WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 20 |

«П.И. Сидоров А.В. Парняков ВВЕДЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ (ДОПОЛНЕННОЕ) Рекомендовано Министерством здравоохранения Российской Федерации в качестве учебника для студентов ...»

-- [ Страница 10 ] --

Гипотеза о наследуемости задатков не должна отождествляется с идеей наследственности способностей. Любые способности являются социальным приобретением личности. Это, прежде всего, касается тех способностей, для развития которых особенно важным является воспитание в соответствующей социально-культурной среде. Оно способствует формированию функциональных “органов” — прижизненно складывающихся нервно-мышечных систем, обеспечивающих функционирование соответствующих способностей.

Умственные (мыслительные) способности лежат в основе интеллекта. По определению американского психолога Векслера, создавшего в 1939 году первую систему измерения интеллекта взрослого человека, интеллект — это глобальная способность разумно действовать, рационально мыслить и хорошо справляться с жизненными обстоятельствами. В самом широком смысле слова, интеллект — это способность человека осознанно адаптироваться к окружающей среде.

По мнению Гилфорда, интеллект как многомерное явление можно оценивать по трем измерениям: как систему операций с данными (оперативно);

как сумму определенных данных (по содержанию);

по тому, к чему приводит интеллектуальная деятельность (по результатам). Тип интеллекта конкретного человека будет определяться преобладанием какой-либо комбинации из постулированных им специфических способностей.

Врожденная обусловленность интеллекта связана как с генетическими влияниями, так и физическим и психическим состоянием матери во время беременности. Адаптационная обусловленность интеллекта проявляется во влиянии на умственное развитие питания ребенка, стимуляции его интеллектуальной активности со стороны взрослых, числа детей в семье и ее социального статуса.

Попытки создать единую систему “измерения” интеллекта наталкиваются на большие сложности, так как интеллект включает в себя способности к совершению разнокачественных умственных операций. Тем не менее, тесты интеллекта получили широкое распространение. В шкале Векслера используются задания для измерения вербального и невербального интеллекта, а общий интеллектуальный показатель выражается в баллах коэффициента интеллектуальности (IQ).

Стойкое ослабление интеллекта может быть врожденным (олигофрения) и приобретенным (деменция). Нарушения интеллекта диагностируются при тестовых показателях IQ менее 70 баллов. По степени их выраженности они подразделяются на легкие, умеренные, тяжелые и глобальные нарушения интеллекта.

Использование прежних названий степеней слабоумия (дебильность, имбецильность, идиотия) не рекомендуется по деонтологическим соображениям.

Вопросы для самопроверки 1. Как дать определение способностей и задатков способностей?

2. Как дать классификацию способностей у человека? Какая существует взаимосвязь между основными способностями?

3. Как развиваются социальные способности? Как рассматривается их анатомо физиологическая основа?

4. Что собой представляет интеллект? Что значит адаптивная роль интеллекта? Как связан интеллект с психофизиологическими способностями человека обработки информации?

5. Что собой представляет генеральный фактор интеллекта Спирмена и первичные умственные потенции Терстоуна?

6. Как описывается структура интеллекта психологом Гилфордом?

7. Что собой представляют врожденная и адаптационная обусловленность интеллекта?

8. Какие хромосомные аномалии сопровождаются задержками умственного развития?

9. Как дать определение коэффициента интеллектуальности? Как рассчитывается этот коэффициент в шкалах Векслера?

10. Какие основные разновидности стойкого ослабления интеллекта выделяют? При каких заболеваниях чаще они встречаются?

11. Как квалифицируются градации выраженности нарушений интеллекта?

ГЛАВА ТЕМПЕРАМЕНТ Темперамент — это характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности, т.е. темпа, ритма, интенсивности отдельных психических процессов и состояний.

В структуре темперамента можно выделить три главных компонента: общую активность индивида, его двигательные проявления и эмоциональность. Свойства темперамента к числу собственно личностных качеств человека можно отнести только условно и они скорее составляют индивидные его особенности, т.к. в основном они биологически обусловлены и являются врожденными. Тем не менее, темперамент оказывает существенное влияние на формирование характера и поведения человека, поэтому полностью отделить темперамент от личности нельзя.

Темперамент является динамической стороной характера, его физиологической основой. Таким образом, под темпераментом следует понимать индивидуально своеобразные свойства психики, определяющие динамику психической деятельности человека, которые одинаково проявляются в разнообразной деятельности независимо от ее содержания, целей, мотивов и остаются почти неизменными в процессе жизни.

Намеренно изменить темперамент, полученный человеком от природы нельзя.

Изменение стилевых характеристик поведения может происходить за счет фармакологических или физиологических (например, влияние утомления или болезни) факторов, затрагивающих нервную систему. Наблюдения за людьми, которые перенесли эпидемический энцефалит во время пандемии 1915–1920 гг., показали, что это заболевание, хотя преимущественно поражаются субкортикальные нервные узлы, значительно изменяет личность и в частности темперамент. Иногда изменениями в особенностях темперамента сопровождаются возрастные сдвиги в организме.

Особенности темперамента могут также маскироваться или компенсироваться за счет овладения навыками саморегуляции.

ГУМОРАЛЬНЫЕ ТЕОРИИ ТЕМПЕРАМЕНТА Родоначальниками учения о темпераментах были врачи Гиппократ (5 в. до н.э.) и Клавдий Гален (2 в. до н.э.). Они создали в сущности гуморальную (от лат.

humor — влага, сок) теорию темперамента, научное объяснение которой с точки зрения высшей нервной деятельности дал И.П. Павлов.

Название “темперамент” происходит от латинского слова temperamentum, что значит “надлежащее соотношение частей”. Древнегреческий врач Гиппократ полагал, что у одних людей в теле преобладает желчь (chole), у других — больше всего крови (sanguinis), у третьих — особенно много слизи (phlegma), их и, наконец, у четвертых — наибольшее количество черной желчи (melanos chole).

Четыре из девяти выделенных К. Галеном типов темперамента и в наше время рассматриваются как основные: холерик (бурный, порывистый, горячий и резкий), сангвиник (живой, подвижный, эмоциональный и отзывчивый), флегматик (спокойный, вяловатый, медлительный и устойчивый) и меланхолик (грустный, подавленный, робкий и нерешительный).

В течение многих столетий, прошедших со времен античной науки, выдвигались различные гипотезы, имевшие целью объяснить причину различий по динамическим проявлениям психики. Но и в новое время многие также разделяли позицию сторонников гуморальных теорий. Так, немецкий философ И. Кант (1789) считал, что природной основой темперамента являются качественные особенности крови. Близка к такой точке зрения и идея русского врача и педагога П.Ф. Лесгафта о том, что в основе проявлений темперамента в конечном итоге лежат свойства системы кровообращения, в частности толщина и упругость стенок кровеносных сосудов, диаметр их просвета, строение сердца и т.д. Быстрота и сила кровотока, согласно его теории, определяют скорость обмена веществ и в конечном итоге индивидуальные характеристики темперамента как меры возбудимости организма и продолжительности его реакций при действии внешних и внутренних стимулов.

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ТЕОРИИ ТЕМПЕРАМЕНТА С течением времени данные о реальности существования основных типов темперамента накапливались, но основания для их классификации все еще оставались неясными. Первые конституционные теории темперамента опирались на наглядно различимые признаки, связанные со строением человеческого тела.

Наиболее известная из них принадлежит немецкому психиатру Эрнесту Кречмеру (1888-1964), который обосновывал представления о том, что психические свойства человека определяются его морфологической конституцией.

Типология Кречмера. Кречмер на основе клинических наблюдений выделил четыре типа телосложения, при которых наблюдается наследственная предрасположенность к большей или меньшей выраженности психического склада, свойственного больным шизофренией, эпилепсией и циклотимией (маниакально депрессивным психозом). На основе типов темперамента (биологический тип человека) Кречмер описывал характер и специальные способности личностей.

1. Астенический тип конституции (лептосоматик, от греч. leptos — хрупкий) характеризуется длинной и узкой грудной клеткой, длинными конечностями, слабой мускулатурой, удлиненным лицом и соответствует шизоидному (шизотимическому) темпераменту.

Шизотимики аутистичны, т.е. погружены в себя, замкнуты, проявляют склонность к чрезмерной абстракции и плохо приспосабливаются к окружению.

Последнее часто обуславливается наличием в той или иной степени эмпатического дефекта, что проявляется в неумении распознавать эмоции окружающих.

Их собственные эмоционально-психические особенности колеблются вдоль “психэстетической” шкалы — от чрезмерной ранимости и раздражительности до бесчувственной холодности и тупого “деревянного” равнодушия. Поэтому среди шизотимиков Кречмером выделялись подтипы: гперестетический (чрезмерно чувствительный, тактичный, деликатный, тонкое понимание эстетической формы, идеалист);

шизотимный средний (холодно последовательный, энергичный, аристократичный) и анестетический (бесчувственный, равнодушно-холодный, педантичный).

Психэстетическая пропорция — эмоциональность по типу “дерево–стекло” с примерно равной выраженностью анестетического и гперестетического полюсов при трудно предсказуемых с точки зрения обыденного здравого смысла реакциях. Человек может остаться равнодушным к смерти близкого человека и горько рыдать над сломанным деревцем. Это хрупкие и ранимые личности легко переходящие от обиды (проявляемой или скрытой) к радости (с оттенком экзальтации), но без тонкой дифференциации эмоциональной реакции в зависимости от значимости раздражителя.

2. Пикнический тип конституции (греч. pyknos — толстый, плотный) характеризуется широкой грудью, коренастой, широкой фигурой, полнотой, круглой головой, короткой шеей и соответствует циклоидному (циклотимическому) темпераменту.

Циклотимики общительны, реалистично смотрят на мир и имеют перепады настроения, идущие вдоль “диатетической” шкалы, т.е. от постоянно повышенного, веселого настроения у маниакальных субъектов до постоянно сниженного, печального настроения у депрессивных.

Диатетическая пропорция — это то, что принято относить к эмоциональной норме, т.е. эмоциональному реагированию, соответствующему силе и значимости раздражителя, с психологической понятностью эмоциональной реакции. Эмоциональные привязанности, их глубина естественным образом ранжируются в зависимости от биологической близости, личной или социальной значимости объекта. Важным признаком диатетической пропорции является способность к сопереживанию и участию, но без назойливости и гротескной альтруистичности.

Среди циклотимиков Кречмером выделялись подтипы: гипоманический (веселый, полный планов, настойчивый, общительный);

практический (реалист, активный, с чувством юмора, настроение неустойчивое — промежуточное между манией и депрессией);

депрессивный (хмурый, тугодум, заботливый, общительный с потребностью в понимании).

3. Атлетический тип конституции (греч. athlon — борьба, схватка) характеризуется сильной мускулатурой, пропорциональным телосложением, широким плечевым поясом, узкими бедрами и соответствует иксотимическому (греч. ixos — тягучий), эпилептоидному темпераменту.

Эпилептоиды характеризуются сдержанной мимикой и жестами, они внешне спокойны и невозмутимы, но временами возникают неадекватные поводу вспышки гнева и ярости (происходит постепенное “накопление” раздражения и неудовольствия с пароксизмальной “разрядкой”). Отличаются невысокой гибкостью мышления, мелочны и трудно приспосабливаются к перемене обстановки.

4. Диспластический тип конституции (греч. dis — плохо, plastos — сформированный) характеризуется неправильным, плохо сформированным телосложением. Нередко наблюдаются психопатические психические отклонения.

Наибольшее признание в литературе получили два первых типа темперамента — шизотимики и циклотимики. По данным ряда исследований атлетический и диспластический типы имеют меньше характерных черт и не слишком специфические психические корреляции. Есть данные, что пикники, как правило циклотимики, а астеники и атлеты — почти исключительно шизотимики.

Типология Шелдона. К морфологическим теориям темперамента относится и концепция американского врача и психолога У. Шелдона (1942), который выделяет три основных типа соматической конституции: эндоморфный (преобладающее развитие внутренних органов, слабое мешковатое телосложение с избытком жировой ткани), мезоморфный (развитость мышечной ткани, сильное крепкое тело) и эктоморфный (хрупкое телосложение, слабая мускулатура, длинные руки и ноги). Эти термины произошли от названий зародышевых листков.

Из биологии известно, что из внутреннего зародышевого листка (эндодермы) развиваются внутренние органы, из среднего (мезодермы) — кости, мышцы, сердце, кровеносные сосуды, а из внешнего (эктодермы) — волосы, ногти, рецепторный аппарат, нервная система и мозг. Для соматотипирования отдельного человека Шелдон использовал 7-бальную оценку степени выраженности каждого компонента. Например, соматотип 4-6-1 имеет приблизительно среднюю степень эндоморфии, высокую выраженность мезоморфии и полное отсутствие эктоморфии. Соответственно крайний эндоморф описывается формулой 7-1-1;

крайний мезоморф — 1-7-1 и крайний эктоморф — 1-1-7.

Чтобы получить компоненты темперамента, Шелдон на основании изучения литературы по психологии личности (650 названий черт) составил окончательный список из 50 личностных черт. Имея в виду данный список и семи–бальную оценку выраженности каждой черты, он в течение года (психологические методики, беседы, анкеты и др.) обследовал 33 человека. В дальнейшем математическая обработка показала, что среди обследованных существуют три группы людей (положительный коэффициент корреляции между чертами личности и телосложением от 0,6 и выше), которым он дал наименование: висцеротония, соматотония и церебротония. Позднее он расширил список черт каждой группы и провел большую работу по исследованию связей и зависимостей между соматотипом и темпераментом у 200 взрослых мужчин.

Шкала темпераментов по У. Шелдону Висцеротония Соматотония Церебротония 1. Расслабленность в осанке и 1. Уверенность в осанке и 1. Сдержанность манер и дви движениях движениях жений, скованность осанки 2. Любовь к физическому 2. Любовь к физическим 2. Чрезмерная физиоло комфорту нагрузкам гическая реактивность 3. Медленная реакция 3. Энергичность 3. Повышенные реакции 4. Пристрастие к еде 4. Потребность в движениях 4. Склонность к интимности 5. Социализация пищевой 5. Стремление к господству, 5. Склонность к рассуж потребности жажда власти дениям, внимание усилено 6. Удовольствие от пище- 6. Склонность к риску и игре 6. Скрытность чувств, их варения случая самоконтроль 7. Любовь к компаниям, 7. Решительные манеры 7. Самоконтроль мимики дружеским излияниям 8. Социофилия (склонность к 8. Храбрость 8. Социофобия (страх перед общественной жизни) общественными контактами) 9. Приветливость со всеми 9. Сильная агрессивность 9. Затруднения в контактах 10. Жажда похвалы и 10. Психологическая не- 10. Трудность приобретения одобрения чувствительность, черствость новых привычек и навыков 11. Ориентация на окру- 11. Клаустрофобия (страх 11. Агрофобия (страх от жающих замкнутого пространства) крытого пространства) 12. Эмоциональная ровность 12. Отсутствие сострадания 12. Неумение предвидеть отношение к себе других 13. Терпимость 13. Громкий голос 13. Тихий голос, боязнь вызвать шум 14. Безмятежная удовле- 14. Спартанское безразличие к 14. Чувствительность к боли творенность боли 15. Глубокий сон 15. Шумное поведение 15. Недостаточный сон 16. Отсутствие взрывных 16. Внешний вид со- 16. Юношеская живость эмоций и поступков, ответствует более пожилому манер и внешнего вида бесхарактерность возрасту 17. Легкость в общении и 17. Экстраверсия в поступках, 17. Концентрированное, выражении чувств;

висцеро- но скрытность в чувствах скрытное и субъективное тоническая экстраверсия (горизонтальное психическое мышление (вертикальное раздвоение);

соматотониче- психическое раздвоение);

ская экстраверсия церебротоническая интроверсия 18. Общительность и рас- 18. Агрессивность и са- 18. Устойчивость к действию слабленность в состоянии модовольство в состоянии алкоголя и других опьянения опьянения депрессантов 19. Потребность в людях в 19. Потребность к действию в 19. Потребность в уединении тяжелую минуту тяжелую минуту в тяжелую минуту 20. Ориентация на детей и 20. Ориентация на юношеские 20. Ориентация к поздним семью цели и занятия периодам жизни Корреляции с телосложением ЭНДОМОРФИЗМ, МЕЗОМОРФИЗМ, ЭКТОМОРФИЗМ, r=+0,79 r=+0,82 R=+0, (Крупные внутренние органы (Преобладание соматических (Худощавость, плоская и слабые соматические струк- структур) грудная клетка) туры) Из приведенной выше таблицы психодинамических характеристик людей с разными типами темперамента видно, что в представление о темпераменте Шелдон включает не только формально-динамические, но и содержательные характеристики личности, тем самым проводя идею об их наследственной обусловленности. В исторической антропологии, как и в психологии, концепции Э. Кречмера и У. Шелдона, а также ряда других конституционных теорий (Rostan L., 1824;

Pende N., 1912;

Sigaud C., 1914) неоднократно подвергались критическому анализу. Однако, до настоящего времени конституционные типологии продолжают оказывать влияние на психологию дифференциальных различий.

ТИП ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ТЕМПЕРАМЕНТ Основным недостатком гуморальных и морфологических теорий является то, что они принимают в качестве первопричины поведенческих проявлений темперамента такие системы организма, которые не обладают необходимыми для этого свойствами.

И.П. Павлов (1949) обратил внимание на зависимость темперамента от типа нервной системы. Изучая три основных параметра процессов возбуждения и торможения (сила–слабость, подвижность–инертность, уравновешенность– неуравновешенность), Павлов установил, что из большого числа возможных их сочетаний в природе чаще встречаются четыре наиболее ярко выраженных типа нервной системы, из которых три сильных (безудержный, живой, спокойный) и один слабый. Их проявления в поведении Павлов поставил в прямую связь с античной классификацией темперамента. Сильный, уравновешенный, подвижный тип нервной системы рассматривался им как соответствующий темперамент сангвиника (пример — А.И. Герцен);

сильный, уравновешенный, инертный — темперамент флегматика (пример — И.А. Крылов, М.И. Кутузов);

сильный, неуравновешенный — темперамент холерика (пример — А.С. Пушкин, А.В. Суворов);

слабый — темперамент меланхолика (пример — Н.В. Гоголь).

Кроме того, в зависимости от преобладания тех или иных сигнальных систем И.П.

Павлов выделил три “истинно человеческих типа”: мыслительный (преобладает вторая сигнальная система), художественный (преобладает первая сигнальная система) и средний (уравновешенность сигнальных систем).

1) Сила нервных процессов (возбуждения и торможения), которые в зависимости от работоспособности корковых клеток могут быть сильными или слабыми. О силе нервной системы у человека говорит его высокая работоспособность, достаточная степень сдержанности в выражении чувств, умение ждать и выслушивать других, инициатива и настойчивость в достижении цели, организаторские способности и стремление к руководству. О слабости нервной системы будут говорить противоположные свойства, т.е. повышенная утомляемость, недостаточная инициативность, отсутствие выносливости как к психическим травмам, так и к физическому напряжению, внушаемость, плаксивость, боязливость, чувство неполноценности.

2) Подвижность нервных процессов, т.е. быстрота их возникновения и прекращения. В зависимости от этого нервные процессы могут быть подвижными (лабильными) или малоподвижными (инертными). Критериями подвижности нервных процессов являются быстрое или медленное привыкание к новой обстановке и реакции на жизненные перемены, мыслительная подвижность и подвижность моторики и речевой артикуляции, быстрота засыпания и пробуждения, отсутствие затруднения при начале какого-либо дела и окончании его.

3) Уравновешенность нервных процессов. Об уравновешенности нервных процессов свидетельствуют дисциплинированность, отсутствие наклонности к раздражительности, колебаниям настроения и аффективным вспышкам. О неуравновешенности свидетельствуют невыносимость к ожиданию и нарушения сна.

Мыслительный тип характеризуется преобладанием рассудочной деятельности с постоянно проявляемыми тенденциями к сравнению, анализу, синтезу, обобщению и абстракции. Впрочем, тенденции к рассуждательству не всегда свидетельствуют о высоком интеллекте, однако у таких людей обнаруживается интерес к отвлеченным наукам (математике, философии, логике и др.).

Художественный тип характеризуется преобладанием чувственной сферы над рассудочной. Эти люди склонны к конкретному образному мышлению, проявляют интерес и способности к различным видам искусства.

К среднему типу, который характеризуется отсутствием преобладания второй или первой сигнальной системы, относится большинство (80%) людей.

ДИАГНОСТИКА ТЕМПЕРАМЕНТА Отечественные психологи (Теплов Б.М., Небылицин В.Д., Мерлин В.С. и др.) отмечают, что первостепенное научное значение работ И.П. Павлова заключается в выяснении роли свойств нервной системы как первичных и самых глубоких параметров психофизиологической организации индивидуума. Однако, современные исследования показывают, что сама структура свойств нервной системы как нейрофизиологических измерений темперамента много сложнее, чем это представлялось ранее, а число комбинаций этих свойств гораздо больше, чем это предполагалось И.П. Павловым.

Темперамент характеризует динамику психических процессов и состояний личности по определенным признакам, которые В.С. Мерлин (1973) назвал основными свойствами темперамента. К ним относятся: сенситивность, реактивность, активность, соотношение активности и реактивности, темп реакций, пластичность—ригидность, экстраверсия—интроверсия, эмоциональная возбудимость.

Сенситивность — это чувствительность психики, характеризуется наименьшей силой раздражителя, вызывающего какую-либо психическую реакцию.

У сенситивных людей ощущения возникают быстро и при незначительной интенсивности раздражителя, у них высокая чувствительность.

Реактивность — это свойство, характеризующее степень непроизвольности реакций на внешние или внутренние воздействия одинаковой силы (например, критика, резкий неожиданный звук и т.д.). При высокой реактивности у человека высоки и скоростные параметры возникновения ощущений, восприятия и воспроизведения.

Активность — это свойство, которое проявляется в энергичности, с какой человек воздействует на внешний мир и преодолевает препятствия при осуществлении целей (выраженность целенаправленности и настойчивости в деятельности, сосредоточенность внимания).

Соотношение активности и реактивности свидетельствует о том, насколько поведение и деятельность человека зависят от случайных обстоятельств (настроения, эмоциональных реакций) или от целей, намерений, стремлений, убеждений человека (т.е. насколько велик элемент случайности в его деятельности).

Темп реакций — это свойство характеризует быстроту протекания психических процессов: познавательных, эмоциональных, волевых, а также речи и двигательных реакций и действий. Наибольшее значение в клинике здесь имеет оценка скорости мышления (оценивается на основании скорости появления ассоциаций и скорости речи), а также скорости двигательных актов (быстродействие, “шустрость” в движениях, а также быстрота выполнения обыденных действий типа умывания или одевания).

Пластичность-ригидность. Пластичность характеризуется легкостью, гибкостью приспособления человека к изменениям среды и жизни, деятельности.

Ригидность (персеверация), напротив, характеризуется инертностью, неспособностью быстро приспосабливаться к любым изменениям, стереотипностью поведения. Описано много видов ригидности (персеверации): сенсорная (пролонгирование ощущения после прекращения действия стимула, сюда относятся последовательные образы), моторная (трудность перестройки двигательных навыков), эмоциональная, персеверация представлений памяти, персеверация в сфере мышления (инерция суждений, способов решения задач).

Экстраверсия-интроверсия. Представления об экстра—интроверсии первоначально возникли как чисто описательные характеристики поведения (включаются в английские словари начиная с 1755 г.). Данные свойства темперамента выражаются в обращении человека преимущественно во внешний мир (экстраверсия) или во внутренний мир образов, мыслей и чувств (интроверсия).

От этой преимущественной направленности зависят особенности реагирования и деятельности людей, их общительность или замкнутость. Благодаря Карлу–Густаву Юнгу (1875–1961), швейцарскому психиатру и психологу, предложившему соответствующую типологию характеров, термины экстра– и интроверсия получили широкую известность.

Эмоциональная возбудимость — это сложное свойство психики, характеризующее как минимальную силу воздействия, необходимого для возникновения эмоциональной реакции, так и скорость, с которой она возникает и угасает.

Эмоциональную возбудимость в угрожающей ситуации Мерлин В.С. (1973) определяет как тревожность. Понятие тревожность обозначает особое состояние и свойство темперамента. Состояние тревожности (как реакция на ситуацию) характеризуется неприятными ощущениями беспокойства, напряженности, нервозности, чувством опасности, неясной угрозы, которое сопровождается активацией вегетативной нервной системы. Тревожность как свойство темперамента состоит в склонности, предрасположенности к состоянию тревожности в различных угрожающих ситуациях (Spielberger Ch., 1972).

К сфере эмоциональности принадлежит фактор нейротицизма (невротизма) — эмоциональная возбудимость-стабильность (Eysenck H., 1970). Лица с высокими значениями по фактору отличаются эмоциональной лабильностью, гиперреактивностью и медленным возвратом к исходному состоянию после эмоциональных переживаний и часто жалуются на различные недомогания:

головные боли, бессонницу, нарушения пищеварения и т.д. Характерно преобладание отрицательных эмоций — беспокойства, тревоги и др.

Предполагается, что высокий нейротицизм является предпосылкой невротических расстройств, хотя высокие значения по фактору не обязательно сопряжены с неврозом.

Гансом Юргеном Айзенком (Eysenck H.J.) был предложен опросник (57 вопросов) с помощью которого можно определить структуру темперамента (личности) по двум факторам: экстраверсия–интроверсия и нейротизм–эмоциональная стабильность. В году он предположил, что существует также третье важное измерение (черта) личности — психотизм. Последующий анализ психотизма (последний вариант опросника содержит 101 вопрос) показал, что один полюс этой переменной связан с такими чертами личности как альтруизм, социабельность, способность к эмпатии, конвенционализм, конформизм.

Другой полюс этой же переменной связан с такими чертами личности, как криминальность, импульсивность, психопатия, шизоидность, депрессивность, аффективные расстройства, шизоаффективность и шизофрения.

Рассмотренные свойства в сложном их взаимодействии прослеживаются в каждом из четырех классических типов темперамента. Кроме того, психологи склоняются к представлению, что при классификации темпераментов нужно также учитывать и индивидуальную склонность реагировать на ситуацию преимущественно одной из врожденных эмоций. Как показали исследования, человек со слабым типом нервной системы (меланхолик) особо склонен к реакции страха;

с сильным (холерик) — к гневу и ярости, сангвиник — к положительным эмоциям, а флегматик вообще не склонен к бурному эмоциональному реагированию, хотя и тяготеет к эмоциям положительным. По мнению психологов А. Томаса и С. Чесса к существенным составляющим темперамента следует также относить ритмичность, регулярность появления у человека определенных поведенческих реакций типа чувства голода или половой потребности, а также их продолжительность (например, длительность сна).

Польский психолог Я. Стреляу (1982) описывает основные типы темперамента с учетом склонности к определенной эмоциональной реакции следующим образом.

Сангвинический темперамент. Человек с этим темпераментом отличается повышенной реактивностью и активностью при их уравновешенности. Он живо и с большим возбуждением откликается на каждое событие, легко увлекается новым делом. Эмоции возникают и сменяются у него быстро, мимика и пантомимика живые и выразительные. По незначительному поводу он громко хохочет, а несущественный факт может сильно его рассердить. У него высокий порог чувствительности, поэтому он не замечает очень слабых звуков и световых раздражителей. Обладает повышенной активностью и в силу этого очень энергичен и работоспособен, мало утомляется. Реактивность и активность сбалансированы, поэтому его легко дисциплинировать, он без труда сдерживает свои реакции и чувства. Высокая пластичность позволяет ему легко приспосабливаться к новой обстановке и новым требованиям, быстрому переключению внимания, интересов и стремлений. У сангвиника высокий темп реакции. Он проявляется в общей подвижности, в речи, в быстроте ориентировки, сообразительности, гибкости мышления. Как правило, он в большей степени откликается на внешние впечатления, чем на субъективные образы и представления о прошлом и будущем, яркий экстраверт.

Холерический темперамент. Как и сангвиник, отличается малой чувствительностью, высокой реактивностью и активностью. Но у холерика реактивность явно преобладает над активностью, поэтому он необуздан, несдержан, вспыльчив, нетерпелив, порывист. Он менее пластичен и более инертен, чем сангвиник. Отсюда большая устойчивость стремлений и интересов, большая настойчивость, возможны затруднения в переключении внимания. Холерики — скорее экстраверты.

Флегматический темперамент. Это человек с высокой активностью, значительно преобладающей над малой реактивностью. Только очень сильные впечатления могут вывести его из равновесия и заставить проявить свои переживания. Он обладает малой чувствительностью и эмоциональностью, его трудно рассмешить или опечалить. У флегматика чувства возникают медленно, но длительно сохраняются, аффектов не бывает, мимика и жесты однообразны, маловыразительны. Он не ненаходчив, с трудом переключает внимание, привыкает к новой обстановке и перестраивает навыки и привычки. Флегматики — интроверты. На внешние впечатления реагируют неярко, живут в мире своих образов, мыслей и переживаний. С новыми людьми сходятся с трудом, не любят компаний, не стремятся быть в центре внимания.

Меланхолический темперамент. Это человек с высокой чувствительностью и малой реактивностью. Повышенная чувствительность при большой инертности приводит к тому, что незначительный повод может вызвать у него слезы, обиду.

Настроения у него возникают медленно, но устойчивы, отличаются глубиной и часто носят астенический характер. Мимика и движения его маловыразительны, голос тихий, движения бедные. Он не умеет и не любит работать быстро, без отдыха, легко утомляется. Обычно в себе всегда неуверен, особенно в новой обстановке. В привычной обстановке может быть очень контактным, отличается тактичностью, считается с чувствами других людей. Ему присуще легко отвлекаемое и неустойчивое внимание, замедленный темп всех психических процессов. Среди меланхоликов большинство — интроверты.

Опросник Я. Стреляу Предназначен для определения типов темперамента. Испытуемому предлагается отметить знаком “+” те утверждения, с которыми он согласен, знаком “—” те, с которыми не согласен, знаком “±” 1. Легко ли Вы сходитесь с людьми?

2. Способны ли Вы воздержаться от того или иного действия до момента, пока не получите соответствующего распоряжения?

3. Достаточно ли Вам непродолжительного отдыха для восстановления после утомительной работы?

4. Умеете ли Вы работать в неблагоприятных условиях?

5. Воздерживаетесь ли Вы во время спора от неделовых, эмоциональных аргументов?

6. Легко ли Вам втянуться в работу после длительного перерыва, например, после отпуска или каникул?

7. Забываете ли Вы об усталости, если работа Вас полностью поглощает?

8. Способны ли Вы, поручив кому-нибудь определенную работу, терпеливо ждать ее окончания?

9. Засыпаете ли Вы легко и одинаково, ложась спать в разное время суток?

10. Умеете ли Вы хранить тайну, если Вас об этом просят?

11. Легко ли Вам возвращаться к работе, которой Вы не занимались несколько недель или месяцев?

12. Умеете ли Вы терпеливо объяснять?

13. Любите ли Вы работу, требующую умственного напряжения?

14. Вызывает ли у Вас монотонная работа скуку или сонливость?

15. Легко ли Вы засыпаете после сильных переживаний?

16. Способны ли Вы, когда требуется, воздерживаться от проявлений своего превосходства?

17. Ведете ли Вы себя естественно в присутствии незнакомых людей?

18. Трудно ли Вам сдержать злость или раздражение?

19. В состоянии ли Вы владеть собой в тяжелые минуты?

20. Умеете ли Вы, если требуется, приспособить свое поведение к поведению окружающих?

21. Охотно ли Вы беретесь за ответственную работу?

22. Влияет ли обычно окружение на Ваше настроение?

23. Способны ли Вы переносить поражения?

24. Разговариваете ли Вы в присутствии кого-либо, чьим мнением особенно дорожите, столь же свободно, как обычно?

25. Вызывает ли у Вас раздражение неожиданные изменения в Вашем распорядке дня?

26. Есть ли у Вас на все “готовые ответы”?

27. В состоянии ли Вы вести себя спокойно, когда ждете важного решения (например, результат вступительных экзаменов)?

28. Легко ли Вы организуете первые дни своего отпуска, каникул?

29. Обладаете ли Вы так называемой “быстротой реакции”?

30. Легко ли Вы приспосабливаете свою походку или манеру есть к походке или манере есть людей более медлительных?

31. Быстро ли Вы засыпаете?

32. Охотно ли Вы выступаете на собраниях, семинарах?

33. Легко ли Вам испортить настроение?

34. Трудно ли Вам оторваться от работы?

35. Умеете ли Вы воздерживаться от разговора, если это мешает другим?

36. Легко ли Вас спровоцировать на что-либо?

37. Легко ли Вы срабатываетесь с людьми?

38. Всегда ли, если Вам предстоит что-нибудь важное, Вы обдумываете свои поступки?

39. В состоянии ли Вы, читая текст, проследить с начала до конца ход мыслей автора?

40. Легко ли Вы вступаете в разговор с попутчиками?

41. Воздерживаетесь ли Вы от доказательства неправоты собеседника, если это по тем или иным причинам нецелесообразно?

42. Охотно ли Вы беретесь за работу, требующую большой ловкости рук?

43. В состоянии ли Вы изменить уже принятое решение, учитывая мнение других?

44. Быстро ли Вы привыкаете к новой системе работы?

45. Можете ли Вы работать ночью, если работали днем?

46. Быстро ли Вы читаете беллетристику?

47. Часто ли Вы отказываетесь от своих намерений, если возникает препятствие?

48. Умеете ли Вы держать себя в руках, если этого требуют обстоятельства?

49. Просыпаетесь ли Вы обычно быстро, без труда?

50. В состоянии ли Вы воздержаться от моментальной, импульсивной реакции?

51. Трудно ли Вам работать при шуме?

52. Умеете ли Вы, когда это необходимо, воздерживаться от того, чтобы “резать правду матку”?

53. Успешно ли Вы сдерживаете волнение перед экзаменом, встречей с начальством?

54. Любите ли Вы частые перемены?

55. Быстро ли Вы привыкаете к новой среде?

56. Восстанавливаете ли Вы силы полностью после ночного отдыха, тяжело проработав весь предыдущий день?

57. Избегаете ли Вы занятий, требующих выполнения в непродолжительный срок разнородных действий?

58. Самостоятельно ли Вы обычно боретесь с трудностями?

59. Перебиваете ли Вы собеседника?

60. Прыгнули бы Вы в воду, не умея плавать, чтобы спасти утопающего?

61. В состоянии ли Вы напряженно работать, заниматься?

62. Можете ли Вы воздержаться от неуместных замечаний?

63. Имеет ли для Вас значение постоянное место на работе, за столом, на лекции?

64. Легко ли Вам переходить от одного занятия к другому?

65. Взвешиваете ли Вы все “за” и “против”, прежде чем принять важное решение?

66. Легко ли Вы преодолеваете препятствия?

67. Заглядываете ли Вы в чужие письма, вещи?

68. Скучно ли Вам во время стереотипных (всегда одинаково протекающих) действий, занятий?

69. Соблюдаете ли Вы правила поведения в общественных местах?

70. Воздерживаетесь ли Вы во время разговора, выступления или ответа от лишних движений и жестикуляции?

71. Любите ли Вы оживленную обстановку?

72. Любите ли Вы деятельность, требующую больших усилий?

73. В состоянии ли Вы длительное время сосредотачивать внимание на выполнении определенной задачи?

74. Любите ли Вы работу, требующую быстрых движений?

75. Умеете ли Вы владеть собой в трудных жизненных ситуациях?

76. Встаете ли Вы, если нужно, сразу же после того, как проснулись?

77. Способны ли Вы, если требуется, окончив полученную работу, терпеливо ждать пока не кончат свою работу другие?

78. Способны ли Вы после того, как увидели что-то неприятное, действовать столь же четко, как и обычно?

79. Быстро ли Вы просматриваете ежедневные газеты?

80. Случается ли Вам говорить так быстро, что Вас трудно понять?

81. Можете ли Вы, не выспавшись, нормально работать?

82. В состоянии ли Вы длительное время работать без перерыва?

83. В состоянии ли Вы работать, если у Вас болит голова, зуб и т.п.?

84. В состоянии ли Вы спокойно окончить работу, зная, что Ваши товарищи развлекаются и ждут Вас?

85. Отвечаете ли Вы, как правило, быстро на неожиданные вопросы?

86. Говорите ли Вы обычно быстро?

87. Можете ли Вы спокойно работать, если ждете гостей?

88. Легко ли Вы меняете свое мнение под влиянием убедительных аргументов?

89. Терпеливы ли Вы?

90. Умеете ли Вы приспособится к ритму работы более медлительного человека?

91. Умеете ли Вы спланировать работу, чтобы выполнить несколько совместных действий?

92. Может ли веселая компания изменить Ваше подавленное настроение?

93. Умеете ли Вы без особого труда выполнить несколько действий одновременно?

94. Сохраняете ли Вы психологическое равновесие, когда являетесь свидетелем несчастного случая на улице?

95. Любите ли Вы работу, требующую множества разнообразных манипуляций?

96. Сохраняете ли Вы спокойствие, когда страдает кто-нибудь из близких Вам людей?

97. Самостоятельны ли Вы в трудных жизненных ситуациях?

98. Свободно ли Вы себя чувствуете в большой или незнакомой компании?

99. Можете ли Вы сразу прервать разговор, если это требуется (например, начало сеанса, лекции)?

100. Легко ли Вы приспосабливаетесь к методам работы других?

101. Любите ли Вы часто менять род работы?

102. Склонны ли Вы брать инициативу в свои руки, если случается что-нибудь из ряда вон выходящее?

103. Воздерживаетесь ли Вы от неуместных улыбок?

104. Начинаете ли Вы работать сразу интенсивно?

105. Решаетесь ли Вы выступить против общепринятого мнения, если Вам кажется, что Вы правы?

106. В состоянии ли Вы преодолеть временную депрессию?

107. Засыпаете ли Вы с трудом, сильно устав от умственной работы?

108. В состоянии ли Вы долго ждать (например, в очереди)?

109. Воздерживаетесь ли Вы от вмешательства, если заранее известно, что оно ни к чему не приведет?

110. В состоянии ли Вы спокойно аргументировать во время резкого разговора?

111. В состоянии ли Вы мгновенно реагировать в неожиданном положении?

112. Ведете ли Вы себя тихо, если об этом попросят?

113. Соглашаетесь ли Вы без особых внутренних колебаний на болезненные врачебные процедуры?

114. Умеете ли Вы интенсивно работать?

115. Охотно ли Вы меняете места отдыха, развлечения?

116. Трудно ли Вам привыкнуть к новому распорядку дня?

117. Спешите ли Вы на помощь в несчастных случаях?

118. Воздерживаетесь ли Вы от выкриков, жестов на спортивных матчах, в цирке?

119. Любите ли Вы работу, занятия, требующие частых разговоров с разными людьми?

120. Владеете ли Вы своей мимикой (гримасы, иронические усмешки и т.п.)?

121. Любите ли Вы работу, требующую четких, энергичных действий?

122. Считаете ли Вы себя смелым?

123. Прерывается ли у Вас голос (Вам трудно говорить) в необычной ситуации?

124. Умеете ли Вы преодолевать уныние, вызванное неудачей?

125. Если Вас об этом просят, в состоянии ли Вы долгое время стоять (сидеть) спокойно?

126. В состоянии ли Вы подавить свое веселье, если это может кого-нибудь задеть?

127. Легко ли Вы переходите от печали к радости?

128. Легко ли Вас вывести из себя?

129. Соблюдаете ли Вы без особого труда обязательные в Вашей среде правила поведения?

130. Любите ли Вы выступать публично?

131. Приступаете ли Вы к работе обычно быстро, без длительной подготовки?

132. Готовы ли Вы прийти на помощь другому, рискуя жизнью?

133. Энергичны ли Ваши движения?

134. Охотно ли Вы выполняете общественную работу?

Обработка результатов: совпадение ответа с кодом ключа оценивается в 2 балла, несовпадение 0 баллов, неопределенный ответ 1 балл.

Ключ.

Сила по возбуждению (реактивность).

Ответы “+”: 3, 4, 7, 13, 15, 17, 19, 21, 23, 24. 32, 37, 39, 45, 46, 56, 58, 60, 61, 66, 72, 73, 78, 81, 82, 83, 94, 97, 98, 102. 105, 106, 113, 114, 117, 121, 122, 124, 130, 132, 133, 134.

Ответы “—”: 47, 51, 107, 123.

Сила по торможению.

Ответы “+”: 2, 5, 8, 10, 12, 16, 27, 30, 35, 38, 42, 48, 50, 52, 53, 59, 62, 65, 67, 69, 70, 75, 77, 84, 87, 89, 90, 96, 99, 103, 108, 109, 110, 112, 118, 120, 125, 126, 129.

Ответы “—”: 18, 34, 36, 128.

Подвижность.

Ответы “+”: 1, 6, 9, 11, 14, 20, 22, 26, 28, 29, 31, 33, 40, 41, 43, 44, 49, 54, 55, 64, 68, 71, 74, 76, 79, 80, 85, 86, 88, 91, 92, 93, 95, 100, 101, 104, 111, 115, 119, 127, 131.

Ответы “—”: 25, 57, 63, 116.

Интерпретация:

Высокий балл по первой шкале свидетельствует о низкой реактивности (среднее 37, стандартное отклонение 12);

по второй — о высоком уровне процессов торможения (32, 11);

по третьей — о высоком уровне подвижности нервных процессов (36, 12).

Уравновешенность нервных процессов = сила по возбуждению : сила по торможению.

Чем ближе к 1, тем более высока уравновешенность;

меньше 1 — неуравновешенность в сторону возбуждения;

больше 1 — неуравновешенность в сторону торможения.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ Темперамент это совокупность индивидуальных особенностей, характеризующих динамическую и эмоциональную стороны поведения человека, его деятельности и общения. Лишь условно темперамент можно отнести к компонентам личности, так как его особенности обусловлены биологически и являются врожденными. Темперамент теснейшим образом связан с характером, а у взрослого человека их трудно разделить. Существует много классификаций темперамента, но их можно разделить на три основные группы: гуморальные, конституционные и нейрофизиологические.

Гуморальные теории имеют длительную историю, идущую от Гиппократа.

Разделение темперамента на четыре обобщенных типа (холерик, сангвиник, флегматик и меланхолик) не утратило своего значения и в настоящее время.

Конституционные теории темперамента в выделении типов его опираются на различные признаки строения тела человека. Типология Кречмера основана на наблюдениях связи психозов с определенной морфологической конституцией. Не утратили своего значения только два из четырех выделенных им типа — шизотимики и циклотимики. В типологии Шелдона выделяется три основных соматотипа в соответствии с названиями зародышевых листков эмбриона.

Сопоставление соматотипа с личностными особенностями с помощью математических методов позволило Шелдону выделить три личностных типа:

висцеротоники, соматотоники и церебротоники.

Нейрофизиологические теории темперамента увязывают его свойства с типами нервной системы. Павлов, опираясь на изучение трех основных параметра процессов возбуждения и торможения, установил, что из всех возможных сочетаний наиболее распространенными являются четыре соответствующих таковым в классификации Гиппократа–Галена.

Современные исследователи темперамента полагают, что свойства темперамента должны описываться не только характеристиками, предложенными Павловым, но и такими как сенситивность, реактивность, активность, темп реакций, пластичность–ригидность, экстраверсия–интроверсия и эмоциональная возбудимость.

Вопросы для самопроверки 1. Какое определение можно дать темпераменту? Что такое типы темперамента?

2. Как взаимодействуют темперамент, деятельность и общение? Каково соотношение темперамента и личности?

3. Какие гуморальные теории темперамента, кроме типологии Гиппократа–Галена, вы можете назвать?

4. В чем заключаются главные различия шизотимического темперамента от циклотимического, выделенных Кречмером?

5. Какие из выделенных Шелдоном психологических особенностей висцеротоников, соматотоников и церебротоников относятся к формально– динамическим личностным характеристикам, а какие к содержательным?

6. Как дать характеристику параметров процессов возбуждения и торможения нервной системы, которые изучал Павлов?

7. Чем отличается мыслительный тип от художественного личностного типа с точки зрения психофизиологии Павлова?

8. Чем отличается свойство психической реактивности от сенситивности?

9. Что собой представляет эмоциональная возбудимость (впечатлительность)? Как дать характеристику фактора невротизма?

10. Какие психологические методики используются для изучения свойств темперамента?

ГЛАВА ХАРАКТЕР ОПРЕДЕЛЕНИЕ ХАРАКТЕРА Если темперамент обусловлен природно-наследственным особенностями функционирования центральной нервной системы человека, то характер — социальное приобретение. Он формируется у человека с раннего возраста в процессе воспитания, обучения и действия множества других социальных факторов своего окружения.

Характер в переводе с греческого языка означает “печать, чеканка, особенность или примета”. Действительно, характер — это совокупность особых примет (черт), которые приобретает человек, живя в обществе. Знание характера человека позволяет со значительной долей вероятности предвидеть его поведение и отношение к работе, окружающим людям, самому себе. Отсюда ясно, что характерологическими являются не любые особенности (черты) личности, а только те, которые даже в различных жизненных ситуациях закономерно проявляются одинаковыми способами поведения и отношения к действительности. Характер складывается и проявляется в деятельности и общении и включает в себя то, что придает своеобразие психическому облику человека.

Характер — это совокупность (подсистема) устойчивых индивидуальных свойств (черт) личности, которая проявляется в типичных для данного человека способах поведения и определяющая его отношение к окружающей действительности и самому себе.

Все черты характера одновременно являются и чертами личности. Однако, понятие “личность” шире понятия “характер”, как и понятие “индивидуальность” не исчерпывается только характером. Каждый человек отличается от других огромным числом индивидуальных особенностей, т.е. особенностей, присущих только ему как индивидууму. В понятие “индивидуальные особенности” входят не только психологические, но и соматические особенности человека: цвет глаз и волос, рост и фигура, развитие скелета и мышц и т.д.

Важная индивидуальная особенность человека — выражение его лица. В ней проявляются не только соматические, но и психологические особенности. Когда говорят о человеке, что у него “осмысленное выражение лица”, или “у него хитрые глаза”, или “упрямый рот”, то подразумевают, понятно, не анатомическую особенность, а выражение в мимике свойственных данному человеку психологических особенностей.

Одного человека от другого отличают их индивидуально-психологические особенности, а отрасль психологической науки, изучающая индивидуальные особенности различных сторон личности и психических процессов, называется дифференциальной психологией.

СООТНОШЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО И БИОЛОГИЧЕСКОГО В ФОРМИРОВАНИИ ХАРАКТЕРА Индивидуально-психологические особенности, образующие характер человека, выражаются в отношениях личности к соответствующим типичным жизненным обстоятельствам (Лазурский А.Ф., 1923;

Ковалев А.Г., Мясищев В.Н., 1957;

Мерлин В.С., 1959). Если проявления темперамента относительно независимы от содержания и ситуации деятельности (формальны), то свойства характера проявляются лишь в соответствующих ситуациях. Например, отношение к труду действительно проявляется лишь в процессе труда.

Становление характера происходит в условиях включения личности в различные по уровню развития социальные группы (в семье, дружеской компании, трудовом или учебном коллективе, асоциальной группе и т.д.). В зависимости от того, как осуществляется индивидуализация личности в референтной (значимой) для нее группе и каков уровень развития межличностных отношений в ней, у человека могут, например, формироваться в одном случае такие черты характера как открытость, прямота, принципиальность, а в другом случае — скрытность, лживость, трусость, слабохарактерность. Характер обусловлен общественным бытием личности, усвоением социального опыта с формированием определенной системы отношений человека к действительности и самому себе. Типические черты характера определяются типическими обстоятельствами жизненного пути человека в конкретных исторических условиях.

Характер, как и темперамент, обнаруживает зависимость от физиологических особенностей человека, и прежде всего от типа нервной системы. Темперамент, конечно, не может определять отношений личности, ее стремлений и интересов, однако то, насколько человек проявляет энергию и неутомимость, уравновешенность в поведении, гибкость или способность страстно увлекаться, говорит о качественном своеобразии личности. Таким образом, свойства темперамента накладывают свой отпечаток на проявления характера, определяя динамические особенности их возникновения и протекания. Темперамент — это динамическая сторона характера. Особенности темперамента могут противодействовать или способствовать развитию определенных сторон характера.

Флегматику, например, труднее, чем холерику или сангвинику, сформировать у себя решительность и инициативность, а для меланхолика серьезной проблемой становится преодоление в себе робости и тревожности.

Социальной зрелости человек достигает уже располагая системой сложившихся черт характера. Процесс формирования характера протекает незаметно. Так возникает мнение, что черты характера даются человеку от природы, являются врожденными. Кроме того, хорошо известно, что даже в сходных условиях воспитания и обучения у детей могут формироваться разные характеры. Главными причинами того, что одни и те же воздействия на детей могут вызывать разный психологический эффект объясняются различиями в функционировании центральной нервной системы, особенностями их темперамента. Надо иметь также в виду и то, что “сходные жизненные условия” (даже для детей в одной семье) — понятие весьма относительное. Например, психологические ситуации старшего и младшего братьев в семье совершенно различны, как и различен их жизненный путь в ближайшем социальном окружении.

Изучение однояйцовых близнецов, у которых наследственный фонд анатомо физиологических свойств идентичен, свидетельствуют о ярко выраженной тождественности их темпераментов, но не характеров.

Первые признаки возникновения и стабилизации характера необходимо искать в начале жизни человека. Возраст от 2–3 до 9–10 лет является сенситивным для становления характера. Под влиянием взрослых формируются такие черты как доброта, отзывчивость, общительность, либо эгоистичность, безразличие к людям, черствость. Начало их формирования во многом связано с первыми месяцами жизни и стилем общения матери (лица, ее заменяющего) с ребенком.

Деловые качества личности (трудолюбие, аккуратность, ответственность и др.), как и их антиподы, формируются в детских играх, в доступных видах домашнего труда. При этом необходима стимуляция взрослых. Черты характера, проявляющиеся в отношениях с людьми и в общении, оформляются в начальных классах школы, когда у ребенка резко расширяется круг контактов, как с детьми, так и с взрослыми. Волевые черты характера развиваются и закрепляются в подростковом возрасте, а базовые (нравственные и мировоззренческие) основы характера — в ранней юности. От других личностных черт, характерологические черты отличаются своим ранним формированием и устойчивость.

Характер — прижизненное приобретение личности, он аккумулирует в себе также привычки человека и во многом является также результатом самовоспитания.

Каждый человек ответственен за все проявления своего характера, и каждый человек в состоянии заняться самовоспитанием. Даже темперамент не односторонне и тем более не фатально определяет путь развития специфических особенностей характера, темперамент сам в определенных пределах преобразуется под влиянием качеств характера. Характер может воздействовать на темперамент, подчиняя эмоциональную возбудимость содержательной стороне личности, ее направленности, воле. Развитие характера и темперамента в этом смысле является взаимообусловленным процессом. Характер взаимосвязан и с другими сторонами личности: интеллектом, специальными способностями.

СТРУКТУРА ХАРАКТЕРА Характер не является простой совокупностью, случайным набором изолированных черт. Он представляет собой сложное психическое образование, состоящее из системы многочисленных устойчивых свойств личности, которые выражают отношение человека к окружающему миру, труду, другим людям и самому себе. Эти отношения закреплены в привычных для человека формах поведения, деятельности и общения. Закономерные взаимосвязи между отдельными чертами характера выражают его структурность. Структурность характера позволяет, зная ту или иную черту, предполагать у данного человека наличие ряда других черт, связанных с той, которая нам известна.

Структурность характера выражается также в определенной иерархичности его черт. Это значит, что среди черт характера некоторые являются основными, определяющими и ведущими, а другие — второстепенными, менее существенными.

Основные, ведущие черты в той или иной степени определяют, оказывают влияние и подчиняют себе второстепенные, менее существенные, обуславливая их различную степень проявления в тех или иных ситуациях.

В системе отношений выражается содержание характера, его индивидуальное своеобразие. Структура характерологических отношений складывается из таких основных подструктур отношений человека, как отношение к своему делу и труду, к окружающим людям (межличностные отношения), а также к самому себе.

В отношении к своей деятельности, труду могут проявляться такие черты характера как трудолюбие или леность;

аккуратность или небрежность;

чувство “нового” или консерватизм;

энтузиазм или формальное отношение к труду.

В межличностных отношениях проявляются общительность или замкнутость человека;

коллективизм или индивидуализм;

вежливость или грубость;

тактичность или бестактность;

чуткость или черствость;

правдивость или лживость и т.д.

В отношении человека к самому себе весьма показательны для характера:

высокая требовательность или самоуспокоенность;

самокритичность или преувеличенное самомнение;

скромность или высокомерие, чувство собственного достоинства или недооценка его.

Кроме названных выделяют еще черты характера, относящиеся к особенностям познавательной, эмоциональной и волевой сфер человека.

К познавательным чертам характера относят склад ума (теоретический или практический) и качества ума (аналитичность, критичность, гибкость и др.).

К эмоциональным чертам характера относят страстность, сентиментальность, а также черты, основанные на моральных чувствах: патриотизме, гуманности и др.

В волевых чертах характера (целеустремленности, выдержке, настойчивости, смелости и др.) находит выражение отношение к препятствиям. Волевые черты характера нельзя оценить, не учитывая направленности личности. Они ценны только при условии морально воспитанной воли, направленной на достижение социально полезных целей. Волевые черты иногда называют “хребтом” характера и в зависимости от их развития относят характер к сильному или слабому типу.

Сильный характер у того человека, который всегда поступает сообразно своим убеждениям, последовательно ведет себя в различных, в том числе и трудных, условиях, проявляет настойчивость в достижении поставленных целей. Слабость характера проявляется в непоследовательности поведения, расхождениями между словами и делами, боязнью трудностей.

Важное значение при оценке характера имеет выявление его устойчивости или неустойчивости. У человека с устойчивым характером длительное время сохраняются присущие ему отношения, убеждения, привычки и другие особенности. При неустойчивом характере взгляды, убеждения и отношения быстро меняются.

Системе отношений, составляющих структуру характера, в одних случаях присуще качество цельности, в других — противоречивости. Цельный (гармонический) характер у того человека, у которого отдельные мысли, чувства, взгляды, поступки согласуются между собой, соответствуют его убеждениям.

Убежденность определяет принципиальность поведения человека, уверенность в справедливости и важности дела, которому он отдает все свои силы. Человек с противоречивым (дисгармоничным) характером отличается наличием несовместимых друг с другом взглядов и убеждений, целей и мотивов, стремлений, желаний и поступков. У человека с противоречивым характером нет прочной убежденности, его поведение и поступки определяются преимущественно узколичными целями и мотивами.

Сравнительная характеристика гармоничных и дисгармоничных черт характера (Менделевич В.Д., 1998) Гармоничный характер Дисгармоничный характер Адаптивность Дезадаптивность Зрелость Инфантилизм Здравомыслие Нездравомыслие Гибкость Ригидность Реализм в оценке окружающих Использование каузальной атрибуции Реальность самооценки Нереальность самооценки Самостоятельность Несамостоятельность Автономность Зависимость Простота, естественность Неестественность Проблемная центрация Центрация на несущественном Самоуважение Крайние варианты отношения к себе (самоуничижение, самовосхваление) Разумное сочетание эгоистических и Эгоцентризм альтруистических целей Характер — очень сложное образование. В реальной жизни в характерах людей наблюдается множество оттенков, переходов между различными полярными особенностями свойств характера, чем во многом и объясняется бесконечное разнообразие характеров, непохожесть людей друг на друга.

Иногда черты личности подразделяют на продуктивные (мотивационные) и инструментальные. Мотивационные побуждают, направляют и поддерживают деятельность, а инструментальные придают ей определенный стиль. Характер относится к инструментальной сфере индивидуальности. От него больше зависит не содержание, а манера выполнения деятельности. Правда, следует иметь в виду, что между продуктивными и инструментальными сферами не существует непроходимой границы. Характер может проявляться и в выборе цели действия.

Однако, когда цель определена, характер выступает больше как средство достижения цели, т.е. в своей инструментальной роли.

О характере человека следует судить первоочередно на основании его поступков, поведения. Система привычных действий и поступков — фундамент характера человека (Петровский А.В., 1986). Личность вступает в отношение к характеру как чему-то внешнему, с чем волей-неволей приходится считаться при выборе путей достижения главных жизненных целей. Часто приходится встречаться с людьми, которые сетуют на свой несносный характер, но вряд ли удастся найти хотя бы одного человека, который жаловался на свою личность. Люди, поставившие своей целью перестройку характера, тратят на это целые годы (Асмолов А.Г., 1990). Однако, характер имеет социальную основу, т.е. зависит от мировоззрения, содержания деятельности, от коллектива, в котором живет и действует человек. Человек, поставленный в экстремальную ситуацию или просто в ситуацию выбора, способен подняться над обстоятельствами, в том числе и над собственным характером.

Вопрос о сущности характера является одним из наиболее спорных в психологии личности. В зарубежных исследованиях интерес к проблемам характера последние десятилетия заметно снизился. Называют три главных причины такого положения:

а) тенденция отождествлять характер с личностью;

б) отнесение характера к этике и тем самым признание незакономерности его включения в систему психологии;

в) сомнение в возможности изучения характера как уникального явления.

В отечественной психологии выделение отношений как основных составляющих характера стало общепризнанным. Однако в определениях характера выделяются и другие отличительные признаки.

С.Л. Рубинштейн (1957) характер человека определяет как закрепленную в индивиде систему генерализованных обобщенных побуждений. Для того чтобы мотив (побуждение) стал личностным свойством, “стереотипизированным” в ней, он должен генерализироваться на все ситуации, однородные с первоначальными обстоятельствами своего возникновения. Каждое свойство характера всегда есть тенденция к совершению в определенных условиях определенных поступков. В данной формулировке подчеркивается мотивационный генез свойств характера.

По мнению Ананьева Б.Г. (1941) характер связан с жизненной направленностью и своеобразием образа действий человека. Отнесенность черт характера к их жизненному содержанию, т.е. целям и задачам деятельности, является первым условием научного познания характера. При внешнем совпадении формы проявлений характера, например настойчивости или требовательности, они могут существенно отличаться по своему содержанию. В одном случае это будет настойчивость и борьба за великую цель, а в другом — крохоборничество в мелочах или тупое упрямство. Характер — это единство направленности и образа действий.

Левитов Н.Д. (1944) характер представляет как “психологический склад личности, выраженный в ее направленности и воле”. Именно волевые черты (целеустремленность, настойчивость, выдержка, дисциплинированность, мужество и смелость) наиболее полно проявляются в характере как компоненте личности, где они варьируют в зависимости от черт направленности.

ТИПОЛОГИЯ ХАРАКТЕРА Попытки построения типологии характеров неоднократно предпринимались на протяжении всей истории психологии. О ряде таких типологий, где по существу имело место отождествление темперамента с характером, уже ранее упоминалось.

Они относятся к конституционным теориям характера, связывающими особенности характера с внешним видом человека, с его конституцией. В акцентуальных теориях характера особенности характера связываются с его акцентуацией, т.е. чрезмерной выраженностью, граничащей с патологией, отдельных черт характера. В основе социальной типологии характеров лежит описание отношения человека к жизни, обществу, моральным ценностям. Эта классификация характеров наиболее ярко представлена Эрихом Фроммом в его теории отчуждения, которая описывается в разделе теорий личности.

Характер и внешность человека В истории психологии существовало немало теорий, ставивших характер в зависимость от формы черепа, строения лица, конституции. Конституционная типология Э. Кречмера и У. Шелдона была уже представлена при описании темперамента. Однако, различные системы определения темперамента и характера по внешним признакам возникли гораздо раньше — еще со времен античности.

Уже Аристотель и Платон предлагали определять характер человека по физиономии. Аристотель, например, придерживался мнения, что толстые носы в форме луковицы свойственны грубым людям, остроконечные — присущи вспыльчивым, а крючковатые обличают людей благородных и властных. Он также предлагал отыскивать во внешности человека черты сходства с каким-либо животным, а затем отождествлять его характер с характером этого животного. Так Аристотель считал, что толстый, как у быка, нос обозначает лень, широкий нос с большими ноздрями, как у свиньи, — глупость, нос, как у льва, — важность. Он, таким образом, был не только первым физиогномистом (греч. physiognomonia — определение внутренних свойств по внешним признакам), но и анималистом (художественное изображение и описание животных).

В 18 веке широкую известность приобрела физиогномическая система швейцарского священника Иоганна Каспара Лафатера (Lavater I., 1772) — предсказание характера по конфигурации черепа, изучения лица и мимики. Он подготовил и выпустил 4-х — томное иллюстрированное издание по этому поводу, но его физиогномическая система не была научной и носила беллетрический характер. Примечательно в этой связи отметить, что физиогномика не помогла Лафатеру угадать убийцу-мародера в своем случайном собеседнике. Во время беседы солдат–мародер застрелил знаменитого физиогномиста. Вскоре после смерти Лафатера возникло новое характерологическое учение — френология. Оно связано с именем немецкого врача Франца Галля. В основе его учения лежало убеждение, что все свойства характера имеют определенные центры в полушариях головного мозга, а степень их развитости можно определить по выпуклостям на черепе. Галлем составлены были подробные френологические карты, где поверхность черепа разбивалась на 27 участков, которым соответствовали определенные душевные качества человека — осторожность, жестокость, упрямство, ум и т.д.

В 1872 г. Ч. Дарвин опубликовал книгу: “Выражение эмоций у человека и животных”, которая, по существу, была первой специальной монографией, посвященной мимике и написанной строго научно с позиций эволюционной теории.

Ч. Дарвин с помощью научной методологии сформулировал положение о том, что язык мимики и жестов в принципе доступен пониманию всем людям. Эти идеи Дарвина явились основанием для изысканий многих психологов, которые стали строить свои учения на истолковании выражения лица и позы человека.

В представлениях о характере Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна и Д.Н. Узнадзе единицами анализа характера являются фиксированные обобщенные смысловые тенденции, установки личности, которые как бы сохраняют ведущие отношения личности во времени. А.Г. Асмолов (1990), обобщая их взгляды, отмечает, что в фиксированных латентных смысловых установках личности, как и в любых установках, содержится эскиз, проект будущего действия. При встрече с соответствующей этому эскизу ситуацией они воплощаются в действии, сохраняя индивидуальный стиль деятельности личности.

Отличительной чертой фиксированных смысловых установок заключается в том, что они, актуализируясь, могут проявляться не сколько в двигательно-моторной, фазической активности (реализация предметно-практического действия), а сколько в фактически малоизученной позно–тонической активности, которая выражается в осанке, непроизвольном напряжении мускулов (“внутренней моторике” по Леонтьеву А.Н. и Запорожец А.В.).

Сходные взгляды высказывались французским психологом Анри Валлоном.

Достаточно вспомнить позу человека при напряжении в социально значимых ситуациях:

охватывая себя руками, прижимая их к телу, он как бы отгораживается ими от других, а ноги прячет под стул. Совсем иные позы у человека уверенного в себе и доверительно относящегося к другим: свободное, спокойное положение его тела, чуть откинутая в сторону рука с полуоткрытой ладонью создают впечатление не только открытости человека миру, но и приближенности его к своим собеседникам. Много интересных наблюдений по поводу невербальной коммуникации содержится в книге Аллана Пиза “Язык телодвижений” (1992).

Хотя многочисленные наблюдения показывают, что действительно существует известная зависимость между привычным выражением лица и позы человека со складом его характера, однако следует помнить, что эта зависимость не является строго закономерной. То или иное выражение лица, складки и морщины могут иметь не одну, а много причин. Например, врачами замечено, что при фиброзно-кавернозном туберкулезе легких появляется пигментация кожи лица, а в ансамбле мимики регистрируется выражение брезгливости. Физиогномисты обыкновенно отмечают, что слегка приоткрытый рот при несколько опушенной нижней челюсти — признак глупости. Однако причиной тому может быть и больная носоглотка, и глухота, и напряженное внимание.

Главная мимическая зона верхней половины лица — это область глаз. При анализе выражения глаз учитываются их величина, направление взора, состояние век, складок кожи, положение бровей. Функциональный резерв мимики здесь очень велик: от выражения сильной воли до растерянности и огорчения.

Сосредоточенность, воля узнаются у субъекта, у которого взор фиксирован, мышцы лица напряжены, брови сдвинуты к переносице. Если брови приподняты и сближены, а поперечные морщины на лбу, соединившись с продольными в форме греческой буквы “омега”, сигнализируют о мучительной попытке сосредоточится, то однозначно можно говорить о выражении скорби. Такой рисунок морщин типичен для лица меланхоликов — “омега меланхоликов” (“П–образная морщина меланхоликов”).

Неспособность сосредоточить взгляд на чем-то конкретном (“бегающие глаза”), даже в ответ на призыв к вниманию, заставляют предполагать эмоциональную неуравновешенность, неподготовленность к последовательному, логическому мышлению.

По направлению и стабильности взора можно уловить различные нюансы эмоционального состояния. Отмечено и различие в выражении глаз у мужчин и женщин: способность смотреть в глаза собеседника у мужчин выражена меньше, чем у женщин, которые в одинаковых ситуациях дольше не отводят глаз от того, с кем разговаривают.

При изучении различных экспрессий нижней половины лица внимание психолога и врача прежде всего привлекает состояние тонуса мышц рта. Считается, что люди с плотно сомкнутыми губами, с подтянутой кверху нижней губой обязательно обладают волевым характером, такими его чертами, как настойчивость, решительность, смелость.

Жевательные мышцы, от которых зависит плотное смыкание челюстей, являются также убедительным элементом мимики. Это проявляется и в жесткой фиксации рта, и в движениях жевательной мышцы, когда под кожей ниже скулового выступа образуются выступы (желваки). Ослабление тонуса жевательных мышц сопровождается отвисанием нижней челюсти, непроизвольным открытием рта. Такой признак характерен для пациентов с нарушенной психикой. Азартная увлеченность каким-то зрелищем у некоторых людей ведет к торможению волевых импульсов, происходит расслабление мышц, полуоткрытие рта. У страдающих алкоголизмом такой признак закрепляется в большинстве случаев. По выражению рта можно судить как о мимике удовольствия, так о мимике страдания, но любой оттенок мимики нижней половины лица не существует отдельно от мимики верхней половины лица. При некоторых психических заболеваниях мимические реакции верхней и нижней половин лица запечатлевают разные эмоции.

Акцентуальные теории характера Эти теории связывают особенности характера с его акцентуацией, представляющую крайний вариант психической нормы, пограничный с психопатией. Наиболее полное и яркое описание феноменологии и типологии психопатий принадлежит отечественному психиатру П.Б. Ганнушкину в его учении о конституционных психопатических личностях (1933).

Психопатии (от греч. psyche — душа и pathos — страдание) — такие аномалии характера, которые, по определению П.Б. Ганнушкина, “определяют весь психический облик индивидуума”, в течении жизни “не подвергаются сколь–нибудь резким изменениям” и “мешают... приспособляться к окружающей среде”.

Эти три критерия лаконично были обозначены О.В. Кербиковым (1962) как тотальность и относительную стабильность патологических черт характера и их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию. Отклонения характера от определенного среднего или нормального типа у таких личностей таковы, что от них страдают или они сами, или общество.

Вопрос о причинах ядерных (конституциональных) психопатий очень сложен.

При психопатии нет признаков органического поражения мозга, о чем, в частности говорит факт достаточно высокого развития интеллектуальных функций. Издавна в их происхождении главную роль приписывали до сих пор недостаточно выясненному биологическому процессу, который ранее назывался наследственным вырождением или дегенерацией (Morel, 1857). Действительно, наследственная отягощенность психическими отклонениями у родственников при ядерных психопатиях наиболее высока и достигает 83% (Гурьева В.А., Гиндикин В.Я., 1980).

В этой связи, интересно и упоминание П.Б. Ганушкиным о сопряженности между психопатией и гениальностью (или высокой одаренностью). По его мнению спор о том, представляет ли гениальная личность явление дегенерации или прогенерации бесплоден, т.к. здесь незакономерно смещаются биологические и социологические точки зрения на эту проблему.

В учение о психопатиях много нового внес отечественный психиатр О.В. Кербиков. Его заслуга состоит в том, что он убедительно показал недостаточность сведения генеза психопатий только к конституционально генетическому фактору. Психопатии могут быть не только “врожденными” (ядерными), но и “краевыми”, сформировавшимися в результате патохарактерологического (“анормального”) развития личности. Последнее возникает под влиянием хронической психогенной травматизации, неправильного воспитания и других неблагоприятных социально–психологических факторов. При этом возникший патологический характерологический сдвиг нередко “отрывается” от первопричины и начинается патологическое “саморазвитие” характера (психогенный повод исчезает, а патологические изменения личности продолжают нарастать).

При оценке личностных расстройств необходимо в первую очередь отличать черту личности — долговременную тенденцию или предрасположенность к определенному реагированию — от состояния пациента в данный момент.

Поведение больного может отражать не постоянный характер личностного реагирования, а временное, например, тревожно–аффективное расстройство.

Состояние может влиять на ретроспективную оценку своего прошлого поведения, затрудняя диагностику стабильных черт личности (в этом слабость личностных опросников по сравнению с методом клинической беседы). Черту личности следует также отличать от социальной роли, вынуждающей к определенному поведению (например, повышенная агрессивность у военного, полицейского). Личностные расстройства следует отличать и от вторичных изменений личности вследствие психических заболеваний или травм головного мозга.

В Международной классификации болезней (МКБ–10) психопатии рассматриваются в разделе “Специфические расстройства личности”. В отечественной психиатрии психопатии определяются как патологические характеры, сформировавшиеся под влиянием различных неблагоприятных, врожденных или приобретенных факторов на основе аномалий высшей нервной деятельности. При психопатиях наблюдается склонность к необычному поведению (в значительной степени отклоняющемуся от ожиданий окружающих), к резким изменениям настроения без соответствующих к тому причин, что ведет к нарушению профессиональной или социальной адаптации.

Среди здоровых нередко также можно встретиться с людьми, которые совершают те или иные необычные поступки, иногда идущие вразрез с общепринятыми моральными и этическими установками. Однако, у здоровых подобное поведение — эпизод в жизни, который чаще связан с определенными обстоятельствами — алкогольное опьянение, сильная усталость, большие жизненные неприятности и т.п. При психопатиях необычность поведения является неотъемлемым свойством личности, постоянным ее качеством и это накладывает известный отпечаток на всю жизнь психопата.

Разновидностей психопатий много, но наиболее часто встречаются психопаты круга возбудимых, а также астенические, паранойяльные, психастенические, истерические и шизоидные психопаты.

Возбудимые психопаты (эмоционально неустойчивое расстройство личности) — характеризуются явным дефицитом активного торможения, что внешне выражается в виде несоответствия силы раздражителя и реакции на него. Бурную аффективную реакцию могут вызвать даже незначительное замечание, высказанное в их адрес. Они во время аффекта громко кричат, склонны к агрессии по отношению к окружающим и нанесению самоповреждений. В повседневной жизни они не в состоянии длительное время выполнять какую-либо работу, требующую сосредоточения внимания, т.к. чувствуют при этом волнение, своеобразное “внутреннее возбуждение”.

Иногда в рамках этого расстройства выделяют импульсивный подтип (главными проявлениями являются эпизоды потери контроля над агрессивными побуждениями) и пограничный подтип (проявления в виде многочисленных клинических феноменов в поле между неврозом и психозом). Для последнего подтипа особенно характерна крайняя нестабильность самооценки, аффекта и поведения, особенно в сфере общения. В почти постоянное состояние психического кризиса больного вкрапливаются субпсихотические эпизоды с рудиментарной, неотчетливой симптоматикой. Отличить его от других психических нарушений (особенно шизофрении) позволяет порой только наблюдение в динамике. Главным в диагностике шизотипического состояния являются когнитивно– перцептивные расстройства, тогда как при пограничном расстройстве акцент делается на поведенческом и аффективном компонентах.

В МКБ–10 особое место занимает пассивно–агрессивное расстройство личности, главной чертой которого является постоянная установка к скрытой обструкции, сопротивлению руководству ими, за фасадом которой находится не допускаемая к манифестному выражению агрессия. Это вечно всем недовольные люди, затягивающие под благовидными поводами выполнение повседневных заданий, особенно когда их завершение стимулируется окружающими.

Астенические психопаты характеризуются выраженной слабостью и истощаемостью нервных процессов возбуждения и торможения. Они отличаются застенчивостью и робостью, тяжело переносят любые жизненные невзгоды, даже сравнительно безобидные шутки сослуживцев “сильно переживают”, склонны к уединению. В домашней обстановке, напротив, они могут быть тиранами и диктовать свою волю родным и близким. Даже незначительные соматические заболевания настолько ухудшают их состояние, что они становятся беспомощными, сенситивными и бездеятельными.

Разновидностью астенического типа являются зависимые личности, где центральное место в структуре характера занимает явление уклонения от любой ответственности, растворение и подчинение собственных потребностей в потребностях других. Они боятся иметь собственное мнение, ориентируются постоянно на мнение окружающих.

Паранойяльные психопаты (параноидное расстройство личности) — характеризуются патологической инертностью основных нервных процессов с образованием застойных очагов возбуждения. Они крайне недоверчивы и подозрительны к окружающим, не прощают пренебрежения, обиды, оскорбления. Раз возникшая мысль, имеющая в основе реальный факт, не покидают их длительное время, зачастую превращаясь в сверхценные идеи. В случае неудовлетворения их требований они способны развивать бурную деятельность в защиту своих якобы законных прав: пишут в различные инстанции жалобы и заявления, требуют создания особых комиссий “по расследованию своего дела”. В суждениях паранойяльных психопатов нелепостей, как правило, не отмечается. В связи с этим нередко они находят сторонников как в лице отдельных людей, так и учреждений. Наиболее часто привлекают к себе симпатии психопаты с гиперсоциальными тенденциями. Это — “вечные искатели правды”, всем постоянно недовольные и почти никогда не отступающие от своих убеждений и идей, для реализации которых они прибегают ко всевозможным средствам.

Психастенические психопаты (ананкастное, или обсессивно–компульсивное расстройство личности) — характеризуются значительным функциональным перевесом второй сигнальной системы над первой при общей слабости нервной системы и тенденции основных нервных процессов к застойности. З. Фрейд объединил в этом типе наиболее характерные для него черты педантичности, бережливости и упрямства. Обычно психастеническая психопатия проявляется усиленными тревожно-мнительными чертами характера. Обладая повышенной рассудочностью, склонностью во всем сомневаться, они всегда не уверены в своих поступках и действиях. Тяготение к постоянному анализированию иногда достигает степени “умственной жвачки”. Весьма выражена склонность к образованию навязчивостей и ритуалов.

В МКБ–10 предлагается отделять ананкастное расстройство личности от тревожного (“уклоняющегося”, “избегающего”) расстройства личности. При последнем на первом плане имеется, по крайней мере внешне, “комплекс неполноценности” и их основная черта — интровертированность, основанная на заниженной самооценке. В общении они крайне скованы, испытывают страх перед контактами или выражено демонстративное избегание общения.

Истерические психопаты (истерическое расстройство личности) — характеризуются явным преобладанием первой сигнальной системы над второй. Они чрезвычайно театральны и утрированно демонстративны в поведении, всегда хотят быть в центре внимания окружающих. Содержание суждений и умозаключений больше зависят от эмоций (“аффективная логика”). Трезвая, рациональная оценка событий у них часто заменяется выдумкой, фантазиями и надуманными рассуждениями (“псевдология”). Для достижения своих эгоцентрических целей они идут на все, не считаясь ни с моралью, ни с принципами человеческого общежития. При замечаниях они часто раздражаются, кричат, выражена вегетативная реакция (дрожание, сердцебиение, сухость во рту и т.п.). Приступ раздражения легко переходит в истерический припадок со стенаниями, демонстрацией “плохого состояния”, стремлением вызвать сочувствие и жалость у окружающих.

У ряда больных главной особенностью является склонность к самолюбованию, что сопровождается завышенной ригидной самооценкой и завышенным уровнем притязания по отношению к окружающим (нарциссический тип).

Шизоидная психопатия (шизоидное расстройство личности) — характеризуется аутистическими личностными особенностями с глубокой неспособностью человека к установлению значимых, эмоциональных межличностных отношений. Окружающим они кажутся одинокими и эксцентричными. Они мало проявляют интереса к повседневным событиям и заботам о других лицах. Их также может отличать фанатичная увлеченность какой–либо негуманитарной наукой — математикой, астрономией. Они бесконечно откладывают зрелую сексуальную жизнь, удовлетворяясь своими сексуальными фантазиями.

Диссоциальное расстройство личности (“антисоциальная психопатия” по П.Б. Ганнушкину) — в отечественных классификациях обычно не выделялось, но в американских классификациях оно было первым, формально признанным личностным расстройством. Уровень морбидности соответствует 3% у мужчин и 1% у женщин. В местах заключения такие пациенты могут составлять до 75% осужденных, хотя следует иметь в виду, что диссоциальное расстройство не равнозначно преступности, это — сформированная в ходе индивидуального психологического развития неспособность поддерживаться норм социального поведения. У них также повышена генетическая представленность личностных нарушений истерического типа, что может свидетельствовать об общей биогенетической предрасположенности этих типов. Внешне они нередко производят хорошее впечатление на окружающих, а основная их черта — стремление непрерывно получать удовольствие и наслаждения, избегая всякого напряжения и труда, — выявляется не сразу. При этом вся их жизнь, начиная с детского возраста, представляет собой сплошную цепь асоциальных поступков с манипуляций своим окружением (постоянная лживость, воровство, алкоголизация и наркотизация, промискуитет, суицидальный шантаж и т.п.).

Из учения о психопатических личностях П.Б. Ганнушкина вырастают современные представления об акцентуированных личностях К. Леонгарда (1968) и о типах акцентуации характера в подростковом возрасте А.Е. Личко (1977).

Типология личностей К. Леонгарда основана на оценке стиля общения человека с окружающими людьми. А.Е. Личко крайние варианты нормального характера у подростков изучал с позиций общепсихологической теории отношений В.Н. Мясищева и его исследования представляются наиболее психологичными.

Кроме того, он, в отличии от К. Леонгарда, предпочитает говорить не об акцентуациях личности, а об акцентуациях характера, справедливо полагая, что личность — понятие более широкое и включает интеллект, способности, мировоззрение и т.п.

Акцентуации характера — это крайние варианты нормы как результат усиления (или, напротив, ослаблениия) отдельных черт характера. При этом у индивидуума проявляется повышенная чувствительность, уязвимость (locus minoris resistentiae) к одним стрессогенным факторам при устойчивости к другим.

Акцентуация характера не может быть психиатрическим диагнозом. Констатация акцентуации и ее типа — это определение преморбидного фона, на котором более облегченно могут возникать различные расстройства — аффективные реакции, неврозы, различные непсихотические и психотические нарушения поведения.

Только они могут служить основанием для психиатрической диагностики, хотя в подавляющем большинстве акцентуаций характера дело до развития подобных расстройств не доходит. По мнению К. Леонгарда, в развитых странах более половины населения относится к акцентуированным личностям.

Тип акцентуированной личности (взрослые) по K. Leonhard (1976) 1. Гипертимический тип — доминирует оптимистическое настроение, контактен, словоохотлив, с жаждой деятельности, выразительной мимикой, пантомимикой, но легко отвлекаем, недостаточно серьезен к своим служебным и семейным обязанностям. Привлекает к себе своим оптимизмом, инициативностью, но вместе с тем отталкивает легкомыслием, прожектерством, склонностью к аморальным поступкам, раздражительностью. Плохо переносит твердую дисциплину, одиночество и монотонную работу.

2. Дистимический тип — доминирует пессимистическое, пониженное настроение, малоконтактен и немногословен. Обществу предпочитает дом, редко конфликтует, серьезен, добросовестен, с обостренным чувством справедливости, ценит дружбу. Однако, отличается и пассивностью, замедленностью мышления, индивидуализмом.

3. Аффективно-лабильный (циклотимический) тип — свойственны частые периодические смены настроения. В периоды повышенного настроения общителен, приветлив и в манере поведения напоминает гипертимный тип. В периоды подавленного настроения замкнут и в манере поведения напоминает дистимный тип.

4. Возбудимый тип — отличается замедленностью всех психических процессов, занудлив и угрюм, неуживчив в коллективе, властен в семье. В эмоционально спокойном состоянии добросовестен, аккуратен. При эмоциональном возбуждении плохо контролирует поведение, раздражителен и вспыльчив.

5. Застревающий тип — умеренно общителен, склонен к нравоучениям, в конфликтах является активной стороной. Стремиться добиться высоких показателей в любом деле, предъявляет к себе повышенные требования. Особо чувствителен к социальной справедливости, вместе с тем обидчив, подозрителен, долго помнит обиды, “застревает” на них. Стойкость аффектов иногда приводит к системе “застреваний” (паранояльности) и человек становится “борцом за идею, за правду, за честь и отмщение”.

6. Педантичный (ригидный) тип — с гипертрофией упорядоченности внутреннего и внешнего. Малоконфликтен, но предъявляет окружающим много формальных требований, чрезмерно аккуратен. Его привлекательные черты:

добросовестность, серьезность, аккуратность, надежность в делах, а отталкивающие и способствующие возникновению конфликтов — формализм и буквоедство, брюзжание и занудливость.

7. Тревожный (боязливый) тип — робкий, неуверенный, малоконфликтный, нередко служит мишенью для шуток. Повышена склонность к невротическим реакциям и страхам, самооценка снижена. Располагает к себе дружелюбием, самокритичностью и исполнительностью.

8. Эмотивный (эмоциоцентрический) тип — эмоции доминируют в мотивации поведения, предпочитает общаться с ограниченным числом избранных лиц, с которыми у него хорошие отношения. Сам редко вступает в конфликты, однако обидчив, но обиды “носит в себе” и старается не показывать их окружающим. Привлекательными чертами являются доброта, сострадательность, альтруизм, обостренное чувство долга, исполнительность. Однако, чрезмерно чувствителен, впечатлителен и слезлив.

9. Демонстративный тип (акцентуация вытеснения) — с актерскими данными, общителен, но с жаждой лидерства и стремления к похвале. Раздражает окружающих самоуверенностью, высокими притязаниями, хвастовством, эгоизмом, склонностью к интригам и провокации конфликтов. В трудных ситуациях способен увиливать от решения неотложных вопросов, часто “бегством в болезнь”. Может быть обходительным, способен увлечь других, поступки и мышление неординарные.

10. Аффективно-экзальтированный тип. — характерно отсутствие полутонов в эмоциях и чувствах, причем совершенно искренне переживаются все полярные отношения. В поведении свойственны общительность, многословие, влюбчивость, внимательность к друзьям и близким. Легко вступают в спор, но не доводят его до прямых конфликтов. Подвержены сиюминутным настроениям и панике. Со стороны такое поведение может восприниматься демонстративным, но глубина и искренность чувств исключают предположения о их притворстве.

11. Экстравертированный тип — открыт и общителен, масса знакомых, редко конфликтует и не стремиться к лидерству. Располагает к себе готовностью слушать собеседника, исполнительностью. Однако, подвержен постороннему влиянию, поступки иногда необдуманны, любит развлечения и сплетни.

12. Интровертированный тип — замкнут, малоконтактен, оторван от реальности, погружен в свои размышления, не любит вмешательства в личную жизнь. Часто эмоционально дистанцирован от окружающих, слабо привязан к людям. Отличается принципиальностью, твердостью убеждений, однако часто чрезмерно упрям в отстаивании своей точки зрения.

Характерологический опросник Х. Шмышека (Schieschek H.,1970) Предназначен для определения акцентуаций характера. В его основу положена концепция “акцентуированных личностей” К. Леонгарда. Испытуемый должен отметить знаком “+” те утверждения, с которыми он согласен, знаком “—” те, с которыми не согласен.

1. У Вас чаще веселое и беззаботное настроение.

2. Вы чувствительны к оскорблениям.

3. Бывает ли так, что Вам на глаза навертываются слезы в кино, театре, в беседе и т.д.

4. Сделав что-то Вы сомневаетесь, все ли сдельно правильно, и не успокаиваетесь пока не убедитесь в том, что все сделано правильно.

5. В детстве Вы были таким же смелым, как все Ваши сверстники.

6. Часто ли у Вас резко меняется настроение от состояния 6езграничного ликования до отвращения к жизни, к себе.

7. Являетесь ли Вы обычно центром внимания в обществе компании.

8. Бывает ли так, что Вы беспричинно находитесь в таком ворчливом настроении, что с Вами лучше не разговаривать.

9. Вы серьезный человек.

10. Способны ли Вы восторгаться, восхищаться чем-нибудь 11. Предприимчивы ли Вы.

12. Вы быстро забываете, если Вас кто-либо обидит.

13. Мягкосердечны ли Вы.

14. Опуская письмо в почтовый ящик, проверяете ли Вы проводя рукой по щели ящика, что письмо полностью упало в него.

15. Стремитесь ли Вы всегда считаться в числе лучших работников.

16. Бывало ли Вам страшно в детстве во время грозы или при встрече с незнакомой собакой (а может быть, такое чувство бывает и теперь, в зрелом возрасте).

17. Стремитесь ли Вы во всем и всюду соблюдать порядок.

18. Зависит ли Ваше настроение от внешних обстоятельств.

19. Любят ли Вас Ваши знакомые 20. Часто ли у Вас бывает чувство внутреннего беспокойства, ощущение возможной беды, неприятности.

21. У Вас часто несколько подавленное настроение.

22. Бывали ли у Вас хотя бы раз истерика или нервный срыв.

23. Трудно ли Вам долго усидеть на одном месте 24. Если по отношению к Вам несправедливо поступили, энергично ли вы отстаиваете свои интересы.

25. Можете ли Вы зарезать курицу или овцу.

26. Раздражает ли Вас, если дома занавес или скатерть висят неровно и вы сразу же стараетесь поправить их.

27. Вы в детстве боялись оставаться одни в доме.

28. Часто ли у Вас бывают колебания настроения без причины.

29. Всегда ли Вы стремитесь быть достаточно сильным работником в своей профессии.

30. Быстро ли Вы начинаете сердиться и впадать в гнев.

31. Можете ли Вы быть абсолютно беззаботно веселым.

32. Бывает ли так, что ощущение полного счастья буквально пронизывает Вас.

33. Как Вы думаете, получился бы из Вас ведущий в юмористическом спектакле.

34. Вы обычно высказываете свое мнение людям достаточно откровенно, прямо и недвусмысленно.

35. Вам трудно переносить вид крови. Не вызывает ли это у Вас неприятных ощущений.

36. Любите ли Вы работу с высокой личной ответственностью.

37. Склонны ли Вы выступать в защиту лиц, по отношению к которым несправедливо поступают.

38. В темный подвал Вам трудно, страшно спускаться.

39. Предпочитаете ли Вы работу такой, где действовать надо быстро, но требования к качеству выполнения невысоки.

40. Общительны ли Вы.

41. В школе Вы охотно декламировали стихи.

42. Убегали ли Вы в детстве из дома.

43. Кажется ли Вам жизнь трудной.

44. Бывает ли так, что после конфликта, обиды Вы были до того расстроены, что идти на работу казалось просто невыносимым.

45. Можно ли сказать, что при неудаче Вы не теряете чувство юмора.

46. Предприняли бы Вы первые шаги к примирению, если бы Вас кто-либо обидел.

47. Вы очень любите животных.

48. Возвращаетесь ли Вы, чтобы убедиться, что оставили дом или рабочее место в таком состоянии, что там ничего не случилось.

49. Преследует ли Вас иногда неясная мысль, что с Вами и Вашими близкими может случиться что-то страшное.

50. Считаете ли Вы, что Ваше настроение очень изменчиво.

51. Трудно ли Вам докладывать (выступать на сцене) перед большим количеством людей.

52. Вы можете ударить обидчика, если он Вас оскорбит.

53. У Вас очень велика потребность в общении с другими людьми.

54. Вы относитесь к тем, кто при каких-либо разочарованиях впадает в отчаяние.

55. Вам нравится работа, требующая энергичной организаторской деятельности.

56. Настойчиво ли Вы добиваетесь намеченной цели, если на пути к ней приходится пре одолевать массу препятствий.

57. Может ли трагический фильм взволновать Вас так, что на глазах выступают слезы.

58. Часто ли Вам бывает трудно уснуть из-за того, что проблемы прожитого дня или будущего все время крутятся в Ваших мыслях.

59. В школе Вы иногда подсказывали своим товарищам или давали списывать.

60. Потребуется ли Вам большое напряжение воли, чтобы пройти одному через кладбище.

61. Тщательно ли Вы следите за тем, чтобы каждая вещь в Вашей квартире была только на одном и том же месте.

62. Бывает ли так, что будучи перед сном в хорошем настроении, Вы на следующий день встаете в подавленном, длящемся несколько часов.

63. Легко ли Вы привыкаете к новым ситуациям.

64. Бывают ли у Вас головные боли.

65. Вы часто смеетесь.

66. Можете ли Вы быть приветливыми даже с тем, кого явно не цените, не любите, не уважаете.

67. Вы подвижный человек.

68. Вы очень переживаете из-за несправедливости.

69. Вы настолько любите природу, что можете назвать ее другом.

70. Уходя из дома или ложась спать, проверяете ли Вы, закрыт ли газ, погашен ли свет, заперты ли двери.

71. Вы очень боязливы.

72. Изменяется ли Ваше настроение при приеме алкоголя.

73. В Вашей молодости Вы охотно участвовали в кружке художественной самодеятельности.

74. Вы расцениваете жизнь несколько пессимистически, без ожидания радости.

75. Часто ли Вас тянет путешествовать.

76. Может ли Ваше настроение измениться так резко, что Ваше состояние радости вдруг сменяется угрюмым и подавленным.

77. Легко ли Вам удается поднять настроение друзей в компании.

78. Долго ли Вы переживаете обиду.

79. Переживаете ли Вы долгое время горести других людей.

80. Часто ли, будучи школьником, Вы переписывали страницу в Вашей тетради, если случайно оставили в ней кляксу.

81. Относитесь ли Вы к людям скорее с недоверием и осторожностью, чем с доверчивостью.

82. Часто ли Вы видите страшные сны.

83. Бывает ли, что Вы остерегаетесь того, что броситесь под колеса проходящего поезда, или, стоя у окна многоэтажного дома, остерегаетесь того, что можете внезапно выпасть из окна.

84. В веселой компании Вы обычно веселы.

85. Способны ли Вы отвлечься от трудных проблем, требующих решения.

86. Вы становитесь менее сдержанным и чувствуете себя более свободно, приняв алкоголь.

87. В беседе Вы скудны на слова.

88. Если Вам необходимо было бы играть на сцене, Вы смогли бы войти в роль, чтобы позабыть о том, что это только игра.

Обработка: подсчитываются плюсы (положительный ответ на вопросы) и умножаются на коэффициент — при каждом виде акцентуации свой.

Оцениваются следующие типы акцентуации характера:

1. Гипертимные х 3 (умножить значение на 3) + : 1, 11, 23, 33, 45, 55, 67, 77.

2. Возбудимые х + : 2, 15, 24, 34, 37, 56, 68, 78, 81.

– : 12, 46, 59.

3. Эмотивные х + : 3, 13, 35, 47, 57, 69, 79.

– : 25.

4. Педантичные х + : 4, 14, 17, 26, 39, 48, 58, 61, 70, 80, 83.

–: 36.

5. Тревожные х + : 16, 27, 38, 49, 60, 71, 82.

– : 5.

6. Циклотимные х + : 6, 18, 28, 40, 50, 62, 72, 84.

7. Демонстративные х + : 7, 19, 22, 29, 41, 44, 63, 66, 73, 85, 88.

– : 51.

8. Неуравновешенные х + : 8, 20, 30, 42, 52, 64, 74, 86.

9. Дистимные х + : 9, 21, 43, 75, 87.

– : 31, 53, 65.

10.Экзальтированные х + : 10, 32, 54, 76.

Интерпретация: акцентуация характера по каждому типу диагностируется в случае превышения 12-балльного уровня.

Тип акцентуации характера у подростков по А.Е. Личко (1983) 1. Гипертимный тип — характеризуется повышенной потребностью в деятельности, новом и разнообразном и повышенным фоном настроения (“брызжущая энергия”).

С детства отличается общительностью, рано развиваются навыки самообслуживания, но плохо переносит строгую регламентацию режима, легко аффектируются при запретах. У него всегда хороший аппетит, сон и общее самочувствие. В школе обучается урывками, т.к. повышенно отвлекаем и требуют приучения к систематической работе.

К срыву может привести блокада потребности в деятельности: попытки воспитать через запреты приводят к экстрапунитивным реакциям и способствуют формированию патохарактерологического развития.

2. Циклоидный тип — характерны полярные смены настроения, но не с детства, а с подросткового возраста (созревание эмоциогенных мозговых структур).

У девочек первая субдепрессивная фаза часто возникает с появлением месячных.

Субдепрессия обычно наступает быстро (в один день): происходит “упадок сил”, все крайне трудно становится делать, ничего не интересует, нет аппетита. Однако, в отличии от депрессии при маниакально-депрессивном психозе, сон не нарушен, аффекта тоски и идей самоуничижения нет. Настроение с оттенком раздражительностью — “оставьте в покое”. В противоположной фазе (гипомании) — все наоборот, т.е. рисунок поведения напоминает таковой при гипертимной акцентуации. Фазы чередуются и длятся 1-2 недели (максимально до 3-4 недель).

Ситуации ломки жизненного стереотипа (поступление на учебу, смена места жительства и др.) способствуют “запуску” депрессивной фазы. Любые заболевания (неврозы, соматические болезни) “попадающие” в фазу субдепрессии трудны для лечения, т.к. исчезновение объективных признаков болезни не сопровождается полноценным субъективным улучшением (требуется назначение малых доз антидепрессантов). В динамике акцентуации возможны два варианта: постепенное сглаживание фаз и их исчезновение к 25-28 годам или трансформация акцентуации по эндогенным механизмам в легкую форму маниакально-депрессивного психоза — циклотимию.

3. Лабильный тип — характеризуется крайней изменчивостью настроения от различных мелких причин — грубое слово, неприветливый взгляд и т.д. Поведение их во многом обуславливается сиюминутным настроения. Настоящее и будущее соответственно настроению может расцвечиваться то радужными, то мрачными красками. В отличии от циклоидов настроение портится на минуты, часы и редко на целый день. Внешне они выглядят хрупкими, инфантильными. В детстве имелась наклонность к невротическим страхам, частым простудам, бронхитам. Аффекты весьма подвижны и часто кажется, что они ведут себя утрированно, истерично. Но в отличии от истероидов они не “играют”, а все переживают искренне и отличаются хорошей самооценкой, тонко резонируют на эмоциональное окружение, очень нуждаются в эмпатии, дружбе и покровительстве. К срыву чаще приводят ситуации при эмоционального отвержения со стороны значимых лиц.

4. Астено–невротический тип — с детства они отличаются повышенной утомляемостью, раздражительностью, мнительностью и капризностью. Плохо переносят нагрузки, особенно психоэмоциональные. В спорте, например, показывают хорошие результаты на тренировках, но не на соревнованиях. Им присущ высокий уровень притязаний, объективно трудно достижимый, что благоприятствует возникновению неврозов типа неврастении.

Считается, что главной чертой у носителей этого типа акцентуации является слабость внимания, поэтому требуется прилагать больше усилий для его концентрации, а утомляемость и раздражительность развиваются вторично. Другие полагают, что они изначально повышенно утомляемы, что естественно приводит к рассеянности, раздражительности и склонности к ипохондризации. Вероятнее, в этом типе сконцентрирована сборная группа с разными механизмами возникновения внешне одинаковых проявлений, что следует учитывать при подборе терапии.

5. Сенситивный (чувствительный) тип — основными чертами являются сенситивность (повышенная чувствительность к самым различным раздражителям), субъективное переживание повышенной ответственности и отсутствие стабильного мнения о себе (самооценка колеблется в зависимости от отношения окружающих).

С детства они отличаются пугливостью, робостью, предпочитают дружить с более младшими детьми. Повышенная впечатлительность часто сочетается с комплексом неполноценности. Акцентуация наиболее четко определяется с 16- лет, т.е. когда обычно происходит ломка жизненного стереотипа (поступление на учебу, смена места жительства и т.п.). Декомпенсирующими факторами являются:

недоброжелательное отношение окружающих, расширение диапазона деятельности, психологическая ситуация типа “экзамен”.

6. Психастенический (тревожно–мнительный) тип — характеризуется почти постоянной тревожной мнительностью, крайней нерешительностью, склонностью рассуждательству. Легко вырабатываются приметы и ритуалы.

Нерешительность становится заметной уже с 6-8-летнего возраста, когда начинают апеллировать к чувству ответственности ребенка. Декомпенсирующими обычно являются ситуации типа “экзамен”, когда имеется “давление” на чувство ответственности за свое поведение.

К. Леонгард называет этот тип сверхточным, педантичным. По мнению А.Е. Личко педантичность — защищающая от тревоги вторичная черта, т.е. обычно предпочитается знакомый, привычный стиль поведения, который не вызывает тревоги.

7. Шизоидный (интровертированный) тип — характеризуется эмоциональной холодностью, интровертированностью (аутизм) и дефицитом эмпатийности (сопереживания). Черты этого характера прослеживаются с раннего возраста: наличие дистанции и ослабление психологической связи с окружающими, замкнутость и малая общительность. Эмоции более “интеллектуальны” (может абстрактно сочувствовать некоторым абстрактным категориям) и нет нужного эмоционального резонанса. Плохо распознает эмоции окружающих и от этого кажется еще более “странными”. В будущем эмоции окружающих распознавать научается, но не эмпатийно, а через интеллектуальные механизмы. Внутренний мир почти всегда закрыт от посторонних взоров, живет представлениями, а не ощущениями. Чрезвычайно трудны ситуации расширения деятельности и необходимости исполнения лидерства, где нельзя уйти от действительности.

8. Инертно-импульсивный (эпилептоидный) тип — характеризуется сочетанием черт инертности (вязкость, тугоподвижность) и импульсивности (вспышки гнева, агрессии).

Инертность проявляется в мелочности, кропотливости, болезненной аккуратности, обстоятельности, склонности к соблюдению декларированных правил и ритуалов и своеобразной целеустремленностью.

Агрессивность выражается в подозрительности, враждебности и конфликтности. Постоянное недовольство окружением (“кроме меня все порядок не соблюдают”) постепенно накапливается и периодически неадекватно поводу “выплескивается” агрессивными выпадами. Агрессия концентрируется в вспышки более облегченно в ситуациях, когда темп окружающих событий “опережает” инертный темп психических процессов акцентуанта, а также при возможности проявить власть и при алкогольном опьянении.

9. Демонстративный (истероидный) тип — характеризуется демонстративностью поведения, внешней, утрированной эмоциональностью (“буря в стакане”) и внутренней неуверенностью из-за нестабильности самооценки.

Демонстративность поведения связана с нестабильностью самооценки и зависимостью от того, как его воспринимают окружающие. Стремление повысить самооценку приводит к стремлению привлечь к себе внимание и вызвать восхищение собой окружающих: или яркостью одежды и внешности, или ролью все знающего и “бывалого”, или ролью “тонко чувствующего”. При возникновении истерических нарушений часто имитируются необычные для окружающих заболевания. Многие говорят о стремлении истерика к симуляции болезни (о его “злой воле” к этому) и мало им сочувствуют. Однако, если учитывать регуляцию их самооценки отношением окружающих, то доброжелательность к пациенту “снимает” необходимость что-либо демонстрировать и это важно в психотерапии.

Наиболее существенным декомпенсирующим фактором для акцентуантов этого типа является утрата внимания со стороны значимых для него лиц.

10. Неустойчивый тип — отличается слабостью волевых процессов (“синдром Обломова”), отсутствием способности сопротивляться неблагоприятным условиям среды, слабостью побудительных мотивов к деятельности, отсутствием прогноза (прежний опыт не обучает: ситуация значима только сейчас, а завтра непонятна). Последнее следует учитывать в психотерапии, т.к. не известно принесет ли она пользу. Оптимально создание “внешнего каркаса воли”, т.к. нет воли “изнутри”. Они довольно хорошо переносят режим мелочной регламентации: опеки родителей, идеально “строгой” жены и т.п. Отсутствие контроля всегда сопряжено с реализацией им желаний удовольствия и развлечений, они легко становятся жертвами и орудием асоциальных групп.

12. Конформный тип — характеризуется повышенной конформностью, т.е.

приспособляемостью к групповым эталонам поведения. В современной социальной психологии конформность принято считать социально-психологической характеристикой, а не чертой характера. Однако, по мнению А.Е. Личко, при этой акцентуации это свойство постоянно выявляется, будучи самой устойчивой чертой его характера. Они постоянно готовы подчиниться голосу большинства, шаблонны, банальны, склонны к ходячей морали и консерватизму. В хорошем окружении они неплохие люди и неплохие работники. Но попав в дурную среду, они быстро осваивают все ее обычаи и правила поведения, как бы это ни противоречило их предыдущему опыту. Ситуации ломки жизненного стереотипа и принятие ответственности на себя наиболее уязвимые периоды их жизни, т.к. они живут исключительно подчиняясь и ориентируясь на групповые нормы поведения.

Сопоставление классификаций Тип акцентуированной личности Тип акцентуации характера по K. Leonhard (1976): По А.Е. Личко (1983):

Демонстративный Истероидный Педантичный Психастенический Застревающий Возбудимый Эпилептоидный Гипертимический Гипертимный Дистимический Аффективно-лабильный Циклоидный Аффективно-экзальтированный Лабильный Эмотивный Лабильный Тревожный (боязливый) Сенситивный Экстравертированный Гипертимно-конформный Интровертированный Шизоидный Интровертированный Сенситивный - Неустойчивый - Конформный - Астено — невротический В классификации К. Леонгарда отсутствуют довольно распространенные у подростков неустойчивый и конформный типы, а также астено –невротический тип.

Дистимический тип в его классификации соответствует конституционально депрессивному типу (“прирожденные пессимисты”) по П.Б. Ганнушкину (1933), а застревающий тип — паранойяльному, оба они в подростковом возрасте не встречаются.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ В самом общем виде характер может быть определен как индивидуальное сочетание психических особенностей человека, обуславливающее типичный для данной личности способ поведения и его отношение к действительности и самому себе. Характер формируется в процессе воспитания, причем сенситивным периодом для его становления является возраст от 2–3 до 9–10 лет.

Характер тесно связан с темпераментом и типологическими особенностями нервной системы, которые определяют внешнюю форму выражения характера.

Одновременно характер, являясь социальным приобретением личности, может воздействовать на темперамент, подчиняя эмоциональную возбудимость содержательной стороне личности, ее направленности, воле. Характер взаимосвязан и с другими сторонами личности: интеллектом, специальными способностями.

В характере можно выделить ряд подсистем, которые рассматриваются как совокупность черт выражающих отношение личности к своей деятельности, к другим людям, к самому себе. В других классификациях выделяют познавательные, эмоциональные и волевые черты характера. Характер многогранен в своих проявлениях, но в то же время он и целостен. Последнее достигается стержневыми, наиболее устойчивыми, доминирующими по силе и активности чертами. У человека с неустойчивым или дисгармоничным характером взгляды, отношения быстро меняются или несовместимы.

В психологической литературе нет единой типологии характеров, но распространение получили три основные группы. Конституционные теории связывают особенности характера с внешним видом человека, с его конституцией.

В основе социальной типологии характеров лежит отношение человека к жизни, обществу и моральным ценностям. В клинической психологии наибольшее значение имеют акцентуальные теории характера, которые выделяют тип характера на основе изучения выраженности отдельных черт характера, известных в психопатологии.

Вопросы для самопроверки 1. Как дать определение характера? Как взаимодействуют характер и темперамент?

2. Что входит в структуру характера? Какую роль в структуре характера играют волевые его черты?

3. Каково соотношение личности и характера? Что собой представляет гармоничный характер?

4. Как формируется характер? В каком возрастном диапазоне формируются базовые (нравственные и мировоззренческие) основы характера?

5. Какие существуют типологии характеров? К какому типу теорий относится френология как характерологическое учение?

6. Какие три главных признака психопатии отмечали отечественные психиатры Ганнушкин и Кербиков?

7. С какими внешне сходными состояниями следует дифференцировать специфические личностные расстройства (психопатии)?

8. Что собой представляют акцентуальные теории характера? Какие личностно характерологические типологии предложены в их рамках?

9. В чем сходство и различия в акцентуальных типологиях, предложенных К. Леонгардом и А.Е. Личко?

Раздел ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ ГЛАВА ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ИЗУЧЕНИИ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ НАЧАЛА НАУЧНОЙ ПСИХОЛОГИИ: СТРУКТУРАЛИЗМ И ФУНКЦИОНАЛИЗМ К середине 19 века достижения в области физиологии органов чувств и движений, успехи эволюционной биологии и медицинской практики (применяющей гипноз в лечении неврозов) создали условия для объективного изучения психических явлений, которые традиционно относились к психологии как ветви философии.

Начало психологии как самостоятельной науки связывают с вышедшей в г. книги “Основания физиологической психологии” немецкого физиолога и психолога Вильгельма Вундта (1832-1920). Он в 1875 году в Лейпциге организует первую специальную психологическую лабораторию, где стал заниматься анализом обширной области душевных явлений с помощью приборов и экспериментов. Эту новую психологию В. Вундт назвал экспериментальной психологией. Им же стал издаваться первый психологический журнал.

В. Вундт полагал, что объектом психологии являются те процессы, которые доступны одновременно и внешнему (физиологическая сторона), и внутреннему (психологическая сторона) наблюдению. Поэтому уникальным предметом экспериментальной психологии, никакой другой дисциплиной не изучаемой, был признан “непосредственный опыт” (“чистое” чувствование без всякого рода интерпретаций). А главным методом его изучения — интроспекция: наблюдение субъекта за процессами в своем собственном сознании. Целью новой психологии был поиск первичной “ткани” сознания, которая представлялась как бы сделанной из сенсорных (чувственных) нитей. С помощью интроспекции опытные наблюдатели могли выявить и описать наиболее простейшие психические составляющие сознания, его “атомы”. Позднее это изучение элементов психики и их связи посредством ассоциации получило название структурализм (Титченер Э.Б.: 1867–1927).

Против атомических взглядов В. Вундта, классической ассоциативной психологии выступили сторонники движения гештальт–психологии (Вертгеймер М., Коффка К., Келер В. и др.). Они рассматривали этот подход как психологию “кирпичей и раствора”, подразумевая, что элементы сознания (кирпичи) скрепляются между собой раствором процесса ассоциации. В доказательство ошибочности взглядов В. Вундта они приводили описания своих экспериментов по целостности зрительного, звукового восприятия, а в дальнейшем и мышления. Результаты их исследований невозможно было объяснить принципами ассоциации.

Физиологический эксперимент в психологии, хотя и делал самонаблюдение более точным, но действие его, по признанию самого Вундта, ограничивалось лишь областью простейшего материала сознания — ощущений, представлений и чувств.

Если ощущения еще можно было объяснить в пределах принятых научным, причинным мышлением стандартов (как эффект непосредственного воздействия стимула на телесный орган), то иначе обстояло дело с волевыми актами, памятью, мышлением или воображением. Здесь этот постулат непосредственности не мог быть применимым. Поэтому В. Вундт полагал, что эти высшие психические процессы самонаблюдением выявить невозможно. Исследование высших психических функций и психического развития требовало уже других методов. Для их изучения необходимо было выйти за рамки физиологической психологии в область социальной психологии, или психологии народов, где через изучение духовной жизни людей — языка, мифов и легенд, обычаев и нравов, можно было бы пролить свет на закономерности протекания высших форм индивидуального сознания. Именно эту часть психологии он противопоставил индивидуальной экспериментальной психологии.

С введением Вундтом двух психологий, отличающихся по содержанию, методам и различно ориентированных — на естествознание и науки о духовном, уже закладывался раскол единой науки, что явилось одной из причин и характерной чертой открытого кризиса методологических основ психологии, разразившегося в начале второго десятилетия 20 столетия.

Хотя сторонники структуралистического подхода к изучению сознания (Вундт В., Кюльпе О., Титченер Э.Б.) и полагали, что экспериментальная интроспекция представляет собой именно тот метод, который отличает психологию от других наук, однако сама интроспекция не была лишена существенных недостатков. С методологической точки зрения здесь “инструментом” изучения сознания испытуемого является его собственное сознание, что вносит субъективность в методику. Нельзя сперва ввести сознание в основания научного метода, а затем с помощью этого метода изучать само сознание (Кант И., Конт О., Модсли Г. и др.). Действительно, каждый испытуемый в экспериментах Вундта описывал свои впечатления или переживания так, что они редко совпадали с таковыми следующего испытуемого: то, что одному было приятно, другому казалось неприятным, один человек воспринимал звук слишком громким, а другому этот звук казался средним по силе. Хуже того, ощущения одного и того же человека варьируют день ото дня: то, что ему казалось приятным сегодня, может стать скучным завтра и откровенно неприятным послезавтра.

В то время как Вундт и его сотрудники пытались изучать структуру сознания, в других странах появилось иное направление исследований сознания — функционализм. У его истоков стоит психология Вильяма Джеймса (1842-1910) и его главный труд “Основы психологии” (1890). С точки зрения Джеймса и его последователей проблема заключается не в том, чтобы узнать из чего построено сознание, а в том, чтобы понять его функцию и роль в выживании индивидуума.

Роль сознания они видели в его возможностях дать человеку способы адаптации, приспособления в различных жизненных ситуациях — либо повторяя уже выработанные ранее формы поведения, либо приспосабливая их к новым ситуациям, либо, наконец, осваивая новые поведенческие способы приспособления.

На становление идей функционализма существенно повлияли эволюционные взгляды Ч. Дарвина (1809–1882), работы по проблемам психической наследственности и индивидуальных различий человеческих способностей Ф. Гальтона (1822–1911), развитие зоопсихологии (Романес Дж., Морган Л. ).

Правда, функционалисты также в изучении функций сознания отдавали предпочтение методу интроспекции, который позволял им узнавать, как у индивидуума развивается осознание той активности, которой он предается. Вместо анализа сознания по типу “что”, ими проводился анализ по типу “как” и “почему” совершаются те или иные умственные операции, посредством которых сознание решает определенные задачи в том или ином приспособительном акте.

Последователей функционализма (Дьюи Д., Энджелл Д.Р., Кэрр Г.А., Вудворте Р., и др.) также критиковали за такой подход к изучению сознания. По мнению критиков, предметом научного исследования должно быть только то, что доступно прямому наблюдению. Невозможно прямо наблюдать мысли или чувства, интроспекция крайне субъективна и не способна преодолеть эти затруднения.

Только поведение, наблюдаемое со стороны, поддается объективному описанию.

Функциональная психология оказала существенное влияние на развитие прикладных областей психологии: возрастной психологии (Холл Г.С.), тестологии (Кеттел Д. МакКин, Бине А.), клинической психологии (Уитмер Л.,) психологии бизнеса и рекламы (Скотт У.Д.), судебной психологии (Мюнстерберг Х.) и др.

КРИЗИС МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВ ПСИХОЛОГИИ И ЕГО РЕЗУЛЬТАТЫ К настоящему времени число теорий личности в зарубежной персонологии (от англ. personality — личность, индивидуальность) исчисляется сотнями и все они существенно зависят от теоретической ориентации их авторов. Такое многообразие концепций личности является следствием недостаточности методологических основ психологии, отсутствием единства мнений психологов по вопросу понимания предмета, методов и задач психологии как науки.

В зарубежной психологии теории личности в большинстве своем отражают содержание наиболее распространенных на западе психодинамического, экзистенциально–гуманистического и поведенческого направлений в психологии.

В отечественной психологии, которая на протяжении значительного исторического отрезка времени развивалась самостоятельно, также сформировалось несколько теорий личности, которые хотя и по-разному решают эту проблему, но исходят из основного положения марксисткой философии о том, что личность человека обусловлена общественными, социальными условиями, причем личность не является простой проекцией этих условий, она сама их создает и творит.

Борьба мнений в области теории, новые факты, полученные в период интенсивного развития эмпирических и прикладных исследований в первые 50 лет существования психологии как самостоятельной науки, все более обнаруживали несостоятельность существовавшей единой психологической теории, и прежде всего недостаточность ее основания — субъективно–интроспекционисткого представления о психике. В начале 10-х годов 20 столетия психология вступила в период открытого кризиса, который продолжался до середины 30-х годов. Это был кризис методологических основ психологии и его позитивное содержание состояло в том, что развернулась работа по созданию новой психологической теории. Если до конца 19 века психология по сути была интроспективной психологией сознания, то в результате кризиса в психологии наметились две главные тенденции.

Представители первой тенденции отстаивали возможность дать строго научное объяснение поведению человека. Причем если одни из них главные причины поступков и поведения человека усматривали во внешней ситуации, т.е.

действии окружающей среды — социодинамические теории, то другие — считали главными детерминантами человеческого поведения внутренние факторы и свойства личности — психодинамические теории.

Промежуточная точка зрения основана на принципе взаимодействия внутренних и внешних факторов в управлении актуальным поведением человека (интеракционисткие теории). Известный исследователь психологии личности Г. Олпорт символически выразил эту точку зрения на поведение (R) в виде формулы: R=F(B,C), где В — внутренние, субъективно-психологические свойства личности;

С — социальное окружение, а F — знак функциональной зависимости. Тогда в социодинамических теориях поведение описывается формулой R=F(C), а в психодинамических теориях формулой R=F(B).

Представители второй тенденции придерживались мнения, что объяснить поведение человека методами принятыми в классической науке невозможно.

Поведение человека можно только внешне (феноменологически) описать и интуитивно “понять”. Эта тенденция “понимающе–описательной” психологии постепенно оформляется в современный экзистенциализм.

Первая тенденция свое крайнее выражение получила развитие в трудах бихевиористов и психоанализе.

Приверженцы бихевиоризма (поведенческое направление в психологии) пола гают, что психология не должна отличаться от других классических наук (таких как биология или физика), поэтому они практически полностью устранили все “субъективное” в ней, отказавшись от исследования сознания. С помощью предложенной Уотсоном схемы “стимулреакция” (SR) можно объяснить любую деятельность человека. Выражения типа “этот ребенок боится собаки” или “я влюблен в эту женщину” с точки зрения бихевиоризма в научном плане ничего не означают. Напротив, объективные описания типа “слезы и дрожь ребенка усиливаются, когда к нему приближается собака”, или “при встрече с этой женщи ной сердце у меня бьется сильнее, а зрачки расширяются” — дают возможность количественно оценить и измерить чувство страха или степень увлеченности.

В психоанализе (Фрейд З. и его последователи) причины человеческого поведения усматриваются в нем самом, точнее — в его подсознательных влечениях, основанных на инстинктах. По мнению Фрейда, инстинктивные сексуальные побуждения человека “запрещаются” на уровне сознания различными социальными ограничениями. А между тем, именно они побуждают людей действовать и благодаря их “энергии” (либидо) происходит постепенное развитие личности и достижение зрелости. Фрейд полагал, что точные науки со временем будут давать строго научное объяснение всем психоаналитическим феноменам. Отрыв психоанализа от точных наук он считал временным и старался сохранить его “научность”.

Во второй тенденции (“понимающе–описательная психология”) считается, что психология должна быть особой наукой, предметом которой является именно то, что недоступно исследованию традиционных наук с их методами, а сами методы психологии должны принципиально отличаться от методов точных наук.

Саму идею такой психологии выдвинул немецкий философ и психолог Вильгельм Дильтей (1833–1911), а в дальнейшем она была развита в работах его соотечественника Эдуарда Шпрангера (1882–1963), который и ввел сам термин понимающей психологии. Главной методологической установкой психологии понимания является стремление трактовать психологические процессы только из самих же психологических процессов. Человеческое сознание традиционному объективному изучению недоступно. Поэтому его можно описать и постичь только интуитивно, через своеобразное “вчувствование” во внутренний психологический мир собеседника. Для этого требуется особый способ — так называемая “понимающая интроспекция”. Она строится на основе доверительного самоотчета испытуемого о своей уникальной внутренней ситуации и возможна лишь в процессе эмпатического диалога его и исследователя. Именно эти положения лежат в основе экзистенциальной психологии (Хайдеггер М., 1927;

Сартр Жан-Поль, 1946;

Камю А., 1942;

Ясперс К.,1935;

и др.).

Экзистенциализм — это направление современной философии, в центре внимания которого стремление найти смысл своего личного существования и жить свободно и ответственно в соответствии с этическими принципами (жизни и смерти;

свободы и ответственности;

общения и одиночества).

Сам термин “экзистенция” (от лат. existentio — “существование”) впервые употребил религиозный датский философ Серен Кьеркегорон (1843), понимая под ним мир индивидуального опыта человека, его истинное, подлинное внутреннее существование — “бытие”. Этот внутренний мир у каждого человека уникален, неповторим и может быть понят только из собственного и непосредственного его описания самим человеком. На свете не может быть двух одинаковых людей так как каждый человек сам творит и создает свой внутренний мир. Для каждого из нас наш внутренний, да и внешний миры существуют как их постепенное раскрытие в течение жизни. Правда в обыденной жизни человек не всегда задумывается о смысле своей жизни и осознает свое существование, бытие как экзистенцию. Для этого необходимо, чтобы он оказался в пограничной, экстремальной ситуации, например перед лицом смерти. Только тогда он наиболее отчетливо будет понимать и осознавать смысл своего бытия — свою экзистенцию.

Для того чтобы жить и активно действовать, человек должен верить в смысл своих поступков, смысл своей жизни. Стремление к поиску и реализации человеком смысла жизни можно даже рассматривать как врожденную мотивационную тенденцию, присущую всем людям и являющуюся основным двигателем поведения и развития личности.

Австрийский психолог и психиатр Виктор Франкл, переживший во времена второй мировой войны заключение в немецких концлагерях, полагает, что потребность постижения человеком смысла и назначения своей жизни это потребность духовная.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.