WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова Д.К. Васильев, А.Ю. Заложнев, Д.А. Новиков, А.В. Цветков ТИПОВЫЕ РЕШЕНИЯ В УПРАВЛЕНИИ ПРОЕКТАМИ Москва – 2003 УДК 007 ББК

32.81 Н 73 Васильев Д.К., Заложнев А.Ю., Новиков Д.А., Цветков А.В. Типовые решения в управлении проектами. М.: ИПУ РАН (научное издание), 2003.

– 75 с.

Настоящая работа содержит результаты исследо ваний теоретико-игровых моделей типовых решений в управлении проектами. Теоретической основой являют ся обобщенные решения задач управления организаци онными системами. Рассматриваются модели: агреги рования информации, унифицированных систем стимулирования, шкал оплаты труда, обучения менед жеров проектов.

Работа рассчитана на специалистов (теоретиков и практиков) по управлению проектами.

Рецензент: д.т.н. В.В. Цыганов Утверждено к печати Редакционным советом Института Текст воспроизводится в виде, утвержденном Редакционным сове том Института Институт проблем управления РАН, СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение............................................................................................ 2. Проблема унификации в управлении проектами........................... 3. Обобщенные решения задач управления организационными системами.............................................................................................. 4. Обобщенные решения в управлении проектами: агрегирование информации......................................................................................... 4.1. Описание модели...................................................................... 4.2. Обобщенные решения задачи стимулирования.................... 4.3. Задача выбора оператора агрегирования............................... 4.4. Сообщение информации в задаче агрегирования................. 5. Ранговые системы стимулирования: обзор известных моделей 6. Свойства ранговых систем стимулирования................................ 7. Шкалы оплаты труда...................................................................... 8. Обучение менеджеров проектов.................................................... 9. Заключение...................................................................................... Литература........................................................................................... 1. Введение Настоящая работа посвящена исследованию проблемы унифи кации управления проектами – использованию типовых, то есть стандартизованных и типовых, решений. Понятно, что априорное ограничение класса возможных управлений, с одной стороны снижает гарантированную эффективность управления, а с другой стороны – позволяет уменьшить информационную нагрузку на руководителя проекта и дать ему возможность максимально ис пользовать в новой ситуации, как свой собственный опыт, так и опыт реализации проектов, накопленный другими руководителями проектов.

Основным используемым аппаратом является теоретико игровое моделирование (подход теории активных систем (АС) [8, 10, 13, 38] и теории иерархических игр [23, 24]), позволяющее учесть целенаправленность деятельности участников проекта (руководителя проекта – центра и исполнителей – активных эле ментов (АЭ)) и принятие ими решений в условиях неопределенно сти (объективной, субъективной, игровой и др. [36, 74]).

Структура изложения материала следующая: во втором разде ле качественно обсуждаются проблемы унификации управления проектами. В третьем разделе описываются основные подходы к построению обобщенных решений задач управления организаци онными системами (ОС), в четвертом – применение этих подходов к анализу проблемы агрегирования информации, в пятом – извест ные модели унифицированных ранговых систем стимулирования, в шестом – новые свойства этого класса систем стимулирования, в седьмом – шкалы оплаты труда участников проектов, в восьмом – модели обучения менеджеров проектов. Заключение содержит краткое обсуждение основных результатов и перспектив дальней ших исследований.

2. Проблема унификации в управлении проектами В последнее время все более актуальным становится управле ние знаниями [22, 47, 69, 76, 77, 81]. Действительно, в динамично изменяющихся внешних условиях существенным становятся кор поративные знания и опыт, накопленный сотрудниками организа ции. Одной из основ систематизации опыта является выделение типовых ситуаций и управленческих решений, оптимальных (или рациональных) в этих ситуациях (см. также ситуационное управле ние – [49]). Так как число возможных ситуаций огромно, то «запо минание» всех ситуаций невозможно, да и нецелесообразно – следует выделять множества «похожих» ситуаций и использовать одинаковые решения для ситуаций из одного и того же множества.

В теории управления такой подход получил название «унифициро ванного управления» [27, 35, 38, 43, 44, 58, 75], а соответствующие управленческие решения – «типовых решений». В проектах, в силу их специфики (каждый проект уникален – см. многочисленную отечественную и зарубежную литературу по управлению проекта ми [12, 21, 54-58, 68, 71, 78, 80 и др.]), проблема унификации управления обретает еще большую значимость.

При использовании унифицированного управления (типовых решений) возникают несколько задач: определения оптимального (по тем или иным критериям) разбиения множества возможных состояний системы, то есть – выделение типовых ситуаций;

поиск оптимальных (опять же по тем или иным критериям) типовых решений и т.д. Использование формальных моделей типовых решений позволяет: агрегировать опыт, накопленный организаци ей, обеспечивать априори известный уровень гарантированной эффективности управления, а также организовывать обучение менеджеров проектов.

Перейдем к рассмотрению теоретической основы анализа и синтеза типовых решений – обобщенных решений задач управле ния организационными системами.

3. Обобщенные решения задач управления органи зационными системами Рассмотрим модель организационной (активной) системы (ОС), состоящей из управляющего органа – центра (руководителя проекта) и n управляемых субъектов – АЭ (исполнителей проекта), функционирующих в условиях полной информированности обо всех существенных внешних и внутренних по отношению к систе ме параметрах (детерминированная ОС). Теоретико-игровая фор мулировка задачи управления заключается в следующем. Пусть n y = (y1, y2, …, yn) A’ = Ai – вектор стратегий (действий) i= АЭ, компоненты которых они выбирают одновременно и незави симо, u U – управление со стороны центра.

Предположим, что целевая функция i-го АЭ fi(y, u), отражает его предпочтения на множестве A’ U. Определим P(u, f) – множе ство решений игры АЭ как множество равновесных при заданном управлении u U стратегий АЭ. В одноэлементной ОС P(u, f) является множеством точек максимума целевой функции АЭ, в многоэлементных системах – множеством равновесий (в макси минных стратегиях, или доминантных стратегиях, или равновесий Нэша, Байеса, Штакельберга и т.д. – в зависимости от конкретной задачи [13, 38, 73, 74]).

При этом задача управления ОС заключается (далее по умол чанию будем считать выполненной гипотезу благожелательности) в поиске допустимого управления, максимизирующего целевую функцию центра: u* Arg max max (u, y) при заданной uU yP(u, f ) целевой функции АЭ f( ), то есть управления, имеющего макси мальную эффективность K(u, f) = max (u, y) (или максималь yP(u, f ) ную гарантированную эффективность Kg(u, f) = min (u, y)).

yP(u, f ) Зависимость u = ( ) управления от стратегий АЭ определяет механизм управления в узком смысле – совокупность правил и процедур принятия решений центром.

Два важных частных случая общей постановки составляют за дачи стимулирования и задачи планирования. В задаче стимулиро вания управление ( ) содержательно соответствует отображению множества действий АЭ (в этом случае стратегией является выбор действий) во множество допустимых вознаграждений (штрафов) [23, 43, 44], в задаче планирования – отображению множества сообщений АЭ (в этом случае стратегией является выбор сообщае мой информации) во множество допустимых планов (желательных состояний АЭ, коллективных решений и т.д.) [8, 10, 13, 43, 46].

До настоящего момента мы считали, что модель ОС совпадает с реальной системой, для которой она строится. Перейдем к анали зу возможных различий ОС и ее модели. Примем следующее пред положение: модель ОС полностью совпадает с оригиналом по следующим параметрам – состав, структура, число периодов функ ционирования, порядок функционирования и информированность участников (см. определения в [38]). Таким образом, будем счи тать, что модель может отличаться от реальной ОС только лишь целевыми функциями участников и множествами их допустимых стратегий.

В общем случае можно выделить три причины несовпадения модели и моделируемой ОС (естественно, возможны все возмож ные комбинации этих причин):

- неадекватность модели, неосознаваемая центром и иссле дователем операций (см. подробное обсуждение в [11, 37, 45]);

- наличие неопределенности, то есть неполная информиро ванность центра и исследователя операций о существенный внешних и внутренних по отношению к моделируемой систе ме параметрах в условиях правильно выбранной структуры модели, аппарата моделирования, общих закономерностей описания и т.д.

- необходимость и/или целесообразность использования из вестных моделей для описания новой ОС.

Последняя причина характерна для рассматриваемой в на стоящей работе проблемы унифицированного управления проек тами, при котором для нового проекта используются существую щие элементы системы управления (механизмы управления), например, типовые решения. Однако так как существует единый подход к учету всех трех перечисленных причин, основывающийся на понятии обобщенного решения задачи управления [37, 40, 75], то приведем в настоящем разделе общие известные результаты по обобщенным решения, с тем, чтобы использовать их в дальнейшем при анализе и синтезе типовых решений в управлении проектами.

Введение обобщенных решений позволяет получить ответы на следующие вопросы:

- насколько оптимальное решение чувствительно к ошибкам описания модели, то есть, будут ли малые "возмущения" модели приводить к столь же малым изменениям оптимального решения (условно эта задача называется задачей анализа устойчивости оптимального решения по параметрам модели, точнее – задачей анализа устойчивости принципа оптимальности);

- будет ли механизм управления, обладающий определенными свойствами в рамках модели (например, оптимальность, эффектив ность не ниже заданной и т.д.), обладать этими же свойствами и в реальной ОС, и насколько широк класс реальных ОС, в которых данный механизм еще обладает этими свойствами (условно эта задача называется задачей анализа адекватности модели).

Не претендуя на полноту анализа, приведем некоторые подхо ды к решению проблем устойчивости и адекватности для ряда механизмов управления ОС. Качественно, основная идея заключа ется в следующем. Эффективностью управления в известных на сегодняшний день моделях является значение (гарантированное или максимальное) целевой функции центра на множестве реше ний игры АЭ (множестве тех действий АЭ, которые им выгодно выбирать при использовании центром данного управления). С таким критерием эффективности задача синтеза оптимального управления заключается в поиске допустимого управления, имею щего максимальную эффективность. Использование оптимальных (в определенном выше смысле) решений приводит к тому, что они, как правило, оказываются неоптимальными при малых вариациях параметров модели. Возможным путем преодоления этого недос татка является расширение множества "оптимальных" решений за счет включения в него -оптимальных (приближенных решений, почти решений и т.д.). Оказывается, что такое ослабление понятия "оптимальность" (корректно называемое регуляризацией принципа оптимальности [31, 32, 53]) позволяет, установив взаимосвязь между возможной неточностью описания модели и величиной, гарантировать некоторый уровень эффективности множества решений в заданном классе реальных систем, то есть расширить класс гарантированной применимости решений за счет использо вания менее эффективных из них, нежели, чем оптимальные в классическом понимании. Иными словами, вместо рассмотрения фиксированной модели ОС, необходимо исследовать семейство моделей. Для параметрического решения задачи управления на семействе моделей используется термин "обобщенное решение задачи управления ОС" [37] (следует отметить, что предложенный Д.А. Молодцовым [31, 32] подход к исследованию устойчивости принципов оптимальности, в отличие от теории некорректных задач (в которой семейство приближенных решений совпадает с семейством окрестностей точного решения в некоторой топологии – такой подход достаточно распространен в исследованиях по устойчивости), использует вместо топологии на множестве реше ний само семейство приближенных решений, что позволяет доста точно просто согласовать понятия устойчивости и приближенного решения).

Перейдем к определению понятия устойчивости решения за дачи управления, описываемой иерархической игрой типа Г2 [23], для которой известно, что она корректна (устойчива) относительно целевой функции центра и в общем случае неустойчива относи тельно целевой функции АЭ (см., например [23, 31]). Регуляриза ция этой задачи возможна и заключается в искусственном введе нии неточности вычисления максимума целевой функции АЭ [23, 37]. Однако, во-первых, предположение о том, что АЭ согла сится выбирать -оптимальные стратегии, не всегда обоснованно, а, во-вторых, как отмечалось выше, помимо проблемы устойчиво сти существует и проблема адекватности модели. Перейдем к формальным определениям.

Пусть M – множество моделей организационных систем (ОС), которому в силу введенных предположений принадлежат и реаль ~ ная (моделируемая) ОС m, и ее модель m. Из перечисленных выше параметров модели следует, что модель ОС (и сама модели руемая ОС) может быть представлена кортежем:

~ ~ ~ ~ ~ m = { ( ), f ( ), U, A } (m = { ( ), f( ), U, A}), включающем целевые функции и допустимые множества центра и АЭ, соответ Индекс «~» соответствует переменным, описывающим модель.

ственно. Критерий эффективности управления K(u), естественно, ~ зависит от модели, то есть K(u) = K(u, m ).

Введем дополнительно следующее предположение: модель ОС может отличаться от оригинала только предпочтениями АЭ, то ~ ~ есть m = { ( ), f ( ), U, A}). В качестве обоснования данного предположения можно привести следующие рассуждения. Так как исследователь операций находится на позициях центра, то его ~ предпочтения (целевая функция ( )) и множество допустимых управлений U ему известны. Основную сложность при построении теоретико-игровой модели, как правило, представляет идентифи кация именно предпочтений АЭ (отметим, что в [23] показано, что при неточном описании предпочтений управляющего органа на соответствующую величину уменьшается гарантированная эффек тивность управления;

кроме того, в [37, 40] построены обобщен ные решения детерминированных задач стимулирования в ОС, модели которых отличаются от оригинала по всем параметрам).

Для описания близости моделей введем псевдометрику () – числовую функцию, определенную на M M, и удовлетворяющую следующим условиям: m1, m2, m3 M выполнено:

(m1, m1) = 0, (m1, m2) + (m2, m3) (m1, m3).

Ограничимся рассмотрением критериальных принципов опти мальности, задаваемых критерием эффективности K(u, m), где u U, m M. Оптимальными (точнее, -оптимальными, 0) будут стратегии из множества1:

(1) R (m) = {u U | K(u, m) sup K(t, m) – }.

tU Соответствующий принцип оптимальности (в общем случае [32] принцип оптимальности – точечно-множественное отображе ние, ставящее в соответствии каждой модели или реальной ОС подмножество множества допустимых управлений) называется критериальным.

Так как и реальная ОС, и ее модель в силу введенных предположений принадлежат одному «пространству», то там, где это не приведет к неоднозначности понимания, будем опускать индекс «~», соответст вующий модели. Так, например, множество -оптимальных решений (1) ~ ~ может определяться и для модели m M: R ( m ) и т.д.

Задача синтеза оптимального ( = 0) управления ОС заключа ется в поиске допустимого управления, максимизирующего эффек тивность для заданной ОС или ее модели (различий между ними пока мы не делаем):

(2) K(m) = sup K(u, m).

uU То есть «классическому» принципу оптимальности K(m) соот ветствует множество решений R0(m).

Будем считать, что U – метрическое пространство с метрикой, которая порождает метрику Хаусдорфа H (B1, B2), определяю щую «расстояние» между подмножествами B1 и B2 множества U1.

~ Принцип оптимальности R (m) устойчив на модели m M [32], если (3) 0 0: m M:

~ ~ (m, m ) H (R ( m ), R (m)).

Определение устойчивости (3) близко к определению устой чивости по Ляпунову и качественно означает, что малые возмуще ния модели приводят к малым изменениям множеств оптимальных решений.

Критериальный принцип оптимальности R0(m) называется ус ~ тойчивым на модели m M, если функция K(m), определяемая ~ (2), непрерывна на модели m. Более общие определения устойчи вости принципов оптимальности можно найти, например, в [32].

Отметим, что когда речь идет об устойчивости принципа оп тимальности, в (3) используется «расстояние» между множествами оптимальных решений (1). В то же время, если результаты модели рования используются на практике, то для внедрения предлагается, как правило, единственное решение, поэтому введем определение устойчивости отдельного решения, удовлетворяющего тому или иному принципу оптимальности. Для критериального принципа ~ оптимальности устойчивость решения u U на модели m опреде ~ ляется как непрерывность функции K(u, m) на модели m.

Особо следует отметить, что выбор метрик и должен в каждой конкретной задаче отражать прикладные потребности и соответство вать содержательным интерпретациям.

Конкретное решение u U абсолютно устойчиво в области B(, u) M, если (4) m B(, u) u R (m).

Другими словами, область абсолютной устойчивости (точнее – абсолютной -устойчивости) можно определить следующим обра зом: B(, u) = {m M | u R (m)}.

Качественно абсолютная устойчивость конкретного решения u U в некоторой области означает, что оно -оптимально для любой ОС (и модели) из этой области. Понятно, что u U, 0 B(0, u) B(, u) B(, u), то есть с ростом область 1 2 2 абсолютной устойчивости конкретного решения не сужается.

Конкретные результаты анализа устойчивости решений ряда задач управления ОС приведены в [37].

Таким образом, с одной стороны, каждой модели (и реальной ОС) принцип оптимальности R ставит в соответствие (см. рисунок 1а) множество стратегий, которые -оптимальны в данной модели (данной реальной ОС). С другой стороны, каждому управлению u U можно поставить в соответствие (см. рисунок 1б) множество B(, u) моделей (реальных ОС), в которых данное управление оптимально. Отметим, что в обоих случаях величина является параметром (см. рисунок 1) и на обоих рисунках (1а и 1б) модель ~ m M, ОС m M и управление u U одни и те же.

M ~ M 1 (m) ~ m m M 2 (m) ~ M 1 (m) M 2 (m) U ~ R 2 (m) R 2 (m) u ~ R 1 (m) R 1 (m) Рис. 1а. Множества -оптимальных решений ( 0) 1 M ~ m m B(, u) B(, u) U u Рис. 1б. Области абсолютной устойчивости решения u U ( 0) 1 Перейдем к определению адекватности. Фиксируем некоторую ~ модель m M и принцип оптимальности R. Интуитивно понятно, что при = 0 адекватность соответствует, в отличие от устойчиво сти (когда требуется непрерывность sup K(t, m) по модели [32]), t U ~ непрерывности по модели из малой окрестности m следующей ~ функции: K(u, m), u R ( m ). Поэтому можно считать, что модель ~ m с принципом оптимальности R -адекватна (в смысле задачи ~ полного выбора [32]) множеству реальных ОС M ( m ), определяе мому следующим образом:

~ ~ (5) M ( m ) = {m M | R ( m ) R (m) } M, то есть тем реальным ОС, в которых хотя бы одно из решений, оптимальное в модели, также оптимально. На рисунке 1а показан ~ ~ случай, когда m M 2 (m), но m M 1 (m).

~ Другими словами, модель m с принципом оптимальности R ~ -адекватна множеству реальных ОС M ( m ), если u U:

~ m B(, u), m B(, u) (см. рисунок 1б). Еще один эквивалентный способ формулировки того же определения следующий:

~ M ( m ) M (m). Следовательно, адекватность модели опреде ляется через абсолютную устойчивость оптимальных в ней реше ний.

Отметим, что определение (5) симметрично относительно ре ~ альной ОС и ее модели, поэтому можно считать, что модель m ~ адекватна реальной ОС m, если m M (m). Понятно, что ~ ~ ~ ~ m M, 0 M0( m ) M (m) M (m).

1 2 Совокупность решений (с параметром 0): {u U;

B(, u)} в [37] названа обобщенным решением задачи управления. Совокуп ~ ность {u R ( m );

B(, u)} является обобщенным решением задачи ~ управления для модели m M.

Следует отметить, что приведенное определение адекватности слишком широко, так как в нем фигурирует множество всех оптимальных (для модели или реальной ОС) решений.

Следовательно, для каждого решения u U, помимо его эф фективности (эффективности управления, «допустимое» отклоне ние которого от максимального значения определяется параметром ), существует еще одна характеристика – множество тех ОС B(, u), в которых оно -оптимально, то есть абсолютно устойчиво.

~ Областью -адекватности модели m M назовем следующее ~ множество ОС: M( m, ) = B(, u), то есть множество тех ОС, ~ uR (m) для которых любое решение, -оптимальное в модели, также явля ется -оптимальным. Аналогичным образом можно определить область -адекватности реальной ОС m M:

M(m, ) = B(, u).

uR (m) Итак, появляется возможность сравнения оптимальных реше ний. Естественно считать, что из двух решений, удовлетворяющих принципу оптимальности, решение, эффективное в большей облас ~ ти ОС, "лучше". Введем на множестве R ( m ) следующее отноше ние " " (в общем случае не полное):

~ (6) 0 u1, u2 R ( m ) u1 u2 B(, u1) B(, u2).

Понятно, что с точки зрения практического использования резуль татов математического моделирования целесообразен выбор из ~ R ( m ) элемента, максимального по отношению " " (если таковой существует).

Итак, для фиксированных модели и принципа оптимальности можно указать множество реальных ОС (множество моделей ОС), в которых существует решение, гарантированно удовлетворяющее принципу оптимальности. Это множество заведомо не пусто, так как содержит саму модель (см. рисунок 2).

M ~ m M ~ M( m, ) ~ M( m, ) Рис. 2. Области адекватности ( 0) 1 Если существует решение, -оптимальное в модели, которое оптимально и в реальной ОС, то будем считать, что модель адекватна. Таким образом, критерием -адекватности модели является эффективность управления реальной ОС.

~ Знание множества B(, u), u R ( m ), позволяет на этапе вне ~ дрения результатов анализа модели m оценить возможные потери от практического использования решения и, быть может, при необходимости, пересмотреть модель ОС или принцип оптималь ности.

Модификация принципа оптимальности даже при фиксиро ванных параметрах модели представляется достаточно перспек тивной. Например, снижая требования к эффективности управле ния, можно для каждого из решений расширить область его устойчивости и, следовательно, расширить множество реальных ОС, в которых решения, удовлетворяющие ослабленному принци пу оптимальности, будут гарантированно оптимальными (точнее, в классической терминологии – гарантированно -оптимальными).

Приведенные качественные рассуждения свидетельствуют, что существует определенный дуализм между эффективностью решения задачи управления и областью его гарантированной при менимости (областью его абсолютной устойчивости или областью адекватности). Конкретные зависимости между эффективностью и областью адекватности для ряда моделей ОС приведены в [37].

Жертвуя эффективностью управления, можно расширить множество ОС, в которых применимы результаты моделирования.

Особенно ярко этот эффект проявляется при анализе областей устойчивости решений, удовлетворяющих тем или иным критери альным принципам оптимальности. Величина, фигурирующая в определении критериального принципа оптимальности, фактиче ски, характеризует те потери эффективности, на которые мы гото вы пойти, считая решение еще «оптимальным» (такое общее опре деление оптимальности несколько противоречит широко распространенному определению, в соответствии с которым опти мальным считается допустимое решение, имеющее максимально возможную эффективность).

Качественно отмеченный выше дуализм между эффективно стью и адекватностью (областью устойчивости) для критериальных принципов оптимальности имеет следующий формальный вид:

множество ОС, адекватных фиксированной модели с критериаль ным принципом оптимальности, не уменьшается с ростом ;

кроме того, область абсолютной устойчивости фиксированного решения, оптимального в модели, не сужается с ростом [37,40]. Данный факт (с ослаблением требований к эффективности некоторого решения область его абсолютной устойчивости расширяется и, следовательно, расширяется область адекватности) свидетельству ет, что для решения проблем устойчивости и адекватности доста точно указать конкретную зависимость между величиной и мно жеством ОС, котором требуется обеспечить заданную эффективность управления, то есть, например, найти по модели минимальное значение, обеспечивающее выполнение требования адекватности.

Отметим, что во многих случаях [37] области абсолютной ус тойчивости оптимальных (при = 0) решений задач управления очень узки и иногда состоят из одной точки. Возможность расши рения областей устойчивости "неустойчивых" решений, установ ленная выше и в [32, 37, 40, 75], свидетельствуют, что критерий оптимальности является регуляризирующим (в смысле [53]) для критерия K(u, m).

Таким образом, мы привели известные подходы к определе нию понятий устойчивости решений задач управления ОС и адек ватности моделей ОС реальным системам. Конструкцией, которая использовалась при этом, явилось понятие обобщенного решения, включающего в себя в явном виде зависимость между эффективно стью управления и областью его устойчивости и адекватности.

Приведенная методология может быть использована и для анализа проблем унификации управления проектами.

В заключение настоящего раздела определим, что будет пони маться под эффективностью типового решения.

~ Пусть имеется ОС m M и ее модель m M. Определим ми ~ нимальную величину (m, m ) потерь эффективности, при которой ~ существует хотя бы одно решение, которое (m, m )-оптимально и в модели, и в ОС:

~ ~ (7) (m, m ) = min { 0 | M( m, ) M(m, ) }.

Если задано множество ОС M1 M, то можно определить для ~ заданной модели m M минимальную величину потерь в эффек ~ ~ тивности ( m, M1), при которой любое решение, ( m, M1) ~ оптимальное в модели будет гарантированно ( m, M1) оптимальным во множестве реальных ОС M1:

~ ~ (8) ( m, M1) = min { 0 | M1 M( m, )}.

Величина (8) может рассматриваться как критерий «качества» ~ модели m M. Следовательно, для заданного класса ОС M1 мож но ставить задачу поиска наилучшей модели, то есть модели, кото рая давала бы максимальное гарантированное значение эффектив ности управления:

~ ~ (9) m (M1) = arg min ( m, M1).

~ mM Минимальные потери эффективности, которые достигаются при использовании «оптимальной» модели (9), равны:

~ (10) (M1) = min ( m, M1).

~ mM Понятно, что M2 M1 M (M2) (M1) (M), то есть с расширением класса ОС, для которого решается задача синтеза управлений, гарантированная эффективность не возрастает. Так как множество реальных ОС, фигурирующее в выражении (10), отражает ту информацию о моделируемом объекте, которой обла дает исследователь операций, то сделанный вывод можно пере формулировать следующим образом: с ростом информированности (с уменьшением неопределенности) гарантированная эффектив ность управления не убывает, что вполне согласовано с результа тами, приведенными в [39].

Отметим, что эффективность управления (10) существенно за висит от той априорной информации, которую имеет исследова тель операций, то есть от множества M1. Если в течение времени поступает новая более точная информация M2 M1 о том классе ОС, которому принадлежит моделируемая система, то, используя эту новую информацию, можно уточнить модель, то есть перейти ~ ~ от модели m (M1) к модели m (M2), что даст возможность повы сить гарантированную эффективность управления: (M2) (M1) (см. рисунок 3).

M ~ m (M2) ~ m (M1) M M Рис. 3. Повышение гарантированной эффективности управления с ростом информированности 4. Обобщенные решения в управлении проектами:

агрегирование информации В настоящем разделе рассматривается применение приведен ных выше общих результатов построения и анализа обобщенных решений к такой задаче управления проектами как агрегирование информации (см. описание задач календарно-сетевого планирова ния и управления с агрегированием информации в [5, 6, 9, 14]).

4.1. Описание модели Рассмотрим модель проекта – многоэлементную детерминиро ванную двухуровневую организационную систему (ОС), состоя щую из центра – руководителя проекта – и n исполнителей – ак тивных элементов (АЭ). Стратегией АЭ является выбор действий, стратегией центра – выбор функции стимулирования, то есть зави симости вознаграждения каждого АЭ от его действий и, быть может, действий других АЭ или других агрегированных показате лей их совместной деятельности.

Обозначим yi Ai – действие i-го АЭ, i I = {1, 2, …, n} – n Ai множество АЭ, y = (y1, y2,..., yn) A' = – вектор действий i= АЭ, y-i = (y1, y2, …, yi-1, yi+1, …, yn) A-i = Aj – обстановка игры ji для i-го АЭ.

Пусть результат деятельности z A0 = Q(A’) ОС, состоящей из n АЭ, является функцией (называемой функцией агрегирования) их действий: z = Q(y). Интересы и предпочтения участников ОС – центра и АЭ – выражены их целевыми функциями. Целевая функ ция центра является функционалом (, z) и представляет собой разность между его доходом H(z) и суммарным вознаграждением n (z), выплачиваемым АЭ: (z) = (z), где (z) – стимулирова i i i= ние i-го АЭ, (z) = ( (z), (z), …, (z)), то есть 1 2 n n (1) ( ( ), z) = H(z) – (z).

i i= Целевая функция i-го АЭ для простоты считается сепарабель ной (все результаты обобщаются на случай несепарабельных целе вых функций по аналогии с тем, как это делается в [41-43]) являет ся функционалом fi(, yi) и представляет собой разность между i стимулированием, получаемым им от центра, и затратами ci(yi, ri), где ri = [di;

Di] 1 – тип АЭ, отражающий эффективность i + его деятельности, то есть:

(2) fi( ( ), yi) = (z) – ci(yi, ri), i I.

i i Отметим, что индивидуальное вознаграждение i-го АЭ в об щем случае явным или неявным образом зависит от действий всех АЭ (случай сильно связанных АЭ [36, 43]).

Примем следующий порядок функционирования ОС. Центру и АЭ на момент принятия решения о выбираемых стратегиях (соот ветственно – функциях стимулирования и действиях) известны целевые функции и допустимые множества всех участников ОС, а также функция агрегирования. Центр, обладая правом первого хода, выбирает функции стимулирования и сообщает их АЭ, после чего АЭ при известных функциях стимулирования выбирают действия, максимизирующие их целевые функции.

Рассмотрим случай, когда центр наблюдает только результат деятельности ОС, от которого зависит его доход, но не знает и не может восстановить индивидуальных действий АЭ, то есть, имеет место агрегирование информации – центр имеет не всю информа цию о действиях АЭ, а ему известен лишь некоторый их агрегат.

Обозначим r = (r1, r2,.., rn) и введем относительно параметров ОС следующие предположения, которые, если не оговорено особо, будем считать выполненными в ходе всего последующего изложе ния материала настоящего раздела:

А.1. i I Ai – отрезок 1 с левым концом в нуле.

+ А.2. i I 1) функция ci( ) непрерывна по всем переменным;

2) yi Ai, ri ci(yi, ri) неотрицательна, не убывает по yi и не i возрастает по ri, i I;

3) ri ci(0, ri) = 0, i I.

i А.3. Функции стимулирования принимают неотрицательные значения.

А.4. Функция дохода центра непрерывна и достигает макси мума при ненулевом результате деятельности ОС.

m А.5. Q: A’ A0 – однозначное непрерывное отображе ние, где 1 m < n.

Обозначим P( ) – множество реализуемых (выбираемых АЭ при данной системе стимулирования) действий. Минимальными затратами центра на стимулирование по реализации действий АЭ y’ A’ будем называть минимальное значение суммарных выплат элементам, при которых данный вектор действий является равно весием Нэша в игре АЭ, то есть решение следующей задачи:

(Q( y' )) miny'), где (y’) = { () | y’ P( )}. Как и в i ()( iI одноэлементной ОС [10, 38], гарантированной эффективностью (далее просто "эффективностью") стимулирования является мини мальное значение целевой функции центра на соответствующем множестве решений игры (всюду, где встречаются минимумы и максимумы, будем предполагать, что они достигаются):

(3) K( ( )) = min ( ( ), Q(y)).

yP( ()) Задача синтеза оптимальной функции стимулирования заклю * чается в поиске допустимой системы стимулирования, имеющей максимальную эффективность:

* (4) = arg max K( ( )).

() В [41, 43] доказано, что в частном случае, когда действия АЭ наблюдаются центром, и типы АЭ также достоверно известны n центру, оптимальной (точнее – -оптимальной, где = ) i i= ^ является квазикомпенсаторная система стимулирования, зави K сящая от наблюдаемых действий АЭ:

^ ci ( yi*, ri ) +, yi = yi* i (5) =, i I, i K 0, yi yi* где – сколь угодно малые строго положительные константы, а i оптимальное действие y*, реализуемое системой стимулирования (5) как единственное равновесие в доминантных стратегиях (РДС) [38, 74], является решением следующей задачи оптимального согласованного планирования [10, 38]:

^ y*(r) = arg max { H (y) – ( yi, ri ) }, ci yA iI ^ где H () – функция дохода центра, зависящая от наблюдаемых ^ действий АЭ. Взаимосвязь между функциями H() и H (), а также ^ ( ) и () исследовалась в [2, 3]. В частности, можно считать, что ^ H (y) = H(Q(y)). В ходе дальнейшего изложения мы будем предпо лагать, что функция дохода центра H( ) и функция стимулирования ( ) зависят от агрегированного результата деятельности z A0.

n Обозначим K0(r) = H(Q(y*(r))) – ( yi*, ri ).

ci i= Определим множество векторов действий АЭ, приводящих к заданному результату деятельности ОС:

Y(z) = {y A’ | Q(y) = z} A’, z A0.

В [41] доказано, что в случае наблюдаемых действий и типов АЭ минимальные затраты центра на стимулирование по реализа ции вектора действий y A’ равны суммарным затратам АЭ ( yi, ri ). По аналогии вычислим: минимальные суммарные ci iI затраты АЭ по достижению результата деятельности z A n * (z, r) = min ci(yi, ri), максимальные суммарные затраты АЭ yY (z) i= по достижению результата деятельности z A n (z, r) = max) ci(yi, ri), а также множества действий * yY ( z i= n n Y*(z, r) = Arg min ci(yi, ri) и Y*(z, r) = Arg max) ci(yi, ri), yY ( z yY (z) i=1 i= на которых достигаются соответствующие минимум и максимум.

Фиксируем произвольный результат деятельности x A0 и произвольный вектор y*(x) Y*(x) Y(x). В [42, 43] доказано, что при использовании центром следующей -оптимальной системы стимулирования ci ( yi*(x), ri ) +, z = x * i (6) (z) =, i I, ix z x 0, вектор действий АЭ y*(x, r) реализуется как единственное РДС с минимальными затратами центра на стимулирование равными * (x, r). На втором шаге решения задачи стимулирования ищется наиболее выгодный для центра результат деятельности ОС x* A как решение задачи оптимального согласованного планирования:

* x*(r) = arg max [H(x) – (x, r)].

xA По аналогии можно определить «пессимистические» значения планов:

x*(r) = arg max [H(x) – (x, r)], * xA что дает две оценки эффективности управления: r K*(r) = ( (), x*(r)) K*(r) = ( (), x*(r)).

x*(r) x*(r) В [42, 43] доказана "теорема об идеальном агрегировании в моделях стимулирования", которая утверждает, что в случае, когда функция дохода центра зависит только от результата деятельности ОС, эффективности стимулирования одинаковы как при использо вании стимулирования АЭ за наблюдаемые действия, так и при стимулировании за агрегированный результат деятельности, несу щий в силу предположения А.5 меньшую информацию, чем вектор действий АЭ. Этот результат справедлив при условии, что центру известны функции затрат АЭ и, в том числе, их типы. Поэтому обобщим рассмотренную модель на случай, когда типы АЭ центру достоверно неизвестны.

4.2. Обобщенные решения задачи стимулирования Обозначим d = (d1, d2, …, dn) – вектор нижних границ эффек тивностей (значений типов) АЭ (как будет видно из последующего изложения, значения верхних границ {Di} несущественны).

В соответствии с принципом гарантированной компенсации затрат [30, 38, 39, 43] центр вынужден компенсировать в условиях неопределенности максимальные затраты, то есть, рассчитывать на * наихудшие значения типов АЭ. Обозначим (z, ) минимальные затраты на стимулирование по реализации агрегата z A0, которые зависят от информации об области возможных значений типов:

n * (7) (z, ) = min ci(yi, di).

yY (z) i= Аналогичным образом можно определить максимальные затраты n на стимулирование (z, ) = max) ci(yi, di).

* yY ( z i= Знание величины (7) позволяет определить оптимальные в ус ловиях существующей неопределенности относительно типов АЭ значение агрегатов * (8) x*( ) = arg max {H(z) – (z, )}, zA (9) x*( ) = arg max {H(z) – (z, )}.

* zA Помимо решений (5), (8) и (5), (9), будем рассматривать два типовых решения, в соответствии с которыми всем АЭ либо назна чаются одинаковые планы, либо коллективу АЭ выплачивается общее стимулирование (z) = z, пропорциональное величине L z A0. Будем называть соответствующие управления однородным и линейным. Для анализа этих решений введем следующее предпо ложение об однородности АЭ.

А.6. Ai = A, сi(yi, ri) = c(yi, ri), i I;

A0 = Q( y, y,..., y).

yA Определим оптимальное однородное управление xU(r) = Q(yU(r)), где n (10) yU(r) = arg max {H(Q(y, y, …, y)) – c(y, ri)}.

yA i= При использовании центром линейного управления со ставкой оплаты центр должен гарантированно компенсировать АЭ затра * ты: (r) z (z, r) и обеспечить согласованность стимулирования, то есть учитывать, что АЭ выберут действия из множества * * Arg max { (r) z – (z, r)}. Предположим, что (z, r) – выпуклая zA по z A0 функция (этот предположение выполнено, в частности, если АЭ имеют функции затрат типа Кобба-Дугласа) и обозначим (x, r) – решение следующего уравнения:

* (z, r) (r) =.

z z=x Обозначим (x, r) = (x, r) x и определим оптимальное линейное L управление:

(11) xL(r) = arg max {H(z) – (x, r)}.

L zA Исследуем устойчивость и адекватность четырех управлений – x*(r), x*(r), однородного управления xU(r) и линейного управления xL(r). Для этого вычислим для них приведенные в третьем разделе характеристики.

Области абсолютной устойчивости при = 0 имеют вид:

* (12) B(0, x*(r)) = {t | ti ri, i I, x*(r) Arg max {H(z) – (z, t)}}, zA n n (13) B(0, x*(r)) = {t | minr )) ci(yi, ti) maxr )) ci(yi, ri), yY ( x*( yY ( x*( i=1 i= * x*(r) Arg max {H(z) – (z, t)}}, zA (14) B(0, xU(r)) = {t | min {ti} min {ri}, iI iI * xU(r) Arg max {H(z) – (z, t)}}, zA * (15) B(0, xL(r)) = {t | (xL(r), r) (xL(r), t), L * xU(r) Arg max {H(z) – (z, t)}}.

zA Очевидно, что для решений (8) и (9) области абсолютной ус тойчивости совпадают с, так как это – гарантирующие стратегии центра. Обозначив K*( ) = ( (), x*( )), x*() K*( ) = ( (), x*( )), можно выписать следующие сравни x*() тельные оценки эффективностей:

K*( ) K*( );

r K*(r) K*( ), K*(r) K*( ).

Отметим, что области абсолютной устойчивости определялись для = 0. В общем случае соответствующие выражения имеют менее конструктивный вид (см. выражения (16) и (17)).

Утверждение 1. r а) B(0, x*(r)) B(0, x*(r)), б) B(0, x*(r)) B(0, xU(r)), * (16) B(, xU(r)) = {t | (x, r) (x, t), U n H(xU(r)) – c(yU(r), ti) K*(t) – }, i= * (17) B(, xL(r)) = {t | (xL(r), r) (xL(r), t), L H(xL(r)) – (xL(r), t) K*(t) – }.

L Справедливость пунктов а) и б) утверждения 1 следует из сравнения множеств (13)-(15). Справедливость выражений (16) и (17) следует из определения области устойчивости управления (см.

третий раздел) и того, что рассматриваемое управление должно побуждать АЭ выбирать требуемые для центра действия.

Отметим, что в соответствии с определением области устой чивости в выражениях (16), (17) эффективность типовых решений (которые, как правило, не оптимальны даже при точном совпаде нии модели и реальной системы) сравнивается с эффективностью абсолютно оптимального компенсаторного управления, что обу славливает малую область устойчивости. Если интерпретировать область устойчивости как множество реальных систем, в которых оптимальное в модели типовое решение -оптимально в том же классе типовых решений, то получим более широкие области.

Рассмотрим иллюстративный пример.

Пример 1. Пусть имеются два АЭ с квадратичными функция ми затрат типа Кобба-Дугласа, а доход центра пропорционален агрегированному результату деятельности z = yi, то есть:

iI (z) = z – (z), ci(yi, ri) = (yi)2 / 2 ri, i = 1, 2.

* Вычисляем: (z, r) = z2 / 2 (r1 + r2), (z, r) = z2 / 2 min {r1;

r2}, * (z, r) = z2 (r1 + r2) / 8 r1 r2, x*(r) = (r1 + r2), x*(r) = min {r1;

r2}, U xU(r) = 4 r1 r2 / (r1 + r2), (x, r) = x / (r1 + r2), xL(r) = (r1 + r2) / 2.

Области абсолютной устойчивости (12)-(15) примут соответ ственно вид:

B(0, x*(r)) = {t | t1 + t2 = r1 + r2}, B(0, x*(r)) =, B(0, xU(r)) = {t | 4 t1 t2 / (t1 + t2) = r1 + r2}, B(0, xL(r)) = {t | 2 (t1 + t2) = r1 + r2}, B(, xU(r)) = {t | t1 + t2 4 r1 r2 / (r1 + r2), 4 r1 r2 / (r1 + r2) [2 – r1 r2 (t1 + t2) / (r1 + r2) t1 t2] t1 + t2 – 2 }.

B(, xL(r)) = {t | t1 + t2 (r1 + r2) / 2, (r1 + r2) [2 – (r1 + r2) / (t1 + t2)] 2 (t1 + t2) – 4 } Оценим эффективности управлений: K*(r) = (r1 + r2) / 2, K*(r) = min {r1, r2} / 2, KU(r) = 2 r1 r2 / (r1 + r2). Видно, что r K*(r) K*(r), K*(r) KU(r).

Области адекватности в рассматриваемой модели можно вво дить в упрощенном виде – как множество моделей, в которых эффективность типового решения отличается от эффективности оптимального решения не более, чем на заданную величину:

M (xU) = {t | K*(t) – KU(t) } = = {t | (t1 – t2)2 / 2 (t1 + t2) }.

Очевидно, что в ОС, в которой все АЭ одинаковы, однородные решения оптимальны. • 4.3. Задача выбора оператора агрегирования До сих пор, рассматривая задачу оценки эффективности типо вых решений в модели агрегирования информации, мы предпола гали, что оператор агрегирования Q( ) задан. В то же время, можно рассматривать задачу выбора оператора агрегирования как одного из параметров модели ОС, влияющей на эффективность управле ния, в том числе – на эффективность типовых решений.

Необходимость агрегирования обусловлена ограниченностью возможностей управляющих органов (руководителей проектов) по переработке информации о деятельности управляемых субъектов (исполнителей работ проектов). С одной стороны, введение агре гирования снижает информационную нагрузку, с другой стороны – приводит к снижению эффективности управления (то есть, к сни жению эффективности состояний системы, в которых она оказыва ется под влиянием управлений, выбираемых в рамках той или иной модели – системы ограничений). Поиск рационального баланса Символ « » здесь и далее обозначает окончание примера, доказатель ства и т.д.

между этими двумя противоположными тенденциями как раз и составляет суть задачи выбора оператора агрегирования.

Основная сложность, возникающая при решении этой задачи, заключается в том, что, если влияние оператора агрегирования на эффективность управлений в рамках рассматриваемой модели может быть оценено количественно, то формальных моделей и количественных оценок (психофизиологического, но не теоретико информационного или чисто экономического характера) затрат человека, организации и т.д. на получение и переработку информа ции на сегодняшний день не существует – см. обзор и подробное обсуждение в [35].

Подсказкой к выходу из этой ситуации может служить приня тый в моделях с платой за информацию подход к оценке ее ценно сти. В этом классе моделей информированностью АЭ называется та информация, которой обладает АЭ на момент принятия реше ний. В [39] доказано, что повышение информированности (сниже ние неопределенности) приводит к повышению гарантированной эффективности управления. Поэтому максимальный размер платы за получение дополнительной информации ограничен приростом гарантированной эффективности управления, которая может быть достигнута за счет получения этой информации. В случае, если зависимость информированности от затрат АЭ на получение ин формации задана в явном виде, то возможно решение оптимизаци онной задачи – определения оптимальной информированности как максимизирующей разность между приростом в гарантированной эффективности управления и затратами на приобретение информа ции [39]. Отметим, что во многих случаях (в том числе – в управ лении проектами) затраты на «приобретение» информации могут определяться затратами на создание автоматизированной инфор мационной системы, которая берет на себя часть функций по сбо ру, передаче переработке информации. Применим описанный подход к модели агрегирования информации.

Пусть имеется неопределенность относительно типов АЭ – центр известно множество их возможных значений. При фикси рованном векторе типов r, рассматривая оператор агрегирова ния Q( ) как переменную величину, имеем несколько оценок эф фективностей управления: K0(r), K*(Q( ), r), K*(Q( ), r), KU(Q( ), r), KL(Q( ), r) и др. В частности, величина K0(r) характеризует значе ние целевой функции центра в условиях отсутствия агрегирования.

В [42, 43] доказано, что в рамках предположений А.1-А.5 r K0(r) = K*(Q( ), r). Следовательно, разность K0(r) – K*(Q( ), r) может рассматриваться как оценка потерь центра, вызванных наличием агрегирования информации.

Критерием сравнения двух операторов агрегирования могут служить множества действий АЭ, приводящие к одному и тому же агрегированному результату деятельности. Например, можно считать, что оператор агрегирования Q1( ) более информативен, чем оператор Q2( ), если z A0 Y1(z) Y2(z).

Введем следующую величину (18) (Q( ), ) = max {K0(r) – K*(Q( ), r)}, r характеризующую абсолютные потери эффективности при нали чии агрегирования в условиях неопределенности. Если рассматри вать оператор агрегирования как свойство информационной систе мы, то получим, что мы доказали справедливость следующего утверждения.

Утверждение 2. Внедрение информационной системы оправ данно, если затраты на ее приобретение, адаптацию и т.д. не пре вышают (Q( ), ).

Аналогичным образом может оцениваться целесообразность агрегирования при использовании тех или иных типовых решений.

Отметим, что утверждение 2 справедливо в рамках модельной ситуации, когда информационная система внедряется один раз ради однократной реализации единственного проекта. Естественно, целесообразность внедрения и настройки автоматизированных систем на проектно-ориентированном предприятии, постоянно реализующем различные проекты, должна оцениваться по анало гии с (18) с учетом множества проектов, их различий, разнесенно сти во времени и т.д. В первом приближении затраты на автомати зацию не должны превышать ожидаемых (в смысле математического ожидания по множеству возможных проектов на рассматриваемом временном горизонте) дисконтированных потерь.

По аналогии с (18) можно ввести относительные потери цен тра:

(19) (Q( ), ) = max {(K0(r) – K*(Q( ), r)) / K0(r)}.

r Пример 2. Пусть имеются n АЭ с квадратичными функциями затрат типа Кобба-Дугласа, а доход центра пропорционален агре гированному результату деятельности z = yi, то есть:

iI (z) = z – (z), ci(yi, ri) = (yi)2 / 2 ri, i = 1, n.

* Обозначим R(r) =. Вычисляем: (z, r) = z2 / 2 R(r), ri iI (z, r) = z2 / 2 min {ri}, (z, r) = (z2 / 2 n2) ri, x*(r) = R(r), * U 1/ iI iI x*(r) = min {ri}, xU(r) = n2 / ri, (x, r) = x / R(r), 1/ iI iI xL(r) = R(r) / 2, K0(r) = K*(r) = R(r) / 2, K*(r) = min {ri} / 2, iI KU(r) = n2 / 2, KU(r) = (R(r) – 1) / 2.

Потери от использования агрегирования, которое в данном примере заключается в суммировании действий АЭ равны при фиксированном r :

K0(r) – K*(r) = (R(r) – min {ri}), iI что может при значительной неопределенности или большом числе АЭ составить значительную величину. Содержательно, первое слагаемое соответствует оптимальному распределению работ между АЭ – пропорционально эффективности, а второе слагаемое – выполнению всего объема работ одним АЭ, а именно тем, кото рый имеет наименьшую эффективность. Например, при однород ных АЭ = (n – 1) / 2 n. • 4.4. Сообщение информации в задаче агрегирования До сих пор мы предполагали, что типы АЭ либо точно извест ны центру, либо ему известно множество их возможных значений, и вычисляли гарантированный результат в условиях существую щей интервальной неопределенности. Возможным вариантом является использование механизмов с сообщением АЭ центру информации о своих типах. Рассмотрим соответствующую модель.

Обозначим si [di, Di] – сообщение i-го АЭ, i I, s = (s1, s2, …, sn) – вектор сообщений всех АЭ, x = g(s) A0 план центра по агрегированному результату деятельности, назначаемый им в соответствии с процедурой планирования g( ): A0, = (s) – вознаграждение i-го АЭ за получение заданного агреги i i рованного результата деятельности, i I, ( ) = { ()}, то есть, i ( ): n – процедура планирования.

+ Последовательность функционирования следующая: при из вестной процедуре планирования и виде системы стимулирования АЭ сообщают центру информацию о своих типах, после чего центр определяет план x A0 по агрегированному результату деятельно сти и сообщает центру систему вознаграждений, z = x i * (19) (z, s) = 0, z x, i I, i затем АЭ выбирают свои действия y A’, реализуется соответст вующий этим действиям результат деятельности z A0, наблюдае мый центром, и выплачиваются вознаграждения.

Если решения центра основываются на информации, сооб щаемой АЭ, то последние, осознав возможность влияния на эти решения и обладая в силу собственной активности своими интере сами и предпочтениями, могут сообщать недостоверную информа цию о типах (эффективности своей деятельности). Следовательно, возникает проблема манипулируемости и необходимость исследо вания механизма планирования, то есть его свойств, побуждающих или удерживающих АЭ от искажения информации. Идеалом при этом является нахождение механизмов, обладающих свойством неманипулируемости (механизмов открытого управления), при использовании которых каждому из АЭ выгодно сообщать досто верную информацию. Если построение неманипулируемого меха низма невозможно, то желательно найти такой механизм, при использовании которого отрицательные (с точки зрения центра) последствия манипулирования информацией были бы минималь ны. Поэтому исследуем эффективность и манипулируемость меха низмов планирования в рассматриваемой модели агрегирования информации.

В рассматриваемой модели имеют место две игры АЭ, разыг рываемые последовательно – игра по выбору сообщений и игра по выбору действий. Целевые функции АЭ имеют вид:

(20) fi(, x, s, y) = (s) I(Q(y) = g(s)) – ci(yi, ri), i I, i i где I( ) – функция индикатор. Выбор действия y A’ является равновесием Нэша второй игры АЭ, если выполнено следующее условие:

(21) (s) ci(yi, ri), i I.

i Если предположить, что функция затрат АЭ при любом дейст вии монотонно убывает с ростом значения его типа (возрастанием эффективности деятельности), то адекватна гипотеза реальных оценок [10] (ГРО), которая заключается в том, что сообщаемые АЭ оценки не превышают соответствующих истинных значений (то есть АЭ невыгодно завышать свою эффективность): si ri, i I.

Исследуем последовательно несколько механизмов планиро вания, в том числе – типовых, иллюстрируя их свойства для случая квадратичных затрат АЭ типа Кобба-Дугласа.

1. «Простой» механизм заключается в том, что центр принима ет сообщаемые АЭ оценки за истинные и из принципа компенса ции затрат назначает (s) = ci(yi, si), i I, и назначает планы, мак i симизирующие его целевую функцию:

(22) x = g(s) = arg max {H(z) – min) ( yi,si ) }.

ci zA0 yY ( z iI В условиях второго примера минимум второго слагаемого в выражении (22) достигается при (23) yi* (s, z) = (si / S) z, i I, где S =. В силу (22) g(s)=S, следовательно, yi* (s, z) = si, i I.

si iI Тогда функция предпочтения i-го АЭ, i I, имеет вид (24) (s) = ci( yi* (s, g(s)), si) – ci( yi* (s, g(s)), ri) = (si – (si)2 / ri).

i Из (24) следует, что доминантной стратегией i-го АЭ является сообщение si = ri / 2, i I, то есть, простой механизм планирования манипулируем, и в нем каждый АЭ занижает свою эффективность ровно в два раза. Тем не менее, его эффективность K1(r) = max {H(z) – min) ( yi, ri / 2) } = R / 4, ci zA0 yY ( z iI где R =, то есть в два раза ниже, чем в случае полной инфор r i iI мированности и, очевидно, выше эффективности механизма гаран тированной компенсации затрат без сообщения информации. По этому рассмотрим, что произойдет, если центр будет использовать механизм с сообщением информации, основывающийся на гаран тированной компенсации затрат.

2. «Гарантирующий механизм». Пусть, как и в простом меха низме, центр принимает сообщения АЭ за истинные, но гарантиро ванно компенсирует затраты при любом распределении действий АЭ внутри множества Y( ), то есть использует следующую проце дуру планирования:

(25) x = g(s) = arg max {H(z) – max) i ( yi, si ) }.

c zA0 yY ( z iI В условиях второго примера максимум второго слагаемого в выражении (25) достигается при (26) yi* (s, z) = z, при i = arg min {sj}, yl* (s, z) = 0, l i.

jI Обозначим smin(s) = min {sj}. В силу (26) g(s) = smin(s), следо jI вательно, yi* (s, z) = si, i I. Получаем, что доминантной стратеги ей i-го АЭ является сообщение si = di, то есть, гарантирующий механизм планирования манипулируем, и в нем каждый АЭ зани жает свою эффективность, сообщая минимально возможное значе ние. Эффективность этого механизма при однородных АЭ (см.

предположение А.6 выше) K2( ) = max {H(z) – max с(z, dj)} = dmin / 2, zA0 jI где dmin = min {dj}, очевидно, равна эффективности механизма, jI основанного на гарантированной компенсации затрат, в котором центр использует также и гарантированный результат по множест ву. Следовательно, использование гарантирующего механизма с сообщением информации не имеет смысла.

Отметим, что сравнительная эффективность простого и гаран тирующего механизма зависит как от числа АЭ, так и от априорной неопределенности. Пусть, например, АЭ одинаковы. Тогда K1(r) = n r / 4, а K2 = d / 2. Видно, что r K1(r) K2 при n 2.

Наоборот, если имеется единственный АЭ, то простой механизм оказывается более эффективным при r 2 d, если же неопределен ность «мала», например, D < 2 d, то большей эффективностью обладает гарантирующий механизм.

3. Линейный механизм. Пусть центр, вместо использования (19), устанавливает пропорциональную оплату, свою для каждого АЭ: (s, x) = (s) x, i I. Из (21) получаем, что g(s) = S, i i (s) = si / 2 S, i I.

i Тогда, если АЭ выбирают действия в соответствии с (23), то доминантной стратегией i-го АЭ является сообщение si = ri / 2, то есть, линейный механизм планирования манипулируем, и в нем каждый АЭ занижает свою эффективность ровно в два раза. При этом его эффективность K3(r) = R / 4, очевидно, выше эффективности механизма гарантированной ком пенсации затрат без сообщения информации и в рассматриваемом примере равна эффективности простого механизма.

Если АЭ выбирают комбинацию действий, минимизирующую истинные суммарные затраты на достижение требуемого результа та деятельности, то получаем, что функция предпочтения каждого АЭ монотонна по его сообщению, что в силу ГРО приводит к неманипулируемости линейного механизма планирования. Следует подчеркнуть, что возможность совместных действий АЭ требует анализа кооперативных эффектов. Можно выдвинуть гипотезу, что при сепарабельных функциях затрат и множестве Y(z), состоящем из единственной точки, минимизация суммарных затрат будет устойчивым коалиционным исходом игры АЭ.

4. Механизм «внутренних цен». Если по аналогии с классиче ским механизмом внутренних цен [38] предположить, что центр устанавливает стимулирование, пропорциональное индивидуаль ным действиям АЭ, то можно показать, что в случае, если функции затрат АЭ являются обобщенными функциями затрат типа Кобба Дугласа, то в рамках гипотезы слабого влияния [10, 38] сообщение достоверной информации будет равновесной стратегией АЭ. Одна ко, содержательные интерпретации использования подобных механизмах в системах с агрегированием информации затрудни тельны, так как в последних центр не наблюдает действий АЭ.

5. Механизмы децентрализации. В [10, 38, 46] доказано, что необходимым и достаточным условием существования механизма открытого управления (в котором сообщение достоверной инфор мации является доминантной стратегией АЭ) является существова ние децентрализующих множеств, для которых выполнено условие совершенного согласования, заключающееся в том, что центр стремится максимизировать назначением плана из соответствую щего децентрализующего множества (которое для каждого АЭ зависит от сообщений остальных АЭ, но не зависит от его собст венного сообщения) функцию предпочтения АЭ.

Обозначим: s-i = (s1, s2, …, si-1, si+1, …, sn) [d;

D]n-1 – обстанов ку игры для i-го АЭ, i I;

Yi*(z, s ) = Arg min) { ( y, s ) + ci(yi, di)}, i I;

Di(z, s-i) = {yi Ai | i c j j j yY ( z ji y-i Y*i(z, s-i): Q(yi, y-i) = z}, i I.

Запишем механизм открытого управления:

(27) (z, s) = maxs ) ci(yi, si), i I, i yiDi ( z, -i (28) g(s) = arg max {H(z) – (z, s) }.

i zA iI Агрегированный результат деятельности (28) максимизирует целевую функцию центра при условии, что планы, назначаемые АЭ максимизируют их целевые функции по децентрализующим мно жествам {Di( )}, то есть, (27) являются условиями совершенного согласования, что в силу принципа открытого управления [10, 38, 46] обосновывает справедливость следующего утвержде ния (эквивалентным прямым механизмом называется неманипули руемый механизм, в котором АЭ сообщают центру непосредствен но оценки своих типов и равновесные планы совпадают с равновесными планами в исходном механизме).

Утверждение 3. Для механизма децентрализации существует эквивалентный прямой (неманипулируемый) механизм.

Завершив изучение модели с агрегированием информации, пе рейдем к изучению такого класса типовых решений как ранговые системы стимулирования.

5. Ранговые системы стимулирования: обзор из вестных моделей В большинстве рассматриваемых в работах по управлению со циально-экономическими системами моделей вознаграждение АЭ зависит от абсолютных значений их действий и/или результата деятельности [1, 19, 20, 25, 26, 33, 52, 60, 61, 62, 66, 67, 79 и др.]. В то же время, на практике достаточно распространены ранговые системы стимулирования (РСС), в которых величина вознагражде ния АЭ определяется либо принадлежностью показателя его дея тельности некоторому наперед заданному множеству – так назы ваемые нормативные РСС, либо местом, занимаемым АЭ в упорядочении показателей деятельности всех АЭ – так называемые соревновательные РСС [10, 51, 59]. Преимуществом ранговых систем стимулирования является в основном то, что при их исполь зовании центру иногда не обязательно знать достоверно значения всех действий, выбранных АЭ, а достаточна информация о диапа зонах, которым они принадлежат, или об упорядочении действий.

Подробный обзор результатов отечественных и зарубежных авторов по исследованию РСС (турниров – rank-order tournaments – в терминологии теории контрактов [65-67, 70, 72, 73]) приведен в [36, 43]. В работах [7, 43] рассматривался следующий аспект: так как РСС являются подклассом систем стимулирования, каких случаях использование РСС не приводит к потерям эффективности управления (стимулирования), а если приводит, то какова величина этих потерь? Приведем основные результаты, следуя [43].

Нормативные РСС (НРСС) характеризуются наличием проце дур присвоения рангов АЭ в зависимости от показателей их дея тельности (выбираемых действий и т.д.). Введем следующие пред положения, которые будем считать выполненными на протяжении настоящего раздела.

А.1. Множества возможных действий АЭ одинаковы:

Ai = A = 1, i I.

+ А.2. Функции затрат АЭ монотонны.

А.3. Затраты от выбора нулевого действия равны нулю.

Пусть = {1, 2,... m} – множество возможных рангов, где m – размерность НРСС, {qj}, j=1, m – совокупность m неотрицатель ных чисел, соответствующих вознаграждениям за "попадание" в различные ранги;

: Ai, i=1, n – процедуры классификации.

i НРСС называется кортеж {m,, { }, {qj}}.

i В работе [59] доказано, что для любой системы стимулирова ния существует НРСС не меньшей эффективности. В [43] подробно рассмотрены НРСС, в которых процедуры классификации одина ковы для всех АЭ, то есть так называемые универсальные НРСС (УНРСС), при использовании которых АЭ, выбравшие одинаковые действия, получают одинаковые вознаграждения.

Введем вектор Y = (Y1, Y2,..., Ym), такой, что 0 Y1 Y2... Ym < +, который определяет некоторое разбиение множества A. Универсальная НРСС задается кортежем {m, {Yj}, {qj}}, причем вознаграждение i-го АЭ определяется i m следующим образом: (yi) = qj I(yi [Yj,Yj+!)), где I(.) – функ i j = ция-индикатор, Y0 = 0, q0 = 0. Универсальная НРСС называется прогрессивной, если q0 q1 q2... qm [59].

Так как УНРСС кусочно-постоянна, то в силу монотонности функций затрат очевидно, что АЭ будут выбирать действия с ми нимальными затратами на соответствующих отрезках. Иначе гово ря, условно можно считать, что при фиксированной системе сти мулирования множество допустимых действий равно Y = {Y1, Y2,..., Ym}, причем, так как ci(0) = 0, то q0 = 0. Действие yi*, выбираемое i-ым АЭ, определяется парой векторов (Y, q), то есть имеет место yi* (Y, q) =, где Yki (1) ki = arg max {qk – ci(Yk)}, i I.

k =0,m * * * Обозначим y*(Y, q) = ( y1 (Y, q), y2 (Y, q),..., yn (Y, q)). Задача синтеза оптимальной УНРСС заключается в выборе размерности УНРСС m и векторов q и Y, удовлетворяющих заданным ограниче ниям, которые максимизировали бы целевую функцию центра:

(2) (y*(Y, q)) max.

Y,q Фиксируем некоторый вектор действий y* A', который мы хотели бы реализовать с помощью УНРСС. Известно, что мини мально возможные (среди всех систем стимулирования) затраты на стимулирование по реализации этого вектора соответствуют ис пользованию квазикомпенсаторной системы стимулирования (системы стимулирования QK-типа) и равны [38? 43]:

n (3) (y*) = (yi*).

QK ci i= Из того, что при использовании УНРСС АЭ выбирают дейст вия только из множества Y, следует, что минимальная размерность системы стимулирования должна быть равна числу попарно раз личных компонент вектора действий, который требуется реализо вать. Следовательно, использование УНРСС размерности, боль шей, чем n, нецелесообразно. Поэтому ограничимся системами стимулирования, размерность которых в точности равна числу АЭ, то есть, положим m = n.

* Для фиксированного y* A' положим Yi = yi, i I, и обозна чим cij = ci(Yj), i, j I. Из определения реализуемого действия (см.

(1)) следует, что для того, чтобы УНРСС реализовывала вектор y* A' (то есть побуждала АЭ выбирать соответствующие дейст вия) необходимо и достаточно выполнения следующей системы неравенств:

(4) qi – cii qj – cij, i I, j = 0, n.

Запишем (4) в виде (5) qj – qi, i I, j = 0, n, ij где = cij – cii. Обозначим суммарные затраты на стимулирование ij по реализации действия y* УНРСС n (6) (y*) = (y*), УНРСС qi i = где q(y*) удовлетворяет (4).

Задача синтеза оптимальной (минимальной) УНРСС заключа ется в минимизации (6) при условии (5).

Из того, что qi cii, i I, следует, что y* A' выполнено:

(y*) (y*), то есть минимальные затраты на стимулирова УНРСС QK ние по реализации любого вектора действий АЭ при использова нии универсальных нормативных систем стимулирования не ниже, чем при использовании квазикомпенсаторных систем стимулиро вания. Следовательно, для эффективностей стимулирования спра ведлива следующая достаточно "грубая" оценка: KУНРСС KQK.

Потери от использования УНРСС обозначим (УНРСС, QK) = (y*) – (y*) 0.

УНРСС QK Введем в рассмотрение n-вершинный граф G (y*), веса дуг в котором определяются || (y*)||.

ij Задача минимизации (6) при условии (5) является задачей о минимальных неотрицательных потенциалах вершин графа G, для существования решения которой необходимо и достаточно отсутствия контуров отрицательной длины [6]. Таким образом, справедлива следующая лемма.

Лемма 1 [7, 43]. Для того чтобы вектор y* A' был реализуем в классе УНРСС, необходимо и достаточно, чтобы граф G (y*) не имел контуров отрицательной длины.

Рассмотрим следующую задачу о назначении:

n (7) min c x ij ij { } x ij i, j = n n (8) xij {0;

1}, i, j, I;

= 1, j I;

= 1, i I.

x x ij ij i =1 j = Лемма 2 [7, 43]. Для того чтобы xii = 1, i I, xij = 0, j i, необ ходимо и достаточно, чтобы граф G (y*) не имел контуров отрица тельной длины.

Из леммы 2 следует, что назначение * * * (9) yi = y1, yi = y2,..., yi = yn 1 2 n минимизирует (7).

Следствием лемм 1 и 2 является следующая теорема, характе ризующая множество всех действий, реализуемых универсальными нормативными ранговыми системами стимулирования.

Теорема 1 [7, 43]. Для того чтобы вектор y* A' был реализуем в классе УНРСС, необходимо и достаточно, чтобы он являлся решением задачи о назначении (7)-(8).

Из теории графов известно [6], что в оптимальном решении задачи (5)-(6) минимальна не только сумма потенциалов вершин графа G (суммарные затраты на стимулирование), но и минималь ны все потенциалы вершин (индивидуальные вознаграждения). То есть решение задачи о назначении (7)-(8) и двойственной к ней задачи (5)-(6) минимизирует не только суммарные выплаты АЭ со стороны центра, но обеспечивает минимальные значения всем индивидуальным вознаграждениям.

Приведенные выше результаты характеризуют множество действий, реализуемых УНРСС. Исследуем теперь эффективность этого класса систем стимулирования.

Имея результат теоремы 1, можно предложить алгоритм вы числения минимальных потенциалов, и, следовательно, количест венно оценить потери в эффективности [7, 43].

Рассмотрим задачу (7)-(8). Перенумеруем АЭ таким образом, чтобы оптимальным было диагональное назначение j I ij = j (xii = 1). Поставим в соответствие ограничению (7) двойственную переменную uj, j I, а ограничению (8) – двойственную перемен ную vi, i I. Ограничения двойственной к (7)-(8) задачи имеют вид:

(10) uj – vi, i, j, I.

ij Заметим, что, так как xii = 1, i I, то ui – = = 0, а значит i ii ui – = qi. Используя этот факт, определим следующий алгоритм:

i Шаг 0. uj = cjj, j I.

Шаг 1. vi:= max {uj – }, i I.

ij jI Шаг 2. uj:= min {vi + }, j I.

ij iI Последовательное повторение шагов 1 и 2 алгоритма конечное число (очевидно, не превышающее n) раз даст оптимальное реше ние задачи (5)-(6):

(11) qi = ui = vi, i I.

Приведенный выше алгоритм позволяет решать задачу поиска минимальных потенциалов графа G, удовлетворяющих условию (5), то есть реализующих заданный вектор действий АЭ. С одной стороны доказанный выше критерий реализуемости заданных действий и алгоритм синтеза оптимальной УНРСС применимы в широком классе организационных систем, так как при их доказа тельстве не вводилось практически никаких предположений о свойствах элементов ОС. С другой стороны, для ряда более узких классов ОС, рассматриваемых ниже, существуют более простые алгоритмы синтеза оптимальных УНРСС.

Обозначим dci ( yi ) (12) ci' (yi) =, i I.

dyi и введем следующее предположение:

А.4. Существует упорядочение АЭ, такое, что ' ' ' (13) y A c1 (y) c2 (y)... cn (y).

Фиксируем некоторый вектор y* A', удовлетворяющий сле дующему условию:

* * * (14) y1 y2... yn.

Предположениям А.2-А.4 удовлетворяют, например, такие распространенные в экономико-математическом моделировании функции затрат АЭ, как: ci(yi) = ki c(yi), ci(yi) = ki c(yi/ki), где c( ) – монотонная дифференцируемая функция, а коэффициенты (отра жающие эффективность деятельности АЭ) упорядочены:

k1 k2... kn (частными случаями являются линейные функции затрат, функции затрат типа Кобба-Дугласа и др.).

Лемма 3 [7, 43]. Если выполнены предположения А.1, А.2 и А.4, то в задаче (7)-(8) оптимально диагональное назначение.

Кроме того, если выполнены предположения А.1, А.2 и А.4, то универсальными ранговыми системами стимулирования реализуе мы такие и только такие действия, которые удовлетворяют (14).

В организационных системах, удовлетворяющих предположе ниям А.1-А.4 (включая А.3!), для определения оптимальных по тенциалов может быть использована следующая рекуррентная процедура, являющаяся частным случаем (соответствующим А.3 А.4) общего приведенного выше алгоритма:

q1 = c11, qi = cii + max {qj – cij}, i = 2, n.

j

i = 2,n max {qj – cij} = qi-1 – cii-1.

j

i (15) qi = (cj( y* ) – cj( y*-1)).

j j j = Подставляя (15) в (6), получаем, что потери от использования универсальных нормативных ранговых систем стимулирования (по сравнению с квазикомпенсаторными) равны:

(16) (УНРСС, QK) = (y*) – (y*) = УНРСС QK n i * = { (cj( y* ) – cj( y*-1 ))} – ci( yi-1 )}.

j j i=1 j = Совокупность полученных выше результатов сформулируем в виде следующей теоремы.

Теорема 2 [7, 43]. Если выполнены предположения А.1 – А.4, то:

а) в классе универсальных нормативных ранговых систем сти мулирования реализуемы такие, и только такие действия, которые удовлетворяют условию (14);

б) оптимальное решение задачи стимулирования при этом оп ределяется выражением (15);

в) превышение затратами на стимулирование минимально не обходимых определяется выражением (16);

г) оптимальная УНРСС является прогрессивной.

Отметим, что выше исследовались УНРСС размерности n.

Частым случаем УНРСС являются унифицированные системы стимулирования С-типа (УНРСС размерности 1) [7, 43]. Поэтому рассмотрим задачу (первого рода) синтеза унифицированной сис темы стимулирования, в которой центр назначает общий для всех АЭ план и использует унифицированную систему стимулирования С-типа или QK-типа.

Пусть выполнено предположение А.1 и центр должен назна чить унифицированную систему стимулирования С-типа с одним "скачком":

C, yi x (17) (x, yi) = 0, yi < x, где С – некоторая неотрицательная величина, x – общий для всех АЭ план.

Введем следующее предположение:

А.5. Существует упорядочение АЭ, такое, что (18) y A c1(y) c2(y)... cn(y).

Отметим, что, если выполнены А.1-А.4, то, очевидно, выпол нено и А.5. Под совместным выполнением А.4. и А.5 будем подра зумевать, что существует упорядочение элементов, удовлетворяю щее одновременно (13) и (18).

Обозначим P(x, С) – множество тех АЭ, у которых затраты в точке x не превышают С, то есть таких элементов, которым выгод но выполнение плана x:

(19) P(x,С) = {i I | ci(x) С}.

Другими словами, из А.5 следует, что P(x, С) = {k(x, C),... n}, где (20) k(x, C) = min {i I | ci(x) C}.

АЭ из множества Q(x, C) = {1, 2,..., k(x, C) – 1} выполнение плана x при вознаграждении С невыгодно (естественно, x A, C 0 P(x, С) Q(x, C) =, P(x, С) Q(x, C) = I), и они выберут действия, минимизирующие затраты (в рамках А.3 – действия, равные нулю).

Тогда действия { yi* }, реализуемые системой стимулирования (17), удовлетворяют:

x, i k(x,C) (21) yi* (x,С) = 0, i < k(x,C).

Суммарные затраты на стимулирование при использовании центром системы стимулирования (17), в силу (21), равны (22) (x,С) = С (N – k(x, C) + 1).

* Как показано в [35], зависимость yi (x, С) не является непре рывной. Поэтому для каждого x A существует конечное число минимальных затрат на стимулирование, при которых изменяется число АЭ, выполняющих план x: {c1(x), c2(x),..., cN(x)}. Аналогично, для фиксированного ограничения C при непрерывных и строго монотонных функциях затрат АЭ существует конечное число планов { ci-1 (C)}, где "-1" обозначает обратную функцию, при кото рых изменяется число АЭ, которые их выполняют.

Общий (для случая, соответствующего А.5) алгоритм решения задачи синтеза оптимальной унифицированной системы стимули рования приведен в [7, 43]. Ниже мы сравним минимальные затраты на стимулирование. Фиксируем произвольный план x A. Для того чтобы все АЭ выбрали действия, совпадающие с планом необходи мо, чтобы k(x, C) = 1, то есть C = c1(x). Тогда из (21)-(22) получаем, что минимальные затраты на стимулирование равны (напомним, что индекс "U" соответствует унифицированным системами стиму лирования) (x) = N c1(x). Следовательно, потери в эффективно UQK сти (по сравнению с системами стимулирования QK-типа) состав ляют:

n (23) (x) = (x) – (x) = (N – 1) c1(x) – ci(x).

UQK QK i= Если АЭ имеют функции затрат ci(yi, ri) = ri c(yi/ri) с типами r1 r2 … rn, то из (23) следует справедливость следующего утверждения.

Утверждение 4. Область устойчивости унифицированной скачкообразной системы стимулирования с планом x A есть n B(, x) = {t | (N – 1) t1 c(x/t1) – ti c(x/ti) }.

i= В заключение настоящего раздела рассмотрим кратко извест ные свойства соревновательных ранговых систем стимулирования (СРСС), в которых центр задает число классов и число мест в каждом из классов, а также величины поощрений АЭ, попавших в тот или иной класс. Таким образом, в СРСС индивидуальное по ощрение АЭ не зависит непосредственно от абсолютной величины выбранного им действия, а определяется тем местом, которое он занял в упорядочении показателей деятельности всех АЭ.

Усложним рассматриваемую модель. Предположим, что АЭ имеют произвольные функции затрат, удовлетворяющие А.3-А.4.

Теорема 3 [7, 43]. Если выполнены предположения А.3-А.4, то необходимым и достаточным условием реализуемости вектора действий АЭ y* A в классе СРСС является выполнение (14), причем данный вектор реализуем следующей системой стимулиро вания, обеспечивающей минимальность затрат центра на стимули рование:

i (24) qi(y*) = {cj-1( y* ) – cj-1( y*-1 )}, i = 1,n.

j j j = Приведем оценки сравнительной эффективности СРСС и УНРСС, а также СРСС и компенсаторных систем стимулирования (неравенства выполнены в силу предположений А.3 и А.4) [7, 43]:

(25) y* A' (y*) – (y*) = СРСС УНРСС n i = [cj-1( y* ) – сj( y* ) + cj( y*-1) – сj-1( y*-1)] 0.

j j j j i=1 j= n i (26) (СРСС, QK) = { {cj-1( y* ) – cj-1( y*-1)} – ci( yi* )} 0.

j j i =2 j = Если АЭ имеют функции затрат ci(yi, ri) = ri c(yi/ri) с типами r1 r2 … rn, то из (26) следует справедливость следующего утверждения.

Утверждение 5. Область устойчивости СРСС есть n i B( ) = {t | ( { {tj-1c( y*,tj-1)–tj-1c( y*-1,tj-1)}–tic( yi*,ti)} }.

j j i =2 j= Рассмотрим кратко основные используемые в управлении проектами формы и методы оплаты труда для того, чтобы в седь мом разделе исследовать свойства НРСС, используемых на прак тике.

6. Свойства ранговых систем стимулирования Одним из типовых решений в управлении проектами является использование ранговых систем стимулирования, в которых либо множество возможных результатов деятельности разбивается на равные отрезки («расстояния» между нормативами одинаковы), либо на равные отрезки разбивается множество вознаграждений («расстояния» между размерами вознаграждений за выполнение нормативов одинаковы). Поэтому исследуем последовательно эти два случая для нормативных и соревновательных РСС. Кроме того, в управлении проектами (см. шестой раздел) зачастую предполага ется, что существуют нормативы затрат, не зависящие от объемов работ, что в рамках рассматриваемой модели стимулирования приводит к предположению о линейности функций затрат АЭ. На протяжении всего изложения материала настоящего и последую щего разделов будем предполагать, что выполнены предположе ния А.1-А.5 (см. пятый раздел).

Пусть множество A = [0;

A+] разбито на n равных отрез ков [Yi, Yi+1], i = 0, n -1, Y0 = 0, Yn = A+, то есть Yi = i A+ / n, i I.

Тогда из выражения (15) пятого раздела получаем, что размеры вознаграждений должны удовлетворять следующему соотноше нию:

(1) q1 = с1(A+/n), qi = qi-1 + [ci(i A+ / n) – ci((i – 1) A+ / n)], i = 2, n.

В частности, для линейных функций затрат ci(yi) = ki yi, i I, получаем:

(2) q1 = k1 A+/n, = qi – qi-1 = ki A+ / n, i = 2, n.

i Утверждение 6. Если используется равномерное разбиение множества A, то при линейных функциях затрат АЭ УНРСС явля ется прогрессивной и вогнутой функцией.

Доказательство. Из предположения А.4 следует, что ci(i A+ / n) ci((i – 1) A+ / n), i = 2, n, что совместно с (1) обусловливает прогрессивность, а предполо жение об упорядочении затрат АЭ (см. А.4) совместно с (2) дает – 0, i = 2, n, откуда и следует вогнутость. • i i- Возникает предположение – может быть всегда УНРСС явля ются монотонными и вогнутыми (или монотонными и вогнутыми).

Ответ на первый вопрос – утвердительный, так как из (1) следует монотонность УНРСС для любых функций затрат, удовлетворяю щих А.2-А.4 (см. также теорему 1 в пятом разделе). Ответ на вто рой вопрос неоднозначен – в зависимости от функций затрат и соотношения типов АЭ УНРСС может быть вогнутой, линейной, выпуклой или ни вогнутой, ни выпуклой. Приведем иллюстратив ный пример.

Пример 3. Пусть АЭ имеют квадратичные функции затрат ти па Кобба-Дугласа. Тогда из (1) следует, что = (A+)2(2 i – 1) / 2 n2 ri, i I.

i Получаем, что «вторая производная» равна (A+ )2 (2i -1)ri-1 - (2i - 3)ri – =, i = 2, n.

i i- 2n2 ri-1ri Учитывая, что в силу предположения А.4 ri > ri-1, i = 2, n, 2i - имеем, что при ri-1 < ri < ri-1, i = 2, n, УНРСС является 2i - 2i - прогрессивной и выпуклой, при ri > ri-1, i = 2, n – вогнутой, 2i - 2i - а при ri = ri-1, i = 2, n – линейной.

2i - Следовательно, имея распределение АЭ по типам можно для каждого класса функций их затрат предсказывать какими свойст вами должна обладать оптимальная УНРСС. Например, если по следовательность типов АЭ с квадратичными функциями затрат типа Кобба-Дугласа является монотонно возрастающей и лежит в области I на рисунке 4, то соответствующая оптимальная УНРСС является выпуклой, если – в области II, то вогнутой, на границе этих областей – линейной, а если пересекает границу, то ни вы пуклой, ни вогнутой. • ri II 3r I r i 1 2 … Рис. 4. Выпуклость, линейность и вогнутость оптимальных УНРСС Перейдем к исследованию УНРСС, в которых равномерны вознаграждения, то есть qi = i q1, i I. Из выражения (15) пятого раздела получаем, что - (3) Y1 = c1 (q1), Yi = ci-1 (q1 + ci(Yi-1)), i = 2, n, где c-1( ) – функция, обратная к функции затрат.

i Для линейных функций затрат АЭ имеем: Yi = q1 k, 1/ j j= n i I. Из условия Yn = A+ окончательно получаем: q1 = A+/ k, 1/ j j= i n (4) Yi = [A+ k ] / k, i I.

1/ j 1/ j j=1 j= Введем в рассмотрение показатель «равномерности» нормати вов n (5) = Yi – Yi-1 = q1 / ki = A+ / [ki k ], i = 2, n.

i 1/ j j= Из выражения (5) следует справедливость следующего утвер ждения.

Утверждение 7. В УНРСС при линейных функциях затрат АЭ и равномерных вознаграждениях (прямо пропорциональных номе ру норматива) оптимальные приросты нормативов увеличиваются с ростом эффективности деятельности АЭ.

Аналогично тому, как это делалось для УНРСС, исследуем типовые решения с равномерными нормативами и вознагражде ниями для СРСС.

Пусть множество A = [0;

A+] разбито на (n – 1) равный отрезок [Yi, Yi+1], i = 1, n -1, Y1 = 0, Yn = A+, то есть Yi = (i – 1) A+ / (n – 1), i I. Тогда из выражения (24) пятого раздела получаем, что размеры вознаграждений должны удовлетворять следующему соотношению:

(6) q1 = 0, qi = qi-1 + [ci-1((i–1)A+/(n–1)) – ci-1((i–2)A+/(n–1))], i = 2, n.

В частности, для линейных функций затрат ci(yi) = ki yi, i I, получаем:

(7) q1 = 0, = qi – qi-1 = ki-1 A+ / (n–1), i = 2, n.

i По аналогии с доказательством утверждения 6, используя (7), можно доказать справедливость следующего утверждения.

Утверждение 8. Если используется равномерное разбиение множества A, то при линейных функциях затрат АЭ СРСС является прогрессивной и вогнутой функцией.

Пример 4. Пусть АЭ имеют квадратичные функции затрат ти па Кобба-Дугласа. Тогда из (6) следует, что = (A+)2(2 i – 3) / 2 (n–1)2 ri-1, i = 2, n.

i Получаем, что «вторая производная» равна (A+ )2 (2i -1)ri-1 - (2i - 3)ri – =, i = 1, n -1.

i+1 i 2(n -1)2 ri-1ri В рассматриваемом примере можно по аналогии с тем, как это делалось в примере 3, построить области возрастающих последо вательностей типов АЭ, при которых УНРСС является выпуклой, вогнутой, линейной или ни выпуклой, ни вогнутой. • Перейдем к исследованию СРСС, в которых равномерны воз награждения, то есть qi = (i–1) q2, i = 2, n. Из выражения (24) пятого раздела получаем, что (8) Y1 = 0, Yi = ci-1 (q2 + ci-1(Yi-1)), i = 2, n.

- i Для линейных функций затрат АЭ имеем: Yi = q2 k, 1/ j- j= i = 2, n. Из условия Yn = A+ окончательно получаем:

n q2 = A+/ k (отметим, что в СРСС основные показатели не 1/ j- j= зависят от эффективности деятельности победителя конкурса – АЭ, имеющего минимальные затраты), i n (9) Yi = [A+ k ] / k, i I.

1/ j 1/ j j=1 j= Введем в рассмотрение показатель «равномерности» нормати вов n (10) = Yi – Yi-1 = q2 / ki-1 = A+ / [ki-1 k ], i = 2, n.

i 1/ j j= Из выражения (10) следует справедливость следующего ут верждения.

Утверждение 9. В СРСС при линейных функциях затрат АЭ и равномерных вознаграждениях (прямо пропорциональных номеру норматива) оптимальные приросты нормативов увеличиваются с ростом эффективности деятельности АЭ.

Применение используемой в настоящем разделе техники ана лиза типовых решений дает возможность изучать свойства опти мальных УНРСС и СРСС для различных (конкретных) функций затрат и распределений типов АЭ. Кроме того, сравнивая выраже ния (1)-(5) с, соответственно, выражениями (6)-(10), можно в каж дом конкретном случае исследовать сравнительные свойства типо вых решений в УНРСС и СРСС.

Исследовав статические свойства ранговых систем стимули рования, вспомним, что проект является существенно динамиче ским объектом, поэтому исследуем временные характеристики таких типовых решений как различные шкалы оплаты труда (восьмой раздел) и мероприятия по сокращению продолжительно сти проекта (девятый раздел).

7. Шкалы оплаты труда При расчетах центра с АЭ – исполнителями работ по проекту, заказчика – с исполнителями работ по договору, а также во многих других реальных ситуациях, размер оплаты, получаемой АЭ, зави сит от процента завершения работ. В качестве «процента заверше ния», в частности, могут выступать показатели освоенного объема [15-18, 28, 62-64].

Предположим, что сумма договора, или стоимость работы или пакета работ согласована центром и АЭ и равна C. Шкалой опла ты труда называется кумулятивная зависимость размера возна граждения (доли от стоимости договора), выплаченного центром АЭ, от процента завершения.

Обозначим через процент завершения, через – процент от суммы C, выплаченный АЭ. Тогда шкалой оплаты труда будет зависимость ( ). Эта зависимость обладает следующими свойст вами (содержательные интерпретации которых очевидны):

- функция ( ) – неубывающая и непрерывная справа;

- (0) = 0;

- [0;

1] ( ) [0;

1];

- (1) = 1.

Если ввести зависимость ( ) размера вознаграждения, полу чаемого АЭ (а не уже полученного за весь выполненный текущий объем работ) от процента завершения, то, очевидно, что этот раз мер вознаграждения с точностью до мультипликативной констан ты (стоимости договора) совпадает со скоростью изменения уже полученных АЭ сумм, то есть, если ( ) – кусочно дифференцируемая2 функция, то Настоящий раздел написан совместно с С.В. Садовниковым и К.А. Сухачевым.

Условимся считать, что значение производной в точке скачка равна функции Дирака, умноженной на амплитуду скачка.

Интуитивно можно интерпретировать ( ) как интегральную функ цию некоторого вероятностного распределения, а ( ) – как соответст вующую ей плотность распределения (если последняя существует).

d ( ) (1) ( ) = C, [0;

1].

d Верно и обратное соотношение:

(2) ( ) = (w)dw.

C Из выражений (1) и (2) следует, что на участках возрастания () функция () является «выпуклой», на участках убывания () функция () является «вогнутой», а в точке максимума () функ ция () имеет «перегиб». Кроме того, очевидно, выполняется «условие нормировки»:

(3) (w)dw = C.

Перечислим некоторые типовые решения, то есть типовые шкалы оплаты труда.

Во-первых, это – равномерная оплата, при которой вознаграж дение АЭ за каждую единицу процента завершения одинаково (см.

рисунок 5а). Отметим, что именно равномерной оплате соответст вуют все рассматриваемые в [39, 43, 58] статические модели сти мулирования.

Во-вторых, это – аккордная оплата, при которой вся сумма до говора C выплачивается только в момент полного завершения работ (см. рисунок 5б).

В-третьих, это -процентная предоплата ( [0;

1]), при ко торой сумма C выплачивается в момент начала работ, а сумма (1 – ) C – в момент полного завершения работ (см. рисунок 5в).

Возможны и другие варианты – любой определенной на от резке [0;

1] измеримой функции соответствует некоторая шкала оплаты труда. Например, на рисунке 5г приведена так называемая квартильная оплата, при которой за четверть объема работ выпла чивается четверть стоимости договора. На рисунках 5д-5ж приве дены, соответственно, варианты выпуклых шкал, вогнутых шкал и шкал с перегибом.

( ) ( ) 1 0 Рис. 5а. Равномерная шкала ( ) ( ) ( -1)С 1 0 Рис. 5б. Аккордная оплата ( ) ( ) ( -1)(1- )С ( ) С 1 0 Рис. 5в. -процентная предоплата ( ) ( ) 3/ ( -i/4)С/4, i= 1, 1/ 1/ 1/2 1/ 0 1/4 3/4 1/4 3/4 Рис. 5г. Квартильная оплата ( ) ( ) 1 0 Рис. 5д. Выпуклая шкала ( ) ( ) 1 0 Рис. 5е. Вогнутая шкала ( ) ( ) 1 0 Рис. 5ж. Шкала с перегибом Введем действие y(t) АЭ в момент времени t 0, характери зующее объем работ выполняемый им в единицу времени в момент времени t 0. Функцию y( ) назовем траекторией. Очевидно, что время T = T(y( )) завершения работы можно определить как мини мальное время, такое, что T ( y()) (4) y( )d = 1.

При заданной траектории y( ) можно определить зависимость процента завершения от времени:

t (5) (t, y( )) = y( )d.

Из (5) следует, что (0) = 0, (T(y( )) = 1.

Имея шкалу ( ) и зная зависимость (5) процента завершения от времени, можно найти зависимость от траектории и времени величины процента завершения:

(6) (t, y( )) = ( (t, y( ))) и зависимость от траектории и времени размера вознаграждения, получаемого АЭ:

d ( (t, y()) (7) (t, y( )) = C.

d Введем функции дохода центра H(t, ) и затрат АЭ c(t, y), а также показатели дисконтирования и, отражающие степень учета будущего, соответственно, центром и АЭ.

Теперь мы имеем все необходимое для того, чтобы сформули ровать теоретико-игровую задачу управления.

Стратегией центра является выбор стоимости работ C 0 и шкалы оплаты труда ( ) из множества функций, удовлетворяю щих введенным выше требованиям. Он выбирает ее и сообщает АЭ, стратегией которого является выбор траектории y(), принад лежащей множеству положительнозначных кусочно-непрерывных функций. АЭ выбирает траекторию, которая в соответствии с выражениями (4)-(7) определяет продолжительность работ, дина мику процента завершения и выплат. Целью центра является мак симизация дисконтированной разности между доходом и выплата ми АЭ:

T ( y()) (8) [H(, (, y())) - (, y())] e- d max, (), C при условии, что АЭ (при известных ему стоимости работ и шкале) выбирает траекторию, максимизирующую дисконтированную разность между вознаграждением, получаемым от центра, и свои ми затратами:

T ( y()) (9) (, y()) - c(, y())] e- d max, [ y() Задачу (8)-(9) назовем задачей выбора шкалы оплаты труда.

Получим решение этой задачи для различных частных случаев.

Начнем с простейшего случая, соответствующего, статиче ской задаче стимулирования [38, 39], то есть будем считать, что объем работ y 0, выполняемый АЭ в единицу времени, постоя нен, функции дохода H(y) и затрат c(y) не зависят от времени, дисконтирование отсутствует. Соответствующую задачу назовем квазидинамической.

Если центр использует шкалу ( ), то из (1)-(7) следует, что:

T(y) = 1 / y, (t, y) = y t, (t, y) = (y t), (t, y) = C ’(y t). Следова тельно, задача (8)-(9) выбора шкалы оплаты труда в рассматривае мом (квазидинамическом) случае примет вид:

H( y) / y - C max, C (10) C - c( y) / y max y при ограничениях участия, которое отражают выгодность взаимо действия центра и АЭ (не вступая во взаимодействие друг с дру гом, и центр, и АЭ могут получить нулевую полезность):

H( y) / y - C (11).

C - c( y) / y Обратим внимание на то, что выражения (10) и (11) не зависят от шкалы ( ). Поэтому решение задачи (10)-(11) тривиально. Обо значим (12) ymin = arg min c(y) / y.

y Тогда, если (13) H(ymin) c(ymin), тоё (14) C* = c(ymin) / ymin, иначе центру и АЭ взаимодействовать невыгодно.

Утверждение 10. В квазидинамической задаче поиска шкалы оплаты труда при выполнении условия участия (13) оптимальное решение (12), (14) не зависит от шкалы и функции дохода центра.

Справедливость утверждения 10 следует из того, что действие, выбираемое АЭ исходя из второго условия в выражении (10), в квазистатической задаче не зависит от суммы договора и шкалы, следовательно, если выполнено условие участия (12), то центру достаточно выбрать минимальную сумму договора, обеспечиваю щую АЭ нулевую полезность.

Содержательно утверждение 10 означает, что в квазидинами ческом случае все шкалы оплаты труда эквивалентны, поэтому рассмотрим более общий случай.

Введем техническое предположение (которое имеет прозрач ные содержательные интерпретации). А именно, предположим, что функция затрат непрерывна и lim c(x) / x =.

x Лемма 5. Если функции дохода и затрат не зависят от времени и дисконтирование отсутствует, то для любой траектории y( ) АЭ найдется постоянное его действие xy( ), обеспечивающее ему ту же полезность.

Доказательство. Целевая функция АЭ примет вид:

T ( y()) t [С '( y( )d ) - c( y(t))]dt, следовательно, в силу непрерывности функции затрат, найдется xy( ) 0, такой что:

T ( y()) (15) c(xy( )) / xy( ) = c( y(t))dt.

Условие (15) позволяет вычислить постоянное действие АЭ xy( ), обеспечивающее ему (при произвольной шкале!) ту же полезность, что и траектория y( ). • Рассматриваемый в лемме 5 случай отличается от квазидина мической задачи тем, что объем работ, выполняемый АЭ в едини цу времени, может изменяться во времени.

Из леммы 5 следует, что при любой фиксированной сумме до говора и выполнении условия участия (13) АЭ выберет действие (12). Значит, следствием является тот факт, что в рамках введен ных предположений при решении задачи выбора шкалы оплаты труда можно ограничиться классом постоянных траекторий (то есть классом квазидинамических задач), что совместно с результа том утверждения 10 обосновывает справедливость следующего утверждения.

Утверждение 11. Если функции дохода и затрат не зависят от времени и дисконтирование отсутствует, то все шкалы оплаты труда эквивалентны.

Очевидно, различие эффективностей шкал проявится, если ввести дисконтирование и зависимость от времени доходов и затрат. Исследование подобных моделей (то есть общей постанов ки задачи (8)-(9)) представляется перспективным направлением дальнейших исследований.

8. Обучение менеджеров проектов Эффективным инструментом описания формальных моделей обучения менеджеров проектов являются обобщенные решения задач управления организационными системами (см. выше и [37, 40, 75]).

Основной результат анализа устойчивости и адекватности ре шений задач управления заключается в том, что решение ~ ~ ~ u*( m ) R0( m ), оптимальное в модели m M, может оказаться неэффективным в реальной ОС m M, сколь угодно мало отли ~ чающейся от модели. В то же время, решение u ( m ) оказывается ~ оптимальным в области M ( m ) M. На рисунке 6 приведены зависимости эффективности управлений от ОС для случая 0 < <.

1 Настоящий раздел написан совместно с Е.О. Пужановой K(u, m) ~ K( m ) ~ K(u 1) = K( m ) – ~ K(u 2) = K( m ) – ~ ~ K( m ) – (m, m) m ~ m ~ m M 1( ) ~ m M 2( ) Рис. 6. Зависимость гарантированной эффективности управлений от ОС Без ограничений общности (при отказе от вводимого предпо ложения исследование проводится аналогично) будем считать, что область адекватности оптимального решения совпадает с самой моделью. Кроме того, предположим, что при использовании опти мального управления в ОС, отличающейся от модели, эффектив ность равна нулю (что может быть всегда достигнуто соответст вующей нормировкой).

~ Величина (m, m ) характеризует потери в эффективности (по ~ сравнению с K( m )) при использовании одних и тех же управлений ~ в модели m M и в реальной ОС M. В ряде случаев можно счи ~ ~ тать, что (m, m ) = v(|| m – m||), где || || – норма в пространстве M.

~ Если v( ) – строго монотонная вогнутая функция, то (m, m ) – метрика в пространстве M.

Будем считать, что ОС (и/или ее модель) соответствует неко торой ситуации – проекту. Тогда обучение менеджера проекта (или, что с формальной точки зрения то же самое – формирование корпоративной базы знаний) может рассматриваться как овладение навыками использования тех или иных управленческих решений в различных ситуациях. Другими словами, обучение менеджера может рассматриваться как установление соответствия между ситуациями и управленческими решениями. Это соответствие может моделироваться отображением k( ): M U и ставить в соответствие каждой ситуации m M управление u = k(m) U.

Множество всевозможных отображений M U обозначим, то есть k( ).

Следовательно, в рамках рассматриваемой модели задача обу чения заключается в выборе отображения k( ). Конкретизиру ем эту задачу, введя критерии эффективности и ограничения.

Простейшей задачей оптимального обучения является сле дующая: для заданного множества M ситуаций найти единствен ную (при этом k( ) является однозначным отображением) модель * ~ m (M) M, которую будем называть типовой ситуацией, обуче ние на которой (использование соответствующего -оптимального решения) приведет к максимальной гарантированной эффективно сти управления:

* ~ ~ ~ (1) m (M) = arg max min {K( m ) – (m, m )}.

~ mM mM ~ Если сначала произвести нормировку на K( m ) (то есть рассматри вать ситуации, в которых эффективности соответствующих опти мальных управлений одинаковы), то получим:

* ~ ~ (2) m (M) = arg min max (m, m ).

~ mM mM * ~ Тогда точка m (M) может рассматриваться как «центр» мно жества M по метрике ( ). Следовательно, справедливо следующее утверждение.

~ ~ Утверждение 12. Если (m, m ) = v(|| m – m||), где v( ) – строго монотонная вогнутая функция, то решение задачи (2) имеет вид:

* ~ ~ (3) m (M) = arg min max ||m – m ||.

~ mM mM В соответствии с утверждением 12 в рамках введенных пред положений типовой является ситуация, максимальное удаление от которой всех возможных ситуаций минимально, то есть точка * ~ m (M) может рассматриваться как «центр» множества M по есте ственной для этого множества метрике. На практике эта метрика может учитывать относительную сложность ситуаций, их распро страненность и т.д.

Содержательно, задача (1) заключается в следующем. Требу ется обучить менеджера принимать решения в такой ситуации, которая является «типичной» для множества возможных ситуаций M в смысле критерия минимальности потерь эффективности при использовании типового решения, которое обозначим u*(M), в любой из ситуаций из множества M. Отметим, что эффективность * * ~ ~ типового решения u*(M) равна min {K( m (M)) – (m, m (M))}, то mM есть меньше эффективности решения, оптимального в модели * ~ m (M). Следовательно, универсальность сформированного в результате обучения опыта менеджера заключается не в том, что он принимает в каждой конкретной ситуации наилучшее решение, а в том, что он обладает набором рецептов, которые позволяют принимать рациональные решения в разнообразных ситуациях.

Отметим, что u*(M) U является управлением, обладающим максимальной гарантированной эффективностью на множестве M, то есть справедливо следующее утверждение.

Утверждение 13. u*(M) = arg max min K(u, m).

uU mM Рассматривая приведенное утверждение в отрыве от задачи обучения можно задаться вопросом – зачем было строить модель, когда решение задачи унифицированного управления известно?

Все это правильно, и утверждение 13 дает решение задачи синтеза управления, обладающего максимальной гарантированной эффек тивностью в условиях неопределенности относительно возможных ситуаций m M. Но это утверждение ничего не говорит о том «откуда берется» это управление, на какой модели следует обучать менеджера (что является типовой ситуацией) и т.д. Ответы на эти вопросы как раз и даются выражениями (1)-(3).

Выше мы рассмотрели задачу оптимального обучения для случая, когда обучение проводилось на единственной модели, что приводило к формированию следующего оптимального отображе ния k( ): M u*(M). Конечно, лучше было бы обучать менеджеров на наборе моделей, охватывающем все возможные ситуации, то есть формировать отображение k( ) из M на все множество U.

Однако, существуют, как минимум, две весомые причины, де монстрирующие невозможность такого подхода. Во-первых, нельзя априори охватить все возможное многообразие ситуаций, с кото рым менеджеру придется столкнуться в своей практической дея тельности. Во-вторых, время обучения ограничено, и за это огра ниченное время можно охватить только конечное число ситуаций.

Поэтому рассмотрим следующую задачу оптимального обуче ния, в которой предполагается, что в процессе обучения рассмат ривается не одна, а несколько типовых ситуаций (эта же модель охватывает приобретение личного профессионального опыта менеджером проекта в процессе его практической деятельности, проблему оптимального формирования корпоративной базы зна ний и многие другие).

Фиксируем множество M возможных ситуаций и число типо вых ситуаций n, обозначив их m1, m2, …, mn. Множество {m1, m2, …, mn} типовых ситуаций обозначим Mn.

Тогда задача оптимального обучения примет вид: для заданно го множества M ситуаций найти набор типовых ситуаций Mn, обучение на которых приведет к максимальной гарантированной эффективности управления:

* ~ ~ (4) Mn (M) = arg max min max {K( m ) – (m, m )}.

~ M M mM mM n n Содержательные интерпретации компонент критерия эффек тивности (4) очевидны.

~ Если сначала произвести нормировку на K( m ) (то есть рас сматривать ситуации, в которых эффективности соответствующих оптимальных управлений одинаковы), то получим:

* ~ (5) Mn (M) = arg min max min (m, m ).

~ M M mM mM n n Следовательно, справедливо следующее утверждение.

~ ~ Утверждение 14. Если (m, m ) = v(|| m – m||), где v( ) – строго монотонная вогнутая функция, то решение задачи (5) имеет вид:

* ~ (6) Mn (M) = arg min max min ||m – m ||.

~ M M mM mM n n В соответствии с утверждением 14 в рамках введенных пред положений оптимален такой набор типовых ситуаций, что макси мальное расстояние от любой возможной ситуации до ближайшей типовой ситуации минимально, то есть набор {m1, m2, …, mn} типо вых ситуаций должен «равномерно» покрывать множество воз можных ситуаций M.

Сформулируем теперь задачу определения оптимального раз мера обучающей выборки (числа типовых решений). Из (6) следу ет, что эффективность обучающей выборки Mn может быть опреде лена как ~ ~ (7) K(Mn) = max min max {K( m ) – (m, m )}.

~ M M mM mM n n Если учесть затраты на организацию обучения c(Mn): 2M, то получим, что эффективность Kc( ) с учетом затрат равна ~ ~ (8) Kс(Mn) = max min max {K( m ) – (m, m ) – c(Mn)}.

~ M M mM mM n n Задача об оптимальном обучении в этом случае заключается в выборе * (9) Mn (M) = arg max Kс(Mn).

M M n Общих методов решения задачи (9) не известно, поэтому по лучим ее решение для частного случая. А именно, предположим, что: M l, то есть ситуация описывается точкой l-мерного + ~ пространства;

произведена нормировка на K( m ) (то есть для всех ситуаций эффективности соответствующих оптимальных управле ~ ~ ний одинаковы);

(m, m ) = v(|| m – m||), где v( ) – строго монотон ная вогнутая функция;

|||| – Евклидово расстояние;

стоимость обучения является возрастающей вогнутой функцией числа типо вых ситуаций: c(Mn) = c0 (1 – exp {- n}), где – скорость обуче ния, зависящая от применяемых методов обучения и индивидуаль ных характеристик обучаемых [34].

Вычислим d(M) – диаметр множества M, где d(M) = max max ||m1 – m2||.

m1M m2M Легко видеть, что в рамках введенных предположений эффек тивность обучения не зависит от конкретных типовых ситуаций, а определяется их числом n, причем в оптимальном решении типо вые ситуации должны «равномерно заполнять» множество M.

Следовательно, задача (9) сводится к определению оптимального числа n*(M) типовых ситуаций, то есть принимает вид (см. также утверждение 14):

(10) n*(M) = arg min... {v(d(M) / (n + 1)) + c0 (1 – exp (- n))}.

n =1, 2, Задача (10) является стандартной задачей оптимизации. Про иллюстрируем ее решение следующим примером.

Пример 5. Пусть v(t) = t, l = 1, d(M) = 1, = 0,02, с0 = 1. Зави симость {v(d(M) / (n + 1)) + c0 (1 – exp (- n))} эффективности от размера обучающей выборки приведена на рисунке 7.

Рис. 7. Зависимость эффективности от размера обучающей выборки Видно, что оптимальным является использование 6-7 типовых решений (точное значение n* = 6,5497).

Запишем в явном виде выражение для оптимального размера выборки. Внутреннее решение (если оно существует) должно удовлетворять следующему уравнению:

(11) d / (n* + 1)2 = c0 e- n.

Уравнение (11) дает возможность исследовать зависимость оптимального размера обучающей выборки от параметров модели.

На рисунке 8 приведена зависимость оптимального числа ти повых решений от потенциальной «сложности» d(M) задач, кото рые придется решать менеджеру проекта. Жирная точка на рисун ках 8-10 соответствует исходным данным.

Рис. 8. Зависимость оптимального числа типовых решений от d(M) На рисунке 9 приведена зависимость оптимального числа ти повых решений от «стоимости» c0 обучения.

Рис. 9. Зависимость оптимального числа типовых решений от c На рисунке 10 приведена зависимость оптимального числа ти повых решений от «стоимости» c0 обучения.

Рис. 10. Зависимость оптимального числа типовых решений от Таким образом, проведенный анализ свидетельствует, что обобщенные решения задач управления организационными систе мами являются эффективным аппаратом моделирования обучения менеджеров проектов, решения задач определения оптимального числа и состава типовых решений.

9. Заключение Рассмотрение задач анализа и синтеза типовых решений в управлении проектами позволяет сделать вывод, что аппарат обобщенных решений является эффективным средством разработ ки эффективных унифицированных решений для разнообразных прикладных областей.

В качестве перспективных направлений исследований стоит выделить: дальнейший теоретический анализ обобщенных реше ний задач управления, постановку и решение задач синтеза про грамм обучения менеджеров проектов, а также – разработку на основе типовых решений методик создания и развития корпора тивных систем управления знаниями в области управления проек тами.

Литература 1 Абакумова Н.Н. Политика доходов и заработной платы. М.: ИНФРА-М, 1999. – 223 с.

2 Алиев В.С., Кононенко А.Ф. Об условиях точного агрегирования в теоретико-игровых моделях. М.: ВЦ РАН, 1991. – 28 с.

3 Алиев В.С., Цветков А.В. Игра двух лиц с фиксированной последова тельностью ходов при агрегированной информации / Планирование, оценка деятельности и стимулирование в активных системах. М.: ИПУ РАН, 1985. С. 35-42.

4 Ансоф И. Стратегическое управление. М.: Экономика, 1989. – 519 с.

5 Баркалов С.А., Бурков В.Н., Гилязов Н.М. Методы агрегирования в управлении проектами. М.: ИПУ РАН, 1999. – 55 с.

6 Бурков В.Н., Горгидзе И.А., Ловецкий С.Е. Прикладные задачи теории графов. Тбилиси: Мецниереба, 1974. – 234 с.

7 Бурков В.Н., Гуреев А.Б., Новиков Д.А., Цветков А.В. Эффективность ранговых систем стимулирования // Автоматика и телемеханика. № 8.

2000. С. 115 – 125.

8 Бурков В.Н., Данев Б., Еналеев А.К. и др. Большие системы: моделиро вание организационных механизмов. М.: Наука, 1989. – 245 с.

9 Бурков В.Н., Квон О.Ф., Цитович Л.А. Модели и методы мультипроект ного управления. М.: ИПУ РАН, 1998. – 62 с.

10 Бурков В.Н., Кондратьев В.В. Механизмы функционирования органи зационных систем. М.: Наука, 1981. – 384 с.

11 Бурков В.Н., Новиков Д.А. Идентификация активных систем / Труды международной конференции SICPRO'2000. М.: ИПУ РАН, 2000. С. 106.

12 Бурков В.Н., Новиков Д.А. Как управлять проектами. М.: Синтег, 1997. – 188 с.

13 Бурков В.Н., Новиков Д.А. Теория активных систем: состояние и перспективы. М.: СИНТЕГ, 1999. – 128 с.

14 Вагнер Г. Основы исследования операций. М.: Мир, 1972. Т. 1-3.

15 Васильев Д.К., Карамзина Н.С., Колосова Е.В., Цветков А.В. Деловая игра как средство внедрения системы управления проектами / Материалы Международного симпозиума по управлению проектами в переходной экономике. Москва, 1999.

16 Васильев Д.К., Колосова Е.В., Хулап Г.С., Цветков А.В. Системы и механизмы реализации проектов: опыт внедрения / Материалы Междуна родного симпозиума по управлению проектами в переходной экономике.

Москва, 1997. Том 1. С. 683 – 687.

17 Васильев Д.К., Колосова Е.В., Цветков А.В. Процедуры управления проектами // Инвестиционный эксперт. 1998. №№ 31-35.

18 Васильев Д.К., Колосова Е.В., Цветков А.В. Российский опыт внедре ния корпоративных систем управления проектами // Аналитический банковский журнал. Бюллетень финансовой информации. 1998. №2(33). С.

10 – 14.

19 Веснин В.Р. Практический менеджмент персонала. М.: Юрист, 1998. – 496 с.

20 Волгин Н.А. Николаев В.В. Доходы работника и результативность производства. М.: Универсум, 1994. – 274 с.

21 Воропаев В.И. Управление проектами в России. М.: Аланс, 1995. – 225 с.

22 Гаврилова Т.А., Хорошевский В.Ф. Базы знаний интеллектуальных систем. СПб: Питер, 2000.

23 Гермейер Ю.Б. Игры с непротивоположными интересами. М.: Наука, 1976. – 327 с.

24 Горелик В.А., Кононенко А.Ф. Теоретико-игровые модели принятия решений в эколого-экономических системах. М.: Радио и связь, 1982. 144 с.

25 Дудашова В.П. Мотивация труда в менеджменте. Кострома: КГТУ, 1996. – 80 с.

26 Егоршин А.П. Управление персоналом. Н.Новгород: НИМБ, 1997. – 607 с.

27 Караваев А.П. Унифицированные системы стимулирования // Автома тика и телемеханика. 2003. № 7.

28 Колосова Е.В., Новиков Д.А., Цветков А.В. Методика освоенного объема в оперативном управлении проектам. М.: Апостроф, 2001. – 154 с.

29 Королев А.Н. Корпоративные системы управления знаниями / Управ ление и обработка информации: модели процессов. Сборник научных трудов МФТИ. М.: 2001. С. 52 – 58.

30 Кочиева Т.Б., Новиков Д.А. Базовые системы стимулирования. М.:

Апостроф, 2000. – 108 с.

31 Молодцов Д.А. Устойчивость принципов оптимальности / Современ ное состояние теории исследования операций. М.: Наука, 1979. – С. 236 32 Молодцов Д.А. Устойчивость принципов оптимальности. М.: Наука, 1987. – 280 с.

33 Морозова Л.Л. Труд и заработная плата. СПб.: "ИЧП-Актив", 1997. – 382 с.

34 Новиков Д.А. Закономерности итеративного научения. М.: ИПУ РАН, 1998. – 96 с.

35 Новиков Д.А. Механизмы функционирования многоуровневых орга низационных систем. М.: Фонд "Проблемы управления", 1999. – 150 с.

36 Новиков Д.А. Механизмы стимулирования в динамических и много элементных социально-экономических системах // Автоматика и Телеме ханика. 1997. № 6. С. 3 – 26.

37 Новиков Д.А. Обобщенные решения задач стимулирования в активных системах. М.: ИПУ РАН, 1998. – 68 с.

38 Новиков Д.А., Петраков С.Н. Курс теории активных систем. М.:

СИНТЕГ, 1999. – 108 с.

39 Новиков Д.А. Стимулирование в социально-экономических системах (базовые математические модели). М.: ИПУ РАН, 1998. – 216 с.

40 Новиков Д.А. Устойчивость решений и адекватность детерминирован ных моделей стимулирования в активных системах // Автоматика и Теле механика. 1999. № 7. С. 115 – 122.

41 Новиков Д.А., Цветков А.В. Декомпозиция игры активных элементов в задачах стимулирования // Автоматика и Телемеханика. 2001. № 2.

С. 173 – 180.

42 Новиков Д.А., Цветков А.В. Агрегирование информации в задачах стимулирования // Автоматика и Телемеханика. 2001. № 4.

43 Новиков Д.А., Цветков А.В. Механизмы стимулирования в многоэле ментных организационных системах. М.: Апостроф, 2000 – 184 с.

44 Новиков Д.А., Цветков А.В. Механизмы функционирования организа ционных систем с распределенным контролем. М.: ИПУ РАН, 2001. – 118 с.

45 Орлов А.И. Устойчивость в социально-экономических моделях. М.:

Наука, 1986. – 294 с.

46 Петраков С.Н. Механизмы планирования в активных системах: нема нипулируемость и множества диктаторства. М.: ИПУ РАН, 2001. – 135 с.

47 Попов Э.В. Управление корпоративными знаниями // Новости искус ственного интеллекта. 2000. № 1.

48 Поспелов Г.С., Ириков В.А. Программно-целевое планирование и управление. М.: Советское радио, 1976. – 344 с.

49 Поспелов Д.А. Ситуационное управление: теория и практика. М.:

Наука, 1986. – 288 с.

50 Прошкин Б.Г., Поварич И.П. Основы теории и практики стимулирова ния труда. Кемерово, КГУ, 1988. – 87 с.

51 Сандак Н.Н. Некоторые общесистемные и математические аспекты теории систем с соревнующимися элементами / Управление техническими и организационными системами с применением вычислительной техники.

Труды XXIII конференции молодых ученых. М.: Наука, 1979. С. 160 – 171.

52 Старобинский Э.Е. Как управлять персоналом. М.: Бизнес-школа "Интел-синтез", 1998. – 368 с.

53 Тихонов А.Н., Арсенин В.Я. Методы решения некорректных задач.

М.: Наука, 1986. – 288 с.

54 Толковый словарь по управлению проектами / Под ред. В.К. Иванец, А.И. Кочеткова, В.Д. Шапиро, Г.И. Шмаль. М.: ИНСАН, 1992.

55 Управление проектами. Зарубежный опыт / Под. ред. В.Д. Шапиро. С. Пб.: «ДваТрИ», 1993. – 443 с.

56 Управление проектами / Общая редакция – В.Д. Шапиро. С.-Пб.:

«ДваТрИ», 1996. – 610 с.

57 Управление проектами: справочное пособие / Под ред. И.И. Мазура, В.Д. Шапиро. М.: Высшая школа, 2001. – 875 с.

58 Цветков А.В. Стимулирование в управлении проектами. М.: Апост роф, 2001. – 144 с.

59 Цыганов В.В. Адаптивные механизмы в отраслевом управлении. М.:

Наука, 1991. – 166 с.

60 Armstrong M. Reward management. London, 2000. – 804 p.

61 Baker B., Shrerer B. Carrots and sticks: using rewards in the quality envi ronment // Proceedings of 26-th Annual PMI Symposium. New Orleans, 1995.

62 Byars L.L., Leslie W.R. Human resource management. Boston: Homewood, 1991. – 545 p.

63 Czarnecki M.T. Managing by measuring: How to improve your organiza tion’s performance through effective benchmarking. N.Y.: American manage ment association, 1999.

64 Fleming Q.W., Hoppelman J.M. Earned value Project Management. PMI, 1996. – 141 p.

65 Green J., Stockey N. A comparison of tournaments and contracts // Journal of Political Economy. 1983. Vol. 91. N 3. P. 349 – 364.

66 Hart O.D., Holmstrom B. Theory of contracts // Advances in economic theory. 5th world congress. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1987. P. 71 – 155.

67 Hart O.D. Optimal labor contracts under asymmetric information: an introduction // Review of Economic Studies. 1983. Vol. 50. N 1. P. 3 – 35.

68 Kliem R.L., Ludin I.S. Project management practitioner’s book. N.Y.:

American Management Association, 1998.

69 Koulopulos T.M., Frappaolo C. Knowledge management. Dover: Capstone, 1999.

70 Lasear E., Rosen S. Rank-order tournaments as optimal labor contracts // Journal of Political Economy. 1981. Vol. 89. N 5. P. 841 – 864.

71 Lientz B.P., Rea K.P. Project management for the 21-st century. San Diego:

Academic Press, 1998.

72 Malcomson J.M. Rank-order contracts for a principal with many agents // Review of Economic Studies. 1986. Vol. 53. N 5. P. 803 – 817.

73 Mas-Collel A., Whinston M.D., Green J.R. Microeconomic theory. N.Y.:

Oxford Univ. Press, 1995. – 981 p.

74 Myerson R.B. Game theory: analysis of conflict. London: Harvard Univ.

Press, 1991. – 568 p.

75 Novikov D.A. Management of active systems: stability or efficiency // Systems Science. 2001. Vol. 26. N 2. P. 85–93.

76 Rumizen M.C. Knowledge management. N.Y.: Alpha, 2002. – 315 p.

77 Skyrme D.J. Capitalizing on Knowledge: from e-business to k-business..

Boston: Butterworth Hendemann, 2001. – 331 p.

78 The principles of project management / Ed. by J.S. Pennypacker. N.Y.:

PMI, 1997.

79 Toney F., Powers R. Project manager pay // Proceedings of 27-th Annual PMI Symposium. Boston, 1996.

80 Turner J.R. The handbook of project-based management. London:

McGraw-Hill Companies, 1999.

81 Zack M.H. Knowledge and strategy. Boston: Butterworth Hendemann, 1999. – 312 p.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.