WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Л.И. ВУЛЛО МИНИАТЮРЫ и фрагменты Пенза 2005 ББК 87.22 В 886 Вулло Л.И.

В 886. Миниатюры: Учебное пособие. – Пенза, 2005.

В состав второго издания «Истины развития» войдут «Миниатюры». Они долго ждали своих читателей… Для полновесной книги их слишком мало, а «развернуть» их содержание невозможно, ибо время ещё не то, а силы автора уже не те… Теперь они на своем месте!

ББК 87.22 © Вулло Л.И., 2005 «Ибо всякое дерево познается по плоду своему…» (Евангелие от Луки.) Нечто в системе Знания… Хотя потребность во введении в систему Знания чего то, расположенного между чистой философией и фундаментальной (и прикладной) наукой, ощущалась уже давно, мы до сих пор не имеем понятия о том, что есть это Нечто, необходимое для обеспечения разумной циркуляции опыта в системе Знания и разумного развития Техносферы и Сферы фундаментальных наук. Каковы его состав, структура, функции, цели? Как ответить на эти вопросы до того, пока это Нечто еще не введено и мы не убедились на опыте в том, что система Знания после этого нововведения заработала идеально?

Разумеется, можно придумать для этого Нечто более конкретное название и декларативно возложить на него соответствующие обязанности, уповая на то, что со временем Нечто с ними справится и тогда задним умом на поставленные вопросы можно будет легко ответить. Более того, тогда на эти вопросы можно будет даже не отвечать, ибо они перестанут быть насущными.

Возможность для лукавых проделок такого рода всегда открыта и широко используется, ибо поймать мошенников за руку практически невозможно.

Например, так называемая марксистско-ленинская философия даже полагала (декларировала) «всемогущую» теорию познания своим отраслевым разделом и на этом бюрократическом основании идеологические работники беспардонно вмешивались во внутренние дела развивающихся наук.

История философии знает и попытки декларативного сведения философии к теории познания. Эти декларации о намерениях давно изгрызли мыши, а Нечто, необходимое для обеспечения разумной циркуляции опыта в системе Знания, так и не было ни фактически введено, ни осмысленно.

Бесплодность волюнтаристских попыток декларативного присвоения остудила горячие головы и вынудила их ограничить объем притязаний, символически сохраняя за философией мнимую руководящую роль. Так называемая философия науки (философия естествознания), хотя и понимается как область философии, но уже не берет на себя полной ответственности за обеспечение разумной циркуляции опыта в системе Знания, разделяя ее с науковедением, социологией науки, психологией научного творчества, логикой науки и отчасти ее методологией.

Эта политическая уступка, использующая опыт церкви, (со времен Дарвина не вмешивающейся в чисто научные дела во избежании конфузии), отнюдь не означает того, что в трудах по философии физики искомое Нечто априори не содержится даже в части присущих ему аспектов или моментов.

Например, книга «Философия физики» Марио Бунге весьма полезна для физиков в части обеспечения развития их самосознания и разума, ибо подавляющее большинство даже лучших из них (и порой философствующих) не способно осознать ни сложного состава физических теорий, ни диалектики взаимоотношений категорий (теория, практика, эксперимент), конкретно прописанных в области физики, ни много другого, поскольку для этого требуется иное знание (иные системы понятий ), а не только знание физики.

Появление в системе Знания весьма сложного по составу комплекса ТРИЗ и многоотраслевой метанауки позволяет надеяться, что искомое Нечто хотя еще и не прописано, но все же усмотрено, локализовано и отчасти встроено в систему Знания. Это уже не предвыборная декларация очередного претендента, обещающего обеспечить разумную циркуляцию опыта в системе Знания, а отчасти реализованная программа, с очерченными целями и средствами, что позволяет начать поиски ответа на поставленные вопросы, предварительно проверить претендента на пригодность по уже сделанному и оценить его возможный потенциал.

Метанаучное Знание, как и научно-техническое знание, неразрывно связано с человеческим обществом, входящем в состав Техносферы, с присущими ему ресурсами и ограничениями, возможностями и потребностями. Оно формируется (и деформируется !) самой Жизнью, ее реалиями в части способа производства и политического устройства, культуры и т.д. Оно постоянно эволюционирует и порой подвергается революционной ломке. Это знание считается с требованиями объективности лишь в той мере, в какой обстоятельства вынуждают его считаться с ними.

Живое Знание живых людей хотя и циркулирует в системе Знания, но все же заслуживает описания не только в системно-технических категориях.

Многомерность живого адекватно отображается лишь множеством систем понятий, дополненных средствами Искусства и Религии. В живой системе Знания метанаучное знание играет роль живой транспортной системы (кровеносной, нервной, метаболической). В живой транспортной системе Знания должны быть предусмотрены его сортировка, упаковка, поиск, хранение, выдача и т.д., естественно, тоже живые, с присущими живому атрибутами самоорганизации, самовоспроизводства, самосохранения и т.д., которые следует прописать. Диалектика взаимного проникновения противоположностей объективного и субъективного в знании многоотраслевой метанауки проявляется в полной мере, присущей живому Знанию. Стремление к Идеалу объективности вовсе не является для общества самоцелью и им прямо не финансируется. В Мире, где нет Человека, нет и разделения на субъективное и объективное. В Мире человеческого знания идеал объективности полностью не реализуем, а само приближение к нему всегда затратно, но не всегда разумно.

Объективно-сущее было и до появления человечества, но истинно-сущее проявилось лишь в человеческом мышлении. Чувственной потребности в объективности у людей нет, но им присуща чувственная потребность в Истине, проявляющаяся в различных формах, чаще всего, как религиозная потребность и реже всего, как духовная потребность имеющих призвание мыслителей. Эта потребность не удовлетворяется ни лукавой частной Правдой изреченной мысли, ни средствами науки и многоотраслевой метанауки, если они не дополнены средствами Искусства и Религии, позволяющими прикоснуться к живой Истине, не загрязняя ее примесью лжи, а быть может и слиться с живой Истиной.

Естественная эволюция живой системы циркуляции опыта (живого Знания) делает ее более совершенной. По сути происходит квазибиологическая эволюция живого Знания с присущими ему атрибутами саморазвития, самоорганизации, самоструктурирования, поддерживаемая жизненной силой наших желаний, способной взрастить первые Семена наших мыслей. Мысли подавляющего большинства людей исходно ограничивались насущными потребностями телесного элементарного выживания в этом мире, но со времен появления досуга у некоторых людей проросли семена и иных мыслей, ибо людям присущи и иные желания – духовные потребности. Появление Искусства и Религии в системе Знания содействовало всевозможному развитию, включая общественное, научно-техническое и собственное развитие системы Знания, исходно весьма примитивной во всех отношениях.

Справедливо и обратное положение: всевозможное развитие содействовало развитию системы Знания, порою вынуждая ее к реорганизации.

Затраты, связанные с удовлетворением духовных потребностей, не являются лишь неизбежной бессмысленной данью человеческой природе.

Надлежащее питание духовных потребностей расширяет возможности человеческого духа, пока еще мало осознанные. Впрочем, политиканы уже давно научились эксплуатировать некоторые из этих возможностей, скармливая толпе всего лишь суррогаты духовной пищи, но мудрые политики, озабоченные судьбой своего народа и даже всего человечества, вполне осознают, что возможности духа надо развивать и разумно использовать в интересах самих людей и их государств, а суррогаты духовной пищи разумнее скармливать врагам, чем своим согражданам.

Менее всего мы знаем о том, сколь велики возможности человеческого духа в части разумного развития системы Знания (живого Знания). В набор категорий системно-технического описания системы Знания духовность не вмещается… Смогут ли мыслители, «вопрошая в сердце своем», «открыть размышлением» новые возможности развития живого Знания, как это сказано в космологическом гимне Ригведы? Следует ли вписать Нечто, символизированное в этом художественном образе (вопрошения в сердце мыслителя), в систему Знания на следующем витке ее развития ? Ответим на эти вопросы словами самого космологического гимна Ригведы:

«Надзирающий над Миром в высшем небе – Только он знает это или не знает!» Вкушая плоды древа Знания, принадлежащего не только доступному физическому Миру, дух человеческий проникает до кончиков ветвей и корней самого древа, и сливаясь с ним, обретает всемогущество вечно живой Истины, для которой нет ничего недоступного и невозможного.

«Очень просто В прошлом заблудиться И назад дороги не найти…» (В.Высоцкий.) О метанаучной работе с философским наследием Еще гениальный Ньютон предостерегал: «Физика – берегись метафизики!». И хотя времена изменили содержание наших представлений о метафизике, под которой теперь понимается один из разделов многоотраслевой метанауки, забывать вечную правду о том, что «научи дурака богу молиться – он и лоб себе расшибет», все же не следует. Призывая разработчиков многоотраслевой метанауки к прагматическому освоению философского наследия, автор рискует оказать им медвежью услугу, если ограничится лишь абстрактным декларативным призывом.

Хотя мудростью философского наследия принято восхищаться априори, метанаучным работникам все же не следует уподобляться родителям, восхищающимся ребенком, который «уже все понимает», но еще не просится на горшок… Современное общество вправе ожидать от них прагматического освоения философского наследия в интересах разумного развития знания науки и техники, то есть наработки некого конкретного Знания развития. Содержать новое сообщество философствующих паразитов, тем более весьма многочисленное, современноеобщество уже не будет… Игнорировать реалии возможностей и потребностей современного общества и его сообществ, их волю к действиям, метанаучные работники в отличие от философов, просто не могут. Эти живые проявления живой Истины вполне достойны внимательного и уважительного отношения. Даже философы не всегда игнорировали их в своих трудах, хотя и рассматривали абстрактно, как мертвые, в отведенных для этого разделах, что порождало предпосылки для всевозможных иллюзийо свободе творчества, не вмещающих реалии связей живого целого.

Знание классической немецкой философии, выделенное из вселенной Знания и оторванное от воли к жизни, фактически представляет собой лишь абстрактное метрологическое знание измерений вселенной Знания, диалектически и иерархически взаимосвязанных между собой. Оно должно быть дополнено осознанием органической природы Иерархии живого Знания.

Эта Иерархия, как и любая иная, имеет свой «верх» и «низ», то есть свое единое начало, различно прописанное в различных философских системах, использующих различные системы понятий. В живой системе Знания схоластические поиски «единоначалия» знания философии представляют собой чисто схоластические упражнения, не лишенные пользы, как и иные упражнения человеческого мышления, способствующие его изощренному развитию, а в качестве письменно хранимого опыта – и развитию умов читателей.

Идеи «единоначалия» бродили и доминировали в умах выдающихся немецких философов, а на попытках «прописать» их в оригинальных философских системах были сосредоточены все их усилия. Слабость современной им науки и техники, как научно-техническая, так и организационная, не позволяла найти их умам лучшего применения.

Диалектика той эпохи была абстрактной метрикой пустого пространства Знания, абстрактной Иерархией формального знания философии. Сейчас, когда мы живем уже в иную эпоху с иной организацией труда, с иными наработанными системными представлениями (о живом и не-живом, о Вселенной и Мирах вселенной Знания), нам трудно понять и принять такое философское наследие, от которого зачастую остались только странные слова, а не полноценные символы операций с опытом. Зная решаемую этим философами изобретательскую задачу, нам проще самим заполнить «темные» места некоторых фрагментов на базе богатых современных представлений, чем пытаться более или менее достоверно расшифровать их (произвести их историческую реконструкцию). Например, основоположник ТРИЗ самостоятельно в основном разобрался с ролью противоречий в развитии технических систем, хотя и не осознавал их, как противоречия логик различных оснований. Ощутимой потребности в развитии диалектической изощренности собственного ума он не испытывал, но весьма многим умам ее следует развивать… Живая Истина воплощена в живой вселенной локально и глобально, причем, отчасти, и в наших умах, ложность представлений которых связана лишь с неполнотой системы Знания, а не фундаментальностью лжи. Тьма – всего лишь отсутствие света …Однако, потребности человеческого общества отнюдь не ограничены пассивным постижением живой Истины. Род людской не может ограничиться ролью пассивного наблюдателя, ибо у него есть потребности, вынуждающие его изменять всевозможные Миры, и он вовлечен в эволюцию этих Миров в качестве сознательного активного участника духовно и телесно, теоретически и практически. Не избежали этого вовлечения и философы, ибо они все же люди, но как философы они старались ограничить это вовлечение познавательной деятельностью в рамках сложившихся у них представлений о предмете рассмотрения и объектах изучения философии, ее месте и роли в системе Знания.

Метанаучные работники тоже познаватели, но в их поле зрения все же попадает и практика разумного развития Миров в конкретных условиях (ресурсов и ограничений текущего момента и перспективы развития), ибо таков уж предмет их рассмотрения. Они ближе к практике, чем философы, (но дальше от нее, чем ученые – теоретики и ученые – прикладники).

Философы постоянно и настойчиво привлекают их внимание к постижению «единоначалия» Миров, которое они «прописывают» по-своему на тысячах листов изведенной ими бумаги, но конкретику прописки «единоначалия» физического Мира искать в этом море бумаг вовсе не следует, хотя в нем и следует поискать точки зрения, с которых легче усмотреть все необходимое и достаточное для самостоятельной наработки этой конкретики.

Именно этот подход к освоению знания философии в целях разумного развития многоотраслевой метанауки был с успехом сознательно использован в «Имманентной космологии», причем не только при усмотрении (в физическом Мире) предмета рассмотрения теоретической физики, но и при усмотрении априорных форм физического мышления и т.д. В дальнейшем тот же подход и обретенный опыт сознательно использовался в работе над «Современной метафизикой». Завоевания философии в части точек зрения обязательного системного рассмотрения с использованием системы философских категорий в качестве операторов переноса опыта обязаны использовать сознательные разработчики многоотраслевой метанауки (в целях ее разумного развития), но они не должны при этом ни превращаться в философов, ни игнорировать многоликое всевозможное Знание, которое необходимо конкретно соединить в системе Знания (с мерой конкретности, присущей уровню и предмету рассмотрения многоотраслевой метанауки).

Подобный подход уже тысячелетиями с успехом используется потребителями знания математики, являющимися к тому же разработчиками той или иной конкретной науки. Эти потребители – разработчики обращаются к знанию математики по мере необходимости, не углубляются в него сверх необходимого и достаточного для математического обеспечения своих насущных профессиональных потребностей. Они точно знают чего хотят от своих поисков в информационных фондах знания математики и не ищут в них за казенный счет бесплатного сыра, которого там априори нет. Это позволяет им избежать бессмысленной растраты своих и общественных ресурсов.

Смутные фантастические представления о «сокровищнице» Знания философии, как о поле чудес в стране дураков (или Зоне, где магически исполняются все желания проникших в нее с помощью Сталкера), особенно опасны для начинающих разработчиков многоотраслевой метанауки, нуждающихся в опытном наставнике в большей мере, чем начинающие разработчики всевозможных наук. Таких наставников пока еще нет, но со временем они выдвинутся из их собственной среды, как признанные лидеры, обладающие талантом и призванием, наделенные чувством интуиции. Именно они станут новыми Учителями разработчиков многоотраслевой метанауки, достойными продолжателями дела основоположника ТРИЗ.

Поиск абстрактного «единоначалия» философами и мыслителями подобен поиску «философского камня» средневековыми алхимиками.

«Философского камня» они не нашли, но обретенный ими опыт ускорил зарождение и развитие химической науки, как ускорил развитие физической науки опыт безуспешных попыток создания вечного двигателя. Уровень «единоначалия», достигнутый в физической науке после создания «Имманентной космологии», существенно повысился. Быть может, это предельный уровень, возможный для конкретной физической науки, хотя для Сферы фундаментальных наук и системы Знания разумно стремиться к повышению достигнутого ими уровня «единоначалия», как к реальному конкретному Идеалу. (Абстрактный Идеал технической системы по мере развития ТРИЗ так же сменился реальным конкретным Идеалом Техносферы, необходимым для ее разумного развития, о чем уже говорилось в «Современной метафизике».) Эти обстоятельства следует учитывать метанаучным работникам во избежании бессмысленной растраты ресурсов при своих исканиях в кладовой философского наследия, хранящей много интересного, но не являющегося предметом первой необходимости в их профессиональной работе.

Метанаучным работникам, как и научным работникам, неизмеримо чаще придется разбираться с реконструкцией механизма реализации «упрямых» фактов в рамках существующих теоретических воззрений, чем участвовать в революционном развитии теорий, при котором действительно приходиться спускаться в кладовую философского наследия или даже подниматься на чердак, где в бабушкином сундуке хранится наследие мыслителей …Однако, они должны быть к этому всегда готовы, ибо в случае чрезвычайной ситуации рабочее место лучших из них будет именно там, поскольку где-то там абстрактный дух метанауки уже нашел свое истинное вместилище.

Хотя протяженность книжной полки философского наследия достигает сотни метров, существенное для рассмотрения метанаучных работников метанаучное содержание этих работ вполне обозримо. Обзорное рассмотрение Гегеля, приведенное в его «Лекциях по истории философии», занимает всего три тома. Обозримо и его собственное философское наследие, и философское наследие, скопившееся уже после его смерти.

Собственный словарь системы категорий диалектики предельно краток, но входящие в него слова являются лишь символами операций с опытом, операторами очень высокого уровня иерархии, в описание которых вовлечены иные словари. Эти слова являются всего лишь командами на запуск сложнейших программ усмотрения и переноса всевозможного опыта, необходимого для разумного развития знания многоотраслевой метанауки, как конкретного Знания жизни, считающегося со всеми существенным реалиями.

Абстрактное знание сложности запускаемых при той или иной команде (той или иной системе команд) программ возможного абстрактного разумного развития Мира многоотраслевой метанауки во вселенной Знания постигается сознательными философами, которые при этом лишь отмечают абстрактные возможности необходимой конкретизации, но не утруждают себя более конкретной работой метанаучных работников, ибо каждый должен заниматься своим делом.

Занимаясь своим делом, метанаучные работники не должны ввязываться в схоластические поиски философского камня «единоначалия», ибо для них все начинается с потребностей общества, разумное удовлетворение которых необходимо поддерживать совместными усилиями, в том числе и их собственными. Этими усилиями они создают Нечто оживляющее хранящийся в системе Знания опыт, обретающий благодаря новым открывшимся возможностям присущие живому системы (кровеносную, нервную, метаболическую, репродуктивную и т.д.), а так же присущие живому атрибуты (самоорганизации, самосохранения, самовоспроизводства и т.д.).

Философы тоже изучали факты самоорганизации опыта в человеческом мышлении и констатировали факты человеческих потребностей. Некоторые из них, (например, Шопенгауэр) даже осознавали значение воли к жизни. Однако при этом они перемещались в многомерном Мире Знания лишь по магистралям осей абстрактных философских категорий, не создавая ни конкретных узловых станций в местах пересечений, ни присущих живому организму систем. Не занимались они и конкретной пропиской атрибутики живого целого. Не царское это дело… Истина всегда конкретна и жива, как истинно-конкретное. Истинно конкретное системы Знания бесполезно искать в чисто философских трудах, ибо вовсе не о том они писаны. Философы, как правило, не входили в многомерный лабиринт Знания со стороны потребностей и не считали свой обязанностью «танцевать от потребностей» при постижении живой Истины развития системы Знания, хотя и исполняли «приватные танцы» для власть имущих, не считаясь с доводами разума и даже требованиями приличия. Не будем судить их за это слишком строго, помня о том, что в жестоком цирковом аттракционе курица тоже «пляшет» в клетке на невидимой публике раскаленной сковороде...

По большому счету все мы «пляшем на раскаленной сковороде», жар которой рано или поздно сплавляет (сращивает, конкретизирует) наши понятия и вынуждает жить по конкретным понятиям отнюдь не только представителей преступного мира. Усилия метанаучных работников способны сократить наши мучения, обеспечить временную передышку, форсировать мучительное развитие науки, техники, общества. Эстафета развития системы Знания, успех и значение которой зависят от весомости вклада команды метанаучных работников, продолжается. Необходимо правильно принять эстафетную палочку от команды философов и достойно пронести через свой этап, не теряя времени на старте и не прихватив с собой ничего лишнего.

«Я здесь и не здесь, «Мысль изреченная есть ложь»… я ни в чем и во всем»… (Тютчев.) (Фирдоуси. «Шахнамэ».) Роль Искусства в постижении живой Истины При постижении живой Истины искусству во всем его жанровом многообразии уготована особая роль адекватных истинных форм для своего истинного содержания, отличных от формы понятия, уместной лишь при постижении моделей анатомии расчлененного трупа Истины и физиологии ее условноотсеченных систем. Постижение человеческого воплощения Истины тоже не обходится без анатомирования трупов, но им не исчерпывается, а завершается цельным Знанием (чувств и Разума) о живом человеке в живом обществе и живой вселенной, воплощающей истинно-сущее, в котором Истина «и здесь и не здесь, и ни в чем и во всем».

Своеобразное «соотношение неопределенностей» пресекает попытки конкретизации живой Истины, которая при этом преображается всего лишь в частную Правду, способную существовать в неволе человеческого Разума в форме понятий, но формы конкретизации воплощений Искусства обладают магической силой, позволяющей ощутить биение пульса живой Истины во вполне конкретных формах, не нарушая «принцип неопределенности», снимая (обходя) его.

Ощущения от «прикосновения» к живой Истине, воплощенной в Искусстве, то есть эстетические ощущения, как и любые другие ощущения, перевоплощаются в представления, восприятия и т.д. Им сопутствуют эмоции и эмоциональное восприятие этого «прикосновения», как прикосновения к Прекрасному (Идеалу), которым можно наслаждаться, но значение наслаждения при этом не следует преувеличивать. Наслаждение сопутствует и иным прикосновениям, но далеко не со всех точек зрения оно существенно, хотя и способно заслонить собой существеннейшее и важнейшее значение факта «прикосновения» к живой Истине, сохранившей жизнь и чистоту в конкретных жанрах и формах Искусства, причем без перевоплощения в ту или иную частную Правду, в том числе и художественную. Прекрасное ослепляет даже философов. Оно может быть объектом изучения, но даже такой объект не должен заслонять собой живую Истину, являющуюся предметов рассмотрения мыслителей!

Без Искусства (в той или иной его форме) не может нормально существовать религия, хотя значение этого исторического факта в полной мере еще не осознано. «Прикоснуться» к живой Истине без Искусства могут лишь избранные (пророки, святые), но не простые грешные, которым это «прикосновение» приходится как-то передавать и для которых религиозное Искусство при этом совершенно необходимо. Даже Священное Писание постигалось грешными неграмотными людьми изначально в единственно доступной для них форме «мысли изреченной», не позволяющейприкоснуться к живой Истине, если она лишена магической силы Искусства и религии, изначально присущей Священному Писанию и сознательно использованной потом во всем многообразии форм религиозного искусства, религиозных обрядах и атрибутике.

Чувственное восприятие грубой фактуры Мира переднего плана истинного произведения Искусства доступно даже обезьянам, но за ним сокрыто символическое отображение множества иных Миров, доступное лишь подготовленному восприятию посвященных. Хотя формально эта символика воплощена вполне конкретно, это не мешает постижению живой Истины, ибо символическая конкретность в истинном произведении Искусства многозначна и неразрывно связана с жизнью во всех ее проявлениях.

Эта бесконечная символика бесконечных Миров вселенной Знания поддерживает усмотрение, конкретизацию, перенос и «прописку» конкретизированного опыта, а также последующие «регламентные работы» цикла переноса опыта, присущего любому творчеству (в том числе и в Техносфере, и в Сфере фундаментальных наук).

Конкретная, но лукавая, многоликая и противоречивая частная Правда, в том числе и научная, может практически удовлетворять потребности в живой Истине, суррогатом которой она является, лишь в бесконечной форме (необозримой совокупности), практически не выразимой в форме «мысли изреченной», но этой возможностью не пренебрегают, дополняя ее (в целях уменьшения ее недостатков ) возможностями Искусства, которыми порой (безуспешно!) пытаются пренебрегать по недомыслию или дурной традиции.

Эта детская болезнь бессознательности со временем пройдет и чем скорее, тем лучше… В формате прилагаемой миниатюры о роли Искусства в постижении живой Истины можно лишь отметить, что эта тема достойна работы мыслителей. Она совершенно не раскрыта во всевозможных писаниях (искусствоведов, эстетиков и даже философов), ослепленных блеском Прекрасного в Искусстве и не усмотревших в Прекрасном Идеале самого существенного - символическоговоплощенияпреображенной живой Истины в устойчивой к «прикосновению» форме, адекватной ее живому бесконечному содержанию.

С мнениями создателей произведений Искусства при рассмотрении затронутой тематики и проблематики следует считаться, осознавая при этом, что мнения зависят от точки зрения и часто выходят за границы компетенции весьма уважаемых творческих личностей, в основном не относящихся к категории мыслителей. Что касается их мировоззрения, то даже у писателей и поэтов, имеющих дело со словесными материальными носителями, их живое мировоззрение многопланово и во всей сложности живого доступно лишь подготовленному творческому восприятию посвященных, предполагающему навык духовной работы и способность переносить этот навык во всевозможные сферы творчества.

Если математика способна «по совместительству » справляться с функцией «гимнастики ума», а философия – с функцией «гимнастики разума», то искусство и религия поистине играют роль основного доступного «тренажера» духовной работы, попутно непосредственно удовлетворяя наши духовные потребности.

Поэтическая аналогия технологий научного творчества и виноделия, использованная в предисловии к «Имманентной космологии», позволила «прикоснуться» к живой Истине, не загрязняя ее примесью лжи и не преображая в частную Правду. Такова магическая сила Искусства, использованная сознательно, вопреки устоявшемуся представлению о канонической форме серьезной научной работы, заимствованному из похоронного ритуала. Это скорее каноническая форма трупа науки с завязанными руками и подвязанной челюстью.

Сознательно (вопреки ложно понимаемым канонам «научности») использовались автором возможности Искусства и в системе эпиграфов, поэтически связующей трилогию и предоставляющей читателю дополнительную возможность усмотрения того, чего в ней формально нет, глазами поэта. Сухое научное изложение лишь позволяет экономить (время читателей и бумагу издателей), а также позволяет обеспечить защиту от болтунов, но не всякая экономия сил и времени радует нас. Например, в любви она не уместна… Чувственно ощутить истинность живой фабулы научного труда, пренебрегая возможностями Искусства, невозможно. Духовная работа читателя требует духовных сил, предоставляемых Искусством, а педанты науки сначала старательно гасят искры Искусства в еще живых научных трудах, (то есть в «оперативной зоне»), а затем ханжески советуют читателю черпать вдохновение где-то на стороне (то есть в «окружающей среде»), лишая их даже возможности посмотреть на живое строительство (предлагаемой ему книги, да и науки вообще). Лукавые проделки такого рода обеспечивают сохранение высокого статуса «незаменимых» педантов, но воистину незаменимые творческие личности, наделенные дарами таланта и призвания, в них не нуждаются… Практическая полезность «отказного фонда» в Техносфере уже осознана и уже имеются желающие его приобрести. В Сфере фундаментальных наук его эквивалент даже не хранится надлежащим образом и его истинное значение для развития наук не осознано во всем многообразии присущих ему аспектов. Это большая беда для разумного развития цивилизации, ибо в отказном фонде много интереснейших и полных жизненной силы идей «романтиков» науки, «поэтическое» восприятие и понимание которых предельно облегчено, ибо над его умерщвлением еще не успела основательно потрудиться «эстафета поколений» педантов. Добавьте (при необходимости) к идеям «романтиков» мезгу ныне устоявшихся, но изживающих себя концепций и новые современные возможности, а «дрожжей» «безумных» (по отдельности в контексте устоявшихся теорий ) идей в полном жизни отказном фонде и так хватает…Это обеспечит ускоренную циркуляцию опыта, в которую вольются живые потоки уже имеющегося, но «заблокированного» опыта при условии, что в системе циркуляции опыта имеется опыт Искусства, а практический навык духовной работы по его использованиюуже наработан. Отсутствие навыка духовнойработы (и опыта Искусства) в плоских умах конкретных педантов часто предопределяет печальную судьбу конкретных идей, плодотворных лишь при их «поэтическом» восприятии и надлежащем понимании, но отправляемым в пыльный архив отказанного фонда формально справедливо, ибо конкретные недостатки сразу обнаруживаются ученымипопугаями, не способными ни к «поэтическому » восприятию красоты фабулы работы, ни к чувственному восприятию живой Истины, (отнюдь не лишенной недостатков, как и все живое, но способной к устраняющему их развитию). Такова уж природа живой Истины развития… Осознанное стремление к строгой однозначности восприятия ранее наработанного содержания частной Правды конкретных наук вполне уместно лишь при догматическом освоении их «потребителями», развитие творческого начала (зародышей творческих личностей) которых при этом минимально.

Использованию математики в физической науке сопутствует обретение навыка «игры по правилам» и навыка использования возможностей мышления в присущей физике априорной форме сохранения, вполне достаточной для ее изучения, но не развития (по большому счету). Догматическое мышление «потребителей» этим и ограничивается… Творческое мышление нуждается в сознательном использовании возможностей присущей ему априорной формы переноса опыта при его циркуляции в системе Знания, фактически уже давно используемой живым Разумом (бессознательно, в повседневной практике). Эта форма сложнее, но она позволяет при сознательной поддержке средствами Искусства символически сохранить в себе и дух принципа сохранения, хотя усмотреть, например, сохранение знания физики при выдвижении новых фундаментальных гипотетических концепций весьма сложно.

Представления о сохранении Знания при его циркуляции в условно изолированной системе общественного Разума способны принести не меньше пользы, чем их физические эквиваленты.

«Воздушные замки» творческой фантазии, будь то гипотетические научные или иные измышления, все же не возникает из ничего, а предполагают использование постоянно пополняемого ранее наработанного опыта Знания.

(Для осознания этого факта попытайтесь придумать хотя бы некое фантастическое животное, не используя при этом никаких прототипов имеющихся у вас представлений, не комбинируя и не трансформируя их, а затем попытайтесь придумать разумную технологию серийного производства целого зоопарка таких существ). Любое недостающее Знание (в том числе и для строительства новых «воздушных замков»), куда разумнее искать в соответствующих информационных фондах, чем на потолке … О роли Искусства (в этом поиске, в технологии строительства «воздушных замков» науки и техники, а также в постижении Истины развития ) в формате данной трилогии адекватное представление получить невозможно, однако уже понятно, что Искусство – это не только «услада из услад», а нечто жизненно важное для цивилизации, причем нуждающееся в поддерживаемом развитии (разумном или сверхразумном по мере возможности) отнюдь не меньше, чем Техносфера и Сфера фундаментальных наук.

Нас ожидает новый интереснейший виток спирали развития, на этот раз чего-то, поддерживающего Сферу искусств. Это Нечто пока еще не имеет даже названия и явно не является ни эстетикой, ни многоотраслевой метанаукой, но оно впитает в себя и их опыт, и весь опыт, имеющийся в системе Знания и «подключится» к этой системе в качестве эквивалента ТРИЗ в Искусстве, уже никого не эпатирующего.

Кто в океане видит только воду- Ещё одно последнее движенье Тот на земле не замечает гор. И брошен наземь мой железный бог!

( В. Высоцкий.) …Я выполнял обычное движенье С коротким злым названием «рывок».

( В. Высоцкий.) Живое Знание Знание, переполняющее живые умы наших современников, еще не осознанно ими как живое Знание, хотя религия уже давно проповедует идею бессмертия живой души, органически связанной с обретенным ей Знанием, (по сути живущем в ней и вместе с ней). Житейские представления о живом перевоплощаются в понятие живого, но содержание этого понятия при его включении в различные системы понятий весьма различно. Различно и отношение людей к этим системам понятий, используемым в науке, искусстве и религии, а так же в философии, теософии и многоотраслевой метанауке.

Например, если о живой планете или живых Мирах пишет поэт, то этим поэтическим образом принято лишь восхищаться, но если о живых Мирах вселенной Знания пишет философ или мыслитель, то об этом следует серьезно задуматься, ибо философия хотя и не является точной наукой, но не менее точных наук строга и последовательна.

Легкомысленное отношение к словам философов (и даже шуткам ученых!) вполне объяснимо. Народная мудрость гласит: "дураку половину работы не показывают...". Философское изречение о том, что движение не мыслимо без внутренних изменений в движущемся объекте было принято к сведению, но его конкретная "прописка" в физической науке потребовала тысячелетий подготовительной работы и завершилась лишь в "Имманентной космологии", положения которой еще долго будут проверять и перепроверять, уточнять и дополнять.

Четко сформулированное философское положение о столкновениях логик различных основания, таящихся за противоречиями развития, даже не было принято к сведениюпри (весьма запоздалом!) становлении ТРИЗ.

Шутливая форма изложения "лукавого" характера законов сохранения, в которых Ричард Фейнман усмотрел лишь "хитрость разума", от которой рукой подать до более четкой и вполне серьезной философской формулировки (априорной формы физического мышления), помешала его слушателям даже принять к сведению его высказывание в качестве философского положения, хотя и сформулированного в анекдотической форме. Отметим, что без этого "анекдота" трудно было бы написать "Имманентную космологию". К шуткам талантливых исследователей всегда следует относиться серьезно, ибо их порождают "щекотливые" изобретательские ситуации, таящие серьезные проблемы.

Серьезное отношение к представлениям о живом Знании (живых Мирах вселенной Знания) предполагает большую работу. Предстоит перенести, конкретизировать и "прописать" в многоотраслевой метанауке и философии весь опыт знания о живом, мобилизуямножество систем понятий, в которых живое уже рассматривалось. Быть может, предстоит ввести новые системы понятий. Системно-техническое осмысление системы Знания не вмещает живое Знание, не позволяет адекватно описать его Миры, не обеспечивает очередной "скачок" его форсированного развития, требующий основательной "перестройки". Грандиозная эпопея этой "перестройки" не только еще не начата, но даже еще не осознана в качестве необходимого момента постижения Истины развития, хотя уже осознанно, что ресурсы развития философии при системно-техническом отношении к Мирам вселенной Знания (и их рассмотрении, как мертвых Миров) уже практически исчерпаны.

Пришло время постижения новых моментов истины философии.

Например, пластическое искусство живого Разума, ранее в ней не усматривалось, хотя неуклюжие попытки усмотрения в ней грамматики Разума уже были...

Естественное самовыделение физического Мира, успешно прописанное в "Имманентной космологии" в рамках простейшей эволюционно-инфляционной модели, имеющей ресурсы развития, предполагает существование "потусторонних" физических Миров, влияние взаимодействия с которыми проявляется в нашем физическом Мире, (автономия которого ограничена).

"Потусторонние" Миры вселенной Знания самовыделяются при естественном разделении Знания (на естественное и сверхъестественное ).

Необъяснимое всегда было, есть и будет, а естественного выхода в "потусторонние" Миры вселенной Знания не будет никогда.

Духовно-религиозные потребности человеческого общества требуют своего удовлетворения отнюдь не меньше, чем материальные потребности, ибо без личного бессмертия хотя бы души - хранительницы Знания мимолетное, но мучительное существование в физическом Мире теряет всякий смысл.

Поэтому сверхъестественный выход в "потусторонние" Миры вселенной Знания, (за неимением естественного ), людям необходим и их вполне устраивает, тем более если их вера в его существование будет подкреплена не только весьма редким личным религиозно-мистическим опытом и авторитетом религии, но и авторитетом науки.

"Служебное положение" науки в человеческом обществе рано или поздно вынудит ее жрецов перейти с позиции пассивных сторонних наблюдателей (арбитров) на позицию активных участников изучения проявления активности (влияния) "потусторонних" Миров в нашем физическом Мире, а так же влияния "потусторонних" Миров живой вселенной Знания на ее "посюсторонние" Миры. Возможности экспериментального опытного изучения даже иных физических Миров вселенной, определяющих эволюционные циклы нашего физического Мира, у нас не будет никогда. Поэтому всегда придется строить умозрительные гипотезы об иных Мирах, проверяя лишь их наблюдаемые следствия в нашем Мире. При этом от классического средневекового понимания научного метода остается лишь фиговый листок напыщенных деклараций, не способных прикрыть срамоту зияющей дыры метагалактического масштаба.

Пришло время вспомнить о том, что возможности духовного опыта превосходят возможности физико-технического эксперимента и поступиться принципиальностью устаревшего понимания научного метода, фактически давно утратившего свою невинность. Снявши голову - по волосам не плачут!

Разумеется, духовный опыт - удел избранных, а бесчувственное большинство должно поверить в его истинность, но такая "технология" познания Истины отнюдь не нова. Это обычная религиозная и теософская практика, практика лозоискательства воды и т.д.

Мораль запрещает нам использовать человека в варварских экспериментах в качестве подопытного кролика, но что, (кроме предрассудков), запрещает нам использовать человека в качестве датчика информации о недоступных Мирах, если это ему не вредит? Необходимыми для этого весьма редкими дарами Создателя обладают лишь немногие, но и в сообществе слепцов никогда не гнушались услугами зрячего поводыря... Для этого не требуется даже серьезного отношения к Знанию, как к живому существу, ибо это всего лишь Знание, полученное при посредничестве живого существа, отличающегося от нас лишь тем, что оно более наделено открывшимися дарами Создателя.

Проверка истинности дарования - отнюдь не простая задача, но она разрешима. (Умудряется же церковь проверить кандидата на причислению к лику святых...) Зато проверять на истинность информацию проверенного датчика информации о недоступных Мирах уже не придется!

Мистический (по современным представлениям) путь получения знания о физически недоступных Мирах отнюдь не делает обретенный опыт исключительным в части операций стандартного цикла переноса опыта.

Исключение не делается даже для духовно-религиозного опыта, который тоже осмысливается церковными авторитетами, истолковывается и т.д. Научное знание, полученное мистическим (по современным представлениям) путем, нуждается в аргументации, которая подтверждает лишь его «прописку» в существующее знание, но не его истинность. При этом аргументы играют роль узаконенных «прописных свидетельств », создающих иллюзию доказательства истинности обретенного опыта и его осмысления. Иллюзорность этой «истинности» уже осознана, но сложились традиционные правила приличия, осуждающие хамские высказывания по поводу «платья голого короля» … В современной науке сложилась разумная традиция приоритетной коллективной прописки идей ее авторитетных лидеров, играющих роль проверенных источников информации о доступных Мирах. Пока авторитета нет, приходится прописывать свои идеи самому, ибо массив (фонд) непроверенных идей очень обширен, а слуги нищим не положены.

Потребности общественного развития, да и потребности развития самих наук, скоро неизбежно поставят ученых в положение, весьма неприличное с их точки зрения, ибо вынужденное использование «технологии» теософии и религии даже в научных целях ставит их на одну доску с теми, кого они публично клеймили, как шарлатанов. Более того, придется признать, что опыт «шарлатанов» следует изучать как передовой опыт, до которого наука просто не доросла в своем затянувшемся невинном детстве. Такой конфузии с сообществом ученых еще не было! Предстоит публично отречься от балласта устоявшихся иллюзий о магической доказательной силе ложно понимаемого научного метода, покаяться в мракобесии и вступить в конструктивные отношения с «передовиками производства» духовного опыта в качестве аутсайдеров, упорствовавших в своей ереси. Предстоит смирить гордыню, очистить от скверны умы и души, искать дорогу к Храму… Причем вполне серьезно, сознательно отринув богатый опыт профессиональных лицемеров.

Попробуй хотя бы представить себе это, читатель! Увидишь ли ты при своей земной жизни такое живое воплощение Истины развития?

Мистификация «магической силы» доказательств мешает трезво взглянуть на реалии жизни. Лишь невинно осужденный на основе «неопровержимых доказательств» его «вины» на горьком опыте осознает их реальные возможности. Любые аргументы хотя и полезны, но не являются достаточным основанием для претензий на доказательство, тем более если речь идет о живом, что бы ни писал по этому поводу философ Артур Шопенгауэр в своем трактате «О четверояком корне закона достаточного основания». Доказательные потуги величайших философов, включая Спинозу и Канта, не принесли ожидаемых результатов и в конечном счете сделались объектом критики Гегеля и шуток писателей. (Вспомните слова булгаковского Воланда, сказанные им Канту: «Над вами потешаться будут».) Безграничные потребности при ограниченных возможностях человека и человеческого общества – вот и весь истинный «корень закона достаточного основания», питающий букет противоречий, описанных Крыловым в его поучительной басне о Тришкином кафтане.

Живая воля к удовлетворению наших потребностей, как воля к жизни, в доказательствах для себя не нуждается, но нуждается в разумном осмыслении реалий возможностей и потребностей в части противоречий их развития.

Разумность принятых и воплощенных решений оценивается по изменению интегрального чувства качества жизни сначала в арбитраже чувств, а затем в арбитраже разума, способного иногда предвидеть то, что еще не чувствуется и даже не предчувствуется, но в конечном счете действует воля к жизни, умудренная опытом аргументов обоих арбитров. Она не игнорирует их аргументов, но достаточное основание для своих действий находит в себе, в том числе и в собственном сверхчувственном и сверхразумном, присущем ее специфической субстанции живого существа, живого Знания (поистине безграничного), еще не осознавшего себя и своих истинных возможностей.

Живые Миры вселенной живого Знания станут предметом рассмотрения мыслителей третьего тысячелетия, которые припишут им априорные атрибуты, адекватные субстанции живого, установят априорные формы мышления об этих специфических Мирах, используя ранее наработанный опыт, нуждающийся в конкретной «прописке», а так же новые открывающиеся возможности операций с опытом живого Знания. Мировоззрение этих мыслителей будет живым и качественно иным, чем системно-техническое мировоззрение мыслителей предшествующей эпохи.

Приложение к «Миниатюрам» ИЗБРАННЫЕ ФРАГМЕНТЫ ТРИЛОГИИ «Живое Знание» К столетию СТО : Релятивистская альтернатива К шестидесятилетию ТРИЗ : ТРИЗ для интеллектуалов Л.И. ВУЛЛО ЖИ В ОЕ З Н А Н И Е (Невидимые Миры вселенной знания) Авторское логометрическое исследование ??“Имманентная космология” ??“Современная метафизика” ??“Истина развития”, “Миниатюры” Пенза.

.

ББК 22.3 + 22.632 + 30у + 87. Вулло Л.И.

В 886 Невидимые Миры вселенной Знания: Учебное пособие (развивающего обучения) Трилогия “Невидимые Миры вселенной Знания” состоит из трех ранее изданных книг (“Имманентная космология”, “Современная метафизика”, “Истина развития”), ставших библиографической редкостью, и прилагаемых миниатюр.

Совокупность этих книг способна решать задачи учебного пособия развивающего обучения широкого профиля, которое можно использовать при изучении различных курсов (физики, концепций современного естествознания, методологии научного и технического творчества, философии и т.д.).

Потребители, преподаватели и разработчики теории решения изобретательских задач (ТРИЗ), с нетерпением ожидающие появления “научной версии” ТРИЗ, найдут в трилогии необходимую информацию, дополняющую классические работы основоположника ТРИЗ, ядром которой является многоотраслевая метанаука.

При изучении трилогии, изданной единым сборником, насыщенную формулами «Имманентную космологию» допустимо рассматривать как Приложение и штудировать в последнюю очередь. Возможно, что издатели сами разместят ее в Приложении в своих интересах. В любом случае рекомендую читателям при предварительном ознакомлении с трилогией сначала просмотреть ее в порядке естественного расположения ее частей, игнорируя расчетные соотношения «доказательной базы», которые интересны далеко не всем. Желающие могут штудировать их после обретения представления о трилогии в целом.

ББК 22.3 + 22.632 + 30у + 87. © ВуллоЛ.И., “Не пугайтесь, - сладко успокоил Коровьев, беря Маргариту под руку, - бальные ухищрения Бегемота, ничего более… Бал будет пышный, не стану скрывать от вас этого”.

(М. Булгаков. “Мастер и Маргарита”.) ПРЕДИСЛОВИЕ к трилогии “Переплетное единство” трех ранее раздельно изданных книг единой по замыслу трилогии “Невидимые Миры вселенной Знания” способно придать целому новые свойства, отсутствовавшие у его частей. Например, живучесть.

Хотя и издатели, и читатели со школьной скамьи знакомы с мудрой доктриной о том, что “краткость – сестра таланта”, они все же предпочитают толстые издания тонким, ибо первые выглядят солиднее. Различие между солидностью и содержательностью постигается читателями позднее, на горьком опыте, задним умом, когда пустейшая и скучнейшая книга уже куплена и прочитана… Разнородность (многоуровневость) научного содержания сборника гарантирует издание от обычной и скучной критики титулованного узкого специалиста, априори не способного к компетентной критике целого.

Разумеется, теоретически существует возможность коллегиальной компетентной конструктивной критики комиссией по науке (лженауке) или Академией наук, но для этого автор должен написать нечто, из ряда вон выходящее, ибо такой критике рядовые сомнительные издания не подвергаются. Их просто игнорируют… Высочайшая критика – большая честь для автора, гарантирующая удачную издательскую судьбуего книги!

Оригинальное авторское оформление трилогии способно привлечь к ней внимание, (которого она вполне достойна ), хотя возможны и “бальные ухищрения” издателя в духе героев Булгакова… Впрочем, анонсированное в эпиграфе обещание о том, что “бал будет пышный”, автор все же выполнит, что смягчает его вину перед читателями.

Издание трилогии единым сборником придает ему новое неожиданное системное качество, открывающее перед ним дополнительную область применения. При такой структуре и таком издании читатель получает развивающее учебное пособие широкого профиля, которое можно использовать при изучении различных курсов (физики, концепций современного естествознания, методологии научного и технического творчества, философии и т.д.).

Любая хорошая книга способствует развитию, обогащая ум и сердце новой содержательной информацией, но “достучаться до небес” Разума в одиночку способна далеко не каждая книга, (ибо момент Истины Разума постигается после моментов Истины Сознания и Самосознания).

“Достучаться до небес” Разума пытались философы и мыслители всех времен и народов, используя при этом доступное им современное Знание, причем не обязательно научное, (ибо последнего у них чаще всего еще не было). Даже во времена Гегеля Знание наук было еще в зародышевом состоянии, да и сейчас оно далеко от совершенства… О том, как трудно совершить восхождение к подножию Разума, знает каждый, кто всерьез изучал гегелевскую “Энциклопедию философских наук”. Трудности восхождения пугают подавляющее большинство нормальных людей,а природные задатки их Разума, не получая необходимого питающего их опыта, при этом не развиваются.

Поскольку это - привычное бедствие большинства нормальных людей, то его неизбежные последствия принято считать нормальными. Нормальным принято считать и состояние интеллекта большинства людей уже на том основании, что его удручающее среднестатистическое состояние по определению признается нормальным. Впрочем, на том же основании признаются нормальными и явно патологические физиологические параметры организма большинства современных людей, живущих в неблагоприятной экологической обстановке и ведущих далеко не здоровый образ жизни… Реалии современного образования таковы, что можно учиться всю жизнь (и даже обрести ученые степени и звания), не имея представления о началах цельного Знания, о которых писал еще выдающийся русский философ В.С.

Соловьев более ста лет назад. Современное образование с присущим ему “раздельным питанием” ума вообще не является развивающим обучением и скорее губит природные задатки Разума, чем развивает их, хотя некоторые педагоги-новаторы вопреки системе иногда все же умудряются пробудить задатки Разума своих лучших учеников.

Задачу развивающего обучения всегда решают родители и Учителя по призванию, причем вовсе не обязательно из числа профессиональных педагогов или научных руководителей, выполняющих свою работу по долгу службы.

Великими Учителями были пророки мировых религий, прекрасным Учителем был основоположник ТРИЗ Генрих Саулович Альтшуллер, хорошими были и все мои вольные и невольные Учителя, без которых эта книга никогда не была бы написана. Посвящаю ее их памяти… Да поможет она новому поколению Учителей и их Учеников!

При подготовке данного сборника в содержание ранее изданных книг, входящих в его состав, были внесены минимальные изменения, необходимые для обеспечения единства трилогии и облегчения ее восприятия читателями. В состав сборника были дополнительно включены «Миниатюры» и другие приложения, ранее не издававшиеся. Были учтены критические замечания читателей первого (раздельного) издания.

К сожалению, типичный упрек узких специалистов, усмотревших раздражающую их эклектику в содержании книг, устранить принципиально невозможно, ибо такова природа цельного Знания, постигаемого как единая сложная система, живое целое.

Раздражение узких специалистов, получивших односторонне образование, не позволяющее вместить живую Истину, вполне естественно.

Нечто подобное происходит и с бешеной собакой, приходящей в ярость при виде воды. (Бедняга умирает от жажды, но ее парализованная гортань не позволяет ей напиться, и эта пытка вызывает у нее ужасную реакцию.) В этом раздражении нет вины автора трилогии, ибо раздражитель находится в одностороннее развитых умах, а не вне их…Устранить его возможно лишь путем гармоничного развития недоразвитых элементов Разума с помощью пособий развивающего (его) обучения, к числу которых относится данная трилогия.

Вновь усадить за школьную парту сформировавшихся узких специалистов практически невозможно, да и бесполезно, ибо время уже упущено. Даже циркачей готовят с детства, пока их скелет еще не утратил гибкости…Эта трилогия адресована подвижным творческим умам, чаще встречающимся у молодых, пока еще гармонично развитых людей, формирование умов которых происходит безболезненно. Она адресована в будущее, граничащее с настоящим, благодаря героическим усилиям основоположника ТРИЗ.

Обеспечение единства монолитного издания трилогии потребовало не только усилий переплетчика сборника… Всевозможные взаимные увязки некогда автономных книг, обновления и дополнения создали качественно новый сплав. Читатели первого издания теперь увидят перед собой совсем другую книгу… Автор К столетию СТО и шестидесятилетию ТРИЗ.

Научно-популярное резюме книги «Имманентная космология».

Эта книга написана не физиком-теоретиком. Во времена, когда на должность министра обороны назначают штатских ( широко образованных интеллектуалов ) это уже никого не удивит… Для разработки релятивисткой альтернативы СТО и ОТО, понимания принципа сохранения, как априорной формы физического мышления и много другого, о чем пишется в этой удивительной книге, кругозора только физика явно не достаточно!

Чуда не произошло. Проверенные временем расчетные соотношения СТО и ОТО остались непоколебимы. Однако, их трактовка существенна изменилась. Появились и новые расчетные соотношения. Предсказаны новые физические эффекты, объяснены эффекты, доселе не объяснимые.

Полученные результаты имеют важнейшее практическое и мировоззренческое значение. Осмыслению содеянного посвящены книги «Современная метафизика» и «Истина развития», входящие наряду с «Имманентной космологией» в состав трилогии «Невидимые миры вселенной Знания».

Книга доступна для понимания интеллектуалов. Для студентов и школьников она попутно решает задачу пособия развивающего обучения.

Автор Л.И. ВУЛЛО ИММАНЕНТНАЯ КОСМОЛОГИЯ Пенза.

ББК 22.31+22. В Вулло Л.И.

В 886. Имманентная космология: Учебное пособие. – Пенза: Изд-во Пенз.

гос.технол.акад., 2004. – 75 с.

«Имманентная космология» является первой книгой трилогии, адресованной читателям, не лишенным задатков Разума, плохо приспособленного к раздельному питанию рафинированными консервами Знания отвлеченных начал и вовсе не переносящего монодиеты. Физическое содержание предлагаемой книги оригинально, но за интригующим физическим содержанием переднего плана проницательный читатель способен усмотреть не менее оригинальное метафизическое содержание второго плана, для многих более интересное... Изучение этого содержания посвящена вторая книга трилогии («Современная метафизика»). «Черные дыры» невидимых Миров ее содержания подробно рассматриваются в третьей, (завершающей трилогию «Невидимые Миры вселенной Знания»), книге «Истина развития».

ББК 22.31+22. © Вулло Л.И., “Бал! – пронзительно взвизгнул кот, и тотчас Маргарита вскрикнула и на несколько секунд закрыла глаза. Бал упал на нее сразу в виде света, вместе с ним – звука и запаха”.

(М.Булгаков. “Мастер и Маргарита”.) АННОТАЦИЯ Физическое мировоззрение, вытекающее из осознания априорных форм физического мышления, дополненных “расширенным” пониманием сохранения в физическом метагалактическом Мире, со всеми присущими ему атрибутами (самовыделения, самоорганизации, эволюции), делающими его предметом рассмотрения физики в части всевозможных взаимодействий в локальных объектах Мировой инфраструктуры, позволяет усмотреть в нём элементарное многоуровневое взаимодействие. Это взаимодействие мыслимо описать в формах модельных представлений Иерархии моделей, дополняющих друг друга при необходимости рассмотрения различных существенных подробностей.

Теоретическое значение предлагаемой “развёрнутой” концепции, подкреплённой весомыми аргументами, состоит в углублении понимания таких фундаментальных понятий, как “сохранение” и “взаимодействие ”. Содержание понятия “сохранение” дополняется представлением о сохранении “вместилища ” (наряду с существовавшим ранее представлением о сохранении при распределении). Содержание понятия “взаимодействие ” дополняется представлениями об универсальном элементарном многоуровневом взаимодействии ограниченного радиуса. Существенно дополнено и представление о взаимодействии в движении, которое включает в себя реальное наблюдаемое в собственной системе отсчета изменение параметров внутренних связей, влекущее за собой серьёзные последствия. Введено понятие “эволюционного времени”, воплощённого в самом физическом Мире и локальных объектах его инфраструктуры, подверженных естественным эволюционным изменениям (в части фундаментальных уровневых коэффициентов и Мировых“констант”).

Практическое значение работы состоит в разработке представлений о механизме естественных эволюционных изменений и влиянии на работу этого механизма локальных условий, которыми можно управлять. Такое управление позволяет решать задачи экспериментального моделирования, как прошлого, так и будущего локальных объектов (в первую очередь ядер, атомов, молекул), то есть решать задачи космологической реконструкции и предсказания, а так же управлять элементарным взаимодействием (в том числе, управлять стабильностью и нестабильностью ) в сугубо практических целях.

Мирововоззренческоезначение работы состоит в разработке свободной от парадоксов альтернативной релятивисткой теории (с её приложениями к эволюционной биологической теории Дарвина) и эволюционной физической теории (космологии), дополненной принципом соответствия параметров физического Мира и типовых номенклатурных объектов его инфраструктуры (элементарных частиц, “чёрных дыр”), включая уровневое и другие соответствия.

Методическое значение работы состоит в переносе и конкретизации опыта из философии в физику на этапе перестройки этой науки, достигшей уровня зрелости, необходимого для обретения самосознания.

Получены расчетные соотношения для уровневых коэффициентов универсального элементарного многоуровневого взаимодействия, определяющие, как их исходные значения (в начале эволюционного цикла), так и текущие современные значения, предопределяющие соотношения масс объектов Мировой инфраструктуры между собой и с массой физического метагалактического Мира в целом, а также энергию уровневых связей элементарных частиц (в нормальных условиях, при отсутствии влияний).

Новое физическое мировоззрение позволило усмотреть релятивистскую альтернативу СТО и ОТО, сохраняющую в себе их экспериментально проверенные расчетные соотношения. При этом в альтернативной релятивистской теории представления о движении качественно иные, поскольку она предполагает существование абсолютных скоростей и абсолютных релятивистских эффектов, наблюдаемых в собственной системе отсчёта движущегося объекта, (проявляющихся в изменениях эффективных значений уровневых коэффициентов ), со всеми вытекающими из этого последствиями, включая ослабление связей.

Релятивистская альтернатива естественно и неразрывно связывает движение и гравитацию. Она свободна от парадоксов, присущих теории Эйнштейна, позволяет объяснить природу “тёмной массы” и механизм внутреннего хранения приобретенной энергии. Кинетическая энергия, хотя и исчисляется внешним образом, но хранится всё же внутренне, что влечёт за собой реальные изменения связей, как между “элементарными” частицами, так и внутренних связей инфраструктуры “элементарных” частиц. Движение объекта без его изменения не мыслимо!

Динамика эволюции Мира в данном цикле его развития, понимаемая как течение эволюционного времени, проявляется в естественных изменениях уровневых коэффициентов и вытекающих из них следствиях (эволюционных изменениях: гравитационной постоянной, радиальной плотности “чёрных дыр”, соотношения масс элементарных частиц одной линии порождения, энергии уровневыхсвязей и т.д.).

Течение эволюционного времени воплощено в параметры физического Мира, подобно течению биологического времени, воплощённому в параметрах организма живого существа. Организм можно рассматривать как “ходячие часы”, а физический Мир, как Мировые часы, воплощенные в уровневых коэффициентах.

Изменить эволюционную динамику уровневых коэффициентов в локальной зоне для конкретного объекта путем любых влияний на него невозможно, и в этом смысле течение Мирового эволюционного времени влиянию не поддается. Однако, на эффективные значения уровневых коэффициентов локальных объектов в локальной зоне можно влиять путём изменения скорости и (или) гравитации, “сдвигая” их, как в направлении естественных изменений (которые произойдут в будущем), так и в обратном направлении, (соответствующем представлениям о прошлом). На соотношения масс элементарных частиц эта процедура не влияет, как и не влияет она на темп течения времени, но позволяет моделировать для конкретных уровней состояние энергии уровневых связей в прошлом или будущем, что примерно соответствует представлениям о работе фантастической “машины времени” (с ядрами, атомами, молекулами, “элементарными частицами”).

Такая “машина времени” для объектов микромира вполне реализуема при современном уровне развития ускорительной техники. Она позволит экспериментально установить зависимость “жизненного пути” ультрарелятивистских нестабильных элементарных частиц от их скорости, /которая может быть иной, чем у мюонов, продолжительность жизни которых соответствует абстрактному расчётному соотношению СТО, ошибочно трактуемому как описание эффекта “замедления” времени/, а так же проверить предлагаемую концепцию.

К аргументам, косвенно подтверждающим истинность изложенной концепции, можно отнести:

1. Соответствие эмпирическим данным полученных расчётных соотношений, описывающих “энергетику” и временные параметры элементарного многоуровневого взаимодействия.

2. Уровневые соотношения масс элементарных частиц одной линии порождения.

3. Совпадение полученных разными независимыми путями расчетных значений эффективной абсолютной скорости Земли(Солнечной системы ).

4. Соответствие полученных расчетных значений параметров метагалактического физического Мира современным эмпирическим данным.

5. Объяснение природы эмпирически установленного эффекта Хаббла.

6. Объяснение природы “тёмной массы”.

7. Объяснение природы эмпирически установленных эволюционных изменений Мировых констант (в частности, гравитационной постоянной).

8. Соответствие полученных расчетных соотношений альтернативной релятивистской теории эмпирическим данным.

9. Объяснение мирообразующей способности обычных «элементарных» частиц.

10. Объяснение природы ограниченного радиуса элементарного кулоновского взаимодействия и присущего ему максимально допустимого значения главного квантового числа.

11. Объяснение ускореннойэволюциижизни на Земле.

“А вам скажу, улыбнувшись, обратился он к Мастеру, - что ваш роман вам принесёт ещё сюрпризы”.

(М.Булгаков. “Мастер и Маргарита”.) Э П И Л О Г Хотя использование одной наукой достижений другой науки очевидно, естественно и плодотворно, здесь есть проблемы, связанные со спецификой переноса опыта. Проще всего происходит перенос опыта из математики в другие науки, в том числе, в физику. Постулаты Евклидовой геометрии и постулаты геометрической (математической) физики тождественны и соответствуют реалиям пространства, свободного от локальных неоднородностей плотных тяготеющих масс. Абстрактная форма физического мышления (форма уравнения) совпадает с формой математического мышления, но конкретная априорная форма физического мышления все же специфична. Связь математики, не утруждающей себя опытной проверкой своих теоретических построений, с реальным Миром, поддерживается через математическую физику или физическую математику, ибо Мир таков, какова его реализованная (воплощённая) математика, в которой выражается единство Мира.

Соблазн использования “готового” математического аппарата и математических моделей, хотя и лишённых наглядности, но решающих все проблемы (или создающих видимость такого решения), причем, без кропотливой работы по созданию Иерархии физических моделей, весьма велик, но со временем выясняется, что “издержки эксплуатации” переусложненных универсальных математических моделей непомерны. И когда сами физики уже не могут выпутаться из ситуации, в которую столь опрометчиво ввязались, им “помогают” математики, хотя услуги такого рода поистине “медвежьи”.

Дело в том, что математики начинают играть не свойственную им роль физиков-теоретиков, а сами физики при этом опускаются до роли интерпретаторов, экспериментаторов, наблюдателей, что едва ли можно считать нормальным, для фундаментальной, а не прикладной физики.

В отличие от математических моделей, необходимых для расчёта на ЭВМ, от физических моделей, создаваемых и эксплуатируемых физическим мышлением, требуется совместимость с ним с учётом специфики мышления в понятиях, становление которых происходит через ощущение, восприятие и представление. Иными словами, от них требуется образность и предельная простота при описании существенного при данном рассмотрении, а не всеобъемлющий охват, который достигается иным путём, учитывающим особенности человеческого восприятия – последовательным переносом “поля зрения” с одних существенных моментов на другие за счёт использования целого набора моделей, среди которых нет ни одной, сопоставимой по сложности с моделируемым объектом.

Априорные формы мышления присущи как математике, так и физике. В этих формах есть много общего (в части уравнения, равенства, сохранения), перешедшего из математики в математическую физику, унаследовавшую аксиоматику математического мышления. Форма сохранения, как априорная форма физического мышления, описывается на языке математики и подчиняется ее аксиоматике и законам. При этом содержание принципа сохранения специфично и конкретно. Оно не противоречит форме математического мышления (выражения), но и не вытекает из нее. В отличие от математики, в принципе, способной к аксиоматическому “саморазвёртыванию” по произвольным “правилам игры”, физика “развёртывается” лишь с привлечением наработанного эмпирического материала.

История свидетельствует, что хотя сама философия сравнительно легко впитывает в себя опыт других наук и человеческой практики, попытки обратного переноса опыта, как правило, заканчивались плачевно. Практически “инструментальны” лишь общие принципынаучного подхода, роль философии в выработке которых давно и незаслуженно забыта, что позволяет “плевать в колодец”, рассуждая о “бесполезности” философии для конкретных наук. При этом попытки переноса опыта из философии в другие науки на этапе их “перестройки” (обретения самосознания) не производились.

Нет ничего удивительного в том, что философия может дать неподготовленному уму и незрелой науке лишь то, что они могут “вместить”.

Очевидно, что самостоятельно обрести самосознание физика не может, поскольку все размышления о ее предмете (с присущими ему атрибутами ), объектах, априорных формах мышления и т.д. происходят на языке философских категорий, а не на её родном языке физическихпонятий.

Работа конкретизации философских истин (и ответственность за ее выполнение) ложится на плечи не “переводчика” (ибо это “поэтический” творческий перевод!), а разработчика – модернизатора (реформатора) зрелой науки, одинаково свободно владеющего философией, реформируемой наукой (и многими другими науками).

К числу объектов внешнего Мира, не изучаемых физикой, относятся:

человек, его духовный мир, миры религии, культуры, политики и спорта, государства и т.д. В этих объектах также существуют взаимодействия (на разных уровнях, причём имеющие физического носителя ). Человек взаимодействует с внешним Миром при его изучении и в своей практической деятельности. Взаимодействует он и с другими людьми. Эти взаимодействия не вовлекают человека (в целом) в многоуровневые орбитальные связи, характерные лишь для космонавтики, но как и любые взаимодействия, изменяют своих участников.

Изменения затрагивают человека телесно и духовно, воплощаясь в нем.

Затрагивают они и внешний Мир, с которым взаимодействует человек.

“Физический план” этих изменений физикой до сих пор не рассматривался, хотя он и относится к числу объектов её изучения. Возможно, со временем, физикам удастся усмотреть некую многоуровневость в этом “физическом плане”, ибо модели внешнего Мира с присущим ему многоуровневым взаимодействием воплощаются в человеке, как в локальном объекте мировой инфраструктуры, способном их “вмещать”, причём многоуровневость взаимодействий внешнего Мира может отразиться (воплотиться ) в своём истинном обличье в “физическом плане” информационного взаимодействия.

Взаимный перенос идей между физикой и системологией специфичен, интересен и неизбежен, поскольку внешний метагалактический Мир, рассматриваемый как сложнейшая самоорганизующаяся система, является объектом изучения системологии. При этом он является и предметом рассмотрения физики. Таким образом, Мир оказался в совместном владении обеих наук, мыслящих его и говорящих о нем в разных системах понятий. При этом они неизбежно говорят об одном и том же, и расчётные соотношения параметров Мира обеих наук должны соответствовать друг другу.

Иерархия уровней физического многоуровневого элементарного взаимодействия вне понятий системологии, абстрагирующейся от конкретики “элементной базы” объектов своего изучения, как вне понятий физики рассуждения о сложности и целях развития её объектов. Тем не менее, между этими понятиями будут установлены взаимоотношения соответствия, необходимые для взаимного переноса опыта, ускоряющего развитие обеих наук.

Полученные в ходе данной работы результаты открывают возможность переноса идей из физики в биологию. Эволюция биологических видов, рассматриваемая на уровне эволюции их молекулярно-генетического материала, связана с эволюцией физического Мира через эволюционные изменения уровневых коэффициентов, эффективные значения которых определяют возможную (и невозможную) генную структуру.

Роль случайных мутаций в эволюции биологических видов второстепенная, поскольку большинство из них подавляется естественным отбором. Случайные мутации, если они целесообразны, закрепляются как мелкие рационализаторские изменения, но радикальных вопросов видообразования они не решают и двигателем эволюциине являются.

Вымирание вида предопределено невозможностью стабильного существования его генетического материала при достигнутых эволюцией Мира эффективных значениях уровневых коэффициентов. Воссоздать исчезнувший таким образом генетический материал без использования “машины времени” (естественной или искусственной) невозможно.

Уничтожая старое (путем нарушения работоспособности или стабильности старого генетического материала), эволюция одновременно форсирует появление нового работоспособного (в определенном временном интервале) генетического материала, подходящего для изменившихся эволюционных условий (для новых эффективных значений уровневых коэффициентов). Такова участь всех биологических видов (включая человека), сколь бы совершенны они ни были. Физическая эволюция является вечным двигателем биологической эволюции и видообразования, остановить работу которого невозможно.

Порождая новые виды, “старые” исчезают. Предшествующий вид “расщепляется ” на свои порождения, но существует совместно с ними сравнительно не долго, причём эта скоротечность передачи “эволюционной эстафеты” не связана с естественным отбором. Существование уходящих видов можно искусственно продлить, если постоянно перемещать их в близкие к прежним физические условия (в смысле эффективного значения “судьбоносного” уровневого коэффициента ). Вопрос в том, стоит ли это делать… “Зигзаги” эволюции эффективных значений уровневых коэффициентов под действием движения и гравитации вполне естественны для локальных объектов планетарного масштаба, что объясняет артефакты находок археологов-палеонтологов, с которыми они просто не знают, что делать.

Эволюционные изменения затрагивают всё живое и не живое, причём на всех структурных уровнях, начиная от внутренних миров “элементарных” частиц. Изменяются связи нуклонов в ядре, электронных оболочек с ядром, межатомные и межмолекулярные связи. Изменяется протекание всевозможных процессов на уровне клеток живого организма, на уровне его органов и систем.

Возможности приспособления вида к новым условиям генетически ограничены, и обречённый вид рано или поздно уступает дорогу продуктам своего естественного расщепления.

Нечто подобное происходит и с ядрами атомов, сама стабильность (или нестабильность) которых условна, не говоря уже о стабильности периода полураспада в течение эволюционного цикла. Этим объясняются расхождения в датировке археологических находок по данным радиоуглеродного и других методов.

Эволюционная перспектива человечества достаточно очевидна, а предначертанные сроки поддаются экспериментальному определению (на уровне генетического материала) с использованием механизма “машины времени”. Положение усугубляется тем, что ресурс уменьшения эффективной абсолютной скорости не велик, а любое (даже кратковременное) ее существенное увеличениегубительно для живых существ и их техники, будь то люди Земли или “пришельцы”, ожидать ультрарелятивистского появления которых “во плоти” не следует.

Перспективы управления взаимодействием, стабильностью, временем существования элементарных частиц и их объединений довольно радужные.

Впрочем, это уже тема для конкретного отдельного разговора в другой книге.

Приложение № НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ РЕЛЯТИВИСТСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ При подготовке второго издания «Имманентной космологии» в составе трилогии, издаваемой единым сборником, стала ощутимой целесообразность выяснения отношений с альтернативными релятивистскими концепциями других авторов и, прежде всего с интересной конструктивной концепцией В.Л.Янчилина, с которой я ознакомился в объеме книги «Тайны гравитации» лишь недавно.

Критика идей Эйнштейна имеет вековую традицию, ибо парадоксы СТО обсуждаются уже многие десятилетия, а желающих улучшить СТО и ОТО более, чем достаточно. Впрочем, именитые ученые, не желая рисковать своим авторитетом, занимают пока выжидательную позицию и лишь принимают к сведению диссидентские работы своих мало кому известных коллег, по сути игнорируя их. Они могут себе это позволить до тех пор, пока не появятся аргументированные альтернативные концепции с безупречной доказательной базой, превосходящие концепции СТО и ОТО по всем показателями, в том числе и в части предсказания новых физических эффектов, и в части объяснения механизма реализации уже известных, но не имеющих пока объяснения в рамках существующих теорий физических эффектов.

Концепция В.Л.Янчилина является лучшей из известных мне альтернативных релятивистских концепций, но и она пока еще не соответствует необходимым и достаточным условиями для завоевания «чистой победы», хотя некоторые догадки этого талантливого и трудолюбивого исследователя уже заслуживают конструктивного рассмотрения авторитетных специалистов. Вопрос в том, удается ли Янчилину самому довести дело до конца, или его доведет до конца механизм «эстафеты поколений». В любом случае «Имманентная космология» будет полезна в этой интереснейшей работе.

Концепция «Имманентной космологии» базируется на ином понимании сохранения в физическом метагалактическом Мире (Вселенной), причем ее конкретизация предполагает сохранение постоянной Планка лишь в данном цикле эволюции Вселенной, в ее пределах по чисто метафизическим соображениям. Интуитивно ощущается, что постоянная Планка в иных Мирах вселенной может иметь различные численные значения, причем подверженные эволюции, усматриваемой при глобальном рассмотрении, которого лишена «Имманентная космология».

Метанаучная необходимость приоритетности подхода, использованного в «Имманентной космологии», для постижения частной Правды физической науки, обосновывается в последующих книгах трилогии, но это вовсе не означает, что используемая в ней простейшая концептуальная модель не нуждается в развитии, необходимом для модельной реконструкции механизма эволюции физического метагалактического Мира. Об этом прямо говорится в трилогии! Частная мировоззренческая Правда о том, что «все течет и все изменяется» давно известна, но для прописанной частной Правды физической науки это пока еще недостижимый Идеал, который надо иметь в виду. В формате «Имманентной космологии» следовало сознательно уклониться от попытки углубленногопостижения природы гравитации в новой системе понятий, вполнеуместной в формате книг Янчилина.

Обладателям весьма редкого дара пророческого ясновидения в области математической физики следует им пользоваться, ибо дарами Создателя не разбрасываются… История физики свидетельствует о том, что такие пророчества были, причем весьма успешные. Знавал я физиков, которые умеют это делать и сейчас, но популяризация этой экзотической технологии, доступной лишь избранным, способна принести больше вреда, чем пользы. Эта же технология применялась и мной на ранних этапах работы над «Имманентной космологией», но ее порождения в чистом виде научной общественностью игнорируется, если автор не обладает заслуженным авторитетом. Полученные таким путем результаты дают опережающее Знание лишь их непосредственному получателю, вынуждая его еще долгие годы выводить их или аргументировать, делая их доступными для восприятия научного сообщества, создавая при этом видимость традиционного пути получения опережающего Знания. Иначе не избежать беды, хотя признанному победителю иногда и сходят с рук правдивые рассказы о том, каким путем он добился успеха, если они всерьез не воспринимаются окружающими.

Преждевременная манифестация пророческого дара лишь вредит … Сопоставление содержания предлагаемой трилогии и интереснейших книг Янчилина, не лишенных метафизического плана за фасадом физического, предоставляет читателям обильную пищу для самостоятельных физических и метафизических размышлений по поводу прочитанного. Отмечу лишь, что кажущаяся очевидность используемых им постулатов обманчива, хотя они и относятся к числу первых мыслей, овладевающих умами самостоятельных разработчиков альтернативных релятивистских концепций. Я тоже не избежал соблазна этих идей десять лет назад, что было метафизически обосновано, ибо гипотезы простейшей «инженерной» реконструкции фактов всегда нуждаются в приоритетной «прописке» и проверке. Однако, физико математические постулаты вовсе не обязаны быть столь же очевидными, простыми и ясными, как метафизические истины или постулаты геометрии Евклида, а «инженерную» реконструкцию, при необходимости, сменяет изобретательская, далеко не всегда очевидная.

ИММАНЕНТНАЯ КОСМОЛОГИЯ ОГЛАВЛЕНИЕ КНИГИ Научно-популярное резюме……………………………………………………… Аннотация………………………………………………………………………… Предисловие……………………………………………………………………….

Пролог…..………………………………………………………………………… Элементарное многоуровневое взаимодействие Глава 1 Сохранение «вместилища». Текущая и Исходная «Сетки» уровневых коэффициентов……………………………………………………… Релятивистская альтернатива Глава 2. Альтернатива СТО…..………………………………………………… Глава 3. Альтернатива ОТО…………………..………………………………… Глава 4. Сущность эволюционного времени…………………………………… Глава 5. Относительность и абсолютность..…………………………………….

Принцип соответствия Глава 6. Критоны……………………………………………………………….… Глава 7. Линии порождения …………………………………………………......

Глава 8. Соответствие моментов ………………………………………………..

Мир, в котором мы живем Глава 9. Мировые соответствия и семейства ………………………….………..

Глава 10. Параметры Мира………………………………………………………...

Глава 11. Эффект Хаббла…………………………………………………………..

Эпилог………………………………………………………………………..……..

Приложение 1. Параметры уровневых «сигналов» и их «излучателей»……….

Приложение 2. Несколько слов об альтернативных релятивистских концепциях……………………………………………………….

К столетию СТО и 60-летию ТРИЗ Научно-популярное резюме книги «Современная метафизика» Концепция метафизики, как отрасли многоотраслевой метанауки, не только разработана и подробно описана автором этой книги, но и сознательно воплощена им в «Имманентной космологии», что позволило предложить аргументированную релятивистскую альтернативу СТО и ОТО, сохраняющую их достоинства и устраняющую их недостатки. По мере обретения другими науками зрелости самосознания они, как и физическая наука, обретут собственные отрасли метанауки. Эпизоды и эпопеи истории физики рассмотрены глазами выдающихся ученых, (а не историков науки!), что обеспечило извлечение из них позитивного и негативного метафизического опыта развития физики и его осмысление, начиная от опыта реконструкции механизма реализации «упрямых» фактов (физических эффектов) и опыта эпопей развития физических теорий, и кончая опытом «перестройки» физической науки.

Это первая и пока единственная основополагающая книга с изложением эквивалента ТРИЗ для физической науки. Её с нетерпением ожидали физики.

Многоотраслевая метанаука необходима и для обеспечения нормального раз вития философии, более всех других наук пострадавшей от неполноты сис темы Знания. Юбилейные торжества привлекают внимание элиты общества к проблемам, лишь вытесненным из «оперативной зоны», но отнюдь не раз решенным, вечным проблемам, достойным внимания мыслителей.

Л.И. ВУЛЛО СОВРЕМЕННАЯ МЕТАФИЗИКА Пенза ББК 87.22+22.3+30у В Вулло Л.И.

В886 Современная метафизика: Учебное пособие. – Пенза: Изд-во Пенз. гос.

технол. акад., 2004. – 87 с.

ТРИЗ (теория решения изобретательских задач) возвращается на книжные полки! Эта новость, несомненно, порадует многих читателей и преподавателей методологии технического творчества (МТТ), тем более, что «повзрослевшей» теории теперь по силам и решение некоторых научных проблем. Предлагаемая книга представляет профессиональный интерес так же для преподавателей концепций современного естествознания, философов, биологов и физиков.

Заинтересует она и просто мыслящих людей, ибо содержит уникальную информацию к размышлению мировоззренческого уровня.

Читатели, знакомые с первой книгой данной трилогии («Имманентная космология») узнают много интересного о «технологии» ее создания, а также о невидимом (в системе понятий физики) метафизическом содержании ее второго плана, являющемся объектом приоритетного изучения в «Современной метафизике». Пока что это всего лишь уровень научно технического самосознания, но в завершающей трилогию книге у нас еще будет возможность совершить очередной «скачок» и прикоснуться к Истине развития.

ББК 87.22+22.3+30У © Вулло Л.И., И растворилась в воздухе до срока А срока было – сорок сороков… (В. Высоцкий. “Баллада о Любви.”) АННОТАЦИЯ Предлагаемая вниманию читателей книга содержит изложение начал современной метафизики, понимаемой в широком смысле слова, как многоотраслевая метанаука, обеспечивающая (поддерживающая) разумное развитие Техносферы и Сферы фундаментальных наук. Эта древняя наука (метанаука), по мнению Аристотеля, была “первой философией”, но со временем “растворилась” в ней и “исчезла” до такой степени, что уже во времена Гегеля под метафизикой понимали антипод диалектики.

Впрочем, обобрав до нитки (при переделе “собственности”) метафизику, так называемая марксистско-ленинская философия присвоила себе ее содержание лишь декларативно, провозгласив себя теорией познания, но не сделав для конкретного воплощения этой декларации ровным счетом ничего практически, ибо по сложившейся традиции философы не решают конкретных проблем и даже прямо не соучаствуют в их решении, а лишь регистрируют факт их решения и по мере сил осмысливают его с точки зрения диалектики.

Сложившаяся порочная практика вынуждает изъять метафизическое содержание у лукавого “арендатора”, владеющего плодородной почвой, но не способного возделывать её. Предлагаемая книга решает задачу такого “изъятия”, совершенно необходимого в современных условиях.

Востребованность многоотраслевой метанауки в системе научного знания, связанная с обеспечением целостности системы Знания, очевидна и сомнений не вызывает.

Объекты приоритетного рассмотрения данной книги: Идеалы развития Техносферы и Сферы фундаментальных наук;

позитивный и негативный опыт строительства комплекса дисциплин, известного под условным названием “Теория решения изобретательских задач” (ТРИЗ);

стандартный цикл рациональных и иррациональных операций с опытом (от его усмотрения, конкретизации, перенесения и “прописки” на новой “почве” до “регламентных работ ”, связанных с переосмыслением исходной ситуации);

эпизоды и эпопеи развития науки, (как связанные с развитием ее теорий, так и не связанные).

Особое внимание уделено развитию теоретической физики на этапе обретения зрелости самосознания. Подробно рассмотрены метафизические аспекты опыта “Имманентной космологии”.

Теоретическое значение проделанной работы состоит в восстановлении метафизики в качестве многоотраслевой метанауки в системе научного знания, что обеспечивает целостность системы и разумную циркуляцию опыта.

Практическое значение проделанной работы состоит в доведении метанаучных аспектов опыта ТРИЗ до кондиций научной теории и постановке новых задач, связанных с разработкой “Энциклопедии многоотраслевой метанауки”. Из эпизодов и эпопей развития Сферы фундаментальных наук извлечены и осмыслены уроки, имеющие важное практическое значение.

Мировоззренческое значение проделанной работы состоит в изменении представлений о “свободе” творчества.

“Не напишешь, так пришьют от себя начало…” (Твардовский. “Тёркин на том свете.”) ПРЕДИСЛОВИЕ Предлагаемая вниманию читателей книга может изучаться самостоятельно, хотя и представляет собой изложение метанаучных (метафизических ) идей, сознательно воплощенных автором в “Имманентной космологии”, но не изложенных в ней явно в “развернутом” виде. Издательские и научные судьбы этих книг, входящих в состав предполагаемой трилогии, взаимосвязаны, хотя истинность формально – логических выводов не гарантирует истинности посылок, а истинность метафизических посылок не является гарантией истинности их конкретного научного воплощения, как выводов.

Если судьбы этих книг по отдельности сложатся удачно, то со временем их следует сначала издать как единое произведение “Пространства Знания”, рассматривая философские категории и научные понятия как “измерения” многопланового многомерного пространства Миров Знания. В дальнейшем к ним таким же образом присоединится третья книга трилогии, в поле зрения которой будет уже проблематика Истины развития (многоотраслевой метанауки в системе Знания и самой системы Знания), а не лукавая многоликая и противоречивая частная Правда многоотраслевой метанауки, находящаяся на переднем плане рассмотрения этой книги.

Критическое осмысление достижений в области построения комплекса ТРИЗ, ядром которого является многоотраслевая метанаука, способно породить иллюзию негативного отношения к ТРИЗ и даже отсутствия должного уважения к светлой памяти её основоположника (ныне покойного Генриха Сауловича Альтшуллера), которого я считаю лучшимиз своих учителей в части разумного создания нового. Между тем, именно уважение к его памяти требует развития ТРИЗ, в том числе и в части содержащихся в этом сложном комплексе знания метафизических элементов до уровня полноценной фундаментальной многоотраслевой метанауки, становление которой без критического осмысления наработанного опыта немыслимо.

С точки зрения автора, его книга может представлять интерес для бескорыстно любознательных интеллектуалов и прагматичной научно – технической общественности, в основном состоящей из людей с нормальными способностями. Потенциальные возможности таких читателей резко возрастут даже при минимальной метанаучной поддержке. Олигофренам же не поможет никакая метанаука, а одаренным пророческим ясновидением и другими дарами Создателя не нужна никакая метанаука, да и наука, пожалуй, тоже. Вопрос лишь в том существовали ли когда-нибудь в природе столь одаренные личности? Изучение истории науки пока не выявило никаких убедительных аргументов в пользу этой гипотезы, хотя наличие чувства интуиции даже у нормальных людей сомнений не вызывает.

Отсутствие метанаучного знания крупным ученым отчасти заменяют (компенсируют) такие качества, как умение мыслить категориями;

глубокое знание и понимание истории развития науки и техники, а так же разносторонняя эрудиция и культура;

опыт прямого общения с коллегами и “братьями по разуму”, в изобилии имеющимися в их окружении;

и т.п. Эти обстоятельства позволяют бессознательно нарабатывать метанаучное знание по мере необходимости, но не передавать его другим, ибо другие, как правило, лишеныусловийобеспечения такой бессознательной наработки.

Метанаучная грамотность явно необходима, но не достаточна для полной реализации творческой личности, которая должна обладать и грамотностью в части разумной жизненной стратегии, изучаемой пока лишь в школах ТРИЗ. Опыт истории свидетельствует, что даже знаменитые творческие личности далеко не в полной мере реализовали свои возможности, а многие таланты были загублены или бессмысленно растрачены в самом начале пути… Впрочем, и всесторонняя грамотность является всего лишь важным условием обеспечения режима наибольшего благоприятствования развитию творческой личности, имеющей хотя бы минимально необходимый для реализации своей достойной цели талант, встречающийся хотя и не у всех, но и не столь уж редко. (Отметим при этом, что врожденная метафизическая гениальность историками науки и техниками пока не обнаружена). К сожалению, талант, не подкрепленный призванием, редко реализуется.

(Исключение составляют многогранные таланты, имеющие больше шансов проявить себя в одной из реализаций.).

Талант часто путают с призванием, хотя отличить их довольно просто.

Талант проявляется окружающим в форме легко наблюдаемого явления выдающихся способностей. Призвание ощущается лишь тем, кто его имеет, но не окружающими, не способными ощутить даже чужую зубную боль… Окружающие лишь порой замечают непонятное им упорство, которое может быть проявлением как призвания, так и упрямого самомнения, самодурства, тупости.

На практике выявляют лишь дефицитные таланты, а потом ожидают, пока сама жизнь не отсеет из них “пустые”, не подкрепленные призванием.

Даже до осознания потребности в разумной “технологии ” в этой области чиновникам еще очень далеко… Для сравнения отметим, что даже простые сельские любители псовой охоты все же дают собаке шанс своевременно осознать свое призвание к охоте на того или иного зверя, тыкая щенка носом во всевозможные следы и наблюдая за известными им проявлениями реакции собачьего призвания. Отбор талантов производится позднее с учетом способностей работы в команде (своре). Мудрые древние обычаи того же рода существовали и в отношении малолетних (и даже новорожденных) детей.

Будьте достойны своих предков!

“Всё сбылось, не правда ли? – продол жал Воланд, глядя в глаза головы…” (М. Булгаков. “Мастер и Маргарита”.) ГЛАВА Эпопея развития теорий физики, описанная в “Имманентной космологии”, богата метафизическим опытом “перестройки” науки, достигшей зрелости самосознания. Сознательная реализация “перестройки” может рассматриваться как воплощение метафизической концепции, манифестация которой может как предшествовать этой реализации, так и производиться позднее, когда реализация “перестройки” завершится успешно, в том числе и в аспекте признания научной общественностью.

Альтернативы ранней и поздней манифестации имеют свои преимущества и недостатки, а сам опыт манифестации не является беспрецедентным. Вспомните знаменитую картину Малевича “Чёрный квадрат”, воплощающую его понимание концепции живописи на определённом этапе развития. Аналогичные примеры есть и в других отраслях Сферы Искусства. Уместно вспомнить и знаменитый “Коммунистический манифест”, и многое другое… Нерушимость фундаментальных основ теоретической физики при всевозможных неизбежных эволюционных потрясениях обеспечить необходимо. Сделать это чисто физически невозможно, но возможно метафизическое решение проблемы “нерушимых основ”. Например, сохранение энергии (импульса) можно рассматривать не как закон Природы, а как одну из априорных форм физического мышления, что гарантирует её “конституционную неприкосновенность”.

Форма уравнения является априорной формой математического мышления, создающей предпосылки для конкретизации априорных форм физического мышления. Например, можно постулировать сохранение постоянной Планка в расчётных отношениях, в которые она вовлечена, рассматривая их как конкретные формы сохранения константы физического Мира, а идею сохранения постоянной Планка в уравнениях математической физики – как одну из априорных форм физического мышления.

Аспект сохранения при распределении можно дополнить аспектом сохранения ёмкости вместилища, фактически не зависящей от меры её “заполненности”. На уровне житейского опыта считаются с обоими аспектами сохранения, дополняющими друг друга, но в физике известный житейский опыт до сих пор (со времени Ломоносова!) оказался невостребованным.

Конкретное гипотетическое воплощение этих простейших метафизических концептуальных идей в “орбитальной” модели атома водорода, произведённое в “Имманентной космологии”, позволило усмотреть принципиальнуювозможность существования элементарного многоуровневого взаимодействия элементарных частиц, описываемого в понятиях “орбитальных” моделей рекуррентным математическим соотношением между уровневыми коэффициентами “соседних” уровней.

Отметим, что известные современные очертания уравнений квантовой механики, по сути выражающих статистическую форму сохранения постоянной Планка, в сочетании с макроскопическими представлениями о безграничном кулоновском взаимодействии правильно описывают лишь подуровневуюэнергетическую структуру кулоновскогоуровня взаимодействия и не предполагают существования “вышестоящих” уровней весьма слабого взаимодействия. Идея этих уравнений легко усматривается и сводится к банальной статистической аксиоме: совокупная вероятность всех исходов случайного события равна единице.

Обретение самосознания физикой не сводится лишь к осознанию априорных форм физического мышления. Необходимо к тому же осознать предмет рассмотрения физики, отличающийся от объектов её традиционного отраслевого изучения. Системный подход к изучению физического Мира в метафизическом плане альтернатив не имеет !

Как уже отмечалось, посылки логики системного эволюционного развития физического Мира, как предмета рассмотрения физического науки, мыслимы лишь в формах априорных постулатов о его атрибутах, конкретизируемых гипотетически.

Атрибуты самовыделения (естественного самоограничения), саморазвития (эволюции), самоструктурирования (соответствия параметров внутренних Миров параметрам внешнего физического Мира) этому Миру необходимо приписать, как абстрактные постулаты по чисто метафизическим соображениям. Без метанаучных посылок такого рода “развернуть” логику системного осмысления предмета рассмотрения науки невозможно. Однако конкретизация абстрактных постулатов об атрибутах предмета рассмотрения науки имеет форму гипотез, нуждающихся в “прописке”, состоящей в выяснении их отношений с известными фактами и их всевозможными обобщениями.

В идеале конкретные гипотетически “развернутые” концепции атрибутов должны не только “вписаться” в известные факты, но и даже предсказать неизвестные эффекты, при наличии осознанных априорных форм физического мышления. Это теоретически не гарантирует истинности конкретизированных посылок по истинности вытекающих из них выводов, но практически вероятность ощутимых “дефектов” в посылках при такой “технологии” их проверки постепенно становится пренебрежимо малой, а иной разумной альтернативы нет.

Содержание понятия “атрибуты ” можно при необходимости уточнять, можно даже дополнять номенклатуру системы атрибутов. Аналогичные корректирующие операции возможны и с понятием “априорные формы физического мышления”. Однако принципиальная необходимость обеспечения сохранения этих понятий, символизирующих и воплощающих основополагающие метафизические установки в качестве поддерживаемых принципов, сомнений не вызывает.

Элементарное многоуровневое взаимодействие в атоме водорода (или парапозитронии), как усмотренная частность, не представляла бы особого интереса для физики. (В ядре дейтерия или молекуле водорода такое взаимодействие уже не усматривается в части уровневого характера энергии связей.) Другая возможность для попытки усмотрения эмпирических обобщений открывается, если рассматривать на предмет выявления уровневых соотношений массы “элементарных” частиц одной линии порождения Исходных масс. На эту идею легко выйти, поскольку излучаемый при межуровневых переходах фотон является такой же “элементарной” частицей, как и электрон. (Отсутствие массы покоя у фотона не лишает его статуса элементарной частицы). Эта идея оказалась весьма плодотворной!

В “Имманентной космологии” описан не только ряд уровневых соотношений масс элементарных частиц, но и индуктивная обобщающая гипотеза принципа соответствия параметров внешнего физического Мира и его внутренних Миров, возможная номенклатура которых детерминирована именно “уровневыми” соотношениями. Удалось усмотреть даже уровневое соотношение между Мировым радиусом и комптоновским радиусом электрона и предсказать гипотетическое существование семейства уровневых аналогов постоянной Планка, “приписанных” к внутренним Мирам “черных дыр” и их уровневым порождениям. Удалось предсказать гипотетическое существование такого “кентавра” микромира, (сочетающего свойства легчайшей возможной в физическом Мире “чёрной дыры” и самой массивной из возможных “элементарных” частиц), как “критон ”.

Предполагаемая система атрибутов Мира “критона” оказалась весьма удачной в части обеспечения единства определения (исчисления) его массы, причём достигнутый успех удалось развить в представлениях о родословном дереве порождения элементарных частиц и представлениях об абсолютных релятивистских эффектах, к которым мы еще вернемся. Пока лишь отметим, что любая операция, связанная с усмотрением подлежащего переносу опыта и его конкретизацией, меняет исходную ситуацию, которую приходится переосмысливать во всех отношениях, в том числе и на предмет открывающихся новых возможностей.

Простейшая гипотетическая модельная конкретизация атрибута естественного самовыделения (самоограничения) физического Мира предполагает его “расширение” в локальной системе эталонирования (с эталонированным комптоновским радиусом электрона) ежегодно на один световой год. Вопрос лишь в том, с каких начальных условий началось это “расширение” в данном цикле эволюциифизического Мира.

В глобальной системе эталонирования с эталонированным радиусом физического Мира о его “расширении” речи быть не может, а простейший механизм естественного самоограничения Мира мыслим, как гравитационный, то есть как механизм гравитационного ограничения зоны распространения исходящего света внутренним Миром “чёрной дыры”, которой наш Мир и является.

Решение проблемы начальных условий эволюционного цикла, приведённое в “Имманентной космологии”, было усмотрено в исходном значении уровневого коэффициента уровня потенциального гравислияния, отличающемся от его текущего современного значения. Современное значение этого уровневого коэффициента возможность гравислияния уже не обеспечивает, но в начале эволюционного цикла такая возможность, предположительно, была необходима. (В пользу этой гипотезы свидетельствует сочетание эмпирических фактов и их полуэмпирических обобщений).

Усмотрение естественных эволюционных изменений численных значений набора уровневых коэффициентов, воплощающих течение эволюционноговремени, требует переосмысленияситуации, (как и любая другая операция с опытом). С точки зрения метафизики легко усматривается достижение нового системного уровня представлений об эволюции метагалактического физического Мира. При этом следует проверить, не открываются ли новые возможности для теоретического объяснения известных эмпирических фактов, не “адсорбированных” существующими теориями, не возникают ли конфликтные ситуации и всевозможные недоразумения, связанные с характерным для нового уровня постижения Истины физики введением новых модельных представлений и понятий. Словом, при этом следует в полном объеме произвести номенклатуру регламентных работ, присущихпереходу на новый системный уровень.

В “Имманентной космологии” описана реализация некоторых регламентных работ такого рода. Рассмотрена открывающаяся возможность теоретической “адсорбции” эмпирически установленного эффекта Хаббла, проведена “профилактика” возможных недоразумений, связанных с “пересечением” идей сохранения и эволюционного развития (в форме выдвижения принципа эволюционногосоответствия энергии связей излучателя и ранее излученнойим энергии в процессе её распространения ).

Априорные атрибуты предмета рассмотрения физической науки не доказываются, а воплощаются в конкретные модельные представления, в чём и состоит работа их обеспечения. В “Имманентной космологии” описан пример такой работы с системой априорных атрибутов метагалактического физического Мира (Вселенной) в части воплощения естественного эволюционного самоограничения. Простейший модельный механизм реализации естественного эволюционногосамоограничения, вписывающийся в известные факты и их обобщения, связан с образными представлениями о естественной иллюзии, весьма часто наблюдаемой в природе. Наблюдаемость или не наблюдаемость иллюзии зависит от “точки зрения” наблюдателя. Роль “точки зрения” в физической науке может играть система эталонирования, ибо изменения эталона априори не наблюдаемы. Например, возможна локальная система эталонирования, использующая в качестве естественного эталона длины комптоновский радиус электрона. Возможна и глобальная система эталонирования, использующая в качестве естественного эталона длины эталонированный радиус Вселенной, изменение которого при этом априори не наблюдаемо.

Поддержка представлений о естественной иллюзиив локальной системе эталонирования сводится к гипотезе об эволюционном априори не наблюдаемом укорочении эталона, порождающем иллюзиюрасширения Мира, радиус которого “увеличивается” с предельной скоростью света ежегодно на один световой год. При этом выход за пределы Мирового радиуса физически невозможен даже для света! Принципиально не наблюдаемые в локальной системе эталонирования события игнорируются в части математического описания в априорных формах физического мышления в этой системе эталонирования, не вмещающей реалий эволюции во всём многообразии их проявлений.

В глобальной системе эталонирования работа механизма эволюционного естественного самовыделения (самоограничения) Вселенной выглядит сложнее и уже не сводится к простейшим представлениям о естественной иллюзии. Может быть, поэтому такую систему эталонирования пока не используют, хотя она позволяет дополнить картину эволюции Мира, видимую в локальной системе эталонирования, в части игнорируемых в этой системе эталонирования эволюционных процессов. Отметим, что локализация исходящего луча света в пределах метагалактического физического Мира просматривается и в глобальной системе эталонирования и должна описываться в ней математически, ибо сущность локализации света в глобальнойсистеме эталонирования вовсе не очевидна.

К сожалению, движущая сила (сущность) эволюции Мира пока не просматривается в обеих системах эталонирования, а выход за его пределы для экспериментального изучения вселеннойфизически невозможен. Это не значит, что для науки сущность эволюции Мира навсегда останется непостижимой.

Взаимодействие Миров во вселенной проявляется в нашем Мире, а теоретическое осмысление этих наблюдаемых проявлений позволяет выдвигать и в какой то мере проверять гипотезы о взаимодействии Миров и движущей силе эволюцииМиров.

“Механизм” естественного самовыделения физического Мира в локальной системе эталонирования чисто эволюционный По крайней мере роль.

гравитации в работе этого “механизма” не очевидна, хотя из математических соотношений и вытекает, что эволюционное ослабление гравитационной постоянной сопутствует эволюции Мира. По логике вещей, движущая сила эволюции, её сущность, должна проявляться через ослабление гравитационной постоянной в связанных с этим последствиях, а вовсе не наоборот.

Исходные образные представления о работе эволюционного механизма самовыделения физического Мира не связаны с его пространственным выделением в форме сферического скопления типа “чёрной дыры”, за пределами которого расположена зона сравнительно “пустого” пространства, хотя и не исключают такую возможность. Однако, логика конкретизации работы эволюционного механизма и реалии “прописки” диктуют необходимость развития и конкретизации исходных образных представлений.

Дело в том, что наблюдаемые при использовании локальной и глобальной систем эталонирования события, если они наблюдаемы в обеих системах эталонирования, должны совпадать. Если свет локализован в пределах внутреннего Мира, причём этот факт наблюдаем в обеих системах эталонирования, то в обеих системах эталонирования его надо математически описать и объяснить. Сделать это в глобальной системе эталонирования в рамках известных законов Природы, то есть в жанре решения мини-задачи, можно лишь в том случае, если предположить, что наш Мир является пространственно выделенной чёрной дырой. Другие гипотезы приоритетному рассмотрению не подлежат!

Модель гравитационного самовыделения физического Мира в глобальной системе эталонирования известной разумной альтернативы не имеет.

Пространственное выделение Мира, окруженного зоной сравнительно “пустого” пространства, должно проявлять себя при использовании обеих систем эталонирования. Если эти проявления существенны при данном конкретном рассмотрении, то простейшую модель механизма чисто эволюционного самовыделения придется дополнять новыми усложняющими её деталями или переходить к иной модели, обеспечивающей правильное описание существенного при данном рассмотрении. (Например, к модели гравитационного самовыделения Мира в глобальной системе эталонирования).

В противном случае разумнее сохранить простейшую модель.

Опыт такого рода в науке уже есть. Вводятся понятия эффективного действия, всевозможные эффективные значения. Гравитационному влиянию можно поставить в соответствие эволюционное и наоборот. Поскольку эффект самовыделения абстрактно способна обеспечить как эволюция, так и гравитация, можно говорить об эффективной эволюции эталона, в локальной системе эталонирования столь же априори не наблюдаемой, как не наблюдаема и реальная эволюция эталона. Простейшая модель эволюционного самовыделения при этом может быть использована, но выражая радиус Мира в миллиардах световых лет, все же не следует забывать, что они условно постоянны, ибо реальная скорость света в условиях глобальной неоднородности гравиполя весьма различна.

Априорные эволюционные изменения Мира в части изменений комптоновской длины волны электрона по отношению к эталонированному Мировому радиусу должны быть наблюдаемы в глобальной системе эталонирования, хотя необходимость в таких изменениях лучше просматривается в локальнойсистеме эталонирования.

Движущую силу (сущность) эволюционных изменений необходимо объяснить, причём в соответствии с метафизической установкой на объяснение в жанре решения мини-задачи. Любые изменения, в том числе и эволюционные, связаны с изменениями взаимодействия, под которым в данном случае следует понимать взаимодействие Миров вселенной.Приоритетной для проверки является гипотеза о многоуровневом гравитационном взаимодействии Миров, влекущем за собой их внутренние эволюционные изменения. Аналоги взаимодействия такого рода можно усмотреть в отраслевых разделах физики, что позволяет моделировать его (качественно и количественно). “Регламентные работы”, связанные с переосмыслением новой ситуации, создавшейся в результате изменения картины Мира и вселенной, произведенного “Имманентной космологией”, можно производить уже сейчас.

Декларативное абстрактное “равноправие” инерциальных систем отсчёта, присущее современной релятивистской теории, реально воплощено в физическом Мире не более, чем в его идейном аналоге (в Мире людей). В представлениях о физическом мире как о пространственно выделенной “чёрной дыре”, имеющей геометрический центр, проявления гравитации в котором минимальны, идея абсолютных скоростей более чем уместна.

Введение нового физического понятия иного уровня постижения Истины физики – весьма серьёзный шаг, требующий основательной мотивации. Далеко не всякая попытка введения таких понятий одобрялась научным сообществом.

К аргументам метафизического плана в пользу предлагаемого в “Имманентной космологии” нововведения можно отнести известное со времен античной философии положение о немыслимости движения без внутренних изменений движущегося объекта. Разумеется, скорость абстрактного равномерного и прямолинейного движения объекта может исчисляться относительно, но при этом всё же не следует забывать и о том, что перемещение наблюдателя из одной инерциальной системы отсчёта (и наблюдения) в другую с багажом локальных эталонов, воплощенных в его теле, далеко не безразлично для него самого, ибо он при этом изменяется. Изменения воплощённых локальных эталонов априори не обнаружимы, но они проявляются в изменениях результатов измерений параметров контролируемого объекта, с которым при перемещениях наблюдателя в различные инерциальные системы отсчета, естественно, ничего не происходит.

В “Имманентной космологии” конкретика введения понятий “абсолютная скорость” и “эффективная абсолютная скорость” связана с выявленным ощутимым различием численных значений уровневых коэффициентов, исчисленных по соотношениям масс элементарных частиц, относящихся к одной линии порождения, и численных эффективных значений уровневых коэффициентов, исчисляемых по приведённой (нормированной) энергии связей (орбитальной “псевдокинетической” энергии) или по постоянной тонкой структуры. Такое формально-математическое введение нового понятия предполагает дальнейшую работу по конкретизации его содержания по мере постижения его Истины, но иное введение пока невозможно. Мини задача введения нового понятия решена в доступном жанре формально математического введения. Пока мы ничего не знаем о собственном “спиновом” вращении физического Мира и параметрах его орбитальных моделей связей с иными Мирами, улучшить такое введение невозможно.

Модельные представления об абсолютных релятивистских эффектах, рассмотренные в “Имманентной космологии”, хорошо вписываются в известные эмпирические факты, не имеющие иного теоретического объяснения, и позволяют предсказать новые эффекты. “Регламентные работы”, о метафизической необходимости которых уже говорилось, с этими нововведениями в полном объеме еще не завершены, хотя в “Имманентной космологии” и отмечены некоторые важные в мировоззренческом и практическом отношении выводы.

Следует особо отметить, что концепция абсолютных релятивистских эффектов дает образную интерпретацию такого экзотического с точки зрения житейского опыта факта, как инвариантность скорости света системе отсчёта.

Модель однородного изотропного пространства широко используется в современной космологии, хотя единственным основанием для такого использования является лишь её примитивность. Гравитационная анизотропия пространственно выделенной “черной дыры” очевидна, хотя анизотропии эффекта Хаббла (при наблюдении из окрестностей геометрического центра Мира) может и не быть. Есть основания полагать, что Земля не слишком удалена от этого геометрического центра, ибо выявленная анизотропия эффекта Хаббла (в направлении скопления галактик в Деве) сравнительна невеликаи соответствует доплеровской скорости (610±50) км/сек.

Отметим, что эмпирически установленный эффект Хаббла теоретически объясним лишь в рамках концепции абсолютных релятивистских эффектов.

Извлечение уроков в части метафизического опыта возможно из эпизодов истории физики, связанных как с её успехами, так и с неудачами.

Осмысление негативного опыта может дать не меньше, чем осмысление позитивного опыта. Блеск и нищета современной релятивистской теории с точки зрения метафизики интересны в равной мере.

Формально-математический способ получения результатов специальной теории относительности (СТО) сделал полученные ей (в полном отрыве от всяких реальных объектов) расчетные соотношения чисто математическими истинами, попытки применения которых к конкретным объектам чреваты парадоксами. Это вовсе не означает, что в своё время СТО строилась метафизически безграмотно. Как момент постижения Истины движения она была необходима в своё время именно в исторически присущей ей форме.

Специфика жанра решения мини-задач развития теории предполагает использование формально-математических возможностей как приоритетных.

Понятия абсолютная скорость и эффективная абсолютная скорость в “Имманентной космологии” сознательно введены формально-математически в полном соответствии с разумной метафизической установкой на решение мини-задачи развития теории.

Более того, задача построения релятивистской альтернативы общей теории относительности (ОТО) в “Имманентной космологии” была сознательно сведена к гораздо более простой задаче формально математической минимальной реконструкции расчетных соотношений релятивистской альтернативы СТО. (Такая возможность была усмотрена в эквивалентности влияний движения и гравитации на внутренние изменения объекта). Углублённое постижение природы гравитации при данном рассмотрении не было необходимо и от него следовало уклониться!

При современном уровне развития физики, достигшей зрелости самосознания, привычные достижения СТО уже не замечают (в отличие от ее недостатков). Эти недостатки теперь можно легко устранить переходом на новый уровень постижения природы движения, описанным в “Имманентной космологии”. При этом от исходного тотального математического формализма осталась лишь жалкая “тень”. Отметим, что в метафизическом плане постигнутый момент Истины столь же необходим, как и его предшественник.

Обретение “зрелой” физикой самосознания предполагает постижение Истины предмета её рассмотрения, а последствия такого обретения продиктованы естественной логикой и “технологией” развития теорий в направлении Идеала Сферы фундаментальных наук. В результате введения новой системы понятий и проведения упомянутых “регламентных работ”, сопутствующих изменению исходной ситуации, была предложена описанная в “Имманентной космологии” релятивистская альтернатива СТО (и ОТО), а обретенный опыт начал циркулировать и переноситься в системе Знания.

При строительстве ОТО в своё время была допущена метафизическая ошибка, связанная с произволом в выборе принципа эквивалентности в качестве фундамента ОТО. Истинность принципа эквивалентности с высокой степенью точности технически проще проверить, чем истинность эквивалентных ему представлений о гравиполе, как о зоне пониженной скорости света, квадрат которой является коэффициентом пересчета массы в энергию. Соблазн легкой и основательной проверки “кандидата” на роль фундаментального принципа был слишком велик, а связанные с ним издержки (потеря возможности преемственности идей СТО в ОТО) “преодолевались” в названии формально. Сам Эйнштейн интуитивно понимал преемственность идей СТО и ОТО, но научная общественность считалась лишь с реальным фактом, состоящим в том, что ОТО фактически до сих пор представляла собой лишь теорию гравитации. Впрочем, резкие откровенные высказывания по этому поводу позволяли себе не многие… Отметим, что хотя достигнутое углубление постижения природы гравитации само по себе является выдающимся вкладом в науку, возможность своевременно достигнуть большего была упущена, хотя создать нечто подобное “Имманентной космологии” в то время было невозможно.

Осмысливая этот эпизод истории физики, ещё раз отметим приоритетность попыток реконструктивных формально-математических обобщений существующей теории по сравнению с попытками изначального строительства концептуально новых теорий. Об этой “азбучной” метафизической истине либо забывают, либо не проявляют достаточного упорства в её воплощении. Впрочем, такова участь всех “азбучных” истин, даже если они поддержаны печатной азбукой уголовного кодекса… Уместно напомнить и другую “азбучную” метафизическую истину.

Подобно тому, как трапеза завершается отнюдь не сладким блюдом, а мытьем посуды и прочими гигиеническими процедурами, любая операция с опытом завершается “регламентными работами”, связанными с переосмыслением исходной ситуации. Регламент этих работ может быть различен. (При различных этапах поиска Решения изобретательской задачи или различных этапах “жизненного пути” научной концепции регламент, естественно, специфичен). Однако эти работы всегда есть, и проводить их необходимо! В “Имманентной космологии” такие “регламентные работы” легко усматриваются теми, кто знает, что их необходимо усмотреть. Позитивный и негативный метафизический опыт может быть более ценным, чем чисто физический. Физический (физико-математический) и метафизический уровень работы автора может быть весьма различен… Проблема усмотрения недостающего опыта заключается в том, что исследователь не всегда знает, под каким “углом зрения”, в каком “поле зрения” и что именно следует искать. Тем не менее, он ищет инстинктивно, а инстинктивное внимание управляется вожделением, озабоченным и алчущим.

Инстинктивное решение всех проблем, в том числе и метафизических, относится к области психологии, и при данном рассмотрении нет смысла в нее углубляться. (Опыт “Имманентной космологии” тоже начнет свою циркуляцию по цепям ассоциаций и аналогий в полном соответствии с психологическими законами, а в “поле зрения” алчущих будет происходить инстинктивное усмотрение возможностей его прямого или косвенного (непосредственного или опосредованного) использования для утоления жажды доминирующего вожделения). Озабоченный исследователь всегда “блуждает рассеянным взглядом” в поисках объективно недостающего ему опыта, недостаток которого он смутно осознает, но сильно ощущает. Чувство интуиции подсказывает ему, что в “поле зрения” наконец-то попал недостающий опыт и его “озаряет” (от резкого возбуждения ассоциативных и интуитивных процессов с последующим резким торможением, ибо вожделение удовлетворено).

Обретение метанаучного опыта и его осмысление сужает зону инстинктивных поисков всевозможного опыта. Границы рациональных завоеваний расширяются, но “иррациональная зона” скорее “вытесняется”, чем сужается. В пространстве всевозможного Знания для нее всегда достаточно места на периферии.

Перенос физического опыта в Техносферу происходит в форме воплощения. Востребованность физического опыта “Имманентной космологии” в Техносфере предсказуема. Идеи управляемого взаимодействия стабильностью и нестабильностью так заманчивы.… Не менее заманчивы и идеи экспериментальной реконструкции (прошлого и будущего ядер, атомов, молекул;

протекания физических, химических, физиологических и космологических процессов).

Предсказуема конкретизация уже фактически перенесённой из физики в эволюционную биологию идеи о физической эволюции, как движущей силе биологическойэволюциив части видообразования.

Предсказуемы и попытки переноса идеи элементарного многоуровневого взаимодействия внутри самой физики между ее отраслевыми разделами.

Теории строения “элементарных” частиц и физического вакуума далеки от завершения, а к созданию теории (многоуровневого) взаимодействия Миров во вселенной ещё даже не приступали. Поиски вожделенного закона “тонкой подстройки ” в теории физического вакуума прямо предполагают перенос идей “Имманентной космологии”, где эта проблема уже решена (в форме закона рекуррентной связи “соседних” уровневых коэффициентов элементарного многоуровневого взаимодействия).

Инстинктивная форма “поддержки” циркуляции Знания в чистом виде давно изжила себя даже в Техносфере, уже использующей элементы метанаучных изысканий, появляющиеся в ТРИЗ, по мере их наработки. Эта форма давно изжила себя морально и в Сфере фундаментальных наук, где пока еще использовалась лишь за неимением лучшего. По мере создания “Энциклопедии многоотраслевой метанауки” она будет перманентно форсированно вытесняться из “оперативной зоны” на периферию.

“Мой финиш – горизонт “Я слышу, выводит мелодию По прежнему далёк, какой-то грядущий трубач…” Я ленту не порвал, (Б. Окуджава. “Главная песенка”.) Но я покончил с тросом…” (В. Высоцкий.) ЗАКЛЮЧЕНИЕ “Сквозь время, что мною не пройдено”, можно попытаться усмотреть и другие фрагменты грядущей Энциклопедии, но разумнее вовремя остановиться. Эту “главную песенку” никому не дано одному спеть до конца… Будущее метанаучных исследований Техносферы предсказуемо, но реализовать его может лишь работа механизма “эстафеты поколений”.

О перспективах развития комплекса дисциплин ТРИЗ было сказано достаточно, но во избежание недоразумений всё же следует кое-что добавить.

Хотя решение учебных изобретательских задач вовсе не гарантирует обретение умения решать реальные изобретательские задачи, выходящие за пределы профессиональной компетенции, это не означает, что не следует даже пытаться это сделать. Если человек ощущает в себе призвание Эдисона и хочет стать профессиональным изобретателем широкого профиля, его мечту нельзя считать безумной. Смог же это сделать Эдисон, не обладавший глубокими познаниями ни в какой области… Грядущим “Эдисонам”, вооруженным Энциклопедией, сделать это будет даже проще, но им все же следует работать не в одиночку, а в составе коллективов временных рабочих групп (формальных или неформальных), если они желают при жизни увидеть воплощение своей мечты. Одно дело найти идею возможного Решения учебной задачи, сформулированной так, чтобы обеспечить выход на известный “контрольный ответ”, и совсем другое дело убедить “задачедателя ”, знающего все нюансы исходной ситуации, воплотить найденную идею в реальную техническую систему. Найденная идея может оказаться объективно или субъективно неприемлемой для разработчика, конструктора, технолога или эксплуатационника (потребителя ). И по-своему они будут правы! Разумнее совместно с ними разбираться в нюансах исходной ситуации, переосмысливаемых при проведении “регламентных работ” на каждом шаге операций с опытом.

Готовить слушателей к реалиям совместной работы разумнее путём постепенно перехода от решения чисто учебных задач по задачнику к разбирательству по существу в нюансах реальной исходной ситуации с помощью преподавателя, играющего роль “задачедателя” (разработчика, конструктора, технолога, эксплуатационника) в ходе учебной деловой игры, максимально приближенной к реальным условиям их предполагаемой профессиональной работы.

Групповое совместное обучение разнородного контингента возможно лишь таким дисциплинам комплекса ТРИЗ, как “жизненная стратегия творческой личности” и “развитие творческого воображения”. Специфика отраслевого и подотраслевого метафизического опыта развития Техносферы предполагает раздельное обучение!

Сложнее предсказать будущее метанаучных исследований Сферы фундаментальных наук и, особенно, Сферы Знания вообще. К сказанному ранее об аспекте таинства рождения нового Знания, ограниченной дееспособности жанра рационального изучения и сюрреалистических работах некоторых “системщиков” добавить нечто более содержательное пока невозможно, хотя интуитивно ощущается, что это возможные “точки роста” системы Знания, последствия которого могут быть фантастическими.

Предсказуемо, что опыт “Имманентной космологии” и “Современной метафизики” со временем будет перенесен на почву иных наук, но революционный прорыв (в смысле “перестройки”) будет осуществлен лишь в науках, достигших зрелости самосознания.

Создание Энциклопедии с обширными информационными фондами благотворно отразится на разумном развитии Сферы фундаментальных наук.

Разумная циркуляция опыта Знания по единой системе создаст режим наибольшего благоприятствования для усмотрения необходимого опыта, проведения с ним необходимого количества формально-стандартных циклов операций, включая “регламентные работы”, словом обеспечит возможность форсированного разумного развития. Однако, нежелающие видеть факты, игнорирующие их, как “не-научные” по-прежнему не усмотрят ничего, ибо страдают от “куриной слепоты”, причем неизлечимой.

Интереснейшие факты, в том числе “весьма упрямые” и “проблемные”, уже экстрагированы и сведены в сборники “необъяснимого”. Они лежат на поверхности уже сейчас, но законных мужей госпожи Науки они вовсе не интересуют… (Разумеется, если их осмысление не финансируется, не планируется, не является их прямой служебной обязанностью, не сулит быстрого успеха, а призвание к их изучению вовсе не ощущается.) Разумным администрированием, даже умудренным рекомендациями грядущей Энциклопедии, проблема “куриной слепоты” полностью не решается и в будущем, ибо дар призвания административно не управляем, а возможности наемников науки ничтожны.

Проблематика Истины развития системы Знания, не вмещающаяся в формат «Современной метафизики», но необходимая для понимания разумного развития самой многоотраслевой метанауки, как подсистемы системы Знания, рассматривается в завершающей трилогию книге «Истина развития».

СОВРЕМЕННАЯ МЕТАФИЗИКА ОГЛАВЛЕНИЕ КНИГИ Научно-популярное резюме Аннотация………………………………………………………………………… Предисловие……………………………………………………………………… Введение…………………………………………………………………………… Аспекты стратегии разумного развития Глава 1……………………………………………………………………………… Глава 2……………………………………………………………………………… Глава 3……………………………………………………………………………… Глава 4……………………………………………………………………………… Физика и метафизика. Эпизоды истории Глава 5……………………………………………………………………………… Глава 6……………………………………………………………………………… Глава 7……………………………………………………………………………… Эволюция, революция, «перестройка»… Глава8…………………………………………………………………………….… Глава 9……………………………………………………………………………… Глава 10………………………………………………………………………….….

Глава 11………………………………………………………………………….....

Глава 12……………………………………………………………………………..

Глава 13……………………………………………………………………………..

Заключение К столетию СТО и 60-летию ТРИЗ Научно-популярное резюме книги «Истина развития» Эта книга адресована широкому кругу интеллектуалов, интересующихся проблематикой разумного развития системы Знания, вы том числе и разумного развития комплекса ТРИЗ, ядро которого составляет многоотраслевая метанаука. Что есть эта метанаука? В чем состоит разумность ее развития?

Каково ее место в системе Знания? Каков предмет ее рассмотрения с присущими ему атрибутами ? Каковы априорные формы метанаучного мышления? Каковы ее взаимоотношения с философией, теософией и религией?

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.