WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 20 |

«П.И. Сидоров А.В. Парняков ВВЕДЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ (ДОПОЛНЕННОЕ) Рекомендовано Министерством здравоохранения Российской Федерации в качестве учебника для студентов ...»

-- [ Страница 12 ] --

Со временем дети интуитивно находят способы, как избавляться от тревоги и справляться со своим окружением: кто-то спасается от вторжения в свою жизнь вспышками гнева, кто-то — уходом в мир грез и фантазирование, а кто-то — слепой преданностью и послушанием. В любом случае ребенок вынужден расплачиваться за “выживание” в подавляющей или эмоционально холодной атмосфере семьи утратой своей внутренней свободы — свободы в своих чувствах, желаниях, в отношениях к людям и даже к самому себе. Здесь заключены и источники невротических наклонностей, которые могут властвовать человеком всю его жизнь.

Концепция патологии: ситуационные и характерологические неврозы.

Главной чертой невроза, по мнению К. Хорни, является отчуждение от реального “Я” в результате подавляющего воздействия окружающих. Реальное “Я” это не фиксированная сущность, а ряд врожденных возможностей (темперамент, таланты, способности и склонности). Они являются частью нашей наследственности, но для их развития необходимы благоприятные условия, “атмосфера тепла”, которая создается в семье. Когда ребенок чувствует, что его не воспринимают, как самостоятельную личность у него возникает чувство незащищенности и тревога, которая вынуждает его развивать защитные стратегии. Так формируется базальный внутриличностный конфликт, как своеобразное расстройство с самим собой.

В попытках справиться с чувством базальной тревоги, беспомощности и беззащитности могут вырабатываться различные способы (“стратегии”) поведения.

Если какая-либо часть подобных поведенческих стратегий становится фиксированной частью личности ребенка, то это уже можно обозначить как невротическую потребность, как своеобразный защитный механизм против тревоги.

Невроз, по версии психоанализа К. Хорни, представляет собой набор различных защитных реакций на базальную тревогу. Разница между здоровым человеком и страдающим неврозом сводится лишь к степени выраженности конфликтующих тенденций. К. Хорни приводит множество подобных невротических стратегий поведения: “невротическое стремление к любви” как средство безопасности в жизни;

“невротическое стремление к власти”, объясняющееся страхом и враждебностью к людям;

стратегия самоизоляции от людей, “бегства” от окружения;

стратегия признания своей беспомощности (“невротическая покорность”) и другие. В более поздних работах она объединяет все невротические потребности в три большие группы:

1) услужливая личность — тот, кто испытывает потребность быть рядом с другими людьми, тянется к людям, в ком сильна потребность в одобрении и любви со стороны доминантного партнера;

2) отрешенная личность — тот, кто испытывает потребность в одиночестве, бежит от людей, в ком сильна потребность в независимости, кто ведет замкнутый образ жизни;

3) агрессивная личность — тот, кто нуждается в противодействии людей, тянется к власти и престижу, кто нуждается в восхищении, успехе Ни одна из этих стратегий не является в достаточной степени реалистичным способом справиться с тревогой. Более того, различные стратегии–потребности часто не согласуются между собой, что приводит к дополнительному конфликту внутри личности.

Когда человек под влиянием внешних временных психотравмирующих обстоятельств впервые выбирает для себя ту или иную стратегию поведения, то она еще достаточно подвижна и гибка, чтобы допускать возможность изменений.

Именно таким путем и возникают “ситуационные неврозы”, которые более податливы излечению.

В случаях, когда стратегия поведения уже стала фиксированной частью личности, а человек сталкивается с ситуацией, где эта стратегия не эффективна, то он, как правило, изменить свое поведение уже не в состоянии. Подобные жестко фиксированные стратегии только усиливают проблемы, поскольку охватывают всю личность в целом: взаимоотношения с другими людьми, самооценку и отношение к жизни в целом. В этих случаях “изначального конфликта” может возникать подлинная болезнь — “невроз характера”.

Психоанализ как лечебную процедуру К. Хорни изображает как совместный процесс, в котором аналитик и пациент стремятся к одной и той же цели. Аналитик не должен принимать на себя авторитарную установку, так как важно поощрять инициативу самого пациента. Задачи пациента заключаются в том, чтобы как можно полнее выразить себя с помощью свободных ассоциаций, выявить бессознательные силы и импульсы, которые воздействуют на его жизнь, а также изменить поведенческие стереотипы, нарушающие его отношения с собой и другими. Аналитик должен быть союзником пациента, помогая ему осознавать свои защитные стратегии и их деструктивное воздействие на жизнь.

К. Хорни, вероятно, первый представитель того направления, которое сейчас называют гуманистический психоанализ. Ее теория и теория А. Маслоу, на которого Хорни значительно повлияла, дополняют друг друга. Кроме того, К. Хорни предлагает сделать психоаналитический процесс доступным для всех людей, заинтересованных в своем развитии. Поискам подходов к этой проблеме и посвящена ее книга “Самоанализ”. Избавление от невроза видится ей в освобождении от своего “идеализированного Я”. Искажения личности происходят не из-за стремления к идеалу вообще, а из-за неправильного содержания идеала.

Структура личности при более мягких неврозах является менее ригидной, чем при тяжелых неврозах, и даже единичное обнаружение бессознательного конфликта может быть поворотным пунктом к более свободному развитию человека. Опыт работы К. Хорни показал реальность для некоторых пациентов самостоятельного преодоления своих внутренних психологических ограничений, оставленных прошлыми переживаниями.

Г. САЛЛИВАН (SILLIVAN H.S.): ИНТЕРПЕРСОНАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ Гарри Стэк Салливан (1892-1949) — американский психиатр и психолог, представитель неофрейдизма. Его основные положения относительно теории личности изложены в книге “Межличностная теория в психиатрии” (1963). Теория Салливана сложилась под влиянием многих психологических школ — G. Mead, S. Freud, K. Lewin.

По мнению Салливана поведение человека направляется двумя основными стремлениями: к удовлетворению (реализация биологических потребностей) и безопасности (удовлетворение личностных потребностей). Воплощение этих стремлений возможно только в контакте с другими людьми.

Следовательно, объектом психологического исследования Салливан должна быть личность как относительно устойчивая модель Гарри Стэк повторяющихся межличностных ситуаций, так как личность (1892–1949) формируется и проявляется в межличностных отношениях (как реальных, так и воображаемых).

Ребенок при рождении испытывает дискомфорт и беспокойство (тревогу), поэтому основными механизмами личностного развития являются потребность в безопасности (нежности, ласке) и стремление избежать тревогу. Удовлетворение даже сугубо органических потребностей ребенка в человеческом обществе непременно требует участия другого человека. Салливан даже вводит понятие “межличностных потребностей”, причем основной из них он называет потребность в ласке. В зависимости от возраста один и тот же вид потребностей может выражаться и удовлетворятся по-разному. Таким образом, ребенок с момента рождения сразу включен в существующие межличностные (социальные) отношения. На основе межличностных отношений и формируется у ребенка Я– система, центральный динамизм, который обеспечивает безопасность личности, защищая ее от тревоги. Отсюда Салливан выделил ряд стадий (периодов) онтогенетического развития личности, связанных с изменениями складывающихся межличностных отношений.

Антенатальный период изначально психологически безопасен для ребенка, находящегося в утробе матери. Однако, уже в это время складывается определенная расстановка сил, межличностных отношений, связанных с его будущим рождением — антенатальная диспозиция (законный брак или внебрачный ребенок, беременность желательна или не желательна для женщины). Антенатальная диспозиция в итоге может повлиять на обеспеченность удовлетворения основных потребностей ребенка после рождения, а значит и на становление его как личности.

Второй период, “первичная семья” (мать–ребенок) — начинается с момента родов, который сопровождается физиологическим и психологическим дискомфортом ребенка, обозначаемым первичным страхом. В норме этот “первичный психологический страх”, чувство беспомощности ребенка систематично купируются заботливой матерью, которая его кормит и ласкает, формируя таким образом вторичное чувство безопасности (“психологическое рождение”). Если мать аутична и не ласкова, то процесс “снятия” первичного психологического страха протекает неполноценно и может служить в будущем основой повышенного риска возникновения для таких людей различных заболеваний (неврозов, психозов, психосоматических расстройств), а также антисоциального поведения.

Третий период — “нуклеарная (ядерная) семья”, по мнению Салливана, моделирует главные межличностные отношения (вертикальные, горизонтальные и ролеполовые), существующие в обществе и которые неосознанно усваивает ребенок. Теоретически такая семья пятичленна: ребенок, его родители, а также брат и сестра. Любая семья так или иначе воспроизводит и демонстрирует ребенку взаимоотношения полов (отношения между отцом и матерью, братьями и сестрами), отношения субординации и соподчиненности — вертикальные связи (старший–младший, родитель–ребенок, начальник–подчиненный) и отношения внутри каждого субординационного уровня (между взрослыми, между детьми).

На четвертом этапе, с возраста около 4-х лет ребенок включается в дошкольную группу, где осваивает определенные социальные роли и впервые приобретает социальный статус. При вхождении в группу сверстников ребенок может находится там на правах полноценного члена и у него вырабатывается адекватное социально-ролевое поведение, но может быть и иначе. Возможны варианты неполноценного члена группы, а то и вовсе отверженного. Для вхождения в группу важное значение часто приобретают различные внешние атрибуты, зависимые от традиций, других социокультуральных и этнографических условий.

В возрасте 7-10 лет — младшая школьная группа — основное внимание должно уделяться “отработке и тренировке” взаимоотношений по вертикали.

Важно выработать у ребенка не слепое послушание старшим из-за страха наказания, но и активное желание подчиниться. Упрямство — скорее признак слабости;

только вовремя наученный повиноваться может в будущем адекватно властвовать, нормально руководить.

Подростковый период характеризуется нарастанием значимых для подростка интерперсональных связей вне семьи. Родители подростка начинают чаще сталкиваться с его упрямством, непослушанием и ощущают снижение своего авторитета (подростковый негативизм). Замечено, что больший воспитательный эффект в этом возрасте достигается воспитанием “через референтов”, т.е. значимых для подростка лиц (друзья или, например, спортивный тренер). Другой основной проблемой этого возрастного этапа является половое созревание и бурное становление сексуального влечения. У Салливана, также как и у Фрейда, повторяется идея о подростковой гомосексуальности. Однако, Салливан не считает подростковую гомосексуальность неизбежной, так как, по его мнению, она обусловлена не биологическими, а социальными факторами. Как курение или употребление наркотиков, подростковая гомосексуальность — это социально обусловленный риск, зависимый от наличия или отсутствия в окружении подростка референтных асоциальных групп.

Юношеский возраст также характеризуется увеличением числа интерперсональных связей, однако качественное своеобразие этого периода связано с завершением формирования когнитивных процессов. Это проявляется в склонности юношей ставить перед собой вопросы философского плана и размышлять о смысле жизни, при этом нередко возникает состояние своеобразной разочарованности и пессимизма. Подобные юношеские возрастные кризы иногда могут составить сложности в дифференциальной диагностике их с дебютом шизофрении (синдром “философической интоксикации”) или эндогенной депрессии.

Большинство проблем жизни взрослого человека (периоды молодости и зрелости) Салливаном понимаются через призму выдвинутых им положений формирования личности (“Я–системы”) с ее механизмами психологической защиты — “избирательного внимания”. Бессознательное сличение с эталоном воспринятого в детстве лежит в основе механизмов идентификации и избирательности внимания, или, точнее сказать, невнимания к тому, что может вызвать у человека дискомфорт. Например, объяснения человека о “плохом” начальстве, вынуждавшем его многократно менять работу, в своей основе могут быть связаны с недостаточной сформированностью “вертикальных отношений” в соответствующие периоды детства.

Для пожилого возраста характерны как биологический (инволюция), так и психологический кризы. Психологические кризы могут рассматриваться в этом возрасте как личностные реакции на свое возрастное увядание, а также отстранение от активной трудовой деятельности (так называемые “пенсионные неврозы”).

В старческом возрасте психологически наиболее трудным для человека является ситуация одиночества. Человек может физически жить дольше всех своих близких, друзей и знакомых (“пережить” их, утратив все свои интерперсональные связи), что иногда называют социальным умиранием или смертью “социального атома”. Социальный атом может умереть одновременно со своим носителем, а может и пережить человека. В последнем случае интерперсональные связи сохраняются и цементируются его образом в памяти общавшихся с ним людей.

Проблемы “социального умирания” характерны не только для старческого возраста, но и тяжелых инвалидизирующих соматических и психических заболеваниях, когда социальное окружение “забывает” больного человека.

Реабилитация больных и инвалидов должна предусматривать не только биологическое лечение, но и наиболее полное восстановление психологического и социального функционирования.

Патологический аспект. В своей клинической практике Салливан придерживался мнения, что психические расстройства могут быть поняты только в контексте социальной среды, окружающей человека. Помимо изучения навязчивостей Салливан много занимался и проблемами шизофрении, различая две ее разновидности. Одна из них имеет органические причины и потому находится за пределами межличностной психиатрии.

Вторая включает шизофренические нарушения, которые преимущественно связаны с ситуативными факторами. Эта форма болезни, как он полагает, поддается психотерапевтическому лечению. Она сопровождается диссоциированными реакциями с чувством одиночества, низкой самооценкой, тревогой, неудовлетворительными отношениями с людьми. Здесь заболевание является своеобразной стратегией диссоциации Я–системы с погружением в свой внутренний мир, что помогает “уходить” от общения, снижать тревогу и “замораживать” переживания, которые угрожают личностной безопасности.

Салливан разработал своеобразную лечебную процедуру, названную им “психотерапевтическим интервью”. Оно содержит четыре стадии: формальное вступление (знакомство), исследование (вопросы о разных проблемах жизни пациента, пока его “мыслеобразы” не сосредоточатся на одной наиболее для него важной), подробный опрос (попытка глубже понять эту проблему в контексте межличностных отношений;

при этом задаются вопросы, которые требуют подробных ответов) и заключение или перерыв (заключение означает, что встречи завершены, а перерыв предполагает продолжение бесед и пациенту дается “домашнее задание”, т.е. предлагается что-то сделать или вспомнить). Стадия исследования может продолжаться в общей сложности от 7 до 15 часов, но может длится и 20 минут, если терапия состоит всего из одного сеанса интервью. Психотерапевт в процессе интервью больше интересуется межличностными отношениями больного, пытаясь сделать его личность более цельной, заменяя “рассогласовывающие” мотивации на “согласовывающие”. Пациент должен понять, что нужно пожертвовать какой-то долей своей безопасности при общении с людьми, так как достичь психического здоровья можно лишь через общепризнанные межличностные отношения.

Э. ФРОММ (FROMM E.): ТЕОРИЯ ОТЧУЖДЕНИЯ Эрих Фромм (1900-1980), доктор философии и сотрудник института психиатрии, родился в Германии, но с 1934 года жил и работал в США, поэтому его причисляют к американским психологам. Его учение является как бы наиболее “социализированным” учением неофрейдизма, “культурным, или гуманистическим психоанализом”. Первая книга “Бегство от свободы” была им опубликована в году. Творчество Фромма носит более философско этический, а не клинический характер. Он часто начинает свои труды с изложения учения К. Маркса об отчуждении результатов труда от производителя в антагонистических классовых обществах. Однако Фромм расширительно Фромм толкует эти положения, распространяя их на основы Эрих (1900-1980) отношения людей.

Его гуманистический психоанализ предполагает, что основным источником страха, тревоги, чувства одиночества и изоляции у человека является отрыв его от мира природной стихии. Человек, в отличие от других представителей животного мира, лишился своей изначальной связи с природой. У него не стало мощных инстинктов, но он овладел способностью мыслить. Эта способность мыслить позволяет ему выжить, но одновременно толкает к попыткам разрешить вопросы, на которые нет ответа. Эти вопросы Фромм называет “экзистенциальными дихотомиями”, так как их природа коренится в самом существовании.

Главной дихотомией является вопрос о жизни и смерти. Смерть человеком упорно отрицается путем веры в жизнь после смерти. Вторая базовая дихотомия заключается в противоречии идеального представления о полной самореализации и невозможностью ее достичь из-за слишком короткой жизни человека. Третья экзистенциальная дихотомия состоит в том, что человек автономен и одинок, но одновременно понимает, что без других он обходиться не может. Фромм утверждает, что психически здоровый человек отличается от больного тем, что оказывается в состоянии найти ответы на те экзистенциальные вопросы, которые отвечают его экзистенциальным потребностям.

Интерпретация личности Фроммом начинается с анализа условий существования человека и их изменений, начиная с конца средневековья по наше время. Он утверждает, что одиночество, изоляция и отчужденность присущи всем людям, в том числе и нашего поколения. Отчуждение состоит в нарушении естественной, гармоничной связи человека с природой и на этой основе с другим человеком и самим собой.

Одновременно, для каждого исторического периода характерным было и прогрессивное обретение личной свободы человека. Невиданная свобода от жестких социальных, политических, экономических и религиозных ограничений в современных обществах потребовали и компенсации в виде чувства безопасности и принадлежности к социуму. Фромм полагает, что образовалось огромное противоречие между свободой и безопасностью и именно оно становится причиной основных трудностей в жизни современного человека. Человек пытается преодолеть свое одиночество “бегством от свободы”.

Фромм указывает на ряд способов, или стратегий такого бегства от свободы.

Невыносимость бремени отчуждения может перерастать в чувство агрессии как к окружению (садизм), так и к себе (мазохизм). Отчуждение также может выражаться в конформизме, приспособленчестве к другим людям, условиям жизни. Сам по себе стратегии бегства от свободы несут в себе функцию своеобразной психологической защиты от тягостного чувства одиночества. Последнее часто может проявляется компульсивно и лежит в основе внешне беспричинных самоубийств.

Вся активность человека подчинена решению базовой проблемы отчуждения — обретению единства с миром и самим собой. Однако, как подчеркивает Фромм, природа человека двойственна: он стремится к независимости и свободе, но последняя способствует отчуждению. Эта дихотомия свобода–безопасность обусловлена экзистенциальными потребностями человека — потребности в связях с другими людьми, потребности в созидательном творчестве, потребности в корнях (связи с семьей), потребности в своей идентичности (быть самим собой, а не копировать других), потребности в системе взглядов для объяснения сложности мира. Общество предоставляет возможность удовлетворения этих потребностей, формируя у человека структуру личности — как образование с детства устойчивых “основных ориентаций характера”.

Фромм выделил пять социальных типов характера, превалирующих в современных обществах: рецептивный тип (убеждены, что все хорошее в жизни находится вне их самих, они оптимистичны и идеалистичны), эксплуатирующий тип (негативные черты — агрессивность, эгоцентризм, а позитивные — уверенность в себе, чувство собственного достоинства), накопительский тип (тенденция к овладению материальными благами, властью), рыночный тип (убежден, что и личность является товаром, отношения с окружением поверхностные), продуктивный тип (независим, честен, спокоен, ориентирован на социально-полезную деятельность). Последний тип в теории Фромма — это идеальное состояние человека.

Патологический аспект: расстройства личности. Среди расстройств личности Э. Фрмм особо выделяет некрофилию, злокачественный нарциссизм и инцестуальный симбиоз.

Некрофилия. Э. Фромм сформулировал идеи о существовании в активности людей биофильной и некрофильной ориентации, то есть ориентации на жизнь и ориентации на смерть (они содержательно соотносятся с описанием З. Фрейдом инстинктов жизни и смерти). Характерологически некрофильны те люди, которые чувствуют влечение ко всему неживому. Они охотно говорят о смерти, о болезнях, о похоронах, при этом воодушевляются. Они холодны, подвержены закону и порядку, живут прошлым и никогда не живут будущим. Противоположностью является биофильная ориентация — любовь ко всему живому. Сюда включаются и тенденции к интеграции и объединению, к росту соответственно качества и структуры живого. Объединение и совместный рост, — характерные признаки жизни, в том числе жизни чувств, мышления и всех проявлений психического в человеке. Преобладание того или иного вида ориентировки определяет образ жизни человека.

Злокачественный нарциссизм. В своей мягкой форме нарциссизм выражается в повышенном внимании к собственной персоне и своему телу, что пересиливает остальные жизненные потребности. Как и некрофильные тенденции, нарциссизм проявляется в поведении любого индивида. Однако в злокачественном проявлении нарциссизм приводит к тому, что индивид игнорирует все, что не имеет к нему прямого отношения. Внимание нарцисса сосредоточено исключительно на самом себе, причем чувствительность в отношении собственного тела ведет к ипохондрии.

Любая критика в свой адрес встречает гневное сопротивление, так как он принимает себя как идеальную личность. Если нарцисс сознает справедливость критики, то свой гнев направляется в глубь себя, его охватывает чувство бесполезности, что приводит к депрессии.

Инцестуальный симбиоз. Эта третья из рассматриваемых Фроммом патологий связана с чрезмерной зависимостью от хозяина (матери или от человека ее заменяющего). Мужчины с таким психическим отклонением нуждаются в женщине, которая будет заботиться о нем и создавать комфорт его существования, а иначе они испытывают тревогу, страх и могут впасть в депрессию. Человек, страдающий инцестуальным симбиозом, практически теряет свою индивидуальность, причем хозяином для него может быть не только другой человек, но и семья, клан, церковь или вся страна.

Некрофилия, нарциссизм и инцестуальный симбиоз могут комбинироваться и создавать синдром упадка. Все признаки этого синдрома Фромм находил у Адольфа Гитлера. Этих людей привлекает смерть, они получают удовольствие от уничтожения других, оправдывая свои действия интересами клана, партии, который противоположен синдрому роста, характерному для здоровой личности.

Фромм противопоставлял синдром упадка синдрому роста, состоящего из противоположных качеств — биофилия, любовь и абсолютная свобода.

Фромм ввел собственную систему психотерапии, которую называл гуманистический психоанализ. Целью терапии является установление доверительного и искреннего контакта с пациентом для восстановления утраченного им единства с миром. В результате такого отношения пациент почувствует, что он общается с человеком, а не проходит курс лечения. Хотя здесь имеют место процессы переноса и контрпереноса, но для Фромма особенно важно другое — сам процесс общения друг с другом. Он часто расспрашивал пациентов об их снах, но фрейдовскую символику снов Фромм не считал универсальной.

Некоторые сны могут носить случайный характер и зависеть от настроения, другие обусловлены этническими и культуральными стереотипами, третьи зависят от климата и т.д. Важнее всего в психотерапии для него проявление человеческого отношения и искреннего интереса к жизненным проблемам пациента, который должен рассматриваться не как носитель симптома, а как живой человек.

Э. ЭРИКСОН (ERIKSON E.H.): ТЕОРИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ Эрик Эриксон (1902–1994) родился в Германии, где какое-то время работал с Фрейдом, а в 1933 г. эмигрировал в США. Теоретические формулировки Эриксона касаются исключительно развития фрейдовского Ego и изложены в его основных трудах: “Детство и общество” (1967), “Идентичность и жизненный цикл” (1971), “Проблема новой идентификации” (1974).

Эриксон относится к числу тех последователей Фрейда, кто сумел критически переосмыслить некоторые положения его концепции. Он разработал теорию личностного развития на протяжении всей жизни человека — от рождения до старости. В отличие от Фрейда, Эриксон уделял большее внимание социальной детерминации развития. Он полагает, что наряду с выделенными Фрейдом фазами Эриксон психосексуального развития, в ходе которого меняется Эрик направленность влечения от аутоэротизма к внешнему (1902–1994) объекту, существуют и психологические стадии развития “Я”, в ходе которых индивид устанавливает основные жизненные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде. Эриксон выделил ставшие широко известными восемь стадий развития личности. На каждой из них существуют свои определенные параметры, которые могут принимать положительные или отрицательные значения. Механизмом смены стадий является конфликт, кризис идентичности личности.

Понятие “психосоциальная идентичность” у Эриксона выступает в качестве центрального интегративного начала личности. Групповая, социальная идентичность начинает формироваться очень рано — ребенок с первых дней жизни ориентирован на включение в определенную социальную группу и постепенно начинает воспринимать и понимать мир так, как и большинство его окружения. Но постепенно у него формируется и индивидуальная идентичность — чувство устойчивости и непрерывности своего “Я”, несмотря на то, что в нем идут и многие процессы непрерывного изменения и развития. Таким образом, индивидуальная идентичность означает сознание тождественности самому себе, непрерывности во времени собственной личности и связанное с этим ощущение, что другие также признают это. Если идентичность — это состояние, то идентификация — это процесс его формирования. Идентификация всегда связана с другими людьми, которые в течение определенного времени могут служить “образцами”.

В индивидуальной идентичности можно различить личностную идентичность и Я–идентичность. Последняя (“его–идентичность”) означает более узкую, глубинную область, ответственную за постоянство личности. Значение этого конструкта яснее всего проявляется в психопатологии, когда Я–идентичность утрачивается, меняется, “расщепляется” или человек вынужден бороться за ее сохранение.

Идентификационное поведение и идентичность развиваются непрерывно в течение всей жизни, начиная с раннего детства. При этом важнейшее влияние оказывают родители и другие референтные личности. Согласно Эриксону, каждый человек в ходе развития своей идентичности переживает несколько критических фаз. Критическая фаза — не патологическое состояние, а своеобразное состояние нестабильности с мобилизацией созидательных сил. Человек задает себе вопросы:

“Каков я? Каким мне хотелось бы стать? За кого меня принимают?”. Каждая стадия характеризуется задачами этого возраста, а задачи выдвигаются обществом.

Решение всех этих вопросов определяется уровнем развития человека и духовной атмосферой общества, в котором человек живет.

Стремление к собственной идентичности и к ее сохранению Эриксон выводит из психоаналитических посылок, стадии личностного развития у него соответствуют в общих чертах фазам психосексуального развития.

Раннее младенчество (до 1 года): главную роль в жизни играет мать (кормит, ухаживает, ласкает) в результате у ребенка формируется “базовое доверие к миру”.

Динамика развития доверия зависит от матери. Если мать тревожна и невротична, а ребенку уделяют мало внимания (например, ребенок в доме сирот), то формируется базовое недоверие к миру, устойчивый пессимизм. Эмоциональная депривация приводит и к резкому замедлению психического развития.

Позднее младенчество (1–3 года): связано с формированием автономии и независимости, ребенок начинает ходить, контролировать сфинктеры, приучается к опрятности. Социальное неодобрение открывает глаза ребенка внутрь, он чувствует возможность наказания, формируется стыд. В конце стадии должно быть равновесие автономии и стыда.

Раннее детство (3–6 лет): возникает убеждение у ребенка, что он уже личность. В игре формируется инициативность и предприимчивость. Если родители сильно подавляют ребенка, то это замедляет формирование инициативности, способствует закреплению пассивности, неуверенности, чувству вины.

Среднее детство (6–12 лет): возможности развития в рамках семьи исчерпаны, ребенок овладевает знаниями и новыми навыками в школе. Он спокоен и верит в свои силы, но школьные неудачи приводят к появлению или закреплению чувства своей неполноценности, отчаяния, потери интереса к учебе. Если родители лишь ругают и наказывают за плохую учебу, чувство неполноценности может закрепиться на всю жизнь.

Отрочество и юность (12–20 лет): формируется окончательно “его– идентичность”. Бурный рост и половое созревание создают озабоченность тем, как он выглядит перед другими. Возникает необходимость профессионального самоопределения. Если на ранних стадиях у ребенка сформировалась автономия, инициатива, доверие к миру, уверенность в своих силах, то подросток легко находит свое “Я”, признание окружающих. В противном случае происходит диффузия идентичности, он не может найти свое “Я”, не осознает целей и желаний, регрессирует к инфантильным, иждивенческим реакциям, появляется смутное, но устойчивое чувство тревоги и одиночества. Появляется страх общения, особенно с противоположным полом.

Ранняя взрослость (20–25 лет): актуален поиск спутника жизни, укрепление связей со своей социальной группой. Человек не боится обезличивания, появляется чувство близости, сотрудничества, интимности с определенными окружающими людьми. Однако, если диффузия идентичности переходит и на этот возраст — человек замыкается, закрепляется изоляция и одиночество.

Средняя взрослость (25–65 года): дальнейшее развитие идентичности, так как продолжается воздействие со стороны других людей, особенно детей. Они подтверждают, что ты им нужен. Есть любимый труд, есть на кого излить свое “Я”.

В противном случае — опустошенность, застой и косность, психологический и физиологический регресс.

Поздняя взрослость (65 лет и более): создание завершенной формы его– идентичности на основе всего пути развития личности, переосмысления всей жизни. Человек должен понять, что жизнь — это неповторимая судьба и ее надо “принять” таковой как она есть. Если “принятия себя и жизни” не произошло, то человек чувствует разочарование, теряет вкус к жизни, чувствует, что жизнь прошла неверно, зря.

Стадии развития личности по Э. Эриксону Психосо Стадия Нормальная линия Аномальная линия Референтное циальные Развития Развития развития окружение кризисы Раннее Недоверие к людям младен- Базальное Любовь, доверие к — результат чество: до 1 доверие или родителям и общение с плохого обращения, Мать года базальное ними эмоциональной (“орально— недоверие.

депривации сенсорная”) Позднее Младен- Сомнения, стыдли Автономия чество: до 3 Уверенность в себе, вость. Желание или стыд и Родители лет самостоятельность скрыть недостатки сомнение (“мышечно- речи, ходьбы и т.п.

анальная”) Пассивность в Раннее общении, Детство: Любознательность, Инициатив- инфантильная до 6 лет подражание взрослым, ность или зависть к другим де- Семья (“локомо- включение в роле— чувство вины тям. Нет роле— торно– половое поведение.

полового гениальная”) поведения.

Осмысленная Трудолюбие, Слабость развития Среднее работа, тру- стремление к успехам, трудовых навыков, Детство, или долюбие или развитие умений и робость, комплексы, Двор, возраст игры:

чувство навыков, избегание сложных школа до 12 лет неполноцен- ориентированность на заданий и соревно (“латентная”) ности задачу. вания Эго— Жизненное само- Путаница ролей, Лидеры как идентичность определение, ми- выраженное Отрочество и образцы, или ее ровоззрение. Учение, желание юность: “свои” и по диффузия, планы на будущее. разобраться в себе в до 20 лет сторонние ролевое Четкая половая ущерб внешней ак группы смешение. поляризация. тивности.

Трудности Ранняя характера, Друзья. Со Интимность Зрелость: Контактность. Любовь поведенческая не- служивцы.

и солидар до 25 лет и работа. Рождение и предсказуемость, Соперники.

ность или (“гениталь- воспитание детей. Непризнание Окру- Сексуальны изоляция ная”) жающими. е партнеры.

Психопатология.

Продук Застой, тивность или Творчество, удов Средняя эгоцентризм.

застой, летворенность, Работа.

Зрелость: Непродуктивность в инертность и воспитание нового Семья.

до 64 лет работе. Ранняя самоуни- поколения.

инвалидность.

чижение.

Полнота жизни, Поздняя Цельность, Отчаяние, желание “Человечес мудрость, ощущение Зрелость: эго—инте- прожить жизнь за- тво”, “люди полезности прожитого, 65 лет и грация или ново, потеря веры в моего смирение с неизбежной более отчаяние себя, страх смерти. типа”.

смертью.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ Психоаналитическая теория Фрейда представляет собой пример психодинамического подхода к изучению поведения человека. При таком подходе предполагается рассмотрение психической жизни человека с точки зрения взаимодействия, борьбы и конфликтов, т.е. движения, “динамики” различных составляющих психики или личности. По мнению Фрейда именно неосознаваемые психологические конфликты полностью контролируют поведение человека.

В теории Фрейда личность включает в себя три структурных компонента: Id, Ego и Superego. Id представляет собой инстинктивное, мотивообразующее ядро личности, которое стремиться к немедленной разрядке напряжения без учета социальных норм, правил и запретов. Ego представляет собой сознательно– рациональную часть личности и действует, выполняя требования Id, в соответствии с рамками социальных ограничений. Superego, которое формируется последним в личностном развитии, представляет собой моральные аспекты личности — совесть и “Я–идеал”.

С точки зрения психоаналитической теории развития, ребенок при взрослении проходит ряд психосексуальных стадий: оральную, анальную, фаллическую и генитальную. Латентный период не является стадией психосексуального развития.

Неразрешенные психологические конфликты детства приводят к сексуальной травме в виде фиксации и образования определенных типов характера, также обозначаемых в терминах выделенных стадий.

Большое значение в концепции Фрейда уделяется тревоге, которая может исходить из внешнего мира (реалистическая, объективная), от инстинктивных импульсов Id (невротическая) и от воздействий Superego (моральная). Тревога предупреждает об опасности Ego, которое использует для ее снижения ряд защитных механизмов: вытеснение, проекцию, рационализацию и другие.

Защитные механизмы действуют неосознанно и искажают восприятие реальности индивидуумом.

Симптомы невроза трактуются Фрейдом как проявление невротического (сексуального) конфликта, понимаемого как борьба между бессознательными побуждениями со стороны Id и защитой со стороны Ego. Возникновение симптома болезни обусловлено символизацией. Однако даже такая разрядка побуждения в виде символизации заставляет Ego чувствовать себя виноватым (действие Superego).

Психоаналитическая терапия использует ряд методик: метод свободных ассоциаций, интерпретация сопротивления и анализ переноса. Все они направлены на познание бессознательного, что обеспечивает более глубокое понимание пациентом своей личности и своих проблем. Эти новые знания затем пациент и использует в повседневной жизни для выработки адаптивного поведения (эмоциональное переучивание).

Дальнейшее развитие психоанализа Фрейда чаще обозначают как неофрейдизм. Ориентация на социокультуральные факторы взамен биологических определила облик неофрейдизма. Однако далеко не все последователи психоанализа стремились подвергнуть кардинальной ревизии фрейдовскую систему в целом, хотя и среди них можно выделить три влиятельных направления: Эго психология, теория объектных отношений и Я-психология.

Одновременно, другие представители психоанализа (Юнг, Адлер, Хорни), по разному понимая содержание бессознательного, пересматривали базовую теорию психоанализа в совершенно разных направлениях. В литературе их часто называют “отступниками”, так как сам Фрейд весьма болезненно реагировал на появление теорий, которые расходились с исходным вариантом его системы. Соотносили себя с психоанализом и ряд психологов (Салливан, Фромм, Эриксон), которые разработали свои системы уже после смерти его основателя — Фрейда.

Индивидуальная психология Адлера описывает личность как целостное образование с динамическим стремлением к преодолению чувства неполноценности. Адлер минимизировал роль сексуальных сил в формировании личности и сконцентрировал внимание на понятии социального интереса, понимая его как врожденный потенциал, нацеленный на кооперацию с другими людьми для обеспечения личных и общественных целей. Корень неадаптивных и невротических стилей жизни — неумение сотрудничать и, в результате, ощущение неудавшейся жизни и собственной несостоятельности. Невротик постоянно ищет личной власти и личного престижа, ищет предлог для оправдания своего ухода от реалий жизни и, следовательно, никогда не развивает в себе социальный интерес.

Аналитическая психология Юнга выдвигает два уровня бессознательного — личное и коллективное. Последнее представляет собой аккумулированный опыт прошлых поколений в виде архетипов. При психической травме возникают неврозы мистического типа из-за нарушения динамического равновесия между сознанием и бессознательным с оживлением архаических архетипов коллективного бессознательного. Юнговское понятие экстра–интроверсии в наши дни также широко известны. Идея Юнга о словесно–ассоциативном эксперименте вышла за пределы своего первоначального предназначения, став широко применяемой психологической методикой в рамках различных теоретических психологических ориентациях.

Теория базальной тревоги Хорни опровергает главный постулат Фрейда о зависимости личности от биологических факторов, показывая роль социальных факторов в личностном развитии. Она описывает развитие личности в терминах социальных сил, уделяя врожденным факторам весьма незначительное влияние. По ее версии психоанализа невроз представляет собой набор защитных реакций на базальную тревогу. Хорни также привлекла внимание к проблемам женской психологии, став основательницей феминистского направления в психологии.

Интерперсональная психология Салливана акцентирует внимание на необходимость учета интерперсональных отношений в личностном развитии. На этой основе Салливан строит периодизацию возрастного развития, которая не утратила своего значения и в современности. Его разработки в плане понимания глубоких психических нарушений и их психотерапии служат основой разработки реабилитационных программ при различных психических заболеваниях и в настоящее время.

Теория отчуждения Фромма служит типичным примером “гуманистического психоанализа”, рассматривающего человека с культурно–исторической точки зрения, а не со стороны его инстинктов. Фромм полагает, что в процессе эволюции люди утратили свое единство с природой и друг с другом. Развившееся мышление способствовало осознанию этой “свободы” от природы и окружения как отчуждение, что порождает глобальное чувство тревоги и одиночества в мире.

Чтобы избавиться от этих чувств, человек вновь стремиться снова соединится с природой и себе подобными, реализовав при этом свои экзистенциальные потребности без помрачения рассудка. Ключевым свойством здорового человека является биофилия, т.е. любовь к жизни. Некрофилия противоположна биофилии, а в сочетании с нарциссизмом и инцестуальным симбиозом составляет основу синдрома упадка.

Теория идентичности Эриксона описывает модель цикла человеческой жизни от рождения до старости как состоящую из восьми стадий. Эриксон полагает, что наряду с фазами психосексуального развития, существуют и психологические стадии развития “Я”, в ходе которых человек обретает самого себя, осознает свою Эго–идентичность. Каждая стадия может иметь положительный и отрицательный полюс, но обе эти крайности не являются желательными для личности, так как для нормального развития требуется сбалансированная пропорция. Каждая стадия характеризуется особым психологическим кризисом развития и задачей развития.

Эта задача должна быть выполнена, а кризис успешно разрешен для освоения последующей стадии.

Вопросы для самопроверки 1. Какие этапы можно выделить в эволюции взглядов Фрейда при создании им психоанализа как учения о личности и ее развитии?

2. Как описывается структура личности в теории Фрейда?

3. Какую роль при патологических состояниях играют катексис, конверсия и диссоциация?

4. Как дать определение защитным психологическим механизмам и как они классифицируются?

5. Каким образом описывается развитие личности в психоанализе?

6. Как определяется содержание невротического конфликта при неврозах в психоанализе?

7. Для каких целей в психоанализе используется метод свободных ассоциаций?

8. Какие три направления психоанализа развивали верные последователи Фрейда?

9. В чем заключаются юнговская концепция бессознательного, и какие основные архетипы выделил Юнг?

10. В чем заключается суть разногласий между позициями Адлера и Фрейда?

11. Какую роль в теории Хорни имеет понятие базальной тревожности и идеализированного образа Я?

12. Как рассматривается личностное развитие в интерперсональной теории Салливана?

13. Что собой представляет “синдром упадка” в теории отчуждения Фромма?

14. Как рассматривается личностное развитие в теории идентичности Эриксона?

ГЛАВА ПОВЕДЕНЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ (БИХЕВИОРИЗМ) Постулаты поведенческой психологии изначально были сформулированы как альтернатива неудачам в классической психологии структурализма и функционализма. Их интроспективный метод исследования психики не удовлетворял научным критериям, так как давал не стабильные и не повторяемые результаты. Поэтому бихевиористы предложили отказаться от интроспекции и таких не проверяемых научными методами понятий классической психологии, как сознание, ассоциация, чувство и другие, а рассматривать лишь те проявления психики человека, которые могут быть надежно зарегистрированы и повторены в условиях лабораторного эксперимента. Такими внешними проявлениями психики является поведение. В отличие от процессов сознания, которые протекают внутри субъекта и обнаруживаются лишь путем самонаблюдения (субъективный метод исследования), поведение происходит во внешнем мире и обнаруживается объективно путем внешнего наблюдения. Несмотря на своеобразную терминологию и отрицание даже самого понятия “личность” в традиционном понимании, в бихевиоризме и в этом плане получены интересные результаты.

Поэтому поведенческая психология включена в число направлений, предлагающих данные относительно личности и личностных проявлений.

Бихевиоризм (от англ. behavior — поведение) — направление в психологии, отрицающее сознание как предмет научного исследования и сводящее психику и личность к различным формам поведения, понимаемого как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды.

Бихевиоризм возник в США в 30-е гг. и окончательно оформляется в самостоятельное направление в 50-е гг. нашего века. Поведенческие теории ведут свое происхождение, главным образом, от работ И.П. Павлова (1849–1936) по условным рефлексам и исследований Джона Б. Уотсона (1878–1958) по научению.

Полагают, что философской основой этих теорий является концепция tabula rasa (“чистой доски”), предложенная английским философом Джоном Локком (1632– 1704), предполагавшим, что у людей нет никаких врожденных идей и что их поведение, мысли и чувства формируются под воздействием внешней среды (Крайг Г., 2000).

Поведенческие теории оказали огромное влияние на развитие научного анализа поведения, психотерапию и управление девиантным поведением;

они широко используются и в области образования. В рамках поведенческого направления обычно выделяют классический (радикальный) бихевиоризм и необихевиоризм.

Согласно сложившимся представлениям в психологии поведение определяется как внешние проявления психической деятельности, т.е. к нему можно отнести:

1) все внешние проявления физиологических процессов, связанные с состоянием, деятельностью и общением людей (поза, мимика, интонации, дрожание, особенности дыхания, мышечное напряжение и др.);

2) отдельные движения и жесты (поклон, кивок, сжимание кулаков и др.);

3) действия как более крупные акты поведения имеющие определенный смысл (просьбы, приказы и т.п.);

4) поступки как акты поведения с определенным значимым результатом (азартно играть в карты, проиграть все состояние и т.п.).

В бихевиоризме поведение рассматривается как система реакций, в связи с научением организма в процессе приспособления к среде. Адаптация к условиям меняющейся среды требует от организма постоянной выработки форм поведения, направленных на восстановление нарушенного равновесия или на достижение определенных целей. Эта непрерывная адаптация осуществляется благодаря процессам, которые в эволюции живого усложнялись от рефлексов до мышления. Если рефлекторные и инстинктивные типы поведения не могут претерпевать значительных изменений, то, напротив, приобретенные поведенческие реакции могут существенно и стойко меняться.

Именно эти изменения поведения возникают в результате приобретаемого опыта жизни — научения.

В бихевиоризме выделено три категории научения: реактивное, оперантное и когнитивное. В соответствии с этим распространено также подразделение бихевиоризма в зависимости от интерпретации самого процесса научения: классическое Павловское или реактивное обуславливание (Павлов И.П., Вольпе Д. и другие), инструментальное или оперантное обуславливание (Торндайк Е., Скиннер Б.) и познавательные концепции или когнитивные теории научения (Толмен Э., Бандура А.).

НАЧАЛО БИХЕВИОРИЗМА, КЛАССИЧЕСКИЙ (РАДИКАЛЬНЫЙ) БИХЕВИОРИЗМ Американский психолог Эдвард Ли Торндайк (1874-1949), который начинал свою деятельность как зоопсихолог, считается предшественником поведенческой психологии, хотя он и не пользовался термином поведение, а предпочитал слово “коннексия”, обозначающее связь между реакцией и ситуацией. Он также полагал, что исследует интеллект, т.е. смысловую основу поведения, но его открытия были истолкованы как законы образования навыков.

Э.Л. Торндайком было описано научение методом проб и ошибок. Этот вид научения сам по себе считается не очень эффективным, но, вероятно, в процессе эволюции он приводил к выработке различных навыков у наших предков. Свои наблюдения ученый сделал в опытах с так называемыми проблемными клетками, куда помещалось голодное животное. Для получения пищи животному требовалось выйти из нее, нажав на педаль, связанную с дверью.

Оказалось, что после случайно успешного действия животного вероятность повторения этого действия у него возрастает. Так им в 1898 году был им сформулирован “закон эффекта”, позволяющий построить “кривую научения”, где каждая новая попытка исполнения более эффективна чем предыдущая. Из этого закона следовало также, что действия, которые не вели к достижению цели, напротив, от пробы к пробе сокращаются и тормозятся.

Торндайком при моделировании поведения были выявлены и ряд других закономерностей: закон упражнения — реакция на ситуацию связывается пропорционально с частотой повторения связи и ее силе;

закон готовности — упражнения меняют, усиливают готовность организма к проведению нервных импульсов;

закон ассоциативного сдвига — если при одновременном действии раздражителей один из них вызывает реакцию, то и другие приобретают способность вызывать ту же самую реакцию.

Работы Торндайка и И.П. Павлова явились примером одновременного независимого открытия. Торндайк открыл свой закон эффекта в 1898 году, а Павлов открыл аналогичный закон подкрепления в 1902 году, но прошло еще много лет, прежде чем психологи заметили сходство между ними (Шульц Д., Шульц С.Э., 1998). Сам Павлов узнал об опытах Торндайка уже после начала своих работ и хорошо отзывался о его изысканиях.

Основателем и теоретическим лидером бихевиоризма стал американский психолог Джон Бродес Уотсон (Watson:1878-1958), который в 1913 году в своей статье– манифесте новой школы открыто заявил, что психология должна быть чисто экспериментальной, объективной наукой, а известное утверждение, что объектом психологии является сознание — ошибочно. Все, что происходит внутри сознания нельзя научно зарегистрировать и измерить. Объективно изучать и регистрировать можно только реакции, внешние действия человека и те стимулы–ситуации, которые эти реакции обуславливают.

Уотсон Таким образом, психология как наука о поведении Джон должна пренебречь несколькими из ее традиционно (1878–1958) существующих проблем, а оставшиеся сформулировать таким образом, чтобы их можно было решить с помощью строго объективных методов.

Основной целью психологии должно быть описание, предсказание и управление поведением, а ее девизом должна быть формула (единица поведения): “стимул– реакция” (SR). Все поведение можно свести к этим элементарным составляющим, поэтому метод условных рефлексов делал возможным и анализ человеческого поведения в лабораторных условиях.

Для Д. Уотсона причинно объяснить какое-либо действие человека (R) означает найти внешнее воздействие(S), которое его вызвало. Ближайшие задачи психологии он определил как выявление и описание возможных типов реакций, исследование процессов их образования и закономерностей их комбинирования в сложное поведение. Одновременно, в качестве общих окончательных задач психологии Д. Уотсон отметил две: 1) прийти к тому, чтобы по ситуации (стимулу) предсказать поведение (реакцию) человека и, наоборот, — 2) по реакциям (поведению) определить стимулы, лежащие в их основе.

Выделив единицу анализа поведения Дж. Уотсон, по сути, продолжил атомистическую и механистическую традицию, основанную еще британскими эмпириками (Локк Дж., Юм Д. и др.) и принятую на вооружение структурной психологией сознания. Он собирался изучать поведение точно так же, как физики изучают Вселенную, — путем разбиения ее на отдельные компоненты, атомы или элементы.

С точки зрения Д. Уотсона большинство известных психических явлений можно переформулировать и описать в терминах поведения. Так, например, эмоции возникают как условно-рефлекторная связь между внешними раздражителями и несколькими базальными аффектами;

мышление идентично субвокальному (неслышимому) проговариванию звуков громкой речи — сигналов, обозначающих объекты рассуждения (“периферическая” теория мышления), а личность — есть не что иное, как совокупность выработанных с детства и поэтому достаточно устойчивых поведенческих реакций (системы навыков), присущих данному конкретному человеку.

Джон Уотсон родился в США в семье бедного фермера. Свои идеи о новой психологии он впервые публично высказал в 1908 году. В университете Уотсон пользовался большой популярностью среди студентов, они считали его “самым красивым профессором”. Вторая женитьба Уотсона оказалась скандальной и положила конец его академической карьере. Безработный, обязанный выплачивать алименты своей первой жене, он приобрел вторую профессию — прикладного психолога в области рекламы и бизнеса. Несмотря на многократное увеличение своих доходов, Уотсон скучал по университету. Когда ему исполнилось 79 лет, его имя Американская психологическая ассоциация внесла в почетный список. На церемонию награждения Уотсон не пошел, послав вместо себя своего старшего сына. Он испугался, что в ответственный момент чувства захлестнут его и что он, апостол полного контроля за поведением, не выдержит и разрыдается. Уотсон умер в следующем году. Но прежде сжег все свои письма и заметки — он ничего не оставил о себе историкам психологии (Шульц Д., Шульц С.Э., 1998).

Вследствие методологических изъянов исходной концепции уже в 20-е годы XX века начался распад бихевиоризма на ряд направлений, сочетающих основную доктрину с элементами других психологических теорий (в частности, гештальтпсихологии, психоанализа), а также возникает и необихевиоризм. Лишь немногие из американских психологов в последующие годы продолжали последовательно и непримиримо защищать постулаты ортодоксального бихевиоризма. Одним из таких психологов был Б.В. Скиннер, который утверждает, что изучаться должно только наблюдаемое, инструментально измеряемое поведение.

Оперантный бихевиоризм Б.В. Скиннера (1904-1990). Американский психолог Беррес Скиннер (Skinner), развивая идеи Торндайка, предположил, что поведение чаще определяется и формируется своими последствиями, т.е. результатами поведения. В этом впервые наметился отход от “линейного” представления о поведении к утверждению роли в его построении “обратной связи”.

В зависимости от того, будут ли последствия поведенческой реакции приятными, безразличными (нейтральными) или неприятными — живой организм будет повторять этот поведенческий акт, не придавать ему значения или избегать повторения этого Скиннер поведения. Таким образом, стимулом поведенческой Бернес Федерик реакции у Скиннера становятся его результат, (1904–1990) который выступают в роли “подкрепителя”. Такой тип поведения он называл “оперантным”: поведенческая реакция воздействует (operate) на среду, генерирует последствия, которые и модифицируют само поведение. В этом случае формула Уотсона приобретает у Скиннера “обратный” вид: RS.

Подкрепителем (S) может считаться любой стимул, увеличивающий вероятность определенной реакции. Позитивный стимул (S+) вызывает желаемое поведение, а негативный (иначе — аверсивный) стимул (S–) — исключает или уменьшает эту реакцию. Первичными подкрепителями являются простые физические вознаграждения, а вторичные — нейтральные стимулы, которые ассоциируются с первичными (например, деньги).

Скиннер стоял у истоков программированного обучения. Так он разработал способ формирования поведения путем последовательных приближений. Этот способ заключается в том, что весь путь от начала обучения до конечного результата, разбивается на несколько этапов. В дальнейшем остается лишь последовательно и систематически подкреплять (система обратной связи) каждый из отдельных этапов на пути к нужной форме поведения. По мнению Скиннера и других бихевиористов, именно так происходит выработка большинства поведенческих реакций у человека. Ими экспериментально показано, что положительное подкрепление изменяет поведение человека намного эффективнее, чем отрицательное, а среди последнего более эффективно лишение поощрений, чем применение наказаний при обучении.

В своих исследованиях Скиннер во многом опирается на результаты работ русского физиолога И.П. Павлова. Именно Павлов впервые назвал все события, усиливающие поведенческие проявления “подкреплением”, а все изменения поведения при этом — “обуславливанием”. Он осуществил и первую значительную экспериментальную работу по обуславливанию реактивного (рефлекторного) поведения (по Скиннеру — “респондентного”). Так И.П. Павловым было впервые показано, что врожденные рефлексы могут вызываться стимулами иными, совершенно отличающимися от их специфического раздражителя. Например, после небольшого количества соединений получения пищи (специфический раздражитель) со звонком (нейтральный для слюноотделения стимул), у собаки начинается слюноотделение только на звук звонка без предъявления пищи. Собака оказывается обусловленной таким образом, что она реагирует на стимул, который раньше не вызывал этой реакции. Таким образом, Павлов мог не только наблюдать поведенческие реакции, но и формировать, моделировать их.

Павлов Иван Петрович (1849–1936) Родился в Рязани в средней полосе России в многодетной семье сельского священника. Преданность Павлова экспериментальной науке была всецелой. Уже в 1904 году он стал лауреатом Нобелевской премии за работу по физиологии пищеварения. Однако в истории психологии он занял выдающееся место, благодаря изучению условных рефлексов. Павлова мало интересовали практические жизненные вопросы и его жена посвятила себя тому, чтобы оберегать мужа от мирских забот. Его отношения с советским правительством были сложными, так как он открыто критиковал октябрьскую революцию 1917 года.

Несмотря на свое отношение к властям Павлов получал щедрую поддержку от правительства, которое в его деятельность не вмешивалось.

Павлов был известен своим горячим нравом и нередко раздражался на своих сотрудников за опоздания и прочие провинности. Очень сложные отношения у него были и с В. М. Бехтеревым. Менее известный, чем Павлов, этот выдающийся русский физиолог, невропатолог и психиатр стал пионером во многих областях исследований. Он и его ученики А.Ф. Лазурский и В.Н. Мясищев считаются основателями отечественной медицинской психологии.

Бехтерев Владимир Михайлович (1857–1927) Детство провел в старинном русском городе Вятке и даже учился в одной гимназии с не менее знаменитым в области космонавтики его соотечественником К.Э. Циолковским.

Однако, все интересы В.М. Бехтерева лежали в области биологических наук. Изучая психологию в лаборатории В. Вундта, В. М. Бехтерев провел несколько самостоятельных экспериментальных исследований. Их результаты опубликованы в его работе “Сознание и его границы”, где излагались научные выводы по диагностике психических заболеваний. Вернувшись от В. Вундта в Россию, В. М. Бехтерев создает в 1885 году подобную лабораторию в Казани.

В то время как Павлов исследовал условные рефлексы в системе пищеварения, Бехтерев в основном занимался таковыми в системе моторных реакций. В 1927 году Бехтерев приглашался на консультацию по поводу состояния здоровья Сталина (сейчас известно, что тот страдал паранойей). Бехтерев умер подозрительно скоро — в тот же вечер после консультации. Полноценного вскрытия для выяснения причины смерти сделано не было, а тело кремировали.

И.П. Павлов полагал, что ассоциативным (реактивным) обуславливанием можно объяснить множество приобретенных форм поведения. Реактивное обуславливание легко прививается и легко исключается. В частности, в современном обществе на этом основывается значительная часть рекламы. Такой же точки зрения на поведение придерживался и бихевиорист Д. Уотсон, который через несколько лет после Павлова впервые показал, как могли бы развиваться условно-рефлекторные эмоциональные реакции. В частности он в эксперименте выработал у шестимесячного ребенка страх перед белой крысой, сочетая предъявление крысы с неприятным звуком. Этот “условный рефлекс страха” в результате генерализации (иррадиации по Павлову) вскоре распространился на все предметы с белым мехом, включая бороду Деда Мороза. Применение положительных подкрепителей позволило устранить у ребенка эту негативную реакцию страха.

Человек в концепции бихевиоризма понимается прежде всего как реагирующее, действующее, обучающееся существо, которое программируется на те или иные реакции, действия, поведение. Полную формулу поведения можно изобразить в виде соединения схем реактивного (Павлов) и оперантного (Скиннер) обуславливаний: S R S. Изменяя стимулы и подкрепления, можно программировать человека на требуемое поведение. Таким образом, человек полностью зависит от своей среды и всякая свобода, которой, как ему кажется, он может пользоваться, является чистой иллюзией.

Наиболее ярко это положение проявилось именно у Скиннера, который сам себя называет “радикальным”, последовательным бихевиористом. Такие термины как “свобода”, “достоинство”, “творчество” и другие он называет “объяснительными фикциями”. Эти надуманные объяснения употребляют люди, когда они не понимают наблюдаемого поведения или им неизвестна структура подкрепляющих стимулов предшествующих поведению или следующих за ним.

Например, хорошо известно, что в состоянии гипноза человеку могут быть внушены какие-либо предписания относительно его поведения после сеанса.

Человек выполняет их в полном убеждении, что поступил он так по собственной воле, собственному решению. Отсюда Скиннер утверждает, что “чувствование свободы” — это еще не свобода. Более того, по его мнению, наиболее репрессивными формами управления являются именно те из них, которые усиливают это чувство свободы.

НЕОБИХЕВИОРИЗМ Примерно с 1930 года незыблемость идей классического ортодоксального бихевиоризма Уотсона окончательно пошатнулась. Очевидной становится необходимость учитывать в регуляции поведения не только роль внешней, социальной среды, но и отношение к ней индивида: его мотивы, настроения и установки. Американский психолог Роберт Вудворте (1869-1962), один из разработчиков учения о мотивации, образно говорил, что можно управлять движениями людей, только управляя их желаниями. Его работы способствуют модернизации известной схемы “стимулреакция” включением в нее промежуточного (медиаторного) звена, т.е. побудительных и познавательных факторов. Так началась реформа бихевиоризма и возглавили ее американские психологии Эдуард Толмен и Кларк Халл, а новое направление получило название “необихевиоризм”. Однако не прошло и 30 лет, как в начале 60-х годов Альбертом Бандурой была предложена новая версия бихевиоризма, которую он исходно определил как социальный бихевиоризм, а позднее назвал социальной когнитивной теорией. Эту третью волну в развитии бихевиоризма часто также обозначают как теории социального научения или “нео-необихевиоризм”.

Когнитивный бихевиоризм Э. Толмена. Последователь Уотсона американский психолог Эдуард Чейс Толмен (1886-1959) в 1948 году подверг сомнению схему SR, считая ее слишком упрощенной. Он приходит к выводу, что связи между стимулами и поведенческими реакциями не являются прямыми. Они опосредованы психическими процессами данного индивида (J), зависимыми от его наследственности, физиологического состояния, прошлого опыта и природы стимула. Формула Уотсона у Толмена приобрела иной вид: S J R, где средним членом являются промежуточные переменные. Он выделил три главных группы таких “промежуточных переменных”: потребностная система, система ценностных мотивов (предпочтений одних объектов другим) и переменные бихевиориального поля (ситуация, в которой совершается действие).

Такие промежуточные переменные как цели, намерения, гипотезы и другие формально являются функциональными эквивалентами сознания, но вводятся они Толменом как “конструкты”, о которых следует судить исключительно только по свойствам поведения. Например, “цель, намерение” у животного можно определять в видимой внешним наблюдателем поисковой активности, которая прекращается при получении нужного объекта, а при повторных опытах животное путь к нужному объекту находит быстрее. Получение объекта в данном опыте и будет составлять намерение или цель, а это уже свойства поведения и нет необходимости для объяснений привлекать понятие сознания. Вероятно, не случайно для своей работы, где изложены основные положения его учения, Толмен выбрал название:

“Целенаправленное поведение у животных и человека” (1932). Его система целенаправленного бихевиоризма показывала, что любое поведение направлено на достижение цели, которую можно определить без ссылок на интроспекцию.

По мнению Толмена непосредственно не наблюдаемые промежуточные переменные не представляют никакой практической пользы для психологии, если их не удается связать с экспериментальными (независимыми) переменными и с поведенческими (зависимыми) переменными. Так состояние голода можно увязать с объективными реакциями — количеством съеденной пищи или скоростью ее поглощения. Таким образом можно получить возможность составить операциональное (в точных терминах процедур, операций) описание прямо ненаблюдаемого, внутреннего состояния голода. Аналогичным образом рассматриваются и другие промежуточные переменные. Сначала Толмен этот свой подход называл “оперантным бихевиоризмом”, прежде чем выбрать термин “промежуточные переменные”.

В опытах Толмена также устанавливалось, что при обучении крыс нахождению корма в лабиринте речь шла не о простом механическом усвоении ими кратчайшего пути по типу связи между стимулом и реакцией, а своего рода усвоении ими значения стимула. Обученное животное почему-то сразу справлялось и с “усложненными” заданиями (типа перекрытием пути преградой) без нового научения. Отсюда Толмен заключил, что поток сигналов из внешней среды преобразуется мозгом в своеобразные “когнитивные карты-схемы” (или образы ситуаций), которые помогают определять адекватные действия при изменениях ситуации. Эти карты создаются внешне незаметно (латентное научение) и отражают значение различных стимулов и существующих между ними связей.

Таким образом, “закон упражнения”, лежащий в основе теории научения Торндайка, должен быть пересмотрен. Научение — это не просто упрочение ассоциативной связи между раздражителем и двигательным ответом, а образование новых “познавательных карт”, “знаковых гештальтов” или “матриц ценностей– убеждений”. Они создаются не по законам ассоциации, а скорее как целостные гештальт–структуры в ходе многократного выполнения какого-либо действия.

Эта теория когнитивного научения Торндайка может дать объяснение образования сложных психомоторных навыков у человека. Например, в процессе обучения игре на музыкальных инструментах также формируются когнитивные стратегии, направленные на выработку строгих последовательных движений и их программирование в зависимости от желаемого результата. Кроме выработки навыков, в бихевиоризме к когнитивным формам научения также относят научение путем инсайта, путем рассуждений, абстрагирования и обобщения.

Гипотико–дедуктивный бихевиоризм К.Л. Халла (1884-1952). Этот вариант необихевиоризма более сконцентрирован вокруг построения математической теории поведения. Кларк Леонард Халл, также как и Толмен, признавал наличие “внутрипсихических” факторов поведения, но он пытался найти им эквиваленты, которые можно было объективизировать и дать им математическое описание. В частности, в состав этих факторов он ввел такие понятия как “сила навыка” — это функция количества проб, т.е. попыток выполнить реакцию;

“драйв” или потребность — это величина, производная от депривации (лишения пищи, воды и т.п.), подкрепление и множество других. Поведение по Халлу выступает в виде связанного взаимодействия переменных, “семейств” навыков и иерархии мотивов.

Пытаясь подойти строго математически к анализу поведения, Халл вместе с тем не придавал существенного значения познавательным факторам и нейрофизиологическим механизмам. В его формуле поведения “стимул–реакция” в качестве среднего звена первоочередно выступают потребности организма (пищевая, половая, потребность во сне и др.). Потребность, по его мнению, придает поведению энергию, создает незримый потенциал реакции. Этот потенциал потребности разряжается при подкреплении, увеличивая вероятность поведенческой реакции при встрече с аналогичным стимулом. Научение не может произойти при отсутствии этого первичного подкрепления, которое необходимо для ослабления побуждения. Любой стимул, который последовательно ассоциируется с подкрепляющей ситуацией будет снижать напряжение с первичной потребности.

Таким образом этот стимул сам уже производит результирующее подкрепление.

Поскольку его подкрепляющая способность приобретается в ходе научения, она называется вторичным подкреплением. Благодаря особому акценту на подкреплении, система Халла получила еще название теории снижения потребностей.

К. Халл предложил использовать в психологии гипотико-дедуктивный метод, наряду с методом наблюдения или эксперимента. Этот метод включает установление постулатов, на основании которых дедуктивным путем выводится заключение. Если заключение экспериментально подтверждается, то оно включается в число научных понятий. Его система уже содержала 18 постулатов и 12 следствий, причем К. Халл использовал любую возможность, чтобы математически квантифицировать свои суждения, иногда доводя их до абсурда. Его современники даже полагали, что он стал жертвой страстного увлечения математикой.

Теории социального научения (социальный бихевиоризм, социально– когнитивное направление в теории личности). Начиная с 1960 года, а особенно 70-е годы бихевиоризм представляет свои концепции в соответствии с теорией социального научения Альберта Бандуры (р. 1925). Последний обратил внимание на то, что существует множество форм поведения, научение которым основано на наблюдении такового у других и подражании ему. Выработку таких форм поведения обозначили как “научение путем наблюдения”. Это означало, что внешнее подкрепление не является единственным способом приобретения, сохранения или изменения поведения, как это полагал Скиннер. Люди могут учиться просто наблюдая поведение других людей в жизни, в кинофильмах или при чтении книг. Это позволяет человеку предвидеть последствия собственного поведения, принять необходимые меры предосторожности.

При простом подражании по модели, что наблюдается и у животных, воспроизводятся действия модели, но не всегда понимается их значение. При более сложном, викарном научении от человека требуется не только усвоение, но и понимание поведения модели. Это особенно значимо для саморегулирования поведения, которое во многом осуществляется через механизмы самонаблюдения и самооценки. Таким образом, функционирование человека понимается Бандурой как непрерывный процесс взаимодействия поведения, познавательно–личностной сферы (вера, ожидание, самовосприятие) и социального окружения (поощрения, наказания).

Широко известен эксперимент Бандуры (1977) с демонстрацией группам детей коротких фильмов, где дети наблюдали поведение различного уровня агрессивности.

Оказалось, что те дети, которые видели фильм, в котором агрессивное поведение вознаграждалось, вели себя в играх после просмотра значительно более агрессивно, чем дети, которые просмотрели фильм, где такое поведение наказывалось. Лишь позднее А. Бандура (1986) расширил и усовершенствовал свою теорию социального научения, которой дал новое название — социальная когнитивная теория. Такое изменение названия отражает перенос акцента на мышление как часть научения. Здесь по–прежнему говорится о поощрении и наказании, но при этом признается, что дети наблюдают и за своим собственным поведением, могут предвидеть последствия на основе своего прошлого опыта. Они формируют мнение о себе и об окружающих, а затем ведут себя таким образом, чтобы их поведение не противоречило этому мнению. Все это сближает теорию научения с работами психологов когнитивного направления.

Сторонники всех теорий социального научения отмечают, что люди часто подражают каким-то знаменитостям, героям кинофильмов и так далее. Модель “учит” какому-то поведению, однако использование результатов такого обучения все же зависит от когнитивно–эмоциональной оценки ситуации. Таким образом, на человека влияют не только внешние условия, он также должен самостоятельно оценивать и предвидеть последствия своего поведения. Хотя общий подход в теориях социального научения и основан на бихевиоризме, но поведение человека в них не уподобляется таковому у животных или роботов.

Согласно рассуждениям А. Бандуры все виды поведения человека, включая и анормальное, во многом обусловлены наблюдением и моделированием поведения других людей. На этом могут быть основаны и лечебно-коррекционные программы. При модификации поведения используется моделирование: испытуемые должны наблюдать за моделью (другим человеком) в таких ситуациях, которые им самим кажутся пугающими или провоцируют чувство тревоги. Эти методы показательного обучения являются особенно эффективными у детей. Они полезны при лечении навязчивых состояний, различных изолированных фобий.

Теория социального научения Джулиана Бернарда Роттера (Rotter J.B.,1966) дополняет модель А. Бандуры. Д. Роттер полагает, что на быстроту освоения новой поведенческой реакции существенно влияет субъективная оценка человеком высокой или низкой вероятности подкрепления и характер его, т.е. ценность и значимость подкрепителя для человека. Кроме того, научение зависимо и от присущего каждому специфического личностного свойства — “локуса контроля”:

чувствует ли себя человек активным деятелем в достижении целей поведения или полагается на обстоятельства.

Таким образом, в центре внимания теории социального научения Роттера лежит изучение возможностей прогноза поведения человека в сложных ситуациях.

Роттер утверждает, что люди способны осознавать, что поведение именно в определенной, а не в какой-то другой ситуации, вероятно, будет поощрено. Кроме того, человек, благодаря своим когнитивным возможностям, способен активно добиваться своих целей, создавая определенные стратегии поведения в течение своей жизни.

Для описания социального поведения часто используется понятие “поведенческий потенциал”, т.е. тот набор поведенческих реакций и навыков, который нажит человеком в течение жизни. Поведенческий потенциал включает 5 основных блоков поведенческих реакций или “техник существования”:

1) реакции, направленные на достижение успеха, социального признания;

2) реакции приспособления и адаптации к требованиям других людей и общества;

3) защитные реакции при превышении возможностей человека (отрицание, подавление желаний, обесценивание и другие);

4) техники избегания напряжения (уход, бегство, отдых и другие);

5) агрессивные реакции (реальная физическая агрессия и ее символические формы — ирония, критика, насмешка, интриги и другие).

БИХЕВИОРИЗМ И КОГНИТИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ В своем манифесте бихевиоризма 1913 года Д. Уотсон, объявив интроспективный метод изучения сознания В. Вундта “ненаучным”, требовал исключить из употребления в психологии и самого термина “сознание”. Однако даже сами бихевиористы (Гатри Э.Р., 1935;

Толмен Э.Ч., 1932 и др.) признавали трудности оперирования поведенческими терминами, когда речь идет о психических, когнитивных процессах. Вскоре психология вновь обрела интерес к проблемам сознания в рамках так называемого когнитивного движения, где саму психологию все чаще стали определять как “науку о поведении и психических процессах”. Когнитивное движение представляет собой объединение самых разнообразных отраслей знания. Сюда входят когнитивная психология, лингвистика, антропология, философия, компьютерные науки, программы создания искусственного интеллекта, науки о высшей нервной деятельности.

Когнитивная психология появилась не на пустом месте. Ее истоки усматриваются в более ранних концепциях структурной и функциональной психологии, бихевиоризме. Тем не менее, современные исследователи истоки когнитивной психологии начинают с работ Пиаже (“стадии когнитивного развития”), Выготского (“зона ближайшего развития”), а также теоретиков информационной психологии. Последние предлагают использовать компьютер в качестве модели человеческого мозга. Интеллект, например, имеет как “аппаратное обеспечение” — клетки и ткани мозга, так и “программное обеспечение” — усвоенные в ходе научения стратегии обработки информации (Klahr, Langley, & Necher, 1987).

Информационный подход дает также возможность анализировать мозговые процессы и психические явления, т.е. явления двух уровней, в едином концептуальном строе, который можно определить как нейроинформатику. Как пишет философ Д.И. Дубровский само понятие информации обладает двойственной сущностью, поскольку включает в себя и содержание информации, и ее кодовую форму, т.е. свойства материального носителя, в котором необходимо воплощена данная информация. Будучи информацией, всякое явление сознания (субъективной реальности) воплощено в материальном носителе — мозговой нейродинамической системе данного индивида.

В 1960 году Джорджем Миллером и Джеромом Брунером в Гарвардском университете был организован новая лаборатория — Центр когнитивных исследований. В 1967 году Ульриком Найссером была опубликована книга под названием “Когнитивная психология”. В ней было показано, что когнитивная психология сосредоточена на исследовании процессов познания, при помощи которых “входящие сенсорные данные подвергаются трансформации, редукции, обработке, накоплению, воспроизведению и в дальнейшем используются…”.

Именно сознание придает форму и связанность протекания психических процессов, которые в значительной мере и составляют предмет когнитивной психологии.

Однако процесс познания протекает также и на неосознаваемом уровне, что показано многочисленными экспериментами. Когнитивисты предпочитают говорить именно о неосознанном, отделяя тем самым эти феномены от бессознательного в психоанализе. Ряд исследователей упрекает когнитивную психологию в явной переоценке роли и значения когнитивных факторов в ущерб другим, таким как мотивация и эмоции.

КОНЦЕПЦИЯ НЕВРОЗА И ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ Концепция невроза. Адаптивное поведение направлено на адекватное приспособление к жизненным условиям. Неправильные (неадаптивные) формы поведения закрепляются только тогда, когда им сопутствует некий положительный результат. Отсюда можно предположить, что при неврозах таким подкрепителем может являться “условная приятность, выгодность” болезни, так как она освобождает больного от ряда обязанностей или дает ему большее внимание со стороны близких (Dollard, Miller, 1967).

Однако, другая и более оригинальная концепция невроза была предложена Вольпе (Wolpe J., 1958) и Айзенком (Eysenck H., 1961). Основное значение ими придается страху и тревоге, которые возникают у человека при психотравмирующей ситуации. Неадаптивное поведение человека, в том числе невротическое и психотическое, возникает, подкрепляется и фиксируется в силу того, что оно способствует снижению уровня самого этого страха и тревоги.

Другими словами невротическое поведение — это выученная и зафиксированная реакция избегания возбудителя страха и тревоги — приобретенный навык неадекватного, хотя и приспособительного, поведения.

Этим выводам предшествовали наблюдения возможности формирования методом условных рефлексов у лабораторных животных экспериментальных неврозов и психозов — состояний, сходных с таковыми у человека. Кроме того, в обычных условиях жизни у животных иногда также встречаются состояния, напоминающие неврозы и психозы у людей. Например, описана коллективная истерия среди своры охотничьих собак, реакции “мнимой смерти” при испуге, а также истерические судороги и “мнимая” беременность у некоторых животных.

Поведенческая психотерапия. Понятие поведенческая (бихевиориальная) терапия впервые ввели в практику Арнольд Лазарус и Ганс Айзенк в конце 50-х годов. В нашей стране большое распространение имел термин условно– рефлекторная терапия (Бехтерев В.М., 1917;

Контарович Н.В., 1929;

).

Поведенческая терапия направлена на изменение, точнее “переучивание”, неправильно усвоенного поведения, т.е. симптома болезни. Это “переучивание” может достигаться различными способами. Например, метод оперантного обуславливания направлен на изменение поведения пациента, научение его новым навыкам или отказу от нежелательных форм поведения с помощью поощрения и наказания (“жетонная” система, удары током и другие). Так при терапии алкоголизма широко использовался условно–рефлекторный метод (аверсия) — сочетание приема алкоголя с дачей рвотных средств, а В. Франкл (Frankl, 1966) предложил метод “парадоксальной интенции” (интенция — намерение), когда больному с фобиями предлагается с юмором имитировать свои страхи — “делать то, чего он боится”.

Как уже отмечалось, страх и тревога лежит в основе большинства невротических состояний и рассматриваются в бихевиоризме как выученная условно-рефлекторная эмоциональная реакция. Она может быть подавлена, если объединить в одно и то же время стимулы, вызывающие страх, и стимулы, антагонистичные страху. Тогда произойдет противообуславливание и стимул, не вызывающий страх, погасит прежний рефлекс. В экспериментах на животных таким противообуславливающим страх стимулом является кормление. У человека одним из наиболее действенных стимулов противоположных страху является релаксация (расслабление). Практический прием, вытекающий из этого (предложен Джозефом Вольпе), заключается в постепенном, поэтапном демонстрировании больному, находящемуся в полной релаксации, иерархии обстоятельств, вызывающих страх. Этот терапевтический прием постепенного, поэтапного погашения страха и тревоги был назван систематической десенсибилизацией и имеет много модификаций.

Угашение страха возможно и без релаксации — просто демонстрацией объекта страха. При методике “наводнения” пациента побуждают столкнуться с реальной ситуацией, вызывающей страх, и находится в ней до тех пор, пока страх не уменьшится. Методика “имплозии” отличается от методики “наводнения” только лишь тем, что такие тренировки проводятся не в реальной ситуации, а с ее моделированием в воображении пациента. Цель имплозивной терапии состоит в том, чтобы вызвать интенсивный страх, который приведет к уменьшению страха в реальной ситуации.

Последние годы широкое распространение получили групповые варианты поведенческой психотерапии: методики социального тренинга или моделирования, тренинг уверенности в себе, тренинг умений и другие. Кроме того повысился интерес и к когнитивным факторам поведения (оценка, установка и убеждения), что привело к созданию поведенческо–когнитивной терапии (Эллис А., 1962;

Рудестам К., 1990). Усилия группы здесь сосредоточены вокруг логического преодоления иррациональных страхов и убеждений. Члены группы совместно подыскивают аргументы, лишающие эти убеждения и страхи непреодолимой силы, а новые формы поведения вырабатываются и закрепляются рядом практических поведенческих приемов.

Главными особенностями любых способов поведенческой терапии являются следующие (Bergin A.E., Garfield S.L.,1994):

1. Изменению подвергается поведение, а не внутреннее состояние.

2. Осуществляются упражнения, которые активно контролируются терапевтом.

3. Симптомы устраняются даже без обсуждения их причин.

4. Занимают сравнительно мало времени — максимум несколько месяцев.

5. Методы основываются на данных, полученных экспериментально.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ Бихевиоризм сосредоточен на наблюдении, измерении и анализе поведения.

Личность и ее особенности также могут быть описаны через внешне наблюдаемое поведение. Поэтому становится необязательным изучение внутриличностных процессов, сознания.

Основоположник бихевиоризма Дж. Уотсон в 1913 году в своей программе манифесте новой школы утверждает, что формула “стимулреакция” является единицей анализа любого поведения и служит опорой психологии как точной науки. Становлению бихевиоризма способствовали: открытие Э. Торндайком законов научения, условных рефлексов И.П. Павловым, а также работы В.Н. Бехтерева по условным рефлексам в моторике.

Наиболее последовательно линию ортодоксального бихевиоризма с отвержением влияния на поведение любых внутренних факторов отстаивал Б. Скиннер. В отличие от Павлова, который научно разработал теорию реактивного поведения (SR), Скиннер разработал учение об оперантном поведении. При таком поведении животное сначала производит движение (воздействует на среду), а затем получает (или не получает) подкрепление (RS).

В необихевиоризме (с 1930 гг.) происходит возврат к изучению роли внутриличностных процессов в поведении. В когнитивном необихевиоризме Э. Толмена формула поведения уже трехчленная: независимая переменная (S) промежуточные переменные зависимая переменная (R). Промежуточные переменные это недоступные прямому наблюдению психические моменты (ожидания, установки, знания), но использующиеся здесь как конструкты, о которых судят только по свойствам поведения. В гипотико–дедуктивном необихевиоризме К. Халла средним звеном формулы SR являются потребности организма, которые придают поведению энергию. Отсюда количественное измерение потребностей позволяет строить математические модели поведения.

Нео-необихивиоризм (с 1960 гг.) сосредоточен на построении социальных моделей поведения. Все теории социального научения изучают поведение, хотя и сконцентрированы на исследовании в его формировании роли когнитивных факторов. Их влиянием А. Бандурой объясняется освоение человеком новых видов поведения без получения прямого подкрепления, а только при наблюдении за поведением у других людей (научение по модели). Еще шире когнитивные процессы рассматривает Д. Роттер, который развивает представления о внутреннем и внешнем локусе контроля у людей. Эти два источника контроля приводят к разным внутренним когнитивным состояниям, влияющим на прогноз, оценку подкрепления поведения.

В отличие от бихевиоризма когнитивная психология обращает внимание, прежде всего на сам процесс познания, а не на взаимосвязь его только с поведенческой реакцией. Как самостоятельная психологическая школа когнитивная психология широко использует теоретические представления, которые разработаны не только в рамках психологии, но и в других науках, особенно в информатике и кибернетике.

Для клинической психологии и медицины большое значение имеют разработанные в рамках бихевиоризма концепции неадаптивного (невротического) поведения и терапевтические методики его коррекции.

Концепция невроза Долларда и Миллера указывает, что у некоторых больных неадаптивное поведение подкрепляется теми “выгодами”, которые дают ему болезненные симптомы. Концепция невроза Вольпе и Айзенка утверждает, что неадаптивное поведение — это выученная и зафиксированная реакция избегания различных возбудителей страха и тревоги.

Поведенческая терапия направлена на изменение (“переучивание”), неправильно усвоенного поведения, т.е. симптома болезни. Для этого используются различные поведенческие методики: оперантное обуславливание, “наводнение”, имплозия, систематическая десенсибилизация и другие. Поведенческо– когнитивные терапевтические методики, кроме моделирования и тренинга адаптивного поведения, включают приемы рациональной психотерапии.

Вопросы для самопроверки 1. В чем состояла суть критики структурализма и функционализма в определяющей статье Дж. Уотсона 1913 года?

2. Как определяются предмет психологии и ее методы в классическом ортодоксальном бихевиоризме?

3. Каким образом методология и выбор предмета исследований Дж. Уотсоном продолжали атомистические и механистические традиции классической ассоциативной психологии?

4. Какой вклад в становление бихевиоризма внесли работы Э. Торндайка, И.П. Павлова и В.М. Бехтерева?

5. Чем оперантное поведение и оперантное обуславливание Б.Ф. Скиннера отличается от реактивного поведения и реактивного обуславливания И.П. Павлова?

6. Какие схемы подкрепления поведения разрабатывал Б.Ф. Скиннер и как им оценивается эффективность подкрепляющих стимулов?

7. Почему учение Э. Толмена часто обозначают как целенаправленный бихевиоризм?

8. Что собой представляет процедура операционального определения промежуточных переменных?

9. Как объясняет образование сложных психомоторных навыков у человека теория когнитивного научения Э. Толмена?

10. Почему психологическая система К. Халла получила название гипотико– дедуктивный бихевиоризм?

11. Каким образом объясняются процессы научения в гипотико–дедуктивном бихевиоризме К. Халла?

12. Чем взгляды сторонников теорий социального научения (Бандура, Роттер) отличаются от взглядов создателя оперантного бихевиоризма Б.Ф. Скиннера?

13. Чем отличается социально–когнититивный бихевиоризм А. Бандуры от когнитивного бихевиоризма Э. Толмена?

14. Чем отличается когнитивная психология от когнитивного бихевиоризма Э. Толмена и когнитивных подходов нео-необихевиористов?

15. Как определяется симптом невроза с точки зрения представителей бихевиориального направления в психологии?

16. Какие основные концепции предложены в бихевиоризме для объяснения неадаптивных форм поведения?

17. Какие основные методики были предложены в бихевиоризме для устранения нежелательных форм поведения?

18. Как можно определить основные общие особенности любых психотерапевтических бихевиориальных методик?

ГЛАВА ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ А. МАСЛОУ (MASLOV A.H.): ТЕОРИЯ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ Американский психолог Абрахам Харольд Маслоу (1908-1970) — один из основателей гуманистической психологии. Его родители — евреи, эмигрировали в США из России. Маслоу получил психологическое образование, стал профессором психологии, являлся членом ряда профессиональных обществ психологов, был редактором— основателем “Журнала гуманистической психологии” и “Журнала трансперсональной психологии”. Большинство его книг написаны в последние 10 лет его жизни: “По направлению к психологии бытия” (1968), “Религии, ценности и вершинные переживания” (1964), “Мотивация и Маслоу личность” (1987) и другие.

Абрахам Харольд Еще в студенческие годы, занимаясь бихевиоризмом, (1908–1970) А. Маслоу был убежден, З. Фрейд прав, обратив особое внимание на сексуальность. Однако позже он пришел к выводу, что психоанализ является хорошей системой для анализа психопатологии, но психоанализ совершенно не пригоден как теория для объяснения всего человеческого поведения. Поэтому Маслоу свое исследование основывал не на изучении больных людей, как это делал Фрейд, а на изучении биографий психически здоровых, наиболее зрелых, творческих и выдающихся личностей, полагая, что только при изучении лучших представителей человеческого рода можно приблизиться к границам человеческих возможностей и их исследовать.

Маслоу замечает, что хотя в его выборке “лучших из лучших” не оказалось абсолютно совершенных и идеальных людей, однако их всех отличала одна характерная особенность, которую он обозначил как самоактуализация (Self Actualization).

Термин “самоактуализация” впервые был предложен Куртом Гольдштейном. Его представления значительно отличались от формулировок Маслоу. Будучи нейрофизиологом, занимавшимся пациентами с поврежденным мозгом, Гольдштейн рассматривал самоактуализацию, как фундаментальный процесс в каждом организме, который заключается в тенденции актуализировать все заложенные в нем индивидуальные способности, “свою природу”. Не всегда этот процесс имеет только позитивные последствия для индивидуума.

Понятие “самоактуализация” можно определить как стремление к самовыражению с наиболее полным использованием своих талантов, способностей и возможностей. Маслоу считает, что эта высокая гуманоидная потребность в самоактуализации всегда присутствует у здорового человека. Иными словами, человек должен реализовать то, что в нем заложено от рождения, то, что он может.

Если в нем заложены способности ученого или актера, то он обязан это реализовать.

В персонологии всегда наиболее важным считается вопрос о мотивации поведения человека. Маслоу полагает, что люди первоочередно мотивированы для поиска личных целей, что делает их жизнь осмысленной. Однако все потребности человека организованы в иерархическую систему приоритета и доминирования. Эта соподчиненность потребностей получила название “пирамида потребностей”.

В основании пирамиды расположены физиологические потребности, далее следуют психологические потребности: безопасности и защиты, принадлежности и любви, самоуважения. Лишь на вершине этой пирамиды возникает потребность высшего порядка — самоактуализация. Только при удовлетворении потребностей, которые расположены внизу иерархии, становится возможным осознание и участие в мотивации поведения более высоких потребностей.

Формы проявления самоактуализации, как высшей потребности, весьма различны в зависимости от того, что представляет из себя человек. У каждого человека свои мотивации и способности. Для одного очень важно стать хорошим родителем, другие стремяться добиться успехов в спорте, стать художником или изобретателем.

Главное в теории Маслоу — это то, что он, как и Адлер, преодолел слишком упрощенное толкование естественного отбора Ч. Дравиным, согласно которому в борьбе за существование выживают агрессивные и сильные животные. Отсюда якобы следует, что человек является агрессивным. Маслоу доказывал, что человек по сути своей добр. Он рождается с гуманоидными потребностями, то есть потребностями служить истине, доброте, нравственности и справедливости. Гуманоидные потребности он назвал даже врожденными инстинктами. Поэтому воспитание доброты — это пробуждение естества человека, а не навязывание ему извне чего-то чужеродного.

Таким образом, личность в гуманистической психологии можно рассматривать как духовную индивидуальность, направленность которой задается внутренними глубинными, гуманоидными ценностными ориентациями. Реализация самоактуализации в личностном развитии характеризуется появлением высших духовных потребностей, названных Маслоу “метапотребностями”. Это такие потребности, как потребность в справедливости, совершенстве, красоте или правде. Метамотвация поведения для самоактуализирующихся личностей обычно принимает форму служения каким-то идеалам или целям, чему-то такому, что “вне тебя”. Все это созвучно идеям философа В. Дильтея (1833-1911), который, разрабатывая методологические основы “наук о духе” (“описательную психологию”), рассматривал развитие личности как все возрастающую значимость для нее определенной культурной ценности. Это понятно так как, по его мнению, и сами сферы человеческой культуры возникают в силу чисто духовного процесса, внутреннего “самодвижения духа”.

В психологии есть попытки создания типологии личности с учетом ее духовной организации. В частности Э. Шпрангер (1882-1963), продолжая развитие описательной психологии Дильтея, создал такую типологию. В его концепции типология личности определяется доминированием одной из шести глубинных ценностей, которые проявляются в избирательном отношении человека к явлениям культуры. Выделяя шесть основных человеческих ценностей, он создал концепцию о шести идеальных культурных (духовных) типах: теоретическом человеке, экономическом, эстетическом, социальном, политическом и религиозном.

В отечественной психологии А.Ф. Лазурский (1874-1917) в своей концепции об “эндопсихике” и “экзопсихике” также разработал принципы типологии личности во многом подобные типологии Шпрангера. Трактуя развитие личности как “стремление к совершенствованию”, Лазурский выделяет восемь таких духовных идеалов Совершенства:

“альтруизм” (по Шпрангеру — человек социальный), “знание” (теоретический), “красота” (эстетический), “религия” (религиозный), “общество, государство” (политический), “внешняя деятельность, инициатива” (экономический), а также “система, организация” и “власть, борьба”.

Теория самоактуализации. Концепция самоактуализации является наиболее важным вкладом Маслоу в психологию. Однако понятие самоактуализации невозможно полностью раскрыть в кратком определении. Маслоу сделал попытку более точно представить его путем описания восьми “типов поведения”, которые ведут человека к самоактуализации.

1. Свежесть восприятия (концентрация) Обычно мы мало и поверхностно сознаем, что происходит в нас и вокруг нас.

Однако, иногда у нас бывают моменты повышенного осознания и интереса к своему внутреннему и внешнему миру. Это может возникать когда мы наблюдаем особо красивые явления природы (закат солнца), человеческого творчества (картина художника) или испытываем эмоциональное воодушевление в любви. Такие возвышенные, хотя и краткие, чувства осознания и слияния со всем миром и являются по Маслоу “самоактуализирующими моментами”.

Теперь можно представить особенности восприятия у самоактуализируюшихся людей. Самоактуализация означает восприятие и переживание полное, живое, беззаветное, с максимальной концентрацией и впитыванием. Самоактуализаторы редко жалуются на скучную, неинтересную жизнь.

2. Выбор роста и центрированность на проблеме Если мыслить жизнь как цепь, состоящую из выборов, тогда самоактуализация — это процесс, при котором принимается решение в пользу личностного роста в каждом выборе. Часто нам приходится выбирать между продвижением и безопасностью, между прогрессом и регрессом. Каждый выбор имеет свои негативные и позитивные аспекты. Выбрав безопасность, мы остаемся при известном и знакомом, но рискуем стать консервативным, устаревшим и смешным.

Выбор роста означает, что вам открывается новый, неожиданный и привлекательный опыт, но есть риск встретится с чем-то неизвестным и возможным провалом.

А. Маслоу считал, что все обследованные им самоактуализирующиеся личности являлись не только ориентированными на выбор личного роста, но и подчиняли его решению какой-либо задачи, долгу или призванию. Другими словами все они были не эго–центрированы, а ориентированы на задачи, которые стоят выше их личных непосредственных потребностей.

3. Самопознание: принятие себя и других При самоактуализации мы больше узнаем о своей внутренней природе и действуем в соответствии с этим. Это означает, что мы решаем для себя, какие нам нравятся кинофильмы, книги или идеи, независимо от мнения других людей.

Актуализироваться — значит становиться реальным, существовать фактически, а не только в потенциальности. Самоактуализирующиеся люди могут принять себя такими, какие они есть. Они не сверхкритичны к своим недостаткам и слабостям.. Подобным образом они принимают других людей и человечество в целом.

4. Честность и естественность поведения Честность и принятие ответственности за свои поступки — существенные моменты самоактуализации. Естественно поведение только тогда, когда оно исходит из своего внутреннего “Я”. Тогда не нужно позировать, стараться произвести хорошее впечатление или удовлетворять своими ответами других. Но это вовсе не означает, что поступки самоактуализаторов постоянно идут в разрез с традициями. Но когда требует ситуация, они могут быть непримиримыми даже под угрозой осуждения.

5. Автономия: независимость от культуры и окружения Первые четыре пункта помогают развить в человеке способность к “лучшим жизненным выборам”. Он научается верить исходящим из своего внутреннего “Я суждениям и действовать в соответствии с ними. Это делает человека независимым в своих действиях от физического и социального окружения. Он уже способен производить “лучший выбор” не только в искусстве, музыке или пище, но и в гораздо более серьезных жизненных проблемах, таких как брак или профессия.

6. Саморазвитие (креативность) Самоактуализация — это также постоянный и непрерывный процесс развития своих возможностей и талантов. Большой талант или ум не то же самое, что и самоактуализация. Многие одаренные люди не смогли полностью использовать свои возможности, другие же, может даже со средним талантом, сделали невероятно многое. Самоактуализация это не вещь, которую можно иметь или не иметь, не единичное достижение, а процесс без конца, способ жизни, который делает ваш потенциал реальным.

7. Более эффективное восприятие реальности Дальнейший шаг самоактуализации — это обнаружение своих “психологических защит” и работа по отказу от них. Психологические защиты — это механизмы искажения реальности в угоду самомнению. Нам нужно сознавать как мы искажаем образ себя и образы внешнего мира посредством вытеснения, проекций и других механизмов защиты.

8. Вершинные, мистические переживания “Пик–переживанием” (peak–experiences) называет Маслоу особо выраженные и достаточно продолжительные самоактуализирующие моменты, длящиеся несколько минут (редко часы). Они также как и самоактуализирующиеся моменты вызываются сильным чувством любви, переживаниями исключительной красоты природы или произведениями человеческого разума. Однако в отличие от самоактуализирующихся моментов эти вершинные переживания отличаются исключительной силой. Во время их переживания мы ощущаем себя более интегрированными в мир, больше его осознаем, действуем и чувствуем более ясно.

Наиболее значительные “пик–переживания” бывают редко. Поэты описывали их как моменты экстаза, а люди религии — как глубокого мистического переживания. По Маслоу, эти вершинные переживания не имеют божественной или сверхъестественной природы — люди просто чувствуют большую гармонию с миром, теряют ощущение своего “Я” или выходят за его пределы, утрачивается также чувство времени и места.

В отличие от этих вершинных переживаний, “Плато-переживание” — более устойчиво и длительно. Маслоу понимает и описывает его как новый, более глубокий способ видения и переживания мира. При этом существенно изменяется отношение человека к его повседневным проблемам и хлопотам, приходит новое понимание ценностей и жизненных идеалов. Сам Маслоу пережил подобное в конце жизни, после первого сердечного приступа. Более глубокое восприятие жизни и неизбежности смерти заставило его увидеть мир совершенно по-новому.

Состояния, сходные с описаниями “пик–переживаний”, часто встречаются в психопатологии в виде своеобразных измененных состояний сознания — это аура перед эпилептическим припадком, особое состояние сознания во время приступа мигрени, при приеме наркотиков. Маслоу находит подобные состояния у здоровых людей и считает их существенным свойством самоактуализации.

Он обнаружил, что некоторые из самоактуализирующихся индивидов стремились испытывать много “пик–переживаний”, в то время как другие сталкивались с ними редко. Первых он называет “трансцендирующими самоактуализаторами” и они вносят чаще мистичность в происходящее, мыслят более хаотично, способны трансцендировать (от лат. transcendere — переступать) категории прошлого, настоящего и будущего, добра и зла, воспринять единство за кажущейся сложностью и противоречивостью жизни. Они являются более новаторами, чем систематизаторами идей других, коими являлась другая половина самоактуализаторов из его выборки.

Трансперсональная психология. Маслоу считал гуманистическую психологию, психологию “третьей силы” (после психоанализа и бихевиоризма), переходной и подготовительной к еще более высокой, четвертой психологии — трансперсональной, центрированной на космосе, а не на человеческих интересах и потребностях. Она будет выходить за пределы человеческого самоопределения и самоактуализации. Это вытекает и из описания “пик-переживаний” — когда они бывают особенно мощными, ощущение своего “Я” растворяется в осознании какого-то более обширного единения. Этот уровень духовных переживаний раньше всего описывался в религиозной литературе ненаучным или теологическим языком. Маслоу полагал, что задачей трансперсональной психологии является подведение под имеющийся уже материал научной базы, изложение его научным языком.

Энтони Сутич, основатель и первый редактор “Журнала трансперсональной психологии” (основан в 1989 г. при участии А. Маслоу) определил трансперсональную психологию как “исследование предельных способностей и возможностей” человека. Эта психология включает изучение религиозного опыта, медитацию и другие способы получения измененных состояний сознания, а также феномены традиционно относящиеся к парапсихологии.

К теоретическим источникам трансперсональной психологии относятся учение средневековых мистиков (особенно Майстеро Экхарта, XIII-XIV вв.), восточная философия (главным образом индийская), аналитическая психология К. Юнга.

Современными представителями в трансперсональном направлении являются европейский психиатр Станислав Гроф и итальянский психиатр Роберто Ассаджоли. Их работы также имеют непосредственное отношение к проблемам клинической психологии и психотерапии.

Сущность теоретических представлений в трансперсональной психологии сводится к тому, что детерминанты человеческого поведения и источники психологических проблем человека находятся за пределами его индивидуального, прижизненного опыта.

Человек с его прижизненно сформированной психикой, опытом и качествами традиционно обозначается как “persona”. Кроме этого в человеке существует нечто вне его индивидуального опыта, вне его “персоны”, т.е. трансперсональное. Этим “нечто” является, например, по концепции мистиков частица Бога, у К. Юнга — архетипы.

Сейчас уже ясно, что трансперсональная психология формирует новые подходы к решению проблем человека, выдвигает свою парадигму, отличную от существующей в традиционной психологии. Поэтому сторонников нового течения обычно упрекают в использовании антинаучных методов или в изучении далеких от науки проблем. В этой новой парадигме все более утверждается (по Tart, 1975):

1) близость, а не противопоставление материального и духовного миров;

2) каждый индивид понимается существом не изолированным, а в единстве со всеми формами жизни;

3) наше обыденное сознание не является самым лучшим и адаптивным из всех известных его состояний;

4) желание испытать измененное состояние сознания не является патологией, а естественно для здорового развития человека;

5) развитие личности не завершается взрослостью, поскольку здоровая взрослость только основа, фундамент для дальнейшего развития духовности.

Патологический аспект: препятствия духовному росту. Маслоу полагает, что самоактуализация является высшей потребностью человека, реализация которой возможна после удовлетворения психологических потребностей более низшего порядка — в уважении, любви и принадлежности, безопасности, а также физиологических потребностей. Модель иерархии потребностей Маслоу как бы предполагает, что каждая из ветвей психологии (трансперсональная психология, гуманистическая психология, психоанализ и бихевиоризм) имеет право на существование и необходима, так как каждый подход по-своему полезен.

Фрустрация основных потребностей, начиная от физиологических потребностей до потребности самоактуализации, может стать причиной личностной дезадаптации. Невроз в понимании Маслоу — это “болезнь лишенности”, т.е.

удовлетворения фундаментальных потребностей, подобно тому, как недостаток витаминов вызывает физическую болезнь. Учитывая то, что фрустрация любых потребностей “пирамиды” препятствует реализации высшей человеческой потребности в самоактуализации, сказанное можно выразить и иначе. Если в че ловеке заложены актерские способности, то он должен стремится стать актером.

Если в нем заложены способности мыслителя, ученого, то он обязан также это реализовать. А если человек этого не делает или условия жизни мешают этой реализации, то начинается конфликт. Он заключается в том, что человеку не дано возможности самоактуализации, то есть быть тем, кем он может быть. Именно такая неудовлетворенность и порождает неврозы.

Маслоу полагает, что существуют различные уровни жалоб, соответствующие фрустрированным потребностям. Жалобы нижнего уровня могут быть реакцией на опасные условия работы, недостаток признания коллег, угрозы потери престижа или неудовлетворенность супружеством и положением в семье. Жалобы самого высокого уровня (мета-жалобы) относятся к фрустрации мета-потребностей, т.е.

тех потребностей, появление которых возможно при полном удовлетворении низших потребностей, а именно это чаще и встречается у самоактуализирующихся личностей. К метапотребностям Маслоу относит потребности в справедливости, совершенстве, красоте или правде, т.е. это высшие духовные потребности человека.

Метамотивация часто принимает форму служения идеалам или целям, чему-то такому, что “вне тебя”. Отсюда метапатология обычно сопровождается жалобами на отсутствие ценности, значимости, завершенности в жизни.

По мнению Маслоу, мотивация личностного роста имеет не столь базовый характер, как стремление к удовлетворению физиологических потребностей и даже потребностей более высокого порядка “пирамиды” потребностей. Поэтому реализации самоактуализации может препятствовать не только фрустрация потребностей более низкого уровня, но множество других факторов. Среди этих факторов выделяются три группы:

1) негативное влияние прошлого опыта и возникшие в результате этого различные вредные привычки, которые мешают изменить человеку непродуктивное поведение;

2) влияние общества и “давление” группы, которое зачастую противоречит собственным вкусам и суждениям человека;

3) внутренние “защиты”, которые мешают человеку понимать самого себя и деформируют внутреннюю психическую организацию личности.

К вредным привычкам, которые часто препятствуют личностному росту, относятся не только привыкание к наркотикам и алкоголю, но и неправильное питание и тому подобные особенности поведения, отрицательно влияющие на здоровье и работоспособность.

Давление группы, социальная пропаганда и реклама также часто ограничивают возможности развития личности. Они мешают человеку проявлять самостоятельность, принуждают заменить собственные суждения и вкусы на групповые и общепринятые стандарты.

Защитные психологические механизмы являются внутренними препятствиями для духовного роста, так как они создают внутренние деформации в собственной психике человека. К традиционному психоаналитическому списку защит А. Маслоу добавляет еще две: десакрализацию и комплекс Ионы.

Десакрализация — своеобразное обеднение внутренней психической жизни человека из-за падения интереса и серьезного отношения к основным духовным человеческим ценностям. Культурные или религиозные духовные ценности и символы стали сегодня все больше терять власть потрясать, вдохновлять и мотивировать наши поступки. Типичным примером десакрализации является отношение к любви и сексу. Конечно, более легкое отношение к этим проблемам облегчает душевные страдания при неудачах на этом фронте, но с этим и теряются или обедняются какие-то высшие духовные устремления личности.

Комплекс Ионы — нежелание индивида полностью использовать свои природные возможности из-за страха перед трудностями их реализации. Как Иона пытался избежать ответственности пророка, так и здесь человек боится использовать свои способности в максимальной степени, довольствуясь безопасностью “середнячка”. Типичным хрестоматийным примером формирования такого взгляда на жизнь являются установки женщины прошлых времен, что успешная профессиональная деятельность не является “женским делом”, она несовместима с женственностью, да и мужчинам не нравятся слишком умные женщины.

Психотерапия. Терапия личностных расстройств для Маслоу предполагает интимно-доверительные отношения с психотерапевта с пациентом. Так же как и Адлер, Маслоу считал, что психотерапевт должен подобен заботливому и любящему брату или сестре. Но кроме этой модели он предлагает и модель по типу даосского “помощника”, т.е. участие человека, предлагающего помощь, но ни во что не вмешивающегося. Здесь акцент делается на умелом руководстве, но не лишения самостоятельности. Хороший психотерапевт, как и хороший родитель или спортивный тренер, не делает все за своего подопечного.

Маслоу видел важное различие между тем, что он называл терапией основных потребностей (в безопасности, принадлежности, любви и уважения) и терапией “сути”, т.е. терапией более связанной с духовными потребностями. Именно последний вид терапии требует более серьезного и длительного процесса самопознания.

Дефицитарная и бытийная психология. А. Маслоу разделял психологию на два основных вида: дефицитарную и бытийную. Большая часть психологии современности, по его мнению, является дефицитарной. Она занимается поведением человека в сфере удовлетворения основных потребностей. Однако существует и бытийная психология, которая изучает поведение и переживания человека в сфере его духовных потребностей. Она более подходит для изучения самоактуализирующихся людей, хотя по его подсчетам среди взрослого населения таких немного — менее 1%.

В рамках этих двух психологий в мотивационной сфере личности Маслоу различает мотивацию, которая ориентирует поведение на устранение дефицита чего-либо необходимого организму, т.е. удовлетворения какой-либо потребности, которая не удовлетворена или фрустрирована (Д–мотивация) и мотивацию роста, бытия (Б–мотивация). Примерами мотивации первой группы (дефицентная мотивация) являются голод, боль, страх. Но когда организм не испытывает ни голода, ни боли, ни страха появляются новые мотивации, такие как любопытство или желание игры. Эта деятельность может приносить удовлетворение сама по себе как таковая. Она относится к миру бытия, удовлетворению и наслаждению в настоящем (бытийная мотивация).

В соответствии с этим Маслоу различает Б– и Д–познание, Б– и Д–ценности, Б– и Д–любовь и тому подобное. Например, в Д–познании объекты рассматриваются исключительно как удовлетворяющие потребности. Голодный замечает пищу, а нищий — деньги. Б–познание более точно и эффективно, меньше искажает восприятие в соответствии потребностью или желанием, оно не судит, не оценивает, не сравнивает. Б–любовь к природе выражается в умении ценить цветы, наблюдать их рост. Д–любовь скорее выразится в срывании цветов и устроения из них красивых букетов. Б–любовь — это любовь к сущности, т.е. к “бытию” и существованию другого.

Психологическая утопия: Эупсихея. А. Маслоу, как и многие другие психологи — создатели психологических теорий личности, не обошел вниманием устройства общественных отношений. Он мечтал об утопическом обществе, которое называл Эупсихея. По его мнению хороший человек и хорошее общество — это одно и то же. Общество, как полагал Маслоу, должно находить пути для реализации возможностей своих граждан: “просвещенное управление” предполагает, что работающие хотят быть творческими и продуктивными, они лишь нуждаются в поддержке и одобрении, а не в ограничениях и контроле администрации.

Принуждение себя к действию всегда указывает на определенный конфликт мотивов, а в идеале человек делает то, что ему следует делать, потому что он хочет делать это.

Методы сбора данных и результаты исследований Маслоу неоднократно подвергали критике в основном за то, что выборки исследуемых слишком малы для столь широких обобщений. Теория самоактуализации также слабо поддается лабораторной проверке, да и само понятие “самоактуализация” определено недостаточно четко. В частности разработка этого понятия применительно к возрастной психологии, т.е. к различным отрезкам жизненного пути человека не завершена. Тем не менее, теорию Маслоу широко применяют в сфере образования, медицины и психотерапии. Есть также попытки создания психологических методик на базе теории Маслоу. В частности Шостером (Shostrom, 1963) был представлен опросник личностной ориентации (POI), который помог в проведении многочисленных исследований.

КАРЛ РОДЖЕРС (C. ROGERS): ФЕНОМЕЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ Карл Рэнсом Роджерс (1902-1987) — американский психолог, работы которого получили широкое признание в области клинической психологии. Главным его трудом является книга “Центрированная на клиенте терапия: ее современная практика, значение и история” (1951). В ней изложена теория, которая наиболее полно отражает феноменологическое направление в изучении личности.

Роджерс также является автором многих книг по психологическому консультированию.

Феноменологическое направление в психологии подчеркивает Роджерс идею о том, что поведение человека можно понимать только в Карл Рэнсом терминах его субъективного восприятия и познания (1902–1987) действительности — с точки зрения его внутреннего, субъективного опыта. Внешний мир — это есть лишь та реальность, которая сознательно воспринимается и интерпретируется человеком в данный момент времени.

Другая важная идея феноменологического направления заключается в признании того, что люди свободны в решении своей судьбы. Если люди считают, что они живут подчиняясь каким-то силам, которым не могут сопротивляться, то это происходит потому, что они потеряли веру в свободу самоопределения, которая заложена в их природе.

Последний важный тезис феномелогического направления заключается в том, что человек по своей природе добр и стремится к совершенству, реализации своих внутренних возможностей.

Точка зрения Роджерса на личность сформировалась на основе его личного опыта работы с людьми, имеющими эмоциональные расстройства. В результате своих клинических наблюдений, в отличие от Фрейда, который в инстинктах усматривал движущие силы личности, Роджерс пришел к выводу о том, что человек по своей внутренней природе добр и его сущность ориентирована и направлена прежде всего на движение вперед — к позитивным целям. Человек стремится реализовать себя, если дать ему эту возможность раскрыть свой врожденный потенциал. Конечно, Роджерс допускал, что у людей бывают иногда злые чувства и аномальные разрушительные импульсы, но тогда человек ведет себя не в соответствии со своей внутренней природой. Роджерс утверждает, что его точка зрения на природу человека не является наивным оптимизмом, а основана на 30 летнем опыте работы психотерапевтом.

К. Роджерс, как и А. Маслоу, главным жизненным мотивом поведения человека считал его тенденцию к актуализации, представляющую собой стремление развивать все свои способности, чтобы сохранять и развивать личность. Эта фундаментальная тенденция (единственная, которая постулирована автором) может объяснить все другие мотивы — голод, половое влечение или стремление к безопасности. Все они являются только специфическими выражениями основной тенденции — сохранить себя для развития, актуализации.

Реально для человека, его мыслей и чувств, является только то, что существует в пределах его внутренних координат или субъективного мира, включающего все, что осознается в данный момент времени. Говоря феноменологически, каждый человек реагирует на события в соответствии с тем, что он чувствует, субъективно воспринимает в данный момент. Поскольку разные люди одну и ту же ситуацию могут воспринимать диаметрально противоположно, феноменологическая психология отстаивает доктрину, согласно которой психологическая реальность феноменов является исключительно функцией того, как они видятся, воспринимаются конкретными людьми. Роджерса в психологии интересует именно эта психологическая реальность (“феноменологическое поле”), а объективная реальность, по его мнению, удел изучения философов. Если мы хотим объяснить, почему человек чувствует, думает и ведет себя определенным образом, то нам следует постичь его внутренний мир, его субъективный опыт, т.е. психологическую реальность.

Поведение человека не определяется прошлыми событиями его жизни, а только тем, как человек воспринимает свое окружение здесь и сейчас. Разумеется, прошлый опыт влияет на восприятие настоящего, однако поступки человека определяет каким это прошлое воспринимается сейчас, т.е. в настоящее время.

Более того, Роджерс считал, что на поведение в большей степени влияет не прошлая история человека, а как ему видится его будущее. И наконец, он подчеркивал, что личность должна рассматриваться не только в контексте “настоящее-будущее”, но и как единый, целостный организм и это единство нельзя свести к составляющим частям его личности. Приверженность Роджерса к холистическому направлению видна практически в любом аспекте его теоретической системы.

Самым значительным элементом психологической реальности, индивидуального опыта человека является его самость, или “Я–концепция”. По сути она представляет собой систему взглядов человека на свою сущность, на то, что он из себя представляет. Кроме истинной самости (Я–реальное) и идеальной самости (Я–идеальное), Я–концепция может включать целый набор Я–образов:

родителя, супруга, студента, музыканта, руководителя и т. д.

Я–концепция является продуктом социализации человека и в процессе ее формирования ребенок, а потом уже и взрослый человек, всегда нуждается в позитивном внимании к себе со стороны своего окружения. Это внимание по Роджерсу должно быть безусловным, т.е. без всяких “если” и “но”. Человек должен восприниматься таким, какой он есть на самом деле. Именно такое безусловное позитивное внимание мы видим в любви матери к сыну вне зависимости от его проступков. Обусловленное позитивное внимание мы видим тогда, когда ребенку говорят, что если он получит отличные оценки за полугодие в школе, то ему купят какую-либо интересную для него игрушку. Такое обусловленное позитивное внимание широко распространено и в повседневной жизни взрослого человека.

Роджерс утверждает, что обусловленное позитивное внимание причиняет ущерб личностному становлению, ребенок пытается соответствовать стандартам других, а не определять для себя, кем он сам хочет быть и чего добиваться.

Роджерс полагает, что поведение человека в большей своей части согласуется (конгруэнтно) с Я–концепцией, или, по крайней мере, человек стремится к этому соответствию. Все переживания, которые согласуются с Я–концепцией хорошо осознаются и точно воспринимаются. И наоборот, переживания, находящиеся в конфликте с “Я” к осознаванию и точному восприятию не допускаются. В теории Роджерса тревога и угроза благополучию начинает возникать только тогда, когда люди начинают сознавать несоответствие Я–концепции со своим актуальным реальным состоянием. Так, если человек считает себя честным, но совершит не честный поступок, он будет ощущать тревогу с замешательством, чувством вины.

Весьма вероятна и такая ситуация, когда человек испытывает тревогу, но причин ее не осознает. Тревожный человек — это человек, который смутно осознает, что признание или символизация определенных переживаний приведет к нарушению целостности его теперешнего Я–образа. Психологические личностные защиты и призваны к сохранению целостности Я–структуры.

Если переживания человека совершенно не согласуются с Я–концепцией (неконгруэнтность), то возникает сильная тревога и у него возникает невротическое расстройство. У “невротика” психологическая защита все-таки достаточно сильна и, хотя он и нуждается в помощи психотерапевта, но Я– структура у него не является значительно нарушенной. При неэффективности психологической защиты и значительном разрушении Я–структуры у человека развивается психоз и он нуждается в помощи психиатра. Роджерс предполагает, что личностные расстройства могут возникать как неожиданно, так и постепенно. В любом случае, как только появляется серьезное несоответствие между “Я” и переживанием, защита человека перестает функционировать адекватно и ранее целостная структура Я разрушается.

Клиент–центрированная недирективная психотерапия. В терапии личностных расстройств по Роджерсу для осуществления конструктивных личностных изменений требуется наличие следующих условий:

1. Наличие психологического контакта между психотерапевтом и клиентом.

2. Клиент неконгруэнтен, уязвим и тревожен, поэтому он и обратился за помощью.

3. Психотерапевт должен быть конгруэнтным, гармоничным и искренним во взаимоотношениях со своим клиентом.

4. Психотерапевт испытывает безусловное позитивное внимание к своему клиенту. Атмосфера процесса психотерапии должна создавать уверенность у клиента, что его полностью понимают и принимают.

5. Психотерапевт испытывает эмпатическое понимание внутренних переживаний своего клиента. Психотерапевт чувствует внутренний мир пациента так, как если бы он был его собственным внутренним миром.

6. Должна произойти передача клиенту эмпатийного понимания и безусловного позитивного внимания психотерапевта. Бессмысленно испытывать подобные чувства к своему клиенту, если последний знать об этом не будет. Психотерапевт должен каждым словом, жестом стараться передать это отношение клиенту.

Роджерс утверждает, что именно клиент, а не психотерапевт, ответственен за личностный рост и результаты психотерапии. Использование автором понятия “клиент”, вместо “пациент”, подчеркивает именно признание этого. Данный подход понятен всем, кто разделяет оптимистический взгляд Роджерса на человеческую природу — при наличии правильных условий человек сам стремится к движению в сторону личностного роста, актуализации и здоровья. Психотерапия, центрированная на личности, предназначена для того, чтобы устранить несоответствие (неконгруэнтность) между переживаниями и самостью.

Группы тренинга. Группы тренинга создаются для занятий со здоровыми людьми.

Речь идет об использовании групповых форм взаимодействия людей не с терапевтическими целями, а для приобретения жизненного опыта и роста личности.

Появление такого рода психокоррекционных групп обусловлено стремлением к самовыражению, характерным для гуманистического направления. Среди таких психокоррекционных групп могут быть выделены группы организационного развития (решения определенных проблем);

группы подготовки руководителей, обучения межличностным умениям (социально–психологический тренинг);

группы личностного роста и другие. Особенно большое внимание оказанию психологического содействия росту личности групповыми методами уделял К. Роджерс (1947). Его концепция “групп встреч”, фокусированная на поиске аутентичности (подлинности) в выражении чувств, мыслей и поведения, тесно связана с его работами в области клиент–центрированной психотерапии.

При проведении занятий в группах тренинга считается, что группа это реальный мир в миниатюре. В ней существуют те же жизненные проблемы межличностных отношений, поведения, принятия решений, разрешения конфликтов и т.п. Отличие от реальности заключено лишь в том, что в этой “лаборатории” каждый может быть и экспериментатором, и предметом эксперимента. Прежде всего группа тренинга человеческих отношений (Т-группа) учит тому, как учиться. Все члены группы вовлекаются в общий процесс взаимообучения и они при этом научаются в большей мере полагаться друг на друга, чем на руководителя. Обучение тому, как учиться, включает в себя прежде всего процесс самораскрытия (расширение представлений о самом себе).

Наиболее эффективной моделью для понимания этого процесса является “окно Джогари”, названное так в честь его изобретателей Джозефа Лафта и Гарри Инграма.

Арена Видимое Неиз Слепое вестное пятно (скрытое) Окно Джогари В соответствии с моделью “Джогари” можно представить, что каждый человек заключает в себе четыре личностных зоны:

1) “Арена” — это то, что знают о мне другие и знаю я сам, или личностное пространство открытое для всех;

2) “Видимое” — это то, что известно только мне (например, мои страхи или любовные приключения), от других я это тщательно скрываю;

3) “Слепое пятно” — это то, что знают обо мне окружающие, мне это не видно (как в пословице: “В чужом глазу щепка видна, а в своем полена не замечает”;

4) “Неизвестное” — это скрытное от всех (зона подсознательного), в том числе и латентные резервные ресурсы для личностного роста.

“Окно Джогари” наглядно демонстрирует необходимость расширять контакты, увеличивать “арену”. В начале занятий “арена” обычно небольшая, а по мере нарастания сплоченности и взаимопонимания в группе она увеличивается, активизируются все лучшие личностные ресурсы. Получая сигналы обратной связи друг от друга участники группы получают возможность откорректировать собственное поведение, становятся более естественными в выражении своих чувств. Важным условием работы группы является сосредоточение внимания на принципе “здесь и сейчас”. Актуально в группе только то, что в ней происходит. Создание различных экспериментально–групповых ситуаций позволит применить полученные знания и навыки социального взаимодействия и в реальной жизни (в семье, на производстве).

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.