WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» 508 РАЗВИТИЕ ДУХОВНОСТИ ЧЕЛОВЕКА - ОСОБЕННОСТИ «РУССКОГО» ВОСПРИЯТИЯ Власова Т.И. (dirinun Ростовский Государственный педагогический Университет Актуальность

научной разработки проблематики “духовность человека” Простые и великие, праведные и беспутные, образованные и неграмотные, во все века и во всех странах люди задают себе вопрос о смысле жизни. Име ет ли жизнь смысл, и если да - то какой именно? «В чем смысл жизни? спрашивал русский философ С.Л.Франк. - Или жизнь есть просто бессмыс лица, бессмысленный, никчемный процесс естественного рождения, расцве тания, созревания, увядания и смерти человека, как всякого другого органи ческого существа? Те мечты о добре и правде, о духовной значимости и ос мысленности жизни, которые уже с отроческих лет волнуют нашу душу и за ставляют нас думать, что мы родились «не даром», что мы призваны осуще ствить в мире что-то великое и решающее и тем самым осуществить и себя, дать творческий исход дремлющим в нас, скрытым от постороннего взора, но настойчиво требующим своего обнаружения духовным силам, образующим как бы истинное существо нашего «Я», - эти мечты оправданы ли как-либо объективно, имеют ли какое-либо разумное основание, и если да - то какое?» (1, 491 - 492).

Глубина аналогичных вопросов особенно остро обнаруживается в эпохи социальных потрясений. Конец ХХ столетия с полным правом можно назвать эпохой перемен. Еще сравнительно недавно казалось, что существующее противостояние двух социальных систем является основной тенденцией ми ровой истории (по крайней мере, до конца столетия). Мало кто предполагал, что начало российских реформ обострит не только внутренние проблемы, но и продемонстрирует всему миру глобальный кризис человечества.

Потеря духовных ориентиров усугубила жизнь значительной массы людей, толкая многих на безнравственные дела и поступки, погружая в их тягост ность и бессмысленность. В то же время, тяжкий изнуряющий труд ради ежедневного пропитания, на который обречено человечество, не является су тью и смыслом жизни. Найти его - значит научиться отличать истинную жизнь от жизни, которая есть смерть. «Искание смысла жизни есть, таким образом, собственно «осмысление» жизни, раскрытие и внесение в нее смыс ла, который вне нашей духовной действительности не только не мог бы быть найден, но и не существовал бы» (1, 494).

Острота этих вопросов не имеет возраста, однако, их неразрешенность для молодых людей, чаще всего приводит к глубокому психологическому кризи су личности. Исследования психологов свидетельствуют, что потеря смысла жизни может привести к суициду. Э. Эриксон определяет духовный кризис Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf восемнадцатилетних как конфликт между ощущением полноты жизни и от чаянием.

Эта проблема, в решении которой во многом преуспела созданная В.

Франклом логотерапия, - проблема утраты людьми смысла жизни - явилась «достоянием» не какой-либо страны или группы стран, а распространилась практически на все континенты земного шара. Особенно глубоко она прони кает там, где обостряются социально-культурные и политические противоре чия, что характерно для современной России.

К негативному наследию, доставшемуся от советских времен, можно отне сти и идеологизированные гуманитарные науки. Социоцентрическая концеп ция человека, которая методологически определяла все теоретические иссле дования и практическую деятельность, ориентировала человеческую жизнь на внешнее долженствование без опоры на внутренние структуры личности.

Сущность и смысл жизни приземлялись, основным критерием предназначе ния человека выступало благо земного коллектива и земного человека, и только. Таким образом, происходила замена духовных вечных ценностей на их утилитарный эквивалент в виде материального благосостояния и личного успеха в его достижении. Именно в такой парадигме определялась и цель воспитания советских школьников, что приводило к формированию двойной морали, «ущербной» духовности. Становясь взрослым, человек вставал перед проблемой смысла жизни, которая в реальности представала как бессмыс ленная череда событий, то есть жизнью ради иллюзорного будущего благо получия, жизнью, являющейся средством, а не самоцелью.

Как же разрешить это противоречие? Каким должно стать содержание воспитания духовности ребенка, школьника, чтобы оно помогало преодоле вать человеку его ограниченную эмпирическую личность и краткое времен ное течение его жизни и помогало овладевать ею как вечной субстанцией.

«Живое благо, или благо как жизнь, должно быть вечной жизнью. Моя жизнь может быть осмыслена, только если она обладает вечностью»(С.Франк). Этот путь позволяет человеку подняться на высший уровень духовного развития, абсолютность такого результата свидетельствует о его вечности, механизмом же его достижения выступает процесс «преодоления» временного характера индивидуальной земной жизни.

Духовное развитие ребенка происходит вместе с его физиологическим ростом, и не замечать этого или отодвигать на второй план, по крайней мере, легкомысленно. Нельзя задержать рост ребенка или отложить его на время в связи с экономическими трудностями, социальной неразберихой, политиче ской нестабильностью и культурной всеядностью. Образование детей, а тем более их духовное развитие, не роскошь, а закономерная потребность, фор мировать которую со всей очевидностью должны и государство, и образова тельные учреждения наряду с их семьями. Понимая всю сложность этого процесса, необходимо восстановить понятие «духовность» в его первосущ ности, поскольку длительное время советская философия рассматривала его Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf исключительно с материалистических позиций. В этой связи, весьма акту альна философская ретроспектива. В нашу задачу входит раскрытие этой ка тегории в рамках русской философской традиции, что позволит не только прикоснуться к истокам и своеобразию этого понимания, но и сделает воз можным опереться на культурный менталитет русского народа, искусственно превращенный в коммунистическую форму общественного сознания псевдо религиозного типа.

Философское основание категории «духовность человека» Современный взгляд на проблему духовности человека, с одной стороны, вполне очерчен границами духовной сферы его жизни, которая, согласно ге гелевской традиции, относит сюда науку, искусство, религию;

с другой сто роны, справедливо затуманен, так как «уловить», отрефлексировать загадоч ность, закрытость этого явления на уровне личности весьма затруднительно.

В связи с этим возникает иллюзия, что стоит провозгласить приоритет ду ховности - и проблема решается сама собой.

Происхождение слова «дух» связано с понятийными символами древней ших культур человечества, в которых в различных интерпретациях встреча ются его специфические определения. Это явление связано, прежде всего, с тем, что сама человеческая духовность, имманентно присущая человеку, проявлялась практически задолго, чем возникли о ней представления.

Способность человека познавать явилась непосредственным условием в процессе осознания себя. В этой связи естественным путем был путь, на правленный не внутрь, а вовне человека, а именно, познание окружающего мира. Производимая нами логическая реконструкция этого процесса, позво ляет предположить, что, по всей вероятности, не может существовать жест кой заданности этого явления, а предположение о его направленности исхо дит именно из того факта, что человеку приходилось обеспечивать для себя условия внешнего природного выживания. В то же время, с большой долей вероятности можно представить, что познание, как внешнего существования, так и внутренних процессов протекало нерасчлененно. Не случайно и самые ранние свидетельства человеческой культуры наглядно демонстрируют это в виде языковых форм, которые запечатлели в себе «одушевление» неживых предметов, свидетельствующие о том, что: во-первых, душа - это присущий человеку феномен;

во-вторых, человек изначально не отделял внешние про явления от внутренних ощущений и установок.

Рассматривая русскую философию необходимо, прежде всего, отметить, что изучение духовного мира в философских и религиозных текстах тесно было связано с социально-нравственной проблематикой, а также с практиче ской этикой. Бог - это философское понятие - это та трансцендентальная суб станция, в которой заключено вечное Абсолютное бытие и нравственное на чало. К этому понятию было сведено социальное, природное и личное бытие человека. Через Бога человек постигал и все вопросы своей жизни. В стрем лении к такому Абсолютному идеалу выстраивался путь духовно Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf нравственного совершенствования человека. Моральное совершенствование заключено в духовном самоуглублении. Русская философия в этом прибли жается к традициям восточного понимания взаимодействия человека с при родой и обществом.

Особенности «русского» восприятия феномена духовность Изучая историю «русского» восприятия духовности, духовного развития человека мы пришли к выводу, что русская культура вобрала в себя элемен ты восточных и западноевропейских цивилизаций в силу своего как террито риального, так и исторического развития. В то же время уместно заметить, что русская культура может стать источником возрождения духовности, по скольку включает в себя тысячелетние традиции и ценности, которые стано вятся понятными и мыслящему духу, и сердечному чувству людей, живущих на одной территории, связанных узами нации и народностей.

Академик В.С. Степин, анализируя особенности техногенной и традици онной культур, делает вывод, что они устроены на разных основаниях. Это методологическое положение необходимо нам для того, чтобы лучше понять своеобразие русского философского понимания проблем духовности. Техно генной цивилизации, по пути которой пошли западные страны, характерен интенсивный путь развития в отличие от экстенсивного в рамках традицион ных обществ. Особенностью техногенной цивилизации является феномен за мены пространственного существования на «временное». «Резервы роста черпаются уже не за счет расширения культурных зон, а за счет перестройки самих оснований прежних способов жизнедеятельности и формирования принципиально новых возможностей. Ценностью становится сама иннова ция, оригинальность, вообще новое (в известном смысле символом техноген ного общества может считаться Книга рекордов Гиннеса, в отличие, скажем, от семи чудес света;

Книга Гиннеса наглядно свидетельствует, что каждый индивид может стать единственным в этом роде, достичь чего-то необычай ного, и она же как бы призывает к этому;

семь чудес света, напротив, призва ны были подчеркнуть завершенность мира и показать, что все грандиозное, действительно необычное уже состоялось...) (2, 31 - 32).

Этим цивилизациям характерны различные мировоззренческие смыслы понимания человека, мира, целей и предназначения человеческой жизнедея тельности. В техногенной цивилизации человек понимался как активное су щество, которое находится в деятельностном отношении к миру. Его дея тельность направлена вовне, на переделку мира и природы, что должно при водить к господству над природой. Таким образом, мир рассматривался как арена деятельности. Отсюда установка на инновацию, на манипулирование, что привело к определенным взглядам и на самого человека, поскольку пред полагало возможность изменение и человека через вмешательство в его жизнь, здоровье, а, по большому счету, и в его генетику. Долгое время такая мировоззренческая установка давала определенный резерв для развития тех ногенной цивилизации, позволяла обеспечивать локальные достижения в Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf земном обустройстве ряду стран в лице избранного количества людей. Одна ко такая реальность оказалась в большей степени иллюзией, нежели прогрес сом в развитии человечества. Доказательством тому служит увеличивающее ся количество катастроф в природе, в социумах, имеющих место на всем Земном шаре.

Иная мировоззренческая установка характерна для традиционных обществ.

Деятельностное отношение к миру, которое выступает как родовое, понима лось и оценивалось с принципиально иных позиций. Активность человека осмысливалась скорее не как направленная вовне, на изменение внешних предметов, а как ориентированная вовнутрь человека, на самосозерцание и самоконтроль, подкрепляемое и обеспечиваемое традициями.

Мифологическое сознание, которое зафиксировано в основном в послови цах и поговорках русского народа, подтверждает этот вывод. Аргументом может служить и анализ обычаев, верований, гаданий и других форм народ ных традиций, в которых отображается культура Древней Руси допетровско го периода, так как именно последний особенно ярко продемонстрировал экспансию западноевропейского способа мышления, искусственно насаж даемого сверху. На эту сторону указывал известный ученый В. Даль, кото рый внес неоценимый вклад в сохранение русской словесности. «Как, в не давнее время еще, первым признаком притязания на просвещение было бри тие бороды, так вообще избегалась русская речь и все, что к ней относится» (3, 11).

Проанализируем ряд русских пословиц, взятых из сборника В. Даля. По словица - это коротенькая притча, суждение, приговор, поучение, высказан ное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности. Сама же посло вица говорит, что «голая речь не пословица». В. Даль отмечает, что полная пословица состоит из двух частей: из обиняка, картины, общего суждения и из приложения, толкования, поучения;

нередко вторая часть опускается, пре доставляется сметливости слушателя. В. Даль приводит примеры полных по словиц: «Во времени пождать, у Бога есть что подать»;

«Всякая рыба хоро ша, коли на уду пошла»;

«Нет в тебе, так не ищи на селе» (3, 29). Пословицы вездесущи, они касаются всех предметов, рождаются, либо вынуждаются си лою обстоятельств, как крик или возглас, невольно сорвавшийся с души;

это целые изречения, «сбитые в один ком, в одно междометье». В пословицах синтезируется народная опытная премудрость и «суемудрие, это стоны и вздохи, плачь и рыдания, радость и веселие, горе и утешение в лицах;

это цвет народного ума, самобытной стати;

это житейская народная правда, сво его рода судебник, никем не судимый» (3, 30). Так высоко оценивает посло вицы В. Даль. Мы согласны с этим утверждением. Для нашего исследования, для понимания культурной матрицы России нам необходим данный анализ, поскольку проявленность духовности на уровне отдельного человека, безус ловно, связана с общим культурным архетипом, который соединяет не только все человечество, но в большей степени людей, проживающих на одной тер ритории и объединенных национальными узами. В. Даль отмечает, что до Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf народа не дошло, то не касалось житья-бытья его, то не шевелило ни ума, ни сердца его, и того в пословицах нет;

что впуталось, добром либо лихом, в быт его, то найдете и в пословице. «Что не болит, то и не плачет» - утвержда ет пословица.

Приведем примеры из разных разделов. Раздел: «Бог - вера».

Бог не в силе, а в правде. Не в силе Бог, а в правде. ( Вечная человече ская ценность - Истина.) У Бога для праведных места много. (Нравственность - главный закон человеческой жизни.) Велик Бог милостию. Богат Бог милостию. (Оптимизм человеческого существования. Бог всегда сможет поддержать, даже в минуту тяжких мо ральных испытаний).

С Богом пойдешь - до блага дойдешь (к добру путь, или: добрый путь найдешь). (Механизм, путь духовного развития человека - путь добродете ли.) Отстанет Бог, покинут и добрые люди. (Самая страшная потеря - это утрата милости божьей, т.е. утрата смысла жизни.) Бог души не вынет, сама душа не выйдет. (Божественное происхож дение человеческой души.) Человек (или: Кто) с лихостию, а Бог с милостию. (Оптимизм челове ческого существования. Дихотомичность человека.) Бог за худое плательщик. (Человек ощущает себя равным другим лю дям. И лишь Бог, как трансцендентальная субстанция, выступает автори тетным судьею в жизни человека.) Жив Бог - жива душа моя. (Трансцендентальность, как условие смыс ла человеческой жизни, иначе жизнь становится бессмысленной чередой событий.) У Бога-света с начала света все доспето. ( Гармония мира присутству ет во всем.) Бог видит, кто кого обидит (или: кто кого любит). (Божеское око сле дит за всем происходящем на земле. Авторитет недоступен, а, следова тельно, неподкупен, неподвластен человеческим страстям, значит, всемо гущ в своей правоте и объективности.) Ни хитру, ни горазду, ни убогу, ни богату суда Божьего не миновать.

Начало премудрости - страх Господень.

Молись, а злых дел берегись! (Самовоспитание - механизм преодоле ния безнравственных поступков.) Богу молись, а добра-ума держись! (Самоуглубление - условие мо ральной чистоты.) Богу молись, а в делах не плошись! (Активность человеческого дея ния. В этом проявляется признак преобразующего стиля мышления, харак терного для западноевропейского образа жизни.) Коли Господь не построит дома, и человек не построит. (Призыв к не обходимости прислушиваться к природной гармонии.) Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf Молитва - полпути к Богу (или: ко спасению). (Механизм земного су ществования - углубление в себя.) Молись втайне, воздастся въяве!

Не торопись, сперва Богу помолись!

Что бы ни пришло, все молись!

С верой нигде не пропадешь.

Постись духом, а не брюхом!

Как видим, в этих незначительных примерах явствует народное понимание человеческой души, человеческой жизни как морального служения другим людям, когда не существует авторитета выше, чем Бог, который недоступен, всемогущ и всевидящ. В то же время, можно определенно сделать вывод о том, что своеобразие культурного архетипа заключается в том, что во многом просматривается углубление во внутренний мир человека, несмотря на акти вистский способ освоение действительности. Последнее роднит Россию с техногенным обществом. Это можно проследить в другом разделе пословиц, которые представлены в сборнике В. Даля. Например, в разделе: «Земледе лие».

Господь повелел от земли кормиться. (Необходимо опираться на при родную гармонию, дарованную Богом.) Держись за сошеньку, за кривую ноженьку.

Сей хлеб, не спи, будешь жать, не станешь дремать.

Где пахарь плачет (от усильной работы), там жнея скачет (хороший урожай).

Вози навоз, не ленись, так хоть Богу не молись.

Соха кормит, веретено одевает, а подати на стороне. и др..

Аналогичные рассуждения можно найти и в пословицах из раздела: «Рабо та - праздность».

Не то забота, что много работы, а то забота, как ее нет.

Праздность - мать пороков.

Трутни горазды на плутни.

От нечего делать и таракан на полати лезет.

Хочешь есть калачи, так не сиди на печи!

Пролениться - и хлеба лишиться. Ел бы да пил - вот мое дело.

Послал Бог работу, да отнял черт охоту.

Лакома кошка до рыбки, да в воду лезть не хочется.

Сонливый да ленивый - два родные братца.

Что потрудимся, то и поедим.

В лес не съездим, так и на полатях замерзнем.

Дело учит, и мучит, и кормит.

Не сиди сложа руки, так не будет и скуки!

С Богом начинай, а руками кончай! И др.

Трудно перечислить все, на что брошен критический взгляд народа. В нем сила и смысл жизни, обобщение человеческих достоинств и недостатков, мифологический слой общественного сознания. Можно сколько угодно при Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf водить пословиц в доказательство обширности и глубины их смысла, однако, все они укладываются в емкое слово «многоглазый», или как их называет Н.В. Гоголь - «стоглазым Аргусом» (4, 166) - мифическим бессонным стра жем, который глядит каждым своим оком на мир, все ведает, все знает, все понимает, обо всем догадывается. В этом суть пословиц, их житейский и по этический пафос.

Анализу подверглись и различные народные верования и праздники, кото рые мы рассматриваем в связи с антропологической проблематикой. М. За былин в книге «Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и по эзия» отмечает, что «в России, каждый народный праздник сопровождается обрядами и усвоенными им песнями или пением. Самое происхождение того или другого празднества, содержание и цель их решительно отделяет от цер ковных св. празднеств и независимо в отношении к св. обрядам церкви, по тому, что большая часть народных праздников возникла во времена еще са мого глубокого язычества, когда с богослужебными обрядами соединены были различные правительственные постановления, торговые операции и пр» (5, 1). Например, праздник Святки. Так в России называют дни Рождест ва Христова. На святках мы встречаем странную смесь обычаев из языческо го обряда (гадание, игры, наряды и прочее) и христианские воспоминания о Спасителе мира. Языческие обряды выражают свою изобретательность, со вершенно не имеющей ничего общего с христианскими целями и «настрое нием духа и – славление то есть хождение детей, а иногда и взрослых со звездою..., вертепом и тому подобными предметами. Между тем, как самое слово «святки» представляет понятие о значении святости дней по причине отрадного для христиан события. Но в древности, с независимых времен язычества вошли обычаи и обряды в эти торжественные дни и мы одолжены тому, что и в настоящее время эти обычаи не искореняются, а существуют, хотя в разных видах и формах более или менее измененными» (5, 3 -4). Так история свидетельствует, что эти обычаи существовали и в Римской импе рии, и в Египте, и у Греков, и у Индийцев. «Так, например Египетские жре цы, празднуя возстание Озириса, или новый год и вместе с тем, надев на себя личины и костюмы, соответствующие божествам, ходили по улицам города» (5, 4). В состав святочных обрядов входит гадание, которое как нельзя лучше демонстрирует природосообразность в понимании человеческой жизни.

Сущность гадания заключается в том, что по каким-либо особенным знакам, искусственным или естественным, стараются предугадать человеческий жре бий, будущее. М. Забылин отмечает, что слово «гадание» сродни еврейским словам Гад Gad - так называлась богиня счастья, или от санскристского Gad - исследовать, или Gadam - испытывать. Таким образом, служа богине сча стья, основываясь более на естественных причинах, чем на искусственных, человек сообразуется с природой, вслушиваясь в нее и в свою душу (5, 14).

Аналогичное наполнение можно отметить и в других праздниках или обря дах (земледельческие праздники, свадебные обряды, поминовение усопших и др.). Не имея своей целью подробно рассмотреть их содержание, вслед за ис Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf следователями, укажем, что культурная матрица России представляет собой полифонию из различных народных и христианских обычаев, демонстрирует сочетание восточных и западноевропейских способов понимания действи тельности.

Разная система жизненных смыслов техногенной цивилизации и традици онных обществ противопоставляет динамизм западного образа жизни якобы застою и непродуктивности восточного проживания. Нам представляется та кой подход несколько упрощенным. Однако данное различие можно увидеть в основании процессов организации обучения, воспитания и социализации индивида. Новоевропейская культурная традиция направлена на формирова ние у человека значительно более гибкого и динамичного мышления, чем у человека традиционных обществ. Это проявляется и в более сильной рефлек сивности обыденного сознания, его ориентации на идеалы доказательности и обоснования суждений. В мышлении человека, принадлежащего традицион ной культуре, большую ценность имеют вековые понятия, которые необяза тельно подкрепляются логическими рассуждениями, а в большей степени от вечают общественному менталитету.

Трудно отдать предпочтение тому или иному способу мышления, посколь ку только оптимальное использование разных вариантов позволяет человеку преодолевать возникающие препятствия. В СССР существовала искаженная практика объединения различных культурных традиций: прибалтийские и среднеазиатские народы, как яркие представители этих разных культурных матриц с русским народом. Непродуктивность поспешного формирования «нового» миропонимания привело к огромным издержкам в интернацио нальном воспитании, т.е. к воспитанию национального неприятия и шови низма.

Таким образом, особенность России заключается в том, что, с одной сто роны, она опиралась на принцип встраивания в природную стихию, нашед ший отражение в таких явлениях как соборность и самоуглубление;

с дру гой стороны, она поспешила вслед за западноевропейским способом освое ния действительности, выразившимся в активном преобразовании окру жающей среды, нацеленном на автономию личности. Сравнительная ха рактеристика глубинных мировоззренческих оснований различных культур позволит с этих позиций проанализировать философские подходы русских ученых в разработке проблематики «духовность» человека.

Подведем итоги. Культурная матрица России формировалась как за счет собственных представлений, так и посредством различного рода заимствова ний, подтверждая тем самым особый статус геополитического положения страны. Так существует ли «русское» восприятие духовности? И да, и нет.

Религиозная основа сознания человека предполагает веру в то, что духов ность - это воплощение Духа в человеке, его одушевление.

Духовность как целостное качество основано на самосознании, т.е. спо собности человека производить мыслительные операции по отношению и к Электронный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ» http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2000/039.pdf самому себе, и к своему мышлению. Именно в данном «пространстве» чело века и возникают особенности восприятия, что само по себе является призна ком свободы человека от своего создателя.

В то же время, духовность как качество личности имманентно включает ориентацию человека на высшие общечеловеческие ценности. Общечелове ческие ценности не имеют национальной окраски, поскольку являются объ ективными смысловыми значимостями, объединяющими всех людей и де лающими их жизнь осмысленной на земле. Смысл выступает в форме ценно стей.

Высшие общечеловеческие ценности определяются учеными, как: Истина, Добро, Красота.

Таким образом, можно сказать, что духовность - это смысл человеческой жизни как общеродовой смысл. Потеря смысла (В. Франкл) зачастую приво дит к смерти конкретного индивида, т.е. к прекращению его физического су ществования. Следовательно, мы приходим в своих построениях к выводу, что духовность - это способ человеческого существования. В этом смысле уместно вспомнить дихотомию «духовный - бездуховный» человек, что лишь говорит о качестве этого явления, о способе человеческого существования, т.е. отвечает на вопрос, в каком «количестве» проявляется духовность у кон кретного человека. Негативный полюс этого явления, к сожалению, подтвер ждается деструктивными реальностями современного общества.

Следовательно, духовное развитие человека является основополагаю щим в его становлении как субъекта, как личности и даже как биологи ческого индивида.

Результатом духовного развития является обретение смысла человеческой жизни. Абсолютность этого результата свидетельствует о вечности этого процесса. Только обретая конкретный смысл, человек может продвигаться в своем развитии.

Предоставляем возможность читателю, определиться, так существует ли «русское» понимание духовности человека и его духовного развития?

Использованная литература 1. Франк С. Смысл жизни // Смысл жизни: Антология. М., 1994.

2. Степин В. С. Эпоха перемен и сценарии будущего. М., 1996.

3. Даль В. Пословицы русского народа. М., 1993.

4. Гоголь Н. В. Собрание сочинений: В 6 т., М., 1953. Т. 6.

5. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия /Собр.

М. Забылиным. Репринтное воспроизведение издания 1880 года. Симфе рополь, 1992.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.