WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |
-- [ Страница 1 ] --

П.И. Сидоров А.В. Парняков ВВЕДЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ (ДОПОЛНЕННОЕ) Рекомендовано Министерством здравоохранения Российской Федерации в качестве учебника для студентов

медицинских высших учебных заведений 2001 г.

1 Учебник содержит систематическое изложение основных разделов клинической психологии. Более полно, чем в других аналогичных руководствах, освещены психология лечебного процесса, психологические основы психотерапии, суицидальное поведение, психология умирания.

Впервые комплекс медико-психологических знаний предлагается в органическом единстве с общей, возрастной и социальной психологией. Указатели предметный и персоналий приближают издание к полноценному справочному руководству по всем основным разделам клинической психологии.

Учебник адресован студентам всех факультетов медицинских учебных заведений, а также врачам, психологам и социальным работникам, специализирующимся по клинической психологии и психотерапии.

ПРЕДИСЛОВИЕ Клиническая психология — область пограничная между клинической медициной и психологией. Это отражается как в самом названии, так и ее содержании. Современная клиническая практика требует восстановления у больного не только соматического здоровья, но также оптимального психологического и социального функционирования;

более того, психологическое состояние человека самым активным образом влияет на его здоровье, зачастую обуславливает быстроту и качество выздоровления при заболеваниях. Поэтому в подготовке врача существенно возрос объем необходимых знаний, умений и навыков. Ведь современному врачу знания и умения в области психологии так же необходимы, как знания и умения в области анатомии или физиологии.

Будущее современной отечественной медицины заключается в усилении в ней роли специалистов гуманитарного профиля. Это особо было подчеркнуто на совместном выездном совещании межведомственного координационного совета по клинической (медицинской) психологии при Минздраве России, проректоров по учебной работе и заведующих кафедрами клинической психологии, которое проходило в г. Архангельске в декабре 1999 года, и было посвящено вопросам преподавания психологии в медицинских Вузах. Практическое здравоохранение уже сегодня требует привлечения к участию в лечебном процессе клинических психологов, социальных работников. Психология необходима и каждому представителю новой профессии в медицине — менеджерам здравоохранения.

Настоящий учебник написан для студентов медицинских высших учебных заведений и учитывает требования программ по психологии не только медицинских факультетов (лечебное дело, педиатрия, стоматология и другие), но и факультетов клинической психологии, медико-социальной работы и медицинских менеджеров. Учебник отражает основные положения системы подготовки по клинической психологии и смежным областям, разработанные авторами и апробированные в течение многих лет на факультетах Северного государственного медицинского университета, где, кроме традиционных медицинских, в 1995 году был открыт факультет медико-социальной работы, а с 1997 функционируют факультет медицинского менеджмента и первый в медицинских вузах России, факультет клинической психологии.

Учебник содержит систематическое краткое изложение основных разделов общей, возрастной и социальной психологии, особенностей использования этих знаний в медицинской практике. Первый раздел построен из вводных материалов, относящихся к предмету психологии и, в частности, клинической психологии. Второй раздел посвящен систематическому описанию основных психических процессов и состояний личности, их нарушениям и методам обследования. Третий и четвертый разделы вводят в круг проблем, изучаемых в персонологии, описывают основные теоретические направления и эмпирические исследования психологии личности, концепции личностных расстройств. Пятый раздел посвящен психологии развития и возрастной клинической психологии.

Шестой раздел знакомит студентов с основами социальной психологии, в частности закономерностями межличностных отношений и общения, психологией групп и психологическими основами групповой терапии. Седьмой и восьмой разделы вводят студента в круг проблем по темам: “Личность и болезнь”, “Врач и больной: психология лечебного процесса”. Сюда же включено описание психологии умирания, суицидального поведения, а также психологических основ психотерапии, психокоррекции, психологического консультирования, психогигиены и психопрофилактики.

Второе издание (первое вышло в двух томах в 2000 году) готовилось уже с учетом опыта использования учебника в Вузах. Все главы дополнительно снабжены разделом «Краткое содержание и выводы» с перечнем вопросов для повторения, а также включены новые данные и иллюстрации. Учитывая отсутствие специальных практикумов по дисциплине, ряд глав содержит материалы, которые могут использоваться преподавателем для организации практических занятий со студентами. Во втором издании также сохранен основной принцип построения учебника, — обеспечить возможность его использования студентами разных факультетов. С этой целью были расширены разделы, которые носят справочный характер, а также, кроме предметного указателя, введен и указатель персоналий.

Материалы издания представлены в наиболее доступной для восприятия форме. Данный учебник будет, несомненно, полезен и для студентов, изучающих клиническую психологию не только в медицинских вузах, а также для всех специалистов, получающих профессиональную подготовку в области психиатрии, наркологии и психотерапии.

Руководитель Департамента образовательных медицинских учреждений и кадровой политики Министерства здравоохранения Российской Федерации, член-корреспондент РАМН, профессор Н.Н. Володин Президент Европейской Ассоциации психотерапии, президент Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, заведующий кафедрой психотерапии и медицинской психологии РМАПО, профессор В.В. Макаров Раздел Введение в психологию Глава ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ, ЕЕ ЗАДАЧИ И МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПОНЯТИЯ “ПСИХИКА” Каждая конкретная наука имеет свои особенности, которые отличают ее от других дисциплин. Издавна явления, изучаемые психологией, выделялись и отграничивались от других проявлений жизни как особые явления. Их особый характер усматривался к принадлежности их к внутреннему миру человека, который существенно отличается от внешней действительности, от того, что человека окружает. Постепенно все эти явления группировались под названиями “восприятие”, “память”, “мышление”, “воля”, “эмоции” и множество других, в совокупности образуя то, что и именуется психикой, т.е. внутренним миром человека, его душевной жизнью. Изучение и описание закономерностей этого внутреннего мира человека и относится к ведению психологии как научной дисциплины. Психология — это наука о психике человека, т.е. наука о внутреннем, душевном его мире.

Официальное оформление научная психология получила сравнительно недавно — в 1879 году, когда немецкий психолог Вильгельм Вундт (Wundt) открыл в Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии и стал выпускать специальный психологический журнал. До этого, а это почти 2,5 тысячи лет, психологические знания развивались в рамках философских учений о душе.

Выдвинутое философами положение о возможности и необходимости изучать психику человека и животных, опираясь на методы естественных наук, не могло быть Вундт реализовано прежде, чем достигли определенного уровня Вильгельм развития производство, техника, а в связи с ними и (1832–1910) естествознание. В частности, к середине XIX века физиология развилась настолько, что ее отдельные разделы, а особенно физиология органов чувств и нервно-мышечная физиология, уже вплотную подошли к разработке проблем, которые издавна относились к психологии. Кроме успехов физиологии проникновению научно–экспериментальных методов в психологию способствовали и такие науки как физическая оптика, акустика, биология, психиатрия и даже астрономия. Именно эти разделы естествознания и медицины составили основные источники, из которых психология выросла как самостоятельная экспериментальная область научных знаний.

Своим названием психология обязана греческой мифологии — мифу о любви простой смертной земной женщины Психеи и Эрота, сына богини Афродиты. Психея обрела бессмертие и стала равной богам, стойко выдержав все испытания, которые навлекла на нее разгневанная Афродита. Для греков этот миф был образцом истинной любви, высшей реализацией человеческой души. Поэтому Психея — смертный человек, обретший бессмертие, — стала символом души, ищущей свой идеал.

Строго говоря, термин “психея” впервые появился в работах философа из Эфеса Гераклита (530–470 гг. до н.э.), который полагал, что психеи это особые переходные состояния “огненного” первоначала в организме. Следует подчеркнуть, что введенное Гераклитом название для обозначения психической реальности было и первым собственно психологическим термином. На его основе в 1590 году Гоклкениусом будет предложен термин “психология”, который, начиная с работ немецкого философа Христиана Вольфа “Эмпирическая психология” (1732) и “Рациональная психология” (1734) станет общеупотребительным для обозначения науки, изучающей психику человека.

Психология возникла на пересечении естественных наук и философии, поэтому до сих пор точно не определено, считать психологию естественной или гуманитарной наукой. Даже отрасли психологии иногда классифицируют в зависимости от того, тяготеют они к биологическим наукам (зоопсихология, психофизиология, нейропсихология) или общественным (этнопсихология, психолингвистика, социальная психология, психология искусства). В целом психология относится к естественным наукам, хотя многие исследователи полагают, что психология должна занимать особое место в системе наук.

Ей отводится особое место также и потому, что психика, как свойство самой высокоорганизованной материи — мозга, самое сложное, что пока известно человечеству.

Кроме того, в психологии, в отличие от других наук, как бы сливаются объект и субъект познания. Те же психические функции и способности, которые служат нам для познания и освоения внешнего мира, обращаются на познание самого себя, своего “Я” и сами они становятся предметом осознания и осмысления. Следует также отметить, что, исследуя самого себя, человек не только познает себя, но и изменяет себя. Можно даже сказать, что психология — это наука не только познающая, но и конструирующая, созидающая человека.

Этимологически термин “психология” происходит от греческого слова “psyche” — душа и “logos” — учение. Однако выяснение специфики явлений, которые изучает психология, весьма затруднено, а их понимание во многом зависит от мировоззрения исследователей. По этим причинам исчерпывающего и всеми признанного определения понятия “психика” до настоящего времени нет.

Мысль о независимости души от тела и ее нематериальном происхождении возникла в древние времена. Еще наши предки предполагали, что в теле человека заключено другое невидимое существо (“тень”), занятое расшифровкой того, что поступает в органы чувств. Эту “тень”, или “душу”, наделяли способностью выходить на волю и жить собственной жизнью во время сна, а также после смерти человека.

Прошлые цивилизации придумали себе богов и богинь, которые вмешиваются в жизнь людей, заставляя их влюбляться, злиться или быть смелыми. Душой наделялся и окружающий мир — анимизм (от лат. anima — “душа”). В шестом веке до н.э. греческие философы уже сознавали, что все эти представления основаны на мифах. Тем не менее, они были убеждены, что в каждом человеке есть нечто, позволяющее ему думать, волноваться..

Анимизмом — вера в существование бесчисленных духовных сущностей, участвующих в человеческих делах и способных помогать или мешать человеку добиваться своих целей. Понятие “анимизм” обозначает не какую-то научную или религиозную доктрину, а рассматривается как определенный исторический тип мировоззрения. Он имел место в первобытном обществе и проявлялся в текущей практике древних людей, нашел отражение в их религиозных верованиях, а также в мифологии.

Анимистические представления о душе предшествовали первым научным взглядам на ее природу. В основном они сводились к пониманию души как к нечто сверхъестественному, “как зверек в животном, как человек внутри человека…”. Смерть понималась людьми как отсутствие души, а защититься от нее можно, если закрыть выход души из тела. Если душа тело уже покинула, то надо постараться заставить ее вернуться обратно. Только душа позволяет телам растений, животных и человека жить и развиваться. Беззащитность человека перед природными явлениями вселяли уверенность в одухотворенность не только стихий, но и всего того, что окружало человека.

Начиная с эпохи великих географических открытий, информация о жизни “диких народов”, обнаруженных в Америке, Африке, Азии и Океании, стала проникать в христианскую Европу. Эти народы, как оказалось, веровали во всеобщую одухотворенность окружающего их мира. Некоторые миссионеры 19 века заинтересовались научной стороной этих “дикарских суеверий”. В последствии интерес к ним кристаллизовался в работе Тайлора “Первобытная культура”, где он выдвинул положение, что анимизм являлся первой формой религии. Сама же религия, как он полагает, “выросла из доктрины о душе”, а последняя, в свою очередь, сложилась на основе стихийных размышлений о смерти, снах и видениях. Являвшиеся во сне образы умерших предков воспринималось людьми как неоспоримое доказательство существования душ и их особой жизни после смерти тела.

Собственно научное представление о душе впервые возникает в древней философии. Научное представление, в отличие от верований, направлено на объяснение души и ее функций. Учение о душе древних философов античности является первой формой знаний, в системе которых начинаются и первые психологические представления. В философском решении проблемы взаимосвязи материи и духа постепенно определялись три точки зрения: материалистическая, идеалистическая и дуалистическая.

Материалистические взгляды на психику. Материалистические взгляды на психику восходят к античной философии. Первыми ведущими центрами древнегреческой культуры и науки, наряду с другими, историки называют города Милет и Эфес. Обычно начало научного миросозерцания связывают с Милетской школой, существовавшей в 7–6 вв. до н.э. Ее представителями были Фалес, Анаксимандр и Анаксимен. Им первым принадлежит заслуга в выделении психики или “души” из материальных явлений. Они же выдвинули положение, что все многообразие мира, в том числе и душа, являются различными состояниями единого материального начала, первоосновы или первоматерии. Различие между ними состояло только в том, какой вид конкретной материи принимали они за первооснову миросоздания. Фалес первоосновой считал воду, Анаксимандр — “апейрон” (состояние первоматерии, которое не имеет качественной определенности), а Анаксимен — воздух. Философ из Эфеса Гераклит (530–470 гг.

до н.э.) первоосновой мира признавал огонь. Душа по Гераклиту является особым переходным состоянием огненного начала в организме, названного им “психея”.

Всех этих философов часто называют первыми натурфилософами, поскольку для них “натура”, т.е. природа лежит в основе всего в мире. Они также преодолевают анимизм древних, создавая принципиально новое учение — гилозоизм. Здесь душа также есть у всей материи, но душа представляется ими уже не независимым двойником материи, а является неотъемлемой частью ее.

Среди современников древнегреческого врача Гиппократа (460–377 гг. до н.э.) из наиболее крупных философов античной эпохи особо выделяется Демокрит (460 370 гг. до н.э.). Он утверждал, что все существующее, в том числе и душа, состоит из атомов, которые представлялись ему в виде мельчайших и неделимых частиц.

Вслед за Эмпедоклом (V в. до н.э.) Демокрит фактически признавал реальным внутренний мир как состоящий из вещественных микродубликатов внешних объектов.

В наиболее завершенном виде атомистическое учение представлено Аристотелем (384-322 гг. до н.э.), но он отрицал взгляд на душу как на вещество.

Одновременно он и не считал возможным рассматривать душу в отрыве от живых тел, т.е. материи, как это делали философы–идеалисты. Психологическая концепция Аристотеля была тесно связана и вытекала из его общефилософского учения о материи и форме. Мир и его развитие понималось им как результат постоянного взаимопроникновения двух начал — пассивного (материи) и активного (формы).

Аристотель полагал, что материя не может существовать не оформляясь. Формой живой материи и является душа. Душа — есть активное, деятельное начало в материальном теле, его форма, но не само вещество или тело. У человека центром души является сердце, куда стекаются впечатления из органов чувств. Впечатления образуют источник идей, которые в результате рассудочного мышления и подчиняют себе человеческое поведение.

Для объяснения природы души Аристотель использовал сложную философскую категорию, названную им “энтелехия”, которая означает существование чего-то, что имеет цель в самом себе. Поясняя свою мысль, он приводит такой пример: “Если бы глаз был существом живым, то душой его было бы зрение”. Итак, душа является сущностью (энтелехией) живого существа, так же как зрение является сущностью глаза как органа зрения. Таким образом, Аристотель выдвинул концепцию души как функции тела, а не какого-то внешнего по отношению к нему феномена. Эту точку зрения древнего философа уже нельзя считать последовательно материалистической. Здесь она уже дуалистична, поскольку, устанавливая единство души и тела, Аристотель в самом исходном пункте принимает их (душу и тело, форму и материю) как два совершенно самостоятельных начала.

По сути, Аристотель пытался совместить материалистические и идеалистические взгляды на природу и происхождение души. Вероятно, это не случайно, так как он был учеником Платона, наиболее яркого представителя философов–идеалистов. Однако здесь нам важно отметить то, что в философско психологических взглядах Аристотеля на первое место выдвигаются мышление, знание и мудрость, а его мысль, что главной функцией души является реализация биологического существования организма, в последствии закрепилась за понятием “психика”. И в современном материалистическом естествознании психика признается одним из главных факторов эволюции животного мира.

Идеалистические взгляды на психику. Идеалистические взгляды на психику также восходят к античной философии. Их представители (Сократ, Платон) признают существование особого духовного начала, не зависимого от материи. Они рассматривают психическую деятельность как проявление нематериальной, бесплотной и бессмертной души.

Основное положение Платона (427–347 гг. до н.э.) заключается в признании в качестве истинного бытия не материальный мир, а мир идей. К этому выводу философ пришел при выяснении сущности ряда этических и эстетических категорий. Например, он задается вопросом о том, что такое красота. Все единичные красивые вещи старятся, теряя свою красоту, а им на смену приходят новые. Но что делает все эти вещи красивыми? Стало быть должно существовать нечто такое, что объединяет между собой все эти единичные вещи. Их всех объединяет не материальная, а духовная сущность — это идея красоты. Существует нечто подобное для всего видимого в мире. Это нечто и названо Платоном идеей, которая представляет собой идеальную общезначимую форму того или иного тела.

Эти общие идеи противопоставлены философом материальному миру и превращены в самостоятельную сущность, независимую как от материальных объектов, так и от самого человека.

Таким образом, именно идея объявляется первопричиной всего существующего, а материальные вещи всего лишь ее воплощения. Все, что мы вокруг себя видим, существует только в наших ощущениях и представлениях как своеобразное и загадочное проявление “абсолютного духа” или главной, “всеобщей идеи”. Иначе — здесь постулируется изначальное существование идеального мира, т.е. мира идей о сущностях предметов внешнего мира. Например, существует всеобщая идея красоты, справедливости или добродетели, а то, что происходит на земле, в повседневной жизни людей, есть лишь отражение или “тень” этих всеобщих идей. Для приобщения к миру идей, душа человека должна освободится от влияния бренного тела и не доверять слепо органам чувств. Заботиться о здоровье души надо намного больше, чем о здоровье тела, так как после смерти душа уходит в иной мир — мир духовных, идеальных сущностей.

Платон, в свою очередь, был учеником Сократа (469-399 гг. до н.э.), а последний проповедовал свои взгляды устно, в форме бесед. В последующем и все произведения Платона были написаны в форме диалогов, где главное действующее лицо Сократ. В текстах Платона его собственная философская концепция органически связана с взглядами его учителя — Сократа.

Сократ родился в столице Греции — Афинах. Он принимал активное участие в культурной и политической жизни Афин, где в тот период популярной философской школой была школа софистов, с представителями которой он вел полемику. В народном собрании города Сократ не всегда соглашался с мнением большинства, что требовало немалого мужества, особенно в период правления “тридцати тиранов”. В 399 г. до н.э. его обвинили в том, что “он не чтит богов и развращает юношество”, за что и приговорили к смерти. Он мужественно принял приговор, выпив яд. Поведение Сократа на процессе, так же как и его смерть, способствовали широкому распространению его взглядов, так как доказывали, что жизнь Сократа неотделима от его теоретических этических воззрений.

Одним из важнейших положений Сократа была идея о том, что существует абсолютное знание или абсолютная истина, которую человек может открыть сам в себе, познать только в своем размышлении. Доказывая, что такое абсолютное знание не только существует, но и может передаваться одним человеком другому, Сократ обращается к речи, утверждая, что истина зафиксирована в общих понятиях, в словах. В таком виде истины и передаются от поколения к поколению. Он здесь впервые связал мыслительный процесс со словом. Позднее это положение развил его ученик Платон, отождествивший мышление и внутреннюю речь.

Сократ — автор знаменитого метода сократической беседы. В основе ее лежит способ так называемых “наводящих размышлений”. Здесь важно не давать готовое знание собеседнику, а подвести его к самостоятельному открытию истины. Сократ заставлял собеседника размышлять, задавая специально подобранные наводящие вопросы. Вводя понятие гипотезы, он показывал ему, что неправильное допущение приводит к противоречиям. Это требовало выдвижения другой гипотезы. Таким путем беседа при водила собеседника Сократа к постепенному и самостоятельному открытию истины.

Фактически сократический диалог был первой попыткой разработки технологии проблемного обучения. Метод сократической беседы также широко применяется и в современной психотерапевтической практике.

Если посмотреть на учение Сократа и Платона с современных позиций и подойти к ним как к ярким и точным художественным метафорам, то можно обнаружить, как пишет Ю.Б. Гиппенрейтер (1996), что “мир идей”, который противостоит индивидуальному сознанию конкретного человека, существует до его рождения и к которому каждый из нас приобщается с детства — это мир духовной культуры человечества, зафиксированный в ее материальных носителях, прежде всего в языке, в научных и литературных текстах. Это есть мир человеческих ценностей и идеалов. Если ребенок развивается вне этого мира (а такие истории известны — это дети, вскормленные животными), то его психика не развивается и не становится человеческой.

Представления о душе как направляющем, нравственном начале жизни человека долгое время “экспериментальной психологией” не принимались. Только последние десятилетия духовные аспекты жизни человека стали интенсивно обсуждаться в психологии в связи с такими понятиями, как зрелость личности, здоровье личности, личностный рост, а также и многое другое из того, что сейчас обнаруживается и перекликается с этическими следствиями учения о душе античных философов.

Средневековье. 1–2 вв. новой эры — начало разложения рабовладельческого общества. Политические столкновения, восстания рабов, гражданские войны, т.е. все то, чем сопровождался распад римской империи, не могли не вызвать существенные сдвиги в сознании людей. Трудности жизни и невозможность изменить условия побуждали че ловека замыкаться в своем внутреннем мире, искать утешение в себе. Зарождающаяся церковь не замедлила воспользоваться этими настроениями. Оказывая императорам поддержку в подавлении масс, церковь укрепляла свои позиции и усиливала свое влияние в Риме. Как известно, в 1 в. христианство признается государственной религией, а к 4 в.

границы влияния церкви выходят далеко за пределы Рима.

В эпоху средневековья учение о душе полностью отошло во владение религии, которая наложила запрет на попытки научного исследования души человека. Душа объявлялась божественным началом, представляющим собой тайну для смертных, поэтому сущность человека должна постигается не через разум, а через незнание и веру в догматы. На протяжении 11 столетий интеллектуального средневековья возникало множество философских школ, которые активно поддерживали богословие, считая естественные науки ограничением божественной власти, стоящей над человеческим разумом.

Христианская религия проповедовала отрешенность от внешнего мира, призывала к смирению и покорности, уединению с погружением в собственный внутренний мир. Эта общая установка и ориентации человека на свой внутренний личный мир и получила богословскую, теологическую интерпретацию в философско-психологических взглядах идеолога раннего христианства Плотина (205-270 гг.). Он полагал, что деятельность души заключается не только в обращении к богу;

но и в обращении к своему чувственному миру;

в обращении к самой себе. Благодаря внутреннему взору душа располагает знаниями о всех своих прошлых и нестоящих действиях. Мимо внутреннего ока не может пройти ни одно состояние души, будет ли оно из познавательной или побудительной сферы. Это учение о существовании универсальной способности души к самонаблюдению знаменовало собой первую поступь интроспективной психологии (Якунин В.А., 1998).

Следующий шаг в развитии интроспективного направления в психологии был сделан Августином (354-430). Новым в его психологии является признание воли как универсального принципа, организующего деятельность души. Однако волюнтаризм в его учении носил богословский характер. Он полагал, что все поступки человека предопределяются богом. Поэтому всякое выступление против веры в него и есть выступ ление против этого божественного предопределения, что ведет за собой вечные загробные муки. Для частичного освобождения отступников от будущих мучений в загробном мире, Августин предлагает ввести на земле смертную казнь через сожжение. Так в учении Августина засветились первые искры, из которых вырастут будущие костры инквизиции и непревзойденной жестокости средневековой церкви Взгляды Плотина и Августина на протяжении многих столетий станут путеводной звездой для средневековой схоластики. Следы их идей можно заметить и в Новое время.

Достаточно сказать, что учение о душе Плотина и Августина стало отправным для Р. Декарта, который, выступив со своей теорией сознания, окончательно оформит и утвердит интроспективное направление в европейской психологии XVII-XIX вв.

Из других философских учений того времени наиболее известным являлось схоластическое учение. Своего расцвета оно достигло в 13 веке благодаря Фоме (Томосу) Аквинскому (1228-1274 гг.). Он был первым, кто попытался и наиболее тонко сумел внедрить в богословскую догматику учение Аристотеля. Теологическое учение, выдвину тое Ф. Аквинским и названное впоследствии его именем — томизмом, получило в религиозных кругах широкое признание и распространение. Сам же Ф. Аквинский в г. был причислен к лику святых. Схоласты проповедовали учение, основанное одновременно и на богословии, и на доктрине Аристотеля. Они пытались таким образом объяснить мир с помощью разума, “озаренного верой”. Роль ученого они видели в том, чтобы раскрыть упорядоченность и иерархическое устройство созданного Богом мира.

Хотя, начиная со второго века до н.э. уже считалось установленным, что душа помещается в мозге, но философы без конца вели умозрительные споры о ее природе и способе влияния на поведение человека.

Несмотря на то, что средневековая философия и психология целиком находились под влиянием церкви, в среде самих богословов и схоластов имели место и элементы материализма (Скотт Д., Оккам В., Бэкон Р.). Однако в наиболее сильной форме материалистические тенденции были выражены в арабской философии и психологии. Они были связаны с общим расцветом восточной культуры в VIII-XII вв. Объединение восточных народов в огромное единое государство (Арабский Халифат) повлекло за собой интенсивный рост производства, стимулировало развитие медицины, естествознания, философии и психологии. Идейными источниками расцвета наук на Востоке служили достижения античной культуры, которые получили широкое распространение среди арабских народов.

Высшим авторитетом арабской философии и психологии X-XII вв. был крупнейший ученый, придворный врач из Бухары. Ибн-Сина (Авиценна, 980-1037). Главными трудами его являются энциклопедические по своему содержанию книги “Спасение” и “Канон медицины”. Авиценна — это, прежде всего естествоиспытатель, сторонник опытного познания мира. Сердцевину его учения составляет психофизиология. Именно у Авиценны мы впервые встречаемся с началом опытного, экспериментального проникновения в мир психических явлений. В частности, касаясь вопроса взаимосвязи душевных переживаний и телесных изменений, Авиценна показывал это в опытах, проведенных с двумя баранами. Одно из животных кормилось в обычных условиях, другое — на виду у волка, находившегося рядом на привязи. Хотя пища была одинаковой, животное, кормившееся в присутствии волка, быстро исхудало и погибло.

Из других видных арабских ученых средневековья были Альгазена (Ибн аль– Хайсма, 965-1038) и Аверроэсе (Ибн Рушда, 1126-1198). Альгазену принадлежит заслуга в выдвижении новой точки зрения на механизмы ощущений и восприятия. В частности, ранее зрение объясняли предположением наличия “истечений”, идущих от глаза к воспринимаемому предмету. Альгазена впервые экспериментально показал, что глаз является оптическим прибором, а причиной возникновения зрительного образа являются законы отражения и преломления света. Позднее, Аверроэсе покажет, что чувствительным аппаратом глаза является не хрусталик, а сетчатая оболочка.

Альгазена полагает, что именно умственная деятельность, которая при восприятии не осознается, позволяет человеку устанавливать натуральный объем и форму предметов, находить различие и сходство между ними. С аналогичной теорией о внутренних факторах восприятия (учение о “бессознательных умозаключениях”), выступит во второй половине XIX в. Г. Гельмгольц. Исследования в области физической оптики, начатые арабскими учеными и продолженные в средневековье Р. Бэконом, закладывали фундамент будущей психофизиологии органов чувств.

Принятое церковью учение Ф. Аквинского, как последнее слово теологии, стало по степенно вызывать критику со стороны самих богословов. Первым, кто выступил за сня тие “тонзуры” с Аристотеля, был английский схоласт Д. Скотт (1270-1308). С критикой схоластики и томизма выступал и другой английский мыслитель средневековья Р. Бэкон (1214-1292). Только устранив невежество, считали эти ученые, можно обеспечить подлинное развитие наук и тем самым общее благосостояние мира.

В развитии материалистических тенденций в средневековой психологии особая заслуга принадлежит В. Оккаму (1300-1350), который полагал, что многие психические явления могут быть раскрыты вообще без обращения к категории “душа”. Его положение о том, что следует избегать и отсекать избыточные мистические сущности и силы там, где вполне можно обойтись без них, получило название “бритвы Оккама”. Этот принцип экономии сыграл немаловажную роль в борьбе с томизмом и схоластикой, заложив в науке ориентацию на научное наблюдение и эксперимент (эмпиризм), которые станут довлеющими в эпоху возрождения и последующие годы.

Дуалистические взгляды на психику. Дуалистические взгляды в психологии (взгляды о независимости и самостоятельности существования в мире двух основополагающих начал —материи и духа), также корнями уходящие корнями в доисторические времена и античность, наиболее активно развивал французский философ, психолог и математик 17 века Рене Декарт (1596-1650). Он считается родоначальником рационалистической философии, а в математике ввел алгебраические обозначения, отрицательные числа. Латинский вариант его имени Ренатус Картезиус, отсюда термины — “картезианская философия”, “картезианская интуиция” и т.п.

Декарт считал, что человек состоит из нематериальной души и материального тела. Таким образом, с его точки зрения душа и тело имеют разную природу. По его мнению, не только душа воздействует на тело, но и тело способно существенным образом влиять на состояние души. Таким образом, в основу решения психофизической проблемы Декарт положил идею взаимодействия. Соединенные божеской силой в человеке душа, главным атрибутом которой является мышление, и тело (природа), характеризующееся протяжением, взаимно влияют друг на друга, хотя и являются разными субстанциями.

Роль тела теперь стала восприниматься совершенно иначе: те функции, которые прежде приписывались только душе, теперь стали относить к телесным функциям. В средние века, например, полагали, что душа ответственна не только за процессы мышления и здравый смысл, но и за восприятие, движение и репродуктивную деятельность. Декарт отбросил эти представления. Душа, с его точки зрения, имеет единственную функцию — мышление. Все прочие функции носят телесный характер.

Главный признак души — наличие сознания, сущностью которого является моральный выбор посредством мышления и воли. У животных нет души, так как у них нет сознания, и их поведение можно полностью объяснить с механической точки зрения. Человеческое тело — это тоже машина, поэтому в объяснении его работы, т.е. физиологических процессов и простых поведенческих актов, нет необходимости привлечения “души разумной”, наделенной сознанием, волей и желаниями. Таким образом, Декарт в области физиологии предвосхитил учение о рефлексах.

Любое знание, по мнению Декарта, должно выводится методом логического рассуждения. Так что если задаться целью найти истину все следует подвергать сомнению. Рассуждая таким образом можно даже прийти к выводу, что на свете ничего не существует. Однако сомнение в этом все же остается. Значит, сомнение является верным признаком того, что мы мыслим. А если я “мыслю, следовательно, существую” (“cognitio ergo sum”) и у меня есть сознание этого. Первое, что обнаруживает в себе человек — его собственное сознание. “Мыслить” по Декарту значит не только понимать, но и желать, воображать, чувствовать. Психология конца 19 века, восприняв дух идей Декарта, сделала своим предметом изучение сознания. Основной задачей психологии здесь уже объявлялось изучение состояний, свойств и содержаний сознания.

Декарт родился во Франции, получил гуманитарное и математическое образование в иезуитском колледже. Свое имя Декарт прославил целым рядом трактатов по математике и философии, что даже шведская королева пригласила его давать ей уроки философии.

Занятия проходили в плохо отапливаемой библиотеке, поэтому хрупкий и болезненный Декарт быстро заболел воспалением легких и умер 11 февраля 1650 года.

Интересным постскриптумом к смерти этого великого человека, который отдал так много сил изучению взаимодействия тела и души, может служить посмертная история его тела. Только через 16 лет после смерти решили перезахоронить Декарта на родине. Но в Париж останки философа поступили без головы и указательного пальца на правой руке, которые стали сувенирами. Почти 150 лет череп Декарта переходил от одного коллекционера к другому, пока, наконец, не был возвращен в могилу, его истинному владельцу (Shea, 1991;

цит. по Шульц Д.П. и Шульц С.Э., 1998).

Итоги развития психологии в рамках философии. Ведущей чертой античной психологии являлась ее стихийно-материалистическая направленность.

Различные мыслители древности пытались объяснить природу из нее самой, из законов, присущих самой материи. Большинство античных мыслителей были не только материалистами, но и диалектиками. Мир представлялся им единым, бесконечно движущимся и изменяющимся. Хотя природа трактовалась древними учеными в целом нерасчлененно, как бы синкретично, однако первые попытки выделения одних явлений из совокупности других, стремление понять их место в общей картине мироздания уже тогда имели место.

Явления душевной жизни человека не могли не привлечь внимания древних ученых вследствие их своеобразия и специфической природы. Именно поэтому еще на заре научного знания психические явления достаточно четко вычленялись из чисто материальных и, более того, осуществлялись попытки внутренней дифференциации отдельных сторон души. Обычно область психических явлений разделялась на две больших группы — познавательные и побудительные силы.

Пытаясь понять их природу, древние мыслители сумели высказать множество догадок, выдвинуть большой ряд принципиальных идей, которые оказали огромное влияние на последующее развитие психологии и которые не потеряли своего значения до настоящего времени.

В средние века была установка мыслителей искать ответы на все вопросы в прошлом, обращались за разъяснениями к трудам Аристотеля или других древних авторов, к Библии. В своих исследованиях человек должен был руководствоваться догмой, установлениями господствующей церкви или мнением авторитетных авторов. Лишь в XVII веке берут начало те длительные процессы, которым обязана своим существованием современная наука. В XVII столетии появляется новая методологическая установка — эмпиризм, которая ориентировала на познание посредством наблюдения и эксперимента. Знание, ориентированное только на традицию и авторитет, теперь стало воспринималось как нечто внушающее сомнение. Последующее развитие механики и биологии, физиологические открытия способствовали тому, что уже в девятнадцатом столетии психология начинает преимущественно развиваться не в рамках философских учений о душе, а в рамках физиологии, лишь в 1879 году психология выделяется В. Вундтом в самостоятельную научную дисциплину.

ПСИХИКА И НЕРВНАЯ СИСТЕМА Несмотря на то, что знания в области анатомии и физиологии в последующие годы значительно обогащались, лишь в начале 20 века понятие “душа” сменилось понятием “психика” окончательно уступив место концепции, согласно которой поведение человека управляется преимущественно нервной системой. Это произошло под непосредственным влиянием достижений в физиологии мозга, возникновения конкретно–научного представления о структуре рефлекторной дуги.

Впервые рефлекторную трактовку основных психологических процессов и явлений предложил известный русский физиолог И.М. Сеченов. Все акты сознательной и бессознательной жизни человека Сеченов считал рефлексами по своим истокам, структуре и функционированию. Рефлекторность означает у него первичность объективных условий жизни организма и вторичность их воспроизведения в психике.

Современное материалистическое понимание психики рассматривает ее как системное свойство высокоорганизованной материи, заключающейся в активном отражении субъектом окружающего мира и построении на этой основе его картины, а также саморегуляции своего поведения и деятельности.

Психика человека — субъективное отражение объективного мира, являющееся свойством высокоорганизованной материи (мозга).

Согласно диалектическому материализму любая материя обладает уникальными отражательными свойствами. Однако, что и как отражается зависит от уровня организации материи.

Физическое отражение свойственно неживой природе, примерами его является отражение звука, света и т.д. Знание его закономерностей широко используется в технике — радиолокации, фотографии, ракетостроении.

Физиологическое отражение является свойством только живой природы, примерами его являются тропизмы, таксисы и многочисленные рефлекторные реакции.

Психическое отражение возникает при дальнейшем усложнении нервной системы и мозга как живой сложнейшей отражательной системы. Внешний мир порождает в структурах мозга некоторые процессы, отражающие свойства этого внешнего мира в форме различных психических явлений.

Физиологические мозговые и психические процессы протекают параллельно друг другу и кажутся нам независимыми друг от друга, поскольку события, развивающиеся в нас самих (в мозге) мы не ощущаем, а свойства вещей, находящихся вне нас, — ощущаем. Особенности психики, связанные с тем, что физиологическая составляющая психических процессов в восприятии практически совершенно не представлена, является, вероятно, следствием эволюции приспособительных свойств психики. Если бы мы ощущали физиологическую сторону своих психических процессов, то это искажало бы картину внешнего мира, мешало бы его правильному восприятию и пониманию. Причины возникновения высших психических функций лежат вне организма и отсюда их характеристики выведению только из закономерностей функционирования мозга не поддаются.

В настоящее время вряд ли можно всерьез подвергать сомнению наличие связи между функционированием мозга и психическими процессами. Однако и в наши дни продолжает дискутироваться одна проблема, которая получила название психофизической, а с конца 19 в. — психофизиологической проблемы. Формально она заключена в вопросе: как соотносятся физиологические и психические процессы? На этот вопрос предлагалось два основных варианта решения. Первое решение получило название принципа психофизического взаимодействия (физиологические процессы мозга непосредственно влияют на психические процессы, а психические — на физиологические), а второе — принципа психофизического параллелизма (физиологические процессы сопровождают психические или сопутствуют им, но они независимы).

Главными свойствами психического отражения являются его идеальность, субъективность и опережающий характер.

Идеальность психического отражения означает, что в психических процессах физические изменения, разыгрывающиеся в ограниченном пространстве органов восприятия и мышления, предстают перед нами в особой (идеальной) форме как происходящие вне нас в неограниченном пространстве и времени.

Субъективность психического отражения означает, что это отражение внешнего мира очень индивидуально и зависит от опыта, возраста, воспитания человека как субъекта. Тем не менее, субъективность психического отражения ни в коей мере не отрицает объективную возможность правильного отражения реального мира. Правильность психического отражения проверяется индивидуальной практикой человека и практикой всего человечества.

Опережающий характер психического отражения — другая важная особенность, подчеркивающая адаптивный характер психики. Опережающий характер психического отражения является результатом накопления и закрепления в памяти опыта. Как только существо попадает в ситуацию аналогичную ранее встречавшейся, первые воздействия среды вызывают всю систему необходимой ответной реакции.

Все эти особые качества психического и лежат в основе выделения предмета психологии. Непосредственно для человека психика выступает и открывается ему в виде доступных для самонаблюдения (интроспекции) психических явлений его внутреннего (субъективного) мира: его собственных ощущений, восприятий, представлений, мыслей, чувств и переживаний.

СОЦИАЛЬНАЯ ОПОСРЕДОВАННОСТЬ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА Психика, в силу особенностей психического отражения, выступает в качестве основного регулятора поведения живых организмов. Наличие психики позволяет строить последовательную программу действий и производить операции сначала во внутреннем (интрапсихическом) плане и только потом действовать.

Качественное отличие поведения человека состоит в том, что под влиянием законов общественной жизни, поведение человека приобретает личностный характер. Одного факта принадлежности младенца к человеческому роду, что фиксируется в понятии индивид, недостаточно для развития собственно человеческих признаков и качеств. Специфика высших психических функций человека такова, что ни одна из них не является только следствием возрастного развития и простого созревания мозга младенца. Непременное условие их формирования воспитание и другие формы взаимодействия с другими людьми, т.е.

— социальные контакты. Для развития высших психических функций человека нужны особые условия — их формирование социально опосредовано.

Влияние среды, как решающего фактора в становлении психики человека, можно проиллюстрировать, хотя и редкими, но убедительными случаями нахождения людьми “волчьих детей”.

В 1940 году А. Гезелл и 1942 году Р.М. Цингг проанализировали сообщение индийского миссионера Дж. Синга, который при посещении деревни Годамури Миднапура сумел освободить из волчьего логова двух девочек в возрасте 1,5–2 года (Амала) и 8–9 лет (Камала). Младшая Амала умерла через год, а старшая Камала дожила до 17 лет и умерла от уремии. Обе девочки были глубоко слабоумными и вели себя как зверята: передвигались на четвереньках, защищали свою пищу, оскаливали зубы. Первое слово Камала произнесла через 2 года после начала воспитания, через 2 следующих года знала всего 6 слов. Выпрямиться она смогла через 3 года, а первые шаги сделала лишь через 6 лет. А. Гезел полагает, что только к 35 годам Камала смогла бы достигнуть уровня развития 12-летнего ребенка, а Амала этого уровня развития достигла бы к 17 годам.

В 1799 году в лесах на юге Франции охотники нашли 12-летнего мальчика. Он передвигался на всех четырех конечностях, ел как животное и кусал тех, кто к нему приближался. Известный психиатр Пинель (Pinel) обследовал мальчика и пришел к заключению, что он страдает неизлечимым слабоумием. Молодой врач Итар (Itar), специализировавшийся на лечении глухих детей, не согласился с таким диагнозом. По его мнению, поведение ребенка, которого назвали Виктором, — следствие очень ранней и длительной изоляции от людей. Однако и после пятилетних усилий Итару не удалось приучить Виктора к общению с людьми. Вплоть до смерти в возрасте 40 лет никаких заметных улучшений в его поведении не произошло.

Индивид в процессе индивидуального развития (онтогенеза) формирует свой внутренний мир путем усвоения (интериоризации) исторически сложившихся форм и видов социальной деятельности человека, происходит усвоение опыта многих поколений людей. Именно в процессе такого развития и происходит становление его личности, его “Я”. Личность — сложное единство, интеграция в человеке его биологических свойств (организм) с социальными качествами, при ведущей роли последних. При этом личность связывает воедино различные стороны психики (ум, чувства, волю) и придает поведению человека необходимую последовательность и устойчивость.

ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТЫ ПСИХОЛОГИИ, ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ Психика проявляется во внешнем поведении и практической деятельности людей, поэтому поведение и деятельность человека выступают в качестве основных объектов психологии. Однако, поведение и деятельность человека изучаются не только психологией, но и физиологией, этикой, социологией и многими другими науками. При этом каждую из них интересует определенная сторона или аспект, соответствующий предмету науки. Предметом психологии является изучение закономерностей развития и проявлений психики, т.е. психические явления.

Психические явления — обычно понимаются как факты нашего внутреннего (субъективного) опыта. Их легко обнаружить у самого себя, стоит только обратить взор “внутрь себя”. Таким образом, фундаментальное свойство психических явлений — это их непосредственная представленность только самому субъекту.

Это означает, что мы не только видим, мыслим, желаем или чувствуем, но и знаем о об этом. Иными словами, психические явления не только происходят в нас, но также непосредственно только нам и открываются. Наш внутренний мир как большая сцена, где мы одновременно и зрители и действующие лица, поэтому полагали, что единственным методом изучения психических явлений является самонаблюдение, или метод интроспекции. Другим людям наш субъективный мир не доступен, окружающие только от нас самих могут узнать, что мы ощущаем, мыслим, желаем или чувствуем.

Кроме фактов субъективного опыта существует целый ряд и других форм проявлений психики, которые также изучает психология — это факты поведения, факты неосознаваемого психического, а также психосоматические явления и продукты деятельности человека. Во всех этих фактах, явлениях и продуктах материальной и духовной культуры проявляется психика человека и через них же она может и изучаться. Однако к этим выводам психология пришла не сразу, а ходе драматических дискуссий и трансформаций представлений о ее предмете.

Важно подчеркнуть, что в настоящее время в психологии проводится отчетливое различие между собственно психическими явлениями и психологическими фактами. Под психическими явлениями понимаются только субъективные переживания или элементы нашего внутреннего опыта (как сознательные, так и бессознательные), а под психологическими фактами подразумевается более широкий круг проявлений психики. В их число уже включаются и объективные формы проявлений психического. К ним относятся:

поведение, телесные процессы, продукты деятельности людей и социально культурные явления. Объективные формы проявления психики используются психологией для изучения ее собственных свойств, функций и закономерностей.

Психология изучает механизмы процессов преобразования внешних воздействий во внутренний (психический) план, в котором представлены воздействующие объекты, а также она исследует механизмы, обеспечивающие регулирование ответной реакции, программирование поведения.

Субъективные психические явления, как проявления целостной личности, не являются чем-то самостоятельным и изолированным. Однако в психологии из методологических соображений и для удобства изучения, их принято подразделять на три основные группы:

• психические процессы — ощущения, восприятие, память, мышление, воображение, эмоции и др.;

• психические состояния — активность, бодрость, пассивность, усталость, тревожность, радость и др.;

• психические свойства личности — характер, темперамент, способности и др.

Все эти формы психических явлений тесно связаны между собой и незаметно переходят одна в другую.

Понятие “психический процесс” подчеркивает процессуальный характер изучаемого явления с достаточной очерченостью его начала и окончания.

Понятие “психическое состояние” характеризует статический момент, относительное постоянство во времени психического явления.

Понятие “психическое свойство” отражает устойчивость исследуемого явления, его повторяемость и закрепленность в структуре личности.

Так, аффект может рассматриваться и как психический процесс, поскольку в нем выражена динамика чувств;

и как психическое состояние, т.к. он характеризует психику в данный момент;

и как проявление психических свойств личности — вспыльчивости, гневливости. Взаимосвязь психических явлений знакома каждому человеку, поскольку он повседневно встречается с умом, чувствами, характером и другими психическими особенностями окружающих его людей. Каждый из нас может отдавать себе отчет и о своих личных психологических качествах — внимании, памяти, способностях или речи.

ПСИХИКА ПСИХИЧЕСКИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ СВОЙСТВА ПРОЦЕССЫ ЛИЧНОСТИ Схема взаимодействия психических процессов, состояний и свойств личности человека Психические процессы принято подразделять на три основные группы:

познавательные (внимание, ощущения и восприятия, память, мышление и воображение), волевые (мотивы, стремления, желания, принятие решений) и эмоциональные (чувства, эмоции).

Аналогично и психические состояния могут быть проявлениями познавательных психических процессов (например, сомнение), волевых (например, уверенность) и эмоциональных (настроения, аффекты). В свою очередь, среди психических свойств личности можно выделить способности (качества познавательной сферы, ума), характер (устойчивые особенности волевой сферы) и темперамент (закрепившиеся качества чувств).

Психика человека существенно отличается от психики даже высокоорганизованных животных тем, что она в большинстве своих проявлений осознана. Поэтому психические явления принято также подразделять на сознательные и бессознательные.

Сознание. Это прежде всего знание о чем-то, истинность которого можно проверить практикой. Знание не есть след события или объекта, пассивно запечатленный структурами мозга. Знание служит средством удовлетворения потребностей, средством достижения целей. Сознание также носит изначально социальный характер. Осознать — еще и значит приобрести потенциальную возможность научить, передать свое знание другому. Таким образом, сознание есть такое знание о мире, закрепленное в нервных структурах мозга, которое может быть использовано человеком для организации действий, направленных на удовлетворение потребностей, и может быть передано другим людям посредством речи. Сознание — это высшая форма отражения действительности, свойственная только человеку.

Бессознательное. Большинство психических явлений осознаются человеком (человек знает и отдает отчет тому, что он кого-то любит или ненавидит, что в нем “протекает” это явление), но имеется много и таких, которые образуют бессознательный (подсознательный) слой психики. Бессознательные психические явления представляют собой такую форму отражения действительности, при которой не отдается отчет в совершаемых действиях, утрачивается полнота ориентировки во времени и месте действия, нарушается речевое регулирование поведения.

В область бессознательного входят психические явления, возникающие во сне (сновидения);

ответные реакции под влиянием не ощущаемых, но реальных раздражителей (“субсенсорные” реакции);

автоматизированные действия (движения, бывшие в прошлом сознательными, но благодаря повторению приобрели характер навыка);

механизмы творчества, формирования гипотез, догадок, предположений, оттенки эмоций и их внешнее выражение и многие другие.

Ю.Б. Гиппенрейтер (1988) классифицировала феномены бессознательного в три больших класса:

1) Неосознаваемые механизмы сознательных действий (автоматизмы и навыки, установки, идеомоторика);

2) Неосознаваемые побудители сознательных действий (это прежде всего явления, изучаемые в психоанализе);

3) “Надсознательные” психические процессы — это особый тип бессознательного, так по масштабу времени и содержанию эти процессы намного крупнее всего того, что может вместить сознание. Они проходят через сознание как бы отдельными участками, а вся “работа” протекает вне его, завершаясь неожиданным возвратом в сознательную жизнь некого интегрального продукта, который порой меняет все ее течение (творчество, личностные кризисы, переживания крупных жизненных событий).

ЗАДАЧИ И ОТРАСЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ Важнейшая задача психологической науки — раскрытие психологических закономерностей формирования человека как личности.

Общая психология исследует наиболее общие закономерности психической деятельности, обнаруживает и описывает общие принципы, категории, понятия и методы психологической науки. Эта область психологии дает знания одинаково необходимые всем специалистам, которых интересует поведение людей.

Наиболее многочисленные фундаментальные исследования в общей психологии касаются, главным образом, таких явлений как научение и его законы, действие мотивационных факторов, развитие таких когнитивных процессов как память, мышление.

Для некоторых исследований в психологии необходимо применение особых методов или методологии. Так, психофизиология изучает физиологические и биохимические изменения, которые происходят в нервной системе при различных психологических состояниях (эмоциональных переживаниях, функционировании памяти, сновидениях и т.п.). В психофизиологии речь идет о самых различных физиологических сдвигах: активности потовых желез, электроактивности мышц (электромиограмма), мозга (электроэнцефалограмма) и так далее.

В отличии от физиологической психологии, предметом исследования в психофизиологии являются психологические проблемы внутреннего мира человека.

Поведение для психофизиолога является независимой переменной, тогда как зависимыми оказываются физиологические процессы. Главной задачей современной психофизиологии является причинное объяснение психических явлений путем раскрытия лежащих в их основе нейрофизиологических механизмов.

Другие специальные отрасли психологии также диктуются потребностями практики. Каждая из отраслей разрабатывает свои теоретические проблемы, но все они, прежде всего, прикладные отрасли психологии. Так, психогенетика изучает наследственные механизмы психики и поведения.

Дифференциальная психология выявляет и описывает индивидуальные различия людей, процесс формирования этих различий и причины.

Возрастная психология (психология развития) изучает особенности психики человека на различных этапах его жизненного пути. Она подразделяется на детскую психологию, психологию подростка, психологию юности, психологию взрослого человека и геронтопсихологию (геронтология — наука о старости).

Этнопсихология (от греч. ethnos — племя, народ) изучает этнические особенности психики людей, национальный характер, этнические стереотипы, национальное самосознание и т.д.

Социальная психология изучает психические явления, которые возникают в различных группах и коллективах в процессе общения людей, выявляет психологические закономерности взаимоотношений личности и коллектива.

Педагогическая психология изучает психику учащихся в процессе учебно воспитательной работы, устанавливает закономерности овладения знаниями, умениями, навыками.

Инженерная психология изучает деятельность человека-оператора в автоматизированных системах управления. Она решает проблему распределения и согласования функций между машиной и человеком.

Политическая психология изучает психологические механизмы политики для выработки практических рекомендаций по оптимальному осуществлению политической деятельности на всех уровнях.

Существует много и других прикладных отраслей психологии, но мы более подробно рассмотрим проблемы клинической (медицинской) психологии.

КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК ОТРАСЛЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ В современной отечественной медицине и психологии термины “клиническая” и “медицинская” психология чаще всего используются и понимаются как синонимы, хотя в ряде странах мира, да и в нашей стране, существует между специалистами разграничение этих понятий.

Основанием для такого разграничения обычно служат не только традиции медиков называть эту отрасль знаний “медицинской психологией”, а психологов “клинической психологией” (Менделевич В.Д., 1998). В нашей стране исторически медицинская психология являлась более высоко стоящим понятием, причем клиническая психология составляет ее основную часть, почти сливающуюся с ней. В частности, в системе психологических наук, предложенной отечественным психологом К.К. Платоновым (1972), клиническая психология включена в медицинскую психологию. Многие и другие из известных психологов у нас и за рубежом поддерживали аналогичную точку зрения. В таком широком понимании медицинская психология, как отрасль психологической науки, призвана к изучению различных проблем медицины в психологическом аспекте и методами психологии. Возникнув на стыке медицины и психологии она содержит множество пограничных отраслей знаний, включая клиническую психологию, патопсихологию, нейропсихологию, психосоматику, психогигиену, психопрофилактику и другие. При этом подходе под клинической психологией понимается та область медицинской психологии, прикладное значение которой определяется потребностями клиники — психиатрической, неврологической, соматической (Блейхер В.М., 1976).

Под медицинской психологией в узком понимании этого термина обычно подразумевается та сумма психологических сведений, которая вносится в сознание медицинских работников (врачей, среднего и младшего медицинского персонала), как необходимый компонент их образования и квалификации. В то время как клиническая психология здесь уже рассматривается более расширенно — как область профессиональной деятельности психологов, развивающих научную основу для изучения и использования психологических факторов в предупреждении и преодолении болезней, решения широкого круга задач, связанных с охраной здоровья населения (Поляков Ю.Ф., 1996).

Следует отметить, что в нашей стране специальное обучение по специальности клиническая психология введено с 1999 года (до этого времени подготовка клинических психологов осуществлялась в рамках додипломной и последипломной специализации и усовершенствования психологов общего профиля). В медицинских высших учебных заведениях специальные факультеты медицинской (клинической) психологии стали организовываться в 1997 году (Архангельск) в соответствии с приказом МЗ РФ №391 от 26.11.96 г., где определены условия подготовки и приведен перечень теоретических знаний и практических навыков медицинского (клинического) психолога.

Клиническая психология — отрасль психологии, которая сформировалась на стыке с медициной, она использует знания психологических закономерностей в медицинской практике: в диагностике, лечении и профилактике заболеваний. Из этого следует, что клиническая психология изучает все психологические проблемы больных людей на разных этапах их жизни и болезни, а в более широком понимании — она изучает весь динамизм благотворных или пагубных влияний многообразно меняющейся личности человека и межличностных отношений на его здоровье и болезнь.

Следует отметить, что и сама клиническая психология может в определенном смысле рассматриваться как самостоятельный раздел медицины, своеобразная “пропедевтика ко всем клиническим дисциплинам” (Лакосина Н.Д., Ушаков Г.К., 1976), так как у всех больных вне зависимости от характера заболевания обнаруживаются общие тенденции реакций психики и личности на свое заболевание.

Однако следует помнить, что клиническая психология разрабатывается не только в связи с конкретными задачами, которые ставятся различными клиническими (греч. klinike — уход за лежачим больным, лечение на больничной койке), но и другими медицинскими дисциплинами — социальная медицина, гигиена и организация здравоохранения, медицинская экология, эпидемиология и другие. Таким путем в клинической психологии идет становление новых ее аспектов — медико-психологические проблемы семьи, учебного или производственного коллектива, этнических и других социальных групп.

Кроме изучения психики больного человека, к основным разделам предмета клинической психологии относится изучение закономерностей общения и взаимодействия больных и медицинских работников, а также изучение психологических средств воздействия на больных в целях профилактики и лечения заболеваний.

При изучении психики больного главное место в клинической психологии занимает исследование психологическими методами психических проявлений различных заболеваний и механизмов их возникновения. Важное значение при этом уделяется изучению роли в возникновении и течении болезней психогенно– травмирующих и иных психологических факторов, а также исследование особенностей личностной реакции человека на свое заболевание (индивидуальное и социальное значение болезни).

При изучении процессов взаимодействия и общения медицинских работников с больными особо подчеркивается, что пациент для врача не только объект диагностики и терапии, но и субъект со своим сложным внутренним психологическим миром, индивидуально реагирующий на болезнь и условия микросоциальной среды. Положительные терапевтические эффекты могут возникать и вне сферы применения специальных психотерапевтических методов, поэтому особенности формирования отношений больного в своей микросоциальной среде и с врачом являются существенными элементами лечения практически любого заболевания.

Отдельного рассмотрения и изучения в клинической психологии требует применение в медицине различных специфических методов психологического воздействия на больного с конкретными лечебными или оздоровительно– профилактическими целями. Здесь, помимо психотерапии как специального раздела медицины и клинической психологии, следует особо выделить специальным образом регулируемые врачом его взаимоотношения с больным. Эти отношения могут становиться специфическим лечебным фактором и уже выступают как особые психотерапевтические средства для повышения эффективности лечебных мероприятий. По сути Уитмер они являются основой повседневной врачебной деятельности Лайтнер и выражают известное утверждение, что психотерапевтом (1888–1956) должен быть врач любой специальности.

Первая психологическая клиника была открыта через 17 лет после основания В. Вундтом современной психологии — в 1896 году Лайтнером Уитмером (университет в Пенсильвании, США), его и Д. Кеттела учеником. То, что Уитмер (1888–1956) практиковал в клинике, не было клинической психологией в том смысле, какое сегодня вкладывается в это понятие. Его деятельность была посвящена диагностике и лечению отклонению в умственном развитии школьников. Современная же клиническая психология занимается более широким диапазоном психологических отклонений людей всех возрастов. Уитмер читал первый курс клинической психологии и начал издавать с 1907 года первый журнал «Психологическая клиника» (Psychological Clinic), редактором которого был в течение 29 лет. Примеру Уитмера последовали многие психологи и во многих городах открывались подобные клиники, где использовался предложенный им бригадный метод работы. Его сущность заключалась в том, что психологами, психиатрами и социальными работниками оценивались, а затем корректировались по возможности все аспекты проблем пациента.

Формированию представлений о применении психологии к диагностике и лечению анормального поведения способствовали также книга бывшего пациента клиники для душевнобольных Клиффорда Бирса под названием “Ум, который вновь обрел себя” (1908) и работа психолога Хьюго Мюнстерберга “Психотерапия” (1909). К. Бирс привлекает внимание к необходимости гуманного отношения к людям с психическими расстройствами, понимания их внутреннего мира. Не случайно уже в следующем году после выхода его книги образуется в США Национальный комитет психической гигиены, которому даже знаменитый психолог В. Джеймс оказывает материальную поддержку.

Х. Мюнстерберг (1863–1916) предложил конкретные пути помощи душевнобольным людям, лечения различных психических нарушений психологическими воздействиями.

Он пытался устранить у пациентов беспокоящие их мысли, негативные эмоции или вредные привычки, так как был убежден, что психические болезни возникают из-за неспособности человека приспособить свое поведение к окружающей обстановке, а не от влияния скрытых конфликтов, как утверждал Фрейд. Но тем не менее решающее влияние на развитие клинической психологии оказали все же работы его современника Зигмунда Фрейда, благодаря которому клиническая психология вышла далеко за рамки первых психологических клиник. Идеи З. Фрейда давали клиническим психологам и первые приемы психоаналитической терапии. Позднее наиболее расширительную трактовку содержания и задач психологии в клинической практике дал немецкий психиатр и психолог Эрнест Кречмер (1888–1964), автор наиболее известного в мире курса медицинской психологии. Он полагал, что главной задачей медицинской психологии является психологический анализ природы не только нервно–психических, но и любого заболевания человека. Его книга “Медицинская психология” многократно переиздавалась, а в 1975 году вышло ее уже 14–е издание.

В России вопросы медицинской психологии стали изучаться и разрабатываться практически параллельно с организацией первых психологических лабораторий. Всего через 7 лет после основания В. Вундтом своей лаборатории в Лейпцигском университете В.М. Бехтеревым в 1885 г. аналогичная лаборатория создается в Казани на базе клиники для душевнобольных. Исследования психологических реакций душевнобольных в его лаборатории носили комплексный характер и служили “практическим целям нервно– психиатрической клиники” (Ярошевский М.Г., 1986). В конце 1893 года В.М. Бехтерев был избран профессором Военно-медицинской академии и переехал в Петербург, где также организовал лабораторию экспериментальной психологии при Академической клинике душевных и нервных болезней. Под его руководством было выполнено более клинико-психологических докторских диссертаций. Вскоре подобные лаборатории организуются в Тарту (1894), Москве (1895), Харькове (1897) и других городах России.

В Москве психологическая лаборатория организована известным психиатром С.С. Корсаковым. Специальный курс психологии для студентов-медиков он еще за год до открытия лаборатории поручил читать своему ассистенту А.А. Токарскому, в дальнейшем заведующему лабораторией. В Дерпте экспериментальные работы по исследованию психически больных проводил В.Ф. Чиж. В 1904 году на заседании Российского общества невропатологов и психиатров была избрана специальная комиссия для рассмотрения и систематизации новейших клинико-психологических методов. В 1908 году А.Н. Бернштейн опубликовал первое в России руководство «Клинические приемы психологического исследования душевнобольных», а в 1911 году вышел в свет «Атлас психологического исследования личности» Ф.Г. Рыбакова.

В советское время, в 1918 году, был организован специальный институт по исследованию детей с недоразвитием психической сферы, названный впоследствии Медико-педологическим институтом. Появилась также новая профессия — клинический психолог. Однако вскоре советская медицинская психология стала развиваться преимущественно в плане клинико-описательных и экспериментальных психологических исследований, так как развернулась борьба с идеалистическими направлениями, субъективистскими методами самонаблюдения. Это, наряду со значительными положительными достижениями в виде большей объективизации изучаемых явлений, имело и отрицательные последствия, приведшие в 30-е годы к официальному государственному запрещению отдельных направлений медицинской психологии, что существенно затормозило их становление. А результаты объединенной сессии Академии наук и Академии медицинских наук СССР 1950 года, которая была посвящена учению И.П. Павлова, умершего еще в 1936 году, привели, по сути, к подмене медицинской психологии физиологией.

Возрождение медицинской психологии, как и всей психологической науки, в нашей стране началось только с середины 50-х годов. В частности на I съезде Общества психологов в 1959 году, на II съезде этого общества в 1963 году и на IV съезде невропатологов и психиатров в 1963 году был представлен ряд докладов, свидетельствовавших о том, насколько важна медицинская психология для клиники (Зейгарник Б.В., Лебединский М.С., Лурия А.Р., Мясищев В.Н., Платонов К.К. и др.). В 70–80-е годы в ряде городов прочно сформировались крупные научные центры и школы по медицинской психологии, плодотворно разрабатывающие различные направления медико-психологических исследований. Московские ученые (Зейгарник Б.В., Платонов К.К., Гуревич К.М., Рубинштейн С.Я., Поляков Ю.Ф., Хомская Е.Д., Ф.Б. Березин., Николаева В.В. и др.) сосредоточили основные усилия на проведении фундаментальных исследований в области психодиагностики. Ведущим направлением деятельности ленинградской школы медицинской психологии (Кабанов М.М., Личко А.Е., Вассерман Л.И., Карвасарский Б.Д., Мягер В.К., Серебрякова P.O. и др.) стала разработка моделей реабилитационного процесса в различных областях медицины. Представители киевской научной школы (Блейхер В.М., Бурлачук Л.Ф. и др.) занимались вопросами теории и практики патопсихологической диагностики. Ученые тбилисской школы (Бжалава И.Т., Цуладзе С.В. и др.) проводили медико-психологические исследования в свете созданной Д.Н. Узнадзе теории установки. По их инициативе был проведен и первый в нашей стране международный симпозиум по проблемам бессознательного.

Общая клиническая психология разрабатывает проблемы основных закономерностей психологии больного человека (критерии нормальной и измененной болезнью психики), проблемы психологии врача (медицинского работника, психолога или специалиста по социальной работе) и психологии самого лечебно–оздоровительного процесса. Кроме того, в общей клинической психологии разрабатывается учение о взаимоотношениях психического и соматического в человеке (психосоматические и соматопсихические взаимоотношения), медицинские аспекты учения об индивидуальности (темперамент, характер, личность) и этапах постнатального онтогенеза ее (возрастная клиническая психология), а также рассматриваются наиболее общие психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии.

Признавая клиническую психологию отраслью психологической науки различные авторы, тем не менее, расходятся в определении ее предмета, а отсюда и ее содержания, порой даже по-разному понимая одни и те же формулировки определений. Некоторые из них полагают, что эта прикладная область психологии обслуживает только медицину и “вне медицинской практики… не только беспомощна, но и неприемлема” (Лакосина Н.Д., Ушаков Г.К., 1984). Другие, главным образом те, которые занимаются преподаванием ее в немедицинских вузах, справедливо полагают, что практический психолог, работающий, скажем в школе, серьезными болезнями, требующими стационарного лечения заниматься не может и не будет. Его профессиональный долг — бороться за психическое здоровье людей, предупреждая нервно–психические расстройства здоровых (Бадмаев Б.Ц., 1999).

Дискуссии такого рода, на наш взгляд, свидетельствуют только об одном — медицинская психология сегодня является чрезвычайно разветвленной отраслью науки, требующей специализации в ее различных разделах даже самих клинических психологов.

Тем не менее, для любого специалиста, работающего с людьми, основные понятия, относящиеся к общей клинической психологии должны в доступной форме включаться в программы подготовки. Только на их базе и может строится соответствующий прикладной (частный) курс, составленный с учетом поля деятельности будущего специалиста. Другими словами должны быть разные учебники по клинической психологии — для врачей, социальных работников, клинических, школьных или промышленных психологов.

Здесь уместна аналогия с отдельной медицинской специальностью, которая стала самостоятельной в нашей системе здравоохранения сравнительно недавно — психотерапией. Известное и совершенно справедливое выражение, что психотерапевтом должен быть каждый врач вовсе не означает, что каждый врач должен заниматься психотерапией профессионально. Хотя психотерапия в том или ином объеме является обязательным компонентом высшего медицинского образования врача любой специальности, но профессионалом–психотерапевтом может быть только врач–психиатр, получивший дополнительную специальную и достаточно продолжительную подготовку по психотерапии.

Частная клиническая психология раскрывает ведущие аспекты психологии больных при определенных заболеваниях, а также особенности врачебной этики и деонтологии при общении с ними. Например, отдельному рассмотрению могут быть подвергнуты психологические особенности больных, страдающими различными соматическими или нервно-психическими заболеваниями, психологические особенности больных на этапах подготовки, проведения хирургических операций и в послеоперационном периоде.

Последнее время в связи с все расширяющейся деятельностью психологов не только в психоневрологических, но и в соматических медико-профилактических учреждениях, наметилась тенденция к раздельному рассмотрению клинико психологических аспектов больных этих клиник.

В разделе “Психологические аспекты больных с соматическими нарушениями” рассматриваются не только традиционные проблемы психосоматики, сосредоточенной на изучении психосоматозов (гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, язвенная болезнь желудка и кишечника и другие), но и более широкий круг проблем психосоматологии, часто обозначаемый как психосоматический подход в медицине. Здесь имеется в виду, что психологические факторы играют важную роль в сложном переплетении причин и механизмов любой болезни, сказываются на клинических проявлениях ее, а в конечном итоге влияют на успешность лечебных мероприятий.

Здесь также предполагается, что должны учитываться не только психосоматические, но и разнообразные соматопсихические влияния, формирующие своеобразный комплекс чувствований и переживаний человеком своего заболевания, формирующие так называемую внутреннею картину болезни.

Последнее время именно эти аспекты психологии соматического больного стали обозначать как соматопсихология. В более широком смысле соматопсихология включает в себя весь круг проблем влияния соматического здоровья человека, в целом его “телесности” на психическое самочувствие и самовосприятие. Можно сказать и иначе — соматопсихология является частным разделом более широкой проблемы психологии — психологии телесности.

В любом случае данный раздел частной клинический психологии органично объединяющий вопросы психосоматологии и соматопсихологии сосредоточен на изучении всех психологических аспектов, включая вопросы клинической психодиагностики и психологической реабилитации, больных в терапевтической, хирургической, акушерско-гинекологической, дерматовенерологической, стоматологической и других клиниках соматического профиля.

В разделе “Психологические аспекты больных с нервно–психическими расстройствами” также рассматриваются не только традиционные для неврологической, психиатрической и наркологической клиник вопросы клинической психодиагностики (включая клинико-диагностические аспекты нейропсихологии, патопсихологии и токсикопсихологии), но и более широкий круг проблем, касающийся психологической реабилитации больных с различными нервно–психическими заболеваниями и отклонениями в нервно–психическом развитии (органические заболевания головного мозга, психозы различного генеза и неврозы, личностные аномалии и нарушения психологического развития, алкоголизм, наркомании и токсикомании).

Относительную самостоятельность в медицинской психологии приобрела клиническая нейропсихология, которая служит решению задач установления локализации (топической диагностики) очаговых поражений мозга при его различных заболеваниях и поражениях (опухоли, травмы, явления дизонтогенеза), разрабатывает методы психологической коррекции нарушенных высших психических функций.

В более широком понимании нейропсихология, как научная дисциплина, выходит за рамки клинической психологии. Основы нейропсихологии изучаются психологами любой специализации, так как нейропсихология, исследуя соотношение психических явлений с физиологическими мозговыми структурами, является основой современной психофизиологии.

Основы современной нейропсихологии в нашей стране заложил А.Р. Лурия.

Разрабатывая проблему соотношения мозга и психики, он выдвинул положение о нейропсихологических факторах как основе (общем радикале, особых биологических предпосылках) нейропсихологических синдромов. Этот подход был им сформулирован в виде теории системной динамической локализации высших психических функций.

А.Р. Лурия впервые стал рассматривать каждую психическую функцию как многозвеньевую комплексную систему, состоящую из многих компонентов (звеньев), и соотносить с мозгом не всю функцию, а отдельные ее составляющие (Хомская Е.Д., 1999).

Обычно выделяют три уровня анализа нейропсихологических факторов:

1) морфологический — указание на те мозговые образования, поражение которых вызывает определенный синдром;

2) физиологический, функциональный — указание на те физиологические процессы, которые протекают в определенных мозговых образованиях и объединяются в функциональную единую систему, ответственную за психическую функцию;

3) психологический — указание на ту роль, которую играет данный фактор в осуществлении разных психических функций.

Выделены следующие виды факторов: модально–специфические (связанные с вторичными мозговыми полями);

модально–неспецифические (связанные с различными уровнями неспецифической системы);

ассоциативные (связанные с третичными областями коры, прежде всего — конвекситальной);

факторы межполушарного взаимодействия (связанные с серединными комиссурами, объединяющими полушария мозга);

полушарные факторы (обеспечивающие целостные принципы работы каждого полушария);

глубинные подкорковые факторы (связанные с работой базальных ганглиев и других подкорковых структур);

общемозговые факторы (сосудистые, биохимические и другие механизмы, ответственные за работу мозга как целого). Степень изученности указанных факторов и соответствующим им синдромов в нейропсихологии различна.

Отдельно следует выделить аналогичную самостоятельность клинической психофармакологии, исследующей влияние лекарственных веществ на психическую деятельность человека и клинической психотерапии, изучающей и использующей средства психического воздействия для лечения больного.

Достаточно хорошо разработанным разделом клинической психологии в настоящее время является также патопсихология (патологическая психология), возникшая на стыке психологии и психиатрии. Патопсихология изучает закономерности распада психической деятельности и свойств личности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме. Патопсихология как теоретическая и экспериментальная наука создает научную базу как для клинической психологии, так и для психопатологии.

От психопатологии, как раздела психиатрии, ее отличает то, что психопатология описывает симптомы и синдромы психических болезней клиническим методом. Психопатология не только описывает клинические проявления нарушений психики, но и изучает их механизмы, в том числе и психологические. Однако, при всей близости объектов исследования психопатология (раздел психиатрии) и патопсихология (раздел психологии) отличны по своему предмету. Патопсихология как психологическая дисциплина изучает закономерности искажений психической деятельности мозга психологическими методами и формулирует их в своих, психологических понятиях.

Исследования в области патопсихологии имеют большое значение и в практической медицине — для клинической психодиагностики, экспертизы (судебной, трудовой, воинской), профессиональной и социальной реабилитации, психологической коррекции и психотерапии. Однако следует помнить, что патопсихология приносит данные, которые приводят к разрешению многих спорных вопросов и “нормальной психологии”, поэтому ее значение также выходит за пределы прикладной по отношению как к психиатрии, так и к клинической психологии наукам.

В патопсихологии под патопсихологическим синдромом понимают патогенетически обусловленную общность симптомов (отдельных признаков болезненных психических расстройств), внутренне взаимообусловленных и взаимосвязанных. Главное различие между психопатологическим (клиническим) и патопсихологическим синдромами в значительной мере отражает специфику психопатологии с ее клинико-описательным методом и специфику патопсихологии, которая более ориентирована на экспериментально–психологические методы. Это различие обуславливается не столько формой синдрома, его составом, сколько различными уровнями функционирования центральной нервной системы, на которых эти синдромы выделяются.

В системе иерархии мозговых процессов различают следующие уровни (Лурия А.Р., 1962, 1964;

Поляков Ю.Ф., 1971, 1977): патобиологический (нарушения морфологической структуры тканей мозга, биохимических процессов в них), физиологический (нарушено течение физиологических процессов), пато- и нейропсихологический (нарушено протекание психических процессов и связанных с ними свойств психики), психопатологический (клинические симптомы и синдромы психических нарушений).

Клинические синдромы относятся к более высокому уровню вертикальной иерархии формирования и нарушения психических функций, однако их сущность не может быть понята без патопсихологического и патофизиологического анализа лежащих в их основе явлений. Патопсихолог направляет свое исследование на изучение и анализ определенных компонентов, звеньев и факторов, выпадение которых является причиной формирования, наблюдаемых в клинике симптомов.

Из ряда патопсихологических регистр–синдромов наибольшее значение в клинике имеют следующие (Кудрявцев И.А., 1982;

Блейхер В.М., 1986 и др.):

шизофренический симптомокомплекс — складывается из таких личностно– мотивационных расстройств как изменение структуры и иерархии мотивов, нарушений целенаправленности мышления и смыслообразования (резонерство, соскальзывание, разноплановость, патологический полисемантизм и др.), эмоционально–волевых расстройств (уплощение и диссоциация эмоций, знаковая парадоксальность, абулия и парабулии и др.), изменений самооценки и самосознания (аутизм, отчужденность и др.);

психопатический (личностно–аномальный) симптомокомплекс — складывается из эмоционально–волевых расстройств, изменений структуры и иерархии мотивов, неадекватности уровня притязаний и самооценки, нарушений мышления кататимного типа (“относительного аффективного слабоумия”), нарушений прогнозирования и опоры на прошлый опыт;

органический (экзо– и эндогенный) симптомокомплекс — складывается из симптомов снижения интеллекта, распада системы прежних знаний и опыта, нарушений памяти, внимания, операциональной стороны мышления (снижение уровня обобщения), неустойчивости эмоций (аффективная лабильность), снижения критических способностей и самоконтроля;

олигофренический симптомокомплекс — складывается из неспособности к обучению, формированию понятий и абстрагированию, дефицита общих сведений и знаний, примитивности и конкретности мышления, повышенной внушаемости и эмоциональных расстройств.

Кроме перечисленных можно также выделить аффективно–эндогенный (в клинике ему соответствуют маниакально–депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста), психогенно–психотический (в клинике — реактивные психозы) и психогенно–невротический (в клинике — неврозы и невротические реакции) симптомокомплексы.

Особое место в клинической психологии занимает психология анормального развития, или специальная психология (от лат. special — особый), изучающая людей с отклонениями от нормального психического развития, которое связано с врожденными или приобретенными дефектами формирования нервной системы. На основе такого изучения определяются возможности и пути компенсации дефектов различной сложности, строится система обучения и воспитания людей, имеющих аномалии психического развития. Специальная психология подразделяется на психологию слепых (тифлопсихология, от греч. typhlos — слепой), глухих (сурдопсихология, от лат. surdus — глухой), умственно отсталых (олигофренопсихология), а также психологию детей с нарушениями речи, детей с задержками психического развития и других категорий детей с отклонениями в развитии.

Самостоятельное и существенное место в клинической психологии занимают психогигиена и психопрофилактика, которые тесно между собою связаны.

Психогигиена главной своей целю имеет сохранение и укрепление психического здоровья путем организации надлежащей природной и социальной среды, соответствующего режима и образа жизни, т.е. рассматривает вопросы гигиены психической жизни здоровых людей. В то время как психопрофилактика имеет объектом исследования субклинические и клинические психические нарушения и направлена на предупреждение расстройств психической деятельности. Она разрабатывает мероприятия как по предупреждению нервно–психического заболевания (первичная психопрофилактика), так по предупреждению неблагоприятной его динамики (хронизации, формирования дефекта и т.п.), если оно уже имеется (вторичная и третичная психопрофилактика). Психогигиена и психопрофилактика, являясь одновременно и составными частями общей гигиены и общей профилактики, в настоящее время также представляют собой заметно разветвленные области знаний, где рассматриваются не только общие закономерности, но их преломление в различных сферах жизни и деятельности людей (в семье, в учебном, военном или производственном коллективе).

Психологические аспекты медицинской деонтологии и этики — традиционно включаются в программы профессиональной подготовки медицинских работников, а некоторые даже полагают, что именно эти вопросы и являются предметом и основным содержанием медицинской психологии.

Недостаточность такого узкого понимания предмета медицинской психологии как “психологии для медицинских работников” в настоящее время очевидна. Однако роль психологических аспектов в формулировании этико-деонтологических принципов лечебного процесса как такового также нельзя и недооценивать. Именно знание психологических особенностей больного и определяет вариации “должного” поведенческого репертуара медицинского персонала в различных в клиниках и с разными больными. Известно, что медицинская деятельность регламентирована различными служебными инструкциями и правилами, однако никакими правилами невозможно предусмотреть всего многообразия медицинских действий применительно к особенностям течения заболевания у каждого конкретного больного. Поэтому психологические знания для медицинских работников имеют важное практическое значение, позволяя им оптимально строить взаимоотношения с больными на основе деонтологических принципов и принципов медицинской этики.

Медицинская деонтология (греч. deon — долг) является наукой о должном профессиональном поведении, моральном, эстетическом и интеллектуальном облике врача. Медицинская деонтология в современном понимании первоочередно указывает на роль в деятельности медработников нравственных начал, направленных на достижение максимальной пользы в лечении и профилактике болезней человека, его оздоровлении и продлении жизни.

Термин “деонтология” был введен в научный обиход в 1834 году английским философом–утилитаристом И. Бентамом при изложении нравственных установок, сводившихся к заботе о личном материальном благополучии, к достижению личной пользы или выгоды. Такой чисто прагматический подход, оправдывающий любые, в том числе и неблаговидные, мотивы и поступки, был справедливо подвергнут критике.

Позднее деонтологию (науку о должном) стали отличать от аксиологии — науки о личностных ценностях, учения о добре и зле. Должное профессиональное поведение должно основываться на понятии добра и этике долга, т.е. тех принципах, которые отвечают моральным обязательствам любого специалиста перед обществом и самим собой. Задолго до введения И. Бентамом термина “деонтология” в медицине уже существовали правила и принципы, регламентирующие поведение, внешний облик и нравственные качества врача. В античные времена большое влияние на их развитие оказала “клятва” Гиппократа.

Тесно связана с деонтологией, ее целями, задачами и медицинская этика (греч. ethos — привычка, обычай) как учение о морали, одно из направлений воспитания. Медицинская этика играет определяющую роль по отношению к медицинской деонтологии. Она является своеобразным преломлением общественных норм и требований к моральному облику медика, конкретизацией общезначимых нравственных требований применительно к неповторимым условиям медицинской деятельности, своеобразным согласованием общественных и профессиональных интересов. Особое место среди этических проблем медицины занимают вопросы применения в медицине ее новейших достижений — трансплантации органов, клонирования, генной инженерии и других.

В заключении отметим, что знание психологии больного весьма активно способствует развитию особого способа мышления врача, позволяющему ему замечать не отдельные признаки болезни, а человеческую личность в целом с присущими ей особенностями. Узкая специализация врачей, без основательных знаний о психологии больного человека, нередко приводит к тому, что лечат болезнь, а не больного, забывая о его личностных и индивидуальных особенностях.

ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ Решение своих задач психология осуществляет посредством использования определенных приемов, способов, которые выступают как методы психологического исследования. Методы психологического исследования также обнаруживают зависимость от основных теоретических принципов, лежащих в основе предмета психологии, и конкретных задач, которые она решает.

Психологическое исследование включает следующие этапы: 1) формулировка проблемы (вопрос о причинах или факторах, которые определяют существование или специфику того или иного явления);

2) выдвижение гипотезы (предположительный ответ на вопрос, сформулированный в проблеме);

3) проверка гипотезы на эмпирическом материале;

4) интерпретация результатов проверки. В основном о методах психологии говорят в связи с третьим этапом — проверкой гипотезы.

Как и все естественные науки, психология располагает двумя основными методами получения психологических фактов: метод наблюдения (описательный метод) и метод эксперимента. Каждый из этих методов имеет ряд модификаций, которые уточняют, но не изменяют их сущность.

Описательные методы отводят исследователю роль наблюдателя, который никогда не вмешивается в наблюдаемое явление и лишь описывает его как можно более объективно. Наблюдение — это систематическое, целенаправленное отслеживание проявлений психики человека в определенных условиях.

Невмешательство исследователя (объект наблюдения не знает, что за ним наблюдают) с ожиданием, когда интересующие явления проявятся таким образом, что их можно будет зафиксировать и описать, является наиболее важной характеристикой данного метода.

Различают следующие виды наблюдения: срез (кратковременное наблюдение), лонгитюдинальное (длительное, иногда многолетнее наблюдение за одной и той же группой испытуемых), сплошное (исследуются все представители изучаемой группы), выборочное (получение информации о больших группах людей, путем изучения только какой-то их части, составляющую репрезентативную, иначе представительную, выборку) и особый вид — включенное наблюдение (когда наблюдатель становится членом исследуемой группы). Задачами наблюдения могут быть изучение психологических особенностей не только отдельной личности, но и целого коллектива.

Изучение собственных психических процессов осуществляется путем самонаблюдения (интроспекции). Метод интроспекции, или внутренней перцепции, был позаимствован психологами из физики, в которой он применялся для исследования света и звука, а также из физиологии, где он использовался для изучения органов чувств. В самом деле, для того, чтобы получить данные об органах чувств надо попросить испытуемого описать свои ощущения о действии раздражителя. В психологии с помощью этого метода внимание испытуемого концентрировалось не на внешних раздражителях, а на особенностях своего внутреннего, психического состояния, на протекание самого процесса восприятия при восприятии того или иного стимула.

Самонаблюдение, как субъективный метод, особо противопоставляется методам, которыми пользуются другие естественные и общественные науки. Однако, отрицание самонаблюдения как особого непосредственного метода исследования психики не ведет к отрицанию самонаблюдения вообще. Вполне допустимо самонаблюдение как форма словесного отчета о том, что человек видит, слышит, переживает и т.п. Подобный отчет фиксируется также как и всякое внешнее объективное выражение психических состояний человека. С интроспекцией не следует смешивать т.н. рефлексию как размышление и переживания по поводу собственных психических качеств и состояний, которая по сути является вторичной переработкой данных самонаблюдения и является анализом собственных поступков или умозаключений.

Научное наблюдение требует постановки четкой цели и планирования.

Заранее определяются, какие именно психические явления будут интересовать наблюдателя, по каким внешним проявлениям их можно прослеживать, в каких условиях будет происходить наблюдение и как предполагается фиксировать результаты.

Наблюдение становится научным методом изучения психики лишь в том случае, если оно не ограничивается описанием внешних явлений, а осуществляет переход к объяснению психологической природы этих явлений. Формой такого перехода является гипотеза, возникающая в ходе наблюдения. Гипотеза — это высказанное исследователем предположение о наличии (или отсутствии) связей и зависимостей, существующих между интересующими его объектами и явлениями.

Подобного рода зависимости оцениваются преимущественно статистическими методами. В частности, при статистической проверке гипотез часто вычисляют коэффициент корреляции. Корреляционный анализ позволяет за очень короткое время получить множество данных для значительного числа испытуемых, однако он не позволяет решить проблемы интерпретации зависимостей. Недостатки корреляционного анализа связаны с тем, что он позволяет констатировать наличие какой-то связи между параметрами, но не может доказать, что эта связь представляет собой причинно–следственную зависимость.

Эксперимент является наиболее эффективным способом выявления причинно–следственной зависимости между изучаемыми переменными.

Эксперимент отличается от наблюдения активным вмешательством исследователя в ситуацию. При этом осуществляется планомерное манипулирование одной из переменных, которую называют независимой (ее изменяет исследователь), с последующей регистрацией сопутствующих изменений в изучаемом явлении (зависимая переменная ). Под переменной понимается любая реальность, которая может изменятся в экспериментальной ситуации. Таким образом, эксперимент в психологии заключается в том, что намеренно создаются и видоизменяются условия, в которых действует испытуемый, ставятся перед ним определенные задачи и по тому как они решаются судят о возникающих при этом психических явлениях.

Выделяют две основные разновидности психологического эксперимента:

естественный и лабораторный.

При естественном эксперименте обследуемый может даже не подозревать, что он подвергается психологическому исследованию. Обычность, естественность условий и введение на этом фоне экспериментальных переменных позволяет исследователю проследить действие этих переменных и тем самым установить их роль и особенности влияния на изучаемое явление.

Лабораторный эксперимент проводят в специально созданных условиях, часто с применением аппаратуры. Испытуемый знает, что над ним экспериментируют и действия его определяются инструкцией.

При проведении эксперимента имеется возможность изучения влияния на изучаемое явление не одной независимой переменной, а нескольких (фактор). Для статистической обработки результатов эксперимента в последнем случае применяется дисперсионный анализ (Фишер Р.). Кроме того, при эксперименте требуется учитывать и другие переменные (промежуточные), которые могут влиять на результаты исследования. Одни из них можно контролировать (контролируемые переменные — пол, возраст и др.), а другие контролировать невозможно (например, интерес или безразличие испытуемого к исследованию, его настроение и пр.).

Даже при строгом обеспечении нужного уровня контроля всех переменных в проводимом эксперименте, искажения возможны за счет ожиданий как экспериментатора, так и испытуемых (Годфруа Ж., 1992). Убежденность экспериментатора в том, что реакции испытуемых изменятся под влиянием независимой переменной (например после приема изучаемого препарата), невольно передается испытуемым и это может повлиять на их поведение (эффект Розенталя). Аналогичным образом может проявиться и эффект Хоторна, особенно если испытуемым известна гипотеза исследования. Они в этом случае не намеренно будут вести себя в соответствии с ожиданиями экспериментатора.

Частным случаем эффекта Хортона является “эффект плацебо”, обнаруженный врачами (placebo — безвредное успокаивающее лекарство, пустышка). Если пациент убежден в эффективности препарата или назначенного режима, у него очень часто можно наблюдать желаемые эффекты, хотя на самом деле ни препарат, ни режим никакого действия не оказывают.

Для устранения подобных артефактов при проведении психологического эксперимента используется т.н. двойной слепой метод, когда в неведении относительно принятых гипотез держат испытуемых, а экспериментатор не знает введена ли в данном опыте независимая переменная (например, вместо изучаемого препарата дается внешне похожее, но нейтральное вещество — “плацебо”).

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ Кроме основных методов исследования в психологии применяются также и ряд дополнительных методов. К ним относятся метод тестов, моделирование, метод анализа продуктов деятельности человека и беседа (опрос).

Тестами называют наборы задач и вопросов, которые дают возможность быстро оценить психическое явление и степень его развития. От других методов исследования тесты отличаются тем, что они предполагают четкую процедуру сбора и обработки первичных данных, а также особые приемы их последующей интерпретации. Получаемые количественные результаты всегда сопоставляют с аналогичными результатами контрольной группы (предварительная стандартизация теста).

В зависимости от сферы, которая подлежит диагностике, различают интеллектуальные тесты, тесты достижений и специальных способностей (перцептивных, мнестических, мыслительных, музыкальных, профессиональных и др.), личностные тесты (интересов, установок, ценностей), а также тесты диагностирующие межличностные отношения.

Психодиагностика как отрасль психологии ориентирована на измерение индивидуально–психологических особенностей личности. Как самостоятельная область психологии она ориентирует исследователя не на исследование, а на обследование, т.е.

постановку психологического диагноза. Психологический диагноз как основная цель диагностики может устанавливаться на разных уровнях.

Первый уровень — симптоматический (эмпирический) диагноз;

он ограничивается констатацией особенностей или симптомов (признаков).

Второй уровень — этиологический диагноз;

он учитывает не только наличие определенных особенностей, но и причины их возникновения.

Третий уровень — типологический диагноз;

он заключается в определении места и значения выявленных характеристик в общей картине психической жизни человека.

Современная психодиагностика широко используется в здравоохранении, профориентации, расстановке кадров, прогнозировании социального поведения, образовании, прогнозировании психологических последствий изменения среды, судебно– психологической экспертизе, психотерапии.

Моделирование как метод применяется в том случае, когда исследование интересующего явления другими способами затруднено. Созданная искусственная модель изучаемого феномена должна повторять его основные параметры и предполагаемые свойства. На модели детально исследуют явление и делают выводы о его природе.

Модели могут быть математическими (выражение или формула, включающая переменные и отношения между ними), техническими (прибор или устройство, имитирующее изучаемое явление) и кибернетическими (использование в модели понятий из области информатики и кибернетики).

Метод анализа продуктов деятельности. Продуктами деятельности людей являются созданные ими различные вещи, написанные книги, письма, изобретения и т.п. По ним можно в известной мере судить об особенностях деятельности, которая привела к их созданию и включенных в эту деятельность психических процессах.

Одним из самых распространенных продуктов человеческой деятельности является текст. Кроме традиционного анализа (понимание, интуиция, осмысление) в психологии широко используют формализованные методы изучения текстов, в частности процентный контент–анализ. Суть метода заключается в выделении в тексте ключевых понятий (или иных смысловых единиц) с последующим подсчетом их частоты и процентного соотношения по различным частям текста и общим объемом информации. Однако наибольшее внимание из продуктов деятельности у психологов всегда вызывали детские рисунки, а также творчество душевнобольных. Анализ результатов деятельности считается вспомогательным методом исследования, т.к. он дает надежные результаты только в сочетании с другими методами (наблюдением, экспериментом).

Детский рисунок. Для раннего детского рисования характерна удивительно устойчивая последовательность смены этапов развития рисунка. Рисунок ребенка изменяется проходя поочередно три стадии: каракуль (2-3 года), схемы (4-8 лет) и отсутствия схемы (8-12 лет). До 3 лет ребенок просто водит карандашом по бумаге и удовлетворяется получаемыми каракулями. Его интересует сам процесс чирканья. К годам он начинает что-то изображать. До 6 лет дети не понимают пространственного изображения и рисуют “фризовые композиции” или “вид сверху” (видение в горизонтальном плане). Они не могут корригироваться взрослыми и делают рисунки, соответствующие своему возрастному развитию. Интересно отметить, что особенности детских рисунков проявляются и у взрослых, которым в гипнозе внушен детский возраст.

К центральным мотивам детских рисунков принадлежит человеческая фигура. Мы с ней встречаемся приблизительно в возрасте 3,5 года. Вначале ребенок рисует голову (круг или овал) и непосредственно к ней присоединяет ноги (цефалоид — головоногий человек).

Постепенно добавляется обозначение глаз, рта, носа и бровей, а руки начинают “крепится” либо к голове, либо непосредственно к ногам, т.к. изображение туловища появляется в детских рисунках позднее (к 5-летнему возрасту) К 6 годам прибавляются такие детали как уши, волосы, а первые признаки одежды сопровождаются элементами “прозрачности”. К 7 годам уточняются пропорции (ноги помещаются ближе друг к другу, руки присоединяются в правильном месте, появляется намек на шею). К 8 годам ребенок уже умеет рисовать профильные фигуры человека. В 9 лет пытается изобразить движение, но рисунки все еще остаются плоскостными. В 10 и 11 лет на рисунках уже появляются попытки накладывать тени, придавать форму предметам и попытки перспективного охвата. Далее, в последующие годы идет лишь совершенствование техники рисования, а рисунки в значительной мере будут отражать интересы и увлечения ребенка.

Создано довольно много “рисовальных тестов”, в том числе с формализованными оценками возрастного развития детей по технике рисования (рисунок дерева, дома, фигуры человека и другие), сюжетных или тематических рисуночных тестов, тестов “срисовывания” и др.

Творчество душевнобольных. Патологический рисунок можно рассматривать как источник медицинской информации, т.к. существуют тесные взаимоотношения между состоянием психической деятельности и творческими особенностями.

Рисункам душевнобольных нередко присущи нарушения пропорций. Однако простая их констатация недостаточна для правильного заключения. Так называемые диспропорции и деформация могут определятся специальным желанием автора заострить, акцентировать некоторые детали, т.е. могут быть оправданы в сугубо художественном отношении (гротеск, экспрессионизм). В детских рисунках нарушения пропорций могут быть обусловлены не болезнью, а особенностями их возрастного развития, выражения идей значимости некоторых персонажей.

Тенденция к декоративности тоже может вытекать из замысла художника, но может становится и патологическим художественным признаком (шизофрении), когда холодное нагромождение украшений становится смыслом изображения.

В рисунках больных шизофренией часто отмечают также стереотипию, т.е.

повторение мотивов, направлений, интервалов, форм, цвета и т.п. Однако, если стереотипное повторение изображения имеет монотонный, однообразный, скучный и статичный характер с тщательной прорисовкой деталей — это, скорее, следствие психомоторных изменений, свойственных эпилепсии и органическим болезням мозга.

При шизофрении стереотипия более легкая, разнообразная, подвижная.

Таким образом, для диагностики по рисунку необходимо учитывать особенности Рисунок под названием “Любовь”:

характерная для больных шизофренией символика и стереотипия.

Музей творчества душевнобольных Северного государственного медицинского университета. Наблюдение профессора И.Д. Муратовой (1969).

Больная М.Н., 36 лет, параноидная форма шизофрении. Образование 3 класса. До болезни не рисовала. Весьма примитивна в интеллектуальном плане, но, заболев, стала продуцировать очень сложную бредовую концепцию. Рисовала в режиме “автоматического письма”: брала лист бумаги, карандаш, ставила на листе точку, и далее “рука сама водила по бумаге”, при этом говорила, что содержание рисунка “не ее”, не могла объяснить его смысл. Содержание бреда было своеобразным:

считала, что на Землю с Плутона заслана лаборатория, где изучают землян с целью их порабощения. Примерно через семь лет заболевания совершенно утратила способность рисовать, сформировался отчетливый эмоционально-волевой дефект.

признака, а не просто его наличие. Нельзя забывать и о некоторых современных тенденциях развития живописи, влияния модернистских течений, в силу чего значимость некоторых критериев патологической живописи, выдвинутых психиатрами прошлого, в известной мере снижается (Хайкин Р.Б., 1992).

Метод беседы. Большее значение в медицине придается беседе с пациентом.

Беседа как метод психологического исследования — это выяснение при помощи системы специально подобранных вопросов тех или иных особенностей психических явлений или психических качеств человека. Можно выделить следующие разновидности этого метода: сбор анамнеза, интервью и психологические анкеты.

Анамнез (от лат. “по памяти”) — сведения о прошлом изучаемого человека, полученные от него самого (субъективный анамнез) или от хорошо знающих его лиц (объективный анамнез).

Интервью — вид беседы, при которой ставится задача получить ответы на определенные и обычно заранее приготовленные вопросы. Интервью может иметь различные разновидности в зависимости от его целей и степени стандартизации.

При программном, управляемом интервью имеет место строгое следование намеченному плану беседы, инициатива на стороне задающего вопросы. Оно дает возможность хорошей квантификации понятий и сравнения ответов разных обследуемых. Однако большинство клиницистов отдают предпочтение менее валидным, но при этом более естественным, частично стандартизированным видам беседы. Такое свободное интервью дает много полезных сведений косвенным образом, обеспечивает лучший психологический контакт с больным, отличается высоким психотерапевтическим потенциалом.

Диагностическое интервью. Главное условие успешного проведения беседы или интервью является создание дружеской атмосферы и привлечение пациента к сотрудничеству, установление контакта с опрашиваемым. Обычно рекомендуется начинать беседу с нейтральных вопросов, опираясь на предполагаемое обоюдное согласие по поводу очевидных фактов. Затем следуют вопросы общего характера, выясняющие главные события его жизни и деятельности. Далее следуют специальные вопросы, обусловленные задачами интервью.

При психологическом исследовании именно последняя группа вопросов касается внутреннего мира человека и исследователь часто здесь сталкивается с сильным психологическим барьером, проявляющимся в нежелании вообще давать ответы или в стремлении отвечать расплывчато, неопределенно.

С целью преодоления психологического барьера вопросы не рекомендуется формулировать как прямые (первый тип вопросов), т.е. непосредственно касающиеся исследуемого предмета (Прямой вопрос: “Вы боитесь грозы?”). Необходимые сведения о пациенте можно получить, используя косвенные или проективные вопросы, которые психологически часто являются более приемлемыми и не вызывают негативных реакций пациента. Косвенные вопросы (второй тип вопросов) затрагивают интересующую тему опосредовано и тем самым частично снижается и опасность внушения ответа или симуляции (Косвенный вопрос: “Что Вы делаете, когда бывает гроза?”). Так называемые проективные вопросы (третий тип вопросов) отличаются проблематичным значением и часто при ответе на них пациент спонтанно (самопроизвольно) присоединяет комментарий о себе (Проективный вопрос: “Как Вы думаете, большинство людей боится грозы?”. Комментарий о себе можно вызвать добавочным вопросом типа: “Ну, а как Вы?”).

В ряде случаев значительный риск, особенно при обследовании детей, могут представлять суггестивные вопросы, которые уже своей формулировкой подсказывают ответ (Прямой суггестивный вопрос ребенку: “Ты любишь папу?”). Этот риск ограничивают косвенным или проективным вопросом, а также вопросом еще более общего характера (“А что ты мне расскажешь о папе?”) или альтернативной формой вопроса (“Вы с учительницей понимаете друг друга или у тебя с ней бывают недоразумения?”).

Соответствующая стилизация вопроса активизирует выявление таких содержаний, которые в обычной беседе нередко эмоционально блокируются. Может быть использован для этих целей некий “предварительный такт” до известной степени приуменьшающий в понимании пациента неблагоприятное впечатление от собственного ответа (Экспериментатор: “Всем приходится иногда ссорится... Ну, а как Вы?”). Другой прием стилизации вопроса заключается в том, что неблагоприятную ситуацию следует принимать как обыденную (Экспериментатор: “А теперь расскажите мне с кем Вы иногда ссоритесь?”). Вместо формы вопроса иногда используют комментарий, являющийся тактичным приглашением к прямому или косвенному сообщению о своем поведении.

Этот комментарий в нужный момент включают в рассказ пациента (Например, в рассказ пациента о взаимоотношениях с окружающими экспериментатор включает фразу:

“Иногда люди также и ссорятся...”).

Во время проведения беседы своими позициями исследователь должен дать почувствовать пациенту атмосферу снисходительности, так чтобы пациент мог свободно проявлять свои чувства, исследователь принимает пациента таким, какой он есть.

Исследователь должен относится тактично и бережно к позициям пациента, он ничего не осуждает, но также и не оправдывает, и все при этом понимает. К овладению этой ролью ведет довольно трудный и длинный путь. Здесь ошибочно было бы занимать индеферентное, бесстрастное отношение.

Неопытный исследователь испытывает чувство неуверенности и тревожности при проведении беседы. В начале интервью со стороны пациента возникают иногда оборонительные реакции — протест, агрессивность и т.п. Все это отличается большой диагностической ценностью. Опытный исследователь имеет толкование многих таких признаков, которые начинающий считает балластом: паузы, побочные ассоциации, отклонения от беседы, неправильное понимание вопроса, признаки “шока” при некоторых вопросах и др.

Набольшую трудность для исследователя представляет своеобразное умение улавливать (точнее — предвосхищать) реакции пациента на вопрос, который еще не задан, но это умение помогает соответствующим образом менять тактику проведения беседы (Михал В., 1978).

Анкетирование — имеет место в том случае, когда вопросы и ответы представляются в письменной форме. Интересно отметить, что в психологии метод анкеты применил еще в 1867 г. Чарльз Дарвин для изучения “выражения душевных движений у диких народов”;

с этой целью он разослал специальный опросный лист известным путешественникам и миссионерам.

Анкеты могут давать достоверные результаты только при тщательной разработке предлагаемых вопросов, часто при этом структурируют и сами ответы, предлагая испытуемому (в данном случае респонденту) выбор из предложенных вариантов. В известном смысле, по мнению известного психолога Рибо, анкета может занимать промежуточное положение между наблюдением и экспериментом.

Компетентная обработка материала дает результаты более близкие к действительности, чем даже непосредственное восприятие.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВЫВОДЫ Психология — относительно “молодая” наука, однако ее исторические предпосылки уходят в глубокую древность. На основе стихийных размышлений о смерти, снах и видениях сложилось в первобытном обществе анимистическое представление о душе. Учение о душе в дальнейшем научно разрабатывалось в рамках философии практически вплоть до 1879 года, когда В. Вундт, обобщив новейшие научные достижения своего времени (прежде всего в физиологии), “создал” новую, научную психологию.

В данной главе рассмотрены основные вехи развития психологии в рамках философских учений о душе (материализм, идеализм и дуализм). Отмечено, что до и до настоящего времени нет единства взглядов в определении понятия “психика”, так как оно во многом зависит от мировоззрения исследователей. Наиболее полно показано становление материалистического взгляда на психику, показана связь психических функций с деятельностью мозга и опосредованность высших психических функций социальной средой воспитания и обучения человека.

Определение понятия “психика” дается с помощью привлечения понятия “психическое отражение”. Исходя из этого, представлена классификация сознательных и бессознательных психических явлений: психические процессы, психические состояния и психические свойства личности.

Предметом психологии является изучение сугубо субъективных психических явлений, которые протекают внутри субъекта.. Именно в этом заключается сложность объективного изучения внутреннего мира человека и критика метода интроспекции (самонаблюдения), предложенного В. Вундтом к качестве основного инструмента изучения его.

Материалистическая традиция кроме фактов субъективного опыта, о которых может сообщить нам сам субъект при самонаблюдении, указывает на существование и других проявлений психики (поведение, телесные процессы, продукты деятельности), которые можно объективно наблюдать и регистрировать с помощью традиционных для науки методов наблюдения и эксперимента. К дополнительным методам исследования в психологии относятся тесты, моделирование, анализ продуктов деятельности человека и метод беседы.

Психология является весьма разветвленной отраслью знаний. Современная клиническая (медицинская) психология, являясь одной из отраслей психологии, сама по себе также является чрезвычайно разветвленной прикладной областью психологии на ее стыке с медициной. В своем составе она имеет множество и самостоятельных разделов: нейропсихологию, патопсихологию, психосоматику и другие.

Начала научной клинической психологии датируются через 17 лет после основания В. Вундтом новой психологии, когда Л. Уитмером в США в 1896 году открыта первая психологическая клиника, стал издаваться специальный научный журнал. В России вопросы медицинской психологии развиваются практически параллельно с организацией в ней первых научных лабораторий. Всего через 7 лет после В. Вундта аналогичная лаборатория создается в 1886 году В.Н. Бехтеревым в психиатрической клинике Казанского университета.

Вопросы для самопроверки 1. В чем заключается особый характер явлений, которые изучаются в психологии, и с чем связаны трудности в определении понятия “психика”?

2. Кто из философов античности обосновывал материалистические и идеалистические взгляды на сущность психики и ее функции?

3. В чем сущность философско-психологических взглядов французского ученого– энциклопедиста Рене Декарта?

4. Какие варианты решения предлагались для решения психофизической (психофизиологической) проблемы?

5. В каком году В. Вундт основал первую лабораторию экспериментальной психологии?

6. Как понимается психика с позиций современного материализма?

7. В чем сходство и отличие понятий “психическое явление” и “психологический факт”?

8. Каким образом в жизни мы встречаемся с взаимосвязью психических процессов, состояний и личностных свойств?

9. Перечислите основные виды метода наблюдения в психологии?

10. С помощью каких методов оценивается наличие или отсутствие связей между психическими явлениями?

11. Какими способами осуществляется выявление причинно–следственных зависимостей между изучаемыми психическими явлениями?

12. Перечислите дополнительные методы исследования в психологии?

13. Как дать определение клинической психологии и почему в ней имеет место множество ее специальных разделов?

14. К какому разделу клинической психологии относятся тифлопсихология, сурдопсихология и олигофренопсихология?

15. В каком году и кем открыта первая психологическая клиника?

16. В каком году и кем в России открыта первая лаборатория экспериментальной психологии в клинике для душевнобольных?

ГЛАВА ПСИХИКА И МОЗГ Научное познание психической деятельности человека началось, по существу, со второй половины 19 века. В 1863 году И.М. Сеченов опубликовал работу “Рефлексы головного мозга”, где были приведены убедительные доказательства рефлекторной природы психической деятельности. Работа И.М. Сеченова концентрировала внимание исследователей на материальной основе психических процессов.

С тех времен наши знания в этой области существенно обогатились.

Появилось множество разделов нейронауки, т.е. науки о нервной системе. Если специалисты-неврологи пытаются проникнуть в молекулярные, клеточные и межклеточные процессы, с которыми связано взаимодействие мозга с внутренней и внешней средой, то психологи более сосредоточены на изучении поведенческих реакций организма. На стыке психологии и других наук о мозге (в первую очередь, неврологии и нейрофизиологии) выделилась специальная отрасль психологии — нейропсихология, которая изучает мозговые механизмы высших психических функций, таких как речь, восприятие или абстрактное мышление.

Изучение работы мозга, как органа психической деятельности, по мнению основоположника отечественной нейропсихологии А.Р. Лурия (1973), основывается на результатах использования трех методических процедур: сравнительных анатомических исследований, данных физиологического метода раздражения отдельных участков мозга или их разрушения, а при исследовании функциональной организации мозга человека — клинических наблюдений над изменениями поведения больных с локальными поражениями мозга (при травмах, опухолях и др.

заболеваниях).

В современном естествознании доминирующей является теория нейропсихизма, согласно которой психика есть только у существ, обладающих нервной системой.

Эволюция позвоночных животных на земле шла по линии усложнения строения и функционирования у них головного мозга. Увеличение относительного веса мозга на отдельных ступенях эволюции наглядно демонстрируется с помощью индекса Я.Я. Рогинского (отношение квадрата веса мозга к весу тела): у полуобезьян он составляет 0,13-1,37;

у низших обезьян — 0,56-2,22;

у человекообразных обезьян — 2,03 7,35;

у дельфина — 6,72;

у слона — 9,62;

у человека — 32,0. Эти цифры показывают, насколько большое место занимает мозг человека в системе его тела, а значит и в организации поведения.

Важно отметить, что увеличение объема и веса мозга связано не с ростом наиболее древних, стволовых отделов, а с развитием больших полушарий. У человека наибольшего развития получила кора полушарий, причем наиболее интенсивно формировались новые области коры (неокортекс), которые у низших млекопитающих лишь едва намечены.

Древние области коры — палеокортекс (образования коры, еще не отделенные от подкорковых образований), археокортекс (образования двухслойной древней коры, входящей в систему “обонятельного мозга”) и межуточная кора (образования, носящие переходный характер между новыми и старыми отделами) у человека составляют лишь незначительную часть коры.

Мозг человека можно определить как высокоорганизованное многоуровневое полисистемное и полифункциональное образование со множеством взаимодействующих локальных и общецеребральных элементов. Общий контроль, координацию и регуляцию режимов работы мозга осуществляет система интрацентральной регуляции, включающая различные необходимые механизмы и системы мозга, благодаря чему достигается согласованность работы мозга и обеспечивается в конечном итоге целостная церебральная и психическая деятельность.

КЛЕТОЧНЫЙ УРОВЕНЬ ОРГАНИЗАЦИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ Простейшими элементами мозга (головной и спинной мозг) являются нейроны и глиальные клетки. Общее число нейронов в центральной нервной системе (ЦНС) составляет порядка 50 миллиардов (1012). Их распределение в различных образованиях мозга неравномерно.

Структуру нейрона в элементарном виде можно представить себе в виде тела с ядром и двух видов отростков — одного длинного (аксон) и множества коротких (дендритов). Отростки выполняют передачу информации от нейрона к нейрону на короткие и длинные расстояния.

Места соединения (контакты) между нейронами называются синапсами (Сантьяго Рамон–и–Кахал, 1911), а сам процесс передачи информации в этих местах — синаптической передачей. При взаимодействии нейронов пресинаптическая клетка выделяет определенное вещество (нейромедиатор) на рецепторную поверхность постсинаптического нейрона. Нейромедиатор замыкает цепь, осуществляя химическую передачу информации через синаптическую щель — структурный разрыв между передающей и воспринимающей клетками в месте синапса.

Отдельный нейрон с дивергентной структурой может посылать сигналы тысяче и даже большему числу других нейронов. Но чаще один такой нейрон соединяется всего лишь с несколькими определенными нейронами. Точно так же какой–либо нейрон может получать входную информацию от других нейронов с помощью одной, нескольких или многих входных связей, если на нем сходятся конвергентные пути.

Согласно общепринятой точке зрения: передача информации всегда осуществляется антероградно, т.е. от пресинаптической к постсинаптической клетке. Последнее время появились данные об обратной, ретроградной передаче (Jessell, Kandel, 1993) с помощью целого ряда веществ от маленьких подвижных молекул окиси азота до больших полипептидов, таких как фактор роста нерва. Полагают, что обратная передача в синапсе обеспечивает большую пластичность синапсов при развитии мозга и научении (сохранение или потенцирование активных синапсов в нейронных сетях).

Роль межнейронного взаимодействия в процессах обработки информации в настоящее время активно изучается. Американский исследователь В. Маунткасл предлагает в качестве своеобразной “единицы” нейрофизиологического обеспечения информационного процесса “элементарный модуль обработки информации” — колонку нейронов, настроенных на определенный параметр сигнала. Совокупность таких колонок осуществляет контроль определенного участка внешнего пространства. Эти исследования даже послужили основой гипотезы, что подобного рода колонки нейронов (“дендроны”) представляют собой морфофункциональную основу генерации “психона” — элементарной основы психического. Однако сейчас мы можем только говорить, что подобного рода гипотезы отражают настоятельную потребность исследователей мозга в выделении сопоставимых физиологических и психологических единиц анализа.

Представления о функционировании нейронных сетей разного типа (с конвергентным или дивергентным способом передачи информации) легли в основу векторной психофизиологии — нового направления, основанного на представлениях о векторном кодировании информации в нейронных сетях. Внешний стимул здесь как бы получает свое векторное соответствие в возбуждении нервных элементов нейронного ансамбля с общим входом. Различия между стимулами в нервной системе кодируются абсолютной величиной разности тех векторов возбуждения, которые эти стимулы генерируют.

Все живые клетки обладают свойством “электрической полярности”. Это означает, что внутренняя часть клетки испытывает относительный недостаток положительно заряженных частиц и поэтому, как мы говорим, отрицательно заряжена относительно наружной стороны клетки. Этот отрицательный заряд возникает потому, что плазматическая мембрана проницаема не для всех солей в равной мере. Некоторые ионы, например К+, обычно проникают сквозь мембрану легче, чем другие (Na+ или Ca+). Внеклеточные жидкости содержат много натрия и мало калия, а внутри клетки соотношение обратное. Поддержание трансмембранной ионной полярности осуществляется специальным мембранным механизмом (“натрий–калиевый насос”), который получает энергию от митохондрий.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.