WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |

«П.И. Сидоров А.В. Парняков ВВЕДЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ (ДОПОЛНЕННОЕ) Рекомендовано Министерством здравоохранения Российской Федерации в качестве учебника для студентов ...»

-- [ Страница 8 ] --

Существуют и промежуточные варианты в этом континууме: перекладывание ответственности на обстоятельства, полное отрицание возможности изменчивости сознания с верой во все иррациональное, фантомное сознание или “жизнь чужим умом”, приобретенная беспомощность с занятием позиции просителя и потребителя (“энергетический вампир”), машинообразное сознание (робот, “человек без психики”) и другие. Например, как пишет Дж. Грэхем в своей книге “Счастливый невротик” (1993), невротическая личность даже может воспринимать себя вполне счастливой. Это происходит по причине устойчивости, которую дает невроз, той формы его психической жизни, которая воспринимается им как единственно целесообразная и позволяющая выстраивать отношения с другими людьми. А в итоге — отказ от усилий по созданию собственного сознания, от усилий по реализации своего потенциала Определение сознания в медицине. В медицине, в частности в психиатрии, традиционно расстройства сознания противопоставляются “сознательности” или “ясности сознания”. Значение понятия “ясное сознание”, как писал немецкий психиатр Э. Блейлер (Bleuler, 1920), для всех понятно, хотя научно точно его определить трудно. Главная масса психических функций при этом протекает удовлетворительно, особенно тех, которые касаются ориентировки, а сам пациент способен достаточно толково отвечать на вопросы и примечать (Ясперс К., 1963).

Понятие “ясность сознания” в медицине важно потому, что один и тот же симптом у “сознательного” больного (при “ясном сознании”) приобретает совсем другое значение при расстройствах сознания — нарушениях его “ясности”. Например, самые спутанные бредовые идеи сами по себе не имеют самостоятельного отрицательного прогностического значения, если наблюдаются при нарушенном, сумеречном состоянии сознания. Тот же симптом у сознательного больного указывает на тяжелое, обычно шизофреническое состояние.

Данное толкование понятия ясности сознания в медицине поддерживали такие видные отечественные психиатры как С.С. Корсаков, В.М. Бехтерев, В.П. Осипов, Е.С. Авербух, Л.Л. Рохлин и другие. Действительно, если строго ориентироваться на психологические критерии определения сознания, то в практике медицины существенно расширится круг патологических состояний, при которых нужно признавать нарушения сознания. Тогда сюда надо включать все психические состояния и заболевания, которые сопровождаются слабоумием, т.е. снижением интеллекта с тотальным или частичным оскудением содержания сознания. Кроме того, тогда сюда войдут и многочисленные патологические состояния, когда имеется лишь изолированное нарушение некоторых психических функций, например только мышления или только восприятия, где общий интеллект и все виды ориентировки грубо не страдают (хронические бредовые и галлюцинаторные психозы, другие патологические синдромы).

Таким образом, термином “ясное сознание” в медицине принято обозначать такое психическое состояние человека, при котором у него сохраняется способность отдавать отчет о месте, времени, окружающей обстановке, состоянии и образе действий собственной личности.

Следует помнить, что своеобразные нарушения ориентировки, которые не могут относится к критериям нарушения сознания, возможны и при патологии других психических процессов. Например при бреде возможно возникновение бредовой дезориентировки, при грубых расстройствах памяти — амнестической дезориентировки, а эмоций и воли — апатической дезориентировки. Эти и другие аналогичные нарушения непосредственно не связаны с первичными расстройствами сознания. Их следует отличать от таковых при истинной дезориентировке, связанной с расстройством сознания.

Человек, у которого ясное сознание, оценивает вновь поступающую в мозг информацию с учетом уже имеющихся у него знаний, выделяет себя из окружающей среды, сохраняет сложившуюся систему отношений к своему окружению и на основе этих данных управляет своим поведением. Он дает относительно четкие и адекватные ответы на вопросы врача, а выражение лица и взгляд его гармонируют с внутренним состоянием и окружающей обстановкой.

Не только психические, но и различные соматические заболевания, особенно протекающие с лихорадкой или серьезными нарушениями обмена веществ, могут вызвать различные расстройства ясности сознания. Взгляд таких больных блуждающий, внимание рассеяно и контакт с ними крайне затруднен. Они дезориентированы в обстановке, могут не узнавать окружающих, а в тяжелых случаях их речь и мышление отрывочны, спутаны.

Венгерский психиатр И. Харди (1988) образно сравнивал сознание с зеркалом, отражающим с соответствующей точностью внешний и внутренний мир. При расстроенном сознании, т.е. у больных с “запотевшим, грязным” зеркалом, блеск которого нарушен, а местами прерван — отражается “темная, нечистая, неясная картина”.

В отношении понятия “ясность сознания” время от времени на страницах медицинской печати развертывались оживленные дискуссии. Сторонники более расширительного понимания термина “ясность сознания” не могут согласиться с тем, что в философии и конкретных науках, а именно в психологии и психиатрии, нет идентичности в понятии “сознание” (Случевский Ф.И., Меграбян А.А., Васюков Н.М. и другие). Это, по их мнению, приводит к представлению о существовании у человека сознания независимо от мышления и других психических процессов. Кроме того, сохранение данного термина ведет к парадоксу — возможности сочетания “ясного сознания” с тяжелым расстройством логического мышления и даже распадом личности с нелепым поведением.

СОДЕРЖАНИЕ СОЗНАНИЯ И УРОВЕНЬ БОДРСТВОВАНИЯ Для правильного понимания и использования в медицине понятия “сознание” (психофизиология сознания) следует особо подчеркнуть, что сознательное поведение человека реализуется и обеспечивается сохранностью и оптимальным взаимодействием двух главных его составляющих: содержанием сознания и уровнем бодрствования.

Содержание сознания. Психологов, которые изучали методом интроспекции сознание, всегда поражало разнообразие его содержаний даже у одного и того же человека, но они все же отметили, что в “поле сознания” всегда отчетливо выделяется центральная область (“фокус сознания” или “поле внимания”), а за ее пределами — “периферия сознания”, содержания которой смутны и неотчетливы.

Все процессы сознания также можно разделить на два больших класса:

произвольные и непроизвольные. Затем обратили внимание на то, что все содержания сознания находятся в непрерывном движении, причем одни из них сохраняются дольше (если мы сосредотачиваемся на них), а другие скоротечны и изменчивы. Известный психолог В. Джеймс это непрерывное движение и изменение состояний и содержаний сознания отразил в понятии “поток сознания”.

Поток сознания остановить невозможно и миновавшее состояние уже никогда не повторяется. Тождественным может быть только объект внимания, а не впечатление о нем.

Австрийский психолог В. Вундт демонстрировал свойства сознания с помощью простого прибора — метронома. Его звуки в нашем восприятии непроизвольно ритмизируются в такты. Если направить свое внимание на эту ритмическую организацию звуков, то ее можно произвольно менять — по два, три и более звуков в такте. Доступной оказывается и произвольная расстановка акцентов в звуковых рядах — “усиление” звучания первого, второго или иных щелчков в такте. Следует заметить, что никакого реального усиления звуков или организации их в такты сам прибор не производит.

Вундт изучал еще одну важную характеристику сознания — его объем, т.е. какое количество отдельных впечатлений может вместить сознание одновременно. Оказалось, что если звуки организовывались в простые такты по два звука, то человеку удавалось без ошибок сравнивать ряды по 8 пар (объем 16 звуков). Однако, если он произвольно организовывал такты из 8 звуков, то он различал 5 таких тактов (объем 40 звуков). Отсюда можно полагать, что сознание может почти беспредельно насыщаться некоторым содержанием, если оно активно объединяется во все более и более крупные структурные единицы. Процессы такого объединения и организации названы Вундтом “актами апперцепции”. Отдельные впечатления (в данном случае звуки) он назвал ощущениями, а их субъективную организацию (сложные элементы) — восприятиями. Все они, в терминологии В. Вундта, являются объективными элементами сознания, но есть еще и субъективные элементы — чувства, эмоции (“трехмерная теория чувств”).

В настоящее время метод интроспекции, как научно обоснованный, подвергнут сомнению, однако данные самонаблюдения о своих психических состояниях очень важны в практике. Они не только сугубо субъективны, но одновременно являются и фактами сознания, о которых человек знает в силу их свойства быть непосредственно открытыми только ему. Описания своего внутреннего состояния, мыслей и переживаний являются в психиатрии частью так называемого “субъективного” (со слов больного) анамнеза и могут быть подвергнуты соответствующему научному анализу в сопоставлении с результатами врачебного осмотра и наблюдения, а также данными “объективного” анамнеза — сообщения родственников и иных лиц о поведении больного.

В клинической практике при оценке содержания сознания в каждом конкретном случае следует исходить из того, что оно представлено следующими основными компонентами:

1. Совокупностью знаний человека об окружающем мире с сохранностью процессов познания — предметное сознание;

2. Совокупностью знаний о самом себе со способностью отделения “Я” от “не– Я” — самосознание, которое включает самооценку своего физического (телесного) “Я” и своей личности — психического “Я”;

3. Наличием адекватных эмоциональных оценок и переживаний в отношениях с окружающими миром, людьми и самим собой;

4. Наличием возможности постановки целей (целеполагания) и возможности сосредоточения при организации психической и иной деятельности.

Состояние бодрствования. Активное бодрствование — другой важный аспект сознания, который близко, по крайней мере внешне, связан с явлениями пробуждения. Познавательная деятельность невозможна, если уровень бодрствования не достигает определенного, оптимального уровня.

Противоположным состоянию бодрствования является обычный сон. При его достаточной глубине у человека резко понижены функции анализаторов и он лишен сознания.

Сон и бодрствование являются взаимосвязанными сторонами одного цикла.

Цикл “сон–бодрствование” тесно связан с нейрофизиологическими механизмами активации, которые в настоящее время являются достаточно хорошо исследованными (“энергетический” блок мозга). Известно много различных факторов и патологических состояний, которые меняют или нарушают режимы активации мозга, приводя к различным расстройствам механизмов бодрствования и сна.

При пробуждении от глубокого сна или при выходе из глубокого обморока восстановление сознания происходит поэтапно. Эти этапы обычно очень короткие и сменяют друг друга в какие-то мгновения, но некоторые люди их фиксируют и могут запомнить. А.Ф. Лазурский (1925) отметил три особенности восстановления сознания после сна: восстановление порогов восприятия (1), восстановление связи восприятия с окружающей действительностью (2), восстановление связи впечатлений с собственным “я”, собственной личностью (3).

Физиолог А.А. Герцен, сам страдавший обмороками, еще в 1890 году оставил подробное описание такого поэтапного восстановления сознания. Он писал (цит. по Бахур В.Т., 1986), что первоначально на фоне бессознательного появляется неопределенное чувство бытия, но не имеющее никакого отношения к индивидуальности, но и без различения от внешнего мира (“безличное сознание”). Это чувство может быть приятным, если нет условий для боли, но оно может быть и очень неприятным, если есть источник боли. Затем человек постепенно начинает видеть и слышать, но ему кажется, что звуки и цвета рождаются внутри его и каждое из ощущений чувствуется изолированно, калейдоскопично. В последующем начинает осознаваться собственное “я” — происходит как бы отделение “я” от внешнего мира, хотя еще отсутствует понимание ситуации и причинно-следственных отношений. Лишь на последнем, четвертом, этапе наступает полное восстановление сознания с ясным пониманием личного “я” и окружающего мира.

Простейшее, безотносительное чувство “бытия вообще”, появляющееся на самой ранней стадии восстановления сознания, считают первоосновой, базисом сознания и самосознания. Об этом писали еще в конце прошлого и начале нашего столетия В.М. Бехтерев, Т. Рибо, А. Галич, С.С. Корсаков и другие исследователи сознания.

Таким образом, наиболее важными обобщенными характеристиками сознания, требующими оценки в повседневной врачебной практике, являются следующие:

1. Степень ясности сознания, т.е. уровень бодрствования (или луцидность);

2. Объем сознания, т.е. широта охвата явлений окружающего мира и собственных переживаний. Условно он подразделяется на предметное сознание (осознавание окружающего мира) и самосознание (осознавание соматического и личностного “Я”);

3. Непрерывность сознания, т.е. его текучесть со способностью непрерывного осознавания и оценки прошлого, настоящего и будущего;

4. Содержание сознания, т.е. полнота, адекватность, критичность оценки используемых запасов памяти, мышления и эмоциональных отношений;

5. Активность сознания, т.е. способность к произвольному избирательному сосредоточению сенсорной, интеллектуальной или двигательной активности на актуальных и индивидуально значимых внешних и внутренних явлениях (связь с механизмами внимания и волевой активности).

ФОРМИРОВАНИЕ СОЗНАНИЯ В ОНТОГЕНЕЗЕ Сознание от момента рождения ребенка до зрелого возраста проходит несколько периодов своего становления (Ушаков Г.К., 1973).

1. Бодрствующее сознание (8-10 месяцев). В первый год жизни ребенок много спит и его сознание проявляется только периодами бодрствования. Постепенно, в периоды бодрствования появляются первые “реакции выбора наиболее удовлетворяющих ситуаций”. Например, можно заметить, что ребенок явно предпочитает находится на руках у матери или засыпать при покачивании. Можно также заметить, что начинаются попытки исследования (сравнения и сопоставления) объектов окружающего мира. Такого рода реакции и составляют первые элементы сознания, т.к. свидетельствуют о начале формирования и развития отношений ребенка к среде и начале выделения своего тела из окружающего. Ряд исследователей заметили и описали в этом возрасте своеобразные состояния “сытого бодрствования” (“автаркия” по О.П. Партс с соавт.), при которых ребенок не реагирует даже на слова матери, хотя и не спит, а мимика его выражает полное удовлетворение. Полагают, что в этом возрастном периоде в мозге активно происходят процессы формирования “схемы” тела: импульсы, приходящие из различных частей тела, фиксируются в прогрессивно созревающих мозговых структурах. Формирование в мозге структур в виде “схемы тела” закладывает основу будущего самосознания.

2. Предметное сознание (от 10-12 месяцев до 3 лет). В этом возрасте главную роль играют непосредственные впечатления действительности. Формирование сознания более связано с развитием первых образных представлений, образного мышления и речи. Однако ребенок еще не выделяет себя из окружающего и в его речи отсутствует местоимение “Я”. Однако рудименты самосознания в виде употребления личного местоимения “Я” и соотнесения с собой собственных действий и действий окружающих (высказывания типа “я упал”, “дай мне”) появляются уже на 2–3-м году жизни. В зеркале он начинает узнавать других людей в 8 мес., а себя лишь в 26 мес. На фотографиях других людей он узнает в 1,5 года, а себя — значительно позднее.

4. Индивидуальное сознание (от 3-4 до 7-9 лет). Знаменуется появлением у ребенка сознания своего “Я” и началом развития самосознания. Возможность выделения себя из окружающей среды становится возможной в связи с уже достаточным развитием первых представлений ребенка о пространстве и времени.

Сознание собственного “я”, сугубо индивидуальное в начале, в последующем претерпевает изменения по мере расширения общения ребенка со сверстниками и близкими.

5. Коллективное сознание (от 7-9 до 14-16 лет) — характеризуется появлением в сознании ребенка к 7-9 годам новых качеств. Знание о предметах действительности и о себе начинает сочетаться со знанием простейших форм отношений и взаимосвязей между собой и коллективом сверстников. Обучение в старших классах школы сопровождается участием подростков в общественных событиях и появлением у них общественного, социального сознания. Все эти новые качества сознания обеспечивается началом постепенного перехода после 3-4 лет от представлений об объектах пространства воспринимаемого (реального) к формированию представлений об объектах своего внутреннего мира, т.е.

пространства интрапсихического, субъективного (представляемого и воображаемого).

6. Рефлексивное сознание (от 14-16 до 22 лет) — характеризуется совершенствованием сознания и приобретением им качеств, которые создают основу для научного мышления. Постепенно сознание приобретает возможность не только к созданию некой внутренней модели (фотографии) мира, но и как бы “рассматривания” изнутри полученной картины (“отражение отражения”). Таким образом, при рефлексии (от лат. reflexio — обращение назад) сознание обращается на самое себя и происходит размышление над своими психическими состояниями.

Рефлексия знаменует окончательное становление самосознания.

В психологической литературе описываются случаи более медленного развития самосознания у однояйцовых близнецов, воспитывающихся вместе. Они долго откликаются на имя своего собрата–близнеца и правильная ответная реакция у них устанавливается лишь после 2-х лет. У близнецов чрезвычайно выражена эмоциональная синтонность, т.е. переживание за своего собрата как за самого себя (сопереживание). В зеркале близнец начинает узнавать себя лишь в возрасте от 3 до 4 лет, а до этого смешивает свое отражение с отражением своего партнера (Zazzo R., 1960).

Таким образом, в онтогенезе из сознания предметного, воспринимающего постепенно вырастает самосознание, которое, в свою очередь, также претерпевает сложное развитие: от сознания своего телесного, соматического “Я” — до сознания психического “Я”. Последнее, на своих высших этапах (рефлексия) находит выражение в способности индивидуума контролировать адекватность, целостность, последовательность, завершенность своих психических процессов и умение их направлять на решение главных задач, стоящих перед человеком.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЗНАНИЯ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО Понятия “сознательное” и “психическое” не равнозначны. Нельзя считать, что все психические процессы у человека в каждый данный момент включены в сознание. В психике часто выделяют три взаимодействующих уровня:

сознательный — осознаваемое актуальное содержание мыслей и переживаний;

подсознательный — содержание, переходящее в нужный момент на сознательный уровень;

бессознательный — инстинктивные механизмы и личное бессознательное (неосознаваемая мотивация аффективных и других общих реакций).

В зоне ясного сознания находит свое отражение лишь малая часть всех одновременно приходящих из внешней и внутренней среды организма сигналов.

Сигналы, попавшие в зону ясного сознания, используются человеком для осознанного управления своим поведением.

Остальные сигналы также используются организмом для регулирования некоторых процессов, но на подсознательном уровне. Большинство физиологических процессов (например, процессы обмена веществ), вообще не осознаются, другие (сердцебиение, дыхание) могут быть частично осознаны, если направить на них свое внимание. Сознание не участвует и в таких безусловно рефлекторных реакциях, как моргание или отдергивание руки при уколе, хотя можно сознательно тормозить, задерживать эти реакции. Сознание практически не участвует и в таких автоматизированных действиях как ходьба или езда на велосипеде. Здесь речь не идет о выборе направления, а о самих двигательных актах, хотя иногда, задумавшись, человек может автоматически (бессознательно) обходить препятствия.

На неосознаваемом уровне могут протекать и некоторые психические процессы. Мы можем частично воспринимать и запоминать предметы и звуки, на которые наше внимание не было сознательно обращено. При мышлении человек иногда не всегда может дать себе ясный отчет, каким именно образом он пришел к определенному заключению. В таких случаях мы говорим об интуиции, т.к. начало мышления и его завершение (вывод) осознаны, но вся промежуточная часть цепочки мыслительных операций человеком не осознается. Особенно велика роль неосознаваемых психических процессов в возникновении и проявлениях эмоций и чувств. Во многих случаях человек не может дать обоснование на уровне сознания причинам антипатии или симпатии к кому-либо в своем окружении или чувству страха каких-то предметов и явлений.

Взаимоотношения между осознаваемыми и неосознаваемыми психическими процессами очень сложны. Многие наблюдения психологов, особенно при изучении явления установки (Узнадзе Д.Н., 1966), показали, что в каждый данный момент в зону ясного сознания попадают преимущественно те моменты, которые создают затруднения для продолжения прежнего режима регулирования.

Возникшие затруднения привлекают внимание и таким образом осознаются.

Осознание затрудняющих регуляцию или решение задачи обстоятельств способствует нахождению нового режима регулирования или нового способа решения, но как только они найдены, управление вновь передается в подсознание.

Происходит как бы непрерывная передача управления, постоянное взаимодействие сознания и подсознания.

Отсюда допускают, что сознательное управление пошаговое (поэтапное, дискретное) и сознание привлекается к данному объекту только на относительно короткий интервал времени. Если сознание принудительно сосредотачивается на одном и том же монотонно изменяющемся содержании достаточно долго, то это автоматически приводит к снижению уровня бодрствования, возникновению сонливости и сна. Очень многие техники медитации и гипноза используют эти эффекты сосредоточенности на монотонных раздражителях с целью получения измененных состояний сознания.

Бессознательное — непременная составная часть психической деятельности каждого человека. Многие знания, отношения и переживания, составляющие внутренний мир человека, могут им не осознаваться, но определенным образом влиять на его поведение. З. Фрейд (1922) показал, что бессознательные побуждения часто лежат в основе очагов скрытого напряжения, которые могут порождать психологические трудности адаптации и даже заболевания. Длительные наблюдения за своими больными позволили З. Фрейду в начале 20 века выдвинуть психологическую концепцию влияния подсознательных влечений на человеческое поведение (психоанализ), которая значительно повлияла на становление современной психологии.

БОДРСТВОВАНИЕ И СОН — ОСНОВНЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ Основными состояниями сознания являются состояние бодрствования ( часов в сутки) и состояние сна (8 часов в сутки). Эти состояния объединены в суточном цикле “бодрствование–сон”, тесно связанном с процессами активации, функционированием первого блока мозга — “блока регуляции тонуса и бодрствования”.

Аппараты первого (“энергетического” по Лурия) блока мозга (ретикулярная формация, лимбическая система и медиобазальные отделы коры лобных и височных долей мозга) регулируют два основных вида процессов активации: общие генерализованные изменения активации мозга, являющиеся основой различных функциональных состояний, и локальные избирательные активационные изменения, которые необходимы для осуществления высших психических функций.

Если физиологическая активация непосредственно связана с функциональной активностью центров первого блока мозга, то психологическая активация представляет собой продолжение физиологической активации и уже непосредственно связана с расшифровкой и истолкованием внешних сигналов.

Разумеется, эффективность расшифровки внешних сигналов зависит не только от уровня бодрствования, но и актуального содержания сознания, т.е. от потребностей, вкусов, интересов и планов человека.

Высшее единство всех психических функций на уровне второй сигнальной системы требует, кроме активного состояния нервных клеток, наличия специфического характера нервных связей между ними. И.П. Павлов видел много общего в механизмах сознания и внимания. Так же как и во внимании, в механизмах сознания большое значение имеет явление доминанты. В коре головного мозга возникает очаг оптимальной возбудимости, а остальные участки коры затормаживаются. Такой очаг оптимальной возбудимости, как предполагал И.П. Павлов и показали последующие электрофизиологические исследования, постоянно перемещается по коре мозга в зависимости от изменения объекта сознания. И.П. Павлов образно так описывал этот процесс: “Если бы можно было видеть сквозь черепную крышку и если бы место больших полушарий с оптимальной возбудимостью светилось, то мы увидели бы на думающем сознательном человеке, как по его большим полушариям передвигается постоянно изменяющееся по форме и величине причудливо неправильных очертаний светлое пятно, окруженное на всем остальном пространстве полушарий более или менее значительной тенью”.

Гипотеза о связи сознания с определенным участком коры (концепция “светлого пятна” была впервые высказана И.П. Павловым в 1913 году. В настоящее время мы действительно можем видеть “сквозь черепную коробку” активные зоны с помощью новейших методов изображения живого мозга. Гипотеза И.П. Павлова не только пророчески подтвердилась, но и получила свое дальнейшее развитие в виде “теории прожектора” (Crick, 1984). Вся информация поступает в кору по сенсорным путям через переключательные ядра в дорсальном таламусе. Их возбудимость может быть избирательно изменена за счет влияния нейронов ретикулярного комплекса, входящего в вентральный отдел таламуса. Взаимоотношения между этими частями таламуса таковы, что в каждый данный момент (100 мс) одна из нейронных групп находится в высокой возбудимости и усиливает импульсный поток в соответствующий участок коры, в то время как другие нейроны таламуса заторможены. Область высокой импульсации коры как бы оказывается в зоне “прожектора”, являясь центром внимания. Благодаря перемещению “прожектора” становится возможным объединение разных участков коры в единую систему. Предполагается, что одновременно могут действовать несколько “прожекторов”, большую роль при этом играет синхронизация активности нейронных групп на одной частоте.

При изучении состояний сна и бодрствования большое значение имеют электроэнцефалографические исследования. Мозг состоит из более 10 миллиардов клеток, и каждая из них представляет собой как бы миниатюрную электрическую станцию, способную в возбужденном состоянии создавать ток действия.

Электрическую активность мозга впервые стали регистрировать в 1924 году с помощью электродов, прикрепленных к коже головы человека. Электрические потенциалы мозга отображаются графически в виде волн, записываемых на движущейся полосе бумаги. Австрийский психиатр Х. Бергер (1929) установил, что характеристики этих сигналов зависят от состояния испытуемого.

При низкой активности мозга (дремотное состояние) большие группы нервных клеток разряжаются одновременно и эта синхронность отображается на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) в виде волн относительно низкой частоты и большой амплитуды: среднечастотных 8–12 Гц альфа–волн, а также “медленных” волн диапазона дельта — 0,5–3 Гц и тета — 4–7 Гц. Напротив, высокая активность мозга связана с тем, что нервные клетки разряжаются в соответствии со своим ритмом работы, в силу чего электрическая активность мозга становится асинхронной и на ЭЭГ регистрируется в виде “быстрых” волн диапазона бета — волн высокой частоты (13–26 Гц) и малой амплитуды, причем амплитуда быстрых волн уменьшается по мере того, как усиливается мозговая деятельность.

Основные отведения при записи электроэнцефалограммы Важное значение при регистрации ЭЭГ имеет расположение электродов на черепе испытуемого. При записи ЭЭГ используют два основных метода: биполярный и монополярный. В первом случае оба электрода помещаются в электрически активные точки скальпа, во втором — один из электродов располагается в точке, которая условно считается электрически нейтральной (мочка уха, переносица). Международной федерацией обществ ЭЭГ принят стандарт расположения электродов на черепе — система “10–20”, которая позволяет точно указывать место расположения электродов. Интервалы между электродами по этому стандарту составляют 10 или 20% расстояния между серединой переносицы и затылочным бугром, а также левой и правой ушными ямками.

Состояние бодрствования. Бодрствование является состоянием неоднородным и его можно условно подразделить на следующие три стадии:

1. Напряженное бодрствование соответствует периодам самой интенсивной умственной деятельности — на ЭЭГ фиксируется низкоамплитудная быстрочастотная активность (бета–ритм, 15–40 колебаний/с);

2. Нормальное бодрствование не связано с творчеством и особыми эмоциями не окрашено, а на ЭЭГ бета–ритм периодически замещается среднечастотным альфа–ритмом (8–14 колебаний/с);

3. Расслабленное бодрствование в своей крайней степени является переходным ко сну на фоне внутреннего созерцания: человек еще не спит, но уже отрешен от внешнего мира и углублен в себя. На ЭЭГ доминирует ритм спокойного расслабленного бодрствования — альфа–ритм.

Стадии напряженного и нормального бодрствования иногда называют уровнем экстравертированного (или “поверхностного”) сознания, восприятия и принятия решений. Расслабление способствует “самосозерцанию” (интроспекции ) с углублению в мир личных переживаний и измененных состояний сознания, когда затрудняется связь с внешней действительностью и временем и где укореняется глубинное “Свое” (Годфруа Ж., 1992).

Таким образом, сознание — это мозаика состояний, которая играет более или менее значительную роль как во внешнем, ток и во внутреннем равновесии индивидуума. Обработка информации человеком существенно меняется в зависимости от уровня бодрствования. Поведение будет тем эффективнее, чем ближе будет уровень бодрствования (активации) мозга к некоторому оптимуму — он не должен быть ни слишком низким, ни слишком высоким. При более низких уровнях готовность человека к действию уменьшается и он вскоре засыпает, а при более высоких человек будет больше взволнован и напряжен и его поведение может даже полностью дезорганизоваться.

Состояние сна. Во сне человек проводит почти треть своей жизни. Лишенный сна человек погибает в течение 2–х недель. Лишение сна на 3–5 суток вызывает у человека непреодолимую потребность во сне. Человек теряет способность к сосредоточенному вниманию, могут возникать различные нарушения моторики (тремор и тики), возможны галлюцинации. Периодический ежесуточный сон взрослого человека, как правило, является монофазным (бодрствование и сон приурочены к суточной смене дня и ночи), иногда дифазным (дважды в сутки), а у маленького ребенка наблюдается полифазный тип сна (в 3–5 мес. жизни ребенок обычно спит 17–18 час, а в 2–3 года — 12 час).

У некоторых животных наблюдается сезонный сон (спячка), обусловленный неблагоприятными для организма условиями среды (холода, засухи и т.п.). Все другие виды сна (наркотический, гипнотический и патологический) являются следствием нефизиологических воздействий на организм человека или животного.

Наркотический сон может быть вызван различными веществами: вдыханием паров эфира и хлороформа, введением наркотиков, алкоголя и т.д. Подобный сон возникает и при воздействии на мозг прерывистого электротока слабой силы — электронаркоз.

Гипнотический сон наступает под влиянием словесного воздействия гипнотизера, сосредоточением на монотонных раздражителях, гипнотическим действием обстановки.

Патологический сон возникает при анемии мозга, мозговой травме, опухолевом поражением больших полушарий или некоторых участков ствола мозга. К явлениям патологического сна относятся и летаргический сон, снохождение и другие.

Далеко не всем людям требуется 7–8 часов ночного сна. Одни хорошо себя чувствуют после 4–5 часов сна, тогда как другим нужно 8–9 часов. Но какова бы ни была длительность сна, для всех людей характерна склонность всегда придерживаться одного и того же распорядка сна и бодрствования (у “жаворонков” — подъем наибольшей работоспособности отмечается в ранние утренние часы, а у “сов” — поздно вечером). Экспериментально также показано, что чем ниже уровень бодрствования днем, тем хуже сон ночью. Биоритм сна и бодрствования — одно из важнейших звеньев сложной системы ритмов в природе и его надо рассматривать во взаимосвязи с другими биоритмами — месячного диапазона, околосуточными (циркадными) и биоритмами более короткими, чем сутки (ультрадианными).

Врожденный суточный ритм у человека несколько превышает время суток, поэтому путешествие с востока на запад, удлиняющее сутки, более физиологично.

Перемещение же в обратном направлении увеличивает нагрузку на организм, обуславливает меньшую устойчивость к сдвигу суточного цикла. Для некоторых людей искажения суточного режима (например, смена графика работы или часовых поясов) становится причиной расстройства типа невозможности заснуть или сохранять бодрствование в соответствии с естественным суточным ритмом. Лицам с повышенной чувствительностью к сдвигам суточного ритма не должна рекомендоваться работа, связанная с повышенной ответственностью (диспетчера, операторы). Сдвиг графика работы должен осуществляться в более физиологичном направлении (день–вечер–ночь), а не в обратном порядке (день–ночь–вечер). Смену графика целесообразно производить не чаще, чем раз в 1–2 недели для более успешной адаптации. Для лечения дезорганизационного суточного ритма разрабатываются методики хронотерапии, корригирующие внутренние “часы” с помощью серий искусственных 26– или 27–часовых суток, постепенно приближающих циркадный ритм пациента к желаемому.

Деминым Н.Н., Коган А.Б. и Моисеевой Н.И. (1978) показано существование околомесячных циклов — “физического” (23 дня), “интеллектуального” (33 дня) и “эмоционального” (28 дней). Каждый цикл имеет отрицательную и положительную полуволну, отражающую соответственно отрицательный и положительный периоды самочувствия. Для положительного периода характерны подъем работоспособности, улучшение физического и эмоционального состояния, облегчение текущего заболевания, улучшение сна. Для отрицательного периода свойственны, наоборот, ухудшение работоспособности, эмоционального и физического самочувствия, обострение заболевания, ухудшение сна. Считается, что данные биологические циклы с рождения стабильны, что позволяет производить их расчет (Общее число дней с рождения до текущего дня разделить на число дней каждого цикла, т.е. 23, 28 и 33. Число, оставшееся сверх целого знака, будет показывать в какой фазе из циклов находится человек в данное время). Околомесячные ритмы сказываются на течении многих заболеваний, в частности, эпилепсии.

Суточные биоритмы особенно выражены в интеллектуальной деятельности, но они характерны и для многих физиологических процессов в организме (температура, частота пульса, величина артериального давления и др.). Многие физиологические показатели имеют свой максимум в 9-14 час. и минимум с 1 до 4 час. Максимум выделения адреналина у человека падает на 6-9 час. утра, а работоспособность органов кровообращения снижается 2-3 раза в сутки: в 13, 21 и 3 час. Рано утром (5-6 час.) и поздно ночью (2-4 час.) повышаются внутриглазное и внутричерепное давление.

Ультрадианные ритмы синхронизируются через каждые 90-120 мин., независимо от того, спит человек или нет. В этом ритме проявляются колебания внимания, уровня бодрствования, настроения, ритмы сокращений гладкой мускулатуры внутренних органов.

Во сне — это фазовая цикличность, периоды возникновения сновидений, учащения пульса, аритмии дыхания и другие.

Методом электроэнцефалографии было показано, что сон также как и бодрствование состояние неоднородное и в его течении закономерно протекают по крайней мере две фазы, причем различие между ними так велико, что их называют даже разными видами сна: “медленный” сон (синхронизированный, без сновидений) и “быстрый” сон (десинхронизированный, парадоксальный, REM-сон или сон “быстрых движений глаз” со сновидениями).

В классификации сна A. Loomis с соавт., предложенной еще в 30-х годах века, именно стадии D и Е стали часто обозначают как фазу “медленного” сна (длится примерно 70 минут), а стадию Р — как фазу “быстрого”, парадоксального сна (длится 15-20 минут). При нормальном 8-часовом ночном сне фазы медленного и парадоксального сна много раз чередуются (цикл около 90 мин.).

Электроэнцефалографические показатели состояния сна На ЭЭГ преобладает альфа-ритм (8-9 колебаний/с), Исходная для характерный для состояния спокойного бодрствования, Стадия А засыпания который прерывается десинхронизацией, отражающей напряжение внимания ЭЭГ представляет собой почти ровную линию, т.к.

Стадия В Сонливость преобладают низковольтные колебания разной частоты.

На ЭЭГ появляются “сонные веретена” — группы волн с Поверхностный частотой 13-14 герц и амплитудой 30-50 мкВ, есть отдельные Стадия С сон медленные волны.

С появлением “веретен” происходит отключение сознания, но в паузы между ними человека легко разбудить.

Углубление сна На ЭЭГ появляются гигантские (200-300 мкВ) медленные — средней Стадия D дельта—волны (1-3 колебаний/с), которые занимают от 30 до глубины дельта 50% всей ЭЭГ.

сон На ЭЭГ непрерывные ряды медленных волн дельта—ритма, которые занимают более 50% всей ЭЭГ. При пробуждении Глубокий Стадия Е человек с трудом ориентируется и в наибольшей степени дельта-сон компрессирует время предшествующего сна (считает, что только что заснул) Глубокий сон, сопровождаемый вздрагиваниями, дви Парадоксальный жениями глазных яблок, сновидениями., на ЭЭГ — де сон Стадия Р синхронизация, напоминающая реакции внимания при (ромбоцефаль бодрствовании, но более высокой частоты (до 40 ко ный).

лебаний/с).

Примечание. В 1957 году Dement и Kleitman предложили другую, но в принципе близкую классификацию, где медленный сон разделен на 4 стадии: 1 стадия соответствует А и В стадиям по Loomis, 2 стадия — С, 3 — D, 4 — Е.

Фаза парадоксального (“быстрого”) сна интересна тем, что здесь активность мозга резко возрастает, как будто человек просыпается, ускоряется сердечный ритм и дыхание, глаза совершают быстрые движения под сомкнутыми веками, но в то же время человек находится в полной неподвижности вследствие резкого падения мышечного тонуса. Это обусловлено очень сложным механизмом тормозного контроля двигательной активности во сне.

В периоды парадоксального сна человек в 80-90% случаях видит яркие сны и испытывает сильные эмоции. Несмотря на электроэнцефалографическую картину, близкую к дремоте, пробудить их этой стадии человека не легче, чем из глубокого медленного сна. В этот период могут возникать и приступы снохождения — “лунатизм”. В онтогенезе продолжительность парадоксального сна снижается: у новорожденного он составляет 50% общей продолжительности сна, у ребенка до 2 х лет — 30-40%, от 2 до 5 лет — 20%, от 5 до 13 лет — 15-20%, у взрослых — от до 25%.

Исследования показали, что за фазу быстрого сна ответственна определенная область ретикулярной формации, состоящая из гигантских клеток, разветвления которых заходят далеко в соседние области и приводят к активации сенсорных областей коры, особенно зрительной зоны, возбуждают высшие мозговые центры влечений и эмоций. Сновидения в этот период отражают мотивацию, желания человека и служат как бы символической их реализацией, разряжают очаги напряжения, возникшие из-за неоконченных дел и тревожных мыслей. В сновидениях отражается прошлая жизнь человека, его переживания (Фрейд З., 1933). Быстрый сон способствует стабилизации эмоционального состояния человека, а сновидения можно рассматривать как своеобразный дополнительный механизм психологической личностной защиты. Каждую ночь человек видит сны 4 5 раз, и “разглядывание” сновидений занимает в общей сложности от 1 до 2 часов.

Люди, утверждающие, что они видят сновидения очень редко, просто не просыпаются в фазе сновидений.

О связи сновидений с бывшими впечатлениями убедительно свидетельствует тот факт, что в своих снах слепорожденные не видят зрительных сцен, а глухо–рожденные не слышат голосов и звуков. Другим источником сновидений могут быть текущие ощущения, в том числе и со стороны внутренних органов, включая интерорецептивные сигналы, не доходящие до сознания в состоянии бодрствования. Последнее обстоятельство может иметь значение во врачебной практике, так как первые симптомы нарастающего неблагополучия органов могут проявляются в сновидениях больных.

Медленноволновой сон сопровождается снижением вегетативного тонуса: сужаются зрачки, розовеет кожа, активность сердечной, дыхательной, пищеварительной и выделительной систем снижается. В противоположность этому во время пародоксального сна наступает “вегетативная буря”. Дыхание становиться нерегулярным, меняется по глубине и ритму. Возможна остановка дыхания (например в ночном кошмаре). У мужчин на этой стадии наблюдается эрекция полового члена, возникающая не только у взрослых, но также и у младенцев.

Согласно гипотезе Хартмана (1978) сон играет важную роль и в информационных процессах — обработке и переводе накопленных за день впечатлений из промежуточной памяти в кратковременную, а затем в долговременную память. Причем период логической обработки информации сопоставляется с фазой “медленного сна”, а пересылка ее в структуры долговременной памяти с фазой “быстрого сна”.

В настоящее время большинство существующих гипотез относительно функционального назначения сна и отдельных его стадий можно свести к трем основным типам: 1) энергетическим, или компенсаторно–восстановительным, 2) информационным, 3) психодинамическим.

Согласно “энергетическим” теориям, во время сна происходит восстановление энергии, затраченной во время бодрствования. Велика здесь роль дельта–сна, продолжительность которого всегда следует за увеличением дневной нагрузки на человека. Именно на этой стадии сна продуцируется много анаболических нейрогормонов.

Информационные теории сна утверждают, что сон является следствием уменьшения сенсорного потока к ретикулярной формации. Здесь даже высказывается мнение, что нуждаются в отдыхе не клетки и ткани мозга, а психические функции: восприятие, сознание, память. Информация может “переполнить” мозг, поэтому нужно время сна для “записи” поступившей информации.

Согласно “психодинамическим” теориям сна, кора мозга оказывает тормозное влияние на саму себя и подкорковые структуры. Гомеостаз процессов и состояний мозга обеспечивается циклической сменой разных типов бодрствования и сна. В процессе регуляции осуществляется взаимодействие регулирующих мозговых систем — их последовательное включение и выключение, которое обеспечивает периодичность состояний в цикле сон–бодрствование.

Нарушения сна. Существует множество различных нарушений сна, которые могут касаться как засыпания и пробуждения, так и отдельных фаз “медленного” и “быстрого” сна. Некоторые люди утверждают, что вообще не спят. Однако исследования показали, что они имеют так называемый “дробный сон”, продолжающийся всего несколько секунд в течение каждой минуты. Полагают, что подобный сон является своеобразным эволюционным регрессом (он наблюдается как обычное явление среди некоторых животных) и нарушает некоторые виды обработки информации.

Очень часто расстройства сна наблюдаются в детском возрасте. Полагают, что различные нарушения в биоритме сон–бодрствование у детей могут служить тонкими индикатором отклонений и неравномерности созревания нервной системы у них (Гольбин А.Ц., 1979). Следует помнить, что у младенцев иногда, в силу незрелости регуляторных структур мозга, могут наступать даже кратковременные остановки дыхания (сонные апноэ), которые чаще всего бывают причиной “синдрома внезапной смерти” младенца во сне. У более старших детей (4–7 лет) сходные состояния чаще возникают из-за кратковременных эпизодов расслабления мышц и механической обструкции дыхательных путей (аденоиды, искривления носовой перегородки, хроническая аллергия).

Отражают перестройки циркадного ритма сна в подростковом и юношеском возрасте и так называемый синдром фазовой задержки сна (DSPS), который встречается у 7% лиц этого возраста. Подросткам трудно засыпать до 2-3 часов ночи, но и просыпаются они соответственно позже. Однако этот тип сдвига фазы циркадных ритмов находится в прямом конфликте с аспектами дневной школьной программы подростков. Вынужденные рано вставать, они испытывают накапливающийся дефицит сна, что в свою очередь приводит к повышенной дневной сонливости.

В пожилом возрасте вновь могут изменяться циркадные ритмы бодрствование–сон. Чаще имеет место феномен фазового опережения сна: пожилые предпочитают раньше ложиться спать и рано пробуждаться. Изменяется и распределение сна в течение суток — сон становится похожим по ряду параметров на сон младенцев. Чрезмерная дневная сонливость и частые дневные засыпания у пожилых людей являются проявлением неудовлетворенной потребности в сне, отражают изменения в количестве и качестве ночного сна.

В пожилом возрасте вновь увеличивается распространенность связанных со сном нарушений дыхания. Здесь также иногда возникают сонные апноэ, но смешанного генеза, т.е. пусковым механизмом служит расстройство мозгового дыхательного центра, а обструкции дыхательных путей способствуют различные заболевания, особенно ожирение. У лиц, страдающих соными апноэ, в 2–3 раза выше вероятность развития инфаркта и инсульта. Полагают, что одной из причин внезапной смерти во сне могут служить нарушения сердечного ритма во время эпизода апноэ.

Проявлением нарушенного дыхания во сне является и храп. Он отмечается у 60% мужчин и 45% женщин старше 60 лет. Если человек часто просыпается от своего собственного храпа врач в ответ на его жалобы должен подумать о возможности наличия синдрома сонных апноэ.

Стереотипные движения во сне (яктации) — монотонные ритмические раскачивающиеся движения во сне у детей известны давно. Это качания, “биения”, движения типа “челнока”, “складывания”, сосания пальцев и языка, периодические движения конечностей (синдром “беспокойных ног”) и другие.

Известно, что здоровые доношенные дети рождаются в состоянии, близком к пародоксальному сну, а медленный сон в онтогенезе развивается постепенно и для его созревания необходимы ритмические синхронизирующие раздражители типа сосания, укачивания. Полагают, что при нарушениях правильного созревания механизмов синхронизации естественные раздражители, “запускающие” сон, могут неадекватно усиливаться и возникает самоукачивание, сосание пальцев и другие стереотипные движения.

Пароксизмальные феномены во сне возникают неожиданно и протекают кратковременно по типу “взрыва” или завершенного цикла. Наиболее часто встречаются:

сонные миоклонии (вздрагивания), бруксизм (скрипение зубами), ночные страхи или ужасы (внезапное ночное психомоторное однотипное возбуждение с аффектом страха или ужаса, но ребенок не пробуждается и ничего не помнит о происшедшем;

их следует отличать от кошмарных сновидений), перемежающийся ночной приапизм (болезненная эрекция во сне), сонные апноэ (приступы удушья из-за остановки дыхания), энурез (непроизвольное мочеиспускание во сне) и другие. По мере взросления эти явления чаще всего проходят, что также свидетельствует о их связи с созреванием мозговых структур, ответственных за цикл “сон–бодрствование”.

Патология сложных форм психической деятельности во сне (обычно в глубокой REM–фазе первой трети ночного сна) проявляется сомнамбулизмом (снохождение, или “лунатизм”), сноговорением и кошмарными сновидениями (сновидения тесно спаяны с личностью, отражают дневные впечатления, хорошо помнятся и тяжело переживаются).

Статические феномены сна проявляются в различных странных позах, которые возникают во сне (поза с поднятыми руками, вниз головой, запрокинутой назад головой — “опистотонус”, сон в позе на корточках, сон с открытыми глазами и другие позы).

Нарколепсия и каталепсия. При нарколепсии наступают приступообразные (на 10 20 мин.) засыпания днем. При этом человек часто продолжает выполнять какие-либо действия автоматически, как при сомнамбулизме. После пробуждения воспоминания о случившемся не остается. Вероятно, нарколепсия — результат того, что мозг “перескакивает” через первые стадии сна и переходит сразу в стадию глубокого сна.

Каталепсия — разновидность нарколепсии и характеризуется внезапным расслаблением всех мышц и потерей контроля над положением тела. В этом случае, видимо, имеет место пропуск всех стадий медленноволнового сна и человек сразу из состояния бодрствования переходит в состояние, характерное для парадоксального сна, который сопровождается мышечной атонией.

Нарушения пробуждения часто проявляются каталептическими формами, выражающихся в том, что полностью проснувшись и прекрасно ориентируясь, человек не в состоянии некоторое время двигаться и говорить. У некоторых людей расстройства пробуждения заключаются в состояниях “опьянения сном” со своеобразным “продолжением” сна после пробуждения (сумеречные формы пробуждения). Они с трудом некоторое время ориентируются в окружающей обстановке, внимание не фиксируется, на вопросы отвечают невпопад и часто в соответствии с образами сновидений.

Постоянная сонливость (“летаргический” сон) и периодическая спячка могут наступить без видимых причин, но чаще они провоцируется физическим или умственным переутомлением, а также при действии отрицательных психогенных факторов. При тщательном обследовании лиц с патологической сонливостью у них обычно обнаруживается функциональная или органическая патология неспецифических активизирующих систем мозга. Медицине известны случаи многодневной периодической спячки и многолетнего летаргического сна.

Пациенты с постоянной (перманентной) сонливостью, предоставленные сами себе, быстро засыпают и могут спать сутками. Имеются описания случаев такой многолетней сонливости — летаргического сна. В одном медицинском сочинении 17 века рассказывается о греческом поэте Эпиминидесе из Креты, который якобы “проспал” в пещере 57 лет. И.П. Павлов наблюдал больного, который страдал сонливостью более лет. Замечено, что в долгом летаргическом сне умственное развитие затормаживается. Так одна девочка заснула в 4 года и, проснувшись через 18 лет, попросила игрушек.

Задерживается иногда и физическое старение, но после пробуждения физическое увядание происходит особенно быстро.

Периодическая спячка существенно отличается от летаргической сонливости. Сон здесь очень глубокий и продолжается от нескольких дней до 2-3 недель, а разбудить человека не удается даже на короткое время. Мышцы спящего расслаблены, артериальное давление понижено, на электроэнцефалограмме — сонные веретена. При коматоподобном варианте периодической спячки сон обычно длится 2-3 суток: организм заметно обезвоживается, больные убавляют в весе, а просыпаясь часто жалуются на головную боль и слабость. При сомонолентном варианте периодической спячки сон длится две или три недели, больные при этом временами просыпаются, ходят в туалет, съедают что-нибудь и немедленно засыпают снова.

Бессонница. Недостаточность сна часто возникает не только у больных при различных заболеваниях, но и беспокоит многих практически здоровых людей (жалобы такого рода предъявляют около 15% населения). Бессонница у последних тесно связана с тревожностью личности. Плохо спят обычно люди, обеспокоенные реальными или воображаемыми проблемами. Потребность во сне снижается и с возрастом. Самая многочисленная группа лиц, которых беспокоит бессонница, это люди с функциональными расстройствами нервной системы — неврозами. Нарушения сна встречаются также при депрессиях, при органических заболеваниях мозга (при поражении отделов, участвующих в регуляции сна и бодрствования) и ряде других заболеваний.

НАРУШЕНИЯ СОЗНАНИЯ В широком понимании нарушения сознания это такой вид расстройств психической деятельности при котором затрудняется и изменяется восприятие и адекватный анализ окружающей действительности и самого себя. В этом смысле любые расстройства психической деятельности одновременно являются и нарушениями сознания. Как уже ранее отмечалось, при таком понимании сознание у больных при различных заболеваниях, приводящих к диффузному или парциальному ухудшению познавательных функций и не сопровождающиеся снижением уровня бодрствования (как например при деменции), следовало бы относить к нарушенному. Хотя и нельзя отделить сознание от его содержания, в медицинской практике обычно абстрагируют лишь те главные свойства его, которые обеспечивают соответствующие (особые для сознания) качества протекания других психических процессов и психической деятельности в целом (ясность, объем, активность, непрерывность).

Наиболее четко главные симптомы нарушенного сознания описал немецкий психиатр К. Ясперс (1923). Он сформулировал три главных признака синдромов нарушенного сознания: отрешенность от окружающего мира, дезориентировка и амнезия на период нарушенного сознания.

1. Отрешенность от окружающего мира понимается как утрата способности воспринимать окружающее или восприятие фрагментарное, неотчетливое, беспорядочное. Кроме того у больного утрачивается способность к мышлению — оно отличается затруднениями анализа и синтеза, установления причинно– следственных связей, но с относительной сохранностью механических ассоциаций.

2. Дезориентировка — полное или частичное нарушение ориентировки человека в месте, времени, собственной личности.

3. Амнестические расстройства (полная или частичная амнезия), распространяющиеся на события всего периода расстроенного сознания.

Важно подчеркнуть, что для установления состояния нарушенного сознания необходимо обязательное наличие совокупности перечисленных признаков. Один или несколько не связанных между собой симптомов не могут в достаточной степени свидетельствовать о патологии сознания.

Наиболее часто в медицинской практике нарушения сознания подразделяют на количественные (непсихотические или “простые” формы) и качественные (психотические или “сложные” формы). Особое место в классификациях занимают нарушения самосознания — деперсонализация.

Состояния выключения сознания Количественные нарушения сознания связаны с нарушениями процессов активации, что приводит к снижению уровня бодрствования со своеобразным “выключением” сознания. В зависимости от степени выраженности выключения сознания выделяют кому, сопор и оглушение.

Коматозное состояние характеризуется полным выключением сознания, больной лежит с закрытыми глазами и его невозможно разбудить — он не реагируют ни на какие раздражители, даже сильные болевые. Выражена мышечная атония и постепенно угасают все рефлексы, а в терминальных стадиях происходит угнетение центров дыхания и кровообращения.

В связи с успехами трансплантологии в литературе широко обсуждаются медицинские, этические и юридические проблемы хронического “вегетативного состояния” (иначе — “кома с бодрствованием”, “мозговая смерть”, “декортикация”), возникающего после тяжелых повреждений мозга вслед за периодом (10-14 дней) сноподобной комы. При этом глаза больного открываются самопроизвольно в ответ на словесные стимулы, сохранена циклическая смена сна и бодрствования, может самопроизвольно регулироваться дыхание и поддерживаться нормальный уровень артериального давления, но высшие психические функции при этом уже безвозвратно утрачены.

Существует целый ряд состояний, напоминающих “кому с бодрствованием”, но отношения к ней не имеющие. В этих случаях также требуется проводить диагностику наличия или отсутствия высших кортикальных функций. Например, ошибочное впечатление о коме с утратой психической деятельности возникает при поражении ствола мозга — так называемом “синдроме изоляции” (“locked-in”), который бывает при полном параличе всех конечностей. Однако, у таких больных сохранено мигание и вертикальные движения глаз. Их можно обучить азбуке Морзе, с помощью которой они способны передавать глазами достаточно сложные мысли.

Сопорозное состояние характеризуется, также как и кома, полным выключения сознания, но у больного сохранены оборонительные и другие безусловные рефлексы. Сопор и кома являются признаками тяжелого соматического неблагополучия организма. После выздоровления остается полная амнезия всего периода бессознательного состояния.

Оглушение — выраженная его степень граничит с сопором, однако больного удается “растормошить” и он приходит на короткое время в сознание. При отсутствии сильных стимулов извне (энергичные оклики, встряхивание) больной снова погружается в спячку. После выздоровления при тяжелом оглушении амнезия на период нарушения сознания почти полная.

При средней степени оглушенности (сомоноленция) сонливость менее глубокая;

больной сам не говорит, но на вопросы отвечает, хотя и со значительной задержкой;

нарушено осмысление окружающего, а при выздоровлении отмечается частичная амнезия.

При более легком оглушении — обнубиляции (от гр. nubes — облако) происходит колеблющееся по интенсивности легкое затемнение сознания с затруднением осмысливания ситуации, понимания смысла происходящего и чужой речи, больной сонлив, медленно и мало говорит.

Состояния помрачения сознания Качественные нарушения сознания обусловлены расстройством (дезинтеграцией) сознания и его “заполнением изнутри” патологическими содержаниями (психопатологической продукцией, чаще галлюцинаторной и бредовой), в силу чего нарушается ориентировка больного в конкретно-предметной среде, изменяется поведение, а после выздоровления отсутствуют или отрывочны воспоминания о периоде помрачения сознания.

Дезинтеграция сознания — это корковое нарушение связей, т.е. более сложное расстройство, чем простое выключение сознания. В этой группе чаще всего отдельно выделяют делирий, онейроид, аменцию и сумеречные состояния сознания.

Делирий (от лат. delirium — безумный) характеризуется преобладанием у больных наплывов ярких сценоподобных истинных зрительных галлюцинаций.

Делириозное помрачение сознания обычно усиливается к вечеру и ночью, а днем могут наступать периоды относительного прояснения сознания. Поведение больного зависимо от содержания психопатологической продукции. Воспоминания на период делирия после выздоровления сохраняются частичные. Типичный пример делирия — алкогольная “белая горячка”.

Онейроид (от греч. oneiros — сновидение) характеризуется преобладанием у больных наплывов фантастических зрительных псевдогаллюцинаторных переживаний, напоминающих сновидения или грезы. Больные полностью дезориентированы и погружены в свой внутренний мир или сохраняют двойственность ориентировки, отражая и реальную, и кажущуюся действительность. Воспоминания о пережитом сохраняются частичные, причем больные обычно забывают реальные события, но помнят свои болезненные фантастические переживания. Онейроид чаще наблюдается при тяжелых инфекциях и шизофрении.

Менее глубокое помрачение сознания наблюдается при ониризме (“бред сновидений”), когда нарушается дифференцировка между сновидениями и реально происходящим вокруг. Бред является как бы продолжением очень ярких сновидений и сновидных переживаний, чаще приятных. После пробуждения убежденность в реальности виденного во сне, его актуальность постепенно уменьшается.

Аменция (от лат. amentia — бессмыслие) характеризуется состоянием спутанности сознания в силу острой потери способности синтеза восприятий и образования причинно-следственных ассоциаций (инкогеренция, бессвязанность мышления). Поведение определяется растерянностью с аффектом недоумения.

Нарушены все виды ориентировки, а речь больного состоит из обрывков воспоминаний. Амнезия после выздоровления полная, распространяющаяся на весь период аменции. Аментивные состояния бывают после тяжелых травм мозга, при тяжелых и длительных заболеваниях, приводящих к истощению нервной системы (интоксикации, инфекции).

Сумеречное расстройство сознания характеризуется резким сужением сознания, при этом внешние впечатления либо совсем не доходят до больного, либо доходят не полностью. Внимание приковывается к одному объекту с возможностью внешне упорядоченных и даже сложных действий. При сумеречных расстройствах сознания могут быть и галлюцинаторно–бредовые переживания, обуславливающие внезапные и опасные для окружающих поступки — бегство, нападение.

Сумеречное состояние всегда начинается и заканчивается внезапно, длится от нескольких минут до нескольких дней, амнезия перенесенного полная. Чаще сумеречные состояния наблюдаются при органических заболеваниях мозга (поражение медиальных отделов височной области мозга), эпилепсии, просоночных состояниях, патологическом опьянении, а также после тяжелых внезапных психических травм.(патологический аффект).

При некоторых видах сумеречного расстройства сознания психогенного характера (“истерические, диссоциативные сумерки”) возможен частичный контакт с больным, его поведение и отдельные высказывания отражают психотравмирующую ситуацию, вызвавшую состояние. Следует отметить, что именно при этом варианте сумеречного состояния возможно “оживление” воспоминаний перенесенного в состоянии гипнотического сна (гипноанализ).

Как вариант сумеречного расстройства сознания рассматриваются и состояниям амбулаторного автоматизма. К нему относятся случаи снохождения (сомнамбулизма) и состояния транса. Последний может длиться даже несколько недель при внешне упорядоченном поведении. Однако внезапно выйдя из него, больной не может отдать себе отчета, почему он оказался в данном месте и что собирался делать.

От сумеречных состояний следует отличать особые состояния сознания (Гуревич М.О., 1949), которые периодически проявляются относительно поверхностными нарушениями сознания с признаками деперсонализации и дереализации, а также симптомами “уже виденного” (deja-vu) и “никогда не виденного” (jamais-vu). Последние симптомы часто появляются при поражении медиальных отделов височной области мозга. Среди нарушений сознания они занимают особое место, так как не сопровождаются амнезией. К этой группе относят и ауру (букв. — “дуновение ветерка”) перед эпилептическим припадком, о которой у больного также сохраняется воспоминание.

Нарушения самосознания К. Ясперс противопоставил сознание собственного “Я” предметному сознанию и выделил четыре главных признака самосознания, нарушение которых является типичным при психической патологии:

1) чувство деятельности — осознание себя как существа активного;

2) осознание собственного единства в каждый момент времени;

3) осознание собственной идентичности;

4) осознание того, что “Я” отлично от остального мира, от всего того, что не является “Я”.

Таким образом, к главным клиническим критериями нарушения самосознания можно отнести расстройство сознания своего “Я” как личности и отсутствие или искажение сознания субъективной принадлежности собственных психических актов (Семенов С.Ф., 1966).

Деперсонализация — нарушение самосознания, выражающееся в отчуждении от самого себя, от своего “Я”. Субъективно она всегда неприятна и может существовать длительно или проявляться приступами. Чувство отчужденности от собственного “Я” может касаться как отдельных соматических или психических функций, так и личности в целом. Обычно деперсонализация появляется только с подросткового возраста, хотя отдельные элементы ее возможны уже с возраста 8-10 лет. У детей преддошкольного и дошкольного возраста такие проявления, как игровое перевоплощение, отсутствие ощущения сытости, удовлетворения жажды, утрата сознания пола или возраста и ряд других некоторые исследователи также относят к рудиментарным проявлениям деперсонализации (Башина В.М., 1980). В виде отдельных эпизодов деперсонализация может встречаться у здоровых людей на фоне переутомления, волнения или недосыпания.

Однако чаще всего деперсонализация возникает при депрессии и шизофрении.

При соматопсихической деперсонализации возникает чувство чуждости всего тела либо его частей или даже их исчезновения. В отличии от нарушений “схемы тела” (перцептивное расстройство) здесь нет ощущений изменений пропорций тела или его частей. Больные сообщают, что тела (или его частей) просто нет, они не чувствуют его (их). Больной иногда не может понять сыт он или голоден, хочется ему в туалет или нет. Даже иногда возникает чувство исчезновения жизни и собственного существования (витальная деперсонализация).

При аутопсихической деперсонализации возникает чувство чуждости отдельных своих психических функций или своего “Я” в целом. Когда это касается отдельных психических функций, то больные говорят об исчезновении чувств (болезненное, неприятное чувство “отсутствия чувств” — anaesthesia dolorosa psychica);

сообщают, что им кажется чуждыми собственная речь, мысли или свое прошлое. В некоторых случаях у больных возникает болезненное ощущение исчезновения своей личности и изменения своего “Я”. При этом имеется в виду, что больные как бы наблюдают себя со стороны, сообщая, что они становятся какими то другими, столь безжизненным и лишенным реальности становится осознание ими самих себя.

Принципиальная важность положения о том, что именно мозг в целом является носителем сознания и самосознания, отчетливо прослеживается в клинике нарушений сознания вследствие избирательного поражения правого или левого полушария (Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А., 1990).

У правшей при поражении правого полушария наиболее часто наблюдаются нарушения сознания с утратой чувства реальности и собственной личности. Окружающий мир может потерять для них свое объективное значение. Иногда больные воспринимают только правую половину внешнего мира, а его левая половина заменяется прошлыми воспоминаниями.

При поражении левого полушария у правшей возникают иные состояния сознания — с “провалами мыслей” или, напротив, переживанием множества мыслей, мешающих друг другу. Нередки случаи кратковременного отключения сознания (сумеречные состояния), при которых больной может сохранять психомоторную активность.

У левшей особенности нарушения сознания не так сильно зависят от стороны поражения мозга. Преобладают обычно повторяющиеся полимодальные (зрительные, слуховые, осязательные и др.) галлюцинации. Иногда у этих больных появляются особые способности, например “видение” кожей, восприятие того, что не находится в пределах достигаемости зрительного пространства, и др.

ПРОБЛЕМА ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ Многие психологи и психиатры полагают, что термин “измененные состояния сознания” следует применять только при описании психики здоровых людей.

Другие расширяют понимание измененных состояний сознания, считая нарушения сознания известные в психиатрии лишь другим полюсом в континууме “нормальное сознание — нарушенное сознание”. Таким образом вся промежуточная область между этими полюсами и будет относиться к измененным состояниям сознания.

В любом случае измененные состояния сознания — это состояния сознания, которые отличаются от обычного, нормального состояния сознания человека, но не являются патологическими в психиатрическом понимании. Пути к их получению многочисленны — они могут быть вызваны алкоголем, наркотиками, гипнозом, медитацией, глубокой молитвой, сенсорной депривацией или звуками и вспышками света определенного ритма. Измененное состояние сознания можно фиксировать у человека в экстремальных состояниях и при сильных эмоциях. К ним можно отнести и особые состояния сознания, которые переживают больные эпилепсией и мигренью в ауре наступающего приступа.

Ограничить поле экстравертированного сознания с “погружением” в глубинное “Свое” можно путем концентрации внимания на мыслях, дыхании или телесных ощущениях, этому способствуют и ритмические танцы.

Измененные состояния сознания часто получают с помощью самых различных техник медитации. В европейской культуре получила большое распространение трансцендентальная медитация, которая основана на использовании особого слова — мантры. Последняя состоит из звуков, которые легко вступают в резонанс с электрической активностью мозга. Субъект должен повторять свою мантру (ОМ, ЭНГ, ШИРИМ...) сначала вслух, а потом про себя до тех пор, пока он не достигнет состояния полной расслабленности. Причем рекомендуется использовать мантру “ЕМА” лицам 16-20 лет, “ИНГ” — 18-20 лет, “ОМ” — 20-22 лет и т.д.

К настоящему времени в науке все заметнее тенденция понимания сознания не как однородного состояния, а как континуума состояний сознания и их многообразия. Еще в начале века психолог и философ В. Джеймс (1842-1910) писал, что “наше бодрствующее сознание — есть не более чем один особый тип сознания, в то время как повсюду вокруг него лежат совершенно другие, потенциальные формы сознания, отделенные тончайшей преградой”. Измененные состояния сознания сейчас даже рассматриваются как неотъемлемая составляющая нормальной психической деятельности здорового человека (Спивак Л.И., Спивак Д.Л., 1988).

Американский психиатр Фишер в 1977 году взаимные переходы из одного состояния сознания в другое представил в виде схемы — “карты внутреннего пространства”. По его мнению погружение в измененные состояния может осуществляется по двум “склонам” сознания: через пассивное бодрствование и расслабление, контролируемое парасимпатической нервной системой (континуум “расслабление–медитация”) и через активацию, “сврхбодрствование”, контролируемое симпатической нервной системой (континуум “активное восприятие–галлюцинация).

Континуум “расслабление–медитация” сопровождается снижением активации мозга (на ЭЭГ переход от бета-активности к медленным дельта-волнам) и приводит к множеству состояний сознания, которые оторваны от реальности.

Континуум “восприятие–галлюцинация” сопровождается повышением активации мозга (на ЭЭГ увеличение частоты бета-ритма с уменьшением его амплитуды и асинхронией) и приводит от состояний творческого вдохновения к мистическому экстазу, а в дальнейшем, через области тревоги и страха, к перевозбуждению с шизофреноподобным состоянием.

Наблюдения показывают, что человек иногда может вспомнить определенные события только тогда, когда он вновь окажется в том же состоянии, когда эти события произошли — в противном случае он ничего не помнит. Таким образом, для человека возможен ряд различных существований, которые могут продолжаться от одного психологического кризиса (или сновидения, приступа шизофрении) к другому.

Согласно теории прерывных состояний сознания (Tart Ch., 1975, 1982 и др.) каждое из состояний сознания описывается как хорошо упорядоченная, взаимно увязанная совокупность физиологических и психических процессов. Пока они остаются в рамках данного состояния, функционирование их обусловлено исключительно внутренними причинами и направлено на поддержание этого ключевого стереотипа. При переходе к другому состоянию происходит непременный разрыв связей и их последующая перестройка на новый лад, а это новое качество опять-таки управляется лишь внутренними законами. Теоретическую основу гипотезы прерывистости сознания составил известный науке феномен скачкообразного развития глубокой стадии гипноза с потерей “раппорта”.

В противоположность этому в теории непрерывных состояний сознания (Martlndale C., 1981) утверждается, что при разных факторах меняющих состояние сознания (психофармакологический препарат, засыпание и др.), действует единый механизм вокруг которого и меняются все аспекты сознания. Разные по происхождению процессы диссолюции (распада) сознания располагаются на оси регрессии, в нижней части которой находятся психозы, а выше — сны, состояния после приема психофармакологических препаратов, неврозы и другие более поверхностные измененные состояния сознания.

В теории смежных (смешанных) состояний сознания (Dittrich A., 1981 и др.) делается попытка объединения положений двух первых теорий. А. Дитрих в согласии со взглядами В. Вундта расположил весь спектр сознания по кругу. В центре его он поместил нормальное бодрствующее сознание, по окружности — бессознательное состояние, сопоставимое с выключением сознания. Между ними на разных радиусах переходные измененные состояния сознания, сопоставимые между собой при условии равной удаленности от центра.

В данной теории состояния сознания прерывны, но не настолько, чтобы нельзя было бы установить и степень их смежности. Это же определяет и трактовку патологии: По данным исследований влияния психофармакологических препаратов на больных шизофренией и на здоровых людей измененные состояния при патологии показывают большую степень смежности с измененными состояниями нормы. Можно сказать, что у кругов патологии и здоровья центры различные, а периферия как бы соприкасается.

Линии “непрерывности” или “прерывистости” состояний сознания четко обозначены в патологии. Так в выстраивающихся в непрерывную линию разных видах оглушения, сопоре и коме ярче всего выражена непрерывность сознания. В формах типа делирия, онейроида — смежность, а в формах типа сумеречных состояний, особенно при эпилепсии, — замкнутый мирок прерывности (Спивак Д.Л., 1989).

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЗНАНИЯ Исследование сознания представляет значительные трудности, а о расстройствах его приходится судить по косвенным признакам: мимика, жалобы (некоторые больные жалуются на неясность сознания), реакции на внешние воздействия, оценка ориентировки, внимания, мышления и другие.

При исследовании на ориентировку следует различать ориентировку во внешней среде, т.е. месте, времени и окружающих лицах (аллопсихическая ориентация) и ориентировку по отношению к самому себе — как в плане “схемы тела” (соматопсихическая ориентация), так и своей психической жизни (аутопсихическая ориентация).

Для исследования психофизиологических механизмов бодрствования и сна наиболее широкое распространение получила электроэнцефалография. С поверхности кожи головы можно записывать и вызванные потенциалы мозга, которые возникают в ответ на различные сенсорные раздражители (световую, звуковую и иную стимуляцию). Выделяют первичные ответы, возникающие в первые 100 мс после предъявления стимула, и более поздние вторичные.

Вызванные потенциалы обычно включены в ЭЭГ, но на ее фоне трудно различимы, поэтому их регистрация осуществляется специальными техническими устройствами, которые способны выделить полезный сигнал из “шума”.

Характеристиками вызванных потенциалов являются латентный период, полярность, форма и поведение при разного рода воздействиях. Первоначально они выступали как основа для анализа реакций мозга на внешние стимулы, но в дальнейшем стали использоваться и для анализа внутренне обусловленных нервных процессов. В частности, могут быть зафиксированы биоэлектрические колебания, связанные с активностью двигательной коры (моторный потенциал), с окончанием движения, с состоянием намерения произвести какое-либо действие (Е-волна), пропуска ожидаемого стимула. Форма, амплитуда и латентный период колебаний вызванных потенциалов обусловлены местом локализации регистрирующего электрода, модальностью и интенсивностью стимула, состоянием и индивидуальными особенностями индивида.

Более традиционными для изучения различных состояний сознания являются описательные методы, основанные на наблюдении за поведением и самоотчетах испытуемых о своих переживаниях. В большинстве случаев методы самонаблюдения не позволяют провести количественно-формализованный анализ возникающих в сознании изменений, хотя и приносят данные, свидетельствующие о многообразии содержаний сознания у людей.

Экспериментально–психологические методы исследования сознания еще остаются мало разработанными, но и в этой области наметились уже определенные подходы решения данной проблемы. В частности, для изучения сознания все чаще стали использовать лингвистические методы, поскольку непосредственным репрезентативом сознания является язык в его речевой форме. Анализ изменений в характеристиках речи (лексика, семиотика и грамматика языка) при тех или иных психических состояниях, изменениях физиологических процессов в центральной нервной системе широко используется в психолингвистике и нейролингвистике. В настоящее время разработаны и количественные методики измерения изменений речи у лиц в обычном и измененном состояниями сознания (Спивак Д.Л., 1986).

Конечно, различные состояния сознания проявляются и в двигательной сфере, но количественный анализ движений и действий оказывается чрезвычайно трудным и пока не дал существенных результатов, особенно при исследовании тонких, градуальных изменений сознания в пределах одного и того же состояния.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ Философско-материалистические традиции подчеркивают возникновение сознания в результате эволюции живой материи, совершенствования нервной системы и ее психических свойств. При этом изготовление человеком орудий труда и возникновение речи были решающими для формирования сознания, позволяющего человеку успешнее адаптироваться к среде.

Психология изучает происхождение, структуру и функционирование сознания у индивида. Сознание определяется здесь как интегративная психическая деятельность, обеспечивающая высшие уровни отражения действительности и саморегуляции. Сознание позволяет человеку строить внутреннюю модель окружающего мира и на ее основе строить свое поведение. Более того, сознание обладает рефлексивной способностью, что обеспечивает самосознавание и своего внутреннего мира.

В медицине изучаются расстройства сознания, которые противопоставляются “сознательности” или “ясности” сознания. При ясном сознании у человека, хотя и имеющего нарушения некоторых психических функций, способность ориентироваться в месте, времени и собственной личности остается сохранной. Это медицинское определение сознания уже, чем в психологии, но оно имеет важное практическое значение. Один и тот же психопатологический симптом у больного с ясным сознанием может приобретать иное диагностическое значение у больного с помрачением сознания.

Все многообразие содержаний сознания (предметного мира, самосознания своего телесного и психического Я, эмоциональных оценок) с возможностями целеполагания и сосредоточения могут быть реализованы только при нормальном функционировании механизмов активации мозга, которые обеспечивают состояние бодрствования. Причем этот уровень бодрствования для более эффективного поведения должен быть оптимальным.

Противоположным состоянию бодрствования является состояние сна.

Чередование сна и бодрствования является важнейшим биоритмом человека.

Методом электроэнцефалографии показано, что сон, как и бодрствование, является неоднородным состоянием. В нем выделяются две существенно различающиеся фазы медленного и быстрого (пародоксального) сна. Существует множество расстройств сна, которые касаются как засыпания и пробуждения, так и этих фаз сна.

В психопатологии нарушения сознания подразделяются на количественные и качественные, а также нарушения самосознания. Количественные расстройства связаны с падением уровня бодрствования, что сопровождается состояниями выключения сознания — оглушением, сопором и комой. Качественные нарушения обусловлены дезинтеграцией сознания с заполнением его “изнутри” патологическими содержаниями, что приводит к состояниям помрачения сознания — делириозному, онейроидному, аментивному или сумеречному. Нарушения самосознания проявляются особыми состояниями деперсонализации, выражающимися в отчуждении от самого себя различных аспектов “Я”.

В континууме между нормальным и нарушенным сознанием располагается обширная область так называемых измененных состояний сознания. Они могут быть вызваны различными веществами, медитацией, сенсорной депривацией или стимуляцией, стрессом или сильными эмоциями. Полагают, что измененные состояния сознания являются неотъемлемой составляющей частью нормальной психической деятельности.

В клинике о расстройствах сознания у больного судят по его реакциям на внешние воздействия, а также оценивается аллпсихическая, соматопсихическая и аутопсихическая ориентировка. Электроэнцефалография, в том числе методом вызванных потенциалов, используется для изучения психофизиологичесих механизмов бодрствования и сна. Лингвистические подходы лежат в основе психологических методов изучения сознания, особенно его тонких, градуальных изменений в пределах одного и того же состояния.

Вопросы для самопроверки 1. В чем сущность подходов к определению сознания в философии, психологии и медицине?

2. Что собой представляют бытийное и рефлексивное сознание? Как он соотносятся между собой?

3. Каковы характеристики сознания, требующие оценки в повседневной врачебной практике?

4. Какова последовательность этапов формирования сознания в онтогенезе?

5. Как соотносятся между собой сознание и бессознательное? Что собой представляет сознательное пошаговое управление поведением?

6. В чем сходство электроэнцефалографических характеристик напряженного бодрствования и пародоксального сна?

7. Какова роль сна в информационных процессах и регуляции эмоционального состояния?

8. Что собой представляют методики хронотерапии? При каких расстройствах сна они используются?

9. Какие три главные характеристики синдромов нарушенного сознания предложил немецкий психиатр Ясперс?

10. Снижаются или повышаются пороги ощущений и восприятий при состояниях выключения сознания в степени оглушенности?

11. Наплывы зрительных расстройств восприятия при онейроидных помрачениях сознания более напоминают истинные или ложные галлюцинации?

12. При аментивном помрачении сознания нарушения мышления более связаны с острым расстройством механических или причинно–следственных ассоциаций?

13. Может ли больной вспомнить те переживания, которые овладевали им в период сумеречного расстройства сознания? Если может вспомнить, то, при каких условиях, и каком заболевании?

14. Относится ли аура перед эпилептическим припадком к сумеречному расстройству сознания? Если не относится, то почему?

15. В чем сходство и различия соматопсихической деперсонализации от перцептивных расстройств типа нарушений “схемы тела”?

16. Что собой представляют измененные состояния сознания? Каким образом можно количественно измерять изменения в состоянии сознания по характеристикам речи испытуемого?

Раздел ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ГЛАВА ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ ЛИЧНОСТИ ЛИЧНОСТЬ, ИНДИВИД, ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ Человечество вышло через развивающее общение и трудовую деятельность из животного мира. Человек, с одной стороны, биологическое существо, принадлежащее к классу млекопитающихся, отличающихся прямохождением, развитием рук и высокоразвитым мозгом. С другой стороны, человек — существо общественное. Это самый важный признак, так как общественные отношения, коллективный труд изменили и подчинили себе биологическую, телесную организацию человека. Именно в ходе исторического, общественного развития сформировалось особое качество человека, называемое личностью.

Проблемой личности занимается целый ряд наук: философских, общественно исторических, юридических, педагогических, а также психология и патопсихология. Однако до настоящего времени в учении о личности нет единства, поэтому существуют немалые сложности в используемом понятийном аппарате.

Человек, являясь организмом и личностью, представляет собой сложнейший интегративный результат биологического развития материи и процесса общественного развития. Чтобы научно описать человека, в психологии используется ряд понятий, которые представляют человека с разных сторон. Кроме самого понятия личность, к таким понятиям относятся понятия индивид и индивидуальность.

Отечественный психолог А.Н. Леонтьев (1903-1979) подчеркивал, что необходимой предпосылкой научного психологического анализа личности является в первую очередь различение понятий индивид и личность.

Даже в обыденном языке слово “личность” мы употребляем только к определенному человеку, и при том лишь с некоторого этапа развития. Мы не говорим о личности животного, новорожденного или младенца. Однако у нас не возникает затруднений говорить о животном и о новорожденном как об индивидах и их индивидуальных особенностях — возбудимости, агрессивности и прочих.

В психиатрии мы можем встретиться со случаями болезненного раздвоения личности, но ни какой патологический процесс не может привести к раздвоению индивида, целостности его биологической организации. Разумеется, что понятие личности, также как и понятие индивида, выражает целостность субъекта жизни, но эта целостность уже особого рода. Она приобретается не генотипически, а в процессе воспитания, обучения, т.е. личностного развития: “личностью не родятся, личностью становятся…”. Таким образом, личность есть относительно поздний продукт как общественно–исторического, так и онтогенетического развития человека.

Индивид (от лат. individuum — неделимое) — это психосоматическая организация личности, делающая его представителем человеческого рода.

Индивидом мы называем человека, когда о нем говорим как о биологическом существе вида “человек разумный”. Индивид — отдельный человек, особь, принадлежащая к человеческому роду. Поэтому мы можем назвать индивидом любого человека — новорожденного, ребенка, взрослого или старца.

Человек появляется на свет исключительно как индивид. Социальные условия (воспитание, обучение и др.) конечно способствуют развитию в индивиде как общечеловеческих свойств и способностей, так и индивидуальных качеств, т.е.

индивид не воспроизводится стереотипно по некоторому образцу. Его врожденные, индивидуально-генетические особенности и приобретаемые под влиянием условий воспитания и других внешних воздействий индивидуальные качества делают индивида и отличным от других людей, однако наиболее общей характеристикой индивида являются целостность его психофизиологической организации, что определяет устойчивость во взаимодействии с окружающим миром и активность.

Личность — это принципиально другое, особое системное социальное качество индивида, которое он приобретает в процессе возрастного развития при взаимодействии со своим социальным окружением. Младенец, как индивид, имеет лишь врожденные задатки для становления его как личности. Эти природные предпосылки развиваются только в том случае, если индивид будет “втянут” в общение и совместную деятельность с другими людьми. Опыт изучения детей, воспитанных животными, свидетельствует об исключительной сложности осуществления этой задачи. В личности, прежде всего, мы обнаруживаем социальные качества человека. Развитие человека в обществе и формирует его как личность.

Таким образом, понятия “индивид” и “личность” не тождественны. Индивид — это та реальность, которая заключена в границах тела человека, в то время как личность — образование, не только выходящее за пределы этого тела, но и формирующееся во внешнем пространстве социальных отношений.

Собственно личностью (узкое значение термина) в психологии обозначают те особые свойства индивида, которое он приобретает только в обществе и которые характеризуют уровень и качество представленности в нем социальных отношений. Они проявляются в совместной деятельности и в общении с другими людьми (личность как субъект социальных отношений и сознательной деятельности). Что же касается природных индивидуальных свойств (морфофизиологических), а также некоторых приобретенных психофизиологических особенностей, то они к собственно личностным не относятся, а характеризуют человека как индивида. Таким образом, здесь человек как личность является субъектом общества и представляет собой устойчивую психологическую систему социально значимых его свойств (черт личности).

Слово “личность” (personality) в английском языке происходит от латинского “persona”. Первоначально это слово означало маски, которые надевали актеры в древнегреческом театре. По сути, этот термин изначально указывал на роль, фигуру в театральном действии. Таким образом, уже с тех времен в понятие личность вкладывался внешний, поверхностный социальный образ, который принимает индивид, когда играет определенные жизненные роли. В русском языке имеется подобная аналогия в слове “личина”, также обозначающая исполнение чужой роли, притворную внешность, общественное лицо, обращенное к окружающим. Хотя подобная точка зрения на понятие личность в настоящее время считается сильно упрощенной, однако в среде непрофессионалов она достаточно распространена — большинство людей оценивают личность по критериям обаяния, умения вести себя в обществе, т.е. внешней привлекательности. Здесь имеет место отождествление личности с тем внешним социальным впечатлением, какое человек производит на окружающих.

Человек в обществе включен во множество различных социальных групп (семья, учебная группа, рабочий коллектив, дружеская компания и т.д.). В каждой группе он занимает определенное положение, обладает неким статусом, к нему предъявляются определенные ожидания. Таким образом, один и тот же человек должен вести себя везде по разному, т.е. выступать в разных ролях. Освоение социальных ролей — часть процесса социализации личности, условие “врастания” в общество себе подобных. В ряде случаев требования к ролевому поведению в разных ситуациях оказываются противоречивыми.

Личность (подструктура направленности) позволяет сохранить целостность своего “Я”, оставаться самим собой при исполнении разных ролей. Развитая личность может использовать ролевое поведение как инструмент адаптации к определенным социальным ситуациям, в то же время не сливаясь, не идентифицируясь с ролью.

При широком понимании и употреблении термина “личность” его значение практически совпадает с понятием конкретного, отдельного человека с акцентом на его неповторимость и уникальность. Здесь понятие личность уже включает в себя темперамент и характер человека, а также индивидуальные биофизиологические характеристики организма — тип метаболизма, особенности нервных процессов или другие “природно–обусловленные” свойства (Рубинштейн С.Л., 1973;

Ананьев Б.Г., 1977). Однако, и здесь понятие личность акцентирует внимание на общественно исторической природе человека, но не ограничивается этим, поскольку личность — это еще и ядро, своеобразное интегрирующее начало, которое связывает воедино различные психические и физиологические процессы индивида, придает его поведению необходимую последовательность и устойчивость.

Психологически зрелой личностью может считаться человек, достигший определенного, достаточно высокого уровня психического развития. В качестве главной черты достижения этого уровня развития отмечается возникновение у человека способности вести себя независимо от непосредственно воздействующих на него обстоятельств и даже вопреки ним, руководствуясь при этом собственными, сознательно поставленными целями. Именно развитие сознания отражает становление человека как личности. Важнейшей составляющей сознания является самосознание — о чем бы человек ни думал, он всегда более или мене сознает самого себя, свое личное существование, свое “Я”.

Личность не может характеризоваться развитием какой–либо одной из ее сторон — рациональной, эмоциональной или волевой. Личность — это некая нерасторжимая целостность всех ее сторон. Личность в широком понимании вмещает в себя как отдельные психические функции, так и физическую конституцию. Она составляет единство как в смысле интеграции психических и соматических процессов, так и в смысле постоянного осознания самой себя во времени. Она является динамической системой, постоянно изменяющейся и развивающейся во времени, но, несмотря на это, она все равно представляет собой некое единство во всем его многообразии.

В широком понимании личность — есть некое организованное и организующее целое (структура) относительно постоянных свойств (черт), динамически развивающихся из врожденных задатков индивида во взаимодействии с жизненной средой (Конечный Р., Боухал М., 1983).

Данное определение содержит две главные составные части, с которыми мы постоянно сталкиваемся при изучении личности: структуру (строение) личности и ее динамику (личностный рост), т.е. возрастное становление и дальнейшее развитие личности. В определении также подчеркивается лишь относительное постоянство качеств ядра личности. Отдельные свойства личности (ее черты) могут подвергаться изменениям под влиянием условий жизни, воспитания или болезни.

Поэтому обычно говорят не просто о структуре, а о динамической структуре личности. Становление и развитие личности осуществляется на базе имеющихся наследственных задатков в активном взаимодействии с актуальными всевозможными раздражителями (и не только общественными) жизненной среды.

Психические свойства личности (черты) не являются готовыми с самого начала, они проявляются и одновременно с этим формируются в поведении, поступках и чувствах человека.

Один из основателей психологии личности и инициатор разработки системного подхода к ее изучению американский психолог Г.В. Олпорт (1897-1967) еще в 1937 году приводит около 50 определений личности, почерпнутых из философии, юриспруденции, социологии и психологии. Он выделяет среди них две основные группы: биосоциальные и биофизические определения. В группе биосоциальных определений понимание личности близко к житейскому и личность определяется отношениями индивида к другим людям. В частности, по представлениям Г.С. Салливана (1892-1949) личность есть динамический центр различных процессов, происходящих в межличностных отношениях, и выражается она в поведении по отношению к одному или нескольким лицам. В группе биофизических определений акцент делается на качества и свойства исходящие из самого индивида.

Личность здесь является динамической организацией в индивидах тех психофизиологических систем, которые определяют его уникальные реакции на окружающие условия. Например, Г. Айзенк понимает личность как более или менее прочную и стабильную организацию характера, темперамента, интеллекта и тела, которые и определяют индивидуальные особенности адаптации человека к окружающей среде.

При определении личности спорными для психологов являются обычно следующие положения:

1) Следует ли относить к личности и физическую конституцию;

2) Нужно ли включать в определение признак приспособляемости (адаптации) к среде;

3) Должно ли определение личности включать в себя социальный характер своего положения.

Целесообразно обратить внимание на то, что при всем различии взглядов психологи сходятся на том, что личность представляет собой некое единое целое, динамический центр интеграции психических и соматических процессов. В большинстве определений личность представлена теми характеристиками, которые “отвечают” за устойчивые формы поведения. Личность как таковая относительно постоянна во времени и меняющихся ситуациях.

Индивидуальность — это понятие отражает только те особенности психики и личности индивида, которые присущи только данному человеку. Тем самым эти особенности отличают одного человека от другого. Сюда относятся как индивидуально-неповторимые психобиологические особенности организма индивида, так и те, которые следует отнести к уникальным свойствам личности.

Индивидуальность складывается из особенностей различных черт личности, причем роль социальных и биологических вкладов в них далеко не одинакова. Имеются личностные качества, в развитии которых роль биологических, врожденных влияний очень велика (например, темперамент), но имеются качества (например, мышление, память или воображение), в развитии которых существенную роль уже играют особенности обучения. Еще более возрастает роль обучения в развитии таких качеств личности, как знания, навыки, умения. Особую группу составляют качества направленности личности (например, интересы, идеалы, убеждения, мировоззрение), в формировании которых роль биологического ничтожна, но исключительно велика роль социального опыта, особенностей воспитания.

Таким образом, психическая индивидуальность человека является сложным переплетением различных психофизиологических, психологических и социально психологических свойств. Ядром психической индивидуальности является темперамент (биологическая составляющая психической индивидуальности). На ее основе формируется характер (психологическая составляющая психической индивидуальности), а затем происходит становление личности (социальной составляющей психической индивидуальности).

СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ Общей чертой многих концепций личности является стремление представить личность как целостный объект, рассмотрение личности как системы. Хотя понятие “личность” занимает самое высокое положение в иерархии терминов, характеризующих индивидуальность, наш словарь для описания целостной личности поразительно беден: крупная, яркая, выдающаяся, бесцветная, мелкая, серая, — дальше подобного рода определений мы не идем.

Одновременно, в описательном плане, число отдельных свойств (черт) личности насчитывается огромное количество — более 1500 слов в русском языке.

Среди этих свойств личности имеются как более, так и менее устойчивые черты, а также черты, в генезе которых имеются как большая, так и меньшая их обусловленность биологическими или социальными факторами. Все эти черты взаимосвязаны в личности как целостном образовании, но их взаимосвязи различны.

В практической деятельности психолога всегда возникает задача, как привести это огромное множество черт личности в определенную систему (структуру), как выделить какие-то подструктуры личности с тем, чтобы иметь дело с каким-то обозримом множеством типов индивидуальностей.

Понятие “структура” (от лат. structura — взаиморасположение, строение), как совокупность устойчивых связей между множеством компонентов объекта и обеспечивающих его целостность и тождество самому себе, всегда предполагает рассмотрение объекта с точки зрения системы.

В 40-х годах системный подход, особенно под влиянием общей теории систем Людвиг фон Берталанфи, выделился как особого рода методология познания специальных дисциплин. Берталанфи считал, что существуют два фундаментальных взгляда на мир — “механистический” и “организмический”. Для механистического, или Нютоно– Галилеевского, взгляда на мир характерны, во–первых, элементаризм, то есть разбиение предмета исследования на “атомы” — элементарные и более неделимые составляющие, и, во–вторых, линейная причинно–следственная обусловленность происходящего.

Организмический взгляд на мир происходит из биологии и для него свойственны, во– первых холизм (Аристотелевское положение, что целое — больше суммы его частей) и, во–вторых, взаимовлияние и взаимопричинность всех частей и процессов системы.

В качестве наиболее общих характеристик “системы” в самых различных системных исследованиях выступают следующие:

1) Целостность — не сводимость любой системы к сумме образующих ее частей и не выводимость из какой–либо части системы ее свойств как целого;

2) Структурность — связи и отношения элементов системы упорядочиваются в некоторую структуру, которая и определяет поведение системы в целом;

3) Взаимосвязь системы со средой, которая может иметь “закрытый” (не изменяющий среду и систему) или “открытый” (преобразующий среду и систему) характер;

4) Иерархичность — каждый компонент системы может рассматриваться как система, в которую входит другая система, т.е. каждый компонент системы может быть одновременно и элементом (подсистемой) данной системы, и сам включать в себя другую систему;

5) Множественность описания — каждая система, являясь сложным объектом, в принципе не может быть сведена только к какой-то одной картине, одному отображению, что предполагает для полного описания системы сосуществования множества разных ее отображений.

Наряду с этими общими характеристиками любой системы выделяется и ряд специфических характеристик, например целеустремленность сложных технических, живых и социальных систем, их самоорганизация, т.е. способность менять свою собственную структуру, и т.п.

В решении проблемы типологии личности путем выделения в личности каких-то составляющих ее подструктур в психологии прослеживаются две главные тенденции: выделение типа индивидуальности на основе поиска совокупности устойчивых, постоянных личностных характеристик (структурные личностные модели) и выделение типа индивидуальности на основе описания внутренних динамических сил во взаимодействии между которыми и средой и формируется структура личности (динамические личностные модели).

Структурные личностные модели Все предложенные психологами структурные концепции личности пытаются выделить и упорядочить в систему устойчивые, относительно неизменные личностные характеристики. Наиболее популярные примеры структурных концепций — это концепции черт и концепции типа личности.

Концепции черт личности. Здесь личностная черта рассматривается как устойчивое качество или склонность человека вести себя всегда устойчиво определенным образом в разнообразных ситуациях.

Психолог Гордон У. Оллпорт (1897–1967) разделил черты на кардинальные, центральные и вторичные. Кардинальная черта выражает всеобщую, кардинальную предрасположенность (диспозицию) человека, которая фактически видна в каждом его действии. Например, мы говорим о садизме как о черте, названной именем маркиза де Сада, или мы говорим об авторитарной личности, которая фактически все воспринимает в контрастных, черно–белых тонах. Обычно у человека таких кардинальных черт немного, если они вообще есть. Центральные черты, такие как честность, доброта или настойчивость, выражают диспозиции в широком, но более ограниченном, в отличие от кардинальных черт, спектре ситуаций. Еще менее заметны вторичные черты, они как диспозиции, менее всего обобщены и согласованы. В любом случае понятие черта личности необходимо для выражения того, что делает обычно человек во многих ситуациях, а не для того, что именно он сделает в данной конкретной ситуации. Согласно Оллпорту, для понимания поведения необходимо как понятие черты, так и понятие ситуации. Черта объясняет согласованность поведения, а признание роли ситуации необходимо для объяснения его вариативности.

По мнению Раймонда Бернарда Кеттелла (Cattell: 1905–1998), который разработал факторную теорию черт личности, ядро личностной структуры образовано 35 устойчивыми первичными чертами (факторами). Из них 23 являются характеристиками нормальных людей, а 12 относятся к патологическим отклонениям. Из нормальных черт наиболее изученными являются 16 личностных факторов, которые и входят в разработанный им “Шестнадцати–факторный личностный опросник” (16PF).

В своих работах Кеттелл подчеркивал, что среди множества классификаций черт, особенно важны две. Первая делит все черты на черты способностей, темперамента и динамические черты. Другая — на поверхностные и глубинные черты. Черты способностей характеризуют навыки и способности человека, черты темперамента относятся к эмоциональной жизни и особенностям стиля поведения, а динамические черты в понимании Кеттелла более определяют направленность личности — стремления, мотивацию, цели. Различение поверхностных и глубинных черт связано с уровнем, на котором мы наблюдаем поведение.

Поверхностные черты выявить легко, например, опрашивая самих людей (или сторонних наблюдателей) о реальных и документально фиксированных событиях их прошлой жизни (L–данные, life record), с помощью опросников мнений (Q–данные, questionnaire) или наблюдения за поведением человека в специально созданных миниатюрных ситуациях, например как в тестах достижений (Т–данные, test).

Глубинные черты выявить труднее, но они связывают воедино все поверхностные черты и их определяют. Эти глубинные личностные черты выделены Кеттеллом в результате большой работы по математической обработке данных, полученных из всех трех источников информации об испытуемых. Для идентификации этих черт Кэттелл использовал факторный анализ, первые принципы которого были заложены еще в 1905 году его учителем Спирменом.

Личностный опросник “16 личностных факторов” (FP16) впервые опубликован Р. Кэттеллом в 1950 году и является реализацией подхода к изучению личности на основе выделения ее черт. Опросник содержит 187 вопросов на которые испытуемый отвечает тремя вариантами ответов: а, б, в (или “да”, “нет”, “не знаю”). Полученные результаты выражаются в шкале стенов с минимальным значением 0, максимальным 10 и средним 5, стена. Строится профиль личности, при интерпретации которого выявляют наибольшие отклонения шкал от среднего значения здоровых лиц.

Шкалы или факторы (обобщенная черта личности) получены автором на основе статистических методов (факторного анализа) и обозначаются буквами латинского алфавита, а также имеют “бытовые” и “технические” (для специалистов) названия.

Кэттелл использовал необычные названия черт для того, что хотел, чтобы они рассматривались вне связи с привычным значением слов.

Личностный опросник Кэттелла получает только 16 личностных черт, так как в нем используются только Q-данные и частично Т-данные (интеллект). Для получения еще семи дополнительных факторов требуется использование L-данных. Таким образом полная картина нормальной личности по Кэттеллу может быть описана 23 факторами. У больных же людей, наряду с этими “нормальными” факторами, обнаруживается еще патологических факторов. Отсюда Кэттелл постулирует два вида патологии: дисбаланс нормальных черт (функций) и появление новых болезненных черт (особых и четко определенных болезненных процессов).

Нормальные первичные основные черты, получаемые с помощью опросника Кэттелла для взрослых Фактор Техническое и бытовое название Положительный полюс Отрицательный полюс А Аффектомия (сердечность, доброта) Сизотимия (обособленность, отчужденность) В Высокий интеллект (умный, абстрактно Низкий интеллект (глупый, конкретно мыслящий) мыслящий) С Сила “Я” (эмоциональная Слабость “Я” (эмоциональная устойчивость, спокойный и неустойчивость, нереалистичный и реалистичный) неконтролируемый) Е Доминантность (настойчивость, Конформность (покорность, напористость) зависимость) F Сургенсия (рассудительность, Десургенсия (беспечность, серьезность, молчаливость) беззаботность, полон энтузиазма) G Сила “Сверх-Я” (высокая Слабость “Сверх-Я” (пренебрежение совестливость и сознательность) правил, недобросовестность) Н Пармия (смелость, раскованность) Тректия (робость, неуверенность) I Премсия (мягкосердечность, нежность) Харрия (суровость, жестокость) L Протенсия (подозрительность) Алаксия (доверчивость) М Аутия (мечтательность) Параксерния (практичность) N Искусственность (проницательность, Безыскусственность (наивность, расчетливость) простота) О Гипотимия (склонность к чувству Гипертимия (самоуверенность) вины) Q1 Радикализм (гибкость) Консерватизм (ригидность) Q2 Самодостаточность Социабельность (зависимость от (самостоятельность) группы) Q3 Контроль желаний (высокий Импульсивность (низкий самоконтроль самоконтроль поведения) поведения) Q4 Фрустрированность (напряженность) Нефрустрированность (расслабленность) Концепции типа личности. Другой путь анализа структуры личности основывается на выделении не отдельных личностных черт, а типа личности. Тип личности — это уже совокупность множества различных черт, которые взаимосвязаны и определяют постоянные и обобщенные поведенческие характеристики. Например, К. Юнг придерживается мнения, что люди разделяются на две категории: интровертов (замкнутые, углубленные в себя) и экстравертов (общительные, ориентированные на окружение). С этой точки зрения любая личность — непременно либо одно, либо другое.

Английский ученый немецкого происхождения Ганс Юрген Айзенк (Eysenck H.: 1916–1997) подходил к проблеме типологии личности уже с опорой на математические методы исследования также как это делал Кэттелл. Однако он попытался выделить еще более крупные структурные компоненты личности, объединяя черты (факторы) в суперчерты — личностные типы.

Ядром факторной теории типов Айзенка является разработанная им концепция того, что элементы личности располагаются иерархически — в четыре уровня (тип, черта, привычка, действие). Например, экстраверсия, как суперчерта, или тип, складывается из множества отдельных черт — общительности, живости, активности, настойчивости, стремления к успеху. В свою очередь отдельная черта состоит из многочисленных привычек. Например, общительность складывается из таких привычных реакций как манера приветствовать другого, склонность к посещению вечеринок, привычки охотно самому начинать разговор. А сами привычки, в свою очередь, состоят из отдельных действий. В частности манера приветствовать другого включает улыбку, протягивание руки при встрече.

В ранних исследованиях Айзенк выделял только два общих типа или суперфактора: экстраверсия–интроверсия и невротизм–эмоциональная стабильность. Все эти суперфакторы, являясь полярными, входят в нормальную структуру личности. Позднее он добавил еще и третий тип — психотизм–суперэго.

не исключая возможности добавления к своей модели еще и каких-то других измерений.

Введение Айзенком суперфактора психотизма шло в рамках разработанной им диатез–стрессовой модели возникновения психических заболеваний. По его мнению люди, чьи характеристики по фактору психотизма более высоки, являются генетически более уязвимыми (диатезис) к психическим заболеваниям (шизофреническим реакциям) при воздействии стрессовых ситуаций. Для лиц с высоким психотизмом характерна тенденция к уединению, эмоциональной холодности и низкой эмпатийности. Айзенк разработал четыре личностных опросника для измерения выделенных им суперфакторов.

Позднее поиск базовых элементов личности привел ряд исследователей к выводу о существовании пяти главных личностных суперфакторов: эмоциональная стабильность–невротизм (N), интроверсия–экстраверсия (E), закрытость– открытость новому опыту (O), антагонизм–доброжелательность к другим людям (A), несобранность–сознательность в деятельности (C).

Имеется довольно много вопросников, измеряющих эту “Большую пятерку” на основе перечня полярных прилагательных, а также известен и тщательно разработанный вопросник, созданный Костой и МакКрэем (Costa & McCrae, 1992), который получил название “Переработанный личностный вопросник NEO” (NEO– PI–R).

Полагают, что факторы вопросников Кэттелла и Айзенка отображаются в более общих параметрах Большой пятерки. Например, айзенковский высокий психотизм считается комбинацией низкого уровня Доброжелательности и низкого уровня Сознательности.

Миннесоткий многоаспектный личностный опросник (MMPI) преложен С. Хатуэем и Дж. Маккинли в 1940 году. Является реализацией типологического подхода к изучению личности. Опросник состоит из 566 утверждений, образующих 10 основных (базисных) диагностических шкал и около 400 дополнительных (для диагностики алкоголизма, академических и профессиональных способностей, социальной ответственности, ригидности и т.д.). Имеются также и сокращенные варианты методики (378 и утверждение), но они позволяют выяснить личностный профиль только по базисным шкалам. Завершается обследование построением профиля личности на специальных бланках, где первичные оценки по шкалам переводятся в стандартные оценки (Т-баллы со средним значением 50 и стандартным отклонением 10).

1. Шкала ипохондрии (Hs, “соматизации” тревоги) — определяет “близость” обследуемого к астеноневротическому типу личности. Испытуемые с высокими оценками всегда озабочены состоянием собственного здоровья, медлительны, пассивны, принимают все на веру, покорны власти, медленно приспосабливаются, плохо переносят смену обстановки, легко теряют равновесие в социальных конфликтах.

2. Шкала депрессии (D, тревога и депрессивные тенденции) — определяет степень субъективной депрессии (гипотимический тип личности). Умеренно высокие оценки имеют чувствительные, сенситивные лица, склонные к тревогам, робкие и застенчивые. В делах они старательны, добросовестны, высокоморальны и обязательны, но затрудняются в самостоятельных решениях, нет уверенности в себе, при малейших неудачах впадают в отчаяние. Значительное повышение по шкале свидетельствует о депрессии.

3. Шкала истерии (Hy, “вытеснение факторов, вызывающих тревогу) — разработана для выявления лиц, склонных к невротическим реакциям конверсионного типа. Они используют симптомы соматического заболевания как средство избегания ответственности. Все проблемы решаются “уходом в болезнь”. Главной особенностью таких людей является стремление казаться больше, значительнее, чем есть на самом деле, стремление обратить на себя внимание, жажда восхищения. Чувства у таких людей поверхностны и интересы не отличаются глубиной.

4. Шкала психопатии (Pd, реализация “скрытой тревоги” и напряжения в поведении) — направлена на диагностику социопатического типа личности. Высокие оценки по этой шкале свидетельствуют о социальной дезадаптации. Такие люди агрессивны, конфликтны, пренебрегают социальными нормами и ценностями (эмоциональная напряженность проявляется в непосредственном поведении, “минуя” системы внутреннего контроля). Настроение у них неустойчивое, они обидчивы, возбудимы и чувствительны. Возможен и временный подъем по этой шкале, вызванный какой нибудь причиной.

5. Шкала мужественности–женственности (Mf, маскулинность–феминность) — предназначена для измерения степени идентификации обследуемого с ролью мужчины или женщины, предписываемой обществом.

6. Шкала паранойи (Pa, ригидность аффекта) — позволяет судить о наличии “сверхценных” идей, подозрительности (паранойяльный тип личности). Это люди односторонние, агрессивные и злопамятные. Кто не согласен с ними, кто думает иначе, тот или глупый человек, или враг. Свои взгляды они активно насаждают, поэтому имеют частые конфликты с окружающими. Собственные малейшие удачи они всегда переоценивают.

7. Шкала психастении (Pt, фиксация тревоги и ограничительное поведение) — устанавливает сходство обследуемого с больными, страдающими фобиями, навязчивыми действиями и мыслями (тревожно-мнительный тип личности). Таким лицам свойственна тревожность, боязливость, нерешительность и постоянные сомнения.

8. Шкала шизофрении (Sch, аутизация) — направлена на диагностику шизоидного (аутистического) типа личности. Лицам с высокими показателями свойственно тонко чувствовать и воспринимать абстрактные образы, но повседневные радости и горести не вызывают у них достаточного отклика.

9. Шкала гипомании (Ma, отрицание тревоги) — определяет степень “близости” обследуемого к гипертимному типу личности. Для лиц с высокими показателями характерно приподнятое настроение, оптимизм независимо от обстоятельств. Они активны, деятельны, энергичны и жизнерадостны. Они любят работу с частыми переменами, охотно контактируют с людьми, однако интересы их поверхностны и неустойчивы, им не хватает выдержки и настойчивости.

10. Шкала социальной интроверсии (Si) — диагностика степени соответствия интровертированному (повышение по шкале) или экстравертированному (понижение по шкале) типу личности.

Особенностью MMPI является использование в нем специальных оценочных шкал:

для оценки искренности обследуемого — шкала лжи (L);

для выявления недостоверных результатов из-за небрежности, а также аггравации или симуляции — шкала достоверности (F);

для сглаживания искажений, вносимых чрезмерной осторожностью испытуемого — шкала коррекции (К).

При интерпретации полученных результатов исходят из того, что любой показатель, равный 70 Т–баллам или выше (“пик” профиля) указывает на близость обследуемого к соответствующей группе больных, жалобы и поведенческие реакции которых использовались для создания данной шкалы. Подчеркивается, что следует избегать буквальной интерпретации шкал опросника, поскольку измеряется не шизофрения или истерия, а лишь некоторые особенности, присущие лицам с данными психическими расстройствами. Для правильной интерпретации результатов обследования важное значение придается не отдельным шкалам, а их сочетанию, а также подтверждению другими данными о личности испытуемого.

В качестве иллюстрации приведен самый короткий русскоязычный стандартизированный вариант теста MMPI, известный в нашей стране как СМОЛ — сокращенный многофакторный опросник для исследования личности (Зайцев В.П., 1981).

Он содержит всего 71 вопрос, но позволяет вычертить профиль по 8 базисным шкалам (нет 5-ой и 10-ой шкал) и трем оценочным. Применяется этот вариант теста лишь для ориентировочной экспресс–диагностики личностного типа и при массовых скрининговых обследованиях населения.

СМОЛ (Mini-Mult, Kincannon I., 1968) Прочитайте каждое утверждение и решите, верно или неверно оно по отношению к Вам. Не тратьте времени на обдумывание. Наиболее естественно то решение, которое первым приходит в голову.

1. У меня хороший аппетит.

2. По утрам я обычно встаю свежим и отдохнувшим.

3. Моя повседневная жизнь полна событий, интересующих меня.

4. Работа дается мне ценой значительного напряжения.

5. Временами мне в голову приходят такие мысли, что лучше о них не рассказывать.

6. У меня редко бывают запоры.

7. Временами мне очень хотелось покинуть дом.

8. Временами у меня бывают приступы смеха и плача, которые я не могу контролировать.

9. Меня беспокоят приступы тошноты и рвоты.

10. Мне кажется нет такого человека, который понимал бы меня.

11. Иногда мне хочется выругаться.

12. Кошмарные сны снятся мне почти каждую ночь.

13. Я замечаю, что стало трудно сосредоточиться на определенной задаче или работе.

14. У меня бывают очень странные необычные переживания.

15. Если бы люди не интриговали против меня, я бы добился гораздо большего.

16. В юности было время, когда я совершал мелкие кражи.

17. У меня бывали такие периоды, тянувшиеся дни, недели и даже месяцы, когда я не мог ни за что взяться, т.к. не мог включиться в работу.

18. У меня прерывистый и беспокойный сон.

19. Когда я нахожусь среди людей, я слышу очень странные вещи.

20. Большинство знающих меня людей относятся ко мне хорошо.

21. Мне часто приходилось выполнять указания людей, знающих меньше меня.

22. Другие мне кажутся счастливее меня.

23. Думаю, что многие преувеличивают свои несчастья, чтобы добиться сочувствия или помощи.

24. Бывает, что я сержусь.

25. Мне безусловно не хватает уверенности в себе.

26. У меня очень редко бывают мышечные судороги или подергивания (или не бывает совсем).

27. Большую часть времени у меня такое чувство, как будто я сделал что-то плохое или злое.

28. Большую часть времени я чувствую себя счастливым, довольным жизнью.

29. Некоторые люди так любят командовать, что мне хочется все сделать наоборот, даже если я знаю, что они правы.

30. Я знаю, что есть люди настроенные против меня.

31. Я считаю, что большинство людей ради выгоды готовы поступить нечестно, чем упустить случай.

32. Меня очень беспокоит желудок.

33. Часто я не могу понять, почему был таким упрямым и ворчливым.

34. Временами мои мысли текут быстрее, чем я успеваю их высказать.

35. Я считаю, что в моем доме жизнь идет не хуже, чем у большинства моих знакомых.

36. Временами я бываю уверен в собственной бесполезности.

37. Последние несколько лет мое самочувствие большую часть времени хорошее.

38. Иногда у меня бывают такие состояния, когда я не осознаю, что делаю.

39. Я считаю, что меня часто незаслуженно наказывали.

40. Я сейчас чувствую себя лучше, чем когда-либо в жизни.

41. Меня не беспокоит, что обо мне говорят другие.

42. С памятью у меня все благополучно.

43. Мне трудно поддержать разговор с людьми, с которыми я только что познакомился.

44. Большую часть времени я чувствую слабость.

45. У меня редко болит голова.

46. Мне не трудно сохранять равновесие при ходьбе.

47. Не все, кого я знаю, мне нравятся.

48. Есть люди, которые пытаются отнять мои мысли и идеи.

49. Я уверен, что моим поступкам нет прощения.

50. Я бы хотел быть не таким застенчивым.

51. Я часто замечаю за собой, что тревожусь о чем-то.

52. Мои родители часто не одобряли моих знакомств.

53. Иногда я могу посплетничать.

54. Временами я чувствую, что необыкновенно легко принимать решения.

55. Я почти никогда не замечал у себя приступов сердцебиения и одышки.

56. Я легко выхожу из себя, но быстро успокаиваюсь.

57. У меня бывают периоды такого сильного беспокойства, когда я не могу усидеть на одном месте.

58. Мои родители и другие члены моей семьи часто без всяких оснований ко мне придираются.

59. Никому нет дела до того, что с тобой случится.

60. Я не осуждаю человека за обман тех, кто позволяет себя обманывать.

61. Временами я бываю полон энергии.

62. За последнее время у меня ухудшилось зрение.

63. Часто у меня шумит и звенит в ушах.

64. Кто-то пытается воздействовать на мои мысли.

65. У меня бывают периоды беспричинной радости.

66. Большую часть времени я чувствую себя одиноким, даже находясь среди других людей.

67. Думаю, что почти каждый может солгать, чтобы избежать неприятностей.

68. Я более обидчив, чем большинство людей.

69. Временами моя голова работает как бы медленнее, чем обычно..

70. Люди часто разочаровывают меня.

71. Я злоупотребляю (злоупотреблял) спиртными напитками.

Обработка. Подсчитайте число “сырых” баллов, т.е. ответов, совпадающих по ключу. Значение шкалы К добавляется к базисным шкалам № 1,4,7,8,9. Например: если по шкале К получено 9 баллов, то к значению шкалы №1, исходя из таблицы добавляют баллов, к значению шкалы №4 — 4 балла, к значению шкал №7 и №8 по 9, к значению шкалы №9 — 2 балла. Для получения личностного профиля в Т-баллах окончательные значения шкал в баллах нанесите на бланк.

Ключ.

1 (Hs): Неверно — 1,2,6, 37, 45;

Верно — 9, 18, 26, 32, 44, 46, 55, 62, 63.

2 (D): Н — 1, 3, 6, 11, 28, 37, 40, 42, 60, 61, 65;

В — 4, 9, 13, 17, 18, 22, 25, 36,44.

3 (Hy): Н — 1, 2, 3, 11, 23, 28, 29, 31, 33, 35, 37, 40, 41, 43, 45, 50, 56;

В — 9, 13, 18, 26, 44, 46, 55, 57, 62.

4(Pd): Н — 3,28,34,35,41,43,50,65;

В — 7,10,13,14,15,16,22,27,52,58,71.

6(Pa): Н — 28,29,31,67;

В — 5,8,10,15,30,39,63,64,66,68.

7(Pt): Н — 2,3,42;

В — 5,8,13,17,22,25,27,36,44,51,57,66,68.

8(Sch): Н — 3,42;

В — 5,7,8,10,13,14,15,16,17,26,30,38,39,46,57,63,64,66.

9(Ma): Н — 43;

В — 4,7,8,21,29,34,38,39,54,57,60.

Шкала L: Н — 5,11,24,47,53.

Шкала F: Н — 20,24,61;

В — 9,12,13,19,30,38,48,49,58,59,64,71.

Шкала K: Н — 11,23,31,33,34,36,40,41,43,51,56,61,65, Таблица коррекции “сырых” баллов К 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 0,5 К 1 1 2 2 2 3 4 4 5 5 6 6 7 7 8 0,4 К 1 1 2 2 2 2 3 3 4 4 4 5 5 6 6 0,2 К 0 0 1 1 1 1 1 2 2 2 2 2 3 3 3 Динамические личностные модели Динамические (от греч. dynamikos — сильный, подвижный) личностные модели являются более сложными описаниями структуры личности, чем простые структурные модели (теории черт и типа личности). Вся психическая деятельность здесь рассматривается с точки зрения ее непрерывной динамики за счет внутренней активности. Благодаря внутренней психической активности, как фундаментального свойства живого, организм оказывается необычайно чувствительным к одним стимулам и безразличным к другим. Этот побудительно–аффективный аспект психической жизни не только определяет характер двигательных реакций, но и влияет на восприятие окружающего мира.

Таким образом, динамические личностные концепции исходят из представления о внутренних силах, которые взаимодействуя со средой и формируют целостную структуру личности. Предложенное З. Фрейдом разделение личности на три инстанции (Ид, Эго и Суперэго) — типичный пример такого сложного структурного описания личности.

В других случаях для построения структуры личности предлагается более ограниченный набор составных частей с малым числом связей между ними.

Примером этого типа теорий может служить концепция личностных конструктов Дж. Келли, теоретика когнитивной психологии.

Каждый отдельный личностный конструкт представляет собой типичный для человека индивидуально-устойчивый характер его видения и толкования элементов окружающего мира (событий, явлений, людей). Человек как бы конструирует события, предвосхищая их на основании прошлого опыта и приобретаемых знаний.

При этом мышление и логика не являются единственным фактором, действующих в этом процессе. Мотивации, эмоции и потребности также принимают в нем участие.

Совокупность личностных конструктов представляет собой систему (структуру) с различным количеством составляющих ее единиц. Большая сложность системы личностных конструктов и их разветвленность у человека положительно связана с его способностью углубленно описывать, анализировать и оценивать воспринимаемые объекты в их противоречивом единстве.

Одновременно, в структуре личности может выявляться различная когнитивная сложность отдельных содержательных характеристик личности. Например, может наблюдаться высокая когнитивная сложность в области спорта, но низкая — в сфере межличностного восприятия и т.п.

Внутри системы личностных конструктов каждого человека имеется и центральная (ядерная) структура, посредством которой человек приходит к пониманию наиболее фундаментальных особенностей реальности, социального мира и самого себя. Эта центральная структура формируется с детства и с трудом поддается изменениям. Она выражает основополагающий взгляд человека на жизнь и определяет его центральную (ядерную) роль.

Структурно-динамические личностные модели в отечественной психологии В отечественной психологии также существует ряд попыток представить структуру личности (Ковалев А.Г., Платонов К.К., Мясищев В.Н., Рубинштейн С.Л.

и др.). В частности, А.Г. Ковалев (1963) духовный облик личности рассматривает как синтез сложных структур: темперамента — как комплекса природных свойств;

направленности — как совокупности потребностей, интересов и идеалов;

способностей — как системы интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств. В процессе деятельности личности ее психические свойства определенным образом связываются в соответствии с требованиями этой деятельности.

Одновременно основными побудителями всех деятельностей человека является система относительно устойчивых иерархизированных мотивов с формированием смыслообразующих и мотивов–стимулов (Леонтьев А.Н.).

С.Л. Рубинштейн (1946), исходя из историко–материалистических позиций, также обобщает проблематику структуры личности в трех сходных планах:

1) Подструктура направленности личности (Ответ на вопрос: “Что человек хочет?”): установка, интересы, потребности, мировоззрение, идеалы, убеждения, интересы, склонности, самооценка и др.;

2) Задатки и способности (Ответ на вопрос: “Что человек может?”):

интеллект (мыслительные способности), частные способности (музыкальный слух, хороший глазомер, любой другой талант), природно–индивидуальные проявления уровня развития психических процессов (ощущения и восприятия, память, мышление и воображение, чувства и воля);

3) Темперамент и характер (Ответ на вопрос: “Что человек из себя представляет?”): темперамент и характер.

Более обстоятельно структуру личности представили отечественные психологи К.К. Платонов (1906–1984) и В.Н. Мясищев.

Структура личности по К.К. Платонову. На основе критерия соотношения социального и биологического в качествах личности он выдвигает четыре группы подструктур личности:

1-я — направленность и моральные качества личности. Элементы этой подструктуры, за исключением влечений и склонностей, не имеют непосредственных врожденных задатков, а отражают индивидуально преломленное общественное сознание: влечения, желания, интересы, склонности, идеалы, убеждения, мировоззрение);

2-я — опыт. Подготовленность, индивидуальная культура личности: знания, навыки, умения и привычки, приобретаемые в личном опыте путем обучения, но уже с заметным влиянием и биологических и даже генетически обусловленных свойств личности;

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.