже разных раз меров, в зависимости от своего роста.

Так вот, если вам доведется видеть рытье норки осою — не пожалейте несколько часов, по наблюдайте за последовательно стью операций и общим ходом дел. Сбегайте за блокнотом, но жом, лопаткой. Записывайте, за рисовывайте, а от фотографиро вания воздержитесь: придется на клоняться близко к осе, что мо жет ее спугнуть.

О первом и втором заданиях я писал на страницах 95—96.

Задание третье: когда оса вы рыла норку и улетела на охоту, переждите минут десять—двад цать и закатите в норку — не руками, а прутиком — несколько крупных комочков земли. Над лежит выяснить: найдет ли те перь оса гнездо при изменившем ся объеме полости? Если найдет, то станет ли выбрасывать ваши комочки? А если нет, то как по ступит?

Copyleft 2006, TedBeer ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ • ЗАДАНИЯ • ЭКИПИРОВКА • СОВЕТЫ Виктор Гребенников «МОЙ МИР» терпения и, главное, внимания, следите враз за обеими норками, для чего нужно встать где-то между ними сбоку: куда и как оса потащит добычу?

Если «по новому адресу» — дождитесь выполнения всех про цедур, все запишите, зарисуйте, снимите точный план «полиго на», а через недельку выньте мо нолит с гнездом, поместите его в достаточно просторный сосуд, закройте сеткой и поставьте на балкон или веранду. Через поло женное количество недель или месяцев, когда из кокона выйдет взрослая оса, сохраните ее, чтобы энтомологи смогли определить вид. Если хотите сделать это са ми, то пользуйтесь только ака демическим «Определителем на секомых Европейской части СССР», том 1, первая часть, из дательство «Наука», 1978 год.

Может случиться, что вам по везет, и если вы набредете на «осоград», подобный вышеопи санному, то повторите этот опыт несколько раз, все запишите, за рисуйте и бережно сохраните два-три коллекционных экземп ляра ос и жертв, а также опу стевшие осиные норки.

Если хотя бы часть подопыт ных жителей «осограда» повлечет свои грузы по новым адресам — значит, норки эти определенно служат волновым «маяком» для насекомых, и вы будете «соуча стником» одного из величайших открытий века, имеющего прямое отношение к физике твердого те ла, квантовой механике, биофи зике, познанию тайн Простран ства и Времени.

Более подробно об этом в гла ве «Полет». Но перескакивать че рез главы не советую — многое упустите.

Настоятельно прошу любите лей Чудес Природы овладеть техникой макрофотосъемок и быстрых набросочков с натуры.

Поглядите на мои зарисовки и фото на нескольких последую щих страницах. Заверяю: ника ким «талантом» обладать для этого не нужно, а лишь усерди ем, вниманием и смелостью. Но изобразительные документы — ценнейшая часть любого наблю дения.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Эту сцену охоты помпила на паука мне удалось сфотографировать под Новосибирском с помощью «сдвоенного» фотоаппарата, так же как и последующих «фотонатурщиков».

Толстоголовка Морфей сфотографирована на участке «Степной треугольник» Исилькульского Памятника Природы «Реликтовая лесостепь».

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Бронзовка мраморная еще сохранилась на луговинах нашего Памятника Природы за деревней Новодонка южнее Исилькуля.

Там же отснята и пяденица щавелевая, маскирующаяся под сухой листочек с четкой «жилкой» посредине...

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» У северных границ Памятника Природы (участок «Питомник») до сих пор можно встретить крупнокалиберные (входит большой палец!) норы самого крупного паука нашей страны — джунгарского тарантула.

Охотится он только по ночам — на жуков, кобылок, других крупных насекомых.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» А это опять на экологической тропе в Питомнике:

перламутровка на бодяке...

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Один из удачных «фотовыстрелов» по рою крохотных комариков-звонцов.

Тоже редкий кадр.

Момент взлета усача Странгалии с соцветия дягиля.

Пришлось снимать лежа, с земли, и долго ждать...

Гусеницы волнянки.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Для верного рисунка бабочки и жука нужно сначала «построить» общую форму, а уж после — детали.

Copyleft 2006, TedBeer Глава III. «ДОРОГИ» Если на картонку ровно намазать пластилин, прочертить в нем палочкой рисунок, а затем залить гипсом, он, затвердев, «превратит» канавки в очень выпуклые линии.

После того, как слепок высохнет, пропитываю его каким-либо полимерным клеем (БФ, эпоксидным), расписываю масляными красками и покрываю лаком. Так сделано это изображение осы-блестянки.

Таким же способом изготовлен рельефный портрет Жана-Анри Фабра, книги которого о насекомых так увлекли меня в детстве (наблюдает за осой-аммофилой, несущей гусеницу). Тоже полимерно-гипсовая масса, но окрашена под старую бронзу.

Один экземпляр рельефа я подарил музею Фабра во Франции, другой находится в нашем музее под Новосибирском.

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» А на этих декоративных плитках — бабочки червонец, голубянка, сенница и травяные клопики трех видов.

Комплект плиток работы В. С. Гребенникова (из частного собрания профессора МГУ В. Б. Чернышева).

Copyleft 2006, TedBeer Глава IV.

ЛЕСОЧЕК кашель, и некуда спрятаться от газа, и так порой не одни сутки — пока ветер не повернет в другую сторону. А направо от этих труб — цепи гор, мертвых, без единой сосенки, без одной травинки: все живое на огромной площади к востоку от завода было уничтожено. Трубы эти дымят и по сей день...

Какое же счастье быть далеко-далеко от всего этого, дышать настоящим, неиспор ченным воздухом Сибири! Любовь к здеш ним степям, колкам и полянам, помножен ная на эту чистоту воздуха, росла и крепла у меня с каждым днем, мало-помалу по гашая невеселые уральские воспоминания с их непременным привкусом — медносер нистых дымов Карабаша. А обилие друзей насекомых на лесных исилькульских лу жайках подкрепляло эту любовь, и в рюк заке моем почти всегда соседствовали этюд ник с красками и сачок;

оба эти инстру мента плюс, конечно, бинокль — никогда не были без дела.

До чего это здорово — снова и снова обходить ставшие родными поляны и опуш ки, любоваться красавицами-бронзовками, закопавшимися с головой в сладкое души Шел тысяча девятьсот пятьдесят шестой стое кружево таволг и подмаренников, вды год. Я работал в клубе художником — это хать настоенный на ароматах полевых цве было еще до изокружка, вдыхал полной тов воздух этих счастливых мест и подолгу грудью Воздух Свободы, которым, после смотреть вверх, в бездонное, ничем не ом недавних лагерей, никак не мог надышать раченное небо в тщетных поисках жаво ся. Тем более что и в самом Исилькуле, ронка, посылающего оттуда, с поднебесья, и в его окрестностях воздух был не просто свою переливчатую, тоже такую родную чистый, а всегда какой-то особенный, ося трель...

заемо-свежий, такого «густо-голубого вку Но как ни всматриваешься в эту сияю са» — особенно по сравнению с карабаш щую синеву и как ни остро мое зрение — ским (это где слепень утащил за зону мой небесный певец остается невидимым;

стоп планер): стоило там ветерку повернуть от — а это что за точка? Нет, это не жаво медеплавильного завода с его мрачными ронок, это высоко, очень высоко величавы трубами в нашу сторону — сразу острый ми кругами парит какая-то большая птица.

запах серы, ядовито-кислый вкус во рту, Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Еще в начале лишь хвост со светлой перевязью — значит, 60-х годов это беркуты, — расставленный упругим ве я за полчаса ером, то и дело меняет угол, приспосабли вблизи Исилькуля ваясь к дующей снизу вверх невидимой мог набрать воздушной струе, и нагретый над дальней «просто так» множество насекомых, пашней воздух возносит величавых летунов в том числе все выше и выше, и уж в бинокль разгля и этих жуков:

деть их трудновато;

но вот орлы, развер бронзовку, шпанку, нувшись на юго-запад, на миг как бы за пестряка, златку, щелкуна, листоеда, мерли, чуть-чуть подобрали крылья и на бегунчика, тинника, чали полого соскальзывать будто бы с вы долгоносика.

сокой горы, набирая скорость... Улетят ки Теперь многие из них лометров за пять, нащупают восходящий в тех местах исчезли.

воздушный поток, который поднимет их так же кругами, в поднебесье — и все это без единого взмаха крыльев... Эх, мне бы так!

И казалось, что здесь всегда будет как сейчас: чистейшее бездонное небо, бесчис ленное множество ягодных щедрых полян с бесчисленными же золотыми жуками и пчелами, бабочками и стрекозами;

это ведь не тесный промышленный Урал, а огром ная — самая большая на всей планете! — Западно-Сибирская низменность, и от степ Да она ведь не одна! Поймав в бинокль ного Исилькуля, как я считал, далеко до Этюд из цикла чету «планеристов», вижу: это орлы, хоть дымных заводов — что на запад, что на «Подснежники»:

редкое, но привычное в те годы украшение восток: живи-радуйся!

бабочка Левана неба тамошних мест (сейчас там орлов нет у цветков сон-травы Лишь изредка голубой чистейший купол прострела. и в помине). Широкие крылья неподвижны, неба перечеркивался, как по гигантской ли нейке, инверсионным следом самолета, ко торый вскоре сбивался в сторону, размы вался и исчезал, и небосвод опять стано вился чистым или же напускал на свои просторы стада пышных кудрявых обла ков — точно таких же, какие «паслись» тут сто, тысячу, а может, и миллион лет назад.

Но инверсионные следы самолетов — теперь здесь пролегает главная пассажир ская их трасса — все чаще и чаще пере черкивали небосвод, и это для меня было, прямо скажу, неприятно: почему-то с де тства я считал Небо для людей неприкос новенным;

как бы то ни было, если писал этюд с небом, и на нем был самолетный след, я его не изображал...

А в дни, когда подолгу не было ветра, где-то очень далеко над горизонтом, чуть севернее точки востока, из-под пологого горба земного шара явственно возвышалось какое-то сверхгигантское облако. Я долго не мог понять, что это, до тех пор, пока однажды ясным тихим утром не простелил за облаком из электрички: да это же вы бросы Омского нефтеперерабатывающего комбината! Густые плотные дымы медленно выползали из множества высоченных труб и, клубясь, поднимались в синеву... Так вот что за «облачко» порой видно было из Исилькуля за полтораста километров!

После я не раз видел его с самолета, делающего перед посадкой круг над Омс ком: эдакая гигантская многослойная сис Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» роковых годах вокруг каждого из них были тема высоких плотных облаков, а под ней, широкие разнотравные опушки — остатки даже в самый солнечный день, темно-темно первозданной Степи: сельские хозяева тех и мрачно, и в «сени» этой химической солнценепробиваемой тучи, в городке неф- времен прекрасно понимали, что леса, пусть небольшие, — надежные защитники тяников, работают и живут люди, растут, полей от суховеев, и, если подпахать под учатся и играют дети... Что же мы такое самые деревья, нанесешь вред Лесу, а стало творим с нашей Планетой, с самими собой быть, будущим своим посевам;

вдобавок и со всеми потомками?

останешься без выпасов, без сена, без ягод И, возвращаясь в Исилькуль, я думал:

и грибов, и без Красоты, которую наши как все-таки хорошо, что я с семьей, с предшественники ценили, ей-богу, лучше, детьми — у нас уже родилась Оля — живу чем нынешние образованные хозяева зе здесь, куда еще нескоро доберется Индуст мель — агрономы. Подавай лишь план, рия, а может быть, и никогда не доберется?

вспаши в срок — а как, это все равно;

и Но потом стал замечать: а ведь и тут плуг тракториста отхватывал еще полосоч не все ладно. Взять хотя бы колки: в со ку нетронутой земли у перелеска — узень Этюд из цикла «Микропейзажи». кую, сантиметров в двадцать — стоит ли Я писал их о том говорить?

близ города Но подсчитайте: если такими, вроде бы с натуры, небольшими, темпами будут съедаться ле воткнув лупу са, то за пятьдесят лет они уменьшатся в землю у комля березы.

так — полукилометровый в диаметре колок Мох Фунария потеряет восемь процентов своей площа и лишайник Кладония ди — и немного, кажется, но безвозвратно;

(он развивается стометровый — сократится на одну треть;

только в совершенно чистом, двадцатиметровый — исчезнет вовсе.

без технических Особо сильный урон понесла сибирская примесей, воздухе и казахстанская природа в памятные годы и может служить Подъема Целины. Не оставлять ни одного своего рода клочка степи и луга, перепахать все — анализатором атмосферы.

такова была жесткая установка Центра. И на огромном расстоянии от западных наших границ до Алтая и Байкала не оставили потомкам ни гектара настоящей не паханой степи — ни для научных целей, ни хотя бы как Памятник Природе, давшей людям Хлеб.

Читатель, наверное, знает, что надеж ды, возлагавшиеся на Целину, оправдались Осенний шиповничек.

далеко не все: в иных совхозах эта земля Сколько таких милых была щедрой лишь первые три-четыре го уголков природы да, а там понадобились и севообороты, и сгинуло под безжалостными удобрения, и многое другое, и все это плугами!

удаляло человека от Природы-кормилицы, Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Ничего Сычевка, и четыре хутора недалеко от нее не осталось с богатейшими огородами и садиками, и от таких вот был я здесь не раз по делам малярийным необъяснимо милых в давние годы, знавал здешних стариков и хуторских уголков, снесенных детишек, потчевал их лекарствами, брал и перепаханных.

анализы, ел нехитрое их угощение — ва реную рассыпчатую картошку и небывало вкусное густое холодное молоко из погре ба...

Ради чего понадобилось все это разру шить и вот так безжалостно, тяжелыми плугами, буквально сровнять с землей?

Не пощадили и мертвых: за остатками деревень я находил на пашнях обломки могильных крестов с остатками надписей, старую, но прочно вделанную под стекло фотографию от надгробия, кусок раздав ленной трактором седой от времени доски с арабской вязью на бывшем мусульман ском кладбище...

Теперь, понятное дело, все это исчезло, перемешалось, сгинуло — и на местности, и на картах, и в памяти людской... А зря:

хоть небогато жили те люди, «некультур но», но в единении с Природой, окружен удаляло, удаляло... А урожаи — падали, ные ею со всех сторон, ею кормимые-по падали, падали...

имые. О такой жизни нынешний городской, Под распашку попали тогда не только да и не только городской, житель не может луговины, поляны, опушки, но и... деревни:

теперь даже и мечтать. А мне повезло: я началось укрупнение хозяйств, хлеборобов сгоняли со своих «микрородин» — из де- застал-таки кусочек этой замечательной, ревень, деревушек, хуторов, аулов, и места но, увы, неповторимой Жизни...

эти тут же перепахивались. И многие годы Пошел тысяча девятьсот пятьдесят седь по весне, в нескольких километрах от мой год — четвертый год тотальной рас Исилькуля, можно было видеть такое: на пашки Целины, больших и малых ее мас огромном, почти до горизонта, темном све- сивов. Ближних окрестностей Исилькуля, с жевспаханном поле виднелись там и сям десяток километров, это почти не затраги Таким был большие светлые пятна;

подходишь ближе вало, но целинный Большой Хлеб везли исилькульский и видишь, что здесь — осколки кирпичей, сюда со всех сторон: огромные скопления элеватор черепки от посуды, ржавый сковородник, автомашин, сгружаемых с железнодорож в пятидесятые годы.

обрывки рогож;

старый детский ботиночек, Сейчас к нему ных платформ, заполняли пристанционное приделаны огромные обломки игрушек, — и становится невы пространство, подступая вплотную к окош неказистые носимо грустно от этой картины, особенно кам нашего железнодорожного барака, а пристройки, когда вспомнишь: да, именно здесь, к за потом — тоже огромные, невиданные ранее и он стал угрюмым паду от райцентра, была милая деревушка и приземистым. очереди этих же машин с горами золоти стого зерна в каждой — у весовых ворот элеватора...

А весной пятьдесят седьмого что-то не хорошее случилось с исилькульским Небом.

Юго-западный ветер почему-то сделал его неестественно серым, с буроватым оттен ком;

быстро темнело, и солнечный диск потускнел так, что можно было смотреть на него невооруженным глазом. Сквозь ка пельки облачного тумана его края виделись бы резкими, а тут они были смазанными дифракцией, отклоняющей свет вблизи твердых частиц.

Вспомнилось: много лет назад, в Тад жикистане, я видел нечто подобное — не естественно мрачное дневное небо, туман ный диск солнца, полутьма средь бела дня;

мне, объяснили, что это дует «афганец» — Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» такой ветер, который поднимает лессовую Неба — вместо воды — грязь, почему ис порчены костюмы, куртки и платки...

пыль и несет ее из Афганистана за сотни километров к нам;

на второй день «афга- Разглядев одну из этих подсыхающих нец» материализовался: эта самая пыль осе- клякс, упавших на бумажку, я увидел: это никакая не «космическая пыль», а самый ла вниз, стали желтыми и тяжелыми листья что ни на есть земной чернозем... И понял:

деревьев, крыши, дворы, улицы;

пыль была он поднят ветром с тех самых «целинных» везде: в помещениях, водоемах, в пище, полей, тысячи гектаров которых лежат сей тонко и противно скрипя на зубах;

у дверей час там, на юго-западе, в Казахстане, вспа стояли веники вроде тех, которыми в Си ханными и, может, уже засеянными;

но бири обметали с валенок снег;

обхлопаешь давно не было дождей, задули ветры, под веником обувь и брюки — и «сотворяешь» хваченный ими пахотный слой поднялся в вокруг себя облако тончайшей желтоватой небо — и вот результат...

пыли...

Пыльные бури «Целины» зачастили — Откуда же «афганец» в Исилькуле?

то сухие, то с грязевыми дождями, подо Ответ пришел быстро, тоже с «неба»:

бными только что описанному. Одно лето над этой серо-бурой высокой пеленой, не нам пришлось жить в сарае — дом, в видимо для людей, собрались уже настоя котором мы, наконец, получили комнатку, щие тучи и оросили дождем;

но каждая поставили на ремонт. А сарай-то, известное дождинка, летя оттуда вниз, проходила че дело, дырявый, спасал нас разве что от рез пыльный слой, вбирая в себя его час- дождя, «целинную» же пыль даже вроде тицы и падала вниз уже не светлой про- как-то «втягивал», и мы едва успевали сти зрачной дождевой каплей, а крупной брыз- рать одежду, постели, отмывать чумазых гой обыкновенной для здешних мест грязи, ребятишек...

как, скажем, обдало бы тебя струями из После я узнал, что ученые подсчитали:

грязной лужи при близком проезде авто- плодородный почвенный слой настоящих машины;

к слову, некоторые водители для степей — злаково-полынных, типчаковых, развлечения специально так и делали, ковыльных — прирастал без вмешательства «прижав» прохожего к забору или канаве человека, в результате жизнедеятельности 1956 год, и газанув как следует через грязную лужу. растений, микроорганизмов, насекомых в лагерь целинников.

Казалось, что сотни, тысячи таких вот среднем в этих краях на один сантиметр «Начало конца» — «лихачей» газуют там, наверху, по грязным за сто лет;

средний же «мощности» пыльная так назвал я про себя этот уголок облакам, выбрызгивая оттуда, из огромней- буря пятидесятых годов выдувала этот сан огромной «шаровой» шей лужи, множество фонтанов, пролива- тиметр за один час...

картины, сферорамы ющихся к нам на землю таким вот изде- Дорого же обошелся Природе почин, об «Реликтовая степь», вательским «дождем». И людям было ставленный как целая героическая эпоха, над которой мы сейчас работаем. страшно, обидно, непонятно: почему это с как массовый романтический подвиг...

9* Мой мир Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Исилькульском районе, особенно в южных и юго-западных его хозяйствах, прилежа щих к Казахстану. И однажды, километ рах в двадцати пяти от города, во время одной из своих энтомологических экскур сий, я видел как раз зарождение пыльной бури.

Был солнечный ясный день. Обследовав несколько крупных и средних колков, я вышел на вспаханное и уже засеянное поле, огромное, почти до горизонта. До ждей давно не было, и земля была сухой как порох;

ее комочек в руке рассыпался в пыль — это в первые «целинные» годы средние и мелкие частицы почвы, скреп ленные останками уничтоженных пере пашкой степных трав, еще не рассыпались.

Но несколько лет глубокой пахоты с не пременным переворачиванием пласта и усердным боронованием сделали свое дело:

хотя у почвы еще сохранялся химический состав, но она уже потеряла своих обра зователей и сохранителей — насекомых, червей, инфузорий, бактерий, утратила свою структуру: когда-то она была как крупнозернистая жирная каша, темная и рассыпчатая, а теперь превратилась в прах — неуютный, безжизненный, под властный всем ветрам.

Вот такой ветер, не очень даже сильный, как говорят метеорологи — «свежий», дул в тот день над полем, гребнистые борозды которого были от сухости светло-серыми;

кое-где виднелись желтые, тоже сухие, незаделанные зерна пшеницы. Ветерок стал крепчать, и над полем временами пробе Исчезла степь, Читатель, наверное, заметил, что слово гали пыльные волнистые струи, точь-в а вместе с ней — «целина» иногда взято мною в кавычки.

похожий на Это потому, что в свое время было указано ярко-красную именно так называть не нетронутую, дев пуговицу земляной ственную степь, а уже вспаханную — на паук Эрезус.

перекор русской грамматике. Ведь целина перестает существовать вовсе после первой же вспашки — вспомните шолоховскую «Поднятую целину» — и она уже никакая не целина, воспевавшаяся в мемуарах о тех временах и в песнях той поры: «У студентов есть своя планета — это Целина».

Сейчас этот куплет имеет другой, горький смысл — неизлечимо испорчена значитель ная часть нашей Планеты, в том числе руками студентов-целинников. Кстати, мы в этом не одиноки: целинная степь по-ан глийски называется virgin steppe, то есть девственная степь, от латинского «вирги нис» — «девственный»;

отсюда название штата Вирджиния в США, в котором не вспаханных прерий к западу от Аппалач ских гор тоже не осталось, и фермеры пережили когда-то такие же вот пыльные бури, а штат так и называется — «Девст венный». Ну а у нас — совсем необъяснимо Жуки-песочники (из и непереводимо на русский язык странное семейства чернотелок), тогдашнее словцо «целинник»...

плотно прижавшись Большие площади лесостепной и степ к земле, пережидают бурю... ной целины были подняты и в нашем Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» ные валы, которые катились над полем Кобылка-трещотка, уже мощным колеблющимся потоком.

застигнутая в Стайка каких-то небольших птиц ис полете пыльной пуганно металась в этом бегущем облаке, бурей.

потом пропала в кромешной пыли из виду.

Становилось труднее дышать, пыль лезла в глаза, в нос, и не было от нее никакого спасения. Спотыкаясь о травы, я побежал точь такие, как зимой при поземке, только не белые, а серые. Встречаясь и сталкиваясь в воздухе прямо у земли, эти струи давали как бы всплески или гребни, тут же разби ваемые ветром и уносимые на восток по-над полем в уже изрядно запыленную даль.

А потом с ветром что-то сделалось. Он как бы разбился на тысячи маленьких струй, и каждая из них подняла на поле крохотные вихри-смерчики, почему-то уже не серые, а коричневатые, наклоненные на восток, которые как бы вывинчивались из пашни вверх, втягивая на моих глазах пыль с борозд и поднимая ее на полметра, где ветер был сильнее и ровнее. И смерчики эти вливались в широкие кудлатые пыль в перелесок, откуда недавно вышел, — но его уже насквозь продувал безжалостный суховей, насыщенный густой-прегустой пылью.

Пыльные валы, накатываясь друг на друга, поднимались по ходу своего страш ного бега, быстро высились, клубились, уплотнялись — и вот уже солнце не в силах пробить эту жуткую серо-коричне вую мглу, и стало вокруг темно-темно...

Мрак, гонимый уже ровным тугим вет ром, плотнел с каждой минутой, и это чем-то напоминало солнечное затмение, но с тою огромной разницей, что страш ная, ощутимо движущаяся стихия, погло щая все живое, орудовала не где-то в межпланетных высях, а тут, у земли.

В струях и клубах пыли, в этой жесто кой свистопляске, оторванные от родных гнезд и растений, ослепленные пылью, не Кто-то поджег слись куда-то — на верную гибель — на муравейник, секомые: большая мохнатая шмелиха с и его жители оранжевыми комками цветня на ногах, со пытаются затушить вершенно потерявшая ориентировку лесная пожар бабочка-траурница с уже оборванными струями кислоты...

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» неведомый доселе страх овладел всем моим Сбитая ветром существом.

оса-муттилида Читающий эти строки ухмыльнется: на тоже потеряла ориентировку. гоняет, мол, автор жути просто «для ин тересу», не может ведь у нас в Сибири такого быть, разве что где-нибудь в Са харе... Что тут скажешь? Может быть, эти строчки прочитает кто-нибудь из «перво целинников» — он и подтвердит, что именно так и было.

Находясь в эпицентре зародившейся Пыльной Бури, я, повидавший, в общем то, немало, ощущал нечто безнадежное, роковое, и сладить с этим восприятием Летящего Мрака не помогало сознание то го, что Исилькуль лишь в паре десятков километров, что пыльная буря все равно кончится — либо ослабнет ветер, либо, в конце концов, верхний пыльный слой па хоты сдуется с полей вовсе, и ветру вы дувать отсюда будет больше нечего. Но попытки такого «здравомыслия» не помо гали.

Темная мрачная пелена, несущаяся над крыльями;

буквально смешанные с пылью, Миром, была неравномерной — клубы уже мелькали уносимые бурей златоглазки, цве исчезли, зато временами можно было раз точные мухи, дикие пчелы.

личить нечто вроде бесчисленных рядов В небольшом муравейнике у старой, извивающихся полос или лент, более плот ближней к полю березы, царила паника:

ных, чем остальной Летящий Мрак. Мне испуганные муравьи суетливо носились по показалось, что иногда там, в глубинах куполу, зачем-то выносили из недр своего этого мрака, мелькают какие-то слабораз жилища личинок и куколок, которых тут личимые вспышки. Превозмогая жуткую же выхватывали у них другие муравьи и тоску, я вышел из колка, закрыл рот и спешно затаскивали вглубь гнезда;

кто-то, нос мелкой сеткой сачка и направился по подтягивая палочки, заделывал ими один пахоте вглубь поля — рассмотреть, что Исилькуль, из входов, как это принято у них перед это за вспышки.

1958 год.

дождем, другие немедля разрушали это Сделав сотни полторы шагов по пашне Пыльная буря.

покрытие, и оттуда выбегали крупные и обернувшись, я почувствовал совсем уж крылатые молодые самки, которых, ухва тив за ноги и усы, силой тащили внутрь рабочие муравьи.

Было видно, что труженики-муравьи впервые столкнулись с этим видом сти хийного бедствия, незапрограммированно го в их инстинктах в ходе многомиллио нолетней эволюции. Они знали, как гото виться к ливню, и отлично умели от него заблаговременно защититься;

как вести се бя и как спасать потомство во время ве сеннего половодья, от преждевременного заморозка, даже от пожара, во время ко торого уносили своих детей в самые глу бокие камеры своей сложной постройки.

А пыльная буря, каковых в этой местности никогда не бывало, повергла муравьев в совершенную растерянность...

Тем временем в природе происходило нечто совсем непонятное и жуткое. Начав шись с небольшой «поземки», валы и струи Пыльным ураганом выдуло из земли и пыли превратились в некий Летящий Мрак, краснотелку — все более и более тяжелеющий и всепог ярко-красного лощающий, и не было уже никакого сол клещика (полезен нца, никакого света;

грудь сжималась от тем, что истребляет пыли, от недостатка воздуха, и какой-то насекомых-вредителей).

Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» животный страх: колка, откуда я только вспышек в летящих темных струях пыль ная буря, спровоцированная людьми, спо что вышел, нет — его за моей спиной собна рождать еще что-то;

чудесного тут поглотил Летящий Мрак, который окружал нет, ибо известно, например, что «хобот» меня повсюду: сверху, снизу, со всех сто больших смерчей нередко светится...

рон... Позабыв про вспышки, я запанико вал: найду ли дорогу назад, к спаситель- Вряд ли кому-то теперь доведется на блюдать подобное: люди наконец поняли, ному колку? Хоть бы чуть просвечивало что бесценное богатство — плодородный через Мглу солнце — я б сориентировался:

слой почвы — нельзя пускать на ветер, сейчас полдень, светило на юге, но свин и нашли способы сохранения полей от цово-пыльная Мгла меня, что называется, выдувания, в том числе безотвальную их закрутила, окончательно сбив с пути.

вспашку.

Вдруг чуть-чуть забагровело где-то у И Пыльные Бури Целины ушли в ис горизонта, и между темных мглистых торию*.

струй иногда стал вырисовываться солнеч ный диск, почему-то совсем с другой сто Но какой огромный, невосполнимый роны, на северо-востоке, а не на юге, где ущерб понесла от них Природа!

сейчас, в полдень, должно быть солнце.

Кто и когда залечит эту рану, теперь Заблудился...

вроде бы незаметную и как бы забытую, И дернуло же меня потащиться к этим но на самом деле огромную, хроническую, вспышкам, будь они четырежды неладны!

невосполнимую, нанесенную Земле десят Но — стоп! В полдень солнце над го ками тысяч тяжелых безжалостных плу ризонтом возвышается тут градусов на гов? Вспомним: на этих равнинных степях пятьдесят дуги, а то, что едва видится раньше, до прихода Человека, когда их сквозь Мглу — от силы градусов на двад- хозяевами были сайгаки, жуки-чернотел ки, орлы и дрофы, плодородный слой по цать, притом вроде бы движется направо;

чвы прирастал лишь по сантиметру в сто впрочем, наверное, движение это кажуще летие.

еся — струи Мглы бегут налево, других А впрочем, не могу поручиться и за ориентиров нет;

что же мне делать, куда обратное: где-то сверху опять что-то пе идти?

рестроится, и Центр укажет: отменить, С огромным трудом сообразил: лучше интенсифицировать, химизировать, прива всего ориентироваться по ветру;

когда я тизировать, мелиорировать, перепахать, пошел в поле, он мне дул в спину и в акционировать. И все опять зарукоплещут правый бок, теперь нужно развернуться и «перестроятся...» на 180 градусов, то есть идти так, чтобы Где гарантии, что так не будет?

ветер был навстречу и слева. И через Быть может, оттого, что я когда-то несколько минут я уже мог разглядеть имел собственный заповедник для насеко изогнутые ветром верхушки берез...

мых — симферопольский Двор, либо по И лишь когда оказался в относительной тому, что, наверное, человеку свойственно безопасности — в колке, рядом с тем хотеть «свой» кусочек земли — огород, муравейником, хорошенько вспомнил уви садовый участок, для хозяйственных ли денное. Там, в поле, проносились мимо целей, для отдыха ли, или «просто так»,— лишь косые «ленты» пыли, по краям не- бродя по сибирским колкам и замечая, которых из них действительно пробегали, что каждый из них представляет особенное причем снизу вверх, какие-то неясные от- Царство Насекомых,— все чаще и чаще мечтал я о том, что очень бы не худо, светы — неприятного желто-фиолетового пока не знаю как, но заиметь «свой», оттенка;

это были не искры, не языки, а «собственный» колок. Знал, что это совер скорее какие-то всполохи — возможно, шенно нереально, но при каждой энтомо коронные электрические разряды, вроде логической экскурсии прикидывал, обсле огней Эльма, возбужденные полетом и вза дуя новые для меня местности, насколько имным трением миллиардов сухих частиц подошла бы для этой цели та березовая земли в сухом жерле нескончаемого вихря.

рощица, либо тот осиновый лесок, или А с «солнцем» я так и не разобрался.

опушка у болота, что поросла пышными То, багровое, что я видел сквозь Мглу — кустами ивы-тальника и не менее пыш было, и это уже совершенно точно, не ными травами между ними.

высоко на юге, а низко на северо-востоке, И вот в один прекрасный день, отпра и все-таки оно двигалось направо... Отсюда, из колка, ничего в той стороне больше не виделось, а идти туда, во Мглу, я больше не решился. Что это было, и было ли — * Увы, в начале мая 1990 года из Кулундинских сказать сейчас за давностью лет я не бе степей через Новосибирск два дня катила мощная русь. Могу предположить лишь одно: кроме пыльная буря...

Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» и остались лишь безмолвные оплывшие следы в земле;

но все равно эти люди прожили здесь не зря — хотя бы потому, что не испортили природу, а эти березы поселились именно по контурам бывших землянок.

Особенно много тут было муравьиных жилищ разных форм и размеров — кро хотных «земляночек», небольших «домов», крупных «дворцов» и «городов»;

случилось так, что на небольшой территории менее трех гектаров бок о бок обитали по мень шей мере пятнадцать различных видов — настоящее Муравьиное Царство!

Самыми многочисленными — во всяком случае на первый взгляд — были неболь шие темные мураши, носящие латинское название Лазиус нигер — интереснейшие смышленые существа со сложной, своеоб разной жизнью;

именно отсюда я осторож Один из крохотных вившись на природу всей семьей, вчетве но брал «отводки» их семей домой, и жили обитателей наших ром — а это делали очень часто, совмещая они у меня по многу лет, удивляя и вос мест — дела энтомологические со сбором грибов паук-скакунчик. хищая моих гостей своими повадками, и ягод, — мы набрели на Лесочек, доста дружбой и сообразительностью;

они бегали точно богатый всем перечисленным, очень у нас через всю комнату по бечевке, под уютный и живописный.

вешенной под потолком, и все это подроб Его координаты: шесть километров от но описано в моей книге «Тайны мира Исилькуля на запад вдоль железной до насекомых», вышедшей в Новосибирске в роги, а там, где под ее полотном устроен 1990 году.

тоннельчик для проезда или стока вод — В шестидесятые годы я сделал телепе мы его звали Мостик, — свернуть налево, редачу об этих удивительных созданиях на юг;

пройти лесопосадку, затем лес, на своих же рисунках, которую показал огибая его слева, а потом, прямиком через в Омске и Воронеже;

часть рисунков к поле, еще километр — и придете в наш ней — на соседних страницах.

Лесочек.

Лесочек открывал мне и сынишке Сере Тогда здесь было три небольших, но же новые и новые тайны. Он стал как бы уютных полянки: они были защищены от нашей постоянной энтомологической лабо ветра и в то же время — «с видом» на дальние дали. Лесочек состоял главным образом из берез, осинок, ивовых кустов, мелких порослей шиповника и разнооб разных трав на опушках и полянках, ко торые, судя по всему, не косили, либо косили очень редко — для этого они были слишком малы, кочковаты и с кустами.

На восточной полянке были две старые оплывшие ямы, поросшие по краям бере зами. Ямы имели прямоугольные очертания, и это означало, что лет двадцать, а может, пятьдесят тому назад, здесь находились две землянки: жилая, о чем говорили следы сеней, и хозяйственная. В нескольких шагах от них, на другой стороне полянки — большая ок руглых очертаний яма (остатки давно обва лившегося колодца). Кто здесь жил, чем за нимался, куда делся? Глядя на руины или на такие вот следы человечьих жилищ, я всегда думаю: продолжается ли идущая от сюда, из этой точки Земли, цепь потомков По контурам давно снесенного поколений? Где эти люди сейчас? Что они человеческого делают? Очень жаль, что они наверняка не жилища знают о прапрародине своих предков;

а может успели вырасти быть, именно здесь прервался чей-то род, березы...

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer Рисованные кадры к одной из моих телепередач — почти «Мультиков» — о природе:

как муравьи лазиусы доили тлей и на деревце, и в специально выстроенных ими земляных «фермах», Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» Copyleft 2006, TedBeer догадались провести под ним «метрополитен»;

как лазиусы- «горожане», отрезанные от своих ферм новым тротуаром, Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer как лазиусы выпускали одновременно, по общему сигналу, из всех муравейников округи множество крылатых самцов и самок.

Приземлившись после воздушной свадьбы, самка «отстегивает» крылья, зарывается и основывает новую семью.

Все это (и многое другое) я подробно записывал и зарисовывал.

Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» К цветущим ивам раторией на открытом воздухе;

восемь ки- было осуществить наяву. Поднять фотоап Лесочка издалека лометров — отличное расстояние для ходь- парат на воздушном змее? Ведь в детстве, направлялись в Симферополе, я змеев этих переделал бы и для того, чтобы не очень мешали чьи-то домашние посторонние. Оказалось, что Лесочек на- немало, притом всяких форм и конструк пчелы за душистым ций, но единственная моя камера «Фото нектаром. И его на ходится на границе земель Сибирской всех хватало...

кор» была для этого тяжела, и угол съемок опытной станции масличных культур и Комсомольского отделения совхоза «Лес- был у нее невелик, да и мало ли что, спикирует мой змей, и аппарату — каюк...

ной», а вот как его «застолбить», чтобы Весною на иве-краснотале: навсегда сохранить эту Страну Насеко- Воздушный шар для такой аэрофото степной шмель, съемки был бы лучшим средством, но сма мых,— я не имел ни малейшего понятия.

пчела Андрена, стерить такое мне не по силам, а сделай, А так надо было сделать хотя бы потому, лимонница, пусть маленький, лишь бы поднял фото что ивовые кусты у его юго-восточного траурница.

края, привлекавшие каждую весну вели- камеру — не оберешься беды: в те годы кое множество разнообразных диких пче- любые съемки с мало-мальской высоты строго-настрого карались. Помнится, мы с лок, шмелей, бабочек, кто-то безжалостно учениками художественной школы при вырубал на плетни или метлы;

правда, за строились делать набросочки и этюды с лето эти чрезвычайно живучие растения пешеходного мостка, построенного над же спешно восстанавливали уничтоженное и следующей весною светились новыми сот- лезной дорогой — ой, что тут было! При нями пушистых фонариков-сережек с гу- бежали работники вокзала, железнодорож ные милиционеры, прогнали нас, отобрав дящими возле них шмелями и пчелами...

рисунки,— оказывается, мы совершали по Потребовалось снять, возможно, более кушение на государственную тайну...

точный план Лесочка. Легче всего это было бы сделать сверху, поднявшись над Лесо- Это сейчас пролети над Лесочком на чком и сфотографировав его контуры, кусты дельтаплане, монгольфьере или на чем и поляны. Но насколько это легко могло ином, снимай в свое удовольствие, и никто получиться во сне (я до сих пор свободно тебе ничего не скажет. А тогда, особенно «летаю» во сне, поднимаясь иногда чуть после «полетов» во сне, я очень серьезно ли не к облакам), настолько трудно это думал, как бы все-таки хоть один-единст Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» сительных масштабов повторил контуры — и не только контуры — огромного, дале кого отсюда континента — Африки!

Ничего не подгоняя и не натягивая, я привел к одному размеру карту Африки и план моего Лесочка — они невероятным, необъяснимым образом совпали один к од ному! Пострадали только «Эфиопия» и «Сомали» — «Абиссинский Рог»: он так выдавался в поле, что его перепахали, причем, судя по всему, не так и давно, все же остальное было нетронутым. Мало того, звериные тропки, которыми мы поль зовались, в точности пролегали по «рус лам» рек — Оранжевой, Конго, Замбези, Нила;

озеро Чад являло собой уже упо мянутый водоемчик на месте старого ко лодца... Правда, на территории «Сахары» рос березовый лес — не совсем обычный, об этом речь впереди, зато за «Мозамбик ским проливом», как влитые в карту, рас положились и «Коморские Острова», и сам Такими венный раз преодолев законы земного тя «Мадагаскар» — те самые заросли ивняка, я представлял себе готения, воспарить над Лесочком, сделать в детстве которые рубили на дворницкие метлы.

над ним хотя бы пару кругов, и «щелк «насекомолеты».

нуть» его пусть даже с небольшой высо- Удивительным и не менее невероятным было и то, что и Африка, и это умень ты...

Сейчас говорят и порой мелькает в пе- шенное по длине в 28 тысяч раз ее «по чати, что некими «психогенными трени- добие» располагались относительно стран ровками» можно этого достичь и что за света абсолютно одинаково, параллельно океаном есть то ли школа, то ли курсы друг другу: Мыс Доброй Надежды был и левитации, причем платные и весьма до у меня расположен на самом юге колка...

рогие (левитация — «взлет» вверх чело Места обитания всех насекомых, на века по его собственному желанию без блюдавшихся нами в Лесочке, если б я известных технических приспособлений).

нанес их на план, сделали бы его пере Грешным делом, я в это не верю: без груженным и малопонятным. Поэтому я техники не полегчаешь ни на грамм;

впро обозначаю только муравейники, и то ис чем, по этой части есть у меня любопыт ключая мелкие, зарождающиеся;

всего на ные находки, о которых расскажу в по плане Лесочка восемьдесят четыре средних следующих главах.

и крупных гнезда муравьев, принадлежа Мне не оставалось ничего иного, как щих к тринадцати видам, четырем родам произвести обычную топографическую съемку нашего Лесочка. Без геодезических и двум семействам «по состоянию» на ко инструментов на это ушло три дня;

рас- нец пятидесятых — начало шестидесятых стояния я мерил шагами, пройдя по каж- годов.

дому намеченному отрезку не менее трех Города муравьев Лазиус нигер — вы раз, а потом перевел их в метры, углы сокие, до полуметра, плотные кочки пра же не мерил, а просто чертил на план вильной формы, поросшие травкой — рас шете;

в опорных точках вокруг Лесочка полагались главным образом на восточной вместо вешек-пикетов ставил Сережу и поляне,— то бишь на территории «Конго», Олю, и пятиугольник, построенный нами «Центральной Африки».

вокруг Лесочка, сошелся на плане наи Их было здесь четырнадцать, включая лучшим образом, с точностью до полумет Руины и берега «озера Чад»;

два разме ра. Перпендикулярно сторонам этого пя тиугольника отмерил по нескольку рассто- щались в «Мозамбике», два — в «Ниге яний до опушек Лесочка, и нанес эти рии», один — в «Марокко».

точки на уменьшенную в масштабе схему;

На их описании я останавливаться не остальные подробности — «опорные» де буду: мы ведь договорились, что вы про ревья, изгибы контуров, тропинки, кусты, чтете про этих интереснейших муравьи муравейники изобразить теперь было со шек в другой моей книге.

всем уж нетрудно.

А вот ближайшие их родственники — желтые дерновые муравьи Лазиус флявус И тут произошло нечто чудесное, чего — тоже расселились по всему «континен я не могу объяснить до сих пор. Мой крохотный сибирский Лесочек с абсолютной ту», сконцентрировавшись, главным обра точностью и с полным совпадением отно- зом, в «Ливии», «Судане», «Мозамбике» и Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» Одна из заставок бывшем, по сути дела, одним «тройствен к телепередаче ным» муравейником — федерацией.

о муравьях, Но всего более им полюбился «Каме отчеканенная в металле. рун»,— то есть западная полянка. Здесь их было двенадцать — мощных, тоже по луметровых в высоту, дворцов, но более широких в основании и с гораздо более прочными стенками;

многие были покрыты сочно-зеленой кровлей из живого мха, и их тоже пронизывали живые дикие злаки, игравшие роль не только строительной ар матуры. На корнях этих злаков, в малень ких, аккуратно отделанных муравьями ка морках, группами и в одиночку распола гались тли — тоже желтые, в точности под цвет своих хозяев-муравьишек;

длин «Габоне». Они мирно соседствовали с му ные хоботки тлей прочно сидели в толще равьями других видов — и с большими корня, а брюшко, огромное, круглое-круг хищными формиками, и с крохотными злю лое, делало этих странных насекомых, ни щими мирмиками — например, на «острове когда не видящих света, похожими, на Фернандо-По», что в «Гвинейском заливе», первый взгляд, на какие-то клубеньки или галлы* на корнях растений. Тли эти вы деляли сладкий сок, служащий лазиусам и их потомству, сколько я тут их ни наблюдал, главной, а большей частью — единственной пищей, поэтому муравьи не обыкновенно бережно обращались со сво ими подземными дойными стадами и с каждой «коровушкой» в отдельности: об лизывали их, гладили;

расширяли и шту катурили их подземные хлева.

Желтые лазиусы редко когда появля лись на поверхности, и мне был странен их аскетичный, сугубо подземный образ жизни. Именно потому они были светлы ми, что развивались не видя солнца. Пиг ментная окраска, как известно, отсутству ет у всех животных, обитающих в пеще рах, — земноводных, членистоногих, чер вей: она им попросту не нужна. По этой же причине и тли, которых воспитывали лазиусы на корнях трав, были совсем «не тлиного» цвета: те виды тлей, что живут на растениях, окрашены в покровительст венный цвет — зеленый, черный, серый, синий, как ветка или лист, где они оби тают, — чтоб их не заметили хищники.

А вот этим толстым муравьиным «коро вушкам», что на рисунке, прятаться было не от кого...

Любопытно еще и вот что. Муравьи, обслуживающие тлей, самку-родоначаль ницу, яйца, личинок и куколок, были го раздо более светлыми, чем их же братья, находящиеся в верхних комнатах дворца, которые имели цвет коричневато-желтый.

При повреждении муравейника или любой другой внешней тревоге ни один из тех, * Галлы — опухолевидные образования, иногда причудливых форм и окрасок, образуемые некото рыми насекомыми на растениях для питания и за щиты своего потомства.

Copyleft 2006, TedBeer Виктор Гребенников «МОЙ МИР» Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» щам, быстро вылезали наверх и вновь при падали к гостинцу...

Особенно они полюбили пчелиный мед.

Наполненная им пластиковая крышечка объемом в половину чайной ложки опу стошалась через полчаса. И мы сделали такой опыт: каждый раз эту медовую ми сочку отодвигали сантиметра на три. Через неделю здесь можно было видеть совер шенно необычную для желтых лазиусов картину: между муравейником и «столо вой» протянулся трехметровый, как бы шевелящийся светло-желтый шнурок, вью щийся между травами. Идущие назад му равьи влачили толстые-претолстые брюш ки-цистерны, наполненные медом так, что хитиновые сегменты разошлись, а соеди няющая их прозрачная пленка была рас тянута до отказа.

Когда плошка с медом не выставлялась, вся трехметровая муравьиная магистраль была пуста. И вновь — чудеса, тайну которых я не раскрыл и по сей день. Ни в «столовой», ни на трассе, ни на повер хности муравейника нет ни одного лази уса. Ставим плошечку с медом — минут через пять к ней уверенно потянулся жел тый шевелящийся «шнурок» подземных фуражиров. Как муравьи узнали, что мы принесли мед?

Схематический «глубинных» светлых муравьев не пока По запаху? Нет, не проходит такое разрез муравейника зывался на свет, выбегали лишь темно объяснение: столь же бойко они бежали к желтых лазиусов.

желтые «верхние». Мы нередко клали на тщательно отмытой от меда плошке, на муравейник желтых лазиусов кусочек са полненной раствором сахара. А вот когда хару, смоченный водою из фляжки, — мы выставляли пустую сухую посудинку, через несколько минут его облепляли муравьи не посылали к ней разом весь десятки подземных жителей, но среди «обоз», направляли лишь нескольких раз них — ни одного «глубинного». Это не ведчиков. А когда те возвращались, — значило, что им не перепадало нашего муравьи все до одного прятались в своей угощения: у муравьев всех видов сущест земляной крепости.

вует жесткое и незыблемое правило, на Разведчики высылались в «столовую» званное учеными трофаллаксисом: через даже тогда, когда мы клали туда просто регулярные промежутки времени каждый щепочку или комочек земли.

муравей обязан, независимо от того, сыт он Тем более непонятна эта муравьиная или голоден, обменяться пищей с товари телепатия, что желтые лазиусы, сколько щем «из уст в уста» — либо передать ему часть содержимого своего желудка, либо получить от него, либо, если они одина ково «заправлены», перекачать пищевую жидкость туда-сюда для ее смешения.

Так поддерживается в муравейниках не Некоторые муравьи только абсолютно одинаковая степень сы Лесочка: Кампонотус тости (или голода, смотря по обстоятель красногрудый, Кампонотус черный, ствам) всех членов муравьиной общины:

Фбрмика руфа с пищей передается разнообразная и слож (рыжий лесной), нейшая информация, закодированная в Формика фуска молекулах веществ, которые вырабатыва (бурый лесной), ются специальными железами в муравьи Формика сангвинея ном организме и тут же добавляются в (кроваво-красный), содержимое всех желудков муравьиной Лазиус фулигинозус («чернейший»), семьи.

Лазиус нигер И заправившиеся сладким сахарным (черный), сиропом муравьи-фуражиры, отдав в глу Лазиус флявус бине гнезда свою сладкую добычу товари (желтый).

Copyleft 2006, TedBeer Copyleft 2006, TedBeer Глава IV. «ЛЕСОЧЕК» мне ни приходилось наблюдать их в при- в Питомнике, и поначалу замерло сердце:

показалось, что это жнецы, что жили в роде, никогда не устраивают таких вот моем крымском Дворе. Такие же нетороп узких надземных дорожек, как муравьи ливые, черные, блестящие... Нагнувшись, многих других видов, особенно в сторону понял, что обознался, и горько расстроил «тлиных пастбищ» на кустах или деревьях.

ся. Но что-то вернуло меня к их дорожке, И совсем запутали меня желтые лази и началась наша многолетняя с ними усы, когда я сделал так: прервал их «снаб дружба.

жение» на две недели, после чего поставил Фулигинозусы те живы и сейчас, гнездо плошечку с медом на старое место. Увы, их — под корнями старой березы;

как ни за весь день — ни одного муравьишки, пытались их люди извести — видите ли, кроме черных лазиусов и мирмик, обитав беспокоят усевшихся под дерево! — семья ших в противоположной стороне в лесу.

их жива и дружна, и существует уже при А когда повторил прежнее обучение с ото мне полвека, да и до меня не знаю сколь двиганием посудинки — телепатия лази ко, во всяком случае березе той тогда усов проявилась в точности в прежнем было не менее двух десятков лет*.

виде.

Фулигинозусы заметно крупнее своих И еще: муравьи этого же вида — Ла собратьев-лазиусов, очень черны и блестя зиус флявус, обитавшие под ивовым кус щи, будто покрыты лаком. Кормятся в том на краю поляны «Мозамбик», подо основном тлиным «сиропом», и дороги их, бному обучению не поддались, и даже ведущие от гнезд до растений с тлями, коротенькой трассы устраивать не стали.

иногда протянуты на многие десятки мет Вообще, я давно подметил, что у муравьев ров, причем неторопливые эти муравьи, даже одного и того же вида — семья семье поблескивая крохотными отраженьицами рознь: в каких-то тонкостях поведения, солнца на своих смоляно-черных брюшках привычках, «чертах характера». Но изу- и головках, предпочитают ходить очень чать телепатические способности семей узкими колоннами из года в год строго желтых лазиусов, населявших поляну «Ка- по одному и тому же месту.

мерун», у меня не хватило времени: на- А держал я их дома вот в таком жи лище, со спиральной дорожкой из толстой ступила осень.

бумаги, которая вела к кормушке, нахо Остается добавить, что содержать жел дящейся на высоте одного метра от их тых лазиусов в домашней лаборатории не жилья.

очень интересно — из-за их скрытности...Брожу по «Танзании» и «Замбии» — и «подземности». Подолгу они дома не собираю для гербария листья земляники живут — ни в специальных садках, ни в и шиповника с вырезками, сделанными горшках, куда я помещал прямо в поле пчелами-мегахилами. Нагнулся, чтобы со небольшие муравьиные кочки с корнями и грунтом, — от силы два года. По-види мому, их основных кормилиц — корневых * 1995 год: «Старая полянка» именно с этой муравьиной древней семьей взята в Питомнике под тлей — не устраивало состояние степных официальную охрану в составе Памятника Природы злаков, перенесенных на подоконник, а «Реликтовая степь» общей площадью 90 гектаров. А сахарные и прочие мои сиропы не содер поблизости работает Дом Природы, начало которому жали нужных для их размножения ве положила в 1994 году моя художественно-экологи ществ. ческая выставка...

Лазиус филигинозус — таково латин ское название еще одного вида лазиусов, означающее «черный как сажа», в отличие от «нигер», что переводится как просто «черный». Некоторые энтомологи зовут их то «пахучими муравьями», то «малыми муравьями-древоточцами», — будем их тут звать просто фулигинозусами.

В те годы фулигинозусы жили в Лесо чке только в районе «Драконовых гор»:

три близко расположенных семьи, и мно гочисленные галереи их гнезд были напо ловину выточены в старых пнях, наполо Именно на этой поляне вину — в земляных плотных куполах, близ Исилькуля надстроенных муравьями над деревянными я впервые нижними этажами.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.