WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Non multa, sed multum Международная безопасность Нераспространение оружия массового ЯДЕРНЫЙ уничтожения Контроль над вооружениями КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9 Лето 2003 Редакционная коллегия Владимир ...»

-- [ Страница 4 ] --

Наиболее вероятен следующий сценарий: ВТК будет входить в состав авианосной удар ной группировки (АУГ). Так, типичная американская АУГ включает, кроме собственно авианосца, 8–10 кораблей охранения (1–2 крейсера, до трех эсминцев, столько же фре гатов, 1–2 АПЛ)112. В настоящий момент индийским ВМС для создания сбалансирован ной АУГ не хватает именно АПЛ. Так, индийские ВМС располагают авианосцем Вираат, правда, обладающим ограниченными возможностями, достаточным количеством эс минцев и фрегатов, а также судов обеспечения. В случае постройки собственного авиа носца или приобретения Адмирала Горшкова, кораблей с расширенным боевым потен циалом, необходимость в АПЛ сопровождения возрастет. И в случае, если индийским ВМС удастся успешно совместить две программы – авианосную и лодочную, они полу чат в свое распоряжение сбалансированную корабельную группировку, способную кон тролировать значительную часть акватории Индийского океана.

ВЫВОДЫ На данный момент очевидно, что руководство ВМС Индии стремится к обладанию соб ственной АПЛ. При этом задачи, для решения которых проектировался этот корабль, менялись на протяжении тридцати лет НИОКР по данной теме. Значительный рывок был сделан после аренды у СССР АПЛ проекта 670, что ненадолго ввело в Индию в клуб дер жав, обладающих атомным подводным флотом. Скорее всего, сейчас индийские моря ки остановились на концепции многоцелевой АПЛ, способной перехватывать АПЛ ВМС Китая и наносить удары по береговым целям. На вооружении АПЛ будут стоять как сис темы вооружений, разработанные национальными предприятиями, так и российские образцы. При этом следует подчеркнуть, что, исходя из доступных материалов, сложно судить о конкретных планах индийского ВМФ по строительству АПЛ.

Однако возможности индийской судостроительной и атомной промышленности с одной стороны и финансовые ограничения с другой ставят под сомнение возможность пост ройки корабля до 2010 г. Эта ситуация может измениться только в случае отказа от ря да других судостроительных программ и концентрации значительных финансовых ре сурсов на доводке лодочного реактора и дальнейшей постройке ВТК.

В этой ситуации логичным выглядит обращение Индии к России с просьбой о продаже или аренде одной–двух российских АПЛ. Несмотря на предположения экспертов о воз можности передачи ВМФ Индии недостроенной АПЛ проекта 971 после достройки, ве роятнее всего, обсуждается вариант об аренде АПЛ проекта 671 РТМ из состава дейст вующего флота.

Несомненным является то, что Индия и в дальнейшем будет предпринимать усилия для ввода в состав флота АПЛ, и, учитывая большой задел в этом направлении, наиболее ве роятно, что АПЛ национальной постройки войдет в строй в 2010–2015 гг.

ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ Примечания Литовкин Дмитрий. Индийская программа развития атомного подводного флота: сотрудничество с Россией. Ядерный Контроль, 1999. Т. 47, № 5, ноябрь–декабрь.

The Indian SSN project: An Open Analysis. http://www.fas.org/nuke/guide/india/sub/ssn/part01htm.

Ibid.

Ibid Pavlov Alexander. Sub for India. http://www.milparade.com/2000/37a/05_03.shtml.

The Indian SSN project: An Open Literature Analysis.

Ibid.

Проект 670 «Скат» (NATO – «Charlie 1»). http://deepstorm.v real.ru/DeepStorm.files/ 92/nsrs/670/list. htm.

Ibid.

По принятой классификации, подводные лодки относятся к новейшим, если их возраст составля ет менее 10 лет, современным – 10 20 лет, устаревшим – 20 30 лет, старым – свыше 30 лет. Пер спективы развития подводного флота России в течение ближайших 20 лет.

http://armor.kiev.ua/army/hist/podlodka.shtml.

The Indian SSN project: An Open Literature Analysis.

Pavlov Alexander. Sub for India.

Емельяненков Александр. Застрявший на стапелях. Российская Газета. 2001, 1 декабря.

Pavlov Alexander. Op.cit.

Advance Technology Vessel. Adapted from Jane’s Fighting Ships. http://www.bharat rakshak.com/NAVY/ATV.html.

Nilsen Thomas. Despite three years leasing of Charlie class submarine: Indian submarine reactor will be no blueprint of Russian design. http://www.bellona.no/imaker?sub=1&id=9515.

ATV nuclear submarine program. http://www.nti.org/db/nisprofs/russia/exports/rusind/nuknow.htm.

Беседа автора с российским экспертом.

Moorthy D N. In a workshop at Hazira, desi underwater missile launcher gets ready for trial. The Indian Express. 2001, 28 May.

India’s nuclear submarine project. An IDC Analysis. http://www.indiadefense.com/ATV.htm.

Nilsen Thomas. Despite three years leasing of Charlie class submarine: Indian submarine reactor will be no blueprint of Russian design. http://www.bellona.no/imaker?sub=1&id=9515.

Pavlov Alexander. Op.cit.

Tellis Asley J. India’s Emerging Nuclear Posture: Between Recessed Deterrent and Ready Arsenal. RAND.

2001. P. 575.

The Indian SSN project: An Open Literature Analysis. Op cit.

Ibid.

Foxtrot class. http://www.bharat rakshak.com/NAVY/Foxtrot.html.

Advance Technology Vessel. Adapted from Jane’s Fighting Ships. See also Bulletin of the Atomic Scientists. Vol.58, No 2. PP. 70–72.

Ibid.

Литовкин Дмитрий. Дели строит атомную субмарину. Красная Звезда. 1998, 15 июля.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ Цит. по: Advanced Technology Vessel. http://www.globalsecurity.org/military/world/India/atv.htm.

Кудрик Игорь. Программа передовой корабельной технологии, http://www.bellona.no/ru/international/russia/navy/northern_fleet/vesssels/9518.html.

India’s nuclear submarine project. An IDC Analysis, http://www.indiadefense.com/ATV.htm.

Moorty D.N. Bhattacharya pips Gaguly to head BARC.

http://www.indianexpress.com/ie/daily/20010404/ina04029.html.

Advances technology Vessel. http://www.bharat rakshak.com/NAVY/ATV.html.

The Indian SSN project: An Open Literature Analysis.

Ibid.

India reported to have nuclear subs by 2007.

http://www.wponline.org/Magazine/v1i1/recent_issues.html.

Sakhuja Vijay. Sea Based Deterrence and Indian Security. http://www.idsa india.org/an apr 2.01.htm.

India’s nuclear submarine project. An IDC Analysis, http://www.indiadefense.com/ATV.htm.

Александров Ю.И., Гусев А.Н. Боевые корабли на рубеже XX–XXI веков. Ч.1: Подводные лодки.

С Пб.: 2000. С. Там же.

Малиновский Андрей. «МиГ» неразборчив в связях, http://old.grani.ru/arms_trade/articles/deal/.

Mehta Ashok. India’s national interest had been made coterminus with maritime security. http://www.red iff.com/news/2000/dec/04ashok.htm.

The Military Balance 2002 2003. IISS, Oxford University Press, 2002. P. 288.

Bedi Rahul. India confirms plans for improved Agni and naval cruise missile. Jane’s missile & rockets.

1998. Vol.2, No 19, October. P.6.

Cordesman Anthony H.. Weapons of mass destruction in India and Pakistan. Center for Strategic and International Studies (CSIS). 2002, January 23. P.7.

ATV Nuclear Submarine Program. http://www.nti.org/db/nisprofs/russia/exports/rusind/nuknow.htm.

Indian AGNI and SLBM Programs move forward.http://www.cdiss.org/99jan29_b.htm.

Chidanad Rajghatta. If Sagarika’s real, what does it mean?.

http://www.indianexpress.com/ie/daily/19980428/11850884.html.

Ibid.

Rahul Roy Chaudhury. Equipping The Navy for War on land.

http://www.bharat rakshak.com/NAVY/Articles/Articl03.html.

Ibid.

Ibid.

Advanced Technology Vessel. http://www.globalsecurity.org/military/world/india/atv.htm.

Russia denies report on Sagarika missile. Press trust India.

http://expressindia.com/ie/daily/19980429/11950874.html.

Haniffa Aziz. Naval missile story leak seen as «perverted twist».http://www.hvk.org/arti cles/0698/0033.html.

Russia denies report on Sagarika missile. Press trust India.

http://expressindia.com/ie/daily/19980429/11950874.html.

Ibid.

ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ Naval Prithvi to be deployed soon. 1998, November, 30.

http://www.indianexpress.com/ie/daily/19981201/33550314p.html.

Russia Exports of Sensentive Equipment and Technology: Testimony of Leonard S.Spector. Center for Nonproliferation Studies Monterey Institute of International Studies. 2002, June 6.

Trident II D 5 Fleet Ballistic Missile. http://www.globalsecurity.org/wmd/systems/d 5 bkg.htm.

Moorthy D N. In a workshop at Hazira, desi underwater missile launcher gets ready for trial. The Indian Express. 2001, May 28, http://www.indiadefense.com/ATV.htm.

Indian AGNI and SLBM Programs move forward.http://www.cdiss.org/99jan29_b.htm.

Beaver Paul. Extended range Agni could fly in March 1999. Jane’s Missiles & Rockets. 1999. Vol.3, No 1.

January. P.1.

Naval Prithvi to be deployed soon.Op cit.

Siddiqa Agha Ayesha. Nuclear navies? Bulletin of the Atomic Scientists. 2000, September–October.

P.13.

Indian AGNI and SLBM Programs move forward. 1999, January 29, Rethinaraj Gopi. Navalised Prithvi Causes Confusion. Jane’s Intelligence Review. 1999, January 1. P.4.

Мишра Раджеш Кумар. Ракетно космическая программа Индии: на пути к самодостаточности.

Ракеты и Космос. 2001, зима. №3. С.14.

NRDC Nuclear Notebook. India’s nuclear forces, 2002. Bulletin of the Atomic Scientists. http://www.the bulletin.org/issues/nukenotes/ma02nukenote.html.

The risk report. Vol. 6, No 5 (September October 2000), http://www.wisconsinproject.org/countries/india/missile2000.htm.

Bedi Paul. India’s missiles to be nuclear armed. Jane’s Missiles & Rockets.1998. Vol.2, No 6, June. P.5.

Moorthy D N. In a workshop at Hazira, desi underwater missile launcher gets ready for trial. Indian Express. 2001, May 28.

Aneja Atul. Government plugging gaps in nuclear arsenal. Hindu. 2001, June 2.

Ibid.

Sheth N.D. The depth of the Indian Navy. India Today. 2000, May 20.

Сокут Сергей. Длинные руки авиации и флота. Независимое Военное Обозрение. 2001, 24 авгу ста.

3М51 Альфа. SS N 27 KLUB (CLUB). Тактическая противокорабельная ракета.

http://www.airwar.ru/weapon/pkr/alpha.html.

Начались заключительные испытания ДЭПЛ «Синдуратна». Авиация, Космос, Вооружения. 2002.

Сентябрь, 04.

Klub (SS N 27), по материалам ASCM Jane’s Missiles & Rockets, http://www.bharat rakshak.com/NAVY/Klub.html.

Кузык Б.Н., Новичков Н.Н., Шварев В.Ю., Кенжетаев М.Ж., Симаков А.И. Россия на мировом рын ке оружия. М. Военный парад. 2001. С. 667.

Сокут Сергей. Длинные руки авиации и флота. Независимое Военное Обозрение. 2001, 24 авгус та.

Козюлин Вадим. Россия и Индия: крылатые проекты ракетоносителей. Ракеты и Космос. 2002, осень зима. Т. 2, №3 4. С.44.

Козюлин Вадим.Цит. соч. С.43.

The Brahmos PJ 10 laid bare, http://www.stratmag.com/issue2Nov 15/page02.htm.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ Sharma A.K. A supersonic Cruise for India, http://www.ipcs.org/issues/newarticles/619 mi sharma.html.

Nuclear powered submarines on sale, http://www.spb.org.ru/bellona/ehome/russia/nfl/news/020497.htm.

India denies plans to sell nuclear submarines to India, http://www.nti.org/db/nisprofs/russia/exports/rusind/nukedev.htm.

Кудрик Игорь. Россия помогает Индии строить атомную лодку, http://www.bellona.no/ru/interna tional/russia/navy/northern_fleet/vessels/9518.html.

Сафронов Иван, Кучин Николай. Россия отдаст две атомные подводные лодки Индии. Коммер сант. 1999, 20 марта.

India settles nuclear sub lease terms with Russia. http://www.stratmag.com/issue2Nov 15/page02.htm India to lease two Russian nuclear submarines, http://www.nti.org/db/nisprofs/russia/exports/rusind/nukedev.htm.

Ibid.

Ibid.

Pandit Rajat. India getting two Russians N subs?. Times of India. 2002, January 30.

Россия предоставит Индии в лизинг бомбардировщики и атомную подлодку. НТВ. 2001, 11 февра ля.

Sakhuja Vijay. Nuclear submarines and Indian navy. http://www.ipcs.org/issues/700/719 mi sakhuja.html.

Vajpayee to visit Moscow before Washington Indo Russian strategic relations set to rise hicher?

http://www.indiadefense.com/indo_rus1.htm.

Емельяненков Александр. Застрявший на стапелях. Российская Газета. 2001, 1 декабря.

Там же.

Ломанов Александр. Дели хочет поиграть на конкуренции между Россией и США. Время Ново стей. 2002, 7 февраля.

Thapar Vishal, Weir Fred. Russian Attach Strings to N Submarines. Hindustan Times. 2002, February 22.

Информация о том, что Россия планирует поставить Индии атомные подводные лодки, не имеет под собой оснований. Интерфакс–АВН, 2002, 12 апреля.

Там же.

Kuroyedov Vladimir. Russia’s naval strategy. http://www.milparade.com/1998/26/008.htm.

Строительство АПЛ четвертого поколения остается приоритетом для Севмашпредприятия. Ин терфакс–АВН. 2003, 5 февраля.

Павлов А.С. Военные корабли России 2001. Якутск. 2001. С.2.

Ihring C.J. Indian navy gets its SSN at last.

http://www.diodon349.com/Stories/Stories_SS/indian_navy_gets_its_ssn_at_last.htm Сафронов Иван. Индия поможет Илье Клебанову заработать $4 млрд. Коммерсант. 2001, 5 июня.

Сокут Сергей. Индийский флот пополнится нашим атомоходом. Независимая Газета. 2002, 6 де кабря.

Project 093 class nuclear powered attack submarines. http://www.intellnet.org/docu ments/800/040/840.htm.

Атласов Владимир. «Базальт» и «Малахит», спрессованные в «Гранит». Независимое Военное Обозрение. 2000, 7 апреля.

ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ КРИЗИС ИНСТИТУТОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ Андрей Пионтковский БЕЗОПАСНОСТИ В СВЕТЕ ИРАКСКОГО КОНФЛИКТА Широко распространенное мнение о том, что после Ялты и чуть ли не до 20 марта 2003 г. существовала некая архитектура международной безопасности, освященная международным правом и действующими международными институтами, является глу боким заблуждением.

Биполярная система мира, действительно существовавшая после Ялты до падения Берлинской стены в 1989 г., была основана на, как сейчас модно говорить, «кулачном праве» двух сильнейших игроков – СССР и США. ООН и Совет Безопасности были сво его рода площадками, на которых премьеры мировой сцены вместе с многочисленны ми статистами состязались в пропагандистском красноречии и идеологических диспу тах. Реальные же вопросы безопасности, войны и мира решались в другом месте – там, где происходил диалог двух сверхдержав.

Вспомним, например, самый драматический конфликт полувекового противостояния – Карибский кризис. Заседание Совбеза, на котором Э.Стивенсон демонстрировал снимки советских ракет на Кубе, было весьма эффектным и бурным. Однако реальный процесс урегулирования этого кризиса, историю которого мы знаем теперь не только по дням, но и по часам, не имел никакого отношения к Совету Безопасности.

Карибский кризис многому научил две ядерные сверхдержавы. Результатом осмысле ния этого опыта стала выработка серии двусторонних соглашений в ядерной сфере – договоров ПРО, ОСВ 1, ОСВ 2 (не ратифицированных, но соблюдавшихся обеими сто ронами) и создание постоянных институтов, обслуживающих эти соглашения.

Целью этих соглашений была кодификация отношений крайней враждебности и предот вращение их перерастания в военный конфликт, чреватый ядерной эскалацией. Война стала невозможной, потому что обе стороны приняли нигде явно не сформулированную, но имплицитно присутствовавшую в корпусе всех этих соглашений концепцию ВГУ (вза имно гарантированного уничтожения). Обе стороны строили свои стратегические силы таким образом, что каждая из них сохраняла возможность нанести оппоненту неприемле мый ущерб в ответном ударе. Таким образом, начало ядерной войны (первый удар по тер ритории противника) автоматически означало бы взаимное самоубийство.

Концепция ВГУ (а не Устав ООН) действительно была краеугольным камнем системы международной безопасности в период холодной войны.

Эта система предотвратила ставшее бы фатальным для мира прямое столкновение сверхдержав, но не смогла предотвратить десятки локальных конфликтов и войн в раз личных регионах мира, унесших миллионы жизней. Во многих из них участвовали прямо или через посредников либо СССР, либо США, либо и те, и другие вместе.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ПОЛЕМИКА Странно звучит и ностальгический тезис о принципе незыблемости национального су веренитета, якобы действовавшем в счастливые времена послеялтинской архитекту ры международной безопасности. Национальный суверенитет нарушался направо и на лево, в том числе и Советским Союзом. Достаточно вспомнить походы в Венгрию, Чехо словакию, Афганистан.

Важно для дальнейшего отметить, однако, что были ситуации, когда нарушение сувере нитета являлось несомненным благом, бесспорным в глазах мировой общественности.

Так, вторжение вьетнамских войск в Камбоджу было бесспорным нарушением ее суве ренитета, но оно предотвратило уничтожение безумным режимом еще одной трети ее населения.

Распад биполярной системы мира породил определенные иллюзии в области безопас ности, крайним выражением которых была концепция Ф. Фукуямы о «конце истории».

Очень скоро выяснилось, что речь идет не о конце истории, а о начале многих новых и неприятных историй – кровавом распаде Югославии, конфликтах на территории бывше го СССР, ситуациях в Сомали, Руанде, Восточном Тиморе и т.д. И, наконец, 11 сентября 2001 г. обозначило новый тотальный вызов, брошенный цивилизации международным терроризмом.

Мировое сообщество оказалось неподготовленным ко всем новым вызовам ни институ ционально, ни концептуально. Об иллюзорности таких институтов безопасности, как ООН и СБ, уже говорилось. Другим широко распространенным заблуждением является представление о существовании некоего корпуса норм международного права, которы ми и должны руководствоваться все государства. Таким образом, все проблемы миро вой политики сводились бы к определению «легитимности» или «нелегитимности» тех или иных действий. Если бы все было так просто. Перечислим несколько общепризнан ных принципов международного права, зафиксированных в десятках деклараций, хар тий, соглашений.

1) Суверенитет государства и его территориальная целостность.

2) Право наций на самоопределение.

3) Права человека, сформулированные Декларацией ООН и подтвержденные законода тельством большинства стран, включая Россию.

4) Право государств на самооборону.

Если взглянуть теперь на любую серьезную международную проблему, на любой из не скольких десятков тлеющих или пылающих локальных конфликтов, то мы увидим, в ка ком кричащем противоречии между собой находятся эти принципы. Собственно, все конфликты и проблемы именно этими противоречиями порождаются.

Каждый, кто изучал хотя бы элементарный курс математической логики, знает, что если система аксиом содержит противоречащие друг другу утверждения А и не А, то из нее можно вывести любое произвольное заключение. Именно такую систему и представля ет собой современное международное право, и поэтому практически любое действие государства на международной арене (так же, как и противоположное) может найти свое обоснование в одной из норм международного права.

Наиболее «продвинутые» политики прекрасно это понимают. Вот что говорил, напри мер, президент РФ В.В. Путин на своей пресс конференции по окончании Санкт Петер бургского саммита 12 апреля 2003 г.: «Вместе с тем в последнее время проявились и многие несовершенства в структуре международного права, а также ее внутренние про тиворечия, в которых, на мой взгляд, скрыт серьезный конфликтный потенциал.

Политики, лидеры государств опираются на действующие правовые механизмы. И не адекватность этих механизмов может быть чревата серьезными последствиями. Я убежден, что если бы своевременно были заданы четкие работающие правовые меха низмы для решения кризисных ситуаций, можно было бы находить гораздо более эф фективные решения самых сложных мировых проблем».

КРИЗИС ИНСТИТУТОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СВЕТЕ ИРАКСКОГО КОНФЛИКТА Остановимся теперь более подробно на четвертом принципе и специфике его примене ния в мире после 11 сентября 2001 г. Как уже отмечалось выше, ядерная безопасность в период холодной войны покоилась на принципе сдерживания, когда каждая сторона понимала, что потенциальный противник не самоубийца. А как может действовать этот принцип сейчас, когда мы имеем дело с террористами камикадзе? В мире появилась новая потенциальная угроза – террористы, получившие доступ к оружию массового уничтожения (ОМУ), – в отношении которой принцип сдерживания не работает и пари ровать которую можно только с помощью превентивных мер.

Принцип незыблемости национального суверенитета никогда не был абсолютным и тем более не может быть таковым в современном мире. Впервые концепция превентивных ударов была сформулирована предельно четко и откровенно в «Новой доктрине нацио нальной безопасности США», опубликованной в сентябре 2002 г. Декларированное США право на превентивные удары как естественное продолжение права государства на самооборону неоднократно критиковалось в российской печати.

Приведем, однако, две цитаты:

«Если кто то хотя бы попытается использовать средства, сопоставимые со средст вами массового уничтожения в отношении нашей страны, мы будем отвечать мера ми, адекватными угрозе. По всем местам, где находятся террористы, организаторы преступлений, их идейные и финансовые вдохновители. Подчеркиваю, где бы они ни находились».

«В таких случаях, и я это официально подтверждаю, мы будем наносить удары. В том числе превентивные».

Кто эти ястребы, проповедующие концепцию превентивных ударов, нарушающую свя щенный принцип суверенитета национального государства? Д. Рамсфелд, П. Волфо витц, Д. Чейни, К. Райс?

Первое высказывание – это цитата из выступления президента В.В. Путина на заседа нии правительства 28 октября 2002 г. Второе – заявление министра обороны С.Б. Ива нова, сделанное им еще 22 сентября 2002 г.

Выступление В.В. Путина было официальным запросом верховного главнокомандующе го соответствующим ведомствам на выработку новой российской военной доктрины, включающей концепцию превентивных ударов как ответ на угрозы, в отношении которых неэффективна традиционная концепция сдерживания.

Похоже, что каждое государство в отдельности с легкостью и энтузиазмом принимает для себя концепцию превентивных ударов как реализацию принципа права на самообо рону, но довольно скептически относится к готовности других государств принять такую же концепцию.

Кто же в таком случае будет определять «легитимность» превентивного удара, степень его адекватности реальной угрозе? Совет Безопасности? Но когда Совет Безопасности что либо определял? В период холодной войны, когда была очевидна его никчемность, либо в последующее десятилетие, когда он продемонстрировал свою беспомощность, не предотвратив и не остановив ни одного из конфликтов, унесших сотни тысяч жизней на территории бывшей Югославии, бывшего СССР, Руанды, Сомали, Афганистана?

Нарастающая хаотичность современного мира, вызовы радикализма, терроризма, рас пространения оружия массового уничтожения создают объективный запрос на какую то форму не фиктивного (ООН, СБ), а реального мирового правительства. Спрос рождает предложение. После 11 сентября 2001 г. подобную роль пытаются играть США. Такая ситуация, видимо, не устраивает никого, в том числе и самих американцев.

Конфронтация с США, построение различных антиамериканских треугольников приве дет только к тому, что США останутся этим правительством, причём тем более неэффек тивным (с негативными последствиями для всего мира), чем больше будет нарастать их изоляция.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ПОЛЕМИКА Совершенно бесплодным самовнушением, искренним или лицемерным, являются при зывы вернуться к некой «системе международной безопасности», якобы разрушенной иракским кризисом. Не было такой системы, не было даже концептуальных подходов, адекватных вызовам современного мира.

Тем более мировое сообщество должно сосредоточиться на выработке как концепции, так и институтов нового мирового порядка. Прежде всего необходимо обратиться к про блеме противоречия между различными принципами международного права и попы таться выработать какие то разумные правила баланса между ними.

Но при этом нужно ясно отдавать себе отчет в том, что при всем возможном совершен ствовании норм международного права решение проблемы не может быть чисто лега листским. Оно всегда будет политическим. Нельзя придумать абстрактную конститу цию, пригодную для решения всех возникающих конфликтов и для которой равноправ ными субъектами будут и демократические страны, и тоталитарные режимы, рвущиеся к ядерному оружию.

Роль эффективного мирового правительства может выполнить только союз ответствен ных мировых держав, объединенных общим видением проблем и вызовов современно го мира, общими ценностями и обладающих ресурсами – политическими, экономичес кими, военными – для реализации их совместной политики.

Наиболее близкой к этим требованиям структурой является «Большая восьмерка». Рос сия, ставшая полноправным членом этой структуры, объективно заинтересована в том, чтобы «Большая восьмерка» значительно расширила сферу своей ответственности в об ласти международной безопасности. Традиционно неформальный и доверительный ха рактер обсуждений в «Большой восьмерке» наилучшим образом подходит для выработ ки совместных решений по ключевым вопросам мировой политики.

Соединенные Штаты останутся лидером внутри этой «восьмерки» (а в будущем, воз можно, «девятки» или «десятки»), но конструктивное и откровенное обсуждение ключе вых вопросов текущей политики позволит ведущим державам выработать культуру кон сенсуса. В общих интересах мирового сообщества не отчуждение США, а превращение их в ответственного лидера, учитывающего интересы и проблемы своих партнеров.

ООН, которая как бюрократическая структура такого масштаба никуда конечно не исчез нет, могла бы при этом играть роль транслятора совместных решений ведущих держав.

Такая трансформация «Большой восьмерки» в ведущий институт международной безо пасности невозможна без участия России. Полноправное членство в «восьмерке» явля ется очень важным политическим ресурсом России, на наш взгляд, гораздо более серь езным, чем такой во многом мнимый и по инерции переоцениваемый нашей дипломати ей, унаследованный от СССР атрибут «сверхдержавности», как постоянное место в Со вете Безопасности. «Большая восьмерка» как институт глобальной безопасности просто не будет эффективна без России, географически соприкасающейся со всей той дугой нестабильности, которая несет наибольшую потенциальную угрозу миру. С другой сто роны, и Россия по той же причине не может обеспечить свою безопасность вне союза с ведущими индустриальными странами.

Сознает ли это наш политический класс? Трехнедельная «оргия ненависти» к Америке и торжествующего злорадства по поводу ее мнимых или реальных неудач, прокатившаяся по всем российским телеканалам, вызывает серьезные сомнения в его адекватности и вменяемости.

Примечание Исследования ведутся при поддержке РФФИ, проект № 03 06 80052.

КРИЗИС ИНСТИТУТОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СВЕТЕ ИРАКСКОГО КОНФЛИКТА УРОКИ ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО Владимир Дворкин ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА Перед началом войны в Ираке не было недостатка в прогнозах характера начала и хода операции. Предсказывались массированные удары крылатых ракет и авиации с исполь зованием высокоточных систем наведения, продолжительный период так называемой «бесконтактной войны», активные партизанские действия, обсуждалась даже возмож ность использования антииракской коалицией тактического ядерного оружия и т.п.

Однако в том, что операция в Ираке началась не так, как предсказывали военные анали тики, – не с массированных, а ограниченных ударов крылатых ракет и авиации, и в том, что наземная фаза началась практически сразу же, ничего удивительного нет. Основных и резервных планов операции в современных войнах должно быть не один десяток.

Война в Ираке – не исключение.

Планы операции, по видимому, уточнялись с учетом многих факторов, в том числе, по мимо основной ее цели – свержения режима С. Хуссейна, дислокации подразделений вооруженных сил Ирака, текущей разведывательной информации о состоянии органов и средств управления, включая местонахождение диктатора, состояния системы ПВО, готовности плацдармов для наступления, метеообстановки в районах планируемых бо евых действий и многих других.

Нельзя исключать того, что если бы решение о предоставлении Турцией своей террито рии для войск США было своевременным, то начало было бы другим. Важное значение для выбора плана операции имеет и текущая информация о морально психологическом состоянии руководящего состава и войск. Готовы ли они к капитуляции? На каких усло виях? Какими ударами можно подтолкнуть их к сдаче?

Возможно, что «неагрессивное» начало связано и с определенными издержками в вы боре основного аргумента для свержения режима – уничтожением оружия массового поражения в Ираке. Не было доказательств того, что оно есть, как и уверенности в об ратном, поскольку в стране с тоталитарным режимом можно скрыть практически все.

Во всяком случае, нет оснований сомневаться в том, что существовал целый набор пла нов операции, из которых можно с достаточной гибкостью выбрать такой, который представляется рациональным в складывающейся оперативной обстановке. При выбо ре некоторых планов может требоваться решение высшего военно политического руко водства, по другим решение принимается на месте. Но планы планами, а ход войны способен преподносить сюрпризы, к которым всегда нужно быть готовыми и осуществ лять высокопрофессиональный оперативный ситуационный анализ складывающейся обстановки.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том КОММЕНТАРИЙ Причины массовых ошибочных прогнозов объясняются, скорее всего, привычной экс траполяцией тенденций: раз возможности высокоточного оружия постоянно растут и если его доля в общем объеме вооружения со времени первой войны в Персидском за ливе возросла с 10–15 до 80–90% к 2003 г., если в первой войне наземная операция бы ла краткосрочной, а в войне с Югославией ее вообще не было, то, следовательно, те перь эти тенденции должны получить дальнейшее развитие.

Что же касается предположений о возможном применении нового поколения ядерного оружия – маломощных заглубляющихся боезарядов, то основания для этого вообще не существует. Во первых, из за подавляющего оперативно тактического и военно техни ческого преимущества вооруженных сил антииракской коалиции. Во вторых, потому, что даже при наличии в США более совершенных боезарядов по сравнению с новой авиабомбой В61 11 возможности их проникания в грунт ограничены пределом прочно сти корпуса и способностью «начинки» выдержать соударение с грунтом. Установлено1, что в лучшем случае высокопрочная боеголовка может углубиться в бетон не более чем на 12 м. Конечно, даже малое заглубление ядерного заряда создает значительно более мощное сейсмическое воздействие на высокозащищенные подземные сооружения по сравнению с воздушным и наземным ядерным взрывом. Однако, как показали экспери менты с серией подземных ядерных взрывов по программе Плаушер2, взрывы относи тельно малой мощности даже на глубине порядка 100 м не избавляют от выброса грун та на поверхность и радиоактивного заражения местности.

Возвращаясь к несостоявшимся прогнозам планов операции, необходимо подчеркнуть, что определенная часть из них связана с учетом иракским режимом опыта первой вой ны в Персидском заливе. Известно, что в той войне массированное и сосредоточенное использование бронетанковой техники и личного состава вооруженных сил Ирака при вело, по пессимистическим оценкам, за несколько дней наземной операции к потере около 900 тыс. человек убитыми и ранеными, а также до 80% бронетехники (во многом это было связано с успешным применением для уничтожения танков и другой бронетех ники ударных вертолетов Apache). С учетом этого печального для С. Хусейна опыта те перь бронетехника была рассредоточена и замаскирована, сделана ставка на очаговое сопротивление. Однако вряд ли стоило рассчитывать на то, что военное руководство США и Великобритании при планировании операции не предусмотрит такого развития событий.

Ошибочность прогнозируемых сроков операции в определенной степени связана со значительно меньшим количеством личного состава, авиации и бронетехники по срав нению с первой войной в Персидском заливе. Эксперты полагали, что по этой причине война может быть затяжной. При этом не учтено то обстоятельство, что повышение до ли высокоточного оружия и оперативности обработки разведывательной информации позволяет решать боевые задачи с меньшим числом самолетовылетов, меньшим коли чеством боеприпасов и в целом, используя военную терминологию, меньшим нарядом сил и средств.

В связи с изложенным выше первый вывод, который целесообразно сделать руководст ву Вооруженными силами России – необходимость многовариантного планирования, для чего помимо оперативно стратегического мышления нужно располагать соответст вующими аппаратно программными вычислительными комплексами. Такое планирова ние должно осуществляться в мирное время заблаговременно Генеральным штабом и штабами объединенных командований (которых в России до сих пор нет). Штабы просто обязаны располагать вариантами планов «на все случаи жизни» и ожидать решений выс шего руководства страны. Необходимо также иметь профессионалов, способных в ус ловиях цейтнота реагировать на непредсказуемое развитие обстановки и путем «мозго вого штурма» оперативно корректировать текущий план.

В этом отношении тезис, определяющий руководство операциями как искусство, спра ведлив только в той степени, в которой такое искусство управления войсками и оружи ем в современных и будущих войнах сопряжено с компьютерным обеспечением, позво УРОКИ ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА ляющим оперативно осуществлять текущие расчеты материально технического обес печения, снабжения, перебросок войск, определять дополнительные потребности в во оружении, военной технике, боеприпасах, оптимизировать не только свои маршруты, но и делать это за противника. Другими словами, требуются мощные информационно рас четные и управляющие системы различных уровней.

Следующий вывод связан с решением проблемы если не сокращения, то хотя бы приос тановления угрожающе растущего технологического разрыва между вооруженными си лами России и Запада в оснащенности современными и перспективными системами ко смической и авиационной разведки, целеуказаний, боевого управления, связи и высо коточным оружием. Все эти средства в США интегрированы в единую всепогодную ударную информационно управляющую систему, способную обеспечить обнаружение и поражение целей в реальном масштабе времени. По возможностям вести подобные боевые действия мы отстаем не на годы, а на целую цивилизацию. Основная причина этого состоит в том, что российский военно промышленный комплекс в результате всех потрясений в стране пострадал больше других отраслей и не способен выполнять свою основную задачу по обеспечению вооруженных сил современными образцами и систе мами вооружения. Вместе с тем, научно технический потенциал до конца разрушить не удалось, и при определенных условиях ряд ключевых технологий еще можно сохранить.

Вывод его из кризиса требует значительных средств и времени, однако уже сейчас вполне возможно выбрать соответствующие приоритеты в сохранении НИИ и КБ, кото рые еще не потеряли перспективных разработок.

В то же время радикального изменения военно промышленной политики России не произойдет до тех пор, пока не будут прекращены бесконечные структурные метания в отрасли с размыванием ответственности между Минэкономразвития, Минпромнауки, агентствами и т.п. и не будет создан управляющий орган по типу Комиссии по военно промышленным вопросам во главе с вице премьером, который только за эти проблемы и будет отвечать, по типу того органа, который существовал до распада СССР и который при формировании военно технической политики на основании объективного научного анализа отставания по ключевым технологиям определял и выпускал решения по пре одолению технологических разрывов. Такая военно промышленная вертикаль действо вала практически безукоризненно. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы отчетливо представлять: если сейчас Комиссию по военно промышленным вопросам, работаю щую эпизодически, возглавляет глава правительства, у которого эта комиссия одна из десятков, то рабочим такой орган быть не может по определению.

Сейчас трудно, да и нет смысла возлагать на какой то отдельный орган в Советском Со юзе, в том числе и на Комиссию по военно промышленным вопросам, ответственность за приоритетные разработки и массовое производство избыточного количества оружия в ущерб системам управления и связи, которые в расчете на единицу вложенных средств вносят многократно больший вклад в эффективность боевого применения ору жия. Возможно давление опыта Великой Отечественной войны (в том числе в лице быв ших министров обороны – членов Политбюро) с огромными потерями танков, авиации и другой техники и необходимостью восполнять потери за счет накопленных запасов и массированного производства. Вместе с тем, в годы холодной войны в связи с возрос шей сложностью образцов вооружения и военной техники многократно увеличились ко операции производителей, каждая из которых стала насчитывать многие сотни пред приятий. В то же время в широкомасштабной войне, на которую ориентировались в те годы, разрушить подобные кооперации было относительно просто, поскольку предпри ятия смежники располагались практически на всей территории СССР и проблем дося гаемости многих из них для средств нападения НАТО не существовало. Поэтому ставка делалась на создание огромных запасов основного вооружения.

Воссоздание на этом этапе Комиссии по военно промышленным вопросам и использо вание ее положительного опыта более чем целесообразно, в том числе упомянутого вы ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том КОММЕНТАРИЙ ше опыта преодоления технологического отставания в той области, которая была изве стна автору статьи.

В основе этого лежала разработанная по поручению Комиссии разветвленная система программ и методик сравнительного анализа уровня технического совершенства ракет но космической техники3.

В период холодной войны и гонки вооружений в СССР остро стояла проблема создания образцов вооружения, не уступающих по тактико техническим характеристикам лучшим образцам зарубежных систем вооружения и военной техники. С этой целью Комиссией по военно промышленным вопросам была задана и успешно выполнена комплексная научно исследовательская работа «Уровень», в которой приняли участие ведущие НИИ Минобороны и промышленности страны.

Разработанные расчетные методики позволили сравнивать уровни технического совер шенства отдельных элементов, систем, агрегатов, ракет, ракет носителей, ракетных и ракетно космических комплексов в целом по взаимоувязанной системе критериев, включающих технические, эксплуатационные и эффективностные показатели.

В основу комплекса методик и программ расчетов положен ранее не использовавшийся в этой области принцип формирования «идеальных» систем, агрегатов, ракет и ком плексов в целом на базе лучших в мире конструктивно технических и технологических решений, элементной базы и материалов на данный момент времени и сравнения их с достигнутыми характеристиками в отечественных образцах. Результаты сравнительно го анализа в течение продолжительного времени использовались для принятия прави тельственных решений по преодолению отставания по тем направлениям, в которых оно было установлено как критическое4.

Авторы этих разработок полагают, что созданный комплекс методик и программ не только не утратил своей актуальности, но приобретает еще большую значимость в опре делении приоритетных направлений преодоления технологического разрыва в осна щенности Вооруженных сил России и Запада. Более того, эти же принципы, методы и методики вполне могут быть использованы для оценки конкурентоспособности военной и гражданской продукции.

Характер боевых действий в Ираке еще раз подтвердил значительную и постоянно воз растающую роль использования орбитальной группировки глобальной навигационной системы Navstar. Высокоточные системы вооружения при круговом вероятном отклоне нии, измеряемом несколькими метрами благодаря этой навигационной системе, при меняются вне зон действия ПВО противника в любых метеоусловиях, на них не влияют пыльные бури и дым от пожаров. Вклад этой системы в эффективность боевых действий не ограничен только применением в высокоточных системах оружия. Аппаратура потре бителей этой системы обеспечивает безошибочность определения маршрутов движе ния, резко повышает эффективность воздушной и агентурной разведки. Тем самым во многом обеспечивается успех наземной операции.

Состояние с аналогичной российской космической навигационной системой Глонасс достаточно подробно охарактеризовано ранее5. Здесь достаточно только отметить, что, развернув эту орбитальную группировку практически одновременно с системой Navstar, в России из за безответственности руководителей Минобороны и двух агентств (РАКА и РАСУ) полностью провалили программу разработки и производства аппаратуры для военных и гражданских потребителей (бессмысленно израсходованная сумма на раз вертывание и восполнение орбитальной группировки составляет в ценах 2003 г. более 40 млрд руб.). Использовать же наземную и орбитальную систему Navstar для россий ского высокоточного оружия нельзя из за селективного доступа по точности определе ния навигационных параметров. Все это в конечном итоге потребует, наряду с восста новлением и совершенствованием отечественной орбитальной группировки Глонасс, разработки и массового производства аппаратуры потребителей военного и граждан ского назначения.

УРОКИ ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА Определенные выводы необходимо делать также в связи с использованием антииракс кой коалицией ЭМИ боеприпасов. Эффективность применения такого рода оружия вряд ли стоит преуменьшать. Электромагнитные импульсы от таких боеприпасов спо собны на относительно большом расстоянии создавать наводки на линиях проводной связи систем управления и связи, на кабелях ввода антенных систем и выводить из строя аппаратуру различного назначения, в первую очередь компьютерные системы, за счет сбоев и полных отказов радиоэлектронной аппаратуры. Такое поражение может иметь место не только в ходе военных действий различной интенсивности, но и в ре зультате террористических актов.

Способы защиты от воздействия ЭМИ боеприпасов известны и успешно используются при защите особо важных стратегических объектов. К ним относится экранирование ка бельных линий и аппаратуры, установка так называемых «разрядников» на входах. Но основная часть других объектов сил общего назначения требует, по видимому, значи тельных затрат времени и средств надежной защиты от этого поражающего фактора.

Третий вывод заключается в актуализации проблемы теперь уже не столько сохранения, сколько «воспроизводства» профессиональных кадров в вооруженных силах и оборон но промышленном комплексе.

Личный состав войск антииракской коалиции поразительно отличается от российского личного состава не только экипировкой, качеством вооружения и военной техники, но и профессиональной подготовкой, жесткой дисциплиной и исполнительностью, понима нием поставленных общих и частных боевых задач. Примечательна минимизация потерь не только гражданского населения, но и иракских вооруженных сил и воинских форми рований по сравнению с первой войной в Персидском заливе (тогда за четыре дня ирак ская армия потеряла до 900 тыс. человек убитыми и ранеными). По видимому, такая тактика объясняется желанием минимизировать негативное отношение к коалиции со стороны народа не только Ирака, но и других арабских государств, и утвердить себя в роли освободителей.

Кадровый кризис в Вооруженных силах РФ обусловлен падением мотивации военной службы, снижением уровня квалификации и социального положения офицерского кор пуса. Подавляющая часть покидающих армию офицеров, пользуясь бесконечной и нео боснованной структурной чехардой, увольняется досрочно. В результате неуклонно снижается укомплектованность воинских частей кадровыми офицерами, особенно пер вичных должностей. В отдельных частях офицерами двухгодичниками, которые сами требуют профессионального обучения, укомплектовано до 60% должностей. Количест во бесквартирных офицеров не только не снижается, но и постоянно возрастает, достиг нув в 2002 г. 150 тысяч. Отсутствует кадровый корпус младших командиров (сержантов).

В связи с неоднократными изменениями законодательства доля тех, кого можно при звать на военную службу, сократилась почти до одной десятой от общей численности призывного ресурса. В сочетании с неснижаемым уровнем неуставных отношений, не способностью освоить даже относительно простую технику из за низкого уровня обра зования дальнейшие задержки с переходом на контрактную службу способны привести к непредсказуемым последствиям.

Трудно представить, что наш рядовой призывник способен грамотно пользоваться хотя бы той личной, насыщенной аппаратурой связи и жизнеобеспечения экипировкой, которую мы постоянно наблюдаем на солдатах антииракской коалиции на экранах телевизоров.

В оборонно промышленном комплексе также в значительной степени разрушена сис тема подготовки и закрепления кадров. Редкое исключение в сохранении кадров связа но прежде всего с работой отдельных организаций по зарубежным заказам.

Историческая уникальность ситуации, в которой находится Россия, заключается в том, что, по видимому, впервые за тысячелетие у нее нет государств противников, пред ставляющих военную угрозу. И можно воспользоваться предоставленным судьбой шан ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том КОММЕНТАРИЙ сом для создания на первом этапе компактного немногочисленного прообраза совре менной высокотехнологичной армии, тем более под прикрытием статуса ядерной сверхдержавы. Однако уже более десяти лет бездарно потеряны для реформирования армии и оборонной промышленности. В условиях нарастающей непредсказуемости во енно политической обстановки продолжение вялой имитации военной реформы стано вится совершенно недопустимым.

Все это вовсе не означает, что современные боеспособные вооруженные силы могут потребоваться России для противостояния Западу. Скорее наоборот, для того, чтобы на равных принимать участие в коалиционных группировках при противодействии прогно зируемым вызовам.

В этом отношении часто упоминаемый в последнее время высшим военно политичес ким руководством страны в качестве главной угрозы международный терроризм, для противодействия которому необходима радикальная корректировка военной доктрины и задач Вооруженных сил, представляется лишь одним из поспешно вырванных фраг ментов из всей системы угроз. Региональная нестабильность в поясе тоталитарных ре жимов с непрогнозируемой эскалацией вооруженных конфликтов может привести к не обходимости в перспективе вести боевые действия в масштабах, сопоставимых с иду щими сейчас в Ираке.

Примечания Нелсон Р. Проникающие в грунт ядерные боеголовки малой мощности. Наука и Всеобщая Безо пасность. 2002. Т. 10, № 1.

Там же.

Дворкин Владимир, Шишкин Юрий. Методические основы анализа уровня технического совер шенства сложных систем военного и гражданского назначения. Стратегическая Стабильность.

2002. № 4.

Там же.

Дворкин Владимир. Реформа вооруженных сил: на грани катастрофы. Вестник Аналитики. 2003, № 1 (11).

УРОКИ ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ:

Дмитрий Евстафьев СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ Говоря о возникшем вокруг ядерной программы Северной Кореи кризисе, прежде все го надо иметь в виду, что он является вполне логичным результатом развития ситуации на Корейском полуострове за последние десять лет. И дело не только в том, что как с по литической точки зрения, так и с точки зрения целей сторон участниц нынешнего кризи са, он является продолжением Первого корейского ядерного кризиса 1994 г., который закончился известными соглашениями в рамках KEDO. Невыполнение этих договорен ностей Соединенными Штатами в настоящее время является главным объяснением от каза руководства КНДР от их соблюдения и официальной причиной для возобновления ядерной программы. Ситуация на Корейском полуострове, которая в период холодной войны считалась полностью «замороженной», в 1990 е гг. уже давно приобрела дина мичный характер, в котором силовые инструменты играют весьма существенную роль.

СИТУАЦИЯ В РАЗВИТИИ Было бы очень наивно полагать, что Пхеньян пошел на педалирование данного кризиса только лишь из стремления решить некоторые частные задачи в области энергетики и получить дополнительную экономическую поддержку. Вероятно, планы Пхеньяна гораз до более широкие и долгосрочные. Поэтому мысли о том, что Пхеньян будет стремить ся втянуть США в краткосрочную торговлю, а затем, получив незначительного отступно го, согласится легко вернуться к статус кво, могут оказаться ошибочными.

Если говорить в общем, то процессы, происходившие на Корейском полуострове в по следние 10 лет, можно было бы рассматривать в качестве попыток руководства Север ной Кореи выйти из состояния полной международной изоляции и стать важным участ ником в системе коллективной безопасности и экономического взаимодействия в Вос точной Азии. Действительно, еще 15 лет назад КНДР не оказывала существенного воз действия на систему международных отношений. Интерес к контактам с северокорей ским режимом у основных игроков системы международных отношений (США, Японии, Европейского союза) был минимальным, и исключение составлял только Китай, для ко торого отношения с КНДР были важны, поскольку Северная Корея играла роль страте гического буфера между ним и государствами, связанными с США отношениями в обла сти безопасности (Южной Кореей и Японией). Более того, все основные игроки на меж дународной арене ждали относительно быстрого коллапса режима в Пхеньяне и рассуж дали о методах предотвращения гуманитарной катастрофы на севере полуострова. Те перь все изменилось. Пхеньян постоянно посещают делегации из европейских стран, Японии и США, не говоря о представителях южнокорейской элиты, которые обсуждают ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том КОММЕНТАРИЙ не только поставки гуманитарной помощи (что само по себе важно для КНДР), но и вклю чение Северной Кореи в важнейшие региональные экономические проекты. Одним из таких проектов является создание Транскорейского транспортного коридора с выходом на Транссибирскую магистраль.

Таким образом, можно прямо констатировать, что за последние 10 лет Северная Корея добилась существенных успехов в выводе страны из международной изоляции, причем не поступившись ни йотой национального суверенитета, а также сохранив полный кон троль партийных структур над внутренней ситуацией в стране. Существенным фактором в изменении ситуации вокруг КНДР и статуса этого государства в системе международ ных отношений стала ядерная программа Северной Кореи. Таким образом, и нынешний кризис вокруг ядерной программы КНДР следует рассматривать именно в таком долго срочном контексте.

Начавшийся весной 2003 г. новый корейский ядерный кризис стал результатом вполне продуманных действий со стороны северокорейского руководства, решения которого вообще отличаются продуманностью, рациональностью и плановостью. Кризис произо шел на фоне трех основных процессов, касающихся ситуации в Восточной Азии.

Во первых, возобновились активные разговоры на уровне элит Северной и Южной Ко реи о возможных сценариях объединения двух государств, тем более, что значительная часть работы по снятию взаимного недоверия и напряженности в обществе уже пройде на. Дальнейшего политического сближения объективно требует и развитие уже заяв ленных совместных экономических проектов. Например, упомянутого Транскорейского транспортного коридора, который возможен только при условии полного снятия воен ного противостояния и наличии существенного прогресса в политических отношениях.

В противном случае не только Северная, но и Южная Корея рискует опоздать к началу нового витка экономического роста в Восточной Азии. Но дальнейшее политическое сближение Северной и Южной Кореи сдерживается не только идеологическими разно гласиями, но и позицией руководства спецслужб и вооруженных сил Южной Кореи, ко торые воспитаны в духе реваншизма и ориентируются на США. Задача северокорейско го руководства и его, как выясняется, многочисленных партнеров и союзников на юге страны заключается в том, чтобы дискредитировать значение силового потенциала США как гаранта неприкосновенности режима на юге и доказать южнокорейской элите, и, прежде всего, руководству крупнейших южнокорейских машиностроительных корпо раций «чеболей», что единственным вариантом сохранения их места в политическом процессе и неприкосновенности собственности является диалог с Северной Кореей как минимум на равных.

Во вторых, в самой КНДР начинается крайне интересный процесс создания механизма передачи власти от Ким Чен Ира его младшему сыну Ким Чон Чену. Успешное заверше ние этого процесса фактически приведет к созданию классического монархического ре жима (что очень характерно для Кореи в принципе), ослаблению роли партийно бюро кратических структур и повышению стабильности в обществе. Более того, превращение (за 20 лет) северокорейского режима из тоталитарно коммунистического в монархиче ский создаст целый ряд явных «конкурентных преимуществ» по сравнению с системой власти в Южной Корее, которая отличается нестабильностью, отсутствием долговре менной легитимности (при наличии легитимности кратковременной) и которую в по следнее время сотрясали многочисленные коррупционные скандалы, тяжело ударив шие по авторитету государственной власти Южной Кореи. Однако Ким Чен Ир в услови ях проведения знаковых внутренних реформ, начатых летом–осенью 2002 г., не облада ет сейчас достаточными возможностями для того, чтобы хотя и постепенно, но откро венно трансформировать коммунистический режим в монархический.

В третьих, сегодняшняя ситуация на Корейском полуострове развивается на фоне от кровенного обсуждения в США возможности силового давления, вплоть до применения вооруженной силы против так называемых «государств парий», особенно тех, которые, ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ: СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ по мнению США, проводят некие подозрительные исследования в области оружия мас сового уничтожения. Северокорейское руководство вполне логично предположило, что после ожидавшейся еще с лета 2002 г. операции против Ирака, которая была обуслов лена для США прежде всего внутриполитическими причинами, Вашингтон может перей ти к силовому давлению на КНДР, которое, если и не приведет к силовой акции США, то в условиях их абсолютного доминирования в системе международных отношений и от сутствия у КНР, Европейского союза и тем более – России политической воли и стрем ления противостоять Вашингтону, девальвирует практически все достижения североко рейской дипломатии за последние десять лет.

Таким образом, можно предположить, что возникновение Второго корейского ядерного кризиса было обусловлено стремлением северокорейского руководства и лично Ким Чен Ира использовать управляемый – причем управляемый из Пхеньяна, а не Вашингто на – кризис для того, чтобы, решив несколько частных экономических задач в сфере энергетики, существенно укрепить положение КНДР в процессе межкорейского диало га и их отношений. И толчком к данному кризису для северокорейского руководства бы ла уверенность, что США не имеют достаточных ресурсов для одновременных силовых операций на трех фронтах (Афганистан, Ирак, Корейский полуостров) и смогут перейти к накоплению сил на Корейском полуострове, чтобы создать убедительную угрозу воз можной силовой акции против КНДР не ранее осени 2003 г. А затягивание напряженно сти с неопределенным исходом до начала президентской кампании в США (которая бу дет реальным фактором внутренней обстановки уже с мая 2004 г.) будет крайне невы годным для действующего президента Соединенных Штатов с учетом неоднозначного эффекта иракской войны.

С этой точки зрения крайне интересным является поведение северокорейской элиты в нынешнем ядерном кризисе. Ведь реалии Восточной Азии традиционно требуют уде лять внимание не только и не столько тому, что делается, а тому, как это делается. Осо бенно это касается поведения северокорейского руководства, которое своими внешне политическими действиями, присутствием или отсутствием в них неких деталей посы лает сигналы основным участникам мирового политического процесса, прежде всего США и странам Европейского союза.

Фактически нынешний кризис вокруг северокорейской ядерной программы имеет три принципиальных поведенческих разреза: с одной стороны, Пхеньян стремится ничем не осложнить свои отношения с европейскими странами, более того, демонстрирует заин тересованность в том, чтобы присутствие европейских стран в различных проектах по контролю и трансформации ядерной программы КНДР было бы увеличено. То есть в рамках нового раунда силового балансирования вокруг ядерной программы Северная Корея откровенно рассчитывает на расширение присутствия стран ЕС. Иными словами, новый кризис является для Пхеньяна средством получить дополнительные возможности в диалоге с Южной Кореей, в рамках которого европейские страны будут выступать сво еобразным противовесом США. Хотя очевидной неудачей Пхеньяна на этом пути следу ет считать то, что ни один из влиятельных участников мировой политики не признал вы нужденный характер шагов Пхеньяна по выходу из соглашений по прекращению ядер ной программы, на что там очень рассчитывали. Фактически Пхеньян столкнулся с кон сенсусной негативной позицией мирового сообщества, и даже Пекин не пошел на то, чтобы хотя бы косвенно поддержать северокорейское руководство. Это означает, что Пхеньян вряд ли может рассчитывать на получение моральных симпатий в споре с США.

С другой стороны, и Пхеньян пока никак не обозначил в своих действиях фактор особых отношений с КНР. Ранее долгосрочного партнерства с КНР и возможности перераста ния конфликта на Корейском полуострове в многостороннее столкновение с участием и США, и КНР этот фактор являлся важным элементом стратегии Пхеньяна. Теперь же Пхеньян выступает подчеркнуто самостоятельно (хотя очевидно, что рассчитывает на поддержку Пекина в случае крайней необходимости), что, вероятно, связано со стрем лением закрепить себя в качестве полностью самостоятельного участника процесса ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том КОММЕНТАРИЙ дипломатической игры в Восточной Азии, интересы которого отличны от интересов КНР.

Однако одновременно это может быть проявлением опасений, что КНДР может стать «разменной монетой» в отношениях между США и КНР. КНДР хочет вести торговлю на прямую с Вашингтоном.

Наконец, важнейшим поведенческим фактором является стремление Пхеньяна разви вать ситуацию в атмосфере максимально возможной неопределенности. Заявив о сво ем отказе выполнять ранее достигнутые договоренности по прекращению ядерной про граммы, КНДР сформулировала свою позицию максимально общо. В частности нет од нозначных формулировок относительно возможности переключения имеющихся мощ ностей на реализацию военной части программы. А главное – Пхеньян фактически не сформулировал требований, выполнение которых приведет к восстановлению статус кво. При том, что с рациональной точки зрения понятно, что у КНДР нет достаточных ре сурсов для того, чтобы в ускоренном темпе создать ядерное взрывное устройство (и та ким образом политически нынешний кризис вряд ли связан со стремлением получить действующий ядерный боеприпас), а конкретное состояние ядерной программы КНДР совершенно неясно. На дальнейшую стимуляцию ощущения неопределенности рассчи тано и исчезновение с началом кризиса фигуры Ким Чен Ира из публичного информаци онного оборота. Даже если это связано с обострением борьбы за власть внутри КНДР, нельзя не отметить, что данное обстоятельство весьма органично вписано в общую ин формационную картину вокруг корейского ядерного кризиса. Это не может не рассмат риваться в качестве источника угрозы. Нельзя не отметить, что менее туманная форму лировка целей и задач нынешней активизации северокорейской ядерной программы могла существенно смягчить реакцию со стороны США и ЕС, а особенно – Японии. Та ким образом, Пхеньян совершенно сознательно вводил в кризис силовой элемент, со здавая хотя бы и потенциальную, но основанную на некоторых военно технических воз можностях применения ОМУ в регионе ситуацию.

Если говорить о возможных сценариях развития обстановки вокруг северокорейской ядерной программы, то, вероятно, ситуация будет развиваться по трем основным сце нариям.

Сценарий 1. Замирение за счет новых уступок со стороны США в пользу КНДР Реализация данного сценария является реальной целью руководства КНДР в нынеш нем кризисе. Начало нового политического диалога и возвращение ситуации в рамки существовавшего до инициирования кризиса при уступках, даже связанных с предо ставлением КНДР дополнительной финансовой помощи, статус кво будет означать для США фактическую «потерю лица» и первый шаг к утрате в глазах южнокорейской элиты своего имиджа гаранта стабильности и безопасности Южной Кореи. Однако для реали зации этого сценария Пхеньяну необходимо для начала втянуть США и иных междуна родных посредников в «конструктивный диалог», который переведет ситуацию в «вяло текущее» русло. Очевидно, что КНДР в своих расчетах исходила из того, что в нынеш нюю эру невозможно будет обеспечить полное единство мирового сообщества и что если по иракскому вопросу (где исход кризиса и войны был в целом предрешен) воз никла серьезная полемика, то уж по вопросу о возможности применения военной силы против Северной Кореи для обеспечения ее безъядерного статуса по целому ряду при чин потенциал единых действий будет еще меньше. Однако для реализации такого сце нария необходимы два условия: во первых, «увязание» США в вооруженных конфлик тах в Афганистане и Ираке (где даже с учетом относительно быстрого окончания бое вых действий предстоит долгий и, возможно, болезненный реконструктивный период), при котором нельзя будет сформировать убедительный военный потенциал в районе Корейского полуострова, а во вторых, формирование широкой коалиции международ ных посредников (вероятно, в лице ЕС, а возможно и России), которые бы эффективно предотвратили силовую акцию со стороны США (прежде всего через давление на руко водство Южной Кореи). Пока убедительных подтверждений возможности такого разви тия событий нет.

ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ: СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ Сценарий 2. Усиление напряженности при ограниченном политическом диалоге Сценарий означает, что США отказываются от проведения вооруженной акции против КНДР, однако не идут на уступки северокорейскому руководству. Возможно увеличение американского военного присутствия на территории Южной Кореи. Северная Корея со своей стороны будет проводить акции, демонстрирующие серьезность ее намерений.

Например, осуществлять дальнейшие испытания баллистических ракет и проводить ог раниченные силовые демонстрации. То есть ситуация «примораживается» до измене ния внешнеполитической конъюнктуры, а также положения в самих США. Вполне веро ятно, что администрация США решит «заморозить» ситуацию до следующих выборов. В действительности данный вариант является довольно опасным, поскольку, с одной сто роны, дает возможность КНДР проводить военные ядерные исследования и вообще полностью вывести свои военные программы из под международного мониторинга, а с другой, при большинстве политических условий является все же переходной фазой к на чалу реальных боевых действий. Например, сигналом к переходу конфликта на силовую стадию может стать решение об экономической и политической изоляции КНДР. Деэс калация кризиса в случае его развития по Сценарию 2 возможна только при условии формирования новых рамок диалога по военно силовым вопросам на Корейском полу острове.

Сценарий 3. Силовая акция США Данный сценарий не является вероятным в обозримой перспективе. США не имеют воз можности в ближайшие полгода сформировать группировку, способную эффективно вести боевые действия против северокорейской армии. Хотя вероятно, что политичес кая легитимизация такой операции может встретить меньше сложностей, чем в иракс ком случае. Но главная проблема этого сценария заключается в том, что, в отличие от С. Хусейна, северокорейское руководство и с военной точки зрения, и с точки зрения наличия политической воли вполне готово к превентивному вторжению на территорию Южной Кореи для того, чтобы не допустить спокойного и планомерного формирования на ее территории «армии вторжения» США и их союзников. Хотя очевидно, что Пхеньян не нацелен однозначно на силовой вариант развития ситуации, напротив, КНДР заинте ресована в сохранении как можно более длительное время режима «торговли» с США.

Предположить, насколько потенциально возникающий конфликт будет ограниченным или тотальным, а также в какой мере Пхеньян решится на расширение ареала конфлик та (например, попыткой применения ракетного оружия на территории Японии), пока сложно. Все будет зависеть от общей ситуации в мире.

Одним из факторов, который определит характер развития обстановки вокруг северо корейской ядерной программы, является состояние основных международных органи заций. В настоящее время много говорится о возможном коллапсе ООН и прекращении функционирования Совета Безопасности в той форме, как это было на протяжении по следних пятидесяти лет. В данном случае речь не идет о санкционировании военной ак ции против КНДР. После начала иракской войны в соответствии с собственным полити ческим решением данный вопрос для США не имеет прикладного значения. Главная проблема заключается в том, что одним из реальных факторов, который определял ха рактер отношений вокруг северокорейской ядерной программы было МАГАТЭ. Однако политически система гарантий МАГАТЭ не существует вне деятельности ООН и, в част ности, Совета Безопасности. Поэтому если не произойдет каких то неожиданных поли тических сдвигов, можно предположить, что МАГАТЭ не сможет играть в ситуации во круг корейской ядерной программы столь же активной роли, как это было раньше. Отча сти это связано с катастрофическими для Агентства политическими последствиями иракского кризиса и стремлением США обеспечить полную лояльность МАГАТЭ в том числе и путем смены руководства.

В частности, МАГАТЭ, даже если в Агентстве и не будет происходить тектонических ка дровых и организационных сдвигов, может не смочь выполнять роль арбитра, который ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том КОММЕНТАРИЙ принимает решение о том, насколько ядерная деятельность КНДР нарушает достигну тые договоренности. МАГАТЭ также будет весьма ограничено в возможностях прово дить инспекции на северокорейских ядерных объектах, тем более, что методика между народных инспекций в принципе дискредитирована американской ситуацией. А значит, оказываются крайне слабыми механизмы обеспечения деэскалации кризиса. То есть, деэскалация кризиса может быть достигнута, прежде всего, через механизмы двусто роннего взаимодействия КНДР и США, в которых роль экономических спонсоров (если все же будет достигнуто решение о развязке кризиса прежними методами) будут играть ЕС и Япония. Однако это нанесет крайне тяжелый удар по механизмам глобального не распространения ядерного оружия, поскольку они органически являются элементом многосторонней дипломатии, а не двусторонней.

Многие специалисты и политики говорят о том, что Соединенные Штаты в рамках кон цепции силового «экспорта демократии» вполне способны в ограниченные сроки после окончания войны в Ираке, пользуясь внешнеполитическим карт бланшем, полученным президентом Дж. Бушем в результате победы на С. Хусейном, начать подготовку к про ведению силовой операции по установлению контроля если не над всей территорией КНДР, то над основными объектами ядерной инфраструктуры. Однако ситуация выгля дит куда более сложно. И дело даже не в том, что американское военное присутствие в Ираке может затянуться (особенно с учетом постконфликтных стабилизационных меро приятий) на неопределенный срок и затребовать задействования значительных ресур сов живой силы и техники.

Главное отличие кризиса вокруг КНДР от кризиса вокруг Ирака заключается в том, что иракское руководство и лично С. Хусейн для США считались крайне комфортным про тивником. В военно политическом руководстве США считали, что достаточно изучили его и не ожидали активного сопротивления, надеясь на быстрый коллапс иракского ре жима. Результаты известны – США крайне плохо подготовились к войне с Ираком в во енно политическом и военно техническом плане и испытали значительные сложности уже на первом этапе боевых действий, оказавшись вынужденными перебрасывать в район боевых действий дополнительные подразделения. А победа была достигнута только благодаря блестящим действиям американских спецслужб, которые смогли обеспечить вывод из войны (в той или иной форме) большую часть высшего иракского командования. США не могут рассчитывать на столь же легкое вхождение в диалог с ок ружением Ким Чен Ира и командованием северокорейских вооруженных сил.

КНДР, напротив, относится к крайне некомфортным для США противникам, знания о внутренней ситуации в стане которого весьма ограничены, армия которого на порядок более организована и боеспособна, а политическая элита искушена и имеет политиче скую волю для того, чтобы бороться, тем более, что в Пхеньяне прекрасно понимают, что ставки в нынешней игре весьма высоки – речь идет о выживании северокорейского ре жима. Причем исторический опыт силовых взаимоотношений между США и КНДР явля ется весьма неоднозначным для американцев – весьма показательно, что США и в бо лее благоприятной для проведения «акции устрашения» против КНДР ситуации Первого корейского ядерного кризиса не решились на какие либо ограниченные силовые акции или значимые военные демонстрации. Вероятно уже тогда было понятно, что КНДР мо жет пойти на превращение локальной акции в крупное вооруженное столкновение, для которого у США просто не окажется достаточных ресурсов.

Поэтому нельзя исключать, что США не рискнут сразу после операции в Ираке (даже с учетом того, что она завершилась бесспорным успехом) ввязываться в силовую кон фронтацию с КНДР и им потребуется существенное время для консолидации ресурсов и формирования по настоящему мощной коалиции. Поскольку идти на конфронтацию с КНДР в том составе проамериканских сил, которые действовали в Ираке, даже если к ним присоединится Япония (которой крайне трудно будет оставаться в стороне при воз никновении действительно жесткого конфликта) было бы самоубийственно.

ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ: СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ В то же время очевидно, что США не могут затягивать решение ситуации на Корейском полуострове как в широком смысле слова, так и с точки зрения судьбы северокорейской ядерной программы. Это связано с тем, что возникновение нынешнего кризиса серьез ного тормозит главный геоэкономический проект администрации Дж. Буша системные инвестиции в финансовую инфраструктуру восстанавливающейся от кризиса 1997–1998 гг. экономики Восточной Азии, которые смогут создать для США нового, бо лее мощного партнера, нежели Европейский Союз. Однако для того, чтобы реализовы вать столь крупный проект США должны иметь политический контроль над регионом, основой которого и может стать система коллективной безопасности и контроля над во оружениями вокруг Корейского полуострова. Иными словами, американское руководст во чтобы не упустить экономическую инициативу и не дать развиться неблагоприятным тенденциям в экономике, должно спешить.

Другим фактором неопределенности является позиция стран Европейского союза. Бы ло бы наивно ожидать, что даже те страны ЕС (прежде всего Германия и Франция), ко торые выступили против операции США в Ираке, выступят с подобных же антиамерикан ских позиций и в случае с северокорейской ядерной программой, тем более с учетом их геополитического поражения в Ираке и попыток в настоящее время восстановить отно шения с США. Поведение наиболее сильных стран ЕС (на расширение присутствия ко торых в диалоге на Корейском полуострове и рассчитывает Пхеньян) будет зависеть от того, какую позицию займут США отношении европейских стран, бросивших вызов политике США в отношении Ирака. А главное – насколько они смогут сохранить в каче стве союзников в ходе иракской войны целый ряд европейских стран. Поскольку даже из стремления дополнительно усложнить положение США и создать дополнительный эле мент торговли с американцами, Париж и Берлин не будут углублять раскол в ЕС, кото рый проявился в ходе войны в Ираке, и могут на этом основании либо поддержать сило вые акции США на Корейском полуострове, либо занять подчеркнуто нейтральную пози цию. Неправильная оценка возможных действий ключевых стран ЕС может оказаться одним из наиболее чувствительных просчетов северокорейского руководства, которое явно рассчитывало на возможность дипломатической игры на европейско американ ских противоречиях и на увязание США в войне в Ираке.

Для России в контексте возможного кризиса вокруг северокорейской ядерной програм мы возникает исключительно сложная ситуация. Она связана с тем, что, с одной сторо ны, Москва не может самоустраниться от прямого участия в кризисе, объявив его, как это, фактически, случилось с кризисом вокруг Ирака «не нашей войной» и самоустра нившись от ситуации, когда поражение С. Хусейна стало очевидным.

Возможный кризис с элементами силовой политики на Корейском полуострове не мо жет рассматриваться в качестве «не нашей войны» хотя бы потому, что происходит вбли зи российских границ и любое, даже ограниченное использование ОМУ или даже пора жение с использованием обычных вооружений объектов, где сконцентрированы ядер ные, химические и биологические компоненты (например, атомные электростанции, ис следовательские центры, места складирования компонентов, используемых в произ водстве ОМУ) неминуемо нанесут серьезный урон экологическому состоянию россий ского Дальнего Востока. Но самое главное заключается в том, что возникновение очага реального конфликта существенно изменит общий характер внешнеполитической об становки на Дальнем Востоке. До последнего времени, несмотря на периодические апокалиптические заявления национал патриотов о возможности утраты контроля над Дальним Востоком, Россия наслаждалась относительно комфортной обстановкой. Воз никновение же серьезного кризиса в регионе, который может способствовать измене нию безъядерного статуса Японии (имеющей территориальные претензии к России) и неизбежное усиление военно морского присутствия США потребуют от Российской Фе дерации принятия определенных мер по укреплению военной инфраструктуры и контро ля над миграционными потоками. С учетом исключительно скандальных новостей, кото рые приходят в Москву с Дальнего Востока, рассчитывать на существенное улучшение положения в регионе и наведения там порядка было бы наивно.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том КОММЕНТАРИЙ С другой стороны, Россия как государство, политика которого направлена на строжай шее соблюдение норм международного права в вопросах нераспространения ОМУ, не может позволить, чтобы вопрос о подконтрольности МАГАТЭ ядерной программы и по ложения ДНЯО не являлись предметом политических торгов, и тем более средством вы давливания из богатых стран финансового «вспоможения». Иными словами, Россия, ко торая, безусловно, совершенно не заинтересована в развитии конфликта по силовому сценарию, ни при каких условиях не должна не только реально быть союзником КНДР, но даже и выглядеть в качестве такого союзника. Это ставит Москву перед необходимос тью скорейших жестких мер по восстановлению дееспособности международных орга низаций и прежде всего МАГАТЭ, интересы которых в сложившихся условиях будут во многом совпадать с интересами России.

ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ: СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ ПРОБЛЕМА БЕСХОЗНЫХ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ:

Виктор Личаев ПУТИ РЕШЕНИЯ В свете событий 11 сентября 2001 г. вопросы безопасности Радиоактивные источники (РИ) в последнее время становятся все более актуальными. РИ в течение последних де сятилетий нашли широкое применение в современной промышленности, медицине и сельском хозяйстве – от диагностики, лечения болезней, обработки пищевых продук тов до геологоразведки нефтяных скважин и водных ресурсов.

Бесхозные РИ – термин, использующийся специалистами национальных регулирующих органов в атомной промышленности для идентификации радиоактивных источников, выбывших по разным причинам из официальной системы учета и контроля.

Думается, что в этой связи вполне уместно задать вопрос – почему, собственно, слово сочетание, объединившее в себе, казалось бы, совершенно различные понятия – ра диоактивный и «бесхозный» источник – так прочно вошло в нашу повседневную жизнь?

Насколько серьезно в настоящее время эта проблема воспринимается на государст венном уровне странами, имеющими развитую атомную науку и технику, а также госу дарствами потребителями изделий атомной промышленности?

СУТЬ И МАСШТАБ ПРОБЛЕМЫ – КТО ВИНОВАТ?

Специалисты среди огромной массы потерянных РИ как наиболее опасные выделяют источники, используемые в промышленной радиографии, промышленных облучателях и термогенераторах, содержащих в больших количествах высокоактивные составляю щие на основе Co 60, Sr 90, Cs 137 и Ir 192.

Большинство медицинских РИ изготавливается из радиоактивного элемента Co 60, ко торый является металлом с пятилетним периодом полураспада. Реже для этих целей используется радиоактивный элемент Cs 137 с периодом полураспада 30 лет. Целый ряд цезиевых источников производится с использованием составляющей цезиевого хлорина (C Cl) – соли, чья физическая форма является легкораспыляемым порошком2.

s По оценкам специалистов МАГАТЭ, в более чем 100 странах отсутствует адекватный контроль и необходимые программы для предотвращения хищений и обнаружения про павших ранее РИ. На этом направлении Агентство также сотрудничает с более чем странами, не являющимися его членами3.

Чтобы понять уровень данных, характеризующих актуальность затронутой проблемы, наверное, достаточно сказать, что сейчас в мире насчитывается порядка 20 тыс. опера торов (частные компании, фирмы, научно исследовательские и медицинские учрежде ния и т.д.), работающих со значительным количеством источников. Из них около 10 тыс.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР приходится на действующие медицинские радиотерапевтические установки. Ежегодно из промышленности для целей радиографии поступает около 10 тыс. новых источников.

Так, например, только в США выдано 157 тыс. лицензий на использование радиоактив ных материалов, причем общее количество устройств, в которых они применяются, – 1,8 тыс.4 С 1996 г. по настоящее время различными американскими компаниями и поль зователями было утеряно свыше 1,5 тыс. РИ. Более половины из них так и не было най дено. По данным регулирующих органов стран ЕС, в Европейском союзе ежегодно про падают порядка 70 источников. Более того, согласно информации экспертов Европей ской комиссии, около 30 000 источников, находящихся в пользовании, имеют недоста точный уровень учета и контроля и рискуют пополнить список «бесхозных»5.

РАДИОАКТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР Так же остро данная проблема стоит и в бывших республиках СССР, что объясняется дезинтеграционными процессами и экономическим кризисом 1990 х гг.

Однако, как представляется, трактовка истоков этой проблемы в ряде случаев некото рыми представителями западных стран и государств СНГ, в частности Грузии, имеет под собой ярко выраженную политическую подоплеку и, соответственно, далеко не все гда объективна.

Статистика, приводимая грузинскими официальными лицами, по обнаруженным на тер ритории Грузии «бесхозным» РИ варьируется от 200 до 300 РИ6.

Широко известен инцидент, произошедший в 1997 г. в Лило на базе пограничных войск Грузии, когда 11 грузинских военнослужащих подверглись сильному радиоактивному облучению. Это произошло в результате несанкционированного обращения с источни ками, извлеченными из демонтированных калибровочных приборов. Говоря об этом, грузинские официальные представители почему то предпочитают не вспоминать обста новку нетерпимости, которая нагнеталась вокруг российских баз, включая Лило, в 1992 г.7 Тогда у российских военных не было ни времени, ни возможности для нормаль ной передачи объектов. По свидетельствам очевидцев, Тбилиси давал считанные часы на сборы, объявив все имущество, находившееся на бывших советских военных объек тах, грузинской собственностью. Если к этому добавить реальные угрозы, которые су ществовали для семей военнослужащих, то, как говорится, – комментарии тут излишни.

Грузинская же сторона, несмотря на проявленную поспешность при овладении новой собственностью, не могла не знать, что база в Лило в прошлом была местом дислокации 305 го отдельного механизированного полка гражданской обороны Закавказского во енного округа. Там отрабатывались действия сил гражданской обороны в условиях ра диационного поражения (калибровка приборов, выявление мест нахождения РИ, опре деление их мощности и т.д.)8. При этом можно только гадать, каким образом новый вла делец объекта (командование пограничных войск Грузии)9 могло пойти на сооружение футбольного поля практически в центре активной зоны бывшего полигона, сняв почти весь защитный слой земли.

Официальный Тбилиси также предпочитает не говорить о других фактах. Например, о том, что в 1992–1993 гг. Республике Грузии официально было передано пять подвижных ремонтно химических мастерских (ПРХМ) вместе с эксплуатационной документацией10.

Одновременно грузинской стороной в 1992 г. было несанкционированно захвачено три ПРХМ и 48 комплектов СО 6 с радиационными источниками от списанных ранее ПРХМ, хранившихся на войсковых складах. Известно, что большая часть вышеуказанной техни ки и материалов попросту была разграблена в поисках ценных металлов и «разошлась» по тем районам, которые позже и указывались грузинской стороной в связи с обнаруже нием «бесхозных» РИ.

В начале 2003 г. получило громкую огласку сообщение о найденных в Грузии радиоизо топных термоэлектрических генераторах (РИТЭГ). Серьезно пострадали два лесозаго товителя, нашедшие цезиевые источники с мощностью излучения порядка 40 тыс. кюри ПРОБЛЕМА БЕСХОЗНЫХ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ: ПУТИ РЕШЕНИЯ и пытавшиеся вынести их к ближайшему населенному пункту. Грузинское руководство без колебаний использовало этот факт в качестве рычага политического давления на Россию, утверждая о некоем «военном предназначении»11 этих источников, которые, якобы, были попросту брошены за ненадобностью.

Однако, по другим сведениям, данные источники были заказаны еще в 1970 е гг. Зуг дидским узлом связи у эстонского производственного объединения «Балтиец» для обеспечения связи в районе Ингури ГЭС. Поставки осуществлялись в основном через Киевский филиал союзного «Изотопа», а также частично через филиал, находившийся в Ташкенте. Оплату по заказу, сборке и доставке осуществлял именно Зугдидский узел связи, и поэтому в данном случае грузинская сторона является собственником РИТЭГов и должна нести всю полноту ответственности за их сохранность.

В этих условиях апелляция официального Тбилиси к международным организациям, в том числе и тем, которые не работают по ядерной тематике, о якобы непредоставлении Россией информации по оставленным на грузинской территории источникам носит яр ко выраженный политический оттенок и вряд ли может способствовать эффективной ра боте по обнаружению и утилизации РИ. С 1991 г., когда Грузия провозгласила себя су веренной республикой, и до 1998 г. – времени создания Министерства по защите окру жающей среды Грузии – какого либо государственного учета и контроля над РИ факти чески не существовало. Не налажена должная система контроля, учета и хранения и по настоящее время. Многие вопросы по РИ, поднимаемые грузинской стороной, относят ся к компетенции прежде всего самой Грузии, и республика, будучи суверенным и неза висимым государством, должна сама предпринимать активные усилия по созданию и совершенствованию эффективной системы учета и обращения с источниками, находя щимися на ее территории.

«ГРЯЗНАЯ БОМБА» КАК ПРОИЗВОДНАЯ «БЕСХОЗНЫХ» ИСТОЧНИКОВ Проблема «бесхозных» РИ породила, в каком то смысле, и новые вызовы для цивилизо ванного человечества, которые определяются термином «грязная бомба»12.

Как отмечалось выше, по данным МАГАТЭ, радиоактивные материалы, необходимые для создания подобного рода бомбы, могут быть «найдены» практически в любой стра не. С большой степенью вероятности можно предположить, что эти угрозы подразуме вались в свое время лидерами «Аль Каиды» и чеченских боевиков. Тем более, что по следние до начала второй антитеррористической кампании в Чечне имели доступ к ра диоактивному могильнику, сооруженному на территории Чечни еще в советские време на. Собственно говоря, нечто подобное чеченские боевики уже пытались осуществить, заложив в 1998 г. мощный РИ в Измайловском лесопарке города Москвы.

«Грязная бомба» может быть изготовлена из обычных взрывчатых веществ, смешанных с ядерным материалом. Речь, естественно, не идет о классическом ядерном взрыве – в данном случае он технически невозможен по определению. Здесь, скорее всего, поми мо ущерба здоровью людей в первую очередь придется иметь дело с морально психо логическими и экономическими последствиями такого вида терроризма. При разбросе радиоактивных материалов в результате обычного взрыва могут быть заражены значи тельные площади экономических, промышленных и социальных центров. В последую щем это потребует значительных усилий по лечению пострадавших и дезактивации по раженной территории.

ПУТИ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ При нынешнем положении вещей «бесхозность» РИ грозит перейти в необратимую ста дию. В этом случае какой либо контроль за РИ будет уже в принципе невозможен со все ми вытекающими отсюда негативными последствиями.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР Поскольку проблема безопасного вывода РИ из эксплуатации, их последующего долго срочного хранения и утилизации приобрела к настоящему времени глобальный харак тер, очевидно, что необходим единый центр координации усилий по ее решению.

В качестве такого центра сейчас успешно действует Международное агентство по атом ной энергии. В системе ООН Агентство занимается выработкой стандартов безопасно сти при обращении с «бесхозными» РИ. Им разработан и осуществляется План дейст вий по безопасности и сохранности источников. Важным элементом реализации этого Плана является Кодекс поведения по безопасности и сохранности РИ, а также принятие мер государствами членами по приведению своей национальной практики обращения с РИ в соответствие с рекомендациями Кодекса. Эти меры способствуют упорядочению решения проблемы «бесхозных» источников в глобальном масштабе. В рамках перего воров, ведущихся сейчас в Вене, активно обсуждается вопрос о целесообразности страхования ответственности за использование РИ, в том числе с внесением в будущем соответствующих положений в существующие международные договоры об ответст венности за ядерный ущерб.

По запросу государств Агентство может направлять группы экспертов для оказания по мощи правительствам в разработке национальных стратегий поиска, обращения и захо ронения «бесхозных» РИ.

На последней 46 й сессии Генеральной конференции МАГАТЭ был утвержден План дей ствий по предотвращению актов ядерного терроризма. Он также предусматривает ряд конкретных направлений, охватывающих в том числе проблему «бесхозных» источников.

Есть определенные возможности для решения данной проблемы и в рамках Конвенции о физической защите ядерного материала. По мнению автора, можно было бы допол нить эту Конвенцию положениями, направленными на расширение сферы действия Кон венции применительно к защите ядерных материалов и установок от диверсий, под тверждение и усиление ответственности государства, на чьей территории осуществля лась или осуществляется эксплуатация РИ, за их сохранность, последующую утилиза цию или долгосрочное хранение.

В 2001 г. Агентство начало создавать Международный каталог РИ и устройств. Данный каталог содержит специальную информацию по РИ и устройствам промышленного из готовления, включая наглядные пособия, позволяющие идентифицировать общий тип изделия, изготовителя, в отдельных случаях дистрибьютора. Эта база данных полезна и необходима для идентификации конкретных моделей с целью быстрейшего определе ния методов безопасного обращения с ними.

Круг возможных пользователей каталога включает в себя работников национальных ре гулирующих органов, специалистов по обращению с бесхозными источниками, офици альных представителей правоохранительных организаций, таможенных структур и ком паний по обращению с радиационными отходами государств членов, входящих в дан ную организацию. Представляется, что это направление весьма важно и перспективно для скорейшего определения типа РИ, его быстрейшей эвакуации и последующей ути лизации.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ Помимо юридического обеспечения работы по вышеуказанным направлениям, МАГАТЭ предоставляет свое оборудование и экспертизу для поиска «бесхозных» РИ, попавших в незаконный оборот, и их изъятия из такого оборота. Вообще тема незаконного оборота ядерных материалов (НОЯМ) является неотъемлемой частью обсуждаемой проблемы, и на ней следует остановиться более подробно.

В 1992 г. МАГАТЭ начало собирать информацию и учредило базу данных по случаям НО ЯМ и других радиоактивных источников. В настоящее время участниками базы данных ПРОБЛЕМА БЕСХОЗНЫХ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ: ПУТИ РЕШЕНИЯ Агентства по НОЯМ являются порядка 70 государств. По состоянию на конец 2001 г. в ней содержались данные о 300 случаях, связанных непосредственно с ядерными мате риалами. Из этого количества порядка 70% официально были подтверждены государст вами членами Агентства, информация же об остальных фактах была взята из открытой печати. Россия по числу зафиксированных событий, связанных с НОЯМ, занимала вто рое место после Германии. В группу «лидеров» входили также Литва, Турция, Румыния, Венгрия, Чехия и Австрия.

Вместе с тем эти статистические данные не всегда можно считать абсолютно объектив ными. Так, в Южной Корее, США, Франции, Японии – странах с высокоразвитой ядерной инфраструктурой – за эти годы якобы не было зарегистрировано ни одного случая НО ЯМ. При этом данные самого МАГАТЭ о потерянных источниках, скажем, в США говорят об обратном и приводились выше. Более того, Комиссия по ядерному регулированию США ежегодно получает около 200 сообщений об утерянных, похищенных или брошен ных радиоактивных источниках и устройствах на территории США.

Анализ информации по подтвержденным случаям НОЯМ показывает, что:

большинство случаев НОЯМ приходится на Европу, а также на государства участ ники Конвенции о физической защите ядерного материала;

физические и химические формы украденных ядерных источников и материалов свидетельствуют о том, что наиболее уязвимыми для злоумышленников являются конверсионная и постконверсионная стадии ядерного топливного цикла;

наиболее уязвимые предприятия – предприятия сферы производства ядерного топлива и хранилища радиоактивных материалов;

МАГАТЭ все еще обладает ограниченной информацией о происхождении РИ.

В плане противодействия незаконному трансграничному перемещению радиоактивных материалов и источников Агентство обеспечивает специальную подготовку погранични ков и других работников национальных правоохранительных органов. Его специалисты проводят семинары практикумы для оказания помощи правительствам и операторам действующих атомных установок. В рамках программы технического сотрудничества Секретариат МАГАТЭ постоянно осуществляет ряд региональных проектов, которые в той или иной степени ориентированы на укрепление в государствах инфраструктуры противодействия НОЯМ. В рамках Программы координированной технической под держки для стран СНГ Агентство с 1992 г. оказывает помощь бывшим республикам СССР в развитии государственных систем учета и контроля над ядерными источниками и материалами.

МАГАТЭ стало инициатором создания Межучрежденческого координационного комите та по противодействию незаконному трансграничному перемещению ядерных и других радиоактивных материалов. Цель – координация баз данных, принадлежащих различ ным организациям, организация совместных учебных программ. К участию в работе Ко митета приглашены все заинтересованные международные организации.

Агентство подписало Меморандум о взаимопонимании со Всемирной таможенной орга низацией и ежегодно проводит с ней координационные совещания. Тесная связь уста новлена между МАГАТЭ и Интерполом. Для сотрудников таможни Агентством совмест но с ВТО и Интерполом разработана учебная программа и регулярно проводятся учеб ные курсы по предупреждению контрабанды РИ и ядерных материалов. Эти же три ор ганизации при поддержке правительства Швеции стали организаторами Международ ной конференции по вопросам защиты ядерных материалов и РИ от незаконного оборо та, которая была проведена в Стокгольме в мае 2001 г. В ее работе приняли участие око ло 300 специалистов, представляющих заинтересованные министерства, таможенные и полицейские органы из более чем 70 стран.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР Сейчас Агентство совместно с Институтом трансурановых элементов Объединенной ко миссии по исследованиям Европейского союза проводит исследования по внедрению методики так называемых «ядерных отпечатков»13. По аналогии с отпечатками пальцев, любой ядерный материал или радиационный источник имеет присущие только ему при знаки. Речь идет об определении радиоизотопов c учетом возраста материала, химиче ских и физических параметров. Это также будет важным вкладом в дело пресечения ядерной контрабанды.

Российские организации активно участвуют в проектах МАГАТЭ в области противодей ствия НОЯМ. В апреле 2001 г. в г. Пушкин Ленинградской области состоялось совеща ние руководителей таможенных служб СНГ и стран Балтии, на котором обсуждались во просы совместной борьбы в этой области. Совещание было организовано силами Госу дарственного таможенного комитета (ГТК) России под эгидой МАГАТЭ. ГТК и МАГАТЭ успешно провели в июне и сентябре 2001 г. на базе Санкт Петербургского филиала Рос сийской таможенной академии международные учебные курсы по противодействию НОЯМ. Минатом России под эгидой МАГАТЭ начал работу по организации учебных кур сов по защите ядерного материала на постоянной основе.

Заслуживает внимания также факт создания трехсторонней Рабочей группы (в которую вошли представители Минатома России, Министерства энергетики США и МАГАТЭ) по развитию стратегии и координации деятельности по обнаружению и безопасному обра щению с «бесхозными» радиоактивными источниками на территории бывших республик СССР.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Ответ на вопрос о том, кто виноват в умножении числа «бесхозных» РИ, является, по большому счету, риторическим и неоднозначным. Видимо, техническое развитие атом ной промышленности в целом и применение различного вида изотопов в частности в оп ределенной мере опередило созданные в начале атомной эры и действующие до сих пор национальные системы физического учета и контроля РИ и ядерных материалов. С другой стороны, произошло своеобразное «привыкание» человечества к плодам «золо того века» ядерной физики, давшего нам невиданные доселе источники энергии и мно гообразие форм изотопного применения в повседневной жизни. Мы принимаем как данность работу ядерных сил природы на нас, не задумываясь пока о необходимости осторожного и бережного отношения к микромиру элементов и работы с ним. Хочется надеяться, что в результате предпринимаемых усилий и мер ситуация начнет меняться к лучшему и мир наконец то избавится от странного словосочетания «бесхозный радио активный источник».

Именно такая цель стояла перед организаторами Международной конференции «Безо пасность радиоактивных источников», проходившей в Вене 10–13 марта 2003 г. Прави тельства России и США выступили в качестве соучредителей этого мероприятия, на ко тором было зарегистрировано 700 участников из 123 стран. Организацией и проведени ем конференции занималось МАГАТЭ при содействии правительства Австрии, ЕС, Все мирной таможенной организации, Интерпола и Европола.

Основные выводы конференции сводятся к следующему.

Радиоактивные источники, представляющие повышенную опасность, включая так назы ваемые «бесхозные» источники, сохранность которых не обеспечена и которые не охва чены системой учета и контроля, вызывают серьезную обеспокоенность. Эффективные национальные инфраструктуры для обеспечения безопасного и сохранного обращения с уязвимыми и опасными радиоактивными источниками играют важную роль в целях обеспечения долгосрочной безопасности и контроля в этой области. Для того, чтобы со действовать созданию и поддержанию таких инфраструктур, государства должны пред принять согласованные усилия для следования принципам, изложенным в Кодексе по ПРОБЛЕМА БЕСХОЗНЫХ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ: ПУТИ РЕШЕНИЯ ведения по безопасности и сохранности радиоактивных источников. В этом контексте определение роли и ответственности правительств, лицензирующих органов и между народных организаций имеет большое значение. Поэтому международная инициатива, поощряющая национальные правительства и оказывающая им помощь в наведении по рядка с сохранностью радиоактивных источников, должна осуществляться под эгидой МАГАТЭ.

В ходе конференции были намечены конкретные пути решения проблемы так называе мых «бесхозных» радиоактивных источников. К некоторым из них можно отнести следу ющие:

разработка и выполнение всеми государствами национальных планов действия по выявлению и обеспечению безопасного хранения радиоактивных источников;

разработка последовательной и ясной схемы категоризации радиоактивных ис точников;

завершение работы по составлению такого документа, как Кодекс поведения по безопасности и сохранности радиоактивных источников;

разработка и внедрение стандартов по проектированию и производству радиоак тивных источников и соответствующих приборов с целью сведения к минимуму их использования не по назначению;

усиление мер по пресечению незаконного трансграничного перемещения радио активных источников и взаимодействие в этих целях между государствами и соот ветствующими международными организациями;

активизация сотрудничества между соответствующими национальными агентст вами в области обмена информацией и обучения персонала пресечению незакон ного оборота радиоактивных источников и материалов;

объединение финансовых ресурсов государств с целью установки соответствую щего оборудования для пресечения незаконного трансграничного перемещения радиоактивных источников на общих границах;

поддержка деятельности МАГАТЭ в области разработки соответствующей базы данных по незаконному обороту радиоактивных материалов и источников;

установление более тесных контактов между государствами и Центром чрезвы чайного реагирования МАГАТЭ;

совершенствование механизма оказания международной помощи в рамках Кон венции об оказании помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварий ной ситуации 1987 г.

Конференцией также было принято решение о том, что МАГАТЭ должно провести анало гичную встречу в 2005 г. с целью анализа результатов, достигнутых в мире в области бе зопасности радиоактивных источников, а также успешности процесса выполнения Ко декса поведения по безопасности и сохранности радиоактивных источников.

Примечания Данная статья отражает исключительно личную точку зрения автора.

Gonzales Abel J. Security of Radioactive Sources – the evolving new international dimensions. IAEA Bulletin. 2001. Vol.43, No.4. P.41.

IAEA Press Release, PR 2002/09. Inadequate Control of World’s Radioactive Sources. 2002, June 25.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР Бюллетень МАГАТЭ. 1999. Т.41, №3. С.22.

IAEA Press Release, PR 2002/09. Op cit.

Lluma Diego. Georgia: What the Russians Left Behind. Bulletin of the Atomic Scientists. 2000, May–June.

В сентябре 1995 года был подписан Договор между Российской Федерацией и Республикой Гру зия о российских военных базах на территории Республики Грузия. Этот договор регламентиро вал вопросы пребывания российских войск на территории Грузии, однако по ряду причин не был ратифицирован.

Войска радиационной и химической защиты являются неотъемлемой составной частью любой современной армии.

Командующий пограничными войсками Грузии В.С. Чхеидзе обвиняет Москву в преступной бе залаберности, т. к., по его мнению, Россия не проинформировала грузинскую сторону об остав ленных радиоактивных источниках.

В состав каждой из ПРХМ входит комплект градуированного оборудования типа СО 6 с тремя источниками гамма излучения с радионуклидом Cs 137. Хранятся радиационные источники в за щитных свинцовых контейнерах и извлекаются только на период проверки дозиметрических при боров. Обеспечение радиационной безопасности персонала, производящего работы с радиаци онными источниками, организуется в соответствии с эксплуатационной документацией.

Windisch Elke. Georgians Strahlende Gefahren. NRZ Online. 2002, 02 Juli.

Gonzales Abel J. Op cit. P.39.

Tracing the Source: Nuclear Forensics & Illicit Nuclear Trafficking. IAEA, 2002,18 October.

ПРОБЛЕМА БЕСХОЗНЫХ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ: ПУТИ РЕШЕНИЯ РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ Андрей Фролов ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В начале 2003 г. правительственные эксперты России стали связывать большие надеж ды с тем, что реализация договоренностей саммита «восьмерки» в Кананаскисе получит практическое воплощение. В частности, директор Департамента информации и печати МИД России А.В. Яковенко заявил, что «реализация договоренностей о Глобальном партнерстве приобрела заметную позитивную динамику во время канадского председа тельства в «восьмерке». Кроме того, он выразил надежду на то, что «при переходе 1 ян варя 2003 г. председательства к Франции, совместные работы (в рамках договореннос ти о глобальном партнерстве. – А.Ф.) получат дополнительный импульс»1.

Интерес к данной проблематике в значительной степени возрос в связи с проведением саммита «Большой восьмерки» в канадском городе Кананаскисе, проходившем в июне 2002 г. По итогам встречи была принята программа «Глобальное партнерство против распространения оружия и материалов массового поражения», иначе называемая Дек ларацией «10 + 10 за 10 лет», по которой значительная часть из 10 млрд долл., выделяе мых Соединенными Штатами, и 10 млрд долл., предоставляемых другими шестью члена ми «восьмерки», должна была быть выделена России2. Эти суммы на порядок превосхо дят тот объем финансирования, который выделялся за период с 1991 по 2002 гг. Среди первоочередных задач, стоящих перед странами «восьмерки» – уничтожение химическо го оружия, утилизация списанных атомных подводных лодок, а также расщепляющихся материалов и трудоустройство бывших ученых оружейников. А так как подавляющая часть объектов, связанных с производством и хранением оружия массового уничтожения (ОМУ), находится на территории России, то практически вся сумма предназначалась на шей стране. Эти средства планировалось выделять в течение 10 лет, причем это реше ние интересно еще и тем, что финансовые расходы должны были быть равномерно поде лены между США, являющимися основным донором программ разоружения в России и странах СНГ в 1990 е гг., ведущими странами Евросоюза, а также Японией и Канадой, участие которых в финансировании программ по уничтожению ОМУ в предшествующий период было скромнее. В этой связи интерес представляет изучение сотрудничества в области программ Совместного уменьшения угрозы (СУУ) России и Франции, так как Франция и Германия являются ведущими государствами Евросоюза по размерам своего политического и экономического потенциала, а Франция еще и постоянным членом (на ряду с Великобританией) Совета Безопасности ООН. Франция также обладает необходи мыми технологиями для утилизации ядерного оружия. Кроме того, исследование рос сийско французских отношений по программам уменьшения угрозы позволяет наглядно проследить трансформацию двусторонних программ в рамках СУУ в многосторонние.

Встреча в Кананаскисе явилась очередной ступенью в области сотрудничества между Россией и странами Запада. На протяжении 1990 х гг. ряд европейских стран, таких, как Франция, Германия, Великобритания, оказывали финансовую помощь России в рамках двустороннего сотрудничества.

Таким образом, интерес представляет история российско французского сотрудничества, объем финансовой помощи, выделенной на программы СУУ в России, эффективность ис ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР пользования этих средств, проекты, осуществленные в рамках программ совместного со трудничества, и возможные перспективы в русле решений июньского саммита в Канаде.

Кроме того, сама проблематика российско французского сотрудничества в области СУУ очень слабо освещена как в зарубежной, так и в отечественной литературе3.

Отсчет российско французского сотрудничества по программе совместного уменьше ния угрозы можно начать с 7 февраля 1992 г., когда французское правительство призна ло Российскую Федерацию правопреемницей СССР. 12 ноября того же года в Париже было подписано «Соглашение между Правительством Российской Федерации и Прави тельством Французской Республики о сотрудничестве в области безопасного уничтоже ния ядерного оружия в России и использования в мирных целях высвобождаемых ору жейных ядерных материалов». Это соглашение открыло путь для двусторонних про грамм «уменьшения наследия холодной войны» совместно с Россией. Побудительным мотивом этого решения выступало стремление Франции усилить международную и ев ропейскую безопасность путем ликвидации избыточных запасов ОМУ в России.

ПРАВОВОЕ ПОЛЕ РОССИЙСКО ФРАНЦУЗСКИХ СОВМЕСТНЫХ ПРОГРАММ Упомянутый выше Договор является базовым документом в области российско фран цузского сотрудничества по программе СУУ Срок действия Соглашения – 10 лет, при этом в нем была предусмотрена возможность его автоматического продления в случае согласия обеих сторон. Договор, в частности, предусматривает сотрудничество России и Франции в следующих областях:

содействие транспортировке ядерного оружия (ЯО) по территории Российской Федерации;

содействие в уничтожении ядерного оружия на территории Российской Федера ции;

хранение ядерных материалов, высвобождаемых в ходе утилизации ЯО, на терри тории Российской Федерации;

использование в мирных целях ядерных материалов, высвобождаемых из ЯО;

физическая защита, учет и контроль ядерных материалов.

На основе этого документа выстраивались практически все дальнейшие договореннос ти между двумя странами в области СУУ. Ряд этих договоренностей лег в основу про граммы АИДА (Aide au demantelement) – «Помощь в уничтожении ядерного оружия»4.

Программа началась в конце 1992 г. и фактически продолжалась до апреля 1998 г., ког да были поставлены последние контейнеры по «Соглашению о сотрудничестве в целях обеспечения надежности и безопасности транспортировки ядерного оружия в России» от 11 ноября 1993 г. Сразу отметим, что общий размер французской финансовой помо щи по программе АИДА за период с 1992 по 1998 гг. составил примерно 57 млн долл.

(400 млн франков)5. К этой сумме следует добавить стоимость программы АИДА— МОКС 2 в размере 8,5 млн долл. за период с 1998 по 2000 г. Таким образом, общий объ ем французской помощи за период с 1992 по 2000 г. составил 65,5 млн долл.

Рассмотрим, на что же были потрачены эти средства.

ТРАНСПОРТИРОВКА ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ ПО ТЕРРИТОРИИ РОССИИ В октябре 1993 г. в Париже было подписано межправительственное «Соглашение о со трудничестве в целях обеспечения надежности и безопасности транспортировки ядер ного оружия в России». Соглашение предусматривало поставку 100 суперконтейнеров для безопасной транспортировки ядерного оружия на базы Минобороны России и пред приятия Минатома по разборке6. Были спроектированы и изготовлены суперконтейне ры, устойчивые к внешним воздействиям, с целью обеспечения безопасности транспор РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА тировки боеголовок МБР SS 18 с места хранилища до места демонтажа. Поставки кон тейнеров начались в сентябре 1996 г. и были полностью завершены к апрелю 1998 г. Стоимость контейнеров и их поставок составила примерно 14 млн долл. СОДЕЙСТВИЕ В УНИЧТОЖЕНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Октябрь 1993 г. отмечен подписанием «Соглашения о сотрудничестве в области демонта жа ядерного оружия в России». Согласно этому Соглашению, Франция брала на себя обя зательства поставить в Россию специальное станочное оборудование, предназначенное для демонтажа ядерных боеприпасов9. Были осуществлены поставки оборудования для резки внутренних металлических конструкций: один карусельный станок для отделения различных покрытий металлических конструкций и три станка для разрезания механичес ких конструкций и отделения материалов (поставка завершена в марте 1996 г.10).

ХРАНЕНИЕ ЯДЕРНЫХ МАТЕРИАЛОВ, ВЫСВОБОЖДАЕМЫХ В ХОДЕ УТИЛИЗАЦИИ ЯО, НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 17 ноября 1994 г. в Париже министрами иностранных дел России и Франции А.В. Козыре вым и А. Жюппе было подписано межправительственное «Соглашение о хранении в безо пасных условиях литиевых материалов, полученных при демонтаже ядерного оружия в России». Соглашение предусматривало сооружение «под ключ» хранилища для нерадио активных водородсодержащих литиевых материалов или загрязненных тритием не более 0,02 кюри/кг на территории Российской Федерации (в Новосибирске) ориентировочно к маю 1997 г.11 Местом расположения хранилища стал Новосибирский завод химических концентратов (НЗХК), который в советское время производил литий для термоядерного оружия, а в настоящее время является производителем тепловыделяющих элементов для АЭС, а также предприятием, контролирующим 25% европейского рынка лития12. Хранили ще было рассчитано на хранение 60 т отходов – гидрида лития13. Проект был разработан французской стороной, в строительстве участвовали французская фирма «Spi Batignolle» (Спи Батиньоль) и новосибирское АО «Сибэнергострой». Общая сумма средств, инвести рованных в его создание, является коммерческой тайной, но известно, что лишь Новоси бирский завод химконцентратов самостоятельно вложил в строительство 3 млрд недено минированных рублей (примерно 520 тыс. долл. по средневзвешенному валютному курсу 1997 г.)14, а вклад французской стороны колеблется по разным оценкам от 20 до 27 млн долл.15 Французская доля в стоимости хранилища была безвозмездно передана француз ской стороной в собственность Российской Федерации и закреплена в качестве государ ственной доли в капитале НЗХК16. Литиевые материалы предназначаются для реутилиза ции. Предполагалось, что в дальнейшем на базе НЗХК будет организовано производство, где гидрид лития будет перерабатываться в соли лития, которые могут использоваться в разных отраслях промышленности – от обувной до авиастроительной17. Согласно догово ренностям, французская сторона получала право проводить инспекции завода не чаще двух раз в год. 16 декабря 1997 г. в присутствии посла Франции в России Ю.К. де Вердье завод был принят Государственной комиссией18.

На начало 2003 г. строительство завода является самым масштабным и дорогим совме стным проектом между Россией и Францией. Интересно сравнить его с размером аме риканского содействия России в сфере разоружения и безопасности на 1997 г. Так, на хранилище расщепляющихся материалов было выделено 50 млн долл., на предоставле ние контейнеров для расщепляющихся материалов – 48 млн и на разработку проектов хранилищ – 14 млн долл.19 То есть объем американского финансирования сходных объ ектов более чем в четыре раза превышает французские инвестиции в инфраструктуру хранения материалов, высвобождающихся при утилизации ЯО. Определенное пред ставление о масштабах французской и американской помощи по программам СУУ в России дает следующая таблица.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР Таблица Зарубежное содействие России в утилизации ЯО (некоторые программы), млн долл. США Франция Средства уничтожения боеголовок 236 Хранение и утилизация материалов, извлекаемых в процессе демонтажа ядерного оружия 397,6 a 27 b а) хранилище на ПО «Маяк», первая очередь, 1994–2001 гг.;

b) литиевое хранилище на НЗХК.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В МИРНЫХ ЦЕЛЯХ ЯДЕРНЫХ МАТЕРИАЛОВ, ВЫСВОБОЖДАЕМЫХ ИЗ ЯО В 1996 г. было подписано сразу несколько соглашений, которые продолжали линию на ликвидацию избыточных вооружений и сотрудничество в области атомной энергии. Так, 19 апреля 1996 г. было заключено межправительственное «Соглашение о сотрудничест ве в области ядерной энергии». Текст Соглашения, кроме сотрудничества в граждан ской области, предусматривал в частности «безопасное уничтожение ядерного оружия и использование в мирных целях высвобождаемых ядерных материалов и конверсию оборонных технологий для гражданских целей»21. Кроме этого документа было подписа но «Соглашение о научно техническом сотрудничестве и поставках высокообогащенно го урана». В развитие этого Соглашения 7 июня 1996 г. было подписано Рамочное согла шение между Минатомом России и Комиссариатом по атомной энергии Франции, по ко торому предусматривалась поставка в течение 9 лет 495 кг высокообогащенного урана (93%), в том числе 165 кг в 1996 г., для франко германского института М. Фон Лауэ По ля Ланжевена в Гренобле и 125 кг (по 62,5 кг в 1997 и 1998 гг.) для французского иссле довательского реактора «Орфей» в Саклэ22. Поставки осуществлялись в качестве ком пенсации за использование российскими учеными экспериментальных установок ин ститута М. Фон Лауэ Поля Ланжевена и за поставленное для ускорительно накопитель ного комплекса Института физики высоких энергий (ИФВЭ) в г. Протвино оборудова ние23. Французская сторона гарантировала, что полученный ею в соответствии с Согла шением высокообогащенный уран не будет использоваться для производства ядерного оружия и других ядерных взрывных устройств, а также будет обеспечен мерами физиче ской защиты на уровнях, не ниже рекомендованных МАГАТЭ24.

Отдельно следует упомянуть Меморандум переговоров о возможном сотрудничестве в области ядерной энергетики, подписанный в Париже 29 мая 1995 г. между Минатомом, Росэнергоатомом и Electricit de France (Электрисите де Франс – ЭДФ). Меморандум, в частности, предусматривал совместные исследования в области программ модерниза ции реакторов ВВЭР 1000 и реакторов на быстрых нейтронах БН. В отдельное направ ление были выделены исследования по МОКС топливу25.

ПРОГРАММА АИДА–МОКС Начиная с 1993 г., Франция участвовала в научных исследованиях, направленных на мо дернизацию российских атомных реакторов, для использования смешанного уран плу тониевого топлива. Программа получила название АИДА–МОКС 1. Исследования за ключались в оценке способности российских реакторов (в особенности ВВЭР 1000 и БН 600) использовать МОКС топливо, производимое из военного плутония. Цель про РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА граммы фактически состояла в исследовании возможности использования МОКС топ лива в промышленных масштабах в РФ. В ходе исследований Франция опиралась на свой опыт в использовании МОКС топлива во французских водо водяных реакторах.

Основными пунктами программы были26:

выработка стратегических подходов, цель которых состояла в составлении спис ка и оценки возможных стратегий, позволяющих утилизировать оружейные ядер ные материалы;

расчеты реакторов, цель которых – исследование возможности перевода реакто ров ВВЭР и БН с использования топлива из оксида урана на использование сме шанного МОКС топлива;

изучение химических свойств плутония;

здесь целью был обмен данными о хими ческих методах, позволяющих преобразовывать металлический плутоний или его сплав в окись плутония для установления сотрудничества в области химических методов и определения соответствующих пилотных установок;

производство МОКС топлива;

цель – обмен данными о концепции и конструкции завода по производству МОКС топлива как для реакторов БН, так и для тепловых реакторов с целью установления французско российского сотрудничества в этой области;

переработка смешанного топлива;

цель – обмен данными по используемым мето дам и полученным результатам по переработке облученного МОКС топлива;

выбор птимального реактора для «сжигания» МОКС топлива.

В реализации программы АИДА–МОКС с российской стороны участвовали Физико энергетический институт (Обнинск), РНЦ «Курчатовский институт», НИИ атомного реак торостроения (Димитровград), ВНИИ неорганических материалов (Москва), Радиевый институт (Санкт Петербург);

с французской – военный департамент Комиссариата по атомной энергии, фирмы «COGEMA» (Кожема), «FRAMATOM» (ФРАМАТОМ), «SGN» (СЖН).

По итогам исследований был выпущен отчет, в котором выявлены преимущества и по казана техническая осуществимость МОКС варианта использования оружейного плуто ния в ядерных реакторах, применимых в России. Его основные пункты касались следую щих аспектов:

загрузка активной зоны реактора ВВЭР 1000 на 30% МОКС топливом возможна после проведения определенных доработок по аналогии с модернизацией, про веденной в 1980 е и 1990 е гг. во Франции на 900 мегаваттных легководных реак торах. Эти исследования проводились в 1997–1998 гг. и было доказано, что реак торы ВВЭР 1000 способны сжигать 270 кг плутония ежегодно;

использование МОКС топлива при 100% загрузке активной зоны возможно в ре акторе на быстрых нейтронах БН 600, но без зоны воспроизводства. Было отме чено, что этот вариант является наиболее оптимальным, однако требовалось про ведение дальнейших исследований безопасности. А перевод реактора на гибрид ную активную зону (с частичным использованием МОКС топлива) позволил бы сжигать до 240 кг плутония в год на данном типе реактора;

был определен технологический процесс переработки МОКС топлива на установ ке, которая будет построена на территории России.

Производственные возможности завода по переработке плутония в МОКС топливо, ко торый будет построен на территории России, будут определяться уровнем потребления ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР МОКС топлива существующими реакторами ВВЭР 1000 и БН 600. Конкретные цифры выглядели следующим образом:

реактор БН 600 в варианте с гибридной активной зоной способен потребить 240 кг плутония в год, при переводе на 100% ное потребление МОКС топлива становится возможным использовать 1310 кг плутония в год;

четыре реактора ВВЭР 1000 на Балаковской АЭС (как наиболее современные) способны потреблять примерно 1100 кг плутония в год (каждый по 270 кг в год).

Из этого вытекало, что мощность установки должна составить примерно 1300 кг плуто ния в год (при гибридной загрузке БН 600), из которого можно получить до 30 т МОКС топлива.

Было отмечено, что использование избыточного плутония в атомной энергетике (реак торы на легкой воде и на быстрых нейтронах) имеет ряд преимуществ относительно других вариантов его утилизации: временное хранение плутония, захоронение в остек лованном виде, особенно с позиций нераспространения27.

Интересно, что в октябре 1996 г., на парижской встрече «Большой семерки» и России, политическим руководством Франции и Германии было предложено организовать стро ительство завода по переработке плутония в МОКС топливо в России. Но в полномас штабном финансировании было отказано. Было обещано только 7% от суммы пример но в 300 млн долл. ПРОГРАММА АИДА–МОКС В 1998 г. двусторонние договоренности трансформировались в трехсторонние, когда 2 июня в Москве было подписано трехстороннее соглашение между правительствами России, Франции и Германии. Оно положило начало новому этапу российско француз ского сотрудничества – программе АИДА—МОКС 2.

В марте 1996 г. французское правительство решило продолжить программу АИДА. 2 ию ня 1998 г. в Москве было подписано трехстороннее франко германо российское меж правительственное соглашение (АИДА—МОКС 2) сроком на два года. Его целью яви лись более масштабные исследования способности российских реакторов работать на МОКС топливе. Соглашение автоматически пролонгировалось при согласии всех стран подписантов. По словам министра по атомной энергии Е.О. Адамова, это согла шение является одним из первых, «которое направлено на практическое использование военного плутония». Е.О. Адамов также подчеркнул, что соглашение важно для всех трех стран, и не исключил возможность присоединения к проекту Японии29. В 2000 г. к согла шению присоединились Италия и Бельгия30.

Соглашение включало в себя работы в следующих областях:

1. Строительство завода по конверсии металлического плутония по проекту CHEМОХ.

Минатомом было предложено начать строительство завода в Челябинске 65 на заво де «Маяк». Подразумевалось использование на первом этапе строительства завода совместных российско французских наработок (ВНИИНМ/COGEMA), на втором – тех нологий, применяемых «COGEMA» на заводе в Ля Аг. Завод должен был перерабаты вать 2,5 т плутония в год с возможностью увеличения до 4 т31. Строительство и серти фикация завода должны были начаться в период с 2002 по 2005 гг.;

планируемая да та пуска завода – 2007 г.32 (по другим данным, завод должен был быть построен в 2008 г., а загрузка реакторов МОКС топливом должна была начаться уже в 2009 г.)33.

2. Завод по производству МОКС топлива. Строительство DEМОХ завода по переработ ке МОКС топлива для реакторов БН 600 и ВВЭР 1000, используя российские и фран цузские технологии. Для места строительства исследовалось два объекта, включая РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА «Маяк». Со стороны Германии предусматривалась поставка части оборудования с за вода в Ханау, ФРГ34. Приспособление германского оборудования к российским стан дартам должно было осуществляться путем совместного сотрудничества между «COGEMA», ВНИИНМ и «Siemens». Мощности по переработке плутония должны были составить 2,5 т плутония в год с возможностью увеличения до 4 т в год. Докоммерче ская «первая фаза» реализации проекта началась в 1997 г. и должна была закончить ся к середине 1998 г. А в конце того же года намечалось изготовление нескольких топ ливных сборок и испытания их в реакторе ВВЭР 1000 при полномасштабной загрузке МОКС топлива в реактор в 1999 г.35 Но испытания так и не состоялись.

3. Модификация реактора БН 600. Исследования в рамках программы АИДА показали, что при незначительных модификациях реактора БН 600 возможна 25% ная загрузка активной зоны МОКС топливом36.

4. Модификация семи реакторов типа ВВЭР 1000. Работы, проведенные в рамках про граммы АИДА, показали, что при минимальной доработке реакторов ВВЭР 1000 мож но загружать до 30% МОКС топлива в активную зону37.

В 2000 г. по итогам совместной работы рабочих групп из трех стран были представлены экспертные оценки стоимости работ по вышеуказанным направлениям. Так, затраты на переоборудование российских реакторов и строительство заводов должны были соста вить примерно 800 млн долл., а расходы на эксплуатацию должны были составить еще 900 млн долл.38 Интересно, что американо российская рабочая группа получила при мерно те же цифры, что говорит об их достаточной объективности39.

Общий объем финансирования французской стороной программы АИДА–МОКС 2 в пе риод с 1998 по 2001 гг. составил 60 млн. франков (примерно 8,5 млн долл.), причем не посредственно государственное участие в программе ограничилось 35 млн франков.

Остальные расходы взяли на себя корпорации «FRAMATOME», «EDF», «COGEMA»40.

Таким образом, первый этап российско французской программы АИДА (включая про грамму АИДА–МОКС) завершился в 2001 г. Однако уже в сентябре 2000 г. французское правительство заявило о своей готовности продолжить финансирование программ АИ ДА. Заявленный объем финансирования программы должен был быть сопоставим с уже потраченными суммами, т.е. примерно 60–70 млн долл. Но перед саммитом «восьмерки» в Генуе (20–23 июля 2001 г.) сумма, которую согласи лось выделить французское правительство, выросла до 100 млн долл.42 Предлагалось даже подписать «точный план» финансирования программы по переработке плутония в МОКС топливо43. Для сравнения: общие расходы на программу утилизации российско го плутония в 2001 г. оценивались в 1,8–2 млрд долл. В ходе саммита в Кананаскисе Франция, наряду с другими государствами «восьмерки», согласилась финансировать программу СУУ в России. Сумма, которую планировала вы делить Франция, до последнего времени оставалась неизвестной. Можно лишь сказать, что Франция последней огласила размер средств, предполагаемых к выделению на программы СУУ. И хотя официальных заявлений до сих пор не было, в ходе рабочих кон сультаций сумма была оглашена. Так, 9 декабря 2002 г. на многосторонней встрече экс пертов впервые было заявлено о предполагаемом выделении 750 млн долл., но офици альным это заявление не считается45. Кроме того, 13 декабря 2003 г. оно снова прозву чало на встрече высокопоставленных представителей «восьмерки» в Брюсселе46. Рос сийской стороне это заявление было озвучено французским представителем в ходе пе реговоров с Минатомом 16 декабря 2002 г. Российские официальные лица впервые заявили о предполагаемом размере француз ской помощи 10 января 2003 г., когда в ходе встречи представителя МИД России А.В. Яковенко с журналистами российских СМИ он огласил ориентировочные суммы Глобального партнерства до 2012 г. Согласно заявлению А.В. Яковенко, Франция долж на предоставить 750 млн евро48.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том ОБЗОР Более подробное представление о средствах, которые планируется выделить в рамках решений в Кананаскисе, дает Таблица 149.

Таблица Средства, выделенные странами «семерки» на программы нераспространения в бывшем СССР Страна Сумма, предусмотренная Приблизительная сумма средств, «инициативой 10+10», затраченных или выделенных долл. США в прошлом на программы нерас пространения в бывшем СССР, долл. США США 10 млрд с 1992 г. – 2,53 млрд Великобритания 750 млн с 1992 по 2000 гг. – 61 млн Франция 750 млн евро с 1992 по 2000 гг. – 65,5 млн Германия 1,5 млрд евро с 1993 по 2001 гг. – 70 млн Япония 300 млн с 1993 г. – 70 млн Италия 1 млрд евро с 2000 г. – 40–45 млн Канада 650 млн с 1992 г. – 23 млн Как видно из таблицы, Франция намечает выделить ровно половину от средств, плани руемых к выделению ФРГ, и столько же, сколько и Великобритания. Интересно, что за Рис. Объем средств, предусмотренных инициативой «10+10 на 10 лет» и суммы (в долл. США), уже выделенные на программы СУУ в России (кроме США) 1, Сумма, предусмотренная 1,4 инициативой «10+10» 1, 1, Приблизительная сумма 0, средств, истраченных или 0, выделенных в прошлом 0,4 на программы нераспространения в 0, России, долл. США РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА млрд долл.

Канада Италия Япония Франция Германия Великобритания предшествующий период Франция и Великобритания выделили сопоставимые суммы на программы СУУ в России, так что закономерность прослеживается и сейчас.

Следует отметить, что в связи с тем, что Франция в 2003 г. председательствует в «вось мерке», ряд экспертов полагает, что программа Глобального партнерства получит еще больший приоритет. Так, высказываясь в августе 2002 г. по поводу председательства Франции в 2003 г., президент Французской Республики Ж. Ширак заявил, что «для во площения программы (Глобального партнерства. – А.Ф.) в жизнь будут приложены все необходимые усилия»50.

В феврале 2003 г., в ходе визита президента России В.В. Путина во Францию, стороны снова подтвердили свою заинтересованность в продолжении сотрудничества в рамках договоренностей о Глобальном партнерстве. Снова была заявлена сумма французской помощи – 750 млн долл., которую планировалось израсходовать в течение десяти лет51.

ОЦЕНКА СОТРУДНИЧЕСТВА В 1990 е гг.

Российско французское сотрудничество в области сокращения ядерного оружия и ядерных материалов явилось одним из важных направлений двусторонней политики в конце XX века. Но это сотрудничество носило двойственный характер, причем такая си туация была вызвана как субъективными, так и объективными причинами, на которых мы остановимся позднее.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.