WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Non multa, sed multum Международная безопасность Нераспространение оружия массового ЯДЕРНЫЙ уничтожения Контроль над вооружениями КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9 Лето 2003 Редакционная коллегия Владимир ...»

-- [ Страница 3 ] --

Однако в последние несколько лет на пути развития атомной энергетики в Японии в це лом и проектов по обращению с ОЯТ в частности возникло серьезное препятствие. Во многом успехи ядерной промышленности Японии были связаны с высоким уровнем до верия в обществе. Но задержки в решении проблемы окончательного обращения с ОЯТ – строительство завода по переработке в Роккасё началось в 1993 г.57, а изначальная да та введения в строй неоднократно переносилась и сегодня планируется на июль 2005 г.58, а также инциденты на других ядерных объектах, которые сопровождались со крытием информации со стороны их операторов и представителей государства, значи тельно увеличили недоверие населения к ядерной промышленности. Это также создало угрозу реализации проекта по сооружению первого в Японии централизованного храни лища ОЯТ – TEPCO оказалась в центре скандала, когда в августе 2002 г. выяснилось, что в 1980 е–1990 е гг. компания скрыла информацию о 29 серьезных нарушениях безопас ной эксплуатации своих АЭС59.

Также возникли задержки в реализации программы использования МОКС топлива на реакторах TEPCO60, что может непосредственно сказаться на планах по переработке ОЯТ и обращению с ним в целом. В 1991 г. была принята политика ненакопления избыт ка плутония в Японии: плутоний, который выделяется при переработке ОЯТ, должен ли бо использоваться в МОКС топливе, либо оставаться на хранении в местах переработ ки в Европе. Таким образом, в случае задержки начала широкомасштабного использо вания МОКС топлива, которое и без недавнего скандала вызывает существенные спо ры, политика ненакопления плутония будет ограничивать деятельность завода по пере работке, способствуя увеличению количества ОЯТ, находящегося на временном хране нии. Однако, даже если завод в Роккасё будет работать на полную мощность – 800 тоннТМ ОЯТ в год – это не решит проблемы целиком. Уже сейчас скорость накопле ния ОЯТ составляет около 900 тоннТМ/год, а к 2010 г. по оценке правительства Японии она может возрасти до 1400 тоннТМ/год.

Таким образом, даже при успешной реализации планов по переработке ОЯТ, его излиш ки свыше возможностей завода в Роккасё будут накапливаться. Решение о второй про мышленной установке по переработке ОЯТ и ее мощности планируется принять около 2010 г.61 В качестве решения планируется расширение возможностей сухого хранения ОЯТ на станционных хранилищах или централизованных хранилищах вне АЭС. Однако, учитывая приведенные выше трудности, связанные с требованиями получения согласия местного населения, существует высокая вероятность того, что Япония может прибег нуть к услугам зарубежных операторов по обращению с ОЯТ, в том числе к услугам рос сийского Минатома.

В то же время, вариант экстерриториального обращения с ОЯТ также может создать оп ределенные проблемы для японских операторов АЭС. Причем, прежде всего, это не во просы цены или согласия США на экспорт топлива в Россию, а необходимость оконча тельного решения проблемы обращения с ОЯТ именно внутри страны. Как неоднократно заявляло японское правительство, приоритетом является замыкание ядерного топливно го цикла с временным хранением ОЯТ в сухих хранилищах до создания полномасштаб ных мощностей по переработке. Обсуждение возможности отправки ОЯТ за пределы страны может создать у населения иллюзию легкого решения проблемы и тем самым ли шить надежд на реализацию внутренней программы, требующей поддержки населения.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ОЯТ: ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ ПЕРСПЕКТИВЫ?

Поэтому представители компаний операторов избегают вслух говорить о такой возмож ности, но в ситуации, когда появится окончательная уверенность в возможности реали зовать вариант, при котором они смогут навсегда избавиться от ОЯТ (что подразумевает его окончательное размещение – с переработкой или без – на территории России или другого государства), компании операторы с радостью воспользуются такой возможно стью62. В целом, при определенной гибкости со стороны России и японских операторов, достижение договоренности возможно, и нельзя исключать того, что Япония станет од ним из основных клиентов Минатома на рынке услуг по обращению с ОЯТ.

ПОЗИЦИЯ США ОТНОСИТЕЛЬНО ВВОЗА ОЯТ В РОССИЮ Возможности России по выходу на международный рынок услуг по обращению с ОЯТ главным образом скованы необходимостью получения согласия США. Эта необходи мость следует из положений американского законодательства в области атомной энер гии, требующих выполнения определенных параметров сотрудничества с той страной, в которую будет ввозиться топливо, находящееся под контролем США. В свою очередь, готовность США оформить сотрудничество с Россией в ядерной области таким обра зом, чтобы оно удовлетворяло требованиям американского законодательства, опреде ляется рядом политических фактров.

Законодательной основой всей деятельности в области использования атомной энер гии в США является Закон об атомной энергии63 1954 г. с изменениями и дополнениями, принятыми впоследствии. Статья 54 Закона гласит, что США могут передавать ядерный материал только стране, с которой существует соглашение о сотрудничестве, которое должно удовлетворять определенным требованиям, перечисленным в статье 123 Зако на. Одно из требований, в частности, заключается в том, что никакой ядерный матери ал, переданный в соответствии с действующим соглашением, или ядерный материал, произведенный посредством использования переданного ядерного материала или обо рудования, не будет передан другой стороне без согласия Соединенных Штатов. Таким образом, все страны, которые используют контролируемый США в соответствии с дан ными положениями ядерный материал – а в их число входят Япония, Южная Корея и Тай вань – должны будут добиться разрешения США на экспорт ОЯТ в Россию для его хра нения, захоронения или переработки.

В свою очередь, в соответствии с этим же Законом, можно предположить, что наличие подобного соглашения о сотрудничестве в области использования атомной энергии (далее – Соглашение) будет обязательным условием получения согласия США на ввоз ОЯТ в Россию. Данное Соглашение должно будет соответствовать перечисленным в За коне требованиям. Кроме уже упомянутого требования о получении согласия США на реэкспорт, этот список включает64:

заверение страны получателя в том, что к любому передаваемому ядерному ма териалу или оборудованию, любому специальному ядерному материалу, исполь зованному или произведенному с помощью поставленных ядерных материалов и оборудования, применяются гарантии, оговоренные в соглашении о сотрудниче стве. Формат гарантий, которые могут быть оговорены в Соглашении с Россией, может включать требование обеспечения соответствующих современным усло виям учета и контроля ядерных материалов, а также применение гарантий МАГАТЭ к ввозимому ОЯТ и, как следствие, к установкам, на которых оно будет храниться и перерабатываться. В соответствии со структурой и содержанием со глашений о гарантиях, применяемых в связи с Договором о нераспространении ядерного оружия, материал, передаваемый в государство, обладающее ядерным оружием, не должен в обязательном порядке быть помещен под гарантии МАГАТЭ. Однако США могут потребовать применения гарантий с целью большей прозрачности проекта и предотвращения распространения ЯМ65;

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ за исключением особо оговоренных случаев сотрудничества в области военных применений атомной энергии, разрешенных президентом США, требуется заве рение страны получателя о неиспользовании передаваемых материалов и обору дования, а также их производных, для создания ЯВУ, для исследований, способ ных привести к созданию ядерного оружия, или для других военных целей. Веро ятнее всего, Россия не составит исключения, и требование неиспользования по ставляемого ядерного материала в военных программах будет оговорено в Со глашении;

обеспечение адекватного уровня физической защиты передаваемых ядерных ма териалов и оборудования, а также ядерных материалов, полученных посредством их использования;

за исключением особо оговоренных случаев сотрудничества в области военных применений атомной энергии, разрешенных президентом США, налагается за прет на обогащение, переработку и любое другое изменение формы или состава ядерного материала без получения предварительного согласия со стороны США;

за исключением особо оговоренных случаев сотрудничества в области военных применений атомной энергии, разрешенных президентом США, требуются заве рения сотрудничающей стороны, что плутоний, U 233 или уран с обогащением более 20% по изотопу U 235, полученные от США или с помощью поставленных США ядерных материалов и оборудования, будут храниться только на установках, получивших предварительное одобрение США;

за исключением особо оговоренных случаев сотрудничества в области военных применений атомной энергии, разрешенных президентом США, требуются заве рения сотрудничающей стороны в том, что любой специальный ядерный матери ал или установка, произведенные или сооруженные сотрудничающей стороной с помощью переданной ранее Соединенными Штатами чувствительной ядерной технологии, будут подчиняться всем требованиям, оговоренным выше.

Относительно передач ОЯТ для хранения и переработки в соответствии со статьей Закона также требуется подтверждение министра энергетики США о том, что такая пе редача не будет противоречить общим интересам обороны и безопасности.

Наиболее чувствительными для России могут стать проблемы получения согласия США на переработку ОЯТ, а также применения гарантий МАГАТЭ к ввозимому ОЯТ.

Администрация Б. Клинтона вела переговоры с Россией о двадцатилетнем моратории на переработку ОЯТ, однако эти усилия не увенчались успехом до прихода к власти ад министрации Дж. Буша, которая их не продолжила66. Однако, как уже отмечалось выше, Россия может отказаться от переработки ОЯТ (по крайней мере в ближайшее время) по причинам экономического характера, неразвитости инфраструктуры, а также в качестве уступки в обмен на согласие США на ввоз ОЯТ из других стран. Достижение компромис са по этому вопросу представляется возможным.

В случае, если для хранения и переработки иностранного ОЯТ будут использоваться вновь создаваемые установки, предназначенные только для деятельности в рамках гражданско го ядерного топливного цикла, применение к ним гарантий МАГАТЭ будет значительно бо лее легкой задачей по сравнению с применением гарантий на уже существующих мощно стях, которые в определенной степени вовлечены или были вовлечены ранее в решение оборонных задач и появление на которых инспекторов Агентства может быть чувствитель ным для России с точки зрения соблюдения государственной тайны.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ОЯТ: ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ ПЕРСПЕКТИВЫ?

Эти проблемы могут быть относительно легко решены, если учесть, что предполагае мый проект представляет интерес как с точки зрения международной безопасности, так и с коммерческой точки зрения. Пример российско американского сотрудничества в рамках сделки ВОУ–НОУ показывает, что наличие подобной взаимной заинтересован ности способствует решению проблем, в том числе достаточно чувствительных для уча ствующих сторон.

Кроме требований, следующих из американского законодательства, существует ряд проблем политического характера, которые должны быть решены для того, чтобы США дали согласие на ввоз ОЯТ в Россию.

Главным препятствием для развития российско американских взаимоотношений в ядерной сфере остается проблема сотрудничества России с Ираном. По мнению США, российско иранское сотрудничество, в частности сооружение Бушерской АЭС, способ ствует развитию иранской программы создания ядерного оружия67. Вообще говоря, проблема Ирана стала определяющей при решении вопросов сотрудничества России и США в высокотехнологических областях начиная с середины 1990 х гг. и получила но вый импульс после событий 11 сентября 2001 г. Американские участники прошедшей в сентябре 2002 г. в Москве представительской конференции «Обращение с облученным ядерным топливом 2002: новые инициативы России» отмечали, что проблема российско иранского сотрудничества является одним из самых главных, если не единственным препятствием для согласия США. В последнее время представители Госдепартамента США также прозрачно намекают на многомил лиардные выгоды для России в случае отказа от сотрудничества с Ираном69.

В то же время представители Минатома России продолжают настаивать на исключи тельно мирном характере сотрудничества с Ираном и отсутствии угроз режиму нерас пространения в случае поставки российских реакторов ВВЭР 100070. В данной ситуации вызывает недоумение не столько содержание аргументов российских атомщиков, кото рые в основном справедливы, сколько упорное нежелание учитывать озабоченность партнера, от которого во многом может зависеть благополучие отрасли в будущем. В ситуации, когда требуется активный поиск возможного компромисса для достижения соглашения о сотрудничестве в области атомной энергии, сторона, в наибольшей сте пени заинтересованная в этом, проявляет полную пассивность.

Между тем, уже сами Соединенные Штаты демонстрируют готовность к компромиссу. В последние месяцы категорическое отрицание какого либо сотрудничества с Ираном сменилось заявлениями о допустимости сотрудничества в том случае, если оно ограни чится только лишь одним реактором, а также одобрением достигнутой, но пока фор мально не закрепленной, договоренности о возврате всего ОЯТ с Бушерской АЭС71. В значительной мере такая позиция обусловлена тем, что «битва за Бушер 1» США факти чески проиграна – при отсутствии каких либо форс мажорных обстоятельств реактор будет введен в эксплуатацию в 2004 г.72 Более того, некоторые эксперты считают, что даже попытки ограничить российско иранское сотрудничество лишь одним реактором вряд ли осуществимы – ставки для России слишком высоки73. Однако также нельзя от рицать и того, что создание международного центра по обращению с ОЯТ в России мог ло бы по ряду причин быть выгодно США.

Заинтересованность США в решении проблем обращения с ОЯТ в Восточной Азии мо жет быть обусловлена как экономическими соображениями, так и интересами безопас ности. Япония, Южная Корея и Тайвань являются крупнейшими покупателями ядерного топлива, производимого в США, и задержка решения проблемы обращения с ОЯТ мо жет привести к снижению спроса по причине возможной остановки АЭС. Накопление значительных объемов ОЯТ также повышает угрозу их возможного использования в во енных программах, что становится особенно актуальным в свете развития кризиса во круг ядерной программы Северной Кореи. Заинтересованность США выразилась в сов местном проекте по изучению возможных вариантов обращения с ОЯТ, реализуемом ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ национальными лабораториями Министерства энергетики США совместно с учеными из Японии, Южной Кореи, Тайваня и Китая.

В данном контексте представляется необходимым определить возможный формат до говоренности по Ирану, который бы устроил обе стороны.

По мнению США, основная угроза российско иранского сотрудничества состоит не в том, что Иран сможет использовать ОЯТ реактора ВВЭР с целью получения плутония, пригодного для использования в ядерном оружии, а в том, что данное сотрудничество может способствовать приобретению иранскими специалистами чувствительных зна ний и технологий в области ЯТЦ, которые приведут к появлению в Иране возможностей для производства компонентов ядерного взрывного устройства74. При соблюдении ряда условий это позволит России рассчитывать на то, что согласие с США может быть до стигнуто даже при заключении новых контрактов на строительство реакторов, о возмож ности которых неоднократно заявляли представители Минатома.

Основными требованиями, выполнение которых Россия должна будет гарантировать, являются:

ограничение сотрудничества строительством энергетических реакторов и предо ставлением соответствующих услуг по подготовке специалистов;

возврат топлива, облученного в реакторе, по истечении обусловленного требова ниями безопасности срока;

присоединение и неукоснительное исполнение Ираном Дополнительного прото кола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ, предусматривающего значительное расширение возможностей Агентства по контролю за ядерной деятельностью в стране.

На официальном уровне Россия еще в середине 1990 х гг. отказалась от поставок в Иран какого либо оборудования помимо АЭС75. Однако у администрации США до сих пор остаются подозрения в том, что ряд российских организаций и исследовательских институтов в нарушение режима экспортного контроля продолжает сотрудничество в более чувствительных областях76. В этом случае России, кроме официальных заявлений о рамках сотрудничества с Ираном необходимо продемонстрировать, что созданная на законодательном уровне система экспортного контроля эффективно применяется в от ношении производителей двойных технологий.

Представители Минатома России на протяжении уже достаточно длительного срока за являют о том, что соглашение о возврате поставляемого топлива после его облучения в реакторе достигнуто. Однако по состоянию на февраль 2003 г. необходимые документы еще не были подписаны. Россия должна приложить все усилия к тому, чтобы в оставше еся до завершения строительства АЭС время добиться оформления достигнутого со глашения. В противном случае это может привести к серьезному обострению отноше ний либо с США в случае начала поставок топлива без соглашения о возврате ОЯТ, ли бо с Ираном в случае отказа от поставок.

В сентябре 2002 г. на Генеральной конференции МАГАТЭ представитель Ирана заявил о намерении страны приобрести полный спектр предприятий ЯТЦ и значительно увели чить мощности по производству ядерной энергии77. Эти намерения были недавно под тверждены сообщениями о сооружении в Иране двух предприятий ЯТЦ78, а также заяв лением президента Ирана М. Хатами79.

Позиция России по вопросу дальнейшего развития сотрудничества с Ираном в ядерной области не определена. С одной стороны, российское «ядерное» руководство неодно кратно заявляло об отсутствии намерения предоставить Ирану технологии ЯТЦ80. С дру гой стороны, несмотря на утвержденную летом 2002 г. правительственную программу МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ОЯТ: ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ ПЕРСПЕКТИВЫ?

долгосрочного сотрудничества с Ираном, подразумевающую возможность строитель ства дополнительно еще пяти реакторов81, заявления о сотрудничестве в этой области непоследовательны и, возможно, обусловлены идущим «торгом» с США. Последнее обострение отношений произошло во время Генеральной конференции МАГАТЭ в сен тябре 2002 г. – тогда, по некоторым сообщениям, на почве развивающегося российско американского сотрудничества возникли слухи о серьезных противоречиях между Рос сией и Ираном и о возможном прекращении строительства Бушерской АЭС82.

По иронии судьбы самое главное препятствие может в одночасье исчезнуть, если Иран добьется быстрого прогресса на пути развития собственного ЯТЦ – это даст ему воз можность полностью отказаться от услуг России в области поставок свежего топлива и обращения с ОЯТ. Другой вариант подразумевает отказ Ирана от присоединения к До полнительному протоколу к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ при дальнейшем разви тии ЯТЦ – в данном случае Россия будет вынуждена отказаться от сотрудничества с Ира ном с целью сохранения своей репутации в международном сообществе. Несмотря на заявления о мирном характере ядерной программы Ирана и ее полной прозрачности, а также сомнения в потенциале по созданию ЯТЦ, такого развития событий однозначно исключать нельзя.

Существуют также дополнительные факторы, которые могут стать предметом «торга» между США и Россией. Одни из них могут способствовать, а другие препятствовать до стижению соглашения. Кроме упоминавшихся выше необходимости согласия США на переработку ОЯТ и применения гарантий МАГАТЭ, к основным из них можно отнести следующие:

приверженность международным стандартам ядерной безопасности при транс портировке и обращении с ОЯТ, обеспечение высокого уровня физической защи ты, учета и контроля ядерных материалов, независимый и эффективный на циональный орган регулирования безопасности при использовании атомной энергии – Госатомнадзор;

прозрачность распределения доходов от обращения с ОЯТ. Несмотря на приня тый в России летом 2001 г. закон «О специальных экологических программах ре абилитации радиационно загрязненных участков территории», в соответствии с которым основные средства должны быть направлены на «обеспечение радиаци онной безопасности населения, общее снижение риска воздействия радиации и улучшение экологической ситуации на радиационно загрязненных участках тер ритории путем проведения мероприятий по реабилитации таких участков, утили зации или ликвидации выведенных из эксплуатации радиационно опасных объек тов», США могут выдвинуть требование о направлении некоторой части доходов на решение проблем обеспечения безопасности ядерных материалов, трудоуст ройство бывших сотрудников предприятий и институтов оружейного комплекса и другие программы в области нераспространения. Вероятнее всего, США также потребуют гарантий того, что полученные средства не расходуются на реализа цию военных программ83;

достижение соглашения с местным населением. США могут не пойти на соглаше ние относительно ввоза в Россию иностранного ОЯТ в том случае, если при реа лизации данного проекта не будут учтены интересы местного населения, а реше ние о его реализации будет принято без предварительных консультаций с мест ными органами власти и населением, на жизнь которого создаваемое предприя тие по обращению с ОЯТ может оказать как положительное, так и негативное вли яние.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенный анализ показывает, что существует высокая вероятность возникновения в ближайшее время значительного спроса на российские услуги по обращению с облу ченным ядерным топливом. Основными клиентами России могут стать страны Восточ ной Азии – Япония, Южная Корея и Тайвань, которые в настоящий момент сталкиваются со значительными политическими и экономическими препятствиями в реализации на циональных программ по обращению с ОЯТ.

В то же время для повышения конкурентоспособности российского предложения на ми ровом рынке может потребоваться пересмотр спектра предлагаемых услуг, что, в свою очередь, может создать необходимость во внесении дополнительных изменений в су ществующее законодательство. В настоящих условиях наиболее эффективным пред ставляется вариант долгосрочного (30–50 лет) сухого хранения ОЯТ с сохранением воз можности пересмотра условий заключенных контрактов.

Критически важную роль в решении вопроса о ввозе ОЯТ в Россию играют США, согла сие которых потребуется для ввоза в Россию подавляющего количества топлива из предполагаемых стран клиентов. Достижение соглашения с США будет зависеть в пер вую очередь от выполнения ряда требований, прежде всего связанных с ядерной безо пасностью и политикой США в области нераспространения.

В настоящее время главным препятствием для достижения соглашения между Россией и США является российско иранское сотрудничество в ядерной сфере. Возможный формат компромисса предполагает отказ России от сотрудничества с Ираном в облас ти ядерного топливного цикла, возврат всего ОЯТ, выгружаемого из реакторов, а также использование Россией своего влияния для обеспечения присоединения Ирана к До полнительному протоколу к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ.

Для достижения успеха в переговорах с США России необходимо отказаться от прева лирующего сейчас в руководстве Минатома отрицания наличия угрозы безопасности России со стороны российско иранского сотрудничества и перейти к более гибкому (что, однако, не обязательно означает односторонние уступки со стороны России) и ак тивному переговорному процессу, принимающему во внимание интересы безопаснос ти партнера, от которого во многом зависит коммерческий успех предприятия. Данные переговоры должны включать не только иранскую проблему, но так же учитывать весь спектр преимуществ реализации проекта. В пользу России в этом случае играют значи тельные выгоды проекта с точки зрения нераспространения, а также возможность ис пользования части заработанных средств в целях повышения безопасности ядерных ма териалов и трудоустройства бывших сотрудников ядерно оружейного комплекса.

Примечания Балынина Мария. «Пока нет стран, желающих ввозить на территорию России отработанное ядер ное топливо», – заявил министр атомной энергетики РФ. РИА Новости. 2001, 28 июня.

Survey of Wet and Dry Spent Fuel Storage, IAEA TECDOC 1100 (Vienna, Austria: International Atomic Energy Agency, July 1999).

Для всеобъемлющего анализа всех аспектов временного хранения ОЯТ см.: Interim Storage of Spent Nuclear Fuel: A Safe, Flexible, and Cost Effective Near Term Approach to Spent Fuel Management. Cambridge, MA: Managing the Atom Project, Harvard University, and Project on Socio technics of Nuclear Energy. University of Tokyo, 2001.

Data on Spent Fuel Storage at Reactors in the United States. http://www.nrc.gov/OPA/drycask/sfda ta.htm.

Interim Storage of Spent Nuclear Fuel: A Safe, Flexible, and Cost Effective Near Term Approach to Spent Fuel Management. Op.cit.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ОЯТ: ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ ПЕРСПЕКТИВЫ?

Плутоний, содержащийся в ОЯТ энергетических реакторов, не соответствует требованиям, предъявляемым к плутонию оружейного качества в странах, обладающих ядерным оружием, од нако возможности создания из реакторного плутония примитивного ядерного взрывного устрой ства отрицать нельзя.

ТЭО ФЗ РФ «О внесении поправок в статью 50 Закона РСФСР «О защите окружающей среды».

кгТМ – килограмм тяжелого металла (урана или плутония).

Interim Storage of Spent Nuclear Fuel: A Safe, Flexible, and Cost Effective Near Term Approach to Spent Fuel Management. Op.cit.

Poneman Daniel. The Nonproliferation Implications of Regional Spent Fuel Storage. Presentation at Waste Management Conference. Tucson, Arizona, March 4, 1999.

Компании, предоставляющие услуги по обращению с ОЯТ во Франции, Великобритании и Рос сии, находятся в государственной собственности, что позволяет говорить о представительстве на рынке стран, а не отдельных корпораций.

Russian Spent Fuel Management Initiative: Economic Realities. NAC Insight. February 2001. Available at http://fueltrac.nacintl.com/pdf/SR_II0102.pdf.

Ibid.

Иванов Валентин. Проблемы реновации инфраструктуры, необходимой для реализации проек тов ввоза в Россию зарубежного облученного топлива. Выступление на Международной конфе ренции «Обращение с облученным ядерным топливом 2002: новые инициативы России», Москва, 8–12 сентября 2002.

Короткевич Владимир, Кудрявцев Евгений. Безопасность и технология обращения с облучен ным ядерным топливом в Российской Федерации. Бюллетень по Атомной Энергии. №12. 2002, декабрь.

http://mcc.atomlink.ru/Book/book2/book04.htm.

Короткевич Владимир, Кудрявцев Евгений. Цит. соч.

http://www.minatom.ru/activity/fuel/001.htm.

Иванов Валентин. Цит. соч.

«Зеленые» и Минатом России создадут рабочую группу для выработки предложений по ввозу в Россию зарубежного ОЯТ. www.nuclear.ru. 2002, 20 декабря.

Коновалов Виталий и др. Физико технологические и правовые основания отнесения тепловыде ляющих сборок для ядерных реакторов к непотребляемым вещам. Ядерный Контроль. 2000, №5.

сентябрь–октябрь.

Asia’s Nuclear Energy Growth. http://www.world nuclear.org/info/inf47.htm. July 2002.

Не включены единичные реакторы других типов, топливо которых не предполагается перераба тывать.

Так, например, разрушительное землетрясение в сентябре 1999 г. нанесло значительный ущерб промышленности Тайваня. Ядерным объектам не было нанесено существенного ущерба, но три из четырех реакторов на севере острова были остановлены автоматикой и вновь запущены два дня спустя.

Hsu Crystal. A Year in Review, 2001. Taiwan’s Top Stories: Number Seven – Nuclear Power. Taipei Times. 2001, December 30.

Jardine L.J., Halsey W.G., Smith C.F. Technical Framework to Facilitate Foreign Spent Fuel Storage and Geologic Disposal in Russia. Lawrence Livermore National Laboratory, UCRL JC 137265. 2000, January 31.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ Liu Tony D.S., Wu Ruey Yan. Spent Fuel Management and Regulation in Taiwan. Atomic Energy Council, Fuel Cycle and Material Administration. 2001, November 29. Доступно на http://www.fcma.aec.gov.tw/english/spent%20fuel.pdf.

Radwaste Management Policy. Доступно на http://www.fcma.aec.gov.tw/english/policy.pdf.

Tony D.S. Liu, Ruey Yan Wu. Op. cit.

Ibid.

В соответствии с планом к 2016 г. планируется принять решение о выборе места захоронения.

Yu Tzu Chiu. AEC rejects Taipower waste plan. Taipei Times. 2002, May 30.

Hibbs Mark. KEPCO, Taipower Will Not Rush Decisions on Spent Fuel Storage. Nuclear Fuel. 2000, May 15. Цит. по: Interim Storage of Spent Nuclear Fuel: A Safe, Flexible, and Cost Effective Near Term Approach to Spent Fuel Management. Op.cit.

Yu Tzu Chiu. Taipower denies deal on waste. Taipei Times. 2001, November 06.

Нетреба Петр. Жорес Алферов будет регулировать движение. Коммерсант. 2001, 12 июля.

Скосырев Владимир. Тайвань рукоплещет Госдуме. Время МН. 2001, 14 июня.

См. например: Snyder Charles. Russia, US fail to resolve Taiwan’s nuclear waste issue. Taipei Times.

2002, May 11.

Song Myung Jae. Update on Radioactive Waste and Spent Fuel Management in Korea. Excerpts from a technical paper presented at the Canadian Nuclear Society Conference, Ontario, Canada. June 2 5, 2002. (Myung Jae Song is the general manager of the Research & Development office of the Nuclear Environment Technology Institute at Korea Hydro and Nuclear Power Company, Ltd. in charge of all R&D in the area of spent fuel management.) Оценка основана на планах южнокорейского правительства по развитию атомной энергетики, принятых в конце 1990 х гг.

Jungmin Kang. Evaluation of Additional Spent Fuel Storage Requirements in Korea Through the Year 2030. PU/CEES Report No. 312. 1999, January. Разброс в оценках вызван возможным изменением выгорания используемого топлива.

Jungmin Kang. Alternatives for Additional Spent Fuel Storage in South Asia. Science and Global Security. 2002, Vol. 10, No.3. September–December.

Ibid.

Nuclear Energy Activities in Korea: Nuclear Fuel Supply and Radioactive Waste Management. Ministry of Science and Technology. Available at http://www.most.go.kr/nuclear e/body1.html#6.

Song Myung Jae. Op. cit.

Ibid.

Nuclear Energy Activities in Korea... at http://www.most.go.kr/nuclear e/body1.html#6.

Ibid.

Hai suk Lee. Nuclear Waste Plant Still Homeless. JoongAng Ilbo. 2001, June 19.

Kang Jungmin. Alternatives for Additional Spent Fuel Storage in South Asia. Science and Global Security Volume 10, No.3. September December 2002.

Nuclear Power in Japan. http://www.world nuclear.org/info/inf79.htm. December 2002.

Interim Storage of Spent Nuclear Fuel: A Safe, Flexible, and Cost Effective Near Term Approach to Spent Fuel Management. Op.cit. PP. 23 МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ОЯТ: ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ ПЕРСПЕКТИВЫ?

Ibid.

The Earth, People & Energy: TEPCO Environmental Action Report 2002. August 2002. Available at http://www.tepco.co.jp/plant sit env/environment/02pdf e/2002e.pdf.

Interim Storage of Spent Nuclear Fuel: A Safe, Flexible, and Cost Effective Near Term Approach to Spent Fuel Management. Op.cit. P.43.

Высокоактивные отходы.

Current Status of JNFL Facilities. http://www.jnfl.co.jp/english/status/index.html. 2002, October 31.

Japan Nuclear Fuel Limited: History. http://www.jnfl.co.jp/english/corporate/history.html.

Press Release Concerning Changes in the Completion Schedule for Ongoing Rokkasho Reprocessing Plant Construction. http://www.jnfl.co.jp/english/press/presse99/pr990426.html. 1999, April 26.

Крупнейшая энергетическая компания Японии, «Tokyo Electric Power Co» признала факт сокры тия информации о серьезных нарушениях безопасной эксплуатации трех своих атомных станций в префектурах Ниигата и Фукусима. http://www.nuclear.ru/news/full.html?id=230. 2002, 30 августа.

Муниципалитет японского г. Касивадзаки официально отозвал предварительное согласие на использование MOКС топлива на АЭС «Касивадзаки Карива», уведомив об этом в письменном виде компанию TEPCO. http://www.nuclear.ru/news/full.html?id=291. 2002, 19 сентября.

Takahashi K. Spent Fuel Treatment in Japan in: Status and Trends in Spent Fuel Reprocessing.

Proceedings of an Advisory Group Meeting Held in Vienna, 7 10 September 1998. IAEA TECDOC 1103.

1999, August.

Переписка с Мэтью Банном. Октябрь 2002.

US Atomic Energy Act of Из данного списка исключены требования, предъявляемые к государствам, не обладающим ядерным оружием.

McGoldrick Fred. Proposals for an International Spent Fuel Facility: U.S. Law and Policy. Presentation to the Carnegie International Non Proliferation Conference, Washington. 2000, March 16.

Bunn Matthew. «Prospects for Russian Spent Fuel Import – Insights From the Harvard Tokyo Study and Beyond». Presentation to Institute for Nuclear Materials Management Spent Fuel Management Seminar, Washington DC. 2002, January 9–11.

US Says Iran Uses Bushehr Reactor For Nuclear Weapons. Agence France Presse. 2003, February 1.

Хлопков Антон. Иранская ядерная программа в российско американских отношениях. Научные Записки ПИР Центра. 2002, №18, апрель.

US Says Iran Uses Bushehr Reactor For Nuclear Weapons. Agence France Presse. February 1, 2003.

См. например.: Ferreira Marques Clara. Russia’s top nuclear exporter said last week it would seek fresh contracts with Iran, brushing aside U.S. fears that the reactors could be used to develop nuclear weapons. Reuters. 2002, February 3.

Кирсанов Дмитрий. США выступают за то, чтобы российское содействие Ирану в области ядер ной энергетики ограничилось постройкой лишь одного реактора. ИТАР ТАСС. 2002, 24 января.

Корнышева Алена. Российский министр атомной энергии провел переговоры в Иране. Коммер сант. 2002, 23 декабря.

Айнхорн Роберт, Сэймур Гэри. Необходимость возобновления американо российского сотруд ничества с целью предотвращения создания иранской бомбы. Ядерный Контроль. №4, 2002, май июнь. С.4.

Там же.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ Хлопков Антон. Цит. соч.

Айнхорн Роберт, Сэймур Гэри. Цит. соч.

Statement by H.E. Reza Aghazadeh, Vice President of the Islamic Republic of Iran and President of the Atomic Energy Organization Of Iran, at the 46th General Conference of the International Atomic Energy Agency Vienna. 2002, 16 September.

Иванов Андрей. США нашли у Ирана новые ядерные объекты. Коммерсант. 2002, 16 декабря.

Зыгарь Михаил. Обогащенный Иран. Коммерсант. 2003, 12 февраля.

Говорухин В.: «Развивать собственный ЯТЦ, имея один недостроенный блок, экономически аб солютно неоправданно». Nuclear.Ru. 2003, 10 февраля.

Постановление от 24 июля 2002 г. № 556 «О заключении Долгосрочной программы развития торговли, экономического, промышленного и научно технического сотрудничества между Рос сийской Федерацией и Исламской Республикой Иран на период до 2012 года». Пресс центр Пра вительства РФ. 2002, 26 июля.

Корнышева Алена. ОЯТ из США вместо иранского реактора. Коммерсант. 2002, 17 сентября.

Bunn Matthew. «Prospects for Russian Spent Fuel Import – Insights From the Harvard Tokyo Study and Beyond». Presentation to Institute for Nuclear Materials Management Spent Fuel Management Seminar, Washington DC. 2002, January 9–11.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ОЯТ: ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ ПЕРСПЕКТИВЫ?

НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО:

Юрий Подгорных ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ Евгений Сиротинин О нестратегической европейской противоракетной обороне (НЕПРО) активно заговори ли после выступления президента Российской Федерации В.В. Путина во время его официального визита в Италию в июле 2000 г. В политическом плане это выступление носило исключительно важное значение, так как после многочисленных заявлений США о том, что возможны ракетные удары со стороны «стран изгоев», таких, как Северная Корея, Иран и Ирак, Европа получила, по сути дела, признание этого факта и от России и ощутила свою незащищенность.

НА ПУТИ К СОТРУДНИЧЕСТВУ После выступления президента В.В. Путина в Италии бывшим министром обороны РФ И.Д. Сергеевым были выдвинуты предложения о возможных направлениях сотрудниче ства России и европейских стран в области создания нестратегической европейской ПРО, а в феврале 2001 г. Москва передала Генеральному секретарю Североатлантиче ского альянса Дж. Робертсону конкретные предложения по созданию в Европе нестра тегической европейской ПРО, которые приобрели уже некоторые параметры для обсуж дения. В соответствии с этими предложениями на первом этапе предполагается со звать экспертное совещание квалифицированных специалистов и оценить в принципе, существует ли угроза ударов нестратегических баллистических ракет (НБР) по европей ским государствам. На втором этапе – разработать концептуальную модель парирова ния или нейтрализации этих угроз политическими или другими мирными средствами.

На третьем этапе – создать элементы противоракетной системы, в основу которых по ложить мобильные зенитно ракетные комплексы С 300ПМУ2, С 400, С 300ВМ, разме щенные на ракетоопасных направлениях, для прикрытия важнейших объектов.

Таким образом, важнейшими составляющими приведенных предложений являются совместная оценка существующих и возможных угроз ракетных ударов с помощью НБР по европейским государствам, разработка концепций нестратегической евро пейской ПРО и мероприятий по снижению угроз ракетного нападения.

Наличие угроз применения ракетного оружия определяется главным образом двумя факторами: существованием межгосударственных противоречий, приводящих к воз никновению очагов напряженности, и наличием этого оружия у государств в различных регионах. Особенно остро на современном этапе межгосударственные противоречия проявляются на Ближнем и Среднем Востоке, на юге Центральной Азии и на Корейском ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ полуострове. Эти противоречия привели к практически не прекращающемуся уже мно гие десятилетия конфликту между Израилем и Палестиной, в разрешении которого на стороне Израиля активное участие принимали США и некоторые другие страны НАТО, а палестинскую сторону поддерживает большинство государств, входящих в Лигу араб ских стран.

Такая ситуация является определенным источником противостояния между арабскими странами и значительным числом стран, входящих в НАТО, а следовательно, и потенци альным источником угроз для ряда европейских стран. В зависимости от той позиции, которую будет занимать Россия, эта угроза может распространиться и на нас.

В связи с проведенной военной операцией против Ирака возникла крайне сложная ситуация. Несмотря на относительно быструю смену правящего иракского режима, глубинные противоречия между странами НАТО, США и Лигой арабских государств не исчезли, а, напротив, обострились. Государства Арабского мира осознали свою уязвимость. В связи с этим возникла определенноая угроза преследования рядом стран Ближнего востока намерений укрепить свои арсеналы НБР. Фактором, в определенной мере снижающим эту угрозу, является отсутствие твердого единства среди арабских стран.

Продолжают оставаться весьма острыми противоречия между Ираном и США, между Ираном и некоторыми европейскими странами.

Источниками определенных специфических угроз могут быть длительное время сущест вующие индо пакистанский и индо китайский конфликты, а также противостояние Се верной и Южной Кореи, в котором обеспечение военной безопасности Южной Кореи взяли на себя США. Эти очаги напряженности могут представлять косвенную угрозу для европейских стран, так как, создавая ракетное оружие для решения своих региональных интересов, они могут использовать его против экспедиционных сил, в том числе сил ООН, привлекаемых для ликвидации конфликтов, или продавать его странам, которые могут использовать это оружие против стран НАТО.

Вторым важным фактором является наличие достаточно большого арсенала НБР у раз личных государств и их достаточно высокие тактико технические характеристики (ТТХ).

Судя по многочисленным заявлениям политических и военных деятелей США, основную угрозу применения НБР представляют Северная Корея, Иран и Ирак. В настоящее вре мя 32 страны, не считая пяти ядерных держав, имеют БР или технологии их производст ва1. Из них 27 стран имеют баллистические ракеты с дальностью стрельбы до 1000 км, в том числе 22 страны имеют ракеты Scud или аналогичные им с дальностью стрельбы меньше 300 км, 6 стран (Саудовская Аравия, Индия, Пакистан, Израиль, Иран и Север ная Корея) имеют ракеты средней дальности.

Анализ взаимного расположения стран Европы и стран, которые могут представлять для них угрозу нанесения ударов НБР, а также основных ТТХ этих ракет, позволяет сделать ряд выводов. Удаление восточных и западных границ Европы от Северной Кореи состав ляет, соответственно, около 5 и 10 тыс. км. Минимальное удаление Ирана от границ Рос сии составляет порядка 800 км, Ирака – около 950 км.

Минимальное удаление территории Алжира, Туниса, Ливии и Египта от европейских стран составляет 700–1000 км. В Таблице 1 приведена удаленность основных стран Ев ропы от стран, названных США изгоями, и некоторых других, на вооружении которых в настоящее время имеются НБР.

Единственной страной, НБР которой могут в современных условиях достичь территории таких европейских стран, как Россия, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Австрия и Ита лия, является Саудовская Аравия. Ракетной угрозы для таких европейских стран, как Франция, Испания, Дания, Великобритания, Германия, Швеция, Норвегия и Финляндия практически не существует.

НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО: ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ Таблица Удаленность основных стран Европы от стран, представляющих потенциальную угрозу, км Северная Иран Ирак Пакистан Китай Саудовская Корея (р он (р он (р он (р он Аравия (р он Тебриз) Мосул) Пешевар) Каштар) (р он Чхончжин) Бадана) Россия 6400 2110 2240 3620 3370 Великобритания 8050 4150 4010 6100 5850 Германия 7950 3100 2980 5080 5150 Италия 8780 2950 2700 5210 5290 Франция 8750 3720 3570 5770 5760 Испания 9700 4310 4070 6590 6570 Финляндия 6800 3090 3160 4610 4330 Норвегия 7450 3480 3530 5250 4990 Примечание: Предполагается, что стартовые позиции НБР размещены в самых север ных (северо западных) районах стран – потенциальных агрессоров, а объекты ударов – в районах столиц государств.

Таким образом, в настоящее время можно говорить только о гипотетической ракетной угрозе для европейских стран со стороны так называемых «стран изгоев». А если это так, то ни о каких ракетоопасных направлениях для европейских стран вести речь про сто нецелесообразно.

Что может быть в перспективе? Реальна ли вообще угроза применения НБР какими ли бо государствами против Европы? Дело прежде всего в том, что создание баллистиче ских ракет с большими прицельными дальностями (до 3500 км) государствами, имею щими БР с дальностью до 1000 км, потребует от них напряжения сил на порядок, а то и на два превышающего то, которое потребовалось для создания ракет с дальностью по лета до 1000 км. На вооружении некоторых стран нет еще и таких ракет. Пока только Ин дия, Северная Корея и Китай приблизились вплотную к возможности создания ракет средней и большей дальности. При этом их взоры устремлены, главным образом, на ре гиональные интересы.

Опыт создания баллистических ракет в Советском Союзе при его мощном научно техни ческом потенциале и вкладе огромных ресурсов, которых не имеет ни одна из рассмат риваемых выше стран, показывает, что от создания первой ракеты (с дальностью около 300 км) до создания ракеты с дальностью до 1200 км прошло практически восемь лет.

Запуск первой баллистической ракеты с подводной лодки из надводного положения был осуществлен через семь лет после пуска первой ракеты.

К сожалению, авторы не смогли в открытой печати найти достаточно полной и достовер ной информации, необходимой для осуществления долгосрочного прогноза развития НБР в странах мира, в том числе и тех, которые, по данным политических и военных де ятелей США, могут представлять ракетную угрозу для европейских государств. Поэтому возможные варианты формулируются при значительном уровне неопределенности про гнозного фонда. Более того, неопределенность обуславливается и не устоявшимися в ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ современных условиях тенденциями формирования центров силы в регионах, измене ниями в выборе приоритетов в межгосударственных отношениях и возможностью сме щения акцентов в военной сфере руководства стран, что связано с реализацией или не реализацией Режима нераспространения ракетных технологий.

ОСОБЕННОСТИ ПОСТРОЕНИЯ НЕ ПРО Предположим один из наиболее худших вариантов, который сводится к тому, что, во первых, «страны изгои» в ближайшие 10–15 лет смогут создать самостоятельно или ка ким то образом приобрести НБР с Дпр max 3000–3500 км и, во вторых, НБР появятся на территории таких стран, как Алжир, Ливия, Тунис, Марокко. Тогда возможным ракетным ударом, прежде всего со стороны Ирана и Ирака, могут быть подвергнуты Россия, Гер мания и Италия. Реальная ракетная угроза возникнет практически для всех государств Европы. При этом очевидно, что чем больше будет Дпр max НБР указанных стран, тем для большего числа европейских государств будет существовать угроза ракетного удара.

Исключение может составить только одна из скандинавских стран – Финляндия.

Следовательно, в настоящее время было бы целесообразно в первую очередь с учетом различных геополитических, геостратегических, экономических и других факторов, а также требований режимов нераспространения выявить с высокой достоверностью воз можный характер и масштабы распространения ракетного оружия и угроз ракетных уда ров. Опираться же только на оценки США явно нецелесообразно.

Однако вернемся к сформулированному выше варианту, который предполагает появле ние НБР на территории Алжира, Туниса, Марокко, Ливии. О какой европейской ПРО тог да может идти речь?

В настоящее время существуют два наиболее различающиеся по принципам организа ции типа ПРО:

ПРО, обеспечивающая поражение баллистических ракет на начальном (активном) участке траектории их полета, т.е. в районе старта (Рис. 1);

Районы возможных стартов (РВС) НБР Зона поражения противоракет Рис. 1 Рис. Обороняемая территория НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО: ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ ПРО, обеспечивающая поражение баллистических ракет (головных частей, бое вых блоков) на конечном участке траектории полета, т.е. в районе их падения (Рис. 2). Возможны различные комбинации этих двух типов организации ПРО.

ПРО, обеспечивающая поражение баллистических ракет на начальном (активном) участке траектории их полета Особенность такой системы заключается в том, что существует возможность защиты любого объекта на территории государства, по которому наносится ракетный удар, в пределах досягаемости баллистических ракет (БР). Такую ПРО будем называть в после дующем рубежной ПРО. Рубежная ПРО требует для защиты всех m объектов, находя щихся на обороняемой территории S, количества противоракет (ПР), которое определя ется числом БР, участвующих в ударе или имеющихся в наличии у нападающей стороны, и вероятностью поражения БР ПР. Так, при вероятности поражения БР ПР, равной еди нице, число ПР должно быть равно числу ракет n, которое нападающая сторона может применить при нанесении ракетного удара. В этом случае с помощью n ПР обеспечива ется защита всех m объектов на обороняемой территории.

В этом случае, если зона поражения БР ПР не охватывает всей территории, с которой возможно нанесение ударов, а сосредоточение БР возможно в любом из районов тер ритории, необходимо организовать перехват ракет из любого района, т.е. увеличить ко личество комплексов ПРО, а следовательно и ПР. Таким образом, число необходимых ПР для обеспечения безопасности обороняемой территории становится зависимым от соотношения размеров территории, с которой возможны ракетные удары, и размеров зоны поражения БР ПР.

Кроме того, следует отметить, что относительная близость расположения противора кетных комплексов (ПРК) в рубежной ПРО к территории, на которой размещены БР, со здает более благоприятные условия для организации противодействия им как помехо вого, так и огневого характера. При этом противодействие может быть организовано с земли, воздуха и моря, т.е. это могут быть наземные, воздушные и корабельные средст ва огневого и радиоэлектронного подавления. Это обстоятельство усложняет организа цию рубежной ПРО. Возможен и обход рубежной системы ПРО за счет размещения БР в глубине территории, с которой наносятся удары БР.

Несмотря на отмеченные недостатки, рубежная ПРО является системой коллективной защиты (территориальной ПРО).

Существенным ограничением рубежной ПРО может оказаться возможность ее обхода путем применения ракет, размещенных на морских судах. Вместе с тем рубежная ПРО может иметь очень важное преимущество, связанное с возможностью оснащения БР хи мическими или биологическими суббоеприпасами. Применение суббоеприпасов рас сматривается США как одна из наиболее эффективных и обеспечивающих нанесение су щественного ущерба стране, по которой осуществляется ракетный удар мер преодоле ния ПРО. Поражение БР, оснащенных такими суббоеприпасами, на активном участке траектории их полета позволило бы значительно снизить дальность доставки этого ору жия и тем самым исключить поражение районов, по которым осуществляется ракетный удар. Более того, будет поражена страна агрессор, которая осуществит запуск таких БР.

ПРО, обеспечивающая поражение баллистических ракет на конечном участке траектории их полета Особенностью такой системы ПРО является размещение ПРК в районе объекта, кото рый подлежит защите. Такую ПРО будем называть объектовой ПРО. Данная ПРО для за ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ щиты всех m объектов от n БР нападающей стороны потребует не менее mхn ПР при ве роятности поражения БР ПР, равной 1.

Таким образом, объектовая ПРО может потребовать для защиты всех m объектов, раз мещенных на обороняемой территории, такое количество ПР, которое определяется числом БР, имеющихся у нападающего государства или участвующих в ударе, вероятно стью поражения БР ПР и количеством защищаемых объектов. При этом чем меньше зо на обороны ПРК (при прочих равных условиях), тем большее число ПРК потребуется для обороны. Учитывая высокую плотность населения Западной Европы, сложность и насы щенность ее территории, желание каждой страны иметь равные условия защиты от воз можных ракетных ударов и ряд других факторов, требуется увеличение зоны обороны ПРК, что позволит меньшим их числом обеспечить безопасность большего числа объек тов. Это в свою очередь потребует создания ПРК с большой дальностью перехвата це лей, что приведет к созданию практически зональной ПРО, требующей для обеспечения безопасности меньшего числа ПРК, но более мощных специализированных комплексов для борьбы с БР. Различия между зональной и рубежной ПРО могут быть менее значи тельными, чем между объектовой и рубежной.

Для объектовой и зональной ПРО, если обороняемая территория будет находиться на значительном удалении от территории, с которой наносится ракетный удар, организа ция противодействия ПРО существенно усложняется и может привести к тому, что сред ства преодоления ПРО необходимо будет размещать на БР, что станет серьезной про блемой для стран–обладательниц НБР. Могут снизиться и возможности по огневому по ражению средств ПРО.

Следует отметить, что у этого типа ПРО также существует зависимость от соотношения территории, с которой возможно нанесение ракетных ударов, и зоны поражения ПРК, но эта зависимость более слабая, чем в случае с рубежной ПРО.

Как уже отмечалось, возможно создание комбинированной системы ПРО, которая будет включать элементы рубежной и объектовой (зональной) ПРО при рациональном распре делении сил и средств между ними. Такой вариант ПРО будет обладать достоинствами ру бежной и объектовой (зональной) ПРО и устранять недостатки, присущие каждой из них.

Возможны некоторые разновидности типов ПРО, связанные с построением их информа ционной части. Так, требование обеспечения защиты от ударов НБР экспедиционных сил практически в любом районе мира может привести к необходимости иметь в инфор мационной системе обеспечения ПРО, как одного из важнейших элементов, космичес кую систему обнаружения стартов БР.

Какой же может быть выбран путь построения НЕПРО исходя из возможных (пока гипо тетических) угроз нанесения ударов НБР по европейским странам?

В настоящее время возможно нанесение удара НБР по европейским странам только с территории Саудовской Аравии, и то, если ее ракеты будут передислоцированы в се верные районы страны. Из тех районов, где они размещены сейчас, удары могут быть осуществлены только по Греции, Болгарии, самым южным районам Украины и России.

Низкий уровень наносимых потерь и несоизмеримо высокие потери, которые могут по следовать за этими ударами Саудовской Аравии, делает удары БР из районов настоя щего базирования практически нецелесообразными.

Второй вариант возможных угроз может исходить от стран, которые сегодня имеют НБР, при условии доведения их характеристик до необходимых (от 1000 до 3000–3500 км). И третий вариант, когда к этим странам присоединятся Алжир и Тунис или предоставят свои территории для размещения НБР других стран.

Рассмотрим первый и третий варианты, охватывающие весь диапазон возможных угроз и являющиеся крайними, позволяющими почувствовать разницу в возможных путях по строения НЕПРО.

НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО: ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ Для реализации борьбы с НБР, запускаемыми с северных районов Саудовской Аравии, возможны реализация рубежной ПРО при размещении ПРК на острове Кипр. В этом слу чае ракеты будут обнаружены с высот 10–15 км. При длительности активного участка БР, равном примерно 3–3,5 минутам, и средней скорости 3 км/с ракета может быть пораже на даже на активном участке ее движения.

В данном варианте подавление радиолокационных станций (РЛС) со стороны Саудов ской Аравии возможно только с самолетов, с высот, превышающих 10 км. При совре менном уровне помехозащищенности РЛС для их подавления необходимо привлекать несколько помехопостановщиков при хорошо согласованной их работе.

Радиолокационная группировка на острове Кипр может быть усилена авиационными и морскими радиолокационными комплексами, а к обеспечению помехозащищенности могут быть привлечены авиационные средства ПВО, обеспечивающие недопущение вы хода постановщика помех в районы их действия.

В данном случае группировка ПРО, построенная на принципах рубежной обороны, мо жет быть наиболее экономически целесообразной при выполнении требований эффек тивности обороны, так как может потребовать меньшего состава. Действительно, если необходимо будет защитить столицы всего 10 западно и центральноевропейских госу дарств, то при развертывании средств ПРО в их окрестностях даже при одной БР у Сау довской Аравии и вероятности поражения БР ПР, равной 1, потребуется 10 ПРК с 10 ПР, считая, что для этого варианта информационная система (РЛС) та же, что и для рубеж ной обороны.

В рассматриваемом варианте потребуется для этих же условий один ПРК с одной ПР.

Более того, этот комплекс будет иметь более высокую эффективность, так как позволит защитить любой населенный пункт, а не только столицы и примыкающие к ним районы, находящиеся в глубине территории, т.е. все объекты, находящиеся за островом Кипр.

Группировка ПРО на оострове Кипр будет иметь еще большую эффективность по пер спективным НБР, размещенным на территории Сирии и Ливана, так как исключается возможность увода их на глубину, позволяющую осуществлять ее обход сверху.

Для реализации борьбы с НБР, которые могут наносить удары с территорий Ирана, Ира ка, Сирии, Саудовской Аравии, Египта, Ливии, Туниса и Алжира необходимо учесть сле дующие обстоятельства. В Иране для удара по Западной Европе целесообразно разме щать НБР в его северной части, тогда вне досягаемости БР с дальностью стрельбы км остаются Испания, Португалия, Франция, Великобритания, Бельгия, Нидерланды и Дания. Все остальные страны Европы могут оказаться объектами удара. При размеще нии НБР в центре Ирана в пределах досягаемости оказываются только Греция, Болгария и Румыния, а также наиболее населенная промышленная часть Европейской части Рос сии.

Наиболее опасными территориями по размещению НБР для Западной и Центральной Европы являются Алжир и Тунис. При смещении на восток начинает снижаться опас ность для Западной Европы и возрастает опасность для Восточной Европы.

Для защиты стран Западной и Центральной Европы возможно создание рубежной обо роны ПРО, развернутой на Балеарских островах, Сардинии, Сицилии, Крите и Кипре, а также на территориях Греции и Турции.

Необходимо отметить несколько специфическую роль Израиля в обеспечении европей ской безопасности. Израиль уже сегодня стоит пред необходимостью создания нацио нальной ПРО, так как с ним практически граничат страны, имеющие ракетное оружие. Это значит, что развертывание ПРО на его территории может позволить использовать ее так же для борьбы с БР, осуществляющими удары по Европе. Может быть усилен с террито рии Израиля и контроль над Сирией, Ливаном, Иорданией, Саудовской Аравией и даже ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ Египтом. Кроме того, Израиль может явиться звеном, затрудняющим осуществление во енных связей средиземноморских стран Ближнего Востока и африканских стран.

Создание рубежной ПРО для обороны европейской части России является более труд ной задачей, так как в ряде стран (Иране, Саудовской Аравии, Ираке) для обхода может использоваться глубина территории и имеется определенное предполье на ряде на правлений, которые заставляют осуществлять перехват БР на больших высотах, что так же сопряжено с возможностью обхода зон поражения БР ПР. Кроме того, для создания рубежной ПРО необходимо развертывание ПРК на территории Турции, Азербайджана и даже Туркмении, что также может поставить Россию в тяжелое положение, учитывая складывающиеся отношения между Азербайджаном и Ираном, Азербайджаном и Тур цией. Указанные ограничения могут привести к целесообразности создания на террито рии России объектово зональной ПРО.

Таким образом, концепции построения ПРО для Западной и Центральной Европы и Рос сии могут оказаться разными, с различными затратами на их создание. Это поставит ев ропейское сообщество перед необходимостью выбора конкретного вида НЕПРО, кото рый можно будет создать только после его проектирования.

К нетрадиционным методам применения НБР в первую очередь необходимо отнести терроризм, который перерос национальные рамки и приобретает все более широкий международный размах. Для достижения своих целей террористы могут использовать территории не только своих стран, например, Лиги арабских государств, но и террито рии европейских стран, в первую очередь тех, в которых в настоящее время существуют очаги напряженности. К таким странам можно отнести прежде всего Албанию, которая поддерживает Косовский конфликт в Югославии. Организация террористических актов с применением НБР возможна с морских судов из нейтральных вод, что существенно за труднит установление исполнителей таких актов.

В принципе, в соответствии с Концепцей национальной безопасности РФ возможно воз никновение различных конфликтов и на территории России.

ВЫВОДЫ Анализ данных, приведенных в открытой печати, по проблеме существования угроз при менения ракетного оружия против европейских государств показывает, что в настоящее время опасность применения НБР по этим странам практически отсутствует и нет серь езных оснований ожидать ее появления в ближайшее время. Такое положение опреде ляется следующими факторами:

наличием в странах НАТО и США самых современных и мощных вооруженных сил, которые практически с полной гарантией исключают возможность любого госу дарства (коалиции государств) решать с помощью силы любые конфликты в свою пользу, т.е. объединенные вооруженные силы НАТО и США являются мощным сдерживающим фактором для любых государств с точки зрения развязывания ими вооруженных конфликтов;

отсутствием у других государств НБР с характеристиками, которые могут пред ставлять угрозу безопасности европейских стран;

наличием, хотя ограниченного и в некоторых вопросах дискриминационного, Ре жима контроля за нераспространением ракетного оружия и ракетных технологий.

Вместе с тем в мире существуют межгосударственные, национальные, религиозные и другие противоречия и очаги напряженности, которые стимулируют создание и приоб ретение государствами современного, в том числе ракетного, оружия. Наличие очагов напряженности опасно не только тем, что различные страны вырабатывают собственное отношение к ним, которые ведут к разобщению, но и тем, что страны, между которыми НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО: ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ существует напряженность, стараются интенсивно развивать или приобретать наибо лее современное оружие и могут являться источниками его распространения.

Наиболее опасным противоречием для Европы следует считать ее противостояние со странами исламского мира и в первую очередь со странами Лиги арабских государств, которые имеют достаточно прочные национальные и религиозные связи. Их единство поддерживается и укрепляется практически не затухающим противостоянием Израиля и Палестины, которое неоднократно приводило к довольно крупным военным конфликтам.

В этой связи одной из серьезнейших проблем современного мира является укрепление ООН и выработка эффективных мер по укреплению безопасности в мире в разрешении постоянно возникающих противоречий. Целесообразно разработать твердые и справед ливые международные правила и нормы применения силы и санкций за их нарушение.

Безопасность Европы от ударов НБР может быть достигнута тремя путями:

усилением Режима нераспространения ракетного оружия и ракетных технологий и как минимум «замораживанием» ТТХ ракет на существующем уровне;

созданием ПРО в случае появления и распространения ракетной угрозы;

созданием глобальной системы контроля (предупреждения) за пусками НБР, что исключит безнаказанность их применения и обеспечит сдерживание различных государств в применении ракет.

Следует отметить, что первый и второй пути носят дискриминационный характер. Стра ны Европы, имея мощные вооруженные силы, созданием ПРО повышают гарантию сво ей безопасности, а для других стран практически исключают возможность решения кон фликтов в свою пользу. Безопасность этих же стран также в основном определяется только европейским сообществом. В этой связи важнейшей проблемой является поиск методов ликвидациидискриминационных ограничений на распространение ракетного оружия и ракетных технологий, создания ПРО. Поиск мер, устраняющих это противоре чие, является весьма важным направлением деятельности государств. Наиболее важ ные направления поиска этих мер находятся в области устранения противоречий нево енными методами и обеспечения безопасности стран, которые не могут иметь ни ракет ного оружия, ни ПРО, ни мощных вооруженных сил. Кроме того, должны быть найдены наиболее приемлемые способы вмешательства в дела государств в целях обеспечения их безопасности и разрешения конфликтов.

В случае принятия решения о создании НЕПРО, необходимо решить ряд важных вопро сов, прежде чем приступить к его реализации. Во первых, определить, какие страны должны подлежать ПРО. При решении этого вопроса необходимо учитывать, что угроза применения НБР для стран Европы разнится. Она является наибольшей для Великобри тании, Франции, Германии и Италии, так как они активно поддерживали и поддержива ют Израиль в конфликте с Палестиной и принимали участие в боевых действиях во время «Бури в пустыне» и против Югославии.

Неясен вопрос о целесообразности вовлечения в это мероприятие России в связи с тем, что принципы создания ПРО для западноевропейских стран и России могут быть разными и сопряжены с дополнительными затратами. Кроме того, не ликвидировав внутренние причины возникновения очагов напряженности, Россия сама может стать источником уг роз, хотя вероятность возникновения таких угроз чрезвычайно мала, но полностью не ис ключена. В России еще не преодолены негативные последствия распада СССР.

Во вторых, в том случае, если НЕПРО будет создаваться в качестве рубежной, которая использует территории ряда, а не всех стран, в том числе территории Турции, Азербай джана, может быть Туркмении, то значительное число государств, в которых разворачи вается ПРО, усложняет обеспечение гарантий защиты той или иной страны. Кроме того, все страны, охватываемые ПРО, будут делиться на те, в которых есть средства ПРО, и те, ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ где их нет. Это также поставит страны в неравное положение. Для стран, имеющих ПРО, угроза ракетного удара с помощью НБР будет большей, но большей будет и защищен ность. Поэтому для исключения возможного неравенства желательно придать базам, на которых развернуты рубежные средства ПРО, международный статус. Придание такого статуса позволит, с одной стороны, поставить под контроль развитие и способы функ ционирования НЕПРО, а с другой – регламентировать международным правом возмож ные меры противодействия системе ПРО.

Необходимость контроля над ракетным оружием и предоставление наиболее благопри ятных условий для действий средствам ПРО на воздушных носителях (при их междуна родном статусе) может поставить вопрос о целесообразности установления открытого воздушного пространства над государствами, от которых может исходить угроза ударов НБР. Дальнейшее развитие ракетной техники и доставляемых ею боеприпасов может вновь обострить проблемы производства, хранения и применения химического и биоло гического оружия, а также способов борьбы с последствиями его применения.

На наш взгляд, качественное решение этих проблем может быть осуществлено после разработки проектов НЕПРО, как варианта, двумя сторонами – НАТО и Россией, их срав нение и принятие решения о наиболее целесообразной системе НЕПРО. Данных для ве дения проектных работ любого уровня имеется в настоящее время достаточно.

Идею создания НЕПРО нельзя рассматривать в отрыве от проблемы обеспечения стра тегической стабильности в мире и стремления США создать НПРО. Вместе с тем, нель зя исходить только из оценок США тех ракетных угроз, которые якобы исходят от «стран изгоев». Реальной ракетной угрозой в настоящее время для США и Европы просто нет.

Да и в ближайшие 10–15 лет ее вряд ли можно предвидеть.

В этих условиях, предлагая создать НЕПРО, Россия:

дает США и Европе дополнительные аргументы для поддержки идеи создания НПРО. При этом, если ее настойчивость будет иметь хотя бы небольшой успех, то она подтолкнет Европу к сотрудничеству с США по созданию этой системы;

при отсутствии реальных угроз ракетных ударов НБР по европейским странам со здает предпосылки для ухудшения международных отношений со странами, кото рые представляют собой весьма выгодных для нее партнеров практически во всех сферах и создают ракетные средства для решения своих узкорегиональных инте ресов и ликвидации дискриминационных стремлений со стороны США и других стран НАТО;

проявляет политические иллюзии насчет того, что страны НАТО будут тратить ог ромные средства на поддержание и наращивание ее ВПК.

Сохранение военной безопасности на уровне сегодняшнего дня может быть осуществ лено на основе введения более эффективных мер, направленных на ограничение рас пространения ракетного оружия и ракетных технологий, а также «замораживание» ТТХ ракетных вооружений. Дальнейшее повышение безопасности наиболее целесообразно осуществлять под эгидой международных организаций и совершенствования создавае мых ими режимов.

Создание и развитие НЕПРО целесообразно поставить в зависимость от эффективнос ти Режима нераспространения ракетного оружия и ракетных технологий, а также готов ности международных организаций взять ПРО под свой контроль, начиная с этапа про ектирования этой системы на конкурсной основе.

Примечание Заборка Анатолий, Дейнега Александр. Анализ возможностей нестратегической системы ПРО и ее влияние на стабильность в регионах. Ракеты и Космос. 2002, весна—лето. Т. 2, № 1—2. С. НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО: ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ Андрей Фролов ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ В связи с визитом в Россию министра обороны Индии Дж. Фернандеса в январе 2003 г., внимание экспертных кругов вновь оказалось приковано к возможной продаже или пе редаче в аренду Индии двух атомных подводных лодок (АПЛ), так как, предположитель но, этот вопрос обсуждался в ходе переговоров с российскими официальными лицами.

Это событие могло бы оказаться незамеченным, если бы оно не стояло в ряду других по добных. Интересно, что, начиная со второй половины 1990 х гг., каждый визит высоко поставленных индийских официальных лиц в Россию непременно сопровождался всплеском публикаций в СМИ по поводу стремления Индии приобрести или взять в аренду российские АПЛ.

Следует отметить, что стремление Индии к обладанию АПЛ носит устойчивый характер:

на протяжении последних 30 лет правительство этой страны упорно идет к этой цели как путем разработки собственного атомного подводного корабля (проект по строительст ву индийской атомной подводной лодки больше известен под эвфемизмом ATV – Advanced Technology Vessel, Высокотехнологичный Корабль, ВТК), так и приобретения готовых судов за границей. Единственной страной, которая оказала Индии действенную помощь, оказалась Россия/СССР, став первым государством в мире, передавшим в аренду корабль, оснащенный атомной энергетической установкой, а Индия вошла в клуб государств, обладающих атомным подводным флотом.

ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ ВТК Одним из основных мотивов, по которым Индия запустила программу разработки соб ственного атомного подводного флота, было присутствие американского флота в Ин дийском океане. Кроме того, исходя из складывающейся ситуации, индийское военно морское командование рассматривало АПЛ как единственное средство по поддержа нию баланса сил в малазийских и китайских водах.

В 1963 г. индийское правительство одобрило программу строительства собственного подводного флота. Втом же году у Великобритании была приобретена подводная лодка времен Второй мировой войны, но в силу своей изношенности она использовалась только для тренировок подводников. В 1964 г. был взят курс на приобретение вооруже ний, в частности, подводных лодок, у СССР. В ноябре 1964 г. был подписан контракт, по которому Индии передавалось 6 кораблей проекта И641 и И641К1. Немаловажным об стоятельством было и строительство необходимой для обслуживания лодок инфраст руктуры в Калькутте2.

В декабре 1968 г. принятие советских подводных лодок в состав индийского ВМФ озна меновало собой часть нового плана по модернизации и развитию индийского флота ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ (кстати, 8 декабря, день, когда индийскому ВМФ была передана первая лодка из СССР, сейчас отмечается в Индии как День подводника). Новый план был оглашен командую щим Штаба ВМФ адмиралом А.К. Чаттерджи, который являлся одним из самых горячих сторонников развития подводного флота и авиации, утверждая, что надводные корабли в современных условиях весьма уязвимы. Кроме того, адмирал считал, что Индия долж на приложить все усилия для получения своей первой атомной подводной лодки к концу 1980 х гг. Однако в 1960 х гг. планы строительства атомного подводного флота были признаны нереалистичными, также был сделан вывод о том, что в ближайшем будущем эта цель недостижима. Но от самой идеи создания собственного атомного подводного флота не отказались.

Так, в 1983 г., выступая в индийском парламенте, министр обороны страны Р. Венката раман сказал следующее: «Я уже говорил о том, что мы изучаем данную проблему (стро ительства АПЛ. – А.Ф.). Но не надо забывать, что лодка с атомным реактором отличает ся от лодки, имеющей на борту ядерные боеголовки. Я уже заявлял, что мы собираемся использовать ядерную энергию только в мирных целях. Следовательно, мы будем ее ис пользовать в качестве источника энергии, в качестве движителя»4.

Для достижения стратегической цели индийское руководство прилагало значительные усилия к приобретению технологии постройки подводных лодок. В начале 1980 х гг. на повестку дня стал вопрос о замене устаревающих советских лодок 641 го проекта.

СССР был готов предоставить лодки того же проекта для замены уже существующих, но речи о предоставлении АПЛ или даже ноу хау в области обычного подводного судостро ения не шло. Исходя из сложившейся ситуации, индийское руководство решило обра титься к западным производителям подводных лодок с целью купить лицензию на их производство, при этом новые технологии рассматривались как очередной шаг к стро ительству собственной АПЛ. По итогам конкурса, объявленного между судостроителями из Франции, Германии, Италии, Швеции и Нидерландов, предпочтение было отдано германскому проекту лодки Тип 209. В пакет также входило и предоставление Индии технологии производства торпед фирмы «AEG».

Первоначальный контракт предусматривал постройку двух лодок на верфи в Киле и че тырех в Индии из германских заготовок. Первая индийская лодка была заложена в 1984 г. в Бомбее, однако из за сложности постройки в строй ее удалось ввести только в 1991 г. (первоначальный срок сдачи – 1988 г.). При этом стоимость головного корабля превысила первоначальную на 20%, составив 1,8 млрд рупий (450 млн долл.). Однако в ходе постройки был освоен ряд важных технологий, таких как обработка судостроитель ной стали и трубопроводов. Кроме того, фактически удалось построить целый судостро ительный завод, специализирующийся на строительстве подводных лодок.

Параллельно со строительством по лицензии лодок Тип 209 Индия продолжала перего воры с СССР о поставках новых ПЛ и тренировках индийских экипажей в советских учеб ных центрах.

В 1983 г. две индийские команды начали тренировки в учебном центре под Владивосто ком, после прохождения которых индийские моряки приступили к непосредственному изучению материальной части на АПЛ Тихоокеанского флота (ТОФ) К 43, проекта (код НАТО – Чарли I), предназначенной для передачи индийскому ВМФ. Несмотря на от носительно солидный возраст корабля (спущен на воду в г. Горьком в 1964 г., приемный акт подписан 6 ноября 1967 г., после чего лодка вошла в состав Северного флота.

В 1980 г. по Северному морскому пути К 43 перешла на Тихоокеанский флот).

В начале 1980 х гг. лодка прошла модернизацию и получила более мощную акустичес кую станцию «Рубикон», и к лету 1987 г. была полностью готова к переходу в Индию5. Пе реговоры о предоставлении Индии атомной лодки прошли, видимо, в сентябре 1984 г.

во время визита в Москву заместителя начальника Штаба индийского ВМФ Тахилиани, после которого официально было заявлено о «новом направлении в военном сотрудни ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ честве двух стран»6. Согласно западным источникам, соглашение о лизинге АПЛ было подписано в 1985 г.7 Считается, что форма лизинга была выбрана для того, чтобы над лежащим образом обеспечить возврат в СССР отработанного реакторного топлива.

В силу различных причин, передача АПЛ новому владельцу задерживалась, и только личное обращение премьер министра Индии Р. Ганди к М.С. Горбачеву позволило прийти к окончательному соглашению. Выбор индийского командования пал на атомную подводную лодку с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 670. Видимо, это было связа но с тем, что лодки данного проекта хорошо себя зарекомендовали в Индийском океа не. Кроме того, на выбор индийских моряков оказало влияние и то обстоятельство, что АПЛ второго поколения этого проекта имели хорошо обтекаемые обводы корпуса, ха рактерные для современных одновальных АПЛ (кстати, лодки 670 проекта были одно вальными), были весьма компактны (нормальное водоизмещение ПЛАРК соответство вало водоизмещению многоцелевой (торпедной) АПЛ проекта 671 (код НАТО – Виктор I), а скорость их полного подводного хода была выше, чем у ПЛАРК проекта при меньшей мощности АЭУ8. Корабли оказались настолько удачными, что из за нехват ки на ТОФ противолодочных АПЛ ПЛАРК 670 проекта привлекались и для решения задач по поиску американских подводных лодок в местах боевого патрулирования наших ПЛАРБ. Этому способствовала и низкая акустическая заметность лодки, по этому пара метру она считалась самой «тихой» из советских АПЛ второго поколения. На полном хо ду ее шумность достигала 110 децибел (эта цифра вызывает некоторые сомнения, так как шумность проекта 670 в этом случае соответствует уровню шумов самых «тихих» российских АПЛ проекта 971. – А.Ф.)9. К тому же, как указывалось выше, у индийских мо ряков была возможность непосредственно ознакомиться с лодкой в 1983 г.

Главная энергетическая установка (ГЭУ) мощностью 15 000 л.с., однореакторная, была широко унифицирована с более мощной ГЭУ АПЛ 671 го проекта и включала в себя во до водяной реактор ВМ 4 (89,2 МВт).

Кроме того, несомненный интерес индийской стороны вызывал и комплекс основного вооружения, установленный на ПЛАРК проекта 670. Ракетное вооружение лодок данно го проекта составляли 8 ПКР Аметист, располагавшихся в контейнерных пусковых уста новках в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32,5 к горизонту.

Твердотопливная крылатая ракета П 40 (4К 66) стартовой массой 2900 кг имела макси мальную дальность стрельбы 80 км и скорость 1160 км/ч. Она была выполнена по нор мальной аэродинамической схеме и имела складное крыло, автоматически раскрываю щееся после старта. Стрельба Аметистами велась по данным собственных средств це леуказания – гидроакустического комплекса (ГАК) лодки Керчь (для К 43 после модер низации ГАК Рубикон). Полет проходил на относительно малой высоте (50–60 м), что за трудняло перехват ракеты средствами корабельной ПВО противника. Радиолокацион ная система самонаведения ПКР обеспечивала автоматический выбор наиболее круп ной цели в ордере. В типовой боекомплект входили две ракеты, оснащенные ядерными боеприпасами, а также шесть ракет с обычными боевыми частями (БЧ) массой порядка 1000 кг. Стрельба ПКР могла быть выполнена двумя четырехракетными залпами с глу бины до 30 м при скорости лодки не более 5,5 узлов и волнении моря до 5 баллов.

Таким образом, в одном корабле были сосредоточены как относительно современные технологии подводного атомного судостроения, так и ракетные технологии, воплощен ные в довольно сложной системе Аметист П 40. Пожалуй, ни одна из советских атомных лодок второго поколения не могла предоставить такой же набор комплексных характе ристик, как АПЛ проекта 670. И в этом смысле выбор индийцев нельзя не признать прак тически оптимальным в сложившихся условиях. Надо отметить, что и для советского ВМФ передача относительно устаревшей лодки10 не была критичной (на тот момент в составе флота кроме лодок проектов 670 и 675 находилось 6 более современных ПЛАРК проекта 670М, а также стали появляться первые ПЛАРК проекта 949. – А.Ф.).

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ Кроме того, сдача в аренду оказалась экономически выгодна для Советского Союза – по зарубежным данным, Индия заплатила примерно 1,3 млрд рупий за аренду АПЛ, что со ставило примерно 75–80 млн долл. по обменному курсу конца 1980 х гг. К 43 была переименована в УТС 550 (учебно тренировочная станция), 5 января 1988 г.

на ней был поднят индийский флаг и она получила свое новое название – Чакра и борто вой номер S 7112. Спустя десять дней лодка отправилась к новому месту службы с эки пажем, состоящим из 30 советских офицеров и индийского экипажа под командовани ем капитана 2 го ранга А. Теренова13. 3 февраля 1988 г. лодку, находившуюся у берегов Индии, посетил премьер министр Р. Ганди.

Руководство индийского ВМФ ответственно подошло к вопросу об эксплуатации нового корабля. Для базирования АПЛ был построен специальный пирс с 60 тонным краном, созданы службы радиационной безопасности, крытый док эллинг, мастерские. При сто янке на базе на лодку подавалась вода, сжатый воздух, электроэнергия, позволяющие беречь ресурс систем корабля14.

Лодка использовалась очень интенсивно – в течение трех лет она участвовала практиче ски во всех крупных военно морских учениях индийского флота, проведя в общей слож ности примерно год в море. И только два раза подвергались осмотру трубопроводы лодки, не менявшиеся с момента постройки. Кроме учений, лодка также использовалась как стенд для отработки ряда технических систем индийского производства15. Очевид но, что индийская сторона тщательно ознакомилась с общекорабельными системами вооружения лодки, однако ознакомиться с чертежами реактора не удалось16. При этом, по данным западных источников, реактор АПЛ обслуживал советский экипаж17. Инте ресно, что, по некоторым данным, индийский экипаж физически не мог находиться про должительное время рядом с реактором18. Более того, существует предположение, что в ходе эксплуатации Чакры индийские моряки не допускались в реакторный отсек19. Эта информация входит в противоречие с некоторыми зарубежными публикациями, в кото рых утверждается, что в ходе эксплуатации лодки наблюдалась утечка радиации из ло дочного реактора, в ходе которой погиб «как минимум один индийский ученый», следо вательно, в этом случае индийские специалисты все таки имели доступ к реактору20. Ви димо, это сообщение не соответствует действительности, так как в Россию УТС пришла своим ходом, и не поступало никаких сообщений о том, что отсеки лодки под верглись радиоактивному заражению.

5 января 1991 г. срок аренды истек, и, несмотря на попытки Индии продолжить эксплу атацию Чакры, а также взять в аренду новый корабль (планируемое название Чатра), ру ководство СССР отказало в подобной просьбе. По неподтвержденной другими источни ками информации, индийское руководство планировало приобрести у СССР от четырех до шести АПЛ, но из за событий августа–декабря 1991 г. и последующего распада Со ветского Союза это предложение не получило своего продолжения21. 28 апреля 1992 г.

лодка своим ходом прибыла на Камчатку и 3 июля того же года была исключена из спи сков флота22.

Полученный опыт был практически сразу востребован индийскими кораблестроителями и моряками. По сообщениям западных источников, индийцам были переданы чертежи корпуса лодки, а также систем навигации23. На этой основе было решено продолжить разработку и постройку собственной атомной подводной лодки. О важности данного проекта говорит и назначение куратором данного проекта моряка в звании вице адми рала. По западным данным, в начале 1990 х гг. программа ВТК имела высочайший при оритет даже над проектом создания национального авианосца24. НИОКР по ВТК развер нулись в нескольких научно исследовательских центрах Индии: Нью Дели, Хайдабараде и Визиге.

Первоначальные предположения о виде корабля были такими: Россия оказывает по мощь в создании корпуса, Индия самостоятельно разрабатывает лодочный реактор. Пе ред установкой в корпус лодки реактор должен был быть испытан на берегу. Водоизме щение корабля должно было составить 2500 т (видимо, речь идет о надводном водоиз ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ мещении. – А.Ф.), планируемая дата закладки – 1997 г.25 Но, скорее всего, работа огра ничилась заготовкой корпусных конструкций и закупкой некоторых единиц оборудова ния. Очевидно, что в период с 1997 по 2000–2002 гг. программа ВТК практически не раз вивалась, за исключением испытаний ряда боевых систем будущей АПЛ. Так, для испы таний радара Рани ГАС Пачендрийа была задействована устаревшая ДЭПЛ Каранж (проект И641К – код НАТО Фокстрот)26.

По всей вероятности, это было связано с тем, что в этот период приоритет получила программа расширения ядерного арсенала, и все ресурсы были брошены на нее. Кро ме того, именно в это время индийский ВМФ стал выполнять обширные программы по строительству новых кораблей. Так, в 2000 г. индийский флот пополнился новой россий ской дизель электрической подводной лодкой (ДЭПЛ) класса Кило, в 1997 г. был подпи сан контракт на сумму в 1 млрд долл. на строительство в России трех фрегатов, в 1998 г.

было принято решение о модернизации существующего флота ДЭПЛ типа Кило.

В середине 1999 г. появились сообщения о том, что Индия приступила к практическому воплощению проекта ВТК. Косвенным свидетельством этого послужило назначение бывшего командира Чакры, а в 1999 г. уже вице адмирала Р.Н. Ганеша руководителем проекта ВТК. При этом отмечалось, что на пути реализации встретилось много препят ствий, что привело к отдалению срока закладки. Именно в этом году водоизмещение лодки по проекту, по данным западных источников, достигло уже 6 тыс. т27.

Лодка предположительно должна быть оснащена крылатыми ракетами, запускаемыми из восьми вертикальных ПУ (как на Чакре или строящейся российской АПЛ Северод винск). По мнению ряда экспертов, лодка будет представлять собой продолжение про екта 670. Официальная дата закладки ВТК была запланирована на 2002 г., спуск – на 2007 г. соответственно28. По первоначальному плану предусматривалась дальнейшая закладка еще четырех лодок подобного типа29.

По западным оценкам, ВТК имеет следующие кораблестроительные характеристики30:

водоизмещение: 5500–6500 т, длина: 100 м, ширина: 15 м, осадка: 9 м.

Энергетическая установка:

тип – атомная один водо водяной реактор – тепловой мощностью 150–190 МВт;

Паропроизводящая установка:

паротурбинная установка мощностью 47 000 л.с. 70 МВт;

один гребной вал, один семилопастный винт;

скорость хода: надводная – 12–15 узлов, подводная – 30–34 узла;

глубина погружения: 300 м;

вооружение: 6 533 мм торпедных аппаратов;

возможно – 8 ПУ для КР;

боекомплект – торпеды, крылатые ракеты, мины общим количеством 30 единиц.

Следует сделать комментарий к приведенным цифрам: вызывает сомнение мощность реактора 150–190 МВт, а также весьма интересна и мощность турбины – 47 000 л.с. Эти ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ цифры практически полностью совпадают с характеристиками реактора и турбины рос сийских АПЛ 971 го проекта. При этом скорость хода также практически совпадает. Но подводное водоизмещение российской АПЛ (12 770 т) практически в два раза больше, чем разрабатываемой индийской, и при сопоставимых характеристиках ГЭУ у них оди наковые скорости хода. Видимо, это формальное следствие «российского следа» в ин дийских разработках, о котором часто упоминалось в СМИ во второй половине 1990 х гг. Так, например, утверждалось, что реактор ВТК будет таким же, как и на строящейся в России новейшей АПЛ 885 го проекта Северодвинск31. Это представляется маловеро ятным, так как на тот момент реактор на Северодвинск установлен не был, да и вряд ли индийская сторона рискнула бы устанавливать на ВТК «сырое» оборудование при том, что в наличии были хорошо отработанные на проектах 671 и 971 типы лодочных реакто ров.

Однако если эти оценки соответствуют действительности, то тогда полностью отпадают предположения о предназначении лодки – с такими скоростями лодка может быть либо многоцелевой, либо оснащенной противокорабельными ракетами (ПЛАРК). Дело в том, что для носителей БРПЛ скорость имеет ограничение, так как при возрастании скорости хода резко увеличивается шумность корабля. В этом случае она легко может быть пере хвачена и уничтожена даже устаревшими АПЛ типа Хан ВМС Китая и ДЭПЛ типа Агоста ВМС Пакистана, не говоря уже о АПЛ ВМС США.

Но сроки ввода в строй даже головного корабля могут быть сорваны, так как до сих пор не ясна ситуация с лодочным реактором. Предполагалось, что реактор будет заключен в 600 тонную титановую капсулу диаметром 10 м, которая, в свою очередь, будет уста новлена в корпусе строящейся лодки32. Проект строительства и испытания реактора был окружен завесой секретности и, по сообщениям прессы, назывался «Проект 1402»33. По некоторым сведениям, лодочный водо водяной реактор тепловой мощностью от 150 до 190 МВт прошел испытания на наземном стенде в испытательном центре Калапакам34.

Но существует ряд свидетельств, согласно которым испытания реактора в 1995 г. закон чились неудачно из за конструктивных и производственных недоработок35. Соответст венно, испытания под водой, запланированные на 1996 г., были отложены36. Но, соглас но некоторым источникам, уже в 1999 г. все необходимые доводочные работы на реак торе были завершены37. По оценкам западных экспертов, в реактор загружается уран 20% обогащения, как на советских лодках второго поколения38 (напомню, что ко второ му поколению относится и 670 й проект. – А.Ф.). Однако наиболее вероятным кажется сценарий, согласно которому Индии все таки не удалось разработать действующий об разец именно лодочного реактора. На это также указывает и непростая история разра ботки реактора. Работы над ним начались в 1975 г. в атомном исследовательском цент ре в Мумбаи. Первоначально исследовалось три возможных варианта лодочного реак тора, но в 1976 г. отказались от первого из них, в 1979 г. – от второго, и в 1981 г. – от тре тьего. В этой связи интересно отметить, что один из разработчиков судовых реакторов – капитан (соответствует званию капитана 2 го ранга в российском ВМФ) К.С. Рао – был арестован по подозрению в передаче США чертежей реактора и заключен в тюрьму на 20 месяцев. Впоследствии он был оправдан, так как выяснилось, что чертежи реактора уже не являлись секретными, а те бумаги, которые капитан привез в США, представля ли собой тезисы его докторской диссертации.

Но даже если не брать в расчет сложностей при доводке реакторной установки, реалис тичность планов по постройке первой индийской АПЛ в указанные сроки вызывает со мнения. Во первых, существует уверенность в неспособности национальных верфей вы полнить столь сложный заказ. Для справки укажем, что постройка первой индийской лод ки Шалки проекта 209 на национальной верфи продолжалась с 1984 по 1992 гг., вторая лодка строилась быстрее: с 1989 по 1994 г. При этом следует помнить о том, что эти лод ки фактически собирались в Индии из германских комплектующих. Для сравнения можно привести и срок постройки в КНР первой АПЛ типа Хан: заложена в 1967 г., спущена на воду в 1970 г., достроена в 1974 г., но фактически ввод в строй затянулся до 1980 г.! Ос тавшиеся АПЛ этой серии строились в КНР намного быстрее (срок постройки последова тельно уменьшался с 6 лет – АПЛ № 402 – до трех лет – АПЛ № 405). Маловероятно, что ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ уровень индийского судостроения превосходит китайский середины 1970 х – начала 1980 х гг., и возможное российское участие принципиально картины не меняет.

Кроме технологических трудностей, с которыми столкнулись разработчики и строители АПЛ, существуют и весьма серьезные финансовые ограничения. На основе открытых данных вырисовывается следующая картина: в течение ближайшего десятилетия ин дийский ВМФ планирует закупить два авианосца, один – собственной постройки (под названием «корабль противовоздушной обороны», срок сдачи флоту – 2010 г.), второй – российский Адмирал Горшков с авиакрылом (приблизительная стоимость контракта только по Адмиралу Горшкову составляет до 2 млрд долл.), ДЭПЛ проекта 75 (фактиче ски, французская ДЭПЛ Скорпен). По этому проекту планируется построить 24 ДЭПЛ до 2025 г., 3 ракетных эсминца проекта 15 Бангалор, 5 фрегатов проектов 16А Брахмапут ра и 17 Нилгири, а также несколько менее крупных кораблей. Только приблизительный подсчет показывает, что общая стоимость только указанных кораблей составит в общей сложности никак не меньше 10 млрд долл. Кроме того, планируется модернизация су ществующих кораблей, морской авиации и наземной инфраструктуры.

В этой связи, учитывая тот факт, что на ВМС в 2001–2002 гг. выделено 91,38 млрд рупий (примерно 1,9 млрд долл.), Индии может просто объективно не хватить средств на про грамму ВТК. По различным оценкам, к середине 1996 г. на программу ВТК Индия истра тила 285,7 млн. долл., а стоимость головной АПЛ должна составить 714,3 млн долл.39 Та ким образом, для того, чтобы ввести в строй лодку к 2007 г. при закладке ее в 2002 г. не обходимо ежегодно выделять 20% ее стоимости, или 140 млн долл., что составляет чуть меньше 8% всего бюджета ВМФ в 2002 г. и 14% от ежегодной программы закупок и НИ ОКР. Таким образом, кажется маловероятным, что при запланированных сроках корабль удастся ввести в строй;

в свете обширных программ по закупкам военно морских воору жений стоимость строительства ВТК представляется серьезным испытанием для бюд жета ВМФ Индии.

Интересно сравнить затраты на ВТК с зарубежными аналогами, а также примерно оце нить стоимость всей серии. Надо признать, что, при всей условности приведенных цифр, они укладываются в среднюю стоимость АПЛ в мире. Так, стоимость китайской АПЛ Хан составила 850 млн долл., российской АПЛ проекта 671 РТМ – 1 млрд долл., аме риканской АПЛ типа Los Angeles – 850 млн долл.40 Лодки четвертого поколения уже на много дороже – стоимость американской Sea Wolf приблизилась к 2,5 млрд долл., а рос сийской Северодвинск – к 2 млрд соответственно41. Очевидно, что при серийном стро ительстве стоимость каждой последующей лодки будет уменьшаться, но и в этом случае вся серия может «потянуть» на 2,5–3 млрд долл. И это не считая затрат на разработку во оружения и строительства береговой инфраструктуры.

Представляется, что у Индии существует несколько вариантов для того, чтобы соотнес ти желания с возможностями. Первый вариант состоит в отказе от некоторых программ.

Так, в настоящее время среди руководства ВМС существует оппозиция покупке Адмира ла Горшкова. В случае отказа от его покупки флот получает необходимые 2 млрд долл.

для строительства серии или постройки головного корабля. Но авианосец намного бо лее универсальный корабль, чем даже многоцелевая АПЛ, а в случае с Адмиралом Гор шковым планируемого авиакрыла будет вполне достаточно для завоевания господства в воздухе над прибрежной полосой Пакистана и нанесения ударов по его наземным це лям – возможности морской модификации МиГ 29 это позволяют. Не лишним будет на помнить, что в советских ВВС МиГ 29 (МиГ 29К) были способны нести тактический ядерный боеприпас42. А МиГ 29К намного лучше приспособлен для работы по «земле», чем ранние модификации «двадцать девятого».

В этой связи будет показательна судьба контракта по Адмиралу Горшкову: видимо, его подписание значительно отодвинет сроки создания ВТК, по крайней мере, до конца ны нешнего десятилетия. Соответственно, отказ от этой сделки будет, возможно, означать победу «подводников» над сторонниками авианосного флота.

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ Вторым вариантом представляется увеличение доли ВМФ в структуре военных расхо дов Индии. Но в 1990 е гг. доля ВМФ оставалась стабильной и держалась на уровне 11,8–12,9% от расходов Министерства обороны (за исключением 1998 г., когда бюджет ные ассигнования на флот выросли до 14,5% от национальных военных расходов). При этом руководству флота удалось довести долю закупок и НИОКР до 50% от флотского бюджета (в армии это соотношение составляет 82:18)43. Видимо, в ближайшее время сумма, выделяемая флотом на НИОКР и закупки, будет в районе 1,1–1,2 млрд долл. еже годно (в 2000 г. – 942 млн долл., в 2001 г. – 1,029 млрд, в 2002 г. – 1,086 млрд долл. со ответственно)44. В этой связи сложно представить, что флоту удастся увеличить свою от носительную долю в военных расходах, так как у ВВС и армии также существуют весьма амбициозные планы по перевооружению и модернизации.

Возможный выход состоит в увеличении доли военного бюджета от ВВП с соответству ющим ростом абсолютных цифр по всем родам войск, но это исследование выходит за рамки данной статьи.

СИСТЕМЫ ВООРУЖЕНИЯ ДЛЯ БУДУЩЕЙ АПЛ Основной ударной системой, разрабатываемой Индией для размещения на ВТК, скорее всего, является ракета Сагарика («Океаническая»). Наиболее вероятно то, что она явля ется крылатой ракетой морского базирования (КРМБ)45, хотя ряд источников указывает на то, что Сагарика относится к баллистическим ракетам подводных лодок (БРПЛ)46. Су ществует также мнение, что под общим названием Сагарика существует как КРМБ, так и БРПЛ47. Однако американские спецслужбы упорно настаивают на том, что Сагарика все таки является баллистической ракетой подводных лодок48. По американским дан ным, ракета оснащена твердотопливным двигателем, дальность стрельбы БРПЛ состав ляет 370 км49. Также сообщалось, что в качестве носителей ракет могут быть использо ваны ДЭПЛ типа Кило50. Предположение не лишено смысла, так как советский ВМФ по шел именно таким путем, когда принял на вооружение свои первые подводные лодки с баллистическими ракетами проекта В 611 и АВ 611, которые были переоборудованы из торпедных ДЭПЛ проекта 611.

Согласно некоторым индийским источникам, Сагарика предназначена для поражения целей на берегу51. Работы над ней начались в 1992 г. Организацией по авиакосмическим исследованиям Индии (Aeronautical Development Establishment (ADE)), после того, как в 1990 г. индийским флотом были выработаны требования к крылатой ракете морского ба зирования52. Предполагалось, что НИОКР по КРМБ будут завершены к 2000 г. и она сра зу же будет запущена в серию53. Дальность полета ракеты, по различным оценкам, со ставляет от 300 до 1000 км54. Однако в ходе разработки системы индийские разработчи ки столкнулись с неготовностью носителя (ВТК) и сложностью обеспечения подводного старта. Существует большая вероятность того, что для решения возникших проблем ин дийская сторона обратилась за помощью к России. Это не осталось незамеченным для США;

так, 27 апреля 1998 г. газета New York Times сообщила, что Россия оказывает по мощь Индии в разработке ракеты с подводным стартом и дальностью полета 320 км, что является нарушением Режима контроля над ракетными технологиями (РКРТ), который ограничивает распространение ракет и связанных с ними технологий, предназначенных для создания систем, способных нести груз весом 500 кг на расстояние не более 300 км, а также систем, предназначенных для доставки к цели оружия массового поражения55.

Утверждалось также, что состояние проекта Сагарика тесно связано с развитием про граммы ВТК, которая на тот момент находилась «на самом раннем этапе»56. Однако эти заявления вызвали резкую реакцию российских властей, которые отрицали какие либо нарушения в Режиме контроля за ракетными технологиями в ходе совместного сотрудни чества57. Заявлялось, что Россия не имеет доступа к программам разработки индийских ракет в целом58. В этой связи интересно заявление начальника Штаба индийского ВМФ адмирала Бхавата, сделанное им в ходе пресс конференции 30 ноября 1998 г. о том, что «Сагарика – это плод воображения интернет изданий», а также и то, что «индийский ВМФ не разрабатывает ни одного проекта под названием Сагарика»59. Однако американская ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ сторона не приняла всех этих объяснений, и до сих пор руководство США считает, что Россия продолжает оказывать помощь в разработке этой ракеты60.

Как бы то ни было, очевидно, что ракета с подводным стартом разрабатывается в Ин дии. Несмотря на довольно большое количество публикаций, в которых говорится о Са гарике как о БРПЛ, хотелось бы высказать ряд доводов в пользу того, что данная систе ма является все таки КРМБ. Так, известно, что обеспечение подводного старта БРПЛ является весьма сложной технической задачей. Так, в ходе испытаний в 1987–1988 гг.

американской БРПЛ Trident II из 15 запусков только 11 были успешными, в то время как один «частично успешный», два «неудачных», а одну ракету подорвали в воздухе61. По добный результат заставил разработчиков серьезно заняться безопасностью ракеты62.

И это несмотря на более чем двадцатилетний опыт разработки и эксплуатации БРПЛ американскими ВМС.

Кроме того, нет никаких свидетельств того, что Индия собирается строить или переобо рудовать свои ДЭПЛ для испытаний БРПЛ. Опыт СССР, Китая и Франции показывает, что для окончательной отработки ракетных систем морского базирования выделялась специальная подводная лодка (Китай в 1959 г. получил из СССР ракетную подводную лодку проекта 629, которая в дальнейшем служила для испытаний БРПЛ Цзюлан, CSS N 3. – А.Ф.) Лодку, несущую БРПЛ, спутать с каким либо другим кораблем практически невозможно, в то время как КРМБ спокойно вписываются в корпус даже относительно небольшой ДЭПЛ типа 209. К тому же новейшие КРМБ позволяют производить запуск из торпедных аппаратов.

Наконец, точность ракет. Известно, что точность КРМБ намного выше, чем у БРПЛ. А КРМБ, оснащенная системой наведения с помощью глобальной системы спутникового наведения – американской GPS или российской Глобальной навигационной спутнико вой системы (ГЛОНАСС), имеет практически «ювелирную» точность. В этой связи небе зынтересным является тот факт, что Индия активно интересуется российской системой ГЛОНАСС, а Россия проявляет заинтересованность в совместном с Индией ее исполь зовании.

Однако если в случае с Сагарикой определенности все таки нет, то в отношении второ го проекта индийского ВМФ, жидкостной ракеты Дануш («Радуга»), существуют факти ческие подтверждения. По мнению американских экспертов, ракета Дануш представля ет собой морской вариант баллистической ракеты сухопутного базирования Притхви (альтернативное название ракеты – Притхви III)63. Интересно, что некоторые специали сты на Западе полагают, что Дануш представляет собой «ракету береговой обороны»64.

Отличий от сухопутного варианта несколько. Одно из них заключается в стабилизации пуска с качающейся корабельной платформы65. Предполагаемая дальность стрельбы составляет 250–350 км, забрасываемая масса – 1000 кг (по другим данным, 500 кг66), носителем является либо надводный корабль, либо подводная лодка67. Планировалось установить ракеты на корабли в январе 1999 г.68, но фактически это удалось сделать го дом позже. ВМС планировали заказать 100 ракет данного типа69. 11 апреля 2000 г. ин дийский ВМФ провел испытание этой ракеты в Бенгальском заливе. Пуск был произве ден с подкрепленной вертолетной площадки корабля Субхандра, моряки оценили его как «частично успешный»70. По заявлению независимых военных экспертов, запуск ока зался неудачным, так как ракета упала в 25–30 км от корабля носителя71.

Сложно сказать, планируется ли эта ракета к установке на подводные лодки (хотя неко торые индийские эксперты полагают, что Дануш будет развернута на «специальной ра кетной подводной лодке»)72. Скорее всего нет, но сама идея надводного носителя вы глядит довольно оригинально. Очевидно, что такие носители будут весьма уязвимы для воздействия со стороны морских и воздушных сил противника в возможном конфликте с КНР или США. Правда, в случае столкновения с Пакистаном Индии удастся их надеж но прикрыть. Соотношения сил на море и в воздухе это позволяют. Видимо, основной замысел индийцев в этом и состоит – вывести носители из под возможного первого ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ удара со стороны Пакистана. Получается индийский «особый» путь в деле повышения мобильности и скрытости своих ядерных сил.

В дальнейшем для испытаний КРМБ и БРПЛ Индия построила специальный испытатель ный стенд – пусковую установку П 78 (Проект 78). Он позволяет имитировать различные ситуации пуска крылатых и баллистических ракет. Стенд был сдан флоту примерно в ап реле 2001 г., а уже в сентябре того же года планировался пуск первой ракеты Сагарика73.

В июне того же года индийский флот также провел испытания П 78. Стенд был погружен на 10 метровую глубину74. Однако официальные власти отказались давать какие либо комментарии, так что результаты остались неизвестны75.

Таким образом, Индия развивает программу ракет морского базирования, способных действовать исключительно по берегу. Видимо, характеристики стоящих на вооружении ВМС Индии ПКР не удовлетворительны для нанесения ударов по суше. Косвенно это подтвердил начальник Штаба ВМФ Индии адмирал С. Кумар. В интервью газете India Today он заявил, что «крылатые ракеты необходимы флоту для нанесения ударов по бе регу»76.

В принципе, это предположение вполне имеет право на жизнь, так как противокорабель ные ракеты морского базирования (ПКР) Индия уже имеет на вооружении, либо их раз работка находится на весьма высокой стадии. К ним относятся ПКР PJ 10 Брамос и се мейство ПКР 3М 54Е (SS N 27) Клаб.

Ракета Клаб более известна под именем Альфа. Ракета разработана Машиностроитель ным конструкторским бюро (МКБ) «Новатор» (г. Екатеринбург) на основе стратегичес кой крылатой ракеты морского базирования РК 55 Гранат. Корабельный вариант раке ты имеет три ступени. Стартовая ступень обеспечивает старт и разгон ракеты, снабже на твердотопливным однокамерным ракетным двигателем, аналогичным двигателю крылатой ракеты Гранат. Вторая ступень обеспечивает полет на основном участке тра ектории. Третья ступень – боевая, служит для преодоления на сверхзвуковой скорости (до М=3) системы ПВО противника. Дальность полета ракеты – 200–250 км, вес боевой части – 200 кг (по другим данным, в зависимости от модификации дальность может со ставить 300 км, а масса БЧ – до 300 кг77)78.

Известна модификация последней ракеты, которую можно запускать с подводных лодок – Клаб С. На данный момент ею оснащены две индийские дизель электрические под водные лодки проекта 877 ЭКМ Кило и одна проходит соответствующую модернизацию в Северодвинске79. Более того, по словам С. Кумара, бывшего начальника Штаба ВМС Индии, «ракета данного типа обладает непревзойденной точностью и разрушительной мощью. Клаб заряжается в торпедные аппараты подводной лодки и оттуда способна по разить как морские, так и наземные цели»80.

Принятие на вооружение этих ракет (которых, к слову, нет на вооружении даже россий ского флота), сразу придало ВМС Индии новые возможности, так как впервые появилась возможность запускать крылатые ракеты скрытно из под воды, при этом исчезает пре имущество Пакистана, который первым принял на вооружение ПКР Гарпун.

Ракеты Брамос (название образовано от названий рек: Брахмапутра и Москва) скорее всего также могут «прописаться» на борту ВТК или арендованных российских лодок. Ра кета данной системы разработана на основе ракеты ПКР Оникс/Яхонт 3М 55, и предус матривается возможность ее запуска с надводных, подводных и наземных носителей.

Видимо, для лодочного варианта ракеты будут использованы российские наработки по теме П 800 Болид (ракета для подводного пуска). Все варианты ракет используют один и тот же Транспортно пусковой контейнер (ТПК), в котором они без проверок могут хра ниться до трех лет. ПКР данного типа эффективно действует при нанесении ударов по кораблям противника, причем в системе наведения используются системы искусствен ного интеллекта.

ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ Дальность стрельбы достигает 300 км при полете по комбинированной траектории и км при полете только по низковысотной траектории81. Ракета оснащена автономной инерциальной системой управления с системой навигации и радиолокационной голо вкой самонаведения82. При этом ракета способна поражать не только корабли, но и ра диоконтрастные наземные объекты, такие, как нефтяные базы83. К слову сказать, у ин дийцев уже есть опыт боевого применения ПКР против берега: в 1971 г. индийские ра кетные катера проекта 205 нанесли удар ПКР П 15 по нефтяным резервуарам в Карачи.

В 1998 г. было создано совместное российско индийское предприятие по разработке и производству данных ракет. Индийскую сторону в СП представляет Организация обо ронных исследований и разработок министерства обороны Индии (DRDO, Defense Research Development Organization), а российскую – ФГУП НПО Машиностроения (г. Ре утов). Планируется, что при серийном производстве ракет работы будут примерно по ровну распределены между российскими и индийскими контрагентами. Индийские спе циалисты разрабатывают систему управления, а также программное обеспечение. В хо де серийного производства, которое, как предполагается, начнется в конце 2003 г., по ловина компонентов для сборки ракет будет поступать с НПО «Стрела» (Оренбург), а ос тальные (как, например, электроника) будут предоставлены индийскими субподрядчи ками. Мощности заводов позволяют выпускать до 200 ракет ежегодно84. Предусматри вается, что закупаемые Индией вертолеты дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) Ка 31 будут «подсвечивать» им цели85.

Интересно, что среди основных целей для новой ПКР индийский ВМФ рассматривает как пакистанские ДЭПЛ, оснащенные ПКР Гарпун, так и китайские корабли, вооруженные ПКР Москит86 (речь идет о двух китайских эсминцах типа Современный, которые вошли в строй в 1999–2000 гг. В январе 2002 г. Китай подписал с Россией контракт на постройку еще двух подобных кораблей. – А.Ф.), хотя противокорабельной ракете будет сложно по разить подводную лодку, когда та находится в базе. В данном случае точность Брамоса будет невысока, так как она не оснащена системой коррекции по электронным картам местности (подобно американскому Томагавку или советской/российской РК 55).

ЛИЗИНГ РОССИЙСКИХ АПЛ Проект аренды российских АПЛ неразрывно связан с программами разработки ВТК.

Причем интересно проследить закономерность: в случае «пробуксовки» национальной программы Индия обращается за помощью к России, что, в общем, и неудивительно, так как альтернативы российскому опыту просто нет. Причем следует отметить, что во всех случаях речь шла о многоцелевых АПЛ 971 го проекта (код НАТО – Акула II или Улучшен ная Акула), несколько корпусов которых были не достроены и оставались на стапелях российских судостроительных верфей. В середине 1990 х гг., когда вопрос об аренде российских АПЛ стал обсуждаться в СМИ, в России, на стапелях Северного машиност роительного предприятия (Севмаша) находились в разных степенях готовности 3 корпу са лодок 971 го проекта: К 335 (заводской номер 835, с 22.02.1993 г. переименована в Гепард), К 337 (заводской номер 836, с 25.01.1994 г. переименована в Кугуар) и К (заводской номер 837, с 01.02.1995 г. переименована в Рысь). В Комсомольске на Аму ре, на Амурском судостроительном заводе, в незавершенном состоянии находилась АПЛ Нерпа (заводской номер 518, первоначальное наименование корабля К 152, новое название получено 13.04.1993 г.).

Из этих четырех лодок только Гепард на данный момент вошел в состав российского ВМФ 4 декабря 2001 г. Видимо, в период начала переговоров с Индией лодка находи лась в наибольшей степени готовности и однозначно планировалось ее вступление в со став Северного флота. Следовательно, возможные переговоры могли касаться только одной «комсомольской» лодки и двух северодвинских.

Примечательно одно обстоятельство – в середине 1990 х гг., когда финансирование ВПК достигло критической отметки, региональные власти всеми силами пытались по ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ мочь «своим» оборонным предприятиям. Так, 11 марта 1997 г. в ходе пресс конферен ции губернатор Архангельской области А.А. Ефремов обратился к правительству Рос сийской Федерации с просьбой рассмотреть возможность экспорта АПЛ. Реакция пра вительства осталось неизвестной87.

Интерес Индии к этим лодкам очевиден: на данный момент лодки 971 го проекта явля ются самыми современными АПЛ российского флота и соответствуют лучшим мировым стандартам. А Кугуар, Рысь и Нерпу относят на Западе к так называемому «проекту Аку ла II», который по некоторым параметрам (например, шумности) превосходит наиболее современные американские АПЛ типа Improved Los Angeles и практически соответству ет лодке четвертого поколения Sea Wolf. К тому же, за исключением строящейся лодки четвертого поколения 885 го проекта Северодвинск, эти три лодки были единственны ми многоцелевыми АПЛ, находящимися на российских верфях.

Предположительно, начало новому этапу в российско индийских переговорах было по ложено в 1999 г., когда 15 сентября того же года в Санкт Петербурге прошла встреча российской и индийской военно морских делегаций, возглавляемых главнокомандую щим ВМФ России адмиралом В.И Куроедовым и командующим ВМФ Индии адмиралом С. Кумаром. По сообщениям российской прессы, среди прочих вопросов обсуждалась возможность передачи Индии российской АПЛ. Однако Министерство обороны РФ за явило свое опровержение88. Скорее всего, эта встреча была лишь «пробным шаром», так как после нее упоминания о возможной аренде исчезают из российских и индийских СМИ. Интересно, что ряд источников в доказательство факта сотрудничества между Россией и Индией на данном этапе приводит следующие аргументы: в 1997 г. в Севе родвинске была замечена группа индийских подводников, которые, по официальным заявлениям, прибыли для участия в ремонтных работах по модернизации ДЭПЛ Кило.

Офицеры поселились на острове Ягры, на котором расположен судоремонтный завод «Звездочка», и проживали там более года, что превышает разумные сроки модерниза ции ДЭПЛ. А на противоположном берегу находится Севмаш, где строятся атомные под водные лодки проектов 971, 949, 855 и 955. На основании столь длительного прожива ния индийцев напротив верфи и был сделан вывод, что сотрудничество между Россией и Индией в области атомного подводного судостроения активно продвигается89.

В дальнейшем, летом 1998 г., индийская военная делегация посетила базу российских многоцелевых АПЛ на Северном флоте, в ходе которой был замечен интерес индийской стороны к АПЛ 971 го проекта, и в ноябре того же года на заседании Комиссии по дву стороннему сотрудничеству индийцы подняли вопрос о закупке двух подобных лодок90.

Новый всплеск внимания к проблеме лизинга российских АПЛ приходится на конец 2000 г., после подписания между Индией и Россией Декларации о стратегическом со трудничестве. Более того, в феврале 2001 г. российские корабли под флагом главкома ВМС В.И. Куроедова посетили Индию, что сразу дало повод предположить, что в ходе встреч с индийской стороной обсуждался и вопрос об аренде АПЛ.

И действительно, спустя полгода в зарубежной прессе появились сообщения о том, что в октябре 2001 г. примерно 40 индийских моряков отправились в трехмесячную коман дировку в Россию с целью пройти ознакомление с АПЛ неназванного типа. Причем со общалось, что в ходе учебного курса должны были быть выполнены имитационные пус ки ракет с ядерной БЧ, что, видимо, не соответствует действительности91. В этой связи интересно количество индийцев – 40 человек, что точь в точь соответствует численнос ти экипажа АПЛ Акула II.

Но если о возможных переговорах В.И. Куроедова в Индии можно только гадать, то спу стя год главком однозначно высказался по этому вопросу в ходе посещения верфи в Комсомольске на Амуре в январе 2002 г., в ходе которого адмирал заявил о готовности России сдать в аренду Индии две АПЛ92. Предполагалось, что Индия финансирует дост ройку двух АПЛ на российских верфях, Россия обучает четыре индийских экипажа, а первая лодка планируется к передаче в 2004 г.93 Контракт должен был быть подписан с государственной компанией «Рособоронэкспорт». Работы должны были начаться толь ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ ко после перевода Индией 100 млн долл.94 Однако индийская сторона в лице начальни ка Штаба ВМФ адмирала М. Сингха не смогла ни подтвердить, ни опровергнуть данную информацию95. При этом, по словам заместителя директора «Рособоронэкспорта» В.М.

Комардина, Индия «высказала желание» взять АПЛ в аренду96. По мнению индийских во енно морских экспертов, цель данной сделки состояла «в поддержании навыков преды дущего экипажа (видимо, Чакры. – А.Ф.), а также передачи опыта новой команде»97. В зарубежных СМИ также прозвучала и приблизительная сумма ежегодных арендных вы плат: 25 млн долл. Наиболее вероятным кандидатом для возможной сделки оказывалась Нерпа, так как ее готовность на декабрь 2001 г. оценивалась в 80%99. Но, по словам директора ОАО «Амурский судостроительный завод» Н.Г. Повзыка, «лодка строится по заказу россий ского ВМФ, есть соответствующий договор с Главным управлением кораблестроения.

Работает военная приемка, мы сдаем поэтапно, что положено… А будет мне объявлен другой заказчик, названы другие условия – тогда и будем разговаривать»100. К слову ска зать, такая высокая готовность подразумевает, что реактор в лодку уже установлен, по этому маловероятно, что Нерпа будет поставлена потенциальному заказчику без него.

Действительно, в ходе визита И.И. Клебанова в Дели 8 февраля 2002 г., по итогам кото рого был подписан Протокол о военном сотрудничестве, тема АПЛ, по видимому, не поднималась. По крайней мере, обе стороны не сделали каких либо заявлений на этот счет, хотя накануне визита в СМИ циркулировало большое количество спекуляций по данному вопросу. Предполагалось, что контракт по АПЛ будет подписан101. Более того, в конце февраля в индийской прессе появились сведения о том, что индийский экипаж уже в течение года проходит обучение в России, включая выходы в море на проекте 971102. Скорее всего, вопрос был на время отложен, так как Протокол подразумевает по ставку в Индию четырех бомбардировщиков Ту 22М3, тяжелого авианесущего крейсера Адмирал флота Советского Союза Горшков, истребителей палубного базирования МиГ 29К, вертолетов Ка 31 и другой техники. Соответственно, даже оглашенные проек ты весьма «затратные», поэтому вполне может оказаться, что на все просто не хватит средств.

Однако в середине 2002 г. у индийского руководства, видимо, возникли некоторые со мнения в реализуемости данного проекта. Свое подтверждение это нашло в заявлении сопредседателя индо российского форума по безопасности, издателя журнала India Defense Review Б. Верма, в котором он, ссылаясь на источник в Минобороны Индии, по лагает, что все слухи, связанные с арендой АПЛ, являются «обычной игрой журналис тов»103. По словам эксперта, «существующая национальная ядерная программа в воен ной сфере предусматривает создание ядерной триады: морской, воздушной и назем ной. Морская, естественно, подразумевает наличие атомных подводных лодок. Где их Индия может приобрести, кроме как в России? Из этого умозаключения и исходит прес са, публикуя информацию о якобы планируемых закупках атомных подводных лодок»104.

Причина этого заявления может заключаться и в другом: в начале 2003 г. в Россию пла нировался визит министра обороны Индии Дж. Фернандеса, в ходе которого ожидалось подписание ряда крупных контрактов, в том числе и по морским вооружениям. Не ис ключено, что готовились переговоры и по АПЛ. Учитывая отсутствие заинтересованнос ти в подобной сделке со стороны индийского ВПК, который обоснованно полагает, что средства, потраченные на аренду российских АПЛ, не будут направлены на строитель ство ВТК, можно предположить, что подобные «утечки» могли быть организованы ин дийскими оборонщиками. Хотя нельзя полностью отвергать и другой вариант: в пред дверии визита Дж. Фернандеса в Россию в январе 2003 г. и в связи с высоким уровнем ожиданий по поводу подписания контрактов было решено слегка успокоить обществен ное мнение, особенно учитывая большое количество публикаций в индийской прессе в начале года.

Однако прорыва не произошло. Январский визит не принес сенсаций – не был подписан не только виртуальный контракт по АПЛ, но и ряд других контрактов, которые обсужда ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ лись на самом высоком уровне и были весьма неплохо проработаны. Здесь, как нам ка жется, стоит высказать ряд соображений, которые могут объяснить сложившуюся ситу ацию.

Говоря о передаче Индии двух новейших АПЛ, не стоит забывать и о позиции российско го ВМФ. Обращает на себя внимание тот факт, что в последнее время значительно меньше стало появляться свидетельств, характеризующих бедственное положение флота, старение кораблей, нехватку топлива и т.д. Наоборот, флот активно модернизи рует и вводит в строй надводные корабли и подводные лодки (за последние два года флот пополнился 1 АПЛ, 1 сторожевым кораблем (СКР), тральщиком. – А.Ф.), а также за кладываются новые корабли – корвет Стерегущий проекта 20380;

достраивается ДЭПЛ Санкт Петербург проекта 677, СКР Ярослав Мудрый и Новик.

В этой связи АПЛ проектов 971, особенно Нерпа, находящаяся в высокой степени готов ности, кажутся весьма реальными кандидатами на достройку для российского ВМФ.

Причина проста: минимальный уровень состава подводной части ВМФ определен: это 50–55 многоцелевых АПЛ105. При нынешнем уровне финансирования эти планы кажутся нереалистичными, поэтому ВМФ сделал акцент на достройку, ремонт и модернизацию и решил лишь в 2004–2005 гг. начать закладку кораблей новых проектов. В настоящее время в составе флота насчитывается 25 многоцелевых АПЛ (14 проекта 971, 8 проекта 671 РТМ и РТМК, 2 проекта 945А и 1 проекта 945, а также 1 проекта 667АТ). Как уже бы ло отмечено выше, в постройке находятся 3 АПЛ 971 го проекта и одна (по другим дан ным – две) АПЛ проекта 885. Учитывая то обстоятельство, что АПЛ проектов 671 и 667АТ, вероятнее всего, в ближайшие годы будут окончательно выведены из состава ВМФ, к 2010 г. в составе флота, весьма вероятно, останется 17 АПЛ проектов 971 и 945 (пост ройки до 2002 г.) и максимально 4–5 новых кораблей проектов 971 и 855, введенных в строй уже в XXI веке.

При этом из этого числа стоит, видимо, исключить одну лодку проекта 971, так как в на чале 2002 г. появилась информация о том, что для формирования корпуса атомного подводного ракетоносца 4 го поколения проекта 955 Юрий Долгорукий были использо ваны секции АПЛ предыдущего поколения – проектов 971 и 949А106, а еще раньше появ лялись сообщения о том, что Юрий Долгорукий будет оснащен АЭУ, аналогичной АПЛ 971 го проекта107. В данном случае «аналогичной» вполне может означать «с лодки про екта 971», так как достройке ПЛАРБ отдается явный приоритет перед другими заказами.

Скорее всего, речь идет о заказе 837 Рысь (заложен 31 августа 1993 г.), так как этот ко рабль был заложен на год позже Кугуара (заказ 836). Следовательно, и степень готовно сти ниже.

Таким образом, на стапелях в России остается всего две недостроенных лодки проекта 971. Фактически у флота не остается выбора: вводить их в строй все равно придется, так как, учитывая сложившуюся практику, вероятно, к 2004–2006 гг. предстоит вывести из состава АПЛ проектов 671 (за исключением трех–четырех постройки 1990 х гг.), а у ло док 971 го проекта постройки 1980 х гг. (а это шесть кораблей) подойдет срок средне го ремонта. Таким образом, плавать будет практически не на чем.

В этой связи представляется возможным такой сценарий. На самом деле речь идет не о сдаче в аренду АПЛ 971 го проекта, а о лодке предыдущего проекта 671 РТМ (код НАТО – Виктор III). По мнению специалистов, лодки данного проекта постройки имеют очень близкие характеристики с АПЛ типа Акула, при этом они компактнее и резервы для мо дернизации еще не исчерпаны. Немаловажным является и то обстоятельство, что пере дача не самых современных АПЛ вызовет значительно меньший резонанс в США и КНР.

При этом боевые возможности лодок данного проекта будут превосходить таковые у строящихся китайских АПЛ проекта 094. И, наконец, еще одно немаловажное обстоя тельство: лодки проекта 671 оснащены таким же типом реактора, как ПЛАРК проекта Чакра, эксплуатировавшейся индийским ВМФ, следовательно, освоение его будет уп рощено (наверняка остались инструкции, методические пособия, вероятно, даже и ЗИП и т.д. с Чакры).

ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ Наиболее вероятными кандидатами кажутся АПЛ с Северного флота Б 388, Б (с 05.05.2000 г. – Обнинск), Б 414 (с 18.09.1996 г. – Даниил Московский) и Б (с 10.04.1995 г. – Тамбов), как самые новые по срокам вхождения в состав флота (соот ветственно 1988, 1990, 1990, 1992 гг.).

Это предположение подтверждается и некоторыми западными источниками. По их дан ным, в 2001 г. переговоры между Индией и Россией велись именно по лодкам проекта 671 РТМ, РТМК108.

Еще одним фактором, который может играть против передачи Индии новых АПЛ, явля ется явное намерение России предложить Индии ДЭПЛ проекта 677 Амур 1650 разра ботки ЦКБ «Рубин». Предполагается, что Дели приобретет лицензию на строительство шести подводных лодок данного типа (это план максимум)109. Кстати, одна из лодок данного проекта строится на ФГУП «Адмиралтейские верфи» для «иностранного заказ чика». В случае успешного подписания контракта по АПЛ возможный контракт по ДЭПЛ однозначно не будет заключен. Напротив, успешное продвижение ДЭПЛ данного типа на индийский рынок может принести средства для достройки АПЛ, причем значительно большие, чем в случае лизинга двух лодок 971 го проекта (в некоторых отечественных СМИ высказывалось предположение о том, что средства, полученные от сдачи в аренду АПЛ Акула, пойдут на финансирование достройки АПЛ 885 го проекта)110.

МЕСТО АПЛ В СТРУКТУРЕ ИНДИЙСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ В свете вышеизложенного возникает вопрос: в каком качестве Индия рассматривает АПЛ, чем вызваны подобные усилия, предпринимаемые на протяжении последних поч ти тридцати лет?

Как уже было отмечено выше, побудительным моментом, вызвавшим к жизни програм му национальной АПЛ, стало желание иметь серьезный аргумент против ВМФ США. В Индии хорошо запомнили ситуацию 1971 г., когда в Бенгальский залив вошла авианос ная группа ВМС США, состоящая из атомного авианосца Enterprise, десантного корабля Tripoli, четырех эсминцев и АПЛ, и индийскому флоту ей было просто нечего противопо ставить.

Со временем акценты сместились, и на первый план стала выходить концепция ядерно го сдерживания в свете развития Пакистаном своей ядерной программы. Осознавая уязвимость своих ядерных сил, в первую очередь оперативно тактических ракет и бал листических ракет средней дальности, а также невысокие характеристики разрабатыва емых и выпускаемых ракетных систем, Индия рассматривала АПЛ как надежное средст во ответного удара и ядерного сдерживания. Видимо, в конце 1980 х гг. в качестве при оритетного рассматривался проект ПЛАРБ или ПЛАРК, так как ВМС основных противни ков – КНР и Пакистана – не обладали возможностями организовать эффективную про тиволодочную оборону (ПЛО). В принципе, оба этих государства не обладают эффек тивными силами ПЛО и сейчас, но, принимая во внимание усилия КНР по всемерному развитию своего флота, можно предположить, что к 2010–2015 гг. ВМС КНР обеспечат надежную защиту, по крайней мере, 200 мильной экономической зоны, а также получат в свое распоряжение эффективные средства для действий непосредственно в водах противника. Таким образом, единственной причиной могут быть опасения индийцев в отношении усиления китайского ВМФ в свете предпринимаемых Китаем усилий по об новлению своего подводного флота: наряду с продолжением строительства ДЭПЛ, КНР планирует построить многоцелевые АПЛ проекта 093, с характеристиками, близкими к российским АПЛ проекта 671 РТМ (по сообщениям зарубежных СМИ, одна лодка зало жена в 1997 г.)111, а также ПЛАРБ проекта 094. Для противодействия как существующим, так и перспективным китайским АПЛ наилучшим вариантом видится именно многоцеле вая АПЛ. А предполагаемый лизинг российской АПЛ проекта 671 РТМ также весьма ор ганично вписывается в эту гипотезу – для противодействия американскому ВМФ одной ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том АНАЛИЗ или даже двух АПЛ проекта 971 явно недостаточно, но служить противовесом китайским АПЛ они вполне способны.

ВМС Пакистана, начиная с 1990 х гг., представляли для Индии намного меньшую опас ность. Так, к началу XXI века пакистанские ВМС обладали только двумя современными ДЭПЛ типа Agosta 90 постройки 1990 х гг., еще одна лодка этого проекта строилась, а также в составе флота числились 2 ДЭПЛ Agosta постройки 1970 х гг. и 4 устаревших ДЭПЛ Daphne. Очевидно, что никакой угрозы индийским ВМС они не представляют, так как по состоянию на 2000 г. индийский подводный флот насчитывал 16 ДЭПЛ, из них современных типа Кило и проекта 209/1500, а в свете проектов по приобретению новей ших французских или российских ДЭПЛ это превосходство еще больше усилится. Кро ме того, индийские ВМС в нынешнем виде в состоянии полностью нейтрализовать паки станский флот и действовать по наземным целям.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.