WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Эдуард Арамаисович Вартаньян ПУТЕШЕСТВИЕ В СЛОВО Эта книга о языке) о слове, овеществляющем мысль. Вы отправитесь в увлекательную экспедицию за словом, примете участив в обряде называния вещей,

познакомитесь со словами-обманами, ошибками и мистификациями, с законами и беззакониями языка, капризами нашей речи, переводческими курьезами...

Во внеклассной работе по русскому языку в школе сейчас ни один учитель не проходит мимо работ Эд. Вартаньяна. Его книги «Из жизни слов», «Рождение слова», «Эти мудреные слова» как интересную беллетристику читают и дети, и взрослые.

Книга «Путешествие в слово» написана автором в лучших традициях научной занимательности. Она обогатит ваши знания о языке! пробудит стремление к новым открытиям в мире родной речи.

ББК 81.2Р-3 4Р © Издательство «Советская Россия», 1975 г.

© Издательство «Просвещение», 1982 г., о изменениями К ЧИТАТЕЛЮ Я обращаюсь к тебе, юный читатель, собравшемуся в путь-дорогу по страницам книги.

Как ее читать? Последовательность не обязательна. Это не учебник. В один присест прочитать не удастся — кое о чем придется и поразмыслить.

О чем эта книга? Конечно, о словах. И еще о фразеологических оборотах. Исконно русских и иноземных, имеющих почтенный возраст и только что родившихся. О различных историях и метаморфозах, приключившихся с «героями» книги. Об их биографиях и родословных.

Книга приоткроет перед тобой немало лингвистических тайн.

Знаешь ли ты, например, словами из скольких языков пользуемся мы в повседневной речи?

Отвечу: множеством слов из дюжины-другой языков. Невероятно? Давай посчитаем.

Класс — слово латинского происхождения. Школа — слово греческое. Портфель — французское, ранец — немецкое, карандаш — тюркское, тундра — финское, пионер — английское, томагавк — алгонкинское, конфета — итальянское, чай — китайское. Из голландского — лющ малайского — орангутанг, хинди — сахар, персидского — сироп, турецкого — киоск, японского — каратэ, ацтекского — шоколад, еврейского — бегемот.

На каждом шагу «путешествия» незримо расставлены вопросы «А знаешь ли ты, что?..» «Путешествие в слово», выпущенное издательством «Советская Россия» в 1975 году, принесло автору благожелательные рецензии в печати и письма читателей — как юных, так и взрослых.

По самым дорогим для меня и поныне является пересланное из издательства в марте следующего года письмо московского школьника. (Обратный адрес на конверте выглядел так: Москва, Брянская ул. 4, кв. 63. Лосеву Сергею Сергеевичу.) Он доводил до сведения, что прочел «Путешествие...» «от доски до доски».

«Я учусь, — писал Сергей Лосев, — в восьмом классе. Через два месяца у нас начнутся экзамены.

Экзамен по русскому языку — один из самых трудных. Именно поэтому мы сейчас повторяем пройденное — начиная от самого четвертого класса. Я тогда подумал: нельзя ли использовать материал из этой книги для ответа на экзамене? В одном из билетов был вопрос: «рассказать об однозначных и многозначных словах русского языка». В книге этому посвящена целая глава:

«Дюжина фуксов» и следующая за ней: «Двойники, но не братья». У нас был зачет по пройденному материалу. Я готовился к нему, используя книгу Вартаньяна. На следующий день вызвался отвечать сам...» Сережа, пространно рассказав о своем ответе, торжествующе сообщил, что «ответ был оценен «5».

Это, пожалуй, первый такой ответ на эту тему. Получить «5» у нашей учительницы русского языка трудновато...» Бесхитростное письмо Сергея я воспринял как самую лестную оценку моих популяризаторских усилий и литературного творчества. Ведь пробудился активный интерес к родному языкуя 8ернышко знаний заронено в благодатную почву — не в этом ли существоа смысл и предназначение труда популяризаторов?

Что хочется пожелать? Чтобы с книгой подружились тысячи других любознательных Сереж и Валь, Свет и Наташ. Ежели такое исполнится — значит, не понапрасну затрачены труд и время, значит, принесли они свой радостный результат — сознание общественной полезности дела, которому служишь.

Автор МАСТЕРСКАЯ СЛОВА, ИЛИ ПЕРВАЯ В РЯДУ ГЛАВ, ПОВЕСТВУЮЩИХ О ТОМ, «КАК ДЕЛАЮТСЯ СЛОВА», А ПОТОМУ НАЧИНАЮЩАЯ РАЗГОВОР О СЛОВООБРАЗОВАНИИ С САМОГО АКТИВНОГО И РАСПРОСТРАНЕННОГО СПОСОБА ОБОГАЩЕНИЯ ЛЕКСИКИ - СПОСОБА АФФИКСАЦИИ, ТО ЕСТЬ ПРИСОЕДИНЕНИЯ К ОСНОВЕ СЛОВА ПРИСТАВОК И СУФФИКСОВ Сколько слов в русском языке? На этот сакраментальный вопрос не может убедительно ответить ни один специалист ни одна статистика.

Двести тысяч русских слов собрал в своем «Толковом словаре живого великорусского языка» В.

И. Даль. В этот словарь наряду со словами литературного языка включены И диалектизмы — слова местных говоров, употребляемые ограниченными группами людей. Семнадцатитомный «Словарь современного русского литературного языка» насчитывает более ста тысяч слов — в основном общеупотребительных, известных всем. В этот словарь не вошли «специальные слова» — термины и профессионализмы — из различных областей науки и техники, диалектизмы, явно устаревшие слова и т. п. Количество этих слов никем не подсчитано. Нет еще словаря профессионализмов, не составлены терминологические словари из многих областей науки и техники, а ведь «специальные» слова то и дело проникают в общий наш язык. Короче, если все это лексическое богатство свести воедино да сосчитать... Ну, тогда их, этих слов, окажется столько, сколько...

Воздержусь от принятого сравнения «...сколько звезд на небе», «...сколько песчинок4на морском берегу» и прибегну к восточному афоризму, который утверждает: «Если море было бы чернилами, то скорее иссякло бы море, чем слова».

И русский язык — великий, необъятный, «живой как жизнь», — продолжает непрерывно развиваться. Расширяется его лексический состав. Слова рождают другие слова, и поток их все нарастает, чтобы успеть назвать предметы, действия, явления безудержного взлета научной мысли и технических достижений.

Как «делаются» слова? Кто их автор, создатель, творец? Главный языкотворец, «мастеровой» слова — народ. Это он создал такие «изначальные» слова, как земля, огонь, вода, деревья, солнце...

Конечно, не надо представлять себе дело так, что все люди как-то разом, одним махом, взяли да и назвали свое жилище словом дом... Нет, естественно, когда-то был первый безвестный наименователь определенного понятия. Повторенное другим, употребленное десятками, слово обжилось, закрепилось в коллективе людей. Оно будет изустно передаваться от поколения к поколению и, пройдя сквозь время и пространство, придет к нам. Попробуйте-ка установить конкретное лицо, придумавшее это слово.

Пока же вглядимся в языковой процесс, именуемый аффиксация.

Есть много возможностей обогащения лексики.

Самым распространенным и активным способом словообразования является создание новых слов на базе старых — посредством присоединения к основе слова аффикса: суффикса, префикса или суффикса и префикса одновременно.

Большинство слов можно расчленить на морфемы.

Морфема — наименьшая значимая часть слова. Следовательно, морфема — это и корень слова, и суффикс, и префикс (приставка), и окончание. Так, в слове прилетели 5 морфем: при- (приставка), лет- (корень), -е-(суффикс), -л- (суффикс), -и (окончание).

Корень — основная, неделимая, главная значимая часть слова. Он — главный выразитель смысла, хозяин слова, тогда как другие морфемы — служанки. Это он может стать родоначальником целой семьи слов. Корень -лет- без труда обнаруживается в таком гнезде слов, как полет, летный, летчик, летун, летать, прилет, отлет, самолет, залетный и десятки других слов. Есть немало слов без суффиксов и приставок, но нет слова без корня.

Суффикс — морфема, следующая за корнем и служащая для образования слов и грамматических форм. Суффиксы могут прикрепляться один к другому, как мы только что видели.

Префикс — морфема с таким же назначением, как и суффикс, только она идет впереди корня.

Окончание, как и суффиксы с приставками, не всегда присутствует в слове, но когда присутствует, то почти всегда ого замыкает, стоит на конце (отсюда его название). Окончание — основная из морфем, образующих грамматические формы.

Основа — часть слова, которая остается, если отбросить окончание.

Постфикс — «частицы» -ся, -те, следующие за окончанием, если оно есть (например, в словах баловаться, идите).

Теперь присмотритесь к любому слову, в котором есть суффикс или префикс. Вы убедитесь, что они выражают вполне определенные и постоянные значения.

Существительные с суффиксом -телъ, к примеру, обозначают лица по выполняемому ими действию;

искатель, испытатель, водитель, писатель, учитель. Выступает этот суффикс (значительно реже) и в названиях неодушевленных предметов, производящих действия;

двигатель, указатель, краситель. Подобные слова образуются, как правило, от глаголов.

Суффикс -аг-(а), орфографически ~яг-(а)% в существительных, обозначающих главным образом лица по их признакам и действиям, придает слову оттенок фамильярности, грубоватого сочувствия (добряга, миляга, трудяга), иронии или порицания (деляга, хитряга).

Интересную переоценку значения претерпело слово стиляга. Русский язык давно усвоил французское слове стиль (восходящее к древнегреческому стилос — «палочка для письма») в значении «слог, манера, вкус и т. д.», а также давно образовал слово стильный — «выдержанный в определенном стиле».

И вот вам стиль + яга — стиляга — слово, бытовавшее на первых порах только в жаргонном обиходе. Возникнув в языке в первые послевоенные годы, оно сначала имело явно одобрительную окраску. В жаргонной речи появились и родственники этого слова — стилятъ, стильпуть, стиляжитъ.

С 1949 года наступает этап переосмысления слова. Именно тогда литераторы и журналисты дали бой людям «стиляжного» толка.

Первым в бой пошел «Крокодил». Писатель-сатирик Д. Г. Беляев в своем фельетоне из серии «Типы, уходящие в прошлое» поделился с читателем своими впечатлениями от встречи с одним таким стилягой. Автор, рассказав о манере стиляги держаться и его лексиконе, несколько необычном для человеческого языка, писал:

«Стилягами называют сами себя подобные типы на своем птичьем языке. Они выработали свой особый стиль — в одежде, в разговорах, в манерах. Главное в их «стиле» — не походить необыкновенных людей. И в подобном стремлении они доходят до нелепостей, до абсурда».

Приступив к осаде противника, наша печать стала бить стиляг их же оружием. Сатира превратила слово-саморекламу в слово-клеймо, вложив в него презрительно-осуждающий смысл. Уже войдя в литературный язык, слово дало производные: стиляжество, стиляжничество. Для чего созданы эти слова? Вероятно, для того, чтобы «убить явление, им означаемое».

Кстати сказать, это слово-однодневка давно уже умерло, его сейчас почти никто не употребляет, и бывшие стиляги или их наследники, успев побывать «битниками», заделались «хиппи». Кем-то они станут завтра?..

Родилось в Азии новое государство Бангладеш, потребовалось найти название для его граждан. И по образцу уже имеющихся слов с деятельным суффиксом -ей, образующим наименования лиц по географическому положению, мы образовали: бангладешец. Сравните: Вьетнам — вьетнамец, Испания — испанец.

Суффикс — большой «трудяга». Взялся за работу суффикс -чанин — и вот вам: англичанин, датчанин, ростовчанин... Другой образует названия лиц, обозначает профессию. Стоит только к корню слова присоединить -ар или -яр, как перед нами предстанут — овчар, гусляр. Взялся за работу суффикс -ун — и вот вам названия лиц по их действиям: бегун, болтун, опекун (хотя, отметим, суффикс может быть принадлежностью и таких, скажем, слов, как грызун, скакун, валун, колун).

Есть суффиксы, указывающие иа отнесенность слов к существительным общего рода. Это уже упомянутый -аг-(а) (молодчага, работяга);

затем -ул-(я) (чистюля, грязнуля);

-он-(я) (соня% тихоня);

уш-(а) (копуша, дорогуша) и другие. Эти же суффиксы, как вы видите, являются и оценочными.

Короче говоря, суффиксы -»- это мастера на все руки. Они могут вложить в слово субъективную оценку, образовать названия предметов... Они меняют у слов число, род, могут образовывать от одной части речи другие... Но и суффиксы живут по законам диалектики. Одни редко участвуют в образовании новых слов и явно отживают свой век. Другие являются активными, вовсю трудятся.

Возьмем же на заметку: в случае необходимости в мастерской слова может быть создано множество слов по способу суффиксации.

Другие способы производства слов — префиксафия и префиксация, совместно с суффиксацией.

Правда, префиксы не столь всемогущи, как суффиксы. «Приставленные» к слову-,: причем всегда к готовому, они,: как правило, не влияют на само существо понятия, придавая, тем не менее, слову новые оттенки значения (но могут придавать и новые,- подчас противоположные, значения).

Вот беру я глагол бежать. И попеременно снабжая его различными приставками, получаю слова, в которых есть указание не только на направление движения, но и на его характер: прибежать, убежать, подбежать, отбежать, перебежать, вбежать, набежать...

Приставка вне- указывает на положение за пределами чего-либо: внеземные цивилизации;

около на расположение вокруг и возле чего-нибудь: околоземная орбита и т. д.

Особенно охотно приставки друнсат с глаголами, прилагательными и наречиями, однако не чураются и существительных. В прилагательных префикс на- указывает чаще всего на расположение чего-то на чем-то: настольный, настенный, нагорный. Это на- в возвратных глаголах уже говорит об избыточности действия: наиграться, набегаться, наслушаться. Если вы скажете, что намакарони-лись, вас вполне правильно поймут: вы вдоволь наелись макарон. Подобные полушуточные образования нынче стали довольно часто появляться в непринужденной товарищеской беседе. Можно, наслушавшись музыки Хачатуряна, «на-хачатуряниться». Помните, Пушкин образовал слово огончарован, а Чехов — замерсикал.

Гибок язык человека;

речей для него изобильно Всяких;

поле для слов и туда и сюда беспредельно — утверждал Гомер.

Если словообразовательная сила языка греков и языка римлян заключена в возможностях префиксации, английского — в переводе слов из одной части речи в другую, немецкого — в основосложении, то мощь и гибкость русского языка обусловлены не в последнюю очередь неисчислимыми комбинационными возможностями создания слов с помощью суффиксов и приставок. Именно это дает языку нашему, по наблюдению Н. Г. Чернышевского, «решительное превосходство... над другими европейскими языками по богатству и разнообразию словопроизводства».

И НАОБОРОТ...

Менее распространен в русском языке бессуффиксный способ словообразования (или, как его еще называют: безаффиксный способ, нулевая суффиксация) — процесс, как бы «обратный» только что рассмотренным. Отбросив от слова суффикс, мы получаем вполне самостоятельное новое слово, чаще всего существительное. Так образуются слова от некоторых глаголов, прилагательных, реже от существительных.

Например, от глаголов ввозить и вывозить образованы слова ввоз и вывоз, от глаголов записывать и зажимать — запись и зажим.

У Пушкина в «Евгении Онегине» есть слова, вызвавшие недоумение критики.

Лай, хохот, пенье, свист и хлоп, Людская молвь и конский топ.

Отвечая ревнителям чистоты русского языка, Пушкин писал: «В журналах осуждали слова: хлоп, молвь, топ, как неудачное нововведение. Слова сии коренные русские. «Вышел Бова из шатра прохладиться и услышал в чистом поле людскую молвь и конский топ» (сказка о Бове-Королевиче).

Хлоп употребляется в просторечии вместо хлопание, как шип вместо шипение:

Он шип пустил по-змеиному».

Любопытно, что подобные образования Пушкин употреблял еще в «Песне о Стеньке Разине», написанной в 1826 году:

То не конский топ, не людская молвь...

Без труда найдем мы существительные, образованные от основ прилагательных. Когда я выучился читать, меня всегда поражали своей необычностью и грозным тайным смыслом слова на шкале барометра: «Великая сушь». Некоторые слова воспринимаются нами как вполне привычные: даль, высь, гладь, тишь (тишь да гладь), иные принимаются с оглядкой: это большей частью новообразования поэтов, порою уместные только в данных стп-хах и редко получающие самостоятельное значение: «стынь в глазах», «розовая водь», «желть» (от желтый), «ясь» (от ясный).

Из таких новообразований прижилось разве созданное поэтом-футуристом А. Крученых слово заумь, которое было выведено из выражения заумный язык и употребляется в значении «излишнее, ненужное мудрствование;

бессмысленная речь», да северянинское бездарь, образованное от бездарный.

От некоторых слов, не имеющих суффикса, также можно образовать новые слова бессуффиксным способом (т. е. без добавления суффикса), например от зеленый образовалось зелень, от добрый — добро, от маркиз — маркиза.

СЛОЖИЛИСЬ!

А сейчас воспримите слово словосложение как термин языкознания, буквально определяющий один из способов словообразования.

Два, а, то и три слова слагаются в одно. Такое сложение может осуществляться при помощи соединительных гласных о или е, что мы и видим в словах: словосложение, словообразование, словотворчество, корнеплод, водогрязелечебница, слепоглухонемой, змеелов, мореплаватель.

Из двух или более слов родилось,одно слово, которое вместило в себя сумму понятий, выражаемых каждым словом отдельно.

Всегда ли признаком сложного слова являются соединительные гласные о или е? Нет, иной раз роль объединителя слов берет на себя у: двугорбый, полумесяц.

В создании сложного слова может участвовать дефис — этот орфографический знак порою выступает в качестве соединительного шва между двумя словами: жар-птица, царь-пушка. Это давние образования, и им ничего не грозит. Но вот я беру в руки вышедшие одновременно в году «Книгу о русском языке» под редакцией И. С. Ильинской и Орфографический словарь русского языка. В книге напечатано! «борт-проводник». В словаре дается слитное написание этого слова. Я не зря обратил ваше внимание на разнобой. В последние годы все явственнее ощущается непрочность соединения слов посредством дефиса. И если традиция сохраняет такую черточку в словах старых, то в новообразованиях, не освященных употреблением, русский язык от лишнего знака может и освободиться. Потому сегодня нормой правописания будет бортпроводник, бортпроводница.

Пномпень, а не Пном-Пенъ, как писалось раньше. И теперь, вопреки прежним рекомендациям словаря, пишут бефстроганов без дефиса.

Из последних примеров явствует, что сложное слово люжет обойтись как без соединительных гласных! так и без дефиса. В нашем языке подобных образований достаточно: Ворошиловград, Калининград, Новгород...

Вот другие сложные слова: пятилетка, сорвиголова, Звенигород. Считать ли и в пятилетке соединительной гласной или принять как окончание родительного падежа? Языковеды спорят. Но, видимо, здесь восторжествует принцип «золотой середины», а это значит, что и будет признан совместителем.

Подобные споры возникли и в отношении модели сорвиголова, образованной сложением глагола в повелительном наклонении и существительного. Но как бы то ни было, такой путь создания сложного слова существует.

Словосложением образуются слова не,только в русском, но и в других языках. Непревзойденная способность немецкого языка нанизывать одно слово на другое и получать одно сложное слово, которое на одном дыхании и не выговоришь, прекрасно иллюстрируется призером, приводимым А.

А. Реформатским. Так, супруга заместителя директора общества пароходных компаний в немецком языке передается: dampfschiffahrtgesellschaftsdirektors-stellvertretersgemahlin (!).

Иронизируя над исключительной способностью немецкого языка к словосложению, Марк Твен иллюстрирует ее следующим шуточным рассказом:

«Дрезденская газета «Охотнику которая думает, что в Южной Америке водятся кенгуру (Beutelratte), говорит, что готтентоты (Hottentoten) сажают их в клетки (Кotter), снабженные крышками (Lattengitter) для защиты от дож-дя. Поэтому клетки называются «латтенгиттерветтеркот тербейтельраттен». Однажды был арестован убийца (Afc-tentater), который убил в Штреттертротеле готтентотку (Hottentotenmutter), мать двух глупеньких, заикающихся детей. Эта женщина по-немецки называется «Готтенто-тенштоттертроттельмуттер», а ее убийца — «Готтентотен штоттертроттельмуттераттснтетер». Убийцу посадили в клетку для кенгуру — «бейтельраттенлаттенгиттерветтер-коттер», откуда он через несколько дней убежал, но бил случайно пойман каким-то готтентотом, который с сияющим лицом явился к судье:

— Я поймал кенгуру, — «бейтельратте», — сказал он.

— Какого? — спросил судья. — У нас их много.

— Аттентетерлаттенгиттерветтеркоттербейтельратте.

— Какого это — «аттентетер», о ком ты говоришь?

— О «Готтентотенштоттертроттельмуттераттентетер».

— Так почему же ты не сказал сразу: «Готтентотен штоттертроттельмуттераттентетерлаттенгиттерветтеркот-тербейтельратте»?» Заканчивая рассказ о сложном слове, укажу еще на способность его слагаемых меняться местами.

Хочешь — блюдолиз, хочешь — лизоблюд. Смысл один, а сложных слов уже — два. Такая же перестановка свойственна и слову зубоскал, из которого Грибоедов образовал — Скалозуб.

Французы и так и сяк могут называть длинное раскладное кресло, в котором можно полулежать:

шезлонг и лонгшез.

Страничкой раньше упоминались слова сорвиголова, Звенигород. Вот еще родственные им по способу образования — скопидом, болиголову вертишейка. Эти слова могут быть, пусть с оговоркой, отнесены к разряду сложных слов. А как образованы такие слова, как близлежащий, сумасшедший, вечнозеленый, долгоиграющий, впередсмотрящий, быстротекущий, глубокоуважаемый, сейчас, сегодня?

Близлежащий — из близ + лежащий, сумасшедший — с + ума + сшедший, вечнозеленый — вечно + зеленый... Или: лежащий близ, сошедший с умаА зеленый вечно, играющий долго... Видимо, перед нами образцы еще одного типа словообразования, чем-то напоминающего сложение и чем-то от него отличающегося. Так оно и есть: эти слова образованы способом сращения — слияния, стяжения в одно слово словосочетаний.

Сращение отличается от сложения тем, что «сращенные» слова по морфемному составу полностью совпадают с образующими их словосочетаниями (сравните сложное слово металлорежущий — режущий металл и сращенио быстротекущий — текущий быстро).

Я рассказал только о некоторых путях создания новых слов. Специалисты насчитывают до двенадцати способов словообразования. Часть из них осталась за пределами моего рассказа. Многие языковедческие «тонкости» но нашли места в этой книге, ибо задумана она как книга для чтения, а не как учебник, скрупулезно исследующий и разъясняющий глубинные процессы в языке.

СРОСЛИСЬ!

ИЛИ ГЛАВА О ЗНАКОМЫХ СЛОВАХ, СПОСОБ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ КОТОРЫХ ВОЗМОЖНО ОПОЗНАТЬ ЛИШЬ ПУТЕМ ЭТИМОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА, ИБО, ВСТУПИВ В НЕРАСТОРЖИМЫЙ СОЮЗ, СОСТАВЛЯЮЩИЕ ИХ ЧАСТИ ПРЕТЕРПЕЛИ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ Теперь обратите внимание на приведенные как примеры сращений слова сейчас и сегодня.

Употребляя их, вы, может быть, не задумываетесь, что они образовались из сей + час, сего + дня. Эти слова возникли давно, одна из составляющих их частей устарела, и они прочно срослись. Но в этих словах сравнительно легко выделяются составляющие части. В других участники объединения распознаются с трудом, ибо они претерпели множество различных изменений.

Предлагаю вам краткие этимологические истории некоторых слов. Только после оговорки: надо сказать, что не все еще глубинные процессы словообразования досконально исследованы, четко разграничены, еще далека от совершенства классификация способов образования новых слов.

Спасибо произносите вы, возможно, не подозревая, что возникло слово из формулы спаси (вас) бог.

Дотла, то есть «до дна, до основания», образовалось из до + шла, где до — предлог, а шла — родительный падеж единственного числа общеславянского слова тло — «дно, пол, основание».

Нет — слитое в единое словцо (а затем и упрощеннее) сочетание не есть — несть — нет (сравните выражение: им несть числа).

Теперь — союз двух слов — указательного местоимения среднего рода то и прилагательного того же рода първо (первое, имевшее значение «прежде, сначала, впервые»). Получилось топърво, которое и изменилось в нынешнее теперь (как объясняют этимологи: «в результате развития ове под действием межслоговой ассимиляции, ь>е после падения редуцированных, а также в результате отпадения безударного слога во»):

То + първо — топърво — тепърво — теперео — тепе-ря — теперь.

Компоненты слова прослушиваются лишь в ряде го-норов: «таперича», «таперя», «перво наперво».

Дотошный со значением «пытливый, въедливый» развилось из сочетания до точи (до точки). Еще лет двадцать назад это слово писалось так: доточный. Но потом орфография подчинилась произношению, мы стали писать, как говорим. (А вот в конечно ч все еще удерживает позиции на письме, хотя каждый образованный человек скажет: «конешно».) Подоплека. «Мы боимся даже невзначай обнаружить ту сокровенную подоплеку, которая составляла основу всей нашей жизни», — читаем мы у М. Е. Салтыкова-Щедрина. Слово подоплека употреблено здесь иносказательно: «скрытая основа, тайная причина чего-либо». Прямое же значение этого слова — «подкладка крестьянской рубахи, прикрывающая спину и грудь до половины», буквально — «подилечье»: ведь диалектное слово плеко и есть плечо. В свое время в крестьянском быту были распространены выражения своя подоплека к сердцу ближе;

знает грудь да подоплека.

Сутки трудно, на первый взгляд, отнести к словам с прозрачной этимологией. А между тем это слово с распространенным способом образования, с лежащей на поверхности внутренней мотивировкой. Расчленим его, получим: су + тк + и. Су J[c, со) — приставка. Она присутствует в таких, скажем, словах, как сумерки, спутник, соратник. Тк — преображенный со временем древний корень тък, который существует и поныне в словах ткнуть, соткнуть или в космическом — стыковка.

И — показатель множественного числа. Таким образом, слово сутки русский язык создал для обозначения единицы времени, образуемой слиянием дня и ночи.

Показательно, что даже в развитых европейских языках: английском и испанском, французском, немецком и итальянском — понятие «сутки» может быть выражено лишь словами день и ночь или двадцать четыре часа.

Неделя. Первоначально неделей назывался день отдыха. Все ясно, все верно: не-деля от не делати — «день,) свободный от дел». То, что мы сейчас называем неделей, во всех славянских языках именовалось седмицей — «семидневкой». Первый день семидневки назывался понедельником — он следовал за неделей.

Позже слово седмица получило отставку. Его место было занято неделей. Выходной день стал называться воскресеньем.

Слово неделя взяло на себя и другие смысловые функции. Оно обозначает сейчас и любые семь дней подряд, и не только семь дней, ибо существуют укороченные недели: неделя шестидневная и пятидневная.

Тезка. Если не мудрствовать лукаво и не приводить фонетические метаморфозы, сплавившие местоимение тот с древней частицей з, то полученное тез, тыз, тоз можно расшифровать очень просто: «тот же самый, одноименный». Присоединенный затем суффикс -к(а) образовал существительное тезка — «человек, носящий одинаковое с кем-либо имя».

Тезками, к примеру, являются выдающийся английский писатель-утопист Томас Мор и сорванец Томас Сойер, правда, последнего, по его же признанию, полным именем Томас звали лишь тогда, когда хотели выпороть.

Туземец. Это слово я в юношеские годы воспринимал как ярко выраженный экзотизм. А между тем оно совсем «нашенское», давнее русское слово. Оно легко членимо на образовавшие его части, убедительно мотивировано. Ту (местоимение) + зем (корень земь, сравни: земля)+ ец (суффикс), то бишь «тутошней (тамошней) земли уроженец».

За время своего многовекового бытования слово туземец употреблялось для обозначения то уроженца данной местности, то жителя удаленной от центров цивилизации местности, страны. (На употребление слова в этих значениях сначала не влияли даже привлеченные в ваш язык такие интернациональные термины, как греческий автохтон и латинский абориген (коренные жители страны).

Гончаров во «Фрегате «Паллада» пишет: «Мимо фрегата редко и робко скользят в байдарках полудикие туземцы».

У Достоевского: «Здесь я встретил одного из туземцев, старого Гаврилу? бывшего когда-то моим дядькой». («Туземец Гаврила» — сейчас, пожалуй, не звучит!) Значение некоторых «не простых» слов можно вывести из значения их компонентов. Но есть и такие слова, значение которых уже не является простои суммой слагаемых значений. Новое смысловое содержание сложное слово может получить как в своем языке t так и при заимствовании.

Куролесить. Степка, персонаж «Господ Головлевых» Салтыкова-Щедрина, частенько «принимался куролесить. То косынку у девки Анютки изрежет в куски, то сонной Васютке мух в рот напустит, то заберется на кухню и стянет там пирог». В народной речи и доныне можно услышать:

куролесить и куролесничать — «озорничать, проказничать, буянить»;

куролес и куролесник — «повеса, озорник, буян».

Если судить об этих словах «по одежке», то происхождение их объясняется вроде бы само собою;

куролес составлен из кур + о + лес. Но подобное толкование «куролес-но». Этимологи поясняют иначе. В древнее время на Руси некоторые церковные песни исполнялись на греческом языке, и смысл многих слов был непонятен и простому люду, и мелкому духовенству. Поэтому слова кириэ элеи-сон (а они буквально переводятся «господи, помилуй»), в которых русское ухо уловило, вроде бы, свои слова кур и лес, превратилось в куролеса. Нестройное пение, заминки, разноголосица, видимо? довершили не только звуковое переоформление слова, но и его переосмысление.

Куролесить стало означать: «говорить что-либо странное, непонятное». Ну,: а отсюда лишь шаг до образования новых слов и новых значений, с чего мы и начали рассказ.

Синекура. Латинское синэ курэ значит «без заботы» (подразумевается: «о душах ближних»). Так в средние века стала называться доходная церковная должность, предоставляемая лицам за особые услуги. Почетная и прибыльная, эта должность не была связана ни с выполнением каких-либо обязанностей, ни даже с пребыванием на службе.

Сращение в единое слово произошло в языке-источнике, и слово нерешло во многие языки со значением «любой выгодной должности, не требующей усилий», короче говоря, «теплого, доходного местечка».

Аврал. В сращении участвовали два английских слова: овер — «наверх» и алл — «все».

Первоначально возникло в качестве морской команды, по которой весь экипаж судна срочно вызывался на верхнюю палубу. Вам знакомо и переносное значение слова аврал — «выполняемая всем коллективом срочная работа».

Ковбой. Слово-американизм. Так называют в западных штатах США пастуха-всадника, пасущего стада домашних животных на равнинах страны. Сложное слово образовано из коу — «корова» и бой — «парень» — «парень€ пасущий коров», «коровий пастух».

Шедевр. Французское слово, которое может быть буквально переведено как «образец творения».

Так в средневековых цехах именовалось изделие, которое необходимо было изготовить для получения звания мастера. Слово-сочетание, заимствованное русским языком в середине XIX века, еще в первом десятилетии XX века приводилось в словарях на французском языке — chef-d'oeuvre, а затем слилось в одно слово шедевр в значении «произведение высокого искусства, мастерства».

Ягдташ. Вполне обычно для немецкого языка образование этого сложного слова. Здесь ягд — «охота»! таше — «сумка». Такое буквальное значение — «охотничья сумка» — сохранило слово и в русском языке.

Помидор. Название овощу дано в итальянском языке, где поми д'оро значит «яблоко из золота», «золотое яблоко». Указание некоторых словарей, что слово пришло к нам через посредство французского языка, нельзя принять безоговорочно, ибо тогда оно пришло бы к нам как пом д' амур — «яблоко любви», «любовное яблоко» — ведь именно так назывался там. плод, который ныне еще именуется томат — из ацтекского томатль.

Пельмени. Сложное слово из финских языков, образованное из пелъ — «ухо» и нянь — «хлеб».

Буквально значит «ушки из теста» — по форме, которую имеют эти изделия. Пельмени (из пелъняни) образовано уже в русском языке.

Слалом. Это вид скоростного горнолыжного спорта носит шведское название, ибо впервые получил широкое развитие в этой стране. Слово, ставшее сложным еще в шведском языке, составлено из ела — «склон» и лом (лам) — «след»;

буквально: «след на силоне».

Шахматы. Наименование игры пришло во многие языки, в том числе и русский, из персидского языка. Образовано из слов шах и мат, что значит «щах (король) умер».

Орангутан. Сложное слово малайского языка, образованное из оранг — «человек» и утан — «лес» — «лесной (дикий) человек». Через посредство французского или немецкого языка слово, называющее человекообразную обезьяну, — орангутанг пришло и к нам с невесть откуда взявшимся в языках-посредниках конечным звуком. (Кстати: в малайском языке есть и слово орангутанг, но значит оно «должник».) Карандаш. «Писчая палочка». Слово выведено из тюркских языков, где кара — «черный», даш — «камень», карандаш — «черный камень (сланец)».

Катамаран — так в ряде европейских языков называют двухкОрпусное остойчивое судно, связанное общей палубой. Прообраз слова возник в тамильском языке, в котором катту марам буквально значит «спаренные бревна» и называет простейшее такого рода судно.

СОКРАТИЛИСЬ!

ИЛИ ГЛАВА О ТОМ, НАСКОЛЬКО БУРНО ПРОТЕКАЕТ В НАШЕМ ВЕКЕ ПРОЦЕСС ОБРАЗОВАНИЯ СЛОЖНОСОКРАЩЕННЫХ СЛОВ II БУКВЕННЫХ СОКРАЩЕНИЙ, ВЫЗВАННЫЙ, ПО МНЕНИЮ АВТОРА, НЕ ТОЛЬКО СООБРАЖЕНИЯМИ ЭКОНОМИИ УСИЛИЙ, ВРЕМЕНИ И МАТЕРИАЛА, НО И БОЛЕЕ СУЩЕСТВЕННЫМИ ФАКТОРАМИ, КОТОРЫЕ ЗДЕСЬ И ИЗЛАГАЮТСЯ Сложносокращенные слова и буквенные сокращения.

Такой способ словообразования заявил о себе в конце XIX столетия и не миновал ни один из европейских языков. С 90-х годов прошлого века, то есть с начала пролетарского этапа в русскожреволюционном движении, появились слова РСДРП (Российская социал-демократическая рабочая партия)t ЦК (Центральный Комитет), ЦО (Центральный орган) и ряд других слов, употребляемых в кругу революционеров. Сокращенное наименование получила организация капиталистов по сбыту изделий металлургической i промышленности — Продамет (продажа металлов).4 Сокращенно стали именоваться другие торгово-промышленные компании, а в годы первой мировой войны такому сокращению подверглась и военная лексика. Появились Главкоюз (главнокомандующий Юго-Западным фронтом), начресидун (начальник речных сил Дуная)...

После Великой Октябрьской социалистической революции производство сокращенных наименований увеличилось.

В предисловии к 1-му изданию Политического словаря (1922 год) редакция пишет:

«Революция, опрокидывая и разрушая в своем быстром ходе все представления и понятия, давно уже вызывала потребность в новом, совершенно отличном от прежних изданий научном политическом словаре, который мог бы удовлетворить народившегося нового читателя и пробудившегося от вековечного сна уже не «российского обывателя», а свободного гражданина Рос.

Соц. Фед. Сов. Республики.

Чтобы удовлетворить эту потребность возможно полнее, редакцией... было просмотрено свыше 500 номеров цяти популярнейших московских и петербургских газет и тшписаны на карточки все слова, могущие возбудить сомнение в правильном их понимании. Таким образом, редакция имела в виду главным образом практические требования обыденной жизни и вносила в словарь только то, что считала необходимым для среднего читателя: рабочего, красноармейца, учителя, студента, слушателя совпартшколы...» (выделено мной. — Эд. В.).

На другой странице словарь дает «объяснения наиболее важных сокращений». В числе аббревиатур находим и такие:

ВЦИК — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет. Исполком — исполнительный комитет. Профсоюз — профессиональный союз. РКП — Российская Коммунистическая партия.

РСФСР — Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика. Сов-еластъ — Советская власть. Соероссия — Советская Россия. СНК — Совет Народных Комиссаров (Совнарком). СРД — Совет рабочих депутатов. СРК и КД — Совет ра-бочихг крестьянских и красноармейских депутатов. ЦИК — Центральный Исполнительный Комитет.

Чем был вызван поток образования сложносокращенных слов?

Некоторые исследователи объясняли это явление скудными в ту пору возможностями средств печати, затруднением с бумагой, нехваткой типографских шрифтов и тому подобными соображениями экономии.

Выдвигались и такие доводы, как развитие телеграфа, вызвавшего-де в свою очередь и обращение к лаконичному «телеграфному» стилю. Серьезны ли подобные объяснения? Вряд ли.

Создание.аббревиатур следует рассматривать как объективную закономерность в развитии языка.

В разное время в различных языках процесс аббревиации может убыстряться или замедляться.

В нашей стране толчком к ее интенсивному развитию послужила Октябрьская революция и последовавшее за ней социальное переустройство страны. Широкое обращение к аббревиатурам объяснялось новыми, в корне отличными от прежних, содержанием и формой народовластия, стремлением полнее раскрыть в наименовании государственных и общественных организаций демократический, революционный характер институтов, возникших на развалинах старой России.

Вчитайтесь: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика», затем: «Союз Советских Социалистических Республик» — в этом наименовании полностью отражены коренные особенности созданного государства рабочих и крестьян. И уж затем только сложное многословное наименование получает свой сокращенный вариант.

Какими только эпитетами не снабжают наш XX век! Называют его еще и «веком аббревиации». В последние десятилетия этот способ словообразования стал одним из активных. Почему? Потому что он позволяет свести сложнейшие понятия к самым сжатым сокращениям, а следовательно, экономить время и речевые усилия. В эпоху научно-технической революции эти факторы являются определяющими.

В наши дни возникают новые аббревиатуры. Байкало-Амурскую магистраль мы называем коротким, удобным, звучным словом БАМ, Камский автомобильный завод и автомобиль этого завода — КамАЗ, Международную ассоциацию преподавателей русского языка и литературы — МАПРЯЛ...

У нас, как и во многих странах, вышел словарь сокращений [«Словарь сокращений русского языка» (2-е изд. М., 1977) содержит 15 000 сокращений].

В русском языке отчетливо выделяются следующие аббревиатуры.

Из начальных звуков, букв слов или из их комбинаций: вуз (высшее учебное заведение);

ВДНХ (произносится: «вэдээнха»);

ЦСКА (произносится: «:,еэска»).

Из сочетания начальных частей слов: комсомол.

По способу первых двух образований: ГлавПУ СА и ВМФ (Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота).

Из комбинации начальной части слова с целым словом: политинформация.

Из комбинаций начала первого слова с концом второго слова: мопед (мото + велосипед).

Из комбинации начала первого слова с началом и концом второго слова: эсминец (эскадренный + миноносец).

Есть и другие, менее распространенные способы аббревиации.

В разные периоды развития русского языка к аббревиатурам относились по-разному. Чаще критиковали, реже брали под защиту, но от этого число сокращений в русском языке не уменьшалось. Мы знаем, что употреблял их и В. И. Ленин. Аббревиатуры, получая массовое распространение в специальных сферах, входят равноправными словами в общенародную речь.

Некоторые из них стали настолько привычными, что обратный перевод их в самостоятельное словосочетание, возвращение их к начальному словосочетанию покажется неуместным. Прораб4 — понятно. Производитель работ — не привычно. Или: колхоз, универмаг, завуч. Коротко, понятно, экономно. Более того, многие удачные аббревиатуры обрастают производными словами.

Поэтому вопрос — отказываться ли языку от еокраще-ний или, напротив, ими обзаводиться, однозначного ответа содержать не может. Всему привычному, понжгаому, благозвучному и, главное необходимому — «зеленая улица», безобразному s неудобопроизносимому и нецелесообразному — заслон. Нелепые словообразования наподобие Чекволапа (Чрезвычайная комиссия до снабжению армии валяной обувью и лаптями) и Гпитпэпа (Государственный проектный институт «Тяжпромэлектропроекта») вряд ли украшают наш язык и служат добрую службу]лю-дям. На это обстоятельство не раз указывали выступления в печати.

В «Словаре сокращений русского языка» можно найти слово, чем-то напоминающее овифтовские придумки, — аббревиатуру Лоикфун (что значит! Ленинградское общество исследователей культуры финно-угорских народностей) и такое несуразное образование, как ВНИИПИ-АСУлегпром (Всесоюзный научно-исследовательский и проектный институт автоматизированных систем управления легкой промышленности).

Безобразные гибридные словечки типа шкраб, что должно было означать: «школьный работник», унижающие человеческое достоинство, вызывающие неприятные ассоциации, безвозвратно исчезли из языка.

В воспоминаниях наркома просвещения А. В. Луначарского приводится поучительный диалог между ним и В. И.Лениным касательно слова-монстра, возмутившего Владимира Ильича.

«Я помню, как однажды я прочел ему по телефону очень тревожную телеграмму3 в которой говорилось о тяжелом положении учительства где-то в северо-западных губерниях. Телеграмма начиналась так: «Шкрабы голодают».

— Кто? Кто? — спросил Ленин.

— Шкрабы, — отвечал я ему, — это новое обозначение для школьных работников.

С величайшим неудовольствием он ответил мне:

— А я думал, что какие-нибудь крабы в каком-нибудь аквариуме. Что за безобразие назвать таким отвратительным словом учителя! У него есть почетное название — рагродный учитель;

оно и должно быть за ним сохранено».

Дикое словечко было в 1924 году официально запрещено приказом по Наркомпросу. (Подробнее об этом вы можете, почитать в книгах «Живой как жизнь» К. И. Чуковского и «Путь слова» Л. Я.

Борового.) Сейчас среди канцелярских работников укореняется аббревиатура фио. Им тоже некогда, и вместо: фамилия, имя, отчество — это неуважительное трехзвучие. Пустяки? Пожалуй, нет.

Наш фронтовой язык был насыщен,такими сокращениями, как ТТ («тэтэ» — тульский Токарева пистолет), ППШ («пэпэша» — пистолет-пулемет Шпагина), ППД («пэпэдэ» — пистолет-пулемет Дегтярева), KB («кавэ» — танк «Клим Ворошилов»), КП («капэ» — командный пункт), МиГ («миг» — истребитель конструкции А. И. Микояна и М. И. Гуревича), ПО-2 («по-два» — самолет конструкции Н. Н. Поликарпова,- наш «небесный тихоход», он же «огородник», он же «кукурузник»).

Такой лаконизм в устах воинов, в обстановке боевых действий был привычным и даже необходимым: экономия усилий и времени — при командах, в донесениях, сводках.

В нашей речи бытуют сокращения, созданные народным юмором. Когда мы сомневаемся в достоверности каких-либо изустных сообщений, усматриваем в них вымысел, принимаем их за сплетни, то источник таких слухов мы именуем ото («отээс»), что расшифровывается так: «одна тетка сказала». Заряд иронии содержится в другой аббревиатуре! цу{ («цэу»), которая понимается как «ценные указания».

Предлагаю вам более обстоятельное знакомство с аббревиатурами, распространенными или входящими в употребление, раскрыть содержание которых самостоятельно не так-то просто. А ряд сложносокращенных слов еще не нашел своего места в словарях.

Квазар. В 1963 году астрономы разыскали в небе особые небесные тела, которые испускают энергию, превышающую солнечную... в миллион миллионов раз.

Астрономы наименовали эти необычные космические объекты квазары, что является аббревиатурой латинского слова квази (мнимый, ненастоящий) и английского стар (звезда). Квази + стар = квазар. «Квази» потому, что первоначально эти мощнейшие излучатели энергии ошибочно были приняты за звезды.

Кожимит. Тут, казалось бы, яснее ясного — соединение элементов слов кожа + имитация — «подделка под кожу»;

однако, несмотря на прозрачность образования русского сложносокращенного слова, его частенько писали кожемит.

Лавсан. Такое название искусственному волокну дали в честь Лаборатории высокомолекулярных соединений Академии наук СССР, где оно впервые было получено.

Ладар. Или ладарная пушка. Так нарекли конструкторы аппарат, определяющий степень загрязнения воздуха. Эта пушка и своеобразная противопожарная установка. Если установить ладар на господствующей над домами высоте, он фиксирует сильные скопления дыма в любой точке города и передает информацию на телеэкраны пожарной инспекции.

Новое устройство представляет собой комбинацию двух приборов — лазера и радара, а его название — комбинацию их названий.

Лазер. Название оптического квантового генератора, создающего мощный пучок света определенной частоты. Термин образован из начальных букв слов английского словосочетания light amplification by stimulated emission of radiation (усиление световых волн путем стимулированного излучения).

Мазер. Наименование молекулярного квантового генератора и усилителя — источника мощного пучка микроволнового электромагнитного излучения определенной частоты. Термин составлен по образцу предыдущего, с заменой слова, а потому и его инициальной буквы: microwave amplification by stimulated emission of radiation (усиление микроволн путем стимулированного излучения).

Мотель. Название гостиницы на автомобильных дорогах, обеспечивающей путешествующих на автомобилях всевозможными видами обслуживания. Мотель — американизм, образованный путем сокращения английского словосочетания motorists' hotel.

Напалм. Название горючей смеси, применяемой в зажигательных бомбах и огнеметах, является английской аббревиатурой слов aluminum salts of naphthenic and palmitic acids — napalm (смесь алюминиевых солей нафтеновой и пальмитиновой кислот, а также желеобразный бензин, вагущенный этой смесью).

Радар. Так называется и радиолокация — метод обнаружения объектов в пространстве по отраженным от них радиоволнам, и радиолокатор — устройство, основанное на использовании этого метода. Радар — сокращение английского словосочетания radio detection and ranging (радиообнаружение и определение расстояния).

Самбо. Спортивная борьба, родиной которой является наша страна. В этой борьбе имеется много приемов, вызывающих сильные болевые ощущения. Является эффективным средством самообороны при схватке с более сильным или вооруженным противником. Название образовано посредством аббревиатуры из слов самооборона без оружия.

Смог. Так жители Британских островов называют густой туман, перемешанный с дымом от промышленных предприятий и традиционных каминов;

такая смесь содержит сотни тонн несгоревших частиц угля и сернистого газа. Густая ядовитая смесь, непроницаемой пеленой висящая над землей, — коварный враг летчиков, автомобилистов и даже пешеходов.

«По Лондону часто ползают туманы, но бывают дни, когда сплошной фог заполняет все улицы и площади столицы, и вот если это зима, то в плотную массу фога входит смоук — дым сотен тысяч семейных каминов», — писал С. Образцов в книге «Две поездки в Лондон».

Название смог — гибрид двух английских слов: смоук — «дым» и фог — «туман».

Сноб(?). Английское слово, обозначающее человека, разыгрывающего из себя светскую личность.

Сноб — человек, преклоняющийся перед модой, придерживающийся взглядов и вкусов людей;

взятых им в качестве образца для подражания. Слово получило распространение благодаря роману английского сатирика У. Теккерея «Книга о снобах» (1848 год).

А. Доза, блестящий французский лингвист, полагает, что слово сноб, как студенческий арготизм, появилось в стенах Кембриджского университета и первоначально относилось к богатым, но не знатным — иностранцам, которые старались во всем подражать юношам из английских аристократических семей.

Известно, что Теккерей окончил университет, где бытовало словцо, которое затем вышло на страницы его книги.

Все словари будто сговорились молчать об истории происхождения этого слова, и лишь в одном газетном переводном отрывке я нашел ссылку следующего содержания:

«Полагают (однако надо признать, что всякая этимология подозрительна), что в средние века два университета ставили возле фамилии студентов — выходцев из нетитулованных семейств пометку:

sine nobilitate («не аристократ»). Очевидно, в дальнейшем эти слова стали писать сокращенно — s.

nob. и отсюда пошло слово сноб». Вот почему в число аббревиатур я включил и это слово, но со знаком вопроса.

Тула. Город. Но не тотг российски, где волшебстсо-вал лесковский Левша, а заокеанский, что находится в Мексике. Это название составлено из инициальных букв фамилий четырех испанцев:

Топете, Вилласеньор, Ласкано и Арриола.

Крупные землевладельцы решили объединить свои владения и на этой земле заложить город.

Такой город возник и был назван в честь создателей Тула. (Пусть вас не смущает второй элемент аббревиатуры. Испанское v часто уступает свое место и. Да и в самом алфавите эта буква произносится «уве».) Так же образовалась вторая часть антарктического топонима Берег Банзара. Банзар вовсе не фамилия, как может показаться непосвященным, а сокращенное наименование объединенной английской (британской), австралийской и новозеландской антарктической научной экспедиции, исследовавшей этот район в 1929 — 1931 годах.

Универсам. Слово — отпрыск родителей, один из которых, самый.главный и самый старший, начисто отстранен от участия в этой аббревиатуре. В самом деле. Ведь все началось с махзана — магазина. Это давнее арабское слово со значением «склад», «хранилище» заимствовали итальян-цы, а от них французы. Затем через немецкий язык магазин пришел и в нашу лексику. Снабженный у нас также иноязычным по происхождению словом — универсальный, просто магазин превратился в универсальный магазин — «торгующий самыми разнообразными вещами».

Затем словосочетание подверглось аббревиации. Мы получили универмаг.

А еще через некоторое время, когда потребовалось отравить в названии новый метод обслуживания в таком универмаге — «самообслуживание», слово освободили от мага, а на его место определили усеченное сам.

Так возникло сложносокращенное слово универсам — «универсальный магазин самообслуживания». Случай довольно редкий.

Элемент. Слово латинского происхождения, первоначально — философский термин, обозначавший стихийно-изначальные силы мироздания, то есть огонь, воздух, воду, землю.

Предполагают, что слово произведено из названий трех букв латинского алфавита: L (эль), М (эм), N (эн). Смысл названия: подобно тому, как слова сложены из 6yKBt все тела сложены из элементов.

В ЧЕСТЬ И ПО ПОВОДУ, ИЛИ ГЛАВА, ПОВЕСТВУЮЩАЯ О ТОМ, КАК ИМЕНА ЛЮДЕЙ, ГЕОГРАФИЧЕСКИХ МЕСТ ПЕРЕШЛИ В НАЗВАНИЯ ВЕЩЕЙ, ЧТО ИНОГДА ЛЕГКО ОПРЕДЕЛИТЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА, А ИНОЙ РАЗ — ЛИШЬ ПОСЛЕ ПОДСКАЗКИ, В ЧЕМ ВЫ НЕМЕДЛЕННО УБЕДИТЕСЬ САМИ В живом организме языка происходит постоянный процесс перехода нарицательных имен в имена собственные и собственных имен в нарицательные.

Одним из распространенных путей пополнения лексики и является переход имен собственных в имена нарицательные. Собственные имена состоят в основном из двух больших групп названий — топонимов и антропонимов. Вот о том, как имена людей и имена мест перешли в названия вещей и явлений окружающего нас мира, мы сейчас и побеседуем.

И вот история первая. Как фамилия безвестного паренька, образованная от названия малой речушки, стала названием известных доныне леденцов.

В. А. Гиляровский, блестящий знаток и летописец московского быта, в одном из очерков привел рассказанную булочником Филипповым занятную историю падения и взлета кустаря, а затем и фабриканта Ландрина.

«Вот хоть взять конфеты, которые «ландрин» зовут... — вспоминал Филиппов. — Кто Ландрин?

Что монпансье?[Сорт леденцов по имени французских герцогов Монпансье] Прежде это монпансье наши у французов выучились делать, только продавали их в бумажках завернутые во всех кондитерских...

А тут вон Ландрин... Тоже слово будто заморское, что и надо для торговли...

На кондитерскую Григория Ефимовича Елисеева это монпансье работал кустарь Федя. Каждое утро, бывало, несет ему лоток монпансье. Он по-особому его делал! половинка беленькая и красненькая, пестренькая, — кроме него никто так делать не умел, — и в бумажках. После именин, что ли, с похмелья, вскочил он товар Елисееву нести.

Видит, лоток накрытый приготовлен стоит. Схватил и бежит, чтобы не опоздать. Приносит.

Елисеев развязал лоток и закричал на него!

— Что ты принес? Что?..

Увидел Федя, что забыл завернуть конфеты в бумажки, схватил лоток, побежал. Устал, присел на тумбу около гимназии женской... Бегут гимназистки, одна, другая...

— Почем конфеты? Он не понимает.

— По две копейки возьмешь? Дай пяток.

Сует одна гривенник... За ней другая... Тот берет деньги и сообразил, что выгодно. Потом их выбежало много, раскупили лоток и говорят!

— Ты завтра приходи во двор, к двенадцати часам, к перемене... Как тебя зовут?

— Федором, по фамилии Ландрин...

Подсчитал барыши — выгоднее, чем Елисееву продавать... На другой день опять принес в гимназию.

— Ландрин пришел!

Начал торговать сперва вразнос, потом по местам, а там и фабрику открыл. Стали эти конфеты называться «ландрин». Слово показалось французским... ландрин да ландрин! А он сам новгородский мужик и фамилию получил от речки Ландры, на которой его деревня стоит».

Так рассказывает со слов Филиппова писатель Гиляровский.

Достоверна ли эта история? Как говорят, «если это и не правда, то хорошо придумано». Но несомненно одно: вполне «законный» вариант перехода фамилии Ландрин на название леденцов.

Мы сплошь да рядом называем всевозможные вещи, изделия либо по имени «породивших» их людей, либо по месту, где эти предметы были «порождены».

Продолжим список кондитерско-кулинарно-гастроно-мвческих изделий.

Бешамель — соус, приправа к мясным блюдам. Назвав по имени гофмейстера французского короля Людовика XIV, маркиза Бешамеля, продиктовавшего своему повару рецепт нового соуса.

Наполеон — пирожное — получило такое название не во Франции, как следовало бы ожидать, а в России, в год столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года. Одна из фирм выпустила в продажу многослойное пирожное в форме треугольника, напоминавшего треуголку Наполеона.

Пралине — поджаренный и обсахаренный миндаль, а сейчас и сорт пирожного. Когда французский король Людовик XIV посетил занемогшего маршала Плесси-Прале-на, кондитер маршала подал к столу приготовленный таким способом миндаль. Лакомство пришлось королю по вкусу и стало известным под именем хозяина дома.

Бефстроганов. Граф Строганов, русский дипломат, был не только меценатом, но еще и гурманом.

В честь графа его любимое блюдо — мелконарезанные кусочки мяса в соусе — было названо бефстроганов, то есть «говядина по-строгановски». Французское беф — «говядина». Пожарские котлеты.

На досуге отобедай У Пожарского в Торжке, Жареных котлет отведай... — советовал Пушкин в письме своему другу Соболевскому. В то время путешествия из Петербурга в Москву и обратно совершались на лошадях с традиционной остановкой в Торжке. А там некто Пожарский потчевал путников отменными котлетами. Лавры, как видите( достались владельцу трактира, а не его жене, которая эти котлеты готовила.

Вы, видимо, обратили внимание на то, что последние наименования отличаются по способу образования от «чистых слов-имен». Профессор Б. В. Казанский в книге «В мире слов» объясняет причину этого явления в русском языке следующим образом: «По-русски нельзя сказать «мясо Строганов»... как сказали бы французы... По-русски можно только сказать «мясо по-строгановски» или «строгановское мясо», как есть «пожарские котлеты... Зато русский язык позволяет образование производных от собственных имен, например толстовка, берданка...» Название по месту получил пломбир — от французского города Пломбьер, где впервые стали изготовлять сливочное мороженое с добавлением цукатов, орехов, ягод. Сыры пармезан и рокфор наименованы по итальянскому городу Парма и французскому местечку Рокфор.

Панталоны. Эта принадлежность туалета названа по имени персонажа итальянской народной комедии Панталоне, неизменно выряженного в широченные матерчатые штаны. Хотя одежда и претерпела значительные изменения, название осталось.

Жилет. Во Франции имя Жиль с давних пор закрепилось за ярмарочными, балаганными клоунами фокусниками, акробатами и шутами. Разряженные в причудливые одежды, такие жили (как у нас петрушки), в куцых куртках-безрукавках, потешали толпы зевак.

По имени ярмарочного паяца — владельца несуразной безрукавки -г- и была названа жилетом вошедшая вскоре в иоду мужская одежда без рукавов, которую надевали под сюр$ук,. фрак или пиджак. В русский язык слово жилет попало, видимо, через письменную речь (французы произнооят «жиле», пишут «жилет»).

Шотландский химик Чарлз Макинтош изобрел способ прорезинивать ткань и начал изготовлять непромокаемые пальто. К тому времени люди еще не научились вулканизировать каучук, а потому плащи были чрезвычайно липучими.

Предприятие шотландца прогорело, но память об изобретателе осталась. Непромокаемые плащи, а также пальто особого покроя по-прежнему называют макинтошами.

Недоброй памяти генерал Галифе придумал, а затем ввел во французской кавалерии брюки нового образца. Новшество переняли многие армии мира, причем носить галифе стали не только кавалеристы, но и представители других родов войск.

А френч? Слово, обозначающее эту удобную военную куртку с карманами, родилось в 1914 — 1915 гг.t в дни первой мировой войны, в английской армии во Франции. В этом слове увековечил больше, чем в воинских подвигах, свое имя главнокомандующий тогдашним английским экспедиционным корпусом фельдмаршал Джон Дентон Френч. В 1915 году Френча с поста сняли, а куртки любимого им покроя остались и распространились вместе с названием во многих армиях мира, в русской в том числе. Генерал Боливар — прославленный руководитель борьбы за независимость южноамериканских колоний, отколовшихся от испанского государства в 1819 году (его именем называется Республика Боливия). Боливар был встречен с восторгом в Париже, куда он вскоре приехал. Его живописная широкополая шляпа — «сомбреро», вошедшая в моду в 20-х годах XIX века, была названа французами боливар. Как видно из пушкинских строк, мода быстро докатилась и до Петербурга.

Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар.., По имени марокканского города Фес феской наречен головной убор в форме усеченного конуса, обычно красного цвета и с кисточкой.

Итальянский город Болонья уже давно дал свое имя выведенной в нем комнатной собачке.

«Болонская собачка», как ее стали называть французы и немцы,- превратилась в нашем языке в болонку. По этому же городу именуют русские и плащ из непромокаемой синтетической ткани, и саму ткань. Названия возникли в 60-е годы, когда в нашу страну поступили впервые партии этой продукции.

Свои названия ткани, как правило, получили от географических мест, где их вырабатывали.

Таких слов топонимического происхождения тьма-тьмущая. Среди них находятся и тюль — легкая сетчатая ткань, впервые выработанная в местечке Тюлль в юго-западной Франции, и мадаполам — по названию населенного пункта в Индии. По иракскому городу Мосулу названа ткань муслин. Кашмир — горный край в западной части Гималаев — дал свое имя мягкой шерстяной материи кашемир.

Материал джерси (или джерсе) и изделия из него названы по английскому острову в проливе Ламанш.

Имя создателя — фламандского мастера XIII в. Батиста де Шамбре носит ткань батист.

Если мы заглянем в таблицу периодической системы элементов, то в их названиях найдем немало имен божеств и людей, стран и городов.

В честь стран названы химические элементы: полоний (от латинского наименования Польши), германищ франций, галлий (от Галлии — древнего названия Франции), америций и рутений (по латыни Рутения — Pycь, Россия).

Во многих справочных изданиях можно найти указание на то, что химический элемент платиновой группы, который в Периодической системе Менделеева значится под номером 44, открыт в 1844 году русским ученым Клаусом. Далее утверждается, что по праву первооткрывателя Клаус назвал свое детище в честь России рутений.

Но утверждение это неточно. Первым, кто обнаружил присутствие нового элемента в платине и назвал его руте-ниемг был другой русский ученый, профессор Юрьевского университета Озанн.

Озанн, исследуя образцы уральской самородной платины, обнаружил в ней примеси трех, дотоле неизвестных науке металлов. Один из них профессор назвал рутением.

В честь городов получили наименования элементы: гольмий (Голъмиа — латинское имя шведской столицы;

«Гольм» сохранено и в нынешнем Стокгольм);

лютеций (по древнему названию Парижа), гафний (от древнего названия столицы Дании Гафнии), беркелий (от американского города Беркли, где находится Институт ядерной энергии).

В элементе скандии мы найдем название полуострова Скандинавии;

в купрум (медь) — остров Кипр, где были медные рудники древних римлян... А вот шведский городок Иттербю примечателен тем, что дал свое имя четырем элементам. Это иттрий, тербий, эрбий и, наконец, иттербий.

Нашли место в таблиц» элементов и имена мифологических персонажей: бога Урана — властителя неба у греков, отца титанов и циклопов, Нептуна и Плутона — древнеримского бога моря и древнегреческого бога земных недр, которые даны элементам нептуний и плутоний (если точнее — названия элементам даны по названиям планет, а тем — по именам богов). Титаны Прометей и Тантал запечатлены в прометии и тантале, а дочь последнего Ниобея — в элементе ниобий. Титан — по имени фантастической царицы эльфов Титании, ванадий — от древнегерманской богини любви Ванадис. Элементы кобальт, и никель приняли на себя имена гномов Коболта и Ник оля.

Число известных науке химических элементов, присутствующих в недрах земли или родившихся в лабораториях ученых, перевалило за сто. Каждый элемент наименован, имеет свой символ, химический знак. Но как эти элементы получили свои названия, чем руководствуются ученые, совершая обязательный обряд именин «новорожденного»?

Александр Евгеньевич Ферсман сетовал на случайность мотивов, по которым ученые присваивали названия открытым ими элементам. Приведя любопытные примеры, академик с горечью заключил:

«Вы видите, какой хаос и какой беспорядок! Греческие, арабские, индийские, персидские, латинские, славянские корни, боги, богини, звезды, планеты, города, страны, фамилии — часто без всякого порядка и глубокой мысли».

Нельзя во многом не согласиться с «поэтом камня». Стоит только вспомнить исключительную по своей нелепости историю наименования самарием первого из элементов, названных именем человека. Авторы полезной книги «От водорода до...?» П. Таубе и Е. Руденко рассказывают, что в середине прошлого столетия на Алтае и Урале подвизался смотритель горного округа инженер В. Е.

Самарский. Талантами он не отличался, рабочих притеснял, жестоких наказаний не гнушался.

Однажды рабочие принесли ему найденный в Ильменских горах неизвестный минерал очень красивого бархатисто-черного цвета. Присутствовавший при этом угодливый чиновник предложил Назвать минерал самарскитом. Минерал поместили в коллекцию под этим названием. В 1879 г.

минерал попал в руки французского химика Лекок-де-Буабодрана. Он нашел в минерале новый элемент и назвал его самарием. Так.случайно было увековечено имя Самарского. Сколько в этом несправедливости, замечают авторы. Если уж называть элемент именем человека, открывшего минерал, то нужно найти подлинного первооткрывателя-труженика.

Так было до недавнего времени. Но порядок наведен. Ныне названия элементов утверждает Международный ученый совет. И в числе последнего десятка обнаруженных в природе или созданных человеком элементов мы уже с удовлетворением находим имена достойнейших представителей науки: Менделеева (менделевий), Эйнштейна (эйнштейний), Ферми (фермий), Марии и Пьера Кюри (кюрий). 104-й элемент — курчатовий. «С 31 мая по 4 июня 1966 года в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне под председательством академика Н. Н.

Боголюбова проходила сессия Международного ученого совета. В конференц-зале состоялись своеобразные «крестины»: давали имя 104-му элементу Периодической системы Менделеева, открытому в 1964 году... Международный ученый совет единогласно решил присвоить этому элементу имя «курчатовий» (Из газет).

Такого рода сообщения ожидают нас и впредь, ибо, как утверждал гениальный Менделеев, «...периодическому закону будущее грозит не разрушением, а только надстройки и развитие быть обещаются».

В любой области человеческой деятельности — будь то наука, прбизводство, ремесла, игры — полным-полно терминов, слов, образованных от топонимов и антропонимов.

Средства передвижения? Пожалуйста.

Дрезина — самоходная тележка (а ныне и железнодорожная с двигателем внутреннего сгорания) — детище изобретателя фон Дрезе.

Фиакр — наемная карета французских городов получила свое имя от шотландского отшельника, жившего за тысячу лет до появления такой кареты. Принц Фиакр, почитаемый святым, был сыном шотландского короля Евгения IV. Принц мог наследовать венценосцу, но, видя смысл жизни в служении богу, отказался от престола и со своей столь же набожной сестрой Сиредой удалился в пустыню. Отшельник умер в 670 году.

В первой половине XVII века в Париже появляются первые, запряженные парой лошадей шестиместные кареты. На ночь извозчики ставят их во дворе владельца экипажей Соважа. А на фасаде его дома укреплен образ-икона Фиакра. Чем заслужил святой шотландец любовь извозопромышленника-француза, мы не знаем, только в прямом и переносном смысле он пришелся ко двору извозчикам. Фиакр избирается ими в патроны, и отныне извозчики знают, что у них есть свой, извозчичий, святой, который пошлет им щедрых пассажиров, защитит их от скаредности хозяина. Ну, а раз так, почему бы не передать карете имя своего заступника? Карета была названа фиакром.

Название прижилось в народе благодаря острословам. Про людей, которые пользовались наемным экипажем, они говорили: «Ездят в карете святого Фиакра». Постепенно все привыкли называть в шутку наемный экипаж «каретой святого Фиакра», а потом и просто фиакром, когда шутка забылась.

«Гомо сапиэнса», что буквально переводится с латыни «человек разумный», отделяет от его обезьяньего прошлого целый ряд этапов. Археологические раскопки обнаружили в 1907 году близ города Гейдельберга в Германии челюсть нашего дальнего предка, и ее владельца, недалеко ушедшего от питекантропа и синантропа, наименовали гейделъ-бергским человеком.

Более «поздним» оказался неандерталец, хотя его кости были обнаружены в местности Неандерталь еще в 1856 году. Если я не пропустил новых сообщений, то наиболее близким к «гомо сапиэнсу» являются кроманьонцы, названные так DO деревне Кро-Маньон во Франции, где в году было найдено пять скелетов такого типа.

По имени физиков и математиков созданы научные тер-шгаы-единицы: вольт, ампер, ом, ватт, кулон, гаусс, генри, фарада,..

Среди минералов и горных пород имеются многие сотни, названные топонимами и именами людей: тасманит — по острову Тасмания — месту находки;

везувит — по названию вулкана в Италии;

мурит — по мысу Мур на тихоокеанском острове Раротонга;

гареваит — по реке Гаревой на Урале;

алуштит — по курорту Алушта в Крыму;

чарнокит — по имени основателя города Калькутты — Чарнока;

дрюит — по имени исследователя Дрью;

в честь великих людей названы минералы:

ломо-насовит, менделевит,: пушкинит...

Один из недавно разведанных минералов наименован в честь первого космонавта гагаринитом.

Боржоми, джермук, арзни, ессентуки и десяток других типов минеральных вод окрещены именами соответствующих курортов, возникших в местах минеральных источников.

Игра в ручной мяч — регби — названа по английскому городу, где она зародилась. Другая игра — бадминтон, носящая имя другого английского города, была завезена из Индии. На новой родине ракетка и пробковый мячик нашли множество почитателей, и отсюда игра распространилась по Европе.

Ну, а любителям «забивать козла» вы можете расска-вать, что эта настольная игра скоро справит свой 300-летний юбилей. В костяшки стучала монастырская братия в минуты отдыха от вознесения молитв. Молва приписывает изобретение этой не очень интеллектуальной игры итальянскому аббату Домино.

Названия танцев молдовеняска, краковяк не требуют расшифровки. Бостон и чарльстон — танцы, получившие имена американских городов, где они возникли. Мазурка называется так потому, что танец возник у Мазуров — поляков, населявших северо-восточную Польшу. Тарантелла (итальянский народный танец) — производное от Таранто — города. Танец, родившийся в столице Кубы Гаване (испанское: (Х)абана), стал именоваться у нас хабанерой.

В названиях музыкального инструмента саксофон и музыкального аппарата патефон звучат имена их создателей — бельгийского музыкального мастера Адольфа Сакса и французского коммерсанта, основателя фирмы по производству звукозаписывающей аппаратуры Шарля Патэ. Вторая составная часть названий — фон — греческое слово «звук».

Когда был открыт астероид — малая планета — №1671, Международный планетный центр утвердил и внес в небесный каталог его название: Чайка.

«Чайка» — позывные первой в мире женщины-космонавта В. Николаевой-Терешковой. Чайка стало ее образным именем, и, наконец, появилась планета Чайка на карте Вселенной в честь советской космонавтки — такова сила пленительного образа, заложенного в гордой стремительной птице.

Иной раз географические названия и имена людей, отраженные в названиях вещей, не так-то просто определить. С первого взгляда и не подумаешь, что в наименовании шелковистой пряжи фильдекос указана ее национальность. А между тем оно в переводе с французского означает:

«шотландская нить», Ecosse — это Шотландия. По этому же образцу фильдеперс указывает на принадлежность к Персии (Ирану). Гуттаперча — английское слово, составленное из малайских гета, гута — «смола» и Перча — одно из названий острова Суматра. Гуммиарабик — липкий сок акаций — не что иное, как «аравийская камедь». В названии органического соединения толуол соединились название города в Колумбии Сантьяго де Толу и латинское ол (еум) — «масло». Французское одеколон дословно значит «кельнская вода».

Слово бронза некоторые исследователи связывают с древнеримским городом Бриндзиум, нынешним Бриндизи, на берегу Адриатического моря. По своей родине — Сирии — названы минерал и краска сурик. Тальянка (Помните: «Играй, играй, рассказывай, тальяночка моя»?) — искаженное слово итальянка. Так назван музыкальный инструмент радом из Италии.

Если знать, что некоторые европейские названия Китая — Сина, Шин, то след его обнаружится в словах синантроп (так назван учеными ископаемый древний человек, останки которого были найдены на территории этой страны;

греческое антроп(ос) вам знакомо: «человек»), апельсин (голландское «китайское яблоко»);

крепдешин и файдешин (французское название материй креп и фай «из Китая»).

Шпингалет — искаженное немецким языком французское слово эспанъолет — испанская задвижка для окон и дверей. Испанию мы найдем и в таких словах, как эспаньолка (головной убор), испанка (грипп), падеспань (танец), спаниель (собака).

Ну, а что вы скажете о слове мельхиор, «сплаве меди и никеля»?. Оказывается, название никелевой бронзы также своеобразный сплав имен двух его изобретателей из Лиона: Майо и Шорье.

Как же эти имена составили мельхиор? Не удивляйтесь: у французов свои нормы письма и произношения, как, впрочем, и у других народов [К тому же слово пршйло к нам от немцев, которые французское maillechort (от Maillot и Chorier) преобразовали в Melchior].

Расхождения между написанием и произношением бывают столь ощутимы, что англичане в шутку говорят: «Если по-английски написано «Манчестер», то читать следует «Ливерпуль».

ИМЯ РАБОТАЕТ ОБРАЗОМ, ИЛИ ГЛАВА, ЯВЛЯЮЩАЯСЯ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ, С ТОЙ ЛИШЬ РАЗНИЦЕЙ, ЧТО В НЕЙ ГЛАВНОЕ ВНИМАНИЕ УДЕЛЯЕТСЯ ОБРАЗНОМУ, ФИГУРАЛЬНОМУ ПРИМЕНЕНИЮ СОБСТВЕННОГО ИМЕНИ ДЛЯ ОБОЗНАЧЕНИЯ ЛИЦА — НОСИТЕЛЯ ЧЕРТ ПРОТОТИПА ИЛИ СВЯЗАННОГО С НИМ ЯВЛЕНИЯ Составим табличку. В левой колонке — топонимы и антропонимы, в правой — вещи, получившие их имена.

Фаэнца — город Фаянс — сорт глины и изделия из нее Фасис — река (ныне: Риони) фазаны — «фасийские птицы» Броунинг браунинг названия оружия Кольт фамилии кольт Маузер маузер Наган наган Камелли камелия — растение и его цветы Ван дер Бурсе биржа — в капиталистическом мире место оптовой купли продажи ценных бумаг или товаров Подобная трансформация собственных имен в нарицательные по соотношению «место — вещь» или «имя — вещь» нам уже известна. Перенос — есть. Образности — нет.

Но вот в художественной литературе нередко очень богатого человека называют крезом. А Крез жил на земле два с половиной тысячелетия назад. Кто сохранил нам это имя? Древнегреческий историк Геродот. В своих сочинениях он поведал историю последнего царя лидийского государства — Креза, который был обладателем сказочных сокровищ. Его имя в европейских языках стало синонимом чрезвычайно богатого человека. Имя стало образом. А образы — живучи.

Другой пример — из евангельских преданий.

Иуда. Это имя сделалось бранным словом, характеристикой продажной души, предателя. Иуда Искариот, по евангельской легенде, предал своего учителя за тридцать серебряных монет — «тридцать сребреников».

Сатирик Салтыков-Щедрин создал образ гнусного че-ловечишки Порфирия Головлева. Это — ханжа и хищник, «добродетельный» истязатель, фальшивый болтун и злобный святоша. Что удивительного, если автор подобрал ему прозвище по заслугам: «Иудушка».

Владимир Ильич Ленин, воспользовавшись этим образом, окрестил салтыковской кличкой отступника Троцкого. «Иудушка-Троцкий», — писал Ленин, и разъяснений никаких не требовалось.

Десятки имен реальных или мифических лиц, персонажей литературных произведений употребляются в речи в переносном смысле. Фигуральное применение собственного имени для обозначения лица, наделенного свойствами прототипа, языковеды называют антономасией.

Подобную функцию может выполнять и географическое имя — Эльдорадо, Панама, Рубикон, Ареопаг и т. д.

Человеческое мышление восходит от частного к общему, от конкретного к абстрактному, от прямого наименования к образному.

Царь Лидии, сказочно богатый Крез -> богач (вообще). Евангельский Иуда Искариот —> предатель. Верховный бог неба (у древних римлян) Юпитер -> высокомерный, спесивый человек.

Юноша, влюбившийся в свое изображение, — Нарцисс —> самовлюбленный человек.

Прочтите несколько историй, которые помогут глубже разобраться в «механизме» превращения имен собственных в образные нарицательные, увидеть типическое в индивидуальном. Дундук.

В академии наук Заседает князь Дундук.

Так отреагировал А. С. Пушкин на назначение М. А. Дондукова-Корсакова вице-президентом Академии наук. Дундуком в некоторых местах России называли в те времена неповоротливого, бестолкового человека. Но после этой эпиграммической фразы, в которой князь Дондуков превратился в дундука, под этим последним стали подразумевать высокопоставленных невежд.

Кстати, имя зашифровано,} но уже без образного звучания и в слове академия. Мифический герой Академ был погребен в роще (близ Афин), нареченной позже его именем. Затем такое же название закрепилось и за основанной здесь прославленной школой философа Платона. Позже академиями стали называть особый тип высших учебных заведений и научных учреждений.

Гог и магог. Сейчас уже редко кто упоминает Гога и Магога, но у писателей XIX века вы можете набрести на эти имена как на обозначение чего-то таинственного и жуткого, какого-то ужаса, о котором нельзя даже ничего определенного сказать.

« — Дайте ему только нож, да выпустите его на большую дорогу, зарежет, за копейку зарежет! Он, да еще вице-губернатор — это Гога и Магога», — характеризует людей своего круга один из персонажей «Мертвых душ» II. В. Гоголя.

Откуда Гог и Магог стали известны нам? В древних сказаниях о них говорится разное. То Гог выступает как князь жестокого народа Магог, то Гог и Магог оказываются двумя дикими северными племенами. Великий завоеватель Александр Македонский будто бы разгромил их8 но, ужаснувшись их свирепости, загнал в далекие-предале-кие пещеры и запер там навечно.

«И се — гора. И в горе той,просечено окошко мало. И слово молвят, но нет разумения языку их», — поэтично рассказывает об этом одна древняя русская летопись.

Можно думать, что в этих темных легендах отражены ужас и трепет древнего мира перед какими то теперь уже неведомыми нам кочевниками прошлого — может бытья киммерийцами, может быть, другими племенами севера» Герострат. Город Эфес в греческой Малой Азии славился замечательным храмом богини Артемиды. Это сооружение считалось венцом строительного искусства и причислялось древними к одному из «семи чудес света». В 356 году до нашей эры храм, подожженный неким пастухом по имени Герострат, погиб в огне. На суде преступник объяснил, что решился он на этот шаг единственно из честолюбивых помыслов, желая любым путем прославиться и тем обессмертить свое имя. Решением суда Герострат был казнен, а жителям города было строжайше запрещено даже упоминать его имя. Суд хотел, чтобы память о злодее-поджигателе изгладилась навеки. Однако греческий историк Феопомп нарушил этот запрет: от него последующие поколения узнали о страшном деянии безумца.

С тех далеких времен имя Герострата стало синонимом честолюбца, готового ради пусть даже позорной славы пойти на самый низкий поступок, совершить тягчайшее преступление.

Джон Буль. Джон — наиболее распространенное имя в Англии. Буль означает «бык». В начале XVIII века апг-лийский сатирик Д. Арбетнот назвал Джоном Булем одного из действующих лиц ряда своих обличительных памфлетов. Вскоре имя это стало ироническим названием Англии, а также собирательным прозвищем типичного среднего английского буржуа — состоятельного, крепкого физически, но ограниченного, упрямого человека. Когда в газетах писали;

«Что думает об этом Джон Буль», читатель понимал: «Что думают об этом английские буржуа».

Хулиган. Это слово английского происхождения. Жил в XVIII веке близ Лондона содержатель постоялого двора некто Хулигэн, который вместе со всем своим семейством терроризировал всю округу. Необузданные буяны и драчуны настолько «прославились» своими дикими выходками, что имя их не забылось и даже стало нарицательным.

Хулиганами в конце XIX века англичане стали именовать дерзких уличных озорников из юго восточного района Лондона, а.затем и вообще всех тех, кто грубо попирал общепринятые нормы поведения. Распространению слова в немалой степени способствовала комическая песенка, популярная в Англии в 80 — 90-х годах прошлого века, героем которой был глава этой семейки дебоширов — Ириш Хулигэн.

А еще через несколько лет невольную рекламу Хулигану создала и одна из газет, сделав его персонажем множества пародий( шуток и рисунков юмористического раздела. О Хулигане заговорили уже не только в Англии, но и во всей Европе, и в Америке. Так, видно, и утвердилось это слово-понятие.

Уже в начале нашего века в России слово хулиган не только бытовало в разговорной речи, но и стало термином юриспруденции и судопроизводства. От этого слова русский язык образовал и ряд производных.

Объегорить, подкузьмить. Оба слова имеют близкий смысл. Объегорить — означает «обмануть, обжулить», а подкузьмить — «доставить неприятность,- поставить в трудное положение». Эти обозначения не совсем правед.-. ных деяний восходят к именам святых — Егория (иначе Георгия или Юрия) и Кузьмы и праздникам, устраиваемым в их честь. 26 ноября, в «день святого Егория» — покровителя земледельцев и охранителя скота, — на Руси было принято производить расчеты между хозяином и работниц ком по летним работам. В южных краях такие расчеты были приурочены ко дню «святого Кузьмы и его брата Дами-ана» — к 1 ноября. Каждая сторона, пытаясь защитить свои интересы, пускалась на всяческие ухищрения, норою и на обман, старалась друг друга объегорить, подкузьмить.

Пасквиль. Лет пятьсот назад жил в Риме башмачник по имени Пасквино — острослов и насмешник. От его едких шуток изрядно доставалось и высокомерным согражданам, и порядкам, установленным властями Рима.

Остроты башмачника, его язвительные реплики подхватывались слушателями, передавались из уст в уста, из дома в дом и вскоре становились достоянием всех, кто пребывал тогда в том «святом» городе. Может, и ушло бы имя Пасквино в небытие — разве мало жило на земле остроумных людей, не оставивших по себе памяти, — если б не одно обстоятельство.

Неподалеку от жилья Пасквино была извлечена из земли обезображенная античная статуя.

Горожане тут же ее воздвигли и назвали именем веселого башмачника. А вскоре люди стали находить прикрепленные к статуе Пасквино безымянные рукописные листки;

ядовитые стишки, высмеивающие могущественных лиц, изображения с подписями, сочиненными в духе Пасквино. Их стали именовать пасквинадами. В России времен Фонвизина, видимо не без посредства немецкого языка, подобного рода писанина была названа пашквилем, от которого и наше нынешнее пасквиль — «произведение оскорбительного, клеветнического характера». Согласитесь, слово не совсем добрая память о человеке, прославившемся задиристой шуткой.

Галиматья. Откройте словарь Даля и найдите слово галиматья. Оно поясняется так:

«бестолковщина, чепуха, вздор, бессвязица, бессмыслица. Галиматейный — вздорный, пустой.

Галиматейщик — пустослов, вздорный болтун, говорящий бессмыслицу» (...) Производные галиматейный, галиматейщик вышли из употребления, и, как видно, вторая жизнь им не суждена. А вот галиматья живет и здравствует.

Каково происхождение этого затейливого слова? На этот счет имеется несколько объяснений.

Привожу две версии, достоверность которых мы вправе подвергнуть сомнению, но они нас интересуют тем, что каждая объясняет происхождение слова из антропонима.

История первая. В Париже у некоего крестьянина Матиаса украли петуха. Пострадавший пошел в суд. Адвокат потерпевшего должен был, по традиции того времени, выступить на латинском языке, в котором был, видимо, не слишком тверд. И в речи он так часто произносил имя своего клиента Матиаса и упоминал его петуха (галлюс), что безнадежно запутался сам и запутал других. Словом, вместо того чтобы сказать «галлюс Матье» («петух Матиаса»), он договорился до «галли Матиас» («петуший Матиас»).

Процесс о петухе благодаря незадачливому адвокату стал у парижан «притчей во языцех». Из «галли Матиас» появилось слово галиматья, которое шагнуло далеко ва пределы Франции.

История вторая. Жил (опять-таки в Париже) врач Галли Матье, человек находчивый и остроумный. Он сдабривал свои медицинские советы шуткой, пикантным анекдотом, чем заметно поднимал настроение пациентов. «Лечение смехом» оказалось и полезным, и приятным. Став модным врачом и не имея возможности навестить всех, ожидавших его помощи, Матье начал рассылать своим больным листочки, где сверху было проставлено его имя, затем следовал рецепт, а еще ниже — каламбуры и остроты, которые по имени доктора Галли Матье стали именоваться галиматьей.

Как бы то ни было, эти истории лишний раз показывают, в какой занятной и неожиданной ситуации порою рождается слово.

Одиссея. Это слово употребляется в значении «странствия, сопряженные с препятствиями и приключениями». Так названа древнегреческая эпическая поэма Гомера, по-ветствующая о странствиях Одиссея, царя острова Итака. Он принял участие в Троянской войне, где прославился своим умом и подвигами. Возвращаясь домой к любимой жене Пенелопе, Одиссей подвергся многим испытаниям, на десять лет отдалившим желанную встречу. Он блуждает по морям, судьба заносит его в пещеру людоеда-великана Полифема, от которого он спасается лишь благодаря своей хитрости.

Бурей прибивает его к острову, где живут великаны-убийцы. Едва ускользнув от них, пройдя через губительное пение сирен, преодолев чары волшебницы Цирцеи, Одиссей попадает в царство мертвых. Но хитроумие всякий раз выручает его из беды. И вот, испытав множество приключений, соблазнов и мук, скиталец Одиссей возвращается на остров Итаку, к родному очагу, верной жене Пенелопе и сыну своему Телемаку...

...Так слово-имя — носитель свойств и черт характера конкретной личности — превращалось в имя-образ, нари-цательно обозначало тип, становилось характеристикой действия или явления.

РОЖДАЕТСЯ СЛОВО, ИЛИ ГЛАВА, СОСТОЯЩАЯ ИЗ ШЕСТИ РАССКАЗОВ, СОДЕРЖАЩИХ СВЕДЕНИЯ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ УЯСНЕНИЯ ОБСТАНОВКИ И МОТИВОВ, ПРИВЕДШИХ К СОЗДАНИЮ СЛОВ КАК ВЫНЕСЕННЫХ В ЗАГОЛОВКИ, ТАК И ДРУГИХ, УПОМИНАЕМЫХ ПОПУТНО ДВЕ СЛУЖБЫ ДРЕВНЕГО СЛОВА Пигмей. Величайший герой греческой мифологии Геракл (у римлян — Геркулес), сын бессмертного бога Зевса и смертной Алкмены, совершил за свою жизнь много подвигов. В далекой стране, куда заносит его судьба, он вынужден вступить в жестокое единоборство с великаном Антеем. Геракл душит его в могучих объятиях, оторвав от земли, в которой тот черпал свою силу.

Тут же, на месте схватки, победитель впадает в сон.

А тем временем к телу поверженного Антея стекаются толпы пигмеев. Крохотные человечки горестно оплакивают смерть своего защитника. Он охранял их от злейших врагов — журавлей. А близится осень, и птицы вновь налетят, и до зимы продолжится кровопролитная битва. Плохо придется теперь человечкам без своего заступника. Он мертв. Мертв по вине вот этого спящего рядом со своей жертвой великана.

Безмерна печаль и ярость человечков. «Смерть за смерть!» — восклицают они в порыве гнева.

Храбрейший из них берется за копье. Этим оружием он поразил не одного грозноклювого журавля, и теперь готов сразиться с тем, ктб одолел их защитника.

Но совет мудрейших останавливает руку храбреца. Кара будет иной. Пришельца следует умертвить, забив его нос и рот землей. Тотчас вскарабкиваются на врага человечки, чтобы исполнить замышленное, но могучее дыхание иноземца сметает пигмеев, словно пушинки.

Снова заседают старейшины. Рождается новый план: обложить злодея кустарником и поджечь. С первым язычком пламени атаковать его боевым порядком, вонзить в его тело тысячи копий.

Геракл разбужен огнем и множеством уколов. Испуганно вскакивает он и замечает кишащий у его ног крошечный народец.

Рассмеявшись, берет Геракл одного из них на ладонь. Им оказывается тот, который вызвался сразиться с ним, Гераклом. Пигмей кричит в лицо Гераклу: или признай себя побежденным, или схватимся не на жизнь, а на смерть!

Отважное сердце бьется в хрупком тельце человечка, восхищается Геракл, таких нельзя не уважать.

— Считай, что ты меня победил, — улыбается пигмею исполин.

Мир и дружба устанавливаются между ними. И когда тучами налетают журавли, Геракл становится союзником народца в их вечной распре с крылатым врагом.

Щедрая фантазия древних создала много мифов о племени маленьких человечков. И каждая легенда по-своему толковала происхождение слова пигмеи, рисовала их облик, место обитания и историю встречи с Гераклом.

Что означает слово пигмей! Считают, что оно образовано от греческого пигме, в разное время означавшее то «величиной с кулак», то «высотою с локоть». Где земли пигмеев? Где-то на юге. В Индии. У оконечности земли. В дальней южной стране у истоков Нила.

Сражения пигмеев с птицами отображены на многих картинах и фресках. О пигмеях писали древнегреческий историк Геродот (V век до нашей эры) и римский писатель Плиний Старший (I век нашей эры).

Самое раннее упоминание о крошечных людях содержится в гомеровской эпической поэме «Илиада», созданной в VIII — VII столетиях до нашей эры. Вот строки из поэмы:

После того, как отряды с вождями построились к бою, С шумом и криком вперед устремились троянцы, как птицы: С криком таким журавли пролетают под небом высоким, Прочь убегая от грозной зимы и дождей бесконечных, С криком несутся они к океановым быстрым теченьям, Смерть и погибель готовя мужам низкорослым пигмеям, В утренних сумерках злую войну они с ними заводят. (В переводе В. Вересаева) Идет время. Фантастические человечки — пигмеи — заинтересовали ученых и писателей.

Антропологи и этнографы назвали пигмеями самые низкорослые племена Центральной Африки, Юго-Восточной Азии и Океании. Ценные сведения о пигмеях собрал замечательный русский ученый-путешественник Н. Н. Миклухо-Маклай.

Писатели используют слово пигмей как синоним человека маленького роста: «Художник был поразительно малого роста, почти пигмей, но сложен крепко».

Но чаще всего слово пигмей употребляется в образном, фигуральном значении: «ничтожный, нравственно убогий, жалкий человек». «Изящная система Коперника была встречена как неосновательная гипотеза. Толпа пигмеев хотела низринуть это здание, которым человек будет гордиться во все века».

Так слово, зародившееся еще на заре человеческой цивилизации, передаваясь из уст в уста, дошло до Гомера. И через его бессмертную «Одиссею» оно пришло к нам, в двадцатый век, вошло во многие языки мира — и как научный термин, и как художественный образ.

СЛОВО — ОТГОЛОСОК ВЕЛИКИХ ДОГАДОК И ЗАБЛУЖДЕНИЙ ДРЕВНИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ Атом. Начало биографии атома теряется в глубине веков. Скудные сведения, которыми мы располагаем, сообщают: идея о наличии в природе изначальных частиц принадлежит финикийцу Моху Сидонскому, жившему в XII веке до нашей эры. Двумя столетиями позже к мысли о существовании атомов пришел индийский философ Канада. Затем следует пауза в добрых полтысячи лет — частицы забыты. Появляются новые теории строения мира. Они утверждают: огонь, земля, вода и воздух — вот то первичное, неизменное, из чего состоит все живое и мертвое в этом мире. То соединяясь между собой, то разъединяясь, в разных пропорциях и комбинациях, они дают многообразие существующих предметов.

Идут годы. Новые поколения мыслителей не могут безоговорочно признать такое учение. Ну, хорошо, четыре сущности — это основы основ мироздания. А из чего состоят сами эти сущности — земля и вода, огонь и воздух? Над этим задумывается грек Левкипп (ок. 500 — 440 гг. до н. э.). Затем его ученик Демокрит (460 — 370 гг. до н. э.). Затем их последователь Эпикур (341 — 270 гг. до н. э.).

Нет, заключают они, эти четыре элемента вовсе не первичные. Вся материя, все мироздание состоит из мелй-чанших, абсолютно неделимых и неизменяемых частиц.

Так возникает, развивается наивная атомистическая философия греческих материалистов.

Карл Маркс назвал Демокрита «первым энциклопедическим умом среди греков». Замечательная догадка первого «атомиста» Левкшша — «все — из частичек» у Демокрита перерастает в уверенность. Он замечает, что золотые руки статуй в храме «худеют» от прикосновения множества губ, что происходит, полагает он, от потери неделимых, незримых частичек золота. И Демокрит нарекает эти частички словом атом. Древнее греческое слово атомос (а-томос) означало «неделимый» (сравните: ана-том — тот, кто «рассекает на- части»).

Атомы, по Демокриту, являются началом всех вещей, они неделимы и лишены внутреннего строения. Атомы не создаются и не уничтожаются. Ничто не возникает из ничего.

Со времен Демокрита знания человека безмерно возросли. Без малого двадцать пять веков атом считался неделимым и неизменным. Теперь мы знаем: это представление было неточным.

Атом неисчерпаем — таково было гениальное предвидение В. И. Ленина на заре научной атомной теорпи. В философском произведении «Материализм и эмпириокритицизм» (1908) Ленин развил положение о неисчерпаемости материи. Наука блестяще подтверждает это.

Атомы существуют, но они оказались делимыми, да еще как! Атомы — это целые микромиры, населенные многими составляющими их частицами. Физики нашли в атоме ядро и неистово носящиеся вокруг него, точно крошечные планетки вокруг Солнца, частицы — электроны. Стали известны и другие, обладающие иными свойствами, частицы атома и самого его ядра;

нейтроны и позитроны, мезоны и нейтрино...

Эстафета открытий последнего времени заставляет ученых заново переписать биографию атома.

И тем не менее старое, удобное название атом не было выброшено на свалку. Просто мы перестали обращать внимание на его первоначальный смысл. Но оно стало памятником мыслителям древности, запечатлевшим в слове не до конца разгаданную тайну первоосновы материального мира.

СЛОВО, СОЗДАННОЕ В ПОРЫВЕ ВДОХНОВЕНИЯ Миллион. Сочинитель этого слова — венецианский купец Марко Поло.

В 1271 году венецианские купцы Николо иМаффео Поло, они же посланники папы, отправились во владения монгольского хана Хубилая. Третьим был семнадцатилетний Марко, сын Николо.

Только через четыре года, преодолев тысячи миль, пройдя многие страны, венецианцы- достигли Катая (Китая) и вошли в город Камбалу (Пекин).

Марко был обласкан ханом, и за те семнадцать лет, что находился у него на службе, изъездил все провинции необъятного государства и даже был назначен правителем одной из них.

Вернулся он на родину лишь в 1295 году, — спустя три года после того, как покинул Китай. А вскоре, приняв участие в морском бою, стал пленником Генуэзской республики. В тюрьме и продиктовал он свои воспоминания о путешествиях пизанцу Рустичано. Родилась книга. Ру-стичано снабжает ее предисловием: «...Вы найдёте тут необычайные всякие диковины и разные рассказы о Великой Армении, о Персии, о татарах, об Индии и многих других странах;

все это наша книга расскажет ясно, по порядку, точно так, как Марко Поло, умный и благородный гражданин Венеции, говорил о том, что видел своими глазами, и о том, чего сам не видел,но слышал от людей нелживых и верных. А чтобы книга наша была правдива, истинна, без всякой лжи, о виденном станет говориться в ней как о виденном, а слышанное расскажется как слышанное...» Рассказы Марко Поло принимались за россказни, хотя венецианец старался быть точным и честным.

«Да, правит Катаем великий хан, и подданных у него тьма-тьмущая. Доходы хана — неисчислимы. Пышность двора — непередаваема». — «Ох, и фантазер же ты, Марко», — говорили друзья.

«Да, там водится большущая змея с ногами. И есть там камни, которые горят». — «Совсем помешался этот человеку — покачивали головами сердобольные.

«Да, там улицы, окаймленные деревьями. А люди охотно обменивают золото и рубины на бумажки». — «Лгун, первый лгун Венеции», — злорадствовали недоброжелатели.

«Да, там изобрели доски, печатающие книгид и в чужих морях не видна на небе Полярная звезда...»...Купцы Венеции — состоятельные люди. Арифметику внают прекрасно. «Милле», — сочно произносят они каждый раз, когда счет идет на тысячи. Но Марко уверяет, что богатевший местный купец уступит беднейшему из вельмож Хубилая. Как это выразить, как передать одним словом несметные богатства Востока?

И Марко Поло произносит: «Мильоне!» Он сказал «мильоне»? Слово необычно, но понятно: милле по-итальянски — тысяча;

конечное оме играет у итальянцев ту же роль, что у нас суффикс -ищ-. Милъоне — очевидно, «тысячища», «большая, великая тысяча», «тысяча тысяч». (Удивительного в таком словообразовании мало: наше русское слово тысяча, как разъясняют лингвисты, тоже значило когда-то «тучная сотня».) Так родилось слово миллион, обозначающее число «тысяча тысяч».

За первым путешественником, который ознакомил Европу с Азией задолго до эпохи великих географических открытий, закрепились прозвища «Мессер Марко Миллион», «Господин Миллион».

«Бог простит вам нелепые выдумки, — увещевал умирающего Марко Поло монах, — но покайтесь, ибо многое в ваших рассказах кощунственно. Отрекитесь от утверждения, что не всем светит божественная Путеводная звезда».

А в чем было, каяться великому венецианцух если он рассказывал лишь о том, что видели его глаза и что слышали его уши, не более.

Разве в том, что, сам того не ведая, в порыве вдохновения сочинил слово, которым пользуется ныне весь мир.

ПРАВО НА МЕМОРИАЛ Цинхона — «хинное дерево». Долгое время лучшие европейские врачи были бессильны помочь человеку, за- болевшему болотной лихорадкой, или, как стали ее позже называть, малярией. (Название произошло от итальянского сложного слова, где мала — «дурной», ариа — «воздух»: одно время заболевание связывалось с пагубным влиянием на организм плохого болотного воздуха.) Тысячи людей гибли от страшного недуга. А исцеление от него, оказывается, существовало. Только находилось оно по ту сторону океана.

Началась эпоха великих географических открытий. В страны Нового Света хлынули завоеватели и миссионеры. От них-то и стало известно, что индейцы владеют снадобьем, излечивающим болотную лихорадку.

В 1638 году тяжело заболевает лихорадкой жена вице-короля Перу графиня Кинхон. Излечивает ее одна индианка настоем коры неизвестного дерева. Вскоре лихорадка начинает одолевать и самого Дона Луиса Херонимо Кабрера де Вобадилла графа Кинхона.. Он возвращается в Испанию, прихватив с собой значительный запас чудодейственной коры. Но европейские врачи не могут разгадать рецепт замечательного противомалярийного средства, и люди по-прежнему безоружны перед смертоносным врагом. Отходит в иной мир граф Кинхон. Малярия уносит в.могилу вождя английской буржуазной революции Оливера Кромвеля.

Но вот короля Англии Карла II избавляет от лихорадки малоизвестный до того лекарь Тальбор, тут же получивший из монарших рук вознаграждение и звание королевского врача.

Выздоровела и семья Людовика XIV — тем же средством тот же Тальбор ставит на ноги всю больную королевскую фамилию.

Каким образом Тальбор заполучил это снадобье — неизвестно. Скорее всего, от отцов-иезуитов, уже умевших к тому времени изготовлять «иезуитский порошок».

Прошла добрая сотня лет с того момента, как неизвестная индианка излечила графиню Кинхон. И вот французский геодезист Шарль Мари де ла Кондамин отправляется в Южную Америку и там находит пресловутое дерево, описание и гербарный образец которого посылает знаменитому шведскому ботанику Карлу Линнею. «Оно вечнозеленое, средней величины. Любит возвышенные места. Весной распускается пахучими цветами».

Карл Линней уже наслышан о свойствах целебной коры, знает и о трагическом конце графа Кинхона — человека, первым познакомившего Европу с чудодейственным растением. В честь испанского гранда шведский ботаник называет дерево цинхоной (Кинхон, Цинхон, Чинхон, Хинхон — так в разных языках читается фамилия графа).

Со временем возникает наука хинология? пытающаяся постичь капризы этого лекарства. Хина, хинин — говорим мы, не подозревая о страхах и печалях минувших веков.

КОГДА ВЕЩИ СЛЕДУЮТ ЗА СВОИМИ ИМЕНАМИ Электрон и К0. История открытий сохранила немало примеров, когда название какой-либо вещи или явления произнесено, а самого-то предмета исследования еще нет. Явление не обнаружено. Оно еще в догадках и гипотезах ученых, в их кабинетных расчетах и лабораторных экспериментах.

Однако благодаря силе научного предвидения, умению осмыслить процессы материального мира многое из предсказанного было найдено, открыто, объяснено.

Пытаясь объяснить аномалии в движении планеты Уран, ученые Леверье и Адаме не только предположили существование неизвестной еще планеты, но и определили ее местонахождение. Такая планета — Нептун — вскоре была обнаружена.

«На кончике пера», путем сложнейших фотовычислений астроном Ловелл пришел к убеждению, что в Солнечной системе обращается еще одна, занептунная планета. Через 15 лет, в 1930 году, астрономы внесли в звездный атлас девятую по счету, самую удаленную от Солнца планету Плутон.

Открыв закон периодической повторяемости свойств элементов, создатель Периодической системы предсказал наличие в природе одиннадцати неизвестных дотоле элементов и дал им имена на санскрите. Сейчас свободные прежде клетки таблицы заполнены элементами, свойства которых так блестяще определил Менделеев. По традиции они получили греческие или латинские названия, имена людей или мест.

Еще до того, как в атоме была обнаружена первая элементарная частица, мысль о ее существовании высказал Гольмгольц. Стони окрестил эту еще гипотетическую частицу электроном. А через несколько лет другой физик, Томсон, сообщал о ее экспериментальном открытии членам Лондонского королевского общества.

Ознакомив коллег со своими работами, Томсон обратился в зал со следующими словами:

— Я призываю вас поддержать предложение о наименовании этой частицы электроном.

Название не было случайным. Электроном древние греки именовали янтарь. Они знали о его способности проявлять магнитные свойства. В 1600 г. английский физик У. Гильберт открыл наличие в природе магнитных полей, и это явление означил термином электричество.

Предложение было одобрено и принято. Элементарная частица стала тезкой янтаря.

Прошли еще годы — шел уже XX век, — и Резерфорд устанавливает наличие другой элементарной частицы и нарекает ее протоном (от греческого протос — «первый», «главный»). Она в ядре атома несет положительный заряд. Тот же Резерфорд, на основе работ погибшего в первую мировую войну Мозли, утвердился в мнении, что ядро атома состоит не только из положительно заряженных частиц, но также и из другой (или других) частицы. Она по отношению к протонам и электронам должна оставаться как бы нейтральной. Еще до того как было установлено наличие такой частицы, Резерфорд придумал ей имя. Он произвел его от латинского нэ утрум, нейтрум — «ни то ни другое» (сравни слова нейтралитет, нейтральный) и на латино-греческий лад образовал термин нейтрон. А то„ что такие частицы существуют, позже доказал Чедвик. Вторгаясь в структуру атомного ядра, осмысливая происходящие в нем процессы? ученые сошлись во мнении, что наряду с нейтронами должны существовать еще какие-то элементарные частицы, также лишенные зарядов. О тощ как был совершен обряд называния очередной частицы, рассказал в свое время выдающийся советский физик Бруно Понтекорво:

«...Паули... пришел к выводу, что в природе должна существовать еще одна нейтральная частица с массой, на много меньшей, чем у нейтрона, как он говорил, «малень-. кий нейтрон».

Когда он излагал эту идею с трибуны одного международного научного совещания, итальянский физик Ферми перебил его словами:

— Называйте его нейтрино».

Дело в том, что итальянский уменьшительно-ласкательный суффикс -ино соответствует русским суффиксам -чип или -ушк-. Так что нейтр-ино при переводе с итальянского можно передать как «нейтрончик». Так нейтрино был предсказан Паули, а окрещен Ферми. Вскоре Ферми при помощи остроумнейших опытов доказал f что и эта частица — есть!

На примере истории названия нейтрино мы можем взять на заметку и еще одно наблюдение: в рождении «этикеток» вещей нередко присутствует элемент случайности. Не будь Ферми на упомянутом совещании, не предложи он вдруг итальянское словцо, так счастливо пришедшее на ум, частичка была бы названа иначе.

СЛОВО, ТОЧНО ХАРАКТЕРИЗУЮЩЕЕ ИМЕНИННИКА Витамин. Русский Лунин, голландец Эйкман, поляк Функ — трое ученых подарили человечеству одно из величайших научных открытий — витамин.

Давно уже людей занимал вопрос — какая пища и в каком количестве обеспечивает жизнь и здоровье человека?

В поисках ответа на этот вопрос все, что составляет пищу человека, ученые отправляют в химические лаборатории. Хлеб, крупы, молоко, мясо, овощи, фрукты попадают в колбы и реторты — парятся, варятся, сушатся, исследуются.

Казалось бы, все разложено на составные части, взвешено, определено, подсчитано. Ученые дают ответ: пища человека состоит из бёлковг жиров и углеводов. А также из воды и минеральных солей.

Но какую роль эти вещества играют в жизни человека?

И вот молодой русский врач Николай Иванович Лунин изготовляет смесь из химически чистых веществ, которые входят в состав коровьего молока. Искусственным молоком он поит одну партию мышей, натуральным — другую. На первых порах животные, размещенные в двух клетках, по прежнему шустры и игривы. Однако вскоре «искусственники» притихают, становятся вялыми, сонными, малоподвижными, начинают гибнуть.

Врач недоумевает. Он не может объяснить причин внезапного мора подопытных зверюшек.

Обескураженный, он повторяет и повторяет эксперимент. Результат неизменен: химическое молоко несет в себе смерть. Но почему?

Месяцы работы, сомнений и догадок подводят исследователя к заключению, что «в естественной пище, такой, как молоко, должны присутствовать в малых количествах, кроме известных, и неизвестные вещества, необходимые для жизни».

Открытие это Лунин сделал в 1880 году.

Через двенадцать лет другой врач, голландец Эйкман, отправляется на остров Яву. Его госпиталь заполнен людьми, которых терзает страшный, неизвестный в Европе недуг. Местные жители называют его «бери-бери», что значит «ножные оковы». Болезнь вызывает онемение конечностей, судороги тела, паралич, приводит к смерти.

Все искусство врачей, все лекарства оказываются бессильными перед необъяснимым, коварным заболеванием.

Частично разгадать загадку помог случай. Проходя однажды мимо курятника, Эйкман обратил внимание на странную сонливость кур, нарушаемую вздрагиванием, конвульсией тела. Неужто и они болеют «бери-бери»? Заинтересовавшись, Эйкман выяснил, что эти птицы кормятся исключительно остатками больничных обедов — «полированным», очищенным от оболочки рисом. А если так, то не в отсутствии ли шелухи кроется причина заболевания?

Эйкман начинает скармливать курам рисовые отруби. Куры выздоравливают.

Эйкман переносит опыты на людей — тех, кто питался всю жизнь «белым рисом».

Выздоравливают и они. Шелуха оказывается целебной. Но что ценного в рисовых отрубях?

И вот третья глава в этой книге открытий — глава об опознании и наименовании невидимого и безымянного доселе вещества.

Биохимик Функ знаком с научными исследованиями и сообщениями своих коллег Лунина и Эйкмана. Он согласен с их выводами. Конечно же, в натуральном молоке, в рисовых отрубях должно присутствовать еще «нечто»,: что надо обнаружить.

Функ скармливает крылатым мученикам науки очищенный рис. Голубей постигает участь лунинских мышей. Функ пытается выделить из рисовых отрубей целительное вещество. Тщетно.

Ученый настойчив. Сотни опытов. Испытатель подбирает ключики к тайне рисовых отрубей. И вот — успех! На стеклышке появляются желтые кристаллики.

Этому веществу великой жизненной силы нужно дать имя. Ученый задумывается. Затем решает:

пусть это «нечто» зовется витамином. Это сложное слово Функ образовал от латинского вита — «жизнь» и химического термина амин.

Так возникла наука витаминология. Она нашла множество других витаминов, и с их помощью человек победил немало различных заболеваний, вызываемых отсутствием или недостатком в организме этих веществ. Каждое из них ученые обозначили одной из букв латинского алфавита: А, В («бэ»), С («цэ») и так далее. Наш знакомец, витамин, исцеляющий от «бери-бери», входит в группу, обозначенную второй буквой этой волшебной азбуки. И титулуют его довольно звучно: «Бэ-прим».

Маленькая справка для особо любознательных, тех, кто пожелает узнать: а как в науке называются классы витаминов, скрываемые за буквами «волшебной азбуки»? В специальных пособиях основные витамины наименованы следующим образом:

Aj — ретинол, Bt — тиамин, В2 — рибофлавин, В3 — пантотеновая кислота, [В6 — пиридоксин, В12 — цианкобаламин, Вс — фолиева кислота, С — аскорбиновая кислота, Д — кальциферолы, Е — токоферолы, Н — биотин, РР — никотиновая кислота, Kj — филлохинон.

ОБРЯД НАЗЫВАНИЯ, ИЛИ ГЛАВА, КОТОРАЯ, ПРОДОЛЖАЯ РАЗГОВОР О ПОИСКАХ И СОТВОРЕНИИ СЛОВ, ОБРАЩАЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО К СВИДЕТЕЛЬСТВАМ ЛИЦ, КОТОРЫЕ ДОНЫНЕ СЧИТАЮТСЯ ИХ СОЗДАТЕЛЯМИ, НО И К ДРУГИМ ИСТОЧНИКАМ, ЗАСТАВЛЯЮЩИМ ПЕРЕСМОТРЕТЬ НЕКОТОРЫЕ УКОРЕНИВШИЕСЯ ВЗГЛЯДЫ Начать эту главу я хочу с выдержки из книжки Ю. В. Откупщикова «К истокам слова» (2-е издание). В рассказике «Президент Джексон создает новое слово» автор пишет:

«Президент Соединенных Штатов Америки Джексон, живший более ста лет тому назад, предпочитал писать английские слова так, как они слышатся. Об этом можно судить по следующему рассказу, который обычно выдается за быль.

Как-то президенту принесли бумагу на подпись. Ознакомившись с документом, он одобрил его, сказав при этом: «All correct» (ол корект) — «Все в порядке!» или «Все верно». В качестве своей резолюции президент напирал эти слова на документе, но написал он их в сокращенном виде. По правилам английской орфографии сокращение это должно было бы иметь форму A. G. (all correct).

Но президент Джексон написал не те буквы, которые требовались нормами орфографии, а те, которые соответствовали произношению слов: О. К. Поскольку последняя буква (к) называется в английском алфавите кау (кэй), резолюция президента была прочтена: окау (оу кэй). Так с помощью президента Джексона в английском языке возникло новое, весьма популярное в настоящее время слово: окау «все в порядке!» Интересная история. Только не зря в повествовании ставится под сомнение ее достоверность. В ряде словарей английского языка приводятся иные, правда, менее занятные версии.

А потому перейдем к другим рассказикам, более полно и надежно раскрывающим механизм создания новых слов. С тем, как они «работались», нас познакомят свидетельства самих словотворцев.

Если придерживаться хронология, то первым из серии следует слово щепетильный.

В 1765 году плодовитый литератор В. И. Лукин издал собрание своих сочинений. В их числе была и переработка французской одноактной комедии «Бутик де бижутье» («Лавка ювелира»). Лукин, по собственным словам, питал «к чужестранным словам, язык наш безобразящим, совершенное отвращение». Как будет видно ниже, писатель долго ломал голову над русским соответствием французскому названию пьесы.

«Я думаю, — писал он своему другу — драматургу Ельчанинову, — что не забыл ты своей просьбы, которою нередко убеждал меня к переложению («Лавки ювелира») на наши нравы, чтобы ее как драматическое сочинение и на театре представлять можно было».

Далее Лукин сообщает, что во сне ему привиделся сосед, который перевел название этой пьесы французским же словом «Галантерейщик». «Но мне не захотелось назвать ее «Галантерейщиком», это бы значило чужое слово написать нашими буквами, и для того назвал я ее «Ще-петильником», и в защищение оного слова принужден написать предисловие».

В предисловии к пьесе автор продолжает развивать ту же мысль. «...Странно показалось мне сию комедию назвать французским галантерейщиком... и я чаял, что многие читатели меня за то еще более, нежели за слово щепетиль-ник, осуждать стали.

Итак, следуя сему мнению, думал я, каким бы словом объяснить на нашем языке французское слово «бижутье (р)», и не нашел иного средства, как чтобы, войдя э существо той торговли, от которой произошло у французов оное название, сообразить ее с нашими торгами и рассмотреть, нет ли ей подобной...» «...Мне, издавая сию комедию на русском языке, — продолжал драматург, — не захотелось французское слово тиснуть русскими буквами... Все наши купцы, торгующие перстнями, серьгами, кольцами, запонками и прочим мелочным товаром, назывались и называются щепетиль-никами».

Автор, еще раз мотивируя свой выбор, напоминает, что в народе такие «безделки» назывались также ще-петким товаром и «щепетильниками продаваны были». «И сверх того, неоднократно, не только от жителей малых городов и от купцов, но и от многих степенных господ, в столицах живущих, слышал я в разговорах( что они вместо того: «он одет «богато или прибористо» говорят: «он щепотко одет».

Пьеса В. И. Лукина не оставила следа в драматургии. А вот слово щепетильный попало в литературную речь и даже пустило ростки. Пушкин употребляет его и в прямом смысле:

Все, чем для прихоти обильной Торгует Лондон щепетильный, (то есть производящий галантерейные товары и продающий их) и в переносном: «...что есть общего между щепетильными французиками и дочерью Неккера, гонимой Наполеоном?..», где лукинское слово уже становится синонимом к «пустячный, мелочный».

В значениях «педантичный», «принципиальный в мелочах», «деликатный» слово щепетильный дошло и до наших дней.

Вандализм. Древнегерманское племя вандалов смерчем прошло по Европе, с востока на крайний запад. В начале V века дикие орды вандалов перевалили через Пиренеи и обосновались на юге Испании. Спустя двадцать лет они переправляются через Гибралтарский пролив и вторгаются в одну из самых цветущих провинций Римской империи — Северную Африку. Столицей вандалов становится Карфаген.

Могущественный когда-то Рим безвольно взирает на грозных завоевателей, отторгающих одну за другой жемчужины его прежних владений. Более того, Рим, признав завоевания ненавистного племени официальным договором, расписался тем самым в полном бессилии. Но самые страшные унижения от варваров гордые римляне испытали в 455 году нашей эры.

Воспользовавшись происшедшими в Риме смутами, вандалы, предводительствуемые Гейзерихом, захватили город. Четырнадцать дней они грабили и разрушали его. Жестокое и бессмысленное уничтожение замечательных памятников культуры и искусства, беспощадная расправа с населением привели в ужас Европу. С тех пор слово вандал стало нарицательным для обозначения воинствующего невежды, бездумного разрушителя культурных ценностей.

Минули долгие века, а печальная слава, оставленная по себе вандалами, не стерлась в памяти народов.

В 1792 году французы свергли своего короля Людовика XVI. Высшим законодательным органом страны стал созданный французской буржуазной революцией Национальный конвент.

С трибуны Конвента и прозвучало впервые на весь мир резкое, обличающее слово вандализм.

Оратором был Анри Грегуар, священник по профессии республиканец по убеждению. В своей страстной речи епископ из Блуа сравнил королей с чудовищами, а историю их царствования назвал кровавой историей угнетенных народов.

В изданных посмертно «Мемуарах» (1839) французского прелата и политического деятеля есть такие строчки:

«Я создал это слово, чтобы убить дело, им означаемое».

Стушеваться. До сих пор распространено ошибочное мнение о том, что творцом слова стушеваться является Ф. М. Достоевский. При этом ссылаются на воспоминания самого писателя, хотя подобного утверждения в его записках нет. «В продолжение всей моей литературной деятельности, — вспоминал писатель, — всего более нравилось мне то, что и мне удалось ввести (выделено мною. — Эд. В.) совсем новое словечко в русскую речь, и когда я встречал это слово в печати, то всегда ощущал самое приятное впечатление».

Ф. М. Достоевский даже написал изданную за четыре года до смерти заметку «История глагола стушеваться», в которой рассказывает об этом следующее:

«Словцо это изобрелось в том классе Главного инженерного училища, в котором был и ях именно моими однокурсниками...

Во всех шести классах училища мы должны были чертить разные планы... Все планы чертились и оттушевывались тушью, и все старались добиться, между прочим, уменья хорошо оттушевывать данную плоскость, с темного на светлое, на белое и на нет... Вдруг у нас в классе заговорили «Где такой-то?» — «Э, куда-то стушевался!» Или, например, разговаривают двое товарищей, одному надо заниматься: «Ну, — говорит он, садящийся за книги, другому, — ты теперь стушуйся!» Или говорит, например, верхнеклассник новопоступившему из низшего класса: «Я вас давеча звал, куда вы изволили стушеваться?» Стушеваться именно означало тут удалиться, исчезнуть, и выражение взято было именно с стушевывания, т. е. с уничтожения, с переходом темного на нет. Очень помню, что словцо это употреблялось лишь в нашем классе, вряд ли было усвоено другими классами, некогда наш класс оставил училище, то, кажется, с ним оно и исчезло. Года через три я припомнил его и вставил в повесть».

Эта повесть — «Двойник», напечатанная в «Отечественных записках» в 1846 году. А вот и цитата.

«Ему [Го-лядкину] пришло было на мысль как-нибудь, этак под рукой, бочком, втихомолку улизнуть от греха, этак взять — да и стушеваться».

Правда, это слово услышали годом раньше на квартире В. Г. Белинского, где Достоевский читал рукопись повести. И снова следуют воспоминания: «Ну вот тут-то, на этом чтении, и употреблено было мною в первый раз слово «стушеваться», столь потом распространившееся. Повесть все забыли, а новое слово подхватили, усвоили и утвердили в литературе».

И все-таки Достоевский заблуждался. Творцами слова «стушеваться» не были даже его однокашники. Но об этом стало известно лишь в конце прошлого века. Прослушайте одну выдержку:

«Честолюбие, сопровождаемое успехом, с каждым шагом вперед умаляет в глазах честолюбца предметы, остающиеся у него позади, и так До тех пор, пока они совсем не стушуются».

Это выдержка из «Дневника» А. В. Никитенко. Год написания 1826-й [Дневник, озаглавленный «Моя повесть о самом себе и чему свидетель в жпзни был», впервые был напечатан лишь в году] — за двадцать лет до «Двойника» Достоевского! Итак, пока автором слова стушеваться может значиться Никитенко — в ту пору еще не критик и не цензор, а студент Петербургского университета, недавний крепостной, получивший при содействии Жуковского вольную от графа Шереметева. «Пока» — ибо кто поручится, что литературоведы не раскопают это слово в более раннем источнике?

Великий же Достоевский, введя это слово в литературу, авторитетом своим способствовал его распространению. Слово продолжает жить;

переносный смысл стушеваться расширился: ныне это и «сделаться менее заметным» и «оробеть», «смутиться».

Неон. Английский химик Уильям Рамзай совместно со своим коллегой и соотечественником Джоном Уильямом Рэлеем открыл в 1894 году инертный газ аргон. А через год обнаружил на Земле и другой газ, гелий, который прежде наблюдали только в солнечном спектре.

Достаточно было взгляда на Периодическую таблицу Менделеева, чтобы предположить наличие в природе и других родственных газов. Ведь клетка между аргоном и гелием пустовала. Новые газы, писал Рамзай, «непременно должны быть найдены в атмосфере, как бы ничтожно ни было их количество».

И действительно, новый газ был открыт в 1898 году Рамзаем, уже с другим ученым — Траверсом, при спектрографическом исследовании газа, испаряющегося из жидкого воздуха. В Периодической таблице он занял отведенную ему Менделеевым клетку и стал соседом гелия и аргона. Новосела назвали неон.

О том, как нарекли его таким именем, вспоминает Рамзай:

«Когда мы в первый раз рассматривали его спектр, с нами находился и мой двенадцатилетний сын.

— Отец, — спросил он, — как называется этот красивый газ?

— Это еще не решено, — ответил я.

— Что он, новый? — полюбопытствовал сын.

— Новооткрытый, — поправил я.

— Почему бы в таком случае не назвать его «новум»?

— «Новум» не годится, потому что это не греческое слово, это — латынь. А по-гречески «новый» будет неон».

Дело в том, что к тому времени, хотя и было известно несколько различных газов, химики и физики основательно изучили свойства только трех основных газов воздуха — азота, кислорода и углекислоты. В этом смысле новооткрытый газ вполне уместно был назван «новый». Что же касается «языка называния», в то время традиционно пользовались греческим (хотя названия многих элементов уже несли на себе печать латинского, арабского и других языков). Поэтому имя газа бездельника аргона было об- разовано из греческого прилагательного аргос (из а + эр-гос) (а,: как известно, — отрицание;

о значении слова эргос вы можете судить по наименованию эрг — единице работы);

аргон — «безработный», «недеятельный». Газ гелий вначит «солнечный», от греческого гелиос — «солнце».

Из греческого же почерпнул Рамзай наименования двум другим «ленивцам». Газ, с трудом обнаруженный и выделенный из воздуха, стал зваться криптон (от крип-тос — «скрытный»).

Количество следующего газа в воздухе оказалось столь ничтожным, что он получил имя ксенон — «гость», «чужак».

Позже Рамзай принципу изменил, но греческий облик «его» газов остался.

Робот. В 1920 году Карел Чапек создал пьесу «РУР» — «Россумские Универсальные Роботы». Ее сюжет — бунт человекоподобных «мыслящих» механизмов против своих создателей.

Через год пьеса ожила на подмостках Пражского национального театра. С той поры начинается триумфальное шествие «РУР» по сценам Чехословакии, а затем и других стран. Ставилась она и в Советском Союзе.

«Чапек, чех, написал очень интересную и талантливую пьесу...» — отозвался М. Горький из Сорренто.

А. В. Луначарский увидел в ней «яркую трагикомическую сатиру».

А. Н. Толстой охарактеризовал ее как «динамитную по содержанию и динамическую по силе развития действия пьесу».

...Не многим писателям выпала удача стать творцами слов, и уж буквально по пальцам можно пересчитать сочинителей, чьи изобретенные слова закрепились в родном языке и, того более, вошли в словарный состав других языков.

А вот Карелу Чапеку, этому замечательному чешскому писателю, повезло. В специальной литературе, в учебниках по языку так и говорится: слово робот выдумано Чапеком.

Так ли это? И да, и нет. Но обратимся лучше к воспоминаниям самого писателя. Вот что он пишет, причем упоминая о себе в третьем лице:

«...В одно прекрасное мгновение... автору пришел в голову сюжет пьесы... Он прибежал с новой идеей к своему брату Иозефу, художнику, который в это время стоял у мольберта и размахивал кистью так, что холст под ней трещал.

— Эй, Иозеф, — начал автор, — у меня вроде бы появилась идея пьесы.

— Какой? — пробурчал художник (он в полном смысле слова бурчал, потому что вторая кисточка была у него во рту).

Автор изложил сюжет так коротко, как только мог.

— Ну так пиши, — проронил художник, даже не вынимая изо рта кисти и не прекращая грунтовать холст. Это было просто оскорбительное равнодушие.

— Но я не знаю, — сказал автор, — как мне этих искусственных рабочих назвать. Я бы их назвал лаборжи [От английского слова, восходящего к латинскому лабор — «труд», «работа»], но мне кажется, это слишком книжно.

— Так, назови их роботами [Сравни чешское робота — «барщина», «каторжный труд»], — пробормотал художник, не выпуская изо рта кисточки...» Слово, удачно найденное Иозефом Чапеком, легло в название талантливой пьесы Карела Чапека.

А оттуда слово робот, и вы уже знаете почему, совершило свой завидный путь во многие языки мира.

В скобках замечу, что первое упоминание о «механическом человеке» относится к середине тринадцатого столетия. Творцом его считают графа фон Больштедта, более известного под именем Альберта Великого. Могучий ум, необычайная начитанность и глубокие разносторонние знания сделали его одной из самых замечательных фигур средневековья.

Его детище «механическая служанка» могла передвигаться, выполнять несложные операции, говорить несколько фраз.

Тридцать лет жизни, тридцать лет работы — такова была цена создания первого «механического человека», андроида (от греческих слов андрос — человек и эйдос — сходство;

«человекообразный») или как мы сейчас говорим, робота...

БЕЗ РОДУ, БЕЗ ПЛЕМЕНИ, ИЛИ ГЛАВА, КОТОРАЯ, НЕ ОПРОВЕРГАЯ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЛАСЯЩЕЕ, ЧТО ВСЕ СЛОВА СОЗДАЮТСЯ ИЗ ИМЕЮЩЕГОСЯ СТРОИТЕЛЬНОГО МАТЕРИАЛА, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ ДОКАЗЫВАЕТ, ЧТО НЕТ ПРАВИЛ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЙ И ЧТО ИСКЛЮЧЕНИЯ ЛИШЬ ПОДТВЕРЖДАЮТ ПРАВИЛА, А ПОТОМУ ЗНАКОМИТ ЧИТАТЕЛЯ СО СЛОВАМИ-«ИСКУССТВЕННИКАМИ», ЧЬЕ КРУГЛОЕ СИРОТСТВО УДОСТОВЕРЯЕТСЯ СВИДЕТЕЛЬСТВАМИ ВЕСЬМА АВТОРИТЕТНЫМИ Слова, как и люди, имеют свою судьбу. У многих богатая родословная. На большинство можно вавести метрики, паспорта и трудовые книжки, где будут указаны время и место рождения, национальность, прописка и сфера деятельности. Нам известны их родители, их происхождение.

Вот пример: импрессионизм. Год рождения слова — 1874. Родина — Франция. Место рождения — Париж. Создано оно критиком Леруа.

Леруа увидел на выставке картину молодого художника Клода Моне. Художник назвал ее «Впечатление: восходит солнце». По-французски: «Impression: soleil levant». Манера художника поразила критика. Он назвал ее импрессионизмом, и это новое слово стало затем обозначать целое направление в живописи.

Слово гражданин в нынешнем его значении введено Радищевым. Благодаря Белинскому латинское слово прогресс прочно обосновалось в русском лексиконе, а интеллигент и интеллигенция — русские слова, образованные из латинских элементов писателем Боборыкиным в 70-х годах прошлого века, — прочно усвоены другими народами.

Есть во всех языках мира слова-туземцы, а есть и пришельцы. У одних слов завидное долголетие.

Другие слова — младенцы, родившиеся на наших глазах;

некоторые, словно бабочки-однодневки, едва появившись на свет, исчезают.

Новые слова лепятся из имеющегося в лексике «строительного материала». Они формируются из существующих в своем или чужом языке элементов, создаются по принятым в языке словообразовательным моделям.

А можно ли сочинить слово «на пустом месте»? Чтобы не имело оно ни рода, ни племени в неоглядном мире слон?

Вот я произношу «курлембарута». Новое слово? Как бы не так. Просто набор бессмысленных звуков. А ведь слово — значащая единица. Оно должно что-то обозначать, означать, выражать.

Кроме того, оно должно быть понятно другим лицам, обязано, что-то называя, стать фактом языка.

Поэтому «курлембарута» сродни «глокой куздре» — веселой выдумке академика Щербы и дикому словцу «еуы», сочиненному Крученых для замены «лилии».

Так что? Таких слов-гомункулов [Гомункулюс (лат.) — человечек. По фантастическим представлениям алхимиков средневековья, человекоподобное существо могло быть получено искусственным путем — в колбах и ретортах] в природе нет?

«Выдуманные слова почти во всех языках исчисляются буквально единицами. Газ, кодак, фелибр — этими словами почти исчерпывается список искусственно сочиненных слов...» — утверждали четверть века назад. Спустя десять лет были разысканы родители газа, и на его место в дом круглых сирот поместили слово гном.

Но вот прошли еще годы, и я могу поделиться с вама крохотными открытиями лингвистики, которые вносят поправку в распространенное мнение.

Газ. Лет двести пятьдесят назад считалось, что воздух — вещество однородное. Голландский естествоиспытатель Ян Баптист ван Гельмонт (1577 — 1644), проведя опыты, пришел к выводу, что воздух состоит из смеси двух веществ. Одно поддерживает горение и даже сгорает само, другое же этими свойствами не обладает.

Упоминая в своем труде об этом открытии и о поисках слова для называния веществ особого рода — не твердых и не жидких, — химик писал: «Этот до сего времени неназванный вид воздуха назвал я новым именем газ». В другом месте голландец сообщает, что, подыскивая название, он думал о греческом слове хаос и немецком слове дух. Дальше имеется и такое признание: «Этот пар я назвал газ, ибо он почти не отличается от хаоса древних». Теперь, если вспомнить, что древнегреческое хаос означало «сияющее, туманом наполненное пространство», а дух звучит по-немецки «гайст», станет ясным: термин газ — не круглый сирота, а отпрыск иноязычных родителей.

Ныне можно назвать десятки слов, в которых присутствует новообразование Гельмонта — от газогенератора и газификации до противогаза и газировки.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.