WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«2 ВНУТРЕННИЕ БОЛЕЗНИ ВОЕННО-ПОЛЕВАЯ ТЕРАПИЯ Под редакцией профессора А. Л. Ракова и профессора А. Е. Сосюкина Рекомендовано Минобразования России в качестве учебного пособия для студентов вузов, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Нарушение целостности кишечного барьера (оголения слизистой кишечника и опустоше ние пейеровых бляшек) способствует развитию бактериемии и генерализации инфекции. Кроме того, выделяемые кишечными бактериями токсины увеличивают гибель эпителиоцитов и уско ряют процесс оголения ворсинок.

Помимо гибели клеток покровного эпителия кишечника, важнейшую роль в механизмах развития инфекционных проявлений кишечного синдрома играет поражение гемопоэза, способ ствующее снижению противоинфекционной резистентности организма.

Сосудисто-токсическая форма ОЛБ, развивающаяся после облучения в диапазоне 20- Гр, проявляется в виде тяжелых гемодинамических расстройств, обусловленных парезом и по вышением проницаемости сосудов, и симптомами общей интоксикации, вызванной про никновением во внутреннюю среду организма продуктов радиационного распада тканей, первич ных и вторичных радиотоксинов, эндотоксинов кишечной микрофлоры.

Важную роль в механизмах развития этой формы лучевого поражения играет массивный выброс в кровоток биологически активных веществ (катехоламины, серотонин, гистамин, кишеч ные пептиды) из эндокринных клеток, локализованных, главным образом, в энтерохромаффин ных клетках кишечника;

компонентов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (вазокрин ные пептиды, минералокотикоиды), калликреина, простагландинов и др.

Перечисленные сдвиги приводят к повреждению синаптических образований в структурах головного мозга, нарушению функций основных нейромедиаторных систем (дофамин-, серото нин-, ГАМК, холинэргических), дисбалансу в системе циклических нуклеотидов, что в свою оче редь сопровождается изменениями метаболизма в самих нервных клетках, нарушениями регуля ции биохимических и физиологических процессов в облученном головном мозге, расстройствами микроциркуляции, повышением проницаемости гематоэнцефалического барьера, развитием ост рой гипоксии, отека и набухания головного мозга, нарушениями гемодинамики и дыхания и, в конечном итоге, приводят к гибели организма в течение 4-7 сут после облучения.

Церебральная форма ОЛБ, при которой нарушения структуры и функции ЦНС являются критическими для течения и исхода радиационного поражения организма, развивается у млеко питающих, в том числе и у человека, после облучения в дозах свыше 80 Гр и только в том случае, если воздействию ионизирующих излучений подвергается непосредственно головной мозг. Неко торые проявления церебрального лучевого синдрома (ЦЛС), в частности так называемая «ранняя преходящая недееспособность» (РПН), могут возникать и при облучении в дозах порядка 30- Гр.

Одним из пусковых механизмов развития церебрального лучевого синдрома (прежде всего его наиболее ранней фазы — РПН) является деэнергизация нейронов, обусловленная угнетением процессов окислительного фосфорилирования и продукции макроэргов. Нарушения Функций нервных центров при церебральной форме ОЛБ связаны также с расстройством гемо- и ликворо динамики в головном мозге, повышением проницаемости гематоэнцефалического барьера, оте ком и набуханием нервных клеток. Смерть пострадавших обычно наступает в течение 1—2 сут после облучения от паралича дыхательного центра.

2.2. ОСТРАЯ ЛУЧЕВАЯ БОЛЕЗНЬ ОТ ВНЕШНЕГО ОБЛУЧЕНИЯ Острая лучевая болезнь — заболевание, возникающее при однократном, повторном или длительном (от нескольких часов до 10 сут) внешнем гамма-, гамма-нейтронном и рентгеновском облучении всего тела или большей его части в дозе, превышающей 1 Гр. Она характеризуется пе риодичностью течения и полисиндромностью клинических проявлений, среди которых ведущи ми, в зависимости от дозы облучения, являются симптомы поражения кроветворной и нервной систем, органов желудочно-кишечного тракта.

Особенности клинических проявлений и степень тяжести заболевания определяются, по мимо суммарной дозы облучения, ее мощностью, видом излучения, равномерностью распределе ния дозы в объеме тела и индивидуальными особенностями организма.

2.2.1. Основные синдромы острой лучевой болезни Следствием радиационного поражения органов кроветворения является формирование ге матологического (панцитопенического) синдрома, характеризующегося уменьшением числа клеток в периферической крови вследствие нарушения их продукции. Он занимает важное место в течении заболевания, а при костномозговой форме лучевой болезни определяет ее исход. Изме нения в кроветворных органах наступают непосредственно после воздействия радиации и нахо дятся в прямой зависимости от дозы облучения. Уже при небольших дозах облучения происходит торможение гемопоэза, вследствие чего изменяется клеточный состав периферической крови.

При больших дозах облучения (6-10 Гр) наступает ранняя тотальная аплазия органов кроветворе ния, выявляются характерные биохимические и гистохимические изменения, достигающие мак симальной выраженности на 2—3-й день заболевания: уменьшается количество ДНК и РНК в клетках, угнетаются окислительное фосфорилирование и тканевое дыхание, повышается актив ность аденозинтрифосфатазы.

Главную роль в развитии гематологического синдрома играет поражение стволовой клет ки, являющейся полипотентной, т. е. способной к клеточным дифференцировкам по всем направ лениям кроветворения, а также поддержанию необходимого количества клеток своей собствен ной популяции. Точка зрения о способности стволовой клетки к самоподдержанию разделяется не всеми, однако общепризнанным фактом считается, что заложенное в эмбриогенезе количество стволовых клеток достаточно для сохранения кроветворения, даже если эти клетки не поддержи ваются. Стволовые клетки сосредоточены главным образом в органах кроветворения и лишь не большое их количество циркулирует в периферической крови. Они высоко радиочувствительны и в то же время обладают большой регенераторной способностью, поэтому при сохранении после облучения определенного количества жизнеспособных стволовых клеток возможно восстановле ние гемопоэза.

Воздействие радиации сопровождается повреждением не только пула стволовых кле ток, но также и размножающихся дифференцированных элементов (миелобласты, промиелоциты, миелоциты) созревающих клеток. Изменения в пуле размножающихся элементов в основном обусловлены интерфазной гибелью клеток. Клетки, циркулирующие в периферической крови, относительно резистентны к действию ионизирующих излучений, за исключением лимфоцитов, содержание которых в крови снижается очень рано. Поэтому цитопения в крови вызвана прежде всего уменьшением поступления зрелых клеток из пораженной кроветворной ткани и в меньшей степени определяется действием излучения на сами эти клетки. Наряду с поражением стволовых и созревающих клеток определенную роль в формировании гематологического синдрома играет токсемический фактор. Установлено, что образующиеся после облучения токсические вещества сорбируются ядрами клеток кроветворной ткани, блокируют синтез ДНК, что приводит к угнете нию клеточного деления.

Радиочувствительность клеток, находящихся в разных фазах клеточного цикла, неодина кова. У стволовых клеток костного мозга, находящихся в состоянии покоя, она в несколько раз ниже, чем у постоянно циркулирующих. Число созревающих клеток после облучения быстро снижается из-за интерфазной и репродуктивной гибели, а также в результате задержки их деле ния.

При облучении в супралетальных дозах (свыше 10 Гр) быстро прекращается клеточ ное деление и синтез ДНК, в последующем происходит деструкция основной массы костного мозга и уже через несколько часов после радиационного воздействия в клетках определяют пик ноз ядер, кариорексис, кариолиз, цитолиз, вакуолизацию цитоплазмы. Одновременно начинается интенсивный фагоцитоз поврежденных клеток и уже через 48 ч все они практически удаляются.

При меньших дозах облучения отмечаются последовательные изменения клеток различных уча стков костного мозга и разной зрелости. Уже в первые сутки уменьшается число эритробластов, миелобластов и промиелоцитов, а на 4—5-е сутки наступает опустошение костного мозга за счет значительного уменьшения общего количества эритробластов и гранулоцитов.

Существует зависимость между дозой облучения и степенью уменьшения процентного со держания пролиферирующих эритробластов (базофильных и полихроматофильных), а также ве личиной митотического индекса клеток костного мозга на 4-е сутки после облучения. Содер жание мегакариоцитов начинает снижаться сразу после облучения и максимально уменьшается к 5—7-му дню болезни, причем ранее всего повреждаются молодые формы (мегакариобласты, ба зофильные мегакариоциты). К концу первых суток после облучения выявляют изменения в хро мосомном аппарате клеток костного мозга и периферической крови: появляются митозы со структурными нарушениями хромосом — хромосомные аберрации, число которых пропорцио нально дозе облучения (при дозе 1 Гр обнаруживается до 20% аберрантных клеток, при дозе 5 Гр — 100%). В костном мозге клетки с хромосомными аберрациями перестают обнаруживаться че рез 5—6 сут после облучения, в культуре лимфоцитов периферической крови хромосомные по вреждения определяются на протяжении многих лет после облучения.

Для гематологических изменений выявлены две зависимости: «доза—эффект», выражаю щаяся в прямом соответствии степени нарушения кроветворения величине дозы, и «доза— время—эффект», определяющая зависимость от дозы времени развития гематологических изме нений. Фазность и последовательность изменений состава отдельных элементов крови и костного мозга объясняются неодинаковой радиочувствительностью, длительностью жизни и сроков реге нерации разных кроветворных клеток. Наибольшей радиоповреждаемостью обладают лимфоци ты и эритробласты, далее идут миелобласты, мегакариоциты, промиелоциты и миелоциты. Зре лые гранулоциты и эритроциты сохраняют свою жизнеспособность даже при смертельных дозах облучения.

Уже непосредственно после облучения отмечаются изменения в костномозговом крове творении: снижение митотической активности, уменьшение молодых генераций всех клеток и относительное увеличение зрелых форм. Морфологическая картина костного мозга претерпевает ряд фазовых превращений — вначале преобладают распад и дегенерация элементов, затем разви вается фаза гипоплазии и аплазии и наконец наступает интенсивная регенерация. Выраженность и длительность фаз зависит от дозы облучения. При легких радиационных воздействиях преобла дают функциональные нарушения кроветворения с умеренно выраженным цитолизом и угнете нием клеточной регенерации, а при тяжелых формах поражения происходит интенсивный кле точный распад с дегенерацией клеточных элементов и развитием на высоте болезни гипопласти ческих и апластических реакций. Восстановление кроветворения происходит через фазу развития гиперпластической реакции костного мозга: обнаруживаются молодые гранулоциты (промиело циты, миелоциты, юные нейтрофилы), увеличивается число моноцитов, «моноцитоидов», появ ляются эозинофилы и ретикулоциты. Показатели периферической крови при этом характе ризуются определенной неустойчивостью.

Изменения состава периферической крови обусловлены нарушениями кровообразования, повышенным распадом клеток костного мозга, лимфатических узлов и крови из-за уменьшения их резистентности и повышения цитолитических свойств крови, а также «утечкой» форменных элементов из кровяного русла в лимфу вследствие увеличения после облучения проницаемости капилляров. На определенном этапе заболевания присоединяется кровоточивость, а связанная с ней кровопотеря становится дополнительным фактором изменения состава крови (анемизи рующая кровопотеря).

Изменение общего содержания лейкоцитов после облучения определяется главным обра зом составом гранулоцитов, так как количество лимфоцитов сразу после радиационного воздей ствия снижается пропорционально дозе облучения. В течение ближайших 1—3 дней число лим фоцитов уменьшается до минимального уровня и держится на нем до начала повышения числа гранулоцитов, тромбоцитов и ретикулоцитов. Восстановление содержания лимфоцитов происхо дит медленно, оно достигает исходного уровня лишь спустя несколько месяцев от момента облу чения. Снижение уровня лимфоцитов обусловлено нарушением репродуктивной активности кле ток-предшественников, но в большей степени непосредственным лимфолитическим действием ионизирующего излучения. Исследование хромосомного аппарата культуры лимфоцитов пери ферической крови обнаруживает зависимость между дозой облучения и количеством аберрант ных митозов. Поскольку лимфоциты в периферической крови находятся в межмитотическом пе риоде многие годы, по количеству аберрантных митозов в них можно установить факт облучения и определить дозу радиационного воздействия в отдаленном периоде лучевой болезни. Содержа ние моноцитов в первые дни после облучения незначительно повышается, в последующем сни жается и остается на низком уровне до начала восстановления кроветворения. В эти же сроки развивается эозинопения, которая сохраняется на протяжении всего заболевания. Восстановление количества эозинофилов происходит параллельно восстановлению нейтрофильных гранулоцитов.

В первые минуты и часы после облучения, как правило, развивается лейкоцитоз (нейтро филез), который возникает вследствие быстрого выхода гранулоцитов из костного мозга, в том числе и как проявление стресс-реакции, опосредованной выбросом кортизола. В дальнейшем на протяжении 3—5 суток число гранулоцитов сохраняется на сравнительно неизменном уровне, после чего развивается начальное опустошение — дегенеративная фаза снижения числа грануло цитов. Это снижение достигает максимума в разные сроки в зависимости от дозы облучения: чем выше доза, тем раньше наступает момент максимальной депрессии числа гранулоцитов (5—6-й день при дозе облучения 6 Гр, 12—14-й день — при 1 Гр). Причинами начальной лейкопении яв ляются снижение выхода гранулоцитов из размножающегося пула и естественная гибель самих гранулоцитов.

Вслед за фазой начального снижения происходит повышение уровня нейтрофилов (абор тивный подъем). Он наблюдается при дозах облучения менее 5—6 Гр и обусловлен размножени ем поврежденных, но еще сохранивших способность к пролиферации клеток, потомство которых нежизнеспособно. Продолжительность абортивного подъема также зависит от дозы облучения.

При дозе 1—2 Гр он продолжается до 20-30-х суток и сменяется фазой основного падения, а при дозе свыше 2 Гр — агранулоцитозом.

После абортивного подъема наступает вторая (основная) волна падения числа гранулоци тов с максимальным снижением их количества в зависимости от тяжести поражения на 3—5-й неделе. Вторая волна снижения числа гранулоцитов определяется истощением репродуктивной активности в коммитированном пуле. Восстановление содержания гранулоцитов начинается обычно с 4—5-й недели заболевания.

Несмотря на раннее и резкое нарушение эритропоэза, содержание эритроцитов из-за дли тельного срока их жизни начинает медленно понижаться лишь в конце 1-й — на 2-й неделе забо левания, а максимальная выраженность анемии регистрируется на 4—5-й неделе и даже в более поздние сроки. При развитии кровоточивости в периоде разгара, количество эритроцитов может значительно уменьшаться в результате кровопотерь. Содержание гемоглобина изменяется парал лельно изменению числа эритроцитов. Число ретикулоцитов понижается с первых суток после облучения и остается сниженным до начала восстановления кроветворения. Увеличение их коли чества в периферической крови на высоте заболевания является ранним признаком начала вос становления кроветворения.

Изменение числа тромбоцитов после облучения подчиняется' тем же закономерностям, что и динамика количества нейтрофилов (за исключением фазы абортивного подъема). Степень снижения числа тромбоцитов также обратно коррелирует с дозой облучения. После облучения в дозе 1—3 Гр их количество сохраняется на нормальном уровне в течение 12—14 дней, а затем постепенно снижается до минимальных значений в конце 4-й недели. При этом восстановление до исходного уровня наблюдается обычно через 1,5 мес. После облучения в летальных дозах рез кое снижение числа тромбоцитов начинается с конца 2-й недели и на 3—4-й неделе достигает 10% от исходного уровня. Восстановление наступает также через 1,5 мес. При сверхлетальных лучевых воздействиях число тромбоцитов снижается с первых дней и падает ниже критического уровня (30 х 109/л) к концу 1-й недели заболевания.

С нарушениями в системе кроветворения патогенетически связано формирование другого важного синдрома острой лучевой болезни — геморрагического. При этом прослеживается чет кая зависимость между его выраженностью и степенью снижения количества тромбоцитов. Счи тается доказанным, что развивающаяся по описанным выше причинам тромбоцитопения вызыва ет дефицит тромбоцитарных факторов свертывания крови и приводит к уменьшению ее тромбо пластиновой активности (снижение количества 3-го и 4-го факторов тромбоцитов в первой фазе свертывания и уменьшение количества активного тромбопластина во второй). Эти изменения оказывают существенное влияние на течение третьей фазы гемокоагуляции. Определенную роль здесь играют снижение активности фибриназы (XIII фибринстабилизирующий фактор плазмы), количественные и качественные изменения фибриногена. Нарушение завершающей фазы свер тывания — ретракции кровяного сгустка — также связано с дефицитом тромбоцитов и недостат ком 8-го фактора тромбоцитов — ретрактоэнзима.

Несомненную роль в формировании геморрагического синдрома играет повышение сосу дистой и тканевой проницаемости, а также снижение резистентности кровеносных капилляров, которые связаны прежде всего с изменением состояния основного аргирофильного вещества со единительной ткани, окружающей капилляры. Имеются также данные о роли в развитии повы шенной кровоточивости нарушений обмена серотонина, регулирующего тонус и проницаемость капилляров, стимулирующего тромбоцитопоэз и являющегося ингибитором гепарина, а также о возможности развития синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания в резуль тате нарушения микроциркуляции, ацидоза, эндотоксикоза и бактериемии. На фоне указанных нарушений, приводящих к функциональным и структурным изменениям капилляров и венул, увеличивается проницаемость и повышается ломкость микрососудов.

Клинические проявления кровоточивости возникают на 2—3-й неделе и совпадают по времени с развитием выраженной тромбоцитопении. Наиболее характерными симптомами явля ются кровоизлияния в кожу и слизистые оболочки, кровоточивость десен вначале во время чист ки зубов, а затем спонтанные носовые и маточные кровотечения, микро- и макрогематурия, кро вавая рвота и кровавый понос, кровоизлияния в сетчатую оболочку глаза, иногда кровохарканье.

На фоне кровоточивости развивается прогрессирующая анемия. Выраженность геморрагических проявлений зависит от тяжести заболевания: при легких поражениях они отсутствуют, а при тя желых появляются рано и резко выражены. Клинические проявления геморрагического синдрома сохраняются на протяжении всего периода глубокой тромбоцитопении.

Вторым, патогенетически связанным с гематологическим синдромом, является синдром инфекционных осложнений (более логичным был бы термин «инфекционных проявлений»}. Ос новной причиной его развития следует считать нейтропению и резкое нарушение основных функций нейтрофилов (фагоцитоз, миграционная активность). Определенную роль играют также нарушения гуморального иммунитета. В результате расстройств клеточного и гуморального ме ханизмов защиты резко снижается устойчивость к различным видам инфекции, обостряются ла тентно протекающие инфекционные процессы, происходит усиление патогенной аутомикрофло ры.

Инфекционные осложнения при костномозговой форме острой лучевой болезни являются наиболее частой причиной смертельных исходов.

Клинические проявления синдрома инфекционных осложнений регистрируются обычно с момента развития агранулоцитоза. Развиваясь на фоне отсутствия гранулоцитов, инфекционные процессы имеют своеобразные проявления — они протекают без типичного нагноения с обшир ными некрозами тканей. Характерно повышение температуры тела, которая приобретает вид по стоянной или гектической лихорадки с ознобами и проливными потами. Выявляется вначале ка таральный, а затем язвенно-некротический гингивит, стоматит, глоссит, тонзиллит (оро фарингеальный синдром). Развиваются пневмония, эндокардит, токсико-септический гастроэнте роколит, проявляющийся неукротимой рвотой, поносом, вначале каловым, затем слизисто кровянистым, нарушением моторики органов желудочно-кишечного тракта, развитием таких ос ложнений, как паралитическое расширение желудка, динамическая непроходимость кишечника, перфорация. При микробиологическом исследовании из крови, мочи, костного мозга, мокроты высевается разнообразная микрофлора, чаще всего кишечная палочка, стафилококк, стрептококк, нередко процесс осложняется активизацией грибов, герпетической инфекции.

С началом восстановления гранулоцитопоэза и с появлением в крови нейтрофилов обычно наступает перелом в течении инфекционных процессов и быстрое обратное их развитие.

Важное место в клинической картине различных форм лучевой болезни и на различных этапах ее развития занимает синдром функционального и органического поражения централь ной нервной системы.

При воздействии относительно небольших доз излучения преобладают функциональные изменения различных отделов нервной системы — коры головного мозга, периферических нер вов и рецепторных окончаний. Как проявление этих изменений развивается астеническое состоя ние, нарушается нейровисцеральная регуляция, появляются вегетативные расстройства. Эти про явления выражены довольно сильно и сохраняются длительное время после исчезновения рас стройств функций других органов и систем. При летальных и супралетальных дозах облучения развивается органическое поражение центральной нервной системы, связанное с воздействием выраженной токсемии и непосредственными структурными изменениями в нейронах, ведущими к развитию циркуляторных расстройств и нарушению внутримозговой гемо- и ликвородинамики.

Клинически этот синдром проявляется резким снижением и утратой двигательной актив ности, упорными интенсивными головными болями, дискоординацией движений, нарушением сознания вплоть до развития сопора и комы, атаксией, судорогами и гиперкинезами, параличами отдельных групп мышц и жизненно важных центров.

В тесной связи с поражением нервной системы при радиационных поражениях находятся эндокринные расстройства. Особенной радиочувствительностью обладает гипоталамо гипофизарно-надпочечниковая система, нарушения функционального состояния которой имеют непосредственное отношение к развитию после облучения некоторых изменений в кроветворе нии, обмене белков и электролитов. После облучения усиливается выработка АКТГ, повышается тиреотропная активность гипофиза, снижается секреция соматотропного гормона, возникает ги перкортицизм с фазными колебаниями уровня кортикостероидов, нарушается сперматогенез и течение эстрального цикла.

Высокие концентрации глюкокортикоидов в тканях и снижение соматотропной активно сти гипофиза способствуют гибели лимфоидных клеток, угнетению клеточной пролиферации и миграции стволовых клеток.

Важное место в развитии лучевой болезни принадлежит эндогенной токсемии. Токсемия формируется в ближайшие часы после облучения и обусловлена образованием токсических про дуктов первичных радиохимических и биохимических реакций (хиноны, липоперекиси, нена сыщенные жирные кислоты, липидные токсины и др.), а также продуктов деструкции радиочув ствительных тканей и патологического обмена веществ. Следовательно, эндогенная токсемия при радиационных поражениях является неидентифицированной и не связана с воздействием каких либо конкретных «радиотоксинов». Образовавшиеся в результате облучения токсические веще ства способны оказывать повреждающее действие как на клеточные структуры, так и на их мета болизм, причем это влияние распространяется и на клетки, отдаленные от области первичного выделения токсических веществ. Дистанционное влияние эндогенных токсинов реализуется в ви де токсического поражения нервной системы и системы кроветворения, миокарда, паренхиматоз ных органов, а это в свою очередь приводит к прогрессирующему образованию новых токсиче ских веществ, срыву физиологических механизмов адаптации и компенсации, развитию необра тимых токсико-дистрофических нарушений в органах и системах жизнеобеспечения, глубокому извращению обмена веществ с возможным смертельным исходом. В пользу роли токсемии в раз витии острой лучевой болезни свидетельствует эффективность применяемой дезин токсикационной терапии.

Клинические проявления синдрома общей токсемии наблюдаются как в начальном перио де, так и в периоде разгара болезни. Характерными для него следует считать слабость, чувство разбитости, мышечные и головные боли, тошноту, рвоту, сухость слизистых оболочек, тахикар дию. В периоде разгара заболевания, когда на фоне агранулоцитоза активизируется аутоинфекция и резко снижается чувствительность к экзогенной флоре, развитие токсемии обусловлено токси ко-септическими и инфекционными процессами, о которых говорилось при характеристике син дрома инфекционных осложнений.

2.2.2. Периоды острой лучевой болезни Течение острой лучевой болезни характеризуется определенной периодичностью. В ти пичных случаях заболевания, вызванного относительно равномерным облучением, наблюдаются четыре периода:

1) начальный — период общей первичной реакции;

2) скрытый — период относительного, или мнимого, благополучия;

3) период разгара, 4) период восстановления.

Выраженность и продолжительность этих периодов при разных формах и степени тяжести лучевой болезни неодинакова. Так, при лучевой болезни легкой степени слабо выражены клини ческие проявления первичной реакции и разгара заболевания, при крайне тяжелых формах прак тически отсутствует скрытый период и на бурные проявления первичной реакции наслаиваются симптомы разгара. Наиболее отчетливой периодизацией течения характеризуется костномозговая форма острой лучевой болезни средней и тяжелой степеней.

В момент облучения никаких субъективных ощущений не наблюдается. Клинические про явления первичной реакции в зависимости от величины поглощенной дозы возникают либо непо средственно после облучения, либо через несколько минут или часов. У пораженных внезапно появляются тошнота и рвота, головокружение, головная боль, общая слабость, возбуждение, а иногда сонливость, вялость и апатия. Часто бывает жажда, сухость во рту, в некоторых случаях возникают непродолжительные боли в подложечной области и внизу живота, сердцебиение, боли в области сердца. В тяжелых случаях рвота принимает характер многократной или неукротимой, появляется жидкий стул, общая слабость достигает степени адинамии, возможны крат ковременная потеря сознания, психомоторное возбуждение.

При объективном исследовании в этот период выявляются гипергидроз, гиперемия кожи, лабильность пульса с наклонностью к тахикардии, сначала повышение, а затем снижение артери ального давления. У лиц с крайне тяжелой степенью поражения отмечается иктеричность склер, повышение температуры тела, появляются очаговые неврологические симптомы, развивается острая сердечно-сосудистая недостаточность (коллапс, шок, отек легких).

При исследовании периферической крови определяются нейтрофильный лейкоцитоз со сдвигом влево, относительная и абсолютная лимфопения, наклонность к ретикулоцитозу. В кост ном мозге уменьшено содержание миелокариоцитов, эритробластов и число митозов, повышен цитолиз.

Длительность первичной реакции, в зависимости от тяжести поражения, колеблется от не скольких часов до 2—3 суток, в дальнейшем ее проявления уменьшаются или исчезают и насту пает второй, скрытый период заболевания — период относительного клинического благопо лучия. Самочувствие больных заметно улучшается, прекращается тошнота и рвота, уменьшается или исчезает головная боль, сглаживается неврологическая симптоматика. Однако при специаль ном обследовании выявляются признаки прогрессирующих нарушений функционального состоя ния системы крови, нервной и эндокринной систем, дистонические и обменные расстройства. У больных обнаруживаются признаки астенизации и вегетососудистой неустойчивости, они жа луются на повышенную утомляемость, потливость, периодические головные боли, неустойчивое настроение, расстройства сна, снижение аппетита. Характерны лабильность пульса с тенденцией к тахикардии, наклонность к гипотензии. Исследование крови выявляет снижение лейкоцитов за счет нейтрофилов, уменьшение количества ретикулоцитов, сохраняется выраженная лимфопения.

Со второй недели появляется тромбоцитопения, возникают качественные изменения клеток: ги персегментация ядер нейтрофилов, гигантизм клеток, полиморфизм ядер лимфоцитов, вакуоли зация ядер и цитоплазмы, токсическая зернистость в протоплазме нейтрофилов. В костном мозге выражена гипоплазия, в тяжелых случаях возможно развитие аплазии. При биохимических ис следованиях выявляются диспротеинемия с гипоальбуминемией и гиперглобулинемией, появля ется С-реактивный белок.

Продолжительность скрытого периода различна в зависимости от степени тяжести луче вой болезни: в крайне тяжелых случаях он может отсутствовать, в более легких — достигать 3— нед.

Период разгара начинается с резкого ухудшения самочувствия и общего состояния боль ных: внезапно повышается температура тела, в дальнейшем присоединяются признаки прогрес сирующего нарушения кроветворения и обмена веществ, инфекционные осложнения, крово точивость, эпиляция. У больных нарушается сон, аппетит, появляются выраженная общая сла бость, адинамия, головная боль и головокружение, сердцебиение и боли в области сердца. Следо вательно, клиническая картина периода разгара складывается из перечисленных выше синдро мов, наличие и выраженность которых будут зависеть от степени тяжести лучевой болезни. Так, главный синдром острой лучевой болезни — гематологический — проявляется в легких случаях умеренно выраженной лейкотромбоцитопенией, а при тяжелых поражениях — панцитопенией с агранулоцитозом, резкой тромбоцитопенией и развитием сопутствующих токсикосептических осложнений, геморрагических проявлений и глубоких трофических нарушений.

Характерным для этого периода является повышение температуры тела, которая принима ет вид гектической или интермиттирующей лихорадки. Быстро нарастает общая слабость вплоть до адинамии, вновь возникает тошнота, рвота, боли в животе, диарея. Больной вял, угнетен, в тя желых случаях возможно помрачение сознания.

Пульс учащен, сердце расширяется в поперечнике, тоны становятся глухими, над верхуш кой выслушивается систолический шум, артериальное давление имеет тенденцию к понижению.

На ЭКГ регистрируются признаки ухудшения функционального состояния миокарда: снижение систолического показателя, уплощение зубцов Т и Р, смещение интервала S— Т. Очень часто присоединяются бронхит и пневмония. В тяжелых случаях на фоне диспепсических расстройств и резкого снижения аппетита возникает язвенный или язвенно-некротический стоматит, глоссит, тонзиллит, энтероколит. Возможны перфорация тонкой кишки, механическая непроходимость за счет инвагинации и отека слизистой оболочки.

Высокая лихорадка, упорные поносы приводят к обезвоживанию и нарушению электро литного гомеостаза. Следствием выраженных трофических нарушений является выпадение волос вначале на голове, лобке, затем на подбородке, в подмышечных впадинах и на туловище. Для клинической картины периода разгара острой лучевой болезни характерны геморрагические про явления, которые раньше всего обнаруживаются на слизистых оболочках полости рта, в после дующем в паховых областях, на внутренних поверхностях голеней, предплечий, нижнем тре угольнике живота. В тяжелых случаях присоединяются носовые, маточные и желудочно кишечные кровотечения, кровоизлияния в сетчатую оболочку глаза, гематурия.

Гематологические изменения периода разгара зависят от дозы облучения. В тяжелых слу чаях они характеризуются глубокой пангемоцитопенией с числом лейкоцитов 0,2—0,05 х 109/л, лимфоцитов 0,5— 0,1 х 109/л и меньше, тромбоцитов 5—10—15 х 109/л. К концу периода появля ется и прогрессирует анемия. Наряду с количественными наблюдаются и качественные измене ния форменных элементов (токсическая зернистость нейтрофилов, гигантские гиперсегментиро ванные нейтрофилы, двуядерные лимфоциты и др.). Костный мозг представляется гипо- или апластичным, общее количество миелокариоцитов составляет 3—5 х 109/л, клеточный состав представлен ретикулярными, эндотелиальными и плазматическими клетками, единичными изме ненными лимфоцитами и сегментоядерными нейтрофилами. Ретикулоциты отсутствуют. На вы соте заболевания отмечаются признаки нарушения процесса гемокоагуляции во всех его фазах:

удлинено время свертывания и длительность кровотечения, нарушена ретракция кровяного сгу стка, замедленно время рекальцификации, тромбиновое время, снижены толерантность крови к гепарину и потребление протромбина, степень тромботеста и активность фибринстабилизирую щего фактора, усилена фибринолитическая активность крови и снижена антифибринолитическая.

Общее содержание белка в сыворотке крови уменьшено, снижено количество альбуминов и увеличено содержание а1- и в особенности а2-глобулинов. При бактериологическом исследова нии из крови и костного мозга высевается разнообразная флора, чаще всего кишечная палочка, стафилококк, стрептококк.

Продолжительность периода разгара составляет 2—4 недели.

Период восстановления начинается с появления признаков оживления кроветворения. В периферической крови обнаруживаются вначале единичные промиелоциты, миелоциты, моноци ты и ретикулоциты, в дальнейшем в течение нескольких дней нарастает число лейкоцитов, тром боцитов и ретикулоцитов. В костном мозге выявляется картина бурной регенерации с большим числом бластных форм, митозов, прогрессирующим увеличением общего числа миелокариоци тов. Одновременно с этими процессами происходит критическое падение температуры тела, улучшение общего самочувствия, исчезновение признаков кровоточивости и инфекционно септических осложнений. Следует отметить, что восстановление нарушенных функций идет мед ленно, в течение длительного времени сохраняются астенический синдром различной степени выраженности, нарушения функционального состояния гипофиз-адреналовой системы, лабиль ность гематологических показателей, некоторые трофические и обменные нарушения.

Период восстановления продолжается от нескольких месяцев до года, в дальнейшем на протяжении многих лет могут выявляться отдаленные соматические и генетические последствия.

К соматическим последствиям относятся ряд неврологических синдромов (астеновегетативный, диэнцефальный, радиационный энцефаломиелоз), сокращение продолжительности жизни, разви тие катаракты, понижение репродуктивной способности, возникновение лейкозов и новообразо ваний. Генетические последствия проявляются в повышении в потомстве облученных родителей числа новорожденных с пороками развития, в увеличении детской смертности, а также числа вы кидышей и мертворожденных. Степень выраженности генетических и соматических последствий нарастает по мере увеличения дозы облучения.

2.2.3. Клиническая картина костномозговой формы острой лучевой болезни Костномозговая форма острой лучевой болезни возникает при дозе облучения от 1 до Гр. В зависимости от тяжести заболевания различают острую лучевую болезнь легкой (I), сред ней (II), тяжелой (III) и крайне тяжелой (IV) степени.

Лучевая болезнь I степени развивается при облучении в дозе 1—2 Гр. Она характеризует ся слабо выраженными клиническими проявлениями в виде умеренных астеновегетативных, ге матологических и обменных нарушений. Заболевание протекает без четко выраженных периодов.

Первичная реакция, как правило, отсутствует, а если и возникает, то выражена чрезвычайно сла бо. Начинается она не ранее чем через 2-3 ч после облучения, проявляется тошнотой, возможно однократной рвотой. Каких-либо болезненных субъективных расстройств пострадавшие не испы тывают, а спустя несколько часов наступает клиническое «выздоровление» больных. Скрытый период практически бессимптомный, продолжается более 30 сут. При исследовании перифе рической крови на 3-й сутки выявляется умеренная лимфопения (1,6-1,0 х 109/л), а на 7-9-е сутки — лейкопения (4,0-3,0 х 109/л). Переход заболевания в третий период, который при лучевой бо лезни легкой степени правильнее называть периодом более выраженных клинический проявле ний, малозаметен. В этом периоде у больных сохраняется удовлетворительное состояние, у неко торых из них может развиваться астенизация, вегетативные нарушения, признаки нейрососуди стой дистонии. Содержание лейкоцитов снижается до 3-2 х 109/л, тромбоцитов — до 80—60 х 109/л. Все эти изменения сохраняются на протяжении 1—2 нед, а в дальнейшем — как правило к концу второго месяца после облучения — наблюдается полное восстановление тру доспособности.

Лучевая болезнь II степени возникает после облучения в дозе 2-4 Гр и характеризуется наличием четко выраженных периодов. Первичная реакция начинается через 1-2 ч после облуче ния и длится до двух суток. Она проявляется общей слабостью, головной болью, головок ружением, тошнотой, повторной рвотой, тахикардией, умеренным снижением артериального давления, субфебрильной температурой. В течение скрытого периода, который продолжается до 3 нед, отмечаются признаки умеренной астенизации и вегетативно-сосудистой дистонии. Содер жание лимфоцитов к 3-м суткам снижается до 0,5-0,3 х 109/л, а лейкоцитов на 7-9-е сутки — до 3,0-2,0 х 109/л. Развиваются ретикулоцитопения и умеренная тромбоцитопения. Период разгара начинается с повышения температуры тела, ухудшения самочувствия, нарастания астении. Появ ляется кровоточивость, инфекционные осложнения, умеренная эпиляция, прогрессируют гемато логические нарушения: количество лейкоцитов снижается до 1,5—0,5 х 109/л, тромбоцитов — до 50—30 х 109/л, отмечается умеренная анемия, ускорение СОЭ до 25-40 мм/ч. Обнаруживается ги поплазия или аплазия костного мозга. Период разгара продолжается 2-3 нед. Выздоровление про исходит медленно, начинается с появления признаков оживления кроветворения, снижения тем пературы тела, улучшения самочувствия больных. После наступления периода восстановления больные нуждаются в лечении в условиях стационара на протяжении 1—1,5 мес, после чего вы писываются на амбулаторное лечение или направляются в санаторий. Ориентировочно можно считать, что у 50% лиц, перенесших острую лучевую болезнь средней степени тяжести, через 2— 3 мес после облучения могут восстановиться боеспособность и трудоспособность, а у остальных будет наблюдаться их снижение.

Лучевая болезнь III степени развивается после облучения в дозе 4—6 Гр. Для нее харак терна бурная первичная реакция, которая начинается через 0,5—1 ч после воздействия радиации и продолжается до 3 сут. Первичная реакция проявляется тошнотой и многократной рвотой, го ловной болью, головокружением, резкой слабостью, кратковременным возбуждением с после дующей заторможенностью. Наблюдается преходящая гиперемия кожи, инъекция склер, повы шение температуры тела. Обнаруживается лабильность пульса и артериального давления, могут возникать нарушения сердечного ритма. При облучении в дозе более 5 Гр может развиться ме нингеальный синдром, проявляющийся сильной головной болью, светобоязнью, гиперестезией кожи, симптомами раздражения оболочек головного мозга. В периферической крови в первые сутки отмечается выраженный нейтрофильный лейкоцитоз и относительная лимфопения, но уже к 3-м суткам уровень лейкоцитов снижается до исходного или даже ниже его, нарастает и стано вится абсолютной лимфопения (0,4-0,1 х 109/л). В эти же сроки после облучения в костном мозге резко снижается количество миелокариоцитов, полностью исчезают молодые формы клеток, от носительно увеличивается содержание гранулоцитов, прежде всего за счет сегменто- и палочкоя дерных форм. Увеличивается относительное содержание моноцитов, лимфоцитов, плазматиче ских клеток.

Скрытый период укорочен до 1—2 нед. В это время субъективно отмечается улучшение общего самочувствия, однако пострадавшие отмечают повышенную утомляемость, слабость, на рушение сна, снижение аппетита, периодически возникающую головную боль, сохраняется ла бильность гемодинамических показателей, прогрессируют нарушения функций ЦНС. Содержа ние лейкоцитов на 7—9-е сутки составляет 1,9-0,5 х 109/л, прогрессируют лимфопения, тромбо цитопения, исчезают ретикулоциты, появляется тенденция к анемизации.

Период разгара начинается с резкого ухудшения состояния больных, возникает стойкая лихорадка, сопровождающаяся ознобами и потами, развиваются множественные геморрагиче ские проявления: кровоизлияния в кожу, носовые, желудочные, маточные и кишечные кровоте чения. Выпадают волосы, снижается масса тела, появляются язвенно-некротический стоматит, тонзиллит, токсико-септический гастроэнтероколит, пневмония. Содержание лейкоцитов в пери ферической крови уменьшается до 0,5—0,1 х 109/л, развивается абсолютная лимфопения с отно сительным лимфоцитозом, глубокая тромбоцитопения (30— 10 х 109/л), анемия. СОЭ ускоряется до 40—60 мм/ч, удлиняется время свертывания крови, увеличивается длительность кровотечения, нарушается ретракция кровяного сгустка. Костный мозг опустошен (лучевая аплазия). Биохими ческие исследования выявляют выраженную диспротеинемию со снижением концентрации аль буминов, гипербилирубинемию, гиперхолестеринемию. В конце второй — начале третьей недели болезни возможны смертельные исходы. При благоприятном исходе симптомы болезни посте пенно стихают и заболевание вступает в длительный период восстановления. В этом периоде на блюдается различное по темпу и времени восстановление функционального состояния отдельных органов и систем. Начинается он с появления в крови молодых гранулоцитов, ретикулоцитов. За тем бурно и в короткий промежуток времени восстанавливается кроветворение с превращением в течение нескольких дней картины костного мозга из опустошенной в гиперплазированную и с развитием в периферической крови нейтрофильного лейкоцитоза со сдвигом лейкоцитарной формулы влево за счет появления юных форм миелоцитов, промиелоцитов и даже миелобластов.

Это сопровождается нормализацией температуры тела, значительным улучшением самочувствия, исчезновением геморрагического синдрома, инфекционных осложнений и гемодинамических на рушений. На протяжении первых 4—6 нед периода восстановления больные нуждаются в пребы вании в стационарных условиях, затем они переводятся на режим дома отдыха или санатория, на котором их целесообразно содержать в течение 1,5—2 мес, после чего решаются экспертные во просы. К этому времени у большинства перенесших лучевую болезнь будут наблюдаться выра женные функциональные нарушения, снижающие трудоспособность.

Острая лучевая болезнь IV степени возникает после облучения в дозе от 6 до 10 Гр. Че рез 5—20 мин после воздействия радиации развивается резко выраженная первичная реакция, проявляющаяся неукротимой рвотой, адинамией, гиперемией кожи, выраженной гипотензией, иногда психомоторным возбуждением, иногда затемнением сознания, жидким стулом, повыше нием температуры тела до 39° С. Эти симптомы, периодически усиливаясь или стихая, продол жаются до четырех суток, и без четко выраженного скрытого периода на них наслаиваются про явления разгара болезни, характеризующиеся ранним и прогрессирующим нарушением крове творения (опустошение костного мозга и развитие агранулоцитоза в первую неделю), ранним присоединением инфекционных осложнений и кровоточивости. Как правило, эти больные на фо не высокой лихорадки, выраженной кровоточивости при прогрессирующем нарушении жизненно важных функций в конце второй недели погибают.

2.2.4. Клиническая картина крайне тяжелых форм острой лучевой болезни Облучение в дозе от 10 до 20 Гр ведет к развитию кишечной формы острой лучевой бо лезни, в клинической картине которой преобладают признаки энтерита и токсемии, обусловлен ные радиационным поражением кишечного эпителия, нарушениями барьерной функции ки шечной стенки для микрофлоры и бактериальных токсинов.

Непосредственно после облучения наблюдается длительная (до 3— 4 сут) и тяжелая пер вичная реакция в виде неукротимой, а в дальнейшем — повторной рвоты, жидкого стула, голов ной боли, резчайшей мышечной слабости, головокружения. С первых часов возникают первичная эритема, иктеричность склер, лихорадка, тахикардия, гипотензия. Характерны ранние прогресси рующие нарушения кроветворения: в первые часы после облучения наблюдается лейкоцитоз, ко торый сменяется лейкопенией с развитием в середине 1-й недели агранулоцитоза и полным ис чезновением лейкоцитов к концу недели;

с 3-го дня болезни из периферической крови исчезают лимфоциты и ретикулоциты, развивается глубокая тромбоцитопения, с 4—5-го дня — аплазия костного мозга. В эти же сроки возникают сначала катаральный, а в последующем язвенно некротический гингивит, стоматит и глоссит (оро-фарингеальный синдром). На фоне продол жающихся рвоты и поноса нарастают признаки обезвоживания, астено-гиподинамические прояв ления, кардиоваскулярные расстройства, которые приводят к смерти облученных на второй — в начале третьей недели.

Сосудисто-токсемическая (токсическая) форма острой лучевой болезни развивается при облучении в дозе 20—80 Гр. Сразу после облучения возникает неукротимая рвота, жидкий стул, адинамия, головные боли, головокружение, артралгии, гипертермия. Появляется выражен ная первичная эритема, иктеричность склер, тахикардия, прогрессирующая гипотензия, коллапс, олигоанурия. На 2—3-й сутки из периферической крови исчезают лимфоциты, развивается агра нулоцитоз, глубокая тромбоцитопения, аплазия костного мозга. При явлениях гиподинамии, про страции, затемнения сознания с развитием сопора и комы пострадавшие погибают на 4—8-е су тки.

Церебральная форма острой лучевой болезни возникает при облучении в дозе свыше 80—100 Гр. Для клинической картины характерно появление после облучения однократной или повторной рвоты и жидкого стула, развития ранней преходящей недееспособности, проявля ющейся временной, в течение 20—30 мин, потерей сознания, прострацией, обусловленных ост рым нарушением функций ЦНС вследствие одновременного поглощения нервной тканью боль шого количества энергии. В первые часы после облучения появляется выраженный нейтрофиль ный лейкоцитоз (20—30 х 109/л), глубокая лимфопения с развитием к концу первых — началу вторых суток агранулоцитоза, исчезновением из крови лимфоцитов. В дальнейшем появляется психомоторное возбуждение, дезориентация, атаксия, клонические и тонические судороги, ги перкинезы, расстройства дыхания, коллапс, сопор и кома. Смерть наступает от паралича дыхания в первые часы или первые 2-3 сут.

2.2.5. Особенности острой лучевой болезни при гамма-нейтронном облучении Клинические проявления и основные закономерности развития острой лучевой болезни, вызванной гамма-нейтронным облучением, принципиально однотипны с таковыми при лучевой болезни, обусловленной гамма-излучением, однако они имеют ряд характерных особенностей, которые необходимо учитывать при постановке диагноза и прогнозировании исходов поражений.

Прежде всего следствием высокой ОБЭ нейтронов является более выраженное, чем при облучении гамма- или рентгеновскими лучами, повреждение биомолекул. При нейтронном воз действии в молекулах ДНК возникает большое число двунитчатых разрывов, которые прак тически не восстанавливаются, а это приводит к резкому угнетению биосинтеза ДНК, особенно в радиочувствительных тканях — селезенке, тимусе, костном мозге, слизистой оболочке кишечни ка и семенниках, нарушается структура генетического аппарата клеток.

Особенностью взаимодействия нейтронов с веществом является также большой перепад поглощенной дозы облучаемого объекта с наибольшим поглощением энергии на стороне, обра щенной к источнику, что обусловливает выраженную неравномерность поражения. Поглощенная доза при воздействии нейтронов зависит от характера облучаемых тканей. Она будет тем боль шей, чем больше в ткани окажется легких элементов, особенно водорода. Поэтому при нейтрон ном облучении наибольшее поглощение энергии наблюдается мозговой, мышечной, жировой и наименьшее — костной тканью.

Следует также учесть, что при облучении нейтронами повреждение биосубстрата достига ет критического уровня уже в анаэробных условиях. Повреждающий эффект окисляющих ради калов, образующихся в значительном количестве в условиях насыщения тканей кислородом (ки слородный эффект), по существу, дополнительно уже ничего не может привнести в общую кар тину поражения и усилить действие облучения. Поэтому эффективность радиопротекторов, дей ствующих по гипоксическому механизму, оказывается весьма низкой.

Клиническое течение острой лучевой болезни при гамма-нейтронном облучении характе ризуется более ранней и бурной первичной реакцией в виде упорной рвоты, резкой слабости, раз вития ранней преходящей недееспособности. Скрытый период обычно короче по продолжитель ности, чем при типичной лучевой болезни, в течение этого периода может наблюдаться рвота и диарея как результат очаговых поражений желудочно-кишечного тракта. Агранулоцитоз развива ется в относительно короткие сроки, что приводит к более раннему появлению клинических при знаков периода разгара, для которого характерны обширные геморрагии, некрозы слизистой и кожи, более выраженные, чем при гамма-облучении, желудочно-кишечные нарушения, большая частота и тяжесть инфекционных осложнений. Период восстановления наступает заметно рань ше, что объясняется сохранением участков неповрежденного костного мозга, однако процессы репарации и выздоровления больных протекают замедленно. Причиной затяжного выздоровления больных чаще всего являются характерные для нейтронного облучения местные поражения, осо бенно слизистых оболочек и кожи.

При нейтронных поражениях значительно чаще развиваются выраженные соматические и генетические последствия.

2.2.6. Диагностика Диагностика радиационных поражений имеет своей целью установление дозы облучения и степени их тяжести. Она основывается на данных оценки анамнестических сведений о пораже нии, результатах физической дозиметрии, клинических и лабораторных проявлениях облучения.

Клиническую картину заболевания, гематологические и некоторые биохимические сдвиги опре деляют как биологические показатели поглощенной дозы.

При установлении диагноза острой лучевой болезни учитывают следующие особенности радиационных поражений.

1. Характер заболевания и его тяжесть зависят от суммарной поглощенной организмом до зы облучения, ее мощности и равномерности распределения, продолжительности облучения и кратности воздействия.

2. Развитие заболевания характеризуется определенной периодизацией, при этом выра женность и длительность первых двух периодов (начального и скрытого) в наибольшей степени зависит от дозы облучения.

3. Для каждого интервала дозовой нагрузки характерно возникновение синдромных про явлений, обусловленных поражением тех или иных критических систем (гематологический син дром, гастроинтестинальный синдром, синдром токсемии, синдром поражения нервной системы).

4. Клиническая картина заболевания определяется дозой облучения, поглощенной отдель ными органами и тканями. При воздействии на кожу доз в 5—12 Гр развивается эритема, 12— Гр — экссудативный эпидермит, свыше 20 Гр — язвенно-некротический дерматит.

Значимость перечисленных выше методов диагностики лучевой болезни различна в зави симости от условий обследования и формы поражения. Так, диагноз церебральной, сосудисто токсемической и кишечной формы заболевания может быть установлен на основании только клинических проявлений, весьма характерных для той или иной формы (гастроинтестинальный синдром — для кишечной, синдром острых кардиоваскулярных расстройств и тяжелой токсемии — для сосудисто-токсемической и синдром ранних неврологических нарушений — для цереб ральной формы). Достаточно характерной является клиническая картина начального периода ко стномозговой формы острой лучевой болезни IV степени: неукротимая рвота, при отсутствии ха рактерного для кишечной формы поноса, выраженная адинамия, первичная эритема, иктерич ность склер, повышение температуры тела.

Наибольшие трудности возникают в диагностике костномозговой формы острой лучевой болезни I—III степени, особенно в начальном и скрытом периодах. С этой целью используют ме тоды физической и биологической дозиметрии.

Физическая дозиметрия предусматривает использование групповых и индивидуальных дозиметров. Для определения поглощенной дозы в радах на основе показаний дозиметра в рент генах следует учитывать, что 1 рад (0,01 Гр) составляет 0,6 P при одностороннем и 0,9 P при мно гостороннем облучении на следе радиоактивного облака. Этот вид дозиметрии не позволяет оп ределить равномерность облучения и распределения поглощенной дозы, поэтому полученные в результате ее проведения результаты дают лишь ориентировочное представление о степени и ха рактере облучения.

Доза нейтронного облучения может быть определена по наведенной активности серы (35S), фосфора (32Р) и натрия (24Na) в крови. С этой же целью используют прямое определение активно сти тела человека на гамма-счетчике с измерением уровня активности 24Na, которая характеризу ет интенсивность нейтронного облучения.

К современным методам физической дозиметрии относятся методы радиолюминесценции и электронного парамагнитного резонанса. Первый метод основан на том, что в органических веществах накопление энергии ионизирующих излучений происходит за счет образования дол гоживущих свободных радикалов, при взаимодействии которых с растворителем происходит эф фект радиолюминесценции, т. е. высвобождение энергии частично в виде видимого света. При электронном парамагнитном резонансе происходит резонансное поглощение веществом, содер жащим свободные радикалы, энергии высокочастотного электромагнитного поля определенной частоты в присутствии постоянного магнитного поля определенной напряженности.

Биологические показатели облучения по убывающей степени их информативности можно представить следующим образом: хромосомный анализ гематологические исследования с под счетом числа лимфоцитов, гранулоцитов, тромбоцитов, пролиферирующих эритробластов, мито зов клиническая оценка выраженности первичной реакции на облучение биохимические исследования с индикацией продуктов разрушения радиочувствительных молекул.

Наиболее достоверные данные о дозе, поглощенной кроветворной тканью, можно полу чить в первые двое суток после облучения при исследовании хромосомного аппарата клеток ко стного мозга, а в последующем при определении частоты хромосомных аберраций в лимфоцитах периферической крови. Изменения хромосомного аппарата костного мозга и крови имеют линей ную зависимость от дозы облучения. Структурные нарушения хромосом обнаруживаются уже в конце первых суток после облучения, а через 24—48 ч число хромосомных аберраций составляет 20% при дозе в 1 Гр и 100% при дозе 5 Гр. Через 5—6 дней после облучения клетки с хромо сомными аберрациями перестают обнаруживаться в костном мозге, так как из-за потери фраг ментов хромосом во время митоза они становятся нежизнеспособными. Дозу облучения характе ризует также кариологический анализ культуры лимфоцитов. Этот метод позволяет судить об об лучении в течение длительного времени, прошедшего после поражения. В последние годы полу чил широкое распространение микроядерный тест, основанный на обнаружении клеток, содер жащих микроядра. Дозовые кривые, полученные с помощью этого метода, имеют также четкую линейную зависимость. Следует иметь в виду, что и метод определения хромосомных аберраций, и микроядерный тест являются весьма сложными и трудоемкими и доступны для использования лишь в специализированных стационарах.

Из гематологических показателей в наибольшей степени характеризует дозу облучения выраженность лимфопении на 3—4-е, гранулоцитопении — на 7—9-е, ретикулоцитопении — на 4-е, тромбоцитопении на 20—22-е сутки после облучения (табл. 2.2).

Показателем дозы облучения костного мозга является уменьшение в пунктате содержания пролиферирующих эритробластов (базофильных и полихроматофильных) и митотического ин декса на 4-е сутки после облучения. У здоровых людей митотический индекс (число митозов на 1000 ядросодержащих костномозговых клеток) составляет 6,3—10,3. При облучении в дозе свы ше 2,5 Гр с первых дней после воздействия митотический индекс снижается в пределах единицы.

Наиболее доступными и позволяющими с достаточной точностью диагностировать тя жесть поражения являются результаты наблюдения за сроками появления и характером развития первичной реакции. Из симптомов первичной реакции наибольшее диагностическое значение имеет рвота, сроки появления и выраженность которой в наибольшей степени соответствуют дозе облучения. Другие проявления первичной реакции — головная боль, головокружение, сердце биение имеют меньшее диагностическое значение. Показателями большой дозы облучения (6 Гр и выше) являются некоторые объективные внешние признаки: резкая гиперемия кожи, инъекция склер, легкая их иктеричность, высокая лихорадка (табл. 2.3).

Биохимические методы индикации дозы облучения активно разрабатываются, но еще не вышли за пределы экспериментальных исследований. Последние указывают на достаточную ин формативность определения в моче содержания продуктов синтеза и распада ДНК — дезоксици тидина, дезоксиуридина и тимидина, уровень повышения которых является ранним показателем облучения в дозе от 0,5 до 7 Гр.

2.2.7. Лечение острой лучевой болезни Благодаря многочисленным экспериментальным исследованиям, а также клиническим на блюдениям за жертвами атомных бомбардировок в Японии и за лицами, пострадавшими в ре зультате аварий, выработаны оправдавшие себя принципы и направления терапии острой лучевой болезни. Она должна:

— носить комплексный характер;

— проводиться с учетом формы, степени тяжести и периода заболевания;

— быть направленной на предотвращение неблагоприятного исхода, обеспечение быст рейшего выздоровления, восстановление трудо- и боеспособности, предупреждение осложне ний в отдаленном периоде.

К сожалению, современная противолучевая терапия эффективна лишь при костномозговой форме острой лучевой болезни I—III степени (в единичных случаях при IV) и практически бес перспективна при кишечной, сосудисто-токсемической и церебральной формах.

Общие принципы и направления терапии острых радиационных поражений остаются еди ными в военное и мирное время. Однако в силу ряда объективных обстоятельств (условия боевой обстановки, одномоментность поступления большого количества пораженных, наличие сил и средств для оказания помощи, прогноз для жизни и восстановления боеспособности пострадав ших), объем лечебных и реабилитационных мероприятий, проводимых в военное время, будет существенно меньшим, чем в мирное, что несомненно отразится на конечном результате лечения.

Непременным условием, определяющим успешное лечение пострадавших с острой луче вой болезнью, является их своевременная госпитализация. В условиях мирного времени, при на личии незначительного количества пораженных, госпитализации сразу после поражения под лежат лица, облученные в дозе свыше 1 Гр. В военное время при массовом потоке пораженных немедленной госпитализации подлежат пострадавшие с острой лучевой болезнью II—IV степени, а также с кишечной, сосудисто-токсемической и церебральной формами заболевания. Госпитали зация больных с костномозговой формой I степени проводится лишь в период разгара. Однако во всех случаях радиационных поражений лечение должно быть ранним и начинаться уже в началь ном периоде болезни. Основными проявлениями этого периода, как уже отмечалось, являются рвота, диарея, кардиоваскулярные и неврологические расстройства, приводящие к снижению или полной утрате боеспособности или трудоспособности пораженных. Поэтому устранение указан ных расстройств следует считать первостепенной задачей.

Для сохранения дееспособности пораженных предназначены средства профилактики и ку пирования первичной реакции, применяемые в первые часы после облучения.

Еще до появления рвоты следует принимать внутрь в виде таблеток противорвотное сред ство диметпрамид (0,02 г), рецептуру диметкарб, включающую диметпрамид (0,04 г) и психо стимулятор сиднокарб (0,002 г). Менее эффективными противорвотными препаратами являются этаперазин (0,006 г), аэрон, аминазин (0,25 г). Перспективным средством предупреждения по страдиационной рвоты следует считать латран, сохраняющий свою эффективность при облуче нии в дозах до 20 Гр на протяжении 5—6 ч. В настоящее время препарат выпускается в таблети рованной форме и рекомендуется к применению в разовой дозе 8 мг (2 таблетки) за 1 ч или сразу после лучевого воздействия.

При появлении рвоты положительный эффект достигается только парентеральным введе нием препаратов, в частности диксафена в количестве 2,0 мл, диметпрамида (1% раствор 1,0 мл), зофрана (0,2% раствор 5,0 мл), динетрола (1,0 мл), аминазина (0,5% раствор 1,0 мл), атропина (0,1% раствор 1,0 мл). Введение этих средств сочетается с применением антигистаминных препа ратов (димедрол, пипольфен, тавегил).

В случаях повторной и неукротимой рвоты для профилактики гипохлоремии, гипонатрие мии и обезвоживания вводят внутривенно 30— 50 мл 10% и 500—800 мл изотонического рас творов натрия хлорида в сочетании с глюкозой (20 мл 40% раствора) до трех раз в сутки, назна чают обильное питье. При падении артериального давления используют кордиамин (1-2 мл под кожно), мезатон (1,0 мл 1% раствора подкожно);

при острой сердечно-сосудистой недостаточно сти — норадреналин (2,0 мл 0,1% раствора в 200,0 мл 0,9% раствора натрия хлорида внутривенно капельно), строфантин (0,5-1,0 мл 0,05% раствора) или коргликон (1,0 мл 0,06% раствора) внут ривенно с 20,0 мл 40% раствора глюкозы. При развитии шока — 90—120 мг преднизолона внут ривенно до 2—3 раз в сутки. В случаях появления признаков отека головного мозга, что может наблюдаться при острой лучевой болезни IV степени, крайне тяжелых формах болезни, а также при неравномерном облучении с преимущественным поражением головы в дозе 10—20 Гр и вы ше, показано применение мочегонных средств (лазикс по 20 мг внутримышечно до 4—5 раз в су тки, гипотиазид по 50 мг внутрь 3—4 раза в сутки), глюкозы (60,0 мл 40% раствора) и натрия хлорида (250,0 мл 10% раствора) внутривенно.

Важным компонентом лечения острой лучевой болезни является ранняя патогенетическая терапия (РПТ), которая проводится в первые часы и сутки после воздействия радиации и призва на оказывать воздействие на пусковые механизмы тех расстройств гомеостаза, что возникают в момент облучения и сразу после него и являются причиной формирования основных клиниче ских синдромов периода разгара болезни — гематологического, геморрагического, инфекцион ных осложнений, астено-гиподинамического, общей токсемии. Она включает следующие основ ные мероприятия:

— дезинтоксикацию;

— применение стимуляторов неспецифической резистентности организма и гранулоцито поэза;

— применение ингибиторов протеолиза;

— применение антиоксидантов;

— иммунокоррекцию.

Дезинтоксикация осуществляется с целью удаления из организма образовавшихся при об лучении токсических продуктов радиохимических реакций и нарушенного метаболизма. Для это го применяют специальные трансфузионные средства, в частности производные низко молекулярного поливинилпирролидона (гемодез, аминодез, глюконеодез и др.), препараты на ос нове низкомолекулярного поливинилового спирта (поливисолин), препараты на основе декстрана (полиглюкин, реополиглюкин, реоглюман), солевые растворы (натрия хлорид, раствор Рингера, лактосоль и др.). Гемодез и другие низкомолекулярные плазмозаменители вводят внутривенно капельно по 300-500 мл, декстраны по 500—1000 мл, солевые растворы — до 2—3 л/сут в тече ние первых 2-3 дней после облучения. Представляют практический интерес данные, свидетельст вующие о возможности энтерального применения в качестве средств ранней терапии ОЛБ плаз мозаменителей на основе низкомолекулярного поливинилового спирта.

Более эффективными средствами дезинтоксикации являются методы экстракорпоральной гемокоррекции, в частности экстракорпоральная гемосорбция и плазмаферез. Если перечислен ные выше трансфузионные дезинтоксикационные средства разбавляют концентрацию токсинов или нейтрализуют их путем образования комплексных соединений, выводимых впоследствии ор ганами выделения, то при применении экстракорпоральной гемокоррекции происходит непо средственное удаление токсических веществ вследствие задержки их на поверхности сорбентов или удаления вместе с эксфузированной плазмой. При этом степень их элиминации из организма существенно возрастает, что способствует повышению активной пролиферации стволовых клеток с увеличением общего или дифференцированного плацдарма кроветворения. При радиационных поражениях это представляется чрезвычайно важным, ибо ослабление степени повреждения ко стномозгового кроветворения является достаточно надежным фактором предупреждения отда ленной патологии.

В качестве стимуляторов неспецифической резистентности организма и гранулоцитопоэза применяют вакцины (брюшнотифозная, протейная, гретая вакцина из кишечной палочки, ди зентерийный диантиген, тифо-паратифозная вакцина и другие вакцинные препараты из живых и убитых микроорганизмов), липополисахариды (продигиозан, сальмозан, маннан), цитокины (интерлейкин 1), тканевые (органные) пептиды-цитомедины (лимфокинин), нуклеозиды (де ринат). Механизм их противолучевого действия окончательно не установлен. Предполагается, что он связан со сдвигами в иммунной и кроветворной системах, в частности с увеличением ми грации лимфоидных клеток в костный мозг, усилением взаимодействия макрофагов с Т- и B лимфоцитами, увеличением пролиферации стволовых клеток, активацией гранулоцитопоэза и др.

Развитие токсемии и нарушений микроциркуляции в первые дни после облучения частич но связано с активацией протеолитических ферментов и развитием диссеминированного внутри сосудистого свертывания. Для смягчения этих расстройств показано применение на протяжении первых 2—3 сут после облучения ингибиторов протеаз (контрикал, пантрипин парентерально в обычных дозах) и гепарина по 10000 ЕД 3 раза в сутки.

Известно, что одним из значимых звеньев патогенеза острой лучевой болезни является ак тивация свободнорадикального окисления с накоплением продуктов перекисного окисления ли пидов и снижением уровня липидных антиоксидантов, что сопровождается повреждением кле точных мембран с их лабилизацией и усилением протеолитических процессов. Поэтому действия, направленные на ослабление этих процессов и способствующие нормализации нарушенного ме таболизма, следует считать весьма полезными. К числу препаратов, обладающих подобным эф фектом, относятся антиоксиданты — вещества различной химической природы, способные тормозить или устранять неферментативное свободнорадикальное окисление органических ве ществ молекулярным кислородом. Наиболее распространенными и эффективными антиоксидан тами являются синтетические аналоги витамина Е, в частности а-токоферол (токоферол ацетат). Он выпускается как для приема внутрь, так и для инъекций. Учитывая реальную опас ность возникновения постинъекционных осложнений, препарат целесообразно применять внутрь (в растворе или капсулах) по 100—150 мг/сут.

Для стимуляции иммунологической реактивности следует применять препараты, обла дающие иммуностимулирующим действием — тималин, тимоген, Т-активин, кортексин. Ме ханизм их лечебного действия обусловлен способностью регулировать количество Т- и В-лим фоцитов, стимулировать реакции клеточного иммунитета, усиливать фагоцитоз и ускорять про цессы регенерации.

Вышеперечисленными мероприятиями и ограничивается ранняя патогенетическая терапия лучевой болезни, которая проводится на протяжении всего периода первичной реакции. Следует отметить, что она должна применяться лишь при костномозговой форме острой лучевой болезни II—IV степени. Нет необходимости ее применения при острой лучевой болезни I степени, а ис пользование при кишечной, сосудисто-токсемической и церебральной формах не может повлиять на исход заболевания.

Лечение больных острой лучевой болезнью в скрытом периоде и периоде разгара прово дится по следующим основным направлениям:

— профилактика и лечение инфекционных осложнений;

— профилактика и лечение кровоточивости;

— коррекция метаболических расстройств с акцентом на восстановление энергетическо го и пластического процессов;

— трансплантация костного мозга.

Представления о том, что в скрытом периоде какое-либо специальное лечение больных не проводится, в последние годы существенно изменились. Известно, что несмотря на отсутствие выраженных симптомов болезни, в организме на молекулярном и клеточном уровнях развивают ся патологические процессы, ведущие к ухудшению состояния пострадавших. Следовательно, должны быть предприняты все возможные меры для предупреждения или хотя бы ослабления надвигающихся тяжелых проявлений. Поскольку в скрытом периоде в тканях и организме в це лом продолжается образование и накопление токсических веществ, способствующих прогресси рованию лучевой патологии, целесообразно продолжение дезинтоксикационной терапии с при менением детоксикантов-плазмозаменителей. Назначаются также антиоксиданты (а токоферол, -каротин, глутатион), поливитамины, витаминно-аминокислотные комплексы, седативные препараты (метробамат, сибазон, феназепам и др.).

В скрытом периоде следует применять неспецифические стимуляторы метаболизма, в ча стности витамины группы В и липоевую кислоту. Эти препараты сходны по характеру биохими ческого действия, они участвуют в регулировании окислительно-восстановительных процессов, углеводного, белкового и жирового обменов, активируют кроветворение (витамин В12), улучша ют функцию печени и нервной системы. Витамины группы В принимают в обычных терапевти ческих Дозах или в виде поливитаминных препаратов («Декамевит», «Ундевит», «Тетравит» и др.), липоевую кислоту — внутрь по 75—100 мг в сутки в течение 2—4 нед. Определенный инте рес представляет поливитаминный препарат «Амитетравшп», содержащий помимо комплекса витаминов две аминокислоты (d,1-триптофан и гистидина гидрохлорид), благодаря чему он по вышает не только общую неспецифическую сопротивляемость организма, но и резистентность при проведении лучевой терапии. С целью стимуляции гемопоэза показано применение лития карбоната. Установлено, что его применение на ранних этапах лучевого поражения стимулирует восстановление нейтрофилопоэза в костном мозге, оказывает положительное влияние на клетки эритроидного ряда;

количество лимфоцитов в костном мозге также восстанавливается более ин тенсивно. Лития карбонат назначают внутрь после еды по 900 мг/сут, распределяя дозу равно мерно на 3—4 приема.

При крайне тяжелой степени острой лучевой болезни (доза облучения более 6 Гр) и неко торых случаях лучевой болезни III степени на 5—10-й день после поражения может быть прове дена трансплантация аллогенного или сингенного (заготовленного ранее от пострадавшего и законсервированного) костного мозга. Аллогенный костный мозг должен быть совместим по АВ0-группе и резус-фактору, типирован по основным лейкоцитарным антигенам гистосовмести мости (HLA) и лимфоцитарному тесту MLC. Трансплантация костного мозга осуществляется пу тем его внутривенного введения, количество клеток в трансплантате должно быть не менее 10— 15 х 109.

При пересадке костного мозга рассчитывают на получение следующих эффектов:

— приживление донорского костного мозга с последующей репродукцией стволовых кле ток;

— стимуляция остатков костного мозга пострадавшего;

— замещение пораженного костного мозга донорским без его приживления.

Приживление донорского костного мозга возможно на фоне полного подавления иммун ной активности облученного, поэтому трансплантация производится при активной иммуносу прессивной терапии антилимфоцитарной сывороткой или 6% раствором антилимфоцитарного глобулина с использованием кортикостероидных гормонов. Приживление трансплантата с про дукцией им полноценных клеток происходит не ранее 7—14 сут после трансплантации. На фоне прижившего трансплантата может произойти оживление остатков кроветворения облученного, что неизбежно приводит к иммунному конфликту собственного костного мозга и донорского. В международной литературе это получило название вторичной болезни (болезнь отторжения чу жеродного трансплантата). В качестве стимулирующего кроветворения и заместительного сред ства у больных, получивших сублетальные дозы, может использоваться нетипированный алло генный костный мозг (совместимый по системе АВО и резус-фактору) в количестве 10—15 млрд клеток.

Следует, однако, отметить, что анализ многочисленных трансплантаций костного мозга, проведенных у больных с острой лучевой болезнью, в том числе и у пострадавших во время ава рии на Чернобыльской АЭС, показал, что группа лиц, которым трансплантация костного мозга была показана и, по логике, должна была быть успешной, оказалась весьма ограниченной, а эф фект очень проблематичным. Это дает основание относиться к трансплантации костного мозга довольно сдержанно.

Более перспективным представляется применение препаратов цитокинов, регулирую щих в организме пролиферацию и дифференцировку гемопоэтических клеток-предшественниц, начиная с полипотентной стволовой клетки. Речь идет прежде всего о колониестимулирующих факторах (КСФ), действующих на определенный коммитированный предшественник: грануло цитарно-макрофагальный колониестимулируюший фактор (ГМ-КСФ), гранулоцитарный коло ниестимулирующий фактор (Г-КСФ). Препараты этих КСФ оказывают выраженное позитивное влияние на лечение костномозгового синдрома ОЛБ при их курсовом применении, начинающем ся через некоторое время после облучения, когда спонтанная регенерация уже достигает уровня коммитированных предшественников и создается таким образом субстрат для их действия. Наи более распространенными препаратами являются лейкомакс - рекомбинантный человеческий ГМ-КСФ, который назначают внутривенно капельно в суточной дозе 10 мкг/кг в течение 4—6 ч, и нейпоген, представляющий собой рекомбинантный человеческий Г-КСФ. Его вводят внутри венно или подкожно в дозе 0,5—5,0 мкг/(кг • сут).

В этом периоде производится санация возможных очагов инфекции, назначается общеук репляющая терапия (режим, диета, витаминные комплексы). В конце скрытого периода больных рассредоточивают по стерильным палатам и асептическим боксам.

Наиболее сложная задача — лечение больных острой лучевой болезнью в период разгара.

Больные продолжают находиться в условиях асептического режима, при возможности в палатах с ламинированным потоком стерильного воздуха, сокращается число внутримышечных и внутри венных инъекций. Особое внимание уделяют уходу за пораженными (ежедневно обработка кожи антисептиками, полоскание рта, носоглотки дезинфицирующими растворами).

Для питания больных используют, как правило, две диеты. При отсутствии оро фарингеального синдрома и гастроэнтероколита назначают диету, соответствующую общегоспи тальному столу. В случаях, когда нарастают явления токсемии, появляется кровоточивость сли зистых оболочек полости рта, развиваются явления некротического тонзиллита назначают щадя щую, жидкую «гипотоксическую» диету с введением до 3 л жидкости, сбалансированной по ко личеству белка (110—120 г), жиров (50 г), углеводов (340 г) с общей энергетической ценностью до 2500 ккал (105 х 105 Дж). Для улучшения процессов пищеварения и снятия спазмов назначают ферментативные препараты (панкреатин, фестал, энзистал и др.), вяжущие (кальция карбо нат, препараты висмута) в общепринятой дозировке. При выраженной диспепсии, наличии при знаков обезвоживания, резком снижении массы тела переходят на парентеральное питание (глю коза, смеси аминокислот, альбумин, протеин, жировые эмульсии, белковые гидролизаты, витами ны).

Для предупреждения инфекционных осложнений и их лечения широко применяют ан тибактериальные препараты и средства, повышающие иммунную сопротивляемость организма.

Антибиотики назначают за 4—7 дней до прогнозируемого времени развития агранулоцитоза, ко торый возникает при острой лучевой болезни IV степени на 1-й неделе, III степени — на 2—3-й неделе, II степени — на 4—5-й неделе заболевания. Абсолютным показанием для назначения ан тибиотиков служат клинические признаки активации инфекции (лихорадка, появление симпто мов инфекционных осложнений). В последние годы традиционные схемы антибиотикотерапии, включающие эмпирическое назначение не менее двух типов антибиотиков широкого спектра действия с последующим присоединением карбенициллина и противогрибковых препаратов, пе ресмотрены. Они сменились на раннее применение имипемена или цефалоспоринов III поколе ния (цефотан, клафоран и др.) с одновременным добавлением амфотеррицина-В (внутривенно или с помощью ингаляции) и противовирусных препаратов (зовиракс парентерально). Естест венно, что эти схемы не исключают использования антибиотиков других групп, таких как ами ногликозиды, макролиды, пенициллины, особенно при наличии сведений о высеваемости чувст вительной к ним микрофлоры, которую идентифицируют не реже трех раз в неделю. Во всех слу чаях целесообразно придерживаться принципа добавления антибиотиков без отмены пред ыдущих, оценивая их токсичность путем наблюдения за больным, по данным анализов крови и мочи, по концентрации препарата в крови. При лечении кишечного синдрома для профилактики эндогенного инфицирования применяют различные схемы энтеральной стерилизации (деконта минации), включающие назначение нистатина, бисептола-480, невиграмона, низорала. В случа ях тяжелых осложнений, вызванных стафилококками, наряду с антибиотиками применяют анти стафилококковую плазму (внутривенно до 200 мл однократно) или антистафилококковый гам ма-глобулин (внутримышечно до 1,5 мл однократно).

Сульфаниламидные препараты имеют ограниченное применение, их следует назначать лишь при отсутствии или дефиците антибиотиков при лучевой болезни I—II степени. Предпочте ние следует отдавать препаратам пролонгированного действия (сульфадиметоксин, сульфамоно метоксин, спофадазин и др.). Антибактериальная терапия продолжается до выхода больного из состояния агранулоцитоза (количество лейкоцитов не менее 3 х 109/л) и стойкой нормализации температуры тела.

Одна из важнейших задач терапии острой лучевой болезни в периоде разгара — лечение кровоточивости. Учитывая, что основным патогенетическим фактором в развитии геморрагиче ского синдрома является тромбоцитопения, наиболее эффективным средством его лечения сле дует считать трансфузии тромбоцитов. Наилучшее действие оказывает свежеприготовленная тромбоцитная масса, полученная методом тромбоцитафереза на автоматических сепараторах крови, позволяющих заготовить от одного донора 1—6 х 10" тромбоцитов (одна лечебная доза тромбоцитной массы составляет 2—4 х 10" клеток). Еще более эффективным является примене ние аутотромбоконцентратов, заготовленных от больных в первые дни после облучения. Тром боцитную массу и аутотромбоконцентрат вводят внутривенно три раза в неделю.

При отсутствии тромбоцитной массы с заместительной целью применяются препараты, содержащие фосфатиды: эригем (по 200,0 мл внутривенно капельно), жировые эмульсии (липо маиз, интралипид) по 100,0 мл внутривенно капельно ежедневно.

С целью усиления прокоагулянтной активности крови применяют внутривенное введение фибриногена (3—4 г), плазмы (до 200,0 мл);

снижение фибринолиза крови достигают введением эпсилонаминокапроновой кислоты (100 мл 5% раствора 2—4 раза в день внутривенно или внутрь до 20,0 г/сут), амбена (5,0 мл 1% раствора внутривенно 2 раза в сутки). Нормализации сосудистой проницаемости добиваются применением аскорбиновой кислоты, препаратов витамина P в обычных дозах, дицинона (отечественный аналог этамзилат) внутривенно по 2,0 мл 12,5% рас твора через каждые 6 ч или внутрь по 0,25 г 4 раза в сутки, серотонина по 10,0 мг внутривенно капельно 2 раза в сутки. При кровотечениях из носа и раневых поверхностей назначают пре параты местного действия — гемостатическую губку, фибринную пленку, сухой тромбин. В слу чаях развития анемии производят переливание эритроцитной массы, взвеси замороженных и от мытых эритроцитов.

Для замещения убыли форменных элементов крови, восполнения пластических материа лов, необходимых для нормализации обменных процессов и повышения неспецифической рези стентности организма, производятся трансфузии крови или ее компонентов. Цельную кровь пе реливают крайне редко — лишь при тяжело протекающих инфекционно-некротических процессах на фоне выраженной анемизирующей кровоточивости. В этих случаях применяют прямые пере ливания крови по 350,0—400,0 мл через день (на курс 4—5 переливаний) либо свеже консервированную кровь по той же схеме. Использовать консервированную кровь не следует, так как она способна вызывать тяжелые посттрансфузионные реакции и усиление геморрагических проявлений. Во всех случаях с менее выраженными осложнениями предпочтение отдается ком понентам крови — лейко-эритро-тромбоконцентратам. Следует учесть, что активная замести тельная терапия компонентами крови способствует формированию изоиммунизации, что может привести к вторичным поражениям тканей и возникновению рефрактерности к терапии клетками крови. В целях профилактики этих явлений компоненты крови подвергают предварительному облучению в дозе 8~ 10 Гр, назначают стероидные гормоны, иммунодепресанты.

Стимуляторы кроветворения в этом периоде острой лучевой болезни не применяют, так как они истощают костный мозг и тем самым утяжеляют течение заболевания. В то же время представляется перспективным лечение ОЛБ гемопоэтическими ростовыми факторами (Г-КСФ, ГМ-КСФ).

Наряду с перечисленными выше лекарственными препаратами, широко используются средства симптоматической терапии.

На ранних этапах восстановления, когда больные продолжают оставаться на стационарном лечении, назначают уже применявшиеся ранее поливитаминные комплексы, препараты из группы ноотропов (ноотропил), актопротекторы (бемитил). Для коррекции гематологических нарушений применяют витамины B12, фолиевую кислоту, препараты железа. При прогрессировании анемии производится переливание эритроцитной массы, назначают гемостимуляторы (натрия нук леинат, лития карбонат). Для ускорения хода нормализации метаболических процессов применя ют анаболические гормоны (неробол по 5 мг в день, ретаболил по 1,0 мл 5% раствора внутри мышечно 1 раз в 2 нед). Важное место отводится иммунокорригирующей (тималин, левамизол] и общеукрепляющей (заманиха, элеутерококк и др.) терапии.

По достижении клинического выздоровления продолжается реабилитация пострадавших в условиях санаторно-курортного лечения. Поскольку в этом периоде у большинства больных еще сохраняется вегетативная лабильность, эмоциональная неустойчивость, склонность к метеотроп ным реакциям, плохая переносимость перемены климата, их целесообразно направлять в местные санатории с профилем, соответствующим ведущей соматической патологии, определенной в дан ное время. В санатории больным назначается общий режим, включающий утреннюю гимнастику, прогулки, терренкур, водные процедуры. Загорание, электропроцедуры, ультрафиолетовое облу чение исключаются. Диета должна быть полноценной по аминокислотному составу, содержать повышенное количество белка, свежие овощи, фрукты, ацидофильно-дрожжевые молочные про дукты, пектиновые вещества.

После завершения санаторно-курортного лечения больные должны находиться на амбула торно-поликлиническом наблюдении. Лечение и реабилитационные мероприятия на этом этапе осуществляются в соответствии с результатами динамического наблюдения.

2.2.8. Этапное лечение Организация терапевтической помощи пораженным ионизирующими излучениями на эта пах медицинской эвакуации регламентируется Указаниями по военно-полевой терапии, Инструк цией по этапному лечению пораженных с боевой терапевтической патологией и другими руково дящими документами. Как уже отмечалось, современная противолучевая терапия оказывается неэффективной при крайне тяжелых формах и при IV степени костномозговой формы острой лу чевой болезни. Однако смертельные исходы при этих формах наступают не сразу, а через не сколько часов (церебральная форма) или суток (IV степень костномозговой формы, кишечная и сосудисто-токсемическая), и сосредоточение усилий медицинского персонала на проведении ле чебных мероприятий таким пораженным за счет ограничения и снижения объема и качества по мощи больным с костномозговой формой острой лучевой болезни I—III степени не может счи таться правомерным. Основные усилия должны быть направлены на лечение перспективных больных, больным же с крайне тяжелыми формами болезни следует проводить симптоматическое лечение, направленное на облегчение страданий. Пораженные с острой лучевой болезнью I сте пени после купирования первичной реакции остаются в строю или возвращаются в строй;

они подлежат госпитализации лишь в периоде разгара, т. е. спустя месяц после облучения. Больных с острой лучевой болезнью II—IV степени, а также с крайне тяжелыми формами следует госпи тализировать с момента установления диагноза. На этапах медицинской эвакуации медицинская помощь оказывается в следующем объеме:

Первая помощь (самопомощь и взаимопомощь) предусматривает устранение или ослаб ление начальных признаков лучевой болезни. Она оказывается непосредственно после ядерного взрыва средствами, содержащимися в индивидуальной аптечке:

— для предупреждения рвоты применяют противорвотные средства — этаперазин, ди меткарб или латран;

— при опасности дальнейшего облучения (пребывание на радиоактивно зараженной мест ности) принимают радиопротектор цистамин (6 таблеток однократно) или радиопротектор экс тренного действия индралин (3 таблетки);

— при заражении открытых участков кожных покровов и обмундирования свыше до пустимых уровней после выхода из зоны радиоактивного заражения производится частичная са нитарная обработка.

Доврачебная помощь оказывается фельдшером и направлена на устранение или ослабле ние начальных признаков лучевой болезни и угрожающих жизни проявлений. Она предусматри вает:

— при тошноте — повторное применение этаперазина или латрана;

— при развившейся рвоте — 1 мл 0,1% раствора атропина сульфата подкожно;

— при явлениях сердечно-сосудистой недостаточности — введение кордиамина (1 мл подкожно), кофеин-бензоата натрия (1 мл 2% раствора внутримышечно);

— при психомоторном возбуждении и реакции страха — прием внутрь 1-2 таблеток фе назепама или сибазона;

— при необходимости дальнейшего пребывания на местности с высоким уровнем радиа ции — прием цистамина (1,2 г внутрь);

— при заражении открытых участков кожных покровов и обмундирования сверх допусти мых уровней — проведение частичной санитарной обработки.

Первая врачебная помощь направлена на устранение проявлений острой лучевой болезни и подготовку пораженных к дальнейшей эвакуации. На данном этапе выделяются лица, нуждаю щиеся в частичной санитарной обработке (при заражении у них кожных покровов и обмундиро вания продуктами ядерного взрыва выше допустимого уровня), в неотложной помощи, в помощи, которая может быть отсрочена, и подлежащие возвращению в свои подразделения. Критериями для сортировки пораженных являются клинические признаки лучевой болезни и результаты фи зической дозиметрии.

Неотложные мероприятия первой врачебной помощи включают:

— при развившейся рвоте — внутримышечное введение 1 мл диксафена, при выражен ной и неукротимой рвоте — дополнительно 1 мл 0,1% раствора атропина сульфата подкожно;

— при резком обезвоживании — внутривенно изотонический раствор натрия хлорида, обильное питье;

— при острой сосудистой недостаточности — кордиамин (1 мл подкожно), кофеин бензоат натрия (] мл 20% раствора подкожно), мезатон (1 мл 1% раствора внутримышечно);

— при сердечной недостаточности — 1 мл 0,06% раствора коргликона или 0,5 мл 0,05% раствора строфантина внутривенно в 20 мл 20% раствора глюкозы;

— при развитии судорог — 5 мл 5% раствора барбамила внутримышечно.

К отсроченным лечебным мероприятиям относятся назначение лихорадящим больным ан тибиотиков: оксациллин вместе с ампициллином по 0,5 каждого внутрь или 500 000 ЕД пеницил лина внутримышечно. При кровоточивости — внутрь 100 мл 5% раствора эпсилона минокапроновой кислоты.

Облученные в дозе до 2 Гр (I степень ОЛБ) после купирования первичной реакции воз вращаются в подразделения, они госпитализируются только в периоде разгара. Остальные на правляются на этап оказания квалифицированной медицинской помощи.

Квалифицированная медицинская помощь направлена на устранение тяжелых, угро жающих жизни проявлений лучевой болезни, борьбу с различными ее осложнениями и подготов ку пораженных к дальнейшей эвакуации. При поступлении на этап квалифицированной медицин ской помощи выделяются пострадавшие с заражением кожи и обмундирования радиоактивными веществами свыше допустимого уровня. Они направляются в отделение специальной обработки для полной санитарной обработки. При необходимости в этом отделении оказывают неотложную помощь. Остальные облученные поступают в сортировочно-эвакуационное отделение, где на ос новании клинических данных и результатов физической дозиметрии определяются форма и сте пень тяжести острой лучевой болезни и состояние транспортабельности. Нетранспортабельных пораженных (острая сердечно-сосудистая недостаточность, неукротимая рвота с признаками обезвоживания, тяжелая токсемия, психомоторное возбуждение, судорожно-гиперкинетический синдром) направляют в госпитальное отделение. Облученных в дозе до 2 Гр после купирования первичной реакции возвращают в свою часть, получивших дозу свыше 2 Гр (за исключением це ребральной формы), эвакуируют в терапевтические госпитали госпитальной базы. Больных с ко стномозговой формой острой лучевой болезни в периоде разгара при I степени тяжести эвакуи руют в ВПГЛР, при II—IV, а также с кишечной и сосудисто-токсемической формой — в ВПТГ.

Квалифицированная медицинская помощь предусматривает:

— при упорной рвоте — диксафен 1 мл внутримышечно, атропина сульфат 1 мл 0,1% рас твора подкожно, 1 мл 2,5% раствора аминазина, разведенного в 5 мл 0,5% раствора новокаина внутримышечно;

в случае резкого обезвоживания — внутривенно капельно изотонический рас твор натрия хлорида до 3 л;

с целью детоксикации — 300—500 мл гемодеза, 500—1000 мл рео полиглюкина также внутривенно капельно;

— при острой сердечно-сосудистой недостаточности — инъекции мезатона (1 мл 1% раствора внутримышечно) или норадреналина (внутримышечно капельно из расчета на л раствора глюкозы 2—4 мл 0,2% раствора препарата со скоростью 20—60 капель в минуту);

при сердечной недостаточности — внутривенное введение коргликона (1 мл 0,06% раствора) или строфантина (0,5 мл 0,05% раствора) — в 20 мл 20% раствора глюкозы;

— при возбуждении — внутрь феназепам по 1 таблетке 3 раза в день;

— при развитии агранулоцитоза или появлении клинических признаков инфекционных ос ложнений (лихорадка, пневмония, тонзиллит, стоматит) назначают антибиотики широкого спек тра действия в больших дозах (ампициллин с оксациллином до 6 г/сут каждого, рифампицин — до 1,2 г/сут или тетрациклин до 2 г/сут), при отсутствии указанных препаратов — пенициллин (до 5 000 000 ЕД в сутки) со стрептомицином (1 г/сут);

— для борьбы с кровоточивостью применяются амбен (внутривенно 5—10 мл 1% рас твора), эпсилонаминокапроновая кислота (внутривенно капельно до 100 мл 5% раствора), местно гемостатическая губка, тромбин;

при прогрессирующей анемии на фоне кровоточивости — пере ливания эритроцитной массы или прямые переливания крови;

— при угрозе развития отека головного мозга — внутривенное введение 15% раствора маннита (из расчета 0,5—1,5 г сухого вещества на 1 кг массы тела), 10% раствора натрия хлорида (10—20 мл однократно), 25% раствора магния сульфата (10—20 мл медленно!);

— при церебральной форме острой лучевой болезни проводится симптоматическое лече ние пострадавших с целью облегчения их страданий. Для этого используют седативные (феназе пам), противосудорожные (барбамил, тиопентал натрия) и обезболивающие (промедол) средства.

Специализированная медицинская помощь проводится в полном по объему лечении по страдавших и направлена на устранение у них основных проявлений острой лучевой болезни и ее осложнений и создание условий для быстрейшего восстановления боеспособности и работоспо собности. В дополнение к мероприятиям квалифицированной медицинской помощи она преду сматривает размещение больных в периоде разгара в антисептических палатах, трансплантацию костного мозга, переливание лейкоцитарных концентратов и тромбоцитарной массы, получаемых путем сепарации клеток.

2.3. ДРУГИЕ ФОРМЫ РАДИАЦИОННЫХ ПОРАЖЕНИЙ 2.3.1. Комбинированные радиационные поражения Комбинированные радиационные поражения (КРП) — это поражения, для которых характерно сочетание механической и (или) термической травмы с лучевой болезнью.

Наиболее часто КРП будут возникать при ядерных взрывах, когда лучевой, механический и термический поражающие факторы действуют одновременно или последовательно. КРП при нято делить на радиационно-механические (облучение + воздействие ударной волны или огне стрельное ранение), радиационно-термические (облучение + термическая травма) и радиацион но-механо-термические (облучение в сочетании с механической и термической травмами). В зависимости от ведущего компонента различают поражения с преобладанием радиационной или нерадиационной травмы.

Острая лучевая болезнь, развивающаяся при комбинированном поражении, оказывает влияние на течение механических и термических травм, существенно ухудшая их исход. Наличие последних в свою очередь ухудшает течение лучевого поражения. Однако патологический про цесс при КРП представляет собой не простую сумму двух или нескольких повреждений, а слож ную реакцию организма, характеризующуюся рядом качественных особенностей и определяемую как синдром взаимного отягощения. Этот синдром характеризуется более тяжелым течением каждого компонента КРП, чем течение таких же, но изолированных поражений, при этом общее течение поражения утяжеляется, значительно чаще развивается ожоговый или травматический шок, тяжелый эндотоксикоз, лихорадка, белковая недостаточность, усиливается кровоточивость с развитием глубокой анемизации, увеличивается число инфекционно-некротических осложнений, существенно замедляются восстановительные процессы.

При КРП минимальная доза облучения, при которой выявляются симптомы лучевой бо лезни, снижается с 1 до 0,5 Гр. Максимальная доза облучения, при которой возможен благопри ятный исход КРП, снижается до 4,5 Гр при двойной комбинации и до 3 Гр при тройной комбина ции поражающих факторов (облучение + травма + ожог). При этом происходит усиление тяжести лучевого поражения на 1 ступень больше той, что наблюдалась бы при изолированном лучевом воздействии в той же дозе. Следовательно, лучевая болезнь I степени (1—2 Гр) в комбинации с ожогами или травмами соответствует тяжести и исходам изолированных поражений II степени (2—4 Гр), II степени — III и т. д.

В течении КРП различают четыре периода:

— начальный, или период первичных реакций на лучевые и нелучевые травмы;

— период преобладания клинических проявлений нелучевых (механического и термическо го) компонентов;

— период преобладания лучевого компонента, — период восстановления.

В начальном (остром) периоде преобладает более тяжелая симптоматика травм и ожогов (боль, интоксикация, кровопотеря, острые расстройства дыхания и гемодинамики). Признаки первичной реакции на облучение (тошнота, рвота, головная боль, адинамия) обычно за маскированы более выраженными проявлениями нелучевых воздействий. При исследовании кро ви в этот период при ведущей механической травме отмечаются нейтрофильный лейкоцитоз и анемия, при ведущем ожоге — гемоконцентрация. Резко выраженная абсолютная лимфопения может свидетельствовать о преобладании лучевого компонента. Продолжительность этого пе риода от нескольких часов до 2—3 сут.

Второй период — период преобладания клинических проявлений нелучевых компонентов соответствует скрытому периоду лучевой болезни — продолжается от 2 сут до 3—4 нед при ве дущем механическом компоненте и от 3 до 7 сут — при ведущем термическом. Вследствие раз вития синдрома взаимного отягощения отмечается более тяжелое, чем при изолированных меха ническом, термическом или радиационном поражениях сравнимой силы, общее состояние пора женных, развиваются и прогрессируют лейкопения и лимфопения.

Третий период — период преобладания лучевого компонента — характеризуется, глав ным образом, симптомом лучевого поражения: стойкая лихорадка, кровоточивость, инфекцион но-некротические осложнения (пневмония, стоматит, тонзиллит), лейкопения, тромбоцитопения, более выраженная, чем при лучевой болезни аналогичной степени тяжести, анемия.

Течение механических и термических повреждений осложняется инфицированием, вто ричными кровотечениями, замедлением хода репарации. Этот период нередко является критиче ским для пораженных, так как в это время возникает множество опасных для жизни осложнений.

Продолжительность периода от 2 до 6—8 нед.

Период восстановления характеризуется замедленной регрессией симптомов лучевой бо лезни, затяжным заживлением ран, развитием стойкой анемии, выраженным снижением массы тела. Продолжительность его зависит от тяжести компонентов КРП и наличия тех или иных ос ложнений.

Диагностика радиационного поражения у раненых и обожженных вызывает ряд затруд нений, особенно в начальном периоде, когда некоторые симптомы первичной реакции на облуче ние (адинамия, тошнота, рвота, эритема, лихорадка) могут быть обусловлены воздействием нелу чевых компонентов. Из симптомов первичной реакции наибольшее диагностическое значение имеет рвота, не соответствующая характеру и тяжести нелучевых травм.

Учитывая, что сами термические и механические повреждения могут сопровождаться лимфопенией, для диагностики лучевого поражения следует определять абсолютное число лим фоцитов не только в первые 2—3 сут, но и в более поздние сроки (4—5-й день).

Лечение осуществляется с учетом тяжести проявлений и периода КРП. В течение первого периода основные усилия должны быть направлены на устранение асфиксии, остановку кровоте чения, нормализацию функции сердца, легких и других жизненно важных органов. Эффективным мероприятием в этом периоде является неотложное (по жизненным показаниям) оперативное вмешательство. Также проводится купирование первичной лучевой реакции, осуществляется де зинтоксикационная терапия. Во втором периоде требуется наибольшая хирургическая активность для выполнения всех мероприятий квалифицированной и специализированной хирургической помощи в полном объеме. В третьем периоде проводится комплексное лечение лучевой болезни, а хирургические вмешательства осуществляются только по жизненным показаниям. В периоде восстановления осуществляется терапия остаточных явлений лучевого поражения и оперативное лечение последствий травм и ожогов (кожная пластика, устранение контрактур и т. д.).

Эвакуационное предназначение определяется преобладанием радиационной или нерадиа ционной травмы:

— легкораненые и легкообожженные с лучевой болезнью I степени направляются в ВПГЛР;

— легкораненые и легкообожженные с лучевой болезнью II и III степени направляют ся в ВПМГ;

— раненые и обожженные средней и тяжелой степени с лучевой болезнью I—IV степени направляются в специализированные хирургические госпитали госпитальной базы.

2.3.2. Сочетанные радиационные поражения Сочетанные радиационные поражения возникают при одновременном воздействии на организм внешнего гамма-излучения, внутреннего радиоактивного заражения продуктами деления и местного поражения внешним бета-излучением кожи.

Сочетанному поражению могут подвергаться люди в момент пребывания на радиоактивно зараженной местности. Основные патологические изменения при сочетанном поражении прояв ляются общей реакцией, обусловленной внешним относительно равномерным гамма-облучением с формированием гематологического синдрома, характерного для острой лучевой болезни раз личной степени тяжести, которая отягощается местными бета-поражениями кожи и слизистых оболочек полости рта, носоглотки, бронхов, желудка и кишечника. На фоне этих изменений, сравнительно быстро возникающих после поражения, постепенно формируются признаки пора жения отдельных органов, связанные с воздействием на них радиоактивных инкорпорированных веществ, обладающих тропностью к тем или иным тканям: к костной ткани — остеотропные вещества (стронций, цирконий, иттрий), к печени и селезенке — гепатотропные вещества (лан тан, цезий, торий, полоний), к щитовидной железе — тиреотропные вещества (йод).

Клиническая картина сочетанного радиационного поражения определяется тяжестью воздействия отдельных радиационных компонентов и взаимовлиянием одного вида поражения на характер развития и течения патологического процесса, вызванного другим поражающим факто ром. Так, проявления первичной реакции на внешнее гамма-облучение изменяются вследствие функциональных расстройств желудка и кишечника, связанных с воздействием на слизистые оболочки радиоактивных веществ.

В скрытом периоде и периоде разгара проявляющиеся эриматозные и эриматозно буллезные бета-дерматиты изменяют характер развивающихся гематологических, вегето сосудистых и нейроэндокринных сдвигов. В периоде восстановления происходит манифестация органных поражений, обусловленных внутренним радиоактивным заражением, что ведет к за медлению восстановительных процессов.

В связи с взаимовлиянием патологических процессов, вызванных воздействием различных радиационных факторов, острая лучевая болезнь от сочетанного облучения характеризуется оп ределенными особенностями. К ним относятся нарушение четкости периодизации заболевания, своеобразие гематологических изменений, замедление процессов восстановления. Характерны большая выраженность и продолжительность первичной реакции, особенно желудочно кишечных расстройств. При сравнительно небольших уровнях внешнего гамма-облучения возни кает повторная или многократная рвота и нередко — жидкий стул. Эти нарушения функциональ ного состояния желудка и кишечника частично связаны с местным воздействием радиоактивных веществ.

Как проявления бета-облучения в периоде первичной реакции развиваются конъюнктивит, стоматит, назофарингит, эритематозный дерматит. При их выраженности возникают проявления общерезорбтивного синдрома: повышение температуры тела, озноб, увеличение СОЭ. Характер ны более выраженные, чем при лучевой болезни от внешнего гамма-излучения, лейкоцитоз и лимфопения, может развиться тромбоцитопения как проявление диссеминированного внутрисо судистого свертывания, возникающего при значительных местных бета-ожогах. Последние суще ственно отличаются от дерматита, вызванного гамма-излучением, они характеризуются более легким течением.

В скрытом периоде преобладают проявления бета-поражений с общерезорбтивной реакци ей. Последующая динамика количества лейкоцитов, гранулоцитов и тромбоцитов не характерна для лучевой болезни от равномерного гамма-облучения. Как в скрытом, так и в периоде разгара лейкопения менее выражена, а период восстановления начинается позднее. Он характеризуется уменьшением темпа регенерации кроветворения, стойкостью астенических и нейроциркулятор ных расстройств, сниженной переносимостью физических нагрузок.

В диагностике сочетанных поражений кроме вышеуказанных особенностей развития за болевания имеет значение оценка данных радиометрических исследований кожи, щитовидной железы, мочи, кала, крови.

Лечение сочетанных радиационных поражений осуществляется с учетом тяжести и общих проявлений острой лучевой болезни, выраженности внутреннего радиоактивного заражения, ра диационных поражений кожи и слизистых оболочек.

2.3.3. Острая лучевая болезнь при неравномерном облучении и местные радиа ционные поражения В боевой обстановке, как правило, лучевые поражения будут неравномерными из-за при крытия в момент облучения отдельных участков тела элементами фортификационных сооруже ний, техники, вооружения и т. д. Виды неравномерного облучения могут быть самыми разнооб разными. Так, различают общее неравномерное, субтотальное и местное облучение. Общее облу чение может быть с неравномерностью по вертикальной оси тела (с максимумом облучения голо вы или нижней части тела) и с неравномерностью по горизонтальной оси тела (с максимумом об лучения передней или задней поверхности тела), а также — латеральное.

При неравномерном облучении общие закономерности течения острой лучевой болезни (цикличность, гипоплазия кроветворной ткани) могут быть несколько модифицированы или вы ражены менее отчетливо. Это связано с тем, что в экранированных частях тела остаются непо врежденными или повреждаются незначительно некоторые радиочувствительные ткани (костный мозг, кишечник). В период выздоровления это способствует более быстрому восстановлению и нормализации функций. В результате возможно выздоровление даже людей, подвергшихся дей ствию ионизирующих излучений в дозах, которые в условиях равномерного облучения неминуе мо вызывают гибель.

Локальность облучения нередко приводит к тому, что в клинической картине острой луче вой болезни на первый план начинают выступать местные поражения отдельных органов и сис тем. Это не только отрицательно сказывается на течении болезни в целом, но может быть непо средственной причиной тяжелых осложнений и смерти пораженных. Поэтому прогнозировать исход при неравномерных радиационных поражениях значительно сложнее. В этих условиях большое прогностическое значение приобретают критерии биологической дозиметрии. При об лучении преимущественно головы и шеи наблюдается выраженная первичная реакция: «фонта нирующая» рвота, сильнейшие головные боли, вазомоторные расстройства. Если доза облучения превышает 4—5 Гр, появляются гиперемия и отечность лица, в дальнейшем происходит эпиляция бровей и ресниц. При дозе 10 Гр и более возникают отек головного мозга с выраженными невро логическими проявлениями, а также язвенно-некротическое поражение слизистых оболочек по лости рта и носоглотки (оро-фарингеальный синдром). В периферической крови и стернальном пунктате отчетливых признаков угнетения кроветворения, как правило, не обнаруживается.

Облучение грудного сегмента тела протекает с минимальными проявлениями первичной реакции, вместе с тем в первые двое суток при этом нередко наблюдаются неприятные ощущения в области сердца вплоть до болей стенокардитического характера, различные нарушения ритма сердечной деятельности и соответствующие изменения на ЭКГ. Исследование стернального пунктата выявляет угнетение кроветворения, тогда как периферическая кровь почти или совсем не изменяется. Эта характерная для случаев облучения грудной клетки диссоциация в показа телях стернального пунктата и периферической крови объясняется усилением кроветворения в других отделах костномозговой ткани. Облучение брюшного сегмента тела вследствие наличия большой рефлекторной зоны проявляется выраженной первичной реакцией и симптомами поражения органов брюшной полости. Особенности клинической картины заболевания опреде ляются, главным образом, клинико-морфологическими изменениями этих органов, прежде всего кишечника (сегментарный радиационный колит, энтерит и т. д.), отличающегося наибольшей радиопоражаемостью. Определяются значительные изменения почек и мочевого пузыря.

Изменения системы крови выражены незначительно, опустошение костного мозга наблюдается только в тех костях, которые подверглись облучению. В связи с этим при неравномерном облуче нии для объективной оценки функции кроветворения необходимо исследовать костномозговой пунктат из разных костей (грудина, гребешок подвздошной кости, пяточная кость и др.).

При локальном облучении конечностей исход болезни зависит от тяжести местной луче вой травмы (степени тяжести и распространенности радиационного поражения кожи и подкож ных тканей).

Местные радиационные поражения характеризуются возникновением лучевых ожогов, клиническая картина которых определяется как поглощенной дозой, энергией и видом излуче ний, так и индивидуальными особенностями организма, площадью ожога и его локализацией.

Особенно радиочувствительна кожа кистей рук, стоп, паховой и подмышечной области.

Наиболее тяжелые формы ожогов с глубоким поражением подкожной клетчатки и других подлежащих тканей наблюдаются при воздействии нейтронов и гамма-излучения в силу большой их проникающей способности. Бета-частицы проникают не глубже базального слоя кожи, поэто му они могут вызвать хотя и обширные, но неглубокие ожоги. Альфа-частицы почти полностью поглощаются ороговевшим слоем эпидермиса кожи и по этой причине практически не способны вызывать кожные поражения.

В зависимости от величины воздействующей дозы ионизирующих излучений развиваются лучевые поражения кожи различной степени тяжести. При облучении в дозах около 5 Гр возника ет реакция, проявляющаяся временным выпадением волос и шелушением кожи с последующей небольшой ее пигментацией. К концу 3-го месяца все эти явления проходят. При облучении в до зах 8—12 Гр развивается эритематозный дерматит. Он сопровождается зудом, чувством жжения.

Вторичная эритема появляется примерно через две недели после облучения, в это же время начи нают выпадать волосы, развивается отечность кожи. В последующем при благоприятном исходе явления отека и гиперемии постепенно стихают. На месте бывшего ожога остаются шелушение кожи и депигментированный участок, окаймленный полоской пигментации.

Облучение в диапазоне доз от 12 до 20 Гр вызывает развитие буллезной формы пораже ния кожи. Первичная эритема держится от несколько часов до 2—3 сут. Скрытый период состав ляет 10—15 сут. Период разгара начинается с развития вторичной эритемы, отека кожи и под кожной клетчатки. Отек является причиной возникновения сильного болевого синдрома. Одно временно появляются признаки общей интоксикации организма: пропадает аппетит, возникают головные боли. Затем на фоне выраженного отека кожи начинают образовываться пузыри, на полненные серозным содержимым, которое затем становится гнойным.

При воздействии ионизирующих излучений в дозах 20—25 Гр развивается язвенный дер матит. В таких случаях на фоне выраженной вторичной эритемы уже в раннем периоде появля ются эрозии и язвы, которые быстро осложняются гнойными процессами. Язвы долго не зажива ют и нередко сопровождаются трофическими изменениями.

При облучении в дозах свыше 25 Гр возникают лучевые ожоги крайне тяжелой степени.

Первичная эритема в этих случаях всегда ярко выражена и не исчезает к началу периода разгара.

Быстро развивается отек кожи, появляются кровоизлияния, образуются очаги некроза. В резуль тате пареза артериол и венул и образования в них пристеночных тромбов в коже и подкожной клетчатке возникают нарушения кровообращения, которые способствуют отмиранию тканей. Как правило, присоединяется вторичная инфекция, нарастают явления интоксикации организма.

Лишь своевременная радикальная операция может спасти пострадавшего. Радиационные ожоги, развившиеся и протекающие на фоне острой лучевой болезни, оказывают отягощающее влияние на общее состояние больных и нередко определяют исходы поражений. В то же время и клиниче ское течение ожогов в этих случаях становится более затяжным, возрастает опасность присоеди нения гнойно-септических осложнений.

2.3.4. Лучевая болезнь от внутреннего радиоактивного заражения (внутреннего облучения) При попадании продуктов ядерного взрыва внутрь организма и задержке их там в количе ствах, значительно превышающих допустимые, также может развиться лучевая болезнь. В бое вых условиях внутреннее радиоактивное заражение менее вероятно, чем внешнее облучение, и будет встречаться, как правило, в сочетании с внешним облучением, при этом решающим явится внешнее облучение. В профессиональных условиях, в частности при нарушениях техники без опасности, не исключена возможность попадания радиоактивных веществ, отдельных радиоак тивных изотопов (радионуклидов) внутрь организма. Но в мирных условиях отдельные радиоизо топы и их смеси могут накапливаться в организме чаще в количествах, не приводящих к разви тию заболевания. Возникающие в этих условиях радиационные поражения являются по преиму ществу сочетанными с преобладанием поглощенной дозы внешнего облучения.

Лучевая болезнь, возникшая от внутреннего облучения, имеет некоторые особенности по сравнению с лучевой болезнью от внешнего облучения. Эти особенности связаны со свойствами и количеством радиоактивных веществ (РВ), поступивших в организм.

Радиоактивные вещества, образующиеся при ядерных взрывах, являются одним из пора жающих факторов ядерного оружия (остаточная радиация). Они могут вызвать заболевание чело века, находясь на расстоянии от него, попадая на одежду, на кожные покровы или проникая внутрь организма. Проникновение их в организм может происходить при вдыхании, при заглаты вании, через раневые и ожоговые поверхности. Наиболее важными изотопами, входящими в со став продуктов деления урана и плутония, являются радиоактивные изотопы йода, стронция, ба рия, цезия, таких редкоземельных элементов, как Церий и другие.

Поражающее действие радиоактивных продуктов ядерного взрыва (ПЯВ) определяется многими показателями: суммарной активностью радиоизотопов в их смеси, резорбцией в орга низме, физическим периодом полураспада, характером распределения в организме, величиной накопления в критическом органе, типом и энергией излучения, скоростью выведения из орга низма.

Степень и скорость резорбции РВ зависят от их химической природы, в частности — от растворимости. С раневых, ожоговых поверхностей и из желудочно-кишечного тракта хорошо всасываются растворимые изотопы стронция, церия, цезия, йода. Быстро всасываясь, РВ прони кают в кровь и накапливаются в различных тканях и органах;

одновременно с этим происходит выделение РВ из организма. Характер распределения радиоактивных изотопов в организме опре деляется их химическими и физико-химическими свойствами. Некоторые изотопы, например изотопы цезия, ниобия, рутения, распределяются более или менее равномерно, но значительная часть изотопов, входящих в состав РВ (ПЯВ), с большей или меньшей степенью избирательности накапливается в определенных тканях и органах. Некоторые изотопы в результате обычных реак ций захватываются костной тканью и задерживаются там на длительное время;

это — изотопы II группы периодической системы Д. И. Менделеева, а также цирконий, иттрий и др. Ряд их — в органах ретикулоэндотелиальной системы, к этой группе относятся изотопы большинства редкоземельных элементов. Так, изотопы лантана, церия, празеодима откладываются главным образом в печени и частично в селезенке. Радиоактивный йод с большой степенью избирательно сти поглощается щитовидной железой, а уран задерживается в почках.

Выделение РВ из организма может происходить всеми естественными путями, больше всего — через желудочно-кишечный тракт. Часть РВ выделяется почками, другие пути практиче ского значения не имеют. Скорость выделения из организма разных изотопов неодинакова. Ос новная часть их выводится из организма в первые 3—5 сут, затем скорость выделения снижается.

Особенно медленно выводятся из организма изотопы, инкорпорированные в костные ткани, так как скорость обменных процессов в костях относительно невелика.

Клиническая картина лучевой болезни от внутреннего облучения в основном сходна с картиной заболеваний, вызванных общим внешним облучением организма. Особенностью разви тия патологического процесса является то обстоятельство, что инкорпорированные радиоак тивные вещества длительно и непрерывно облучают организм и, кроме того, оказывают избира тельное, преимущественно локальное действие на органы и ткани в зависимости от места аппли кации радиоактивного продукта, топографии распределения в организме и путей выведения. Ти пичная для внутреннего радиоактивного заражения хроническая лучевая болезнь может разви ваться не только при длительном попадании в организм относительно небольших количеств ра диоактивных веществ, но и при однократном их поступлении в значительном количестве. На фо не хронической лучевой болезни постепенно формируется избирательное поражение отдельных органов и систем. Такая избирательность связана в первую очередь с местами депонирования ра диоактивных изотопов. Поэтому для лучевой болезни от внутреннего облучения не характерна развернутая клиническая картина полисиндромного поражения организма. В картине заболева ния при внутреннем радиоактивном заражении могут доминировать отдельные поражения раз личных органов и систем, например поражения системы крови, костные поражения, гепатолие нальный синдром и т. п. Отложение изотопов в костях может быть причиной упорного болевого синдрома с локализацией болей в конечностях и пояснично-крестцовой области;

при локализации РВ в почках (уран, полоний) возможно развитие изменений вплоть до некронефроза и пр. При ингаляционных заражениях чаще встречаются конъюнктивиты, бронхиты, бронхопневмонии, при заглатывании радиоактивных веществ — желудочно-кишечные расстройства.

В неравномерности, избирательности поражения с развитием различных клинических синдромов проявляется сходство с лучевой реакцией при местной радиотерапии. Вариабельность течения лучевой болезни от внутреннего облучения связана с различными местами приложения действия радиации.

При попадании радиоактивных продуктов в организм субъективные и объективные при знаки поражения длительное время могут не выявляться;

может возникнуть также несоответствие между объективными и субъективными данными, например, между самочувствием больного и гематологическими показателями.

При выраженном поражении функциональные нарушения в «критических» органах и сис темах прогрессируют до появления органических расстройств.

В целом клинические проявления лучевой болезни от внутреннего облучения складывают ся из симптомов избирательного и общего поражения организма, при этом нередко развиваются лучевые дерматиты.

В развитии патологического процесса могут возникать осложнения, сходные с теми, кото рые сопровождают лучевую болезнь от внешнего облучения, например, инфекционные осложне ния. Длительная задержка в организме остеотропных радиоизотопов может послужить причиной появления в дальнейшем деструктивных изменений в костях, новообразований в них, патологи ческих переломов и системных заболеваний крови. Однако такие выраженные заболевания встречаются редко.

Прогноз заболевания зависит от характера и количества (активности) попавшего в орга низм источника;

в отношении работоспособности прогноз при заражении в мирных условиях ча ще неблагоприятный.

Вариабельности клинических форм лучевой болезни от внутреннего облучения соответст вует и многообразие отдаленных последствий заболевания, которые могут появиться впервые спустя много лет после многократного или однократного внутреннего заражения. До этого вре мени заболевание практически может ничем не проявляться. К числу отдаленных последствий, как и при внешнем облучении, относятся лейкозы, анемии, астенические состояния с вегетатив ными дисфункциями, пониженная сопротивляемость к инфекционным и другим заболеваниям, новообразования (например, остеосаркома), изменения паренхиматозных органов, обострение хронических инфекций, функциональная лабильность отдельных систем, дисгормональные со стояния, изменения половой функции, отрицательное влияние на потомство и т. п.

Диагностика внутренней радиоактивной зараженности и развивающегося в дальнейшем заболевания строится на сопоставлении данных анамнеза, дозиметрического, радиометрического и лабораторного обследований больных с начальными клиническими проявлениями заболевания.

Уже при выяснении анамнеза важно установить пути возможного поступления радиоактивных продуктов внутрь организма и их ориентировочное количество. При этом учитывают:

— характер ядерного взрыва;

— показания индивидуальных дозиметров;

— время пребывания в зараженной зоне;

— употребление зараженной воды, продуктов питания;

— контакт с зараженными предметами;

— пути и способы эвакуации;

— повторность радиационных воздействий.

Даже при высокой степени радиоактивной зараженности признаки развития лучевой бо лезни в первое время могут отсутствовать. Обследование пораженных начинают с наружной ра диометрии и проводят с помощью радиометров-рентгенометров. Попадание РВ внутрь организма определяется ориентировочно, главным образом по гамма-излучению. Для отличия внутреннего радиоактивного заражения от наружного (попадание РВ на одежду и кожные покровы) также мо гут быть использованы радиометры-рентгенометры. С этой целью производят определение ра диоактивной зараженности пораженных и больных до и после раздевания, затем до и после сани тарной обработки. Учитывают, что при наружном радиоактивном заражении регистрируются и гамма-, и бета-излучения, а при внутреннем — только гамма-излучения. Окончательная диагно стика внутреннего радиоактивного заражения основана на сопоставлении результатов радиомет рических исследований с клиническими.

Основными медицинскими мероприятиями при попадании радиоактивных веществ внутрь организма являются:

— удаление РВ с кожных покровов и слизистых оболочек, раневых поверхностей, верх них отделов желудочно-кишечного тракта и дыхательных путей;

— предотвращение дальнейшего всасывания радионуклидов в кровь и лимфу;

— предупреждение (ограничение) связывания РВ в критическом органе;

— стимуляция выведения всосавшихся и депонированных в органах радионуклидов.

Первые мероприятия по ограничению поступления РВ в организм включают надевание респиратора и средств защиты кожных покровов, срочный вывоз (вынос) пострадавших из зоны радиоактивного загрязнения, проведение частичной санитарной обработки, снятие загрязненной радионуклидами одежды.

Санитарную обработку радиоактивно загрязненных кожных покровов осуществляют с по мощью дезактивирующих средств «Защита», «Деконтамин» с последующим обильным обмыва нием под душем. Глаза и полость рта промывают проточной водой и 2% раствором питьевой соды.

При поступлении РВ в желудочно-кишечный тракт используют средства, ограничиваю щие их всасывание. В частности, для профилактики резорбции радиоактивного цезия применяют ферроцин;

стронция — полисурьмин, адсобар, альгинат кальция, альгисорб, фосфалюгель.

С целью профилактики инкорпорации радиоактивного йода в щитовидной железе исполь зуют препараты стабильного йода — калия йодид, водно-спиртовую настойку йода, раствор Лю голя. Наиболее эффективно профилактическое или раннее применение этих средств (через 5— мин после ингаляции кислорода).

К числу средств, эффективно ускоряющих выведение из организма радиоактивного плуто ния, относятся пентацин и тримефацин, образующие комплексные соединения с радионуклидом.

Комплексон унитиол предотвращает накопление радиоактивного полония в почках, печени и ко стном мозге.

Все перечисленные мероприятия применяются в сочетании с промыванием желудка, приемом слабительных средств, назначением адсорбентов и очистительных клизм, водных нагру зок и диуретиков. При ингаляционном пути поступления РВ используют муколитики и отхарки вающие средства.

Дезактивацию ран проводят путем 3—5-минутного промывания области травмы дезинфи цирующими растворами или растворами соответствующих комплексонов в сочетании с хирурги ческой обработкой (иссечением), которую необходимо проводить в пределах тканей, за грязненных РВ выше допустимых норм.

2.3.5. Хроническая лучевая болезнь Хроническая лучевая болезнь (ХЛБ) — общее заболевание организма, развивающееся в результате длительного (месяцы, годы) воздействия ионизирующих излучений в относи тельно малых дозах, но заметно превышающих предел дозы, установленной для лиц, посто янно контактирующих с источниками ионизирующих излучений.

К сожалению, в литературе до настоящего времени встречаются определения ХЛБ, в кото рых последняя рассматривается как остаточное явление острой лучевой болезни или отдаленные, в том числе генетические, последствия острого облучения, что неверно. Хроническая лучевая бо лезнь — самостоятельная нозологическая форма. Переходов острой лучевой болезни в хрониче скую не наблюдается.

ХЛБ может развиться при грубом нарушении техники безопасности лицами, постоянно работающими с источниками ионизирующих излучений (рентгеновские установки, ускорители элементарных частиц, радиологические лаборатории, предприятия по обогащению естественных радиоактивных руд, дефектоскопы и др.). Следовательно, ХЛБ — это, как правило, редкое про фессиональное заболевание мирного времени. Можно предположить, что и в военное время у лиц, вынужденно пребывающих на радиоактивно зараженной местности и подвергающихся внешнему и внутреннему облучению в малых дозах в течение длительного времени, также созда дутся условия для ее развития. На мирное время для персонала, непосредственно работающего с источниками ионизирующих излучений (категория А), установлен предел дозы 50 мЗв/год (НРБ 1999).

При систематическом облучении в дозах, значительно превышающих этот предел (в 10— 15 раз), через 2—3 года формируется ХЛБ. Если превышение предела дозы оказывается более значительным, то сроки возникновения заболевания могут существенно сократиться.

Следовательно, основным условием формирования ХЛБ при любом виде радиационного воздействия является систематическое переоблучение в дозах не менее 0,1 Гр/год. Ориентиро вочно минимальной суммарной дозой ионизирующего излучения, приводящей к возникновению данного заболевания, следует считать 1,5—2,0 Гр.

В основе радиационного повреждения тканей, возникающего при систематическом воз действии малых доз ионизирующих излучений, лежит репродуктивная гибель малодифференци рованных митотически активных клеток, т. е. происходит гибель не самой облученной клетки, а ее потомства в первом или более поздних поколениях в результате накопления дефектов в гене тическом материале. Известно, что в облученном организме наряду с процессами альтерации за кономерно развиваются и пролиферативные защитные реакции. При этом соотношение повреж дения и репарации является основным фактором патогенеза ХЛБ. Чем меньше разовая доза облу чения, чем более растянут во времени процесс набора суммарной патологической дозы, тем эф фективнее протекают процессы репарации.

Зависимость клинических проявлений от разовых и суммарных доз облучения наиболее отчетливо прослеживается в период формирования ХЛБ.

В начале заболевания на первый план выступают реакции центральной нервной системы.

Морфологические изменения в этот период выражены слабее. В последующем ткани организма, имеющие большой резерв относительно незрелых клеток и интенсивно обновляющие свой кле точный состав в физиологических условиях, уже при относительно небольших суммарных дозах отвечают ранним повреждением части клеток, нарушением их митотической активности. К таким тканям относятся кроветворная ткань, эпителий кожи и кишечника, половые клетки и др. Систе мы, ограниченно регенерирующие в физиологических условиях (нервная, сердечно-сосудистая и эндокринная), отвечают на хроническое воздействие сложным комплексом функциональных сдвигов. Эти сдвиги длительно маскируют медленное нарастание дистрофических и дегенератив ных изменений во внутренних органах, сочетание медленно развивающихся микродеструктивных изменений, функциональных расстройств и выраженных репаративных процессов формирует сложную клиническую картину ХЛБ. При невысокой интенсивности облучения функциональные реакции нервной системы, как наиболее чувствительной, могут опережать возникновение изме нений в других системах. При сравнительно быстром достижении доз, являющихся пороговыми для радиочувствительных органов (например, кроветворения), изменения в этих органах могут совпадать по времени возникновения с изменениями в нервной системе.

В настоящее время выделяют два варианта хронической лучевой болезни:

— ХЛБ, вызванная преимущественно внешним гамма-облучением или воздействием инкорпорированных радионуклидов, равномерно распределившихся в органах и системах ор ганизма (3Н, 24Na, Cs, и др.);

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.