WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Н.В.Голубева «Макроэкономические задачи процесса трансформации российской экономики.

Макроэкономическая политика стабилизации» Методическое пособие для учителей средних школ.

НОВОСИБИРСК 1997 Аннотация:

В данном методическом пособии представлен материал по анализу процесса трансформации российской экономики и итогов реформирования экономики России за 1992 - первое полугодие 1997 гг.

Пособие предназначено для учителей средних школ, ведущих занятия по экономике.

Автор-составитель: преподаватель кафедры теоретической экономии ЭФ Голубева Н.В.

Пособие подготовлено в рамках проекта TEMPUS (TACIS) JEP-N 08508/94 Рецензент - доцент Н.А.Береснева Редактор - С.П.Мкртчян © TEMPUS (TACIS) JEP-N 08508-94 © Экономический факультет НГУ Часть 1. Место темы в учебном плане школьного экономического образования.

Вопросы и проблемы макроэкономической стабилизации ориентированы для изучения в выпускном (11-м) классе средней школы.

Согласно учебному плану, предложенному в стандарте экономического образования в общеобразовательной школе, разработанном группой преподавателей ЭФ НГУ в рамках проекта TEMPUS (TACIS), тема является завершающей в разделах 8 (Проблемы развития экономики) и (Государство) и изучается школьниками во втором полугодии 11-го класса.

Анализ переходного периода в России и вариантов макроэкономической стабилизации позволяют школьникам применить полученные им ранее знания в полном объеме, поскольку требуют анализа экономической ситуации в стране, а также анализа различных вариантов макроэкономической политики, а это возможно только после изучения ими теоретических основ макроэкономики.

Кроме того, изучение подобной темы необходимо еще и потому, что позволяет школьникам ориентироваться в сложившейся обстановке и давать самостоятельную оценку реформам и действиям правительства. Это очень важно, потому что подобный анализ показывает реальную картину происходящего в нашей стране.

Изложение основной части материала делится на три части:

- общая характеристика плановой экономики;

- роль государственного регулирования в рыночной экономике и теоретические основы перехода к экономике рыночного типа и проведения политики макроэкономической стабилизации;

- результаты реформ в России.

Изучение материала в каждом разделе проводится с активным применением статистических данных, которые позволяют наглядно проиллюстрировать экономическую ситуацию в стране в различные периоды.

Необходимость подобной иллюстрации также обусловливает место изучение данной темы как завершающей раздел макроэкономики, поскольку только полное владение материалом позволяет школьникам свободно обращаться со статистическим материалом и понимать значение каждого используемого показателя.

Предполагается, что изучение данной темы будет происходить при двухлетнем (10, 11) и трехлетнем цикле обучения (9, 10, 11 класс). Если “Экономика” преподается только в 11-м классе, то школьники смогут получить весьма поверхностное знание предмета без его глубокого анализа, и в этом случае основную часть исследования проводит учитель, помогая школьникам максимально разобраться в экономической ситуации в стране.

Ограниченность времени не позволит провести комплексный анализ и разработать самостоятельные варианты экономической политики. В данном случае учитель может выделить раздел по изучении трансформационного периода и макроэкономической стабилизации в виде факультатива и читать его в дополнение к основному курсу экономики.

Часть Общая характеристика социалистической плановой экономики. Необходимость перехода к рыночной экономике.

Основные черты идеальной модели социализма можно свести к следующим положениям:

1. Все права собственности принадлежат государству. Это - так называемая “общенародная собственность”. Частная собственность ликвидируется.

2. Хозяйство управляется из единого Центра, который и решает, Что, Как и Для кого производить.

3. Рыночный механизм как децентрализованная система связи на основе ценовых сигналов уничтожается.

4. В системе хозяйства, управляемого из Центра, отсутствуют трансакционные издержки. Разумеется, ни социалисты-утописты, ни классики марксизма-ленинизма не использовали этот термин “трансакционные издержки”, который возник только после выхода в свет работ Рональда Коуза. Но анализ теоретических конструкций социализма показывает, что в них отсутствуют все основные виды трансакционных издержек.

Во-первых, издержки по поиску контрагента обменных сделок. Это объясняется директивным прикреплением поставщика к потребителю. Во вторых, издержки по сбору информации о качестве и альтернативной стоимости благ. В-третьих, издержки, связанные с нарушением условий контракта и контролем за его исполнением: никто не смеет нарушить установленное плановое задание - под страхом ли морального или физического наказания, или просто потому, что само задание полностью учитывает ресурсы и возможности предприятий.

Предполагается, что такая система хозяйственного устройства способна устранить все дефекты рынка, связанные с неопределенностью, неравномерным распределением доходов, циклическими спадами и вообще неизбежными отклонениями от состояния равновесия. Рынок - не идеальная система, поэтому, полагают социалисты, необходимо его заменить научно разработанной, рациональной организацией общества.

Народнохозяйственные планы возникают в процессе информационной связи между всеми участвующими плановыми инстанциями. Составление н/х-го плана начинается с того, что Госплан составляет плановый проект для н/х на основе заданных Советом Министров целей и указаний. Из центрального планового проекта вытекают предварительные показатели и средства для отраслевых министерств. Эти показатели являются основой для плановых проектов министерств. Данные проекты, в свою очередь, включают в себя плановые показатели и средства для объединений и комбинатов. После составления соответствующих плановых проектов этот процесс продолжается “сверху вниз” до уровня государственных предприятий.

После сведения воедино и переработки плановых проектов предприятий возникает проект плана объединения предприятий или комбината. Проект, в свою очередь, защищается перед отраслевыми министерствами, которые еще раз повторяют защиту на уровне Госплана.

С помощью представленной цепочки Госпланом составляется окончательный вариант годового н/х-го плана. Затем Госпланом через отраслевые министерства, объединения предприятий и комбинаты до уровня отдельных предприятий распределяются плановые задания по объему производства и его структуре, а также средства.

Единый Центр должен сконцентрировать огромное количество информации, с тем, чтобы спустить вниз плановые задания. Однако сама концентрация информации в едином плановом органе оказывается неразрешимой задачей.

Одна из центральных идей Л.Мизеса (Мизес Л. Социализм. М., 1994.) заключается в невозможности хозяйственного расчета при социализме, им доказывается невозможность существования этого строя уже на стадии теоретического анализа.

Планирующий орган должен обладать знаниями о бесконечном множестве переменных факторов. Мизес рассматривает шесть больших групп факторов, находящихся в постоянном движении. Это изменения:

- в природном окружении (независимо от человека, а также в результате его деятельности);

- в численном составе населения;

- в величине и распределении капитала;

- в технике производства;

- в общественной организации труда;

- спроса потребителей.

Если единый Центр расписал все плановые задания на пятилетку, что произойдет, если случится непредвиденное - неурожай, открытие в области синтетических материалов, изменение моды? Ведь все нормы расходов сырья и материалов заранее рассчитаны и предписаны сверху.

Рассмотрим поподробнее, что произойдет при изменении в спросе потребителей.

При определении планового задания на определенный период центр фиксирует объем предложения (SoSo).

ЗДЕСЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ГРАФИК СО СТРАНИЦЫ Одновременно устанавливается административная цена Po, предполагающая точку равновесия Ео между спросом DoDo и предложением SoSo. Назначая административную цену, плановые органы исходят из явно нереальной предпосылки, что спрос в течение определенного периода времени не изменится, что, в сущности, равнозначно отсутствию каких-либо изменений в потребностях населения.

В том случае, если спрос на запланированную продукцию поднялся до уровня DpDp, то при фиксированной цене и неизменно запланированном предложении образуется дефицит в размере SpSo. При свободном рыночном ценообразовании изменение спроса до уровня DpDp повлекло бы за собой изменение цены до уровня Pp (ситуация мгновенного равновесия), что сделало бы невозможным дефицит. В случае падения спроса до уровня DsDs возникает излишек продукции SsSo.

Кроме того, цены на товары и услуги устанавливались не на уровне Po, а ниже этого уровня, что порождало в экономике хронический дефицит.

Результат ценообразования можно рассматривать, используя уравнение обмена MV=PQ. Если предприятиям невыгодно наращивать объем товарной массы (Q) вследствие фиксированных цен, то неизбежен товарный дефицит. Нарастающий объем денежной массы (М) вследствие устанавливающихся трудностей ее превращения в товары приводит к ажиотажному спросу - ускорению V, что в целом давит на цены в сторону их повышения. Государство же оставляет цены фиксированными, что означает развитие и стимулирование подавленной инфляции в виде нарастающего дефицита, очередей и т.п.

Вследствие представленного распределения производственные предприятия втискиваются в тесный корсет плановых показателей и лимитов на расходы. В начале каждого года государственные предприятия получают обязательные к исполнению плановые показатели выхода продукции и верхние границы расхода средств и материалов.

Система имеющихся в социалистической плановой экономике экономических и политических стимулов должна мотивировать руководство предприятия к тому, чтобы задания по производству были выполнены и ресурсные ограничения не были бы превышены.

Однако системы стимулов, направленные на осуществление цели выполнения плана, побуждают предприятия к стратегии поведения, вызывающей множество проблем. Предприятия пытаются создать себе удобную позицию для выполнения плана, передавая искаженную информацию вышестоящим плановым органам на стадии составления плана.

С одной стороны, завышаются потребности в сырье и полуфабрикатах, чтобы создать соответствующие резервы при производстве. С другой одновременно с этим делается попытка представить плановым инстанциям потенциальный уровень производства на возможно более низком уровне.

Стратегия поведения предприятий на стадии составления плана должна, с точки зрения руководства предприятий, сократить неопределенность при выполнении плановых заданий. И она сокращается, если предприятиям задаются высокие нормативы ресурсов и низкие показатели производства. Эта комфортная ситуация “мягкого плана” дает руководству предприятий чувство того, что оно в общем и целом держит “под контролем” выполнение плана в предстоящем периоде - обычно один год. Для руководителей это имеет первостепенное значение, так как от этого зависит как величина их доходов, так и их будущая профессиональная карьера. В случае неудачи угрожают болезненные потери в доходах и возможное увольнение.

Поэтому как на стадии составления, так и частично на стадии исполнения плана они проводят стратегию неэффективности (высокий уровень ресурсов и низкий уровень производства).

Из этого “врожденного дефекта” социалистической плановой экономики на микроуровне более или менее непосредственно вытекают различные виды ее нефункциональности в макроэкономической сфере.

Руководящий центр является безраздельным, то есть абсолютно монопольным собственником любой продукции, изготовленной на предприятии. Подобная экономическая практика в отсутствии конкуренции приводит только к одному - производители могут работать, невзирая на качество продукции.

Неэффективная стратегия предприятий и существование рынка продавцов не создают благоприятных предпосылок для нововведений. В таких условиях предприятия не заинтересованы в производстве новых и качественно улучшенных товаров и во введении новых методов производства. Подобным же образом они относятся к организационным изменениям, освоению новых рынков и другим нововведениям.

В рыночной экономике факторные доходы (заработная плата, процент, прибыль, земельная рента) выполняют роль стимулов, способствующих наиболее эффективному распределению ресурсов.

В командной системе заработная плата не является рычагом эффективного распределения труда. Каждый индивидуум имеет в соответствии со своей специальностью заработную плату одного уровня по всей стране. Предприятию диктуется и количество занятых, и специализация.

У работников отсутствуют стимулы к производительному труду, поскольку материальные доходы оторваны от результатов труда.

Но если материальные стимулы не работают, необходимо принуждение к труду. Важнейшей из мер принуждения в командной системе является идеология. Для нашей страны одной из форм принуждения к труду являлось получения жилья и прописка, которая привязывала человека к определенному месту работы практически на всю жизнь. Кроме того, возможность получения жилья часто определялась количеством проработанных на предприятии лет, что дополнительно привязывало работника. Во многом подобная ситуация сохранилась и сейчас. В стране существует огромный дефицит жилья, что определяет на него очень высокие цены и затрудняет свободное передвижение рабочей силы.

В командной экономике процентная ставка не может служить средством эффективного распределения инвестиций. В условиях льготного кредитования, хронического списывания долгов нерентабельным предприятиям ни о какой эффективности говорить не приходится.

Инвестиции осуществляются исходя из идеологических и политических приоритетов правящего центра.

Ресурсы достаются производителям либо бесплатно, либо по низкой цене, а следовательно, неизбежно расточительное их использование.

В условиях государственной монополии на трудовые ресурсы, инвестиции и землю заработная плата, процент и рента не могут являться равновесными ценами, поскольку вообще не существует рынков труда, капитала и земли.

В директивной экономике в принципе невозможно существование такой категории, как альтернативные издержки, а, следовательно, нет и разграничения на экономическую и бухгалтерскую прибыль. И директор промышленного предприятия, и директор магазина, и руководитель банка все они лишены альтернативы использования свободных денежных средств, ибо все эти предприятия находятся в собственности государства.

Не существует предприятий, получающих квазиренту или банкротов (убыточные предприятия - на дотации, прибыльные - переводят средства в бюджет). Отсутствие стимулирующей роли прибыли и угрозы банкротства из-за убытков лишает предприятия необходимости эффективной работы, основная цель - выполнение плановой директивы.

Производители вносят все свои финансовые средства в обязательном порядке в бюджет, а потом средства выделяются им из бюджета. Суммы, вносимые в бюджет, и выплаты из него не взаимосвязаны и тем самым демонстрируется определяющая роль власти в экономике. Субъективная воля центра определяет и уравнительные выплаты из него без видимой связи с бюджетными платежами, и привилегированные дары и льготы, также назначаемые центром. Экономические потребности предприятия формируются и удовлетворяются центром. Перечисление денег предприятиями происходит через банковскую систему, являющуюся исключительной монополией государства;

эта система неустанно следит за финансовым обеспечением власти центра. Кроме того, председатель правления Госбанка принадлежит к высшей партийно-административной управленческой элите. Кредитные рычаги, возможность получения кредитов под невысокий процент, перспектива получить в дальнейшем списание задолженности приводит как к паразитизму производителей, так и к финансовому укреплению центральной власти.

Командно-административная экономика ввиду присущего ей хронического дефицита не может функционировать без “черного рынка”, олицетворенного теневой экономикой.

Теневая экономика определяется как неконтролируемое обществом производство, распределение, обмен и потребление товарно-материальных ценностей и услуг. Она включает в себя все неучтенные, нерегламентированные, отличные от изложенных в нормативных документах и правилах хозяйствования виды экономической деятельности. Структура теневой экономики определяется следующим образом:

- криминальная экономика, включающая экономическую и общеуголовную преступность;

- фиктивная экономика - это официальная экономика, выдающая фиктивные результаты своей деятельности за реальные;

- неформальная экономика, базирующаяся на личных контактах между экономическими субъектами, заменяющими официально установленную организацию экономических взаимосвязей;

- нелегальная экономика, состоящая из незарегистрирован- ных и запрещенных законом видов деятельности.

Весьма показательны абсолютные оценки различных явлений теневой экономики (данные на конец 80-х годов, в ценах этого периода):

- повторный счет, являющийся типичным показателем фиктивной экономики, составлял 36-40% стоимости общественного продукта, т.е. около 600 млрд. рублей;

- непроизводственные расходы и потери - около 40 млрд. рублей;

- объем выпуска некачественной продукции - 110 млрд. рублей, а приписки - 15-20 млрд. рублей;

- искусственный дефицит - 40 млрд. рублей;

- фиктивные зарплаты и премии - 30-35 млрд. рублей.

По некоторым оценкам, общие доходы от теневой экономики достигли 175 млрд. рублей, что составило 20% ВНП.

Основной причиной существования теневой экономики в таких масштабах является отсутствие частной собственности на средства производства и существовавшие десятилетиями командно-административные методы управления.

Одним из главных факторов, питающих теневую экономику, является разрыв между ценами спроса и административными ценами, с которыми связаны дефицит и государственное распределение товарных ресурсов.

В отношениях с мировым хозяйством в социалистической экономике господствовал остаточный принцип, диктовавший обеспечение независимости страны от импорта. Экспорт осуществлялся в таких объемах, чтобы можно было заработанной валютой оплатить импорт. Деление контрагентов осуществлялось по мировоззренческим критериям:

социалистические, капиталистические, развивающиеся страны. Вся внешнеэкономическая деятельность производилась через государственные организации. При прогрессирующем отставании командной системы от мирового уровня, при закрытом типе экономике ни о какой конвертируемости национальной денежной единицы не могло быть и речи.

Командная система экономики - это всегда автаркия в отношении мирового рынка.

Итак, внешнее благополучное, сбалансированное и стабильное социалистическое хозяйство (низкие цены, отсутствие безработицы и инфляции, гарантированные заработки) скрывало за свои фасадом подавленную инфляцию и подавленную безработицу. Рано или поздно, но эти процессы должны были выйти наружу и принять открытую форму.

2. Теоретические вопросы перехода к рыночной системе хозяйствования. Макроэкономическая политика стабилизации в процессе преобразований.

2.1. Государственное регулирование экономики.

Современная экономическая теория сформировалась в три этапа, соответствовавших переломным периодам в становлении регулируемой рыночной экономики.

Каждый из таких периодов характеризуется появлением новых форм организации рыночной экономики, что изменяло и механизм ее функционирования.

Этапом, в ходе которого собственно и возникла современная экономическая теория, явился кризис 30-х годов. “Великая депрессия” обнаружила историческую ограниченность ранее господствовавшей “классической школы”.

Концептуальное содержание классической школы можно свести к двум пунктам:

- требование невмешательства государства в экономику;

- ставка на ценовой механизм установления рыночного равновесия.

Классическая школа - это теория саморегулирующейся рыночной экономики. Надо признать, что 20-е годы в США, получившие в экономической литературе название “периода процветания”, когда обозначилась реальность “общества изобильного потребления”, казалось бы, прочно подтверждали правоту неоклассической модели рыночной экономики.

Увы, потрясения 30-х годов, охватившие все страны мира с развитой рыночной экономикой, означало, что та рыночная экономика, модель и принципы которой отстаивала неоклассическая школа, устарела и безвозвратно уходит в прошлое.

Рыночная экономика, материальную основу которой образовывало крупное промышленное производство, утратила способность к саморегулированию.

Кейнсианство знаменовало переход к принципиально новому пониманию рыночной экономики - к тому, что рыночная экономика нуждается в регулировании и что это регулирование может осуществить только государство.

Кейнсианство - это теория государственно-регулируемой рыночной экономики. Инструментом кейнсианства в регулировании экономики является фискальная (бюджетно-налоговая) политика государства.

Но в середине 70-х годов кризис настиг уже государственно регулируемую рыночную экономику, а, следовательно, и кейнсианскую модель рыночной экономики. Причина этого кризиса - чрезмерное государственное вмешательство в экономику. Теперь потребовалась новая концепция, которая, сохраняя регулируемый характер рыночной экономики, помогла бы найти государству “экономический” механизм своего вмешательства в экономику, а не “административный”.

Именно эту задачу старается выполнить широко известная сегодня монетаристская концепция. Государство не отказывается от регулирующих функций. Однако их акцент перемещается в сторону все более косвенных мер воздействия, особенно на предложение, процесс производства (вместо воздействия на воспроизводство через спрос). Главная же роль в реализации целей развития и социально-политической стабилизации экономики страны отводится рыночным силам (для чего устраняется целый ряд прямых форм государственной регламентации экономической деятельности).

Инструментом монетаризма в регулировании экономики является денежно кредитная политика государства.

Роль государства в механизме рыночной экономики - основная проблема современной экономической теории.

Проблема порождена постоянными изменениями в экономике, требующими соответствующих изменений в масштабах и инструментах государственного регулирования. Государство - единственный субъект в рыночной экономике, требования которого обязательны для всех негосударственных субъектов. Однако эта обязанность - жизненно необходима экономической системе, ибо создает “единые правила” поведения для всех рыночных субъектов.

Ни одна экономическая система, имеющая в своей основе рыночное хозяйство, не может прожить без вмешательства, в той или иной степени, государства в экономику. И на это существуют свои объективные причины:

1) Правовое обеспечение функционирования рыночного механизма.

Тщательно отработанное законодательство - мощный регулятор рынка. Он устанавливает “правила игры” на рынке, что превращает рынок из дикого в цивилизованный, основанный не только на взаимовыгодном обмене, но и на соблюдении правовых правил экономически более слабой стороны обычного гражданина, потребителя, мелкого производителя и т.п.

На государство возлагается серьезная задача - защита прав производителей и потребителей, действующих на рынке. “...промышленное общество, основанное на рыночных отношениях и предлагающее значительную свободу выбора, немыслимо без правовой системы, без власти закона”, - отмечает видный английский социолог Карл Поппер (Поппер К.

Открытое общество и его враги. - М., 1992, т. 1. - С.8). Для нормального осуществления экономической деятельности субъекты должны быть защищены законодательно.

Прежде всего должно быть обеспечено право собственности.

Собственник, не уверенный в неприкосновенности своей собственности, будет опасаться ее отчуждения и ограничения своего права на нее и не сможет использовать в полную силу творческий и материальный потенциал.

Важную роль в правовом обеспечении имеет государственное противодействие неограниченной власти монополий. В экономически развитых странах разработано антимонопольное законодательство, ограничивающее элемент нездорового и недобросовестного соперничества.

Большое значение имеет законодательство о защите прав потребителей. Принимаются серьезные санкции против продажи некачественных товаров, ложной информации о деятельности фирм и т.п.

Разработаны законы относительно защиты интеллектуальной собственности, деятельности банковской сферы и других областей экономики. Наконец, уголовное законодательство, направленное против краж, насилий, убийств, создает стабильную ситуацию в стране и таким образом также улучшает функционирование рынка.

2) Производство общественных благ.

Рынок в отдельных случаях оказывается неспособным обеспечить производство определенных товаров - так называемых общественных товаров. К ним относятся товары оборонного назначения, содержание правоохранительных органов, дороги (дорожная разметка, знаки) и целый ряд аналогичных товаров. Все эти блага служат интересам общества в целом, предельные издержки на их производство не зависят от количества потребителей, и государству целесообразнее взять на себя заботу об их содержании.

Государство финансирует подобные сферы из бюджетных средств.

Известно, что расходы на оборону являются на сегодняшний день одной из весьма значительных статей в расходной части бюджета. Большую расходную статью составляют средства, выделяемые на социальные нужды и на содержание государственного аппарата. Источник финансирования подобных расходов - налоги. Причем в данном случае отсутствует непосредственная связь между величиной уплачиваемого налога и реальным участием в процессе потребления данного общественного товара.

3) Компенсация внешних издержек (экстерналий).

Государству принадлежит существенная роль в компенсации экстерналий. Существует два основных способа минимизации отрицательных экстерналий.

Первый способ - принятие административных мер по отношению к тем, кто вызывает отрицательные экстерналии. На государство возлагается осуществление контроля за отрицательными внешними эффектами с применением гражданского кодекса, штрафных санкций, рыночных лицензий на выброс отходов до определенного уровня загрязнения окружающей среды.

Последний способ стал причиной образования рынка прав на причинение внешних эффектов. Государственные лицензии на выброс отходов выступают объектом купли-продажи на рынке на основе спроса и предложения на них. Позиция защитников оптимального объема загрязнения подвергается критике из-за невозможности точного измерения издержек от загрязнения, которые несут другие предприятия, а также граждане.

Возникают также споры вокруг экономической политики, основанной на признании прав на побочные эффекты.

В экономической литературе подчеркиваются трудности внедрения в хозяйственную жизнь высокоэффективных средств и методов контроля за состоянием окружающей среды и утилизации отходов производства. И тем не менее формирование рынка прав на загрязнение может способствовать если не полному уничтожению отрицательных внешних эффектов (что вряд ли возможно), то, по крайней мере, их минимизации.

Помимо установления норм и применения запретов, то есть помимо прямого административного вмешательства, государство использует и другой способ - косвенный метод борьбы с отрицательными экстерналиями через налоговую сферу. Суть его заключается в том, что производители, являющиеся основными виновниками возникновения отрицательных внешних эффектов, облагаются налогами.

Кроме отрицательных экстерналий существуют и положительные экстерналии, когда выгоду получает не только непосредственный потребитель данного блага, но и “третьи лица”. Государство поощряет возникновение положительных экстерналий. В этих целях проводится субсидирование. Государство субсидирует здравоохранение, образование, различные благотворительные программы, поскольку от реализации мероприятий в этих сферах выигрывают не только непосредственные потребители блага, но и общество в целом.

4) Стабилизация макроэкономических колебаний.

Наконец, государству принадлежит важная роль в сглаживании макроэкономических колебаний, которым подвержена экономика.

Но в случае с нашей страной, государство должно проводить особую политику макроэкономической стабилизации, которая вызвана не просто циклическим развитием экономики и кризисом экономической конъюктуры, а переходом от одного типа экономической системы к другому.

Экономическая нестабильность в нашей стране вызвана особыми причинами и поэтому проводимая макроэкономическая политика государства имеет особый характер. Кроме этого, в стране необходимо создать систему рыночной инфраструктуры и государство призвано помочь созданию этой системы, в том числе разработкой законодательных актов.

Что же касается остального мира, то экономисты уже давно заняты разработкой теории макроэкономического равновесия и антициклического регулирования экономики. Несмотря на значительный разброс взглядов, в целом можно сказать, что все концепции регулирования тяготеют к одному из двух направлений: неокейнсианскому или неоконсервативному. Но существует общее понимание того факта, что, во-первых, государство в состоянии сглаживать циклические колебания, и, во-вторых, государство должно это осуществлять в целях достижения и поддержания экономической стабилизации. Есть и общее понимание того, какова должна быть в целом линия поведения государства, направленная на преодоление циклических колебаний. В фазе спада все мероприятия государства должны быть направлены на стимулирование деловой активности. В области налоговой политики это означает снижение ставок, предоставление налоговых льгот на новые инвестиции, проведение политики ускоренной амортизации. При этом сторонники кейнсианских взглядов больше уповают на рост государственных расходов, которые рассматриваются как стимулятор накопления. Налоговые мероприятия дополняют бюджетные, и в комплексе они ведут к стимулированию совокупного спроса, а в конечном счете - и производства.

Сторонники неоконсервативных взглядов большее внимание уделяют налогам, снижение которых ведет к росту деловой активности, но в целом они рассматривают налогово-бюджетную политику как дополнение к политике кредитно-денежной.

Кредитно-денежная политика в этот период преследует те же цели, что и налогово-бюджетная, и предполагает проведение кредитной экспансии.

На практике это означает, что снижаются процентные ставки за выданные ссуды, увеличиваются кредитные ресурсы банков, что ведет к увеличению капиталовложений, усилению деловой активности, снижению безработицы.

Однако это может иметь и отрицательные последствия, так как в длительной перспективе ведет к усилению инфляционных тенденций.

5) Обеспечение социальной защиты.

В такой защите нуждаются практически все рыночные субъекты, включая предпринимателей, которым должна быть гарантирована неприкосновенность их собственности, право на свободное распоряжение доходами и возможность предпринимательства в любой сфере рыночной экономики.

Приоритетными считаются следующие направления социальной защиты:

а) Гарантия минимальной заработной платы.

Такая гарантия имеет исключительное социальное значение, поскольку образует базу оплаты труда во всех сферах и пересчета уровня пенсий и пособий.

б) Обеспечение занятости.

Важной функцией государства в рыночной экономике является создание условий для реализации способностей к труду. К таким условиям относятся:

- свободный выбор профессии, сферы и места трудовой деятельности;

- получение желаемого уровня общего и специального образования;

- материальная поддержка и переобучение временно незанятых в производстве лиц трудоспособного возраста.

Главной целью правительства в сфере занятости является удержание безработицы на “естественном уровне”. Для этого, в частности, используются налоговые льготы предприятиям, увеличивающим число рабочих мест, регулируется въезд иностранных рабочих, организуются биржи труда и т.д.

в) Индексация фиксированных доходов.

Речь идет о частичном возмещении государством денежных потерь населения в результате инфляционного роста цен на потребительские товары.

Такое возмещение достигается пересчетом фиксированных доходов в соответствии с индексом розничных цен. Индексации также подлежат сбережения населения в банках, государственные облигации, страховые полисы.

Для реализации этих целей государство использует различные формы и методы. Прежде всего важно различать две основные формы:

а) прямое вмешательство через расширение государственной собственности на материальные ресурсы, законотворчество и управление производственными предприятиями;

б) косвенное вмешательство с помощью различных мер экономической политики. В зависимости от цели вмешательства меры экономической политики могут быть направлены на:

- стимулирование капиталовложений и восстановление равновесия между сбережениями и инвестициями;

- обеспечение полной занятости;

- стимулирование экспорта и импорта товаров, капиталов и рабочей силы;

- воздействие на общий уровень цен в целях его стабилизации и на цены на некоторые специфические товары;

- поддержку устойчивого экономического роста;

- перераспределение доходов.

Аргументы в пользу государственного регулирования значительно превышают негативные стороны, отрицательные эффекты государственного вмешательства. Но проблему фиаско государственного регулирования, которая неизбежно присутствует даже в идеальной рыночной модели, нельзя оставить без внимания. Дисбаланс позитивных и негативных результатов государственного вмешательства в сторону последних неизбежно приводит к невосполнимым потерям в любой экономике.

Рассмотрим проблему провалов государственного регулирования поподробнее. Во-первых, издержки этого регулирования объясняются возможностью ошибок в принятии решений правительством. Это касается, прежде всего, ситуаций, в которых очень трудно выявить причинно следственную связь, чему, как правило, сопутствует недостаток информации и ее искажение.

Во-вторых, издержки регулирования связаны с функционированием налоговой системы как таковой. Недостаточное, а особенно чрезмерное налогообложение приводит к негативным последствиям в работе рынка. С другой стороны, гибкое использование налогов является тонким инструментом макроэкономического регулирования.

В-третьих, к результатам, порой противоположным целям государственного регулирования, приводит превышение власти, использование этого инструмента в интересах узкого круга лиц за счет интересов большинства.

В дополнение к этим трем описывающимся в неоклассической литературе видам издержек правительственного вмешательства можно рассмотреть проблему временных лагов как еще один случай неэффективности: издержки формирования и реализации экономической политики, которые создают “эффект запаздывания” как в формировании и постановке целей, в принятии решений, так и в выборе инструментов и методов регулирования. При выборе инструментов реализации поставленных задач необходимо принимать во внимание различную скорость подключения и сроки работы каждого инструмента экономической политики, неодинаковую скорость воздействия на цель. Например, не так уж много времени нужно для принятия решения в области денежной политики. Лаг решения связан с длительностью согласования позиций правительства с Центральным банком. Напротив, лаг решения в области изменения налогов и бюджетных расходов более долговременный, так как зависит от длительной процедуры обсуждения и утверждения в парламенте.

Мощность и направление воздействия временного лага меняются во времени. Приведя сначала к положительным результатам, работа инструмента может оказать с течением времени отрицательное воздействие на цель. Например, бюджетная политика, ведущая с помощью увеличения государственных расходов к оживлению экономики, впоследствии может дать противоположный результат, создав инфляционный эффект.

2.2.Концептуальные основы реформирования российской экономики.

Оценить нынешнюю ситуацию в российской экономике, найти выход из тяжелейшего кризиса, в котором она оказалась, определить систему целей и приоритетов ее будущего развития невозможно без учета современных общемировых социально-экономических тенденций и процессов, а также специфики страны, ее положения в мире, традиций и менталитета.

Развитие общества в последней трети ХХ века протекало под знаком нарастания противоречий и углубления кризиса индустриализма, поворота к формированию основ новой постиндустриальной цивилизации.

Советская экономика, не реализовав все преимущества индустриализма, испытала на себе многие его негативные последствия, усугубленные негативными свойствами планово-распределительной системы.

Развитие народного хозяйства страны носило инерционно-экстенсивный характер с односторонним акцентом на тяжелой индустрии и военном производстве. Из-за варварского отношения к окружающей среде в ряде регионов страны создалась тяжелая экологическая обстановка. В результате к началу 80-х годов произошло затухание темпов экономического роста, наступила стагнация.

Трансформация мировой экономики обусловила эволюцию отношений собственности и типов хозяйствования в направлении разнообразия и множественности их форм. Эволюция частной собственности, составляющей каркас классического рыночного хозяйства, выразилась в усилении ее корпоратизации и институализации, превращении в различные формы ассоциированной собственности, прежде всего в акционерную.

Возобладавшая в 80-90 годы тенденция к приватизации привела к сокращению доли госсектора в экономике всех развитых стран.

В советской экономике назревшая потребность в переходе к разнообразным формам собственности и более гибким рыночным методам хозяйствования долгое время искусственно ограничивалась. Лишь в середине 80-х годов были предприняты первые попытки пересмотра представлений об исключительной эффективности государственной собственности. Закон о государственных предприятиях должен был стать началом перехода к рыночной экономике в 1988 г. Однако при отсутствии ясно определенных прав собственности и наличии жестких бюджетных ограничений предприятия ответили резким повышением заработной платы за счет легкодоступных кредитов и субсидий из госбюджета. С отменой ограничений государственные предприятия стали брать внешние кредиты, постепенно переросшие в долгосрочную задолженность, и, таким образом, впервые нарушили безупречную в прошлом репутацию бывшего СССР в части выполнения внешних обязательств.

Важной составной частью трансформации современной экономики является усиление международных интеграционных процессов. Тенденции региональной интеграции наиболее резко проявились в Западной Европе, но становятся все заметнее и на других континентах.

Своеобразное преломление эти процессы нашли в советской экономике. Интеграция осуществлялась лишь в рамках СЭВ. В то же время товаропроизводители были отгорожены от возможных партнеров и конкуренции на мировом рынке государственной монополией внешней торговли.

Вместо плавного вхождения экономики страны в систему мирохозяйственных связей возникли проблемы в результате политических трений между общесоюзным и республиканскими правительствами. Вслед за расширением бюджетной самостоятельности республик в 1990 г.

республиканские правительства, прежде всего Российское, перестали перечислять в центр свои доходы и ввели налоговые льготы для предприятий, переходящих из союзного подчинения в республиканское. В результате общий бюджетный дефицит СССР подскочил к концу 1991 г. до 26% ВВП. Бюджетный дефицит только России составил 31% ВВП - один из самых значительных дефицитов госбюджета, имевших место в мире за последние годы. Финансирование этого дефицита происходило почти исключительно за счет увеличения денежной массы.

Последним фактором нарастания кризиса стал распад СЭВ и нарушение торговых связей между республиками бывшего СССР. Импорт в Россию сократился в 1991 г. на 46%.

Таким образом, глубокий кризис, который переживает в настоящее время Россия, есть результат того, что развитие экономики в рамках командной системы пришло в серьезное противоречие с мировыми тенденциями. Это - кризис технологической основы и структуры экономики, системы экономических отношений и институтов, механизмов регулирования экономических, экологических и социальных процессов. Его острота обусловлена, с одной стороны, длительной задержкой назревших преобразований, а с другой - неадекватностью шоково-разрушительных мер, применяемых с 1992 года, условиям страны и стоящим перед нею проблемам.

Суть новой социально-экономической стратегии и стержень концепции реформирования страны - в ее постепенном, поэтапном движении к российскому варианту общества постиндустриального типа с современными характеристиками качества жизни народа и многоукладной, социально ориентированной, динамичной рыночной экономикой при значительной роли государства в ее трансформации и регулировании.

Концепция долгосрочной стратегии и экономического реформирования должна основываться на новых принципах и механизмах взаимодействия компонентов социальной и экономической эффективности.

Приоритетное место в ней следует отнести социальным целям. Среди них:

качество и продолжительность жизни, защита и улучшение среды обитания людей;

социальные гарантии и социальная справедливость: сохранение и умножение культурных и духовно-нравственных ценностей с учетом традиций и национальных особенностей страны.

В условиях перехода к информационному обществу особенно очевидной становится несостоятельность противопоставления социальных целей и экономической эффективности. Социальные расходы - не безвозвратные затраты, не вычет из экономических ресурсов, а общественно необходимые вложения в человеческий капитал, в высшей степени эффективные как в социальном, так и в экономическом смысле.

Важнейшее место в экономической стратегии должны занимать системно-институциональные преобразования. Их главная цель - создание действенных стимулов предпринимательской и трудовой активности людей.

В развитии отношений собственности приоритет должен быть отдан повышению эффективности ее различных форм в тех или иных конкретных условиях. Отсюда - разнообразие форм собственности и многоукладность экономики.

Эволюция экономического механизма, безусловно, связана с переходом к рыночному регулированию экономики со всеми его основными атрибутами: свободным ценообразованием, конкуренцией, свободой принятия решений участниками экономических процессов, развитой рыночной инфраструктурой и денежной системой.

Вместе с тем, в реформировании российской экономики особая роль принадлежит государству. В процессе перехода от командной экономики к рыночной происходит трансформация в сфере государственного регулирования: командные методы и тоталитарный экономический диктат государства постепенно заменяются теми функциями, методами и инструментами, которые присущи государственному регулированию в рыночной экономике. Однако необходимо учитывать, что государственные функции в переходный период значительно усложняются, так как на этом этапе государство должно также осуществлять функции, продиктованные спецификой переходного периода.

В агрегированном виде функции государства в период перехода к рынку представляют собой три крупных блока:

1) функции планового порядка;

2) транформационные функции;

3) рыночное регулирование.

В период перехода к рынку государство использует различные сочетания инструментов рыночного регулирования по мере создания инфраструктуры рынка. На начальном этапе перехода преобладают административные методы. Это прежде всего связано с отменой, либо пересмотром законодательной базы командной экономики и созданием правовой базы для рыночных преобразований, для чего необходим переходный комплекс законов, которые при условии их выполнения в рационально короткие сроки формируют рыночную среду (Гражданский кодекс, закон о собственности, антимонопольное законодательство, закон о защите прав потребителей, закон о земле, закон о труде, комплекс законов по борьбе с преступностью и коррупцией и т.д.) В общем виде функции государства в данных условиях состоят - в создании общих законодательных и правовых предпосылок, своего рода правил игры для действующих лиц в рыночной экономике;

- в прямом государственном владении и управлении основными элементами инфраструктуры народного хозяйства, естественными монополиями, особо важными в политическом, экономическом и финансовом отношении производствами (оборонная продукция, драгоценные металлы, алкоголь);

- в разработке и проведении активной промышленной политики, участии в ключевых инвестиционных, структурно-технологических программах путем полного или частичного их финансирования, предоставлении экономических гарантий, льготных кредитов и других видов финансовой помощи;

- в участии в распределении и перераспределении ВВП через госбюджет, активном использовании таких инструментов макроэкономического регулирования, как налоги, акцизы, тарифы, пошлины, антимонопольный контроль над ценами и т.д.;

- в проведении гибкой внешнеэкономической политики, направленной, с одной стороны, на постепенное вхождение страны в систему международных экономических отношений, а с другой - на защиту основных “точек роста” национальной экономики с помощью протекционистских мер до тех пор, пока они не окажутся в состоянии конкурировать на мировом рынке;

перенесении центра тяжести с импорта товаров на импорт капитала и поощрении его репатриации из-за рубежа;

- в проведении социальной политики и управления социальными процессами (контроль за ростом доходов и их дифференциацией, социальные трансферты, программы развития науки, культуры, образования, здравоохранения).

Существует большой разрыв в уровнях социально-экономического развития субъектов Федерации: по стоимости основных фондов и объему промышленной продукции - в десятки и даже сотни раз, по среднедушевым доходам (по разным оценкам) - от 6 до 12 раз. Подавляющее большинство субъектов Федерации являются дотационными.

За федеральным центром должен быть закреплен четко обозначенный минимум экономических, социальных, экологических и иных функций власти и управления и соответственно ресурсов, необходимых для их выполнения.

С позиций создания эффективного механизма федеративных отношений должны быть разграничены объекты государственной собственности на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Экономический рост является естественной целью экономической политики страны. В рыночной системе экономический рост является результатом действия всей совокупности экономических институтов, то есть принципов экономической деятельности и учреждений, организаций, которые обеспечивают их соблюдение. В переходной экономике возможно расширение производства на основе продвинутых, хотя и незавершенных реформ. Об этом свидетельствует экономическая динамика в странах Восточной Европы, где в отличие от России рост начался еще в 1994-1995 гг., а в отдельных государствах даже раньше.

Очень быстрое по сравнению с Россией хозяйственное оживление в восточноевропейских странах связано не только с гораздо меньшими масштабами реформируемой экономики и более благоприятными начальными и текущими условиями преобразований, но и с продвинутостью реформ. В частности, в наиболее развитых государствах Восточной Европы прошла не формальная, а подлинная приватизация, которая привела к возникновению слоя “эффективных собственников”, сложился “новый” частный сектор, приватизирована земля и сформировалась сравнительно эффективная кредитно-финансовая система. Государство занимается не столько текущим регулированием производства, сколько регулированием институциональной системы, в том числе развитием рыночного законодательства и контролем за его соблюдением. Таким образом, в восточноевропейских странах сложилась совокупность основных рыночных институтов (это не снижает потребности в дальнейших преобразованиях), что и послужило главным фактором перехода от спада к росту.

Таблица 1. Динамика валового внутреннего продукта в России и в странах Восточной Европы (в % к предыдущему году).

1990 г. 1991г. 1992г. 1993г. 1994г. 1995г.

Россия -2,0 -12,9 -18,5 -12,1 -15,0 -4, Болгария -9,1 -11,7 -7,7 -4,2 0,0 4, Венгрия -3,3 -11,9 -4,5 -2,3 3,0 0, Польша -11,6 -7,6 1,0 3,8 4,5 4, Румыния -8,2 -13,7 -15,4 1,3 3,4 3, Словакия -2,5 -14,5 -7,0 -4,1 4,8 5, Чехия -1,2 -14,2 -7,1 -0,3 2,6 5, Источник: Вопросы экономики, N7, 1996.

В России же, несмотря на все позитивное содержание реформ 1992 1995 гг., институциональная система все еще эклектична и не обладает выраженным доминированием рыночных институтов над институтами прежней административно-командной экономики. Нынешняя переходная система в России с институциональной точки зрения представлена тремя главными компонентами.

Наследие государственной плановой системы. Государство непосредственно и косвенно остается крупнейшим экономическим агентом.

Оно контролирует производственные ресурсы: землю, недра, часть производственных мощностей в промышленности на государственных предприятиях и предприятиях смешанной формы собственности.

Государство остается главным источником инвестиционных финансовых ресурсов. Многие предприятия по-прежнему пользуются государственной поддержкой, помогающей избежать модернизации, перепрофилирования или банкротства.

Институциональный вакуум. Некоторые рыночные институты не представлены в современной рыночной экономике или представлены крайне слабо: частная собственность на землю и недра и их рыночный оборот, фондовый рынок, рыночные санкции за неэффективность (банкротства).

Отсутствует законодательное регулирование ряда аспектов экономической деятельности.

Рыночные институты: частная собственность;

независимая судебная система;

свободные цены;

договорные отношения между экономическими агентами;

ориентация хозяйственной деятельности на прибыль;

негосударственные банки и другие финансовые учреждения;

налоговая система рыночного типа;

открытость экономики.

Таким образом, нынешняя экономическая система в России включает противоречивый набор институтов. К тому же имеющиеся рыночные институты развиты крайне слабо.

Слабость рыночных институтов порождает острый инвестиционный кризис, без преодоления которого невозможен выход из общего кризиса.

Положение в инвестиционной сфере намного хуже, чем в собственно производственной сфере: за период реформ капиталовложения сократились более чем в три раза и продолжают сокращаться. Это вызвано незавершенностью реформы отношений собственности, уходом государства из инвестиционной сферы и низкими инвестиционными возможностями негосударственной финансовой системы.

Поскольку неразвитость, несовершенство или отсутствие рыночных институтов (механизмов) в России присущи не частным, а фундаментальным характеристикам ее нынешней экономической системы, то такая система еще не в состоянии продуцировать общий и устойчивый рост. Развитие возможно только на основе имеющегося смешанного набора механизмов в отдельных отраслях и при благоприятных условиях, что проявляется в наблюдаемом росте экспортно-ориентированных сырьевых отраслей.

Из вышесказанного следует, что переход российской экономики к устойчивому росту невозможен без существенного углубления институциональных реформ.

Для становления институциональной системы, соответствующей потребностям роста, необходима новая экономическая роль государства.

Исходя из нынешних экономических и политических тенденций “госкапиталистический” вариант развития приходится рассматривать в качестве наиболее вероятного. Он может дать как позитивные эффекты (преодоление инвестиционного кризиса и концентрация усилий на приоритетных направлениях), так и негативные (ослабление конкурентной среды, проинфляционное давление на бюджет и др.) При этом позитивные эффекты могут быть усилены, а негативные ослаблены, если непосредственная деятельность государства как экономического субъекта не будет заслонять другую функцию государства в рыночной экономике определение “правил игры” и контроль за их соблюдением. Для России, как и для любой посткоммунистической страны, где совсем недавно государство было практически единственным хозяйствующим субъектом и в силу этого не занималось установлением “правил игры” для других экономических агентов, рассматриваемая проблема сегодня занимает одно из ключевых мест в институциональной трансформации.

Если в развитии законодательной базы рыночной экономики в России за последние годы достигнут несомненный прогресс, то в практическом применении законов, как известно, дело обстоит не лучшим образом. Законы далеко не всегда соблюдаются, это характерно как для вертикальных отношений (государство - предприниматель), так и особенно для горизонтальных (между самими предпринимателями, то есть отношений, которые в западной литературе называют “контрактами”). Низкая дисциплина “контрактов” порождает специфически посткоммунистический вид трансакционных издержек - дополнительные затраты и усилия экономических агентов, связанные с необходимостью самостоятельно, а не при помощи государства защищать свои права и интересы: требование полной предоплаты поставок, высокого вознаграждения за риск в средне- и долгосрочных проектах и т.д., вплоть до использования “услуг” криминальных организаций, обеспечивающих соблюдение партнерами условий хозяйственных договоров. Между тем в рыночной системе подобный вид трансакционных издержек занимает ограниченное место, а часто вообще отсутствует, потому что там защита “контрактов” - едва ли не основная функция государства в экономике, функция настолько абсолютная, что воспринимается участниками хозяйственных отношений как нечто само собой разумеющееся.

Явно неэффективное исполнение этой функции государством в России связано не только с недостатком в использовании законодательной базы, но и в организации судебной системы. Оно имеет более глубокие корни - слабость институтов правового государства, фактическое доминирование исполнительных органов над другими ветвями власти, отсутствие традиций и реальных условий независимости судебной власти. Кроме того, незавершенность процесса передела собственности мешает формированию общественного консенсуса по вопросу о роли закона и соответственно ослабляет возможности государства в правовом регулировании экономики.

Только формирование гражданского общества и завершение преобразований в сфере отношений собственности обеспечат условия для таких “правил игры”, которые будут выражать согласованные интересы основной массы экономических агентов и потому могут быть надежно защищены государством.

Наряду с “контрактами” фундаментальными институтами рыночной системы, которые нуждаются в дальнейшем развитии, являются частная собственность и конкуренция. От состояния этих институтов зависит эффективность рынка как особого способа организации экономической деятельности. Пока же подлинная частная собственность играет в российской экономике очень небольшую роль, а там, где прошла приватизация, чаще всего возникала квазичастная собственность - смешение прав собственности различных субъектов. Значительная часть производственных ресурсов по прежнему находится в руках государства, и нерешительные попытки ввести частную собственность на землю слишком медленно меняют сложившуюся ситуацию. Однако до тех пор пока права собственности на предприятиях не будут четко определены, нельзя рассчитывать на приток производственных инвестиций, модернизацию промышленности и соответственно на переход от депрессии к экономическому росту.

Институциональный характер должен иметь и такой традиционный инструмент развития экономики, как промышленная политика. Официальная долгосрочная концепция такой политики в нашей стране отсутствует, поэтому действия государства по решению крупных производственных и структурных проблем осуществляются в наиболее примитивных формах субсидирования кризисных отраслей и регионов. Чаще всего государственное участие ограничивается обещанием поддержки, так как для большинства бюджетных целевых программ нет источников финансирования.

Прямое участие государства в производстве необходимо и неизбежно, особенно в тех сферах экономики, которые не могут быть подняты усилиями российского частного и квазичастного капитала. Речь идет об обновлении производственной инфраструктуры отдельных предприятий легкой и пищевой промышленности, способных выпускать недорогую массовую продукцию, пользующуюся устойчивым спросом, о приборостроении и других производствах, определяющих научно-технический прогресс в машиностроении. Остро необходима реально действующая программа поддержки экспорта продукции обрабатывающей промышленности. Однако на практике, сталкиваясь с нехваткой средств, государство продолжает довольно бессистемно распылять ресурсы.

2.3. Макроэкономическая стабилизация.

Стандартный курс макроэкономической теории объясняет стабилизацию как государственную политику по поддержанию объема производства и занятости на естественном уровне. Правительство должно по возможности нейтрализовать колебания (шоки) совокупного спроса или совокупного предложения, не допускать перегрева экономики или глубокого спада.

Однако рассматриваемые выше определения касаются стран со сложившейся рыночной экономикой. В странах же, переходящих к рынку или восстанавливающих его функционирование после социалистических экспериментов, под макроэкономической стабилизацией понимается прежде всего преодоление кредитно-денежной и налогово-бюджетной диспропорциональности. Самое яркое проявление этой диспропорциональности - высокая инфляция. Во всех без исключения странах, переходящих к рынку - в России и других бывших советских республиках, государствах Восточной Европы, а также Чили, Мексике, Бразилии, Израиле - наблюдается (или наблюдалось) сильнейшее расстройство финансовой системы, обесценение национальной валюты и катастрофическое бегство от нее.

Причина столь схожих процессов - гипертрофия государственного вмешательства в экономику. Действительно, что общего, на первый взгляд между социально-экономической системой СССР И Аргентиной в период 60 х - 70-х гг.? Никто не решился бы назвать аргентинскую или израильскую экономику социалистической. Однако неизбежность экономических последствий раздутого государственного сектора или государственных расходов, намного превышающих доходы казны, везде одна и та же инфляция. “Инфляция - это не стихийное бедствие: она создается правительствами или стоящими за ними политическими силами, и только они могут положить ей конец.” (Корнаи Я. Путь к свободной экономике. М., 1990. С. 68).

Иногда можно встретиться с утверждением, что финансовая и кредитно-денежная система СССР была сбалансированной, а инфляция - это результат начатой в 1992 году реформы. Однако следует вспомнить, что инфляция может проявляться как в открытом, явном росте цен, так и быть подавленной. В последнем случае инфляция проявляется в дефиците, очередях и ухудшении качества товаров. Недобровольные сбережения населения, вызванные тотальным дефицитом на рынке товаров и услуг, способствовали образованию инфляционного денежного навеса. Таким образом, в январе 1992 года, в связи с либерализацией цен, инфляция в России из подавленной формы перешла в открытую.

Роль дефицита государственного бюджета в разбалансированности финансовой системы стран с переходной экономикой настолько велика, что в экономической литературе часто можно встретить термин “финансовая стабилизация”. Тем самым подчеркивается значение сбалансированного государственного бюджета в ходе макроэкономической стабилизации.

Какие же механизмы макроэкономической стабилизации рассматриваются в экономической теории? При всех нюансах и разнообразии теоретических подходов, можно выделить два основных сценария:

ортодоксальный и гетеродоксный.

Ортодоксальный сценарий стабилизации - совокупность макроэкономических мероприятий, включающая ликвидацию (минимизацию) бюджетного дефицита, проведение жесткой кредитно денежной политики и фиксирование номинальной денежной массы или обменного курса валюты в качестве “якоря” для уровня цен. Если эти мероприятия проводятся правительством быстро и жестко, то они называются шоковой терапией. Немного поясним данное понятие.

Во-первых, само слово “шок” подчеркивает необходимость достаточно короткого временного промежутка для успешного осуществления макроэкономической стабилизации. В данном случае речь идет о той теоретической концепции, которая предполагает не постепенную, шаг за шагом в течение многих лет борьбу с инфляцией, а ликвидацию ее за краткосрочный отрезок времени - 1-2 года. Защитники этого подхода объясняют свои теоретические рассуждения следующим важным обстоятельством: борьба с инфляцией, растянувшаяся на много лет, сформирует устойчивые инфляционные ожидания. Следовательно, правительство столкнется с инфляционной инерцией, разрушить которую будет очень сложно.

Во-вторых, ортодоксальный сценарий предполагает устранение или минимизацию дефицита государственного бюджета. Опасен даже не столько сам дефицит, сколько инфляционные методы его финансирования.

В-третьих, жесткие кредитно-денежные меры предполагают осуществление политики “дорогих денег”, контроль за объемом денежного предложения, прекращение раздачи льготных кредитов, ведущих к расширению денежной массы и постоянно подпитывающих инфляцию.

В-четвертых, ортодоксальная программа макроэкономической стабилизации предполагает борьбу с ней при помощи так называемого номинального “якоря”. В экономической теории номинальный “якорь” - это макроэкономический показатель, который фиксируется на определенном уровне при осуществлении стабилизационных программ. В качестве “якоря” могут фиксироваться обменный курс валюты, номинальная денежная масса, номинальная заработная плата.

Рассмотрим мероприятия ортодоксального сценария более подробно.

Все страны, осуществлявшие переход к рынку от плановой экономики, страдали от подавленной инфляции. Это выражалось в существовании денежного навеса, или избыточной денежной массы.

Макроэкономичнская стабилизация предполагает ликвидацию денежного навеса как источника, постоянно подпитывающего инфляцию. Каким путем это осуществить? Экономическая теория, а также практика стабилизационных программ, представляет следующие направления:

1. сокращение номинального предложения денег;

2. либерализация цен;

3. увеличение реального объема производства;

4. снижение скорости обращения денег.

На практике, обчычно, решаются две задачи: проведение денежной реформы или либерализация цен. В период после Первой, а также после Второй мировой войны во многих странах Европы осуществлялась именно денежная реформа как радикальная мера борьбы с гиперинфляцией. Однако проведение денежной реформы наталкивается на весьма сложный вопрос: как определить избыток денежной массы и конфисковать (или заморозить) денежные средства населения и фирм? Особую сложность представляет исчисление объема избыточной денежной массы. Некоторые ученые предлагают рассчитывать эту величину на основе статистических данных за некий базовый, или средний год, и оценки черного рынка, на котором, как предполагается устанавливаются равновесные цены. Неточные оценки в определении денежного навеса при проведении денежной реформы затрагивают проблему социальной справедливости. Неудачный эксперимент с конфискацией 100- и 50-рублевых купюр в СССР (1991 г.) был основан на предположении, что лица, имеющие нетрудовые доходы и уклоняющиеся от налогообложения, держат свои активы именно в купюрах указанного достоинства. В результате на практике пострадали, прежде всего, малообеспеченные слои населения, а мафиозные структуры благополучно избежали конфискации, поскольку хранили свои денежные активы в долларах или недвижимости.

Важно заметить, что даже успешно проведенная денежная реформа подрывает доверие населения к правительству вследствие неизбежного конфискационного ее характера. Кроме того, разовое уничтожение денежного навеса без радикального изменения всей системы ценообразования и реформы в бюджетно-налоговой сфере, не дает гарантии от нового нарастания денежного навеса.

Либерализация цен так же, как и денежная реформа, уничтожает избыточную денежную массу, но уже через повышение общего уровня цен.

При этом рост цен может наглядно продемонстрировать, каков был избыток денежной массы перед “отпуском“ цен. Так, в России в течение недели после либерализации (январь 1992 г.) цены выросли в 3,5 раза. Это с известной степенью точности может свидетельствовать о том, что в декабре 1991 г.

количество денег в обращении превышало равновесный уровень в 3,5 раза.

Оговорку об “известной степени точности” необходимо сделать потому, что рост цен после их либерализации отражал не только объем денежного навеса, но и уже сформировавшиеся инфляционные ожидания производителей товаров и торговых организаций.

Итак, ортодоксальный сценарий предполагает устранение денежного навеса уже в самом начале рыночных преобразований. Но успех ортодоксальной программы можно считать прочным, если вслед за этим шагом и даже одновременно с ним проводится жесткая финансовая политика.

Дефицит государственного бюджета, который покрывается за счет эмиссии, будет постоянно воспроизводить ситуацию избыточного совокупного спроса, раскручивать инфляционную спираль. Если невозможно достичь бездефицитного бюджета, то превышение расходов над доходами должно покрываться за счет неинфляционных источников. Бюджетные дефициты имеют не только страны, переходящие к рынку, но и многие страны рыночной экономики. [19] Таблица 2. Дефицит сводного бюджета Федерального правительства (% ВНП) и инфляции Дефицит бюджета Инфляция Страна 1992 1993 1992 США - 4,6 - 4,1 3,0 3, Япония 2,1 0,9 1,7 1, Германия - 2,8 - 3,6 4,5 4, Италия - 10,2 - 10,3 5,5 5, Франция - 3,8 - 5,7 2,8 2, Великобритания - 6,2 - 8,8 3,7 2, Канада - 6,4 - 5,9 1,5 2, Источник: Информационный бюллетень рабочего центра экономических реформ при Правительстве РФ №31. Январь 1994.

Из таблицы видно, что у многих стран с низким показателем инфляции бюджетный дефицит, тем не менее, весьма значителен и сопоставим с российским.

В России, по разным оценкам, бюджетный дефицит в 1994 г. составил от 9 до 15% ВВП, а инфляция, измеренная по индексу потребительских цен, составляла не менее 200% в год. Причина, среди других факторов, такого роста цен лежит в беспрецедентно широком финансировании предприятий путем предоставления кредитов Центрального банка коммерческим банкам.

Таким образом, кредитная экспансия оказывается не совместимой с задачей макроэкономической стабилизации.

Для достижение бездефицитного бюджета необходимо как сокращение расходной части государственного бюджета, так и повышение его доходной части.

Сокращение расходов - непопулярная мера, проводимая правительством любой страны. Все страны, проводящие макроэкономическую стабилизацию, стоят перед проблемой сокращения тех или иных статей расходов. А эта процедура неизбежно связана и с политическими трудностями, так как может повлиять на симпатии электората, привести к потере голосов избирателей.

Тем не менее, и в Польше, и в Югославии (до начала войны), и в Чили были проведены мероприятия, направленные на прекращение субсидий многим государственным убыточным предприятиям, сокращалась численность занятых в государственном секторе, проводилась приватизация государственных предприятий.

Другой процесс, приводящий к уменьшению бюджетного дефицита повышение эффективности сбора налогов и вообще реформа налоговой системы. Практически все страны, осуществлявшие стабилизацию, сталкивались с эффектом Танзи-Оливера, суть которого состоит в обесценении налоговых поступлений в госбюджет из-за высоких темпов инфляции.

В бывших социалистических странах налоговая система во многом была скрытой, или неявной. Доходы госбюджета обеспечивались прямым контролем государства над ценами, заработной платой и прибылью предприятий. Спонтанная либерализация, например, в рамках бывшего СССР привела к уменьшению государственного контроля над указанными источниками налоговых поступлений.

Каким же образом увеличить налоговые поступления в бюджет?

Важнейшие принципы реформирования налоговой системы в ходе макроэкономической стабилизации должны быть следующими:

1. Нейтральность налоговой системы. Это означает, что должен быть положен конец произвольному освобождению от уплаты налогов отдельных групп производителей или потребителей товаров, услуг или предоставление им налоговых льгот под влиянием тех или иных лоббистских групп. И речь идет именно о произвольном манипулировании налоговыми ставками. При этом не подвергается сомнению необходимость поддержки малоимущих, нетрудоспособных и т.п.

2. Налоговые ставки должны стимулировать производство товаров и услуг, а не загонять производителей в подпольную экономику.

3. Система исчисления и сбора налогов должна быть технически более простой, т.е. понятной для налогоплательщиков и не требующей больших издержек по сбору самих налогов.

4. Налоги должны уплачиваться неукоснительно.

Стабилизация финансовой системы предполагает, наряду с ликвидацией бюджетного дефицита, проведение жесткой кредитно-денежной политики. Другими словами, необходима политика “дорогих денег”.

Ортодоксальная программа макроэкономической стабилизации опирается на взаимосвязи, существующие между предложением денег, процентной ставкой, инвестициями, объемом совокупного спроса и реальным выпуском продукции (Ms r I Y).

Либерализация цен при переходе к рынку неизбежно сопровождается их скачкообразным ростом. Поэтому важно “зажать” денежную массу, что могло бы затормозить инфляцию. Центральный банк, проводящий жесткую кредитно-денежную политику, ограничивает темпы прироста денежной массы, особенно кредитную эмиссию. Эта мера сопровождается повышением процентных ставок, делая кредит менее доступным. Важное место в ортодоксальном сценарии отводится установлению реальных положительных ставок процента. Это означает, что рост номинальных ставок процента должен обгонять темп инфляции. Политика “дорогих денег” вызывает дефляционный эффект: уменьшаются средства на балансах предприятий в реальном выражении, следовательно, сокращается реальный выпуск и, в конечном итоге, снижаются темпы инфляции. Платой за уменьшение уровня инфляции неизбежно становится падение объемов производства, банкротство предприятий, рост безработицы.

Очевидно, такие последствия не могут сделать популярными меры по проведению жесткой кредитно-денежной политики ни в одной стране, проводящей макроэкономическую стабилизацию. Всякие попытки смягчить кредитно-денежную политику обернутся провалом ортодоксального сценария в целом. Поэтому успех стабилизационной программы в огромной мере зависит от твердости намерений реформаторов, их способности противостоять давлению многочисленных лоббистских групп, требующих льготных кредитов, безвозмездного финансирования, списания долгов и т.п.

Обратимся к еще одному способу борьбы с инфляцией в переходной экономике - стабилизация национальной валюты с помощью ценового “якоря” в виде фиксированного номинального валютного курса.

Почему фиксация номинального валютного курса рассматривается как мера, способная сдерживать инфляцию? Этому есть несколько объяснений.

Во-первых, важнейшей задачей при борьбе с инфляцией является преодоление инфляционных ожиданий субъектов хозяйства.

Зафиксированный на определенном уровне валютный курс, исключающий его непредсказуемые колебания, поможет преодолеть неопределенность и инфляционные ожидания как импортеров, так и экспортеров товаров.

Стабилизационная роль валютного курса связана и с практикой заранее объявляемых темпов девальвации национальной денежной единицы.

Стал уже классическим пример Чили, когда на год вперед был объявлен снижающийся коэффициент девальвации - так называемая tablitta (график девальвации на 1978 г.). Хозяйствующие агенты, зная заранее темп девальвации, могут с большей уверенностью планировать свою деятельность.

Во-вторых, само поддержание валютного курса на фиксированном уровне предъявляет жесткие требования к кредитно-денежной и фискальной политике государства. В противном случае у Центрального банка может просто не оказаться необходимого количества резервов валюты для поддержания фиксированного курса, так как сама фиксация предполагает использование валютных интервенций для поддержания обменного курса.

В-третьих, уменьшаются масштабы бегства от национальной валюты, ее конвертацию в другую, более сильную валюту (например, долларизация в России), если обменный курс фиксирован.

Все перечисленные пункты могут действительно способствовать сдерживанию инфляции только в том случае, если правительственная программа экономических реформ пользуется доверием населения страны.

Если домашние хозяйства и бизнес уверены в том, что правительство будет твердо придерживаться декларированных целей (минимизация дефицита госбюджета, отмена субсидий и льгот убыточным предприятиям и т.п.), то сами по себе эти психологические установки способны сдержать инфляционную инерцию и валютный якорь сдержит рост общего уровня цен в стране.

Сложность осуществления макроэкономической стабилизации на основе фиксации номинального курса связана с опасностью завышения или занижения реального обменного курса валюты. Так, например, завышенный реальный курс сдерживает экспорт, делает отечественные товары менее конкурентоспособными. Возникают проблемы с неравновесием платежного баланса и, в конечном итоге, неизбежность очередной девальвации национальной валюты становится очевидной. А последнее означает провал политики фиксированного обменного курса как якоря для сдерживания роста цен.

Завышение реального обменного курса во многих странах, пытавшихся использовать валютный якорь, происходило потому, что фиксация номинального курса не сопровождалась строгими мероприятиями по устранению глубинных причин инфляции и, прежде всего, дефицита государственного бюджета.

В качестве ценового якоря может использоваться и другой макроэкономический показатель - денежная масса. Ограничение темпов прироста денежной массы в рамках ортодоксальной программы стабилизации должно способствовать сжатию совокупного спроса. Либерализация цен, прекращение субсидирования предприятий помогают уменьшить нагрузку на государственный бюджет.

Использование показателя предложения денег в качестве ценового якоря сопряжено, как отмечалось выше, со спадом производства, особенно на первых стадиях реализации программы.

Трудностью проведения макроэкономической стабилизации на основе денежной массы является и сложность (или невозможность) предварительного объявления графика предстоящей эмиссии денег, по аналогии с графиком предстоящих девальваций обменного курса. Во втором случае сам показатель номинального курса валюты имеет четкое определение и легко измерим. В случае же денежного якоря используется целый ряд агрегатов - М1, М2 и другие, которые сложно быстро рассчитать. Да и назначение их не так понятно населению, как соотношение отечественной и зарубежной валюты при определении обменного курса.

Подводя некоторые итоги анализа ортодоксального сценария макроэкономической стабилизации, следует обратить внимание на особенности инфляционной истории в разных странах. Зарубежные исследования опыта стабилизационных программ в Латино-Американских странах выделяют три типа стран:

Страны с низкой инфляцией (Колумбия, Коста-Рика), где ее темпы были низки по латиноамериканским стандартам.

Страны с хронически высокой инфляцией, сохранявшейся в течение длительного периода (Аргентина, Бразилия, Чили, Мексика).

Страны, пережившие всплески гиперинфляции. Это, с одной стороны, страны с предшествующим опытом низкой инфляции (Боливия, Никарагуа) а, с другой, имевшие опыт хронически высокой инфляции (Аргентина, Бразилия, Перу). (Кигуель М., Левиатан. Как остановить инфляцию: опыт Латинской Америки и Израиля;

возможности его использования в Центральной и Восточной Европе).

Это деление помогает понять причины успеха или неудачи ортодоксальной стабилизации: эффективнее она оказалась в странах с хронически низкими темпами инфляции. Более того, даже всплески гиперинфляции легче поддаются лечению ортодоксальным шоком, нежели инфляция с более низкими темпами, но имеющая более продолжительную историю. [19] Гетеродоксный сценарий, или неортодоксальный подход к макроэкономической стабилизации - это жесткая кредитно-денежная и налогово-бюджетная политика в сочетании с регулированием цен и доходов.

В сущности, гетеродоксный подход предполагает и минимизацию дефицита государственного бюджета, и ограничение предложения денег, и фиксацию номинального обменного курса, но дополняется эта типичная ортодоксальная программа контролем над заработной платой и ценами, т.е. использованием зарплатного “якоря” (фиксируется уровень номинальной заработной платы). Можно дать классификацию стабилизационных программ, как ортодоксальных, так и гетеродоксных, на основе выбора того или иного “якоря”, проводившихся в различных странах мира на протяжении последних двадцати пяти лет (см. табл. 3).

Как уже отмечалось, сложность стабилизационных программ связана с той или иной степенью инерционности, которую приобрела инфляция.

Причиной же инерционности является, главным образом, явная или скрытая индексация доходов. Однако практика показывает, что рост индексируемых доходов не поспевает за темпом инфляции и стопроцентная индексация оказывается невозможной.

Таблица 3. Классификация программ стабилизации.

Номинальный “якорь” Ортодоксальные Неортодоксал Латвия (1992 г.), Ли Россия (1994-1995гг.), Перу (1990г.), Болгар Монетарный Казахстан (1994-1995 гг.), гг.), Румыния ( Украина (1994-1995гг.) Словения (1992 г.) Аргентина (1985 г (1986, 1987, 1989 гг.), Аргентина (1978 г.), Чили ( Валютный (1991 г.), Эстон г.), Уругвай (1978 г.) Израиль(1985 г.), Мек Перу(1985 г.), Польша Источник: Вопросы экономики, № 12, 1995 г. С. 27.

Индексация может быть более или менее опасной в инфляционном отношении в связи с различной продолжительностью запаздывания в системе автоматической корректировки доходов. Чем больше межиндексационные интервалы (например, один раз в полгода), тем меньше опасность ускорения инфляции. И, наоборот, чем короче межиндексационные интервалы (1- месяца), тем сильнее будет раскручиваться инфляционная спираль “зарплата цены”. Средний уровень реальной заработной платы будет снижаться даже в условиях официально объявленной стопроцентной индексации именно из-за ускоряющихся темпов инфляции. При этом в выигрыше оказываются, как правило, работники приоритетных (с точки зрения государства) отраслей.

Темп роста оплаты труда в этих отраслях за счет льготной индексации оказывается выше, чем в среднем по стране. Пострадавшими же окажутся те группы, во имя которых провозглашаются популистские программы индексации доходов: пенсионеры, студенты и т.п.

Важным условием успешной реализации гетеродоксного сценария является социальный договор между правительством, трудом и капиталом в области контроля над ценами и заработной платой. А прочность этого договора, в свою очередь, зависит от доверия основных социальных групп к правительственной политике макроэкономической стабилизации.

В качестве примера сравнительно успешных программ, сочетающих ортодоксальный и неортодоксальный подходы, можно привести Аргентину и Мексику (середина 80-х - начало 90-х гг.). Так, в Аргентине были запрещены любые оговорки об индексации заработной платы в финансовых и иных контрактах. Жесткий контроль президента над профсоюзами позволил добиться согласия рабочих лидеров по поводу воздержания требований роста заработной платы. Одновременно удалось достичь неформальной договоренности с руководством крупнейших корпораций о добровольном сдерживании роста цен на жизненно важные товары. В Мексике политика доходов осуществлялась в рамках “Пакта экономической солидарности”, предусматривавшего согласованное регулирование цен, зарплаты и валютного курса.

Деиндексация заработной платы использовалась и в стабилизационных программах Польши (частичная и запаздывающая индексация);

в Чили в период 1973-1975 гг. Также применялась запаздывающая и неполная индексация. “План Крузодо” в Бразилии (1986 г.) основывался на замораживании цен, заработной платы и обменного курса.

Каковы же практические результаты стабилизационных программ, использовавших замораживание заработной платы и цен?

На первых порах результаты выглядели сенсационными: инфляция в Аргентине и Бразилии была доведена до нуля, прекратилась ценовая лихорадка, выросли реальные доходы. Однако успех оказался непрочным, и многие нарастающие диспропорции стали напоминать о себе все явственнее.

Ценовой контроль стал тормозить производство товаров. Это заставило правительство Бразилии и Аргентины скорректировать цены, валютный курс, что означало подрыв всей системы контроля над ценами и доходами. Рост инфляции начался вновь, и темпы ее достигли 343% в Аргентине и 682% в Бразилии (МЭиМО. 1994. № 3. С.89).

Анализ неортодоксальных программ макроэкономической стабилизации позволяет сделать следующие выводы: во-первых, эти программы бывают успешными лишь на начальных этапах долгосрочных программ стабилизации;

во-вторых, для неортодоксального сценария характерна легкость, с которой на первых порах удается сбить инфляцию, в третьих, сравнительно невелики первоначальные издержки борьбы с инфляцией.

Все это важно для понимания сложности последующих этапов стабилизации. Ведь впоследствии, когда наступает стадия формирования гибкого внутреннего рынка и отмена контроля над ценами и заработной платой, неортодоксальная программа превращается в ортодоксальную, и политики сталкиваются с теми проблемами, которые были первоначально отодвинуты на второй план: выбор пользующегося доверием номинального “якоря”, проблемы завышения или занижения реального обменного курса, нарушение равновесного баланса по текущим операциям.

Важно отметить, что одного-единственного теоретического сценария стабилизации, подходящего на практике всем странам не существует. И это вполне очевидно, так как различные страны не похожи друг на друга, по крайней мере, в нижеперечисленных аспектах:

продолжительность и степень инфляционной инерции;

наличие развитой рыночной инфраструктуры;

степень доверия к правительству;

готовность различных социальных групп нести бремя издержек борьбы с инфляцией.

В России правительство в 1992 году обратилось к ортодоксальному варианту макроэкономической стабилизации, что объясняется следующими важными обстоятельствами:

развал потребительского рынка, тотальный дефицит товаров и услуг;

образование значительного денежного навеса;

дезорганизация финансовой сферы, высокий дефицит госбюджета, покрывавшийся денежной эмиссией.

При этом, даже на чисто теоретическом уровне, было ясно, что достичь макроэкономической стабилизации за несколько лет не удастся. Во первых, для быстрого и успешного проведения макроэкономической стабилизации требуются некоторые условия, которых в России к тому времени не было (современная банковская система, сложившийся фондовый рынок и рынок труда, рыночное поведение хозяйствующих субъектов и т.д.).

Во-вторых, ни в одной из восточноевропейских или латиноамериканских стран не было такого огромного военно-промышленного комплекса, радикальная перестройка которого невозможна за полгода или год в условиях стандартных ортодоксальных мероприятий. В-третьих, ни в одной из упомянутых стран не существует проблемы “Севера”, т.е. государственного финансирования промышленности и социальной сферы северных российских территорий. В-четвертых, последовательность правительства в проведении реформ и степень доверия к властям оставляли желать много лучшего.

Каковы же те критерии, согласно которым стабилизацию экономики можно считать успешно завершенной? В самом общем виде ответ на этот вопрос может быть следующим: когда достигнуты условия для возобновления устойчивого экономического роста.

В качестве “образцовых” стран, где не существует проблемы макроэкономической разбалансированности, могут послужить критерии так называемого маастрихтского стандарта. Имеются в виду такие макроэкономические показатели, которые позволят европейским странам в 1999 году реализовать Маастрихтское соглашение о единой евровалюте.

(Основы теории переходной экономики (вводный курс). Киров. 1996. С. 131).

Таблица 4. Маастрихтские критерии основных экономических индикаторов См. стр Источник: ИК “Альянс-Менатеп”. “Сегодня”. 1996. 14 мая.

Как видно из таблицы, Маастрихтские критерии очень жесткие и даже не все западноевропейские страны соответствуют им по всем перечисленным параметрам. В мировой практике стабилизационных программ считается, что годовой уровень инфляции в пределах 20-40% позволяет говорить об успешном их выполнении. На начало 1996 года государственный долг России (внутренний и внешний) составлял 168 млрд.

долл., или 34% ВВП, что намного меньше маастрихтского критерия 60%. Для сравнения - общий государственный долг Италии составляет 125% ВВП.

Однако у России существуют проблемы с обслуживанием своего внешнего долга, во многом унаследованном от СССР. В Италии государственный долг состоит по преимуществу из государственных ценных бумаг, а в России правительство испытывает трудности с размещением своих облигаций, несмотря на их фантастическую, по западным меркам, доходность (около 120% годовых на середину 1996 г.).

Другой параметр - реальные процентные ставки - весьма далек от требований Маастрихта. Ни в одной западной стране доходность по государственным ценным бумагам не составляет таких астрономических цифр, как в России, к тому же вообще весьма проблематичным кажется выпуск российских государственных облигаций с десятилетним сроком погашения.

По бюджетному дефициту российский показатель выглядит вполне удовлетворительным, если верить официальным данным: в 1995 году он составлял около 4,8% ВВП (в среднем этот показатель по странам-членам ЕС составляет 4,7% ВВП).

Обменный курс рубля, после введения в середине 1995 года “валютного коридора” и объявления новой курсовой политики ЦБ России в мае 1996 года (скользящая девальвация) вполне может соответствовать рамкам 15% колебаний.

И, наконец, по темпам инфляции России, очевидно, не скоро удастся достичь 4,5% в год. Ведь даже поставленная правительством задача добиться ежемесячного уровня инфляции в среднем 1-1,5% выполнима только при строгом соблюдении жесткой кредитно-денежной и фискальной политики.

(Основы теории переходной экономики (вводный курс). Киров, 1996. С. 187).

Посмотрим, как же проходили реформы в России с 1992 года и к каким результатам пришла экономика нашей страны к 1997 году.

3. Реформирование экономики России: итоги 1992-1997 гг.

Вслед за стремительной дезинтеграцией макроэкономической системы в 1991 г. и распадом СССР Правительство России приступило в начале 1992 г. к осуществлению масштабной программы макроэкономической стабилизации. Основным элементом в комплексе реформ стала широкая либерализация цен.

2 января 1992 г. было “отпущено” 80% оптовых и 90% розничных цен, а 7 марта последовала либерализация почти всех остальных цен.

Инфляция, последовавшая за либерализацией цен, превзошла все прогнозы. За первые два месяца 1992 г. был отмечен почти девятикратный рост оптовых цен, а розничные цены выросли за первые три месяца в 5 раз, что практически уничтожило избыточную денежную массу. Тем не менее быстрый рост цен не прекратился.

Таблица 5. Индекс потребительских цен (количество раз по отношению к предыдущему году).

Стр Источник: Экономист, 1996 г., N 7.

Рост реальных доходов населения, происходивший в Советском Союзе в течение всего послевоенного периода, к началу 80-х годов фактически остановился, а в 1992 году произошло его обвальное снижение.

Разрыв в уровне оплаты труда и реальных доходов населения России и развитых стран Запада остается значительным.

Кроме того, произошла глубокая дифференциация размеров среднедушевых доходов. Разрыв в доходах между 10% самых богатых и 10% самых бедных слоев населения возрос с 4,5 раза в 1991 году до 13,5 раза в декабре 1995 года.

Рост цен в сочетании с сокращением реальной заработной платы вызвал снижение спроса на многие потребительские товары. Сокращение спроса также ощутимо отразилось на оборонной промышленности и на инвестиционной деятельности.

Стремление населения и предприятий сократить свои реальные денежные балансы вполне понятно в условиях высокой инфляции. Но сокращение реальной денежной массы неизбежно сопровождается примерно таким же сокращением кредитных ресурсов для финансирования оборотного капитала. Многие предприятия оказались в стесненных обстоятельствах и пытались укрепить свое финансовое положение за счет повышения цен. Для многих предприятий такой подход представляется оправданным ввиду отсутствия конкуренции, однако в конечном итоге это лишь способствовало дальнейшей инфляции.

Не вызывает сомнения тот факт, что спад производства в большей мере был вызван сокращением капиталовложений и затрат в военной промышленности, а не снижением уровня потребления.

Таблица 6. Объем промышленной продукции (в % предыдущему году).

1992г. 82% В 1995 году объем промышленной продукции 1993 г. 85,9% составил 62% от уровня года.

1994 г. 79,1% 1995 г. 96,7% Источник: Экономист, 1996 г., N 7.

Несмотря на резкое сокращение производства, занятость сократилась незначительно и экономический спад выразился прежде всего в более низкой производительности труда и сокращении реальной заработной платы, а не в увеличении безработицы. Кроме того, длительное время сохранялась система субсидирования из государственного бюджета убыточных предприятий, что поддерживало инфляцию, но не позволяло резко увеличить уровень безработицы.

В настоящее время многие российские экономисты предпринимают попытки проанализировать реформы периода 1992-1996 гг. и особенно оценить результаты макроэкономической стабилизации в 1995, 1996 гг, а также уже имеющиеся итоги 1997 года.

В ходе реформ российская экономика претерпела кардинальные изменения двух типов:

- системные, то есть связанные с возникновением и становлением рыночных институтов экономической деятельности;

- вещественно-структурные, нашедшие отражение в почти двукратном падении валового продукта, резком сокращении доли обрабатывающих отраслей в структуре промышленного производства и росте доле услуг в ВВП.

Таблица 7.

1990 1991 1992 1993 1994 Промышленность, всего (в %) 100 100 100 100 100 в том числе:

Добывающая 15,5 15,8 17,0 17,2 23,3 23, Обрабатывающая 84,5 84,2 83,0 82,8 76,7 76, Источник: Вопросы экономики, 1996 г., N 3.

Реформы, следовательно, привели к прогрессу с точки зрения системной трансформации при одновременном глубоком экономическом кризисе. Такое сочетание абсолютно естественно, если учитывать дезорганизацию экономической системы в переходный период. Однако глубина и главное длительность кризиса не могут не внушать серьезную тревогу.

Кризис поразил конечное производство, сворачивающееся из-за отсутствия платежеспособного спроса и усиления иностранной конкуренции, и по технологической цепочке распространился на всю остальную промышленность, включая топливно-сырьевые отрасли и первичную переработку. Это значит, что в процессе трансформационного спада в России (в отличие от хода циклического кризиса в рыночной экономике) сокращение производства происходило вследствие не только неконкурентоспособности и неэффективности, но и “негативной адаптации” всей промышленности к неблагоприятным экономическим условиям. Наиболее устойчивыми оказались те отрасли, которые выпускали сравнительно простую и однородную продукцию, низкоэластичную к спросу, не испытывающую иностранной конкуренции и, напротив, имеющие внешние рынки сбыта.

Поэтому вместо повышения эффективности, технологической оснащенности и конкурентоспособности, которые в рыночной экономике происходят на основе механизмов, возникающих в период кризиса, в России наблюдается деградация промышленной структуры.

В результате сокращения производства и “утяжеления” вещественного состава промышленности в 1992-1995 гг. “негативная адаптация” в основном завершилась, и промышленность пришла в состояние определенного равновесия (соответствия) с другими частями экономической системы. Сравнительная устойчивость современных объемов и структуры промышленного производства находит свое проявление в заметном замедлении спада, слабой отрицательной реакции производства на введение валютного “коридора”.

Однако сохранение чрезвычайно низкого уровня деловой активности, при котором перспективы роста имеет только небольшая группа отраслей, связанных с внешним рынком, свидетельствует о том, что ни стихийная реструктуризация производства в ходе нынешнего трансформационного спада, ни системные реформы 1992-1996 гг. не создали существенных внутренних механизмов роста. Между тем кризис такой силы и продолжительности, который переживает сегодня Россия, в рыночной экономике породил бы внутренние импульсы к подъему и, вероятно, сменился бы весьма бурным оживлением экономики. Это свидетельствует о том, что российская экономика как институциональная система еще довольно далека от рыночной системы, или, что то же самое, свидетельствует о высокой степени незавершенности и неполноты реформ.

В последние годы для России характерен определенный разрыв между институциональными реформами и текущей экономической политикой. В 1994-1996 гг. не произошло существенных институциональных сдвигов, и государство почти полностью сосредоточилось на текущем регулировании, хотя и здесь наблюдается своего рода “застой”: кроме введения валютного “коридора”, выпуска ГКО и малоудачной денежной приватизации, трудно назвать какую-нибудь значимую экономическую инициативу правительства.1997 год (его первые девять месяцев) тоже не принес никаких серьезных изменений. Есть опасность, что и впредь экономическая политика будет преобладать над собственно реформами, потому что такой подход проще и не требует специальных политических усилий.

Кроме того, текущее регулирование в тех формах и теми методами, которые присущи современной практике российского правительства, соответствует вполне определенному, а именно нынешнему состоянию институциональной системы. Оно может привести к улучшению некоторых показателей или решить частные проблемы, но не может вывести страну из депрессии. Текущую экономическую политику. особенно антиинфляционную, проводимую на принципах неоклассической рыночной теории, не следует противопоставлять институциональному подходу, она должна быть составной частью более широких системных преобразований.

В частности, близка, по-видимому, к исчерпанию политика финансовой стабилизации, осуществляемая методами монетарного регулирования. Если в западной рыночной системе “сдавливание” денежной массы действительно ведет к падению спроса и замедлению инфляции, то в России именно институциональные факторы мешают достижению подобного эффекта. Например, проблема неплатежей, которую государство не может решить уже четыре года, наглядно иллюстрирует влияние институциональной сферы на результаты политики правительства:

фактическое отсутствие процедуры банкротств в российской экономике разрывает цепочку экономических процессов.

Политика финансовой стабилизации на раннем этапе реформ вполне оправданно занимала центральное место в экономической политике правительства. Безусловно, значение антиинфляционного регулирования сохранится и впредь. Однако эффективность чисто монетарного регулирования снижается по мере нормализации денежно-кредитной и бюджетной систем, в то время как использование немонетарных факторов остается довольно значительным, поскольку они носят более долгосрочный характер.

В мировой практике “фоновая” инфляция, порождаемая немонетарными факторами долгосрочного действия, обычно преодолевается путем проведения гетеродоксальной стабилизации, например, заключением общенационального экономического пакта, предусматривающего добровольное ограничение роста доходов и цен всеми группами участников экономических отношений. Но для посткоммунистических стран такая возможность маловероятна: предпринимавшиеся ранее попытки (в Венгрии, Болгарии, а в России - ныне забытый Договор об общественном согласии 1994 г.) оказались неудачными, так как крупные социально-экономические группы еще не представлены на национальном уровне устойчивыми политическими организациями, которые могли бы договориться друг с другом. Поэтому заслуживает внимания опыт экономического развития в условиях устойчивой инфляции в Латинской Америке, например, практика индексирования всех денежных показателей (Бразилия), которая обеспечила “привыкание” экономики к инфляции и ослабила негативное воздействие хронического роста цен на деловую активность.

В соотношении направлений экономического роста, антиинфляционного регулирования и институциональных реформ в нашей стране обычно на первое место ставят борьбу с инфляцией, молчаливо подразумевая, что успех в этой области автоматически обусловит направление свободных денежных средств в производственные инвестиции.

Но при современном состоянии институциональной системы трудно рассчитывать на такой эффект: деньги, скорее, уйдут за границу, чем будут вложены в производство. Это - естественное следствие того, что процесс трансформации собственности еще далек от завершения: потенциальные инвесторы ожидают надежного закрепления предприятий за новыми владельцами, а последние зачастую сами не заинтересованы в получении средств извне, опасаясь утраты контроля над предприятиями. Кроме того, притоку производственных инвестиций мешают неразвитость банковской системы и фондового рынка (особенно это подрывает возможности для капитализации сбережений населения), убыточность большинства предприятий, политические и другие риски.

Таблица 8. Динамика капиталовложений и хозяйственного развития в 1992 1995 гг. (в %).

1992 1993 1994 Динамика капитальных вложений за счет всех - 40 - 12 - 26 - 17* источников финансирования всего Динамика ВВП - 19- 12- 15- Динамика промышленного - 18- 14- 21 - производства * Данные за январь-сентябрь Источник: Информационно-аналитические материалы НИИ ЦБ РФ, вып. 5.

Поэтому при всей важности антиинфляционного регулирования оно должно уступить приоритет политике роста. Специальные финансовые мероприятия, проводимые в последнее время с целью покрытия бюджетного дефицита (например, выпуск ГКО и форсирование денежной приватизации для пополнения доходов государства), то есть в конечном итоге с целью антиинфляционного регулирования, необходимо привести в соответствие с интересами политики роста.

В реализации курса на реформирование экономики России правительство опиралось не только на кредитно-денежную политику, хотя и отдавало ей приоритет. Большое внимание правительство уделяло бюджетно-налоговой политике. Правительству приходилось решать здесь две трудные проблемы. С одной стороны, необходимо было проводить сдерживающую бюджетно-налоговую политику, чтобы не допустить скатывания к гиперинфляции. С другой стороны, излишне жесткий характер этой политики мог бы привести к углублению спада в экономике России.

Все годы реформы правительство сводило госбюджет со значительным дефицитом. Так, дефицит бюджета, в % к ВВП составлял:

Таблица 9. Дефицит госбюджета России.

1992 - 19, 1993 - 9, 1994 - 10, 1995 - 4, Источник: Илларионов А. и др. Потерянный год. М., ИЭА. С. 57;

Основы теории переходной экономики (вводный курс). Киров, 1996. С.187.

В 1996-97 гг. правительство решило бороться с дефицитом бюджета, но весьма радикальными способами - сокращая расходы на науку, образование, армию, медицину, не выплачивая заработную плату, и это очень сильно обостряет социальную обстановку в стране. В настоящее время происходит обсуждение проекта бюджета 1998 года. Правительство возлагает на этот бюджет большие надежды и обещает полный контроль за исполнением бюджета, но в этот бюджет 1998 года заложены минимальные расходы на науку, образование, социальные выплаты, а без этого невозможен рост экономики страны в последующие годы.

Дефицит госбюджета за годы экономической реформы был связан прежде всего с сокращением доходной части, где предусматривались три главных источника дохода - налоги, поступления от централизованного экспорта и поступления от продажи иностранной валюты.

Важнейшей статьей доходной части государственного бюджета являются налоговые поступления. С ноября 1991 года, когда был принят закон “Об основах налоговой реформы в Российской Федерации”, налоговая система России стала приобретать характер, более присущий рыночной экономике. Пять основных налогов обеспечивают основную долю налоговых поступлений в бюджет: НДС (налог на добавленную стоимость), налог на прибыль, подоходный налог, акцизы, таможенные пошлины.

Ставка налога на прибыль была установлена в размере 32% (позднее она была повышена до 38%). Ставка налога на добавленную стоимость составила 20%. Подоходный налог с физических лиц носит умеренно прогрессивный характер, так как основная масса налогоплательщиков (с доходами до 5 млн. руб. в год) уплачивали его по ставке 12%, а лица с доходами свыше 10 млн. руб. в год, уплачивали его по возрастающей ставке, доходящей до 30%. В 1996 году по ставке 12% будет облагаться годовой доход в пределах 12 млн. руб., свыше этой суммы вступает в действие прогрессивная шкала налогообложения.

По данным Международного центра социально-экономических исследований “Леонтьевский центр”, Россия отличается, прежде всего, структурой налогов.

Таблица 10. Динамика и структура доходов и расходов федерального бюджета Российской Федерации 1.01.95 1.12.95 1.01. ДОХОДЫ - Всего, трлн. руб. 86,3 206,2 226, в % к ВВП 13,7 14,0 13, РАСХОДЫ - Всего, трлн. руб. 146,4 225,0 275, в % к ВВП 23,2 15,3 16, ДЕФИЦИТ - Всего, трлн. руб 65,3* 38,2* 48,7* в % к ВВП 10,4 2,6 3, ДОХОДЫ (в % к итогу) Налог на прибыль 19,8 18,118, Подоходный налог с физических лиц 0,11,4 1, НДС 27,5 31,8 31, Акцизы 5,2 7,4 7, Доходы от внешнеэкономической 3,0 8,9 8, деятельности РАСХОДЫ (в % к итогу) Государственное управление - 1,8 1, Международная деятельность - 7,7 7, Национальная оборона 19,119,3 17, Правоохранительная деятельность и - 7,7 7, обеспечение безопасности Промышленность, энергетика и - 10,4 9, строительство Сельское хозяйство и рыболовство - 2,6 2, Образование - 3,6 3, Культура и искусство - 0,5 0, Средства массовой информации - 0,6 0, Здравоохранение и физическая культура - 1,5 1, Социальная политика - 1,4 1, * Дефицит рассчитан с учетом средств, поступивших в Банк России, но не перечисленных на корреспондентские счета Минфина России;

выделенных иностранных кредитов странам СНГ и правительствам иностранных государств;

иностранных кредитных ресурсов, выданных предприятиям и организациям;

кредитов на конверсионные и инвестиционные нужды;

бюджетных ссуд.

Источник: Бюллетень банковской статистики № 1 (32), 1996;

№ (42), 1996.

Таблица 11. Налоги в процентах к ВВП.

в том числе Все налоги Подоходны на прибыли Взносы и к Страна и сборы й налог с предприяти соцстрах населения й Россия 33,5 4,0 15,5 8, США 29,0 9,3 4,0 7, Канада 34,2 12,2 4,4 4, Германия 40,5 8,3 4,0 16, Франция 42,7 7,0 4,2 17, Швеция 54,5 18,4 6,0 13, Источник: Материалы Международного центра социально экономических исследований “Леонтьевский центр” и информационно консультативного центра “Макроэкономика”. М., 1996 г.

Как видно из таблицы, в России самые высокие налоги на прибыль предприятий, а это не стимулирует инвестиции. Сложившаяся структура доходной части госбюджета во многом несет на себе отпечаток прежней социалистической фискальной системы. Главной задачей государства было перераспределение изъятой прибыли предприятий для пополнения доходов госбюджета.

Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что налоговая система в России переживает тяжелейший кризис и оказалась во многом не способной выполнять свои главные функции.

Очевидно, что недобор налогов и в 1994, и в 1995, и в 1996 годах явился следствием нескольких факторов.

Во-первых, вследствие падения промышленного производства, которое оказалось более серьезным, чем предполагалось, произошло сокращение реальной прибыли предприятий по сравнению с прогнозировавшейся.

Во-вторых, обострение кризиса взаимных неплатежей повлекло за собой растущую неуплату налогов предприятиями.

В-третьих, отказ правительства от выполнения своих обязательств (задержки с выплатой зарплаты) спровоцировал в качестве ответной меры неуплату налогов.

В-четвертых, предприятия в массовом порядке начали уклоняться от уплаты налогов, считая их чрезмерно высокими.

В-пятых, правительство раздавало в неприемлемых масштабах льготы и освобождения от налогов предприятиям, что привело осенью года к бюджетному кризису.

Пытаясь предотвратить дальнейшее сокращение налоговых поступлений, правительство стремится укрепить и расширить аппарат налоговой инспекции;

создана налоговая полиция, взят явный курс на ужесточение налогового законодательства.

В целом можно сделать вывод о чрезмерном уровне налогообложения российских предприятий. Интересы борьбы с инфляцией получили приоритет по сравнению с задачей преодоления спада промышленного производства и предотвращения массовой безработицы. По расчетам аналитической группы экспертов компании “Гермес-Союз” реально у предприятий, независимо от формы собственности и видов деятельности изымается в виде налогов в прямой и скрытой форме от 75 до 90% прибыли, а по многим видам деятельности все 100%. (Основы теории переходной экономики (вводный курс). Киров. 1996. С. 218).

Ученые Института экономики РАН предложили сценарий проведения экономических реформ на период до 2005 года:

Первый этап (ориентировочно 1996-1997 гг.) - этап структурного маневра в реальном секторе экономики и в системе управления.

1. Решение проблемы дефицита оборотного капитала, ликвидация платежного кризиса. Эти вопросы пока что рассматриваются правительством как второстепенные по отношению к ограничению инфляции и уменьшению бюджетного дефицита. Между тем именно дефицит оборотного капитала и платежный кризис являются одними из основных причин спада производства, резкого ухудшения качества трудового потенциала предприятий, роста безработицы, сохранения задолженности по заработной плате.

Способ решения - регулируемая остановка роста (и даже понижение) цен на первичные природные ресурсы за счет существенного снижения ставок НДС и ликвидации акцизов в соответствующих отраслях;

погашение задолженности федерального бюджета перед народным хозяйством, включая долги по заработной плате. Результат - частичное восстановление оборотного капитала, сокращение вынужденных инвестиций в оборотный капитал и соответственно увеличение собственных средств предприятий, инвестируемых в основной капитал. Это повлечет за собой оживление текущего производства, стабилизации. уровня безработицы, прекращение падения уровня жизни населения. Негативным следствием может стать временное обострение дефицита бюджета (за счет сокращения ставок НДС и ликвидации акцизов в отраслях, добывающих природные ресурсы). Однако такое обострение будет не слишком сильным, так как в результате оживления производства следует ожидать расширения выпуска отечественной продукции. а значит, и увеличения базы налогообложения.

В связи с ограничением роста цен на первичные природные ресурсы устраняется основа инфляции издержек. В результате финансовая стабилизация становится реальностью, но не столько в силу сжатия денежной массы, сколько по причине нормализации структуры цен.

2. Реструктуризация задолженности реального сектора экономики по платежам в федеральный бюджет. Ее целесообразно провести по двум направлениям: амнистировать задолженность по пене и штрафам, накопившуюся в связи с неплатежами в бюджет (она составляет более трлн. рублей);

осуществить отсрочку на 2-3 года по выплате долга посредством его оформления в виде налогового кредита с низкой ставкой процента (вероятно, в размере 10% годовых).

3. Ограничение возможностей банковской системы в части проведения спекулятивных операций, стимулирование банковского кредитования производства. Эта мера крайне необходима для восстановления нормального денежного обращения в реальном секторе экономики.

Стимулировать банковское кредитование реального сектора экономики можно посредством дифференцированной системы налогообложения, предусматривающей высокие ставки по спекулятивным операциям и низкие по кредитованию производства.

4. Постепенное (на первом этапе незначительное) усиление роли бюджета в формировании инвестиционного спроса. Эта акция крайне необходима, так как в ближайшее время нельзя рассчитывать ни на крупные иностранные инвестиции, ни на серьезные сдвиги в банковской политике (банки в лучшем случае начнут более активно кредитовать текущее производство, поскольку оно не требует долгосрочных кредитов).

Итак, важной составляющей первого этапа долгосрочной стратегии является преодоление глубоких диспропорций между структурой цен и натурально-вещественным (включая технологический) аспектом производства. Если данная операция будет начата в 1996 году, то за 1996 1997 гг. объем производства в реальном секторе экономики может возрасти примерно на 8-12% за счет повышения степени использования имеющихся производственных мощностей и наличного персонала предприятия. В 1996 1997 гг. вполне реально некоторое увеличение инвестирования собственных средств предприятий в основной капитал.

Принципиально важное значение на первом этапе приобретает вопрос об изменении вектора интеграции российской экономики в мировой рынок.

Если в течение 1992-1995 гг. этот процесс шел достаточно активно за счет перераспределения ресурсов и доходов в пользу экспортных производств и повышения зависимости российского рынка от импорта товаров народного потребления, то в 1996-1997 гг. в связи с ожидаемым оживлением внутреннего производства, а значит, увеличением спроса отечественных производителей на первичные и промежуточные ресурсы объем экспорта должен сократиться. Соответственно следует предусмотреть меры в области таможенной политики, ограничивающие экспортную экспансию российских производителей.

Важным приоритетом текущего и долгосрочного экономического развития страны является предотвращение угрозы утраты Россией ее научно технического потенциала. Для этого требуется, во-первых, уже в 1996- гг. восстановить дореформенную долю расходов бюджетов всех уровней на фундаментальную и отраслевую науку, высшее и среднее образование, на поддержку конструкторских и проектных организаций (что не было сделано).

Во-вторых, нужна активная инновационная и промышленная политика, направленная на распространение в отраслях массового производства сначала ресурсосберегающих, а затем постиндустриальных технологий.

Стратегическим просчетом научно-технического развития нашей страны был низкий темп распространения базисных нововведений ресурсосберегающего технологического уклада. Это привело к тупиковой ситуации, когда экономический рост требовал все больших и больших инвестиций в капиталоемкие отрасли по добыче первичного сырья и энергоносителей.

Если осуществлять подъем на основе ресурсоемких технологий, то мы вновь попадем в замкнутый круг: рост производства в обрабатывающих отраслях требует перераспределения в их пользу инвестиций, которые нужны для увеличения производства сырья и энергоносителей. Опыт Японии, США, Германии и других стран свидетельствует: прежде чем переходить к массовым инвестициям в наукоемкие и высокие технологии постиндустриального типа, надо завершить распространение в отраслях массового производства базисных нововведений ресурсосберегающего технологического уклада. Только ослабив зависимость производства от чрезмерных затрат ресурсов, можно высвободить финансовые, материальные и трудовые ресурсы для социально-экономического развития на новой технологической основе.

Спад производства в машиностроении и в строительстве настолько глубок, что можно в течение 2-3 лет удовлетворять увеличивающийся инвестиционный спрос только за счет повышения коэффициента использования производственных мощностей.

В машиностроении России большинство предприятий в дореформенной период работало на нужды ВПК. Изменить ситуацию - задача долгосрочного плана, но уже в 1996-1997 гг. многие машиностроительные заводы целесообразно вывести из состава Госкомоборонпрома РФ и передать их в гражданские отрасли или в состав контролируемых государством финансово-промышленных групп.

Другой важной особенностью долгосрочной стратегии, рассчитанной на возрождение национального производства, должно стать замедление темпов приватизации госсобственности и особенно объектов естественной монополии и крупных предприятий, имеющих народнохозяйственное значение. Хотя при таком замедлении федеральный бюджет лишится части поступлений от распродажи госпакета акций, экономика и общество в целом выиграют, поскольку, во-первых, заметно снизится социальная напряженность и улучшится криминогенная ситуация в стране (передел собственности - одна из главных причин роста преступлений). Во-вторых, прекратится передача российских индустриальных гигантов в руки иностранного капитала, который в ряде случаев подключает их к собственным технологическим цепочкам и тем самым разрушает российских экономический комплекс. В-третьих, сохранится государственный сектор, который в состоянии взять на себя основной груз задач по реидустриализации российской экономики.

Следует предполагать, что замедление темпов приватизации будет характерно не только для ближайших двух лет, но и для всей долгосрочной перспективы до 2005 года.

Второй этап (ориентировочно 1998-2003 гг.) - этап активного развития отечественного производства, завершения процесса восстановления разрушенной кризисом экономики.

Ключевыми приоритетами национально-государственных интересов России при ориентации на возрождение и активизацию национального производства на втором этапе являются строительство дорог и подъездных путей, создание синхронизированной товаропроводящей сети, модернизация средств транспорта и связи.

Предпосылками экономического роста в вещественном аспекте являются гигантские по своим масштабам мощности отечественного машиностроения и строительства, которые (несмотря на свою недостаточную эффективность, высокую степень изношенности и сохраняющуюся ориентированность на военное производство) в состоянии в значительной мере удовлетворять инвестиционный спрос отечественных производителей, деятельность которых отвечает национально-государственным интересам России. Учитывая, что машиностроение и строительство на Западе более конкурентоспособны, нежели отечественные, потребуются протекционистские меры по переключению инвестиционного спроса на российскую инвестиционную продукцию, защите экономики от внешних конкурентов.

Третий этап (ориентировочно 2004-2005 гг. и далее) - этап активного вхождения России в мировой рынок, широкомасштабного освоения технологий постиндустриального типа и одновременно создание внутреннего рынка, в рамках которого преобладают среднемировые параметры эффективности. Особенность данного этапа - постепенное свертывание протекционистской политики, замена ее политикой свободного, взаимовыгодного функционирования в рамках мирового экономического сообщества.

Следует ожидать, что вхождение в мировой рынок окажется достаточно трудным. Открытая конкуренция российских и иностранных производителей может привести к частичному свертыванию отечественного производства. По этой причине возможны некоторый временный спад в производстве и увеличение структурной безработицы.

В то же время другие предприятия, сумевшие адаптироваться к условиям внешней конкуренции, не только сохранят свои позиции, но и, возможно, сумеют завоевать ряд внешних рынков. Рост этих производств позволит преодолеть временный спад в российской экономике и поддержать занятость на социально приемлемом уровне. Начнется период создания новых транснациональных корпораций с участием российского капитала на равноправных условиях. На передний план в политике занятости выдвинется задача повышения качественных параметров рабочей силы.

Следует подчеркнуть, что переход в 2004-2205 гг. к новому курсу возможен и целесообразен только в том случае, если Россия сможет успешно пройти второй этап описываемой стратегии. Если этого не произойдет, то переход к новому курсу следует отложить на более поздний срок, что по всей видимости и произойдет, поскольку за период 1996-97 гг. не был завершен первый этап, а следовательно, задерживается выполнение второго этапа.

В свою очередь Правительство РФ опубликовало свою концепцию среднесрочной программы на 1997-2000 годы («Вопросы экономики», №1, 1997 г.). В ней намечаются основные цели социально-экономической политики, цели и задачи структурной перестройки экономики страны. В частности, намечается достичь «к концу столетия устойчивого экономического роста не ниже 5% в год», осуществить «институциональные преобразования, необходимые для эффективного функционирования рыночной экономики», обеспечить «прогрессивные структурные сдвиги в производстве и экспорте». Для достижения этих целей правительство предполагает решить следующие основные задачи:

1. Обеспечить макроэкономические условия для структурной перестройки и экономического роста: темпы инфляции не выше 5 8% в год, дефицит бюджета в конце периода - 2% ВВП.

2. Провести реформу предприятий с целью существенного повышения уровня управления ими в рыночных условиях.

3. Провести реформу социальной сферы.

4. Осуществить налоговую реформу, предусмотрев упрощение налоговой системы, повышение собираемости налогов при снижении налогового бремени для предприятий.

5. Обеспечить формирование конкурентоспособного финансового сектора.

6. Решить проблему неплатежей на неинфляционной основе.

7. Обеспечить уровень накопления в экономике до 28-30% ВВП и создать условия для трансформации сбережений в инвестиции.

Повысить долю инвестиций в основной капитал до 20-23% ВВП.

8. Обеспечить защиту интересов отечественных производителей и стимулировать повышение их конкурентоспособности.

9. Добиться прекращения долларизации экономики, обеспечить укрепление национальной валюты и выгодность сбережений в рублях. Остановить утечку капитала.

10. Обеспечить реализацию системы минимальных социальных стандартов в сфере потребления, образования, здравоохранения и культуры.

11. Осуществить военную реформу. Изменить структуру расходов бюджета на национальную оборону.

12. Решающим для выполнения этих задач правительство РФ определило 1997 год, но как видно по итогам прошедших девяти месяцев существенных перемен в социально-экономическом положении России в направлении реализации данных задач не произошло. Более того, проводимая в настоящее время правительством РФ социально-экономическая политика ставит под сомнение достижение декларируемых целей и задач к концу 2000 года.

Часть 3. Методические рекомендации к проведению занятий со школьниками.

Изучение данного раздела можно разделить на 5 блоков:

институциональное построение портретов плановой и рыночной экономики и определение направлений трансформации;

изучение теоретических подходов и опыта осуществления стабилизационных программ;

сбор статистического материала;

анализ проводимой в России экономической политики за период 1992 1996 гг. и анализ экономической ситуации в 1997 году;

анализ возможных вариантов развития экономической ситуации в стране в 1998 году и на период до 2000 года, изучение предложенных концепций такого развития (в частности, концепции предложенной правительством РФ).

Данная тема является достаточно сложной для восприятия школьников. Поэтому, для улучшения восприятия, в начале изучения данной темы можно провести 1-2 занятия, на которых еще раз обсудить такие категории как экономический порядок, институциональное построение рыночной и плановой экономики. Школьники должны увидеть, насколько сильно отличаются различные типы экономических систем и проблемы трансформации экономической системы.

На таком занятии можно предложить школьникам составить институциональные портреты каждой экономической системы (имеется ввиду плановой и рыночной) и определить направления трансформации институтов:

- какие институты есть и при плановой, и при рыночной экономике и выполняют ли они одни и те же функции;

- какие институты плановой экономики исчезают при переходе к рынку и какие в связи с этим возникают (или могут возникнуть проблемы);

- какие новые институты должны возникнуть при подобной трансформации и как должно происходить их становление (будет ли оно происходить спонтанно или этим будет заниматься государство и т.д.);

- какие институты модифицируются при таком переходе.

Также можно попытаться оценить сколько времени может понадобиться на подобную институциональную трансформацию.

В последнее время все чаще и чаще у граждан нашей страны возникают вопросы: «Где же то процветание, о котором говорят правительство и президент страны? Почему не выплачиваются зарплата и пенсии? Почему происходит сокращение социальных программ?» и т.д., и т.д. И естественно. Что за ответами на подобные вопросы многие обращаются к экономистам. И перед учителем стоит задача: совместно с учениками найти ответы на эти и многие другие вопросы. А для этого необходимо провести экономический анализ процесса трансформации российской экономики.

Данный анализ может начаться с ознакомлением с теоретическими подходами, а также с опытом проведения стабилизационной политики (поскольку начало трансформации российской экономики вызвало резкую разбалансированность в работе всех хозяйственных субъектов и дестабилизацию всей экономической системы).

В предложенном материале основной упор сделан на изучение российской экономики, но когда мы говорим о трансформации экономических систем, следует помнить, что трансформация также происходит в странах Восточной Европы и странах СНГ. Кроме этого, процессы трансформации проходили в странах Латинской Америки, и в этих странах накоплен определенный опыт.

Научно-исследовательским институтом Банка России в 1997 году опубликован аналитический материал «Зарубежный опыт макроэкономической стабилизации (на примере стран СНГ, Центральной и Восточной Европы и Латинской Америки)», в котором анализируется политика макроэкономической стабилизации в странах СНГ и в странах Центральной Восточной Европы (ЦВЕ), а также опыт макроэкономической стабилизации в странах Латинской Америки. Этот материал может быть использован в дополнение к предложенному материалу при проведении занятий (особенно в классах с углубленным экономики).

Нестабильность экономической ситуации в стране может быть вызвана различными причинами (она может возникнуть и в странах, которые не осуществляют трансформацию экономической системы). В странах с развитой рыночной экономикой накоплен определенный опыт проведения политики макроэкономической стабилизации. Но для нашей страны подобная нестабильность усиливается отсутствием развитых институтов рынка и, поэтому те мероприятия, которые приносили хорошие результаты при проведении стабилизационной политики в Западной Европе, могут не принести ожидаемых успехов в нашей стране. Но это совершенно не означает, что мы не должны использовать подобный опыт.

Особенно следует отметить важность умения работы со статистическими материалами. Школьникам можно предложить самостоятельно попробовать найти и собрать данные, характеризующие экономическое развитие России с 1992-1997 гг. (Можно собрать данные и более раннего периода, например, с 1985-1992 гг., но большинство такой информации относится к СССР и поиск данных по Российской экономике может быть для школьников затруднен). Собранные данные могут немного различаться в зависимости от источников, поэтому ребята обязательно должны фиксировать источник получения информации. Потом, на уроке, можно провести сравнение полученных материалов (насколько они совпадают;

отражают экономическую ситуацию в стране;

являются ли достоверными). Подобный сбор данных можно провести не только для России, но и для других стран (например, стран Восточной или Западной Европы, стран СНГ). С целью осуществления сравнительного анализа экономической ситуации.

Из раздела «Государства» ученики знакомы с функциями государства с регулируемой рыночной экономике и методами государственного регулирования экономики. И эти знания помогут школьникам в анализе проводимой экономической политики в нашей стране. Для улучшения усвоения данного материала его изучение можно провести в виде конференции (конечно, после того как учитель проведет предварительные занятия). Ученикам можно предложить провести исследования и сделать доклады по анализу безработицы, инфляции, проведению социальной политики, что представляет из себя жилищная реформа, налоговая реформа, как происходила реформа предприятий и т.д. Задачей учителя является определить темы подобных докладов, составить с учениками примерный план, помочь с литературой.

Глоссарий.

Автаркия - политика хозяйственного обособления страны, создание замкнутой, самообеспечивающейся экономики. Граждане такой страны не могут свободно совершать операции на международном рынке товаров, услуг, капитала и т.п.

Аномия - распад нормативных систем в обществе. Понятие аномии более всего характерно для переходных состояний общества (периоды революций, реформ и т.п.) Асимметричная информация - проявление одного из фиаско рынка;

неравномерное распределение информации между контрагентами обменной сделки.

Баланс движения капитала - структурная часть платежного баланса, которая показывает соотношение стоимости экспорта и импорта капитала в экономике страны за год. Превышение притока (импорта) капитала над оттоком (экспортом) его из страны свидетельствует об активном сальдо баланса;

в противном случае речь идет о пассивном сальдо баланса движения капитала.

Баланс по текущим операциям - структурная часть платежного баланса, которая показывает соотношение стоимости экспортных и импортных товаров и услуг.

Банкротство - финансовая несостоятельность физического или юридического лица;

неспособность платить кредиторам по своим долговым обязательствам.

Безработица открытая - официально признанная безработица в условиях функционирования рынка труда. Официальные безработные зарегистрированы на бирже труда и получают при соблюдении необходимых условий пособие по безработице.

Безработица скрытая - официально не признанная безработица в странах рыночной экономики;

в командно-административной системе и в значительной степени в переходной экономике - искусственно создаваемая занятость в отсутствие или начале формирования рынка труда. Формами проявления служат сокращенный рабочий день, неполная рабочая неделя, вынужденные отпуска, простои в работе различной продолжительности и т.п.

Бюджетно-налоговая политика - государственная политика регулирования экономики в целях достижения экономического роста и полной занятости, проводимая правительством путем целенаправленного воздействия на экономическую конъюнктуру посредством изменения объема государственных расходов и налогообложения.

Бюджетное ограничение - понятие, отражающее ограниченность выбора хозяйственных субъектов размерами его денежного дохода при данном уровне цен на товары и услуги.

Бюджетный дефицит - сумма превышения правительственных расходов над доходами за определенный период (год).

Бюджетный профицит - сумма превышения правительственных доходов над расходами за определенный период (год).

Бюрократия - специфическая форма социальной организации в обществе, существо которой заключается в отрыве центров исполнительной власти от воли и решений большинства членов этой организации.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.