WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

П.Л. Жарков А.П. Жарков С.М. Бубновский «ПОЯСНИЧНЫЕ» БОЛИ ДИАГНОСТИКА ПРИЧИНЫ ЛЕЧЕНИЕ МОСКВА, 2001 Книга посвящена самому частому заболеванию опорно-двигательной системы. Авторы доказывают ведущую

роль мышц, сухожилий, связок в данной патологии и полную непричастность к ней позвоночника. Это требует коренного пересмотра всей стратегии диагностики и лечения при «поясничных» болях.

Работа предназначена всем медицинским специалистам, имеющим дело с диагностикой и лечением болей в опорно-двигательной системе.

ЛР № 066725 от 6.07.99.

ООО "Юниартпрингг" Подписано в печать 15.03.2001 г.

Формат 60x88/16. Печать офсетная. Бумага газетная.

Объем 8,0 печ. л.+ 2 печ. л. вкл.

Отпечатано в ОАО "Оригинал" 101990, Москва, Центр, Хохловский пер.,7 ISBN 5 - 901254 - 05 - 08 © Коллектив авторов 2001 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие (П.Л.Жарков) 5 Вместо введения (П.Л.Жарков) 8 1. Терминология в клинической анатомии, физиологии и патологии позвоночного столба (П.Л.Жарков) 2. История поиска причин болей в нижней части спины (А.П.Жарков) 3. Диагностика при болях в нижней части спины (А.П.Жарков) 3.1. Методики клинического обследования больных 3.2. Варианты клинической картины при болях в нижней части спины 3.3. Итоговые результаты клинического обследования 4. Выяснение возможных анатомических причин болевых синдромов в области нижней части спины (А.П.Жарков, П.Л.Жарков) 4. 1 Топографоанатомические особенности поясничных позвоночных сегментов 4.2. Некоторые анатомические особенности крестца 4.3. Анатомическое строение и пространственная ориентация крестцовоподвздошных соединений 4.4. Анатомические особенности связочного аппарата поясничного и крестцового отделов позвоночника 4.5. Анатомические особенности расположения и хода мышц и фасций спины, ягодичной области и задней стенки полости таза 4.6. Некоторые анатомические детали нервной системы, необходимые для диагностики при болях в нижней части спины 4.7. Итоговые результаты анатомических исследований 5. Обсуждение клинических и анатомических данных (А.П.Жарков, П.Л.Жарков) 6. Лечение при болях в нижней части спины (А.П.Жарков) 6.1. Общие принципы лечения 6.1.1. Лечение при остром болевом синдроме 6.1.2. Лечение при хроническом болевом синдроме 6.1.3. Профилактика болевых синдромов в области спины 7. Кинезитерапия при болях в спине (С.М.Бубновский) Введение 7.1. Методика кинезитерапии 7.1.1. Терапия при хроническом болевом синдроме 7.1.2. Терапия при обострении болевого синдрома 7.2. Партерная гимнастика 7.2.1. При хроническом болевом синдроме ИЗ 7.2.2. При обострении болевого синдрома 7.3. Профилактика болевого синдрома Заключение (П.Л. Жарков) Литература Рисунки ПРЕДИСЛОВИЕ Вниманию читателя представляется не очередная концеп ция, основанная на умозрительных представлениях о ведущей роли нервной системы, печени или позвоночника в формиро вании всех известных болезней. Такие умозрительные утопиче ские учения приносят вред не только общественным, но и конкретным природоведческим наукам и, в частности, меди цине. Примером этому может служить наше отечественное изобретение — учение об остеохондрозе как причине не только всех болей в области позвоночника, но и практически всех бо левых синдромов в опорно-двигательной системе. Результат таких учений один: вред медицинской науке и больному, по скольку, создавая видимость научной обоснованности, эти лженаучные учения тормозят развитие настоящих продуктив ных научных исследований. Ярким примером этому и могут служить «поясничные» боли, которыми страдает в тот или иной период жизни до 60—80 % населения Европы и северной Аме рики (Я.Ю. Попелянский, 1974, 1983;

И.П. Антонов, ГГ. Шанько, 1989).

Уже сама боль где то в области спины считается верным при знаком остеохондроза, который желательно (но вовсе не обяза тельно) подтвердить при рентгенографии. Происходит это потому, что сам термин «остеохондроз» стал синонимом неврологического обозначения боли. Авторы многочисленных публикаций, посвя щённых болевому синдрому, искренне убеждены, что остеохондроз — это патоморфологическая сущность болевого синдрома, как, например, патоморфология пневмонии (Я.Ю. Попелянский, 1998).

Известно, что избавление больного от кашля, лихорадки и других симптомов пневмонии сопровождается ликвидацией и патоморфо логических изменений. Поэтому избавление пациента от болей в спине стало считаться излечением от остеохондроза. К сожалению, подобные публикации продолжают появляться до настоящего вре мени (Н.М. Жулев и др.,1999;

В.Н. Григорьева, 1999). В связи со сказанным приходится, отбросив этикетные соображения, сказать о недопустимой в научной литературе анатомической и патомор фологической безграмотности. Почему-то авторов наших отечест венных работ не смущает, что во всём мире, говоря о вертеброген ном болевом синдроме, имеют в виду лишь грыжи дисков, а вовсе не остеохондроз. По-видимому, там всё же знают, что остеохонд роз позвоночника — это медленно нарастающие дистрофические изменения межпозвонкового диска и прилежащих к нему тел по звонков и что эти изменения есть ни что иное как старение позво ночника «своевременное» или преждевременное. Кроме того, ос теохондроз, хондроз, выпячивания дисков и грыжи дисков вовсе не одно и то же, Если хондроз — это дистрофическое изменение только дискового хряща, то остеохондроз — дистрофическое изменение дис ка и прилежащих к нему тел позвонков. Оба эти патоморфологиче ские состояния свидетельствуют о старении сегмента и потому не бы вают в детском и молодом возрастах. Грыжи дисков (дисков, а не тел позвонков!) могут образоваться только при их разрывах, что мо жет случиться в любом возрасте, а практически чаще встречается у молодых людей и даже у детей, а у пожилых — редкий результат разрыва диска, ослабленного дистрофическим процессом. Находки грыж дисков у большинства пожилых людей — это, как правило, случайное обнаружение патологии, приобретённой в молодом воз расте, так как содержимым грыжи является пульпозное ядро, а в пожилом возрасте оно, как правило, фиброзировано и выпадать через разрыв диска не может.

Несмотря на большое внимание к этому заболеванию, успехи в борьбе с ним весьма скромны. Причина заключается, по видимому, в том, что решением задачи занят узкий круг специа листов-клиницистов, находящихся под гипнозом концепции о вертеброгенной природе «поясничных» болей. Задача эта в пол ной мере не может быть решена без привлечения широкого круга медицинских профессионалов и, в первую очередь, анатомов, па тологоанатомов, физиологов, Эти дисциплины почему то относят к теоретическим. Мы постараемся показать, что их практическая роль первостепенна и без их участия невозможна научно обосно ванная практическая медицина. К сожалению, специалисты этих дисциплин полностью самоустранились от решения актуальных медицинских проблем. Если бы кто-либо из грамотных анатомов прочёл внимательно хоть одну неврологическую работу, посвящённую остеохондрозу позвоночника (зная, конечно, что такое остеохондроз) или работу о дискогенной природе болевых синдромов, он должен был бы тут же написать, что такого не может быть по одной простой причине — анатомической. Само устранение анатомов и патологоанатомов (и не только наших, но и зарубежных) от конкретной клинической практики не позволяет им заметить, что в клинической литературе фигурируют самодеятельные анатомические образы, не имеющие ничего общего с реальной действительностью, уже не говоря о доморощенной жаргонной терминологии, чему в немалой степе ни способствуют сами морфологи, периодически совершенно не обоснованно меняя анатомические термины, полностью забыв, что анатомия родилась для медицины, а не наоборот. Ведь за анатомической терминологией обязаны следовать клинические дисциплины, а это совершенно невозможно в устраиваемой ана томами терминологической чехарде. В результате в клинической литературе господствует старая терминология вперемешку с жар гонной.

Мы надеемся, что проведённая в Московском центре медицин ской реабилитации и предлагаемая вниманию читателя работа до кажет, что разного рода фантазии уместны лишь в форме гипотезы, требующей обязательной проверки объективными фактами. А вся клиническая диагностика (имеется в виду диагностика, применяе мая в клинической медицине) должна базироваться не на мнениях и убеждениях авторитетов, какими бы чинами, должностями и зва ниями они ни обладали, а только на объективных, строго проверен ных наукой и практикой фактах. «Ибо две суть вещи: наука и мнение;

из них первая рождает знание, второе — невежество». Теория, а точ нее — концепция, в которой имеется хотя бы один непроверенный ар гумент обычно становится тормозом для дальнейших исследований, пока такие исследования зависят от творца этой концепции. Поэтому нелишне напомнить обращение к научной молодёжи первого фи зиолога мира И.П. Павлова: «Никогда не пытайтесь прикрыть недос татки своих знаний хоть бы и самыми смелыми догадками и гипотеза ми. Как бы ни тешил ваш взор своими переливами этот мыльный пу зырь — он неизбежно лопнет, и ничего, кроме конфуза, у вас не оста нется». «Факты — это воздух учёного, без них ваши «теории» — пус тые потуги». Эти вещие слова следует постоянно помнить каждому учёному, и не только молодому, и не только медику или биологу.

В процессе настоящей работы выявилось много фактов, иду щих вразрез с устоявшимися представлениями. Авторы в полной мере осознают всю меру моральной и юридической ответственно сти за высказывания, выглядящие далеко не всегда тактичными и просят за них извинения. Однако, чтобы обозначить всю слож ность, парадоксальность и тупиковость сложившейся ситуации, они вынуждены называть вещи своими именами.

Гиппократ, 400 лет до рождества Христова.

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ Боли в спине, а особенно в нижнем её отделе, — одна из са мых частых причин обращения больных к невропатологам, орто педам, хирургам, ревматологам, терапевтам. Трудопотери от этой патологии, занимают одно из ведущих мест, поскольку поражает ся, как правило, наиболее активная группа населения в возрасте от 20 до 60 лет, чаще же всего — 30-50 лет. Такие больные в странах бывшего СССР проходят под устоявшимся диагнозом — поясничный (пояснично-крестцовый) остеохондроз. Реже фигу рируют диагнозы — люмбаго, прострел, радикулит, спондилоз. С этими диагнозами больных направляют на рентгенографию, а при очень сильных или упорных болях — с подозрением на гры жу диска — на рентгеновскую компьютерную томографию (РКТ) или на магнитно-резонансную томографию (МРТ).

Неправильное лечение нередко затягивает болезнь на многие месяцы, что заставляет направлять этих пациентов на медико социальную экспертизу для установления группы инвалидности, а хирургическое лечение зачастую инвалидизирует этих больных.

Количество инвалидов по так называемому остеохондрозу позво ночника приняло угрожающие размеры.

Причинная связь болевого синдрома с патологией позвоноч ника настолько прочно укоренилась в сознании врачей, что это привело к недопустимому умалению роли клинического обсле дования больных или неполноценному его проведению. Да и в самом деле какой смысл тратить время и силы на тщательное кли ническое обследование, если всё равно известно, что причина ко ренится в позвоночном столбе. Поэтому невропатологи ограничи ваются исследованием кожной чувствительности и рефлексов на нижних конечностях, иногда констатируют «радикулярный» синдром, но зачастую не указывают его сегментарный уровень.

Да и что подразумевается под радикулярным синдромом нам не удалось найти ни в одной монографии или руководстве по невроло гии. Лишь И.П.Антонов и ГГ. Шанько (1989), говоря о люмба го, люмбалгии, люмбоишиалгии, чётко высказались о том, что «...основной причиной болевого синдрома служит механическое давление выпавшей части диска на чувствительный задний коре шок». Почему выпадающий спереди диск сдавливает не перед ний, а задний корешок авторы не объясняют.

К. Левит и соавт. (1993), посвятив целую главу корешковому синдрому, так ничего и не объяснили. Они говорят, что «как корешковый синдром можно признавать только заболевания с неврологическими симптомами выпадения и, как правило, с ир радиирующей болью в ноги вплоть до пальцев». Не в силах объ яснить что такое корешковый синдром, авторы вынуждены го ворить о псевдокорешковой боли, которая «встречается значи тельно чаще, чем истинно корешковая» (стр. 371). Полная не удобоваримость объяснений не удивительна, поскольку весь раз говор ведётся на уровне чисто умозрительных представлений и, насколько можно понять, вовсе не о корешках, а о спинномоз говых нервах.

Ортопеды исследуют позвоночник, определяя болезненные точки по проекции остистых отростков и паравертебрально, а так же объём движений позвоночного столба, не уточняя, что его ог раничивает, если ограничение подвижности имеет место. Но чаще всего ни ортопеды, ни неврологи, не говоря уже о других специа листах, больного вообще не смотрят до получения рентгенограмм.

Мы обратили внимание на то, что при самой разной патоло гии, обнаруженной при рентгенографии, и самой разнообразной их локализации в историях болезни фигурировала одна и та же локализация болевого синдрома — «поясничная» область, а также на случайные рентгенологические находки явно выраженной патологии при полном отсутствии жалоб и каких-либо других клинических проявлений.

Примером могут служить следующие наблюдения.

Б-й 83 лет. При обследовании по поводу урологической пато логии выявлен резко выраженный остеохондроз со снижением межпозвонковых дисков, краевыми, специфичными для остео хондроза, костными разрастаниями, субхондральным остеоскле розом. Кроме того — выраженный фиксирующий гиперостоз (рис. 1)1. Никакие боли в пояснице никогда не беспокоили. Мно го лет был на тяжелых физических работах, включая лесоповал. До сих пор на охоте с собакой проходит 20-30 км. Если бы этот па циент пожаловался на боли в «пояснице», выявленной патологии оказалось бы более чем достаточно для их объяснения.

Б-я 38 лет. 2 года назад оперирована по поводу рака молоч ной железы.

При плановом контрольном обследовании остеосцинти графия (радиоизотопное исследование скелета) показала на Рисунки, не помещенные в тексте, размещены в приложении в конце книги.

копление радиофармпрепарата в области 3-го поясничного позвонка.

Рентгенография (рис. 2) выявила антеролистез L3 почти на 1/ переднезаднего размера тела позвонка, спондилолиз (дефект в ду ге, позволяющий задней части дуги вместе с суставными отростка ми оставаться на прежнем месте), резкое истончение межпозвон кового диска за счёт хондроза, субхондральный остеосклероз в те лах контактных позвонков.

Если бы эта женщина предъявила жалобы на боли в «поясни це», они, безусловно, были бы объяснены выявленной на рентге нограммах патологией. Однако она никаких жалоб не предъявля ет. На животноводческой ферме выполняет тяжёлую физическую работу раздатчицы кормов крупному рогатому скоту.

В то же время при тяжелейшем болевом «поясничном» син дроме мы нередко не выявляли никакой патологии позвоночни ка, особенно у молодых (до 45-50 лет) людей.

Примером может служить следующее наблюдение.

Б-й 48 лет. Предъявляет жалобы на невыносимые боли в области «поясницы», отдающие в задне-наружную область правого бедра, ко лена, голени, невозможность ходить, сидеть. В положении лёжа вы нужден искать позу, позволяющую хоть немного уменьшить боли.

Впервые почувствовал умеренную боль около месяца назад после подъёма тяжести. Боль постепенно нарастала, особенно при ходьбе.

Резкое обострение возникло в момент наклона туловища при попыт ке одеть носок. В течение месяца прошёл все возможные исследова ния, включая КТ, МРТ. Никакой патологии не обнаружено (рис. 3).

Поскольку боли продолжались с прежней интенсивностью и распро странялись в области иннервации L4, L5 правых спинномозговых нервов, то подозрение пало на суставные отростки этих позвонков.

По поводу артроза дугоотростчатых суставов была предложена резек ция суставных отростков и жёлтых связок соответствующих сегментов на больной стороне, от которой пациент отказался.

В процессе всего обследования этого больного не было обра щено внимания на точную локализацию резкой болезненности в области задней верхней ости правой подвздошной кости и в области суставного крестцового гребня на уровне S3-S4 и в промежутке ме жду этими точками. Ниже этой зоны в большой ягодичной мышце пальпировался твёрдый участок спазмированной мышцы.

После прицельного обезболивания, миорелаксации и физио терапии болевой синдром в течение 2 недель был полностью лик видирован.

Нам представляется чрезвычайно важным привести ещё один пример.

Б-й 33 лет. В 20-летнем возрасте после физической работы и переохлаждения появились сильные боли в «пояснице». Тща тельным расспросом удалось установить, что боли локализова лись не в поясничной, а в крестцовой и ягодичной областях, в связи с чем ревматологом был заподозрен сакроилиит как про явление болезни Бехтерева, по поводу которой проводилось ле чение и продолжается наблюдение до настоящего времени.

Около трёх лет назад появилась слабость в ногах, нарастала неуверенная походка и ощущение онемения то в одной, то в другой ноге. При последнем плановом ревматологическом ос мотре, в связи с новыми жалобами, были сделаны рентгено граммы поясничного отдела позвоночника и обнаружен дефект в заднем отделе тела L2, с чем больной был направлен на кон сультацию.

Неврологическое исследование выявило слабость мышц ног, асимметричное снижение рефлексов, асимметричное раз личной степени снижение всех видов чувствительности на нижних конечностях. Рентгенологическое исследование (обыч ная рентгенография и продольная томография) показали зна чительное разрушение заднего отдела тела L2, в меньшей сте пени L1 и L3 по типу «атрофии от давления», при котором контуры поражённых поверхностей остаются чёткими, ровны ми (рис. 4а, б). В прилежащих к дефекту участках тел позвон ков — функциональный остеосклероз, поскольку оставшаяся часть тела позвонка продолжает нести всю функциональную нагрузку. КТ уточнила объём разрушений, чётко выявила раз рушение дуг 2, 3 и 4 поясничных позвонков, а также установи ла заполнение позвоночного канала опухолевым образованием со сдавлением «конского хвоста» и спинномозговых нервов (рис. 4в). Никаких жалоб на боли пациент не предъявляет, от мечает лишь небольшую болезненность при надавливании на остистые отростки 1-3 поясничных позвонков.

Из всего сказанного можно заключить, что обнаруженная при последнем обращении больного патология не имеет ника кого отношения к болям, бывшим 13 лет назад.

В связи с этим возникает кардинальный вопрос к невроло гам: а может ли вообще сдавление спинномозгового нерва, кореш ка, конского хвоста, спинного мозга, а тем более медленно нарас тающее сдавление, дать болевой синдром да ещё такой силы, как это бывает при «прострелах»?

Из физиологии известно, что головной мозг не имеет боле вых рецепторов, не имеют их и спинной мозг, и корешки, и нервы. В небольшом количестве болевые рецепторы имеются в оболочках спинного мозга и периневрии. Именно этим объяс няется практически отсутствие или крайне малая выраженность болевого синдрома при сдавлениях спинного мозга, опухолями, воспалительными абсцессами и даже отломками позвонков при тяжёлых механических травмах, что хорошо известно и невроло гам, и нейрохирургам, и травматологам, и специалистам по ко стно-суставному туберкулёзу (А.Н. Белова, О.А. Перльмуттер, 1999). Поэтому же ни в одном руководстве по неврологии, вы шедшем до 1980-х годов, посвящённом спинному мозгу и пери ферической нервной системе, не фигурирует в качестве ведуще го — болевой синдром. О боли упоминается лишь в последнюю очередь и как бы между прочим (А. В. Триумфов, 1965).

В практике почти всех лечебных учреждений, когда выявля ется хоть какая то приобретённая или врождённая патология (остеохондроз, спондилоартроз, спондилоз, фиксирующий гипе ростоз, клиновидные позвонки, незаращения дуг, переходные позвонки, «гемангиомы» позвонков) или даже варианты нормы (варианты ширины позвоночного канала, симметричная костная или хрящевая сакрализация или люмбализация, незначительная асимметрия половин дуг, и т.п.), всем этим находкам приписы вается вина в болевом синдроме, если таковой возникает. При этом почему то не смущает ни разнообразие их этиологии, патоге неза, локализации при одной и той же «поясничной» локализации болевого синдрома.

Во всей просмотренной отечественной и зарубежной литера туре нам не удалось найти точного обозначения локализации болевого синдрома. Везде фигурирует или «поясничная» область или столь же неопределённая «нижняя часть спины». Остаётся загадкой: что это? Результат кокетливой застенчивости или про сто этих больных никто клинически не обследовал, а полагались лишь на слова больного? Лишь в монографии Я.Ю.Попе лянского (1974) прекрасно описаны болезненные точки в облас ти крыльев подвздошных костей, крестца, больших вертелов бедренных костей и т.д., которые он называет нейроостеофибро зом. При локализации болей и болезненности в «нижней части спины» Я.Ю.Попелянский называет их «поясничными». Вслед за демонстративным и убедительным показом точно локализо ванной автором патологии вдруг следует абсолютно бездоказа тельное и потому непонятное утверждение, что всё это — ре зультат остеохондроза поясничного отдела позвоночника. А если это так, то незачем тратить столько времени и сил на тщательное клиническое исследование.

Наше исследование показало, что 82% больных, направлен ных на рентгенографию в поликлиниках и больницах Москвы, вообще не были врачом раздеты и спину у них не обследовали.

Часть больных (18%), направленная ортопедами и ревматолога ми была и осмотрена и обследована. Но при этом врач удовле творялся приблизительным жестом больного при показе места боли, а объективное исследование проводилось, по-видимому/ под гипнозом учения об остеохондрозе как единственно воз можной причине этих болей, и потому объективная реальность просто игнорировалась. Всё это заставило нас сопоставить рент генологические находки с точной клинически определяемой лока лизацией болевого синдрома. Клиническое обследование прово дилось по методике, заимствованной нами, в основном, у Я.Ю.Попелянского (1974).

Поскольку болевой синдром у обследованных нами 1490 па циентов в 95,2% локализовался в «нижней части спины», а в 4,8% — в других областях спины, живота и ног, то мы предпри няли анатомическое исследование с целью, во-первых, анатоми чески правильно назвать болевые области, а, во-вторых, попытать ся найти какое-то анатомическое обоснование такой упорной ло кализации болевых ощущений в нижней части спины. Полученные нами анатомические данные оказались достаточно любопытны ми и могут представить интерес для многих медицинских спе циалистов и помочь пониманию причин так называемых «пояс ничных» болей.

Однако, прежде чем вести конкретный разговор об анатомии, физиологии и патологии позвоночного столба, необходимо договориться о предмете разговора, о терминологии, которой мы будем пользоваться. Мы полагаем, что разговор целесообразно начать с терминологии, погрешностями в которой грешит не только русская, но, пожалуй, в ещё большей степени, иностран ная медицинская литература. И оправданий этому не может быть никаких, ибо анатомическая и патоморфологическая номенкла тура как в научной, так и в практической медицине во всём мире одинаковы. Поэтому мы считаем необходимым дать перечень основополагающих терминов в их правильном современном толковании, поскольку полагаем, что не вправе отсылать читателя к словарям и номенклатурам, которые далеко не всегда могут быть под рукой.

1. ТЕРМИНОЛОГИЯ В АНАТОМИИ, ФИЗИОЛОГИИ И ПАТОЛОГИИ ПОЗВОНОЧНОГО СТОЛБА В современной медицинской литературе, к сожалению, час то встречаются устаревшие или неправильные медицинские термины. Нередко игнорируется лингвистическое значение употребляемых терминов, примером чему может служить сло восочетание «травматическое повреждение». В любом толковом словаре сказано, что «травма» в переводе с греческого означает «повреждение». Правильные термины часто используются не брежно, в их бытовом понимании, например «плотность» вме сто «твёрдость» и т.п.

Не менее редко заимствуют термины из других дисциплин, нимало не заботясь о том, какую смысловую нагрузку они там несут. К примеру, невропатологи, ортопеды, ревматологи, рент генологи широко используют термины «дистрофия», «дегенера ция», «дисплазия», «плотность» и др., не учитывая их значения в патологической анатомии и физике, из которых эти термины заимствованы.

Часто в медицинской литературе можно встретиться с обра зованием новых терминов, состоящих из двух и более простых.

При этом не учитывается значение простых терминов в основ ной специальности, где их уже давно используют. Примером такого терминотворчества могут служить словосочетания «деге неративно-дистрофический» или «нейроостеофиброз». Значение первого термина указано в приведённом ниже словаре, о втором же термине следует сказать следующее. В патологической анато мии под фиброзом понимают замещение какой-либо основной тка ни фиброзной тканью. Поэтому данный термин должен означать замещение нервной и костной ткани фиброзной тканью. Автор же этого термина Я.Ю.Попелянский утверждает, что «клиниче ская характеристика нейроостеофиброза отражает его зависи мость от состояния периферической и центральной нервной системы...». Неправомерность такого термина в таком его по нимании очевидна. Более или менее грамотный в патоморфоло гии врач понять его не может.

Почти во всей клинической и даже патоморфологической литературе употребляют анатомические и патоморфологические термины из устаревших номенклатур. Так часто фигурируют «дужки» вместо «дуги», «корень дужки» вместо «ножка дуги», «межпозвоночные» или даже «фасеточные» суставы вместо «ду гоотростчатые», «дегенерация» вместо «дистрофия» и т.д.

Очень легко проникают в медицинскую литературу звучные термины с совершенно неясным смыслом, как например уже упомянутый «дегенеративно-дистрофический», «межпозвоноч ный (межпозвонковый)» остеохондроз, «деформирующий остео артроз». Остеохондроз, не может быть межпозвонковым, посколь ку при остеохондрозе обязательно поражаются и хрящ (хондро-), и кость (остео-) От изменения термина сразу же меняется смысл:

сказав межпозвоночный (межпозвонковый), подразумевают, что изменения при остеохондрозе могут быть только в диске (хонд роз, выпячивание диска, его разрыв с образованием грыжи), а это уже не остеохондроз, а другая патология, отличная не толь ко от остеохондроза, но и разнящаяся между собой и требующая разной лечебной тактики.

«Деформирующий остеоартроз» — другой пример «архитек турных излишеств» в терминотворчестве. Артроз не часто бывает деформирующим. О деформирующем артрозе можно говорить лишь в том случае, когда выявлена на рентгенограммах или при патоморфологическом исследовании деформация суставных концов костей и не всякая деформация, а только специфиче ская, присущая только артрозу, которая развивается лишь после дистрофического истончения суставного хряща. В ранних стади ях артроз характеризуется поражением только суставного хряща, поскольку артроз всегда, без всяких исключений, начинается с хряща, а не с кости. Патология костей может лишь предраспо лагать к перегрузке суставного хряща и более раннему развитию артроза. Поэтому нельзя говорить об остеоартрозе, если ещё нет изменений кости. Следовательно, наиболее правильным являет ся термин артроз, объединяющий все фазы дистрофического процесса в суставе.

Немалую путаницу в терминологию, а значит и в понимание сущности происходящих процессов вносят врачи-непрофес сионалы. Непрофессионализм — это, мягко говоря, недостаточ ная профессиональная грамотность. Так, к примеру, М.Я. Жо лондз утверждает, что «никакого остеохондроза не существует».

Если бы автор был знаком с патологической анатомией дистро фических изменений позвоночника или с их рентгенологиче ской картиной, то знал бы, что такое патологическое состояние все же существует. Другое дело, что можно спорить о роли этой патологии в болях в области спины и, тем более, в других частях тела, а также о правомерности использования этого термина в качестве клинического диагноза.

Изложенное выше свидетельствует о терминологическом не благополучии в медицинской литературе, которое не так без обидно, как это может показаться на первый взгляд, поскольку нарушает единообразие смыслового содержания каждого терми на. Мы. полагаем, что изобретение собственных терминов должно быть сведено к минимуму. Когда же речь идёт об анатомических, патоморфологических или физиологических явлениях специа лист любой медицинской дисциплины обязан пользоваться тер минологией, узаконенной в этих основополагающих дисципли нах и которую он обязан знать со студенческой скамьи Нелиш не также напомнить, что существуют руководства, атласы и справочная литература по этим специальностям.

Мы приводим список терминов, наиболее часто употребляе мых для характеристики нормального и патологического со стояния позвоночника. Для удобства термины приведены в ал фавитном порядке.

Артроз — дистрофическое изменение сустава, начинающееся с дистрофического изменения хряща (хондроз), к которому за тем присоединяется дистрофическое изменение кости (остео хондроз). Если отмечается деформация кости, специфическая для артроза, то можно говорить о деформирущем артрозе. Таким образом, термин артроз — общий для всех стадий дистрофиче ского процесса в суставе.

Анкилоз — внутри- или внесуставное сращение костей, обра зующих сустав (анкилоз костный, фиброзный).

Анкилозирующий гиперостоз — см. Фиксирующий гиперостоз.

Аплазия — полное отсутствие органа, его части или участка какой-либо ткани как результат нарушения их развития (апла зия всего позвонка, дуги, отростков).

Апофиз — участок кости, имеющий самостоятельную точку (точки) окостенения и не участвующий в образовании сустава.

Атрофия (гипотрофия) — Уменьшение объёма органа (его части) или какой-либо ткани по отношению к первоначально нормальной величине. Отставание органа в росте — не атрофия, а гипоплазия (см), как это бывает, например, при костно суставном туберкулёзе у детей.

Вывих — смещение сочленяющихся костей с полным нару шением контакта их сочленяющихся поверхностей.

Галистерез — см. Халистерез.

Гипермобильность (применительно к позвоночнику) — уве личенная подвижность в позвоночном сегменте, отделе позво ночника, во всём позвоночнике по сравнению с нормой, сосед ним сегментом, Гиперплазия — увеличение размера органа, его части или участка ткани как результат нарушения формирования в про цессе роста или физиологической перестройки.

Гиперостоз — патологическое увеличение объема кости (в основном её толщины) за счёт разрастания костной ткани.

Гипертрофия — увеличение объёма органа или ткани по от ношению к первоначально нормальной величине.

Гипомобильность (применительно к п-ку) — уменьшенная под вижность в позвоночном сегменте, отделе позвоночника или во всём позвоночнике по сравнению с нормой или соседним сегментом.

Гипоплазия — уменьшенный размер органа или его части в результате нарушения формирования в процессе роста.

Гипотрофия — см. Атрофия.

Губчатая кость — кость или участок кости, имеющий губча тое строение.

Дегенерация — 1) в биологии — упрощение, деградация, вы рождение;

2) в патологии — см. Дистрофия.

Дегенеративно-дистрофический — неправомочный термин.

См. Дистрофия, Дегенерация.

Деструкция — в патоморфологии — разрушение структуры организма, органа, ткани, клетки.

Деформирующий артроз — одна из стадий артроза, характе ризующаяся специфической деформацией суставных концов костей.

Деформирующий остеоартроз — см. Артроз, Деформирующий артроз.

Диафиз — участок трубчатой кости, имеющий костномозго вой канал.

Дискоз (син. хондроз межпозвонкового диска) — термин, введённый нейрохирургами;

см. Хондроз.

Дисплазия — все без исключения нарушения развития и формирования органов или тканей независимо от причины и времени их возникновения (как в процессе эмбриогенеза, так и в постнатальном периоде).

Дистрофия — патологический процесс, имеющий морфоло гические проявления, возникающий вследствие нарушения об мена веществ и характеризующийся накоплением в клетках и тканях количественно и качественно измененных продуктов об мена. Некоторые из дистрофических изменений могут быть вы явлены рентгенологически по ряду признаков, свидетельствую щих о патологических изменениях определённых морфологиче ских структур (например патологический остеосклероз, остеопо роз, обызвествления и т.п.). Рентгенологи, заимствовавшие этот термин из патоморфологии, обязаны придерживаться того тол кования, которое дают ему патоморфологи. В связи с этим тер мин «дегенеративно-дистрофический» применять не следует, поскольку он рождён в переходный период, когда в морфологии термин «дегенерация» заменяли термином «дистрофия». В на стоящее время в грамотной патоморфологии применяют только термин «дистрофия».

Дугоотростчатые суставы — суставы между суставными отрост ками позвонков (по Парижской анатомич. номенклатуре 1955 г.).

Костная балка (син. костная перекладина, трабекула) — ос новной структурный элемент кости. Из костных балок построе на кость.

Костная перекладина — см. Костная балка.

Костная пластинка — структурный элемент костной ткани (см.), состоящий из тонкого пучка коллагеновых волокон, со единённых аморфным веществом с отложенными в них мине ральными солями. Использование этого термина в качестве си нонима термина «костная балка» неправомерно.

Костная ткань — материал, из которого построены костные балки. См. Остеоид.

Костная трабекула — см. Костная балка.

Кость — орган, образованный костными балками, построен ными из костной ткани. Включает в себя костный мозг, эндост, периост, сосуды, нервы, лимфоидную ткань и хрящевые струк туры. Кроме механической функции (опорная, рессорная, за щитная), кость выполняет ряд других важных функций — кро ветворения, минерального обмена, рецепторную, фагоцитарную, иммунную и другие ещё не все нам известные.

Лигаментоз — дистрофическое изменение связки, заклю чающееся в замещении связки вблизи её прикрепления к кости волокнистым хрящом, который затем обызвествляется, после чего замещается костью. Рентгенологически проявляется обыз вествлением или окостенением участка связки вблизи кости.

При механических повреждениях или перегрузках может прояв ляться болезненностью в области расположения связки при движениях или при её натяжении. Иногда болевой синдром мо жет достигать очень сильных степеней, поскольку связки насы щены болевыми рецепторами.

Межпозвонковые (межпозвоночные) суставы — см. Дугоот ростчатые суставы.

Межпозвоночный (межпозвонковый) остеохондроз — неточ ный термин. При остеохондрозе поражается и кость, и хрящ, т.е. тела позвонков и диск между ними. Правильно: остеохонд роз позвоночника или позвоночный остеохондроз. См. Остео хондроз.

Метаболизм (от греч. перемена, превращение) — обмен ве ществ и энергии в организме на любом из его уровней — орга низм, орган, ткань, клетка. В отличие от дистрофии обозначает не морфологические, а химические превращения. Поэтому ис пользовать этот термин в рентгенологии — дисциплине морфо логической — неправильно.

Метафиз — губчатый участок трубчатой кости, расположен ный между эпифизом (см.) и диафизом (см.).

Миотендинит — клинически активный период тендиноза, ко гда при повреждении сухожилия в асептическое воспаление во влекается не только перитендинеум, но, возможно, и прилежа щая к сухожилию часть мышцы. Во всяком случае мышца реа гирует на тендинит резко болезненным спазмом.

Миотендиноз — термин патоморфологически неточный, так как дистрофический процесс в сухожилии развивается у кости, а не у мышцы.

Некробиоз — необратимое нарушение жизнедеятельности ткани, предшествующее её гибели — некрозу.

Некроз — омертвение, необратимое прекращение жизнедея тельности ткани, органа или его части.

Нестабильное смещение (см. Нестабильность) — выявляемое на рентгенограмме смещение позвонков относительно друг друга, величина которого меняется при движениях позвоночника, что определяют с помощью рентгенофункционального исследования.

Нестабильность (см. Нестабильное смещение) — термин, употребляемый в ортопедии для обозначения определённых на рушений функции позвоночника и суставов. Поэтому примене ние его в рентгенологии для обозначения другого понятия не правомерно.

Остеоартроз — см. Артроз.

Остеоид (син Остеоидная ткань) — органическая основа (матрица) костной ткани, формирующаяся в процессе её обра зования остеобластами. После минерализации остеоида образу ется костная ткань.

Остеоидная ткань — см. Остеоид.

Остеолиз — рассасывание кости (как правило, её концевых участков или суставных концов костей), характеризующееся ис чезновением её участка при отсутствии реактивных изменений в оставшейся части кости и окружающих тканях.

Остеомаляция — размягчение кости вследствие нарушения фиксации минеральных веществ во вновь образованных остео идных балках. В результате кость сравнительно легко деформи руется под действием механических нагрузок. Наблюдается О.

при многих патологических процессах, например, при рахите, старческой остеопении позвоночника и др.

Остеопения (от греч. penia — бедность, недостаток) — умень шение количества костной ткани за счёт как остеопороза (см.), так и остеомаляции (см.). Термин, объединяющий оба этих поня тия, как, к примеру, термины «воспаление» или «опухоль».

Остеопороз — уменьшение количества костных балок (не их числа, а суммарного объёма) в единице объёма кости.

Остеопоротическая перестройка (син. Остеопороз — см.) Остеосклероз — увеличение количества костных балок в еди нице объёма кости.

Остеосклеретическая перестройка (син. Остеосклероз — см.).

Остеофит (син. экзофит костный) — патологический кост ный нарост на поверхности кости.

Остеохондроз — дистрофическое изменение кости и хряща в любом месте организма, где имеется костная и хрящевая ткани.

Остеохондроз позвоночника — дистрофическое изменение как межпозвонкового диска, наступившее в фазе хондроза, так и прилежащих к нему тел позвонков.

Рентгенологически это проявляется: 1) уменьшением высоты диска, 2) специфическими краевыми костными разрастаниями и 3) субхондральным остеосклерозом.

Специфика костных разрастаний заключается в том, что они продолжают площадки тел позвонков вдоль выпяченных межпо звонковых дисков. Субхондральный остесклероз обычно при соединяется при значительном истончении диска и увеличении, тем самым, нагрузки на тела позвонков.

Перестройка кости — любое биологически активное измене ние структуры, формы, размеров кости под влиянием внешних (по отношению к организму) или внутренних факторов. Кость может измениться только путём перестройки, если не считать изменений под влиянием внешних травмирующих воздействий:

перелома, непосредственной термической или химической травмы. Использование термина «перестройка» в качестве само стоятельного диагноза, без уточнения её природы — неграмотно.

Перестройка кости физиологическая : 1) обменная — измене ние (замена) кости в процессе нормального обмена веществ;

2) возрастная — возрастные нарушения уравновешенности созида ния и разрушения костной ткани;

3) функциональная физиолгиче ская- приспособительные изменения в рамках физиологической анатомо-функциональной адаптации.

Перестройка кости патологическая — любое биологически ак тивное изменение структуры, формы, размеров кости, в процес се которого нормальная кость превращается в патологически изменённую.

Периостальные наслоения — реактивное костеобразование за счёт продукции кости раздражённой или повреждённой надко стницей (перелом, воспаление, опухоль, функциональная пере стройка и т.п.). Надкостница не вовлекается непосредственно ни в воспалительный, ни в опухолевый процесс, а участвует в нём тем, что в той или иной мере реагирует на воспаление, опу холь, механическое повреждение. При этом механизм костеоб разования во всех случаях одинаков — клеточный: остеобласты образуют остеоидную ткань, которая затем превращается в ко стную.

Использование терминов «периостит» или «периостоз» нера ционально, поскольку в таком случае назвать причину активно сти надкостницы можно только после установления диагноза заболевания.

Периостит см. Периостальные наслоения.

Периостоз см. Периостальные наслоения.

Плотность — физическое понятие, характеризующее массу вещества в единице объёма. Плотность пропорциональна удель ному весу вещества. Для определения плотности в физике ши роко используют рентгенологический метод. В медицинской ли тературе термин «плотность» нередко ошибочно используют в значении «твёрдости».

Подвывих — неполный вывих с сохранением частичного со прикосновения суставных концов костей.

Позвоночный сегмент — два соседних позвонка с располо женными между ними диском, суставами, связками, состав ляющими единую морфо-функциональную единицу. Этот тер мин используют невропатологи, ортопеды, травматологи, рент генологи.

Спондилит — воспаление в любом из элементов позвоночно го сегмента.

Спондилит анкилозирующий — болезнь Бехтерева (по Между народной номенклатуре болезней). При ней поражаются не только и не столько дугоотростчатые суставы, сколько другие анатомические элементы позвоночника, в первую очередь — крестцовоподвздошные суставы.

Спондилоартрит — воспаление дугоотростчатых суставов.

Иногда в эту группу включают воспаление рёберно позвоночных суставов и неоартрозов позвоночника (межости стых, унковертебральных).

Спондилоартрит анкилозирующий — см. Спондилит анкило зирующий.

Спондилоартроз — артроз дугоотростчатых суставов позво ночного столба.

Спондилоз — (по G. Schmorl и Н.С. Косинской) — ограни ченное чаще одним, реже двумя сегментами костеобразование под передней продольной связкой поясничного или шейного отдела позвоночника, специфика которого заключается в обра зовании остеофита, огибающего, как правило не изменённый, межпозвонковый диск. Окостенение начинается у места отрыва передней продольной связки от тела позвонка. Образовавшийся остеофит не изменяется в течение многих лет. Отрыв связки происходит выпячивающимся межпозвонковым диском в мо мент физического перенапряжения у людей молодого возраста, когда диски ещё достаточно эластичны. В таком понимании термин закрепился в патоморфологии и рентгенологии. В лите ратуре его нередко неправильно используют вместо термина «остеохондроз» или в качестве термина, объединяющего все дистрофические изменения позвоночника. В этом значении он приведён и в «Энциклопедическом словаре медицинских терми нов», что для профессиональной литературы нельзя признать правильным (см. Остеохондроз, Фиксирующий гиперостоз).

Стабильное смещение — выявленное на рентгенограмме сме щение позвонков относительно друг друга, величина которого не меняется при движениях позвоночника, что определяют при рентгенофункциональном исследовании.

Тендинит — асептическое воспаление в перитендинеуме, возникающее, как правило, после травмы сухожилия. В зрелом и пожилом возрасте местом повреждения часто является участок дистрофически изменённого сухожилия (тендиноз — см.) Тендиноз — дистрофическое изменение сухожилия мышцы, сущность которого заключается в замещении ткани сухожилия у места прикрепления к кости волокнистым хрящом, который вскоре обызвествляется, а затем замещается костью. Рентгено логически проявляется обызвествлением или окостенением уча стка сухожилия у поверхности кости, которая становится неров ной, с костными выростами или напластованиями. При повреж дении дистрофически изменнного сухожилия развивается асеп тическое воспаление, которое сопровождается локальными бо лями, иногда очень сильными, и болезненностью при движени ях с напряжением соответствующих мышц. В таких случаях уже можно говорить о тендините. При коротком сухожилии в асеп тическое воспаление может вовлекаться прилежащий участок мышцы. В таких случаях правомерным становится термин мио тендинит.

Твёрдость — степень сопротивления вещества какому-либо механическому воздействию. Грубо может определяться на ощупь (твёрдость дерева достаточно велика, свинца и ртути мала).

Точка окостенения — очаг образования костной ткани в хря щевой или мезенхимальной основе формирующейся кости.

Травма — в буквальном переводе с греческого означает повреждение, то есть следствие какого-либо внешнего воз действия на организм — механического, химического, электри ческого, радиационного, психического и т.д. Травма всегда конкретна: ушиб, перелом, ожог, обморожение, нервный стресс и т.п. Поэтому травмой не являются падение, авария и т.п.

Травматическое повреждение — тавтология. См. Травма.

Фиксирующий гиперостоз (син. анкилозирующий гиперо стоз, болезнь или синдром Форестье, фиксирующий лигамен тоз — см.) — распространённое, на уровне многих сегментов костеобразование под передней продольной связкой позвоноч ника у пожилых людей. Начинается на уровне межпозвонко вых дисков, а затем и на уровне тел позвонков. Кость проду цируется камбиальным слоем передней продолной связки, об ладающей свойствами надкостницы. В первую очередь поража ется грудной отдел справа, затем поясничный — слева, иногда и шейный — спереди. Толщина костных напластований может достигать 1 см и более. В начальной стадии необходимо диф ференцировать от спондилоза и анкилозирующего спондилита (болезни Бехтерева).

Фиксирующий лигаментоз — термин неточный, поскольку сама передняя продольная связка позвоночника ни обызвествлению, ни окостенению не подвергается. Внутренний камбиальный слой связки, обладающий свойствами надкостницы, по невыяснен ным причинам начинает продуцировать новую кость (см. Фик сирующий гиперостоз, Лигаментоз).

Физиологическая перестройка кости — см. Перестройка кости физиологическая.

Функциональная перестройка кости — см. Перестройка кости функциональная.

Халистерез — прижизненная деминерализация костной тка ни, в результате чего на месте костной ткани остаётся её орга ническая (остеоидная) матрица. Возможность халистерез мор фологами оспаривается.

Хондроз — дистрофическое изменение хряща, чаще всего межпозвонкового или суставного, его истончение, потеря тур гора, замена гиалинового хряща волокнистым, фиброзной тка нью, обызвествление и окостенение слоя, прилежащего к кос ти. Хондроз всегда предшествует остеохондрозу. Хондроз мо жет развиться везде, где есть хрящ, например, в хрящевых уча стках рёбер.

Экзостоз (син. Остеофит, Экзофит костный) — патологиче ский костный нарост, исходящий из поверхностных частей кости.

Экзофит см. Экзостоз, Остеофит.

Эпифиз — участок кости, имеющий самостоятельную точку (точки) окостенения и участвующий в образовании сустава.

Ядро окостенения см. Точка окостенения.

2. ИСТОРИЯ ПОИСКА ПРИЧИН БОЛЕЙ В НИЖНЕЙ ЧАСТИ СПИНЫ «Поясничные» боли или боли «в нижней части спины» дол гое время (с конца 19 века до 60-70-х годов 20 века) фигуриро вали под названием «ишиас». История же вопроса уходит гораз до глубже, когда в 15 веке упоминается об этой болезни в руко писи Р. Кука1. Итальянский врач Котуньо1 описал ее в книге «О нервном ишиасе» в 1764 году. В дальнейшем почти безраздельно господствовало представление об этом заболевании как резуль тате инфекционного поражения седалищного нерва (Antie, 1885;

Lortat-Jacob et Sobareanu,1908;

H. Oppenheim,1908;

J.Dejerine, A. Tomas, 1909;

Kliem,1909;

A. Schmidt, 1910).

Если боли возникали у больного туберкулезом, сифилисом, ревматизмом, гриппом и любым другим инфекционным заболе ванием, то этой инфекции и приписывалась вина в болевом синдроме.

Однако, поскольку в седалищном нерве идут и двигательные и чувствительные волокна, а при «ишиасе» страдает преимуще ственно чувствительность, то возникла мысль, что поражается более проксимальный отдел проводниковой системы, а именно — чувствительные корешки (Л.О. Даршкевич, 1907). С этого времени, наряду с «ишиасом» начинает применяться термин «радикулит». LA. Sicard, (1918) связал заболевание с поражением не интра-, а экстрадурального участка корешка. Этот участок называли канатиком, в связи с чем появился новый термин — «фуникулит», который начал широко применяться в нашей ли тературе (А.Н. Абрамова и Ш.А. Росин, 1936;

М.Б. Кроль, 1936;

Я.М. Балабан, 1939).

Однако в экстрадуральном участке идут уже в одной оболоч ке и чувствительные и двигательные корешки. Поэтому вновь была нарушена логика поражения преимущественно, а часто и исключительно чувствительной сферы.

В то же время признавалось, что процесс может локализо ваться на различных уровнях, в связи с чем Д.А. Шамбуров (1928,1950), В.К. Дорошко (1930), Roger (1930) различали верх ний, средний и нижний ишиас как воспалительное поражение По Я Ю Попелянскому, корешка, сплетения или седалищного нерва. Наиболее частой формой считался «верхний ишиас». После работ М.С. Маргули са (1932-1950) в отечественной неврологии привился термин «пояснично-крестцовый радикулит». Представление об инфек ционной природе поясничных болей прочно господствовало у неврологов вплоть до 50-х годов XX века. Однако проведенные патоморфологические исследования не дали достаточно убеди тельных данных в пользу воспалительного поражения корешков, спинномозговых и седалищных нервов. (И.С. Новицкий и И.М.

Перельман, 1934;

В.А. Елисеев, 1958;

F. Raymond, 1898;

J. Tinel et P. Gastinel, 1912;

О. Lindhal, В. Rexed, 1951;

G. Boszik, 1956).

Это подтверждало мнение Я.Ю.Попелянского (1974), что «топи ческие классификации ишиаса основывались главным образом на логических (спекулятивных) построениях. Клинические дифференцировки их были надуманными».

Уже в 20-х — 30-х годах появились первые работы ортопедов и нейрохирургов, в которых основная роль в причине пояснич ных болей отводилась позвоночнику, в частности патологии его суставов и аномалиям развития (Putti,V., 1927). Затем первое место среди причин поясничных болей стали отводить грыжам межпозвонковых дисков (А.К. Шенк, 1935;

И.С. Бабчин, 1935;

J.E. Goldwait, 1911;

W. Mixter, J. Barr, 1934, 1936;

W.E. Dandy, 1941).

Вслед за ортопедами и нейрохирургами к признанию веду щей роли патологии межпозвонковых дисков приходят и невро патологи (Н. Roger, 1930;

V.T. Inman, J.B.Saunders, 1947;

F. Reischauer, 1949).

Таким образом, первая половина 20 века прошла в споре об инфекционной или механической природе болей в нижней части спины. По существу же во всех дискуссиях признается поражение корешков и нервов. Только одни авторы считали, что корешки и нервы поражаются различными воспалитель ными процессами, а другие — что корешки страдают в ре зультате механического повреждения выпадающими грыжами дисков.

Однако многие клиницисты отвергали дискогенную концеп цию пояснично-крестцового радикулита (С.А. Рейнберг и С.Л. Цаткин, 1932;

Н. Pette, 1953). А были и те, кто не призна вал ни инфекционную, ни дискогенную. Так J.F. Brailsford (1955), проанализировав 10.000 рентгеновских исследований при поясничных болях, нашел остеохондроз только в 10%, в осталь ных случаях с обычной частотой встречались туберкулез, остео миелит, аномалии развития, сколиозы и полная норма. По крайней мере, пишет автор, с точки зрения рентгенологической не может быть и речи о первенствующей роли дисков в этиоло гии пояснично-крестцовых болей. Автор считал, что в проблему ишиаса рентгенология пока внесла больше путаницы, чем пользы.

Диагноз «дискоза» стал национальным бедствием и, пожалуй, было бы лучше, если бы врачи вовсе ничего не знали о дисках.

G.S. Hackett (1956), много лет изучавший поясничную боль, утверждал: «боль в пояснице — это боль связочная».

R. Wartenberg (1958) также не соглашался с дискогенной природой пояснично-крестцовых болей и обосновывал свои взгляды рядом аргументов. Однако все они, с точки зрения Я.Ю. Попелянского «недостаточно убедительны и умозритель ны, за ними нет достаточной фактологической базы».

Весьма категоричен был G. Keller (1962), который полностью отрицал роль дислокации и компрессии корешка в патогенезе пояснично-крестцовых болей.

Следовательно, J.F. Brailsford (1955), G.S. Hackett (1956), R.Wartenberg (1958), G. Keller (1962) фиксировали внимание на патологии мышц, фиброзных тканей (сухожилий, связок, фас ций) конечностей и туловища и рецепторов в них. Эта позиция, особенно G.Keller, подверглась беспощадной критике Я.Ю. По пелянского (1974), которую он назвал «велеречивыми» нападка ми на дискогенную теорию ишиаса.

Первые сообщения о болевых мышечных синдромах появились в 1843 г. (Froriep)1. С тех пор они описывались неоднократно, однако четкой клинической определенности не приобрели до сих пор и фигурировали под самыми разными названиями: ревма тизм мягких тканей, мышечный ревматизм, ревматическая миал гия, миозит, фасцит, миофасцит, фиброзит, фибропатический синдром, миопатоз, фибромиофасцит, тендиноз, миотендиноз, тендинит, миотендинит (В.К. Хорошко, 1927;

B.C. Марсова, 1935;

П.Л.Жарков и А.А. Бабенцова, 1967;

Лауцевичус, 1967;

Г.Н. Мазу нина и сооавт., 1967;

В.К. Добровольский и Д.Ф. Шпаковский, 1970;

П.Л. Жарков, В.А. Талантов, Б.Д. Юдин, 1983;

W.R. Gowers, 1904;

C.Sandstrom, 1938, 1951;

J.Travell, 1955;

J.Neufeld, 1955).

Нам в наибольшей мере импонирует термин миофасциаль ный болевой синдром (Д. Тревелл, Д. Симоне, 1989), фигури рующий во французской, а также английской и американской литературе. В тех случаях, когда возможно точно локализовать патологию по рентгенограммам или клинически, можно ис Цит. по H.Kraus, пользовать более точное название: тендиноз (без клинических проявлений) или тендинит (при болевом синдроме) например в области большого вертела бедренной или бугорков плечевой кости.

Боль обычно возникает при сильном напряжении одной или нескольких мышц — синергистов в местах их прикрепления к костям или реже в местах перехода мышцы в сухожилие.

Несмотря на отдельные критические работы, дискогенная концепция «поясничного» болевого синдрома постепенно завое вывала всё больше сторонников и к 80-м годам XX века стала господствовать практически безраздельно. Если в зарубежной литературе фигурируют дискогенные поражения корешков, то в отечественной, как литературе, так и практике, благодаря авто ритетным работам Я.Ю. Попелянского (1961, 1962, 1966, 1969, 1974, 1983) и его школы, безраздельно утвердился взгляд на по ясничные боли как результат остеохондроза позвоночника, в кото рый включают и грыжи дисков (Е.С.Заславский, 1966, 1978;

И.Р. Шмидт, 1966, 1978, 1980;

И.П.Антонов, Б.В. Дривотинов, 1968;

В.П. Веселовский, 1978;

Г.Я.Лукачер, 1985;

Т.З.Ахмадов, 1987;

X. А.А.Скоромец, Т.А.Скоромед, 1996;

В.И.Самойлов, 1997;

П.Дуус, 1997;

Х.А. Мусалатов и А.Г. Аганесов,1998;

Н.М. Жулев с соавт., 1999 и др.). Термин же «остеохондроз», к сожалению, настолько прочно вошел в медицинский обиход, что стал синонимом самого болевого синдрома.

3. ДИАГНОСТИКА ПРИ БОЛЯХ В НИЖНЕЙ ЧАСТИ СПИНЫ Отношение к клиническому обследованию больных с пояс ничными болями, пожалуй, наиболее точно отразил Я.Ю. Попе лянский: «В отношении ишиаса клиника казалась в такой мере примитивной, что даже у корифеев неврологии она не удостаива лась достаточно пристального анализа». Примерно такое же от ношение к клиническому исследованию и у специалистов дру гих медицинских профилей: ортопедов, ревматологов, нейрохи рургов.

Разные авторы предложили множество способов оценки формы и подвижности позвоночного столба при болях в спине (Ф.Ф. Оженко, 1966;

Т.И. Бобровникова, 1966;

В.А.Лисунов, 1971;

А.И Усманов, 1971;

И.С. Седин, 1954;

И.З. Марченко, 1972;

И.И. Худолей, 1966;

Pezholz und Wolter,1964). Однако ни у кого ни слова не говорится о пальпаторном исследовании. Даже в таком обстоятельном труде по клиническому обследованию опорно-двигательной системы, как «Клиническая диагностика болезней суставов» (М. Доэрти и Д. Доэрти, 1993) подробно описываются способы определения подвижности позвоночника и всех суставов, но вовсе отсутствует пальпаторное его исследо вание.

Я.Ю. Попелянский подробно изучил не только влияние бо левых ощущений на двигательную функцию позвоночника и суставов, но и выявил конкретные болевые точки, правильно обозначив этот процесс как дистрофический и назвав его ней роостеофиброзом1. Все болевые ощущения автор разделил по стадиям (Я.Ю. Попелянский, Е.С. Заславский и В.П. Веселов ский, 1974). Тщательно проведенное пальпаторное исследование позволило выявить наиболее типичные места этих болевых то чек, всего — 19 локализаций. Дистрофическую природу измене ний в местах прикрепления сухожилий мышц к костям под тверждают многочисленные исследования мышц (Е.В. Усольце ва, Ф.М. Халецкая, 1933;

B.C. Марсова, 1935;

И.Л. Крупко, Правомочность именно этого термина весьма спорна (Вест рентг и ра диол, 1997, 6, с 58-63)... Фальк и Б.П. Модяев, 1903, В.И. Рокитянский, 1964;

И.П. Кипервас и Р.Л. Зайцева, 1967). Автор говорит также, что многие из этих болевых точек длительное время ошибочно расценивались как точки «по ходу корешков» или «по ходу седалищного нерва».

Детально описав методику выявления болевых точек в мес тах прикрепления сухожилий мышц, дав методику определения степени выраженности болевых ощущений, автор вдруг после всего этого абсолютно бездоказательно утверждает, что все эти болевые симптомы — некорешковые проявления остеохондроза поясничного отдела позвоночника.

Я.Ю.Попелянский (1974) подробнейшим образом описывает симптомы напряжения и расслабления мышц спины, ягодичной области и ноги, а также разбирает симптом Ласега (1864) и счи тает, что этот симптом не является показателем натяжения седа лищного нерва, поскольку корешки и нервы имеют запас длины (Ф.Ф. Оженко, 1973, М.Н. Холоденко и Л.Я. Воронова, 1949).

При этой пробе натягиваются также и все другие анатомические образования задней поверхности бедра и ягодичной области, которые и могут давать болевые ощущения (М.Ф. Иваницкий, 1940). Я.Ю. Попелянский считает, что этот симптом связан, главным образом, с натяжением мышц и фиброзных тканей.

«Также и при кашле и чихании боль возникает не за счет лик ворного толчка, а за счет происходящего при этом рефлекторно го напряжения мышц туловища».

Если при остром болевом синдроме в нижней части спины пациенты попадают к ортопеду, неврологу или хирургу, то при хронической и не очень резко выраженной боли таких больных нередко направляют к ревматологу. Поскольку ревматологи дос таточно тщательно обследуют больных, используя метод пальпа ции, а внимание их направлено на возможную патологию крё стцовоподвздошных суставов, то, обнаружив болезненность в этой области, подозревают сакроилиит. Хотя рентгенологиче ское исследование, как правило, не подтверждает подозрения, часть больных всё же получает лечение по поводу «рентгеноне гативной стадии» болезни Бехтерева.

Большой интерес представляют тщательно разработанные методики обследования позвоночника, а также связок и мышц в мануальной медицине. Однако все они направлены на определе ние амплитуды движений в позвоночнике и суставах и активно сти сокращений мышц. Для этих же целей используется и паль звоночника и таза мануальные терапевты пальпацией не поль зуются. По крайней мере они об этом не говорят (К.Левит и соавт.,1993;

А.Б.Ситель,1993, 1998). Чрезвычайный интерес представляют сведения К.Левит об электромиографических ис следованиях ягодичных мышц, которые показали, что «сокраще ние большой ягодичной мышцы явно запаздывает и сразу, как бы пропуская его, следует усиленное сокращение мышцы, разгибаю щей спину»1. То есть, иными словами, имеет место асинхрон ность сокращений этих мышц и, соответственно, асинхронность воздействия на место их совместного прикрепления. К сожале нию, автор не указывает на здоровых или больных людях прове дены эти исследования.

Мануальные терапевты, как и другие специалисты, полно стью придерживаются концепции о вертеброгенной природе бо лей в нижней части спины. Поэтому на исследование двига тельной функции позвоночника, а не других областей, и направ лено всё их внимание.

Таким образом, наиболее полное и детализированное описание методики клинического обследования представле но Я.Ю. Попелянским. Однако, последовавшее за этим обследованием утверждение, что виной всех этих болевых симптомов является остеохондроз позвоночника, сделало аб солютно бессмысленным затрату сил и времени на такое об следование.

В самом деле, зачем тратить столько драгоценного врачебно го времени, если заранее известна причина того, что будет вы явлено. Это и привело к тому, что прекрасная методика не на шла никакого применения в клинической практике и даже в научных монографиях клиническому исследованию не уделяется никакого внимания, по крайне мере, пальпаторному исследова нию, имеющему основное значение для выявления болевых то чек, описанных Я.Ю. Попелянским.

Ни в одном современном руководстве по неврологии, орто педии, нейрохирургии, начиная с 80-годов, пальпаторное иссле дование вообще не фигурирует, поскольку авторы считают это излишним, особенно при наличии КТ и МРТ. Обнаружение грыжи диска считается абсолютно достоверной причиной имеющегося болевого синдрома. Однако и в определении грыжи диска далеко не всё благополучно: чаще всего выпячивание дис К. Левит и соавт,1993, стр ка вследствие снижения его тургора описывают как грыжу. В случае отсутствия «грыжи» причину ищут в различных аномали ях развития позвоночного столба. Если же не находят никакой патологии или вариантов развития, то вину умозрительно при писывают артрозу дугоотростчатых суставов, гипертрофии жел тых связок, синовиальным кистам в дугоотростчатых суставах (С. Parlier-Cuak et al., 1999), врождённому стенозу позвоночного канала и т.п.

Поэтому не удивительно, что основным методом обследова ния больных при «поясничных» болях стала рентгенография, а с приходом КТ и МРТ, дающих возможность видеть непосредст венно изменённый диск, роль основных перешла к этим мето дам. Чаще всего общение врача с больным ограничивается вы слушиванием жалоб на боли в пояснице, спине, шее и назначе нии рентгенографии, КТ, МРТ.

Проводившееся нами клиническое обследование больных преследовало выяснение следующих вопросов:

1. Точная локализация болевых ощущений самим больным.

2. Точная анатомическая локализация болезненности, выяв ляемой при пальпации.

3. Иррадиация боли.

4. Наличие двигательных расстройств.

5. Связь иррадиирующей боли с пальпацией самой верхней болевой точки.

6. Связь локального болевого синдрома с двигательной функцией позвоночника.

3.1. Методика клинического обследования больных Клиническому исследованию при болях в спине уделяется, мягко говоря, недостаточно внимания. Иллюстрацией сказан ному могут служить и последние по этой тематике монографии (Н.М. Жулев и соавт.,1999;

Х.А. Мусалатов и А.Г. Агане сов,1998;

В.И.Самойлов, 1997;

А.А.Скоромец, Т.А.Скоромец, 1996;

П.Дуус, 1997), где в клинической картине «остеохондроза» позвоночника анализируются лишь субъективные ощущения больного. И хоть неврологи и ортопеды настаивают на возмож ности клинической диагностики остеохондроза позвоночника, однако начинают обследование больного, как правило, с рент генографии, и даже нередко не принимают больных без рентге нограмм позвоночника.

Клиническое обследование больного мы проводили по об щепринятой врачебной схеме. Методические детали, как уже говорилось выше, мы заимствовали у Я.Ю. Попелянского (1974), а также у М. и Д. Доэрти (1993).

Боли в области шеи, спины, верхних и нижних конечностей, на которые жалуются пациенты, обычно сразу относят на счёт позвоночника, руководствуясь утвердившейся концепцией. Как показали наши исследования, такая тактика недооценки клини ческого исследования больного неизбежно приводит к диагно стическим ошибкам. Поэтому мы сочли необходимым подробно изложить методику клинического обследования больных, по скольку, как мы убедились, именно получаемые при этом дан ные заставляют усомниться в правомочности вертеброгенной концепции болей в области спины.

1. Жалобы больного Все без исключения больные предъявляли жалобы на боли в "пояснице". Мы уточняли:

1) локализацию боли, которую должен точно указать сам больной;

2) в каком положении тела больше всего беспокоят боли (лёжа, сидя, стоя), 3) какое положение вынужден принять больной, чтобы уменьшить интенсивность боли?

4) связаны ли боли с движениями? Какими?

5) Куда иррадиирует боль?

2. Анамнез болезни ставил целью выяснить следующее:

1) продолжительность болевого синдрома;

2) возникла боль впервые или бывала и раньше?

3) возникла боль внезапно или нарастала постепенно?

4) какие физические нагрузки или неловкие движения предшествовали болевому синдрому?

5) не было ли переохлаждения перед возникновением боли?

6) когда боли сильнее — утром, днём, вечером?

7) просыпается ли ночью от болей и встаёт ли с постели с болями или к утру они уменьшаются?

8) в какой постели легче спать — в жёсткой или мягкой?

9) заболевания, непосредственно предшествовавшие болево му синдрому.

3. Осмотр больного Раздев больного, обязательно просили его самого вновь точ но (пальцем) указать локализацию боли. Для этого оказалось 2-258 необходимым проявить достаточную настойчивость. Пациенты вначале обычно указывают всю приблизительную область болей, махнув ладонью, и лишь при настойчивом требовании уточнить место боли, в конце концов останавливаются на самом больном месте. Обычно это оказывается точка в области верхне внутреннего квадранта ягодичной области, иногда в проекции крестцовоподвздошного сустава или нижней части крестца. Го- I раздо реже (при хронических умеренных, не остро возникших болях) такая точка или точки локализовалась в срединной об ласти спины на линии остистых отростков.

Иногда в остром периоде боль настолько сильна, что боль ного можно обследовать только в постели, поскольку он не мо жет ни встать, ни сесть, да и лёжа ищет наименее болезненную позу на боку с согнутыми в разной степени ногами или полубо ком на спине или животе. Но и в этих случаях нужно добиться точного указания болевой точки.

При более умеренной выраженности болевого синдрома возможно обследование в положении стоя или сидя При этом может обнаружиться патологическая поза с анталгическим (про тивоболевым) сколиозом, а также изменением физиологических грудного кифоза и поясничного лордоза. Необходимо выяснить | возникли эти изменения осанки с момента болевого приступа или они существовали и раньше.

Пальпаторное исследование — следующий этап обследования больного. Положив ладони обеих рук на крылья подвздошных костей с обеих сторон (рис. 5) и расположив большие пальцы на уровне ладоней, определяют границу между 4 и 5 поясничными позвонками. Опустив большие пальцы под углом 45 градусов, одним из них на больной стороне почти точно попадают в боле вую точку, указанную ранее пациентом (рис. 6). Надавливание на неё вызывает в разной степени выраженную болезненность.

Эта точка соответствует задней верхней ости подвздошной кости (spina iliaca posterior superior), к которой крепится задняя длин ная крестцовоподвздошная связка (lig. sacroiliacum post. longum).

Нередко оказывается болезненной и вторая точка в области сус тавного гребня крестца на уровне S3-S4, то есть место прикреп ления той же связки к крестцу. При сильных болях у худощавых мужчин ниже крестцовоподвздошной связки можно заметить припухлость, которая при пальпации оказывается твердоэла стичной и резко болезненной. Обусловлена она спазмирован ным участком большой ягодичной мышцы, а возможно также и отёком окружающих тканей.

Рис. 5. Определение границы Рис. 6. Определение положения между L4 и L5 и симметричности задних верхних остей расположения крыльев подвздошных костей подвздошных костей. Ладони исследователя на крыльях подвздошных костей, большие пальцы — в плоскости ладоней Далее, фиксировав таз руками, а если возможно, усадив пациента верхом на стул, следует предложить ему наклонить ся вперёд, назад, в стороны, насколько это возможно, проде лать ротационные движения туловищем, наблюдая за характе ром движений позвоночного столба и осведомляясь о степени болезненности движений и о том где именно ощущается бо лезненность. В норме все эти движения должны быть плав ными и симметричными по амплитуде. Как правило (в наших исследованиях в 92%) именно такими они и были, а в разной степени выраженная болезненность ощущалась в тех же зо нах: ягодичной, паховой, подвздошно-поясничной, что легко объяснимо натяжением мышц при определённых движениях туловища, о чём ещё в 1974 г. писал Я.Ю.Попелянский. Про ба с осевой нагрузкой на позвоночник (давление на голову, плечи) при рассматриваемой патологии всегда безболезненна.

Приподнимание на носках и резкое опускание на пятки не вызывает болезненности в области позвоночника, но может усилить боль в основной болевой зоне, как правило, вне про екции позвоночного столба, за исключением тех случаев, когда болевой синдром локализуется в области остистых от ростков.

Для исключения патологии крестцовоподвздошных суставов, мысль о которой часто возникает у ревматологов, мы пользова лись общеизвестными приёмами. В положении больного лёжа на спине на твёрдой кушетке надавливали на крылья обеих под вздошных костей. При воспалительном поражении крестцово подвздошных суставов (бехтеревский, туберкулёзный, бруцел лёзный артрит) эта проба может вызвать болезненность в облас ти крестцовоподвздошных суставов. Этот же приём должен оп ределять патологию передних крестцовоподвздошных связок.

Болевую реакцию при воспалении крестцовоподвздошных сус тавов и повреждении задних крестцовоподвздошных связок должно вызывать надавливание на боковую поверхность крыла подвздошной кости в положении больного на боку на твёрдой кушетке. Однако ни у одного из наших пациентов этот симптом не оказался положительным, несмотря на резко болезненную пальпацию в проекции задней длинной крестцовоподвздошной связки. По-видимому более мощные задняя короткая крестцо воподвздошная и межкостная связки предотвращали натяжение длинной связки.

Поскольку у больных с «поясничными» болями нередко на блюдаются чувствительные и двигательные неврологические расстройства, то в клиническое обследование таких больных обязательно должно входить неврологическое исследование. Оно должно включать в себя не только выявление сухожильных реф лексов, но и определение силы мышц сгибателей и разгибателей голени, стопы и пальцев, что позволяет определить даже незна чительные двигательные расстройства. Исследование различных видов чувствительности позволяет выявить болевые, тактиль ные, температурные расстройства.

Проба Лассега (пассивное сгибание выпрямленной в ко ленном суставе ноги — первая фаза) обычно считается спосо бом натяжения седалищного нерва. Однако, при этой пробе, как считает Я.Ю.Попелянский, и мы полностью разделяем его точку зрения, натягивается не только нервы, но и все мыш цы, сухожилия, фасции, связки задних отделов бедра, голени, таза. И даже нерв, возможно, в меньшей степени, чем мыш цы, поскольку природа предусмотрела запас длины как всего нерва, так и проводниковых волокон, создав их извилистыми.

Иначе было бы невозможно предельное сгибание в тазобед ренных суставах. Кроме того, при нетренированных или не достаточно растянутых ягодичных и задних бедренных мыш цах сгибание в тазобедренном суставе выпрямленной ноги может и в норме дать болезненность в подколенной ямке.

Поэтому, проводя пробу Лассега необходимо постоянно осве домляться о месте болезненных ощущений. В случае любого повреждения каждой из анатомических структур таза, бедра, голени — симптом Лассега обязательно будет положительным.

Не несёт специфической для поражения нерва информации и вторая фаза пробы Лассега (дальнейшее пассивное сгибание в тазобедренном суставе ноги, согнутой в коленном суставе).

Считается, что при поражении седалищного нерва движение станет безболезненным. Однако, при сгибании голени рас слабляется не только седалищный нерв, но и мышцы, сухо жилия, фасции задней области бедра. Можно было бы ожи дать, что патология ягодичных мышц, сухожилий, связок ог раничит или вовсе не позволит продолжить сгибание в тазо бедренном суставе, поскольку эти мышцы и связки будут на тягиваться и при согнутом положении голени. Однако, эта проба оказалась мало информативной и для ягодичных мышц и не шла ни в какое сравнение с пальпаторными данными, за исключением острого болевого синдрома типа «прострела», когда любое движение вызывало острейшую боль.

Активное сгибание поочерёдно одной и другой ноги в тазо бедренном суставе самим больным в положении лёжа на спине обычно вызывает боль в зоне основной патологии (ягодичной, крестцовой) вследствие неизбежного сокращения мышц этой области. Причём активное сгибание в тазобедренном суставе выпрямленной противоположной ноги нередко оказывалось бо лее болезненным, чем подъём ноги на стороне болевого син дрома.

4. Рентгенологическим исследованием, по существу как ос новным, пользуются все специалисты при обследовании боль ных с «поясничным» болевым синдромом, нередко пренебрегая клиническим исследованием. Однако, не определив точную ло кализацию боли, и, будучи убеждёнными1 в неизбежной вине убеждённость — твердая вера (в отличие от знания) позвоночника, исследуют его поясничный отдел. Поскольку при этом часто нарушается методика рентгенологического исследо вания, то в снимок не попадает ни крестец, ни крестцовоподвз дошные суставы. А кости таза не изучаются вовсе. Это практи чески всегда приводит к диагностическим ошибкам или за счёт случайных морфологических находок в позвоночном столбе, или за счёт пропущенной патологии в костях таза.

С одной стороны, незнание как рентгенологами, так и кли ницистами дистрофических изменений позвоночника (хондро за, остеохондроза, спондилоартроза, спондилоза, фиксирующе го гиперостоза) ведёт к гипердиагностике: эти виды патологии находят там, где их нет. Нередко остеохондрозом называют все перечисленные дистрофические изменения в силу незнания различий между ними. К остеохондрозу по недоразумению от носят и грыжу диска, которая является следствием его разрыва, причём, как правило, нормального диска, а не изменённого дистрофическим процессом. Поэтому называть грыжу диска ос теохондрозом так же неверно, как разрыв мениска в коленном суставе — артрозом. Признаком остеохондроза нередко считают и хрящевые узлы Шморля, которые вообще к дистрофическим изменениям не относятся, а являются следствием нарушения формирования тел позвонков в процессе роста, то есть диспла зией, и никакого клинического значения не имеют, так как никогда не дают болевой симптоматики.

С другой стороны, могут быть пропущены воспалительные заболевания крестцовоподвздошных суставов, опухолевые про цессы в тазовых костях и крестце, которые могут дать точно та кой же болевой синдром. Примером может служить следующее наблюдение.

Б-ная 44 лет. Обратилась в поликлинику с жалобами на боли в «пояснице». С диагнозом «пояснично-крестцовый ос теохондроз» была направлена на рентгенографию и МРТ по ясничного отдела позвоночника, которые подтвердили этот диагноз. Была проведена физиотерапия, после которой боли усилились. Для дальнейшего лечения была направлена в Мос ковский центр медицинской реабилитации. При осмотре пе ред госпитализацией пальпаторно обнаружена выраженная болезненность в наружнонижнем квадранте ягодичной облас ти, что не характерно для «типичного» «поясничного» болево го синдрома. На рентгенограмме таза выявлены громадные очаги метастатического разрушения правой тазовой кости (рис.7).

За период набора нашего материала было выявлено 12 боль ных с такого рода метастатическими поражениями таза, прохо дивших лечение по поводу пояснично-крестцового остеохондро за. Поэтому рентгенография той области, в которой локализуется болевой синдром, абсолютно обязательна во всех без исключения случаях. Её не могут заменить ни КТ, ни МРТ, особенно, если исследуется не та область, где локализуется патология. Кроме того, хоть КТ и МРТ — прекрасные методы для уточнения мно гих деталей (причём каждый из них уточняет разные детали), но ни порознь, ни вместе они не позволяют создать общее, целост ное представление об изучаемом объекте. Однако они могут стать абсолютно необходимы при подозрении на опухолевую или воспалительную деструкцию крестца и прилежащих к нему отделов крыла подвздошной кости, где обычная рентгенография мало информативна.

Поскольку «поясничный» болевой синдром локализуется чаще всего в области таза, то именно рентгенограмма таза и должна быть сделана. В тех случаях, когда боли определяются в области остистых отростков, естественно, необходима рентге нограмма позвоночника, но сделана она должна быть так, что бы были видны остистые отростки, а при трактовке обращено внимание не только на тела позвонков, а и на остистые отро стки.

4. Основные лабораторные исследования (клинический анализ крови, мочи) должны быть обязательно проведены.

Они могут оказать существенную помощь при дифференци альной диагностике с воспалительными и опухолевыми забо леваниями.

Таким образом:

обследование каждого больного с болями в спине должно быть проведено со скрупулёзным соблюдением всех методоло гических правил;

1) при выяснении жалоб и сборе анамиза необходимо отве тить на все перечисленные выше вопросы;

2) при ортопедическом обследовании — тщательно пропальпировать всю болевую зону и особенно точку, указанную больным;

— определить иррадиацию боли при пальпации самой верх ней болевой точки;

— установить наличие или отсутствие мышечной гипотонии в ягодичной области и нижних конечностях;

— фиксировав таз, проверить связь болевого синдрома с движениями позвоночника;

— исключить патологию крестцовоподвздошных суставов.

3) при неврологическом обследовании — пропальпировать всю болевую зону, особенно точку, ука занную больным;

— определить иррадиацию боли при пальпации самой верх ней болевой точки;

— выяснить наличие чувствительных и двигательных рас стройств в нижних конечностях;

— определить симметричность сухожильных рефлексов и степень их выраженности;

— установить наличие или отсутствие мышечной гипо тонии;

— проводя пробу Лассега, помнить, что она не является спе цифичной для седалищного нерва;

при ней натягивается не только (и, возможно, не столько) нерв, но и все мышцы, сухо жилия, фасции, связки заднего отдела ноги и ягодичной облас ти. Патология любого из этих анатомических образований даёт положительный симптом Лассега, 4) обзорная рентгенография анатомических образований на уровне наивысшей болевой точки обязательна во всех без исклю чения случаях;

5) компьютерная ретгеновская (РКТ) и (или) магнитнорезо нансная (МРТ) томография необходимы при подозрении на па тологию крестца, прилежащих к нему отделов подвздошных костей и содержимого позвоночного канала.

Выбор необходимой методики лучевого исследования должен делать специалист, знающий возможности и пре делы каждой из них, то есть в данном случае — лучевой ди агност.

3.2. Варианты клинической картины при болях в нижней части спины При обследовании по вышеприведённой методике больных были установлены следующие варианты локализации болевого синдрома (табл. 1).

Табл. 1. Локализация болевого синдрома и частота неврологических нарушений Вид боли Локализация боли 1 2 3 4 6 7 Основная (местная) Бедро, Бедро, Голень Проекционная голень голень Бедро Количество 603 664 62 41 47 55 6 12 больных 40,7% 45% 4,2% 2,8% 3,2% 3,6% 0,4% 0,8% 100% С нарушен 31 108 33 16 чувствительности 2,1% 7,3% 2,2% 1,1% 0,2% 12,8% С двигательными 19 81 13 нарушениями 1,3% 5,5% 0,9% 0,3% 8% 1. У 40,7 % пациентов1 боли и болезненность локализовались только в ягодичной области (рис.8-1), то есть по неврологической терминологии у них имела место местная боль. Как правило, это была точка в верхне-внутреннем квадранте ягодичной области, у верхней задней ости подвздошной кости. Сильное надавливание на эту точку вызывало резкую болезненность. Если обратиться к анатомии, то станет очевидным, что эта точка соответствует месту прикрепления задней длинной крестцовоподвздошной связки. Иногда болезненность распространялась ниже этой связки, на большую ягодичную мышцу. Эти больные на проекционные, иррадиирующие боли не жаловались, но при пальпации (только при пальпации) этой точки нередко возникала боль в бедре и голени.

Чувствительные нарушения в этой группе больных отмечены у 2,1%, двигательные нарушения — у 1,3%. Кроме того, двига тельные нарушения в виде ограничения движений, особенно активных, были обусловлены у многих пациентов болью в ос новной болевой точке.

Все фигурирующие в тексте проценты исчисляются от общего числа больных.

Всего Паховая отростков Ягодичная Ягодичная Ягодичная Крестцовая Поясничная +крестцовая Линия остистых Рис. 8. Границы анато мических областей тела а) сзади, б) спереди (по Р.Д. Синельникову) и лока лизация болевых точек.

Regio niediana dorsi 1-5 — точки в порядке Regio Lumbalis убывающей частоты встре Regio abdominalis lateralis чаемости болевого синдрома Regto coxae Regio glutaea Regio troehanterica Regio sacralis Regio perinealis Regio femoris postenor а) Regio abdominalis lateralis Regio umbilicalis Regio inguinalis Regio pubica б) Рефлексы у этой группы больных не были изменены.

2. 45% пациентов, наряду с болью в ягодичной области, жа ловались на боли по задней или наружной поверхности бедра. У некоторых боль распространялась и на голень. Пальпация в яго дичной области была резко болезненна, пальпация бедра и го лени — безболезненна. То есть, кроме основной местной боли, имелась и проекционная боль.

У 7,3 % больных в этой группе определялась гипестезия в разных отделах голени и стопы.

Двигательные нарушения в виде ослабления разгибателей голени, стопы и пальцев отмечены у 5,5%, из которых у больных была свисающая стопа и резкое снижение коленного и ахиллова рефлексов на поражённой стороне. У них эти рас стройства остались и после полной ликвидации болевого син дрома. Умеренные нарушения походки из-за ослабления разги бателей стопы остались у 0,5% пациентов.

Ослабление сгибателей стопы и пальцев было у 1,5%, а сги бателей и разгибателей — у 1%.

Рефлексы были или сохранены и равномерны, или несколько асимметричны — снижены или повышены на больной стороне.

3. У 4,2% пациентов определялись 2 точки местной боли:

ягодичная и крестцовая (рис.8 — 1,2). Беспокоила также проекци онная боль по задней поверхности бедра, по передневнутренней его поверхности, а у некоторых больных — и по передненаруж ной, то есть в зоне иннервации седалищного и бедренного нер вов. Некоторые больные ощущали боль в голени, стопе, пальцах стопы. Однако пальпация мягких тканей бедра, голени, пальцев была безболезненной, что и подтверждало проекционный харак тер боли.

Гипестезии в разных участках бедра, голени, стопы отмечены у 2,3%.

У 0,9% пациентов отмечено ослабление силы сгибателей или разгибателей голени и стопы.

Рефлексы, как правило, были нормальны, иногда неравно мерны.

4. У 41 больного (2,8%) местная боль локализовалась только в области 3-4 крестцовых позвонков по линии суставного гребня (рис.8 — 2). Самостоятельных иррадиирующих болей в этой группе не отмечено. Лишь у нескольких человек сильное надав ливание на основную болевую точку вызывало иррадиирующую боль в ноге на той же стороне.

5. Группа из 47 больных (3,2%) предъявляла жалобы на уме ренные боли в поясничной области (над крылом подвздошной кос ти на границе со срединной областью спины) (рис.8 — 3), усили вающиеся в асимметричных позах (например при стоянии в об щественном транспорте). У 0,9% из этой группы боль иррадии ровала в паховую область.

Чувствительных и двигательных расстройств и патологии рефлексов в этой группе не было.

6. Большой клинический интерес представляет группа из женщин (3,6%), из которых 45 (3%) были в возрасте от 25 до лет. Все они предъявляли жалобы на боли в области остистых отростков поясничных, а нередко и грудных, и шейных позвонков (рис.8 — 4), а 0,4% жаловались, помимо болей в позвоночнике, ещё и на боли в локтевых, плечевых, тазобедренных, коленных суставах, в области крыльев подвздошных костей. Количество жа лоб и болевых ощущений нарастало с возрастом. Почти все они были направлены из поликлиник с диагнозом — остеохондроз позвоночника, а при болях в области суставов к диагнозу остео хондроз позвоночника добавлялся артроз.

У молодых женщин преобладали жалобы на боли в грудном и шейном отделах позвоночника, в меньшей степени — в пояс ничном отделе. Пожилые женщины чаще предъявляли жалобы на боли в поясничном отделе, у них, как правило, определялся выраженный поясничный гиперлордоз, сформировавшийся по разным причинам (конституциональные особенности осанки, ожирение, диспластический или остеопоротический грудной кифоз с компенсаторным поясничным лордозом).

Пальпаторно у всех пациенток этой группы определялась бо лезненность верхушек остистых отростков или межостистых промежутков.

Рентгенологическое исследование не выявило остеохонд роза ни у одной больной в возрасте до 41 года. Из 2,8% боль ных в возрасте 42—46 лет остеохондроз обнаружен только у 0,3%. У всех на рентгенограммах обнаружены крупные ости стые отростки, которые при гиперлордозе сближаются, иногда до степени формирования межостистых неоартрозов (рис.9).

Боли и болезненность были только местными, никуда не ир радиировали.

Никаких чувствительных и двигательных расстройств, а так же патологии рефлексов в этой группе не отмечено.

При жалобах на боли в суставах болезненность определя лась в надмыщелках плечевых костей (у локтевых суставов), большого и малого бугорков плечевых костей (у плечевых суставов), больших вертелов бедренных костей, гребней крыльев подвздошных костей, то есть в местах прикрепления сухожилий мышц. Ограничение движений там, где оно опре делилось, было обусловлено болезненностью именно в этих точках. В литературе эта патология фигурирует под множест вом названий: периартроз, периартрит, локоть теннисиста и т.д. Первым понял их единую природу Я.Ю.Попелянский (1974) и назвал нейроостеофиброзом, и в этом его громадная заслуга, хотя сам термин нельзя признать удачным, поскольку на языке патоморфологии это должно обозначать фиброзное замещение нервной и костной тканей. Правильнее, конечно, называть эту, в основе своей дистрофическую патологию по её анатомической принадлежности — тендинозом. Ослаблен ные дистрофическим процессом сухожилия у мест прикреп ления к костям (рис. 10) легко подвергаются внутрисухо жильному микротравмированию, вследствие чего развивается асептический воспалительный процесс и тогда вполне законно название тендинит. А при вовлечении в воспаление и приле жащего участка мышцы — миотендинит (C.Sandstrum, 1937;

П.Л.Жарков, В.А.Талантов, Б.Д.Юдин, 1983).

7. Мы посчитали необходимым включить в наш материал группу пациенток (0,4%), хоть и не предъявлявших жалоб на боли в спине, но, по существу, относящихся к той же катего рии больных. Все они предъявляли жалобы на упорные тяну щие боли в паховой области (рис. 8 — 5), мучившие их и днём, и ночью.

При глубокой пальпации паховой области иногда отмеча лась болезненность. В некоторых случаях была болезненна пальпация в проекции малого вертела бедренной кости. Ино гда был болезненен активный подъём выпрямленной ноги в положении лёжа на спине. Но у 4 пациенток из 6 этой группы выявлялась болезненность при глубокой пальпации промежут ка между внутренней частью крыла подвздошной кости и по звоночником, то есть в проекции подвздошнопоясничной связки. По-видимому, патология этой связки и подвздошной мышцы и обусловливала боль в паховой области. Иррадиацию болей в паховую область при ишиасе отмечал ещё в 1933 г.

М.М. Писмарев.

Никаких чувствительных и двигательных расстройств и па тологии рефлексов у этих больных не было.

Все лабораторные данные не показали отклонений от нормы.

Полное обследование у хирургов, гинекологов и урологов патологии не выявило.

По-видимому, таких больных гораздо больше, но в сферу внимания ортопедов и неврологов они не попадают, а наблю даются хирургами, гинекологами, урологами. В то же время при правильной диагностике им может быть оказана своевре менная и эффективная помощь. Естественно, что урологиче ская, гинекологическая, кишечная патология должна быть ис ключена.

8. Подобную же картину мы наблюдали у 12 пациентов (0,8%), предъявлявших жалобы на боли в ноге (в голени или голени и бедре). Боли усиливались при ходьбе, но и в покое и даже в постели утихали лишь после длительного поиска удобно го положения. Пальпация болевых зон голени и бедра во всех случаях была безболезненной, что свидетельствовало о проекци онном её характере. Все эти больные поступили на лечение с ди агнозом — корешковый болевой синдром. Однако все движения позвоночника при фиксированном тазе на болевых ощущениях не сказывались, тогда как надавливание на заднюю верхнюю ость подвздошной кости вызывало резкую боль в ноге при незначи тельной болезненности или даже почти полной безболезненно сти самой ости. Сразу же скажем, что лечебное воздействие на эту область быстро приводило к ликвидации болей в ноге. Нам представляется, что этот феномен заслуживает внимания высо коквалифицированных неврологов и не умозрительного объяс нения, а глубокого научного изучения.

Во всех основных группах больных рентгенологические на ходки были самыми различными. Более чем у трети больных (37%) не было найдено никакой патологии. У остальных обна руженная патология отличалась крайним разнообразием: в по жилом возрасте — хондроз, остеохондроз, фиксирующий гипе ростоз (синдром Форестье), спондилоартроз и межостистые неоартрозы (при гиперлордозе);

редко в молодом или среднем возрасте — спондилоз;

во всех возрастах — различные наруше ния развития позвоночника (разные виды сакрализации, люм бализации, перекрест дуг позвонков, spina bifida, диспластиче ский грудной кифоз, крупные остистые отростки, иногда с формированием межостистых неоартрозов, "гемангиомы"1, и т.п.). Иногда случайными находками были гигантоклеточные опухоли, метастатические поражения позвонков. Однако свя зать болевой синдром с этими находками мы могли лишь в случаях обнаружения межостистых неоартрозов и только при Гемангиома позвонка является внутрикостной сосудистой дисплазией, су ществует всю жизнь, никак себя клинически не проявляет, всегда является слу чайной рентгенологической находкой, никакого отношения к опухолям не имеет и никакого лечения не требует.

наличии боли и болезненности в области остистых отростков и межостистых промежутков, а также при опухолевых метастазах в подвздошные кости (рис.7). Такие метастазы были обнаруже ны в 12 случаях (в наш материал они не вошли). При метаста зах в подвздошные кости больные указывали на болевые зоны в области крыла подвздошной кости. При пальпации трудно было определить болевую точку, скорее это были расплывча тые болевые зоны, а если определялись особенно болезненные точки, то не в типичных местах. У 4 пациентов болевой син дром был двухсторонним и метастазы оказались в обеих под вздошных костях.

Такая клиническая картина при опухолевых метастазах в тазовые кости не должна смущать исследователя. Практически по всем поверхностям крыла подвздошной кости прикрепля ются мышцы. При выходе любого патологического процесса за пределы кости (воспалительного, опухолевого) повреждается надкостница, к которой в этой области крепятся мышцы.

Именно надкостница, насыщенная болевыми рецепторами, и является в таких случаях источником болевой импульсации, независимо от повреждающего её фактора. Такая реальная возможность формирования ягодичного болевого синдрома и обусловливает необходимость обязательной рентгенографии таза, а при подозрении на патологию крестца — КТ или МРТ исследование, а там, где их нет, необходима обычная продоль ная томография, так как обзорная рентгенография в исследо вании крестца мало информативна. У 9 из этих 12 пациентов в анамнезе был рак различной локализации, у 3 метастазы обна ружены до выявления первичной опухоли.

Лабораторные показатели (анализы крови и мочи) в громад ном большинстве случаев (89%) даже при острейшем болевом синдроме оставались в пределах нормы. У 11% отмечено увели чение СОЭ или изменение формулы крови и у нескольких — изменения мочи, которые мы не могли связать с болевым син дромом и отнесли к сопутствующим заболеваниям.

Общей температурной реакции ни у одного пациента не было.

3.3. Итоговые, результаты клинического обследования 1) Боль при так называемых «поясничных» болях локализу ется не в поясничной, а в ягодичной или крестцовой областях (92,7%), на что больной может указать сам точно, пальцем.

2) В этих же зонах определяется и болезненные точки при пальпации.

3) При глубокой пальпации в ягодичной и крестцовой зонах боль иногда отдаёт в ногу, причём часть больных ранее этой бо ли не испытывала вовсе.

4) Боль усиливается при напряжении ягодичных мышц, в меньшей степени — поясничных.

5) При фиксированном тазе движения позвоночника во всех направлениях у большинства больных не вызывают усиления болей, за исключением тех движений, которые напрягают яго дичные мышцы.

6) При жалобах на боли по средней линии позвоночного столба болезненность определяется даже при поверхностной пальпации остистых отростков и межостистых промежутков.

7) В пожилом возрасте, одновременно с хроническими бо лями по линии остисты отростков поясничного отдела, часты жалобы на болевые ощущения в области многих крупных суста вов, особенно в области больших вертелов бедренных костей, а также в области гребней подвздошных костей.

8) При болях на границе ягодичной, подвздошной и поясничной областей пальпация болезненна в промежутке между крылом подвздошной кости и 4 поясничным поз вонком.

9) Редко встречающаяся упорная хроническая боль в пахо вой области сопровождается болезненностью при пальпации в проекции малого вертела бедренной кости а также на спине — в промежутке между крылом подвздошной кости и 4 пояснич ным позвонком. При этой локализации болевого синдрома должна быть исключена хирургическая, гинекологическая и урологическая патология.

10) Рентгенография той области, в которой расположена кли нически установленная основная болевая точка, обязательна во всех без исключения случаях.

11) Изменения крови и другие общие реакции организма для «поясничного» болевого синдрома не характерны. Если они имеются, то обусловлены другой патологией.

Таким образом, проведённые клинические исследования по зволяют утверждать, что болевые синдромы в области «нижней части спины» локализуются в строго определенных анатомических зонах. Пальпация именно этих зон наиболее болезнена.

4. ВЫЯСНЕНИЕ ВОЗМОЖНЫХ АНАТОМИЧЕСКИХ ПРИЧИН БОЛЕВЫХ СИНДРОМОВ В ОБЛАСТИ НИЖНЕЙ ЧАСТИ СПИНЫ Поскольку причину «поясничного» болевого синдрома при нято искать в поясничном отделе позвоночника, то с него мы и начали наше исследование.

Современная российская неврология практически все болевые синдромы в области спины объясняет остеохондрозом, который, якобы, ведёт к сдавлению корешков спинномозговых нервов вы пяченным диском, его грыжей или костными разрастаниями в местах прохождения корешков через межпозвонковые отверстия, В нижних поясничных сегментах, кроме этой ситуации, предполага ется также возможность сдавления грыжей диска корешков, про ходящих в позвоночном канале к нижележащему сегменту. Иными словами, под остеохондрозом понимается любое дистрофическое и даже травматическое изменение диска, что, конечно, объясняется полным отсутствием знаний о патоморфологии дистрофических изме нений позвоночника. Классификация и подробное описание этих изменений были разработаны ещё Г. Шморлем (1932) и блестяще представлены в рентгенологическом изображении Н.С. Косинской (1961). Поэтому те изменения, которые описывают при остеохонд розе патоморфологи и рентгенологи, не имеют ничего общего с представлениями о нём неврологов, ортопедов, терапевтов, по скольку грыжи дисков, их выпячивания и секвестрация могут ха рактеризовать хондроз межпозвонкового диска, но вовсе не явля ются признаками остеохондроза (см. определение в разд. «терми нология»).

Поскольку и отечественные и зарубежные специалисты именно межпозвонковый диск чаще всего обвиняют в «пояс ничных» болях, то на поиск изменений дисков и направлены усилия, в том числе и с помощью наиболее современных иссле довательских методов — КТ и МРТ.

Поэтому мы попытались уточнить какой же конкретный анатомический субстрат и какие топографические особенности могут предрасполагать к такому гипотетическому повреждению нервных образований.

4.1. Топографо-анатомические особенности поясничных позвоночных сегментов Приходится сказать, что основоположником анатомической путаницы в строении позвоночного сегмента явился сам Г.Шморль, составивший такую его схему, которая совершенно неправильно отражает топографо-анатомические взаимоотношения (рис. 11). Этой схемой в последующем пользовались многие авторы работ по патологии позвоночника, в том числе и Н.С. Косинская (1961). Пользовались ею и мы (1983, 1994), пока не выяснили полное её несоответствие объективной реальности.

а) б) Рис. 11. Схема позвоночного сегмента (по Г.Шморлю и Юнгхансу, 1932).

Неправильно отображены топографо-анатомические детали:

размеры и взаимоотношения диска с межпозвонковым отверстием и спинномозговым нервом. Показана гипотетическая возможность повреждения нерва грыжей диска.

Межпозвонковые отверстия в каждом поясничном межпо звонковом сегменте (рис. 12) ограничены сверху нижней по верхностью дуги верхнего позвонка, снизу — верхней поверхно стью дуги нижнего позвонка, сзади его ограничивает дугоот ростчатый (межпозвонковый) сустав, спереди — задняя стенка тела верхнего позвонка и межпозвонковый диск.

Рис. 12. Схема позвоночного сегмента, правильно отражающая взаимоотношения различных анатомических образований в области межпозвонкового отверстия. Гры 2 жа диска не может повредить спинномоз говой нерв, так как располагается в другой поперечной плоскости.

1 — тело позвонка;

2 — межпозвонко вый диск;

3 — передняя продольная связка;

4 — задняя продольная связка;

5 — грыжа диска;

6 — межпозвонковое отверстие;

7 — спинномозговой нерв.

В норме средняя высота межпозвонковых отверстий L1-L при измерении на 50 рентгенограммах взрослых людей (без учёта проекционного увеличения) составила от 22 до 33 мм в зависимо сти от индивидуальных размеров позвонков и высоты межпо звонковых дисков (рис. 13). При измерении межпозвонковых по ясничных отверстий на 10 скелетированных позвоночниках, их вертикальный размер составил 17—25 мм (рис. 14). На долю межпозвонкового диска приходится 5—8 мм, т.е. около 1/3 высо ты отверстия. Причём диск располагается на уровне нижней тре ти и уж, во всяком случае, нижней половины отверстия.

Как показали КТ и МРТ-исследования, проведённые по по воду других заболеваний, диск и в норме выпячен кзади на 2—5 мм. Степень выпячивания межпозвонкового диска меняет ся в зависимости от высоты межпозвонкового диска, положения тела человека, а также возрастного тургора диска. В среднем возрасте он выпячен больше, чем в молодом. Степень выпячи вания дисков кзади у пожилых людей пока ещё не изучена.

Вперёд и в стороны поясничные диски у пожилых людей могут выпячиваться до 1 см и более, о чём можно судить по под свя зочному костеобразованию при фиксирующем гиперостозе (синдроме Форестье) (рис. 15).

Задняя часть нижней половины межпозвонкового отверстия час тично заполнена капсулой и связками дугоотростчатого сустава.

Между ней и диском — небольшое количество жировой клетчат ки. Верхние 1/2—2/3 полностью ограничены неподвижными ко стными образованиями тела и дуги позвонка. Именно эта часть межпозвонкового отверстия и предназначена природой для спин номозговых нервов (именно нервов, а не корешков, (см. 4.6) и сосудов. Эта часть межпозвонкового отверстия не меняет формы и размеров не только при всех движениях позвоночника, но и при выраженном остеохондрозе, выпячиваниях и грыжах межпо звонковых дисков (рис. 16). Образующиеся при остеохондрозе ко стные разрастания направлены, главным образом, вперёд и, в меньшей степени, в стороны. Располагаются они под передней продольной связкой, имеющей на уровне дисков складки за счёт запаса длины (рис. 12), что и делает возможным разгибательные и боковые движения позвоночника. Этими разрастаниями пояс ничные спинномозговые нервы также не могут быть травмирова ны, так как сразу от межпозвонкового отверстия они уходят на ружу, в поясничную мышцу. Именно поэтому можно часто ви деть людей с выраженнейшим остеохондрозом, продолжающих заниматься тяжёлым физическим трудом и не страдающих ника кими болями (рис.1).

5 3 а б в г Рис. 16. Схема, показывающая, что спинномозговой нерв не может быть повреждён ни при остеохондрозе, ни при движениях позвоночника.

а) нормальный сегмент б) сегмент при остеохондрозе;

в, г) сег мент при разгибании и сгибании позвоночника.

1 — передняя продольная связка;

2 — межпозвонковый диск;

3 — межпозвонковое отверстие;

4 — межостистая связка;

5 — надостистая связка;

6 — спинномозговой нерв.

Таким образом, изучение анатомо-топографических деталей строения поясничного позвоночного сегмента по имеющимся данным в анатомических руководствах, атласах, на скелетиро ванных препаратах и рентгенограммах показало, что спинномоз говые нервы одноименного сегмента в межпозвонковом отверстии не могут быть ущемлены 1) ни выпяченным диском, 2) ни его зад небоковой грыжей, даже если она доходит до задней стенки меж позвонкового отверстия (рис. 39), 3) ни в случае даже полного дистрофического истончения диска при остеохондрозе.

4.2. Некоторые анатомические особенности крестца Во врачебной неврологической практике в случаях возник новения болей в области иннервации крестцовых спинномоз говых нервов в болевой симптоматике считают повинными не которые анатомические особенности крестца. Поэтому анато мию крестца и варианты его строения должен знать каждый врач, имеющий дело с «поясничными» болями. Кроме того, нередко возникает необходимость инъекций в области крест цовой кости. Сложностей не возникает при определении вы ходного отверстия крестцового канала (hiatus sacralis). Однако иногда делаются попытки введения лекарственных веществ в позвоночный канал через задние крестцовые отверстия. В та ких случаях чаще всего приходится ориентироваться на паль пируемые костные образования, например, на заднюю верх нюю ость подвздошной кости, поскольку крестцовые отверстия прощупать весьма затруднительно, особенно у тучных пациен тов. Поэтому нередко, думая, что вводят иглу во второе крест цовое отверстие, на самом деле попадают в первое отверстие, а чаще не попадают в них вовсе, вводя лекарственное вещество в глубокие или даже поверхностные мышцы спины. Поэтому мы сочли целесообразным уточнить некоторые топографо-анато мические детали крестца.

Анатомия крестца в общих чертах описана во всех анато мических руководствах. Средний крестцовый гребень (crista sacralis media) образован слившимися остистыми отростками верхних четырёх крестцовых позвонков. Верхушка каждого из этих отростков выстоит кзади и, как правило, прощупывается.

Поэтому остистые отростки крестцовых позвонков можно пе ресчитать и они могут служить топографо-анатомическими ориентирами.

Примерно на 1,5 см кнаружи от среднего крестцового гребня располагается суставной крестцовый гребень (crista sacralis articu laris), непосредственно кнаружи от которого расположены зад ние крестцовые отверстия (foramina sacralia posteriora). Причём расположены они точно на уровне верхушек остистых отростков соответствующих позвонков (рис. 17). В случае планирования введения иглы в крестцовое отверстие, необходимо найти ости стый отросток соответствующего позвонка, кнаружи от которого в 2—2,5 см располагается заднее крестцовое отверстие. В нор мальной анатомии описываются только задние и передние кре стцовые отверстия, тогда как крестец имеет толщину 4—4,5 см на уровне S1 и 1,5—2 см на уровне S4 (рис.18), что предполагает такое же расстояние между передними и задними отверстиями.

По существу, на протяжении от переднего до заднего отверстий существует канал длиной от 4,5 см (в S1) до 2 см (в S4). Каждый из этих каналов имеет ответвление, также имеющее форму ко роткого канала, идущего внутрь и кзади до соединения с крест цовым каналом (рис.19). Это ответвление, к сожалению, также не имеет специального названия в анатомии. В перечисленных каналах крестца располагаются крестцовые спинномозговые нервы, сосуды и рыхлая жировая клетчатка. Пространственное расположение каналов, соединяющих крестцовый канал с кре стцовыми отверстиями может объяснить тот факт, что, если в положении пациента лёжа на животе вводят жидкость у входа в заднее крестцовое отверстие, то она может стекать вперёд, в сторону переднего крестцового отверстия, не попадая в крестцо вый канал (рис.33). Теоретически рассуждая, при проведении этой процедуры на противоположном боку жидкость может за текать в позвоночный канал, если игла проведена в заднее кре стцовое отверстие до уровня поперечного канала. Однако это должно быть проверено специальным исследованием, да и риск повреждения нервных стволов и сосудов при такой процедуре вряд ли оправдан. Дополнительным ориентиром при поиске задних крестцовых отверстий может служить задняя верхняя ость подвздошной кости. Если от неё провести линию медиаль но под углом 45 градусов к горизонтали то на расстоянии 2 см от среднего гребня крестца она окажется над первым задним крестовым отверстием. Этот способ позволяет также точно оп ределить остистый отросток 1-го крестцового позвонка и, тем самым, упрощает счёт крестцовых позвонков.

До сих пор мы говорили о нормальных топографических взаимоотношениях в нормально сформированном крестце. При отклонениях от нормального формирования (дисплазиях) — сохранении редуцированных дисков, сакрализации, люмбали зации и не только симметричной, но и асимметричной, если формирование закончено и протекало без каких — либо кли нических проявлений, то во взрослом состоянии никаких бо левых симптомов уже полностью сформированный крестец дать не может, поскольку в процессе роста и формирования все анатомические элементы формируются синхронно и при спосабливаются к размерам и форме друг друга. Поскольку крестцовая кость — образование неподвижное, то в его преде лах никаких ущемлений нервов и сосудов происходить не мо жет. Все разговоры об этом основаны на чисто умозрительных представлениях.

Сдавление корешков в дуральном мешке и спинномозговых нервов в крестцовом канале может быть только при механиче ских травмах, новообразованиях или воспалительных абсцессах внутри этого канала.

4.3. Анатомическое строение и пространственная ориентация крестцовоподвздошных соединений Крестцовоподвздошное соединение является одним из наибо лее сложных в человеческом организме. Оно состоит из крестцо воподвздошного сустава, занимающего ушковидные поверхности крестца и подвздошной кости (передняя часть соединения) и синдесмоза, образованного мощнейшей межкостной крестцовопод вздошной связкой, занимающей пространство между крестцом и подвздошной костью в задне-верхнем участке соединения. Эти ми данными, по существу, исчерпываются имеющиеся в анато мической и ортопедической литературе сведения о крестцово подвздошном соединении. Поскольку в этой области нередко локализуются болевые синдромы, мы предприняли попытку по лучить дополнительные сведения об анатомических образовани ях, которые, возможно, предрасполагают к патологии, вызы вающей болевые синдромы.

Весь промежуток между крестцом и подвздошной костью нередко ошибочно трактуется как суставная щель. Раньше строение крестцовоподвздошных соединений можно было изу чать на пироговских срезах. Теперь компьютерная томография позволяет детально изучить их строение на живом человеке.

Нами изучены с этой целью компьютерные томограммы больных, страдавших «поясничными» болями. На представлен ной серии КТ хорошо видны особенности этих суставов на различных уровнях (рис. 20).

Верхне задний промежуток, заполненный межкостной связ кой, имеет форму клина, расширяющегося кзади (рис. 20, 25) Передний участок верхнего отдела соединяющихся костей и вся поверхность нижней половины заняты ушковидными поверхно стями сустава. В верхнем отделе сустав имеет протяжённость в переднезаднем направлении несколько большую, чем в нижнем и колеблется в пределах от 30—35 мм вверху до 20—25 мм внизу (рис. 20).

Рентгеновская суставная щель, обусловленная суставными хрящами, практически одинакова на всём протяжении суста ва, отличаясь лишь индивидуальными колебаниями от 2—3 до 5—6 мм.

Основной особенностью самого сустава оказалось его своеобразное пространственное расположение, благодаря ко торому нагрузки в нём распределяются не так, как в других суставах. На КТ (рис. 20) хорошо видно, что на уровне верх ней половины сустава его поверхности и суставные щели рас полагаются в плоскостях, проходящих сзади вперёд и изнутри кнаружи, а крестец имеет форму клина, обращённого основа нием вперёд. В вертикальном положении человека с учётом пояснично-крестцового лордоза и соответствующего ему на клона таза клин крестца основанием направлен вниз и не сколько вперёд (рис. 21а). В большинстве суставов, например в коленном, тазобедренном, голеностопном, нагрузка направ лена от одной суставной поверхности к другой, перпендику лярно к этим поверхностям. В крестцово-подвздошных суста вах направление нагрузки (а это, даже в обычных условиях, вес всей верхней половины тела) таково, что чем больше на грузка, тем больше разгружаются суставные поверхности (рис.

216). Причём очевидно, что чем больше выражен поясничный лордоз, тем резче этот эффект разгрузки в клиновидной части сустава. Иными словами, силы нагрузки действуют на отрыв одной суставной поверхности от другой.

В нижней половине сустава, начиная примерно с его сере дины, плоскость сустава постепенно из косого положения при ближается к сагиттальному (рис. 20). В этом участке силы меха нических нагрузок направлены по касательной к суставным по верхностям.

3 а) б) Рис. 21. а) Расположение крестца (заштрихован) по отношению к тазовым костям в вертикальном положении тела.

б) Схема распределения нагрузок в крестцовоподвздошных суставах 1 — крестец;

2 — подвздошная кость;

3 — задние крестцовоподвздошные связки;

4 — межкостные связки, 5 — передние крестцовоподвздошные связки;

стрелки — направление сил при вертикальном положении тела.

Таким образом, как в верхней половине сустава, так и в нижней, никакие силы давления на суставные поверхности не действуют, костные поверхности сустава не подвергаются пе регрузкам, и поэтому в крестцово-подвздошных суставах нико гда не бывает артроза с характерными для него истончением суставных хрящей и специфичными краевыми костными разрас таниями.

4.4. Анатомические особенности связочного аппарата поясничного и крестцового отделов позвоночника Как известно из нормальной анатомии и физиологии, связки являются теми зонами, в которых сосредоточены болевые ре цепторы. Поэтому вполне правомерно допустить, что все связки рассматриваемой локализации в период их дистрофической пе рестройки могут повреждаться при динамических нагрузках и служить источником болевой импульсации, особенно если учесть величину нагрузок, о чём будет сказано в разделе 4.5. о мышцах этой области. Непосредственно в поясничном отделе позвоночника расположен ряд связок, которые потенциально могут быть виновницами болевого синдрома.

Кроме того связки могут располагаться так, что при опреде ленных условиях могут сдавить или иным образом повредить нервные проводники.

Передняя продольная связка (fig. longitudinale anterius) покры вает спереди и с боков тела позвонков и диски от основания затылочной кости до крестца, где переходит в его надкостницу.

Первая её особенность заключается в том, что она сращена с телами позвонков и свободно (с запасом длины) перекидывается через диски, где между нею и диском располагается рыхлая клетчатка (рис. 12).

Второй её особенностью является наличие внутреннего камби ального слоя, обладающего, как и в надкостнице, костеобразова тельной функцией.

У молодых людей при чрезмерных амплитудах движения по звоночника или перегрузках эластичные диски выпячиваются настолько, что могут оторвать связку от тела позвонка (рис. 22).

Образовавшаяся гематома под воздействием костеобразователь ной функции надкостницы быстро трансформируется в кость, образуя характерные скобовидные остеофиты на уровне одного, реже двух сегментов, направленные от тела одного позвонка к другому и огибающие межпозвонковый диск (рис. 23). Так представлял себе механизм формирования этих изменений Г.Шморль (1932) и назвал их спондилозом. Мы, как и Н.С.Косинская, разделяем такие представления.

а) б) Рис. 22. а), б) Схемы патогенеза спондилоза.

При чрезмерном выпячивании диска вперёд или в сторону, когда длина связки исчерпана, связка может оторваться от тела позвонка (а — стрелки). На месте гематомы формируются специфичные остеофиты, огибающие диск (б — стрелки).

У пожилых людей (у мужчин после 45—50 лет, у женщин — после 55—60) в силу неизвестных пока причин происходит ак тивизация костеобразовательных свойств передней продольной связки, что ведёт к формированию мощных подсвязочных кост ных напластований. Эта патология носит название фиксирующе го (или анкилозирующего) гиперостоза (синдром Форестье) (рис.15). Её часто ошибочно называют деформирующим спон дилозом.

Задняя продольная связка (lig. longitudinale posterius), напротив, сращена с задней поверхностью дисков и свободно перекидывается через задние поверхности тел позвонков (рис. 12). Между связкой и телом позвонка располагается рыхлая клетчатка. В отличие от пе редней продольной связки, задняя имеет обычное для связок строение и костеобразующими свойствами не обладает.

Жёлтые связки (ligg. flava) выполняют промежутки между дуга ми позвонков от 2-го шейного позвонка до крестца (рис. 24).

Своими внутренними поверхностями они, вместе с дугами позвон ков, образуют задне-боковые стенки позвоночного канала, а пе редними краями ограничивают сзади межпозвонковые отверстия.

На уровне межпозвонковых суставов они подкрепляют их капсулы.

Сзади в срединной сагиттальной плоскости жёлтые связки слива ются с межостистыми связками. Как и все другие связки, жёлтые имеют запас длины, делающий возможными сгибательные движе ния позвоночника (вместе с задней продольной, межостистыми и надостистой связками). Чисто умозрительной является гипотеза о развивающейся гипертрофии жёлтых связок, что влечёт за собой «поясничный» болевой синдром. Анатомических фактов такой ги пертрофии никогда не было представлено. Если же опираться на клинические данные, то нужно допустить, что ликвидация болево го синдрома является следствием исчезновения гипертрофии жёл тых связок. Неясно также, почему гипотетическая гипертрофия развивается в пределах только одного сегмента?

Межостистые связки (lig. interspinalia) располагаются между остистыми отростками от 2-го шейного позвонка до крестца, доходя спереди до жёлтых связок (lig. flava), а сзади сливаются с надостистой связкой (рис. 24). Наиболее мощны межостистые связки в поясничном отделе. Поскольку в проекции остистых отростков и межостистых промежутков довольно часто возника ет болевой синдром, то естественна мысль об их виновности в этом. В отношении этих связок может создаться критическая ситуация при формировании гиперлордоза, особенно, если это происходит не в процессе роста, а уже во взрослом состоянии.

Такая ситуация может сложиться при увеличении веса или фор мировании остеопенического грудного кифоза с изменением статики позвоночника, когда образуется компенсаторный пояс ничный лордоз. При этом остистые отростки сближаются и ме жостистые связки оказываются сдавленными. Нередко, вследст вие полного сближения остистых отростков, на рентгенограмме видны образовавшиеся межостистые суставы (рис. 9). Чтобы это произошло, межостистые связки должны быть полностью раз рушены. Естественно, такой процесс постоянного сдавления и разрушения связок может сопровождаться болевым синдромом.

Надостистая связка (lig. supraspinale) представляет собой длинный тяж, проходящий через верхушки остистых отростков грудных и поясничных позвонков (рис. 24). В межостистых промежутках сливается с межостистыми связками. Имеет в этих промежутках запас длины, обеспечивающий и ограничивающий сгибание позвоночного столба. Раньше других связок подверга ется дистрофическим изменениям (у женщин нередко с 30—35-летнего возраста), давая часто болевые ощущения по ос тистым отросткам всех грудных и поясничных позвонков.

Подвздошнопоясничная связка (lig. iliolumbale) располагается в самом нижнем отделе поясничной области, заполняя треуголь ник, ограниченный внутри поперечными отростками двух ниж них позвонков, внизу — крестцом и снаружи — крылом под вздошной кости (рис. 25).

Многими анатомическими и биомеханическими особенностями отличается соединение крестца с костями таза. Как уже говорилось в предыдущей главе, одной из особенностей крестцовоподвздошного соединения является сочетание в нём истинного сустава и синдес моза. Передне-нижняя часть соединения занята крестцовоподвз дошным суставом (articulatio sacroiliaca), отличающимся от боль шинства других суставов тем, что его суставные поверхности не не сут механических нагрузок. Все механические нагрузки ложатся на связки. Но, поскольку эти нагрузки чрезвычайно велики, то перед ние и задние крестцовоподвздошные связки сами по себе очень мощны и дополнены природой ещё и синдесмозом — межкостной связкой (lig.sacroiliacum interosseum), заполняющей всю задне верхнюю часть крестцовоподвздошного соединения (рис. 26).

особенность строения крестцовоподвздошного соединения обу словливает чрезвычайно малый объём движений в нём. В то время как в других суставах связки имеют значительный запас длины, крестцовоподвздошном соединении этот запас очень мал и даёт возможность лишь незначительных качательных движений.

Поскольку «поясничный» болевой синдром нередко со провождается чувствительными и двигательными расстрой ствами, то необходимо было выяснить взаимоотношение свя зок с проходящими вблизи них нервами, особенно у мест вы хода их из крестцовых отверстий. Для этого изучена топогра фия прикрепления связок в области крестцовоподвздошного соединения.

Изучение анатомических руководств, атласов, а также ана томического трупного материала показало, что передняя крест цовоподвздошная связка (lig. sacroiliacum anterius) прикрепляется к передней поверхности внутреннего участка подвздошной кости вблизи сустава на всём его протяжении (рис. 26). На крестце эта связка прикрепляется к передней поверхности бо ковых масс снаружи, сверху и снизу от первых двух крестцовых отверстий.

Более мощная задняя короткая крестцовоподвздошная связка (lig. sacroiliacum posterius breve) крепится на задней поверхности крестца примерно так же по отношению к крестцовым отвер стиям, как и передняя, захватывая наружную половину первых двух задних крестцовых отверстий, а также к дуге и поперечно му отростку 5 поясничного позвонка. К подвздошной кости эта связка крепится на бугристой задней поверхности внутреннего участка её крыла (рис. 25).

Задняя длинная крестцовоподвздошная связка (lig. sacroiliacum posterius longum ) крепится снаружи, сверху и снизу от 3 и 4 зад них крестцовых отверстий и к латеральному гребню крестца на уровне этих сегментов, а к подвздошной кости — в области зад ней верхней ости (рис. 25).

В этой же зоне крестца и частично на копчике крепится кре стцовобугорная связка (lig. sacrotuberosum), которая сходящимся пучком направляется вниз и крепится к внутренней поверхности седалищного бугра (рис. 25).

Таким образом, ни одна из связок в местах локализации бо левых «поясничных» синдромов не может повредить какие-либо нервные проводники.

Поскольку речь идёт о связках, нелишне вспомнить и неко торые другие их особенности. Часто, даже в профессиональной медицинской среде, приходится слышать разговор о фикси рующей роли связок, а также о возможности их растяжения при травмах и форсированных движениях. В этой связи следует сказать, что связки нигде ничего не фиксируют, даже в таком соединении как крестцовоподвздошное. Природой им отведена другая роль — ограничителя движений. Поэтому они практиче ски не тянутся. В силу этой же особенности все связки всегда имеют запас длины, который и обеспечивает определённую амплитуду движений во всех отделах скелета, в том числе и в позвоночнике. В случаях же чрезмерных, особенно ударных нагрузок, превышающих прочность связки, она просто рвётся и после разрыва становится длиннее нормальных своих раз меров.

4.5. Анатомические особенности расположения и хода мышц и фасций нижней части спины, ягодичной области и задней стенки полости таза Как уже говорилось, не только связки, но и мышцы, и, осо бенно, их сухожилия являются теми анатомическими образова ниями, которые наиболее богато снабжены болевыми рецепто рами и поэтому могут быть источником болевой импульсации.

Расположение мышц относительно друг друга в разных об ластях тела достаточно подробно изложено в анатомических ру ководствах и атласах. Однако описания пространственного их расположения, взаимоотношения с другими анатомическими образованиями, в частности со связками, крестцовыми отвер стиями, из которых выходят спинномозговые нервы, с самими нервами, с нервными сплетениями в доступной литературе мы не нашли. Вместе с тем, возможно, это могло бы помочь по нять, каким образом при очаге возбуждения в ягодичной мышце возникают болевые и двигательные расстройства во всей ниж ней конечности.

Широкая мышца спины ( т. latissimus dorsi) (рис.27) начинается не только от остистых отростков нижних грудных позвонков, но и от поверхностного листка поясничной фасции, которая крепится к остистым отросткам поясничных позвонков, к гребню крыла под вздошной кости, а также к задней длинной крестцовоподвздошной связке (lig. sacroiliacum posterius longum) (рис. 27).

Подвздошнорёберная мышца поясницы (m. iliocostalis lumborum) и длинная мышца поясницы (т. longissimus lumborum), входящие в состав крестцово-остистой мышцы (m. errector trunci), нижними своими сухожилиями также крепятся не только к греб ню подвздошной кости, но и к задней длинной крестцовоподвздош ной связке (lig. sacroiliacum posterius longum) (рис.28).

Таким образом, к задней длинной кресцовоподвздошной связ ке сверху крепятся три мощных мышцы спины — m. latissimus dorsi, т. iliocostalis, m. longissimus.

Большая ягодичная мышца (т. gluteus maximus) — основной раз гибатель бедра, а при фиксированном бедре — разгибатель туло вища в тазобедренном суставе — крепится к той же задней длинной крестцовоподвздошной связке, но снизу (рис.27). Разгибание туло вища из наклонного положения или удержание его в наклонной позе, а также подъёмы тяжестей — самая частая жизненная ситуа ция. При этом работают все перечисленные мышцы и все они тя нут связку, но в разных направлениях. Нарушение синхронности тяги таких мощных мышц может повести к повреждению связки, особенно изменённой дистрофическим процессом. С этой точки зрения интерес представляют сведения К.Левит об электромиогра фических исследованиях ягодичных мышц.

Непосредственно под длинной мышцей спины, отделённая от неё глубокой фасцией, располагается многораздельная мышца (m. multifidus) (рис. 29). Начинается она от задней поверхности всех крестцовых позвонков и связок, покрывающих эти позвон ки, в том числе и вокруг задних крестцовых отверстий, и на правляется вверх и медиально, прикрепляясь к остистым отро сткам и задним поверхностям дуг поясничных позвонков. Мно гораздельная мышца заполняет глубокую впадину между сре динным гребнем крестца и задним краем крыла подвздошной кости. В крестцовом отделе выше задней длинной крестцово подвздошной связки она прикрыта сзади сухожилием, а выше — длинной мышцей спины, а также фасцией и сухожилием широкой мышцы спины. Таким образом, пальпировать непосредственно эту мышцу невозможно на всём её протяжении.

Задние крестцовые отверстия не закрыты никакими фасция ми и рыхлая жировая клетчатка, располагающаяся в крестцовых отверстиях, непосредственно переходит в клетчатку межмышеч ных промежутков, в которых идут нервы и сосуды.

Иногда боль и болезненность локализуются в промежутке между верхне-внутренней частью крыла подвздошной кости и позвоночным столбом, то есть на границе ягодичной, пояснич ной и срединной областей (рис. 8, 25). Здесь располагается под вздошнопоясничная связка (lig.Iliolumbale) с крепящейся к ней сверху квадратной мышцей поясницы (m. quadratus lumborum) (рис. 30), которая при сокращении тянет связку вверх.

От этой же связки начинается верхне-внутренняя часть под вздошной мышцы (m. iliacus), которая направляется вниз по пе редней поверхности подвздошной кости (рис.31). Остальные её части начинаются от наружного участка передней поверхности крестца в области первого крестцового отверстия, от внутренней губы гребня подвздошной кости и от надкостницы внутренней поверхности крыла этой кости. Прикрепляется m. iliacus вместе с поясничной (m. psoas) к малому вертелу бедренной кости и при сокращении тянет подвздошнопоясничную связку вниз.

Таким образом, подвздошнопоясничная связка (lig.

illiolumbale) оказывается в такой же ситуации, как и задняя длинная крестцовоподвздошная (lig. sacroiliacum posterius longum).

При нарушении синхронности тяги связка может быть повреж дена, особенно, если она изменена дистрофическим процессом.

Грушевидная мышца (m. piriformis) начинается на тазовой по верхности крестца выше, ниже и наружнее передних крестцовых отверстий 2-го — 4-го крестцовых позвонков, направляясь кна ружи, выходит из полости малого таза через большое седалищ ное отверстие и прикрепляется к верхушке большого вертела бедренной кости.

Сложнее оказалось выяснить топографоанатомические взаи моотношения мышц, костей, фасций и связок в области перед ней поверхности крестца, хотя имеется много работ по топогра фической анатомии таза (П. Лесгафт, 1873;

Н.И. Напалков, 1901;

А.В. Старков, 1912;

АЛ. Надеин, 1960;

И.Г. Маракуша, 1962;

Н. Luschka, 1863;

R. Hartmann, 1881;

L. Ombredanne, 1900). Одна ко всех исследователей интересовали лишь фасции. Сведения о других органах и тканях задней стенки таза нам удалось найти лишь в диссертационной работе И.Г.Маракуши (1962). Автор не ограничился указанием, что фасция, срастаясь с надкостницей, покрывает переднюю поверхность среднего отдела крестца, как это делают другие исследователи, но выяснил, что в латеральных участках она переходит на мышцы (m. piriformis в пределах второ го — четвёртого крестцовых отверстий, и на m. iliacus — в области первого крестцового отверстия). Под фасцией в области крестцо вых отверстий располагается жировая клетчатка с нервами и со судами. Мышечные волокна m. piriformis и т. iliacus, начинаясь непосредственно от надкостницы крестца над, под и латеральнее крестцовых отверстий, идут кнаружи и вниз.

В доступной анатомической и клинической литературе нам не удалось обнаружить сведений о толщине мягких тканей в об ласти поясничного отдела позвоночника и крестца, а это важно знать, поскольку иначе трудно ориентироваться в возможности пальпаторного исследования различных мышц и других анато мических образований, а при инъекции лекарственных препара тов определить введены ли они в подкожную клетчатку или в мышцу, и в какую именно. Изучение толщины мягких тканей в области поясничных и крестцовых позвонков на компьютерных томограммах (рис 32) 50 мужчин и 50 женщин позволило полу чить данные, представленные в таблице 2.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.