WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 20 |

«П.И. Сидоров А.В. Парняков ВВЕДЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ (ДОПОЛНЕННОЕ) Рекомендовано Министерством здравоохранения Российской Федерации в качестве учебника для студентов ...»

-- [ Страница 7 ] --

В ходе жизненной практики из проявлений воли в отдельных поступках складывается волевая организация личности. Волевые свойства становятся неотъемлемым признаком личности. Закрепившиеся у человека волевые свойства обозначаются специальными терминами: целеустремленность, решительность, смелость, настойчивость, выдержка, мужество, инициативность, самостоятельность, дисциплинированность и другие.

Целеустремленность — волевое свойство личности, проявляющееся в подчинении человеком своего поведения устойчивой жизненной цели, целевая направленность принимаемых решений и их исполнения.

Решительность — волевое свойство личности, которое проявляется в быстром и продуманном выборе цели и определения способов ее достижения. Особенно ярко решительность проявляется в сложных ситуациях, связанных с риском.

Противоположность этому качеству — нерешительность.

Смелость — способность к преодолению страха и растерянности, учитывая грозящие опасности. Смелый человек осознает свои возможности и достаточно продумывает действия.

Настойчивость — волевое свойство личности, которое проявляется в способности доводить до конца принятые решения, достигать поставленные цели. От настойчивости следует отличать упрямство, где признается лишь собственное мнение, хотя оно может быть и ошибочным.

Выдержкой, или самообладанием, называют волевое свойство личности, которое проявляется в способности сдерживать психические и физические проявления, мешающие достижению цели. Противоположное свойство — импульсивность, склонность действовать по первому побуждению, поспешно, не обдумывая своих поступков.

Мужество — сложное волевое свойство личности, предполагающее наличие не только смелости, но и настойчивости, выдержки, уверенности в себе. Мужество — это не кратковременное состояние, а длительное систематическое преодоление внутренних и внешних трудностей при решении больших и сложных жизненно важных задач.

Инициативность — это волевое свойство, благодаря которому человек действует творчески. Это отвечающая времени и условиям активная и смелая гибкость действий и поступков человека.

Самостоятельность — волевое свойство, проявляющееся в умении самому ставить цели, находить пути их достижения и выполнять принятые решения. Противоположное качество — внушаемость. Внушаемый человек легко поддается чужому влиянию, не умеет критически относиться к чужим советам и противостоять им.

Дисциплинированность — это волевое свойство личности, заключающееся в сознательном подчинении своего поведения общественным правилам и нормам.

ДВИГАТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ:

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ ДВИЖЕНИЙ, ДЕЙСТВИЙ И НАВЫКОВ В психологии связь восприятия, мысли, чувств и воли с мышечными движениями называют психомоторикой. Конечным элементом психомоторной деятельности является двигательное действие. Оно является итогом или входит в структуру двигательного решения определенных поведенческих задач.

Двигательное действие, формирующееся в процессе упражнения, принято называть двигательным (психомоторным) навыком. Важно подчеркнуть, что в процессе освоения навыка все движения и все связи между ними усваиваются сознательно, но по мере овладения число осознаваемых элементов уменьшается, т.к.

они переходят на неосознаваемый уровень регулирования.

Ход выполнения двигательной задачи контролируется афферентными системами — с помощью зрения и кинестетической иннервации (тонус мышц, положение конечностей, равновесие и другие сигналы). Контроль над протеканием действия и коррекция ошибок осуществляются путем постоянного сличения выполняемого действия с исходным намерением. Этот аппарат (“акцептор действия” по П.К. Анохину, “рефлекторное кольцо” по Н.А. Бернштейн) представляет собой как бы постоянно следящее устройство, обеспечивающее учет “обратной” афферентации и сличение ее с исходными эфферентными сигналами.

Любое произвольное движение представляет собой целый набор различных двигательных актов, регулируемых различными уровнями (структурами) нервной системы. Патология любого уровня ведет к нарушениям движений данного уровня, а также тех двигательных актов, куда данные движения включаются как “фоновые” (Бернштейн Н.А., 1966).

До работ Н.А. Бернштейна (1966) в физиологии считалось, что двигательный акт описывается схемой рефлекторной дуги: стимул возбуждение двигательных программ в центрах двигательная реакция. Так только может осуществляться только простое движение типа коленного рефлекса или мигания. При сложных движениях на пути к цели движения могут возникать разные помехи и требуется всегда вносить коррекцию, поправки в двигательный акт. Координация движений осуществляется с помощью системы “сигналов обратной связи”. Бернштейн описал ее задолго до появления аналогичных идей в кибернетике. Управление движениями решается по “принципу сенсорных коррекций”. Сенсорная информация от мышц (их чувствительных датчиков) о результатах выполнения действия возвращается обратно в моторные центры, что вносит коррекцию в следующие порции моторных импульсов. Это уже не схема рефлекторной дуги, а схема рефлекторного кольца. Например, при спинной сухотке все моторные центры, проводящие пути и мышцы вполне здоровы. Нет только афферентных сигналов от мышц. В результате больной не может ходить и выполнять нужные движения, если закрывает глаза (т.е. когда нет компенсации точности движения с помощью зрения).

Много различных сигналов, кроме сигналов от самих мышц, принимает участие в коррекции моторных импульсов.

Бернштейном выдвинута теория уровней построения движений. В зависимости от качества обратных от мышц сигналов они обрабатываются в разных чувствительных центрах мозга, на разных уровнях. Каждому чувствительному уровню соответствует и своя специфика движений — свой класс движений. Этот уровень определяется как ведущий для данного движения, он же и осознается человеком. При этом степень осознаваемости на разных уровнях не одинакова, она растет снизу вверх, как степень произвольности. Ведущий уровень задается смыслом, или задачей, движения.

Уровень А — филогенетически самый низкий и древний. У человека не имеет самостоятельного значения, но вносит свой вклад в любое движение. Он заведует тонусом мышц. Самостоятельно он проявляется только в виде непроизвольного дрожания от холода и страха, удержания позы.

Уровень В — уровень синергий, обработка сигналов о взаимном расположении различных частей тела. Этот уровень оторван от внешнего мира, но зато “хорошо осведомлен” о том, что делается в “пространстве тела”. К собственным движениям относятся только те случаи, когда не требуется учета внешнего пространства — мимика, некоторые движения в вольной гимнастике.

Уровень С — уровень пространственного поля, на него идут все сигналы от внешнего пространства через зрение, слух, осязание и др. органы чувств. Движения типа ходьбы, бега, бросков завязаны на этот уровень.

Уровень D — уровень предметных действий, корковый уровень, заведует действиями с предметами. В нем сосредотачиваются все орудийные действия, манипуляции с предметами. Это уже не движения, а действия. Задан лишь конечный результат, а способ исполнения безразличен для него. Например открыть бутылку можно штопором, протолкнуть ее внутрь или выбить ударами по дну бутылки.

Уровень Е — самый высокий уровень, уровень интеллектуальных двигательных актов. Это речь, письмо, кодированная речь глухих или азбука Морзе. Движения определяются не предметным, а отвлеченным, вербальным смыслом.

Формально одно и то же движение может строится на разных ведущих уровнях.

Однако ведущий уровень задается смыслом, или задачей, движения. Например, психологи, наблюдая за ранеными, выявили интересный факт, который хорошо иллюстрирует сказанное. При пробе на объем движений в поврежденной руке при задании поднять ее как можно выше раненый поднимал ее не очень высоко — диапазон движений был сильно ограничен. Но при задании дотянуться до определенной отметки на стене раненому удавалось поднять ее на 10-15 см выше, а при задании “снять шляпу с крючка” — рука поднималась еще выше!. Здесь явно обнаруживалось решающее значение такой психологической категории, как задача, или цель движения на организацию протекания чисто физиологических процессов.

К эфферентным (исполнительным) механизмам произвольных движений и действий относятся пирамидная и экстрапирамидная системы. Их поражение приводит к относительно простым, элементарным расстройствам движения. В коре 4-го поля моторной коры начинается первый нейрон пирамидной системы и который далее продолжается в виде пирамидного тракта, переходящего на противоположную сторону и заканчивающегося на мотонейронах спинного мозга (2-й нейрон), иннервирующих соответствующие мышцы. В экстрапирамидную систему входят 6,8-е, а также 1,2-е поля коры и прилегающие к ним подкорковые структуры. При поражении коркового звена пирамидной системы возникают двигательные расстройства в виде парезов или параличей определенных групп мышц на стороне тела, противоположной очагу. Поражение подкорковых звеньев экстрапирамидной системы приводит к появлению насильственных движений в руке, ноге, голове (гиперкинезы).

К сложным двигательным расстройствам относятся нарушения, связанные с поражением коркового уровня двигательных функциональных систем. Этот тип расстройств принято называть апраксиями (от греч. apraxia — бездействие) и они характеризуется возникновением нарушения произвольных целенаправленных движений при относительной сохранности элементарных двигательных актов (отсутствуют парезы и параличи, нет грубых расстройств мышечного тонуса и тремора).

Нарушения действий. Классификация апраксий, предложенная еще в начале 20 столетия Liepmann (1900, 1905), основана на представлениях о наличии в мозгу идеаторных (формирование “идеи” движения) и моторных (исполнительных) центров движений. При их поражении возникает соответственно идеаторная и кинетическая (моторная) апраксии конечности. Если поражены связи между этими центрами, то возникает идеомоторная апраксия. Хотя эти представления сейчас вряд ли могут признаны удовлетворительными, однако предложенные названия апраксий получили широкое распространение. Иногда отдельно выделяют конструктивную апраксию и ряд специализированных форм форм идеомоторной апраксии: оральная, туловища и одевания (Тонконогий И.М.,1973).

Кинетическая апраксия конечности возникает при поражении премоторных отделов коры головного мозга. При этом нарушается выполнение простых действий, в том числе жестов. Она обычно односторонняя и проявляется в нарушениях точности, какой-то неловкости в выполнении действия, особенно если в него включен жест (“погрозить”, “поманить” пальцем и т.п.). Эта апраксия в какой-то мере сходна с атаксией при “афферентном парезе”, когда возникает диффузное сокращение мышц сгибателей и разгибателей, что было удачно названо движениями “руки–лопаты” (Foerster, 1936).

Однако при кинетической апраксии, в отличие от атаксии, координация мышц агонистов и антагонистов не нарушается. А.Р. Лурия предложил современную трактовку механизмов этого нарушения, выделив “кинетическую эфферентную апраксию”. При идеаторной апраксии (поражение угловой и частично надкраевой извилин левого полушария), напротив, нарушено выполнение сложных действий при сохранности простых. Здесь больные не могут зажечь спичку, они “разучились” прикуривать сигарету или сделать чай в стакане сладким. При идеомоторной апраксии нарушено выполнение различных действий по команде (сжать кулак, показать рукой ухо), спонтанно эти же действия выполняются правильно. Идеомоторная апраксия возникает при поражении надкраевой извилины теменной доли левого полушария, и в этом случае она двухсторонняя.

Правосторонние локализации очага поражения ограничивают апраксию только левыми конечностями.

При конструктивной апраксии больные не могут нарисовать правильно по памяти или копировать по образцу с соблюдением пространственных соотношений геометрические фигуры (ромб, пятиконечную звезду) или различные предметы, животных, человека. При оральной апраксии больной не может показать как смеются, целуются или свистят. При апраксии туловища нарушается способность располагать туловище и нижние конечности в пространстве, что в итоге приводит к развитию симптомов астазии–абазии. При апраксии одевания больные “разучиваются” одеваться и раздеваться.

А.Р. Лурия (1947, 1962) разработал классификацию апраксий, исходя из общего понимания психологической структуры и мозговой организации произвольного двигательного акта. Вычленяя ведущий фактор в происхождении нарушений, он выделяет 4-е формы апраксий:

1. Кинестетическая апраксия возникает при поражении нижних отделов постцентральной области коры преимущественно левого полушария (поля 1,2-е и частично — 40-е). Здесь страдает проприорецептивная кинестетическая афферентация двигательных актов и поэтому движения становятся плохо управляемыми, неловкими (симптом — “рука–лопата”). Нарушено письмо и воспроизведение различных поз руки.

Больной даже иногда не может показать как выполняются самые простые бытовые действия, например, как наливают воду в стакан или закуривают папиросу. При усилении зрительного контроля движения можно в определенной степени скомпенсировать.

2. Пространственная апраксия (апрактоагнозия) возникает при поражении теменно-затылочных отделов коры на границе 19 и 39-го поля, особенно при поражении левого полушария. В ее основе лежит расстройство зрительно-пространственного синтеза, что приводит к нарушению понимания “верх–низ” и “правое–левое”. Отсюда и трудности выполнения пространственно-ориентированных движений, как простых бытовых (застелить постель или одеться), так и более сложных типа конструирования целого из отдельных элементов в пробах с кубиками Коса (“конструктивная апраксия”). Нарушения зрительно–пространственной афферентация движений часто, особенно при левосторонних очагах, сопровождается зрительной оптико–пространственной агнозией и аграфией.

3. Кинетическая апраксия возникает при поражении нижних отделов премоторной коры (6, 8-го полей, т.е. передних отделов коркового ядра двигательного анализатора), здесь более страдает эфферентное звено двигательного акта. При этом обычно нарушается последовательность выполнения действий и организации двигательных актов (предметных действий, письма, рисования) во времени. Иногда эту форму апраксии называют динамической, так как “идея” или план двигательного акта сохранен, но нарушена организация, плавность его исполнения. Весьма характерными становятся элементарные двигательные персеверации, проявляющиеся в бесконтрольном продолжении раз начавшегося движения. Кинетическую апраксию выявляют при пробах с рисованием, письмом и двигательных пробах с предметами.

4. Регуляторная апраксия возникает при поражении префронтальной коры спереди от премоторных отделов. Эти аппараты лобных долей являются исходными для организации любого произвольного движения. При их нарушении больной обычно теряет способность самостоятельно формулировать двигательные задачи. Даже в тех случаях, когда двигательная задача дается ему со стороны в виде речевой инструкции, она все равно не становится фактором реально регулирующем движения. У больного происходит как бы отключение сознательного контроля за выполнением задачи и нужные движения заменяются моторными шаблонами и стереотипами. Больному обычно приходится много раз повторять задание (типа “поднимите руку” или “сожмите руку в кулак”), он затрудняется в выполнении серий движений (типа “на один стук — поднимите руку, на два не поднимайте”) или движений в конфликтных ситуациях (“когда будет два удара — поднимите руку один раз, а один удар — два”). Нарушение речевой регуляции двигательного акта — главный признак регуляторной апраксии. У больных можно также заметить и системные персеверации, т.е. персеверация не отдельных элементов двигательной программы, а всей программы в целом. Например, такие больные после письма под диктовку, на предложение нарисовать треугольник обводят его контуры движениями, характерными для предыдущего задания, т.е. письма.

Нарушения произвольной регуляции поведения. В соответствии с концепцией А.Р. Лурия произвольный контроль всех высших психических функций (включая произвольность двигательных актов) связан с функционированием третьего структурно-функционального блока мозга — лобными долями, где выделяется немоторная и моторная кора. Прямые связи передних отделов лобных долей с двигательной корой и позволяют рассматривать лобные системы в комплексе с моторной и премоторной зонами, как корковыми отделами двигательной сферы. Важная особенность лобных долей заключается в том, что отдельные корковые поля в них очень изменчивы в своем расположении. Наиболее устойчивы 44, 45 и 47-е поле, а остальные (6,8,9,10-е) — вариабельны.

При поражении заднелобных отделов развивается синдром нарушения динамической (кинетической) составляющих движений и действий, включающий описанные выше кинетическую апраксию, эфферентную (кинетическую) моторную афазию. Одновременно у больного возникают трудности в решении интеллектуально– мнестических задач в виде феномена застревания на первоначально выполненных действиях, что и препятствует переходу на последующие этапы, обуславливает невозможность сменить неправильный алгоритм решения на правильный.

Префронтальные отделы мозга относятся к третичным системам, формирующимся поздно и в фило-, и в онтогенезе и достигающим наибольшего развития у человека (25 % всей площади больших полушарий мозга). По словам А.Р. Лурии, лобная кора как бы надстраивается над всеми образованиями мозга, обеспечивая регуляцию состояний их активности. Нарушение ее регуляторной и активационной функций в клинике проявляется широким спектром психических нарушений. Можно выделить три основных клинических варианта психических нарушений, связанных с поражением конвекситальных, базальных и медиальных отделов лобных долей головного мозга. Отдельно выделяется также комплекс психических нарушений при поражении глубинных отделов лобных долей.

Префронтальный конвекситальный синдром (“лобная психика”, синдром нарушения регуляции, программирования и контроля деятельности) — существует множество вариантов проявлений поражения наружных отделов лобной коры, зависимых от локализации очага, характера заболевания, возраста больного. Главной особенностью лобного синдрома является диссоциация между относительной сохранностью непроизвольной и ущербностью произвольной регуляции психических процессов. В тяжелых случаях поведение больных определяется как “полевое”, подчинено стереотипам и штампам. Нарушения программирования целостного произвольного поведения можно заподозрить при наличии нелепых, неадекватных поступков без должной критики к ним.

Например, А. Лурия описывает больного, который, увидев дверь, открывает и входит внутрь... шкафа, и не может объяснить, зачем он это сделал. При поражении лобных долей нарушения произвольности регуляции можно заметить и при пробах других высших психических функций и интеллекта в целом. Так при пробах на вычитание (100-7 и т.п.) больные сначала делают 2-4 правильных действия, а затем начинают давать стереотипные ответы (79-7=69-7=59-7=49), не замечая своих ошибок. Здесь хорошо заметны интеллектуальные персеверации, т.е. инертное повторение одних и тех же интеллектуальных действий в изменившихся условиях. Механизм произвольной регуляции можно рассматривать как самостоятельный фактор, нарушение которого вызывает совокупность дефектов, т.е. целый нейропсихологический синдром. Особое место в нем также занимает регуляторная апраксия, или апраксия целевого действия.

Нарушения произвольной регуляции деятельности и регулирующей функции речи тесно взаимосвязаны с еще одним симптомом — инактивностью больного с префронтальным поражением лобных долей. Эта инактивность заметна на всех этапах — формирования намерений, программы исполнения и сличения образца и полученного результата деятельности.

Есть различия в проявлениях лобного синдрома при лево– и правосторонних поражениях. При локализации очага слева отчетливее выступает нарушение регулирующей функции речи, обеднение речевой продукции, грубее выражены нарушения памяти и интеллекта. При правосторонних поражениях — расторможенность речи с утратой содержания, более выражены дефекты наглядного, невербального мышления, нарушение целостной оценки ситуации.

Префронтальный базальный синдром (синдром эмоционально–личностных и мнестических расстройств при поражении базальных отделов лобных долей) — проявляется преимущественно эмоционально–личностными нарушениями. Причем правополушарные локализации поражения сопровождаются благодушным фоном настроения. Больные знают проявления своей болезни, но свои ошибки не осмысляют, обнаруживая своеобразную анозогнозию заболевания в целом. Левосторонняя локализация поражения лобных долей характеризуется депрессивным состоянием, но в структуре когнитивной составляющей депрессии также истинное сознание болезни отсутствует.

Кроме эмоционально–личностных расстройств характерным становится нарушение нейродинамических параметров деятельности (сочетание расторможенности и ригидности, т.е. изменение пластичности психических процессов), что приводит к ухудшению памяти и интеллекта, но отсутствуют при этом расстройства гнозиса, праксиса и речи. Выполняя последовательность мыслительных операций, больные обнаруживают импульсивное соскальзывание на побочные ассоциации, но проявляют ригидность при необходимости смены алгоритма. Подобные явления обнаруживаются и при исследовании памяти. Уровень достижений здесь также колеблется, но не за счет изменения продуктивности, а за счет преобладания в продуктах воспроизведения то одной, то другой части стимульного материала.

Префронтальный медиальный синдром (синдром нарушения памяти и сознания при поражении медиальных отделов лобных долей мозга) — внутренние отделы лобных долей входят в первый (энергетический) блок мозга и при их поражении облегченно возникают нарушения сознания и расстройства памяти. Нарушения сознания проявляются дезориентировкой — больной по типу “полевого” поведения интерпретирует ситуацию своего местонахождения. Нарушения памяти характеризуются модальной неспецифичностью и расстройством избирательности воспроизведения (как при поражении гиппокампа), а также более выраженным ухудшением запоминания по сравнению с сохранным непосредственным воспроизведением (воспроизведение сразу после заучивания удовлетворительное, но введение между заучиванием и воспроизведением интерферирующей задачи уже резко ухудшает результат). В пробах на воспроизведение рассказов имеются конфабуляции в виде включения в сюжет смысловых отрывков из прошлого больного.

Синдром поражения глубинных отделов лобных долей. Полная дезорганизация психической деятельности наблюдается при поражении глубинных отделов лобных долей мозга с вовлечением в процесс (например, опухолевой) подкорковых узлов.

Аспонтанность больных здесь распространяется на все компоненты мотивационно потребностной сферы. Даже биологические потребности в пище и воде не стимулируют спонтанные реакции. Больные становятся неопрятными, исчезают интересы. На этом фоне растормаживается ориентировочный рефлекс, что приводит к ярко выраженному феномену полевого поведения.

В психомоторике условно можно выделить сенсомоторные, сенсоречевые, идеомоторные и эмоционально-моторные процессы.

Сенсомоторные процессы связывают восприятие с движением и проявляются в форме сенсомоторных реакций и сенсомоторной координации двигательных актов.

В сенсомоторной реакции можно выделить сенсорный (акт восприятия), центральный (переработка воспринятого, его оценка) и моторный компоненты реакции (собственно движение). С физиологической точки зрения сенсомоторные реакции представляют собой условные рефлексы. В зависимости от того, насколько сложен центральный момент реакции, различают простую и сложную сенсомоторную реакцию.

Простая сенсомоторная реакция проявляется наиболее быстрым заранее известным простым одиночным движением. Примером ее в эксперименте может служить включение тумблера по ожидаемому сигналу. Время от момента появления раздражителя до начала движения называется латентным временем реакции, а если еще учитывается и время выполнения движения, то говорят об общем времени реагирования. Скоростью простой реакции является типичное (среднее) для данного человека в данных условиях латентное время его реакций. Она зависит от направленности (установки) внимания на восприятие сигнала (сенсорная реакция) или на движение (моторная реакция).

Как показали исследования сенсорные реакции в среднем на 100 миллисекунд продолжительнее моторных. В обычной деятельности реагирование человека чаще осуществляется по сенсорной, а не по моторной схеме (Луков Г.Д., Платонов К.К., 1964):

Латентное время Латентное время Раздражитель моторной реакции (м/сек) сенсорной реакции (м/сек) Звуковой 120 Световой 170 Электрокожный 100 Сложная сенсомоторная реакция — центральный момент всегда связан с выбором нужного ответа из ряда возможных. В эксперименте испытуемому требуется из ряда кнопок выбрать только одну, которую следует нажать на определенный сигнал. Сложные реакции протекают медленнее простых, так как здесь существенно влияние состояния внимания, памяти и эмоционального состояния испытуемого. Если вычесть время простой реакции из времени сложной реакции, то можно приблизительно представить время, затрачиваемое на центральный момент данной сложной реакции (чистое время сложной реакции).

Скорость реакции не следует смешивать со скоростью заключительного движения.

При повторении одних и тех же реакций степень их скорости и точности может в одних случаях изменятся очень мало, а в других значительно сильнее. Это характеризует еще одно качество реакций — степень их постоянства или их вариативность. Чистое время и точность сложной сенсомоторной реакции у одного и того же человека не зависит от скорости простой реакции у него.

Процессы сенсомоторной координации являются наиболее сложными и типичными для трудовой деятельности человека. В различных профессиях человеку часто одновременно требуется следить за различными приборами (сенсорное поле рабочего места) и воздействовать трудовыми движениями на орудие производства, т.е. ту часть рабочего места, где располагаются рычаги машины, кнопки (моторное поле рабочего места).

Сенсомоторная координация является двигательным навыком. На первых этапах обучения сенсомоторная координация заменяется цепью отдельных сенсорных реакций, каждая из которых имеет свое начало и конец. В дальнейшем отдельные реакции объединяются в гибкую пластичную систему сенсорных коррекций выполняемого движения.

Сенсоречевые реакции являются особым видом психомоторных процессов, при которых восприятие связано с речевым ответом на воспринятое. Центральный момент их очень усложнен и протекает во второй сигнальной системе, а моторный момент — это двигательный компонент речи. Сенсоречевые реакции также имеют латентное время, вариативность и точность реакций. Даже в случае внутренней речи моторный момент в виде мелких движений речедвигательных мышц можно уловить с помощью специальных приборов, датчики которых прикреплены к коже подбородка.

Идеомоторные процессы связывают представления о движении с выполнением его. Идеомоторные акты иногда понимаются только как непроизвольные движения, автоматически возникающие вслед за представлением о нем. Однако, в практике более важное значение имеет более широкое понимание проблемы идеомоторики. В физиологическом плане — это проблема связи второй сигнальной системы с двигательным анализатором;

в психологическом плане — это проблемы сознательности овладения двигательными навыками и самоконтроля над движениями. Электрофизиологическими исследованиями было доказано, что двигательные представления также всегда сопровождаются микросокращениями соответствующих мышц.

В понятия психомоторики входят также эмоционально-моторные процессы (выразительные движения и эмоционально-моторная неустойчивость), которые подробно рассмотрены в разделе “Эмоции”. Они показывают связь движений с эмоциональной сферой человека. При оценке психомоторики конкретного человека следует учитывать всю совокупность факторов, оказывающих влияние на психомоторные реакции, в том числе влияние эмоциональных процессов.

РАБОЧИЕ ДВИЖЕНИЯ И РАБОТОСПОСОБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА Любые рабочие движения человека характеризуются не только с точки зрения физиологии и биомеханики (траектория, темп, скорость и объем движения конечности), но и психологии.

Психологическая характеристика движений исходит из целей, достигаемым данным движением. Исходя из соответствия целям деятельности рабочие движения можно подразделить на основные (минимально необходимые для достижения цели трудовой деятельности), поправочные (уточняющие основные движения), дополнительные (не относящиеся к основному заданию, но необходимые в силу побочных для основного трудового процесса факторов), аварийные (дополнительные, необходимые для ликвидации аварийной ситуации и выделяемые в отдельную группу ввиду их важности), лишние (ненужные и обычно мешающие движениям первых четырех групп), ошибочные (непроизвольно выполняемые вместо нужных движений и не достигающие цели).

Все особенности рабочих движений могут быть случайными и временными, но могут быть стойкими и характеризовать качества, свойственные психомоторике данного человека.

Выделяют общую (максимально возможную) и фактическую работоспособность человека. Последняя всегда ниже максимально возможной работоспособности и зависит от текущего уровня здоровья и самочувствия, а также от типологических свойств нервной системы, индивидуальных свойств психики и оценки значимости человеком своей деятельности.

В процессе выполнения работы человек проходит фазу мобилизации, врабатываемости и оптимальной работоспособности. Последняя характеризуется экономным режимом работы и хорошими, стабильными ее результатами в течение заданного времени.

Если не созданы условия для восстановления расходуемых ресурсов организма наступает фаза неустойчивой компенсации, так как необходимый уровень работы начинает поддерживаться за счет ослабления менее важных функций, включаются дополнительные и менее энергетически выгодные физиологические процессы. После фазы неустойчивой компенсации наступает фаза декомпенсации с прогрессирующим снижением работоспособности, появлением ошибок, вегетативными нарушениями (сердцебиение, одышка и другие). В фазе срыва наступает фактическая невозможность продолжения работы, обмороки или выраженная неадекватность реакций организма. После прекращения работы наступает фаза восстановления физиологических и психологических ресурсов организма.

Начиная с фазы субкомпенсации возникает специфическое состояние, которое называют утомлением. Утомление — это временное снижение работоспособности в результате длительного воздействия нагрузки. Оно представляет собой нормальную и в известной степени полезную реакцию. Полезно оно потому, что без утомления у человека не развивается выносливость. Утомление начинает сказываться отрицательно, если оно влияет на дееспособность человека, т.е.

возможности безошибочного выполнения конкретной деятельности. Различают общее и местное утомление, хотя это деление весьма условно. Утомление часто также подразделяют на физическое, умственное и эмоциональное.

Дееспособность — понятие психологическое, работоспособность — биологическое, изучаемое физиологией, а трудоспособность — социальное, оцениваемое по совокупности данных о человеке. Одновременно, утомление часто смешивают с усталостью, рассматривая усталость как начальную степень утомления.

Усталость — психическое явление (психическое состояние), вызываемое утомлением. Оно близко по своей природе к голоду, жажде, боли. Усталость характеризуется чувствами слабости, вялости, бессилия, ощущениями физиологического дискомфорта, осознанием нарушений в протекании психических процессов, потерей интереса к работе, негативными эмоциональными реакциями. Важно отметить, что степень усталости может не совпадать со степенью утомления.

Накапливание (кумуляция) утомления в результате несоответствия между утомлением и отдыхом приводит к качественно новому состоянию организма — переутомлению. Волевое усилие, эмоциональное возбуждение, интерес к выполняемой работе могут как компенсировать, так и маскировать признаки наступившего утомления, объективно подтвержденного физиологическими и биохимическими показателями.

К основным факторам утомления относится все то, что объединяется понятием “трудовая деятельность”. Под дополнительными факторами утомления понимаются факторы, которые не связаны непосредственно с трудовой деятельностью:

усиленная дополнительная физическая или умственная нагрузка, сильные или частые личные переживания. Способствующие факторы утомления сами по себе не могут его вызвать, но ослабляют организм и облегчают его возникновение. К этим факторам относятся недостатки в качестве и режиме питания, неблагоприятные температурные воздействия, врожденная или приобретенная слабость нервной системы, слабая физическая подготовка, хроническое соматическое заболевание, злоупотребление алкоголем.

Переутомление условно подразделяется по степеням. Учет степени переутомления помогает наметить и осуществлять необходимые психогигиенические мероприятия.

Схема степеней переутомления (Луков Г.Д., Платонов К.К., 1964) Симптомы Степень переутомления I — начи- III — выра II— легкое IV— тяжелое нающееся женное Снижение дееспособности Малое Заметное Выраженное Резкое Появление ранее При облег При усилен- При обычной Без всякой отсутствовавшей ченной на ной нагрузке нагрузке нагрузки усталости при нагрузке грузке Компенсация снижения Незначи дееспособности волевым Не требуется Полностью Не полностью тельно усилием Временами Временами Угнетение, снижение неустойчи- Раздражи- резкая Эмоциональные сдвиги интереса к вость на- тельность раздражи работе строения тельность Многим Трудно засы труднее за- Сонливость Расстройство сна пать или про- Бессонница сыпать или днем сыпаться просыпаться Заметное Трудно Снижение умственной Временами ослабление Нет сосредото работоспособности забывчивость внимания и читься памяти Необходимо Упорядоче- ускорение ние отдыха, Очередной очередного Необходимые физкультура, отпуск и от- отпуска и Лечение мероприятия культурные дых организо развлечения ванного от дыха В состоянии хронического переутомления снижается умственная работоспособность: человеку трудно сосредоточится, наступает забывчивость, замедляются мыслительные операции. Все это повышает опасность несчастных случаев.

Вероятность несчастного случая на производстве повышается также в условиях монотонной работы, что также приводит к заторможенности, “отключения”, “засыпания с открытыми глазами”. Исследованиями показано, что более устойчивы к ситуациям монотонии люди со слабым типом нервной системы.

Они более длительно сохраняют должный уровень работоспособности и бдительности, чем лица с сильной нервной системой.

ПАТОЛОГИЯ ВОЛЕВОЙ И ПРОИЗВОЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ Нарушения волевой сферы могут возникнуть на любом этапе волевого акта — как на уровне подготовительного звена (мотивационная и интеллектуальная компоненты), так и на уровне реализации волевого усилия.

Нарушения волевой активности и произвольной регуляции наблюдаются при многих заболеваниях, но механизмы ее возникновения при них бывают разными.

При описании нарушений воли и произвольной регуляции обычно обращают внимание на поведенческие и двигательные характеристики, а также особенности проявлений витальных и других влечений человека.

1) Нарушения на уровне мотивационной компоненты волевого акта — подразделяются на три основные группы: угнетение, усиление и извращение мотивов деятельности и влечений.

А) Угнетение мотивов деятельности и влечений Гипобулия — снижение интенсивности и уменьшение количества побуждений к деятельности с регрессом мотивов встречается не только в клинике психических заболеваний, но и при ряде хронических, истощающих соматических расстройств, интоксикациях. Крайняя выраженность этого состояния называется абулией, где имеет место полное отсутствие желаний, стремлений и побуждений к деятельности. При гипобулиях больные обычно малоподвижны, движения у них вялые, с малой амплитудой. Начав что-либо делать, они быстро прекращают работу, но не из-за усталости, а в связи с отсутствием побуждений, желания продолжать свое занятие.

Гипофункция воли особенно часто встречается при длительном потреблении наркотиков, алкоголизме, истощающих хронических соматических заболеваниях. Очень характерно это расстройство для шизофрении, где оно обычно сочетается с аффективной тупостью. Такого рода больных можно заставить действовать, но когда внешнее побуждение прекращают, у них опять исчезают волевые импульсы.

Влечения при гипобулиях. Ослабление основных биологических влечений закономерно входит в структуру гипобулического синдрома. Изолированное ослабление биологических влечений может наблюдаться при органическом поражении подкорково-стволовых структур, а также встречается при некоторых эндокринных расстройствах и психических заболеваниях.

Ослабление пищевого влечения (анорексия) — проявляется в снижении аппетита, вплоть до его полного исчезновения. Встречается при синдроме Симмондса, синдроме Шиена, некоторых эндокринных заболеваниях. Нередко наблюдается при психических заболеваниях — психическая анорексия. Например, в острых психотических состояниях, депрессии, кататоническом состоянии.

Алкогольная анорексия — исчезновение чувства голода в опьянении и абстиненции у больных алкоголизмом. В пубертатном возрасте, чаще у девочек, встречается нервная анорексия, где первоначально намеренное воздержание от еды позже влечет к угасанию чувства голода, отвращения к пище. Эмоциональная анорексия — избирательное отношение к пище, непереносимость некоторых пищевых продуктов, имеющие причиной принудительное кормление в детстве.

Ослабление полового влечения (либидо) и сексуальных функций (импотенция у мужчин и фригидность у женщин;

устаревшие термины, т.к. сейчас они включают множество причин возникновения этих состояний) также часто встречается при депрессиях, истощающих заболеваниях и после психических травм.

Ослабление инстинкта самосохранения выражается в торможении оборонительных реакций (исчезновение защитных двигательных реакций типа моргания, возникновения и удержания защитных поз, избегания опасности и т.п.), а также в суицидальных тенденциях, что также являются характерным признаком депрессивных состояний.

Б) Усиление мотивов деятельности и влечений Гипербулия — патологическое увеличение интенсивности и количества побуждений и мотивов к деятельности. Гипербулия обычно придает поведению больного неадекватный характер. Если она сочетается со сверхценными и паранойяльными идеями, то больные обнаруживают чрезмерную активность, настойчивость и упорство в отстаивании своих идей и убеждений. Препятствия, нежелание окружающих признать, разделить их убеждения и идеи (порой нелепые) только усиливают активность в их отстаивании. Чрезмерная активность и увеличение количества побуждений обнаруживается также при болезненно повышенном настроении (маниакальные состояния) и в опьянении. Весьма характерным при гипербулиях является пониженная утомляемость больных.

При гипербулиях можно заметить, что все волевые импульсы у некоторых больных могут иметь какую-то целевую установку, что проявляется своеобразным стремлением к деятельности, хотя сами отдельные действия могут быть и не совсем целесообразными (типично для маниакальных состояний). В других случаях, напротив, обнаруживается просто стремление к движениям, без целевой установки, больные при этом не знают для чего и почему они производят разнообразные движения (типично для кататонических состояний психомоторного возбуждения при шизофрении).

Влечения при гипербулиях. Болезненное усиление, расторможенность влечений иногда может иметь относительно изолированный характер, но чаще она встречается как составная часть гипербулического синдрома в структуре различных заболеваний.

Расторможенность пищевого влечения с усиленным аппетитом называется булимией, а при отсутствии повышенного аппетита обозначается термином полифагия (букв. — прожорливость). Булимия как преходящее расстройство иногда встречается при неврозах, она более стойкая при органических заболеваниях мозга с преимущественным поражением гипоталамуса. При синдроме Кляйн–Левина булимия сочетается с приступами повышенной сонливости. Полифагия с поеданием несъедобного чаще всего наблюдается при врожденном и приобретенном слабоумии.

Усиление полового влечения у мужчин обозначают термином сатириазис, а у женщин — нимфомания. Патологическая гиперсексуальность характерна для маниакальных состояний и органических заболеваний мозга (поражение гипоталамических структур). Она может привести к сексуальным правонарушениям, особенно при алкогольном опьянении.

Болезненное усиление инстинкта самосохранения нередко выражается неадекватной агрессивностью или паническими реакциями также с возможностью разрушительных и насильственных действий.

В) Извращение влечений, побуждений и мотивов деятельности Парабулии — качественные изменения воли с извращением как мотивационной, так и интеллектуальной компонент волевого акта.

Качественные нарушения мотивационной компоненты волевого акта могут проявляться различными симптомами: болезненным влечением к бессмысленному воровству (клептомания), поджогам (пиромания), пьянству вне связи с алкогольной зависимости (дипсомания), бродяжничеству (дромомания, или вагабондаж), побегам детей из дома (пориомания), к убийству людей без ситуационно–психологической обусловленности (гомицидомания), самоубийству (суицидомания), делать бессмысленные покупки (ониомания), безмерной увлеченности азартными играми (гемблинг), безмерному стремлению к безупречности (перфекционизм), произнесению бранных слов и нецензурных ругательств (копролалия), поеданию несъедобного, в частности экскрементов (копрофагия), удовлетворению полового влечения противоестественным способом (перверсия, парафилия) и другими.

Извращение пищевого инстинкта (поедание несъедобных веществ) и инстинкта самосохранения (самоистязание) встречаются относительно редко. Напротив, извращения полового влечения (юридический термин — перверсия;

медицинский — парафилия) многообразны и встречаются часто, особенно при неврозах и психопатиях. Как правило речь здесь идет о сложных формах личностного поведения, а не о изолированном сексуальном извращении. Нарушения при парафилиях касаются искажений направленности полового влечения по объекту или нарушений способа его удовлетворения (реализации).

Искажения направленности полового влечения по объекту: гомосексуализм — направленность полового влечения на одноименный пол (у мужчин — педерастия, или уранизм;

у женщин — лесбианство, или сапфизм, трибадия;

при эго–синтоническом типе гомосексуализма человек доволен своей сексуальной ориентацией, эго–дистонические формы сопровождаются формированием внутриличностного конфликта из-за разнонаправленности внутренний желаний и внешних требований к проявлениям сексуальности), педофилия — влечение к детям;

эфебофилия — влечение к подросткам;

геронтофилия — к старикам и старухам;

некрофилия — к трупам;

зоофилия — к животным;

фетишизм или сексуальный символизм — к неодушевленным предметам (в частности, к скульптурам — пигмалионизм, к обуви — ретифизм и др.);

нарциссизм (аутоэротизм) — направленность сексуального влечения на себя и многие другие.

Нарушения способа реализации полового влечения: садизм — унижение с причинением боли сексуальному партнеру;

мазохизм — стремление к получению унижения и боли от сексуального партнера;

эксгибиционизм — самообнажение с демонстрацией половых органов незнакомым лицам (кандаулезизм — разновидность эксгибиционизма, где сексуальное удовлетворение достигается демонстрацией окружающим обнаженной жены или сексуальной партнерши), визионизм — сексуальное возбуждение достигается путем подглядывания, созерцания за чужими половыми органами и сексуальными действиями посторонних.

К особым формам сексуальных расстройств относятся случаи нарушений половой идентификации. При транссексуализме основным проявлением является дискомфорт от принадлежности к своему полу, ощущение его неадекватности и постоянное стремление изменить пол. Собственные гениталии производят на них отталкивающее впечатление, что побуждает требования соответствующей хирургической операции. При трансвестизме с сохранением обеих половых ролей (вторичный транссексуализм) нет озабоченности вопросом анатомического изменения своего пола, но больные периодически стремятся к ношению одежды другого пола. Вне переодевания пациенты по внешнему виду соответствуют своему биологическому полу. Перенятие внешних признаков другого пола отражает здесь внутреннюю неудовлетворенность своим биологическим полом, а не стремление добиться сексуального возбуждения с генитальными реакциями, как это бывает при фетишистском трансвестизме.

Все указанные выше симптомы качественных нарушений мотивационной компоненты волевого акта могут проявляться в трех основных формах:

1) Навязчивых влечений — побуждения появляются помимо воли больного, не отражают его интересы и ситуацию, сопровождаются борьбой мотивов, сохранностью критики к ним. Волевой контроль относительно реализации навязчивых влечений сохранен, поэтому обычно они не реализуются в конкретных действиях и поступках. Больной воспринимает их как чуждые, нелепые и ненужные. Наблюдаются при невротических и психопатических состояниях.

2) Компульсивных влечений — побуждения возникают подобно витальным влечениям как при голоде, жажде или половом влечении. Эти влечения связаны с изначальным возникновением психофизического дискомфорта, который быстро приобретает характер соответствующего ему доминирующего мотива деятельности.

Все поступки человека направлены на его реализацию, после которой дискомфорт исчезает. Критическое отношение к влечению также имеется, но оно уже сочетается с практической невозможностью торможения и борьбы с ним. В качестве примера можно привести компульсивное влечение к наркотическому веществу у наркоманов.

3) Импульсивных влечений — болезненные побуждения возникают остро, безмотивно и напоминают эквиваленты эпилептических пароксизмов. Стремление к реализации влечения неотступное, а на высоте состояния возникает даже своеобразное сужение сознания с последующей фрагментарностью воспоминаний о совершенном. После реализации влечения обычно наступает состояние психического истощения, расслабление и успокоение с удовлетворением.

Встречается обычно при кататонических синдромах (при шизофрении) и сумеречных состояниях сознания (органические заболевания мозга. Эпилепсия).

Качественные нарушения интеллектуальной компоненты волевого акта чаще всего встречаются на этапе борьбы мотивов и проявляются симптомом амбитендентности. При этом в сознании больного сосуществуют одновременно два противоположные мотива и цели деятельности. Амбитендентность как болезненный симптом наиболее часто встречается при кататонической форме шизофрении, а в менее ярких проявлениях типична при различных невротических состояниях.

К нарушениям целенаправленности деятельности (интеллектуальная компонента волевого акта) можно отнести и все случаи реализации в конкретных действиях навязчивых, компульсивных и импульсивных влечений.

Навязчивые действия напоминают защитныые ритуалы и чаще встречаются при невротических расстройствах. Обычно совершаются только те навязчивые действия, которые не угрожают жизни самому больному и окружающим, а также не противоречащие его морально-этическим установкам: мытье рук, счет предметов (арифмомания), обгрызание ногтей (онихофагия), потирание и почесывание кожи (дерматотлазия), выщипывание бровей и волос на голове (трихотилломания) и другие.

Компульсивные действия — реализованные компульсивные влечения. В большинстве случаев импульсивные влечения монотематичны и проявляются своеобразными повторяющимися неодолимыми пароксизмами поведенческих нарушений.

Довольно часто они стереотипно повторяются, приобретая характер своеобразной болезненной одержимости (“мономания”) поджигательством, бессмысленным воровством, игрой в азартные игры и т..п. Компульсии встречаются при широком круге заболеваний: эпилепсии, циклотимии и других.

Импульсивные действия проявляются в нелепых действиях и поступках, которые продолжаются секунды или минуты, совершаются больными без обдумывания и неожиданны для окружающих. Мотивы данных поведенческих реакций мало осознаются и непонятны даже самому больному. Они возникают неадекватно обстановке и отличаются резкостью, ловкостью и грубостью исполнения как по отношению к себе, так и к окружающим. Например, внешне спокойный больной шизофренией может без видимой причины неожиданно выпрыгнуть в окно, совершить акт агрессии или нанести самоповреждение.

От вышеописанных следует отличать насильственные действия, т.е. движения и поступки, которые возникают помимо воли и желания. К ним относятся насильственный плач и смех, гримасы, покашливания, чмокания, сплевывание, потирание рук и другие.

Насильственные действия, как и тики, чаще всего встречаются при органических заболеваниях мозга.

2) Патология на уровне реализации волевого усилия Нарушения исполнительного звена при волевом акте проявляется в форме угнетения, усиления и извращения двигательной активности и видимого поведения больного.

А) Угнетение двигательных функций Гипокинезия — двигательное торможение, замедление темпа произвольных движений, которое в ряде случаев выдвигается на первый план при гипобулиях.

Практически полная обездвиженность (акинезия) является главным признаком ступорозных состояний, которые возникают при различных психических заболеваниях.

Наиболее частыми разновидностями ступорозных состояний в психиатрической клинике являются кататонический, апатический, депрессивный и психогенный ступор.

Кататонический ступор. При кататонической форме шизофрении часто наступает полная или частичная задержка прохождения волевых импульсов в двигательную сферу, причем движение вызывает как бы антагонистические, тормозящие противоимпульсы и когда их действие исчезает, волевые проявления могут, в отличии от заторможенности, тут же беспрепятственно обнаружится. При кататоническом ступоре полная или частичная обездвиженность больного (гипокинезия) часто сочетается с паракинезией:

невыполнением инструкций (пассивный негативизм), с действиями противоположными инструкции (активный негативизм), с отсутствием ответов на вопросы (мутизм), с сохранением приданной позы (восковая гибкость, каталепсия), с длительным удерживанием головы над подушкой (симптом “воздушной подушки”) и другими.

Апатический ступор наблюдается чаще при органических заболеваниях мозга (особенно при поражении лобных долей), при некоторых формах шизофрении. Многие считают апатический ступор следствием эмоциональной тупости. Больные полностью безразличны к окружающему, даже угрожающая жизни обстановка не выводит их из состояния глубокой пассивности.

Депрессивный ступор. При депрессивном ступоре настроение больного резко снижено и ему приходится преодолевать внутреннее сопротивление для того, чтобы "заставить" себя что-либо делать в силу чего наблюдается выраженная заторможенность в двигательной сфере.

Психогенный ступор возникает при сильных внезапных психотравмах (авариях, стихийных бедствиях, катастрофах) и сопровождается глубокой общей заторможенностью, оцепенением, эмоциональным приглушением, замедлением интеллектуальных процессов. Застывшее выражение лица фиксирует аффективное реагирование, которым было отмечено начало психогении — страх, ужас, растерянность.

Гипомимия — уменьшение интенсивности и экспрессивности произвольных мимических реакций или полное их отсутствие (амимия).

Мутизм — отсутствие спонтанной и ответной речи при сохранности речевого аппарата и понимания речи.

Б) Усиление двигательных функций Гиперкинезия — усиление двигательной активности, которое может сопровождаться преимущественным стремлением к деятельности или движениям, которые часто перерастают в состояние психомоторного возбуждения. Последнее при разных заболеваниях имеет свои характерные особенности. Наиболее часто в клинике встречается психомоторное возбуждение при аффективных психозах, шизофрении и реактивных состояниях.

Маниакальное возбуждение протекает с чрезмерной активностью в плане усиления стремления к деятельности. Все начатые дела до конца не доводятся, т.к. больные очень отвлекаемы, многоречивы, мышление ускорено, а настроение эйфоричное.

Меланхолическое возбуждение (ажитация) возникает при тревожной депрессии — проявляется нецеленаправленной и непродуктивной суетливостью. Больные при этом испытывают душевные муки, мечутся, стонут, взывают о помощи, могут неожиданно совершить самоубийство.

Кататоническое возбуждение протекает с чрезмерной активностью в плане стремления к движениям. Оно практически представляет собой набор однообразных, стереотипных движений — изгибания тела, “плавающие движения”, размахивания конечностями. Эти движения бессмысленны и хаотичны, но при внешних попытках их прекратить больные активно сопротивляются (негативизм).

Гебефреническое возбуждение отличается от кататонического обилием нелепых поз, скачков, прыжков, ужимок и хохота. Речевые обороты и интонации речи вычурны, высказывания нелепы, больные плоско шутят.

Психогенное возбуждение развивается после внезапных и сильных психотравм (катастрофы, аварии и т.п.). Охваченный страхом человек бежит не разбирая дороги, часто при этом даже навстречу опасности, т.к. не осмысляет ситуацию.

В) Паракинезии — извращение двигательной активности Парабулические двигательно–поведенческие нарушения (паракинезии) чаще всего встречаются в структуре кататонического синдрома при шизофрении К ним относятся симптомы негативизма, эхолалии и эхопраксии, а также специфические поведенческие нарушения в виде стереотипий и манерности.

Негативизм — немотивированное отрицательное отношение больного, проявляющееся отказом, сопротивлением и даже противодействием всякому воздействию извне.

Эхопраксия — нелепое, часто зеркальное, повторение мимики, жестов и поз окружающих.

Эхолалия — нелепое, зеркальное повторение слышимых больным фраз и слов.

Стереотипии характеризуются однообразным и бессмысленным (длящимся часы, дни, недели и месяцы) повторением одних и тех же действий: принимать одно и то же положение тела (стереотипия позы), находится в одном и том же месте помещения (стереотипия места) и другие. Стереотипное повторение одних и тех же слов или оборотов речи носит специальное название — вербигерация.

От стереотипий следует отличать особые психопатологические нарушения — автоматизмы. Автоматизмы характеризуются самопроизвольными и неконтролируемым осуществлением ряда функций вне связи с побудительными импульсами извне. При амбулаторном автоматизме, как варианте сумеречного состояния сознания у больных эпилепсией, больной может совершать внешне упорядоченные и целенаправленные действия, о которых после окончания припадка не помнит. Сходные действия бывают при сомнамбулическом автоматизме.

Более сложны автоматизмы возникают при синдроме психического автоматизма Кандинского—Клерамбо, который характерен для шизофрении. Проявляется он тремя видами автоматизмов:

1) ассоциативным, при котором человек ощущает, что его мышление и речь управляются по мимо его воли извне;

2) сенестопатическим, при котором ощущения в теле расцениваются как чуждые, навязанные и кем-то “сделанные”;

3) кинестетическими, при котором утрачивается ощущение контролируемости и подчиненности воле собственных движений и действий Манерность (вычурность) проявляется в искусственности поведения, утрированности манер, жестов, мимики, произношения. Необычные манеры больного лишены смысла, нелепы и бесполезны.

Шизофреническая манерность стереотипна, эмоционально блеклая, сочетается с вычурностью и витиеватостью высказываний. В отличии от нее истерическая манерность отличается утрированной театральностью, излишним аффектом и всегда содержит элемент “игры для публики”.

Из специальных расстройств волевых функций большое значение имеет пассивная подчиняемость чужому влиянию — внушаемость. Различают повышенную и пониженную внушаемость. Повышенная внушаемость чаще встречается у детей и женщин. К повышению внушаемости предрасполагает утомление, опьянение. Полагают, что многие симптомы расстройств воли (каталепсия, восковая гибкость, автоматическая подчиняемость, эхопраксия и эхолалия) связаны с повышенной внушаемостью больных.

Напротив, симптомы негативизма и мутизма являются проявлениями понижения внушаемости (“отрицательная внушаемость”).

Следует обратить внимание на то, что автоматическая подчиняемость и негативизм часто “уживаются” рядом. У больных с кататоническим ступором иногда можно видеть, что на одной руке имеется симптом восковой гибкости, а на другой — негативизм.

Больные истерией могут при гипнотическом сеансе оказаться резко внушаемы, но дома обнаруживать упрямство и негативизм. Полагают, что подчиняемость и негативизм относятся к числу глубоких филогенетических механизмов. По мнению Кречмера это так называемые гипобулические (подволевые) механизмы, преимущественно свойственные детям и примитивным личностям. Эти механизмы знают либо безапелляционное подчинение, либо слепое сопротивление и не знают середины.

ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЛИ Исследование воли включает прежде всего сбор анамнеза со слов больного, а также родственников и близких. Много данных приносит наблюдение за больным — выразительность и точность движений, степень его активности.

Врач, исследуя волевые процессы, должен составить представление о способности пациента к выполнению принятого решения, наличия или отсутствия особых односторонних интересов к определенным областям (религии, искусству, технике, внешнему почету), его способностях к самостоятельной работе (продуктивность, творчество), способности к подчинению (субординация, дисциплина), о предрасположенности к упорному сохранению воззрений, привычек и склонностей (консерватизм) или быстрому приспособлению к новым и непривычным требованиям, способности неуклонно следовать суждениям и замечаниям (последовательность, упорство, решительность), а также способностях отстаивать свое убеждение и свою волю передавать другим.

Об ослаблении воли могут говорить нерешительность и повышенная внушаемость. Тщательному анализу подвергают выявляемую психопатологическую симптоматику, связанную с функциями воли и произвольной деятельности: навязчивые, насильственные, импульсивные действия, застывание в позах, мутизм, негативизм, преобладание автоматизированных и инстинктивных действий над волевыми.

Чрезмерная активность больного может встречаться эпизодически не только при психозах, но и у соматических больных — на высоте лихорадочных состояний и при астении. Она может сопровождаться гиперкинезией — оживлением двигательной активности. Гипербулические явления у соматических больных быстро сменяются гипобулией — усталостью, ослаблением стремлений к деятельность. Гипобулия обычно сопровождается гипокинезией — заторможенностью движений, вялостью мимики.

У беременных женщин нередко встречаются различные вкусовые прихоти — “пика беременных”, парарексия (от фр. piquant — острый, возбуждающий), которые можно рассматривать как своеобразные “физиологические” парабулии. Женщины едят мел, яичную скорлупу, уголь. Пика беременных объясняется разнообразными глубинными сдвигами обмена веществ в организме будущей матери и самостоятельно исчезает после родов. При так называемом “половом пикацизме” сексуальное возбуждение достигается в результате слизывания вкусовых веществ с тела партнера (иногда рассматривается как разновидность парафилии).

Экспериментальные психологические методы исследования воли наименее разработаны в психологии, т.к. существуют большие трудности в объективизации волевых проявлений личности. Поскольку волевые свойства проявляются в деятельности, еще в 1930 г. В.Н. Мясищевым была предложена нейрофизиологическая методика, позволяющая количественно измерять мышечное волевое усилие. В большей степени психологические методы изучения волевой сферы личности касаются исследования мотивации (мотивы как причины, определяющие выбор направленности поведения), моральной регуляции поведения, локуса контроля воли, настойчивости и спонтанной активности, а также исследования произвольных движений и действий.

К наиболее известным из опросников мотивов относится разработанный А. Эдварсрм “Список личностных предпочтений” (Edwars A., 1954), который состоит из 15 шкал (210 пар утверждений) и предназначен для измерения “силы” потребностей из перечня, предложенного Г. Мюрреем (Murrey H.,1938):

потребности в достижении успеха, уважения, лидерства и прочие. “Сила” каждой потребности выражается не в абсолютных величинах, а относительно “силы” других потребностей.

Оригинальный теоретический и экспериментальный подход к исследованию воли предложил К. Левин (Lewin K.,1935). В частности, как волевое поведение он рассматривает разрешение конфликтов, выделяя три их типа. Первый тип конфликта возникает при выборе одной из двух равнопривлекательных, но несовместимых целей (например, пойти в кино или в консерваторию на концерт). Обычно при разрешении этого конфликта привлекаются другие основания и нерешительность длится не долго. Второй тип конфликта наблюдается при выборе из двух отрицательных целей или действий.

Третий тип конфликта возникает в случае выбора при совмещении в одном объекте или действии как привлекательных, так и отрицательных черт.

Для изучения глубинных мотивационных образований, особенно неосознаваемых мотивов, широко используются проективные методы (ТАТ — тематический апперцептивный тест Г. Мюррея, тест фрустраций Розенцвейга, незаконченных предложений и др.). Все они построены на анализе продуктов воображения (фантазии) больных.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ Воля — это способность человека действовать в соответствии с собственными целями, идеалами и ценностями. Такая способность действовать с преодолением трудностей и препятствий зависит от степени развитости и устойчивости мотивационной сферы человека.

Для человека с сильной волей характерны решительность, настойчивость, независимость, упорство и целеустремленность. Слабость воли, напротив, характеризуется неразвитостью мотивационной сферы с неустойчивостью или отсутствием сильных желаний и значимых целей, что порождает нерешительность и неуверенность, а также зависимость поведения человека от ситуации и других людей.

Воля обеспечивает выполнение двух взаимосвязанных функций:

побудительной и тормозной. Волевое торможение побуждений, которые не отвечают убеждениям и идеалам личности, является часто даже более сложным актом, чем просто активизация.

Любой волевой акт, который представлен как мотивационной, так и интеллектуальной компонентами, состоит из ряда этапов: мотивирования, борьбы мотивов, решения действовать и осуществления своего решения. Причем первые три этапа называют подготовительным, а последний этап исполнительным звеном волевого действия.

Социально значимым результатом волевой активности человека, ответственность за который несет сам субъект, выступает деяние. Люди различаются по склонности приписывать ответственность за свои деяния и поведение внешним (экстернальный локус контроля воли) или внутренним (интернальный локус контроля воли) факторам.

В мотивационную сферу включаются как осознаваемые, так и недостаточно осознаваемые мотивы действий, поступков и форм деятельности. Мотив формируется на основе потребности, определяемой как особое состояние организма из-за испытываемой нужды в чем-то необходимом для существования. Для человека, кроме биологических, характерны социальные (вторичные) потребности.

Недостаточно осознаваемая потребность, обычно обозначается как влечение.

Все биологические влечения-инстинкты обычно относят трем основным группам:

самосохранения, пищевому и половому. Желание, в отличие от влечения, характеризует состояние субъекта достаточно осознающего свою потребность, где ясен не только желаемый объект, но и пути его достижения.

Связь восприятия, мысли, чувств и воли с мышечными движениями в психологии обозначают как психомоторика. В ней изучаются психофизиологические характеристики сенсомоторных, сенсоречевых, идеомоторных и эмоционально-моторных процессов. Психологическая характеристика собственно двигательной активности исходит из целей, достигаемых тем или иным движением. На возможность безошибочного выполнения конкретной двигательной программы влияет утомление и переутомление. Волевое усилие может, как компенсировать утомление, так и маскировать признаки переутомления.

Ход выполнения любой двигательной задачи контролируется разными уровнями нервной системы, которая обеспечивает ее выполнение. Патология любого уровня функциональных двигательных систем ведет к нарушениям движений данного уровня, а также тех двигательных актов, куда эти движения включаются как фоновые. Поражение корковых уровней приводят к апраксиям, которые характеризуются расстройством произвольных целенаправленных движений при сохранности элементарных двигательных функций.

Расстройства волевой сферы обычно захватывают все этапы волевого акта, но их условно подразделяют на нарушения преимущественно его подготовительного звена и на нарушения, которые касаются реализации волевого усилия. Нарушения на уровне подготовительного звена могут выражаться в ослаблении (гипобулия), усилении (гипербулия) или извращении (парабулия) мотивов деятельности и других побудителей поведения. Патология на уровне реализации волевого усилия проявляется в форме ослабления (гипокинезия), усиления (гиперкинезия) или извращения (паракинезия) двигательной активности и видимого поведения больного.

Исследование воли заключается в анализе поведения больного, в том числе и по анамнестическим данным. В большей степени психологические методы изучения волевой сферы личности касаются изучения мотивации, моральной регуляции поведения, локуса контроля, настойчивости и спонтанной активности, а также исследования произвольных движений и действий.

Вопросы для самопроверки 1. Почему в определение воли, как особой формы активности человека, должны быть включены понятия цели деятельности и преодоления трудностей на пути к ее достижению?

2. Что собой представляет человека и какова ее структура? Каким образом выражается волевая регуляция психической деятельности у человека?

3. В чем заключаются различия поведения больных с экстернальным и интернальным локусом контроля?

4. Что собой представляет начальный этап волевого акта, т.е. этап возникновения мотивов? Как мотив поведения соотносится с потребностями, лежащими в его основе?

5. Что собой представляет волевая организация личности? Как в процессе онтогенеза она формируется?

6. Что собой представляют апраксии? Поражения, какого уровня функциональных двигательных систем мозга приводят к этим расстройствам?

7. Чем различаются простые и сложные сенсомоторные реакции? Как с ними соотносится сенсоречевая реакция?

8. Чем качественно отличается переутомление от утомления? Компенсируется ли снижение дееспособности волевым усилием при второй (легкой) степени переутомления?

9. Какие группы нарушений воли выделяются на уровне мотивационной компоненты волевого акта? К какой из этих групп нарушений относится сатириазис?

10. В чем заключается различие между навязчивыми, импульсивными и компульсивными влечениями? Какие из этих влечений невозможно затормозить волевым усилием?

11. К нарушениям, какого этапа волевого акта относится амбитендентность? При каких заболеваниях типичен этот симптом?

12. Какие группы нарушений воли выделяются на уровне реализации волевого усилия? К какой из этих групп нарушений относится манерность?

ГЛАВА ВНИМАНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ФУНКЦИИ ВНИМАНИЯ Человек находится под постоянным воздействием многочисленных раздражителей внешнего и внутреннего мира, однако он не может одновременно реагировать на все раздражители и решать несколько различных задач сразу. Из огромного потока раздражителей в каждый данный момент ясно воспринимается только немногое. Все остальное или вовсе не замечается, или подмечается смутно, неопределенно.

Припоминая, воображая, думая человек сосредотачивается на чем-то определенном, что и является объектом его представлений, мыслей, чувств или конкретных действий. Этот избирательный, направленный характер психической деятельности в психологии связывается с вниманием. Одно из первых письменных упоминаний о внимании содержится в практическом руководстве по подготовке ораторов и тренировке их памяти у древних римлян. Оно составлено в 400 г. до нашей эры и там записано: “Первое, что нужно знать: если вы направите внимание на события, проходящие через ваш разум, то вы лучше их воспримете” (Norman, 1969) Внимание может рассматриваться не только как самостоятельный психический процесс, но и как сторона всех психических процессов. По сути, внимание не имеет ни своего содержания, ни своего продукта, т.к. оно включено в другие психические процессы — ощущения и восприятия, память, мышление, воображение, эмоции, проявления воли. Внимание, характеризуя динамическую сторону протекания любого психического процесса, может проявляться в разных вариантах, поэтому иногда говорят о сенсорной, моторной, интеллектуальной, эмоциональной и других формах внимания. Внимание можно рассматривать как динамическую сторону нашего сознания, которая будет характеризовать степень направленности и сосредоточения его на определенном объекте.

Внимание — это психический процесс, который обеспечивает направленность и сосредоточенность психики на определенных предметах и явлениях внешнего мира, действиях, образах, мыслях и чувствах самого человека.

Таким образом, внимание рассматривается как психический процесс не являющийся самостоятельной формой отражения, а как организующий другие формы отражения (ощущения, восприятия, память, мышление, воображение, эмоции), в результате чего что-то отражается в сознании более отчетливо, а другое менее отчетливо.

Внешне внимание выражается в специфической позе, особой мимике, в движениях. Поза обычно характеризуется торможением движений, направленностью органов чувств на объект, а при сосредоточенности на своих мыслях происходит разведение осей глаз — “отсутствующий взор”.

Основная функция внимания состоит в отборе значимых для человека воздействий и игнорировании (торможении) других несущественных, побочных воздействий. Другая важная функция внимания — это удержание, сохранение в сознании определенного предметного содержания до тех пор, пока не будет достигнута цель. Третья существенная функция внимания — регуляция и контроль протекания деятельности. С явлениями внимания связаны и такие сложные процессы как ожидание, установка, апперцепция и другие.

ФОРМЫ И УРОВНИ ВНИМАНИЯ Внимание способствует селективности (избирательности) протекания любых психических процессов. В силу этого можно выделить несколько форм внимания:

а) сенсорное внимание (зрительное, слуховое, тактильное и другие);

б) моторное (двигательное) внимание;

в) эмоциональное внимание (связано с эмоционально–значимыми стимулами, с процессами запечатления информации);

г) интеллектуальное внимание (связано с процессом обдумывания).

Иногда просто говорят о внешнем внимании (направленность сознания на предметы, явления внешней среды и свои внешние действия) и внутреннем внимании (направленность внимания на явления и состояния внутренней среды организма).

По активности человека в организации внимания можно выделить два самостоятельных уровня внимания: непроизвольное (пассивное, непреднамеренное) и произвольное (активное, преднамеренное) внимание. Особое место в этом ряду занимает послепроизвольное внимание, выделенное Н.Ф. Добрыниным (1958).

Непроизвольное внимание представляет собой реакцию на раздражитель, оно не обусловлено волевым актом человека.

Первичное непроизвольное внимание врожденно и является естественным проявлением безусловного ориентировочного рефлекса. В проявлении такого внимания играет роль сила раздражителя и его неожиданность (громкие звуки, яркий свет, резкий запах).

Вторичное непроизвольное внимание также не требует волевого усилия, но внимание здесь привлекается не яркостью или необычностью предмета, а определенным его содержанием, которое отвечает направленности, интересам человека, т.е. постоянному ожиданию чего-либо.

Произвольное внимание, также как и вторичное непроизвольное внимание, является социально опосредованным типом внимания, но оно тесно связано с волей человека, сознательно поставленной целью. В данном случае предполагается использование специальных приемов сосредоточения, организации своего восприятия или мыслей. Произвольное внимание у взрослого человека направляется, прежде всего, речевыми стимулами, т.е. оно тесно связано с речевой системой.

Послепроизвольное внимание возникает вслед за произвольным. Это значит, что человек сначала сосредотачивает сознание на каком-то предмете или деятельности (иногда даже с помощью немалых волевых усилий), а затем этот процесс вызывает нарастающий интерес и внимание продолжает удерживаться уже без всякого волевого усилия. Таким образом, послепроизвольное внимание, появляясь вслед за произвольным, не может быть сведено к нему. Оно не является и вариантом непроизвольного внимания, т.к. связано с сознательно поставленной целью.

СВОЙСТВА ВНИМАНИЯ Внимание характеризуется различными качественными проявлениями или свойствами. Основными из них являются объем, концентрация, устойчивость, переключаемость, распределяемость и отвлекаемость.

Объем внимания характеризуется количеством идей, объектов и видов деятельности, которые одновременно может удерживать и контролировать человек.

Иными словами объем внимания связан с числом одновременно отражаемых в сознании объектов. Установлено, что при восприятии множества простых объектов (букв, цифр, фигурок и пр.) в интервале времени 0,07–0,1 секунды объем внимания у взрослого человека равен 5-7, в среднем 7 элементов (связь с кратковременным запоминанием). У младших школьников он весьма ограничен и с возрастом увеличивается. Увеличить объем внимания можно и с помощью специальных упражнений.

Концентрация внимания выражается в степени интенсивности (сосредоточенности) внимания на одном объекте или ограниченном круге своих представлений, переживаний, мыслей. Поглощенность объектами сосредоточения делает человека высокопомехоустойчивым. Лишь с трудом его можно отвлечь от мыслей или дел, в которые он погружен, он не замечает шума и других отвлекающих раздражителей.

Устойчивость внимания определяется длительностью сохранения концентрированного внимания. Она измеряется временем сосредоточения при условии сохранения отчетливости отражения в сознании объекта внимания.

Устойчивость внимания зависит от целого ряда причин — значимости дела, интереса к нему, навыков и тому подобное.

Распределение подачи материала во времени на уроке учителем опирается на исследование устойчивости внимания у школьников:

0–7 минута занятия — внимание рассеянное, требуются усилия со стороны педагога на его концентрацию;

8–23 минута занятия — период наибольшей устойчивости и концентрации внимания;

24–30 минута занятия — устойчивость внимания падает и увеличивается количество ошибок, требуется снижение напряжения работы и расслабление (переход от теоретических обоснований к примерам и т.п.);

30–45 минута занятия — вновь концентрация внимания в связи с поставленной задачей (произвольное внимание).

Переключаемость внимания характеризуется быстротой произвольного перехода внимания на новый объект или от одного действия к другому, сохраняя при этом высокую степень концентрации на нем.

Выделяют ряд показателей переключаемости внимания:

1) время, затрачиваемое на переключение внимания;

2) продуктивность (производительность) работы по сравнению с объемом ее или временем выполнения определенного объема работы без переключения внимания;

3) качество, т.е. точность или наличие ошибок, обусловленных переключением.

В отличие от полного (завершенного) переключения, неполное (незавершенное) переключение не сопровождается возникновением такой степени сосредоточения, которая необходима для нового дела или объекта внимания. При неполном переключении тормозящее влияние предыдущей деятельности чаще проявляется в том, что новая работа может выполняться по правилам, отвечающим специфике старой.

Имеются значительные индивидуальные различия в переключении внимания.

Эффективность переключения зависит от особенностей объектов внимания, значимостью работы или интереса к ней, а также от индивидуально-типологических особенностей подвижности нервных процессов. Слишком частое переключение (впрочем, как и однообразная, требующая длительного сосредоточения внимания, работа) может приводить к быстрому утомлению. Возможно повышение показателей переключения путем специальных упражнений.

Распределяемость внимания определяется возможностью выполнения двух и более действий одновременно, рассосредотачивая внимание между ними. Уровень распределения внимания зависит от ряда условий: от однородности или разнородности совмещаемых видов деятельности, их сложности, степени их привычности. Труднее совмещать два вида умственной деятельности и более эффективно распределение внимания при одновременном выполнении моторной и умственной деятельности.

Отвлекаемость внимания связана с непроизвольными колебаниями его уровня. Непроизвольные флуктуации внимания особенно хорошо заметны при сосредоточении на раздражителях пороговой силы. Так, прислушиваясь к очень слабому, едва слышимому тиканью механических часов, мы то слышим звук более отчетливо, то менее отчетливо. Колебания внимания легко прослеживаются и при восприятии конкурирующих (двойственных) изображений.

Такие непроизвольные флюктуации внимания при восприятии простых объектов длятся не более 2-3 секунд (максимум — 12 секунд). Их Конкурирующие изображения:

усеченная пирамида с рассматривают как колебательный процесс, “разнонаправленной” связанный с самонастройкой сенсорных систем, вершиной обеспечивающих регулирование их “пропускной способности”.

Эти физиологически обусловленные флюктуации внимания следует отличать от отвлекаемости на посторонние раздражители. Очень сильно отвлекают внимание раздражители внезапные, неожиданные, прерывистые, а также связанные с эмоциями. При длительном выполнении однообразной работы действие побочных раздражителей усиливается по мере нарастания утомления.

РАЗВИТИЕ ВНИМАНИЯ У ДЕТЕЙ Первые проявления сосредоточенности младенца начинают фиксироваться на 10-12 день жизни и к концу первого месяца он уже может следить в течение нескольких секунд за ярким блестящим предметом, движущимся на расстоянии около метра от его глаз. К 6-месячному возрасту возрастает как длительность зрительного сосредоточения, так и дальность расстояния до фиксируемого предмета. Ребенка привлекают не только яркие, подвижные предметы, но и звуки, а начиная со 2-го месяца возрастает и длительность сосредоточения на звуках. На 2- месяце жизни внимание ребенка наиболее легко привлекает человек и его голос.

Сосредоточение на словах взрослого — результат и необходимое условие развития слушания, а затем и разговорной речи ребенка.

К 2-му году жизни ребенок уже может сосредоточенно заниматься с разными предметами в течение 8-10 минут, однако устойчивость внимания у маленьких детей слабая. Например, трехлетний ребенок за 12 минут 8 раз переменил предмет своей игры, а длительность сосредоточения на одном объекте не превышала минут. Внимание ребенка более легко привлекается ярким, сильным или новым раздражителем и он еще не может сам, произвольно менять направленность внимания. У маленьких детей и очень узкий объем внимания. Если ребенок держит в руках игрушку и ему показали другую, он отпускает первую и тянется за второй.

Если трехлетнему ребенку что-то рассказывают, он перестает есть. Распределение внимания между двумя предметами или действиями маленьким детям совершенно недоступно.

В дошкольном возрасте происходит расширение объема внимания и рост его устойчивости, формируется произвольное внимание. Расширение объема внимания проявляется в том, что ребенок старшего дошкольного возраста может воспринять уже не один предмет, однако у 4-6-летних детей объем внимания еще недостаточен для различения сложных или мало отличимых друг от друга объектов (например, буквенных или цифровых знаков).

Нарастание устойчивости внимания проявляется у детей в увеличении продолжительности игр. Если годовалые дети сохраняют устойчивое внимание на играх в среднем 14,5 минут, то у 3-летних это время достигает 27 минут, а 5-6 летние дети могут играть на протяжении 96-100 минут. Если младшие дошкольники рассматривают картинку 6-7 секунд, то старшие дошкольники тратят на те же картинки 12-19 секунд времени. В устойчивости внимания особенно сильно сказываются индивидуально-типологические особенности нервной системы детей.

У возбудимых детей устойчивость внимания в 1,5-2 раза меньше, чем у детей сдержанных, уравновешенных.

Внимание можно и нужно воспитывать. Начальные формы произвольного внимания возникают к 5-7-летнему возрасту и совершенствуются в младшем и школьном возрасте. Внимание, часто проявляясь как психический процесс, постепенно превращается в устойчивое свойство личности — внимательность.

Внимательность характеризуется умением длительно сосредотачиваться на объекте деятельности и умением управлять своим вниманием. Люди существенно различаются степенью развития этого личностного свойства.

В детской практике часто встречается синдром дефицита внимания с гиперактивностью (или без таковой). Симптоматика почти всегда проявляется до 7 лет, обычно в 4 года. Нарушения внимания включают неспособность ребенка сохранять его длительно, характерна крайняя отвлекаемость. Ребенок суетлив и беспокоен, не может сидеть спокойно. Внешне заметны постоянные беспокойные движения в кистях и стопах (“извиваются”). Отличается болтливостью с легкой отвлекаемостью на посторонние стимулы и нетерпеливостью (с трудом дожидается своей очереди во время игр). Склонен отвечать не выслушав вопроса, вмешивается во все дела, теряет необходимые вещи (игрушки, карандаши и т.п.);

может совершать опасные действия, например, перебегать автодорогу (недоучет последствий).

По разным оценкам распространенность синдрома дефицита внимания 3–10% детей в начальных классах. В 30–70% случаев эти проявления переходят и во взрослый возраст, повышая риск асоциальных личностных расстройств. Ранее причиной дефицита внимания и гиперактивности считали внутриутробное или постнатальное повреждение мозга (синдром “минимальной мозговой дисфункции”). В настоящее время получены данные о генетической предрасположенности к данному расстройству, а также связи его с нечувствительностью к тиреоидным гормонам (мутация гена бета–рецептора гормонов щитовидной железы).

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВНИМАНИЯ Первую теоретическую модель внимания, или модель фильтра, создал Д.Е. Бродбент (1958). Он предполагал, что нервная система, несмотря на множество входов информации, в какой-то степени работает как одиночный коммуникационный канал с ограниченными возможностями. Поэтому на входах уже выбирается сенсорная информация обо всех событиях, которые имеют один общий признак. Для всей остальной информации фильтр блокирует основной канал.

Существуют анатомические, физиологические и клинические данные, указывающие на непосредственное отношение неспецифической системы мозга (ретикулярная формация ствола, структуры среднего мозга, кора мозга) к явлениям внимания и “фильтрации информации”.

Непроизвольное внимание связывают с активностью неспецифической системы преимущественно на уровне нижних отделов ствола и среднего мозга (физиологический коррелят — генерализованные формы неспецифической активации мозга), а произвольное внимание является корковой функцией (физиологический коррелят — локальные сдвиги активности определенных мозговых структур).

По мнению И.П. Павлова (1951) в динамике внимания важную роль играет физиологическое явление оптимального очага возбуждения. Изменение природы раздражителя или длительное его действие на одни и те же участки коры мозга приводит к перемещению очага в другие участки. Доминанта, открытая А.А. Ухтомским в 1923 году, отличается от подвижного оптимального очага возбуждения повышенной устойчивостью. Она не только тормозит вновь возникающие очаги возбуждения, но и способна усиливаться за их счет. Наличие доминирующего очага возбуждения в коре головного мозга позволяет понять такую степень сосредоточения на каком-то предмете или явлении, когда посторонние раздражители не могут отвлечь внимания и остаются незамеченными.

Большое значение при изучении нейрофизиологических основ внимания придается исследованию ориентировочных реакций. Следует отметить, что уже И.П. Павловым выдвигалось предположение о рефлекторной природе непроизвольного внимания, которое он обосновывал наблюдениями ориентировочных рефлексов. Ориентировочные реакции можно наблюдать уже у детей с первых недель жизни — сначала они проявляются только в виде реакции пробуждения (arousal), затем в виде фиксации внешнего раздражителя и, наконец, в виде активного поиска раздражителя. Современные данные свидетельствуют о сложности ориентировочных реакций и они могут носить высокоизбирательный характер. Предполагают, что именно на их основе и возникает произвольное внимание, проявляющиеся в возможности самостоятельно контролировать протекание психических процессов, собственное поведение.

По принципу распространенности различают генерализованные и локальные ориентировочные реакции;

по принципу скорости угасания — фазические (быстро угасающие, но с тонкой дифференциацией стимулов и менее подверженные привыканию) и тонические (более длительные, но легко поддающиеся привыканию);

по отношению к индифферентным (нерелевантным) и сигнальным (релевантным) стимулам — безусловные и условные ориентировочные реакции.

Нижние уровни неспецифической системы (уровни продолговатого и среднего мозга) имеют преимущественное отношение к генерализованным и тоническим ориентировочным реакциям;

верхние уровни (уровни зрительного бугра, лимбической системы и коры больших полушарий) — к локальным и фазическим ориентировочным реакциям. Корковые уровни неспецифической системы реализуют условные формы ориентировочных реакций.

Полноценное функционирование внимания возможно лишь при определенном уровне активности мозга в целом. На фоне как расслабленного (пассивного), так и чрезмерного бодрствования у человека возникают трудности сосредоточения.

Сами по себе длительные изменения уровня активности мозга также связаны с функционированием неспецифической системы и также неоднородны по характеру.

В них выделяют глобальные, общие изменения функционального состояния в виде его одновременного повышения или понижения в различных системах (сенсорных, моторных, ассоциативных) и более избирательные сдвиги, распространяющиеся только на одну сенсорную систему или на определенную моторную систему.

Известно, что общие сдвиги регулируются преимущественно каудально расположенными отделами неспецифической системы, а локальные — корковыми структурами (преимущественно медиобазальными отделами коры лобных долей мозга).

Менее изучены формы регуляции как кратковременных, так и длительных процессов активации, осуществляемых с помощью речевой системы. Известно, что в их реализации решающая роль принадлежит лобным медиобазальным отделам коры больших полушарий. В частности, у здоровых людей в условиях напряженного внимания при решении интеллектуальных и двигательных задач наибольшие изменения биоэлектрической активности мозга наблюдаются в лобных долях. На роль коры в процессах внимания указывают и относительно недавно обнаруженные в гиппокампе нейроны особого типа — нейроны внимания:

детекторы новизны и детекторы тождества. Их совместное действие позволяет подчеркивать новые раздражители и ослаблять действие привычных стимулов (Соколов Е.Н., 1995).

НАРУШЕНИЯ ВНИМАНИЯ Расстройства внимания бывают как временные явления у совершенно нормальных людей при утомлении или эмоциональном перенапряжении. В некоторых случаях недостаточность внимания становится устойчивой и в этих случаях ее называют “невнимательностью” (в противовес такому свойству личности, как “внимательность”). В зависимости от особенностей и форм сочетания различных свойств внимания, приводящих к невнимательности можно говорить о трех ее типах.

Первым типом невнимательности является рассеянность (“порхающее” внимание), определяемая легкой непроизвольной переключаемостью слабо концентрированного внимания. Этот вид невнимательности свойственен дошкольникам и людям ослабленным, астенизированным в результате сильного переутомления или болезни.

Второй тип невнимательности, напротив, определяется высокой интенсивностью и концентрацией внимания при трудностях переключения. Это — тип “невнимательности ученого”, сосредоточенного на своих мыслях. У больных этот тип невнимательности свойственен лицам со сверхценными и навязчивыми мыслями.

Третий тип невнимательности характеризуется весьма слабой концентрацией внимания и еще более слабой его переключаемостью. Этот тип невнимательности связан с постоянным или временным снижением силы и подвижности нервных процессов. У здоровых людей подобная невнимательность является временной в результате переутомления. В клинике такое внимание наблюдается в условиях кислородного голодания мозга, при церебральном атеросклерозе у пожилых людей (“стариковская рассеянность”).

Жалобы на расстройства внимания становятся признаком заболевания только в контексте с общим соматическим или нервно-психическим расстройством. В большинстве случаев можно говорить о трех основных группах нарушений внимания: гипопрозексия, гиперпрозексия и парапрозексия.

При гипопрозексиях встречаются разнообразные варианты ослабления внимания. Полная неспособность к сосредоточению, концентрации внимания называется апрозексией. Последняя сопровождается повышенной отвлекаемостью.

Чаще всего в клинике встречается сочетание снижения возможностей к сосредоточению с ослаблением устойчивости внимания. Нередко эти явления сопровождаются снижением объема внимания.

Рассеянность внимания — нарушение способности длительно сохранять его направленность, страдает сосредоточение. Внимание становится неустойчивым, больной не в состоянии длительно сосредотачиваться на определенном виде деятельности, преобладает непроизвольное внимание.

Истощаемость внимания — прогрессирующее ослабление его интенсивности в процессе работы, хотя изначально была достаточно высокая степень сосредоточения. В силу этого резко падает продуктивность работы, становится невозможным углубленность, поглощенность деятельностью. После непродолжительного периода работы в достаточно высоком темпе появляется чувство усталости, повышенная отвлекаемость, теряется интерес к занятию, возникает потребность в отдыхе или перемене деятельности, сон ливость, непоседливость.

Сужение объема внимания — патологическое сосредоточение, обусловленное слабостью его распределения. Отсюда содержанием сознания становятся наиболее личностно близкие больному впечатления. Объем внимания ограничен объектами, имеющими ситуационную или индивидуально—личностную значимость.

Сужение объема внимания обычно проявляется неспособностью удерживать в кругу произвольной целенаправленной деятельности достаточно большое число представлений и свободно оперировать ими. Больные становятся рассеянными, забывчивыми. По их словам, стоит им немного отвлечься в беседе, как они теряют мысль, которую хотели высказать. Отправляясь за нужным предметом в соседнюю комнату, по дороге отвлекаются и забывают, зачем пошли. При счете, особенно в уме, начинают ошибаться, как только количество цифр и операций с ними становится больше чем они могут удер жать в зоне активного внимания.. Сужение объема внимания характеризует астенические состояния разного, чаще органического генеза.

Нарушение направленности внимания — проявляется в том, что внимание приковано к явлениям, заслоняющим от больных другие важные стороны жизни. Так, при патологической рефлексии внимание поглощено самоанализом, постоянными размышлениями о своих поступках, мыслях, отношениях с людьми. Внимание депрессивных больных обычно привлечено к безрадостным сторонам жизни. Своеобразие нарушений внимания больных шизофренией состоит в том, что оно часто рассеивается по мелочам, на несущественные детали происходящего. Существует гипотеза о связи нарушения внимания при шизофрении с тенденцией больных реагировать на не доминантные стимулы (Broen Storms, 1966). По мнению D. Shachov (1962), «отклоняющееся внимание» выступает как фундаментальное когнитивное (познавательное) нарушение у больных шизофренией.

Ослабление внимания отмечается при различных астенических состояниях, особенно если они сопровождаются неустойчивостью степени бодрствования.

Быстрая истощаемость внимания свойственна больным с травмами черепа и другими органическим заболеваниям мозга. Повышенная отвлекаемость с непроизвольным вниманием к случайным и нейтральным раздражителям характерна для маниакальных состояний и при растерянности.

При некоторых расстройствах сознания возникает иногда явление близкое к повышенной отвлекаемости внимания — симптом гиперметаморфозы. Больные при этом с особой остротой постоянно замечают изменения формы и пространственной локализации окружающих предметов, они все время пытаются удостовериваться в этом прикосновением руки или перестановкой находящихся в поле зрения вещей.

При гиперпрозексиях внимание усилено, причем часто за счет односторонней его направленности. Например, больные с ипохондрическими состояниями проявляют патологически повышенное внимание к своим болезненным ощущениям и всему тому, что имеет отношение к своему здоровью.

Как бы полной противоположностью симптому отвлекаемости является патологическая застреваемость, тугоподвижность внимания, которая свойственна больным эпилепсией, при депрессиях. В этих случаях наблюдаются и нарушения механизма переключения внимания с одного объекта на другой, что зависит от малой подвижности основных нервных процессов в коре головного мозга. В некоторых случаях усиление внимания проявляется в виде явления “прилипания” внимания к определенной мысли или представлению. Появившееся у больного то или иное представление, мысль задерживается в сознании, что часто выражается в речи повторением одних и тех же слов (персеверация).

Доминирующие идеи (в патологических случаях) также часто находят объяснение феноменами своеобразного “прилипания” внимания к определенным мыслям и больной при этом осознает, что они занимают в его сознании незаслуженно большое место.

Парапрозексии — извращение внимания. В психопатологии понимается как проявление в сфере внимания явлений диссоциации и амбивалентности, типичных при шизофренических расстройствах. Здесь обычно демонстрируемая больным слабость побуждений к концентрации внимания и видимая истощаемость произвольного внимания в повседневной деятельности пародоксально сочетается с крайним усилением и даже ригидностью внимания при возникновении у больного феноменов психопатологического свойства. Обычно это крайняя сосредоточенность на галлюцинациях или бредовых построениях, но чаще эта сохранность и даже усиление внимания наглядно проявляется у таких больных при скрупулезном выполнении ими чрезвычайно сложных патологически фиксированных ритуальных действий.

У здоровых лиц парапрозексии также встречаются. Однако здесь их следует рассматривать более в плане несоответствия, неадекватности первоначальной установки произвольного внимания и результата. Чаще всего это возникает при чрезмерно сильном напряжении внимания, которое само по себе становится непереносимым для нервной системы, что и обуславливает парадоксальные, извращенные реакции со стороны внимания. Например, спортсмен на старте не слышит выстрела стартового пистолета, хотя активно сосредотачивался и готовился к этому моменту. Здесь имеет место своеобразное нарушение внимания, характеризующееся тем, что напряженное ожидание блокирует способность вовремя заметить появление соответствующего объекта.

Расстройства внимания при очаговой патологии мозга подразделяют на модально– неспецифические и модально–специфические нарушения.

Модально–неспецифические нарушения внимания — распространяются на все виды и уровни внимания. Больной не может сосредоточится на стимулах любой модальности (зрительной, слуховой, тактильной и т.д.). Подобные нарушения внимания характерны для больных с поражением неспецифических серединных структур мозга разных уровней.

Уровень нижних отделов неспецифических структур (область продолговатого и среднего мозга) — это первый уровень поражения, при котором у больных наблюдается быстрая истощаемость, резкое сужение объема и нарушение концентрации внимания. Эти симптомы проявляются в любом виде деятельности из-за слабости тех механизмов, которые поддерживают внимание. Например, при выполнении серийных счетных операций (вычитание или сложение) больные сначала дают быстрые и правильные ответы, затем латентные периоды ответов резко увеличиваются (по типу истощения), появляются ошибки и следует отказ. Иногда возможен повторный всплеск активности, когда больной начинает совершать счетные действия правильно. В большей степени страдают непроизвольные формы внимания, так весьма заметно, что больным легче сосредоточиться, если задание их лично интересует (обращение к профессиональному интересу или к мотивационной основе действий улучшает результаты).

Уровень диэнцефальных и лимбических отделов — это второй уровень поражения, при котором нарушения внимания проявляются грубее. Такие больные часто вообще не могут сосредоточиться на чем-либо или их внимание крайне неустойчиво. Эти трудности проявляются при выполнении двигательных актов, при решении задач и при выполнении невербальных заданий. Попытки поднять уровень активности этих больных, как правило, не дают стойкого результата.

Уровень медиобазальных отделов лобных и височных долей — третий уровень поражения неспецифических серединных структур мозга, при котором преимущественно страдает произвольное внимание, а непроизвольное патологически усилено. У больных возникает так называемое “полевое поведение”, т.е. они становятся чрезмерно реактивными на все стимулы вокруг себя — оборачиваются на любой звук, вступают в разговоры соседей и т.п. Такая бесконтрольная реактивность отражает растормаживание элементарных форм ориентировочной деятельности. У таких больных с помощью обращения к непроизвольному вниманию можно вызвать такие действия, которые нельзя получить, адресуясь к произвольному уровню внимания. Например, они не могут переводить взор по словесной инструкции, но переводят взор вслед за зрительным объектом. У больных с поражением лобных долей наблюдается нередко и своеобразное нарушение произвольного переключения внимания на новое действие, при этом возникает повторное выполнение (персеверация) одного и того же действия.

Модально–специфические нарушения внимания проявляются только в одной сфере — зрительной, слуховой, тактильной или двигательной. В клинике они часто описываются как явления игнорирования тех или иных стимулов. Их нельзя рассматривать как нарушения восприятия или как непонимание инструкции. Они проявляются в специфических трудностях осознания при одновременном предъявлении “двойных” стимулов одной модальности (двух зрительных, двух слуховых или двух тактильных).

Зрительное невнимание можно выявить при исследовании полей зрения периметром при предъявлении испытуемому не одного стимула–объекта с левой или правой стороны, а сразу двух. При обычной процедуре исследования поля зрения справа и слева сохранны, а при использовании методики двойной стимуляции выявляется асимметрия полей зрения.

Клинически очерченные феномены игнорирования объектов в одном поле зрения (чаще в левом) выявляются также при рассматривании сюжетных картин с большим количеством деталей — больные (правши) как бы не замечают, что изображено слева на картинке (в верхнем или нижнем углу). Такие больные при копировании рисунка изображают только правую его половину. В выраженных случаях больной может при ходьбе натыкаться на предметы, расположенные слева от него.

Феномены зрительного невнимания обычно связаны со спецификой работы правого полушария. Однако они могут появляться и как симптомы при начальных стадиях поражения задних отделов правого полушария (глубинных или конвекситальных). Тогда они далее обычно переходят в гностические расстройства (односторонняя зрительно– пространственная агнозия) или одностороннее нарушение полей зрения (фиксированная левосторонняя гомонимная гемианопсия).

Есть мнение, что симптомы зрительного невнимания должны описываться в разделе зрительных агнозий. Более того, некоторые специалисты полагают, что феномены зрительного невнимания входят в более широкое понятие — "односторонняя пространственная агнозия", включающее также другие виды нарушений, которые описаны ниже (слуховое, тактильное и двигательное невнимание). Практически всегда при “феноменах невнимания” имеет место их сочетание с анозогнозией. В этой связи высказывается предположение о связи этих нарушений с механизмами искажения внутренней картины болезни и "психологической зашиты". В последнее время активно развивается представление об отношении правого полушария к индивидуально– смысловым образованиям в структуре личности. На это указывает частота искажений внутренней картины болезни в ее сенсорных и личностно–оценочных составляющих при поражении именно правого полушария (Корсакова Н.К., Московичюте Л.И., 1988).

Слуховое невнимание выявляют одновременным предъявлением разных звуковых стимулов в оба уха (методика дихотического прослушивания, предложенная Кимурой Д.).

Здоровые люди (правши) слышат слова на 10–15% лучше правым ухом, чем левым (“эффект правого уха”). У больных с локальными поражениями мозга проценты асимметрии резко возрастают (до 50–60 % и более). Таким образом, в данном случае имеет место игнорирование левым ухом поступающих стимулов. Те же звуки, предъявляемые отдельно на правое и левое ухо, воспринимаются нормально. Слуховое невнимание может наблюдаться при поражении слуховой анализаторной системы или более обширных локализациях очагов поражения внутри полушария (правая височная доля).

Тактильное невнимание выявляют при закрытых глазах путем одновременного прикосновения справа и слева острыми предметами (например, кончиками двух карандашей) к коже кистей рук. Требуется определить, сколько было прикосновений — одно или два. При поражении правой теменной доли больной чаще “не замечает” прикосновения к левой руке (одиночные прикосновения ощущаются четко). Намного реже обнаруживается игнорирование прикосновения справа.

Двигательное невнимание выявляют при выполнении двуручных двигательных заданий. Больной начинает выполнять задание правильно, но затем одна рука замедляет движения — “отключается”. На вопрос: “Правильно ли Вы делаете”, он отвечает:

“Правильно”. Своих ошибок больной не осознает, но при раздельном выполнении пробы симптом игнорирования исчезает. Это игнорирование собственных ошибок отражает нарушение внимания в двигательной сфере. Двигательное невнимание обычно возникает при локализации очага поражения в передних отделах правого полушария (премоторных, префронтальных и глубинных с вовлечением базальных ядер).

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ВНИМАНИЯ Исследование внимания имеет большое значение в работе школьных психологов, в частности при анализе причин неуспеваемости и при выработке индивидуальных психолого-педагогических мероприятий, а также в профессиональной психодиагностике, особенно в профотборе для работ, где требуется обрабатывать слишком много одномоментно поступающей информации (например, диспетчерская служба в аэропортах). Различные по характеру и выраженности нарушения внимания и умственной работоспособности также типичны для некоторых контингентов больных нервно–психическими и соматическими заболеваниями.

При исследовании внимания следует учитывать, что качества внимания у одного и того же человека зависят от многих факторов: возможны колебания внимания в зависимости от утомления и общего состояния организма, отношения человека к тому или иному виду деятельности, его эмоционального состояния. С другой стороны, внимание всегда “включено” в самые разнообразные психические явления, поэтому при его исследовании существует необходимость вычленения, “извлечения” его из этих процессов. Большинство разработанных проб на испытание внимания имеют варианты, позволяющие не только выявлять, но и количественно выражать различные свойства внимания: объем, переключаемость, устойчивость, концентрацию, избирательность и другие.

В клинической практике наиболее удобны простые пробы исследования внимания, работоспособности и утомляемости, которые могут быть проведены непосредственно во время беседы с пациентом. Например, предлагают испытуемому вычитать от 100 по 7 или по 13 (устный счет по Э. Крепелину, 1895).

Возможен вариант пробы для выявления особенностей переключения внимания. В этом случае отсчитывается не одно число, а два чередующихся, например 7 и 8.

Разработано также много бланковых модификаций пробы Крепелина.

Объем внимания. Все методы для изучения объема внимания можно подразделить на прямые и косвенные методы. Прямой метод предусматривает предъявление материала (например, слов, букв, изображений предметов) в короткие промежутки времени с помощью тахистоскопа с последующим подсчетом замеченного испытуемым. Индивидуальные оценки результатов сравниваются со среднегрупповыми.

Косвенные методы определения объема внимания, как и других его свойств, являются относительно простыми по процедуре проведения тестами скорости.

Чаще всего используется методика отыскивания чисел по таблицам Шульте.

Комплект состоит и 5 черно–белых таблиц (размер 6060 см), где в случайном порядке размещены числа от 1 до 25. Испытуемый отыскивает и показывает числа указкой в порядке их возрастания. Основным показателем объема внимания является время выполнения теста, кроме того, по результатам выполнения каждой таблицы может быть построена “кривая истощаемости”, отражающая устойчивость внимания и работоспособность в динамике.

Внимание концентрируется достаточно если испытуемый затрачивает на прочтение 1 таблицы не более 40-50 секунд. Внимание устойчивое, если нет значительных временных отличий в прочтении всех таблиц. При неустойчивости внимания отмечаются значительные колебания результатов по отдельным таблицам, но без тенденции к увеличению времени, затрачиваемого на каждую следующую таблицу. Если происходит увеличение времени чтения каждой следующей таблицы, то это свидетельствует об истощаемости внимания, снижении работоспособности.

14 18 7 24 21 22 25 7 21 11 5 14 12 23 22 1 10 9 6 6 2 10 3 23 18 25 7 24 16 5 8 20 11 17 12 15 5 18 11 3 20 4 23 2 25 3 15 1 16 20 9 24 6 10 19 22 19 13 17 12 4 19 13 4 14 8 21 15 9 17 21 12 7 1 20 9 5 11 23 6 15 17 3 18 14 25 17 19 19 4 8 25 13 3 21 7 16 24 2 22 10 5 18 12 6 24 9 14 11 23 16 8 15 10 2 Таблицы Шульте Переключаемость внимания. Для оценки переключения внимания используется модификация таблиц Шульте, предложенная Ф.Д. Горбовым в 1959 г.

В его таблице имеются черные (от 1 до 25) и красные (от 1 до 24) числа. Требуется отыскивать черные числа в возрастающем порядке, а красные — в убывающем.

Фиксируется время поиска каждых 10 цифр и ошибок (замена порядка, замена цифры, замена цвета).

8 24 13 7 22 12 8 14 14 17 15 6 19 3 18 23 16 18 21 13 1 22 11 23 5 10 4 25 21 2 12 6 16 20 4 10 2 7 11 15 9 24 Таблица Шульте–Горбова.

(выделенные жирным шрифтом символы соответствуют красному цвету цифр) Концентрация и устойчивость внимания. Для изучения концентрации и устойчивости внимания наиболее часто используется корректурная проба. Тест предложен Б. Бурдоном в 1895 году. Обследование проводится с помощью специальных бланков с рядами расположенных в случайном порядке букв ( знаков по 50 букв в строке). Испытуемый просматривает ряд за рядом и вычеркивает или подчеркивает определенные буквы. Например, в четных строках надо подчеркивать букву “К” и вычеркивать букву “И”, а в нечетных — букву “К” вычеркивать, а букву “И” подчеркивать. Результаты пробы оцениваются по количеству пропущенных (не отмеченных) букв, а также по времени выполнения заданного количества строк. Результаты исследования можно легко выразить в различных количественных показателях.

Уровень концентрации (сосредоточенности) внимания может быть выражен с помощью индекса точности (K): K = S*2/n, где S — число строк таблицы, проработанных испытуемым;

n — количество ошибок (пропусков и ошибочных отметок знаков).

Показатель устойчивости внимания выражается индексом темпа выполнения задания (A): A = S/t, где S — количество знаков в проработанной части таблицы;

t — время выполнения.

Данный вариант теста также позволяет вычислить и индекс переключаемости внимания (C): C = So/S 100, где So — количество ошибочно обработанных строк;

S — общее количество строк в проработанной испытуемым части таблицы.

Методика “Корректурная проба” имеет много вариантов исполнения (буквенные, цифровые и знаковые варианты), а также обработки результатов и построения нормативов в зависимости от конкретных задач исследования.

Для изучения избирательности восприятия при внимании чаще всего используется методика немецкого психолога Хуго Мюнстерберга (1863-1916). Это буквенный текст, где нужно как можно быстрее (норматив — две минуты) подчеркнуть скрытые в нем 25 слов. Регистрируются также и ошибки — пропущенные и неправильно выделенные слова.

Стимульный материал БСОЛНЦЕВТРГЩОЦЭРАЙОНЗШГУЧНОВОСТЬЪХЭЬГЧЯФАКТЬУКЭКЗАМЕНТРОЧЯГЩ ШГЦКППРОКУРОРГУРСЕАБЕТЕОРИЯЕНТОДЖЕБЬАМХОККЕЙТРУИЦЫФЦУЙГАХТГУ ТЕЛЕВИЗОРБОЛДЖЩЗХЮЭЛГЩБПАМЯТЬШОГХЕЮЖПЖДРГЩХНЗДВОСПРИЯТИЕ ЙЦУКЕНДШИЗХЬВАФЫПРОЛДБЛЮБОВЬАВЫФЫРПЛОСЛДСПЕКТАКЛЬЯЧСИНТЬБЮН БЮЕРАДОСТЬВУФЦИЕЖДЛОРРПНАРОДШАЛДЬХЭШЩГИЕРНКУЫФЙШРЕПОРТАЖЭК ЖДОРЛАФЫВЮФБЬКОНКУРСЙФНЯЧЫУВСКАПРЛЛИЧНОСТЬЗЖЭЬЕЮДШЩГЛОДЖИН ЭПРПЛАВАНИЕДТЛЖЭЗБЬТРДШЖНПРКЫВКОМЕДИЯШЛДКУЙФОТЧАЯНИЕЙФРЛНЬ ЯЧВТЛДЖЭХЬГФТАСЕНЛАБОРАТОРИЯГЩДЩИРУЦТРГШЧТЛРОСНОВАНИЕЗХЖЬБ ЩДЭРКЕНТАОПРУКГВСМТРПСИХИАТРИЯБПЛМСТЧЬЙФЯСМТЩЗАЙЭЪЯГНТЗХТМ КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ Внимание как психический процесс не является самостоятельной формой отражения, но он организует другие психические процессы на обеспечение избирательности восприятия, целенаправленности выполнения каких-либо действий (внешнее внимание), а также возможности сосредоточения человека на своих мыслях, образах памяти или воображения, а также чувствах (внутреннее внимание).

Первичное непроизвольное внимание врожденно и является проявлением ориентировочного рефлекса. На его базе у человека формируются более сложные, социально опосредованные типы внимания, т.е. собственно произвольное внимание, а также вторичное непроизвольное и послепроизвольное внимание.

Оценка особенностей внимания осуществляется в процессе изучения в беседе или с помощью специальных тестов его качественных характеристик (свойств):

объема, концентрации, устойчивости, переключаемости, распределяемости и отвлекаемости. Все свойства внимания формируются постепенно в процессе возрастного развития ребенка. Только к 5–7-летнему возрасту произвольные формы внимания окончательно формируются и далее совершенствуются в младшем и старшем школьном возрасте, составляя основу такого личностного качества как внимательность. В практике педиатра коррекция у некоторых детей так называемого синдрома дефицита внимания может составить даже специальную проблему.

Полноценное функционирование внимания возможно лишь при определенном уровне активности мозга в целом и сохранности полноценного функционирования различных уровней его неспецифической системы. Непроизвольное внимание более связано с активностью этой системы на уровне ствола и среднего мозга, а произвольное внимание является корковой функцией. Большую роль в оформлении современных концепций нейрофизиологических механизмов внимания имела так называемая “модель фильтра” Д.Е. Бродбента, учение об ориентировочных реакциях и очаге оптимального возбуждения в коре мозга И.П. Павлова, открытие нейрофизиологического явления доминанты А.А. Ухтомским, а также обнаружение в мозге специализированных нейронов — нейронов внимания.

Временные нарушения внимания типичны при утомлении или под влиянием сильных эмоций. Достаточно устойчивое сохранение отклоняющегося от нормы определенного соотношения основных характеристик внимания, приводящее к невнимательности, могут быть как личностно–возрастными особенностями человека, так и следствием различных заболеваний.

Повышенная непроизвольная переключаемость внимания с низкими возможностями концентрации свойственна детям дошкольного возраста, но может возникать и у взрослых на фоне астении при различных заболеваниях или при переутомлении.

Повышенная концентрация на своих мыслях с трудностями переключения на другие виды деятельности свойственна некоторым лицам умственного труда, но подобные свойства внимания встречаются и у больных с навязчивыми и сверхценными идеями.

Слабость концентрации внимания сочетающаяся с трудностями переключения типична, например, для хронического кислородного голодания мозга при церебральном атеросклерозе у пожилых людей, но может также возникать и у здоровых лиц при утомлении.

Все разнообразие ослабления внимания в патологии объединяют термином гипопрозексия. Напротив, при гиперпрозексиях внимание крайне усиливается:

происходит своеобразное “прилипание” внимания к определенным мыслям или представлениям, причем больные могут это даже осознавать (повышенная избирательность внимания).

Парапрозексии (извращение внимания) бывают иногда у здоровых людей, когда ожидание какого-либо события в условиях нервного напряжения становиться тормозом для адекватного отражения этого события в сознании. В психопатологии под парапрозексиями обычно понимают дисфункции внимания диссоциативного характера, сходные с таковыми и в других сферах психической деятельности у больных при шизофренических расстройствах.

Модально–неспецифические нарушения внимания распространяются на все виды внимания. При поражении нижних, глубинных отделов неспецифических структур мозга больше страдает непроизвольное внимание. При поражении верхних, корковых отделов неспецифической системы мозга больше страдает произвольное внимание, а непроизвольное — усиливается (“полевое поведение”).

Модально–специфические нарушения внимания проявляются только в зрительной, слуховой, тактильной или двигательной сферах. При этом больной игнорирует (не замечает) один из двух одновременно предъявляемых с разных сторон стимулов, хотя их раздельное опознание не нарушено. Такие нарушения внимания обычно возникают при локальной патологии корковых отделов анализаторных систем чаще правого полушария мозга.

Вопросы для повторения 1. Как можно сформулировать определение внимания и каковы его основные функции?

2. Каким образом классифицируют внимание по его формам и уровням?

3. Чем отличается вторичное непроизвольное внимание от послепроизвольного внимания?

4. Какими параметрами описываются качественные характеристики (свойства) внимания?

5. Что такое явление неполного переключения внимания и каким образом его можно выявить?

6. Что включается в понятие физиологически обусловленная отвлекаемость внимания?

7. Каковы особенности внимания у детей в норме и как проявляются нарушения внимания в детском возрасте?

8. Какую роль играет неспецифическая система мозга в механизмах внимания и какие расстройства внимания возникают при ее повреждениях на различных уровнях?

9. Какие нейрофизиологические механизмы могут лежать в основе произвольных форм внимания у человека?

10. Каким образом формируется такое качество личности как внимательность и каковы причины невнимательности как личностного свойства?

11. Какими медицинскими терминами описываются основные группы количественных и качественных нарушений внимания?

12. Могут ли возникать парапрозексии у психически здоровых лиц?

13. Чем отличается истощаемость внимания от рассеянности и сужения объема внимания?

14. Для каких локальных поражений мозга характерно ослабление произвольных форм внимания с параллельным усилением непроизвольного внимания?

15. При каких локальных поражениях мозга возникают модально–специфические нарушения внимания?

16. В чем заключается различие между прямыми и косвенными методами изучения объема внимания?

17. Каким образом исследуется переключаемость, концентрация и устойчивость внимания?

18. Какие особенности внимания изучаются методикой поиска скрытых слов в буквенном тесте немецкого психолога Мюнстерберга?

ГЛАВА СОЗНАНИЕ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ Сознание выступает объектом исследования многих наук (философия, антропология, социология, психология, педагогика, физиология), круг которых все более расширяется. Однако свести воедино научную информацию, получаемую всеми этими дисциплинами, чрезвычайно трудно и в силу этого существует множество толкований термина “сознание”.

Философское определение сознания. В философии понятия “сознание” и “материя” рассматриваются как две основные разновидности бытия, сущности вообще. На всем протяжении изучения философской категории “бытие” наиболее острой была и остается проблема соотношения этих двух основных типов реальности — объективной (материальной) и субъективной (идеальной), из которых одна предшествует другой и порождает ее (идеализм и материализм). А может быть в мире существует не одно, а два начала: материальное и идеальное.

Они независимы, вечны, не сводимы и не выводимы друг из друга — развиваются по своим законам, хотя и взаимодействуют (дуализм).

В материализме признается первичность материи, а сознание возникло в результате длительной эволюции живого. Совершенствование нервной системы послужило основным источником развития психики и сознания. Эти новые свойства нервной системы приобретались в результате приспособления к среде и закреплялись в генотипе.

Решающим для формирования сознания человека стало изготовление им орудий труда и появление языка. Только с возникновением сознания у человека появилась способность выделять себя из природы, познавать и овладевать ею.

Индивидуальное сознание человека формируется в процессе воспитания, усвоения им выработанных за длительное время существования человечества понятий, взглядов и социальных норм, причем это усвоение требует опоры на непосредственные впечатления от предметов и явлений действительности.

На определенном этапе развития индивидуального сознания у него появляется рефлексивная способность, т.е. готовность сознания к познанию собственных психических процессов и самого себя. Рефлексия является совершенно необходимой характеристикой сознания, которую признают все исследователи. Без рефлексии человек не мог бы иметь даже представления о том, что у него есть психика.

Психика как бы спонтанно появляется на определенном этапе развития живой материи и в этом, возможно, заключается слабость материалистической точки зрения.

Существуют и другие методологически сложные для разрешения материалистическими науками задачи, касающиеся объяснения связей и зависимостей психического от материального. К ним относятся психофизиологическая проблема, определение анатомо физиологического субстрата целого ряда идеальных (психических) явлений — личностный смысл и значение языковых форм, разум и сознание, воля и рефлексия (Немов Р.С., 1994).

Психологическое определение сознания. В психологии предпочтение отдается определениям, которые могли бы отграничить сознание от других психологических понятий, т.е. мышления, внимания, воли и прочих, хотя сознание как таковое не существует вне всех этих психических процессов. В психологии понятие “сознание” более служит для определения сущности особого качества протекания психической деятельности: осознано протекающие психические процессы четко и ярко субъективно переживаемы, узнаваемы, управляемы и подотчетны. При этом возникает возможность выбора и направления их в сторону решения задач, которые мы себе ставим. Другими словами, сознание является особой формой психического отражения у человека, интегрирующей в себе все другие психические процессы, обеспечивая их взаимодействие, т.е. сочетанность, последовательность, непрерывность и целенаправленность их протекания.

Достаточный уровень развития отдельных высших психических функций в их тесном взаимодействии формирует у человека внутреннее отражение внешнего мира, его модель. Направляющее влияние этой модели на поведение и воспринимается человеком как сознание.

Системный подход утверждает, что любая функционирующая система приобретает свойства, не присущие ее компонентам, так называемые системные или эмерджентные свойства исчезающие при разложении системы на элементы. С позиций нового философского учения, именуемого эмерджентным материализмом (Марголис Дж., 1986), сознание рассматривается как эмерджентное свойство мозга. Возникая как эмерджентное свойство мозговых систем, начиная с некоторого, пока неизвестного уровня их консолидации, сознание приобретает уникальную способность выполнять функцию нисходящего контроля над нейронными процессами более низкого уровня, подчиняя их работу задачам психической деятельности и поведения (цит. по Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю., 1998).

Таким образом, основными психологическими характеристиками сознания являются мысленное моделирование внешней действительности и рефлексия (“отражение отражения”) с волевым управлением психическими процессами.

Кроме того, сознание тесным образом связано с речью и без нее в высших своих формах не существует. Благодаря способности к речи у человека появляется возможность к передаче другим лицам того, что он знает, т.е. человеческое сознание обладает способностью к коммуникации. Хотя коммуникативные возможности есть у многих высших животных, но только человек способен передавать другим людям не только сообщения о своих внутренних состояниях (именно это главное в общении животных), но и знания, т.е. объективную информацию об окружающем мире.

Сознание — это высший уровень психического отражения действительности и саморегуляции, проявляющийся способностью личности отдавать себе ясный отчет об окружающем, о настоящем и прошлом времени, принимать решения и в соответствии с ситуацией управлять своим поведением.

Долгое время в психологии единственным методом изучения сознания являлась интроспекция (самонаблюдение). Истоки возникновения этого метода лежат декартовском тезисе о непосредственном постижении мыслей. Однако, основные положения ее выдвинуты Сократом, а детально разработаны английским философом Джоном Локком (1632-1704). Последний считал, что объекты внешнего мира познаются внешними органами чувств, а вот деятельность нашего ума познается с помощью особого внутреннего чувства — рефлексии. При рефлексии возникает своеобразная раздвоенность, “удвоение” сознания — человек что-то делает (размышляет, переживает) и одновременно наблюдает за тем, что он делает.

Вклад В. Вундта, его последователя “строгого интроспекциониста” Э.Б. Титченера (1867–1927) заключается в проведении экспериментов с помощью самонаблюдения.

Эксперименты по внутренней перцепции проводились Вундтом со строжайшим соблюдением установленных им же правил. Определив предмет и метод новой психологии сознания Вундт в общих чертах набросал и ее задачи: 1) проанализировать процессы сознания посредством исследования его основных элементов;

2) выяснить как эти элементы соединяются;

3) установить законы, согласно которым такое соединение происходит. Так Вундт заложил начала научной психологии, которую позже, не без активного участия его ученика Э.Б. Титченера, обозначили как структурная психология сознания (структурализм). Принцип ассоциации, который они использовали для объяснения объединения первичных элементов сознания в сложные его составляющие, был распространен на всю область психического (ассоциативная психология).

Можно выделить два основных слоя сознания (Выготский Л.С., 1924;

Зинченко В.П., 1991):

1) Бытийное сознание (сознание для бытия, экстравертированное сознание) — выполняет свои функции при организации текущего поведения, где необходима актуализация нужного в данный момент времени чувственного образа и нужной двигательной программы;

Чувственная ткань сознания — это строительный материал образа, поступающий из сенсорных блоков и памяти.

Биодинамическая ткань сознания — это наблюдаемая и регистрируемая внешняя форма живого движения, которая активизируется под влиянием внутренней, сознательной программы его.

2) Рефлексивное сознание (сознание для сознания) — более соотносится с значением и смыслом для человека содержаний общественного сознания, т.е. того мира идей, понятий, житейских и научных знаний, которые он усвоил.

Значение — понимается как содержание общественного сознания, всего того, что осваивает человек, овладевающий родным (или чужим) языком. Так, для всех говорящих на русском языке “кошка” — это одно и то же животное, то есть все мы владеем значением этого слова.

Смысл — содержание его относится и к сфере бытия, и к сфере сознания. Оно позволяет утверждать, что сознание есть не только знание, но и отношение человека к сфере бытия. Смысл всегда рождается в конкретной ситуации конкретным человеком: так слово “кошка” может означать совсем не животное, а человека с соответствующим смыслу этого слова поведением.. Но только тому ситуативному смыслу, который придаст этому слову употребляющий его конкретный человек.

Процессы взаимной трансформации значений и смыслов выступают средством диалога и взаимопонимания. Бытийный и рефлексивный слои сознания находятся в тесной взаимосвязи. Каждый из них выполняет свои функции и при решении различных жизненных задач может доминировать либо один, либо другой.

Эпицентром сознания является сознание собственного “Я”, или сознание самости, самосознание. Осознание себя в качестве устойчивого объекта предполагает внутреннюю целостность, постоянство личности. Мы всегда остаемся сами собой вне зависимости от меняющихся ситуаций. Ощущение человеком своей единственности, самоидентичности поддерживается непрерывностью его переживаний во времени: мы помним свое прошлое, переживаем настоящее, имеем надежды на будущее. Главная функция самосознания — сделать доступным для собственного понимания мотивы и результаты своих поступков, оценить себя (самооценка). Общим интегральным измерением “Я” здесь выступает самопринятие и самоуважение. Поддержание приемлемого для личности уровня самоуважения составляет важную и, как правило, неосознаваемую функцию самосознания. Одним из способов реализации данной функции и являются защитные механизмы личности (механизмы психологической защиты).

Психическая жизнь человека постоянно находится под влиянием двух противоположных тенденций. С одной стороны, это тенденция собственной жизни, связанная с необходимостью реализовывать возможности своего сознания и самосознания. С другой стороны, так как человек живет среди других людей, существует тенденция, связанная с направленным воздействием окружающих на параметры его психической жизни, прежде всего на параметры сознания, являющимися глобальными характеристиками психической жизни. Если один полюс можно обозначить как собственная психическая жизнь, то другой полюс по сути образно можно обозначить как психическая смерть по собственной воле или под влиянием манипуляции (Шосттром Э., 1996). Примеры психической смерти можно встретить в художественной литературе, хрестоматийный образец — герой рассказа А.П. Чехова “Человек в футляре”.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.