WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ Е.К. ВОЙШВИЛЛО, М.Г. ДЕГТЯРЕВ ЛОГИКА Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений Москва ВЛАДОС-ПРЕСС ИМПЭ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Основная синтаксическая функция имен в языке состоит в том, что они играют роль лог ических подле жащих в предложениях, то есть указывают именно на то, к чему относятся содержащиеся в предложениях утвержде ния или отрицания, что является объектом той мысли — суждения, которое составляет смысл предложений. При этом есть существенные различия в употреблении единичных и общих имен в качестве логических подлежащих. С помощью единичных имен образуются предложения, выражающие единичные суждения («Джакарта — столица Индонезии», «Естественный спутник Земли является остывшим небесным телом»). Общие имена играют роль подлежащих в так назы ваемых множественных — общих или частных — суждениях («каждая планета Солнечной системы вращается вокруг своей оси», «некоторые существительные не изменяются по падежам»).

Повторим еще раз, что употребление общего имени в качестве подлежащего требует дополнения, а именно, указания на то, отно сится ли утверждение или отрицание в суждении ко всем или не ко всем предметам того класса, который представляет данное об щее имя. Функцию таких указателей выполняют явно выраженные или подразумеваемые логические константы (кванторные слова) — «всякий», «каждый», «любой» (указывают на общность суждения) и «некоторые», «многие», «большинство» и т. п. (указывают на час тный характер суждения). Без таких указателей мы не имеем, по существу, предложений. Нельзя, например, считать предложением и оценивать как истинные или ложные такие высказывательные формы, как: «число не является четным», «человек справедлив» и т.

Напомним, что общие имена представляют собой своеобразные переменные естественного языка. Но именно тогда, когда они иг рают роль логических подлежащих в высказываниях;

поэтому при веденные фразы аналогичны выражениям: — четно», — справедлив», при условии, конечно, что употреблен как знак какого-то из целых чисел, а — как знак какого-либо человека.

Это — высказывательные формы, называемые в логике предиката По виду эта форма содержит утверждение или отрицание чего-то о чем-то и потому как знаковая форма сходна с высказыванием, однако она не истинна и не ложна (то есть является неопределенно-истинной), по скольку не известно, к чему именно относится наше утверждение или от рицание: к отдельным ли предметам класса или в ней идет речь обо всех или некоторых предметах класса.

ми1. Из указанных предикатов, например, мы можем получить пред ложения (высказывания): «всякий человек справедлив», «некото рые люди справедливы» или, подставляя вместо переменных имя определенного предмета: «6 — четно», «Иванов — справедлив» и т. п. (подробнее о предикатах см. понятие «признак», гл. IV). Из предикатов также образуются и понятия, например, «человек та кой, что он справедлив», «число такое, что оно является четным» (см. гл. V).

Предикаты, по существу, представляют собой особую семанти ческую категорию языковых выражений. В естественном языке они не выделяются в качестве таковой особым образом и употреб ляются лишь в составе высказываний и понятий.

Иначе обстоит дело в формализованных языках. Их выделение существенно с познавательной точки зрения: на некоторой стадии развития языка мы можем зафиксировать — в виде предикато ров — лишь некоторое ограниченное множество простых свойств и отношений. Тогда как в процессе познания нам приходится иметь дело отнюдь не только с этими простыми свойствами и от ношениями, поскольку в мире существует неограниченное мно жество и отнюдь не только простых свойств и отношений. То, что для каждого человека существует женщина старше его и являюща яся его матерью, представляет собой высказывание, в котором утверждается уже не простое, а сложное свойство человека. Не простым является также свойство Земли, утверждаемое в сужде нии: «Если ось Земли в некоторый момент ее вращения вокруг Солнца наклонена в сторону Солнца, то в северной ее части имеет место лето, а в южной — зима».

Предикаты могут быть выделены из высказываний, по крайней мере, когда последние относятся к отдельным предметам, заменой имен этих предметов переменными или — в естественном языке — общими именами. Из последнего высказывания мы можем получить предикат: «Если планета с наклоненной по отношению к плоскости эклиптики осью вращения в какой-то момент вращения вокруг Солнца наклонена осью к Солнцу, то в верхней ее части имеет мес то лето, а в нижней — зима». В формализованном языке «планета с наклоненной осью вращения» мы бы употребили опре деленный символ переменной, положим х, а область ее возможных значений охарактеризовали бы приведенным выше описательным именем.

С помощью предикатов, которые, в свою очередь, строятся из предикаторов, переменных и логических констант, мы можем вы Как знаковые формы, это своего рода сложные предикаторы — зна ки свойств и отношений, при этом зачастую весьма сложного характера.

Наличие этих форм и их структурное многообразие выявляется в форма лизованных языках (см. § разить сколь угодно сложное свойство или отношение (по крайней мере, с учетом наших физических возможностей и имеющихся в языке исходных средств). Таким образом, множество предикатов в языке представляет собой множество возможных — выразимых в данном языке — свойств и отношений рассматриваемых областей действительности (см. §§ 13, 14).

Наряду с ролью логических подлежащих, общие имена могут играть также — в сочетании со связкой «есть» — и роль логических сказуемых. Например, в пред ложениях «2 есть четное «Сократ есть человек» и др.

В этой позиции общее имя («простое число», «четное число», «человек») выступает уже не как переменная, а как предста витель класса предметов. В силу этого мы имеем в подобных случаях нормальные пре дложе ния (истинные или ложные). Впрочем, мы можем употреблять общее имя как логическое сказуемое и без связки «есть», трактуя его как знак того свойства или совокупности свойств (рассмат риваемой как одно свойство), которое является характери стическим для класса предметов, обобщаемых данным име нем. В таком случае образуемое предложение, например, «Иванов человек» имеет смысл: Иванов обладает свойства ми, характерными для людей, то есть теми свойствами, кото рые выделяют людей из всего животного мира. Таким обра зом, разница между утверждениями «Иванов есть человек» и «Иванов обладает свойствами, отличительными для людей» состоит в том, что в одном случае мы утверждаем непосред ственно принадлежность Иванова к классу людей, а тем са мым — опосредованным образом — наличие у него типич ных для людей свойств, во втором же — говорим непосред ственно о принадлежности ему некоторых свойств и опосре дованно о принадлежности его к соответствующему классу предметов. Будем говорить, что высказывания первого типа имеют понятийную форму, а вторые — атрибутивную. Эти различия не являются излишне детальными и понадобятся нам в дальнейшем (см. § 29).

Существует мнение, что общее имя может употребляться ос мысленным образом в качестве подлежащего и без кванторных слов. Приводят примеры: «Человек произошел от обезьяны» или «Человек появился на Земле несколько миллионов лет тому назад».

Однако «человек» здесь употребляется не как общее имя, а как единичное имя класса людей (как особого вида живых существ), что уже было разъяснено выше.

3- Единичные имена, в отличие от общих, не могут служить логическими сказуемыми. Кроме указанной основной функ ции — быть логическим подлежащим — они употребляются в качестве составных частей сложных имен, как единичных, так и общих («столица Индонезии», «планета Солнечной сис темы»). Следует иметь в виду, что в русском языке бывают случаи, когда одно и то же выражение в одних контекстах может трактоваться как общее имя, а в других — как единич ное. Таково, например, приведенное имя «столица Индоне зии». При истолковании его как единичного подразумевается логическая константа «тот..., который...». Без этой константы «столица Индонезии» — общее имя, поскольку сама по себе его форма указывает на класс предметов, а не на отдельный предмет. Именем же этого предмета (единственного элемента данного класса) будет «тот город, который является столицей Индонезии». Возьмем два предложения, приведенные выше:

«Джакарта — столица Индонезии» и «Столица Индонезии — большой город». В первом случае «столица Индонезии» — об щее имя, и именно в силу этого правомерно используется как логическое сказуемое. Во втором случае — это же выражение с подразумеваемой логической константой «тот город, кото рый является столицей Индонезии» — единичное имя.

Будучи представителем некоторого вида предметов, общее имя выступает в некоторых контекстах в качестве знака той совокуп ности свойств, которые являются отличительными, характеристи ческими для предметов этого вида. Как видим, общее имя пред ставляет собой очень сложную, семантически многоаспектную ка тегорию. Этим объясняется, что в истории философии и языкозна ния оно имело различные истолкования. Существует даже особое направление в философии — так называемый реализм, — основой которого является представление о том, что общие имена являются знаками особого рода сущностей — универсалий, таких, как «дом вообще», «человек вообще» и т. д., которые согласно этой концеп ции реально существуют наряду с отдельными предметами (дома ми, людьми и т.д.). Древнегреческий философ Платон, именуя их идеями, считал даже, что они существуют в особом мире идей, и что отдельные вещи нашего мира являются лишь отражениями этих идей. Как видим, при такой трактовке общего имени оно не является даже общим именем, а особым, единичным именем от дельной идеи. Споры относительно истолкования общих имен про должаются и в настоящее время.

• И. ПРЕДИКАТОРЫ — выражения языка (слова или словосоче тания), предметными значениями которых являются свойства («твердый», «жидкий», «умный») и отношения («столица», «причина», «следствие», «брат», «южнее»). При этом имеются в виду свойства и отношения, которые употребляются как ха рактеристики предметов познания, то есть как то, наличие или отсутствие чего у предметов мы утверждаем в наших вы сказываниях.

Эти знаки так же, как и общие имена, не именуют, а лишь особым образом представляют объекты, знаками кото рых они являются. Рассмотрим два предложения. «Сталь уп руга» и «Упругость — полезное свойство некоторых метал лов». В первом случае «упруга» — предикатор, знак свойст ва, но не имя его. Во втором же случае употреблено имя это го свойства.

Полезно иметь в виду, что предметные значения единичных имен называют часто денотатами, десигнаторами, ре ферентами соответствующих знаков. Предметные значения общих имен называют также экстенсионалами.

Следует учитывать и то, что каждому свойству соответствует некоторый класс предметов: свойству упругости — класс упругих предметов, свойству четности — класс чисел, являющихся четны ми. Каждому л-местному отношению соответствует множество последовательностей из л-предметов. Например, двухместному от ношению «мать» соответствует множество пар людей: женщина, которая родила кого-то, и тот, кто рожден ею. Эти классы свойств и отношений называют часто объемами соответствующих свойств и отношений. Ради определенных упрощений, например, при анализе и характеристиках формализованных языков, в логи ке свойства и отношения отождествляются с их объемами. В таких случаях предметные значения знаков-предикаторов тоже называют экстенсионалами.

Вместе с тем некоторые авторы (в частности, Р. Карнап) вооб ще предметные значения всех знаков называют экстенсионалами, а их смыслы — интенсионалами знаков.

Основную синтаксическую роль предикаторов нетрудно уяснить исходя уже из типа их предметных значений. Пре жде всего они играют роль лог ических сказ уе мых в предложениях. Предикатор, обозначающий свойст во, употребляется в качестве логического сказуемого, когда утверждение или отрицание в предложении относится к од ному предмету или предметам одного класса. Когда он обо значает отношение, утверждение или отрицание относится к паре, тройке — в зависимости от местности отношения — отдельных предметов или классов предметов. Тогда мы име ем несколько логических подлежащих в предложениях. Та кова специфика так называемых суждений об отношениях:

«три меньше пяти», «Петров изучает несколько иностранных языков», «все студенты сдают какие-нибудь экзамены». Ло гические подлежащие здесь соответственно: «3» и «5», «Пет ров» и «иностранный язык», «студент» и «экзамены».

Существенна также роль предикаторов в образовании описательных общих имен: «человек, изучающий англий ский язык», «студент, изучающий какой-нибудь древний язык», «число, которое делится (без остатка) на все числа», и высказывательных форм — предикатов, обозначающих сложные свойства и отношения.

• III. ПРЕДМЕТНЫЕ ФУНКТОРЫ — знаки этого вида мы встре чаем прежде всего в математике. Это «синус» («sin»), «коси нус» («cos»), логарифм («log»), «сумма», «разность», «произве дение». Однако знаки с подобными предметными значениями мы встречаем и в естественном языке. Таковы «агрегатное со стояние вещества», «профессия», «национальность», «объем», «температура», «возраст», «расстояние». Предметными значе ниями этих знаков являются такие характеристики предметов действительности, которые трактуют часто как свойства пред метов. Однако это не свойства. Знаками свойств, как мы виде ли, являются предикаторы. С математической точки зрения — это знаки предметных функций, точнее (как это выявляется в § 7) — это функции «предметно-предметного» типа, тогда как предикаторы, обозначающие свойства, с математической точки зрения характеризуются как одноместные функции «предметно-истинностного» характера.

Однако, подходя к анализу этих выражений с точки зре ния понимания предметных значений рассматриваемых зна ков в естественном языке, мы должны прежде всего разли чить два вида предметных функторов. Значением результата применения функтора первого вида к некоторому отдельному предмету (из определенного класса — области определения данного функтора) является некоторое свойство этого пред мета. Например, «агрегатное состояние вещества а» (где а — «вода, находящаяся в данном месте») является именем одного из свойств, для которых мы употребляем слова «твердый», «газообразный». «Профессия а» — это «столяр», «водитель», «преподаватель» т. п.

Предметные значения результатов применения функто ров второго вида (к предметам из области их определения) можно характеризовать как значения или степени свойств и отношений. Свойства, по крайней мере, в своем большин стве, как и отношения, могут различаться как присущие предметам в большей или меньшей степени. Например, тело имеет свойство занимать часть пространства. Но ясно, что части пространства, занимаемые различными телами, явля ются различными: большими или меньшими. И слово «объ ем» (предметный функтор) как раз является общим именем для этих возможных степеней указанного свойства. А в со четании с именем определенного предмета, например «объ ем Земли», указывает на определенное значение упомянуто го свойства для данного предмета. Аналогично разные степе ни имеет свойство тела, состоящее в том, что оно притягива ется к земле. И общим именем этих степеней (возможных значений этого свойства) является предметный функтор «вес».

Подобные различия по степеням могут иметь и отноше ния. Так, функтор «расстояние между какими-то пунктами а и b» обозначает степень отношения «а удалено от Ь».

В указанных до сих пор примерах степеней свойств и отно шений имеются способы их измерений, соответственно чис ловых выражений. Имеются, однако, и такие свойства и от ношения, степени которых не поддаются числовым характе ристикам, по крайней мере, на существующем уровне разви тия науки. Таковы, например, способность, ненависть, при вязанность, талант и т. п. Для степеней отношения этого рода нет способов измерения, поэтому, возможно, нет спе циальных знаков — предметных функторов — для обозначе ния этих степеней. В этих случаях употребляют лишь срав нение свойств и отношений по степеням «сильнее», «сла бее», «больше», «меньше» или некоторые их качественные характеристики, например, для таланта: «большой», «яркий», «самобытный».

Смыслы рассматриваемых знаков (или смысловое значе ние вообще) при трактовке их как степеней свойств и отно шений составляют характеристики соответствующих степе ней. В принципе типы смысла те же, что и для имен, особен ность их смысла проявляется при понимании этих выраже ний как знаков предметных функций. В этом случае его со ставляют характеристики функций и именно такие, что личают соответствующие функции от всех других (см. § 7).

Ос нов на я синтаксическая роль пред метных функт оров (обоих указанных видов) состо ит в образовании сложных, своего рода описательных, имен:

как мы видели в одном случае — имен свойств, в другом — степеней некоторых свойств (в силу этого предметные фун кторы иногда называют «имяобразующими»). Функторы первого из указанных видов представляют собой то, что обычно называют «основанием деления понятий» (см. § 23).

• IV. ЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТАНТЫ — представлены двумя основ ными видами:

1. Логические связки — «если..., то...», «и» (иногда вместо этого союза употребляется союз «а»), «или», «не».

2. Операторы — кванторные слова («всякий», «некоторые»;

есть другие варианты: для «всякий» — «любой», «каждый», для «некоторые» — «существует»), оператор определенной дескрипции («тот, который»), оператор неопределенной де скрипции («некий из»).

С этими константами мы уже встречались в определении логической формы высказываний, но здесь особо остано вимся на некоторых их характеристиках. Во-первых, в отли чие от перечисленных выше семантических категорий зна ков, являющихся дескриптивными терминами, специфиче скими для различных научных теорий и областей познания вообще, логические константы имеют общетеоретический характер. Они употребляются, например, в высказываниях и в формулировках понятий различных теорий, то есть играют специфически логическую роль. С этой их особенностью связана и вторая — а именно то, что в отличие от дескрип тивных терминов они относятся не к конкретному, а к логи ческому содержанию мысли. Эта их роль проявляется в том, что они сохраняются при выделении логических форм мыс ли, когда мы отвлекаемся от конкретных значений дескрип тивных терминов. В сочетании со значениями дескриптив ных терминов логические константы составляют конкретное содержание мысли.

С помощью логических связок из одних предложений или свойств, отношений образуются новые сложные предло жения (соответственно, свойства, отношения), а тем самым отражаются более сложные отношения действительности.

Например, «Луна является спутником Земли и представляет остывшее небесное тело», «Если по проводнику проходит ток, то вокруг него существует магнитное поле». Из свойств (для чисел) «четное» и «простое» образуем сложное свойство «четное и простое» (например, принадлежащее числу 2);

ана логично — «простое или четное», «отец и брат». Сложнее дело обстоит с операторами. Например, посредством опера тора «тот, который» образуется описательное единичное имя, «то натуральное число, которое является четным и про стым». Оператор «всякий», примененный к так называемой высказывательной форме (называемой в логике предикатом, а в лингвистике, как иногда и в логике, неопределенным предложением) «Человек нуждается в пище» образует пред ложение (в данном случае, очевидно, истинное, но в других случаях, возможно, и ложное): «Всякий человек нуждается в пище».

Из высказывательной формы «Жидкости являются хими чески простыми веществами» с помощью оператора «неко торый» получаем высказывание (тоже, очевидно, истинное):

«Некоторые жидкости являются химически простыми ве ществами».

По существу, мы охарактеризовали связки и операторы, как некоторые функции (более подробно — по крайней мере для логических связок — см. в §7). Эти функции, собствен но, и составляют предметные значения логических констант как знаков. А характеристики этих функций составляют смыслы или — логические содержания вообще.

• V. ПРЕДЛОЖЕНИЯ — знаки особого рода — повествователь ные, вопросительные, побудительные предложения.

Поскольку речь здесь идет о логическом анализе языка как средства познания, нас интересуют прежде всего повес твовательные и, в определенной мере, вопросительные пред ложения. С вопросом об их предметных значениях связаны, как уже упоминалось, определенные трудности (§ 5). Что ка сается повествовательных предложений, то их предметными значениями согласно распространенной в логике концепции являются такие абстрактные объекты как истина и ложь. Такое представление полезно как некоторое упроще ние, удобное при построении формализованных логических языков определенного вида. Однако такую точку зрения не льзя считать верной по существу.

Скорее нужно считать, что осмысленное — выражающее некоторое суждение — повествовательное предложение, как знаковая форма указанного суждения, имеет в качестве предметного значения некоторую ситуацию, наличие или от сутствие которой утверждается в суждении. Суждение, кото рое выражается некоторым повествовательным предложени ем, составляет собственный смысл последнего.

Ясно, что одно и то же суждение может иметь разные знаковые формы, тем более в разных языках. Все эти знако вые формы имеют один и тот же смысл. В этом случае их можно назвать синонимичными (правда, в лингвистической практике синонимичными называют обычно различные од носмысленные выражения в пределах одного языка). Сужде ние, взятое вместе со знаковой формой, в логике принято называть высказыванием.

К сказанному добавим, что суждение представляет собой собственный смысл предложений. Приданные смыслы име ют, по-видимому, только неполно выраженные предложения, в частности, назывные и безличные.

Мы не будем далее вдаваться в подробности по вопросу о семантических характеристиках предложений как знаков, учитывая отмеченную неразработанность вопроса об основ ных характеристиках предложений как знаков. Особенно неясно, например, каково предметное значение вопроситель ных предложений. В некоторой мере какие-то из этих про блем, возможно, прояснятся при рассмотрении суждений и вопросов как особых форм мышления.

Подводя итоги анализа семантических категорий, повто рим, что все знаки категорий используются в составе предложений. При этом знаки называют дескрип тивными (описательными) терминами в отличие от IV — лог ических терминов.

От значения логических терминов зависит логическая структура (форма) мысли, а тем самым и ее логическое со держание. Значения дескриптивных терминов в совокупнос ти с логическими определяют конкретное содержание мыс ли.

§ 7. Функциональные (синтаксические) характеристики основных семантических категорий языка В логическом анализе языка с целью придания этому ана лизу большей точности и достижения при этом некоторых обобщений применяется разработанная в логике нальная трактовка некоторых выражений языка.

Понятие функции рассматривалось до некоторых пор как специфическое понятие математики. Имелись в виду, как правило, числовые функции (аргументами и значениями ко торых являются числа того или иного класса — натуральные, рациональные, действительные, комплексные и т. д.). Однако в логике осуществлено значительное обобщение этого поня тия, в силу которого все значимые выражения языка, кроме предложений, единичных имен и их аналогов — переменных (если они в том или ином случае вводятся), могут трактовать ся как функции.

В основе понятия функции лежит понятие отношения со ответствия (функционального отношения) между двумя мно жествами в силу которого каждому элементу одного множества соответствует один из элементов другого мно жества. Отношения этого рода могут существовать объек тивно или устанавливаться людьми при решении тех или иных задач. Объективно, например, каждому человеку соот ветствует некоторый день его рождения, определенная жен щина, которая является его матерью, а также мужчина — его отец. Для того чтобы обеспечить порядок в театре, уста навливается определенным образом (путем выдачи билетов каждому посетителю с указанием номера места) отношение между множеством посетителей и множеством мест в теат ре. Функция — это операция, посредством которой либо воспроизводится некоторое объективно существующее от ношение соответствия, либо устанавливается некоторое отношение соответствия. Если функция устанавливает от ношение соответствия между множествами и то гово рят, что посредством ее осуществляется отображение мно жества в множество Множество при этом называ ется областью определения об ластью ее Для числовых — математиче ских — функций и — те или иные классы чисел.

Обобщением понятия числовой функции является поня тие предметной функции вообще, когда и — вообще какие-то предметы (возможно, конечно, и числа).

Так, словосочетание «год рождения» теперь может тракто ваться как функция, которая отображает класс людей в класс своеобразных чисел — временных дат (соотносит каж дому человеку дату его рождения). Аналогичной является функция «возраст» и вообще такие выражения языка, как «скорость» (некоторого тела), «объем», «плотность» и т.п.

Выражение «место рождения» (человека) как функция соот носит каждому человеку город, село, деревню и т. п. (вооб ще — единицу территориально-административного деления).

Другой, принципиально новый вид функций, введенных логикой, — это пропоз ициона ль ные (логиче ские) функции. Они отличаются от предметных функ ций своеобразием их значений (то есть своеобразием мно жества Таковыми являются И — «истина» или Л — «ложь» (а в некоторых случаях также «бессмысленно» и «не определенно»), то есть истинностные значения предложе ний, рассматриваемые как особого рода абстрактные объек ты логико-гносеологического характера.

При этом в зависимости от характера области определе ния этих функций (множество среди них особо выделя ются предметно-истинностные и истинностно-истинностные.

Знаками (функторами) пре д ме т но- ис т инно стных функций являются как раз предикаторы. При менение предикатора «твердый» к куску металла, с точки зрения языка, дает высказывание «Данный кусок металла твердый», а с функциональной точки зрения, соотносит это му предмету значение «истина».

Предикатор «химически сложный» в применении к воде дает «истину», а в применении к меди — «ложь».

Знаками (функторами) ис т инно с т но - ис т ин ностных функций являются логические связки: «не» («неверно, что»), «и», «или», «если..., то...».

«Не» («неверно, что...») образует из простого высказыва ния, например, «медный колчедан есть металл», новое — сложное высказывание: «Неверно, что медный колчедан есть металл» (или «Медный колчедан не есть металл»). Первое ложно, второе истинно, значит «не» как функтор, будучи примененным — в данном случае — к объекту «ложь», соот носит ему объект «истина»;

объекту «истина» данная функ ция соотносит объект «ложь».

• Упражнение Приведите четыре примера второго случая применения функтора «не».

Связка «или» в применении к двум высказываниям «чис ло 357 является простым» и «число 357 является сложным» образует также сложное высказывание: «число 357 является простым или число 357 является сложным». С точки зрения функциональной мы применяем данный функтор (знак фун кции) к двум объектам логико-гносеологического характера:

«ложь» и «истина» и в результате получаем в качестве значе ния функции истину. Вообще эта функция паре истинност ных значений ИИ, ИЛ, ЛИ, ЛЛ соотносит значение «исти на», если хотя бы один объект пары есть истина и «ложь» — если оба объекта есть ложь1.

Эта функция, очевидно, отличается от рассмотренных выше тем, что применяется не к одному объекту, а к паре, поэтому она называется двухместной. Таковыми же являют ся и все перечисленные выше логические связки, кроме от рицания;

отрицание, как и все рассмотренные выше пред метные функторы, — одноместная функция.

• Таким образом, мы подошли к различению функций на клас сы одноместных и более чем одноместных (многоместных, двухместных, трехместных и т.д.). Одноместные и многомест ные функции различаются характером элементов, составляю щих множество В случае двухместных функций элемента ми этого множества являются пары предметов, трехмест ных — тройки предметов и т. д.

Функции делятся на одноместные и многоместные — двух- и более местные — по характеру области их определений. Одномест ные функции имеют в качестве области определения множества индивидов;

областью определения многоместной функции являет ся множество последовательностей предметов из некоторых мно Определения истинностных значений логических связок см. § 10 «Ло гика высказываний».

Ввиду недостаточной выясненности вопроса мы не останавливаемся на том, какого рода функции представляют логические операторы «всякий», «некоторый» и др.

жеств индивидов..., (л > то есть декартово произве дение х х... х Отдельные элементы этих множеств назы ваются возможными аргументами функции, а при применении ее к определенным предметам — являются ее аргументами в данном применении.

л-местная функция (л 1) с областью определения х... х и с областью значений М характеризуется как функция типа х... х М, где — знак отображения первого множе ства во второе (соответствие между первым и вторым). Применяя, как уже говорили, например, функтор (знак функции) «место рож дения» к какому-то определенному человеку, мы получаем некото рый предмет — какой-то населенный пункт. Знаком — именем — этого предмета является как раз словосочетание, которое явилось результатом применения этого функтора, например, «месторожде ние Иванова С. А.». Очевидно, что областью определения этой од номестной функции является множество людей, а областью значе ний — множество населенных пунктов (установленных соответ ствующим административным делением). Примером двухместной предметной функции может служить «расстояние», например, между городами или какими-то объектами вообще в зависимости от того, какое именно множество пар выбрано в качестве области определения функции. Область ее значений — множество чисел с определенной размерностью.

Знаками логических функций являются логические константы и предикаторы, в том числе возможно и общие имена, трактуемые как предикаторы в случае применения их в качестве логических сказуемых. Специфика функций, которые представляют предика торы, наряду с особенностями областей их значений, состоит так же в характере их применений. Применение какого-нибудь преди катора как функтора к отдельному предмету или к последователь ности предметов — в зависимости от его местности — состоит в утверждении того, что этот предмет или последовательность пред метов соответственно обладает свойством или находится в отноше нии, знаком которого (свойства или отношения) является предика тор. Двухместный предикатор «столица» в применении к паре <Лондон, Англия> дает истинное предложение «Лондон — столица Англии». В строгом смысле значением функции в данном случае является «истина». При применении того же функтора к паре <Ливерпуль, Англия> получаем в качестве значения «ложь». Об ласть определения данной функции есть множество пар то есть декартово произведение множества городов на множество государств. Полезно заметить, что некоторые двух местные предикаторы могут трактоваться также как одноместные предметные функторы. Таковы предикаторы «отец», «мать», «сто лица» и др. В обычном языке мы употребляем эти слова зачастую именно как предметные функторы для образования таких имен как «мать Петрова», «столица Венесуэлы» и т. д. Эта связь между двухместными предикаторами и предметными функторами харак терна для тех которые обозначают двухместные функциональные отношения, а именно, такие отношения между двумя предметами А и В, которых для любого предмета В может находиться только некоторый один предмет А (для любого челове ка один отец, одна мать и т. д.).

Из множества логических функций, представленных логиче скими константами, мы выделили особо те, знаками которых явля ются логические связки: «и», «или», «если..., то...», «неверно, что...». Подробный их анализ см. в разделе «Логика высказываний» (§ 10). Здесь же заметим, что особенность их как функций по срав нению с теми, что представляют предикаторы, состоит в характере их возможных аргументов. Если аргументами предикаторов явля ются предметы, то здесь в качестве таковых выступают истинно стные значения («истина» — И, «ложь» — Л). Например, связка «или» есть двухместная функция, область определения которой яв ляется декартово произведение {И, Л} на это же множество ({И, Л} х {И, Л}), то есть {И, Л}2 — вторая декартова степень мно жества {И, Л}. Область значений — тоже множество {И, Л}, то есть эта логическая функция представляет функции типа {И, Л}.

Таким образом, в качестве обобщенной классификации функ ций, имея в виду одновременно типы аргументов и значений функций, в множестве функций выделяют три основных вида:

1) пре дм етно - п ре дм етны е, 2) предметно-истин ностные Функции вида 2 и 3 называют пропозициональными (логическими).

В синтаксическом плане (предметно-предметные) можно оха рактеризовать как образующие имена из имен. Вторые (предметно-истинностные) — образующие предложения из имен, а третьи образуют предложения из предложений.

• Упражнение Установите, к каким семантическим категориям относят ся выражения:

1) «Все жидкости упруги»;

2) «Жидкость»;

3) «Если..., то... »;

4) «Жидкий»;

5) «Вода»;

6) «Расположенный севернее»;

7) «Вещество, которое не имеет собственной формы и принимает форму того сосуда, в который помещено»;

8) «Жидкость, не имеющая ни запаха, ни цвета, ни вкуса».

§ 8. Принципы употребления знаков Принципы употребления знаков, о которых здесь пойдет речь, имеют важное значение с точки зрения логики и тео рии познания. Один из них непосредственно можно рас сматривать как определенного типа логическое требование, другие существенны для понимания некоторых процессов познавательной деятельности человека. Речь идет о трех ос новных принципах употребления знаков — принципов од нозначности, предметности и взаимозаменимости.

ПРИНЦИП ОДНОЗНАЧНОСТИ Принцип однозначности представляет собой требование употреблять знак языка в каждом процессе рассуждения с одним и тем же предметным значением.

Примером нарушения этого требования является следую щее изложение учебного материала, взятое из школьной практики. «Вода не имеет собственной формы, она принима ет форму того сосуда, в который помещена. Вода бывает в твердом, жидком и газообразном состоянии». В первом из указанных тезисов слово (знак!) «вода», очевидно, употреб ляется в повседневном смысле;

ее характеризуют нередко как жидкость, не имеющую ни цвета, ни запаха, ни вкуса. Во втором тезисе под «водой» подразумевается химически сложное вещество, существующее в природе в различных агрегатных состояниях. При этом оба тезиса относятся к од ной теме и составляют, таким образом, одно рассуждение.

По замыслу они представляют различные характеристики одного и того же вещества — воды. В логике подобные ошибки называют подменой понятий. Следствием этой ошибки здесь является очевидное противоречие: всяко му известно, что в твердом состоянии вода имеет свою фор му.

ПРИНЦИП ПРЕДМЕТНОСТИ Принцип предметности указывает на специфику мышле ния как знаковой формы отражения действительности. Со гласно этому принципу, для того, чтобы утверждать что-то о каком-то предмете или предметах некоторого класса, надо употребить знак этого предмета или общее имя предметов этого класса, а также знак того, что утверждается — свой ство, отношение и т. п., но утверждение при этом относит ся не к знаку, а к самим предметам.

Важный аспект состоит в том, что в построении высказы ваний нельзя обойтись без знаков (нельзя в высказывание о некотором предмете подставить сам предмет;

можно, конеч но, указать на предмет, но указание — это уже знак). Безус ловно, предметом мысли могут быть и сами знаки. И тогда нужны знаки (имена) самих этих знаков.

Смешение знака предмета с самим предметом мысли приводит обычно к нелепым рассуждениям: «Кошка любит сметану. Сметана — имя существительное, следовательно, кошка любит имя существительное. Но кошка — это тоже имя существительное, значит, имя существительное любит имя существительное».

• Упражнение Решите, какие из следующих утверждений истинны, лож ны или, может быть, бессмысленны:

а) «Волга расположена в Европе» — истинное предложе ние;

б) «Волга» расположена в Европе»;

в) «Волга» — имя существительное» (слово в кавычках — имя соответствующего слова).

Иногда допускаются видимые нарушения принципа пред метности, в особенности, когда утверждение относится к знакам. Так, допускают, например, возможность утвержде ния «Волга — имя существительное», считая, что сам кон текст, в котором употребляется утверждение, указывает на то, что слово «Волга» здесь употребляется в качестве имени этого слова, которое, конечно, в свою очередь, обозначает некоторый объект внеязыковой действительности.

Такое употребление знака — в качестве имени самого себя — называют автонимным употреблением.

Однако, в принципе, здесь подразумевается выполнение принципа предметности, то есть употребление знака того предмета, о котором идет речь.

ПРИНЦИП ВЗАИМОЗАМЕНИМОСТИ Любой знак в составе некоторого сложного знака, напри мер, предложения или сложного имени, может быть заменен другим знаком с тем же предметным значением без измене ния предметного значения всего выражения в целом.

Очевидно, что этот принцип является следствием принци па предметности. Действительно, поскольку, согласно при нципу предметности, объектом мысли являются не сами зна ки, а объекты, которые они представляют, постольку не важ но, какой знак мы употребим для обозначения предмета — указанная замена не должна изменять значение всего выра жения в целом: истинное предложение должно остаться ис тинным, ложное — ложным;

единичное имя в результате за мены должно обозначать тот же предмет, общее — оставать ся представителем того же класса и т. д.

В применении к предложениям этот принцип формулиру ется в логике даже как некоторое правило вывода:

Ф(а),а = Ь Ф(Ь) где а = b обозначает, что а и Ъ являются именами одного и того же предмета, Ф(а) — высказывание (повествовательное предложение), в составе которого встречается имя а (имею щее, возможно, и несколько вхождений);

— результат замены в этом высказывании каких-либо вхождений а на Ь.

Например, «Луна — остывшее небесное тело» роль а играет «Луна»), «Луна есть естественный спутник Земли» (а b, b — естественный спутник Земли). Следовательно, «естественный спутник Земли — остывшее небесное тело» Аналогично с общими именами вместо единич ных а и Ь. «Во всяком равностороннем треугольнике высота, опущенная из некоторого угла, есть биссектриса этого утла» (Ф(а), а — общее имя «равносторонний треугольник»). «Вся кий равносторонний треугольник есть равноугольный тре угольник и наоборот» (а = Р). Следовательно, «Во всяком равноугольном треугольнике высота, опущенная из некото рого угла, есть биссектриса этого утла» (Ф(Р)). Очевидно, что имя «траектория движения Луны вокруг Земли» обозначает тот же предмет, что и «траектория движения естественного спутника Земли вокруг Земли».

ПАРАДОКСЫ ВЗАИМОЗАМЕНИМОСТИ Однако, оказывается, что принцип взаимозаменимости не всегда выполним, то есть имеются многочисленные слу чаи, когда в составе некоторого контекста замена одного знака другим, с тем же предметным значением, приводит к изменению предметного значения этого контекста. Такие случаи характеризуют как парадоксы отношения именова ния, точнее, надо бы сказать, парадоксы принципа взаимоза менимости. «Парадоксы» — потому, что они противоречат не вызывающему сомнений принципу предметности, след ствием которого, как было показано, и является принцип взаимозаменимости.

• Примеры Имя «поиск Шлиманом местоположения Трои» обознача ет реальное имевшее место в истории археологии.

Но «поиск Шлиманом холма Гиссарлык» не имеет в качестве предметного значения это действие, поскольку Шлиман не искал холма Гиссарлык (хотя холм Гиссарлык и есть место положение Трои, обнаруженное Шлиманом}.

Предложение: «Георг IV однажды хотел узнать, является ли Вальтер Скотт автором «Вэверлея» — истинно. Однако автор «Вэверлея» и есть Вальтер Скотт, но предложение «Ге орг IV однажды хотел узнать, является ли Вальтер Скотт Валь тером Скоттом» явно ложное предложение. Или: «Птолемей считал, что Солнце вращается вокруг Земли» — истинно. Имя «Солнце» имеет, очевидно, то же значение, что и «централь ное тело Солнечной системы»..Однако, как и в предшествую щем случае, результат замены первого имени вторым во взя том предложении «Птолемей считал, что центральное тело Солнечной системы вращается вокруг Земли» — безусловно ложное высказывание.

В связи с парадоксами этого рода в логике имеется много различных теорий, пытающихся объяснить их происхожде ние. Один из первых обратил на них внимание немецкий ло гик Г. Фреге, который считал, что эти парадоксы возникают в контекстах косвенной речи (см. его пример с Георгом IV).

Причина парадоксов, как считал Г. Фреге, состоит здесь в том, что объектами наших утверждений в таких контекстах являются не предметные значения слов, которые они имеют в обычной речи, а их смыслы. В том или ином виде эта кон цепция получила развитие у ряда авторов (Квайн, Черч, Кар нап). Однако это объяснение нельзя считать правильным. По существу, здесь имеется прямое отступление от принципа предметности, к тому же подразумевается неверное положе ние о наличии смысла у любого имени.

Действительная причина парадоксов состоит в том, что, осуществляя замены, не различают двух типов употребления имен: экстенсионального и интенсионального. При т енсиональном употреблении имен мы под разумеваем под именами предметы со всеми их возможными качествами, свойствами, отношениями, то есть мыслим их как конкретные предметы и обращаемся с ними как с тако выми.

Интенсиональное упот ре бле ние имени состоит в том, что обозначаемый именем предмет мы мыс лим с какой-то определенной стороны, именно как предмет, обладающий какими-то определенными признаками, отвле каясь от всех других его качеств и свойств, как бы «стирая» их. Так, мы говорим, например, «председатель Совета без опасности, именно как председатель, обладает такими-то и такими-то обязанностями и правами». Нередки также рас суждения: «мне нравится Петров как человек, но не нравит ся как преподаватель» (или наоборот).

Известно, что вечерняя звезда это то же, что утренняя звезда (та же планета Венера). При экстенсиональном упо треблении имен «вечерняя звезда» и «утренняя звезда» мы можем сказать, что как та, так и другая показывается и ут ром, и вечером над горизонтом. Но утренняя звезда, как ут ренняя, (интенсиональное употребление имени) показывает ся над горизонтом только утром и неправильно сказать, что она показывается также и вечером. Вечерняя же звезда, как вечерняя, показывается над горизонтом только вечером. Та ким образом, при интенсиональном употреблении этих имен их предметные значения различны — между ними нет ра венства!

Ошибку, к которой может приводить неразличение эк стенсионального и интенсионального употребления имени хорошо иллюстрирует Гегель на примере умозаключения «все зеленое приятно;

эта картина зеленая — значит, эта картина приятна». Можно предположить, что все зеленое приятно, но именно как зеленое. И эта картина, как зеленая, приятна (хотя может быть отвратительной по сюжету).

К интенсиональному употреблению имени относится и такое, когда обозначаемый им предмет, рассматривается лишь постольку, поскольку он нам известен, опять-таки лишь именно с тех сторон, с которых он так или иначе зна ком, с которых он проявил себя для нас. Иначе говоря, пред мет рассматривается в этом случае именно так, как его ха рактеризует смысловое содержание знака (для человека, ко торый пользуется этим знаком). При этом человек не обяза тельно сознательно может мыслить себе предмет так или иначе, то есть не обязательно отдавая себе отчет, с какой стороны он его рассматривает, употребляя его просто ука занным интенсиональным образом даже в силу характера контекстов, в которых он обсуждает эти предметы, или так или иначе относится к ним.

К числу таких контекстов относятся те, что принято назы вать в логике пропоз ициона ль ными установ ками. Для них характерны употребления выражений видов:

«Н. верит, что...», «Н. хочет узнать...», «Н. думает, что...», «Н.

надеется на...», «Н. знает, что...» и т. п. Именно в этих контек стах неправомерными оказываются те или иные замены в силу указанного интенсионального употребления имен. «Пто лемей думал (или считал), что Солнце вращается вокруг Зем ли». Ясно, что в этом контексте он имел в виду под Солнцем наше светило не как конкретный предмет, а рассматривал его лишь с тех сторон, с которыми он знаком. Поэтому «Солнце», употребленное в данном контексте, не есть тот же самый предмет, который мы имеем в виду, когда говорим, что Солн це является центральным телом Солнечной системы. Конеч но, Шлиман искал местоположение Трои, имея в виду опять таки не во всех ее возможных проявлениях, а лишь постоль ку, поскольку она ему известна. Ясно, что он как раз не знал, что ее местонахождение есть холм Гиссарлык, поэтому при данном интенсиональном употреблении «Трои» нет равенства «местоположение Трои» = «холм Гиссарлык» и, значит, его непозволительно использовать для замены в контексте «Шли ман искал местоположение Вообще, парадоксы рассматриваемого типа возникают именно в силу ложности употребляемых утверждений о ра венствах. А само представление о наличии равенств возника ет в силу смешения экстенсионального способа употребле ния имени с интенсиональным.

Как видим, множество контекстов, в которых некоторые имена необходимо употребляются интенсиональным обра зом, шире, чем это представлял себе Г. Фреге и не сводятся даже к пропозициональным установкам. Этот класс пред ставляют собой контексты, в которых выражаются некото рого рода от ношения человека к объекту, ко торые зависят от того, насколько человек знает предмет или, может быть точнее, насколько он знаком с предметом. Ина че говоря, в этих контекстах, выражающих эти отношения человека к объекту, существенную роль играет смысло вое содержание знака этого объекта: сам объект рассматривается именно лишь с точки зрения имею щегося смыслового содержания. Кроме пропозициональных установок, которые являются именно такими отношениями, к их числу относятся также отношения «любит», «уважает», «предпочитает» и др. Например, Троекуров ненавидит Вла димира Дубровского как человека, который является сыном его врага и нанесшим, к тому же, ему оскорбление. И для него он не есть тот же самый человек, что и де Форж — учи тель французского языка. Ненавидя первого, он с большим уважением относится ко второму. Таким образом, объектив но одно и то же лицо для него является различными людьми.

С точки зрения теории знаков, контексты, в которых утверждается наличие какого-либо из указанных отношений человека к некоторому объекту, выделяются тем, что в них играет роль смысловое содержание знака (его интенсионал, интенсия вообще) этого объекта, поэтому они называются инт е нс иона ль ными — в отличие от конт е кс тов экст е нсиональног о характера, в которых предметные значения не зависят от смысловых содержаний составляющих их знаков, а лишь от их предметных значений и для которых всегда возможна замена знаков с одинаковы ми предметными значениями.

Обратим внимание на то, что наряду с указанным видом интен сиональных контекстов имеется и другой. К нему относятся выра жения языка, в которых фиксируются некоторые связи между предметами. В частности, такие связи, которые выражаются в за конах конкретных наук. Однако в этих контекстах смысловое со держание употребляемых знаков играет уже иную роль, чем в рас смотренных, и при этом таким образом, что замена знаков с оди наковыми предметными значениями в контекстах этого вида не приводит к парадоксам.

Итак, как вы видели, рассмотренные парадоксы замены не подрывают принципа предметности, если мы учитываем, что в некоторых случаях имена употребляются с учетом их смысловых содержаний.

В заключение главы подведем некоторые итоги. Мы выяс нили, по крайней мере в общих чертах, роль знаков в позна нии и то, каким образом они эту роль выполняют. Из этого анализа важно сделать вывод о том, что, оперируя знаками языка (словами и словосочетаниями), необходимо прежде всего отдавать себе отчет в том, каково именно предметное значение знака, какой объект — предмет, свойство, отноше ние и т. д. — им обозначается. Невыполнение этого требова ния при изучении той или иной науки приводит, как было сказано, к такому известному явлению как «зубрежка». Она выражается именно в том, что человек, усваивая, по видимо сти, какие-то истины науки, не соотносит содержащиеся в их формулировках слова и словосочетания с чем-то внеязыко вым, к чему — согласно принципу предметности — соответ ствующие утверждения науки должны относиться. Предло жения, которые человек при этом усваивает, лишены для него смысла. Все устремления его направлены лишь на то, чтобы запомнить определенные словосочетания. В силу от сутствия понимания материала человек не может выразить его в какой-нибудь другой знаковой (языковой) форме, на пример, изложить его «своими словами», как часто требует учитель. Ясно, что для того, чтобы внимание учащихся было направлено на предметное содержание излагаемого учителем материала, ему самому, безусловно, полезно варьировать зна ковые формы сообщаемых научных положений. Способность к такому варьированию и выделению тем самым сути дела яв ляется важным элементом педагогического мастерства.

Другим проявлением нарушения принципа предметности в употреблении знаков является то, что в науке часто назы вают схоластикой. Эта характеристика относится уже не к тому, кто призван осваивать результаты познания, а к тем, кто призван выдавать такие результаты.

Одно из проявлений схоластической деятельности в об ласти науки состоит в том, что, вместо анализа и познания вообще тех или иных предметов действительности, схоласт озабочен лишь тем, чтобы сочинить или придумать наукооб разные и «мудреные» комбинации слов и словосочетаний, не относящихся к чему-то, находящемуся вне их. Как сказал Ф. Бэкон, такой ученый выдает «скорлупу слов» вместо науч ных результатов.

Глава HI СИМВОЛИЧЕСКАЯ ЛОГИКА.

ФОРМАЛИЗОВАННЫЕ ЛОГИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ И ТЕОРИЯ ДЕДУКЦИИ § 9. Основные особенности искусственных языков логики по сравнению с естественными языками Мы будем иметь здесь в виду языки, специально создан ные логикой в качестве средства точного анализа некоторых процедур мышления и, главным образом, логических выво дов одних высказываний из других и доказательств высказы ваний. Прежде чем приступить к описанию специальных ло гических языков (языка логики высказываний — ЯЛВ и язы ка логики предикатов — ЯЛП) полезно отметить некоторые их особенности по сравнению с обычными (разговорными, национальными) языками;

при этом будем иметь в виду язык логики предикатов, как более богатый по своим выразитель ным возможностям в сравнении с языком логики высказы ваний.

1. ЯЛП является искусственным языком;

он предназначен для определенных целей (например, для аксиоматического построения теорий, для анализа содержания высказываний естественного языка и выявления логических форм выска зываний, а также понятий, отношений между высказывания ми и понятиями, для описания правил рассуждения, форм выводов и доказательств).

2. Если в обычных языках выделяются три семиотических аспекта — синтаксический, семантичес кий и прагматический, — то в языках, которые подлежат описанию, имеются только синтаксический и семантический аспекты. Как уже говорилось ранее, наличие прагматическо го аспекта в естественных языках связано со встречающи мися в них неопределенностями и отсутствием определен ных правил (смысловой неоднозначностью каких-то выраже ний, и главным образом отсутствием точных правил по строения их выражений, например, предложений). В ЯЛП нет никаких неопределенностей, в нем имеются точные пра вила образования аналогов имен естественного языка (тер мов) и аналогов его повествовательных предложений (фор мул), а также точные правила, определяющие значения его выражений. Языки такого рода называются формали зованными.

3. В естественном языке наряду с той его частью, которая предназначена для описания внеязыковой действительности (объектная часть языка), имеются слова, обозначающие вы ражения самого языка («слово», «предложение», «глагол» и т. д.) и предложения, в которых утверждается нечто, отно сящееся к самому языку («Существительные изменяются по падежам»). Такие языки называются с е ма нт иче с ки замкнутыми. В искусственных языках логики имеется только объектная часть, точнее говоря, они содержат лишь средства для описания какой-то внешней по отношению к нему действительности. Все то, что используется для харак теристики выражений самого этого языка и необходимо при его описании, выделяется в особый язык. Описываемый язык (в данном случае — ЯЛП или ЯЛВ) называется ектным языком, а язык, используемый для его описа ния, анализа и т. п., — метаяз ыком по отношению к данному (объектному).

4. ЯЛП (как и ЯЛВ) характеризуют обычно как символи ческий язык, потому что здесь используется особая символи ка, прежде всего для обозначения логических связей и опе раций. Специальные символы употребляются также в каче стве знаков для обозначения предметов, свойств и отноше ний. Употребление символики способствует сокращению за писи высказываний и облегчает, особенно в сложных ситуа циях, понимание смыслов соответствующих высказываний.

5. Характерной особенностью ЯЛП и ЯЛВ — для систем так называемой классической символической логики — яв ляется их экстенсиональный характер. Для ЯЛП он состоит в том, что предметные значения его термов (аналогов имен ес тественного языка) зависят лишь от предметных значений их составляющих, а истинные значения сложных формул от истинностных значений составляющих последних. Сказан ное относится и к ЯЛВ. Обобщенно говоря, экстенсиональ ность указанных языков состоит в том, что предметные зна чения аналогов сложных имен естественного языка в них за висят лишь от предметных значений, но не от смыслов их составляющих, а истинностные значения аналогов сложных высказываний естественного языка зависят от истинност ных значений (но опять-таки не от смыслов) их составляю щих. Это выражается, например, в том, что свойства и отно шения между предметами в составе высказываний рассмат риваются (или по крайней мере могут рассматриваться) как некоторые множества предметов — объемы соответствую щих свойств и отношений. А также в том, что допустима за мена любой части сложности высказывания, представляю щей собой в свою очередь некоторое высказывание, любым другим высказыванием с тем же истинностным значением.

Наиболее существенным для данных языков является на личие точных правил образования его выражений и припи сывания им значений и особенно то, что каждая знаковая форма приобретает при этом определенный смысл. В есте ственном же языке мы имеем такие выражения (знаковые которые в различных случаях их употребления име ют различные смысловые содержания. Так, например, выра жение «все книги данной библиотеки» имеет явно различ ный смысл в употреблениях: «все книги данной библиотеки написаны на русском языке» и «все книги данной библиоте ки весят 2 тонны».

Важной особенностью ЯЛП является также прямое соот ветствие между структурами его знаковых форм (формул) и структурами выражаемых ими смыслов. Соответствие состо ит в том, что каждой существенной части структуры смысла соответствует определенная часть знаковой формы. Так, в структуре смысла простого повествовательного предложе ния, то есть в структуре простого высказывания, необходи мо выделить, например, отдельные предметы или классы предметов, о которых что-то утверждается в высказывании (в знаковых формах им соответствуют единичные или об щие имена), а также свойства или отношения, наличие кото рых у соответствующих предметов тоже утверждается (в ка честве знаков для них в ЯЛП употребляются предикаторы).

Рассуждения, осуществляемые в естественном языке с учетом смыслов языковых выражений и представляющие собой, по существу, операции именно с этими смыслами (с мысленными предметными ситуациями), могут быть пред ставлены в формализованном языке как операции со знако выми формами высказываний. Операции эти осуществляют ся по правилам формального характера, «формального» в том смысле, что для их применения необходимо учитывать лишь то, из каких знаков составлены знаковые формы и в каком порядке расположены эти знаки. Ясно, что подобная возможность отвлечения от смыслов высказываний при опи сании форм правильных рассуждений необходима для авто матизации многих интеллектуальных процессов и является условием обеспечения максимальной точности в построении научных выводов и доказательств, которые при этом стано вятся всегда проверяемыми.

У людей, не знакомых с современной формальной логи кой, нередко складывается мнение, что она, имея дело со специальными формализованными языками, изучает особые формы рассуждения именно в этих языках. Однако никаких особых форм такого рода не существует. Формализованные языки являются лишь средством выделения различных типов отношений вещей, которые представляют собой логические содержания высказываний и определяют формы правильных рассуждений в любых процессах познания.

Язык логики предикатов, как увидим далее, является ре зультатом определенной реконструкции естественного язы ка, цель которой состоит в том, чтобы привести в соответст вие логические формы высказываний с их знаковыми фор мами: языковые формы этого языка адекватно выражают смысловые структуры высказываний, что отнюдь не всегда, как уже подчеркивалось, имеет место в естественном языке.

Язык логики высказываний является результатом некото рого упрощения ЯЛП за счет того, что в нем не учитывается структура некоторых высказываний. Это обстоятельство приводит к появлению новой семантической категории, от сутствующей в естественном языке, а именно, пропоз и циональных з наков (символов, переменных):

.., предназначенных для обозначения некоторых вы сказываний без учета их внутренней структуры. Существен но, что здесь (в ЯЛВ) не выявляется состав простых выска зываний, их субъектно-предикатная структура, а выявляются лишь логические формы сложных высказываний. Поскольку этот язык имеет более простое строение, методически целе сообразнее именно с него начинать рассматривать искус ственные языки логики.

§ 10. Язык, логика и исчисление высказываний ЯЗЫК ЛОГИКИ ВЫСКАЗЫВАНИЙ (СИНТАКСИС И СЕМАНТИКА ЯЗЫКА) Прежде всего, очевидно, мы должны перечислить основ ные синтаксические категории этого языка, из которых дол жны строиться высказывания и высказывательные формы, называемые формулами ЯЛВ. Перечень знаков этих катего рий называют исходными символами или, иногда, алфавитом языка.

I. Исходные символы ЯЛВ:

а) пропозициональные переменные р, q, r, s, а также эти же символы с числовыми индексами:......

б) логические константы (связки): & (конъюнкция), v (дизъюнкция), (импликация), (отрицание);

в) технические знаки1: ( — левая скобка;

) — правая скобка.

Технические знаки здесь суть синкатегориматические ка тегории (см. § 6). Остальные выражения являются значащими символами. Среди последних пропозициональные перемен ные суть дескриптивные термины (знаки), а остальные — ло гические. Напомним, что пропозициональные переменные не имеют аналогов в естественном языке. Они появляются в Слово «знак» здесь употребляется не в том смысле, как в предыдущей главе. Это употребление является также распространенным: сравните — «знаки препинания». Ясно, что точки, тире, запятые и т.д. не являются представителями каких-то объектов. Слово «знак» употребляется здесь как синоним слов «символ», «выражение» и т. п.

Впрочем, вместо указанной конъюнкции мы можем рас сматривать множество формул... и иметь в виду, что интересующее нас отношение следования имеет место е. т. е. для всех высказываний, которые могут быть образова ны из указанных логических форм (при приписывании од них и тех же истинностных значений каждой переменной во всех формулах, где она встречается);

и не может оказаться так, что все посылки окажутся истинными, а заключение ложным. Согласно этому определению ясно, что при нали чии Г = В имеется также следование формулы В из любого расширения множества Г. Теоретически это расширение возможно до бесконечного множества.

ЗАКОНЫ ЛОГИКИ ВЫСКАЗЫВАНИЙ • Законом логики высказываний называется формула, которая при любых распределениях истинностных значений, входя щих в нее пропозициональных переменных (то есть для лю бых высказываний, которые могут быть получены из данной формулы), принимает И — истинно.

Для метаутверждения есть логический закон» принято обозначение А. Про формулу, представляющую собой за кон логики высказываний, говорят, что она всегда истинна или, как в логике принято говорить, она тождественно ис тинна.

Примеры:

р v р — закон исключенного третьего;

(р & р) — закон противоречия;

(р & q) з p — закон исключения &;

з (р v — закон введения v ;

— закон консеквента;

(р з q) з р) — закон контрапозиции;

р q) p) — закон усиленной контрапозиции;

(р (р ((р q) (р — закон самодистрибутив ности импликации.

Для утверждения того, что некоторая формула А является законом логики, то есть тождественно-истинной, употребля ют обозначение: А (таким образом этот знак можно было бы поставить перед каждой из только что приведенных формул).

Важно иметь в виду, что каждый закон логики имеет бес конечное множество вариантов. Например, простые вариан ты закона исключенного третьего: v v v и т. д. Другие формулы получаем подстановкой вместо ка ких-либо его пропозициональных переменных любых фор мул данного языка (вместо всех вхождений одной и той же переменной должна, конечно, подставляться одна и та же формула). Так, получаем, например:

& v & и т. д. В полученные выражения снова можно совершать подобные подстановки вместо В обобщенном виде выражения законов логики получаем, используя метаязыковые переменные А, В, С, D для любых высказываний данного языка. Тогда для рассмотренных выше законов получаем: A В) з В з А з (A v В);

(В & з В;

(Аз з z> И Т. Д. ЭТО схемы соответствующих законов логики.

Определяя отношение логического следования, закон ло гики, используя схемы высказываний, мы задаем тем самым неявным образом бесконечное множество случаев отноше ния логического следования и законов логики. И в каждом данном конкретном случае — для заданного множества вы сказываний Г и В и для заданного высказывания А — мы мо жем определить, имеется ли между Г и В отношение логи ческого следования и представляет ли собой А закон логики.

Имеется определенная связь между законами логики вида А з В и отношением логического следования: (А з В) е. т. е. A В;

в более общей формулировке:

Например, поскольку имеем а также ((Р, и, наконец Ясно, что не все формулы языка логики высказываний яв ляются тождественно-истинными. Имеются также так назы ваемые т ождест венно- ложные формулы — формулы, принимающие значение Л (ложь) при любых рас пределениях значений имеющихся в них пропозициональных переменных (символов). Любая тождественно-ложная форму ла представляет собой отрицание закона логики. Ясно также, что имеет место и обратное — отрицание тождественно-лож ной формулы есть закон логики. Наконец, имеются формулы не тождественно-истинные и не тождественно ложные — та кие, которые при одних распределениях значений пропози циональных переменных истинны, а при других ложны:

Их называют обычно выполни мыми, имея в виду узкий смысл этого термина. В широком смысле выполнимыми — принимающими значение «истина» при каких-нибудь значениях переменных — являются и тож дественно-истинные формулы.

Читателю самому должен быть ясен ответ на вопрос: к какому классу формул относится если само А не тож дественно-истинная и не формула.

• Упражнение Определите, к какому типу (тождественно-истинная, тож дественно-ложная, выполнимая) относятся формулы:

р;

(р & p.

Понятие логического следования является центральным понятием логики. Как увидим далее, оно существенно для выяснения многих понятий логики и для решения многооб разных задач логического характера, главная же его роль со стоит в том, что оно составляет основу правильных рассуж дений и доказательств.

Рассмотрим, например, следующее рассуждение. «Если на данное движущееся тело не действуют никакие силы или равнодействующая всех действующих сил равна нулю, то оно движется равномерно;

данное тело движется неравно мерно, следовательно, равнодействующая всех сил, действу ющих на тело, не равна нулю». Задача теперь состоит в том, чтобы определить, правильно ли это рассуждение. Обозна чим через р высказывание «на данное тело действуют какие то силы» (тогда « означает «на тело не действуют ника кие силы»;

q — «равнодействующая всех сил, действующих на тело, равна нулю», г — «данное тело движется равномер но». Тогда все указанное рассуждение в языке логики вы сказываний запишется так р v q) г, г Правильно ли это рассуждение и как можно обосновать? И что значит вообще: правильное или неправильное рассуждение? Чита тель согласится, что на эти и подобные вопросы нам нередко приходится отвечать в самых различных ситуациях в практи ческой и теоретической деятельности. Причем, отвечать, полагаясь лишь на интуицию и не имея каких-либо четких критериев. Логика же, используя понятие логического следо вания, дает четкие и точные ответы на эти и подобные во просы.

Прежде всего следует сказать, что термин «рассуждение» употребляется в весьма широком смысле. Но обычно имеют в виду процесс выведения некоторого высказывания из ка кого-либо множества высказываний, как это имеет место в предложенном для анализа примере. В таком случае правиль ность рассуждения сводится к вопросу о логическом следо вании. Если рассуждение, в котором человек выводит неко торое высказывание В из множества высказываний Г пра вильно, то Г В. А это значит, что если последнее неверно (из Г логически не следует В), то рассуждение неправильно.

Рассуждения (выводы) осуществляются по определенным правилам. Сложное рассуждение — сложный вывод — может представлять собой последовательность применения нескольких правил. Само правило вывода — это простой, или как говорят, непосредственный, вывод. Простой вывод некоторого высказывания В из А правилен, е. т. е. В. Та ким образом, мы имеем критерий правомерности тех или иных правил рассуждения: правило, позволяющее выводить из А правомерно, е. т. е. A В практике научного познания и в повседневной жизни понятие логического следования мы связываем не только с анализом рассуждений. Часто возникает самостоятельная за дача определить, следует ли что-то из чего-то или нет? Сле дует ли, например, предложенное решение задачи из сфор мулированных для нее условий?

Имея теперь определение логического следования и зная поэтому, что значит «правильное рассуждение», мы можем решить задачу не просто ссылкой на интуицию, а решить до казательно. Это можно сделать, применяя аппарат логичес кого исчисления (в данном случае исчисления высказыва ний) см. соответствующий раздел данного параграфа. Но значительное упрощение дела дает применение табличного способа логического анализа рассуждений — выводов. В ос нове его лежит табличное определение тех логических свя зок, интерпретация которых была дана выше. При этом спо собе явно выражается характеристика этих связок как неко торых функций, соотносящих истинностным значениям со ставных частей сложного высказывания значение всего вы сказывания. Точно говоря, мы рассматриваем логические формы возможных высказываний — неинтерпретированные формулы описанного языка логики высказываний — (А & В), В), Перебирая все возможные распределения истинностных значений подформул, составляющих эти фор мулы В трех первых случаях и А — в последнем), ука зываем для каждого распределения значение всей формулы.

Конъюнкция, например, есть следующая функция А В И И И И Л л А Л и А Л л В столбцах А и В указаны возможные распределения ис тинностных значений А и В (А и В есть составляющие слож ного высказывания Каждое распределение истинно стных значений употребляемых переменных составляет от дельную строчку входной части таблицы. В соответствую щих строчках столбца для А & В указано значение нашего сложного высказывания в зависимости от значений состав ляющих А и В. соответствии с данной выше интерпрета цией конъюнкции мы получаем здесь, что образованное по средством этой связки сложное высказывание истинно лишь в случае, когда истинны оба составляющие его высказыва ния. По такому же принципу и в соответствии с интерпрета цией определяются и другие связки:

А AvB А в А В в И 1 и И И и И И А И А И И И А Л Л И А И л И Л И л и и Л Л л л л и Для решения сформулированной выше задачи необходи мо записать данные нам высказывания на языке логики вы сказываний. При этом для обозначения простых (не содер жащих логических связок) высказываний употребляют про позициональные переменные. Например, обозначим через р высказывание «на данное тело действуют какие-то тогда означает «на данное тело не действуют никакие силы»;

«q» •— «равнодействующая всех сил, действующих на тело, равно нулю»;

— «данное тело движется равномер но». Тогда первая посылка будет выглядеть так v q) г», вторая — а заключение — Все рассуждение представится в виде: р v q. Отвлечемся теперь от конкретных содержаний этих высказываний и соответ ствующих им инстинностных значений q, p, превратим по следние в пропозициональные переменные и все высказыва ния в логические формы, которые нам собственно только и надо учитывать при решении вопроса о правильности рас суждения. Согласно понятию следования мы должны устано вить, во всех ли строчках таблицы, где истинны обе посыл ки, истинным является также и заключение.

Построение таблицы начинается с перебора всех распре делений истинностных значений И, А пропозициональных переменных, имеющихся в посылка и заключении вывода. В данном случае р, q, Это — входная часть таблицы. Далее для каждого распределения, то есть для каждой строчки входной части таблицы, вычисляются значения всех слож ных (содержащих логические связки) подформул данных формул (в нашем примере — это подформулы первой по сылки Далее, в зависимости от значений по следних, а в конечном счете от значений пропозициональ ных переменных в каждой строчке, определяются значения самих посылок и заключения вывода.

Ради сокращения процедуры вместо того, чтобы выписы вать отдельно сложные подформулы посылок и заключения, можно, и мы сделаем это, подписывать ее значения под зна ком последней операции в ее построении (главный знак под формулы). Приводим соответствующую таблицу. Указанные принципы ее построения легче уяснить, имея ее налицо:

г р А А и и и А И А и и Л Л И Л И и л и А И И Л Л И и л И И И И Л л и Л А И И Л л и и И И И И И л л л И л л л и и л и Как видим, интересующее нас следование имеет место.

Обе посылки истинны только в четвертой строчке, но в ней истинно и заключение.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ИСТИННОСТНЫХ ТАБЛИЦ Прежде всего при построении истинностных таблиц надо определить число возможных распределений значений для данного перечня переменных, то есть число строк в таблице.

Естественно, оно зависит от числа переменных. При п пере менных имеем строк. Для нашего случая п равно 3, значит количество строк в таблице — 8 (23) = 2x2x2 = 8. Полезно также принять и определенный принцип перебора возмож ных распределений истинностных значений переменных.

Например, как это сделано в приведенной таблице, для по следней переменной во взятом перечне (в нашем случае — г) чередование значений И и Л в соответствующем ей столбце идет через одну строку, для предпоследней — через 2 стро ки, далее — через 4, 8 и т. д. строк.

Это словарно-лексический способ построения входной части таблицы. Суть его в том, что при понимании последо вательностей истинностных значений в строках как слов (в нашем случае И И И, И И Л и т. д.) в двухбуквенном алфа вите И и Л, они (эти слова) оказываются расположенными по алфавиту (так как они должны бы быть расположенными в словаре).

Для решения интересующего нас вопроса, следует ли за ключение из посылок, надо в соответствии с определением логического следования установить, имеются ли такие строки (распределения значений), в которых все посылки истинны, а заключение ложно. При отсутствии таковых ответ положите лен. При наличии указанных строк отношения логического следования нет (а значит, и рассуждение неправильно).

Учитывая упомянутую ранее связь между отношением логического следования Г В, когда Г есть конечное множе ство формул.... и законом логики...) можно решить очевидно тот же вопрос о наличии следования, составив указанную имплика цию. В нашем примере — v q) и устано вить, является ли она тождественно истинной формулой, то есть истинной во всех строках таблицы. Вместо указан ной импликации всегда можно взять равносильную ей... з В) (в последнем случае мы опускаем скобки в записи которые могут быть рас ставлены любым образом с учетом того, что & является би нарной связкой). В нашем случае это Таким образом, другой тип задач, который решается по средством таблиц, — это выяснение того, является ли неко торая формула законом логики, то есть тожественная истин ной;

выяснение того, какие она принимает значения в зави симости от своих составляющих, что означает выяснение ус ловий истинности и ложности некоторого данного высказы вания в зависимости от распределения истинностных значе ний пропозициональных переменных в его логической фор ме. Возможно также решение задач о совместимости или не совместимости каких-то высказываний, их равносильности или неравносильности, которые будут рассмотрены в связи с классификацией видов отношений между высказываниями (см. гл. VIII, § 34). Здесь приведем решение вопроса о том, является ли та или иная формула законом логики высказы Возьмем, например, (р q) з p v q). Является ли формула истинной при всех распределениях значений имею щихся в ней переменных? Следующая таблица (которую мы строим без указанных в предыдущем примере упрощений) показывает, что указанная формула действительно является законом логики, поскольку истинна при любом распределе нии истинных значений ее пропозициональных перменных.

(p&q) р q Р q) р Я q) И И Л А А И И и Л Л Л И И Л И и А И Л И Л И Л И А Л Л И И И И л • Упражнения 1. Определите, следует ли высказывание вида q) из:

из из (г v из q, из p.

2. Является ли высказывание вида р v следствием посы лок ( (р & q) и р и р?

3. Установите, какие из перечисленных ниже формул яв ляются законами логики высказываний или их отрицаниями Изложенные методы логического анализа являются мощ ным средством для решения многообразных задач логико гносеологического характера и применимы в весьма нетриви альных случаях практико-исследовательской деятельности.

Возьмем, например, хотя бы такие познавательные ситуации, когда имеется значительное количество высказываний, из ко торых нужно извлекать следствия или решать вопросы о том, являются ли некоторые утверждения следствиями из них.

Большое количество информации может быть получено при социологических опросах, при расследовании преступлений, при описании всякого рода автоматических устройств. В по следнем случае, например, если в автоматическом устройстве имеется несколько взаимодействующих механизмов р, r, s, и т. д., возникают описания вида: 1) если сработал механизм р и не сработал д, то сработал механизм г, 2) если не сработал механизм то сработал р. В таких случаях наиболее суще ственными являются вопросы что будет (то есть какие механизмы сработают или нет), если не сработал один и сра ботал другой? и т. д. Это означает, что нужно вывести следст вия относительно взаимодействия других механизмов. Для решения этой задачи мы не имеем пока средств. Их дает нам аппарат логических исчислений и некоторые другие логиче ские разработки, в частности, раздел современной логики, на зываемый «алгеброй логики»1. Здесь же предложим читателю решить, является ли следствием из двух указанных высказы ваний, а также из того, что не сработал механизм высказы вание о том, что сработал механизм д?

При решении этих и подобных задач можно воспользо ваться некоторыми упрощениями табличного способа анали за. Во-первых, возможно упрощение вычисления значений сложных высказываний. Вместо того, чтобы выделять составляющие части сложного высказывания, вычисляя их значение отдельно, мы можем это сделать прямо в составе данного высказывания. Рассмотрим, например, значение вы сказывания ((р v g) д&г), не выписывая отдельно его подформул р, g, (p v g), g, г, Их значение вычисля ем в составе всей формулы, подписывая результаты под зна ками соответствующих связок. Для первой подформулы — под знаком v, для второй — под знаком для третьей — под знаком &, как это сделано в следующем примере:

г & р q и и и И Л л л И Л и и л л л И и л и и и и И и л л л и л И л и и л л л И л и л л л л Л л л и и и и л л л л и и л Формальная логика. — Л.: Изд. ЛГУ, 1977.

Значение всей формулы указывается в столбце под зна ком который является знаком последней операции в по строении всей формулы.

И, наконец, решать вопрос о том, следует ли какое-то вы сказывание из других или является ли какая-либо формула законом логики высказываний, можно вообще не прибегая к построению таблицы, — так называемым методом рассужде ния «от противного». Например, нам надо проверить, имеет ся ли отношение р q, Предполагаем, что последняя формула (q) не является следствием из указанных посылок и р. Тогда можно найти такое распределение значе ний переменных, при котором все посылки истинны, а за ключение ложно. Пытаемся найти такое распределение.

Если это удается, следования нет. Если не удается, отноше ние следования имеет место.

И Л Л И Л р p q В нашем случае, предполагая q ложным, мы должны, ко нечно, всем вхождениям q в посылках приписать это же зна чение. Далее у нас есть посылка р. Предполагаем, что она ис тинна, тогда видим, что первая посылка оказывается ложной (см. таблицу истинности для импликации). Следова тельно, осуществить задуманное распределение значений («все посылки истинны, заключение ложно») не удается, значит q следует из данных посылок.

• Упражнения 1. Решите методом «от противного», являются ли закона ми логики:

2. При помощи метода «от противного» установите, имеет ли место логическое следование:

а) р q из q g & s из множества следующих посылок: s), из & & (рз g);

г) 3. Работа некоторого автоматического устройства (имею щего механизмы р, д, г) удовлетворяет условиям: если не срабатывают механизмы р или или оба вместе, то срабаты вает д, если срабатывают р или д или оба вместе, то не сра батывает г. Можно ли отсюда заключить, что если срабаты вает механизм г, то срабатывает и р?

Наряду с отношением логического следования в логиче ских построениях большую роль играет отношение че с кой э кв ив а ле нт нос т и — логической равно значности. Утверждение о наличие этого отношения между высказываниями А и В обозначается в виде А В. Оно озна чает просто двустороннее следование А В и В A.

Указанное отношение эквивалентности (знак « ») — это отно шение метаязыка. Можно, и часто это делают, ввести аналог этого отношения в сам язык, т. е. ввести в язык новую связку, называе мую которую можно обозначить Тогда расши ряется понятие формулы — появляются формулы вида В высказываниях этого вида мы выражаем, конечно, уже не отноше ние между высказываниями А и В, как в метаязыке, а отношение или связь между самими ситуациями, которые представляют А и В.

Такого рода высказывания всегда можно выразить через & и з как (А В) (В А), то есть эквиваленция — это двусторонняя импли кация. Ясно, что формула А~В является тождественно-истинной, то есть представляет логический закон нового вида, если тожде ственно-истинны А з В и В з А.

Наряду с логической эквивалентностью в науке нередко прихо дится иметь дело с фактическими эквивалентностя м и. Для выражения фактической эквивалентности двух высказы ваний А и В в метаязыке можно использовать то же выражение но трактовать его как истинность двух импликаций В и В з А. Это значит, что А и В при каком-то данном их содержа нии имеют одинаковое истинностное значение: либо оба истинны, либо оба ложны. В этом случае для этого отношения более подхо дящим термином является равнозначность. Например, рав нозначными — фактически эквивалентными являются высказыва ния арифметики «Число N делится на 6» и «Число N делится на и на 3» или геометрии «Данный треугольник является прямоуголь ным» и «В данном треугольнике квадрат одной из сторон равен сумме квадратов двух других сторон». Отношения между соответ ствующими ситуациями и В можно выразить в языке, используя тот же язык эквиваленции, в виде А ~ В. В естественном языке это высказывание произносится как «Л, если и только если, или тогда и только тогда, когда Выделение отношения логической эквивалентности в ка честве специального отношения между высказываниями оп равдывается хотя бы уже тем, что имеется специальная фор ма рассуждений — рассуждений посредством лентных В таких рассуждениях мы, исходя из некоторых установленных эквивалентностей, получаем новые эквивалентности, пользуясь формулируе мым ниже правилом замены эквивалентных эквивалентной замены).

В числе исходных эквивалентностей логики высказыва ний полезно запомнить следующие:

Взаимовыразимость логических связок 1. 4.

2. ((Л (А 5.

3. 6.

Законы образования контрадикторной противополож ности 8. ((А (В (В з (A з С))) — Закон перестановки усло вий (антецедентов).

9. (В з з ((A & В) з — Закон объединения усло вий (закон импортации).

10. С))) — Закон разъединения усло вий (закон экспортации).

11.

12.

IV. Свойства и v 2. • 1 Коммутативность и v.

5. ((A (B v ~ ((A v (A — Дистрибутивность & относительно 6. v относительно &.

7. 8. j Законы поглощения.

9. — Закон исключения истинного члена 10. ((A v (В В)) ~ А) — Закон исключения ложного члена (A v А) — Закон исключенного третьего.

12. (А & А) — Закон противоречия.

Строго говоря, выделенные здесь выражения — это схе мы эквивалентностей, поскольку левые и правые части этих эквивалентностей не формулы языка, а их за писанные в метаязыке. Каждая схема представляет беско нечное множество эквивалентностей для формул. Напри мер, частным случаем первой эквивалентности (1.1) являют ся:

p v r)) и т. д., и т. п.

Правило замены эквивалентных формулируется обычно (см.: принцип взаимозаменяемости знаков — глава § 7) в виде: С означает некоторую формулу, в кото рой возможно имеются вхождения А. — результат заме ны каких-либо из вхождений А формулой В. Конечно, мо жет совпадать с самим А — тогда есть В.

Практически более удобной для осуществления эквива лентных преобразований некоторой формулы является сле В дующая формулировка того же правила:. На осно ве эквивалентности (р q) р v q) (A В) по только что ука занной формулировке правила замены эквивалентных, из ((р ID q) можем получить p v q) ID Г) Далее, ис пользуя эквивалентность p v q) ID г) ( p v q) пере ходим от предыдущего высказывания к последнему.

В первом применении правила замены роль А, очевидно, играла р ID q, В — р v q). Во втором применении А (оно же есть р v q) Г, а В (оно же есть р v q) v Оче видно, что обе эквивалентности, которые мы здесь использо вали, представляет одна и та же схема: (Л В) Л v В).

В процессе осуществления эквивалентных преобразований часто используют именно схемы без специального выделения их частных случаев. Тогда некоторая данная схема преобра зований представляет бесконечное множество преобразова ний тех или иных формул указанных видов.

Следующая последовательность преобразований в четыре шага представляет собой схему эквивалентных преобразова ний:

• Упражнение Укажите, какие эквивалентности использованы на каждом шаге преобразований в только что приведенном примере.

В заключение данного раздела надо заметить, что поня тие следования и связанное с ним понятие логического зако на в описанной системе — классической логики — страдают определенными недостатками, которые называют парадокса ми. При этом имеется в виду некоторое несоответствие по нятия следования и законов вида (А з В), определенным интуитивным представлениям об отношении логического следования. По идее, наличие следования А В между высказываниями А и В должно означать, что логическое со держание В (информация, которую выражает логическая форме В) составляет часть логического содержания А. Одна ко для классического следования, если, например, В есть ло гический закон нашей системы (то есть имеем во бы не было А имеем А В А и оказываются логиче скими законами формулы вида (А з В), В з A).

В частности имеем (р & р) g и fc= (p & p) з g (на эти случаи обращают особое внимание, подчеркивая, что в дан ной логической системе «из противоречия следует все, что угодно». О таких парадоксальных случаях говорят, что меж ду А и В нет связи по содержанию, или иначе — «А не реле вантно В», Парадоксами «нерелевантности» («иррелевантности») страдает также и импликация данной системы — материаль ная импликация По идее эта связка должна быть более или менее точным аналогом логического союза естественно го языка «если..., то...». Так ее обычно и понимают, читая формулу вида как «Если р, то д». Однако в естествен ном языке предполагается, что связка «если..., то...», будучи примененной к двум высказываниям, выражает некоторую связь между ними по содержанию. Для материальной же им пликации формула истинна, как мы видели, когда лож но р или истинно д, независимо от того, каково содержание высказываний р и д. Истинными поэтому оказываются, на пример, высказывания «Если = то Земля вращается вокруг своей оси», а также и «Если = 5, то Земля не вращается вокруг своей оси». Однако указанные парадоксы следования и материальной импликации не исключают по лезных применений описанной логической системы. Тем бо лее если трактовать формулы вида А з В как A v В в соот ветствии с имеющейся в системе эквивалентностью данных выражений, иначе говоря не рассматривать « з » как аналог союза «если..., то...». При такой трактовке « з » парадоксы импликации вообще исчезают. Хотя исключение из языка союза то...» значительно ограничивает возможности его применения.

В настоящее время имеется уточнение классического по нятия следования и соответственно понятия импликации « z>», в результате которых устраняются указанные парадок сальные случаи. На основании такого уточнения систем классической логики выделена так называемая релевантная система, а именно, система Е (of Вместо класси ческого следования в них мы имеем релевантное, а матери альная импликация « заменяется интенсиональной (или Разница между классическим и релевантным следовани ем может быть охарактеризована так: классическое А = В (Г = В) указывает на связь между высказываниями А и В (множеством высказываний Г и В) по их истинностным зна чениям. Точнее говоря, на невозможность ложности В при истинности А (при истинности высказываний в Г). Релевант ное же следование между А и В (Г и В) означает, что логи ческое содержание заключения В составляет часть логичес кого содержания А (или совокупного логического содержа ния высказываний Г).

Для решения многих вопросов теории познания и мето дологии, связанных с применением логики, необходимо ис пользование релевантного следования и формализованного языка с интенсиональной импликацией. Однако во всех слу чаях, когда нас интересует только правильность выводов, по нимаемая как наличие гарантии истинности заключений вы водов при истинности посылок, применима система класси ческой логики, то есть понятие классического следования и материальной импликации.

ИСЧИСЛЕНИЕ ВЫСКАЗЫВАНИЙ Построение и анализ логических исчислений (высказыва ний и предикатов) составляют содержание одного из наибо лее важных разделов современной логики как науки. Это — существенная часть теории дедукции. Теория дедук ции включает: 1) описание формализованного языка;

2) логи ку языка;

3) исчисление.

из Исчисление — это формализация соответствующей логи ки. Исчисления составляют основное содержание современ ной логики. Теория дедукции, включающая логические ис числения, — это формальная логика в строгом смысле этого слова. Однако в данном случае речь идет о современном эта пе логики. Как в традиционной, так и в современной логике предметом изучения формальной логики (теории дедукции) являются формы правильных рассуждений (выводов, доказа тельств), или, как их было принято называть прежде, формы дедуктивных умоз аключений.

Умозаключением вообще называют один из приемов по знания — выведение из имеющихся высказываний нового вы сказывания, то есть некоторый логический прием получения нового знания на основе имеющегося.

Наряду с дедуктивными выводами (умозаключениями) су ществуют также индуктивные (а некоторые авторы выделя ют еще и традуктивные выводы).

Специфика дедуктивных выводов состоит в том, что они обеспечивают истинность выводимого высказывания — за ключения — при истинности исходных суждений — посы лок вывода (умозаключения). Это свойство дедуктивных вы водов обусловлено, в свою очередь, наличием определенной связи между их посылками и заключением. Их связь воспро изводит отношения логического следования между соответ ствующими высказываниями.

Имеется принципиальное различие между теорией дедук ции в традиционной логике и современной. В традиционной логике теория сводилась, в основном, лишь к эмпирическому выделению и описанию некоторых форм правильных суждений — правил дедуктивного вывода — без какого-либо полного их обоснования. Дело в том, что в прежней логике не было необходимых для этой цели понятий логического за кона и отношения логического следования.

Основой метода построения теории дедукции с примене нием метода логических исчислений является, как мы уви дим позднее, наличие взаимосвязей между самими законами и правилами вывода, в силу которых одни законы и правила можно обосновывать с помощью других. Исчисление (логи ческое) — это теория, которая строится, как уже ясно из предыдущего, на базе некоторого формализованного языка, например, исчисление высказываний на базе описанного язы ка логики высказываний. При построении исчисления, во первых, в качестве исходных выделяется минимальное мно жество формул — законов логики — и правил вывода (в ак сиоматических системах) или только правил (в натуральных системах). Во-вторых, определяются понятия вывода и доказательства. Понятие вывода — какой-либо фор мулы из множества формул — и понятие доказательства формулы являются основными в логическом исчислении.

Эти понятия определяются таким образом, чтобы а) всякая доказуемая формула представляла собой закон логики, фор мулируемый в данном языке, и чтобы б) была осуществить доказательство любой формулы, представляю щей собой закон логики. При этом в случае доказательства формул вида В)...)) осуществим также вы вод формулы В из множества формул..., соответ ствующий имеющемуся в таком случае отношению логиче ского следования:..., Показательно, что выво ды и доказательства осуществляются при этом по мальным правилам, то есть по таким правилам, для применения которых не требуется учитывать смысл употреб ляемых высказываний, надо учитывать лишь характер знако вых форм этих высказываний (состав и порядок расположе ния знаков языка, из которого они построены). Более того, правильность или неправильность осуществляемых выводов и доказательств оценивается без учета смысла имеющихся высказываний. Последний может приниматься во внимание лишь в эвристических целях — при поиске и составлении плана доказательства или вывода, при определений необхо димых средств его построения и т. д.

Все сказанное означает, что в исчислении осуществляет ся формализация основных понятий логики, а именно: зако на логики и отношения логического следования. Для каждо го из этих семантических понятий формулируется его син таксический (формальный) аналог: для закона логики — до казуемая формула, для отношения логического следова ния — формальный вывод, в результате осуществления кото рого устанавливается формальная выводимость. Употребляя для доказанности формулы А обозначение - А, а для выво димости формулы В из некоторого множества формул Г обозначение Г - В, получаем — при правильном построении исчисления — следующие соотношения между указанными семантическими понятиями и их синтаксическими аналога ми:

. Л е. т. е. А и Г В е. т. е. Г В.

Если выполняются эти соотношения, то говорят, что в ис числении осуществлена адекватная формализация основных понятий: закона логики и отношения логического следования.

Важно заметить, что, в силу сказанного, построение логиче ского исчисления означает также фо р ма л из а цию рассуждений. Естественные рассуждения заменяются здесь формальными преобразованиями знаковых форм вы сказываний. Это обеспечивает точность и проверяемость вы водов и доказательств и открывает возможность передачи осуществления соответствующих видов интеллектуальной деятельности человека машине. Однако в тех или иных случа ях оказывается, что формализация неполна, а для некоторых языков она и принципе не может быть полной. При непол ной формализации имеем: если А, то А, но обратное име ет место не для любых формул. Аналогично, при наличии вы водимости Г В имеется отношение Г В, но не для всякого отношения логического следования может быть построен формальный вывод, то есть получена соответствующая фор мальная выводимость. В последнем случае говорят, что логи ческое исчисление непротиворечиво относительно заданной семантики языка, но не является полным. При адекватной же формализации основных семантических понятий оно семан тически непротиворечиво и полно относительно заданной се мантики. Утверждения о наличии у исчисления этих и других подобных свойств называются мет ат еоремами ис числения. Их доказательство осуществляется иными сред ствами, чем доказательство теорем самого исчисления1.

Существуют различные способы формализации логики и соответственно различные формы (или типы) логических ис числений. В качестве основных выделяются аксиомат и ческие системы, нат уральные системы и системы се кве нциальног о типа. Внутри каж дого типа возможны также различные, но эквивалентные между собой (представляющие формализацию одной и той Важную роль здесь играет метод математической индукции.

же содержательной логической теории) системы, различаю щиеся составом постулатов (аксиом и исходных правил вы вода — в аксиоматических системах;

исходных правил выво да — в натуральных системах;

исходных секвенций и правил вывода для секвенций — в исчислениях Построение систем логических исчислений имеет двоя кое значение. Во-первых, теоретическое для самой логики, поскольку в процессе и в результате этого построения выяв ляются связи между логическими законами, правилами вы вода. Из бесконечного множества тех и других выделяется множество исходных, достаточных для доказательства всех формул, представляющих логические законы, для воспроиз ведения всех возможных отношений следования, для обос нования любого из допустимых правил рассуждения и т. п.

Во-вторых, построенное логическое исчисление может быть использовано как логический аппарат для осуществления выводов и доказательств в тех или иных нелогических тео риях, построенных на базе соответствующего прикладного формализованного языка. Построение теории при этом осу ществляется просто добавлением специальных ее аксиом к постулатам логического исчисления.

Построение всякого логического исчисления, как и лю бой формальной системы, начинается с формулировки пос тулатов. В а к с и о ма т и ч е с к и х л о г и ч е с к и х сист е ма х таковыми являются: некоторое непустое мно жество аксиом — формул, являющихся законами логики, и так же непустое множество правил вывода (правил преобра зования формул). При этом обычно прибегают к сокраще нию количества связок языка с учетом того, что одни из них могут быть выражены (определены) через другие. Например, & и v посредством и Так, согласно имеющимся в задан ном языке отношениям, формула А & В истинна е. т. е. истин на формула (A Av В истинна е. т. е. истинна A В. В силу этого при построении исчисления можно принимать в качестве основных его связок только и а формулы вида А & В и A v В рассматривать как сокращения, соответствен но, для формул: (A В) При построении аксиоматических исчислений качествен но различаются системы с конечным и бесконечным мно жеством аксиом, или — системы с а кс иома ми и с ис т е мы со с х е ма ми аксиом. Бесконечное множество аксиом задается перечислением некоторого ко нечного множества схем аксиом.

Аксиома — это формула языка. Например, в языке логи ки высказывании в аксиом можно взять формулы или Схема аксиом — это выражение метаязыка, представля ющее бесконечное множество формул определенной струк туры. Например, Различные формулы получа ются заменой А, В какими-либо формулами языка (подста новкой вместо А и каких-либо формул языка). Ясно, на пример, что формулы и и т. д. будут принадлежать к одной и той же схеме:

Принимая во внимание все вышесказанное, аксиомати ческую систему исчисления высказываний можно задать следующим образом:

I. В качестве схем аксиом выступают:

— схема б) — схема самодистрибу тивности импликации;

в) — схема обратной (сильной) кон трапозиции.

II. Правило вывода (в данной формулировке одно): из И А непосредственно выводимо В. В иной записи:

— правило modus ponens — m. р. (правило «модус поненс».) III. Доказательством некоторой формулы В в данной сис теме называется непустая конечная последовательность фор мул.... в которой каждая формула есть или аксио ма (частный случай какой-либо из схем аксиом) или получа ется из предыдущих формул последовательности по правилу вывода и последняя формула которой есть В.

Формула, для который имеется доказательство, называ ется теоремой системы.

Нетрудно проверить, что последовательность, состоящая из одной аксиомы, есть доказательство этой аксиомы. Зна чит, все аксиомы системы являются и ее теоремами.

В практике познания в определенных случаях возникает необходимость проводит рассуждения с использованием не которых допущений, то есть высказываний, которые не яв ляются доказанными, например, в той или иной теории1.

Формальным аналогом таких рассуждений у нас будет поня тие вывода из допущений.

Выводом формулы В из множества допущений Г называ ется непустая конечная последовательность формул..., в которой каждая формула есть или некоторое допу щение из Г, или аксиома системы, или получается из пред ыдущих формул по правилу вывода, и последняя формула этой последовательности есть В.

Очевидно, что понятие вывода из допущений является обобщением понятия доказательства. Доказательство есть вы вод из пустого множества допущений. Утверждение о нали чии вывода (выводимости) формулы В из множества допуще ний Г записывается (в метаязыке, конечно) в виде Г ь в слу чае пустого Г (то есть при наличии доказательства В) имеем В (читается: «В доказано» или «В есть теорема системы»).

Рассмотрим в качестве примера доказательство формулы Для удобства нумеруем члены последовательности и указываем для каждой формулы, является ли она аксиомой или получена из других формул;

указания такого рода назы ваются анализом доказ ат ельст ва (вывода).

1. зр) — аксиома (частный случай схемы кон секвента).

2. ((рз p) з р)) з (рз р)) (рз р)) — аксиома (частный случай схемы самодистрибутивности 3. (р з (р з р)) з (р з р) — из пунктов 2 и 1 поправилу т. р.

4. (р з (р з р) — аксиома (частный случай схемы консек вента).

5. (р з р) из пунктов 3 и 4 по т. р.

НИЧТО не мешает нам, конечно, рассматривать в качестве допущения и некоторую формулу, фактически являющуюся теоремой, отвлекаясь от того, что существует ее доказательство.

Итак, имеем то есть «формула есть теоре ма нашей системы».

Если вместо формул (выражений языка) использовать схемы формул (выражения метаязыка), а вместо аксиом — схемы аксиом и их варианты, то получим схему дока з ательства формул определенной структуры. Соответ ственно вместо выводов можем строить схемы выво дов. Каждый вариант той или иной из схем аксиом мы обозначаем тем же названием.

Схема доказательства формул вида 1. А з — схема консеквента (один из вариантов).

2. — схема само дистрибутивности 3. (А (А з А)) з (А з А) — из пунктов 2 и 1 по т. р.

4. А з з А) — схема консеквента.

5. А з А из пунктов 3 и 4 по т. р.

В символической логике имеется доказательство того, что приведенная формулировка исчисления высказываний пред ставляет собой адекватную формализацию понятий закона логики и отношения логического следования.

Мы не останавливаемся здесь подробно на рассмотрении этой системы, как и вообще аксиоматических построений, поскольку имеются значительные сложности в применении их как аппарата дедукции. Уже из рассмотренного примера доказательства казалось бы самого простейшего закона логи ки видно, насколько трудно осуществимы в этой системе до казательства и выводы. Трудно определить в каждом конкрет ном случае доказательства, какие именно из аксиом нужно выбрать в качестве посылок для его осуществления. К тому же выводы здесь значительно отличаются от тех, которые мы имеем в естественном языке. И отличаются именно тем, что в последних не употребляются в качестве частей — посылок выводов и доказательств — законы логики, а ведь аксиомы, как мы помним, и являются таковыми. В математических до казательствах, например, в геометрии, посылками доказа тельств являются аксиомы геометрии или уже доказанные на их основе утверждения. В ряде других случаев, и особенно вне аксиоматических теорий, это могут быть просто какие-то Ясно, конечно, что к формулам данного вида будут принадлежать та кие, например, как: (А & В) (А & В), (В (В и др.

допущения (гипотезы). Указанные трудности в построении выводов и доказательств и несоответствие естественным рас суждениям преодолеваются в определенной мере в системах натурального типа, к рассмотрению которых мы и переходим;

там мы увидим, в частности, что доказательство того же зако на тождества мы получим всего в два шага! Однако в натуральных системах возникают свои трудности. Они связа ны с определением вывода. Обычно его определения получа ются здесь весьма усложненными. Дело в том, что, устраняя из множеств возможных посылок выводов и доказательств законы логики, мы должны использовать так называемые не прямые правила рассуждения (см. дальше). В силу этого опять-таки происходит отдаление способов построения выво дов в этих исчислениях от естественных рассуждений. Мы же даем здесь систему, которая максимально приближена к естественным рассуждениям.

НАТУРАЛЬНАЯ СИСТЕМА ИСЧИСЛЕНИЯ ВЫСКАЗЫВАНИЙ Постулатами натуральной системы являются только пра вила вывода. В выводах и доказательствах в качестве посы лок используются только допущения. К их числу можно от носить, конечно, и специальные аксиомы теорий, отличая их при этом от таких допущений, которые играют в доказатель ствах промежуточную роль и, в конечном счете, исключают ся из доказательств. Более того, всякий вывод (и в частности, доказательство) начинается с некоторых допущений.

Мы будем строить выводы, учитывая зависимость получа емых в них на каждом шаге результатов — формул вывода — от введенных допущений. Указания на эту зависимость будут называться х а ра кт е рис т ика ми з а в ис имос т и формул вывода от допущений. Каждый шаг вы вода, представляющий собой некоторую формулу этого выво да с характеристикой зависимости, будет иметь вид: А [Г], где А — сама формула вывода, а Г — множество формул, от кото рых зависит Л в этом выводе. Г — может быть, конечно, и пустым множеством. Этот случай будет указывать, что фор мула является законом логики и вместе с этим — теоремой логического исчисления.

Понятие зависимости формул определяется индуктивно:

Каждое допущение вывода зависит от самого себя. Это означает, что характеристикой зависимости допущения А яв ляется одноэлементное множество {Л}, однако фигурные скобки мы далее будем опускать и будем употреблять обо значение А [А].

2. Для остальных формул вывода, получаемых по прави лам вывода из других, зависимости определяются в самих формулировках правил.

Правила вывода. Мы будем рассматривать систему, включающую в качестве постулатов правила вывода (исход ные правила) относительно всех ранее выделенных в языке логики высказываний логических констант (связок): конъ юнкции — &, дизъюнкции — импликации — и отрица ния Как обычно в натуральных системах, для каждой логической константы имеется правило введения этой кон станты и правило удаления ее (этим объясняются специаль ные обозначения правил, например, — правило введе ния конъюнкции;

», » — первое и второе правило исключения конъюнкции;

А, В, С — далее любые формулы;

Г, Д — любые, возможно пустые, множества допущений. В правилах мы различаем также посылки применения данного правила с характеристиками зависимости (записываются над чертой) и заключения применения данного правила, — фор мула с характеристикой зависимости (указывают под чер той). Посылки — уже имеющиеся в выводе формулы, а за ключение — формула, которую согласно правилу мы имеем право добавлять (и добавляем при применении правила) к имеющемуся выводу. Итак, мы принимаем следующую сис тему правил:

, А[Г],В[А] множеств Г и А, то есть Г, А = Для завершения описания исчисления необходимо сфор мулировать понятие вывода и доказательства.

Выводом некоторой формулы В из множества допущений А называется непустая конечная последовательность формул с характертистиками зависимости..., в кото рой каждая формула есть либо допущение, либо поручена из предыдущих по какому-либо правилу вывода, причем есть В (заключение вывода), а — некоторое множество допу щений Г, являющееся подмножеством А). Ясно, что данную последовательность можно охарактеризовать также По данной формулировке это правило выглядит как введение дизъ юнкции. В каком смысле оно является исключением дизъюнкции, будет разъяснено позже.

Вместо правила может быть взято прямое правило • Это известная форма вывода, называемая modus tollendo ponens раздели тельного силлогизма • как вывод В из Г. Характеризуя же его как вывод из А, мы подчеркиваем то обстоятельство, что каждый вывод форму лы В с характеристикой Г, представляет бесконечное множе ство выводимостей, поскольку А может быть любым расши рением Г. Выводимость Г В является для данного вывода наиболее сильной, так как в выводе использованы все допу щения из данного множества Г (хотя возможен и другой вы вод с меньшим числом использованных допущений).

Данная система исчисления эквивалентна рассмотренной выше аксиоматической формулировке исчисления высказы ваний. Это значит, что формализация следования здесь аде кватна, то есть каждому случаю отношения следования Г А в системе соответствует отношение формальной выводимос ти Г А и наоборот. Поскольку согласно определению следо вания «Если В следует из Г, то оно следует из любого расши рения Г», постольку аналогичное свойство имеет и отноше ние формальной выводимости (если Г В, то и А В, где А — любое расширение Г, то есть Итак, вывод с заключением В, зависящим от множества допущений Г — при непустом Г — мы будем обычно харак теризовать как Г В. В случае если Г пусто, вывод называет ся доказательством формулы В и характеризуется как В (вывод В из пустого множества допущений). Но и в этом слу чае любое доказательство В представляет собой также вывод А В, при любом Очевидно, что в силу указанного понятия [Г] выводимости правомерно правило: допускающее возможность расширения характеристик зависимости. Это правило, называемое часто правилом утончения и являющее ся производным, мы будем применять наряду с указанными выше основными правилами (как будет показано дальше, его применение может быть исключено за счет более сильной формулировки правил И Формально — как производ ное правило — оно может быть получено из основных пра вил системы.) В самом деле, положим, что в каком-то выводе получено заключение В с характеристикой зависимости Г, то есть имеем В [Г]. Тогда мы можем продолжить этот вывод, добавив допущение А, то есть Л [А] и получить (по правилу [А, Г], а отсюда (по правилу ) — В [А, Г]. Итак, имея в выводе В [Г], мы по основным правилам системы по лучили В [А, Г].

Рассмотрим теперь несколько примеров выводов и дока зательств. Допущения будем выделять знаком + ». Как и обещали, приведем доказательство закона тождества.

Пример 1. Схема доказательства формул вида A A — за кон тождества:

+ \.А[А] ;

2. А ИЗ В дальнейшем, как и в приведенном примере, будем ну меровать все формулы вывода и для упрощения записей вместо формул характеристиках зависимости будем указы вать их номера в выводе.

Пример 2. Схема доказательства формул вида — закон экспортации:

+ 1.

+ 2. А [2];

+ 3. В [3];

4. & В [2, 3] — из 2 и 3, 5. 3] — из 1 и 6. 2] —из 5, 7. Аз [11 — из 6, 8. [-] — 7, Последовательность представляет собой здесь доказательство нужной формулы. Любая часть этой последовательности есть некоторый вывод.

Так, часть 1 есть вывод ((А & В) z> С) часть представляет собой вывод ((А & В) С), А В С и т. п.

Пример 3. Схема доказательства формул вида — закон консеквента:

+ 1.

+ 2. В 3. А — из правило утончения;

4. —из [-] —из 4, Решение вопроса о том, какие вспомогательные допуще ния использовать для построения того или иного вывода, от носится к числу творческих моментов. При данном построе нии системы (с характеристиками зависимости) в вывод мо гут вводиться, вообще говоря, любые допущения, они просто не найдут отражения в характеристиках зависимости. Любое допущение может использоваться независимо от того, при менялись ли правила, исключающие его. Однако при введе нии вспомогательных допущений существенно иметь в виду возможность устранить в конечном счете зависимость от них подлежащей выведению или доказательству формулы.

Это может быть осуществлено только применением правил С учетом этого могут быть указаны некоторые эвристи ческие принципы введения допущений.

1. Если в качестве заключения вывода должна быть полу чена формула вида то можно исполь зовать в качестве вспомогательных допущений..., стремясь вывести В. Формула, выведение которой является конечной целью, может быть получена тогда, очевидно, по Правило обеспечивает возможность строить выводы по принципу или, способу, «опровержение сведением к аб сурду», а в сочетании с также по принципу «доказатель ство от противного».

2. Первый способ состоит в том, что, желая вывести от рицание некоторого высказывания В, то есть берут в ка честве допущения В конечно, в дополнение к другие посылкам, например, допущениям, введенным соглас но пункту 1). Цель теперь должна состоять в том, чтобы по лучить противоречие («абсурд»), то есть вывести некоторое Тогда по получаем В, и притом не зависящее от допущения В.

3. Способ доказательства «от противного» состоит в том, что, желая вывести В, вводим допущение В. Если теперь удастся вывести некоторое С и его отрицание С, то получаем В (не зависящее от допущения и выводим нужное В.

4. Конечно, для того, чтобы полнить упомянутые в пунк тах 2 и 3 С и С, могут понадобиться дополнительные допу щения. Так, если В есть высказывание вида v то наряду с можно использовать или (или и то, и дру гое). Это целесообразно, в частности, когда желательно иметь в выводе или Совершенно очевидно, что уже в указанных допущениях содержится противоречие, которое обнаруживается: как только (или ) мы получаем v из (или Аналогично, если учесть, что эк Бивалентно A v В — желая получить А или В при наличии в выводе (А В) — следует брать допущения А или В.

5. Если В, которое желательно вывести, имеет вид & то вывод его, очевидно, обеспечен (по если выведены и Для осуществления выводов этих составляющих, есте ственно опираться на сформулированные уже принципы.

Рассуждая, например, по принципу «доказательство от про тивного», можем ввести допущения и 6. Если в некотором выводе получена формула вида а цель состоит в получении некоторой (отличной от указан ной) формулы С, которую не удается вывести имеющихся посылок, естественно прибегнуть к способу «рассуждения по случаям», вводя сначала допущение А, затем В и стремясь в каждом случае получить С. Если С выводимо при допуще нии А невыводимо также из допущения В (независимо от А), то получаем С независимо от допущений А В (если A v В является в выводе допущением, то С будет зависеть те перь от него). (Введенная выше оговорка относительно того, что при допущении В формула С должна быть выведена не зависимо от допущения А, не означает каких-либо ограниче ний на применение правила В случае невыполнения ого воренного условия мы просто не получим желаемого резуль тата.) Мы уже упоминали выше, что наличие правила утонче ния необязательно в данной системе. Можно заметить (см.

примеры 3 и 4), что оно применяется только в двух суще ственных случаях, связанных с правилами и Первое указывает на то, что если выведена некоторая форму ла В, зависящая от множества допущений Г, и при этом мы хотим получить высказывание A В, тогда нужно, — соглас но формулировке правила — чтобы в числе элементов Г была и А. Однако согласно понятию логического следования в применении к системе рассматриваемых логических свя зок (классической логике) это необязательно, то есть мы мо жем получить В даже в том случае, когда В не зависит от А. Это позволяет сформулировать правило в виде:

A В [Г — {А}]' любое имеющееся в выводе допуще ние (при этом если его нет в выводе, то его всегда можно приписать) и где Г — {А} есть множество допущений, кото рое получается из Г исключением А (если, конечно, таковое имеется в Г, в противном случае, Г — {А} есть само Г;

ясно также, что если Г = {А}, то Г — {Л) есть пустое множество, как в примере доказанной выше формулы А А).

Аналогично дело обстоит и с правилом введения отрица ния Содержательно правомерно выводить сово купности формул В и и в том случае, когда какая-нибудь из этих формул и даже обе не зависят от А. Отсюда возника ет возможность более общей формулировки этого правила:

[(Г А) — любое имеющееся в выводе допу щение.

• Упражне ния 1. Осуществите доказательства, данные в примерах 3 и 4, без применения правила утончения, пользуясь только что введенными формулировками правил и 2. Постройте доказательства формул:

а) (A {В ((А & В) — закон импортации;

б) (А В) А) — закон контрапозиции;

в) — закон сильной контрапозиции;

г) — закон Пирса.

3. Осуществите выводы:

а) б) С, В С, A v В С.

4. Постройте доказательства формул (законов логики, со ответствующие выводимостям упражнения 3):

а) б) в) Мы уже употребляли такие понятия, как основные прави ла и производные. Основные — это исходные правила системы (постулаты системы). Производным является правило, заключение которого может быть выведено из его посылок по основным правилам. Мы могли видеть это уже на примере правила утончения. По существу, таким образом, производные правила — это некоторые выводы по основным правилам системы. Они используются в системах для сокра щения выводов;

применение производного правила есть со кращение именно того вывода, которое оно представляет.

Если читатель выполнил предшествующее упражнение 3, то тем самым он получил три производных правила:

Ясно, что применение производных правил не является обязательным;

каждое такое применение может быть заме нено соответствующей этому правилу последовательностью формул. Читателю должно быть ясно и то, что каждой дока зуемой в системе формуле (теореме) вида AID В соответству А[Г] ет производное правило • • Упражнение 1. Доказать теоремы:

б) ((A В) & (A ID (А {В & и указать соответствую щие им производные правила.

Существенное значение при анализе рассуждений имеет различение прямых и непрямых правил. Прямые пра вила указывают на выводимость какого-то высказывания из каких-либо высказываний (в исчислении — выводимость формулы из формул). В предлагаемой системе все правила сформулированы как прямые. Однако существенной особен ностью обладают правила введения импликации введе ния отрицания и правило исключения дизъюнкции В отличие от других они исключать некоторые 5-2061 допущения из характеристик зависимости формул (возмож но с заменой их — как при — другими допущениями), что характерно для непрямых правил рассуждения. При при менении исключаются допущения А и с заменой их на A v В;

при « и « исключается допущение А.

В других системах (без характеристик зависимости) они формулируются явным образом как непрямые, соответствен но:

В этой формулировке очевидна их особенность, состоя щая в том, что они указывают на возможность заключения о наличии некоторой выводимости на основе других выводи мостей. Специфика их в рассуждениях состоит в том, что они дают возможность использовать в рассуждениях наряду с данными посылками вспомогательные допущения с после дующим исключением их из рассуждения. Так, желая полу чить вывод Г, A v В С, мы совершаем «обходной» маневр, используя правило : учитывая указанные в дизъюнкции A v B возможности — истинность А или истинность В — рас суждаем «по случаям»1 — осуществляем вывод Г, С, со ответствующий случаю истинности А, и вывод Г, В С, соот ветствующий случаю истинности В. Пользуясь указанным правилом заключаем после этого о наличии нужной нам выводимости Г, A v В С (здесь содержится обещанное ра нее разъяснение, почему именно данное правило называется правилом исключения, а не введения дизъюнкции: дизъюнк ция A v исключается из рассуждения). Например, надо вывести, что «данное число делится на 5» — из дизъюнк ции «это число оканчивается на 0 или на 5» — (A С уче В силу того, что само это правило часто называют правилом рассуж дения «по случаям».

том множества аксиом арифметики и выводимых из них утверждений — Г и рассуждая «по случаям», осуществляем сначала вспомогательные выводы Г, А С и Г, В С, затем заключаем о наличии нужной нам выводимости: Г, A v В С.

По правилу вместо того, чтобы непосредственно выво дить условное высказывание посылок Г (что обычно представляет определенную сложность), мы заключаем о на личии этой выводимости на основе вспомогательного вывода Г, В. Из аксиом геометрии Г, можно вывести «если углы, полученные при пересечении двух параллельных линий третьей, являются соответственными (Л), то они рав ны {В)» на основании вспомогательного вывода Г, Л В.

Правило в истории логики, как и в конкретных на уках, например, в математике, известно как опровержения путем к абсур ду».

Часто этот прием опровержения составляет часть другого рассуждения, которое называется «доказательством от про тивного». Этой форме рассуждения соответствует также не Г, прямое правило: • Оно может быть полу чено из предыдущего с использованием правила снятия двой ного отрицания обозначенного в нашей системе как Г, По правилу опровержения имеем теперь по правилу получаем: Г А. Желая доказать, на пример, что согласно аксиомам геометрии (Г) «из данной точ ки плоскости, лежащей вне этой плоскости, можно опустить только один перпендикуляр на прямую, принадлежащую этой плоскости», предположим, что это А неверно, то есть имеет место (можно опустить не один, по крайней мере, два перпендикуляра). Теперь оказывается, что если из точки опу щено два перпендикуляра, то сумма углов полученного тре угольника больше 180°, поскольку каждый перпендикуляр об разует с соответствующей прямой угол, равный 90° (обозна чим это,В, оно представляет собой отрица ние утверждения В о том, что сумма углов всякого треуголь ника равна 180°, которое является следствием аксиом геомет рии, а значит, и расширения множества Г за счет добавления нашего утверждения Таким образом, мы имеем две вы водимости: Г, В и Г, А В, по указанному правилу доказательства «от противного» получаем отсюда: Г А.

В дополнение к уже рассмотренным примерам законов логики приведем список некоторых других наиболее важных схем законов логики (которые читатель может использовать в качестве упражнений для доказательств):

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9. (В 10. ((A & B) v & 11. (A v (B z> ((A v B) & (A v Эти законы, как нетрудно заметить, выражают связь между логическими константами языка логики высказыва ний.

§ 11. Язык, логика и исчисление предикатов ЯЗЫК ЛОГИКИ ПРЕДИКАТОВ Приступая к изучению языка логики предикатов, полезно вспомнить основные особенности языков этого типа (см. § 9).

К языку логики предикатов (сокращенно — ЯЛП) мы перехо дим от языка логики высказываний, устраняя те недостатки последнего, которые были связаны с лежащим в его основе абстракциями относительно пропозициональных перемен ных. В ЯЛП явно должны быть представляемы субъектно предикатные структуры высказываний, от которых происхо дило отвлечение при введении пропозициональных символов.

Выражаемыми должны быть, например, высказывания видов:

«а обладает свойством Р», «а и Ъ находятся в отноше нии Р», «Для всякого предмета из некоторого множества верно, что он обладает свойством Р», «Для всякого предмета из множества S существует предмет этого множества такой, что эти предметы находятся в отношении «Если неверно, что всякие два предмета некоторого множества находятся в отношении то существуют по крайней мере два предмета этого множества, не находящиеся в этом отношении», «Если в множестве 5 существует предмет х, который находится в от ношении R с любым предметом у этого множества, то для всякого предмета у того же множества существует предмет х такой, что последний находится в отношении R к первому» и т. п.

Ясно, во-первых, что для выражения таких утверждений у нас нет средств в языке логики высказываний. Ясно и то, что для выражения подобных высказываний в ЯЛП мы дол жны иметь в числе его исходных символов общие имена предметов;

аналогами последних в ЯЛП будут предметные переменные х, у, z, а также они же с числовыми индексами... и т.д. Потребность в общих именах при употребле ний ЯЛП сохранится лишь для описания областей возмож ных значений этих переменных, что относится уже не к са мому языку, а к метаязыку. Нужны также знаки свойств и отношений. Для выражения высказываний вида «Объем тела больше объема тела Ь» или «Синус х меньше косинуса и т. п. конечно, й предметные функторы. Впро чем, перечислим систематически основные типы выражений описываемого языка, каковыми являются: исходные симво лы, термы и формулы. Описание этих выражений составит синтаксис ЯЛП.

СИНТАКСИС ЯЗЫКА ЛОГИКИ ПРЕДИКАТОВ (ИСХОДНЫЕ СИМВОЛЫ, ТЕРМЫ, ФОРМУЛЫ) I. Исходные символы языка.

1. Предметные переменные х, у, z, а также х с числовыми индексами:

..., (бесконечное счетное множество).

2. Предметные константы (аналоги собственных имен ес тественного языка):

а,,....... (также бесконечное счетное множество).

3. Знаки свойств и отношений различных местностей — предикатные символы, или предикаторы:

О1, Я1,...;

Р2, R2, S2,...;

и возможно эти символы с нижними индексами:

Р2,... д.

(верхние индексы указывают на местность предикатора, ни жние индексы используются для расширения множества предикаторов той или иной местности;

количество предикат ных символов той или иной местности вводится в зависимо сти от предназначения языка. Однако, поскольку речь идет о языке лог ики предикатов, должен быть введен по крайней мере один предикатный символ).

4. Знаки предметных функций различных местностей (предметные функторы):

J ••• f2 f fk fk (число функциональных символов той или иной местности зависит также от предназначения языка, возможно отсут ствие символов этого рода вообще).

5. Логические константы: &, v, 3 — соответствен но — импликация, конъюнкция, дизъюнкция, отрицание, квантор общности и квантор существования. (Зачастую вво дят лишь некоторые из этих символов. Из кванторов доста точны только V или 3, из остальных, называемых логически ми связками, достаточно и или v и или & и Другие константы, как, впрочем, и другие знаки, могут вво диться по определению.) 6. Технические знаки: ( — левая скобка, ) — правая скоб ка,, — запятая.

Предметные константы, предикаторы, предметные функ торы и предметные переменные называют дескриптивными терминами языка, при этом три первых категории (в отличие от предметных переменных) суть — дескриптивные постоян ные данного языка.

II. Термы. Выражения этого типа являются аналогами имен естественного языка.

Определение: а) любая предметная переменная и предметная константа есть терм;

б) если..., есть тер мы и есть л-местный предметный функтор, то есть терм;

в) ничто, кроме указанного в пунктах а) и б), не есть терм.

III. Формулы. В числе этих выражений имеются аналоги повествовательных предложений естественного языка, а так же формы — предакаты, представляющие собой особую семантическую категорию, которая не выделя ется — по крайней мере явным образом — в естественном языке.

Определение: а) если.... термы и n-мест ный предикатор, то..., есть формула (атомарная);

б) если А и В — формулы, то — формулы;

в) если х есть предметная переменная и А — фор мула, — формулы;

г) ничто, кроме указанно го в пунктах а) — в), не есть формула.

Договоримся в дальнейшем опускать, когда это удобно, внешние скобки в отдельно взятых формулах;

например, вместо (А & В) писать просто А & В.

Использованные в определениях терма и формулы сим волы..., и, А, В, х (и в дальнейшем возможно и — знаки метаязыка называемые также т аксиче скими переменными, возможными зна чениями которых являются выражения соответствующей ка тегории описываемого (объектного) языка.

Формулы А и В, встречающиеся в пунктах б) и в), назы ваются подформулами указанных здесь формул.

Введенные понятия исходного символа, терма и формулы языка являются эффективными (иначе: рекурсивными). По следнее означает, что имеется точный способ, с помощью которого всегда можно определить, относится ли некоторый символ к числу исходных символов языка, а для каждой по следовательности исходных символов можем определить, представляет ли она терм или формулу. Для термов и фор мул такой способ заключен в их индуктивных определениях.

Так, в каждой формуле, содержащей логические константы (знаки логических операций), имеется главная, или, что то же, последняя, в построении формулы операции. Выделив ее, мы выделяем тем самым собственные подформулы этой формулы. В последних снова выделяем главную операцию и так далее, пока не дойдем до какой-либо атомарной форму лы. Если в процессе такого анализа исходного выражения в какой-либо части его, не являющейся атомарной формулой, нельзя выделить знак главной операции, то эта часть не яв ляется формулой, а следовательно, таковой не является все выражение. Возможность распознавания атомарных формул среди последовательностей символов является очевидной.

(При констатации эффективности введенных понятий подра зумевается так называемая абстракция отождествления, со гласно которой все различные случаи употребления некото рого символа, например а, рассматриваются как различные экземпляры одного и того же символа, и предполагается, что мы умеем узнавать символ, несмотря на некоторые, всегда имеющиеся различия в его написаниях.) • Упражнения 1. Показать, что выражения являются термами:

2. Определить, являются ли следующие выражения фор мулами:

а) у) v б) в) СВОБОДНЫЕ И СВЯЗАННЫЕ ВХОЖДЕНИЯ ПЕРЕМЕНЫХ В ФОРМУЛЫ Каждый случай, когда в последовательности знаков, пред ставляющей собой формулу А, встречается предметная пере менная х, называется вхожде ние м этой переменной;

каждое вхождение в формулу А предметной переменной х в часть вида или 3 хВ, называется связ анным. Под формула В формул указанного вида называется о б ластью дейст вия соответственно квантора общности V и квантора существования с переменной х. Связанным является вхождение переменной, стоящей непосредственно за квантором, и каждое вхождение ее в область действия квантора. Всякое вхождение х в отличие от указанного, на зывается свободным. Переменная х, имеющая связанные вхождения в формулу А, называется с вяз а нной в этой формуле;

переменная, имеющая свободные вхождения в формулу А, называется свободной в этой формуле.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.