WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«АДВОКАТСКАЯ ПАЛАТА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ А.А.Глисков МЕТОДИЧЕКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВЕДЕНИЮ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ Красноярск, 2005 Глисков А.А. ...»

-- [ Страница 3 ] --

50. Осуществляя этот контроль, Суд не ставит перед собой цель подменять собой соответствующие внутригосударственные органы, он призван скорее про- верять, в свете ст.10 и обстоятельств всего дела, вынесенные национальными судами решения, которые последние выносят, используя свое право на свободу усмотрения (см. там же, §60).

2. Применение вышеуказанных принципов в данном деле 51. В самом начале Суд обращает внимание, что статьи, ставшие предметом спора и рассказывающие о личном опыте нескольких женщин, перенесших плас- тические операции, затрагивают важный аспект здравоохранения и поднимают вопрос, представляющий собой серьезный общественный интерес (см. the Hertel v. Switzerland, постановление от 25.08.1998 г., Reports 1998-VI, с.2330, §47). По- этому Суд не может согласиться с утверждением Правительства, что жалобы не- скольких пациенток на медицинский уход, полученный у конкретного хирурга, являются сугубо вопросом между врачом и пациентом, а не вопросом, интере- сующим общественность. Суд также не может согласиться с утверждением, что опубликованные статьи не являлись составной частью незатихающего общего спора вокруг пластической хирургии, а специально были направлены на обсуж- дение стандартов лечения в одной конкретной клинике, что означает, что они не имели отношения к вопросам общественного интереса. Суд в этой связи отмечает, что статьи содержали утверждения о ненадлежащем медицинском уходе, предо- ставленным доктором Р. в одной из частных клиник косметической хирургии г.

Бергена, который, согласно показаниям провел около 8.000 операций за период приблизительно 10 лет, и таким образом статьи поднимали вопрос защиты прав потребителей, представляющий прямой интерес для местной общественности и жителей всей страны. Более того, публикацию серии статей необходимо рассмат- ривать на фоне статьи, появившейся в газете Бергенс Тиденде за два месяца до этого, в которой освещалась работа доктора Р. и достоинства пластических опе- раций. Как отметил Высокий суд, именно эта статья, которая представляла благо- приятную картину работы доктора Р. без упоминания о недостатках, послужила поводом для телефонных звонков в редакцию газеты, заявителя по данному делу, от женщин, перенесших операции в клинике доктора Р.

52. В том случае, когда, как в настоящем деле, меры, принятые государствен- ными органами, могут воспрепятствовать распространению прессой информации по вопросам законного общественного интереса, Суду необходимо тщательно изучить пропорциональность принятых мер (см. вышеупомянутое постановление по делу Йерсилд против Дании (the Jersild v. Denmark), с.25-26, §35).

53. Однако Суд отмечает, что ст.10 Конвенции не гарантирует абсолютную свободу выражения мнения, даже в отношении освещения прессой вопросов, представляющих серьезный общественный интерес. Согласно требованиям, изло- женным в п.2 статьи, пользование данной свободой сопряжено с “обязательствами и ответственностью”, что в равной степени относится и к прессе. Как уже отме- чал Суд в своем постановлении в вышеуказанном постановлении по делу “Бладет Тромсо и Стенсаас против Норвегии” (Bladet Troms? and Stensaas v. Norway), §65, эти “обязательства и ответственность” приобретают значимость, когда, как в на- стоящем деле, возникает вопрос о нападках на репутацию отдельных граждан и нарушение “прав других лиц”. Благодаря этим “обязательствам и ответственнос- ти”, являющимся неотъемлемой частью свободы выражения мнения, гарантии, которые предоставлены журналистам ст.10 в освещении вопросов общественного интереса, подчиняются условию, что журналисты действуют без злого умысла и стремятся предоставить точную и правдивую информацию в соответствии с жур- налистской этикой (см. “Гудвин против Соединенного Королевства” (Goodwin v.

the United Kingdom), постановление от 27.03.1996 г., Reports 1996-II, с.500, §39 и “Фрезос и Руар против Франции” (Fressoz and Roire v. France) [GC], No29183/95, §54, ЕКПЧ 1999-I).

54. Статьи, ставшие предметом спора, в основном, представляли собой весь- ма критические отклики ряда женщин о своем опыте лечения у доктора Р. Суд отмечает, что критика в адрес доктора Р., по большому счету, была признана обос- нованной национальными судами, которые также установили, что эта оправдан- ная критика значительно и неблагоприятно повлияла на его профессиональную репутацию. Высокий суд, отобрав большое количество свидетельских показаний, включая показания четырнадцати недовольных женщин, счел, что данные пока- зания правдивы, что газета верно изложила истории об их опыте и что нехватка послеоперационного ухода и терапии в клинике доктора Р. имела место отнюдь “не в незначительном количестве случаев”. Высокий суд установил, что доктор Р.

осуществлял свою медицинскую практику таким образом, что у многих женщин, перенесших осложнения, появились веские причины почувствовать, что за ними осуществляется плохой уход, почувствовать тревогу по поводу проводимого ле- чения и, в нескольких случаях, почувствовать себя оскорбленными поведением доктора Р. Более того, Высокий суд установил, что опыт женщин, описанный в статьях от 2.05.1986 г., были типичными для большого числа других женщин.

55. В последствии Апелляционный комитет Верховного суда (the Supreme Court’s Appeals Selection Committee) отклонил апелляцию доктора Р., против оценки доказательств, данной Высоким судом, и выводов, касающихся вопроса о нехватке послеоперационного ухода и терапии, и Верховный суд, таким образом, посчитал себя обязанным придерживаться данной оценки. Разница между взгля- дами Высокого и Верховного судов была по вопросу о том, передавали ли статьи рядовому читателю мысль о том, что доктор Р. виновен не только в ненадлежащем послеоперационном уходе в случаях с осложнениями, но и что неудачные опера- ции на груди, описанные в газете и иллюстрированные фотографиями, являлись результатом отсутствия хирургических навыков со стороны доктора Р. В то время, как по мнению Высокого суда, несмотря на то, что статьи написаны достаточно резким языком, в них не содержалось никакой информации, указывающей на от- сутствие хирургических навыков, Верховный суд полагает, что такие выражения, как “изуродованная”, “пострадавшая на всю жизнь”, вряд ли могут быть истол- кованы иначе, нежели описывающие результат лечения, в котором хирургический элемент был критическим, и представляющие собой обвинение доктора Р. в осу- ществлении хирургической деятельности безответственным образом.

Суд принимает оценку Верховного суда, считает ее обоснованной и продол- жает рассмотрение дела, полагая данную оценку верной. Однако Суд не считает необходимым разрешать спор между внутригосударственными судами по поводу того, как рядовой читатель истолкует смысл газетных статей. Задача Суда скорее заключается в том, чтобы, рассматривая оспариваемые статьи в более широком контексте освещения газетой Бергенс Тиденде проблемы в ее комплексе, опреде- лить, были ли меры, примененные Верховным судом, включая существенную по размеру выплату нанесенного ущерба, пропорциональны законной цели, которую эти меры преследуют.

56. Суд отмечает особую важность того факта, что в настоящем деле откли- ки женщин о лечении у доктора Р. не только были найдены соответствующими действительности, но также были корректно изложены в газетных статьях. Дейс- твительно, как было отмечено национальными судами, женщины в своих от- кликах использовали яркие и резкие выражения, и именно эти выражения были использованы в газетных статьях. Однако эти выражения отражали индивидуаль- ное, вполне понятное восприятие женщинами внешнего вида собственной гру- ди после неудачной пластической операции, что подтверждалось фотографиями, сопровождавшими статьи. Более того, ни в одной из статей не говорилось, что результат операций говорил о халатности в хирургии со стороны доктора Р. Этот смысл, который усмотрел Верховный суд, следует не из конкретных выражений, а из общего тона статей, общая острота которых, тем не менее, состоит в верном утверждении, что доктор Р. недобросовестно выполнял свои обязанности пласти- ческого хирурга, не предоставляя должного или адекватного послеоперационного ухода для предотвращения возникновения различных осложнений после неудач- ных операций. Прочитав все статьи в комплексе, Суд не считает, что выражения, использованные в статьях, носят излишний характер и вводят читателя в заблуж- дение.

57. Далее Суд выражает несогласие, что изложение в статьях откликов жен- щин носит несдержанный характер и показывает отсутствие должного баланса.

Действительно, в статьях, опубликованных в газете-заявителе по данному делу не говорится прямо, что отклики женщин не должны восприниматься как утвержде- ние об отсутствии у доктора Р. хирургических навыков. Однако Суд отмечает, что новостные материалы, основанные на интервью, составляют одно из важнейших средств, с помощью которых пресса может осуществлять свою жизненно важную функцию “сторожевого пса общества”. Методы объективного и сбалансированного репортажа могут значительно варьироваться, что зависит и от конкретного средства массовой информации. И в задачи Суда не входит, равно как и в задачи внутригосу- дарственных судов, навязывать свою точку зрения относительно методов изложе- ния событий, которыми должны пользоваться журналисты (см. вышеприведенное постановление Йерсилд против Дании, с.23-25, § 31, 34). К тому же, номер газеты Бергенс Тиденде от 2.05.1986 г. содержал на той же полосе, где и первая статья, ставшая предметом спора, статью, где приводилось мнение другого пластического хирурга, который подчеркивал, что в этом виде хирургии, требующем большой тех- нической оснащенности, существует тонкая грань между успехом и неудачей. Здесь же приводилось интервью с доктором Р., который обратил внимание на тот факт, что осложнения возникают в 15-20 % всех операций на груди и что пациентов ин- формируют о возможном риске осложнений заранее. Следует также отметить, что в последующем номере газеты Бергенс Тиденде от 14.05.1986 г. были опубликованы еще две статьи, защищающие доктора Р. Статьи содержали отклики пациенток, до- вольных не только самим лечением, но и послеоперационным уходом и терапией.

58. Уверенность в правильности вынесенного Верховным судом решения ос- новывалась на факте, что доктору Р. не была предоставлена возможность долж- ной защиты. Уже говорилось, что когда к доктору Р. обратились за комментариями 30.04.1986 г., он не мог сделать заявления относительно конкретных случаев до тех пор, пока не был освобожден самими пациентками от обязательства сохранять про- фессиональную конфиденциальность. По мнению Верховного суда, доктор Р. был не обязан с этой целью лично связываться с пациентками. Заявители настаивают, что третий заявитель информировал доктора Р. о том, что пациентки согласились освободить его от обязательства хранить конфиденциальность. Однако, доктор Р.

оспаривает этот факт. Суд не считает необходимым рассматривать данный спор о факте, так как даже если подобная информация не была передана доктору Р., Суд не может установить, что ему не была предоставлена возможность на собственную защиту. В этой связи Суд сообщает, как уже говорилось выше, что доктору Р. было предложено прокомментировать заявления, содержащиеся в интервью, опублико- ванные газетой. Доктор Р. в общем прокомментировал высказанные жалобы. Более того, нет никакой подтверждающей информации, что доктор Р. предпринял какие- либо шаги, чтобы выяснить, имеют ли возражения на его комментарии те пациент- ки, которые уже опубликовали детали своих случаев. При данных обстоятельствах доктор Р. не был обязан так поступать, и Суд не считает, что доктор Р. был лишен возможности защититься должным образом.

59. Суд признает, что опубликование статей имело серьезные последствия для профессиональной деятельности доктора Р. Однако, как уже отмечалось внутри- государственными судами, появление критики, касающейся послеоперационного ухода и терапии в его клинике, неизбежно нанесло бы существенный урон его про- фессиональной репутации. Роль доктора Р. не была ограничена только хирургией в узком смысле, но включала в себя все аспекты пластической хирургии.

60. В свете вышеизложенного Суд не считает, что несомненный интерес до- ктора Р. в защите своей профессиональной репутации смог перевесить важность общественного интереса в свободе прессы распространять информацию по воп- росам, представляющим законный общественный интерес. В целом, доводы, приведенные государством-ответчиком, хотя и веские, но недостаточны для до- казательства “необходимости…” данного вмешательства “…в демократическом обществе”. Суд находит, что нет разумной пропорциональности между ограничи- тельными мерами, примененными Верховным судом в отношении права заявите- лей на свободу выражения мнения, и преследуемой законной целью.

Соответственно, налицо нарушение ст.10 Конвенции.

Руководствуясь этими доводами, суд единогласно 1. Постановляет, что имело место нарушение ст.10 Конвенции;

2. Постановляет, что государство-ответчик должно выплатить заявителю в тече- ние трех последующих месяцев, начиная со дня, когда данное постановление окончательно вступит в силу, а) в отношении материального ущерба I) 4.848.589 НК (четыре миллиона восемьсот сорок восемь тысяч пятьсот восемьдесят девять норвежских крон) первому заявителю;

II) по 44.383 НК (сорок четыре тысячи триста восемьдесят три норвежских кроны) второму и третьему заявителям;

b) в отношении судебных издержек 878.945 НК (восемьсот семьдесят восемь тысяч девятьсот сорок пять норвежских крон) в совокупности всем заявите- лям;

с) в отношении дополнительной процентной ставки I) 740.000 НК (семьсот сорок тысяч норвежских крон) первому заявителю;

II) по 5.700 НК (пять тысяч семьсот норвежских крон) второму и третьему заявителям;

3. Постановляет увеличить эту сумму на процентную ставку в 12% годовых, начи- ная с истечения указанного срока и вплоть до выплаты;

4. Отклоняет оставшуюся часть заявленной суммы компенсации.

Совершено на английском языке, письменно заверено 2.05.2000 г. в соответс- твии с п. 2 и 3 Правила 77 Регламента.

ТОМА (THOMA) ПРОТИВ ЛЮКСЕМБУРГА РЕШЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ОТ 29 МАРТА 2001 ГОДА Факты I. Конкретные обстоятельства дела 9. 6.11.1991 г. ежедневная газета Люксембурга “Тагеблатт” (“Tageblatt”), пе- чатаемая в Германии, опубликовала статью журналиста Джози Браун (Josy Braun) о различных методах лесовозобновления, которые использовались после серии стихийных бедствий, опустошивших в начале 1990 года часть лесных массивов Люксембурга. Статья вышла под заголовком “Лесовозобновление… еще раз” (“Wiederaufforstung… das ganze noch einmal”) и содержала следующий отрывок:

“Цинизм действительно не знает предела, нельзя забывать о том, что эти лес- ные садовники рубят деревья, покупают, сажают, “культивируют” государственные фонды под музыку миллионов франков. (Министры, прислушайтесь!) Что за всем этим скрыто? Конечно, люди, имеющие к этому отношение, будут все отрицать. Но после разговора с людьми, работающими в этой сфере, можно сде- лать следующий вывод: гораздо выгоднее заново пересадить деревья во второй и третий раз, покупая их у продавца, который предлагает щедрые проценты, чем один раз закупив саженцы у фирмы, которая осмеливается не давать взятки. (Коммента- рий человека, который знаком с этой системой: “Я знаю только одного человека, который неподкупен”. Он назвал имя начальника лесной службы из Баумбёша.

“Естественно”, бульварная пресса снова публикует “необоснованную чудо- вищность”, и “естественно”, что в этом нет ни доли правды. Но владельцы лесных угодий, будь то государство, муниципальные власти или частные лица, должны знать следующее: именно они должны платить за повторное лесовозобновление, польза от которого сомнительна. И именно они должны требовать, чтобы государс- твенные власти “очистили от навоза Авгиевы конюшни”, вместо постоянных попы- ток, с переменным успехом, затыкать рот тем, кто осмеливается ставить интересы государства выше частных интересов нескольких “блох на мошонке благосостоя- ния государства” (dixit Degenhard).

10. Заявитель на момент рассмотрения дела работал журналистом на государс- твенной радиостанции “RTL 92.5”, для которой он готовил еженедельную програм- му в Летцебургеше (Letzeburgesch) под названием “Oekomagazin”. Тематика про- граммы была посвящена природе и защите окружающей среды. Он несколько раз в своей программе поднимал вопрос о проблемах, связанных с лесовозобновлением после стихийных бедствий в 1990 году и наряду с другими СМИ Люксембурга за- тронул проблему кризиса системы.

11. 6.11.1991 г. заявитель выбрал темой программы “Oekomagazin” вопрос о лесовозобновлении. Он начал свою программу со вступления, в котором напомнил слушателям, что на прошлой неделе говорил о “соблазне членов комиссии лесно- го хозяйства воспользоваться преимуществом, когда представится возможность” и упомянул о “серии телефонных звонков от людей с разных уголков страны, кото- рым было что рассказать”. Он продолжил: “В любом случае очевидно одно – воп- рос об управлении лесными угодьями гораздо сложнее и противоречивее, чем люди могут думать”. Он также сообщил, что может привести пример, как владелец час- тных лесных угодий принял работу от частного подрядчика, а потом “не знал, куда деваться”, получив счет за выполненную работу не от частного подрядчика, а от комиссии лесного хозяйства, ответственной за данный сектор. После вступления он продолжил цитировать вышеупомянутую статью, которая была написана по его словам “решительным языком”. Он сказал, помимо прочего:

“Но деньги можно делать и на лесопилке, и в лесу. Это же относится к насажде- ниям, которые могут исчисляться миллионами. В сегодняшнем номере “Тагеблатт” в своей статье на две страницы Джози Браун не смягчает слова и не делает никаких уступок, осуждая политику Комиссии Водного и Лесного Хозяйства. Журналист пишет, а я цитирую: “Требуется определенная доля цинизма, чтобы не забывать, что эти лесные садовники расчищают, покупают, сажают и (в кавычках) культивируют государственные лесные угодия не за свои деньги, а за средства из государствен- ных фондов, под музыку миллионов”. Джози Браун приводит затем доказательства (fazit) этого предположения: “Гораздо выгоднее заново пересадить деревья во вто- рой и третий раз, покупая их у продавца, который предлагает щедрые проценты, чем один раз закупить саженцы у фирмы, которая осмеливается не давать взятки”. Жур- налист из Тагеблатт цитирует авторитетный источник из лесной промышленности:

“Я знаю только одного человека, который неподкупен”. В этой связи упоминается имя начальника лесного хозяйства из Баумбёша (Baumbusch). “Владельцы наших лесов, будь то государство, муниципальные власти или частные лица, должны знать следующее: именно они должны платить за бесчисленные сомнительные проекты по лесовозобновлению”, и снова цитируя журналиста из Тагеблатт: “Именно они должны требовать, чтобы государственные власти очистили Авгиевы конюшни раз и навсегда…” 12. Заявитель объяснил, что Джози Браун в своей резкой статье без колебаний ссылался на статью Уголовного Кодекса, касающуюся вмешательства, которая за- прещает государственным чиновникам или муниципальным служащим использо- вать свое служебное положение для извлечения личной выгоды. Он добавил, что работники Комиссии Водного и Лесного Хозяйства “получают хорошее жалование и, ни при каких обстоятельствах, не могут претендовать на деньги и богатеть за счет лесных угодий, принадлежащих государству или частным владельцам, а также за счет покупателей древесины или продавцов саженцев”.

13. Затем он продолжил рассуждения на эту тему и задал несколько вопросов инженеру В. из Комиссии Водного и Лесного Хозяйства, прежде чем спросить мне- ние частного владельца лесных угодий Р.:

“В достаточно резкой статье журналиста Джози Браун говорится: “Гораздо вы- годнее заново пересадить деревья во второй и третий раз, покупая их у продавца, который дает щедрые взятки, чем один раз закупить саженцы у фирмы, которая осмеливается не давать взятки”. Господин Р., что Вы думаете об этой фразе. Ваша работа также немного связана с этой сферой деятельности, каков ваш опыт? Правда ли то, о чем говорит Джози Браун?” 14. После того, как г-н Р. выразил свою точку зрения по этому вопросу, заяви- тель задал ему вопрос о доставке саженцев из-за границы, вопрос, который ранее обсуждался с инженером В. Он задал Р. следующие вопросы:

“Каково Ваше мнение о доставке саженцев из-за границы, возможно через торговцев из Люксембурга? Возможно ли, что саженцы, ввозимые из Венгрии или Испании, например, не проходят никакой проверки?” 15. После ответа частного владельца на этот вопрос, заявитель закончил про- грамму долгой дискуссией на тему государственных закупок.

16. В пресс-релизе от 19.11.1991 г. Ассоциация Лесничих Люксембурга объ- явила о намерении возбудить дело против заявителя о защите репутации (диффа- мации). Однако, иска не последовало.

17. С ноября 1991 года до февраля 1992 года сорок четыре начальника лес- ных угодий и девять инженеров лесных хозяйств возбудили гражданские дела в отношении заявителя об ущербе, утверждая, что его заявления нанесли вред их репутации. Каждый из них требовал 1.000.000 (один миллион) люксембургских франков в качестве компенсации вреда. Они утверждали, что он процитировал обвинения, содержащиеся в номере «Тагеблатт» от 6.11.1991 г., никак не смягчив их, не откорректировав и не прокомментировав их, он распространил их как свои собственные. Таким образом, он информировал общественность о том, что все начальники лесных угодий Люксембурга (на тот момент их было около восьми- десяти) и все инженеры лесных хозяйств Люксембурга, за исключением одного, коррумпированы и продажны….

18. Шестьдесят три исковых заявления содержали более или менее одинако- вую формулировку.

20. 14.07.1993 г. Окружной суд Люксембурга изучил шестьдесят три дела на одном судебном слушании и вынес шестьдесят три практически идентичных ре- шений. Суд присудил каждому истцу по одному франку в качестве компенсации номинального ущерба, отклонил встречные иски и обязал заявителя выплатить все судебные издержки.

Право I. Предполагаемое нарушение ст.10 Конвенции 32. Заявитель утверждал, что обвинение в его адрес представляло собой вме- шательство в его право на свободу выражения мнения и нарушение ст.10 Конвен- ции, которая предусматривает:

“1. Каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распро- странять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публич- ных властей и независимо от государственных границ… 2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограниче- ниями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демок- ратическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфи- денциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия”.

1. Оценка Суда 1. Общие принципы 43. Суд снова повторяет, что свобода выражения мнений является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных усло- вий его развития и самосовершенствования каждой личности (см. постановление “Лингенс против Австрии” (“Lingens v. Austria”) от 8.07.1986 г., Series А, No103, с.26, п.41). Осуществление этой свободы предполагает ограничения, которые, вместе с тем, “должны толковаться узко и их необходимость должна быть убеди- тельно доказана” (см. постановление “Обсервер и Гардиан против Соединенно- го Королевства” (“Observer and Guardian v. the United Kingdom”) от 26.11.1991 г., Series А, No216, с.30, п.59).

44. Как отмечено в п.2 ст.10, она относится не только к той “информации” или тем “идеям”, которые получены законным путем или считаются не оскор- бительными или незначительными, но и тех, которые оскорбляют или вызывают возмущение. Таковыми являются требования терпимости, плюрализма и широты взглядов, без которых “демократическое общество” невозможно (см. постанов- ление “Хендисайд против Соединенного Королевства” (“Handyside v. the United Kingdom”) от 7.12.1976 г., Series А, No24, с.23, п.49 и “Йерсилд против Дании” от 23.09.1994 г., Series А, No298, с.26, п.37).

45. Пресса играет существенную роль в демократическом обществе. Если она не должна переходить известные границы, в частности, в целях защиты репута- ции и прав других лиц, на ней, тем не менее, лежит обязанность сообщать – в манере, соответствующей ее обязательствам и ответственности – информацию и идеи по политическим вопросам, также как и по другим вопросам, имеющим общественное значение (см. постановление “Де Хаэс и Гийселс против Бельгии” (“De Haes and Gijsels v. Belgium”) от 24.02.1997 г., сб. судебных решений и пос- тановлений 1997-I, с.233-234, п.37). Пресса не только несет задачу распростра- нять информацию и идеи: общественность также имеет право получать их. Иначе, пресса будет не способна осуществлять свою основную функцию “сторожевого пса общества” (см. постановление по делу “Торгер Торгерсон против Исландии” (“Thorgeir Thorgeirson v. Iceland”) от 25.06.1992 г., Series А, No239, с.28, п.63, и “Бладет Тромсо и Стенсаас против Норвегии” (“Bladet Tromso and Stensaas v.

Norway”) [GC], No21980/93, Reports 1999-III, п.62). Ст.10 защищает не только со- держание этой информации и идей, но и манеру, в которой они сообщаются (см.

постановление по делу “Обершлик против Австрии” (“Oberschlick v. Austria”) от 23.05.1991 г., Series А, No204, с.25, п.57).

46. Журналистская свобода также допускает некоторую степень преувеличе- ния и даже провокации (см. постановление “Прагер и Обершлик против Австрии” (“Prager and Oberschlick v. Austria”) от 26.04.1995 г., Series А, No313, с.19, п.38).

47. Границы допустимой критики в адрес государственных служащих, на- ходящихся при исполнении своих служебных функций, как и в адрес политиков, более широки, чем границы приемлемой критики по отношению к частному лицу.

Однако будет неправильным полагать, что государственные служащие осознанно выставляют свои слова и действия под пристальный контроль, как это делают политики, и, следовательно, они не могут оцениваться, когда речь идет о критике их поведения (см. постановление “Обершлик против Австрии” No2 (“Oberschlick v. Austria” (No2)) от 1.07.1997 г., Отчеты 1997-IV, с.1275, п.29 и вышеприведенное постановление “Яновский против Польши”, п.33).

48. Далее, как один из общих принципов, вопрос о “необходимости” огра- ничения свободы выражения мнения должен быть четко установлен. Как прави- ло, при оценке “необходимости”, которая оправдывает то или иное ограничение, национальные власти пользуются определенной свободой усмотрения. В делах, касающихся прессы, данная свобода усмотрения ограничивается заинтересо- ванностью демократического общества гарантировать и поддерживать свободу прессы. Подобным образом, как это требует п.2 ст.10 Конвенции, этот интерес значительно перевешивает весы при определении пропорциональности ограни- чения преследуемой законной цели (см. среди других дел, постановление по делу “Гудвин против Соединенного Королевства” (“Goodwin v. The United Kingdom”) от 27.03.1996 г., Отчеты 1996-II, с.500-501, п.40 и постановление “Ворм против Австрии” (“Worm v. Austria”) от 29.08.1997 г., Отчеты 1997-V, с.1551, п.47).

49. Осуществляя этот контроль, Суд не ставит перед собой цель подменять национальные суды, однако он обязан проверять решения, которые выносят пос- ледние, используя свое право на свободу усмотрения, на предмет соответствия Ст.10 Конвенции. В частности, он должен определить, являлось ли рассматрива- емое вмешательство “пропорциональным законной цели, которую оно преследу- ет” и являются ли аргументы, которые используют государственные органы для его оправдания, “существенными и обоснованными” (см. постановление по делу “Фрессоз и Руар против Франции” (“Fressoz and Roire v. France”) [GC], No29183/95, ЕКПЧ 1999-I, п.45).

2. Применение вышеуказанных принципов в данном деле 50. В настоящем деле заявитель был обязан выплатить номинальный ущерб и судебные издержки, так как ему не удалось выполнить свое обязательство со- общать общественности правдивую информацию. Он процитировал отрывки из статьи своего коллеги-журналиста, в которой говорилось, согласно источнику хо- рошо знакомому с этой сферой промышленности, что все чиновники Комиссии Водного и Лесного Хозяйства коррумпированы. Апелляционный Суд счел, что за- явитель формально не отдалил себя от процитированного текста и, следовательно, как бы присвоил себе обвинительные высказывания, содержащиеся в нем. Суд разъяснил, что заявителю не удалось установить, что данные обвинения имеют достаточные основания, это и повлекло за собой привлечение его к ответствен- ности.

51. Рассматриваемое обвинение, несомненно, представляет собой “вмеша- тельство” в право заявителя на свободу выражения мнения (см. постановление Lehideux and Isorni v. France от 23.09.1998 г., Отчеты 1998-VII, с.92, п.39).

52. Возникает вопрос, может ли данное ограничение быть оправдано в соот- ветствии с п.2 ст.10 Конвенции. Следовательно, необходимо выяснить, “предус- мотрено ли данное ограничение законом”, преследует ли оно “законную цель” в соответствии с этим пунктом и является ли оно “необходимым в демократическом обществе” (см. постановление “Лингенс против Австрии” от 8.07.1986 г., Серия А, No103, с.24-25, §34-37).

53. Суд отмечает, что ст.1382 и 1383 ГК Люксембурга устанавливают принци- пы ответственности в гражданском праве и что суды Люксембурга применяют эти правовые нормы в отношении журналистов в судебной практике. Суд далее сообщает, что ст.18 Закона о прессе от 1869 года гласит: “Никто не может быть освобожден от ответственности, путем извинения или оправдания, в силу того, что рукописи, печатный материал, картины или эмблемы, являются воспроиз- ведением материалов, опубликованных в Великом Герцогстве или заграницей”.

Следовательно, Суд считает, что заявитель мог предвидеть в разумной степени и по необходимости мог получить квалифицированный совет, что оглашение дан- ной информации в эфире его программы не освобождает его от ответственности.

Таким образом, можно считать, что данное вмешательство было “предусмотрено законом” (см. постановление “Санди Таймс” против Соединенного Королевства” (“The Sunday Times v. The United Kingdom”) от 26.04.1979 г., Series А, No30).

54. Суд считает, что основания, на которые опирались суды Люксембурга в своих решениях, не противоречили законной цели защитить репутацию и права инженеров лесных хозяйств и начальников лесных угодий, а также соответство- вали презумпции невиновности, которая была на их стороне. Следовательно, цель данного вмешательства была защитить “репутацию и права других людей”.

55. Теперь Суд обязан установить, является ли данное вмешательство “необ- ходимым в демократическом обществе” для достижения этой цели, а также уста- новить, вызвано ли данное вмешательство острой социальной необходимостью, пропорционально ли оно преследуемой законной цели и являются ли аргументы, которые используют государственные органы для его оправдания, существенны- ми и обоснованными.

56. Суд с самого начала подчеркивает, что следует уделить особое внимание размеру страны. Несмотря на то, что заявитель сообщил сведения в своей про- грамме, не называя конкретных имен, все же личность инженеров и начальников лесных угодий становится вполне очевидной слушателям, так как число чиновни- ков, работающих в Комиссии Лесного и Водного Хозяйства, ограничено.

57. Суд находит, что некоторые обвинительные высказывания, произнесен- ные заявителем в адрес чиновников 6.11.1991 г. в программе, были обоснованны- ми. В дополнение к цитатам из статьи Джози Брауна, заявитель упомянул, среди прочего, о “соблазне членов комиссии лесного хозяйства воспользоваться пре- имуществом, когда представится возможность”. Он также говорил о серьезном нарушении в виде “вмешательства” чиновников Комиссии Водного и Лесного Хо- зяйства в частную торговлю лесом, принимая во внимание то, что государствен- ные служащие должны вызывать доверие у общественности, необходимое им для осуществления своих служебных обязанностей (см. постановление “Яновский против Польши” от 21.01.1999 г., Отчеты 1999-I, п.33).

58. Суд должен, однако, заметить, что затронутая в программе тема широ- ко обсуждалась в средствах массовой информации Люксембурга и касалась про- блемы, вызывающей большой интерес общественности. Любые ограничения в данной сфере должны быть четко сформулированы. Следовательно, Суд должен проявить осторожность, когда, как в настоящем деле, принятые государственны- ми властями меры и наложенные наказания таковы, что могут удержать прессу от участия в обсуждении вопросов, представляющих общественный интерес (см.

вышеупомянутое постановление “Йерсилд против Дании”, с.25-26, п.35).

59. Главный вопрос заключается в том, насколько правильно государствен- ные власти воспользовались свободой усмотрения, когда вынесли против заяви- теля обвинительный приговор, признав его виновным в нарушении обязательства сообщать общественности правдивую информацию.

60. В этом вопросе Суд считает разумным принять во внимание, как это сде- лало Правительство, что рассматривая в целом комментарии заявителя в програм- ме, можно прийти к выводу, что заявитель разделял позицию – возможно, частич- но, изложенную в содержании цитат из статьи.

61. Однако, для установления четкой и убедительной “необходимости” ограни- чения свободы выражения мнения, Суд должен изучить проблему, главным образом, с точки зрения, принятой судами Люксембурга. В этой связи Суд обязан отметить, что Апелляционный суд коснулся вопроса о цитировании заявителем отрывка из статьи его коллеги-журналиста, и вынес свое постановление, основываясь только на том, что заявитель присвоил себе утверждения, содержащиеся в тексте, так как формально не отдалил себя от него.

62. Суд повторяет, что “наказание журналиста за содействие в распростране- нии утверждений, высказанных другим лицом… может послужить серьезным пре- пятствием в обсуждении прессой вопросов общественного интереса, и не должно применяться, если нет на то веских причин” (см. вышеуказанное постановление “Йерсилд против Дании”, с.25-26, п.35).

63. В настоящем деле Апелляционный Суд сначала изучил содержание оспа- риваемых цитат. Суд счел, что приписывая фразу (“Я знаю только одного человека, который неподкупен”) человеку, работающему в данной индустрии, то есть тому, кому “можно доверять, и кто не предоставит ложной информации”, статья Джо- зи Брауна “наводит общественность на мысль и заставляет ее поверить, что нет ни одного работника Комиссии Водного и Лесного Хозяйства, за исключением на- чальника лесного хозяйства Баумбёша, который не был бы замешан в коррупции”.

Апелляционный Суд разъяснил, что заявитель не мог избежать ответственности, сославшись на то, что просто процитировал отрывки из статьи Джози Брауна. Суд объяснил: “Журналист, процитировавший статью, ранее появившуюся в прессе, мо- жет избежать ответственности, только если формально отстранит себя от статьи и ее содержания…”. В заключение суд отметил, что заявитель процитировал отрывок из статьи Джози Брауна, содержащий обвинительное утверждение, обстоятельства которого он не выяснил, и, следовательно, действовал не без “злого умысла”.

64. В обстоятельствах данного дела Суд не считает данные объяснения “убеди- тельными” и способными оправдать наказание, которое было вынесено журналис- ту. Общее требование к журналистам систематически и формально отдалять себя от содержания цитаты, которая может оскорбить или спровоцировать других людей, или нанести вред их репутации, не совместимо с ролью прессы предоставлять ин- формацию по текущим событиям, мнениям и идеям. В настоящем деле, краткое изложение программы демонстрирует, что, в любом случае, заявитель проявлял осторожность, постоянно напоминая, что цитирует статью, и указывая имя автора статьи. В дополнение, он охарактеризовал всю статью своего коллеги-журналис- та как написанную “слишком острым языком”. Он также обратился с вопросом к третьей стороне, владельцу лесных угодий, считает ли он то, о чем пишет Джози Браун, правдой.

65. В свете вышеизложенного, основания для обвинения заявителя не доста- точны, чтобы убедить Суд в том, что данное вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения было “необходимо в демократическом обществе”. В частности, принятые меры были не пропорциональны преследуемой цели “защи- тить репутацию и права других людей”.

66. Следовательно, налицо нарушение ст.10 Конвенции.

По этим основаниям суд единогласно 1. Постановляет, что имело место нарушение ст.10 Конвенции;

2. Постановляет шестью голосами против одного, что установление нарушения Конвенции, само по себе, является справедливой компенсацией морального ущерба, нанесенного заявителю;

3. Постановляет единогласно а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех пос- ледующих месяцев, начиная со дня, когда данное постановление окончатель- но вступит в силу, в соответствии с п.2 ст.44 Конвенции, следующие суммы:

I) 741.440 (семьсот сорок одна тысяча четыреста сорок) люксембургских франков в качестве возмещения материального ущерба;

II) 600.000 (шестьсот тысяч) люксембургских франков в качестве компенса- ции судебных издержек;

b) увеличить эту сумму на процентную ставку в 5,75% годовых, начиная со дня истечения указанного срока и вплоть до выплаты;

4. Отклоняет единогласно оставшуюся часть заявленной к возмещению заявите- лем суммы компенсации.

Совершено на французском языке, письменно заверено 29.04.2001 г. в соот- ветствии с п. 2 и 3 Правила 77 Регламента.

КОНСТИТУЦИЯ РФ ПРИНЯТА ВСЕНАРОДНЫМ ГОЛОСОВАНИЕМ 12 ДЕКАБРЯ 1993 ГОДА Ст. 1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основа- нием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или уни- жающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не мо- жет быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Ст. 1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расо- вую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается про- паганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РФ Ст.129. Клевета 1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, – наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обяза- тельными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года. (в ред. Федерального зако- на от 08.12.2003 No 162-ФЗ) 2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстриру- ющемся произведении или средствах массовой информации, – наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обяза- тельными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 No 162-ФЗ) 3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяж- кого преступления, – наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свобо- ды на срок до трех лет. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 No 162-ФЗ) Ст.130. Оскорбление 1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, – наказывается штрафом в размере до сорока тысяч руб- лей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев. (в ред. Федераль- ного закона от 08.12.2003 No 162-ФЗ) 2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстри- рующемся произведении или средствах массовой информации, – наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обяза- тельными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 No 162-ФЗ) Ст.298. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следова- теля, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя 1. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвую- щего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде – наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 No 162-ФЗ) 2. То же деяние, совершенное в отношении прокурора, следователя, лица, про- изводящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта, – наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лише- нием свободы на срок до двух лет. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 No 162-ФЗ) 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, со- единенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого пре- ступления, – наказываются лишением свободы на срок до четырех лет.

Ст.319. Оскорбление представителя власти Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением – наказывается штра- фом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными ра- ботами на срок от шести месяцев до одного года. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 No 162-ФЗ) ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РФ Ст.150. Нематериальные блага 1. Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и дру- гие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя.

2. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст.12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и харак- тера последствий этого нарушения.

Ст.151. Компенсация морального вреда Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на на- рушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определе- нии размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с ин- дивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Ст.152. Защита чести, достоинства и деловой репутации 1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, до- стоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинс- тва гражданина и после его смерти.

2. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию граж- данина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Если указанные сведе- ния содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ под- лежит замене или отзыву. Порядок опровержения в иных случаях устанавлива- ется судом.

3. Гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубли- кованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой ин- формации.

4. Если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и в порядке, предусмотренных процессуальным зако- нодательством, в доход Российской Федерации. Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда дейс- твие.

5. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причинен- ных их распространением.

6. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, досто- инство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действитель- ности.

7. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответс- твенно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Ст.1099. Общие положения 1. Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и ст.151 настоящего Кодек- са.

2. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предус- мотренных законом.

3. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Ст.1100. Основания компенсации морального вреда Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причи- нителя вреда в случаях, когда:

- вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

- вред причинен гражданину, в результате его незаконного осуждения, не- законного привлечения к уголовной ответственности, незаконного приме- нения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

- вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

- в иных случаях, предусмотренных законом.

Ст.1101. Способ и размер компенсации морального вреда 1. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является осно- ванием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда долж- ны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и инди- видуальных особенностей потерпевшего.

КОДЕКС РФ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ Ст.5.13. Непредоставление возможности обнародовать опровержение или иное разъяснение в защиту чести, достоинства или деловой репутации Непредоставление возможности обнародовать (опубликовать) опровержение или иное разъяснение в защиту чести, достоинства или деловой репутации заре- гистрированного кандидата до окончания срока предвыборной агитации в случае обнародования (опубликования) в теле-, радиопрограммах на каналах организа- ций, осуществляющих теле- и (или) радиовещание, и в периодических печатных изданиях информации, способной нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации зарегистрированного кандидата, если в соответствии с федеральным законодательством о выборах и референдумах предоставление такой возмож- ности является обязательным, – влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати до тридцати минимальных размеров оплаты труда;

на юридических лиц – от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда.

ЗАКОН РФ “О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ” ОТ 27 ДЕКАБРЯ 1991 ГОДА Ст.43. Право на опровержение Гражданин или организация вправе потребовать от редакции опроверже- ния не соответствующих действительности и порочащих их честь и досто- инство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Такое право имеют также законные представители гражданина, если сам гражданин не имеет возможности потребовать опровержения. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации.

Если гражданин или организация представили текст опровержения, то распространению подлежит данный текст при условии его соответствия тре- бованиям настоящего Закона. Редакция радио-, телепрограммы, обязанная рас- пространить опровержение, может предоставить гражданину или представи- телю организации, потребовавшему этого, возможность зачитать собственный текст и передать его в записи.

Ст.44. Порядок опровержения В опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.

Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком “Опровержение”, как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение или материал.

Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опро- вергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страни- цы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Опровержение должно последовать:

1) в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одно- го раза в неделю, – в течение десяти дней со дня получения требования об опровержении или его текста;

2) в иных средствах массовой информации – в подготавливаемом или ближай- шем планируемом выпуске.

В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересован- ных гражданина или организацию о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа.

Ст.45. Основания отказа в опровержении В опровержении должно быть отказано, если данное требование либо представленный текст опровержения:

1) является злоупотреблением свободой массовой информации в смысле части первой статьи 4 настоящего Закона;

2) противоречит вступившему в законную силу решению суда;

3) является анонимным.

В опровержении может быть отказано:

1) если опровергаются сведения, которые уже опровергнуты в данном средстве мас- совой информации;

2) если требование об опровержении либо представленный текст его поступили в редакцию по истечении одного года со дня распространения опровергаемых све- дений в данном средстве массовой информации.

Отказ в опровержении либо нарушение установленного настоящим Законом порядка опровержения могут быть в течение года со дня распространения опровер- гаемых сведений обжалованы в суд в соответствии с гражданским и гражданско- процессуальным законодательством Российской Федерации.

Ст.46. Право на ответ Гражданин или организация, в отношении которых в средстве массовой ин- формации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (ком- ментарий, реплику) в том же средстве массовой информации.

В отношении ответа и отказа в таковом применяются правила ст.43-45 настоя- щего Закона.

Ответ на ответ помещается не ранее чем в следующем выпуске средства мас- совой информации. Данное правило не распространяется на редакционные коммен- тарии.

Ст.49. Обязанности журналиста Журналист обязан:

1) соблюдать устав редакции, с которой он состоит в трудовых отношениях;

2) проверять достоверность сообщаемой им информации;

3) удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые;

4) сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника;

5) получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защи- ты общественных интересов) на распространение в средстве массовой ин- формации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей;

6) при получении информации от граждан и должностных лиц ставить их в из- вестность о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки;

7) ставить в известность главного редактора о возможных исках и предъявлении иных предусмотренных законом требований в связи с распространением под- готовленного им сообщения или материала;

8) отказаться от данного ему главным редактором или редакцией задания, если оно либо его выполнение связано с нарушением закона;

9) предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяю- щий личность и полномочия журналиста;

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 No 94-ФЗ) 10) соблюдать запрет на проведение им предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума при осуществлении профессиональной деятельности.

(п.10 введен Федеральным законом от 04.07.2003 No 94-ФЗ) Журналист несет также иные обязанности, установленные законодательс- твом РФ о средствах массовой информации.

При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан ува- жать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Государство гарантирует журналисту в связи с осуществлением им профес- сиональной деятельности защиту его чести, достоинства, здоровья, жизни и иму- щества как лицу, выполняющему общественный долг.

Ст.57. Освобождение от ответственности Редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распро- странение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные инте- ресы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2) если они получены от информационных агентств;

3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс- служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, ор- ганов общественных объединений;

4) если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, деле- гатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, орга- низаций и общественных объединений;

5) если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предва- рительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответс- твии с настоящим Законом;

6) если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информа- ции, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за дан- ное нарушение законодательства РФ о средствах массовой информации.

Ст.62. Возмещение морального вреда Моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действи- тельности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинив- ших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН “ОБ ОСНОВАННЫХ ГАРАНТИЯХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ ГРАЖДАН РФ” ОТ 12 ИЮНЯ 2002 ГОДА No 67-ФЗ Ст.56. Недопустимость злоупотребления правом на проведение предвыбор- ной агитации, агитации по вопросам референдума.

6. Организации, осуществляющие выпуск средств массовой информации, обязаны отказаться от обнародования (опубликования) агитационных и информа- ционных материалов (в том числе содержащих достоверную информацию), спо- собных нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации кандидата, если не могут предоставить кандидату возможность бесплатно обнародовать (опубли- ковать) опровержение или иное разъяснение в защиту его чести, достоинства или деловой репутации до окончания агитационного периода. При предоставлении кандидату возможности бесплатно обнародовать (опубликовать) опровержение или иное разъяснение в защиту его чести, достоинства или деловой репутации эфирное время должно быть предоставлено в то же время суток, в которое была обнародована первоначальная информация, и его объем не должен быть меньше, чем объем эфирного времени, предоставленного для изложения первоначальной информации, но не менее двух минут, а при предоставлении печатной площади опровержение или разъяснение должно быть набрано тем же шрифтом, помещено на том же месте полосы и в объеме, который должен быть не меньше, чем объем первоначального компрометирующего текста. Непредоставление кандидату такой возможности до окончания агитационного периода является основанием для при- влечения этих организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информа- ции, и их должностных лиц к ответственности, установленной законодательством Российской Федерации. Установленные настоящим пунктом правила не распро- страняются на редакции негосударственных периодических печатных изданий, учрежденных кандидатами, избирательными объединениями.

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДА- НИНА КОЗЫРЕВА АНДРЕЯ ВЛАДИМИРОВИЧА ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 27 СЕНТЯБРЯ Конституционный Суд РФ в составе председательствующего Ю.Д. Рудкина, су- дей: М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, Т.Г.Морщаковой, В.И. Олейника, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании ст.41 Федерального конститу- ционного закона “О Конституционном Суде РФ” предварительное изучение жало- бы А.В. Козырева, установил:

1. А.В. Козырев обратился в Конституционный Суд РФ с просьбой признать не соответствующей Конституции РФ ст.7 ГК РСФСР.

Поводом для обращения послужило начатое Пресненским межмуниципаль- ным народным судом города Москвы в мае 1994 года судебное разбирательство по иску В.В. Жириновского к НТВ и А.В. Козыреву о защите чести и достоинс- тва на основании ч.1 ст.7 ГК РСФСР, согласно которой гражданин или организа- ция вправе требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответс- твуют действительности.

Заявитель полагает, что ст.7 ГК РСФСР в редакции от 11.06.1964 г. (как и ст.152 нового Гражданского кодекса РФ) не соответствует ст.29 (ч. 1 и 3) Консти- туции РФ, гарантирующей каждому свободу мысли и слова и устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, поскольку допускает возможность судебного опровержения любых сведений. Между тем, по мнению заявителя, существуют определенные сведения, которые не могут быть предметом судебного опровержения, посколь- ку они являются выражением личного мнения и взглядов, оценочными суждени- ями того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них – это вторжение в область “мысли и слова”, “мнений и убеждений”, охраняемых ст.29 Консти- туции РФ. Распространение таких сведений не может рассматриваться как по- сягательство на чьи-либо честь и достоинство, так как они лишь формируют репутацию лица, их распространившего.

2. В соответствии с ч.2 ст.36 и п.1 ст.97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде РФ” основанием к рассмотрению дела по жа- лобам граждан в Конституционном Суде РФ является обнаружившаяся неоп- ределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ тот или иной закон, затрагивающий конституционные права и свободы граждан. Предписа- ние ч.1 ст.7 ГК РСФСР о праве гражданина или организации требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений не свидетельствует о такой неопределенности. Указанная статья, устанавливая гражданско-право- вые способы защиты чести и достоинства, является важной гарантией конститу- ционного права на защиту чести и доброго имени, предусмотренного ст.23 (ч.1) Конституции РФ.

Право на судебную защиту чести и достоинства и возложение на того, кто распространил порочащие сведения, обязанности доказать их соответствие действительности не нарушают гарантированную Конституцией РФ свободы мысли и слова. Связанные с обеспечением конституционных требований ува- жения достоинства личности допустимые ограничения при использовании сво- боды слова строго очерчены Конституцией РФ и вытекают из предписаний со ст.17 (ч.3), ст.29 (ч.2) и ст.55 (ч.3). Из этих конституционных положений следует, что права и свободы, в том числе и свобода слова, не должны использоваться во вред основам конституционного строя, нравственности, правам и законным интересам других лиц, безопасности государства.

3. В обращении А.В. Козырева в Конституционный Суд РФ поставлен важ- ный и актуальный вопрос: как добиться в каждом конкретном случае, чтобы тре- бования защиты чести и доброго имени не противоречили интересам свободной дискуссии по политическим проблемам в демократическом обществе? Решение указанного вопроса относится к компетенции судов общей юрисдикции.

При рассмотрении в судах общей юрисдикции дел о защите чести и досто- инства подлежит установлению и оценке не только достоверность, но и характер распространенных сведений, исходя из чего суд должен решать, наносит ли рас- пространение сведений вред защищаемым Конституцией РФ ценностям, уклады- вается ли это в рамки политической дискуссии, как отграничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду. Исправление судебных ошибок, допущенных при реше- нии указанных вопросов, относится к компетенции судов вышестоящих инстанций, включая Верховный Суд РФ.

Для предупреждения вынесения необоснованных судебных решений и при- нимая во внимание особенности и сложность исследования такого рода обстоя- тельств, Верховный Суд РФ может использовать свое конституционное правомочие и дать судам разъяснения, касающиеся судебной практики по данной категории дел.

Суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной сто- роны, и свободу слова – с другой.

На фоне закрепленного Конституцией РФ (ст.13) идеологического и полити- ческого многообразия и многопартийности, в условиях активных политических предвыборных кампаний указанные полномочия судебной власти приобретают особое практическое значение. Однако Конституционный Суд РФ согласно ч.3 ст. Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде РФ” не вправе принимать на себя их осуществление, поскольку это связано с установлением фак- тических обстоятельств дела, относящихся к компетенции других судов.

Исходя из изложенного и руководствуясь п.1 ч.1 ст.43 и ч.1 ст.79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде РФ”, Конституционный Суд РФ определил:

1. В принятии к рассмотрению жалобы гражданина Козырева Андрея Владимиро- вича отказать.

2. Определение Конституционного Суда РФ по данной жалобе окончательно и об- жалованию не подлежит.

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДА- НИНА ШЛАФМАНА ВЛАДИМИРА АРКАДЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ П.7 СТ.152 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 4 ДЕКАБРЯ 2003 Г. No508-О Конституционный Суд РФ в составе председательствующего В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М. Казанцева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, за- слушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводив- шей на основании ст.41 Федерального конституционного закона “О Конституци- онном Суде РФ” предварительное изучение жалобы гражданина В.А.Шлафмана, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд РФ гражданин В.А.Шлафман ос- паривает конституционность п.7 ст.152 ГК РФ, предусматривающего, что правила данной статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применя- ются к защите деловой репутации юридического лица, в значении, придаваемом ему официальным толкованием, содержащимся в п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. No10 “Некоторые вопросы применения зако- нодательства о компенсации морального вреда”, и основанной на нем правопри- менительной практикой.

Как следует из представленных материалов, решением от 17.01.2002 г. Свер- дловский районный суд города Иркутска удовлетворил иск муниципального уни- тарного предприятия “Водоканал” о взыскании с гражданина В.А.Шлафмана 2.000 (двух тысяч) рублей в качестве компенсации морального вреда, признав, что ответчик распространил в отношении сотрудников МУП “Водоканал” сведения, порочащие деловую репутацию предприятия.

По мнению заявителя, данная норма в значении, придаваемом ей толкованием, содержащимся в п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г.

No10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации мораль- ного вреда”, не соответствует ст. 4, 15, 17, 18, 19, 46 и 55 Конституции РФ.

2. Конституционный Суд РФ, изучив жалобу и приложенные к ней матери- алы, пришел к выводу, что утверждение гражданина В.А.Шлафмана о том, что положением п.7 ст.152 ГК РФ в значении, придаваемом ему правоприменитель- ной практикой, нарушаются его права, закрепленные ст. 4, 15, 17, 18, 19, 46 и Конституции РФ, не имеет под собой достаточных оснований.

Согласно ст.46 (ч.1) Конституции РФ каждому гарантируется судебная защи- та его прав и свобод. Право на судебную защиту по своей правовой природе может принадлежать как физическим, так и юридическим лицам. При этом оно высту- пает гарантией других конституционных прав – в частности, права свободно ис- пользовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной, не запрещенной законом, экономической деятельности (ст.34, ч.1, Конституции РФ) и права иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имущест- вом как единолично, так и совместно с другими лицами (ст.35, ч.2, Конституции РФ), – которые распространяются на юридические лица в той степени, в какой эти права по своей природе могут быть к ним применимы.

Соответствующая правовая позиция, сохраняющая свою силу, изложена Кон- ституционным Судом РФ в Постановлениях от 24.10.1996 г. по делу о проверке конституционности части первой ст.2 Федерального закона “О внесении измене- ний в Закон РФ “Об акцизах” и от 17.12.1996 г. по делу о проверке конституци- онности п.2 и п.3 ч.1 ст.11 Закона РФ “О федеральных органах налоговой поли- ции”.

Ст.152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распро- странены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением (п.5). Данное правило в части, касающейся защиты деловой репутации гражданина, соответственно при- меняется и к защите деловой репутации юридических лиц (п.7 ст.152 ГК РФ).

Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных граж- данских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого ука- зания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематери- альных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вре- да, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нема- териального права и характера последствий этого нарушения (п.2 ст.150 ГК РФ).

Данный вывод основан на положении ст.45 (ч.2) Конституции РФ, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответс- твии со ст.15 (ч.4) Конституции РФ составной частью правовой системы РФ, допус- кает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспече- ния действенности права на справедливое судебное разбирательство (ст.41). Исходя из этого Европейский Суд по правам человека в решении от 6.04.2000 г. по делу “Компания Комингерсол С.А.” против Португалии” пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенса- ции за нематериальные убытки, которые “могут включать виды требований, явля- ющиеся в большей или меньшей степени “объективными” или “субъективными”.

Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределен- ность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, бес- покойство и неудобства, причиненные членам руководства компании”.

3. Согласно ст.96 и ст.97 Федерального конституционного закона “О Конститу- ционном Суде РФ” гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд РФ с жа- лобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежа- щим применению в деле заявителя, затрагиваются конституционные права и свобо- ды. Поскольку п.7 ст.152 ГК РФ служит обеспечению восстановления нарушенных прав юридических лиц, ссылка заявителя на несоответствие оспариваемого поло- жения ст. 4, 15, 17, 18, 19, 46 и 55 Конституции РФ носит произвольный характер, а его жалоба не отвечает критерию допустимости в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде РФ”.

Согласно ст.17 (ч.3) Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Ст.152 ГК РФ, опре- деляющая порядок реализации конституционного права на защиту чести и добро- го имени, находится в общей системе конституционно-правового регулирования, а потому суды при ее применении вправе и обязаны обеспечивать баланс названного и других конституционных прав и свобод, в том числе права на свободу слова и свободу выражения мнений, с учетом требования ст.17 (ч.3) Конституции РФ. При этом суд, применяя соответствующее правовое предписание, принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что не может рас- сматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод.

Как следует из жалобы, заявитель фактически выражает несогласие с истол- кованием и применением нормы материального права и состоявшимся по его делу судебным решением. Между тем проверка законности и обоснованности судебных решений, в том числе в части, касающейся выяснения того, был ли причинен какой- либо вред деловой репутации юридического лица в результате распространения не соответствующих действительности сведений, подлежал ли он компенсации в де- нежном выражении или мог быть адекватно компенсирован самим установлением факта состоявшегося нарушения, а равно установление допустимости применения и пригодности того или иного, не запрещенного законом, конкретного способа за- щиты в рамках соответствующего правоотношения, связаны с установлением и исследованием фактических обстоятельств и не входят в компетенцию Конститу- ционного Суда РФ, как она определена ст.125 Конституции РФ и ст.3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде РФ”.

Исходя из изложенного и руководствуясь п.1 и ст.2 (ч.1) ст.43 и ст.79 (ч.1) Фе- дерального конституционного закона “О Конституционном Суде РФ”, Конституци- онный Суд РФ определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституци- онного закона “О Конституционном Суде РФ”, в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, а также поскольку разрешение поставленного заявителем вопроса Конституционному Суду РФ неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда РФ по данной жалобе окончательно и об- жалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в “Вестнике Конституцион- ного Суда РФ”.

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН, А ТАКЖЕ ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ ГРАЖДАН И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 24 ФЕВРАЛЯ 2005 Г. No В соответствии со ст.23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту сво- ей чести и доброго имени. Ст.29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Согласно ст.15 (ч.4) Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной час- тью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории РФ действует ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мне- ния, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательс- тва со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Вместе с тем в ст.10 (ч.2) названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или об- щественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. При этом положения данной нормы должны толковаться в соответствии с правовой позицией Европей- ского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях.

Предусмотренное ст.23 и ст.46 Конституции РФ право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное ст.152 ГК РФ право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространен- ных не соответствующих действительности порочащих сведений является необ- ходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев зло- употребления этими правами.

Обсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, Пленум Верховного Суда РФ отмечает, что суды России в основном правильно, с соблюдением требований, предусмотренных ст.152 ГК РФ, рассматривают дела данной категории. Вместе с тем в связи с ратификацией Россией Конвенции о защите прав человека и основ- ных свобод и Протоколов к ней в судебной практике возникли неясные вопросы, требующие разрешения.

Учитывая это, Пленум Верховного Суда РФ в целях обеспечения правиль- ного и единообразного применения законодательства, регулирующего указанные правоотношения, постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что право граждан на защиту чести, до- стоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц – одним из условий их успешной деятельности.

В силу ст.17 Конституции РФ в РФ признаются и гарантируются права и сво- боды человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ. При этом осущест- вление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свобо- ды других лиц.

Принимая во внимание эти конституционные положения, суды при разреше- нии споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечи- вать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами – свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информа- цию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 23, 29, 33 Конституции РФ), с другой.

По делам данной категории необходимо учитывать разъяснения, данные Пле- нумом Верховного Суда РФ в постановлениях от 31.10.1995 г. No8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” и от 10.10.2003 г. No5 “О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ”.

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательс- тва (ст.152 ГК РФ), но и в силу ст.1 ФЗ от 30.03.1998 г. No54-ФЗ “О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней” учи- тывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего ст.10), имея при этом в виду, что используемое Евро- пейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в ст.152 ГК РФ.

2. Иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юриди- ческие лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения. При распространении таких сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии с п.1 и п.3 ст.52 ГПК РФ могут предъявить их закон- ные представители. По требованию заинтересованных лиц (например, родствен- ников, наследников) защита чести и достоинства гражданина допускается и после его смерти (п.1 ст.152 ГК РФ).

Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие све- дения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, рас- пространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с п.6 ст.152 ГК РФ суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действи- тельности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства (подраздел IV Гражданского процессуального кодекса РФ).

3. П.5 ч.1 ст.33 Арбитражного процессуального кодекса РФ установлена спе- циальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репу- тации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбит- ражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о за- щите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предприни- мательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

4. В соответствии с п.1 и п.7 ст.152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо – сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом зако- ном не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требова- нием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения.

Вместе с тем гражданин вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой инфор- мации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (ст. 43 и 45 Закона РФ “О средствах массовой информации”).

Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации опублико- ваны сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, а также юридическое лицо, если опубликованные сведения порочат его деловую репутацию, имеют право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информа- ции (п. 3, 7 ст.152 ГК РФ, ст.46 Закона РФ “О средствах массовой информации”).

5. Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих све- дений, а также лица, распространившие эти сведения.

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой ин- формации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответству- ющего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчи- ком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляю- щие производство и выпуск данного средства массовой информации (ч.9 ст.2 Закона РФ “О средствах массовой информации”).

В случае, если редакция средства массовой информации не является юридичес- ким лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, ко- торыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (ст.40 Гражданского процессу- ального кодекса РФ).

В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осу- ществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со ст.1068 ГК РФ является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно пред- мета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст.43 ГПК РФ).

6. Если действия лица, распространившего не соответствующие действитель- ности порочащие сведения, содержат признаки преступления, предусмотренно- го ст.129 УК РФ (клевета), потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Отказ в возбуждении уголовного дела по ст.129 УК РФ, прекращение возбуж- денного уголовного дела, а также вынесение приговора не исключают возмож- ности предъявления иска о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

7. По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельс- твами, имеющими в силу ст.152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судеб- ному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих све- дений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опуб- ликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, де- монстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой ин- формации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Со- общение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам. Судам следует иметь в виду, что в случае, если не соответствую- щие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом поряд- ке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к кото- рому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соот- ветствующие действительности сведения, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других про- цессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (напри- мер, не могут быть опровергнуты в порядке ст.152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом РФ).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодатель- ства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осу- ществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятель- ности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые ума- ляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

8. Судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и де- ловой репутации (ст.152 ГК РФ) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в ст.150 этого Кодекса, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Кон- ституцией РФ и законами, и распространение которых может причинить мораль- ный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В частности, при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных предста- вителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (ст.150, 151 ГК РФ). Исклю- чение составляют случаи, когда средством массовой информации была распро- странена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных ин- тересов на основании п.5 ст.49 Закона РФ “О средствах массовой информации”.

Эта норма корреспондируется со ст.8 Конвенции о защите прав человека и основ- ных свобод. Если же имело место распространение не соответствующих действи- тельности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причинен- ный распространением такой информации, на основании ст.152 ГК РФ.

9. В силу п.1 ст.152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действи- тельности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан дока- зать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Вместе с тем, исходя из п.3 названной статьи, в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы не соот- ветствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что рас- пространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы.

В соответствии со ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных сво- бод и ст.29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, со- ответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст.152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действитель- ности. Судам следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12.02.2004 г. на 872-м заседа- нии Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом об- щественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные долж- ностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласно- го и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и за- конные интересы, может использовать предоставленное ему п.3 ст.152 ГК РФ и ст.46 Закона РФ “О средствах массовой информации” право на ответ, коммента- рий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несо- стоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, уни- жающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст.130 УК РФ, ст.150, 151 ГК РФ).

10. Ст.33 Конституции РФ закреплено право граждан направлять личные об- ращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (на- пример, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-право- вой ответственности, предусмотренной ст.152 ГК РФ, поскольку в указанном слу- чае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведе- ний.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рас- смотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой граж- данский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключи- тельно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупот- ребление правом (п. 1 и 2 ст.10 ГК РФ).

11. Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавши- ми в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном ст.152 ГК РФ, так как нормами Гражданского процессуального кодекса РФ и УПК РФ установ- лен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела ука- занными выше лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками су- дебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, пре- дусмотренном ст.152 ГК РФ.

12. Обратить внимание судов на то, что содержащийся в ст.57 Закона РФ “О средствах массовой информации” перечень случаев освобождения от ответствен- ности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчер- пывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представите- лей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация пред- ставляет собой рекламный материал. В силу ст.36 Закона РФ “О средствах массо- вой информации” распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством РФ о рекламе. Со- гласно п.1 ст.1 Федерального закона от 18.07.1995 г. No108-ФЗ “О рекламе” од- ной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству или деловой репутации граждан.

Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, то к ответственности на основании ст. ГК РФ могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения, если они не докажут, что эти сведения соответствуют дейс- твительности. На редакцию средства массовой информации при удовлетворении иска может быть возложена обязанность сообщить о решении суда и в случае, если имеются основания, исключающие ее ответственность.

При применении ст.57 Закона РФ “О средствах массовой информации” судам следует учитывать происшедшие с момента принятия Закона изменения в законо- дательстве РФ. Исходя из этого, п.3 (ч.2) указанной статьи необходимо понимать как относящийся к сведениям, содержащимся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб не только государственных органов, но и органов местного самоуправления. Аналогичным образом п.4 части 2 данной статьи ка- сается дословного воспроизведения фрагментов выступлений членов выборных органов государственной власти и местного самоуправления.

13. При рассмотрении исков, предъявленных к редакции средства массовой информации, его автору, учредителю о привлечении к предусмотренной ст.152 ГК РФ ответственности за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений необходимо учитывать, что в случае, когда выпуск средства массовой информации, в котором были распространены такие сведения, на время рассмотрения спора прекращен, суд вправе обязать ответчика за свой счет дать опровержение или оплатить публикацию ответа истца в другом средстве массо- вой информации.

14. С учетом того, что требования о защите чести, достоинства и деловой ре- путации являются требованиями о защите неимущественных прав, на них в силу ст.208 ГК РФ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмот- ренных законом.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 45 и 46 Закона РФ “О средствах массовой информации” отказ редакции средства массовой информа- ции в опровержении распространенных им не соответствующих действительнос- ти порочащих сведений либо в помещении ответа (комментария, реплики) лица, в отношении которого средством массовой информации распространены такие све- дения, может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указан- ных сведений. Поэтому пропуск без уважительных причин названного годичного срока может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска о признании необоснованным отказа редакции средства массовой информа- ции в опровержении распространенных им сведений и помещении ответа истца в том же средстве массовой информации. При этом лицо, в отношении которого были распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с иском к редакции средства массовой информации о защите чести, достоинства и деловой репутации без ограничения срока.

15. Ст.152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распро- странены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда. Данное правило в части, касающейся деловой репутации граж- данина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (п.7 ст.152 ГК РФ). Поэтому правила, регулирующие компенсацию мораль- ного вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отноше- нии юридического лица. Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компен- сации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 ст.151 и п.2 ст.1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер ком- пенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна при- чиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самосто- ятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство долж- но быть учтено судом при определении размера компенсации морального вреда.

Судам следует иметь в виду, что моральный вред, хотя он и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущест- венным и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на ос- новании подпункта 3 п.1 ст.333-19 Налогового кодекса РФ, а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве компенсации причиненного истцу морального вреда.

16. В случае, когда вместе с требованием о защите чести и достоинства гражданина либо деловой репутации гражданина или юридического лица заяв- лено требование о возмещении убытков, причиненных распространением поро- чащих сведений, суд разрешает это требование в соответствии со ст.15 и п.5 и 7 ст.152 ГК РФ.

17. При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности пороча- щих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распростра- нены, а также определить срок (применительно к установленному ст.44 Закона РФ “О средствах массовой информации”), в течение которого оно должно пос- ледовать.

Опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соот- ветствии со ст.152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного ре- шения.

18. Обратить внимание судов, что на основании ст.152 ГК РФ судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации мо- рального вреда и возмещения убытков. При этом необходимо учитывать, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подле- жат взысканию в пользу истца, а не других, указанных им лиц.

Согласно части 3 ст.29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст.152 ГК РФ и други- ми нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязы- вать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчи- ком извинения в связи с распространением не соответствующих действительнос- ти порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

19. В связи с принятием данного постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992 г. No 11 “О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц” в редакции постановления Пленума от 21.12.1993 г. No 11, с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 25.04.1995 г. No 6.

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ЗАЩИТОЙ ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДИУМА ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ ОТ 23 СЕНТЯБРЯ 1999 ГОДА 1. Заинтересованное лицо вправе в судебном порядке требовать опровержения средством массовой информации сведений, порочащих его деловую репутацию, без предварительного обращения к нему с таким требованием.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к редакции районной газеты об обязании ее опубликовать опровержение порочащих истца сведений, распро- страненных средством массовой информации.

Арбитражный суд оставил иск без рассмотрения на основании п.5 ст.87 АПК РФ, сославшись на то, что ст. 43, 44, 45 Закона Российской Федерации “О средствах мас- совой информации” установлен специальный порядок, согласно которому требование об опубликовании опровержения в средствах массовой информации необходимо пред- варительно заявить редакции, которая обязана в течение одного месяца в письменной форме уведомить юридическое лицо о предполагаемом сроке опубликования опровер- жения либо об отказе в опровержении. Отказ в опровержении или нарушение установ- ленного указанным Законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд.

Истец с заявлением об опубликовании опровержения в редакцию не обращался.

Апелляционная инстанция отменила определение суда первой инстанции об ос- тавлении иска без рассмотрения по следующим основаниям.

Вопросы, касающиеся опровержения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, регулируются ГК РФ и Законом РФ от 27.12.1991 г. “О средствах массовой информации”.

Как следует из ст.152 ГК РФ, юридическое лицо вправе требовать по суду оп- ровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Этой же статьей решен вопрос о порядке опровержения порочащих сведений, установлена ответственность за невыполнение решения суда, определены права истца на опровержение и возмещение убытков.

Указанный порядок опровержения и меры, направленные на его реализацию, относятся ко всем лицам, распространившим порочащие деловую репутацию све- дения, в том числе и к средствам массовой информации.

Согласно п.2 ст.150 ГК РФ нематериальные блага защищаются в соответс- твии с ГК РФ и другими законами в случаях и порядке, ими предусмотренных.

Закон РФ “О средствах массовой информации” содержит статьи, предусмат- ривающие определенную процедуру обращения заинтересованных лиц с требо- ванием об опровержении сведений, порочащих их деловую репутацию, однако в нем не указано, что эта процедура является обязательным досудебным порядком разрешения спора.

Установленный названным Законом порядок опровержения согласуется с нормами ГК РФ, к досудебному (претензионному) порядку урегулирования спора не относится, поэтому его необходимо рассматривать как альтернативный поря- док защиты нарушенных прав.

Отсюда следует, что коммерческий банк вправе самостоятельно решить воп- рос о том, обращаться ли ему за защитой нарушенных прав в арбитражный суд или потребовать опровержения непосредственно от редакции районной газеты.

2. Иски о возмещении убытков, причиненных распространением сведений, не соответствующих действительности, рассматриваются арбитражным судом и при отсутствии в них требования об опровержении таких сведений в средстве массовой информации.

Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к средству массовой информации о возмещении убытков, вызванных распространением сведений, не соответствующих действительности.

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, не вправе требовать возмещения убытков, причиненных их распространением, поскольку в исковом заявлении не поставлен вопрос об опровержении таких сведений.

Требования о возмещении убытков без ходатайства о признании распростра- ненных сведений не соответствующими действительности рассматриваются ар- битражным судом только при наличии вступившего в законную силу решения суда, которым признан факт распространения таких сведений, или если лицо, рас- пространившее не соответствующие действительности сведения, само признало их такими и опровергло в установленном порядке.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила и переда- ла дело на новое рассмотрение по следующим мотивам.

В соответствии со ст. 9, 12 ГК РФ юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Они свободны и в выборе способа их защиты.

Ст. 152 Кодекса предусмотрено, что юридическое лицо, в отношении которо- го распространены сведения, не соответствующие действительности, вправе на- ряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков, причинен- ных распространением таких сведений. Она не ставит право истца на обращение в арбитражный суд с требованием о взыскании убытков в зависимость от того, поставлен ли в исковом заявлении вопрос об опровержении распространенных сведений.

Поэтому арбитражный суд при рассмотрении исковых требований предпри- ятия должен исследовать вопрос о соответствии распространенных сведений действительности и принять соответствующее решение, касающееся заявленных убытков.

4. Ответственность за сведения, опубликованные в газете по указанию и от имени ее учредителя, несет сам учредитель.

Организация обратилась в арбитражный суд с иском к редакции газеты о взыскании с нее убытков, вызванных публикацией порочащих ее деловую репу- тацию сведений.

Арбитражный суд иск удовлетворил.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила по сле- дующим основаниям.

В соответствии с материалами дела оспариваемые сведения опубликованы в газете по указанию ее учредителя и от его имени.

Согласно ст.18 Закона РФ “О средствах массовой информации” в тех слу- чаях, когда учредитель на основании предоставленных ему полномочий обязал редакцию опубликовать в газете от его имени соответствующее сообщение или материал, он несет ответственность по всем претензиям и искам, связанным с такой публикацией.

Поскольку редакция опубликовала оспариваемые сведения в порядке, уста- новленном названной статьей, на нее не может быть возложена ответственность за их распространение.

5. Представление ответчиком доказательств о соответствии распространен- ных сведений действительности не требуется, если оспариваемые в них факты установлены вступившим в законную силу решением суда.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты, в котором просило взыскать с нее убытки, причинен- ные распространением сведений, не соответствующих действительности, и обя- зать редакцию опубликовать их опровержение.

Ответчик утверждал, что опубликованные им сведения соответствуют дейс- твительности.

В ходе разбирательства дела арбитражным судом установлено, что факты, со- держащиеся в опубликованной редакцией статье, были предметом рассмотрения суда общей юрисдикции, который в принятом им и вступившем в законную силу решении установил, что оспариваемые обществом с ограниченной ответствен- ностью факты имели место.

Арбитражный суд, руководствуясь ч.3 ст.58 АПК РФ, согласно которой всту- пившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле, признал, что факты, изложенные ответ- чиком в статье, соответствуют действительности и в доказывании не нуждаются.

С учетом указанных обстоятельств арбитражный суд правомерно признал тре- бования общества с ограниченной ответственностью необоснованными и в удов- летворении иска отказал.

6. Требования о возмещении убытков подлежат удовлетворению, если истец докажет, что они возникли вследствие распространения сведений, не соответству- ющих действительности.

Центр аналитических исследований обратился в арбитражный суд с иском к муниципальной радиокомпании о защите деловой репутации путем опровержения прозвучавших в радиопередаче порочащих истца сведений и о взыскании убытков, причиненных их распространением.

Арбитражный суд, признав оспариваемые сведения порочащими деловую ре- путацию истца, обязал ответчика их опровергнуть. В удовлетворении требования о взыскании убытков отказал со ссылкой на недоказанность причинной связи между прозвучавшей в эфире информацией и заявленными убытками.

Требование о взыскании убытков центр аналитических исследований мотиви- ровал тем, что распространение радиокомпанией информации, не соответствующей действительности, явилось основанием для отказа от заключения с ним договора на проведение маркетинговых исследований со стороны акционерного общества, с ко- торым центр подписал протокол о намерениях.

Между тем в ходе судебного разбирательства установлено, что согласно подпи- санному протоколу о намерениях центр аналитических исследований должен был в течение 10 дней с момента его подписания провести подготовительные работы и представить заказчику проект программы социологического исследования по теме: “Прогноз изменений спроса на первичном рынке недвижимости”. Поскольку в указанный срок проект программы не был представлен, акционерное общество от дальнейших переговоров по данному вопросу отказалось.

7. Средство массовой информации не несет ответственности за распростране- ние сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репу- тацию юридического лица, если оно дословно воспроизвело сообщение, опублико- ванное другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, в котором просило суд обязать ответчика опровергнуть распространенные им сведения и взыскать с него убытки, вызванные указанными действиями.

Редакция возражала против предъявленных к ней требований со ссылкой на то, что информация, ставшая предметом спорных отношений, была дословным вос- произведением из статьи, опубликованной городской газетой.

Арбитражный суд, проверив в ходе судебного разбирательства достоверность доводов ответчика, в удовлетворении иска в части взыскания убытков отказал.

В обоснование своей позиции арбитражный суд правомерно сослался на ст. Закона РФ “О средствах массовой информации”, согласно которой редакция, глав- ный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию организа- ции, если эти сведения являются дословным воспроизведением сообщений и мате- риалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой инфор- мации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства РФ о средствах массовой информации.

8. Освобождение средства массовой информации от ответственности за рас- пространение сведений, не соответствующих действительности, не может служить основанием для отказа от опубликования опровержения таких сведений.

Охранно-детективное объединение обратилось в арбитражный суд с иском к управлению внутренних дел и редакции газеты о защите деловой репутации. Истец потребовал опровержения сведений, не соответствующих действительности, и воз- мещения убытков, причиненных их распространением.

Арбитражный суд, установив в заседании, что сведения, опубликованные в га- зете, не соответствуют действительности, взыскал с управления внутренних дел убытки в размере, указанном в исковом заявлении, и обязал редакцию опубликовать опровержение.

Редакция обратилась в апелляционную инстанцию с жалобой, в которой про- сила решение суда первой инстанции в части обязания ее опубликовать опроверже- ние отменить. В жалобе указывалось, что опубликованные сведения предоставлены пресс-службой управления внутренних дел. Поскольку, в соответствии со ст.57 За- кона РФ “О средствах массовой информации”, редакция не несет ответственности за распространение сведений, если они получены от пресс-служб государственных органов, то она не должна их опровергать.

Апелляционная инстанция оставила решение суда без изменения, а жалобу – без удовлетворения по следующим мотивам.

Ст.43 Закона РФ “О средствах массовой информации” предоставляет органи- зации право потребовать от редакции опровержения не соответствующих действи- тельности сведений, которые были распространены средством массовой инфор- мации. Редакция средства массовой информации не обязана их опровергать, если располагает доказательствами соответствия распространенных сведений действи- тельности.

Кроме того, редакция вправе отказать в опровержении в случаях, предус- мотренных ст.45 названного Закона. Указанная статья содержит исчерпываю- щий перечень оснований отказа в опровержении. Она не предоставляет средс- тву массовой информации права отказаться от опубликования опровержения не соответствующих действительности сведений, полученных от пресс-служб государственных органов.

Ссылка редакции газеты на ст.57 Закона РФ “О средствах массовой инфор- мации” необоснованна, поскольку эта статья освобождает редакцию от ответс- твенности за распространение сведений, не соответствующих действительнос- ти. Обязанность по восстановлению права охранно-детективного объединения, нарушенного в результате публикации не соответствующих действительности сведений, ответственностью не является.

9. Требование о применении мер по обеспечению иска путем запрещения ответчику подготавливать и распространять новые сведения, порочащие дело- вую репутацию истца, удовлетворению не подлежит.

В ходе судебного разбирательства дела по иску о защите деловой репу- тации истец в соответствии со ст.76 АПК РФ обратился к суду с заявлением о запрещении ответчику производить дальнейшее распространение сведений, ставших предметом спора, а также подготовку и распространение новой ин- формации, касающейся истца.

Арбитражный суд удовлетворил ходатайство истца в полном объеме.

Ответчик, руководствуясь ст.179 АПК РФ, обжаловал определение суда пер- вой инстанции об обеспечении иска в кассационную инстанцию.

Кассационная инстанция отменила определение суда первой инстанции в части запрета ответчику производить подготовку и распространение новой ин- формации, касающейся истца, по следующим основаниям.

Запрещение ответчику подготавливать и распространять новую информа- цию, касающуюся истца, не может быть удовлетворено по той причине, что на момент рассмотрения судом дела не соответствующая действительности и поро- чащая деловую репутацию истца информация не существовала. Следовательно, отсутствует сам факт нарушения прав истца, к которому могут быть применены обеспечительные меры.

При таких обстоятельствах арбитражный суд не вправе запретить ответчи- ку осуществлять определенные действия относительно тех гражданских прав, которые, по мнению истца, могут возникнуть в будущем.

10. Исковые требования не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, если опубликованные сведения имеют автора.

Акционерное общество открытого типа обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты, в котором просило обязать ответчика опровергнуть опубликованные им порочащие деловую репутацию истца сведения и взыскать с ответчика убытки, вызванные указанными действиями.

Рассмотрев по существу исковые требования, суд признал опубликованные в газете сведения не соответствующими действительности, обязал редакцию га- зеты опровергнуть их и взыскал с нее убытки в заявленной сумме.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, произ- водство по делу прекратила по следующим основаниям.

Согласно материалам дела автором обжалуемых сведений является гражда- нин Н.

В силу ст.56 Закона РФ “О средствах массовой информации” автор несет от- ветственность за нарушение законодательства РФ о средствах массовой инфор- мации наряду с редакцией газеты. Он наиболее полно осведомлен о тех данных, которые были использованы им в распространенных сведениях.

Поэтому когда сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, распространены средством массовой информации и указан автор этих све- дений, то он вместе со средством массовой информации должен быть ответчиком по иску об опровержении оспариваемых сведений.

Привлечение автора в качестве одного из ответчиков является необходимым, поскольку он является заинтересованным лицом в деле и решение может повлечь для него определенные правовые последствия.

Однако в силу ст.22 АПК РФ спор с участием физического лица не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, поэтому на основании п.1 ст.85 Кодекса про- изводство по делу подлежит прекращению.

11. Производство по делу подлежит прекращению, если в ходе судебного раз- бирательства установлено, что распространенные средством массовой информа- ции сведения касаются физического лица.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о возмещении редакцией газеты убытков, вызванных публикацией сведений, порочащих его де- ловую репутацию, и об опровержении их в установленном порядке.

В исковом заявлении истец указал на то, что публикация вызвала повышен- ную текучесть кадров, снижение трудовой и производственной дисциплины в ак- ционерном обществе.

Ответчик в отзыве на исковое заявление сослался на то, что опубликованные сведения касались физического лица, поэтому акционерное общество не вправе обращаться в арбитражный суд с таким иском.

Согласно материалам дела редакция газеты опубликовала фельетон, в кото- ром сообщалось о том, что один из заместителей президента акционерного обще- ства совершил за счет общества поездку за границу, использует не по назначению служебный транспорт, не осуществляет надлежащим образом возложенный на него контроль за соблюдением работниками общества требований инструкции по охране труда и т.п.

В ходе разбирательства дела суд пришел к выводу, что в фельетоне отсутству- ют сведения, касающиеся оценки производственно-хозяйственной деятельности акционерного общества. Повышенная текучесть кадров, снижение трудовой и производственной дисциплины прямого отношения к публикации не имеют.

Учитывая данные обстоятельства, арбитражный суд в удовлетворении иско- вых требований акционерного общества отказал.

Апелляционная инстанция, рассмотрев жалобу акционерного общества на решение суда первой инстанции, признала ее необоснованной. Однако, руководс- твуясь п.1 ст.85 АПК РФ, отменила решение суда первой инстанции в части отка- за в удовлетворении исковых требований и прекратила производство по делу со ссылкой на то, что по оспариваемым сведениям акционерное общество не может быть истцом, так как они касаются только физического лица.

12. Исковые требования юридического лица в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации его работников, арбитражному суду не- подведомственны.

Комитет по здравоохранению обратился в арбитражный суд с иском об обя- зании редакции газеты опубликовать опровержение сведений, порочащих его де- ловую репутацию, честь и достоинство ряда руководящих работников комитета, а также о взыскании с ответчика причиненных комитету убытков и компенсации морального вреда его работникам.

Арбитражный суд удовлетворил требования в части, касающейся комитета. В удовлетворении исковых требований об опровержении сведений и компенсации морального вреда работникам комитета отказал.

Во исполнение решения арбитражного суда редакция опубликовала опровер- жение, в котором принесены извинения комитету по здравоохранению, а также признаны не соответствующими действительности утверждения и выводы, опуб- ликованные в газете по поводу действий комитета.

Комитет по здравоохранению обжаловал решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований, касающихся его работников, в апел- ляционную инстанцию, считая, что исковые требования направлены на защиту общественных интересов и подлежат рассмотрению в арбитражном суде.

Апелляционная инстанция решение суда в обжалуемой части отменила, про- изводство по делу прекратила по следующим мотивам.

В соответствии с частью 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

В защиту государственных и общественных интересов государственные ор- ганы могут обращаться с иском только в случаях, предусмотренных АПК РФ и федеральным законом (ст.42 АПК РФ).

Указанными нормативными актами комитету не предоставлено право на об- ращение в арбитражный суд с таким иском.

Кроме того, в исковом заявлении ставится вопрос о защите интересов физи- ческих лиц, споры с участием которых рассмотрению в арбитражных судах не подлежат.

Поскольку спор в данной части арбитражному суду неподведомствен, про- изводство по делу в обжалуемой части подлежит прекращению на основании п. ст.85 АПК РФ.

13. Дело о защите деловой репутации юридического лица арбитражному суду неподведомственно, если оно возникло из отношений, не относящихся к эконо- мической деятельности истца.

Профессиональный союз моряков обратился в арбитражный суд с иском к управлению внутренних дел о защите деловой репутации. В заявлении истец ука- зал на то, что в документе, выданном управлением, содержалась информация о ненадлежащей защите профсоюзом трудовых интересов моряков, что привело к снижению авторитета профсоюза и отрицательно сказалось на результатах выбо- ров.

Арбитражный суд производство по делу прекратил, сославшись на то, что юридические лица могут обращаться в арбитражный суд в соответствии со ст.2 и ст.22 АПК РФ только тогда, когда спорные отношения касаются их экономичес- кой деятельности.

Поскольку вопрос о защите деловой репутации профсоюза моряков возник из отношений, не связанных с его экономической деятельностью, такой спор под- лежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

В другом случае в арбитражный суд обратилось управление муниципальной милиции с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, в котором пот- ребовало от ответчика опровержения содержащихся в опубликованной им статье сведений, касающихся предстоящих действий муниципальной милиции по наве- дению порядка в городе. Истец считал, что изложенные в ней сведения порочат его деловую репутацию.

Арбитражный суд исковые требования удовлетворил.

Апелляционная инстанция решение суда первой инстанции отменила, произ- водство по делу прекратила по следующим основаниям.

Согласно ст.22 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по эко- номическим спорам, возникшим из гражданских, административных и иных пра- воотношений.

В опубликованной в газете статье не затрагивается репутация истца в сфере предпринимательской деятельности, поэтому данный спор не подлежит рассмот- рению по существу в арбитражном суде.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 20 ДЕКАБРЯ 1994 Г.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.