WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ Е.К. ВОЙШВИЛЛО, М.Г. ДЕГТЯРЕВ ЛОГИКА Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений Москва ВЛАДОС-ПРЕСС ИМПЭ ...»

-- [ Страница 6 ] --

— отрицающий модус услов но-категорического силлогизма tollens).

Одна из посылок, как мы видим, здесь — условное вы сказывание. Согласно традиционной терминологии, выска зывание А в его составе есть основание данного условного высказывания, В — его следствие (по современной термино логии — это соответственно антецедент и консеквент услов ного высказывания). В соответствии с этим само умозаклю чение в первом случае характеризуют как движение мысли от утверждения основания условного высказывания (посыл ка А) к утверждению его следствия (заключение В). Второй модус согласно той же терминологии представляет собой движение мысли от отрицания следствия условного выска зывания (посылка не-В) к отрицанию его основания (заклю чение не-А). А и В здесь в свою очередь какие-то высказыва ния, но не обязательно категорические, как предполагалось в традиционном учении (откуда и произошло название данных модусов). Эти высказывания могут быть любыми, в том чис ле и сложными.

• Примеры Ясли по (некоторому данному) проводнику проходит ток (А), то проводник нагревается (В).

По проводнику проходит ток (А) Проводник нагревается (В) Если по (некоторому данному) проводнику проходит ток (А), то проводник нагревается (В) Данный проводник не нагревается (не-В) По проводнику ток не проходит (не-А) Рассмотрим умозаключение:

«Если сумма цифр числа 346 не делится на 3, то оно не делится на 3. Сумма цифр числа 346 не делится на 3. Следо вательно, число 346 не делится на 3». Это умозаключение также представляет собой утверждающий модус, несмотря на отрицательный характер второй посылки, ведь она явля ется утверждением основания условного высказывания, ко торое, как можно увидеть, носит отрицательный характер.

Проанализируем еще одно умозаключение: «Если число 3576 является простым, то оно не делится на 3. Число делится на 3. Следовательно, число 3576 не является про стым» — оно тоже представляет собой отрицающий модус, несмотря на утвердительный характер второй посылки, по скольку она эквивалентна отрицанию следствия условного высказывания: «Число 3576 не делится на 3». Строго говоря, мы принимаем здесь еще и правило двойного отрицания, то есть осуществляем переход от «неверно, что не-В» к «В».

В более формализованном виде — по сравнению с дан ным в начале — схемы этих умозаключений соответственно таковы:

Очевидно, что возможно бесконечное множество вариа ций (конкретизаций) исходных схем.

• Упражнение Установите, к каким из указанных модусов (утверждаю щему или отрицающему) относятся умозаключения следую щих видов, приведите примеры умозаключений таких видов:

Используя введенную ранее символику (см. «Язык логики высказываний» — § 10) и рассматривая «Если..., то...» как ма Вспомните закон де Моргана: «неверно (А и В)» эквивалентно «невер но А или неверно В» (А & В) A v териальную импликацию (« »), исходные схемы утверж дающего и отрицающего модуса условно-категорического силлогизма можем представить в виде:

Очевидно, что им соответствует отношение логического следования: А Я), В и логические за коны ((A В) & А) и ((А В) & -. А. Убедитесь в этом, используя данный ранее табличный метод (см. § Имея в виду выработку навыков правильных умозаклю чений, полезно обратить внимание и на неправильные фор мы условно-категорического силлогизма, тем более, что в практике рассуждений нередко встречаются ошибки, свя занные с ними. Таковыми являются заключения «от отрица ния основания условного высказывания к отрицанию след ствия», а также «от утверждения следствия к утверждению основания условного высказывания». То есть, неправильны, не г арантируют истинность заключения при истин ности посылок такие формы умозаключений:

Неправильно, например, рассуждать так: «Если число делится на 2 и на 3, то оно делится на 6. Число 456 делится на 6. Следовательно, оно делится на 2 и на 3». Рассуждение здесь, очевидно, идет от утверждения следствия к утвержде нию основания, то есть неправильно по форме, хотя заклю чение здесь (в данном конкретном случае), как нетрудно убе диться, является истинным. Но дело в том, что эта истин Возможность такой проверки дает современная символическая логи ка — в традиционной логике не было способа доказательства правильности описываемых умозаключений.

ность заключения не гарантирована истинностью посылок.

Умозаключение кажется здесь правильным, потому что из вестна истинность условного высказывания, обратного дан ному: «Если число делится на б, то оно делится на 2 и на 3».

Взяв эту посылку вместо данной в нашем примере, мы полу чим, конечно, правильное умозаключение.

Условно-категорические выводы описанного вида надо отли чать — что не всегда делается — от выводов, в которых вместо ус ловной посылки имеется общее суждение субъективно-предикат ного типа с условным предикатом (см. § 32). Среди них могут быть выделены две формы, аналогичные двум основным формам услов но-категорического силлогизма:

Утверждающий модус. Для всякого предмета С верно, что если он обладает свойством А, то он обладает свойством В.

Предмет а из класса С обладает свойством А Предмет а из класса С обладает свойством В Отрицающий модус. Для всякого предмета С верно, что если он не обладает свойством Л, то он не обладает свойством В.

Предмет а из класса С не обладает свойством В Предмет а из класса С не обладает свойством А • Пример Для всякого проводника верно, что если по нему проходит ток, то он нагревается По проводнику а проходит ток Проводник а нагревается Умозаключения этого типа легко сводятся к рассмотренным — если учесть, что из общих суждений, которые являются их посыл ками, выводимы условные высказывания. Например, из того, что для всякого проводника верно, что если по нему проходит ток, то он нагревается, выводимо: если по проводнику а проходит ток, то он нагревается. В этом выводе применяется правило, подобное правилу исключения квантора общности в исчислении предикатов (см. § 11). Будем говорить, что это есть правило перехода от общего к единичному случаю этого общего.

УСЛОВНО-РАЗДЕЛИТЕЛЬНЫЙ (ЛЕММАТИЧЕСКИЙ) СИЛЛОГИЗМ Умозаключения этого вида есть выводы из трех и более высказываний, причем две или более посылок — условные высказывания, а одна — дизъюнктивная посылка, которая традиционно называется разделительным суждением. При чем разделительное суждение может быть как со слабой, так и со строгой дизъюнкцией (см. § 30). Мы рассмотрим случай, когда употребляется слабая дизъюнкция, как более общий случай.

В ситуации двух условных высказываний эти силлогизмы называются дилеммами. Причем различают два вида ди лемм: конструктивные и деструктивные. Конструктив ная (утверждающая) дилемма имеет вид:

Если А, В D Если С, А или С В или D Деструктивная (отрицающая) дилемма:

Если А, то В Если С, то D или или Пример конструктивной дилеммы.

Студент, не готовившийся заранее к экзамену, накануне экзамена оказывается перед дилеммой:

Если я лягу нормально спать, то не подготовлюсь к экзамену.

Если же я буду заниматься ночью, то приду на экзамен с головной болью.

Но мне остается только или ложиться спать или заниматься ночью.

Следовательно, я приду на экзамен неподготовленным или с головной болью.

Пример деструктивной дилеммы:

Если Иванов работает, то он получат зарплату.

Если же Иванов учится, то получает стипендию.

Но Иванов не получает зарплату или не получает стипендию.

Следовательно, он не учится или не работает. Однако имеется и третья форма лемматических умозак лючений, существование которой обычно не отмечается в учебниках. Это смешанный условно- раз дели тельный силлог из м — конструктивно-деструктив ный силлогизм или все равно, что деструктивно-конструк тивный. Некоторые из членов разделительной посылки в этих умозаключениях указывают на наличие оснований ка ких-нибудь из условных суждений, а иные — представляют собой отрицание следствий (консеквентов) условных сужде ний.

Так, например, конструктивно-деструктивной является дилемма вида:

Возникает вопрос: возможно ли правильное умозаключе ние, если, по крайней мере, один член разделительной (дизъ юнктивной) посылки отрицает основание или утверждает Вероятно, читатель почувствовал, что пример здесь довольно надуман ный. И это не случайно, ибо если выводы такого рода и встречаются в прак тике, то, по-видимому, очень редко. Чаще встречаются формы, когда вместо дизъюнктивной посылки дается конъюнкция, члены которой являются от рицаниями следствий данных условных суждений и заключение в этом слу чае представляет собой конъюнкцию отрицаний их оснований (антецеден тов). Именно эту форму часто принимают за деструктивную дилемму. В на шем случае посылка могла бы быть: «Иванов не получает зарплату и не по лучает стипендию». А заключением было бы тогда суждение: «Иванов не работает и не учится» (хотя допустимо, вообще говоря, и более слабое вы сказывание: «Иванов не работает или Иванов не учится», ибо р & g р v g.

следствие условных посылок? Ответ на этот вопрос стано вится очевидным, если учесть возможность сведения лемма тических выводов к условно-категорическим. Здесь имеется в виду особый способ рассуждения, так называемое «рас суждение по случаям». Он состоит в том, что при наличии разделительного суждения для осуществления выводов из него в сочетании с какими-то другими суждениями пооче редно рассматривается каждый из случаев, на которые ука зывает разделительное высказывание. В нашем случае, когда с разделительной посылкой мы имеем условные, вывод каж дый раз осуществляется по тому или иному правильному мо дусу условно-категорического силлогизма. Так, имея, напри мер, условные суждения. «Если А, то В»;

«Если С, то «Если М, то Ф» и разделительное А или не-D или М, рассуж даем по случаям:

— положим, истинно А, тогда modus из этого утверждения и первого условного получаем — далее, полагая истинность не-D, выходим modus — и, наконец, в предположении, что имеет место М, за ключаем, Ф.

Поскольку рассматриваемую возможности составляют дизъюнкцию, то таким же образом объединяем и следствия, то есть имеем заключение:

или или Ф».

Среди дилемм различают еще прост ые и слож ные. Приведенные выше были сложными. Дилемма являет ся сложной, когда как основания, так и следствия условных суждений различны.

В простой дилемме, если она конструктивная, основания различны, а следствие в условных суждениях одно и то же.

В деструктивной же дилемме основание одно и то же, а следствия различны.

Если А, С Если А, то С Если В, С Если А, то В А или В не-С или С не-А Так, приведенное выше рассуждение относительно нера дивого студента можно преобразовать в простую конструк тивную дилемму:

Если я лягу спать, то не сдам экзамен.

Если буду заниматься ночью, то также не сдам экзамен (ибо приду с больной головой).

Но я или буду заниматься ночью или лягу спать.

Следовательно, я не сдам экзамен.

Условно-разделительные силлогизмы называют лемма т иче с кими умозаключениями, имея в виду возмож ность обобщения дилемм за счет увеличения числа условных высказываний и соответственно — членов разделительного суждения. Так, умозаключение вида:

называется сложной конструктивной трилеммой.

Читателю должно быть ясно, как можно продолжить обобщения. Однако случаи, когда число условных суждений (высказываний) более трех являются весьма уникальными.

Чисто-условный силлогизм. Это выводы из любого коли чества посылок, представляющих собой условные высказы вания. Наиболее типичны выводы из двух условных выска зываний:

Выводы этого вида характеризуют как выводы на основа нии транзитивности импликации. Ясно, конечно, что можно иметь сколь угодно длинную цепь транзитивности:

• Пример Если студент занимается не систематически, то он не имеет прочных знаний.

Если же он не имеет прочных знаний, то он не будет хорошим специалистом.

Если студент занимается не систематически, то он не будет хорошим специалистом.

К числу чисто-условных силлогизмов относится также и умозаключение вида:

которое называют просто правилом контрапозиции.

• Пример Если человек знает геометрию, то он знает теорему Пифагора.

Если он не знает теорему Пифагора, то он не знает геометрию.

Разделительно-категорический силлогизм. Это умоза ключение из двух или более посылок, в которых, по крайней мере, одна — разделительное суждение. Основными форма ми являются:

А В — модус tollendo ponens (отрицаю ще-утверждающий). Дизъюнкция здесь не-А может быть как слабой, так и сильной.

В А либо В — модус ponendo tollens (утвержда юще-отрицающий), где «либо» — силь А ная Понятно, что дизъюнкция (разделительная) посылка мо жет содержать и более двух членов. Однако формы выводов с такими посылками можно сводить к указанным, если учесть, что дизъюнкция ассоциативна и коммутативна (см.

то есть в дизъюнктивном высказывании с более чем двумя членами возможна любая расстановка скобок, а сами члены дизъюнкции можно переставлять в любом порядке, получая при этом высказывания, равносильные исходному.

Например, умозаключение вида:

А или В, или С А или С сводится к виду Вили (А или не-В А или С то есть к виду:

А или В не-А — модус tollenc В Вообще, все формы выводов этого вида могут быть сведе ны к двум общим правилам:

1. Если из всех возможностей, на которые указывает раз делительное высказывание, какие-то не имеют места, то имеют место все остальные — обобщение модуса tollendo ponens.

2. Если из исключающих друг друга возможностей, на ко торые указывает разделительное суждение со строгой дизъ юнкцией, какая-то имеет место, то не имеют места осталь ные — ponendo tollens.

• Пример Суждение «Риск — благородное дело» (которое, очевидно, является простым) является единичным, или общим, или частным. Но оно не является единичным. Следовательно, это суждение общее или частное.

Вместо употребленной здесь посылки со слабой дизъюн кцией можно было бы, очевидно, взять и со строгой, силь ной дизъюнкцией, поскольку в действительности члены дан ной посылки исключают друг друга. Тогда правильным был бы следующий вывод:

Суждение «Риск — благородное дело» является либо единичным, либо частным, либо общим.

Это суждение — частное (если иметь в виду его истинность).

Следовательно, данное суждение не является единичным, и не является общим.

Ко всему сказанному надо добавить, во-первых, что пере численные формы умозаключений — это, по существу, пра вила довольно простых умозаключений. Однако умозаключе ния, как мы уже говорили, могут быть и сложными, пред ставляющими собой последовательности нескольких про стых умозаключений, каждое из которых осуществляется по одному правилу. Обратимся, например, к примеру чисто ус ловного силлогизма о студенте, который не занимается сис тематически. Проницательный читатель мог заметить, что за ключение о нем может быть ложным, если имеется в виду, к примеру, студент с выдающимися способностями (который может иметь прочные знания, даже не занимаясь системати чески). В чем же, спрашивается, состоит причина того, что в правильном умозаключении заключение оказывается лож ным? Для выяснения ее можем построить следующий вывод:

Известно, как мы уже подчеркивали, что если дедуктив ное умозаключение правильно и посылки его истинны, то заключение его тоже истинно. В рассмотренном умозаклю чении заключение неистинно, значит неверно, что оно пра вильно и посылки его истинны (по модусу tollens условно-ка тегорического силлогизма: если А и В, то С, Следова тельно, не-(Л и В)). Но это означает, что это умозаключение неправильно или какая-то из его посылок неистинна (по пра вилу отрицания конъюнкции). Однако умозаключение пра вильно. Следовательно, какая-то из посылок этого умозаклю чения неистинна1 (модус tollendo ponens разделительно-кате горического силлогизма: не-А или А, следовательно, Заметим, что ради упрощения мы пропустили здесь еще одно звено, а именно: от высказывания «умозаключение правильно» к «значит, неверно, что оно неправильно» (сня тие двойного отрицания).

Из этого примера видно уже, что перечисленных в дан ном параграфе правил недостаточно для того, чтобы в любом случае осуществить вывод из некоторого множества посы лок высказывания В при наличии логического сле дования..., В. Полную систему правил, позволяю щую построить вывод, соответствующий любому отноше нию логического следования в языке логики высказываний (ЯЛВ), указывают рассмотренные выше натуральные систе мы исчисления высказываний (см. § 10). А логика высказы ваний вообще, как и логика предикатов, дает нам также кри терии и способы проверки правильности умозаключений из сложных высказываний.

Поскольку задача наша здесь состояла в том, чтобы выде лить наиболее типичные, практически важные формы умо заключений, следует добавить к перечисленным две формы выводов — правила так называемых косвенных рассужде Очевидно, таковой является первая — «Если студент занимается не систематически, то он не имеет прочных знаний».

ний, — которые не были замечены как специальные правила вывода в традиционной логике и получили точные формули ровки в рамках символической логики (как правила выводов в логике высказываний — см. § 10). Этими формами нередко пользуются в процессах аргументации (см. § 47), в частности, как средствами доказательств и опровержений. Не случайно сами их названия связаны именно с процессами этого рода.

Одна из них — доказ ат ельст во «от противно го», другая — опр ов е р же ние «путем сведе ния, к абсурду». Сразу следует заметить, что эти фор мы вывода, вероятно, известны читателю из школьных кур сов математики и геометрии. Однако обычно при употребле нии этих способов рассуждения не выявляют структуру этих выводов, в силу чего они не рассматриваются как особые правила рассуждения. Это сделано лишь в рамках логики высказываний.

Рассуждение по первой из этих форм — «от противно го» — имеет рассмотренную ниже структуру.

Дано некоторое множество посылок — высказываний — Г и подлежащее доказательству некоторое высказывание Л.

Рассуждая «от противного», предполагаем, что Л неверно (не-Л). Задача теперь состоит в том, чтобы прийти к проти воречию, а именно: попытаться из множества высказываний Г и не-Л вывести некоторое высказывание и из тех же са мых посылок Г и не-Л — также Наличие двух таких выводов позволяет заключить, что если все высказывания, содержащиеся в Г, истинны, то истинно и Л («что и требова лось доказать», — как обычно говорят использующие этот метод). В логике высказываний это правило умозаключения представляется в виде:

В качестве примера такого рассуждения можно взять из вестное доказательство теоремы в эвклидовой геометрии:

«Из точки на плоскости можно опустить лишь один перпен дикуляр на прямую, лежащую на этой же плоскости» (это наше «Л»). Рассуждая «от противного», предположим, что данное утверждение неверно, то есть не-Л Теперь из Г, представляющего в данном случае множество аксиом эвкли довой геометрии, и не-А выводят, что существует треуголь ник с суммой внутренних углов больше (наше то есть осуществляют вывод Г, А В. С другой стороны, из вестно, что из одних только аксиом геометрии выводима теорема о равенстве внутренних углов треугольника именно 180° (наше В, то есть имеет место вывод Г В). На основа нии полученного противоречия (В и В) заключают об ис тинности А. Однако при этом не учитывается, что второй член противоречия — высказывание В — выводимо не толь ко из Г, но и из Г и не-Л (Г, В), согласно логическому принципу: если что-то выводимо из некоторого множества высказываний, то оно выводимо и из любого расширения этого множества. Применение этого принципа в данном случае дает выводимость Г, A В, фигурирующую в соста ве правила. Имея обе нужные выводимости Г, В и Г, В, заключаем, что А выводимо из Г (Г Л).

Правило рассуждения путем «сведения к абсурду» имеет вид:

Выводимость, стоящая под чертой, дает право считать ложным суждение А при истинности всех высказываний Г.

Таким образом, два известных способа рассуждения структурируются здесь в два точно формулируемые правила рассуждения;

одно из них дает возможность доказательства А, другое — опровержения А, то есть доказательства не-А.

Строгое проведение рассуждений этих видов предполага ет, что точным образом выделяется множество истинных вы сказываний (посылок) Г, что в практике рассуждений этого типа отнюдь не всегда делается. Без этого доказательство или опровержение не является строгим и не гарантирует ис тинность заключительного высказывания А или не-А, по скольку какие-то невыявленные явно посылки могут ока заться ложными.

• Упражнения 1. Используя описанные в данном параграфе формы вы водов, решите вопрос, являются ли правильными следующие умозаключения;

если — да, то покажите, как оправдать их;

если — нет, объясните, почему?

а) Если число рационально, то оно вещественно. Если число натурально, то оно рационально. Значит, если число является натуральным, то оно вещественно.

б) Если прямая касается окружности, то радиус, прове денный в точку касания, перпендикулярен к ней. Таким об разом, радиус окружности не перпендикулярен к этой пря мой, поскольку она не касается окружности.

в) Потерпевшим признается лицо, которому преступлени ем нанесен моральный, физический или имущественный вред. Ни моральный, ни физический вред потерпевшему не нанесен. Следовательно, ему нанесен имущественный вред.

г) Если человек является последовательным материалис том, то он признает познаваемость мира. Если человек при знает познаваемость мира, то он не является агностиком.

Следовательно, если человек не является последовательным материалистом, то он — агностик.

д) Если человек говорит неправду, то он заблуждается или сознательно вводит в заблуждение других. Этот человек говорит неправду, но явно не заблуждается (в этом вопросе).

Следовательно, он сознательно вводит в заблуждение других.

е) Если в мире есть справедливость, то злые люди не мо гут быть счастливы. Если мир есть создание злого гения, то злые люди могут быть счастливы. Значит, если в мире есть справедливость, то мир не может быть созданием злого ге ния.

ж) Если б он был умен, то он увидел бы свою ошибку.

А если б он был искренен, то признался бы в ней. Однако прошлое его поведение показывает, что он или не умен, или неискренен, а может быть и то, и другое. Таким образом, следует ожидать, что он или не увидит ошибку, или не при знается в ней.

з) Практика показывает, что если отпечатки пальцев, об наруженные на месте преступления, не состоят на дактилос копическом учете, то это существенно затрудняет оператив ное расследование преступлений, совершенных особо опас ными рецидивистами. В таком случае требуется дополни тельное привлечение сотрудников оперативно-розыскного аппарата. Однако в данном случае, думаю, что этого не пот ребуется, ведь полученные отпечатки пальцев имеются в на шей дактилоскопической картотеке.

2. Сделайте вывод по правилу контрапозиции из сужде ний:

а) Если слово ставится в начале предложения, то его по ложено писать с большой буквы.

б) Если слово изменяется по падежам и по числам, то оно является существительным.

в) Дело подлежит передаче в вышестоящий суд, если на приговор подана жалоба или принесен протест.

г) Число 253 не оканчивается на 0 или на 5, значит оно не делится на 5.

§ 36. Выводы из категорических суждений.

Непосредственные умозаключения Категорические суждения, как мы уже отмечали, являют ся специфическими формами высказываний (суждений) в естественных языках. Поэтому специфичны и формы выво дов из них. При этом имеются в виду именно такие выводы, в которых и посылки, и заключения представляют собой ка тегорические суждения. Выводы этого рода делятся на два одном случае заключение выводится только из одной посылки — они называются не пос ре дс т ве нными.

Среди непосредственных, в свою очередь, выделяются умо заключения, основу которых составляют свойства отноше ний между категорическими суждениями (выводы по логиче скому квадрату) и выводы посредством преобразования ка тегорических суждений (обращение, превращение и т.д.).

Другой вид составляют выводы из двух или большего числа категорических суждений. Это так называемые опосре дованные умозаключения. При этом особо выделяются формы умозаключений с двумя посылками. Их называют простыми категорическими силлогизмами, при наличии бо лее чем двух посылок силлогизм называется сложным.

При анализе категорических суждений (см. § 29) было об ращено внимание на специфику суждений с пустыми субъ ектами. Эти суждения, как мы говорили, не имеют реального содержания и поэтому не существует объективно определен ных условий истинности этих суждений.

В зависимости от соглашений имеются различные теории того, какие суждения с пустыми субъектами считать истин ными и какие ложными (см. § 29). Этими различиями обус ловлено и то, что есть некоторые формы выводов, которые считаются правомерными в одних теориях и не считаются таковыми в других. В одной из них — теории оккамовского типа, — считающейся наиболее естественной, допускаются суждения с пустыми субъектами. При этом по соглашению все утвердительные суждения такого типа считаются ложны ми, а отрицательные, наоборот, — истинными.

В традиционной логике, по существу, исключаются суж дения не только с пустыми субъектами, но и с пустыми пре дикатами и подразумеваются соответственно этому условия относительно всех терминов в суждениях: они не должны быть пустыми, а также и универсальными (как покажем да лее, без выполнения этих условий некоторые из описывае мых в этой теории форм выводов оказываются неправомер ными). Это, конечно, очень сильные ограничения. Желая иметь дело лишь с теми суждениями, которые имеют реаль ное содержание, достаточно требование лишь не пустоты субъектов и притом лишь, как сказано, в общих суждениях.

Мы будем придерживаться здесь именно этой позиции, как наиболее естественной и связанной с минимальными огра ничениями допустимых правил вывода. Она естественна, по скольку имеются в виду лишь суждения с реальными содер жаниями, и наиболее проста, поскольку обусловливает необ ходимость различения пустых и непустых терминов и каса ется это лишь субъектов общих суждений.

ВЫВОДЫ НА ОСНОВЕ СВОЙСТВ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ КАТЕГОРИЧЕСКИМИ СУЖДЕНИЯМИ (ВЫВОДЫ ПО «ЛОГИЧЕСКОМУ КВАДРАТУ») В § 34 были рассмотрены виды отношений между катего рическими суждениями. Эти отношения, как мы видели, изображаются с помощью «логического квадрата». Выводы, которые мы здесь рассматриваем, непосредственно обуслов ливаются свойствами этих отношений.

Так, отношение конт рарност и (противопо ложности) — между суждениями видов «Все S суть и «Ни одно 5 не есть Р», то есть между суждениями типа Л и с одними и теми же субъектами и предикатами, — характери зуется тем, что эти суждения не могут быть одновременно истинными (верхняя горизонталь квадрата). Значит, если нам дано, что какое-то из этих суждений истинно, то из это го правомерно заключить, что другое ложно, а это, в свою очередь, означает, что истинно его отрицание (здесь как раз существенно предположение, что субъекты суждений — по нятие S — не пусто;

иначе — суждение не осмысленно, а при выполнении этого условия каждое суждение либо ис тинно, либо ложно). Таким образом, имеем правила вывода:

Поскольку мы знаем, что все жидкости упруги (суждение типа Л), то можем заключить: «Неверно, что ни одна жид кость не является упругой» Е).

Субконтрарные суждения типа I О (нижняя горизон таль), наоборот, не могут быть оба ложными. В силу этого имеем:

По вертикалям — отношение подчинения — истинность А (подчиняющего суждения) обусловливает истинность / (под чиненного). Ложность же подчиненного (/) влечет ложность подчиняющего;

аналогично и для суждении вида Правила эти, очевидно, тривиальны: если истинно утверж дение о всех предметах класса (общие суждения), то истинно, конечно, это утверждать и для любой части этого класса, а то, что ложно для части, ложно и для всего класса. Вместе с тем есть теории — допускающие суждения с пустыми субъекта ми, — в которых умозаключения этого типа неправомерны, что, очевидно, свидетельствует о неестественности самих та ких теорий.

Наконец, — по диагоналям логического квадрата — мы имеем уже хорошо знакомое читателю отношение контра дикторности (противоречия). Контрадикторные суждения А и О, а также Е и не могут, как мы знаем, быть одновремен но истинными, а также и ложными. Это значит, что правиль ны умозаключения:

Нетрудно заметить, что если нам известна истинность ка кого-нибудь из общих суждений (А или то можно сделать заключения о ложности или истинности всех других сужде ний логического квадрата. Аналогично, ложность какого-ни будь из частных суждений или О) детерминирует истинно стные значения всех других.

• Упражнения 1. Осуществите все возможные выводы по логическому квадрату из истинности суждения «Любой человек мечтает быть счастливым», а также из ложности суждения «Встреча ются студенты, не имеющие среднего образования». (Указа ние: для выполнения задания данные суждения необходимо представить в стандартной форме — см. § 29).

2. Какие выводы можно сделать из ложности суждений:

«Ни один человек не может прыгнуть выше двух метров», «Не найдется человека, знающего более 10 иностранных языков», а также из истинности «Есть люди, бывавшие на Луне»?

3. Определите, являются ли правильными умозаключения:

а) Если неверно, что всякое явление познаваемо, то не верно также, что всякое явление не познаваемо.

б) Из того, что некоторые философы являются агностика ми, следует, что некоторые философы не являются таковы ми.

в) Поскольку истинно, что некоторые живородящие не являются млекопитающими, следовательно, некоторые мле копитающие животные не являются живородящими.

г) Если неверно, что все преступления умышленны, зна чит истинным будет противоположное суждение.

ВЫВОДЫ ПОСРЕДСТВОМ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ СУЖДЕНИЙ Для понимания сути и значения этих умозаключений надо помнить сказанное ранее о том, что в любом суждении наряду с явно выражаемой в нем информацией содержится еще и некоторая скрытая информация. Это означает, что каждое суждение многосторонне по своему смыслу. Формы выводов, которые предстоит рассмотреть в этом разделе, представляют собой как раз способы выявления того, что в суждении содержится неявным образом.

Например, в утвердительных суждениях «Все 5 суть Р» и «Некоторые 5 есть Р» непосредственно (явно) отражается от ношение тождества. Первое буквально означает: «Всякий предмет (из некоторого подразумеваемого рода D), обладаю щий свойством 5, тождествен какому-нибудь предмету этого же рода, обладающему свойством Р». Второе суждение утверждает то же самое лишь о некоторых предметах со свойством 5. Однако здесь заключена также информация об отношении различия, а именно о том, что ни один предмет из класса обладающий свойством S, не тождествен никакому из предметов этого же класса, не имеющему свойства Р.

И, наоборот, отношение различия, которое составляет непо средственный смысл отрицательных суждений, связано с от ношением тождества. В том, что ни одна кислота не является химически простым веществом (то есть отличается от каждо го химически простого вещества), заключена также и инфор мация о том, что каждое вещество, являющееся кислотой, тождественно какому-то из веществ, являющихся не просты ми химическими веществами. Эта связь тождества и разли чия устанавливается при помощи одного из видов непосред ственных умозаключений — пре вращения сужде ний.

С другой стороны, в любом суждении с субъектом 5 и предикатом Р непосредственно выражено знание (о тожде стве или различий с предикатами Р), относящееся к классу предметов 5. При этом либо обо всех предметах класса, либо о некоторых из них. Неявно же в нем содержится знание (об отношениях тех же типов) относительно предметов клас са Р. «Скрытая» информация этого рода выявляется в непо средственных выводах, называемых о б р а ще ние м суждений.

12—2061 Существенную роль в этих, как и в опосредованных, вы водах из категорических суждений, играет понятие р а с пре де ле ннос т и терминов. Распределенность или нераспределенность субъекта или предиката в некотором суждении означает как раз то, имеем ли мы в этом сужде нии информацию соответственно обо всех или не обо всех предметах соответствующего класса (5 и Р).

На распределенность или нераспределенность субъекта указывает, очевидно, количественная характеристика сужде ния («Всякий» или «Некоторый»). Что касается объема ин формации относительно предиката, то он зависит от качест ва суждения. В утвердительных суждениях мы не имеем пол ной информации о предметах Р, поскольку в них утвержда ется тождество (всех или некоторых) предметов с ми-то предметами Р. Это означает, что в таких суждениях предикат» нераспределен.

В отрицательных же суждениях предикат распределен, ибо в них мы имеем знание о том, что все или некоторые предметы не тождественны ни с одним предметом Р.

• Итак, мы имеем следующие правила распределенность терми нов в категорических суждениях.

1. Субъекты распределены в общих и не распределены в част ных суждениях.

2. Предикаты распределены в отрицательных и не распределе ны в утвердительных суждениях.

Читателю важно хорошо усвоить, что приведенные смыс ловые характеристики суждений определяются исключи тельно лишь их формами (структурами). Важно правильно различать, что именно мы можем извлечь из данного сужде ния, от всех других имеющихся у нас знаний. Кажется, на пример, что в суждении «Некоторые музыканты — компози торы» заключено знание и о том, что «Все композиторы — музыканты». Однако такая иллюзия возникает в силу того, что это знание мы имеем дополнительно, независимо от дан ного суждения. В нем содержится (неявно) информация лишь о том, что некоторые композиторы — музыканты.

Превращение и обращение категорических суждений представляют собой основные формы выводов посредством преобразования суждений. Наряду с ними имеются и неко торые производные выводы — те или иные сочетания ука занных.

ПРЕВРАЩЕНИЕ Это вывод, в котором заключение получается посред ством эквивалентного преобразования утвердительного суж дения в отрицательное и наоборот. Эквивалентность дости гается за счет того, что при изменении качества суждения изменяется также его предикат — он заменяется противоре чащим понятием1.

Рассмотрим формы таких выводов для всех видов катего рических суждений.

1. Превращение общеутвердительного суждения:

Все 5 суть Р Ни одно 5 не есть не-Р 2. Превращение общеотрицательного суждения:

Ни одно 5 не есть Р Все 5 суть не-Р Для суждении частноутвердительных и частноотри имеем:

Некоторые 5 суть Р Некоторые 5 не суть не-Р Некоторые 5 не суть Р Некоторые S суть не-Р В силу эквивалентности преобразования справедливы вы воды и в обратную сторону — от нижнего суждения к вер хнему.

• Примеры 1. Все жидкости упруги. Следовательно, ни одна жид кость не есть неупругое вещество.

В упомянутой выше теории оккамовского типа допустимы лишь пре вращения утвердительных суждений в отрицательные. И потому вообще данная операция не представляет собой эквивалентное преобразование вы сказываний.

2. Ни одно суворовское сражение не было проиграно.

Следовательно, все суворовские сражения суть непроигран ные сражения.

3. Некоторые озера имеют сток. Следовательно, некото рые озера не есть водоемы, не имеющие стока.

4. Некоторые философы не являются атеистами. Следова тельно, некоторые философы суть не атеисты.

При разборе этих примеров читателю предлагается вспомнить сказанное ранее о структурах категорических суждений и о стандартных формах их представления. Без этого непонятно, почему, например, в качестве предиката за ключения в первом примере появилось «неупрутое веще ство», а в третьем — «водоем, не имеющий стока». При стан дартизации этих выводов первое из приведенных умозаклю чений должно выглядеть так:

Все вещества, которые являются жидкими, суть упругие вещества. Следовательно, ни одно вещество, которое являет ся жидким, не есть неупругое вещество.

Без такой стандартизации могут возникнуть нелепости вроде следующей:

Всякое кристаллическое вещество плавится при опреде ленной температуре. Следовательно, ни одно кристалличе ское вещество не есть не плавится при определенной темпе ратуре.

Правильным заключение должно быть, конечно:

Ни одно кристаллическое вещество не есть вещество, ко торое не плавится при определенной температуре.

При стандартизации суждений важно иметь в виду, что субъект и предикат категорического суждения должны иметь один и тот же род. Стандартизация посылок и заклю чений избавит читателя от возможных трудностей не только в превращениях, но и в других рассматриваемых далее опе рациях с категорическими суждениями.

ОБРАЩЕНИЕ Обращение — это умозаключение, при котором из данно го суждения, не являющегося выво дится такое, субъектом которого является предикат исход кого, а предикатом — субъект исходного. При этом в случае, когда исходное суждение — посылка — является общеутвер дительным, меняется также само суждение, а именно: заклю чение представляет собой частное суждение. Этот случай об ращения называется «обращением с ограничением», а в дру гих случаях — «чистым ограничением». Итак, имеем три ос новных формы обращения:

1. Обращение общеутвердительного суждения Все 5 суть Р Некоторые Р суть «Всякий студент обязан сдавать какие-нибудь экзамены.

Следовательно, некоторые люди, обязанные сдавать какие нибудь экзамены, суть студенты».

2. Для общеотрицательного суждения Ни одно 5 не есть Р Ни одно Р не есть но при условии непустоты Р, то есть при условии, что по лученное суждение является осмысленным — имеет реаль ное содержание.

• Примеры Ни одна из рыб не является теплокровным животным.

Следовательно, ни одно теплокровное животное не есть рыба.

Ни один человек не желает иметь врагов. Следовательно, ни один желающий иметь врагов не есть человек... Стоп! ?

Получается какая-то нелепость. В чем причина? Дело в том, что здесь не выполнено сформулированное выше требова ние о стандартизации и о том, что субъект и предикат дол жны иметь общий род. Правильным результатом обращения в данном примере будет:

Ни одно существо, желающее иметь врагов, не есть су щество, являющееся человеком.

Однако из суждения «Ни один человек не может жить без пищи» неправомерно выводить «Ни одно существо, ко торое может жить без пищи, не есть человек», поскольку та ких существ вообще не существует1.

3. Суждение частноутвердительное обращается Некоторые 5 суть Р Некоторые Р суть Некоторые простые числа являются четными. Следова тельно, некоторые четные числа суть простые числа.

Пояснение. Пусть читателя не удивляет, что мы здесь го ворим о «некоторых» простых числах, являющихся четными, в то время, как есть только одно такое число (а именно — число 2). Такое словоупотребление логически правомерно, поскольку «некоторые» означает: «по крайней мере одно, а может быть и все». Вообще, частное суждение «Некоторые S суть Р» или «Некоторые 5 не суть по существу, просто указывает на существование среди предметов общего рода для S и Р таких предметов, которые одновременно обладают свойствами 5 и Р или таких, которые, обладая свойством 5, не имеют свойства Р. Из частноотрицательного суждения пу тем обращения нельзя логически правильно вывести какое либо заключение. Это будет ясно, если учесть общее Покажем, как неограничение применения правил обращения в сово купности с правилами превращения может приводить к ложным результа там при истинных посылках. Известно, например, что математики, а также и нематематики до возникновения геометрии Лобачевского пытались дока зать 5-й постулат Эвклида. С появлением геометрии Лобачевского стало ясно, что невозможно как доказательство, так и опровержение 5-го постула та Эвклида в эвклидовой геометрии. Возьмем теперь истинное суждение «Ни один математик не доказал 5-й постулат Эвклида». Обращая его, полу чим «Ни один человек, доказавший 5-й постулат, не есть математик». Пре вращая его, имеем «Все люди, доказавшие 5-й постулат, суть не математи ки» и, обращая его, получим: «Некоторые не математики доказали 5-й пос тулат Эвклида», что явно ложно. В традиционной теории мы вообще не име ем права использовать исходное суждение, поскольку в нем один из терми нов — предикат — является пустым. Однако оно вполне осмысленно и, бо лее того, в науке очень часто отрицательные суждения имеют пустые пре дикаты. Хуже того, согласно ограничениям традиционной логики, нельзя ис пользовать даже такое, например, суждение, как «Всякий человек нуждает ся в пище» (то есть является существом, которое нуждается в пище), по скольку понятие — предикат «существо, нуждающееся в пище» — является универсальным (а это значит, что при превращении данного суждения полу чится суждение с пустым предикатом). Отсюда ясно, насколько жесткими являются ограничения, которые подразумеваются в традиционной логике, а без этих ограничений эта теория является некорректной.

правило обращения, как и выводов из категориче ских суждений вообще: термин, не распределенный в посыл ках, не должен быть распределен в заключении.

Если бы мы попытались обратить частноотрицательное суждение, то оказалось бы, что термин 5, не распределенный (как субъект частного суждения) в посылке, оказался бы распределенным (как предикат отрицательного суждения) в заключении. В силу этого же правила обращение общеутвер дительного суждения осуществляется с ограничением. Иначе термин Р, не распределенный в посылке, оказался бы рас пределенным в заключении.

Нарушение указанного правила означало бы, что в за ключении получается дополнительная или более широкая информация по сравнению с той, которая содержится в по сылках. Приращение же информации в правильных дедук тивных выводах невозможно. Попутно заметим, что это час то трактуют неправильно в виде тезиса: «Дедуктивное умо заключение не дает нового знания по сравнению с посылка ми». При этом не различают з на ние и информа цию. Информация, неявно содержащаяся в посылках, не есть знание. Она становится знанием, когда извлекается из посылок и фиксируется в форме высказывания. Это и осу ществляется в дедуктивных умозаключениях. Правильные дедуктивные умозаключения представляют собой как раз способы правильного извлечения информации из той или иной совокупности высказываний. И они, вопреки приве денному ошибочному тезису, являются важным средством приращения знания в процессе познания. К этому надо до бавить, что информация сама по себе может быть истинной и ложной, именно поэтому заключение даже правильного дедуктивного умозаключения может быть ложным. Это воз можно (но не обязательно), когда по крайней мере одна из посылок дедуктивного вывода ложна. Знание же по своему понятию есть та информация, которая выражается в истин ном высказывании.

Замечание. Иногда различают сильные и слабые превра щения и обращения, имея в виду, что, например, из сужде ния «Все S суть Р» наряду с выводом — посредством превра щения — суждения «Ни одно S не есть не-Р» можно вывести также «Некоторые 5 не есть не-Р». Из суждения «Ни одно не есть Р» путем обращения можно вывести не только «Ни одно Р не есть S», но также и «Некоторые Р не есть 5».

Таким образом, второй вариант («слабое превращение» и «слабое обращение») дает более слабое заключение, чем пер вый. Однако слабые превращения и обращения представля ют собой просто сложные выводы. Заключение каждого из них получается в два шага:

1. Обычное («сильное») обращение или превращение.

2. Вывод из полученного суждения более слабого — част ного — заключения по правилу логического квадрата — от подчиняющего суждения к подчиненному (вертикали логи ческого квадрата).

Возможны сложные выводы и по правилам преобразова ния категорических суждений. Среди них особо выделяют противопоставление предикат у и проти вопост авле ние субъекту.

Первый вывод является последовательным применением превращения исходного суждения и далее обращения полу ченного при этом суждения.

Второй также представляет собой последовательное при менение тех же операций, но в обратном порядке: сначала осуществляется обращение исходного суждения, а затем — превращение полученного результата.

Так. противопоставление предикату суждения вида «Все S суть Р» представляет собой вывод:

1. «Все S суть Р» — посылка.

2. «Ни одно S не суть не-Р» — по правилу превращения из 1.

3. «Ни одно не-Р не есть S»— по правилу обращения из 2.

Противопоставление субъекту суждения того же вида бу дет выглядеть так:

1. «Все 5 суть Р» — посылка.

2. «Некоторые Р суть S» — по правилу обращения из 1.

3. «Некоторые Р не суть не-5» — по правилу превраще ния из 2.

Для остальных видов категорических суждений выводы данного типа — когда они возможны — предлагается осу ществить читателю самостоятельно. Надеемся, что при этом будет обнаружено, что нельзя осуществить противопоставле ние предикату частноутвердительного суждения и противо поставление субъекту частноотрицательного.

В разделах исчисления высказываний и предикатов (§§ 10, 11) мы видели, что для любого сложного вывода можно сфор мулировать результирующее правило вывода заключения из соответствующих посылок. В нашем случае таковыми будут следующие правила:

ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ ПРЕДИКАТУ • Пример Из суждения «Все лгуны — малодушные люди» по прави лу противопоставления предикату получаем: «Ни один нема лодушный человек не является лгуном».

Не кажется ли Вам, что заключение данного умозаключе ния является ложным? Это действительно так, ибо и душный человек может лгать ради каких-то своих особых целей. Поскольку же само умозаключение здесь логически правильно, то ложность его заключения указывает на лож ность посылки. А между тем сама по себе она не производит впечатление ложной (хотя и является такой). Здесь мы име ем возможность отметить еще одну функцию правильных дедуктивных умозаключений. Наряду с тем, что эти формы умозаключений являются средством получения нового зна ния, они в ряде случаев могут служить также способом про верки истинности высказываний.

По правилу противопоставления субъекту из высказыва ния «Ни один любящий себя человек не желает себе зла» по лучаем «Всякий человек, желающий себе зла, есть человек, не любящий себя».

• Упражнения 1. Осуществите выводы посредством превращения, обра щения, противопоставления субъекту и предикату:

а) Никакой из законов логики не является результатом соглашения;

б) Все народы желают мира.

2. Укажите, какие выводы можно осуществить — и осу ществите их — из следующих высказываний посредством приведенных выше форм преобразования категорических высказываний:

а) Многие люди, вошедшие в историю как великие лич ности, были тиранами;

б) Некоторые люди, прославившиеся после смерти, не были замечены своими современниками как выдающиеся личности.

3. Осуществите вывод, последовательно применяя пре вращение, обращение и снова превращение, из высказыва ний:

а) Ни один нерадивый студент не может достичь хоро ших успехов в учебе;

б) Все криминальные ситуации, которыми занимался Шерлок Холмс, были такими, раскрытие которых было до ступно не каждому сыщику.

4. Определите форму и правильность непосредственных умозаключений:

а) Истинно, что всякое рациональное число является ве щественным. Значит ложно, что любое вещественное число не рационально;

б) Если верно, что некоторые идеалисты являются атеис тами, то верно, что атеисты не принадлежат к людям, кото рые не разделяют идеалистического мировоззрения;

в) Истинно, что некоторые живородящие животные не являются млекопитающими, следовательно, истинно, что не которые млекопитающие животные не являются живородя щими;

г) Иные из категорических суждений можно отнести к частным суждениям, значит, все частные суждения являются категорическими;

д) Так как некоторые естествоиспытатели придерживают ся материалистических позиций, то некоторых людей, не яв ляющихся материалистами, нельзя отнести к естествоиспы тателям.

§ 37. Выводы из категорических суждении.

Простой категорический силлогизм Простой категорический силлогизм — это вывод некото рого категорического суждения из двух других категориче ских суждений. Существенно при этом для данного вывода наличие в посылках некоторого одного и того же термина (понятия), называемого средним термином сил логизма, через посредство которого выявляется связь между теми терминами (понятиями), которые составляют субъект и предикат заключения. Таким образом, это опосре дованное умозаключение, то есть умозаключение, в котором связь между двумя понятиями (в заключении) устанавливает ся посредством третьего, имеющегося в обеих посылках. На пример:

Всякое непосредственное умозаключение имеет одну посылку. Простой категорический силлогизм не является умозаключением с одной посылкой.

Простой категорический силлогизм не есть непосредственное умозаключение.

Теория умозаключения этого рода была первой в истории логики теорией умозаключений. Она разработана Аристоте лем и составляет содержание одной из книг «Органона» — I книги 1-й Аналитики1. С возникновением символической логики появилось представление о том, что эти выводы явля ются частными случаями выводов исчисления предикатов.

Однако это мнение оказалось неверным. Как мы уже гово рили, выводы из категорических суждений, в том числе и ка тегорический силлогизм, являются специфическими форма ми умозаключений в естественном языке. Специфичность их обусловлена хотя бы тем, что в обычных формализован ных языках логики, в частности, в языке логики предикатов, нет понятий вообще, тогда как они являются составными частями категорических суждений.

Состав категорического силлогизма. Здесь мы должны ввести ряд понятий, которые читателю необходимо усвоить для понимания дальнейшего изложения.

Итак, — что ясно из определения: в простом категоричес ком силлогизме имеется две посылки и заключение. В по сылках имеются три термина — понятия2. Два из них входят в состав заключения — крайние термины силло гизма. Одно понятие имеется в составе обеих посылок, но не входит в заключение — средний термин сил логизма. Среди крайних терминов различают мень ший термин — субъект заключения, и больший термин — предикат заключения. Соответственно разли чают и посылки — большую и меньшую. Большая по сылка — та, в состав которой входит больший термин;

меньшая — та, что содержит меньший термин.

В приведенном примере имеем термины (понятия): «не посредственное умозаключение», «умозаключение с одной посылкой», «простой категорический силлогизм». Крайними терминами являются первый и третий. Первый — больший термин, третий — меньший. Второй — в данном перечисле нии — средний термин силлогизма. Большей посылкой явля Аристотель. Соч.: В 4 т. — 1978. — Т. 2.

В нормальных случаях это три попарно различных термина. Но есть некоторые вырожденные случаи силлогизма, в которых какие-то из этих терминов совпадают. Например, меньший термин может совпадать со средним термином.

ется первая, меньшей — вторая (порядок посылок, как дол жен понять читатель, в умозаключениях не играет роли, хотя обычно, при стандартных записях умозаключений категори ческого силлогизма, в качестве первой посылки ставят боль шую, в качестве второй — меньшую посылку).

Фигуры силллогизма. Имеются различия в построении силлогических выводов, связанные с положением среднего термина. Эти разновидности называются фиг у ра ми силлогизма. Имеются четыре фигуры.

ПЕРВАЯ ФИГУРА. Средний термин играет в ней роль субъекта в большей посылке и предиката в меньшей. Если обозначить соответственно меньший, средний и больший термин посредством знаков S, М и Р, то схематически эта фигура выглядит так:

М — Р S — M S — P ' Приведенный выше пример относится как раз к фигуре этого типа.

ВТОРАЯ ФИГУРА. В ней средний термин играет роль предиката в обеих посылках. Схематически:

Р — М Все жидкости упруги S — М Воск не упруг S — Р Воск не жидкость ТРЕТЬЯ ФИГУРА. Средний термин играет роль субъекта в обеих посылках. Ее схематическое изображение:

М — Р Все киты — млекопитающие М — 5 Все киты — водные животные S — Р Некоторые водные животные — млекопитающие ЧЕТВЕРТАЯ ФИГУРА. Средний термин в ней является предикатом в большей и субъектом в меньшей посылке.

Р — М Все студенты дневных отделений — молодые люди М — 5 Некоторые молодые люди изучают логику S — Р Некоторые, изучающие логику, — студенты дневных отделений Первая фигура простого категорического силлогизма ис пользуется в процессе познания как способ распростране ния некоторого общего знания (выраженного в большей по сылке) на некоторые особые случаи (класс предметов S). В связи с этим ее характеризуют как способ подведения клас са 5 под М, относительно которого имеется общее знание.

Вторая фигура используется, в основном, как средство опровержения некоторых неправильных подведений чего либо под некоторое понятие. Пример, который приведен, может рассматриваться как пример опровержения того, что воск является жидкостью.

Третья фигура может применяться в качестве способа оп ровержения необоснованных обобщений. В приведенном примере — опровержение утверждения «Ни одно водное животное не является млекопитающим».

Четвертая фигура представляет собой искусственное пос троение и не имеет никаких определенных познавательных функций.

Модусы простого категорического силлогизма. Модусы — это разновидности силлогизма внутри каждой фигуры, разли чающиеся характером суждений, —посылок и заключения, — составляющих силлогизм. Учитывая наличие четырех типов категорических суждений, можно подсчитать, что в каждой фигуре имеется 64 модуса, а всего — 256. Однако не все они, конечно, представляют собой правильные умозаключения.

Таких — правильных модусов — всего лишь 24 (по 6 модусов в каждой фигуре). Среди них выделяется 19 основных, так называемых сильных модусов. Остальные — бые модусы — могут быть представлены как сложные выводы: сочетания выводов в форме категорического силло гизма с выводами по правилам логического квадрата.

Теория силлогизма в традиционной логике была разрабо тана настолько детально, что все правильные модусы получи ли специальные названия, которые при этом составлены так, что содержат, в частности, информацию о характере состав ляющих данный модус суждений.

Так, сильные модусы первой фигуры носят названия:

Barbara, Ferio (а слабые: Barbari, Celaront).

Гласные буквы в них указывают на типы суждений, игра ющих соответственно роль большей посылки, меньшей по сылки и заключения. Например, Ferio указывает, что боль шая посылка — суждение типа Е (общеотрицательное), мень шая — типа заключение — типа О Основные правильные модусы второй фигуры: Cesare, Ca mestres, Festino, Baroko. (Слабые модусы: Cesaro, Camestros.) В третьей фигуре имеем: Darapti, Disamis, Datisi, Felapton, Bokardo, Ferison.

И, наконец, модусы четвертой фигуры: Bramantip, Came nes, Dimaris, Fesapo, Fresison. (Слабый модус — Camenos.) Однако, учитывая неосмысленность общих суждений с пус тым субъектом, надо иметь в виду, что Camenes в четвертой фигуре правилен только при непустом 5.

Круговые схемы категорических суждений как средство проверки правильности умозаключении категорического силлогизма и отбора правильных модусов. Указанные выше способы изображения смыслов категорических высказыва ний (см. § 29) могут служить средством проверки правильно сти выводов из категорических суждений, а тем самым и способом отбора упомянутых выше правильных модусов в пределах различных фигур, а также и средством решения вопроса о том, какое заключение (следствие) можно пра вильно вывести из некоторых данных категорических выска зываний. Наиболее важное является третий тип задач, по скольку умение решать задачи этого типа является достаточ ным условием для решения и других задач указанных типов.

Но чаще всего ее решение сводится как раз к решению за дач других двух типов. Кстати, вспомните, что согласно по нятию логического следования, следствием из некоторого множества посылок является, в частности, каждая из посы лок 1 этого множества, а также следствия отдельных его посы лок, но нас здесь интересуют не все возможные следствия, а лишь те, в которых выражаются связи между крайними терминами, опосредованные средним термином.

Для того, чтобы решить вопрос, какие следствия относи тельно связи крайних терминов выводимы из двух посылок категорического типа со средним термином с помощью кру говых схем, вообще говоря, надо:

Кроме того, не забывайте, что отношение следствия не зависит от конкретных суждений, а тем самым и от их истинностных значений. Учи тывая это, в качестве примеров и задач предлагаются иногда не сами вы сказывания, а их логические формы.

1) составить круговые схемы для каждого из данных суж дений;

2) объединить их в одну схему;

3) рассматривая возможно различные варианты связи от носительно крайних терминов (5 и Р), посмотреть, есть ли такие отношения между ними, которые обязательно имеют место, то есть детерминированы данными посылками. Все суждения, которые соответствуют детерминированным отно шениям, и будут искомыми следствиями. Если же между крайними терминами нет отношений, детерминированных посылками, то нет и следствий интересующего нас вида.

Во многих случаях искомые следствия очевидны даже без особого анализа. Если даны, например, высказывания вида «Все S суть и «Ни одно М не суть Р», то их схемы а объединенная схема из которой сразу видно, что данные посылки детерминируют отношение внеположенности (несовместимости) между 5 и Р и, значит, принуждают нас принять утверждения (вывести следствия): «Ни одно 5 не есть Р» и «Ни одно Р не есть S» (хотя последнее, как мы уже знаем, является непосредствен ным следствием из первого — см. «Обращение»).

В иных случаях требуется, по крайней мере, перебор ва риантов объединенных схем, допустимых посылками. На пример, для выявления следствий из посылок вида «Все М суть Р» и «Все М суть 5» надо учитывать возможности, по крайней мере, таких вариантов:

Первый из этих вариантов наводит на мысль, что «Все суть Р», второй, что «Все Р суть 5», но каждый из них опро вергает друг друга, а третий — оба из них. Остаются лишь возможности: «Некоторые 5 суть и «Некоторые Р суть 5».

Легко показать, что никакие другие возможности не опро вергают этого и не дают ничего нового.

Поскольку при таких переборах возможностей мы вы двигаем некоторые гипотезы типа «верно ли, что "Все 5 суть или «Ни одно 5 не есть Р» и т. д. задача сводится к дру гой, а именно, к решению вопроса о том, следует ли некото рое высказывание из посылок, то есть правильно ли неко торое умозаключение? Здесь удобен метод рассуждения «от противного»;

предполагаем, что заключение ложно при ис тинности посылок, и смотрим, возможна ли схема контра дикторно-противоположного (противоречащего) высказыва ния. Бели она невозможна, значит, умозаключение правиль но (его заключение действительно детерминировано посыл ками). В противном случае — нет. Этим методом возможен, собственно, и отбор правильных модусов.

Спрашивается, например, следует ли из посылок видов:

«Некоторые 5 не есть М» и «Все М суть Р» суждение вида «Некоторые 5 не есть Р»? При этом опять-таки нужно пере брать варианты объединенных круговых схем:

Противоречащим (контрадикторно-противоположным) для заключения является, очевидно, суждение «Все 5 суть Р» и надо решить вопрос, возможно ли соответствующее ему отношение? Как видим, оно возможно, что видно из второго варианта объединенной схемы. Значит, решение вопроса о следовании является здесь отрицательным: умозаключение неправильно.

Проверим, следует ли из посылок «Ни одно Р не есть и «Некоторые М есть 5» суждение «Некоторые 5 не есть Р».

Контрадикторно-противоположным (противоречащим) этому суждению будет «Все 5 суть Р». Попробуйте построить кру говую схему, удовлетворяющую посылкам и содержащую от ношение, соответствующее этому высказыванию. Убедитесь, что это невозможно! Это будет означать, что умозаключение правильное.

Можно поступить иначе: взять высказывание, противоречащее заключению, в качестве посылки вместо одной из данных и пос мотреть, получается ли из него в сочетании с другой данной по сылкой заключение, противоречащее исключенной посылке. Если получается, то значит, исходное умозаключение правильно1.

Рассуждая «от противного», в нашем примере возьмем сужде ние, противоречащее заключению, «Все S суть Р» вместо первой из данных посылок (то есть вместо «Ни одно Р не есть М»). Тогда из него («Все S суть Р») и второй посылки «Некоторые М есть S» сле дует высказывание «Некоторые Р есть которое противоречит исключенной (первой) посылке:

Значит, предположение «от противного» неверно, а проверяе мое умозаключение правильно.

Очевидно, что именно подобными способами первоначально осуществлялся отбор правильных модусов, а также устанавлива лись и другие критерии правильности выводов из категорических суждений, к рассмотрению которых мы теперь и перейдем.

• Упражнения 1. Используя круговые схемы, проверьте правильность модусов: Barbara, Celaront, Baroko, Ferison, Bramantip, Dimaris, Camenos.

2. Покажите неправильность модусов:

A I A, E — по первой фигуре;

А А А — по второй фигуре;

А А А — по третьей фигуре;

А А О — по четвертой фигуре.

Этот способ называют Ме т о д о м п о с т р о е н и я а нт ил о г и з м о в. Здесь мы используем законы логики высказываний: если то или если то С& В) 3. Используя круговые схемы, проверьте различными способами правильность умозаключений:

а) Все люди, достигшие больших успехов в жизни, явля ются трудолюбивыми. Многие способные люди не являются трудолюбивыми. Следовательно, некоторые способные люди не достигнут больших успехов в жизни;

б) Все честные люди — объективны. Некоторые добрые люди — нечестны. Значит, некоторые добрые люди — не объективны.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПРОСТОГО КАТЕГОРИЧЕСКОГО СИЛЛОГИЗМА И СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФИГУР КАТЕГОРИЧЕСКОГО СИЛЛОГИЗМА Основная цель изучения разделов темы «Умозаключение» состоит, очевидно, в том, чтобы приобрести определенные навыки построения правильного умозаключения. Для дости жения этой цели надо уметь выделять правильные формы умозаключений, отличать правильные от неправильных.

Что касается рассматриваемых здесь форм выводов, то само по себе знание того, какие именно формы являются правильными, очевидно, не достаточно и даже, отнюдь, не суть главное. Важнее знать критерии, условия правильности умозаключений. Такие критерии дают общие правила кате горического силлогизма.

Эти правила таковы, что каждое из них является необхо димым условием, а все вместе они являются достаточным условием правильности вывода. Причем последнее справед ливо с учетом условия относительно осмысленности общих суждений. А именно, требования непустоты их субъектов.

Это добавление затрагивает лишь один — уже упоминав шийся — модус силлогизма: Camenes четвертой фигуры.

Вспомните, что означают достаточные и необходимые ус ловия ( 31). В данном случае необходимость каждого правила означает, что если оно не выполняется в некотором умозак лючении, то умозаключение неправильно. Достаточность же всех общих правил выражается в том, что выполнение каж дого из них свидетельствует о правильности умозаключения.

Иными словами силлогизм правильный, если вы полнены все правила простого категорического силлогизма, и силлог из м неправилен, если не выполнено хотя бы одно из них. Учитывая сказанное, эти правила можно ха рактеризовать не только как критерии, но и как определен ные требования к умозаключениям этого типа, выполнение которых гарантирует получение истины из истины. Имеется пять таких правил, два из них относятся к терминам, а три других касаются посылок и заключения.

Первое правило. Средний термин должен быть распре делен хотя бы в одной из посылок.

Второе правило. Если термин не распределен в посылке, то он не должен быть распределен в заключении.

Третье правило. По крайней мере одна посылка должна быть утвердительной [из двух отрицательных не может быть правильного вывода).

Четвертое правило. Если одна посылка отрицательная, то заключение должно быть отрицательным.

Пятое правило. Если обе посылки утвердительные, то заключение должно быть утвердительным.

Наряду с основными полезно иметь в виду два производ ных — выводимых из основных — правила:

Шестое правило. По крайней мере, одна из посылок сил логизма должна быть общим суждением (из двух частных за ключение не следует).

Седьмое правило. Если одна из посылок частное сужде ние, то и заключение частное.

Покажем для примера, каким образом может быть обос новано первое из этих правил с использованием основных.

По методу от противного предположим, что обе посылки силлогизма частные. Но в них хотя бы один термин — а именно, средний — должен быть распределен (первое прави ло) это значит, что хотя бы одна из посылок должна быть рицательной, но тогда и заключение должно быть отрица тельным ( четвертое правило), в котором будет распределен ным предикат. Значит, он и в посылке должен быть распре делен (второе правило), а это означает, что и вторая посылка должна быть отрицательной. Однако это невозможно (третье правило).

Имея в виду это доказанное правило, можно сразу усмот реть неправильность следующего силлогистического умоза ключения:

Некоторые поэты XIX века — декабристы.

Некоторые друзья Пушкина — поэты XIX века.

Некоторые друзья Пушкина — декабристы.

Неправильность этого силлогизма можно установить, ко нечно, и по общим правилам, а именно: оказывается, что ни в одной из посылок не распределен средний термин (в боль шей — как субъект частного суждения, в меньшей — как предикат утвердительного).

Мы апеллировали здесь к правилам силлогизма, исходя из того, что данное умозаключение действительно представляет собой такую форму вывода. Однако не всякое умозаключе ние, в котором две посылки и заключение есть категориче ские суждения, представляет собой категорический силло гизм. Поэтому прежде чем приступать к анализу того, пра вильно или неправильно умозаключение с точки зрения пра вил силлогизма, надо убедиться в том, что данное умозаклю чение представляет собой именно категорический силлогизм.

Для этого недостаточно учитывать только то, что оно состоит из категорических суждений, ибо существуют правильные выводы из двух категорических суждений третьего — того же типа, — которые не представляют собой категорического силлогизма. Например:

Ни один человек, не имеющий среднего образования, не имеет аттестата зрелости.

Ни один человек, не имеющий аттестата зрелости, не принимается в ВУЗ.

Следовательно: Ни один человек, не имеющий среднего образования, не принимается в ВУЗ.

Было бы опрометчивым утверждение о том, что это умо заключение неправильно, поскольку в нем обе посылки рицательные. Это умозаключение правильно, но оно не явля ется категорическим силлогизмом, поскольку в нем содер жится четыре термина: «человек, не имеющий среднего об разования», «человек, имеющий аттестат зрелости», «чело век, не имеющий аттестата зрелости», «человек, принимае мый в ВУЗ». Хотя, между тем, оно может быть приведено к форме категорического силлогизма и таким образом оправ дано. Надо лишь осуществить превращение первой посылки, взяв вместо нее: «Всякий человек, не имеющий среднего об разования, есть человек, не имеющий аттестата зрелости».

Получим первую фигуру, где большая посылка является, оче видно, второй1.

Педагогическая практика показывает, что начинающий изучать логику нередко затрудняется извлечь из данных оп ределений метод анализа силлогистических умозаключений для установления того, являются ли они правильными или неправильными. Поэтому считаем нелишним и практически полезным предложить следующую процедуру анализа.

Прежде всего надо, конечно, убедиться, что данное умо заключение относится к категорическому силлогизму. Для этого необходимо выделить посылки и заключение и пред ставить их в стандартной форме. Не осуществив последнего, мы не можем даже установить, какие термины и сколько их имеется в данном умозаключении. Удобно, но не обязатель но, представить само умозаключение в стандартной форме:

над чертой — посылки, под чертой — заключение. Положим, что нам дан действительно категорический силлогизм.

1) обозначаем субъект заключения символом 5 и находим меньшую посылку, фиксируя в ней меньший термин;

2) обозначаем предикат заключения символом Р и нахо дим общую посылку, отмечая в ней больший термин;

3) находим в посылках средний термин и обозначаем его символом 4) слева от каждого суждения, входящего в силлогизм, указываем его тип (А, Е, I или О) и терми нов в нем, обозначая распределенность термина знаком « + », а — знаком « — »;

5) наконец, проверяем, удовлетворяет ли умозаключение всем общим правилам силлогизма.

Приведем пример предложенного анализа. Рассмотрим умозаключение:

Частное знание о том, что существует, по крайней мере, один прямоугольник, не являющийся ромбом, вытекает из общего знания о том, что все квадраты суть ромбы и из очевидности того факта, что некоторые прямоугольники не являются квадратами.

Подобные преобразования невозможны в упомянутых выше системах типа, где не допускается превращение отрицательных сужде ний в утвердительные, что указывает на серьезный недостаток этих систем.

Очевидно, что заключением этого умозаключения являет ся первое из приведенных суждений. Два других — его по сылками. В стандартной форме — после выполнения проце дур — умозаключение выглядит так:

Р А Все квадраты суть ромбы О Некоторые прямоугольники не суть квадраты О Некоторые прямогольники не суть ромбы Очевидно, что данный силлогизм неправилен, так как в нем термин (Р), не распределенный в посылке, распределен в заключении, что запрещает второе правило.

Читателя может смутить тот факт, что в данном умозак лючении посылки истинны, заключение тоже истинно, а силлогизм — неправильный! Напомним, что в правиль ных умозаключениях при истинности посылок гарантируется истинность заключения. В правильных же такой гарантии нет. Это не озна чает, что при истинности посылок заключение в них обяза тельно будет ложным. Оно может быть и истинным, но ис тинность его не обусловлена логической формой умозаклю чения с истинными посылками. Так, следующее умозаключе ние, имеющее ту же логическую форму и истинные посыл ки, дает уже явно ложное заключение:

р А Все квадраты суть четырехугольники О Некоторые ромбы не суть квадраты О Некоторые ромбы не суть четырехугольники Обычно к умозаключениям категорического силлогизма относят умозаключения, в которых используются единичные суждения, рассматриваемые при этом как общие1:

р А Все планеты Солнечной системы вращаются вокруг своей оси М А Земля — планета Солнечной системы Р А Земля вращается вокруг своей оси Итак, мы имеем критерии для оценки силлогистических выводов как правильных или неправильных. Среди условий правильности силлогизма есть, как мы видели, необходимые и достаточные. Необходимыми условиями являются каждое из общих основных и производных правил. К их числу отно сятся и следующие специальные правила фигур, которые тоже являются производными — выводимыми из основных.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФИГУР В первой фигуре:

1. Большая посылка должна быть общим суждением.

1. Меньшая посылка должна быть утвердительным суж дением.

Строго говоря, единичные суждения вида «а есть Р» не являются ка тегорическими, поскольку категорические определяются как суждения, со держащие лишь общие термины, то есть понятия, причем общие не по ко личеству предметов, а по самой логической форме: xS(x), xP(x). Однако умо заключения такого рода вполне естественны и могут быть даже оправданы посредством тривиального представления единичного имени как понятия х(х = а), общего по своей форме, где область значений х — область D — та же, что и для понятиях хР(х). Таким образом, вместо единичного получаем общее суждение: «Всякий х, такой, что х равен а, есть такой предмет х, который обладает свойством Р». Очевидно, оно эквивалентно исходному единичному суждению. Ясно должно быть и то, что употребление слова «всякий» здесь чисто формально, поскольку, согласно свойству отношения равенства, понятие х(х а) является единичным по своему объему. Однако используя его в данном случае, мы отвлекаемся от количественных харак теристик его объема. И важно именно то, что суждение приобретает фор му общего категорического суждения. Имея в виду такую возможность сведения единичных суждений к общим, вполне правомерно использовать их в силлогизмах на правах общих суждений, не прибегая каждый раз к указанному преобразованию. Но при этом учитывать, что для такого обще го термина S «Все S суть Р» эквивалентно «Некоторые S суть Р».

Это очевидно уже из самой характеристики первой фигу ры. Однако эти правила, как и правила остальных фигур, мо гут быть получены строго логически, как следствия из основ ных общих правил.

В правильных выводах по второй фигуре:

1. Большая посылка также является общим суждением.

2. Какая-нибудь из посылок — отрицательное суждение.

В третьей фигуре:

1. Меньшая посылка должна быть утвердительной.

2. Одна из посылок — общее суждение.

3. Заключение — всегда частное суждение.

Для четвертой фигуры, в силу ее искусственности, не удается сформулировать достаточно обобщающие правила;

предпринимавшиеся в истории логики попытки указать та ковые не увенчались успехом: имеется перечень из четырех правил, перечисление которых, по существу, равносильно перечислению правильных модусов этой фигуры.

• Упражнения 1. Дайте анализ силлогизмов (определите состав, фигуру, модус и укажите правильность):

а) Все кристаллические вещества имеют определенную температуру плавления. Все металлы являются кристалличе скими веществами, следовательно, все металлы имеют опре деленную температуру плавления;

б) Так как все заряженные частицы отклоняются в маг нитном поле, а нейтроны не имеют заряда, значит они не от клоняются в магнитном поле;

в) Некоторые математики обладают способностью к быстрому счету;

поскольку все программисты — математи ки;

значит они обладают такой способностью;

г) Учитывая, что многие птицы относятся к водоплаваю щим, а также тот факт, что большинство птиц улетает зимой в южные страны, можно заключить, что часть водоплаваю щих также улетает зимой в южные страны.

2. Являются ли силлогистическими следующие умозаклю чения:

а) Не все то золото, что блестит. Все раскаленное облада ет блеском, значит многие раскаленные вещи не являются золотыми;

б) Молекулы химически простого вещества состоят из од нородных атомов;

водород — простое вещество, следователь но, молекулы водорода состоят из однородных атомов;

в) Тот факт, что жизнь студента истощает силы, на наш взгляд, бесспорен, поскольку любое душевное беспокойство истощает силы, а ведь ни для кого не секрет, что жизнь сту дента полна беспокойств;

г) Иванов — слесарь;

токарь — не слесарь, следователь но, Иванов — не токарь.

3. Используя приемы непосредственных умозаключений, приведите следующие умозаключения к силлогической форме:

а) Поскольку вещества, не имеющие определенной тем пературы плавления, не относятся к кристаллическим, а все металлы являются кристаллическими веществами, то все они имеют определенную температуру плавления;

б) Ни одно число, которое не делится на 3, не делится на 6;

ни одно число, которое не делится на 6, не делится на 12.

Отсюда ясно, что все числа, которые делятся на 12, делятся и на 3.

4. Используя имеющиеся у Вас знания, докажите:

а) умозаключения по второй фигуре силлогизма будут не правильными, если одна из посылок не будет отрицательной;

б) для того, чтобы умозаключение по первой фигуре сил логизма было правильно, необходимо, чтобы меньшая посыл ка не была общим суждением.

5. Опровергните утверждение: «По третьей фигуре силло гизма с необходимостью можно получить не только частные, но и общие заключения».

§ 38. Энтимема (сокращенный силлогизм) В ходе рассуждения, особенно при передаче мыслей в устной или письменной речи, мы не всегда употребляем сил логизмы в полном, развернутом виде. Иногда формулируется только большая посылка и заключение силлогизма, а мень шая посылка лишь подразумевается. В других случаях не на ходит явного выражения большая посылка и формулируется лишь меньшая посылка и заключение.

Нередко бывает и так, что даются лишь посылки, вывод из которых предоставляется сделать самому собеседнику или читателю. При этом подразумевается, что вывод возможен по правилам силлогизма.

Силлогизм, в котором выпущена (не выражена явно) ка кая-нибудь из его частей, называется с окра ще нным с и з м о м, или энтимемой.

Из сказанного следует, что возможны три вида энтимем (в зависимости от того, какая часть силлогизма не выражена).

Возьмем для примера умозаключение: «Все химически простые вещества состоят из однородных атомов;

ни один сплав не есть химически простое вещество;

следовательно, ни один сплав не есть вещество, состоящее из однородных атомов».

Это умозаключение можно представить в виде одной из следующих энтимем:

1) «Ни один сплав не есть вещество, состоящее из одно родных атомов, так как ни один сплав не есть химически простое вещество». Здесь, как легко увидеть, не сформули рована большая посылка.

2) «Все химически простые вещества состоят из однород ных атомов, следовательно, ни один сплав не есть вещество, состоящее из однородных атомов». Выпущена меньшая по сылка.

3) «Все химически простые вещества состоят из однород ных атомов, а ни один сплав не есть химически простое ве щество». Не формулируется заключение.

Возможность сокращенного выражения умозаключений обусловлена тем, что если даны две какие-то части силлогиз ма, то всегда возможно логическим способом точно устано вить пропущенную часть.

Основная задача, которую ставит перед собой логика при изучении состоит в том, чтобы указать приемы и правила, которые давали бы возможность точно восстанав ливать недостающие части силлогизма.

Когда мы встречаем сокращенный силлогизм, нам необ ходимо всегда точно осознать, какое именно суждение не выражено, а только подразумевается в данном рассуждении, ибо, иначе невозможно полностью понять это рассуждение.

Особенно это важно в дискуссиях, спорах для опровержения тех или иных ложных взглядов. Нередко бывает так, что люди исходят в своих рассуждениях из ложных или сомни тельных положений, но не выражают их явно, пользуясь со кращенными формами умозаключений. Чтобы найти ошибку в таком рассуждении и опровергнуть его, надо установить то, что в нем предполагается, но не выражается явно.

В простых случаях подразумеваемые в рассуждении по сылки можно установить, не прибегая ни к каким специаль ным приемам, по общему смыслу рассуждения. Например, если кто-либо рассуждает таким образом: «Данное явление нельзя считать случайным, так как оно имеет свою причи ну», то ясно, что он исходит из посылки: «Все, что имеет причину, не является случайным» или (что равносильно) «Ни одно случайное явление не имеет причины». Очевидно, что это положение ложно. Следовательно, не состоятелен и вы вод, основанный на этом положении.

Но во многих случаях восстановить недостающую часть силлогизма по общему смыслу не так просто. Например, имея энтимему «Иванов пацифист, так как он выступает за мир», можно предположить, по крайней мере, две возможно сти: либо автор энтимемы рассуждает логически правильно, но употребляет ложную посылку «Все выступающие за мир — пацифисты», либо он имеет в виду истинную посыл ку «Все пацифисты выступают за мир», но умозаключение его представляет собой неправильный силлогизм.

Однако при восстановлении силлогизма по энтимеме, мы не можем гадать, какой вариант был в действительности и восстанавливаем ту посылку, которую он должен при нять, рассуждая логически правильно. То есть придержива емся своего рода презумпции «логической грамотности»: за подозрить человека в логической неграмотности более не удобно, чем в незнании каких-то конкретных истин.

• Итак, принцип восстановления недостающих частей силло гизма:

если дана какая-либо из посылок и заключение, то недостаю щая посылка должна быть таким суждением, из которого при сочетании с данной посылкой с логической необходимостью вытекает данное заключение1.

Это значит, что восстанавливаемый силлогизм должен быть логиче ски правильным независимо от того, как человек рассуждал на самом деле.

Возможно, он имел другую посылку и рассуждал неправильно, но мы вос станавливаем именно ту посылку, которую он был обязан принять в силу формы.

Таким образом, операция восстановления недостающей посылки сводится к отысканию указанного суждения. Эта операция всегда легко может быть выполнена в общем виде на основе знания правил и форм правильных умозаключе ний.

Чтобы уяснить детали этой операции, рассмотрим ее при менение к конкретному примеру.

Возьмем энтимему: «Все студенты культурны, поскольку они грамотны».

Прежде всего определим, что дано в этой энтимеме. По смыслу высказывания легко установить, что первое сужде ние представляет собой заключение силлогизма, а второе — одну из его посылок (поскольку оно приводится как основа ние первого утверждения).

Далее установим общую форму данных суждений и тер мины этих суждений и определим, какая из посылок дана и какую следует восстановить. При этом мы имеем в виду, что в данном случае мы можем восстановить умозаключение в форме категорического силлогизма, и должны учитывать, что субъект заключения категорического силлогизма — это меньший термин (5), а предикат заключения — больший тер мин (Р), а третий термин, имеющийся в данной посылке — средний термин Очевидно, что в данном случае мы имеем заключение:

«Все студенты (5) есть культурные люди (Р)» и меньшую по сылку: «Все студенты (5) есть грамотные люди посколь ку «они» — это студенты, то есть субъект заключения. Недо стающая посылка является, следовательно, большей.

Отвлекаясь от конкретного содержания данных сужде ний, представим их в общем виде: «5 есть М» и «5 есть При данной посылке мы можем восстановить правиль ный силлогизм по схеме первой фигуры.

В таком случае большая посылка должна представлять связь терминов М — Р.

Исходя из правил силлогизма, устанавливаем, что это суждение должно быть общеутвердительным: «Все М есть Р». Подставляя конкретное значение терминов, получим:

«Все грамотные люди есть культурные люди».

Теперь мы можем возразить человеку, который рассуж дает в форме данной энтимемы, указав ему на то, что он употребляет ложную посылку1.

Возможно, что при выявлении недостающей посылки, то есть восстанавливая энтимему в полный силлогизм, мы мо жем получить две различные формы правильного силлогиз ма с различными, но равнозначными посылками. Именно эти две возможности указаны в приведенной выше энтиме ме: «Данное явление нельзя считать случайным, так как оно имеет свою причину»:

Все, что имеет причину, не является случайным Данное явление имеет причину Данное явление не является случайным Очевидно, что это модус Barbara первой фигуры.

Ни одно случайное явление не имеет причины Данное явление имеет причину Данное явление не являются случайным Ясно, что это уже модус Cesare второй фигуры.

Однако, поскольку мы выявляем недостающую посылку в конечном счете для того, чтобы оценить, является ли она ис тинной или ложной, постольку упомянутые различия для нас не играют роли: равносильные посылки либо обе истинны, либо обе ложны. В обоих случаях рассмотренного нами при мера мы скажем автору энтимемы: «Вы употребляете лож ную посылку!» Надо иметь в виду, что поскольку при восстановлении силлогизма мы требуем, чтобы этот силлогизм был правиль ный, постольку не всегда можно по данной энтимеме восста новить такой силлогизм. И это означает, что человек, выска зывающий данную энтимему, рассуждает логически непра вильно. Так, в частности, рассуждает человек, высказываю щий энтимему: «Так как все жидкости упруги, значит неко торые металлы не упруги».

В случае же употребления им истинной посылки «Все культурные люди есть грамотные люди» он рассуждает неправильно: средний термин оказывается нераспределенным в обеих посылках.

При наличии энтимемы с пропущенным заключением восстановление силлогизма сводится к тому, чтобы вывести это заключение. Если же даны две посылки, из которых не следует никакого заключения по правилам категорического силлогизма, то это не энтимема — согласно данному выше определению эитимемы.

Трудности восстановления силлогизмов по энтимеме мо гут быть связаны с тем, что в естественном языке категори ческие суждения формулируются далеко не стандартным об разом и часто, прежде чем привести их к стандартной фор ме, нужно разобраться в их смысле.

• Упражнения Восстановите силлогизмы по энтимемам:

1) Данный силлогизм имеет три термина и поэтому он правильный;

2) Как все эгоисты, трус не является великодушным;

3) Ничто разумное никогда не ставило меня в тупик, а Ваш вопрос поставил меня в тупик!

4) Спички — очень нужная вещь в путешествии. Отправ ляясь в путешествие, все лишнее следует оставлять дома;

5) Раз все люди разумны, то ни одна улитка не разумна;

6) Моська! Знать она сильна, что лает на слона»;

7) Все шутки для того и предназначены, чтобы смешить людей;

ни один парламентский акт не шутка.

Сокращенными — энтимематическими — могут быть не только формы категорического силлогизма, но и те выводы, которые рассматривались в логике высказываний и выводы из суждений с отношениями, с которыми мы встречались в логике предикатов. Например: «Это можно сказать либо не помня, что говоришь, либо заведомо говоря неправду. Следо вательно, этот человек говорит явную неправду» или «По скольку Нюра — внучка Татьяны Петровны, значит, Иван Иванович — дядя Нюры».

Наши рассуждения в естественном языке обычно энти мематичны. При этом человек, который высказывает соот ветствующую энтимему, может даже не осознавать, какие посылки он использует в своем умозаключении, а само умо заключение может быть настолько сложным, что представля ется трудным оценить, является ли оно правильным. Отсюда возможны споры, следует ли что-то из чего-то. Можно быть уверенным, что у многих читателей возникнут трудности, например, в связи с последней из приведенных энтимем. Бо лее того, едва ли ему покажется очевидной и одна из подра зумеваемых посылок этой энтимемы, а именно, общая по сылка: «Для всякого человека х, у, z, если у — внучка — х и z — сын х, и z — не родитель у, то z дядя здесь подразумевается дополнительный анализ — вывод ука занной посылки из определений понятий «бабушка», «внуч ка», «дядя», «сын», «родитель».

Обычно в практике естественных рассуждений мы реша ем вопросы о правильности тех или иных умозаключений на основе интуиции. Однако нередко она является сомнитель ной, а иногда и бессильной. Общий метод решения подоб ных вопросов — это метод форма лиз а ции выво дов. Осуществляя формализацию некоторого вывода, мы выявляем всю ту информацию, которая фактически в нем используется и потому, следовательно, можем оценивать с точки зрения истинности используемы человеком посылки.

При этом может оказаться, что неправильность содержатель ного рассуждения человека состоит именно в том, что он — сознательно или несознательно — использует неистинные посылки.

Часть II ПРАВДОПОДОБНЫЕ ВЫВОДЫ (ПРАВДОПОДОБНЫЕ УМОЗАКЛЮЧЕНИЯ). ПОНЯТИЕ ИНДУКТИВНОГО СЛЕДОВАНИЯ Правдоподобные выводы в настоящее время часто назы вают индуктивными, противопоставляя их дедуктивным. Ос новная разница между теми и другими усматривается в том, что дедуктивные выводы являются достоверными, а именно, они — при условии их правильности — обеспечивают ис тинность заключений при истинности посылок. Индуктив ные же выводы обеспечивают лишь некоторую степень правдоподобия заключений, некоторое повышение вероят ности их истинности при истинности посылок. Однако в традиционной логике индукцией называли лишь некоторый определенный вид правдоподобных выводов, а именно, так называемые выводы от отдельного (или от частного) к обще му. При этом индукцию также противопоставляли дедукции, но последнюю понимали также значительно более узким об разом, чем теперь. А именно, как выводы, противоположные индукции по своей направленности, то есть как выводы от общего к частному (или отдельному). Однако многократно отмечалось, что эта характеристика дедукции — при совре менном ее понимании — явно несостоятельна. Несостоя тельность эта проявлялась исторически и в том, что к дедук тивным выводам относили многие формы умозаключений, которые не удовлетворяли их характеристике как выводов от общего к частному (или отдельному): условные, условно категорические, условно-разделительные, силлогистические выводы, например, вида «Некоторые 5 суть Р Некоторые Р суть 5» и др. Вместе с тем характеристика выводов, называе мых в ранее индуктивными, как выводов от частного (или отдельного) к общему, действительно указывает на их суще ственную особенность. Они естественно выделяются как вид правдоподобных выводов.

Учитывая сказанное относительно употребления терми нов «дедукция» и «индукция», целесообразно термин «дедук ция» употреблять в современном, упомянутом выше, ее смысле, а термин «индукцию» понимать так, как она пони малась исторически. К тому же для выводов, которые сейчас называют индуктивными, есть другое и более подходящее название — правдоподобные. В таком случае индук ция не противопоставляется дедукции (и, как мы увидим да лее — см. «полная индукция», среди индуктивных выводов могут быть и дедуктивные), противопоставляются лишь вы воды дедуктивные и правдоподобные. Это избавит нас от тех терминологических трудностей, которые часто возникают сейчас в современной логике.

Имеются существенные различия в степени разработки понятий дедуктивных и правдоподобных выводов. Дедуктив ные имеют определенные формы, подчинены определенным законам, чем и обусловлена их достоверность. Основу их со ставляет уже известное нам понятие логического следования (теперь можно добавить, дедуктивного следования). Это по нятие, как мы уже знаем, дает определенный критерий, а именно, указывает на необходимое условие логической пра вильности дедуктивных выводов: если вывод правилен, то между его посылками и заключением имеется отношение ло гического — дедуктивного — следования. Если же иметь в виду простые выводы (формы умозаключений, называемые в символической логике правилами, по которым осуществля ются сложные выводы вроде или — в есте ственном языке — «Все 5 суть Р и одно не-Р не есть не-5» и т.п.), то эти выводы непосредственно представляют собой логические следования и, таким образом, наличие логическо го следования для них является необходимым условием их правильности. Говоря о формах правдоподобных выводов, имеют в виду простые выводы. Теория этих выводов разра ботана в значительно меньшей степени. Как правило, выде ляют два основных вида этих выводов — индукцию и анало гию. Однако, к их числу следует присоединить более важ ный (по крайней мере не менее важный) вид правдоподоб ных выводов, который мы назовем ниже образно-дедуктив ным методом обоснования научных гипотез в теориях так называемого гипотеко-дедуктивного типа. По существу, име ются в виду неаксиоматазированные теории, к числу кото рых принадлежит, в частности, большинство естественно-на учных теорий (физика, химия, биология, астрономия и т. д.).

Для научной разработки этих и, возможно, других форм правдоподобных выводов необходим, очевидно, аналог де дуктивного логического следования. Таковым является так называемое индукт ивное следование. (Данное название появилось в связи с указанным выше отождествле нием правдоподобных выводов с индуктивными. Но отказав шись от этого отождествления, мы вынуждены сохранить упомянутое название отношения логического следования, поскольку термин «правдоподобное» логическое следование был бы не совсем удачным.) По аналогии отношения дедуктивного следования к про стым дедуктивным выводам индуктивное следование должно составлять основу правильных правдоподобных выводов.

Точнее говоря, поскольку речь идет о простых правдоподоб ных выводах, их логические формы должны представлять как раз отношение индуктивного следования между их по сылками и заключением. Однако, как мы увидим далее, это выполняется не для всех известных правдоподобных выво дов, что указывает на необходимость уточнения в таких слу чаях понятия логических форм этих выводов.

ИНДУКТИВНОЕ СЛЕДОВАНИЕ Индуктивное следование — это такое отношение между высказываниями и которое имеет место е. т. е. не является дедуктивным следствием и вероятность при условии, что истинно больше, чем вероятность самого по себе.

Символически:

/ где означает «вероятность выска зывания а / — «вероятность при учете истин ности (условная вероятность Это отношение иначе характеризуют как отношение по зитивной релевантности между и Обозначим это отношение между высказываниями как Читаем: «высказывание индуцирует высказыва ние или есть индуктивное следствие обратим внимание, что знак применяется как знак индуктивного следования в отличие от « » — знака дедуктивного следо вания. Как и для дедуктивного следования правомерно выде лять индуктивное следование вида Г В индуктивное сле дование как отношение между множеством высказываний Г и высказыванием В. Но, в данном случае Г должно представ лять собой конечное множество высказываний 1. Однако ЭТОТ случай сводится к от ношению между двумя высказываниями согласно определе нию: В е. т. е. &... & В.

Как и дедуктивное следование отношение индуктивного следования зависит не от конкретных содержаний высказы ваний и а лишь от их логических форм «А» и «В».

Таким образом мы приходим к следующему определению е. т. е. В, где А и В логические формы и A В е. т. е. неверно, что из В А, и для любых высказыва ний И которые могут быть образованы из А и В при какой-либо их интерпретации;

между такими высказывания ми имеется указанное отношение релевантно сти, то есть > Отношение при конечном =... имеет место е. т. е. &... & В.

Во многих случаях указанное отношение между выска зываниями и необходимо определить с учетом некото рой теории Т. В этих случаях мы говорим о наличии индук тивного следования при условии Т или при условии Т. Таковое имеет место соответственно е. т. е.

/ (Т, > / Т или / ( ) > / Т. Заме тим, что говоря о вероятности некоторого высказывания мы имеем в виду вероятность того, что высказывание, по лученное из логической формы А при какой-то интерпрета ции — из множества возможных — окажется истинным.

Эта вероятность, таким образом, зависит от множества воз можных интерпретаций данной логической формы А.

Существенно обратить внимание на то, что если В А (из В дедуктивно следует А), то В. Но обратное неверно.

Этот способ установления индуктивного следования между А и В на основе дедуктивного следования между В и А назы вается принципом обрат ной При этом для отношении дедуктивного следования, которое здесь имеется в виду, исключаются случаи парадоксальности этого отношения, каковыми, как мы уже указывали выше, являют ся случаи, когда А есть отрицание некоторого логического закона рассматриваемой системы, или, когда В есть какой нибудь закон логики (это значит, что по существу здесь име ется в виду релевантное следование — связь между выска зываниями по содержанию).

Например, высказывание вида р v g (при любых конкрет ных содержаниях рид) индуцирует р (как, впрочем и д). На личие этого отношения можно установить табличным спосо бом, пользуясь уже известным читателю табличным опреде лением дизъюнкции, согласно которому это высказывание ложно лишь в случае, когда ложны оба члена дизъюнкции — Выпишем все возможные распределения истинно стных значений по переменным р я и и и л л и л л Очевидно, что вероятность истинности р(Т(р)) равна (отношение благоприятных случаев — 2 — к общему числу случаев — 4). С учетом же допущения об истинности р v g, надо вычеркнуть случаи, где это высказывание ложно. В ре зультате получим:

р я и и и л л и Таким образом, при наличии предположения об истинно сти посылок уменьшается общее число возможных случаев, поэтому может изменяться вероятность истинности след ствия.

Вообще говоря, для высказываний А и В возможны три случая:

а) вероятность В при учете, что истинно Л, повышается (по сравнению с вероятностью В самого по себе) то есть Т[В)А > Т(В),— наличие позитивной релевантности между А и б) Т{В) то есть вероятность В при условии ис тинности А понижается — наличие негативной релевантно сти между В.

в) Т(В)/А = — отсутствие релевантности между Л и В.

В нашем случае вероятность истинности р при истинности р v q равна, очевидно, Таким образом, поскольку > то есть / (р v q) > Т(р) можем констатировать, что между р v q и q имеется позитивная релевантность (индуктивное следование), — то есть отношение р v g p.

Обратам внимание, что в данном случае наличие индук тивного следования мы могли бы установить по принципу обратной дедукции, поскольку знаем, что р p v g (хотя сам этот принцип доказывается посредством использованием указанного табличного метода анализа).

При определении индуктивного следования между двумя формулами (или между множеством формул и некоторой формулой) с учетом некоторой теории Т первым шагом явля ется ограничение всех возможных случаев в таблице за счет вычеркивания тех, которые противоречат теории. В осталь ном вычисление и осуществляется так же, как указано в примере.

§ 39. Основные виды правдоподобных выводов (умозаключений) Наиболее общей и простой формой индуктивных выво дов являются выводы по принципу обратной дедукции — об ратно-дедуктивный метод обоснования гипотез. Другими формами являются известные в традиционной логике индук тивные выводы и выводы по аналогии.

ОБРАТНО-ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД ОБОСНОВАНИЯ ГИПОТЕЗ (В СОСТАВЕ НЕАКСИОМАТИЗИРОВАННЫХ ТЕОРИЙ) Речь здесь идет о подтверждении гипотетических объяс нений явлений и законов в теориях. По форме эти выводы представляют собой умозаключения типа:

Из А дедуктивно следует В и В истинно, следовательно, более вероятно, чем прежде, что истинно А.

Где Л — как раз упомянутая гипотеза, а — некоторое следствие из нее фактического характера.

Словесно принцип такого способа подтверждения гипо тез формулируют иногда так:

Если подтверждаются следствия из гипотезы, то под тверждается и сама гипотеза.

Однако в данных двух случаях употребления слово «под тверждение» имеет два смысла:

1) Для следствий «подтверждает» означает «оказывается истинным».

2) Для гипотез же «подтверждение» означает, как уже сказали, «повышение степени ее правдоподобия» и, говоря о способе подтверждения гипотез, мы имеем в виду здесь именно этот смысл слова.

Если следствия гипотезы А постоянно оправдываются (подтверждаются), то в конце концов гипотеза становится практически (но не теоретически, не логически) достовер ной. Многие утверждения науки, оправданные таким обра зом, не вызывают у ученых никаких сомнений. Иногда даже говорят, что они «строго доказаны». Так, например, авторы учебника физики для 10-го класса пишут, что основные по ложения молекулярно-кинетической теории (вещество со стоит из частиц;

эти частицы беспорядочно движутся;

части цы взаимодействуют друг с другом) «строго доказаны с по мощью опытов»1.

Утверждения такого рода не являются точными: строгого доказательства здесь нет. Таковым может быть только логи ческое доказательство (см. гл. XI). Вообще, научные объясне ния тех или иных явлений, каковыми являются и положения молекулярно-кинетической теории, с теоретической точки Г. Я., Буховцев Б. Б. Физика. — М.: Просвещение, 1992. — С. 7.

зрения всегда гипотетичны — для них не существует стро гих доказательств.

Подтверждение лишь увеличивает вероятность того, что высказывание истинно, и в этом смысле является способом обоснования нашег о з нания (см. Эта ве роятность может увеличиваться, стремясь к 1 как к своему пределу, но вероятность, равная 1, то есть логическая досто верность, не может быть достигнута подобно тому, как ветви гиперболы постоянно приближаются к своим асимптотам, никогда не достигая их, или как число п при уточнении его вычисления приближается к 3,15, никогда, однако, не дости гая этого числа. Вероятность, равная 1, может быть результа том лишь логического доказательства. Таким образом, между практической и логической достоверностью есть качествен ная разница: первое есть знание о том, что некоторое выска зывание истинно с вероятностью, весьма близкой к 1 (кото рую практически можно принять за 1);

второе есть знание о том, что высказывание истинно, то есть ситуация, которую оно описывает, имеет место в действительности. Здесь же мы различаем два способ обоснования: подтверждение и до казательство.

Согласно понятию дедуктивного вывода, если дедуктивно выводимое из некоторой гипотезы следствие оказывается ложным, то это указывает на ложность гипотезы. Это наво дит на мысль, что гипотезы в таких случаях должны отбра сываться (исключаться из теории). Но обычно — в практике научного познания — пытаются тем или иным способом уточнить гипотезу так, чтобы упомянутое следствие из нее больше не было выводимо.

Следует отметить также случаи, когда выводимое из ги потезы следствие не просто в какой-то степени ее подтвер ждает, но как кажется, и доказывает гипотезу. Это имеет место в тех случаях, когда наличие ситуации, на которую указывает это следствие кажется невозможным объяснить иначе как признав истинность гипотезы. Обнаружение та ких следствий из гипотез называют иногда решающим экс периментом crucis) в процедуре проверки ги потезы. Например, в качестве следствия из утверждения о том, что Земля вращается — которое по крайней мере пер воначально рассматривалось как гипотеза — является явле ние, известное под названием «маятник Фуко», состоящее в том, что вращается плоскость качания маятника, располо женного достаточно далеко от экватора. Это явление не уда ется объяснить иначе, как вращением Земли. Однако в со временной методологии к таким методам доказательства ги потез относятся довольно скептически, имея в виду, что от носительна сама «возможность найти другое объяснение не которого явления». Эта «невозможность» может быть обус ловлена каким-то недостатком наших знаний.

ИНДУКТИВНЫЕ ВЫВОДЫ (ИНДУКЦИЯ), ИХ ВИДЫ И ХАРАКТЕРИСТИКА Под индукцией в традиционном смысле слова имеются в виду формы эмпирического1 познания — выводы, заключе ниями которых являются — общие знания вида «Все 5 суть Р» — о принадлежности некоторою свой ства Р всем предметам класса 5, а посылками — знания о принадлежности свойства Р либо каким-то отдельным пред метам данною класса 5, либо предметам каких-то видов этого класса. В первом случае индукцию характеризуют как умоз аключение от отдель ного к во втором — как умозаключе ние от частного к Поскольку во втором виде выводов сами посылки суть высказывания общего вида «Все суть Р» = 1, которые могут представлять, собой, в свою очередь, заключения выводов первою типа, мы остановимся прежде всего на этом первом.

Содержательно вывод состоит в том, что перебираются тем или иным образом отдельные предметы класса — некоторые или все. И при этом дня каждого а.

устанавливается, обладает ли он свойством Р, то есть верно ли высказывание Если в каждом случае последнее вер но, то заключают, что все предметы S обладают указанным свойством Р. Если класс предметов 5 довольно широк и воз Мы рассматриваем здесь индуктивные выводы, а именно как форму эмпирического познания, как они понимались в традиционной логике.

В современной науке имеется также математическая индукция. Студенты, очевидно, знакомы с этой формой познания из школьною курса математи ки, где она используется в доказательстве многих теорем. Мы не касаемся здесь этой формы, поскольку она относится к методам теоретического по знания.

можно даже практически бесконечен, как положим класс де ревьев, и тем более растений вообще, то естественно пере бору может подвергнуться только некоторая его часть, и за ключение в этом случае, например, что все растения ведут неподвижный образ жизни, более или менее проблематично и используется в науке только как гипотеза.

Когда просмотрены не все предметы класса 5, индукция называется неполной, в противном случае — полной.

Если перебор предметов в неполной индукции осуществляет ся случайным образом, то индукция называется лярной и характеризуется обычно как вывод на основе простого перечисления предметов класса 5, в котором нет противоречащих случаев. Наряду с популярной выделяют индукцию научную, отличающуюся применением осо бых приемов отбора упомянутых отдельных предметов клас са 5. Выводы как полной индукции, так и неполной популяр ной индукции характеризуют обычно как умозаключения о присущности всем предметам класса 5 свойства Р на основе простого перечисления предметов этого класса, в котором — перечисления — не встречается противоречащих случаев.

Для выявления логической формы — общей для всех ин дуктивных выводов от отдельного к общему — необходимо уточнить понятие посылок индуктивных выводов. Из только что приведенной выше характеристики этих выводов видно, что в каждой посылке его для каждого предмета должно быть заключено не только знание о том, что этот предмет обладает свойством Р, что выражается в высказывании но также, в первую очередь, и то, что он принадле жит классу 5, что означает истинность для него высказыва ния Таким образом, каждая посылка должна представлять со бой конъюнкцию С учетом всего сказанною, логическая форма всех упомянутых видов индуктивных вы водов может быть представлена так:

Существенно заметить, однако, что если имеется в виду не просто конечная форма вывода, а сам процесс его осуще ствления, то есть отбор посылок и движение от них к заклю чению, то надо иметь в виду, что конъюнкция в посылках должна пониматься не как обычная (охарактеризованная в гл. III), а как на пра в л е нна я конъюнкция. От обычной она отличается некоммутативностью, иначе говоря, она не допускает замену на С такой конъ юнкцией мы имеем дело, например, в высказывании «Пет ров хорошо подготовился к экзамену и удачно сдал его» (ясно, что при перестановке членов получим нелепость). Точ нее говоря, знак «&» мы употребляем здесь вместо обычного союза «и» который в естественном языке нередко использу ется как направленная конъюнкция (последовательность со бытий). Дело в том, что при формировании посылок индук тивного вывода мы каждый раз прежде всего выбираем предмет из класса 5, то есть такой, для которою верно и затем устанавливаем у него наличие свойства Р. Если окажется, что он не обладает свойством Р, то процесс индук ции вообще кончается, ибо при этом обнаруживается слу чай, противоречащий предполагаемому заключению.

Упомянутая замена в посылках индуктивных выводов обычной конъюнкции направленной не вносит каких-либо осложнений в анализ выводов, поскольку условием истинно сти направленной конъюнкции является то же, что и для обычной, а именно истинность обоих ее членов (но взятых в соответствующем порядке), а из истинности конъюнкции следует истинность обоих ее членов.

• Пример Посылки:

Медь является металлом (5) и медь проводит элек трический (Р).

Никель является металлом (5) и никель проводит электрической ток (Р).

Аналогично: для... (железо, золото, свинец и др.).

Заключение: Все металлы проводят электрический ток (Р). (Или, что то же: «Для любого предмета х верно, что если он является металлом (5), то он проводит электрический ток В формализованном языке (S{x) поскольку 5 — не пусто.

Таким образом, посылки указывают на повторяемость со четания: наличие признака у некоторого предмета а., в со четании с признаком Р, а заключение — на то, что подобная повторяеемость имеет место в любом случае.

ПОЛНАЯ И НЕПОЛНАЯ ИНДУКЦИЯ Как мы уже говорили, в зависимости от того, перечисле ны ли в посылках все или не все предметы класса 5, индук ция называется полной или неполной.

В полной индукции, строго говоря, должна быть добавлена еще одна посылка: «Перечисленные предметы исчерпывают класс предметов 5».

Применения полной индукции нередки в науке и особен но распространены в повседневной жизни. Этим способом получены наши знания, относящиеся ко всем так называе мым большим планетам Солнечной системы, о том, напри мер, что все они светят отраженным светом, вращаются во круг своей оси и вокруг Солнца и т. д. К этому же типу умо заключений будет принадлежать и вывод о том, что «Все сту денты некоторой группы сдали какой-то зачет или экзамен», к которому мы приходим, просмотрев соответствующие ве домости.

Читателю должно быть очевидно, умозаключения полной индукции являются достоверными, то есть дедуктивными.

Они быть явно представлены в известной дедуктив ной форме (усложненная форма «рассуждения по случа ям»);

посылки: Ух {S{x) (х = vx = x = Заключение: Vx Первая посылка здесь представляет собой объединенное знание о том, что все рассмотренные предметы..., от носятся к классу 5 и исчерпывают его.

Обычно при рассмотрении индукции этого вида обсужда ется вопрос: дает ли она в заключении новое знание? Отве тить на него можно довольно просто: поскольку заключение является общим знанием, оно, безусловно, является новым по сравнению с тем, что дано в посылках. Но оно, как и во всяком дедуктивном умозаключении, не содержит никакой информации, кроме той, что заключена в совокупности по сылок (о знании и информации см. § 36). К тому же общее знание по сравнению с совокупностью разрозненных зна ний об отдельных предметах класса имеет определенную ценность в том, что оно может наводить на мысль о наличии некоторой связи между признаками 5 и Р и таким образом стимулировать дальнейшее развитие знания. И ясно, конеч но, что оно более удобно для использования.

Вместе с тем научную значимость полной индукции как приема познания нельзя преувеличивать, тем более, что ог раничены и возможности ее применения. Теоретически она осуществима, лишь когда класс предметов 5 является конеч ным. Но конечным является, например, и класс молекул, ато мов, животных на Земном шаре в каждый данный момент времени и др. Ясно, что для осуществления выводов по пол ной индукции мы должны иметь практическую возможность просмотра и перебора предметов этого класса.

Неполная индукция более распространена в на учном познании, так как именно она позволяет получать об щее — но правда гипотетическое — знание, относящееся к практически бесконечным, открытым классам, а также и к конечным, но практически не перечислимым в силу большо го числа их элементов. Именно с такими классами имеет обычно дело наука и общее знание о них представляет боль шую ценность. Результатом выводов такого рода являются утверждения науки о том, что, например, все млекопитаю щие — позвоночные и теплокровные, все вороны — черные, что все жвачные — парнокопытные, все кислоты окрашива ют лакмусовую бумажку в красный цвет, а все щелочи — в синий и т. п.

Однако выводы по методу неполной индукции не являют ся достоверными, заключения их приемлемы в принципе лишь как гипотезы. Конечно, в дальнейшем такие обобще ния — типа «Все 5 суть Р» — могут приобретать характер несомненно истинных утверждений либо в силу многочис ленных, постоянных подтверждений фактами, либо в резуль тате специального — теоретического их обоснования, состо ящего в выявлении необходимой связи между признаками Р.

Заключения неполной индукции нередко бывают и оши бочными. Классическим стал пример индуктивного обобще ния «Все лебеди белые», которое действительно имело место на определенном этапе развития науки. Это заключение ин дукции возникло в результате наблюдения лебедей в Европе, Азии, Америке и некоторых других изученных местах. По том оказалось, что в Австралии есть черные лебеди. До неко торых пор также наблюдаемые факты подводили к обобще нию — «Все тела при нагревании расширяются». Оказалось, однако, дело обстоит не так: вода при нагревании от 0 до 4° С, наоборот, сжимается;

исключения составили также чу гун, висмут.

Для того, чтобы использовать метод индуктивно го обобщения более эффективным и надежным спо собом, полезно знать некоторые условия, повышаю щие с т е пе нь п р а в д о п о д о б и я получаемых утверждений. Наиболее элементарное из них состоит в том, что для перехода к заключению надо рассматривать по воз можности большее число случаев. Когда вывод осуществля ется на основании недостаточно большого числа случаев, го ворят, что допускается ошибка «поспешного обобщения».

Водитель автобуса на одной из остановок открывает дверь, но никто из пассажиров не выходит и никто не входит. На второй остановке повторяется то же самое, на третьей — то же. Четвертую остановку водитель проезжает не останавли ваясь и на возмущенный голос пассажира «Почему нет оста новки?» отвечает: «Я уже несколько раз зря останавливался, думал, что все едут до конца!» Более существенным условием повышения степени прав доподобия заключений неполной индукции является специ альный отбор перечисляемых в посылках случаев. Так, ис пользуя посылки, представляющие собой положительные ин станции, степень правдоподобия заключения повышается, если рассматриваются максимально разнородные предметы класса 5, если выбираются предметы из разных подклассов этого класса, то есть учитываются предметы различных ви дов этого рода. При выполнении этого условия возникает ос нование предполагать, что признак Р каким-то неслучайным образом связан с S, что последний детерминирует его. Имен но это, очевидно, имел в виду русский логик М. Каринский, утверждая, что индуктивный вывод тогда является научным, когда мы можем предполагать, что рассмотренные случаи яв ляются «полномочными представителями класса S», то есть они имеют свойство Р не в силу каких-то их особых качеств, отличных от 5, а в силу наличия у них именно признака 5.

В случаях же использования посылок смешанного харак тера, вида и — когда заключе ние имеет вид «Все 5 суть Р» — полезно выбирать, наоборот, предметы а. и по возможности наиболее сходные между собой. Идеи, которые здесь имеются в виду, нашли выраже ние в двух ранее и рассматриваемых ниже ме тодах установления причинной зависимости между явления ми, соответственно — в методе сходства и методе различия.

В принципе, все эти методы могут быть использованы как средства повышения степени правдоподобия индуктив ных обобщений. Они могут применяться как в процессе по строения таких обобщений, так и к уже полученным резуль татам индукции с целью выработки убеждения о существо вании какой-то необходимой связи между признаками 5 и Р.

Индукция, в которой применяются эти или подобные приемы, называют обычно на у чной инду кцие й.

В противном случае ее характеризуют, как мы уже отмечали, как «индукцию через простое перечисление при отсутствии противоречащих случаев» или, иначе, как популярную индукцию.

Убеждение о существовании необходимой связи между и Р при индуктивных заключениях вида «Все 5 суть Р» воз никает во многих случаях интуитивно. В зависимости от сте пени такого убеждения одни утверждения воспринимаются как более надежные, а другие кажутся сомнительными даже при выполнении многих условий, повышающих степень правдоподобия умозаключений неполной индукции. Так, ин дуктивные заключения о том что все кислоты окрашивают лакмусовую бумажку в красный цвет, а щелочи — в синий, что все жидкости упруги и т. д., воспринимаются в науке даже как достоверные. Но отнюдь не такими надежными ка жутся, например, заключения, что все вороны черные, а мед веди, живущие на Северном полюсе, — белые, хотя второе из двух последних утверждении является более правдоподоб ным, поскольку для него есть дополнительные основания, ко торые используются в известном объяс не нии этой особенности окраски данных животных. Она объясняется как результат длительного приспособления медведей к окру жающей среде.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.